Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Кайлаш Сингх из Индии перестал мыться после свадьбы 38 лет назад, надеясь, что от этого у него точно родится сын. Пока у него семь дочерей.

Еще   [X]

 0 

Крыло ангела Смерти (Лазарева Ярослава)

Ангелы. Светлые, вечные, прекрасные… Кто они? Посланники Бога или существа, наделенные собственной волей? Зачем они появляются в нашем мире, как они связаны с людьми? И что будет, если однажды ангел решит пойти против воли Небес, испытывая вполне человеческие чувства?

Год издания: 2011

Цена: 29.95 руб.



С книгой «Крыло ангела Смерти» также читают:

Предпросмотр книги «Крыло ангела Смерти»

Крыло ангела Смерти

   Ангелы. Светлые, вечные, прекрасные… Кто они? Посланники Бога или существа, наделенные собственной волей? Зачем они появляются в нашем мире, как они связаны с людьми? И что будет, если однажды ангел решит пойти против воли Небес, испытывая вполне человеческие чувства?


Ярослава Лазарева Крыло ангела Смерти

Глава 1
Лена

   Денис впервые увидел ее на дневном спектакле мюзикла «Красавица и Чудовище». Когда начался антракт, он решил прогуляться, чтобы размять затекшие от долгого сидения ноги. Мюзикл оказался трехчасовым, перерыв был только один, и Денис уже пожалел, что согласился пойти на него. Но его сокурсница, хорошенькая блондиночка Мила, взяла инициативу в свои руки, купила билеты и пригласила его. Денис был хорошо воспитан и отказать девушке без каких-либо веских причин считал неприличным. К тому же она ему нравилась, хотя он еще не очень хорошо разобрался в ее внутренних устремлениях. Они месяц назад начали учиться в Бауманке[1], и пока Денис плохо знал сокурсников. Мила приехала в Москву из Воронежа, Денис – из Новосибирска. Правда, жил он не в общежитии, а у своей бабушки. Его мама была коренной москвичкой, но, выйдя замуж за его отца, уехала с ним в его родной город Новосибирск. Родители оба окончили этот же университет и очень хотели, чтобы их сын-отличник тоже учился именно в нем. Денис, будучи золотым медалистом, легко поступил в Бауманку. Выбрал он факультет высшей математики, так как всегда мечтал заниматься чистой наукой. Одногруппники сразу прозвали его ботаном, так как Денис носил на занятия исключительно строгие костюмы, был невозмутим, знал ответ на любой вопрос и был со всеми подчеркнуто вежлив. Но вот девушки мгновенно заинтересовались таким неординарным парнем. К тому же, на их взгляд, Денис был красавчик. Черные, аккуратно подстриженные волосы, свежее, всегда румяное лицо, большие карие глаза, белозубая улыбка, спортивная подтянутая фигура. Но главное – манера поведения. Денис был спокоен, дружелюбен, с девушками улыбчив и приветлив, не строил из себя супермена и сразу казался отличным другом. Он охотно помогал по первой просьбе, и девушки это оценили. Между ними началось негласное соперничество за сердце Дениса. Но он был со всеми одинаково приветлив и никого особо не выделял. И вот Мила, одна из его тайных поклонниц, решила действовать более активно. Она с трепетом предложила сходить на мюзикл. Денис вначале удивился, но, увидев ее взволнованное личико, улыбнулся и сказал, что сходит с удовольствием, только отдаст ей деньги за свой билет. Мила пожала плечами и сказала: «Без проблем». Она уже жалела, что согласилась взять эти билеты у девчонок в общежитии. Они жили в соседней комнате и по какой-то причине не могли пойти на дневной спектакль. Мила купила у них билеты и решила пригласить Дениса. Но когда он так легко принял ее приглашение, подумала, что могла бы съездить в кассы МДМ[2] и приобрести билеты на вечерний спектакль. Тогда Денису поневоле пришлось бы проводить ее до общежития. А там мало ли! Вечерняя Москва, размытый свет фонарей, осенняя листва под ногами, и они гуляют по улицам, взявшись за руки и говоря обо всем. Но сейчас эти мечты навряд ли могли быть осуществлены. Спектакль начался в два часа дня, к тому же в зале было много детей, что тоже мешало романтическому настрою, так думала Мила. Правда, все первое действие она сидела рядом с Денисом и даже иногда прижималась плечом к его плечу. Но он выглядел полностью поглощенным мюзиклом. Мила надеялась, что в антракте он сводит ее в буфет, они выпьют кока-колу, съедят по пирожному и между ними, наконец, пробежит искра. По правде говоря, Мила сама толком не знала, что это за пресловутая «искра», но все говорили, что она непременно должна появиться между влюбленными и тогда все будет в порядке. Но пока никакой искры не наблюдалось. Мила, конечно, таяла в присутствии Дениса, тем более они впервые пошли куда-то вместе, но он выглядел таким же, как в университете – невозмутимо-дружелюбным.
   Когда начался антракт, Денис вздохнул с облегчением. Мюзикл ему нравился, но действие показалось немного затянутым. К тому же явные знаки внимания, которые оказывала ему Мила, наводили на размышления. Она периодически касалась коленом его колена, прижималась плечом, иногда ее рука сжимала его локоть. Денис делал вид, что ничего не замечает, но чувствовал все большую неловкость. Мила была ему приятна, но не более того. Правда, сердце его было свободно, но особого восторга Денис в присутствии этой девушки не испытывал. Он сейчас сам недоумевал, зачем согласился пойти с ней на спектакль. Мила наверняка расскажет одногруппницам об этом, начнет хвастаться. И девчонки тут же сделают выводы, совершенно не соответствующие действительности. Денис в этом не сомневался, хотя относился к подобным девичьим «воздушным замкам» снисходительно и старался не обращать внимания, если вдруг сам оказывался в роли «принца». В старших классах это происходило не раз. Он получал эсэмэски с весьма откровенным содержанием, любовные «записочки» на е-мейл, но реагировал с юмором. Пока его сердце молчало. И сейчас, глядя на округлое симпатичное личико Милы, ее умело подкрашенные голубые глаза, завитые осветленные волосы, не испытывал ничего экстраординарного. Возможно, его острый ум аналитика и четкое понимание устройства окружающего мира и самого человека мешали потерять голову от какой-нибудь хорошенькой девчонки. Даже в подростковом возрасте, когда выбросы гормонов зашкаливали, Денис старался сохранять спокойствие и думать прежде всего головой, а потом уже «всем остальным».
   В зале зажегся свет. Денис глянул на Милу. Она явно ждала, что он пригласит ее «на стаканчик колы». Он улыбнулся и встал, подав ей руку. Мила уцепилась за нее с откровенно довольным видом. Они начали пробираться к выходу, и тут Денис увидел ее. Он даже споткнулся, так поразило его лицо девушки, сидящей в соседнем ряду. Она была чрезвычайно бледной и худенькой. Возможно, поэтому выглядела совсем юной. Денис не дал бы ей больше пятнадцати. Светло-русые с золотистым отливом волосы лежали легкими волнами на ее хрупких плечиках. Голубая шифоновая блузка с воланами вокруг ворота подчеркивала воздушность облика девушки. Тонкое бледное лицо без тени румянца выглядело нежным и утомленным. Большие глаза красивой формы были светло-серого цвета и казались прозрачными. Девушка была без косметики. Длинные русые ресницы, тонкие приподнятые брови казались нарисованными кистью искусного художника по имени Природа. Краски были неяркими, естественными, никаких нарочитых линий и пятен. Денис невольно перевел взгляд на пробирающуюся за ним Милу, и обилие косметики на ее лице неприятно поразило его. Он снова посмотрел на незнакомку. Она опустила глаза, видимо, его взгляд показался ей неприлично пристальным. И тут только он заметил, что возле нее сидит осанистая женщина, на вид лет шестидесяти, и смотрит на него настороженно. Денис почувствовал, что краснеет, и перестал разглядывать девушку.
   Когда они пришли в буфет, то увидели, что очередь просто огромна.
   – Я отлучусь на минутку, – прощебетала Мила.
   – Конечно! – ответил Денис.
   Она ушла, а он начал оглядываться, в надежде увидеть юную незнакомку. Но в толпе ее не было. Денис чуть шею не вывернул, изучая всех входящих девушек. Очередь двигалась медленно, в буфете было душно. Особенно после зала. Там во время спектакля включали кондиционеры. Наконец появилась Мила. Она явно обновила макияж, и ее ярко-красные блестящие губы вызвали у Дениса странный приступ раздражения.
   – Я думала, ты уже все взял! – сказала она и надула губки.
   – Видишь, как медленно двигаемся! – ответил он.
   – Вижу, – вздохнула Мила и прижалась к нему.
   Денису стало неприятно.
   – Слушай, я тоже отлучусь кое-куда, – сказал он, отстраняясь.
   – Да? – явно огорчилась она. – А я тут одна стой!
   Денис не сдержал улыбки.
   – Ну раз тебе надо… – протянула Мила и снова надула губки.
   – Я быстро! – пообещал он и направился к выходу.
   – Но там тоже очередь, – услышал вслед, но даже не обернулся.
   Денис не пошел в туалет, а вернулся в зал. Он был практически пустым. И Денис сразу увидел незнакомку. Она все так же сидела на своем месте. Правда, ее спутницы рядом не было. Денис особо раздумывать не стал, подошел и уселся в соседнее кресло.
   – Привет, – с трудом преодолевая волнение, произнес он. – Как вам спектакль?
   – Здравствуйте, – растерянно ответила девушка и подняла на него глаза.
   И Денис пропал. Ему показалось, что все вокруг мгновенно изменилось, словно он оказался в параллельном мире. По его запылавшему лицу пронесся свежий ветерок, запахло травой и раскрытыми цветами, запели птицы и запорхали мотыльки… Денис моргнул, его сердце колотилось, в ушах шумело. Он испытывал одновременно восторг, страх, восхищение и дикий выброс адреналина. И видел только серые глубокие глаза, опушенные длинными русыми ресницами с пушистыми загибающимися кончиками.
   – Как вас зовут? – охрипшим голосом спросил он.
   – Лена, – ответила она, не сводя с него взгляда.
   – А меня Денис, – начал он приходить в себя. – А можно я вам как-нибудь позвоню? Диктуйте номер.
   И Денис достал из кармана пиджака телефон.
   – Не знаю, – задумчиво ответила Лена.
   – Номер свой не знаете? – засмеялся он.
   И она улыбнулась в ответ. Ее грустное бледное личико оживилось. А маленькие ямочки, появившиеся на щечках, настолько умилили Дениса, что он уже забыл свой вопрос. Они замолчали, не сводя глаз друг с друга. Они погружались в глубину зрачков и пропадали там. Это было словно наваждение.
   – Номер знаю, – наконец, ответила она.
   И продиктовала. Денис быстро вбил его в свой телефон. Тут только он заметил, что на руках Лены надеты полупрозрачные перчатки. Их застежки в виде крохотных букетиков из разноцветного бисера выглядели так трогательно, что у него сжалось сердце. К тому же подол юбки этой странной девушки был пышным и касался пола.
   «Да она – принцесса!» – восхищенно решил Денис.
   – Когда вам можно позвонить? – тихо спросил он.
   – Когда хотите… но я не знаю… – опять повторила она.
   – Не страшно, – глупо ответил он, про себя удивляясь нелогичности всего происходящего.
   – Нам не стоит… – начала Лена. – Это ошибка! Простите!
   Денис, не вполне понимая, внимательно посмотрел на нее. Но Лена опустила голову, пряча взгляд. Наваждение ушло. Он видел лишь ее ровный пробор и падающие волны волос, закрывающие лицо.
   – Молодой человек! – раздался над ним грозный голос. – А вы места не перепутали?
   Денис вздрогнул и вскочил. Возле него стояла спутница Лены, пожилая женщина, и укоризненно на него смотрела.
   – Да, да, – растерянно проговорил Денис, – я ухожу.
   Лена подняла на него глаза. И он снова ощутил, как накатывает волнение. Денис не мог понять его причину, его аналитический ум впервые не давал верные ответы, душа находилась в смятении. Денис только чувствовал, как неприятно у него вспотели ладони. Это отчего-то устыдило его, он развернулся и вышел из зала. В коридоре столкнулся с возмущенной Милой. В ее руках запотели два стакана с кока-колой.
   – Куда ты пропал? – раздраженно спросила она. – Вот, пей!
   – Спасибо, не хочу! – ответил Денис.
   Мила поджала губы.
   – Извини! – тут же спохватился он и взял стакан из ее рук.
   Она решила сменить гнев на милость и кокетливо заулыбалась.
   – В буфете такая толкотня, – сообщила она, – один пацан двинул меня локтем в бок… дурак! Потом долго извинялся и даже хотел познакомиться.
   – А ты что? – равнодушно произнес Денис.
   – Как что?! – округлила она глаза. – Вообще-то я тут не одна! Если ты забыл! Мы же вместе?
   – Да-да, – рассеянно ответил он. – Вернемся в зал? Антракт уже заканчивается.
   Они допили колу. Оба молчали. Денис изнывал от нетерпения вновь увидеть новую знакомую, Мила размышляла о том, что он совсем не обращает на нее внимания и, по-видимому, ей не нужно тратить время на этого «законченного ботана». И она порадовалась, что взяла телефон того парня, который нечаянно толкнул ее в буфете.
   Когда они вернулись в зал, то Денис старался не смотреть в сторону Лены. Она по-прежнему сидела в кресле. Рядом с ней находилась ее спутница. При появлении Дениса женщина метнула в него строгий взгляд. Но он сделал вид, что никого и ничего не замечает. И помог Миле усесться на место. Второе действие мюзикла прошло мимо его сознания. Денис без конца оглядывался, вертелся и с трудом дождался окончания спектакля. Ему хотелось только одного – оказаться рядом с Леной. И он уже не анализировал ситуацию, понимая, что желания и эмоции захватили его целиком. Денис знал, что сейчас лучше «плыть по течению» и не сопротивляться. Как только мюзикл подошел к концу и зрители встали с мест и начали бурно аплодировать, Денис потащил Милу к выходу, говоря, что сейчас в гардероб выстроится огромная очередь. Мила плелась за ним, раздражаясь все больше. Ему удалось довольно быстро получить куртки, он лихорадочно помог своей спутнице одеться, сказал, что зайдет «кое-куда», и предложил дождаться его у входа или «если она спешит, то уехать одной». Последнее замечание окончательно разозлило Милу. Она заметила, что он «нахал, каких поискать», и что ждать его она не намерена.
   – Вот и чудно! – явно обрадовался Денис. – Встретимся на занятиях! И спасибо за компанию!
   Он махнул ей рукой и устремился прочь. Мила пожала плечами и вышла на улицу. Она решила, что с Денисом покончено раз и навсегда, и после небольшого раздумья достала телефон и набрала номер парня, с которым познакомилась в буфете.
   Денис вернулся в зал. Он оказался практически пуст. Однако Лена по-прежнему сидела на своем месте. Он преодолел волнение и уже хотел пойти к ней, как вдруг увидел, что спутница Лены идет по проходу. За ней следовал какой-то мужчина. Он катил инвалидное кресло. Денис замер, не понимая, что происходит. И когда мужчина осторожно поднял девушку на руки и усадил в это кресло, у Дениса потемнело в глазах. Он отпрянул вглубь коридора и, морщась от сострадания, наблюдал, как мужчина катит кресло к выходу. Лена сидела прямо, приподняв подбородок. Но ее глаза были опущены, в уголках рта залегли горестные складки. Правда, она постоянно пыталась убрать их, и искусственная улыбка растягивала ее бледные губы. Денис не пошел за ними. Его сердце ныло от тоски. Ощущения были ужасны. Казалось, что из прекрасного мира, наполненного солнцем, цветами и бабочками, он мгновенно упал в черную мрачную пропасть. Денис усилием воли взял себя в руки.
   «Я должен забыть эту девушку! – твердо сказал он себе. – Будем смотреть правде в глаза. Она инвалид. Я могу предложить ей только дружбу. Но разве это кому-нибудь нужно? Уверен, что такие отношения принесут только боль и мне и, возможно, ей».
   Приняв такое решение, он почувствовал себя значительно лучше. И, застегнув куртку и намотав шарф вокруг шеи, покинул здание. Но как только он вышел на улицу, так сразу заметил на стоянке большой джип. Лена сидела на переднем сиденье, дверь была открыта. Мужчина помогал забираться в салон ее спутнице. Затем он погрузил в багажник кресло. Денис внезапно ощутил, как влажнеют глаза. Он смотрел на Лену, не отрываясь. И она словно почувствовала его взгляд. Ее голова повернулась, она открыла дверцу джипа шире. Денис мог бы поклясться, что она смотрит прямо на него. Но он стоял на довольно большом расстоянии и плохо различал черты ее лица. Лена не шевелилась, и он, сам не зная зачем, махнул ей рукой. Дверца джипа захлопнулась. Денис вздрогнул. Когда машина уехала, он поднял воротник куртки и направился в сторону метро.
   Всю следующую неделю Денис пытался забыть девушку-инвалида. Он делал упор в своих мыслях на то, что она больна. И как пышущий здоровьем молодой человек, расставлял акценты именно на это. Он думал, что таким образом сможет быстрее выбросить образ Лены из головы. Но наша психика сложная штука. Чем упорнее Денис старался забыть, тем сильнее привязывался к новой знакомой. Просыпаясь, он сразу вспоминал ее бледное милое личико. Серые глубокие глаза будто заглядывали ему в душу, кроткая улыбка, лишь слегка приподнимающая кончики ее светло-розовых губ, ранила его сердце, ласковый голосок звучал в ушах нежной мелодией. Он ощущал аромат ее волос, пропитанных какими-то свежими тонкими духами, напоминающими запахи цветущего летнего луга, чувствовал прохладное прикосновение шелковой перчатки к своей руке.
   Когда Денис отправлялся на занятия, то, общаясь с сокурсницами, поневоле сравнивал их с Леной. Девушки из его группы были все как на подбор энергичными, активными и соблазнительными. И весьма успешно этим пользовались. Они уже знали силу своей женской притягательности и постоянно испытывали свои чары на особях мужского пола независимо от их возраста. Денису иногда казалось, что девушки часто кокетничают просто так, без всяких далеко идущих планов, лишь следуя своей природе. И сравнивая их с кроткой, слабой и хрупкой Леной, он испытывал к ней такую жалость, что сердце начинало ныть. Конечно, забыть Денису новую знакомую не удалось. Промучившись около недели, он позвонил ей. Денис больше не мог выносить своего странного мятущегося состояния. Его внимательность на занятиях снизилась, он потерял аппетит, плохо спал. Даже бабушка, ее звали Наталья Викторовна, с которой он жил в одной квартире, заметила, что с ним происходит что-то не то.
   – Влюбился! – констатировала она как-то за завтраком, наблюдая за рассеянным внуком, который сыпал в чай вот уже третью ложку сахара.
   Денис при ее замечании так сильно вздрогнул, что просыпал сахар на скатерть. Наталья Викторовна довольно улыбнулась, аккуратно собрала сахар и поправила скатерть. Она во всем любила порядок.
   – Говорю же, влюбился! – оживленно сказала она. – Денис?
   Он вышел из столбняка и зарделся.
   – Нет, нет! Что ты, бабуля! – торопливо заговорил он. – С чего ты это взяла? Я? Влюбился?! Да в кого бы?
   Денис глотнул чай и поморщился, так как он был невыносимо сладким.
   – А у тебя в институте девушек, что ли, нет! – торжествующим тоном сказала она. – Вот Дашенька так же влюбилась в студента и вышла замуж. Так ты и родился.
   Дашей звали ее дочь и маму Дениса.
   – Жаль, что уехали они из Москвы! – подперев щеку рукой, добавила она. – А ведь и тут могли устроиться на приличную работу.
   – Все, что ни делается, – к лучшему, – ответил Денис стандартной фразой. – Ладно, мне пора! Спасибо за завтрак!
   Он чмокнул бабушку в щеку и вышел в коридор. Пока натягивал куртку, раздумывал над ее словами.
   «Влюбился, – метались мысли. – Я влюбился? Но этого не может быть! Просто Лена поразила меня своей неординарной болезненной красотой, вот и все! И лишь поэтому я не могу забыть ее».
   Но слово, уроненное в благодатную почву, дало ростки. Все знания, которые он должен был получить в этот день на лекциях, прошли мимо него. Денис без конца анализировал свое состояние, вспоминая все до мелочей. И к концу дня настолько запутался в собственных выводах, что не нашел ничего лучшего, как набрать номер Лены. Он возвращался с занятий. Было уже довольно поздно. Но Денис понял, что если немедленно не услышит ее голосок, то не сможет сегодня уснуть. Он устроился в небольшом скверике возле дома бабушки. Сев на скамью, достал телефон.
   – Алло, – ответили ему.
   Он сглотнул, так как почувствовал, как пересохло в горле.
   – Я вас слушаю, – сказали ему.
   – Лена, это я, – глупо ответил он.
   – Кто это – я? – явно улыбнулась она.
   И Денис от одного предположения, что заставил ее улыбнуться, ощутил такой прилив счастья, что задохнулся от него. Поэтому помедлил с ответом, так как не мог перевести дух.
   – Говорите же! Или я положу трубку, – сказала Лена.
   И он мгновенно пришел в себя.
   – Меня зовут Денис, – торопливо произнес он. – Мы познакомились на мюзикле. Помните? Я подошел к вам. И вы дали мне этот телефон. А потом какая-то женщина…
   – Это моя бабушка, – мягко проговорила она. – Я живу с ней.
   – Я тоже живу с бабушкой! – чему-то обрадовался Денис.
   – А родители? – после паузы спросила она.
   – Они в Новосибирске! – охотно ответил он. – И я сам оттуда. А в Москве учусь в Бауманке. На дневном. Я на первом курсе!
   – А ваша бабушка живет здесь? – явно удивилась Лена.
   – Слушай, давай будем на «ты»? – оживившись, предложил Денис. – А то как-то неудобно выкать. Не такие уж мы с тобой и старые!
   – Давай! – легко согласилась она. – Так что… твоя бабушка?
   – Это мама моей мамы, – пояснил он. – Она всегда здесь жила. А дедушка умер пять лет назад.
   – Сочувствую, – мягко сказала Лена и замолчала.
   – Ну он уже совсем старый был, – торопливо ответил Денис. – Почти восемьдесят! Он намного старше моей бабушки. Ей чуть за семьдесят.
   – А моей только шестьдесят один, – сообщила Лена.
   «Чего это мы все про стариков говорим? – изумился про себя Денис. – Тоже мне тема! Еще подумает, что я какой-то… зануда!»
   – А тебе сколько? – спросил он и тут же ужаснулся, так как решил, что подобный вопрос может показаться ей бестактным.
   – В сентябре шестнадцать исполнилось, – сообщила она.
   – А мне уже семнадцать! Вот! – ответил он.
   И замолчал. Денис внезапно ощутил приступ непонятной робости. Мысли путались, он не знал, что сказать еще. Лена тоже молчала.
   – Приятно было пообщаться, – после паузы услышал он и испугался, что сейчас в трубке раздадутся короткие гудки.
   – И мне так приятно! – торопливо произнес Денис. – Тебе некогда?
   – Почему? – явно удивилась она. – У меня масса свободного времени!
   – Ах да! – поник он, тут только вспомнив, что она не может ходить.
   Ему хотелось расспросить ее об этом, но Денис понимал, что эта тема должна быть для нее очень болезненна и с малознакомыми людьми Лена навряд ли захочет ее обсуждать.
   – Можно я тебе еще позвоню? – робко спросил он.
   – Зачем? – сухо ответила она.
   – Мне хочется поговорить с тобой, – ответил он. – И увидеть!
   – Зачем? – повторила она, как ему показалось, безо всякого выражения.
   – Просто так! – упрямо произнес он. – А что, нельзя?
   – Не стоит, – мягко проговорила она. – Денис, ты милый и приятный молодой человек, и ты мне тоже очень понравился…
   При этих словах он чуть не лишился сознания от невыносимого восторга. Руки задрожали, и он вцепился в телефон, плотно прижав его к уху, словно боялся выронить из трясущихся пальцев.
   – Но все дело в том, что ты многого не знаешь обо мне, – тихо добавила она. – И я не могу вводить тебя в заблуждение на мой счет.
   – Я видел, что тебя увезли из зала в инвалидном кресле! – быстро сказал Денис. – И однако я решил позвонить. Тебе это ни о чем не говорит?
   – Значит, ты в курсе… – после паузы произнесла она.
   – Ты не можешь ходить, вот и все, что я понял, – ответил он. – И все равно, Лен, мечтаю с тобой встретиться! Честно!
   Денис прижал телефон щекой к плечу и вытер вспотевшие ладони. Он ждал ее ответа, как приговора.
   – Хорошо, – после мучительной для него паузы сказала она. – Можем созваниваться.
   – Значит, я могу?.. – начал он.
   – Звони в любое время! – ответила она и положила трубку.
   Денис глубоко вздохнул и понял, что никогда в жизни он не был так счастлив, как в эту минуту. Ему даже домой идти не хотелось. Он встал и направился к выходу со двора. Полукруглая арка их громоздкого дома четко ограничивала картинку улицы. Он видел едущие машины, спешащих людей, огоньки рекламы, но словно отсутствовал в этом мире.
   – Какой я дурак! – пробормотал Денис. – Даже не выяснил, где она живет. Знаю лишь, что с бабушкой. А родители? Мог бы и спросить!
   Денис даже вынул из кармана телефон, но тут же решил, что невежливо так быстро перезванивать, и с сожалением убрал его обратно. Он прошел арку и направился по улице без всякой цели. Его мысли были заняты исключительно Леной. Он предполагал то одно о ее болезни, то другое, представлял, как она живет, чем занимается.
   «Всего шестнадцать! – размышлял Денис. – Она должна еще в школе учиться. Может, на дому занимается? Но какой же я дурак! Надо было взять аську, мейл, выяснить, на каких ресурсах она зарегистрирована. Наверняка сидит и в «Одноклассниках» и в «контакте»! Чего я не спросил!»
   И он остановился и достал телефон. Но снова смущение не позволило ему набрать номер. Тогда Денис решил отправить СМС.
   «Лена, привет еще раз! – написал он. – Это Денис. Забыл спросить, есть ли у тебя аська».
   Отправив СМС, замер, глядя на дисплей. Ответ пришел почти сразу, и Денис в волнении открыл сообщение.
   «Привет еще раз! – гласило оно. – Аська есть, но я не люблю ею пользоваться. Если хочешь что-то написать мне, то лучше на е-мейл».
   Увидев, что Лена прислала свой электронный, Денис расплылся в улыбке и резко повернул к дому.
   Когда он вошел в квартиру, то сразу увидел бабушку. Она встречала его в коридоре с весьма недовольным видом.
   – Добрый вечер! – ласково проговорил он, снимая куртку.
   – Да уже почти ночь на дворе! – ответила Наталья Викторовна. – Мог бы позвонить, что задерживаешься! В институте, что ли, так долго был?
   – Ты же сама утром сказала, что я влюбился! – весело заявил Денис. – Так что нечего сейчас удивляться, что я задержался.
   – Предупреждать надо! – строго ответила она.
   Но Денис видел, как заблестели ее глаза.
   – Ужинать будешь? – спросила она. – Или в кафе со своей пассией перекусил?
   – Бабуля! – расхохотался он и обнял ее за плечи. – Придумаешь тоже! Не было у меня никакого свидания! Так что зря не волнуйся. И прости, что так задержался и не позвонил тебе. Были кое-какие неотложные дела.
   – Ну хорошо, хорошо, – сказала Наталья Викторовна. – Мой руки и приходи на кухню.
   Денис кивнул и отправился в свою комнату. Квартира у бабушки была большой, она располагалась в доходном доме XIX века, комнаты – огромными, а потолки под пять метров. К тому же дом находился совсем недалеко от основного здания Бауманки. Пешком Денис добирался всего за пятнадцать минут. И это было очень удобно. А то, что у него имелась своя комната, он считал главным достоинством этого жилья. Раньше это была комната его матери, и почти все вещи в ней остались еще с тех времен, когда она жила здесь. Наталья Викторовна ничего не меняла. Она скучала по уехавшей в другой город дочери и часто заходила в эту комнату. И когда внук приехал в Москву, благополучно поступил в университет и поселился здесь, ее радости не было предела. Наталья Викторовна мечтала, что он встретит хорошую девушку, непременно москвичку, умную и интеллигентную, влюбится, женится и останется в этой квартире. И кто знает, может, она дождется и правнуков. Но Денису она о своих планах не рассказывала, понимая, что сейчас он отнесется к этому скептически.
   Когда он пришел на кухню, стол уже был накрыт. Наталья Викторовна устроилась напротив внука и наблюдала, как он ест. Но Денис только поковырял вилкой в салате, съел половинку котлеты и выпил чай. Он был малоразговорчив и задумчив.
   – И что твоя девушка? – задала она вопрос в лоб.
   Денис глянул на нее с изумлением.
   – Да нет у меня никакой девушки! – ответил он и улыбнулся. – Эта идея еще с утра засела в твоей голове, и ты, смотрю, ее усердно развиваешь!
   – Хотелось бы, чтобы ты встретил москвичку, – сказала она, словно и не слышала его слов. – Я мечтаю об этом.
   – Не все ли равно, откуда девушка! – ответил Денис и помрачнел.
   Он представил, как знакомит Лену с родными. Трудно было даже предположить их реакцию.
   – Нет! Не все равно! – возмутилась Наталья Викторовна. – Я хочу, чтобы ты остался со мной! Раз уж Даша меня бросила!
   – Никто тебя не бросал! – мягко заметил он. – И мама, и папа тебя любят! Просто так получилось, что они живут в Новосибе. Спасибо за ужин, бабуль! – торопливо добавил он. – Мне нужно еще позаниматься.
   Наталья Викторовна лишь вздохнула и начала молча убирать со стола.

Глава 2
Альфа и Омега

   «Дорогая Лена!» – начал он и тут же, устыдившись показавшегося ему банальным обращения, стер написанное.
   «Милая Леночка!» – набрал он, но это показалось ему слишком фамильярным.
   «Доброе время суток, Лена!» – появилось на мониторе. И Денис остался доволен. После нескольких мучительных попыток он написал следующее:
   «Это Денис. Мы познакомились на мюзикле, а сегодня говорили по телефону. Это мой адрес. Ты разрешила мне писать. Как твое настроение?»
   – Бред, какой бред! – пробормотал он, отправляя письмо. – Что она обо мне подумает?
   Он начал открывать непрочитанные письма, но сам все поглядывал в уголок почты, ожидая появления нового «входящего» – нарисованный конвертик возник минут через пятнадцать. Правда, они показались Денису вечностью. Он глубоко вздохнул, затем открыл письмо.
   «Я получила твое послание. Извини, не здороваюсь, но мы сегодня сделали это уже несколько раз».
   После этого предложения стоял смайлик «улыбка». И Денис почувствовал облегчение. В душе вспыхнула радость от одного вида этой крохотной смешной желтой рожицы с растянутыми губами.
   «Она на меня не сердится! – твердил он про себя. – Она даже послала мне улыбку! Леночка!»
   Он зачем-то послал воздушный поцелуй монитору и начал читать дальше.
   «Я удивлена твоей настойчивостью, – писала Лена. – И не совсем понимаю, чего ты хочешь. Не думай, я не расчитываю вызвать жалость. Что случилось, то случилось. Прочитай внимательно. Ты мне показался далеко не глупым парнем, поэтому буду с тобой откровенна.
   Это произошло два года назад. Мы с родителями жили в Липецке, а моя бабушка по материнской линии постоянно живет в Москве. Мы ехали к ней на майские праздники, на въезде в Москву попали в жуткую аварию. Родители погибли, а я выжила. Год провела в больнице, но ходить не могу. Мои бабушка и дедушка по отцовской линии живут в деревне в двадцати километрах от Липецка. Поэтому было решено, что меня возьмет бабушка Дина. Это мама моей мамы. Она живет одна в большой квартире неподалеку от метро «Каширская». Решили, что там мне будет удобнее, чем в деревне, да и врачи рядом. Кроме этого ко мне ходят учителя, так как я решила все-таки закончить одиннадцать классов. Бабушка Дина очень меня любит, и мне с ней хорошо. По правде говоря, мне никто не нужен. Я постепенно приспособилась к своему новому состоянию, да и коляску мне выписали из-за границы. Она усовершенствована и довольно удобна. Я веду нормальный образ жизни, не думай. Гуляю, посещаю различные мероприятия. Правда, все мои друзья остались в Липецке, но они при случае навещают меня. Вот коротко и все, что я хотела тебе написать. Если ты решишь, что нам не стоит дальше общаться, то я все пойму. Не думай, что мне всего шестнадцать, после аварии я повзрослела и на многое смотрю по-другому».
   На этом письмо заканчивалось. У Дениса стоял ком в горле. Он никогда не плакал, даже в детстве. Но сейчас, прочитав эти бесхитростные строки, с трудом сдерживался. Его душа разрывалась, сердце ныло, глаза предательски влажнели, и он боялся, что вот-вот хлынут слезы. Бледное нежное лицо Лены стояло перед его мысленным взором, ее грустный взгляд проникал в самую глубь души. И Денис не выдержал. Он закрыл ее письмо и расплакался. Странный необъяснимый стыд и невыносимую боль – вот все, что он чувствовал в этот миг. И впервые в жизни дал волю эмоциям.
   – Бог мой! Что случилось?! – раздалось за его спиной.
   Денис вытер глаза и постарался успокоиться. Наталья Викторовна заглядывала в приоткрытую дверь, но входить в комнату не спешила.
   – Денечек! – ласково проговорила она. – Я стучу-стучу, а тебя будто нет. Вот я и заглянула. А ты… плачешь?! Я же слышала!
   Денис оцепенел. Он боялся повернуться к бабушке, боялся, что она увидит его покрасневшее лицо и мокрые глаза. Такое проявление чувств для него всегда было признаком слабости. Денис считал, что мужчины не имеют права плакать, а если это случилось, то никто не должен видеть их слез.
   – Все в порядке! – охрипшим голосом ответил он, так и не повернувшись к двери.
   – Хорошо, – после паузы ответила Наталья Викторовна. – Я заварила ромашковый чай. Совсем забыла, что купила сегодня свежайший творожный кекс. Ты же их очень любишь. Так что… как закончишь… с делами, приходи на кухню.
   – Мы же совсем недавно ужинали, – заметил он.
   – Да ты и не ел ничего! – ответила она. – Вот решила, что от кекса ты точно не откажешься!
   – Приду, – коротко сказал он.
   И услышал, как мягко закрылась дверь.
   – Кошмар! – пробормотал Денис. – Что это со мной? Почему я расплакался?
   Его ум, привыкший к постоянному анализу, пытался разобраться в происходящем. Но эмоции захлестывали. И Денис перестал копаться в себе и пытаться понять, что происходит. Он просто чувствовал. И это была такая невероятная смесь из жалости, боли, восхищения, желания быть рядом и защищать, сострадания и нежности, что голова кружилась и сбивалось дыхание. Денис постарался успокоиться. Он открыл почту и начал писать:
   «Спасибо, что так быстро ответила, Лена! Понимаю, что у тебя возникли вопросы из-за моей настойчивости. Из-за твоего положения наверняка многие парни просто тебя жалеют…»
   Ужаснувшись, он стер последнее предложение. И продолжил:
   «Мне хочется стать твоим другом. Мы же можем общаться! Ты сама написала, что все твои друзья остались в Липецке. В этом мы чем-то схожи, ведь все мои друзья – в Новосибе. Я только начал учиться в универе, пока мало с кем сошелся. Правда, ребята у нас в группе хорошие, но ты сама понимаешь, что одно дело приятели, а другое – настоящие друзья. А их много быть не может».
   Денис отправил письмо. И стал ждать ответ. Но его все не было. Через двадцать минут он закрыл почту и пошел на кухню.
   Наталья Викторовна стояла у окна, отодвинув узорчатую штору и глядя на соседний дом с квадратами освещенных окон. Ее лицо было грустным. Но как только Денис зашел на кухню, она сразу заулыбалась и пригласила его к столу.
   – Правда, чай почти остыл, – заметила она, трогая круглый бок большого фарфорового чайника. – Но я сейчас кипятку добавлю.
   Денис сел за стол и начал резать кекс. Наталья Викторовна разлила чай и устроилась напротив него. Они какое-то время молчали, каждый думал о своем. Денис уже окончательно успокоился и размышлял, что ей сказать. Он считал нужным объяснить свои недавние слезы, чтобы бабушка зря не волновалась. Но не знал, как начать. Наталья Викторовна тоже раздумывала, как ей найти подход к внуку. Она ясно слышала, что он плакал. А ее недавнее предположение, что Денис влюблен, только подливало масло в огонь.
   – Знаешь, что хочу… – одновременно произнесли они, глянули в глаза друг другу и невольно рассмеялись.
   – Только у людей, смотрящих в одном направлении, или, как сейчас говорят, находящихся на одной волне, бывают такие совпадения в словах и мыслях, – заметила Наталья Викторовна. – Или у влюбленных, – добавила она.
   – Конечно, я влюблен в тебя! – ответил Денис. – Но это с самого детства! Когда ты впервые приехала к нам в Новосиб и я увидел тебя с чемоданом и в белой шляпке с полями, то этот головной убор настолько поразил меня, что я не мог не влюбиться. Правда, извини, но я тут же прозвал тебя «белый гриб»!
   – Ах, ты… проказник! – рассмеялась Наталья Викторовна и погрозила ему пальцем. – Странно, что ты это запомнил, ведь тебе было всего четыре года!
   – Из взрослых знакомых, которые бывали у нас в доме, никто не носил такие шляпы, – ответил он. – А уж белые перчатки! А ведь ты тогда была еще и в перчатках. Такая элегантная дама!
   – Да, в то время я любила подобные наряды, – улыбнулась она. – И тебя тоже полюбила, – после паузы добавила она невпопад.
   – Я понимаю, что ты тревожишься за меня, – сказал Денис.
   – Ни разу не видела, чтобы ты плакал, – тихо проговорила Наталья Викторовна.
   – Когда-нибудь я, возможно, все расскажу тебе, – ответил он. – Но это не стоит твоих переживаний.
   – Несчастная любовь? – предположила Наталья Викторовна. – Девушка тебя отвергла?
   – Типа того, – нехотя ответил он и встал.
   – Извини, – спохватилась она. – Не буду лезть к тебе в душу. Но не забывай, что я прожила долгую жизнь и какой-никакой, но опыт у меня имеется. Если нужен будет совет, то обращайся!
   – Учту, – кратко ответил Денис и ушел в свою комнату.
   Он посмотрел на темный экран «уснувшего» ноутбука и дернул мышкой. Первым делом зашел в почту. От Лены пришло письмо. Но он уже так не дрожал, когда открыл его. Странная апатия сменила недавнее перевозбуждение.
   «Спасибо за предложение дружбы, – прочитал он. – Я подумаю».
   И это было все. Краткость ее письма неприятно поразила Дениса. Он решил больше не думать о Лене, а заняться текущими делами. Но пока искал материал для реферата по пределам, периодически вспоминал серые грустные глаза девушки. И это очень мешало сосредоточиться.
   – Так-так, – бормотал Денис, – правило Лопиталя… предел отношения двух бесконечно малых или двух бесконечно больших величин равен пределу отношения их производных… Но к чему приведут наши с ней отношения?
   Денис поднял глаза от монитора и начал машинально покусывать большой палец левой руки. Делал он это лишь в моменты глубочайшей задумчивости.
   «Лена – инвалид. Я должен понимать это, – мелькали мысли. – И разве я имею право навязывать ей свою дружбу или нечто большее, если у меня нет полной уверенности, что эти отношения надолго или даже на всю жизнь? Разве можно играть ее чувствами? Это постыдно. Я одолеваем эмоциями, мне самому до конца непонятными. И я должен полностью отдавать себе отчет, чего хочу на самом деле».
   Денис не знал ответа на этот вопрос.
   Он промучился с рефератом около трех часов, затем поняв, что голова тяжелая и путного он уже ничего не напишет, закрыл ноутбук и отправился спать. Среди ночи он очнулся и сел на кровати. Денис увидел настолько странный сон, что все еще не мог понять, что это. Он помнил его в мельчайших подробностях.
   … Среди бело-розовых облаков сидели два существа и ссорились. Они были в длинных воздушных одеяниях дымчатого цвета. Легкая ткань раздувалась словно от овевающего их ветерка. Их лица, сквозь которые странно просвечивали клубящиеся облака, похожие на завитки голубоватого тумана, выглядели довольно добродушно и напоминали младенческие своей безмятежностью и пухлыми щеками. Но это были явно взрослые создания.
   

notes

Примечания

1

2

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →