Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

В Штатах можно легально купить каннабис, но только на корм птицам: их оперение от такого корма приобретает особый глянцевый блеск.

Еще   [X]

 0 

Кровавое исследование (Матыкин Владислав)

Богатый путешественник Род Родолс часть своей жизни посвятил поискам вампира Графа Альмофренса Мьёчнора. Когда он встал на верный поисковый путь, то на его пути появились предательство, страх и убийство. Со старыми и с новыми друзьями Род ни перед чем не останавливается, а идёт к своей цели, и с каждым новым шагом он всё приближается к Графу и к его богатствам.

Год издания: 0000

Цена: 60 руб.



С книгой «Кровавое исследование» также читают:

Предпросмотр книги «Кровавое исследование»

Кровавое исследование

   Богатый путешественник Род Родолс часть своей жизни посвятил поискам вампира Графа Альмофренса Мьёчнора. Когда он встал на верный поисковый путь, то на его пути появились предательство, страх и убийство. Со старыми и с новыми друзьями Род ни перед чем не останавливается, а идёт к своей цели, и с каждым новым шагом он всё приближается к Графу и к его богатствам.


Кровавое исследование Владислав Матыкин

   © Владислав Матыкин, 2015

   Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Предисловие

   Во многих странах мира, между полуразрушенных домов находились закоулки и тёмные аллеи, по которым ходили лишь самые зверские, отчуждённые и злые люди. Они злились и проклинали свою судьбу и бесконечную бедноту. Для них полностью пропало чувство собственного достоинства.
   Люди никогда не отпускали своих детей гулять, а если кто осмеливался их отпустить или дети сами сбегали из дома, то, как правило, домой они больше никогда не возвращались и даже самый лучший сыщик мира не мог найти самого маленького намёка на этих детей.
   Все графы, короли, генералы и другие люди из высшей знати, передвигались по городу только в каретах с лошадьми, под пристальным присмотром охраны. Никто и никогда не останавливался посередине пути, и каждый знал, что лучше стараться не смотреть по сторонам. Высшая знать проезжала среди бедняков, и делилась с ними лишь запахами изысканных парфюмерных духов, которыми было обрызгано все, что принадлежало богачам. Все прекрасные запахи смешивались с вонью гнилья и затухали в считанные секунды, как только карета уезжала дальше трёх метров.
   В больших замках королевских персон, охраняла большая свора охранников, которые никогда и никого не подпускала, даже если это были дальние родственники или другие короли. Но если кому-то в гости со срочными новостями приезжали королевские персоны из других стран, то их с начало полностью осматривали и, как правило, находили к чему придраться и прогоняли их восвояси или сразу, же убивали, лишь узнавая необходимую информацию, чтобы ничего плохого не случилось с королевской семьёй.
   В маленьких, тесных церквях и в больших храмах, люди молились за лучшую жизнь по два, а то и по три часа в день. Священники никогда не выходили из церкви, необходимое им приносили прихожане. Но были случаи, когда священнослужитель выходил на улицу по неизвестным причинам и вскоре его находили мёртвым возле стен святого здания. Причину убийства знали многие и чаще всего они говорили:
   – Эти грязные священники богаты не по справедливости. Они не работают, а отбирают у верующих людей последние крошки хлеба.
   – Их не принимает наша грязная земля вот поэтому они, и умирают им на святой земле положено быть. – Поговаривали старухи, которые попрошайничали у входа в святые места.
   Но беднота и несправедливость, били не единственной проблемой мира. На всех улицах вместе с простыми людьми, ходили кровожадные вампиры, вечно голодные оборотни и хитрые ведьмы.
   Ведьмы ловили одиноких людей и готовили из них блюда для всей нечисти, живущих поблизости к их избам, но так делали только те ведьмы, которые бояться нападения оборотней и вампиров. Такие ведьмы считались слабыми. А вот самые злые, сильные и как следствие старые ведьмы, жили лишь для себя. Для своего развлечения они приготавливали из людей самые страшные и ужасные зелья для всех живущих тварей на земле. Были случаи, когда кто-то из сильных ведьм создавала духовое – зелье, которое пахло самым любимым запахом того человека, который им пользуется. Эти духами душились исключительно богатые леди и джентльмены. Флаконы с зельем быстро распространялись по миру. По вечерам они все пахли теми запахами, которые любят сами, а на утро, только после долгого балла от них разило ужасной вонью, от которой они не могли избавиться месяцами и годами. Бывали случаи, когда тела самых высокомерных людей покрывались морщинами и руки становились дряблыми, и после ночи они превращались из тридцати, а то и двадцати пяти летних красавиц в сто летних чудовищ.
   В зелёных, затянутых тиной озёрах плавали хитрые и до ужаса красивые русалки, которые заманивали на дно озера людей и поедали их плоть. В основном люди шли на дно, засмотревшись на русалочью красоту или заслушавшись нежную песню. У жертвы в голове становилось пусто, и все мысли забивались русалками. Люди шли в озёро, с глупой улыбкой и открытыми, влюблёнными глазами. Когда человек полностью входил в воду, то на него накидывались прекрасные русалки и начинали рвать на нём одежду, а потом набрасывались на тело и поедали всё мясо, а кости, которые оставались после них, доставались кровожадным рыбам.
   В лесу и вблизи лежащих городах, жили вечно голодные оборотни. Они воровали людей из домов и утаскивали их в самую чащу леса, где простой человек не сможет пройти. Оборотни в отличии от многой другой нечисти не боялись нападать на толпу, так как все кто видит их большие клыки и красные глаза, сразу же разбегались по сторонам или сразу же падали на колени, моля Бога о спасении. Оборотни ходили среди людей в виде человека и как только они находили подходящую жертву, то хватали её и сбегали уже в обличие волка. Люди не знали, как вычислить, или убить оборотня и поэтому начинали принимать произошедшее как должное.
   В лесах люди-волки жили в содружестве со слабыми ведьмами. Их совместное содружество помогало им в обмене информации о людях и в совместной добыче еды. Обычно когда оборотни находили, то, что им не нужно и явно никогда не потребуется, то отдавали это ведьмам в обмен на какое либо зелье или нужную вещь.
   Животные жили в страхе и старались, лишний раз не выбегать из своих убежищ. Хищным животным приходилось доедать, то, что осталось от добычи нечисти. А травоядным зверям предстояло запасаться в свободные от зла минуты, травой, плодами, овощами с огородов и абсолютно любыми листьями деревьев от зелёных свежих до серых гнилых. Каждое живое существо в мире боялось нечисти и, распознав ее, старалась, напасть и уничтожить, но у них ничего не получалось. Абсолютно каждое нападение на нечисть, заканчивалось проигрышем.
   В больших городах ходили вампиры. Они ходили по улицам и не заметно высасывали кровь из чей-нибудь шеи. После того как они насыщались, то превратившись в летучую мышь улетали в захваченные ими замки.
   Но, не смотря на весь царящий в мире ужас, с каждым годом появлялись новые смелые люди, которые начинали вылавливать и уничтожать различную нечисть, но нечисти с каждым годом становилось всё больше и больше, и она была всё жесточе и жесточе. Людям с каждым часом становилось всё сложнее и сложнее выживать, из-за любого угла могли напасть, убить, съесть, забрать всё нажитое или просто издеваться для собственного удовольствия.
   Иногда появлялись талантливые люди, которые были намного смелее, всех остальных и говорили всем, что они ничего не бояться. Эти таланты выслеживали и постепенно убивали нечисть разными средствами.
   Самые умные люди постоянно работали над вещами и оружием, для уничтожения зла и защиты простого человека. Смелые путешественники на кораблях распространяли всю информации о средствах убийства нечисти, раздавали или продавали вещи для полного и всемирного уничтожения зла в лицах нечистой силы.
   Некоторые священники не верили и не доверяли никому. Они были уверены, что зло нельзя уничтожить и пропагандировали это. Они закрывали свои церкви, монастыри и запасавшись на много лет едой и водой, сидели со своей семьёй в подвалах или укромных местах и молились за наступления доброго времени. На молитву они тратили по двенадцать и тринадцать часов, а оставшееся время ели и спали. Главные священнослужители прихожанам говорили:
   – Не слушайте вы этих якобы спасателей. Они всё врут. Заставляют покупать не нужные вещи. Они вам не помогут.
   – Вы тоже нам не помогаете. – Отвечали им в ответ.
   Вскоре начинали проходить годы страха, убийства, сражений меж добром и злом. Для нечисти, добыча еды, становилось большой проблемой, теперь голод начинал их поедать. По их изначальным правилам, они не должны были трогать друг друга, но теперь им некуда было деваться, и они начали нападать видом на вид.
   Ведьмы убивали волков и варили из них еду и яды для защиты. А если побеждали оборотни, то они съедали ведьму полностью не оставляя от них и следа. Вампиры сверху нападали на высунувшихся русалок и высасывали их кровь.
   Тяжелее всем приходилось русалкам. Они поедали самих рыб, а после того как они заканчивались, нападали друг на друга.
   После войны нечисти друг с другом, люди перестали их бояться. Из-за сильного истощение ведьм, люди начали убивать их и забирать лучшие зелья для своего собственного применения. Когда над городом пролетала летучая мышь, то в неё сразу летело множество острых предметов разных размеров, такие как серебряные пули, зубы оборотней, пустые бутылки и колбы со святой водой. Потом полумёртвого вампира находили и вонзали в сердце осиновый кол или серебреный крест.
   В городах из-за уничтожения нечисти, стало намного безопаснее, люди стали пугать и убивать зло, мир стал меняться к лучшему и доброта начала царствовать над злодеями.
   Ведьмы боялись выходить из своих домов, так как уже каждый подросток знал их слабость. Некоторые ведьмы на мётлах улетали, куда глаза глядят или в ту сторону, куда дует ветер. Оборотни сами убегали из леса в горы или в пустыни. У людей шкуры и зубы оборотней стали самой желаемой добычей на свете.
   Русалки ушли на самое дно и уже про них никто ничего не слышал, лишь по вечерам на озёрах были слышны тихие и грустные песни, которые лишь веселили и радовали народ, что теперь зла боится их, а не наоборот.
   Профессиональные рыбаки вылавливали русалок и отпускали их лишь за килограммы рыбы, которую они оставляли себе или продавали не умельцем в ловли хорошей рыбы. А некоторые меняли их жизнь на рыбу, а потом убивали русалку и кидали в воду на растерзание. Добрые люди, поймав много рыбы, отдавали её бедным и нищим семьям, сильно пострадавшим после царства нечисти. Бывали редкие случаи, когда русалки на зло вешали на крючки или кидали в сети отравленных и мёртвых рыб, на которых никто не обращал внимание, и как правило, не внимательные люди умирали через час, после еды, но после такой травли люди жестоко мстили русалкам.
   Самое тяжёлое, для людей, было найти и уничтожить вампиров. Они в отличие от всех остальных, долго оставались не замеченными и перемещались только в темноте или в обличие человека среди народа. Жили они в недоступных для подхода человека замках, и ни кто не знал, где именно они находятся.
   Вампиры выживали как могли, они нападали в различных местах, убивали на улицах, в домах, на базарах и во многих других местах, на которых скапливался народ зевак. Вампир никогда не выдавал себя среди людей и иногда в больших скоплениях народа разного сословия, люди даже не замечали, что их укусили или, что в данное время кусают рядом стоящего и уносят в тёмный закоулок для растерзания.
   После месяца незамеченных преступлений, почти каждый стал носить собой чеснок и другие вещи для защиты, которые отгоняли вампиров. Среди домов постоянно, стали находить мёртвых зверей со страшными укусами вампира и полностью обескровленными.
   Вскоре любой человек уже мог уничтожить абсолютно любого врага, даже самого свирепого и сильного. Каждый ребёнок мог, убить оборотня или вампира, в учебных заведениях их обучали правилам убийства и уничтожения нечисти. Люди перестали бояться злой и жестокой нечисти, они стали более, спокойнее гулять в лесах, ходить поодиночке по улицам и делать, все, что не могли делать раньше. Детей начали отпускать гулять в одиночестве или с друзьями, только поглядывая за ними из окна своего дома при этом наготове держа оружие.
   Через несколько лет люди так сильно увлеклись охотой за нечистью, что начинали убивать других людей обвиняя их в замешательстве с нечистой силой. На улицах лежали трупы людей, к которым ни кто не подходил, так как с простого человека не чего взять.
   Людей на священных землях не позволяли хоронить, церковь разрешала хоронить на их кладбище только священнослужителей и их членов семьи. В монастырях отцы, понемногу пускали простых людей молиться за ещё лучшую жизнь, но на входе всегда кто-нибудь, стоял и поливал входящего освященной водой, чтоб убедиться, что он не из царства нечисти.
   С каждым днём нечисти становилось всё меньше и меньше. Люди радовались свободной жизни, и каждый день для них становился всё ярче, солнечнее, интереснее и что самое главное, каждый день становился свободнее.
   Абсолютно каждый человек, наслаждался жизнью и новыми мгновениями. Со временем начинали появляться множества общественных, развлекательных и безопасных мест для отдыха. Теперь если находили злодея, то его в центре города, убивали прилюдно, и на такие казни обычно собиралось толпа народу, и казнь радовала всех людей. Когда нечисть казнили, то от него ничего не оставалось, его полностью разбирали на разные сувениры на память, на продажу для изделий и на мясо для животных.
   Дети игрались с частями оборотней и ведьм, их всех развлекала игра с костями и с одеждой. Вскоре появился праздник убийства нечисти, на этот праздник надо было найти нечисть и убить её самым жестоким и самым кроваво пролитым способом, который только могли придумать. Если семья убила, кого ни будь, то это означало, что ближайший год будет удачливым, счастливым и никто в семье не умрёт и к ним в дом никогда не придёт горе.
   Вскоре чтобы люди не убивали других людей, короли издавали приказ, что никому нельзя убивать, без разрешения суда. А если кто ослушается этого закона, тот будет наказан самым жестоким способом, который они смогут придумать.
   Проходили года. Люди стали ещё спокойнее гулять по улицам, купаться в озёрах, ходить в лес и наслаждаться каждым бесстрашным днём. Маленькие дети уже перестали верить в существование нечисти и думали, что это сказки, которыми их пытаются напугать.
   Но мир недолго жил в спокойствии. Однажды по всему миру разлетелась новость о нападение вампира, которого никто из известных убийц, не может поймать или хотя бы увидеть. Вампир убивал самых богатых людей и забирал все, что им принадлежит вплоть до катушек ниток и иголок.
   Во всём мире на стенах домов, в которых убивали богатых, стали появляться надписи: «Я Граф Альмофренс Мьёчнор и если ты богат, то жди, скоро и за тобой придёт смерть от рук Вампира!». Все надписи были написаны кровью убитых. Каждый, кто их видел, сильно пугался и больше всего надписей боялись люди из высшей знати.
   С каждым годом вампир становился жесточе и кровожаднее, Альмофренс Мьёчнор стал убивать, тех людей, у которых есть хотя бы грамм золота или маленькая драгоценная побрякушка. Через три года надписи были в каждом городе, во многих кварталах, на многих домах. Их уже не стирали и не отмывали, они стали являться памятью умерших и напоминанием о новой опасности.
   Вскоре каждая газета, каждая наклеенная листовка гласила, что Граф-убийца может спокойно перемещаться по миру и оставаться незамеченным, поэтому каждый, кто хочет жить должен избавиться от любого золота или от другого драгоценного металла.
   Самые бедные люди радовались, что богатых становилось всё меньше и меньше и если что-то оставалось, они могли это забрать. Они могли взять себе грязную одежду, поселиться в домах убитых людей и так далее. Некоторые бедняки по глупости забирали себе найденные деньги и золотые украшения и вскоре сами становились жертвами вампира.
   По всему миру охрана стала следить за всеми графами, и охранять самых богатых людей. Некоторые богачи отказывались от всего и уезжали жить в бедные районы, но долго там не проживали, сходили с ума или заканчивали жизнь самоубийством. Все хорошо обдуманные поступки, все охранные средства, оказывались пустой тратой времени и денег. Убийство продолжались, каждый день в разных странах и в разных концах земли. И везде присутствовала одинаковая надпись, только на местном языке.
   Всем интересно было, кто же такой этот вампир и никому в голову не приходило, что Граф Альмофренс Мьёчнор был одним из самых беднейших людей в каждом городе. Он был известный среди бедняков. Он общался с бедняками и всегда делился со всеми добытой едой и водой.
   Перемещался он с помощью превращения в летучую мышь, и летал по всем странам и попрошайничал в разных городах для узнавания атмосферы страха. Он побирался и просил у богатых милостыню, а когда они отказывали, то граф Альмофренс Мьёчнор прослеживал за ними до самого их дома, а затем убивал всю семью и чей ни будь кровью, писал одни и те же слова. Затем он собирал всё богатство и прятал их в лесах, откуда потом переносил в свою единственную секретную сокровищницу, где он хранил всё украденное и это золото больше никто не видел.
   Некоторые очевидцы говорили, что у Графа бледное лицо, острый нос и очень красивые жёлтые как солнце глаза. Все говорили, что его необыкновенно жёлтые глаза пугали больше, чем его чёрные и длинные волосы, которые слегка завивались на кончиках.
   Газеты писали, что одет он в строгий костюм с поднятым чёрным воротником и в черных тонких штанах. Один сумасшедший крестьянин орал по улицам, что после того, как Граф напишет свои последние слова, то он уходит в тень и одевает грязный, дырявый коричневый плащ с капюшоном и уходит, но естественно ему, как и всем остальным, никто не верил. За якобы ложные сведенья их всех казнили, или отводили в места заключения для каторжной работы.
   Однажды Граф Альмофренс Мьёчнор убил самого богатого человека во всём мире. Граф Альмофренс снял с его пальца золотое кольцо, которое было единственное в своём происхождении. У этого кольца, был большой камень, переливающийся в разные цвета, который являлся большой редкостью, а на самом золоте было выбито имя бывшего хозяина.
   После этого в сильно дождливую погоду Граф Альмофренс Мьёчнор, как всегда сидел среди попрошаек и просил у богатых, хотя бы одну монетку с самым меньшим номиналом. Но когда он встал и хотел уже уйти, то из дырявого плаща вылетело, то самое золотое кольцо с камнем. Это заметило множество людей, которые кинулись на него желая завладеть богатствами, и от жадности оторвали Графу голову, пытаясь найти какое ещё золото он прячет, но ничего больше не смогли отыскать.
   Люди поговаривали, что Графа похоронили в двух разных могилах, которые располагались очень далеко друг от друга. К обеим частям поставили большую охрану, а где именно его захоронили, знали только избранные люди, которые передавали свои знания в очень маленьком кругу общения. Но вскоре про места захоронения позабыли и эта история, стала легендой, которую до наших дней мало кто донёс, так как в неё уже никто не верил и считал скучной. А куда делось всё его огромное награбленное состояние, до сих пор никто не знает.

Глава 1
Всё только начинается

   В обыкновенном городе расцветало лето. На небе солнце светило необыкновенно ярко. Голубое небо нежно заполняло большое и необъятное пространство. На всём небе не было ни облачка. На такое небо можно засмотреться и забыть обо всём на свете. На улице все погодные условия предвещали только хорошую и немного жаркую погоду.
   На голубом небе высоко от городских многоэтажных домов, птицы медленно махали своими крыльями и не спеша летели клином, в другие страны.
   Под небом кипела жизнь. В городе начался разгар рабочего дня. На улице людей практически нет, все работают и трудятся. Но из тех кто сегодня выходной и просто пошли по магазинам не замечают красоты природы. Никто не смотрит на тоненькие ветки деревьев, которые нежно обдуваются освежающим ветром и как листья отрываются от ветвей и летят вверх. Не кому нет дела до маленького жука, который старательно что-то несёт себе в дом, обходя при этом препятствия. Все стараются не замечать как бездомные кошки и собаки непонимающими глазами глядят на людей, в надежде, что кто-нибудь к ним подойдёт и погладит их грязную шерстку, или даст не большой кусочек еды.
   В городах, только бедные бездомные люди видят происходящее вокруг них и лишь они думают не только о себе, но и о других людях и животных. Но история заключается не в бедных людях и не в красоте природе, а совсем другом.
   В обыкновенном шумном и бушующем городе, каждый знает исследователя-путешественника Рода Родолса. Его большой дом является достопримечательностью города и каждый считал своим долгом увидеть его дом и прочитать его бесконечно интересные исследовательские и научные книги.
   О Роде Родолсе по городу ходили истории, в различных газетах писали и пишут об его очередных находках и приключениях. Его уважали, как человека и как личность. Каждый хотел с ним поближе познакомиться и все были готовы работать с ним и на него. Каждый студент, мечтал попасть к нему на любую работу, лишь из-за того что он своих работников брал собой в интересные поездки, а про его счета в банке ходили легенды и каждый говорил что там несколько миллиардов. Но Род не спешил нанимать себе людей, редко кому удавалось с ним поработать.
   Вот мы и приблизились к началу истории. Этот известный исследователь-путешественник Род Родолс, с самого утра сидит в собственной библиотеке и читает книгу «Граф Альмофренс Мьёчнор, жизнь после смерти и наоборот».
   Род, в своём доме держал самую огромную домашнюю библиотеку в мире. Его библиотеке завидовали многие и люди поговаривали, что у него есть книги средневековья и книги, которые издавались в единственном экземпляре.
   На самом деле у Родолса множество старинных книг и художественных произведений малоизвестных авторов. В библиотеке два высоких деревянных шкафа полностью забиты научной литературой на латыни и на других мёртвый языках. Множество книг стоят на коричнево-желтых полках, к каждому жанру предназначен свой шкаф определенного цвета, а самые старинные и редкие книги у него лежат на полках под толстым стеклом и под лучшими кодовыми замками, для безопасности.
   В огромном зале библиотеки на потолке весит круглая люстра из вырезанной белой слоновой кости с золотистыми каёмками. На полу лежит блестящий красный деревянный паркет. На стенах золотые круглые и полукруглые узоры, а между ними полки со свитками.
   На больших окнах весят шёлковые занавески с маленькими кисточками по бокам. На красивых разноцветных занавесках находились маленькие буквы на разных языках. Когда занавески соединялись, то на них появлялся стих, который Род Родолс сочинил сам, каждая строка была на определённом языке, которым владел сам Род. Этот стих его часто вдохновлял на новые мысли и вдохновлял на новые путешествия.
   Возле красивых стенок стоят старые кресла, разных размеров. В некоторых местах стоят диваны с горой наваленными на них книгами. Посередине всей библиотеки находились пуфики и большой стол с маленькой красной настольной лампой.
   – Как мне быть? Что же мне делать? Как мне решить этот вопрос? – Род Родолс часто шептал эти вопросы себе под нос, при этом стуча ручкой по столу. – Как же всё это тяжело. Я уже начинаю сходить с ума.
   Род Родолс сидел на кресле, сложив крестом ноги на столе и облокотившись на стуле. В такой позе ему больше всего нравилось читать или пролистывать страницы знакомых книг. Он слегка улыбался, когда натыкался на самые интересные моменты или когда он среди строк находил, то, что давно искал. Изредка он доставал из стола термос и выпивал из него холодный чай с лимоном, для утоления жажды. Но ещё реже он подносил к губам бокал, наполненный крепким старинным вином, который всегда стоял на его рабочем столе.
   Одет он в слегка поношенные чёрные джинсы, белую полосатую рубашку и в тёмный блестящий на солнце пиджак. По его внешнему виду нельзя сказать, что он очень богат и всё дело в том, что Родолс старался не выделяться из толпы и не носить яркие и сильно дорогие костюмы. Так же ему не нравилось часто покупать новые вещи, он считал это пустой тратой времени и денег.
   Его внешность не каждому была по душе, но также оно многим нравилось. У него немного длинные, растрепанные рыжие волосы. Тусклые зеленовато-серые глаза, гордый орлиный нос и сильно закруглённый подбородок с глубокой ямкой под губой. Его лицо почти каждому внушало доверие и к нему всегда хотелось прикоснуться или просто заговорить с ним на любую тему, которая первая придёт в голову.
   Род всё своё свободное время читает про Графа Альмофренса Мьёчнора. Он хочет, решить все нерешённые вопросы и найти где же тот хранит своё огромное богатство и где находится его тайная сокровищница. Всю интересную и важную информацию, которую он отыскивал, Род записывает в свой старый блокнот, в котором всего два раздела. Первый раздел называется «Моя жизнь-приключение», а второй «Исследование посвященное Графу А. М.».
   – Альмофренс Мьёчнор. – Тихо, самым настоящим шёпотом сказал Род, крутя в руке толстую, золотую шариковую ручку с надписью «Для хороших мыслей». Потом он тяжело выдохнул и тихо продолжил, говорит самим собой. – Так всё же где тебя похоронили? Боже дай хоть какой-нибудь знак. – Род отвёл глаза от книги и посмотрел в блестящий серебряный рельефный потолок. – Где же? Где же похоронен, этот чёртов Граф? Неужели никто из современных людей, не знает хоть какие-нибудь подробности о его смерти и что было после неё.
   Род посмотрел в маленькое окно и увидел, как чёрный ворон ходит у него по подоконнику. После не долгого просмотра на птицу, он закрыл глаза и продолжил говорить себе под нос, пытаясь успокоиться, но голос становился только громче. Его шариковая золотая ручка вылетела из руки, словно пуля и закатилась под один из книжных шкафов.
   – Ни монахи, ни историки, ни учёные, ни археологи, никто ничего не знает! Нет ни малейшей подробности о его похоронах, даже хотя бы приблизительно, где он. Ведь такого не может быть, кто-то должен это знать и естественно он должен это хоть кому-нибудь рассказать. Я должен докопаться до нужной информации!
   Род часто нервничал из-за этих вопросов, он задаёт их себе уже давно и по не многу он ему уже надоедал.
   – Я ничего не понимаю, ведь не могло тело взять и раствориться в небытие! В нашем веке учённые открыли многое и разгадали тайны, которым много тысяч лет, а эта тайна случилась сравнительно недавно в средневековье и про неё ни кто не знает, такого же не может быть. – Закричал Родолс на всю библиотеку и громко рассмеялся. Потом успокоившись, продолжил. – Почему люди пишут о его жизни, о его нападениях, кражах и ни малейшего слова о похоронах. – Род схватил бокал с вином, одним глотком опустошил его и кинул бокал в стенку. Он тут же разбился и разлетелся на мелкие осколки. – Ладно, надо успокоиться. Допустим, разложилась кожа, такое может быть и такое точно с ним должно произойти, он же не каменный. Ну ладно пускай исчезли органы, но кости, кости, то должны были остаться, они могут лежать многие века. Я лично находил кости пиратов, который больше тысяч лет. А золото, всё его награбленное золото, всё-таки до сих пор должно было сохраниться, оно не могло превратиться в пустоту, такого ещё ни разу не случалось и не должно произойти.
   В кармане у Родолса зазвучала громкая музыка, духового оркестра, который играл песню «О Фортуна», которая ни капли не напугала Рода. Род Родолс спокойно, монотонно опустил руку в карман и достал телефон в желтовато-оранжевом чехле. На экране большими буквами изображалась надпись «Лилит», Род нажал на кнопку вызова и приложил телефон к уху.
   – Алло, Алло! Род ты меня слышишь? – Торопливо заговорил тонкий голос Лилит. По голосу она явно взволнована и чем-то обеспокоена, но чем именно Родолс себе не представлял.
   – Да, я тебя слышу, что у тебя случилось? Надеюсь ничего серьёзного? Только давай сразу к делу, мне нет дела до пустых разговоров.
   – Ты где? Я должна тебя срочно увидеть! У меня превосходная новость! Такое нельзя говорить по телефону. Я лично должна тебя увидеть. Ты где сейчас? Ты же свободен?
   – Я сейчас сижу в библиотеке, так что можно сказать, что и свободен. Смогу чуть попозже приехать. А что у тебя что-то очень срочное и это не может подождать? И надо прямо сейчас, а не ближе к вечеру Я просто хочу дочитать книгу, уж очень интересная и совсем немного осталось. Да и куда-то ехать в такую жаркую погоду я не хочу.
   – Новость очень, очень срочная, но я ещё раз повторяю, это не телефонный разговор. Такое можно говорить только с глазу на глаз. Я сейчас в твоей лаборатории, приезжай сюда как можно быстрей…
   Внезапно оборвалась связь и в телефоне заслышались короткие гудки, а потом молчание. Род положил телефон в карман, сделал пару записей в блокнот и закрыл книгу. Теперь его Лилит сильно заинтриговала, сейчас он ни о чём другом не мог думать. В голове постоянно вертится «что за новость, что у неё там случилось?».
   Лилит являлась его бывшей однокурсницей, и живёт в маленькой квартирке на другом конце города. Всё своё время она проводила в лаборатории Рода, которая находится в трёх километрах от дома исследователя-путешественника.
   Родолс постоянно предлагал Лилит переехать к нему домой, но Лилит Бролдовна очень гордая натура, и никогда не соглашалась. Но, несмотря на отказы, Род всё равно постоянно держал для неё комнату в своём доме и часто обновлял там интерьер по своему вкусу и по современному стилю.
   Род положил книгу на полку. Вышел в большой зал и отправился к выходу. Затем он зашёл в свой маленький гараж возле дома и сел в красную машину. После он выехал из гаража и отправился в лабораторию.
   Дорога ему всё время казалась страной, на всех светофорах горел лишь зелёный цвет, рядом не проезжало ни одной машины. Погода, на улице, просто одно наслаждение, поднимавшийся ветер разносили запахи цветущих цветов и уже терявших зелень деревьев.

   ***
   В лаборатории Лилит уже заждалась Рода и не находила себе места. Она бродила из угла в угол и ждала, когда приедет Родолс, которого всё не было и не было.
   В слегка потёмневшей комнате, обходя разные электронные аппараты, Лилит Бролдовна кончиками пальцев рвала листок бумаги и кидала маленькие кусочки в разные стороны. На деревянном паркете лежало множество кусочков и сильно скомканные листки бумаги. В лаборатории редко когда убирались, и поэтому мусора в комнатах было очень много.
   Вскоре на улице очень громко, затормозила машина. Затем кто-то хлопнул со всей силы машинную дверь и прозвучал тонкий сигнальный гудок в знак, что сигнализация на машине включена. Через минуту открылась дверь в комнату. Лилит быстрым шагом по паркету, подбежала ближе к двери, при этом громко цокая высокими каблуками. Увидав, что дверь начала медленно открываться, она остановилась, выкинула за спину бумажку и быстро провела руками по волосам, подправляя слегка растрёпанные волосы на голове.
   По ней было видно, что она волновалась, но была очень рада приезду Рода, который уже зашёл в лабораторию и стал оглядывать беспорядок в непонимание, что здесь произошло.
   Лаборатория сама по себе была не очень большая, всего лишь две комнаты. Одна комната, вдвое больше другой. В ней неуклюже расположено множество компьютеров, разных аппаратов, устройств и т. д. На одной из стен висит большой тонкий телевизор. В комнате плотно придвинутый к стенке стоит диван, на котором лежат инструменты, стул на колёсиках и исписанные бумаги.
   В другой маленькой, тёмной и не уютной комнате находиться кабинет Рода. В нём есть только большой книжный шкаф и в углу возле окна расположен стол и стул. Род не любит свою лабораторию, но он никогда не позволит себе, что бы большая техника стояла у него дома, а без техники у него вообще ничего не получалось и никогда не получиться.
   Некоторые аппараты Род Родолс сделал сам, он не любит доверять собирание ответственных аппаратов, которые требуют точности, кому-либо. Сама по себе лаборатория часто наводила на Рода тоску и раздражения, из-за того что у него ничего не получалась с поисками, а расслабиться было не где.
   – Род Родолс ну наконец-таки ты пришёл! – Подбегая к Роду, радостно заговорила Лилит Бролдовна. – Я уже себе здесь места не нахожу, что ж ты так долго, мне тебе надо такое, такое рассказать… – Лилит от волнения схватила бокал воды, стоящий на железном аппарате и выпила полный бокал, до самого дна, не капли не оставив.
   Роду нравилась Лилит и он особо этого не скрывал, но не получая какой-либо симпатии он в последнее время старался ей ничего не рассказывать и даже намёка не давать на любовь или на другие чувства, чтобы не потерять её окончательно.
   Роду Родолсу особенно нравились её карие глаза, пышные каштановые волосы, белоснежная улыбка и небольшой аккуратненький носик. Для него она была словно ангел, но она хотела на Рода лишь работать и ничего большего.
   – Что, что у тебя случилось, что за срочность, зачем ты меня позвала? Говори же не тяни время. Если честно ты оторвала меня от дел, и я надеюсь, что не просто так. Мне ещё надо сделать очень много дел.
   – Я нашла то, что мы уже давно ищем! Очень-очень давно ищем! – Громко сказала Лилит Бролдовна и на тонком тёмно-фиолетовом платье с небольшими вырезами в разных местах отряхнула прилипшие бумажки. – Мы это очень давно ищем. – Лилит часто повторяла некоторые слова, что бы выделить их важность.
   – Как я понимаю это… – Род хотел договорить, но у него ничего не получилось, из-за того что его перебила Лилит.
   – Граф Альмофренс Мьёчнор! – Громко не скрывая улыбку, прокричала Бролдовна. – Графа! Альмофренса! Мьёчнора! – Всё громче и громче говорила Лилит, при этом всё быстрее восклицала слова.
   – Граф Альмофренс? Я не ослышался, ты нашла Графа Альмофренса Мьёчнора? – В полном смятении спросил Род. – Ты не ошибаешься? Ты в этом уверена? Ты точно в этом уверена? Может ты нашла, кого-то другого, а не его? Извини, конечно, но я не верю своим ушам. – Быстро и не чётко проговорил Род Родолс, словно его кто-то включил на быструю перемотку.
   – Да, я уверена на сто процентов, я уверена, что я не могу ошибиться. Все факты указывают именно на него. В этом я уверена на все сто процентов! – Из быстрой речи, она перешла на более медленную речь и продолжила. – Ну, поправ-де, говоря, не всего Альмофренса Мьёчнора, а скорей всего лишь его часть. Но если всё верно, то это является самой важной частью. Ведь уже скоро мы сможем найти его и целиком, так что начало скоро будет положено. Наконец-таки у нас всё получиться.
   – И где же он? То есть она? То есть его часть? – Род от удивления начал жестикулировать руками, то поднимая, то опуская их. – Ну же не томи меня, говори, всё что знаешь. Где он, самый ужасный вампир в истории Граф Альмофренс Мьёчнор!
   Повернувшись, Бролдовна направилась в сторону телевизора и включила его. На нём появилась электронная карта всего мира, где каждая страна выделена определённым цветом. Затем Лилит нажала на несколько кнопок на клавиатуре, и карта стала приближаться, становясь всё больше и больше на определённом куске. Вскоре после нескольких приближений, на телевизоре показывались большие острова, разных форм, размеров и цветов.
   Внимательно посмотрев на карту, Лилит показала Родолсу на небольшой остров, который находился ровно посередине экрана. Род был в большом смятении, он не ожидал, что Граф был у него практически под носом, и он не мог понять, почему он никогда его не замечал.
   Когда Род подошёл ближе, то свет от телевизора немного падал ему на лицо и от удивления у него открылся рот. Он подозревал почти все острова, но не этот. Про него ни кто не написал. Этого острова нет ни в одной из книг про Альмофренса Мьёчнора.
   – Это правда? – Подходя вплотную к карте, недоумевая, спросил Род. – Я не верю. Я не могу в это поверить, даже если мне об этом скажет миллион человек. Я так долго искал, а он вот, Граф всю жизнь был рядом с теми местами, где я его искал. – Род подошёл ближе к Лилит и, смотря прямо в глаза, сказал. – Я готов расцеловать тебя и подарить тебе, что ты захочешь. Но не буду, знаю твои правила, но я должен у тебя спросить. Ты точно уверена, что он там?
   – Род Родолс, неужели ты мне не веришь? Я думала, ты мне сразу поверишь, и не будешь задавать глупых вопросов. Я надеюсь, что ты рад, и поверишь мне. Или так и будешь искать там, где его нет и быть при своём мнении. – С сарказмом проговорил Лилит и продолжила. – Когда же ты научишься мне верить?
   – Верю, я тебе и в тебя верю. Сейчас я несказанно рад, очень рад и это ещё мало сказано, но я просто недоумеваю и не как не могу собраться с мыслями. Я даже пока ехал сюда не рассчитывал на такую новость. – Оправдывался Род, при этом стуча пальцами по рядом стоящему компьютеру. – Ты сможешь распечатать мне координаты, и пожалуй, я начну готовиться к поездке. Скорей всего полечу туда завтра, а может быть и сегодня, это будет известно позже. Теперь надо делать всё быстро и не отступать назад. Чует моё сердце я на правильном пути. И если что я тебе позвоню, будь на связи.
   Ловким движением руки Лилит нажала на кнопку возле телевизора, и все координаты и остров оказался на листе. Родолс взял лист, внимательно рассмотрел его, свернул и положил себе в карман. Повернувшись в сторону двери Род не сказал ни слова. Не обращая ни на что внимания, он пошёл на выход. Теперь Род ушёл в себя и ничего не желал замечать и видеть.
   – Род, Род Родолс, с тобой всё нормально? – Но Род на Лилит не обращал никакого внимания. – Пока, Род Родолс, ещё увидимся, и надеюсь совсем скоро. – Лилит немного прищурила свои глаза, и хитро улыбнувшись, поцеловала ладонь и по деловому помахала рукой Роду на прощание, но Род ничего из этого не видел. А если бы он это увидел, то наверняка обрадовался бы даже воздушному поцелую от Лилит.
   Выйдя на улицу Род, увидел, как огромная чёрная туча проплыла над лабораторией. Родолс сел в машину и поехал домой, обдумывая план на ближайшее время. Остановившись на светофоре, резко прямо перед машиной сверкнула яркая и искривлённая молния. Через пару секунд прогремел громкий гром, который вернул Рода в осознания происходящего. Начался сильный дождь, Род побоялся, что завтра его личный самолёт не выпустят в полёт, а сегодня уже точно у него ничего не получиться, так как надо собрать очень много вещей. Но через несколько минут, лишние мысли снова ушли, и его больше ничего не беспокоило, теперь он думал лишь о своём путешествии на остров и что надо взять вещей как можно меньше только самое необходимое.
   Когда он приехал домой, заехал в гараж, не оглядываясь, и не смотря по сторонам, поднялся на последний этаж, прыгая через несколько ступенек, зашёл в свой кабинет переговоров и закрыл за собой дверь, повернув ключ в замочной скважине. Теперь Род понимал, что ему необходимо не отвлекаясь всё обдумать и ни в коем случае не принимать самых, что ни на есть поспешных решений.
   В его кабинете переговоров весят картины известных людей с их подписями. На единственном в комнате окне красовались бордовые шторы с жёлтыми кисточками по краям. Если внимательно присмотреться, то можно увидеть, как на занавесках маленькими точечками изображены абсолютно разные узоры, кости, черепа, розы, сердца, рыбки и т. д.
   Посередине комнаты находиться длинный стол, возле которого стоят стулья с высокими спинками, на которых разноцветными красками нарисованы самые известные картины, художников разных времён.
   У Рода каждая картинка на стуле говорила об отношение его к сидящему человеку в комнате, но об этой тайне знали лишь некоторые его знакомые и таким образом Род немного пакостил сидящему и знал, как к нему относиться и почему он должен сидеть именно на этом стуле.
   На его столе лежат стопки бумаг, меж которыми лежат красные, синие и жёлтые папки с множеством файлов и листов. Напротив каждого стула находятся органайзеры с ручками и с остро наточенными карандашами. Меж ними стоят серые маленькие экраны. На потолке висят маленькие лампочки с круглым золотым ободком. На данный момент горели не все лампы, а лишь две и только над столом. Род их забыл выключить, когда уходил из кабинета переговоров в последний раз. У него была плохая привычка не выключать свет или технику, выходя из комнаты.
   Поставив стул возле окна, Род стал наблюдать за каплями дождя на стекле, которые медленно не торопясь стекали вниз по стеклу, оставляя за собой тонкий, еле заметный мокрый отпечаток. Родолс не хотел дожидаться следующего дня. Ему не терпелось полететь, прямо сейчас, Родолсу хочется быстрее разобраться со всем и найти, то чему он посвятил несколько лет своей жизни. Род знал, что чем быстрее он всё проверит, тем быстрее он сможет совсем разобраться и достигнуть нужной цели.
   Как только погода станет лучше, он хочет поехать в аэропорт и отправиться на остров, на своём новом, недавно купленном самолёте, со всеми удобствами и с личным пилотом, который уже служит ему пятнадцать лет и лишь иногда пилота заменяют, для опасных путешествий. Но Род никогда не заводил среди пилотов друзей, их всегда связывала лишь одна работа.
   На улице, через час понемногу начинали появляться солнечные лучи. Маленькие лучики солнца начали прорываться сквозь тучи и светить в окно на мокрые следы от дождя. От солнечных лучей в комнате становило светлее и становилось намного теплее и у Родолса настроение поднималось всё выше и выше.
   Род вышел из комнаты и направился в свою спальню, которая находилась напротив приёмной. Спальная комната была намного меньше и намного удобнее, чем все комнаты в этом большом и весьма уютном доме. В комнате мало вещей. Роду хочется, что б где-то в доме было не большое пространство и тесное помещение. В комнате стоит мягкая жёлтая кровать, в углу находится маленький стол с компьютером и с небольшим креслом, на котором лежит оранжевая подушка. Напротив кровати стоит высокий деревянный шкаф, который снизу полностью набит одеждой, а сверху разными старыми классическими книгами. На широком подоконнике, в коричневых горшках растут растения и некоторые уже начинали расцветать.
   Собрав все не обходимые вещи в рюкзак, он переоделся в поношенный исследовательский костюм и вышел на лестничную площадку. Спускавшись по лестнице на одном из этажей Род встретил свою домработницу Нину, которая у него работала уже не один год, а много лет, а если немного поточнее, то с тех пор как Род стал богатым, а это незапамятных времён.
   – Нин, я поехал на очередное исследование, буду скорей всего через пять или шесть дней, может и больше, как пойдёт, так что не волнуйся. Деньги можешь взять на кухне, наполни на них холодильник и на сдачу купи что-нибудь себе.
   – Хорошо. Вы всё собой взяли? – Ласковым голосом сказала она, при этом вытирая руки об свой фартук. – На этот раз ничего важного не забыли?
   – Я взял, только самое необходимое, буду путешествовать налегке. – Улыбнувшись, ответил Род. – Не хочу, что бы меня держали вещи, всё-таки я не отдыхать еду, а работать.
   – Вы как всегда правы. – Нина любит работать на Рода. Сама она пухленькая с вечно слегка наклонённой спиной. Она всегда носила одежду в чёрных и белых танах, а свои тёмные, кудрявые волосы она постоянно прячет под косынку.
   – А вы поесть что-нибудь взяли? Или может быть вам, что-то приготовить на дорожку?
   – Нет спасибо, мне ничего не надо. Я думаю, что у меня всё будет в самолёте.
   – А вы не боитесь ехать, в такой дождь? Это же опасно, а по телевизору сказали, что возможно такая погода будет длиться, целую неделю или даже больше.
   – А куда деваться, тело, то есть дело не ждёт. – Исправил сам себя Род. – Я надеюсь, синоптики ошибаются, тем более уже погода улучшается.
   – Ясно, ну тогда удачно добраться. И постройтесь сильно не спешить с действиями, всё делайте с умом.
   – Хорошо, спасибо, за совет, но я и так всё делаю с умом. – Ехидно сказал Род. – Кстати, я, по-моему, опять не выключил свет в комнатах на последнем этаже, сходишь, проверишь? И уберись в библиотеке, я там книги пораскидал, надо по полкам расставить.
   – Хорошо. Всё уберу в лучшем виде, но ближе к вечеру. Сейчас надо везде вытереть пыль, по расписанию у меня генеральная уборка пыли. – Нина поправила фартук и пошла наверх быстрыми шагами, при этом наступая на каждую лесенку.
   – Можешь не спешить, дом и бес порядок никуда не уйдёт. – Сам себе сказал Род, якобы обращаясь к Нине.
   Род Родолс, проводил служанку взглядом до самого верха и пошёл на первый этаж. Спустившись, он внимательно огляделся по сторонам и зашёл в библиотеку. Когда он вошёл, то ужаснулся от наведённого им же беспорядка в комнате и сказал:
   – М-м-м-да, здесь надо убирать всё целый день, надо прекращать всё разбрасывать.
   В библиотеке он взял свой блокнот, присел на диван, немного подумал о предстоящем полёте и вспомнил, что забыл предупредить аэропорт о своём приезде. Достав из кармана телефон, он набрал номер и приложил телефон к уху.
   – Здравствуйте, на данный момент, ни кто из операторов не может ответить на ваш звонок. – Проговорили в телефоне.
   – Как всегда. – Прошептал Род. – Даже удивляться не чему.
   – Пожалуйста, оставьте Ваше сообщение после звукового сигнала.
   – Здравствуйте, – Начал Род, после короткого и громкого сигнала. – Это Род Родолс, я сегодня приеду, пожалуйста, подготовьте самолёт к вылету и позвоните моему пилоту, пусть готовиться к долгому путешествию. А если он из-за какой-либо причины не сможет приехать, то найдите любого другого пилота, но главное, чтоб он был мастер своего дела. До скорой встречи. Надеюсь, всё будет без проблем.
   Отключившись, Род не стал слушать, что ему ответит аппарат, так как он в конце всегда благодарит за звонок. Род Родолс убрал телефон в карман и направился на выход, удобнее надевая рюкзак на плечи.
   Как только он вышел на улицу, то от увиденного встал в ступор. Перед ним во всю дорогу стоял чёрный вертолёт с красными полосками. Лопасти вертолёта были яркого жёлтого цвета. На двери находились глубокие царапины, как бут-то кто-то царапал ее и пытался прокусить дверь. На хвосте находилась вмятина, которая заметно выделялась на блестящей поверхности. Дверь медленно открылась, и Род долго присматривался, кто там внутри, но никак не мог понять, кто сидит за штурвалом.
   Родолс в первый раз видит такой большой вертолет, и он ни как не мог ожидать, что кто-то приземлиться возле его дома. Внутреннее чутье Рода говорило, что, что-то тут явно не так и надо поскорее во всём разобраться.
   – Эй, Род давай сюда! Заходи! Что ты там встал как бут-то тебе не нравиться мой приезд! – Послышался голос из вертолёта. Он был очень знакомым Роду, но ему понадобилось время, чтоб понять, кто его завёт и что ему от него надо. – Ты прям как всегда долго соображаешь. Ты хоть сейчас понимаешь, кто с тобой разговаривает, или ты как всегда из-за волнения ничего не видишь? Хоть что-нибудь ответь?
   – Ричард? Ты ли это?
   – А кто же ещё? Конечно же, это я!
   – Да ладно, я не верю своим глазам, точно ты? – У Рода сразу же поднялось настроение, он никак не мог ожидать увидеть своего когда-то лучшего друга, с которым он знаком ещё со школы. – Как ты тут оказался? Я надеюсь, что я сейчас не сплю? – Серьёзно проговорил он.
   – Ты точно не спишь, в этом я тебя могу уверить. И давай уже садись, разводишь тут церемонию, прям целый концерт устроил. Как бут-то не рад меня видеть, столько лет не виделись, а ты со своими нудными вопросами. – Голос изменился и стал немного нуднее. – Вот так всегда, тебе сюрприз делаешь, а ты тут устраиваешь расспросы. Хотя это даже не расспросы, а допросы.
   – Не начинай бурчать.
   – Я тебе помочь хочу, а вместо того что бы обнять или поздороваться, говоришь всякую глупость. – Буд-то, не слыша, продолжал Ричард, выходя из вертолёта.
   Перед Родом оказался щуплый низкого роста мужчина. У Ричарда сильно выделялся нос картошкой, а на голове у Ричарда сильно потрёпанные, чёрные жирные волосы, которые сразу же смутили Рода. На Ричарде одет тусклый, чёрный пиджак и серая рубашка с тонкими еле заметными полосками. Пиджак Ричарду коротковат и поэтому отчётливо видно, как рубашка заправлена в помятые и запачканные штаны. На его ногах надеты чёрные грязные высокие ботинки, в которые в свою очередь заправлены штаны. Ричарду было неудобно, что он в таком виде и постоянно пытался что-то на себе поправить и при каждом его движении на рукавах пиджака сверкали идеально чистые золотые запонки. У Рода сложилось впечатление, что он моет только их и всё.
   Ричард пожал руку Роду и запрыгнул обратно в вертолёт, Род ещё раз посмотрел большие масштабы вертолёта и последовал за Ричардом. В огромном вертолёте было вполне уютно. В нём находился, маленький холодильник, два дивана, один стоял возле стенки, а другой напротив входа. Род сел на один из диванов и он оказался до того мягким, что Родолс от неожиданности провалился и расставил руки по сторонам дивана.
   Кроме диванов и холодильника внутри находиться не большой раздвижной столик и не удобная маленькая ванная комната с душем и туалет в самом конце вертолёта. На потолке двумя дорожками светились маленькие и яркие лампочки, которые могли светить не только дневным цветом, но красным и синим.
   Возле кресла пилота стоит ещё такое же кресло только немного отклонено назад. Под каждым креслом лежит уже запылившиеся рюкзаки с парашютом, Ричард их не доставал с тех пор, как приобрёл вертолёт, они ему ещё ни разу не понадобились.
   Ричард сел в кресло пилота и жестом пригласил Родолса сесть в соседнее кресло. Нажав на пару кнопок и подняв один из рычагов вверх, они возвысились над домами.
   Вскоре им открылся приятный вид города. Вдалеке над холмами за городом виднелась ярко зелённая трава. Птицы взлетали ввысь навстречу вертолёту, с захватывающими взмахами крыльев. Пролетая над зоопарком-заповедником, они оба увидели, как животные не спеша ходят по траве и по камням. Лежать на скалах, плавают в бассейнах, лазают по деревьям. Как только до них доносился звук крутящихся лопастей, то все животные поднимали головы вверх.
   Каждый человек с высоты, становился похожим на муравья, который занимается своим делам, при этом практически каждый поднимал свою голову и провожал большой вертолёт взглядом.
   Сам вертолёт рассчитан на очень большой вес и сначала, Род подумал, что вертолёт с таким грузом далеко не улетит, но после нескольких километров, он успокоился. Вертолёт летел тихо, и его не было слышно внутри, поэтому Род мог спокойно общаться с Ричардом Бронксом и обмениваться с ним новостями, при этом им не приходилось кричать во всё горло, как иногда приходилось Родолсу в своём личном самолёте, особенно в кабине пилота. Как только Ричард набрал хорошую высоту и отлетел подальше от города, то включил автопилот и повернулся в сторону внимательно рассматривающего его Рода.
   – Ричард, откуда ты узнал, что я отправляюсь в путешествие? – Повернув кресло, спросил Род – Я ведь только сегодня собрался лететь. Я даже пять часов назад, не знал, что поеду. И об этом знают лишь несколько людей, точнее двое, да и то они до конца не знают, улетаю я или нет.
   – А ты как думаешь, конечно же, Лилит мне всё рассказала. Больше ни кто бы и не посмел. – Рассмеялся Бронкс. После смеха Ричард осмотрел Рода и с широкой улыбкой продолжил. – Она мне приблизительно час назад позвонила и попросила, чтоб я тебе помог с твоим очередным приключением, она за тебя волнуется. – Потом он ещё сильнее заулыбался, посмотрел в окно, убедившись, что вертолёт летит отлично, продолжил. – А ты случайно не хочешь узнать, где я был все эти годы. Ведь меня так давно не было, мы с тобой не виделись уже много лет. А точнее в институте вместе выпускной справляли и всё. Или тебя не интересует, где я был?
   – Ну, извини. – Род улыбнулся Ричарду, потом улыбка быстро сползла с лица и он сказал. – Кстати, а где ты пропадал? Я уже думал, что ты погиб в своих опасных исследованиях. Скорее всего, опять рисковал жизнью в путешествиях. Или в экспедициях по Египту пропадал, ну как ты всегда хотел? Так что давай рассказывай, где ты был и что делал? – Род сделал вид, что заинтересован, но в голове крутился лишь Граф.
   – Естественно, ты угадал, в принципе, как и всегда. Неужели я такой предсказуемый. – Ричард мало что рассказал о своих путешествиях и обо всём рассказал лишь поверхностно.
   – У тебя так много интересного, ты зря время не терял. – Соврал Род. – А про меня ты случайно узнать не хочешь?
   – Да про тебя и так все знают, о тебе пишут в журналах и в газетах, а ещё и в новостях постоянно показывают. Так что сейчас не о тебе. Давай лучше я расскажу тебе, как я на одном из островов встретил Лилит Бролдовну. – Ричард любит поговорить и больше всего в разговорах он ценит, когда кто-то его слушает, а не наоборот.
   – Ну, рассказывай, раз ты уже настроился на историю.
   – Так вот её я встретил, как ни странно на одном из островов, куда я залетел просто, чтобы отдохнуть. А вот что она там делала, я не знаю. Так вот она мне поведала, о том, что ты до сих пор ищёшь Графа Альмофренс Мьёчнора и не как не можешь успокоиться. И я ей сказал, что я тебе с удовольствием могу помочь в этом деле. Она моё предложение приняла, но не знала, как отреагируешь ты и поэтому она тебе, ни чего не говорила. Так вот там мы с ней обменялись номерами телефонов и больше не виделись. И вот сегодня она мне позвонила и без приветствия попросила, что бы я к тебе завтра приехал. Но я тебя хорошо знаю, как, ни как вместе с самого детства и поэтому я прилетел не завтра, а сегодня. Ты тоже для меня стал открытой книгой, и некоторые твои повадки я уже давно изучил.
   – Ясно, теперь мне всё понятно. – Род огляделся и сказал. – А вертолёт у тебя хороший. Я только в интернете и по телевизору видел такой, а в живую никогда. Я искал такой вертолёт, но не как, не мог найти хорошего качества. А у тебя видать сразу, качество на пять с плюсом.
   – Ага, и стоит он недёшево, практически всё самому пришлось устанавливать. Ладно, чёрт с ним, давай доставай координаты, надеюсь, что хотя бы за день, мы дотуда долетим, а то не охота долго находиться в воздухе. В последнее время мне нравиться быть на земле, там спокойнее.
   – На земле всегда лучше, чем в воздухе. – Сказал Род и достал из рюкзака листки бумаги, которые ему дала Лилит. – На держи.
   – Отлично. – Ричард посмотрел на листок, ввёл в компьютер координаты и отдал карту обратно.

Глава 2
Смерть никого не спрашивает

   На автопилоте они пролетели всю ночь. На новом месте Родолсу спалось тяжело, но ближе к утру, он смог уснуть и проспал совсем немного. Ричард, проснулся примерно в пятом часу. И после того как он побродил по вертолёту сел за штурвал и начал рулить сам.
   Уже днём Род проснулся, позавтракал и сел на пассажирское кресло.
   – Ну как спалось?
   – Так себе.
   – Ну, привыкай, куда деваться. Путешествие, скорее всего, будет долгим.
   – Не знаю. Но надеюсь, что всё пройдёт на отлично.
   – Будем надеяться. – Сказал Ричард и резко повернул штурвал в низ, облетая некоторые облака.
   Ричард считал себя одним из самых лучших пилотов мира. Бронкс очень хорошо знает, как избежать неприятности в любой ситуации.
   Иногда мимо них пролетала стая различных птиц. Резко выделяющиеся на небе птицы летели медленно и совсем не обращали внимания на вертолёт и на его шумящие лопасти. Они только смотрели вперёд и медленно поднимали и отпускали свои сильно распахнутые крылья. Затем другие птицы быстро пролетели мимо и лишь искоса посмотрели на вертолёт и, открывая клюв, издавали короткие и громкие крики.
   Под вертолётом долго ничего не было, лишь синий океан. Изредка проплывали маленькие участки земли, которые были абсолютно зеленые. На одном из не больших островов Род вместе с Ричардом увидели большой коричнево-серый вулкан. Они пролетели ровно над ним, и Род увидел, как в жерле красная лава бут-то поднималась вверх и снова опускалась. Ричард быстро пролетел этот остров. И вскоре перед ними снова оказалось голубое небо и синей океан.
   За всё время полёта, Род мало что съел, в его желудке уже начинало журчать, но от одной мысли, что придется, есть на лету, Роду становилось не по себе. Чтобы как-то отвлечься, он всё время разговаривал и делился новостями с Ричардом Бронксом. Иногда Ричард повторялся и рассказывал одно и то же, но Род не против повторяющихся историй, ему надо было просто отвлечься. Он, улыбаясь и радуясь, выслушивал Ричарда и лишь иногда сам рассказывал, как у него дела, какие у него планы на будущее и каким исследованием он был занят в последнее время.
   В холодильнике еды у них достаточно, что бы прожить больше двух месяцев и ни в чём себе не отказывать. Холодной и горячей воды у них хватает на очень большой срок, им вдвоём хватило бы на полгода или даже больше, так как к вертолёту подключены большие баки с водой.
   Род иногда обращал внимание на то, как Ричард управляет вертолётом, ему всегда хотелось научиться летать на любом летательном средстве, но это ему никак не удавалось. Он предполагал и знал, что это ему ещё пригодится, он не знает когда и почему, но чувствовал, что в жизни ему это ещё понадобиться. Род Родолс между разговорами спрашивал его об управление вертолётом и о других вещах связанных с полётом. И один раз Ричард дал попробовать Роду самому попытаться управлять вертолётом, и ему это замечательно удалось, и некоторый путь он пролетел сам, но потом всё-таки отдал штурвал Ричарду, из-за переливающегося в нутрии адреналина.
   Как-то раз среди длинной истории Ричарда, Род достал из кармана куртки блокнот и ничего не сказав, расположил его на своей ладони, для удобного просмотра. Ричард продолжал рассказывать и лишь мимолётно смотрел на Родову вещь. У Рода Родолса был необыкновенный блокнот, такая необыкновенная вещица во всём мире была лишь у него. Во всём мире ни кто не мог даже подделать такой же. Род сам сделал его с помощью старинных идей в древних свитках и самых что ни на есть современных технологий.
   Его блокнот весь отделан, чёрно-красной змеиной кожей, она слегка отблёскивала оттенки синего, светло фиолетового и зелённого цвета. Обложка разделена на четыре квадрата с разноцветными рисунками из природных красок, которые Род добывал с островов и больших земель.
   В одном квадрате нарисована голубая капелька воды, которая из-за тусклого света переливалась в синий, символизируя воду. В другом квадрате изображена цветущая сакура светло-красного оттенка, означающая землю. В третьем выжжено разбушевавшееся оранжевое пламя огня и в последнем четвёртом квадрате вырезаны белые завитки сильного ветра, которым обозначалась стихия воздух. Между квадратами нарисованы две перекрещенные молнии ярко жёлтого и белого цвета.
   На обратной стороне блокнота серебряными нитками вышита паучья паутина с нарисованным кровью красным пауком посередине. Все кроя блокнота плотно переплетены золотыми нитками и чёрной тканью. Блокнот крепко закрыт на одной заклёпке с округленным концом, на котором нарисована узорчатая снежинка. Она всегда холодная, ни смотря на самую жаркую погоду.
   Открыть блокнот мог только Род Родолс, а когда кто-то другой дотрагивался до заклёпки, то первый раз его ударяло лёгким и пронзительным разрядом электричества, второй раз посильнее и в третий раз сильный разряд тока, который убивал сразу же на повал и наверняка. Роду, еще, ни разу за всё время его существования, не проверят блокнот на второй и третий этап разряда, так как его блокнот пытались открыть только один раз и, то только самые лучшие знакомые для проверки и развлечения.
   – Интересный у тебя блокнот. – Заинтересовано сказал Ричард.
   – Что есть, то есть.
   – А зачем он тебе?
   – Я в нём записываю всё об этом исследовании, здесь все самые секретные записи, описываю полностью путешествие и т. д.
   – Ясно. – Улыбнувшись, сказал Бронкс.
   Род с Ричардом всё летели и летели. Понемногу начинало темнеть, и где-то появилась первая звезда. Роду уже захотелось спать, его глаза медленно закрывались, рот стал предательски часто открываться в большом зевке и глаза стали наполняться слезами.
   Родолс посмотрел сначала в окно, а потом на Ричарда, который прищуривал глаза и внимательно присматривается куда-то вдаль. Он хочет разглядеть, что там начало мерцать вдалеке, но света от вертолёта и ещё не до конца ушедшего солнца не хватало. Проверив координаты, Ричард Бронкс посмотрел на все приборы в вертолете, и на его лице появилась радость. Ричард посмотрел ещё раз на свои приборы и громко крикнул, да так сильно и звонко, что у Рода весь сон сразу же отбило.
   – Род, смотри, это он! Тот самый остров! Смотри же! Вот он, наконец-таки мы прилетели. Посмотри же! Ты его видишь? – Ричард посмотрел на Рода и понял, что он ничего не понимает. – Вон маленькая точка, мы сейчас к ней приближаемся. Это явно он. Я уверен на сто процентов. Присмотрись вон туда!
   – Где он? Я его пока что-то не могу найти. – Род встал с кресла и приблизился к стеклу. – А вон тот? Остров похожий на голову волка? Это разве он? На карте он мне казался совсем другой формы, да и мне думалось, что нам до него ещё лететь и лететь, мы как-то, на мой взгляд, чересчур быстро прилетели. – Родолс посмотрел на координаты, которые распечатала ему Лилит, и посмотрел ещё раз на остров. Потом он повертел карту в руках, приблизил листок к глазам и, повернув карту ещё раз, сказал. – И, правда, посмотри, он точно похож на голову волка. Я оказывается, всё это время неправильно держал карту, точнее карту держал правильно, остров не так был расположен, а тот факт, что он явно похож на волка, увидел только что. В следующий раз буду вертеть карту, чтобы наверняка знать его со всех сторон.
   – Будешь теперь внимательнее. Хорошо, что хоть сегодня долетели. А то если признаться, я уже устал лететь и хочется спать, этой ночью я боялся, что куда-нибудь далеко улетим. А где-то ещё приземляться будет пустой тратой времени.
   – Ну же приземляйся, чего ты ждёшь? – Роду натерпелось, поскорей приземлится и поэтому он встал с кресла и начал ходить от одного конца вертолёта к другому. – Давай быстрее, а то меня уже растерзает от предстоящего исследования острова. Я хоть сейчас готов его обойти вдоль и поперёк и побывать в каждом уголке острова. Даже если там будет темнее тёмного, я готов обойти всё.
   – Сей момент! Какой же ты всё-таки нетерпеливый стал! Раньше ты мог терпеть вечность. Ты меня удивляешь. – Ричард стал наклонять штурвал, и вертолёт медленно начал опускаться вниз. – Ты лучше садись и успокойся. И, пожалуйста, держись покрепче, иногда у меня на приземлениях начинает трясти, так что мягкую посадку не обещаю.
   Вертолёт начинал приближаться к острову, и чем ближе они были к нему, тем сильнее он становился похож на голову волка. У острова-волка внизу открыта челюсть и в ней находились зубы, которые были коричневыми и без единого деревца. На самом верху острова торчали уши, которые были квадратной формы. Чуть пониже возвышалась гора, похожа на волчий глаз и Роду показалась, что посередине горы что-то было красного оттенка. Вокруг всего острова находился ярко жёлтый песок, который нежно обмывался океаном и делал более отчётливый контур головы. Весь остров не внушал, какого либо добра и мимо пролетающий не захотел бы на него приземлиться, а многие его просто не замечают.
   Через несколько минут, они начинали соприкосновение с землей. Посадка совершилась вполне быстро и мягко, Ричарду удалось сесть без тяжких последствий. От приземления у Родолса начала кружиться голова и немного побаливать в груди. На него складывалась усталость и через, чур, эмоциональный день. За всё время своих приключений, Род первый раз почувствовал себя так плохо после приземления.
   Род первым делом вышел из вертолёта, осмотрел всё вокруг, и ему показалось, что что-то тут не так. Для него было всё как-то подозрительно. Родолс подумал, что это какое-то странное место, для скорей всего необитаемого острова. Ему думается, что именно здесь и должен был приземлиться вертолёт, а не где-то в другом месте. Резко появилось такое ощущение, что площадку приготовили именно для этого вертолёта, другой летательный аппарат сюда не смог бы залететь и если случайно прилетит, то не заметит такую круглую и чистую площадку.
   Вокруг них находилось множество деревьев, кустов, а вертолёт приземлился ровно посередине, как бут-то подстриженного зелёного поля, без малейшего кустика или деревца. Травинка была одна к одной. По кроям пустыря стоят большие белые камни, которые чем-то напоминали сигналы, для пилотов. Род Родолс осматривался и не понимал, ведь они приземлились практически посередине острова, а здесь пустота и как такое место смог заметить Ричард.
   Когда Ричард собрал вещи для похода, то уже наступила тёмная ночь, в которой, даже на расстоянии вытянутой руки тяжело что-либо разглядеть. Погода становилась слегка дождливой и ужасно пасмурной. Начал дуть освежающий ветерок и помалу наклонять листья на верхушке деревьев. На небе блестели маленькие жёлтые звёздочки, которые всё появлялись и появлялись. Луна светила так ярко, что на острове можно увидеть, различных маленьких животных, которые пробегали по лесу. Маленькие светлячки летали по пустоши и часто проносились мимо Родовых глаз, а одна чуть не угодила прямо Родолсу в глаза. Род посмотрел на небо и, увидав подающую звезду, произнес:
   – Я желаю найти Графа Альмофренса Мьёчнора. – Род наклонил голову и продолжил. – Надеюсь, хоть звёзды мне помогут.
   Затем Род посмотрел в самую глубь леса и заметил, как на него смотрит четыре пары красных глаз. Они сияли до того ужасно, что у Рода побежали мурашки по всему телу и его немного передёрнула, как бут-то по его телу пробежал тонкий разряд электричества. Род Родолс подумал, что ему померещилось и это всё простая галлюцинация и на него сейчас действует недосыпание, но все мысли перебил услышанный тихий и непонятный шёпот.
   – Странно. Надо кое-что узнать у Ричарда. Что-то мне совсем это не нравиться, я ещё не понимаю что именно, но понимаю, что не нравиться. У меня этот островов вызывает неприятное чувство страха. – Тихо сказал Род и зашёл в вертолёт. Закрыл дверь и упёрся в неё спиной, осматривая застеленные одеялом диваны и подушки. Ричард Бронкс нервно ходил из стороны в сторону, при этом что-то закидывая себе в рюкзак. – Ричард, извини, что отвлекаю, но я тут кое-что ни как не могу понять. У меня складывается такое чувство, что всё складывается к плохому. А что это именно я не могу понять. Тебе не кажется этот остров подозрительным?
   – Нет. Остров, как остров. А что именно тебе не нравиться? Я тебя сейчас совсем не понимаю. Можешь мне объяснить, что тебя здесь так смущает?
   – Ну, наверное, просто в предвкушении находки я начинаю искать себе сложности.
   – В принципе, как и всегда. – Рассмеялся Ричард. – Ничего удивительного.
   – Позволь задать тебе ещё один вопрос?
   – Задавай. Может и смогу на него ответить, а может, и нет.
   – А куда мы пойдём сейчас? Мы с тобой не знаем этого острова, карты у нас нет, а твои странные и сложные для меня приборы, нам точно не смогут помочь.
   – Ну, для начала, мы с тобой пойдём в самую глубь леса. Правда надо будет зарядить фонари и идти внимательней, чтобы не дай Бог не заблудиться. Будем в темноте искать твоего Графа. Ты ж за этим сюда приехал, ведь так, брат?
   Ричард любит называть Рода «братом» или «братишкой», но это Родолсу постоянно не нравилось и как только он его так назовёт, то сразу, же ему становилось не по себе. Сам Род Родолс никогда никого не смел, называть «братом».
   – Ясно, тогда у меня ещё один маленький вопрос и если хочешь, можешь на него не отвечать. – Род посмотрел в окно и, убавив громкость голоса, продолжил. – Почему мы приземлились здесь, а не около океана, где-нибудь на краю острова? К примеру, на песок? Или ты тут уже был и заранее знаешь, где лучше нам приземлиться? – Заподозрив Ричарда, Род с недоуменным видом, начал высказывать свои мысли. – Я думал, что мы приземлимся на песок, а не посередине острова на траву. Мне казалось, что с утра я смогу искупаться в океане, давно уже хочу поплавать в океане. А по вечерам думая о поисках, мне хотелось смотреть на закат и изредка на рассвет. Честно признаться мне всю поездку хотелось первым делом, не идти на поиски, а выйти из вертолёта и нырнуть на самое дно, что бы собирать там ракушки для служанки Нины и моей лучшей и верной помощницы Лилит. А уж потом заняться делами. Ну, так почему же, мы приземлись здесь?
   Род замолчал и ждал ответа Ричарда, но он делал вид, что он его абсолютно сейчас не услышал и не понял самого вопроса Рода.
   На самом деле Ричард не смог найти подходящего ответа на данный вопрос и поэтому он решил, что лучше всего будет ему просто промолчать и замять вопрос навсегда. Вскоре Бронкс кинул рюкзак ближе к двери и сел на пол возле дивана. Затем он открыл тумбочку и стал рассматривать банки, колбы и другие стеклянные предметы. В них находились разные насекомые, змеи, и части животных, которые полностью залиты странной жёлтой или прозрачной жидкостью. Как только Ричард брал банку, то внутренности медленно поднимались и отпускались в низ, при этом перегоняя пузырьки кислорода.
   Род видел, что Ричарду сейчас не до его вопросов, ему не терпелось пойти на поиски Графа. Родолс не как не мог понять, почему его друг, желает найти Графа Альмофренса Мьёчнора, больше чем сам Род. Ричард постоянно что-то шептал себе под нос, затем резко замолчал тихонько встал и сел на диван, смотря в одну точку на двери. Род сел на диван, который находиться на противоположной стороне вертолёта от Ричарда. Потом он посмотрел на Бронкса, который перевёл взгляд с двери на одетую Родом жёлтую куртку, в которой на данный момент находился лишь только блокнот.
   – Слушай, Ричард, давай лучше завтра пойдём, на поиски Графа, а сейчас спать, я очень устал, мне как-то нехорошо от такого свежего воздуха и от такого насыщенного дня с тяжёлым перелётом. Мне бы сейчас поспать или просто лёчь и отдохнуть до утра. Сейчас нам надо не торопиться, а последовательно собрать все вещи. И ты сам говорил, что ты устал и хочешь лечь спать. – Испуганно начал врать Род. Родолс плохо умел врать, он часто заикался, останавливался и говорил всякую чушь, но над этим он работал, но пока все труды напрасны. – Тем более в этой кромешной темноте мы ничего не увидим, даже кончик своего носа. – Род положил указательный палец себе на нос, пытаясь доказать свою правоту, а потом посмотрел на Ричарда продолжил. – А с фонарями ходить я не хочу, не люблю светить искусственным светом, и не видеть что-то происходит в темноте. Тем более неудобно с этими фонарями у твоих даже ручки и те кривые, а у моего ручки вообще нету. А может быть здесь ещё и зверей полный лес, в темноте мы их можем и не заметить и тогда история наша закончиться. И будем мы с тобой, чей-то ночной едой, а я не хочу, да и думаю, что и ты тоже несильно этого желаешь. И все-таки утро вечера мудренее. Разве не ты так всегда говоришь, или я ошибаюсь?
   Род встал с дивана, сел на кресло возле двери и стал наблюдать за реакцией Ричарда Бронкса. Род ожидал, каких-то резких высказываний и возмущений, но он сначала тихо и неодобрительно посмотрел на Рода, затем промолчал целую минуту, и не спеша, без улыбки, скорчив кривую и злую физиономию, сказал:
   – Ну, давай, раз ты так хочешь, ты здесь главный, я так мальчик на побегушках. Хотя я б и сегодня с удовольствием пошёл, но как я понял ты вообще, некуда не хочешь ходить ночью, тебе свет подавай и другие благоприятные условия, для исследования, ведь так? – Ричард даже не дал ответить Роду и сам продолжил. – У меня сейчас такой азарт, что я могу и в самую чёрную, безлунную и беззвёздную ночь пойти, и не какая темнота мне точно не будет помехой, и любой зверь для меня не будет проблемой. А любого тупика или нападения чужака я точно не страшусь. – Потом Ричард помолчал, немного подумал, посмотрел в окно и его голос, резко изменился, а уверенность тонна куда-то пропала. – А может и, правда, лучше завтра, но только с одним условие, что пойдём прямо с утра, как только исчезнет последняя звезда на чёрном небосводе. А сейчас нам лучше лечь спать и как следует выспаться, завтра очень тяжёлый день. Так что залезаем под одеяло и спокойной тебе ночи.
   Род и Ричард сняли некоторую одежду, обувь и носки, потом легли на жесткие и неуютные диваны с деревянными спинками. Ричард выключил свет и включил небольшой светильник, на панели возле руля. Светильник еле светил и мало освещает вертолёт, было только видать руль и половину вертолёта. Он им нужен лишь, для того что б в случаи опасности не потеряться в темноте, а найти нужные вещи и ориентироваться в пространстве. Полночи, Род долго не мог уснуть, ему постоянно что-то мешало, а что именно он всё равно не смог понять, а только ворочался с бока на другой бок. Сначала он думал, что для него через, чур, жёсткий диван, но после того, как он подстелил себе одеяло, то понял что проблема не в диване. Затем он понял. Что сон к нему не приходит из-за разных недобрых мыслей, которые лезли ему в голову. Поначалу он пытался их отогнать, но это ему не как не удавалось, и Род стал обдумывать их и потихоньку засыпать.
   На улице начался сильный тропический дождь, который сильно стучал по крыше вертолёта и ещё больше мешал уснуть Роду. На окнах быстро начали падать крупные капли. Как только одни капельки утекали, вместо них появлялись новые большие капли. Кривые молнии отражались на полу. Резко загремел гром, и его неожиданные и громкие звуки постоянно пугали Рода. Иногда Род от испуга лежа на диване подпрыгивал. Родолс только успокаивался, как ударяла новая молния, которая громко сопровождается громом. Ричард спал спокойно, ему абсолютно ни кто и не что не мешало.
   Вскоре Род Родолс кое-как уснул, но совсем ненадолго, ему показалось, что он спал всего на всего несколько минут, но потом от усталости крепко уснул в весьма неудобной позе. Среди ночи Род Родолс резко проснулся, от того что дверь вертолёта громко захлопнулась, сопровождаясь противным и неприятным скрипом.
   Род поднялся и посмотрел по сторонам, но не найдя чего-то подозрительного, глянул на диван, где должен спать Ричард. Но его одеяло поднято лишь в нижней части, а верхняя часть оказалась абсолютно пустой. Под кроватью стояла обувь Бронкса, а его одежды нигде не было. Большой собранный рюкзак Ричарда, был нетронутом и не капли, не двинут с места. Что нельзя было сказать о рюкзаке Рода, который почему-то лежал уже в другом месте.
   Многого, не понимая, Род встал, надел свои ботинки, ещё раз всё оглядел и взглянул в окно, где ожидал увидеть Ричарда, но его нигде не было. На улице погода успокоилась, Род налил стакан воды из под крана и выпил его до самого дна. Поставив стакан, он повернулся в сторону дивана Ричарда и тяжело выдохнул воздух, вытирая ладонью лицо.
   Подходя к дивану Ричарда Бронкса, Рода немного трясло от не уютного самочувствия и незнания что будет через несколько минут. Как только Род вплотную подошёл к дивану, то тихо, с дрожащим голосом, еле слышно прошептал:
   – Ричард, проснись. Тут что-то не так. – Отдёрнув одеяла, он увидал, что постель была пуста, на нём лежала лишь одна маленькая подушка и скомканные в клубок тряпки. – Куда он делся, неужели он решил найти Графа сам и оставить меня не с чем. А может он просто решил посмотреть какая на улице земля после дождя и сможем ли мы взлететь. Что же всё так пессимистично, может он просто проснулся и решил немного подышать свежим воздухом. Точно он же это любит.
   Род выскочил из вертолёта в том, в чём был. Оглядевшись, он пытался найти Ричарда, но все поиски были пустой тратой времени. Прищурившись, Родолс в тусклом свете от вертолёта увидел, что на мокрой земле чьи-то следы от босых ног. Присмотревшись, он понял, что трава в некоторых местах помята, а возле вертолёта Род заметил кучу следов, причём всё были разного размера. Самые глубокие и отчётливые следы начинались от дверей вертолёта и вели в лес. На мокрой земле человеческие отпечатки ног, резко стали похожи на волчьи лапы с очень большим расстоянием друг от друга уходили вдаль.
   Родолс в испуге залез обратно в вертолёт, быстро оделся в свой походный костюм, накинул свою куртку, проверил наличие блокнота и в сумке, которую собрал Ричард, нашёл маленький фонарик со странным рисунком возле кнопки. Неожиданно взорвалась лампочка в светильнике, которую оставил Ричард. В вертолёте стало темно. Род пытался что-нибудь увидеть, но ничего не удавалось.
   Родолс включил фонарь, он боится включить основной свет, так как не знал, кто сейчас смотрит на него с наружи, и кого может привлечь яркий свет. Род сам по себе является смелым человеком, но хищных животных, которых можно и не увидеть, он очень боялся и опасался. Родолс осветил вертолёт, и маленькими шагами двинулся на улицу, боясь что-нибудь задеть, или на что ни будь случайно наступить по дороге. Выходя на улицу, он оглянулся по сторонам, немного подсвечивая себе фонариком. Встав в дверях Род, еле шевелясь, пошёл в сторону леса.
   С каждым последующим шагом становилось всё тяжелее и тяжелее идти. Фонарь тускло освещал деревья. В темноте ветки деревьев похожи на необычные и устрашающие вещи. Вертолёт остался где-то вдалеке, он уже давно скрылся за ветвями деревьев. У Родолса ноги постоянно скользили по влажной земле и как-то, раз он чуть не упал, и спасало его лишь крепкая хватка за ближайшие деревья.
   Смотря на землю Род, заметил, как между маленькими травинками блестело золото. Подняв его, Род увидел, что эта запонка Ричарда.
   – Наверное, он её потерял, когда ходил по неотложным делам или просто в лес.
   Род тяжело отталкивал от себя сухие ветки, и некоторые неожиданно выскальзывали из рук и попадали в лицо или тело, при этом отталкивая Рода назад на пару-тройку шагов. Из-за не внимательности и сонности, Род, споткнувшись об корень, не успел ни за что схватиться, упал всем телом в склизкую песочную грязь. Маленький фонарик выпал из рук и громко разбившись, покатился вдаль, остановившись лишь ударившись об камень.
   Всё лицо, все руки и ноги Рода Родолса полностью покрылись грязью, сухими листьями и песком. На его одежде прилипли комки травы и крупные пучки паутины. Немного грязи попало в открывшиеся карманы. Род встал, отряхнулся, грязной рукой провёл по лицу, размазывая грязь, и резким движением откинул в сторону часть грязи.
   После такого происшествия Род попытался найти фонарик, но у него ничего не вышло, темнота брала своё. Род Родолс закрыл глаза и, сориентировавшись в пространстве, он повернулся назад, понял, откуда он пришёл и где, сейчас стоит вертолёт. Быстрым бегом он побежал вперёд при этом во все стороны, отгоняя препятствия. Уже ему было всё равно на бьющие в лицо ветки или громкие крики животных. Грязь отлетала от него маленькими комками. Штаны стали похожи на половую тряпку. Страх поднимался вверх, всё вокруг становилось неважным, царствовал лишь только страх.
   В Родовой голове крутились мысли о неожиданном нападении или о том, что когда он прибежит к вертолёту его там не будет, и Ричард оставит его здесь на съедение злым зверям. В груди у Рода Родолса начала трещать голова и сильно колотилось сердце, как бут-то сейчас вылетит наружу и оставит своё тело. От каждого своего шага ему становилось страшнее и страшнее, но скорость он не сбавлял. Выйдя на пустырь, в кромешной темноте Род увидал, как в лобовом стекле вертолёта, отражалась луна со звёздами. От вида, что всё с наружи спокойно, Род успокоился на пятьдесят процентов и тяжело дыша, стал подходить к вертолёту, смотря по сторонам, ожидая нападения.
   Когда он подошёл к вертолёту, то дверь была открыта нараспашку, и внутри горел основной свет. Род медленно подошёл к входу в вертолёт и упёрся спиной в стенку, при этом тяжело дыша. Никуда не торопясь он медленно заглянул вовнутрь вертолёта, опасаясь нападения из-за угла. Внутри никого не было, но Родолс понял, что пока его не было, тут явно кто-то что-то пытался найти и не обращал внимания на аккуратность при поисках.
   На диване где спал Род, вся постель оказалась переколошмаченной, а подушка валялась на полу, как бут-то её кидали из стороны в сторону по многу раз. По краям подушки виднелись царапины, перья и оторванные клочки наволочки. Всё из двух собранных сумок, находилось снаружи и раскинуто по всему вертолёту.
   Сумка Рода валялась на столе. Её опустошили полностью и вывернули наизнанку, даже обыкновенная синяя ручка, которая когда-то лежала в маленьком кармане, находилась возле пилотского кресла. Из тумбочки вынуты некоторые банки с животными, а многие банки были просто разбиты, а вся жидкость и сами животные лежали на полу или на диване. Абсолютно все тумбочки и холодильник стали открытыми и оттуда абсолютно всё вытащено, а если ящик вынимался, то он лежал очень далеко от своего места или просто был сломан или с выбитым дном. В холодильнике и на полу полностью отсутствовали какие-либо куски мяса, которые Ричард, хотел с утра пожарить на костре. Их нечто забрало с собой.
   Род понял, что это явно не звери, которые в поисках пропитания ворвались в вертолёт. Это явно были именно люди, которым что-то активно искали и скорее всего, нашли, а что именно они могли забрать, и сумели ли они что-то найти, Род не знает. Но скорее всего они искали еду. Родолс встал в проёмную дверь и посмотрел на лес. Род, не заметил ничего подозрительного, а очень тихая тишина его сильно пугала, да так что в голове полностью отсутствовал, какой либо рассудок.
   Род закрыл дверь на замок, сел на диван, где лежали некоторые вещи из рюкзака и тумбочки. Разозлившись и многого, не понимая, Род встал, отдёрнул одеяло, и с громким стуком свалил абсолютно всё на пол. Непонятная злость и беспокойство наполняла его, и ему делалось только хуже. Когда злость его переполнила, то он со всей силы ударил кулаком по стене. Затем он упал на пол и сидя стал оглядывать весь ужасный беспорядок или даже хаос. Ещё раз всё осмотрев Род, понял, что в основном валялись его вещи, а вещи Ричарда были либо вывернуты, либо просто лежали на его диване. Пилотское кресло в отличие от всего вокруг, находилось в нетронуто состоянии и на нём ничего не лежало.
   Род пошёл в ванную комнату и как следует, помыл лицо и отмыл пятна грязи на одежде и некоторые пятна на ботинках. Посмотрев на себя в зеркало, Род сам себе тихо сказал:
   – Соберись, ты и не с такими сложностями справлялся, так что не раскисай. Не будь тряпкой. Надеюсь, с утра придёт Ричард, и ты во всём с ним разберёшься, а если он не придет, сядешь за штурвал и улетишь отсюда. С этого ужасного острова! – Скомандовал Род. – И запомни теперь следи за всем и выключай свою наивность и доверчивость.
   На улице заслышался тонкий и противный скрип, как бут-то кто-то проводил ногтём или гвоздём по стенкам вертолёта. Род согнул коленки и зажал уши ладонями, пытаясь заглушить звуки. Скрип прекратился и вроде бы всё успокоилось. Собравшись с мыслями Род, ещё раз умылся и начал думать, как теперь ему быть и чем заняться. Голова начинала трещать, Род хотел, выпить какую ни будь таблетку, но не знал где у Ричарда лежит аптечка. Ему начало казаться, что все звуки эта самая настоящая галлюцинация.
   Всю оставшуюся ночь, Род не смог уснуть, и когда ему надоело лежать, то он стал, наводил порядок и обдумывать, что ему делать утром и как теперь относиться к Ричарду. Род нашёл пакеты для мусора и складывал туда весь хлам. Всё уцелевшее он положил на место. Найдя паспорт Ричарда Бронкса, он открыл его, и тихо обращаясь к фотографии, сказал:
   – Кто же теперь Ричард друг, враг или предатель? Что он задумал и как мне с ним быть? Что он задумал и почему ушёл не предупредив? А может быть, он рассчитывал, что если я проснусь, то буду сидеть в вертолете. А вдруг он так меня хорошо знает и заранее понял, что я прослежу за ним и из-за не знания оставлю вертолёт открытым? Что же мне теперь делать?
   Род складывал вещи по своим местам и его глаза медленно закрывались, но он старался даже не думать о сне или об пяти минутном отдыхе. Что бы как-то провести время, Род делал попытки починить ящики, но ничего не выходило.
   Собрав две сумки заново и разложив всё по своим местам, он лёг на диван и увидел на полу кубик рубик. Подняв его Род, сначала перемешал все цвета, а потом не спеша крутил кубик, пытаясь собрать. За таким занятием, время полетело, и он не заметил, как за окном стало светлеть, и первые солнечные лучи освещали внутри чистый вертолёт. От занятия Родолса отвлекло лишь отчётливый голос на улице, который прокричал его имя.
   – Род Родолс! Хватит тебе там спать, давай просыпайся! Ро-од ты меня слышишь? Такими темпами можно всё самое интересное проспать! Вставай! – Голос замолчал, но через несколько секунд он продолжил и стал намного тише, что Роду приходилось прислушиваться. По голосу Род не мог понять кто это. С ним говорил грубый и завывающий голос. – С твоим медленным и очень не торопливым темпом и сегодня мы не куда ни пойдём. – По повторяющим словам, Род понял, что с ним говорит Ричард, но почему-то не своим голосом, а зверским. – Я тебя очень хорошо знаю, за столько лет нашей с тобой дружбы, ты для меня стал как открытая книга. Все твои мысли я заранее знаю наперёд. Так что вставай и радуйся жизни. Брат, ты, что там всё ещё спишь? Хотя бы покажись, а то такое ощущение, что я разговариваю с вертолётом. Ты ж меня знаешь, я не люблю ждать, так что давай быстро завтракаем и идём на поиски! Понял? Род я считаю до тридцати, если ты не выйдешь, я вылью на тебя три литра холодной воды, тогда точно взбодришься. Мне надо тебе кое-что показать, так что давай быстрее!
   Род быстро встал с дивана, оглянулся, удовлетворил сам себя порядком и чистотой, открыл дверь и увидел, как перед ним, ближе к лесу, стоит Ричард с большой кучей бананов и с жирным кабаном, у которого вся шкура запачкана тёмно-красной кровью и комками чёрной песочной грязи.
   Сам Ричард Бронкс стоит без обуви и во вчерашней одежде, которая сейчас оказалась намного грязнее. Ноги до колен запачканы грязью и уже подсохшей кровью. На плече сильно исцарапана рубашка, и Род отчётливо увидел раненное плечо друга. На лице находилась маленькими кусками чёрная грязь, и на щеке оказался большой шрам или синяк.
   – «Наверное, этот шрам, он получил, от какой ни будь большой и твёрдой ветки. Тяжело же поймать кабана в открытом лесу, без специальных приспособлений и капканов». – Поразмыслил про себя Род и начал маленькими шагами подходить к Ричарду. При этом наготове держа маленький ножик.
   Ричард стоял спокойно и пытался оттереть грязными руками грязь с лица и с одежды, но все старания проходили безрезультатно. Приглядевшись, Род, заметил, что у Ричарда вокруг губ, находилась густая засохшая кровь. Родолс это заметил, когда Ричард высунул язык и облизал вокруг рта насколько раз, лишь размочив кровавые следы.
   Род подумал и решил, пока что ни о чём не спрашивать Ричарда, и даже не давать намёка на вопросы об его отсутствие. Подойдя к Бронксу, Род посмотрел на кабана и увидал, что рана была не от ножа и не от пуль, а от зверского сильно заметного звериного укуса. Зверь, убивший кабана, глубоко вонзил свои зубы и полностью прокусил шею. С раны тёк кровавый ручей, обливавший зелённую траву, и иногда задевали ботинки Ричарда Бронкса. В открытых глазах кабана, Род прочитал ужас и страх. Родолс понял, что кабан перед смертью видел что-то до того ужасное, что это отпечаталось в его красно чёрных глазах.
   – А зачем нам кабан, у нас же ведь в холодильнике есть мясо? Я лично видал там разные толстые куски свинины и говядины. И там было множество других аппетитных и полезных продуктов. Разве не так? – От вопроса Рода, Ричард заметно занервничал и начал потирать локти, для успокоения нервов. Из-за того что Бронкс долго молчал Родолс продолжил спрашивать. – Так зачем нам этот кабан? Я это ни как не могу этого понять. Ты сможешь ответить мне на этот вопрос? – Роду не терпелось услышать ответ, ведь он точно знает, что мяса отсутствует, а Ричарда не было половину ночи.
   – Я просто проснулся, и мне захотелось именно его, я обожаю дикое мяса, особенно мясо кабана. Я взял нож и пошёл на охоту, желание тебя удивить и удовлетворить свои желания отбили сон. Я где-то час ходил, искал кабанов. Я уже подумал, что надо хоть кого ни будь найти, чтобы не приходить с пустыми руками. Я даже полез на дерево за бананами, что бы хоть что-то было. Уже ближе к утру я наткнулся на одну привлекательную поляну. На ней и лежала вот эта живность, ничего не подозревая, тут я в него кинул нож и потащил суда. – Ричард поднял кабана и опустил его снова на землю, чтобы сделать интереснее свою историю. – А сейчас я пойду, хотя бы умоюсь, а ты пока разделай кабанчика. Кстати, а ты умеешь разделывать кабана или ты предпочитаешь его жарить?
   Род неодобрительно посмотрел на Ричарда и понял, что молчать нельзя, а то заподозрит, его или поймет, что он что-то знает и сможет его убить за это. Ричард сам по себе человек догадливый и если от него что-то скрывать, то это всегда оборачивалось не удачно. Род Родолс ещё раз взглянул на кабана и тихо начал говорить:
   – Нет разделывать я не умею, но мне как-то приходилось жарить на костре свежее свиное мясо и всё. Наверное, это одно и то же, но я абсолютно неуверен, что всё настолько просто. Да и то свинина, была маринована. Я могу, конечно, помочь, чем смогу, но на многое не рассчитывай.
   – Ладно, всё сделаю сам, многого труда это не доставит, тем более я знаю пару, тройку способов, так что всё пройдёт как по маслу. И пожарю я его сам, экспериментировать я не буду, в этом лесу не так много живности. А ты просто возьми вот эти свежее бананы и почисть их себе на завтрак, а я пока займусь эти красавцем. – Ричард оторвал один банан себе, а всё остальное отдал Роду. Быстро почистив спелый банан, Бронкс откусил кусок и с набитым ртом продолжил говорить. – Только шкурки от бананов выкидывай на улицу, я не люблю когда в моём вертолёте много мусора и лишний вес нам ни к чему, да ещё и насекомые могут завестись.
   – Хорошо. – Слегка улыбнувшись, пробормотал Род.
   – А если ты знаешь, какой ни будь рецепт из бананов, то приготовь его и на меня. Только, пожалуйста, бананы не жалей, чего-чего, а их тут достаточно на многие десятилетия. – Ричард доел банан и выкинул шкурку в лес. – Перед тем как начать резать, пожалуй, для начала схожу и умоюсь, а, то мне надоела эта грязь на всём что можно.
   Род взял бананы, и они вдвоём пошли в вертолет. Род хотел поправить свой карман и почувствовал ночную находку.
   – Ричард, я тут твою запонку нашёл. – Достав её из кармана, сказал Род.
   – О, спасибо, наверное, я её в вертолёте потерял?
   – Да на полу нашёл. – Род не стал говорить, что он не спал этой ночью, побоялся, что Ричард перемениться в настроении и будет задавать лишние вопросы.
   – Ну, хорошо, что нашёл.
   Больше ни кто из них не произнёс ни единого слова, что обоих ввело в неуютное состояние. Ричард быстро умылся, переоделся в более удобную футболку и штаны чёрного цвета с вышитыми черепами на коленках. Достав из сумки нож, спички и скомканную бумагу, Ричард Бронкс вышел из вертолёта, подошёл к телу кабанчика и начал разводить костёр, подкидывая, найденные по близости, сухие ветки. Когда пламя стало подниматься выше и выше, то Бронксу становилось жарко. Чтобы отвлечься от разведения огня и смотрения на пламя, Ричард начал разделывать жирного кабанчика, но сначала он долго рассматривал свой любимый ножик, крутя его из одной стороны лезвия на другую.
   Этим временем Родолс положил бананы на стол и начал следить за другом, из окна в двери, стараясь, чтоб его не заметил Ричард. Бронкс вёл себя, вполне обычно, но по нему было видно, что он чем-то озадачен и постоянно оглядывался в сторону леса, что-то ища среди деревьев и периодически не понятно, отчего пригибался. В промежутке между просмотрами по сторонам, Ричард немного подточил свой охотничий нож об небольшой белый камень, и подошёл к дереву, что-то бормоча себе под нос. У дерева он непонятно и немного погромче проговорил ему неразборчивые слова и проверил нож на коре. Из дерева тонкой струйкой потёк прозрачный сок.
   Подняв кабана, Ричард стал отделять кожу от мяса, иногда вытирая от крови нож об свежую траву или двумя пальцами руки. Присмотревшись, Род, заметил, что если на коже остаётся меленький кусочек мяса, то он его резко отрывает ногтями, кладёт себе в рот и довольно с хитрой улыбкой на одной щеке пережёвывал мясо, блестя зубами.
   Иногда Родолс смотрел на такую картину с не большим отвращением к происходящему, а бывало так, что Родолс старался внимательней вглядеться в длинные зубы Ричарда, которые иногда, то выпирали, оказываясь на нижней губе, то снова пропадали, и на их месте появлялась слишком радостная улыбка. Он никогда этого за ним не замечал и не как не мог понять, почему у него выпирают длинные клыки. А особенно Роду Родолсу стало не по себе, когда Ричард стал вытаскивать внутренние органы и от маленького сердечка стал откусывать понемногу, наслаждаясь процессом и каждым кусочком. Ричард, за всё время разделки кабана ни разу не смотрел на вертолёт и тем более на Рода. И Родолс заметил, что после того, как он подошёл к дереву, Ричард перестал оборачиваться и чего-то бояться.
   После того как Ричард снял всю кожу и полностью освободил тело от органов, то громко крикнул:
   – Эй, Род, ты там где?! Пожалуйста, забери кожу и положи её ко мне в диван, там у меня такого много, так что не удивляйся. Только давай побыстрее, а то я так голоден, что готов его есть сырым. А шкура мне здесь будет мешаться, не хочу бояться, ещё больше, запачкать такой мягкий и красивый мех.
   Род с неуверенностью открыл дверь и слегка пошатываясь, пошёл к Ричарду. От недосыпания у него заболевала голова, и бывало, что расплывалась в глазах, да так сильно, что Родолсу приходилось быстро моргать. Солнце становилось всё ярче и ярче. Жара била Роду вески и от этого головная боль усиливалась. А тело заметно ослабевало.
   – Ричард ну как у тебя тут успехи.
   – Всё хорошо, вот забери это и отнеси внутрь, желательно в диван, пусть там полежит до вечера, потом придумаю, что с ней делать.
   Род посмотрел в глаза Ричарда, и увидал, что они поменяли цвет, из ярко зелёных, в тёмновато-красные, а затем обратно, но намного темнее. Они стали до того глубокие и тёмные, что Роду перехотелось задавать ещё какие ни будь вопросы. Род, молча, взял шкуру и посмотрел в лес. Ничего там не увидав, он повернулся и пошёл к вертолёту. Сделал всего лишь три шага, упал в обморок. Бронкс кинул нож в землю и подбежал к Роду, выясняя, что с ним случилось.
   В воткнутом ноже появилось отражение Ричарда, но только вместо человека, Ричард был полностью покрыт чёрной шерстью, стоял на кривых лапах, с тёмно-серым пушистым хвостом и с треугольными ушами. Он был похож на самого свирепого волка.
   – Брат, что с тобой? Ты так не шути.
   Ричард сначала прислонил правое ухо к груди Рода и проверил, дышит ли его друг, а потом поднял Родолса и понёс его к вертолёту, при этом смотря по сторонам, словно ища кого-то.
   В вертолёте он положил Рода на диван и, набрал воду в стакан. Выплеснув жидкость на Родолса, Бронкс стал наблюдать за его реакцией, но Родолс даже не пошевелился, только еле дышал и слегка сморщивал нос.

   ***
   Вскоре наступила ночь, маленькие звёздочки, которые мерцали и светились, как светлячки, освещали весь остров. Луна сияла ярче всех звёзд. Ночные звери издавали различные громкие звуки. Погода в сравнение со вчерашним днём, была на много спокойнее, лишь лёгкий ветерок гнул макушки деревьев. Род до сих пор лежал на диване с закрытыми глазами и легонько вдыхал и выдыхал воздух. Родолс погрузился в глубокий и очень сладкий сон. Он за весь день ни разу не просыпался. За весь свой непробудный сон, Род даже не пошевелил рукой или другой частью тела.
   На улице завыли волки, они как бут-то жаловались луне на свою тяжёлую и несправедливую жизнь. Род от страшных звуков, проснулся, открыл глаза и уставился в потолок, смотря на проползающего по только сплетенной паутине паука.
   Где-то поблизости к вертолёту, громогласно ухнула сова, и кто-то запищал тонкими и короткими звуками, а потом замолчал. Ему становилось всё страшней, от каждого звука снаружи, но непонимания что с ним, было, пугало ещё сильнее. Издали доносились тяжёлые убийственнее крики птицы, которую явно убивали. Звуки задели Родову душу, он немного сполз с дивана и уронил на пол подушку. Его руки вспотели и заметно задрожали. Он поднял их на уровень глаз и пытался успокоить их взглядом. Но ничего не удавалось, и Род положил их на ноги и пытался хоть моментами восстановить встречу с Ричардом и что он ему говорил.
   Род не мог осознать и до конца понять, что с ним именно случилось, и как он оказался на диване. Где он провёл целый день. Где сейчас Ричард Бронкс и чем он занимался весь день. Род от непонимания и от сильной боли голове, начал морщить лицо и проводить по нему ладонью. Его горло пересохло, оно хотело хоть какой-нибудь жидкости. Пробуждение понемногу приходило. Осознания происходящего стало лучше.
   Послышался странный еле слышный, непонятный шёпот. Род резко вскочил, оглянулся, ориентировавшись в пространстве, он нащупал выключатель и включил свет. Из-за него у Рода Родолса заболели глаза, и голова ещё сильнее затрещала. Оглянувшись вокруг себя, он заметил, что кровать Ричарда снова пуста, а одеяло с подушкой были даже не тронуты и лежали там, где их утром положил Род. Он отчетливо вспомнил все моменты, ровно до того часа, как Ричард отдал ему шкуру, дальше всё как в тумане.
   Родолс в своём рюкзаке нашёл фонарь на долгих батарейках и достал свой охотничий острый складной нож, у которого лезвие острее острого. Род хотел выскочить из вертолёта и побежать, но дверь оказалась закрытой снаружи на не заметной щеколде с улицы. Родолс от злости стал дёргать дверь, потом попытался силой вышибить дверь, но ничего у него не получалось, она оказалась сильнее его. Дверь слегка отодвинулась, но через пять минут встала обратно и стала ещё крепче.
   Родолс кинулся на поиски замка, когда он нашёл ручку, то все попытки её поворачивания были бесполезны. Осознавая, что дверь закрыта с наружи, Род становился злее. Ударив со всей силы по стеклу на двери, он вывихнул руку и начал быстро трясти её, дуя губами, для усмирения боли. Род понимал, что его закрыл Ричард, чтобы он никуда не ушёл или он догадался, что прошлой ночью он хотел проследить за ним и Ричард не хочет, чтобы он знал его секреты.
   Род не знал, что ему делать, в его голове крутились одни и те же вопросы и мысли: «Куда он постоянно ходит и где он теперь?», «Почему он меня не убил, а положил на диван?», «Что он хочет со мной сделать?», «Вдруг он сейчас найдёт, себе соратников и будет пытать меня», «А может соратники уже здесь?» «Или он меня здесь держит специально, а где-то там от моего дома ничего не осталось», «Или я просто всё преувеличиваю, и Ричард говорит мне правду», «Я просто уже стал подозревать, все, что не понимаю». «А может быть, он сам ищет Графа Альмофренса Мьёчнора и хочет без меня сделать великое исследование».
   Со злостью Род Родолс ещё раз стукнул кулаком по стеклу в дверях, но на этот раз слабее, ещё раз он не отел повредить руку. Сев на диван, он достал из внутреннего кармана блокнот и, согнувшись, на коленках записал:
   «Я не помню, что со мной случилось. Мой верный друг (нет, уже я, пожалуй, теперь назову его таинственный друг, так будет намного справедливее и я точно понял моё отношение к нему), меня запер в вертолёте. Я немного позабыл, что со мной случилась, и я помню, лишь то, что я вышел к Ричарду, забрал шкуру и больше ничего. Что мне делать я не знаю. Сейчас у меня болит голова, и Ричард почему-то запер в вертолёте. Зачем он мне говорит, что он ходит на охоту, ведь в холодильнике полно разной еды. Но прошлой ночью, кто-то украл мясо и как-то странно Ричард принёс убитого кабана, как бут-то знал, что нет мяса. Этой ночью мне приснился странный сон. Про то, как на меня смотрели, красные, даже огненные глаза зверя или какой-то нечисти. Я не теряю надежды найти здесь часть Графа Альмофренса и с ним уеду с острова, чтоб изучить его или даже оживить. На этом я закончу писать, и теперь я буду ждать Ричарда. Надеюсь это не последняя моя запись в этом блокноте».
   Род убрал блокнот в карман и постучал по нему пальцами. Не снимая свою обувь, лёг на диван и начал искать того паука, но никого не увидал. Всю ночь Родолс пролежал с открытыми глазами, пытаясь придумать хороший план. Иногда его голова медленно наклонялась, и он начинал засыпать, но отбивая сон напрочь, его иногда бодрило. Из-за страха Род Родолс сам закрылся с внутренней стороны и положил возле себя нож и стакан воды, что бы лишний раз не ходить мимо окон.
   Посередине ночи кто-то резко подёргал дверь, защёлкал замочной скважиной или щеколдой. Снаружи чужак, пытался войти, он явно знал все секреты вертолёта. Он был очень настойчивым, но вскоре не прошеный гость ушёл с громким рыком. Всё время тряски двери, Род не шевелился, но когда всё прекратилось, он сел на диван и тяжело и громко выдохнул воздух ртом. У Рода Родолса затряслось всё тело, он со страхом упал на пол, что бы в окнах его ни кто не увидел, схватил нож, на карачках подполз к двери и немного поднял голову посмотрев при этом в окно. В темноте виднелись шесть огненных глаз, которые пронзили его душу и они смотрели точно на него. Эти глаза он видел во сне и сейчас они его напугали ещё больше. Сердце начало колотиться как сумасшедшее.
   Все шесть огненных глаз гипнотизировали и завораживали Рода Родолса, глаза хотели съесть его взглядом или прожечь в вертолёте дыру. Красные глаза так страшно сияли в темноте, что любому смотрящему становилось не по себе. Долгое рассмотрение глаз, заставило дыхание Рода постоянно прерываться. Его голова становилось бут-то ватной, в глазах начало мутнеть, во рту образовалась самая настоящая пустыня. Род еле смог оторваться от смотрящих на него чудищ и на мягких ногах дошёл до дивана, упал на него и глупыми глазами стал искать хоть какую-нибудь живность возле лампочек. За всё время смотрения вверх, он смог изучить потолок и расположения всех лампочек. Родолс уже знал каждые изъяны или недостатки, которые раньше не замечал.
   Когда начинало рассветать. Род снова тихонько подобрался к двери и выглянул в окно, с надеждой, что всё прошло. И с идеей, что всё это была простая галлюцинация, вызванная тем, что Род ничего не ел весь день. Но глаза на улице всё светили и светили, а потом резко в один единый миг потемнели и исчезли. Теперь расплывчатые чёрные пятна быстро удалились и, в конце концов, спрятались за деревьями.
   Род не отходил от окна, со стороны он был похож на сумасшедшего человека, ставившегося в одну точку. Через минут десять, после восхода солнца, из леса вышел Ричард. Он при ходьбе еле поднимал обе ноги и где-то сильно вывихнул себе правую ногу. Лицо его было скорчено в отвращении, по нему было видно, что он ужасно устал и за всю ночь ни разу не присел. Эта ночь его вымотала, как ни одна другая в его жизни. На одежде ещё больше порванных кусков, чем в прошлую ночь и возле горла кровоточила царапина. Штанина была обожжена, и на ноге не хватало одного пальца. Род это заметил сразу, но решил, ни придавать этому какое-нибудь значение.
   В руке Ричард Бронкс нес тушку кролика, у которого на ухе виднелся оторванный клочок. Кролик весел ногами верх, его серая шкурка была полностью в крови, а уши медленно шатались и били Ричарда по коленке или друг об друга. Род открыл дверь изнутри, прыгнул на диван и сделал вид, что крепко спит. Роду на самом деле сильно хотелось спать, его глаза слипались и медленно закрывались, но он ущипнул себя за руку и от боли немного взбодрился. Каждый приближающийся шаг Ричарда заставлял Рода отбиваться от усталости, и ему хотелось выбежать наружу и опросить друга по полной программе.
   Ричард отодвинул внешний засов, нажал на ручку и медленно открыл дверь, слегка заглядывая вовнутрь. Вскоре голова показалась полностью, он внимательно рассмотрел Рода и зашёл полностью.
   – Эй, Род, ты ещё спишь! Вставай, давай, утро уже пришло. Пора идти на поиски, а то так и через десять лет никуда не выйдем.
   – Да знаю я. Уже встаю. – Сонным голосом, сказал Род, слегка открывая глаза.
   – Очень хорошо, что ты хоть знаешь. – Ричард подошёл к раковине налил бокал воды и, отпевая по не многу, продолжил говорить. – Сегодня на улице замечательная погода, хоть ложись и загорай. День просто предназначен для поисков. Погода так и говорит: «Идите на поиски». – Последнюю фразу Ричард проговорил, изменив голос. – Надеюсь, что сегодня ты не будешь валиться без задних ног и пугать меня своими обмороками. А то дни тут не охота просиживать, нудно если честно. И кстати мне кажется, известно в какую сторону нам идти. Пока я бегал за кроликом, то увидал много тропинок и каких-то намёков на Графа Альмофренса Мьёчнора.
   – Отлично, так давай пошли туда, что и в правду время то тянуть. Тем более если мы быстро найдём Графа, то быстрее вернёмся домой и продолжим свои работы и исследования. А ты, во сколько сегодня проснулся?
   – Это не важно, тем более я на время не смотрел. А ты давай вставай, и давай пожалуй, сначала завтракать будем, а то я голодный, как волк. – Ричард неожиданно рассмеялся и смутил самого себя. – Да и ты нечего не ел уже день, только спал и спал. Я даже за тебя начал переживать. – Ричард заглянул в холодильник, и радостно, держа в руках овощи, проговорил. – Сейчас я приготовлю замечательный суп из кролика. Это старинный рецепт. Такой суп ты ещё ни разу не ел. – Ричард, положил всё с холодильника в котёл, положил туда кролика и пошёл к выходу.
   – Ричард, а как тебе сегодня спалось? – Спросил Род, не дав Ричарду выйти на улицу.
   – Лучше не бывает, я так даже дома не высыпаюсь, как здесь. И, между прочим, мне сны такие классные снились. Я в жизни такие яркие и запоминающие сновидения не видел. – Быстро заговорил Ричард, стуча пальцами об железную стенку котелка. – А где-то уже на рассвете проснулся, что б попить воды, в глотке сильно пересохла, прямо как в пустыне. Стоя со стаканом в руках, я увидел, как за окном скачет вот этот жирный кролик, я взял нож и пошёл его ловить. Ну, ты ж меня знаешь я ловкий, я быстро его поймал. – Род Родолс понимал, что он врёт и по его памяти он что-то такое говорил вчера. – Конечно, пришлось постараться, но всё-таки дело сделано, пора есть готовить.
   – А что потом, ты пошёл сюда или куда-то в другое место? – Заинтересовано и резко спросил Род.
   – Естественно сюда пришёл. Надо же брата своего будить, а то я подумал, что столько спать явно нельзя. Тем более, куда я без тебя пойду. – Ричард посмотрел в окно и решил изменить тему разговора. – А ты, между прочим, не ел и не пил целый день. Надо и поесть, а то опять будешь падать. Второй раз я это не переживу. Но чёрт с этим, забудем о вчерашнем дне, он в прошлом, будем жить сегодняшним днём. Давай сделаем так, я сейчас сниму шкурку, пожарю его и будем есть. Это будет примерно через полчаса, плюс минус десять минут. – Ричард свободной рукой открыл дверь, вышел на улицу, стараясь уйти от каких-либо дополнительных вопросов.
   Род сделал вид, что ему поверил, затем подтянувшись, внимательно посмотрел в окно, пытаясь хоть немного разглядеть, что сейчас будет делать его друг, который умеет врать и не краснеть. Ричард взял ножик, снял шкурку, погладил её ладонью и откинул её в сторону вертолёта. Потом он взял ножик и вытер его об мягкую зелённую траву. Ричард так не аккуратно крутил в руках нож, что нечаянно глубоко обрезался. С раны потекла чёрная кровь. Облизнув рану, Бронкс схватил кролика и принялся к разделке на тонкие пласты, а после на маленькие квадратные и прямоугольные кусочки. Куски были кроваво красного цвета, а некоторые с выпирающимися костями. Взяв сковородку, бутылку растительного масла, овощи и некоторые банки со специями с котелка, Бронкс развёл костёр и стал жарить кроличье мясо, затем закинул овощи и в конце он добавил приправы.
   Пока Ричард занимался готовкой, Род отвлёкся от окна и посвятил себя чтению книги, про Графа Альмофренса Мьёчнора. Ему теперь не хотелось идти на его поиски, сначала надо было выяснить, куда каждую ночь ходит Ричард Бронкс и почему он делает вид, что ничего не замечает, на счёт пропажи мяса и сломанных тумбочек. Род Родолс не мог внимательно читать книгу, он знал, что теперь ему надо глядеть в оба, что бы ни произошли, неприятные обстоятельства со смертельным концом.
   День, прошёл незаметно. Родолс в вертолёте поел овощи и оставшиеся бананы и когда Ричард позвал, его есть приготовленного кролика, то он отказался из-за боязни, что он отравленный.
   За некоторыми разговорами, Род уговорил Ричарда сегодня никуда не идти, он ссылался на головную боль и на очень жаркую погоду, при которой можно получить солнечный удар. Ричард постоянно смотрел на Рода, со странным взглядом зверя. Родолс пытался хоть что-то в нём разглядеть и понять задуманное, но глаза были лишь озверевшие и опустевшие. Весь день Род ждал наступления ночи, что бы осуществить свои задумки и проследить за Ричардом.
   Ночь сопровождалась полной белой и яркой луной. Род следил за каждым движением Ричарда, пытаясь ничто не упустить. В двенадцать часов они оба легли спать. Через полчаса Ричард поднялся, быстро оделся и убедившись, что Род лежит с закрытыми глазами, вышел на улицу. Ричард куда-то очень сильно спешил и забыл закрыть вертолёт.
   Род моментально вскочил и сразу же посмотрел на дверь. Родолс заранее сложил одежду, так что б быстро одеться и не запутаться. Он надел куртку, взял фонарь и нож. Род Родолс выскочил из вертолёта, тихонько закрыл дверь, посмотрел в какую сторону пошёл его теперь уже бывший лучший друг и стал медленно идти за Ричардом, стараясь быть не замеченным.
   Свежий ночной ветерок обдувал его рыжие волосы. Невысокий Бронкс сначала шёл как человек ловко обходя препятствия, благодаря своему росту, а уже в глубине еса, он превратился в волка и побежал на четырёх лапах с бешеной скоростью. Ричард покрылся серовато-чёрной шерстью и из пасти вылезли крупные клыки. Уши перешли на макушку, заострились и появились тонкие волосяные кисточки.
   Род сначала испугался, но взяв себя в руки, вдохнул полной грудью и побежал за ним, что б, ни упустить не единого шага Ричарда и чтобы успеть проследить за ним до конца. Род Родолс увидал, что оборотень остановился на широкой поляне, где встал на две лапы и вновь превратился в человека.
   Во взгляде Ричарда пропала уверенность, и он стал осматриваться вокруг себе, что-то ожидая увидеть. Род ни кода не видел Ричарда Бронкса таким обеспокоенным и боязливым. Бронкс встал посередине и что-то на странном языке прошептал в пустоту.
   Из темноты вышло много людей, посередине встал человек в тёмном одеянии и в чёрном капюшоне. На ногах у человека ничего не было, только голые и грязные ступни. Этот человек, был явно главнее всех, его высоко поднятая голова это хорошо демонстрировали. На него постоянно смотрели все остальные люди и ожидали от него каких-то резких действий. Человек в капюшоне стоял гордо, его спина словно натянута, а голова строго смотрела вверх, призерая Ричарда.
   Из-за тёмного капюшона, лица не видать, лишь чёрная пустота. Роду она напомнила образ Смерти из фильмов или образ Смерти в сказках. Ричард, встал перед ним на колени и низко наклонил голову, теперь он повиновался ему во всём и готов был выполнять любое его поручение, чтобы тот ему не приказал. Ричард и так сравнительно низкого роста, а на коленях возле человека в капюшоне, оказался её ниже пояса.
   Род внимательно прислушивался, он пытался понять, про что шепчутся стоящие вокруг люди в порванной одежде, которые явно говорили на незнакомом Роду языке. Меж собой они явно обсуждали Ричарда, а некоторые своей измазанной и покарябанной головой показывали на него, корча лицо в призрении. Кто-то показывал на него пальцами, и смеялись, как лошади.
   – Я вам повинуюсь, моя прелестная госпожа. Мая любимая, единственная и самая справедливая госпожа на свете. – Сказал Ричард и взял человека за руку, пытаясь поцеловать её, но передумал. – Вы моя богиня, ради вас я готов на всё, что вы мне прикажете, я сделаю и ни скажу вам, ни слова. Я повинуюсь только вам и никому другому. Вы для меня всё, вы для меня жизнь. Если потребуется я готов за вас отдать всё на этом и на том свете, что бы нам вы не сказали.
   – Отстань от меня, ты грязное, омерзительное и презрительное животное. Я тебя ненавижу. – Отдёрнув руку, строгим, грубым и женским голосом проговорил человек в капюшоне. У человека явно женский и слегка грубоватый голос и где-то Род уже его слышал, но вот где он никак не мог вспомнить. Размахнувшись, человек ударил Ричарда, ладонью по щеке и Бронкс упал на землю, но быстро поднялся в скованном состоянии. – Ты не на что не способен, даже на самое простейшее задание, которое выполнит любое животное. Если бы это ничтожество позволяло бы изредка подпускать к себе незнакомых людей, то твоё задания выполнил бы любой из этой достойной и сильной толпы! – Её голос становился громче и громче, как бут-то кто-то прибавлял постепенно громкость. – Ты мне до сих пор не принёс блокнот этого ничтожества и эгоиста Рода Родолса?! – От последних слов, Рода передёрнула, как бут-то его ударило током.
   – Но, он его носит всё время собой, и я не могу, к нему даже притронутся, а взять точно не получиться. – На тяжёлом дыхании и с запинанием в голосе сказал Ричард. Он на человека смотрел умоляющими глазами, прося простить и пожалеть. – Я хотел сегодня забрать этот чёртов блокнот. Я не вру, я б его сегодня же убил, но этот намного сильнее и хитрее меня, он просто предугадывает мои мысли. Мне кажется, что он знает о том, что я сюда хожу, хотя я стараюсь делать эта не заметно. И, между прочим, ваши люди меня подставили, они показывались возле вертолёта. – Затем Ричард посмотрел на толпу и ужаснулся. – Это ничтожество свой исследовательский блокнот держит крепко и даже не даёт к нему приблизиться. Я вам завтра точно принесу его, обещаю, поклянусь, чем захочешь. Клянусь всем, что у меня есть, и пусть меня заберёт чёрт или…
   – Хватит! Замолчи! Ты уже надоел мне! Ты жалкое, мерзкое ничтожество! Надоедливый слизняк! Твои клятвы и обещание ничего не стоят, они не достойны меня и я им уже не верю! Ты лживое животное! Ты не на что неспособен, даже на такое мелкое задания, как это! Ты слабак, тебя даже убить не жалко! Если б Род был бы поглупее и ему бы так не везло, то я б дала это задание не тебе, а первому попавшемуся человеку! Я думала, что ты справишься, а ты ничего не можешь сделать! Ты просто отвратителен! Тебя все здесь призирают! Если бы ты хотел выполнить задания, то сделал бы всё и даже больше!
   – Да, но…
   – Заткнись! Замолчи! Больше ты не скажешь мне пустых слов. – Сделав один шаг, человек в капюшоне, достал острый, как бритва кинжал и поднес его к горлу Ричарда.
   – А! – Резко и робко произнёс Ричард. – Я, я…
   – Ты понимаешь, что эта твоя последняя ночь, подыши этим свежим воздухом и подумай о своёй пустой жизни. Забудь все, что знал, дальше тебе ничего не потребуется.
   – Умоляю тебя, смилуйся надомной, я сделаю для тебя всё, я, я убью его, прям сейчас приду и убью. – От волнения пот у Бронкса лил водопадом. – Я ради тебя убью его прямо сейчас и принесу тебе, то, что ты хочешь, но не убивай меня, дай ещё один маленький, крохотный шанс, пожалуйста, ради тёмных сил. Пожалуйста. – Из его глаз полились слёзы.
   – Ты жалок, также жалок, как и твой отец, такое же было ничтожество. Ты на него очень сильно похож. – Она отпустила нож, и он воткнулся в землю, задев коленку Ричарда из которой полилась чёрно-красная кровь. – Ты просто жалкое создание и моя большая ошибка. Не надо было тебя трогать и вводить в нашу чёрную семью.
   У Ричарда перед глазами, стали появляться моменты из жизни. Как он первый раз пошёл в школу, как его сильно любила мама, про то, как он поступил в институт, как ему при всех вручали красный диплом высшего образования, как он первый раз влюбился и многое, многое другое. Больше всего моментов было связанных с Родом. Где-то в дали ему слышалась его любимая медленная мелодия. Потом перед глазами появилась картинка, на ней, он быстро перемещал пальцы по клавишам пианино и играл эту мелодии на сцене, его слушало, много народу и наслаждались им. По лицу не спеша поплыли слёзы. Ричард отпустил голову, принимая свою жестокую судьбу и принимая не минуемую смерть.
   Женщина в капюшоне, подняла указательный палец, и на нём медленно стал расти острый коготь. Когда коготь стал вдвое больше чем палец, то от него отблёскивала луна. Она осмотрела его, слегка дунула и провела им по шее Ричарда. Темная кровь хлынула фонтаном, голова полностью откинулась назад, а затем отвалилась и покатилась по земле.
   Род не смог смотреть на этот ужас и закрыл глаза. Люди стоящие вокруг женщины в капюшоне превратились в волков, кинулись на мертвую голову и разорвали её на мелкие куски, которые отлетали от них вверх. К телу ни кто не смел прикасаться. Женщина в капюшоне поставила свою босую грудь Ричарда и оттолкнула его на землю.
   – Ешьте, ешьте мои слуги. Грязные, жалкие слуги. Мерзкая, гнусная, нечисть. Моя нечисть. Моё богатство! – Женщина рассмеялась, злобным, страшным и дьявольским смехом.
   Род хотел бы убежать подальше от них, но когда он сделал всего один шаг, то наступил на тонкую ветку, которая громко хрустнула. Все волки посмотрели в сторону Родолса. Принюхиваясь, они побежали на него. Род хотел, убежать, но не успел даже сделать несколько шагов, как его схватили волки и потащили к женщине в капюшоне. Род от страха, отключился, и всё мысли улетучились вдаль. Последнее что ему послышалась – это тонкий довольный женский хохот.

Глава 3
Жуткое предательство

   Родолс понял, что он подвешен в клетке, на средней высоте и медленно крутиться вокруг своей оси. Ощущение, что он не чувствует земли, ему совсем не нравилось и от этого у него закружилась голова. Род закрыл глаз и медленно их снова открыл.
   С одной стороны, Род увидел, как двое веселящихся мужчин на палках возле костра жарят крупные куски мяса и постоянно подкидывают тонкие ветки в костёр. Мужчины медленно крутили палки. С мяса по капельке на угли стекал сок и от этого образовывались шипящие звуки вызывающие активные журчания желудка у пленника Рода Родолса. Запаха мяса не чувствовалось, он поглощался вонью.
   Один из сидящих рассказывал, какую-то историю, и они вдвоём резко захохотали во всё горло. После продолжительного смеха, они не одобрительно посмотрели на Рода. Один мужчина с довольным прищуром показал свой длинный язык, у которого кончик языка разрезан на две части. А другой большим пальцем провёл по горлу и изобразил труп.
   Неподалёку от них, сидит невысокая женщина, в страшном порванном когда-то белом свадебном платье. Она подняла с пола нож и начала точить его об серый шершавый камень. Искры от ножа летели в разные стороны. Когда она убедилась, что нож достаточно острый, то подняла руку вверх и разрезала её от среднего пальца до локтя, при этом обливая кровью себе волосы, лицо, тело и платье. Эту женщину никто не замечал и никто не обращал на неё внимание. Всем без разницы, что и как она делает, как бут-то эти действия для них нормально.
   Мимо неё прошла одна пара с плетёными из листьев корзинками, полными трав, корней и листьев. Женщина влюблено сжимала руку грозного и нахмуренного мужчины. Она улыбалась ему и влюблено смотрела на его лицо. А он как шёл прямо, так и шёл, ему было всё равно кто с ним и что она делает. По его шагам, Род подумал, что он загипнотизирован или его заставляют что-то делать против его воли.
   От жары Роду стало не по себе. Он опустил голову и пальцами потёр глаза, пытаясь утихомирить головную и глазную боль. На душе было тяжело и неспокойно. Вчерашняя ночь отрывками напоминала о себе, но всю ночь он ни как не мог вспомнить.
   – Ха, дыши, пока ещё можешь дышать. А то без головы не сильно то и подышишь. Ведь дышать то будет не чем. Ха-ха-ха… – Прыгнув на клетку, сказала женщина лет сорока или пятидесяти в ужасном, порванном чёрном, как смоль платье и с отравительным запахом изо рта.
   У этой мерзкой женщины каждый зуб, гнилее другого. Уже пожелтевшие длинные ногти, с большим количеством грязи. Она схватились за прутья и начала корчить язык. Левой рукой, женщина начала медленно стучать ногтями по решёткам, словно играла на духовом инструменте. Её грязные волосы, прилипли к неумытым щекам и подведённым углём глазам. В её зрачках читалось отвращение ко всему сущему и к жизни, в общем.
   – Что? Что ты там сказала? – Еле произнёс Род.
   – Ты и в правду мерзкий. Ха-ха-ха. Как же на тебя наша госпожа смотрела. На таких людей как ты, даже смотреть отвратительно, я уже не говорю об отвращение говорить с тобой. Ты мерзок, даже слишком для простого человека. – Она подняла глаза на вверх, немного подумала и, присмотревшись, продолжила. – Хотя если внимательно на тебя поглядеть, то ты вполне нормальный, так ничего особенного, простой жалкий человек. Тебя бы переодеть, и нормальный вид предать, то смотри и женился бы. Или хотя бы нашёл бы кого-то. – Она протянула свою грязную руку и хотела дотронуться ладонью, до щеки Рода, но не получилось. Родолс увернулся вниз и стукнул по её ладони своей рукой. От резкого движения вниз у Рода Родолса ещё сильнее затрещала голова.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →