Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

И героин, и аспирин впервые выделил один и тот же человек в один и тот же год: Феликс Хоффманн в 1897 году.

Еще   [X]

 0 

Лучшая подруга Мэри Сью (Сокол Зоя)

автор: Сокол Зоя

Попасть можно по-разному. Можно умереть, стать жертвой неправильного ритуала или же банального несчастного случая. Можно провалиться в межмировой переход, коснуться случайно найденного артефакта. А можно просто оказаться не в том месте, не в то время и… не с теми людьми. Казалось бы, ничего особенного: две подруги, чужой мир, бездна обаятельных мужчин и Великая Миссия по спасению мира на горизонте. Все так! Так, да не так! Кто настоящий, а кто играет придуманную роль? Кто враг, а кто на самом деле верный товарищ? Кто любит, а кто просто манипулирует? Столько вопросов и ни одной подсказки! Но время все расставит по местам… И к концу путешествия каждый сможет ответить на главный вопрос всей этой истории: кто же все-таки сама Мэри Сью, а кто ее лучшая подруга?

Год издания: 2015

Цена: 119 руб.



С книгой «Лучшая подруга Мэри Сью» также читают:

Предпросмотр книги «Лучшая подруга Мэри Сью»

Лучшая подруга Мэри Сью

   Попасть можно по-разному. Можно умереть, стать жертвой неправильного ритуала или же банального несчастного случая. Можно провалиться в межмировой переход, коснуться случайно найденного артефакта. А можно просто оказаться не в том месте, не в то время и… не с теми людьми. Казалось бы, ничего особенного: две подруги, чужой мир, бездна обаятельных мужчин и Великая Миссия по спасению мира на горизонте. Все так! Так, да не так! Кто настоящий, а кто играет придуманную роль? Кто враг, а кто на самом деле верный товарищ? Кто любит, а кто просто манипулирует? Столько вопросов и ни одной подсказки! Но время все расставит по местам… И к концу путешествия каждый сможет ответить на главный вопрос всей этой истории: кто же все-таки сама Мэри Сью, а кто ее лучшая подруга?


Зоя Сокол Лучшая подруга Мэри Сью

   Мэри Сью – общепринятое название женского персонажа, занимающего центральное место в повествовании, даже если она и не главный герой. Этот персонаж обладает преувеличенными и нереалистичными достоинствами, способностями и везением. В основном Мэри Сью бывает двух типов: обладает яркой красивой внешностью или, наоборот, преувеличенно неприметной, может быть душой компании или, наоборот, быть голосом разума, который изначально никому особо не нравится, но постепенно все проникаются к Мэри Сью симпатией или влюбляются в нее. Мэри Сью всегда всех спасает, всегда придумывает выход из сложной ситуации, так как умнее и смекалистее даже самых умных персонажей книги, и к ней прислушивается даже главный герой.

Пролог

   Катерина и Златослава дружили с детства, и трудно было бы найти двух более непохожих людей. Катерина, которая нынче требовала, чтоб ее называли исключительно Кэт, – человек вдохновения. Она со страстью бралась воплощать в жизнь каждую новую идею. Но рвения хватало ненадолго, и девушка быстро «перегорала», не доводя начатое до конца. В итоге в ее двадцать два у Катерины не было ни работы, ни образования, ни постоянного места жительства. Зачем работать, если есть обеспеченные родители? Учиться скучно, жить в одном и том же месте не получается – то пожар, то потоп, то соседи-идиоты не понимают, что устраивать вечеринку без громкой музыки все равно что закусывать без выпивки.
   Другое дело – Златослава. Она отличалась умом и образованностью, умноженными на хорошее воспитание, что являлось заслугой родителей-педагогов.
   Насколько одна обожала авантюры, плюя на осторожность, самосохранение, а зачастую законность каждого предприятия, настолько же вторая предпочитала покой и уют. И кстати, не последнюю роль в формировании ее предпочтений сыграла дружба с неугомонной Кэт.
   Так же, как характер, разительно отличалась и их внешность.
   Катерина – модельной внешности высокая голубоглазая блондинка. Природа наделила ее выдающимися формами и потрясающе стройной фигурой, которая была предметом зависти многих подруг. Кэт могла позволить себе есть все, что угодно, в любых количествах, и совершенно не поправлялась. Остальным девушкам из их окружения приходилось морить себя голодом и ходить по фитнес-центрам так же регулярно, как и на работу. Такой подарок от матушки-природы Катерина воспринимала как должное. Единственное, что она любила по-настоящему, – это свои белокурые локоны. По ее искреннему убеждению, именно они, а не грудь третьего размера, помогали покорять мужчин.
   Злата – практически полная противоположность своей лучшей подруге. Чуть ниже среднего роста, симпатичная, но не более того, брюнетка. Обладая неплохой фигурой, девушка предпочитала одежду спортивного покроя, скрывающую все ее достоинства. Очень простая стрижка каре и неброский макияж (а зачастую и его полное отсутствие) словно делали ее невидимой на фоне яркой и экзальтированной Катерины.
   Многих удивляла крепкая дружба девушек. Злата просто смирилась с данным фактом, а Кэт не могла этому нарадоваться. Она никогда не забывала о своей лучшей подруге, ввязываясь в очередное сомнительное предприятие.
   Злата как раз работала над своей дипломной работой, когда в дверь очень настойчиво постучали, грозя снести ее с петель. Среди всех знакомых только один человек так ходил к ней в гости. К сожалению, не Винни Пух.
   – И тебе доброго вечера, Катя, – обреченно сказала Злата, открыв дверь.
   Подруга, которая так и застыла с поднятой для стука рукой, после секундного замешательства все же отмерла и царственно шагнула в квартиру.
   – Лэтти… – Это обращение заставило Златославу поморщиться, как от боли. Ей оно совершенно не нравилось, но раз уж Катерина чего решит, то проще скрипя зубами промолчать. – Сколько раз я тебе говорила, чтобы ты звала меня Кэт?! Ты же знаешь, что так принято в богемной тусовке, где я сейчас вращаюсь!
   Ага, как же! Богемная тусовка!
   Знала она эту «богему». Тусовка на самом деле всегда была одна и та же. Там собралось шесть человек, понятия не имевших, что им нужно в этой жизни для счастья. Как нынче модно говорить, они искали себя. А вернее, попросту морочили голову себе и другим. К огромному сожалению Златославы, Катерина давно и прочно попала под влияние этой самой тусовки. Сейчас они, слава богу, богема, рассекающая в мехах, причем натуральных (благо на деньги своих родителей они могли позволить себе и не такое). А четыре месяца назад они были радикально настроенными защитниками прав животных. До конца своих дней Злата будет помнить, как они с Катериной бросили бутылку с «коктейлем Молотова» в витрину дорогого бутика, торгующего мехами. Это должно было стать акцией протеста. Но то ли стекла оказались бронированными, то ли девушки слабо кинули бутылку, да только она отскочила и разбилась об асфальт прямо под ногами у самих горе-поджигательниц. Акция протеста чудом не превратилась в акт самосожжения ради братьев наших меньших.
   – Хорошо, Кэт, – покорно согласилась Злата, понимая, что если подруга сейчас затянет лекцию про то, как прекрасна богемная жизнь, то не закончит как минимум до утра. Про максимум и думать было страшно. Как-никак Злате еще нужно было писать дипломную работу.
   На удивление, Катерина удовлетворилась простым «хорошо» и перешла к сути дела.
   – Слушай, Злата, я к тебе по очень важному делу…
   – По другим делам ты сюда не ходишь, – не удержалась от шпильки хозяйка квартиры.
   – Ну я ж на полном серьезе! – надула губки Кэт. – Смотри, что у меня есть!
   Она достала из своей модной серой сумки предмет размером с блокнот-еженедельник, завернутый в простую холщовую ткань. Когда Катерина развернула сверток, Злата поняла, что была недалека от истины. Внутри оказалась небольшая книжица в кожаном переплете, с металлической застежкой.
   – Что это? – заинтересовалась Златослава. Вещь выглядела довольно старой.
   – Об этом я хотела тебя спросить, – ответила Кэт и передала книжицу подруге.
   Злата закатила глаза, беря ее. Естественно. Есть ноутбук и планшет. Откуда Кэт теперь знать, как выглядит книга?
   – Судя по тому, что корешок сбоку, это книжка, – сделала вывод Злата после беглого осмотра. Ее пальцы ласково пробежались по тиснению на обложке. – Очень оригинальный орнамент, сейчас такой не встретишь. Где ты это взяла?
   – Ну, скажем так, нашла, – уклончиво ответила Катерина. – Так, зачем это нужно? Это можно продать подороже?
   Злата неопределенно пожала плечами. К тому, что подруга все пытается продать подороже, девушка уже привыкла. Денег, которые весьма небедные родители давали Катерине на карманные расходы, богемной тусовщице никогда не хватало. Хотя бы потому, что большую их часть она спускала на свои сомнительные развлечения. Ну откуда Златославе знать, зачем нужна эта книжка? В который раз уверенность Катерины в том, что подруга умна, как суперкомпьютер, сыграла с ней злую шутку.
   – Понятия не имею, – немного резко ответила Златослава, но книжечку все же не отдала. Ей как раз попалось на глаза несколько слов, которые можно было кое-как прочитать. Что она незамедлительно и сделала: – Декета ратшену коратцы.
   Дальше было совсем неразборчиво. Катерина взялась ей помогать:
   – Смотри, а может, это? Вроде похоже на слово…
   – Это больше похоже на изображение мотыги, – зло огрызнулась Злата. Чего она точно не любила, так это когда ей лезли под руку.
   А Кэт не унималась. Блондинка попыталась отобрать книгу у подруги, тыча пальцем в значки, которые, по ее мнению, должны были помочь в расшифровке. Злата же пыталась спасти явно раритетную книжечку от вихря по имени Кэт. Возникла небольшая перепалка.
   Пререкаясь, девушки не обратили внимания, что позади них мало-помалу стало появляться алое свечение. Они также не заметили и того, что свечение подплывает к ним все ближе и ближе. Ровно до того момента, когда этот свет поглотил их целиком…

Глава 1

   Злата резко открыла глаза. Сон как рукой сняло. Блин, во что Катька их на этот раз втянула?
   Девушка села и осмотрелась. Если то, что она видит перед собой, – галлюцинация, то весьма и весьма достоверная. Девушки оказались на грунтовой дороге, а вокруг них раскинулось поле… или луг… или бог его знает, что оно такое. Но на нем росло много высокой травы, в которой яркими пятнами бросались в глаза цветы всех возможных оттенков. Один плюс – приятно пахло, похоже на освежитель воздуха «Луговые травы». Злата будто оказалась в диснеевском мультике. Только вместо пения птиц – абсолютно немелодичное чириканье со всех сторон, утреннее солнце слепит глаза, но не согревает, а холодный ветерок гуляет по спине. Одна из этих голосистых певичек нагадила Злате прямо на плечо. Девушка скривилась от отвращения и, сорвав какой-то лопух, растущий рядом, принялась стирать этот неожиданный подарок с небес. Как раз в самый разгар этого увлекательного занятия Злата боковым зрением уловила рядом движение. Оглянувшись, девушка ничего не увидела и вернулась к прерванному занятию. Правда, уже слегка настороженно. Стоило снова приняться за дело, как движение повторилось. Отбросив все, Злата повернулась в ту сторону, где явно творилось неладное, и замерла, с подозрением осматривая местность. Подозрения оказались не беспочвенными: девушка увидела-таки насторожившее движение. Это прыгала огромная серая жаба, которая цветом практически сливалась с пыльной дорогой. Подскочив как ужаленная и заорав благим матом, Злата лихо перепрыгнула через храпящую подругу и, прячась за нее, как за надежное укрытие, принялась ждать, когда чудовище исчезнет.
   Но судьба еще не закончила преподносить сюрпризы. Слева послышалось шуршание. Хоть и ужасно боясь, что там еще одна жаба, Злата все же мужественно посмотрела в ту сторону, ощущая себя при этом героиней второсортного ужастика. Она сейчас медленно поворачивается, а там какое-нибудь пугало, или Фредди Крюгер, или этот… в маске. Не хватает только Кати, орущей под ухом: «Не нужно! Не оглядывайся! Дольше жить будешь…» Мерзкого земноводного там не оказалось. Зато сидел маленький серый пушистый зверек, хрумкал какой-то снедью и смотрел на девушку двумя темными бусинками любопытных глаз.
   Психика у Златы была закаленная многолетней дружбой с Катериной. Чего только она не видела за долгие годы! Однажды даже ела огромных жареных тараканов – их подавали как деликатес, но о том, что это тараканы, девушка узнала, только съев несколько штук. Но терпеть соседство крыс, мышей и любых других грызунов так и не научилась. Ну не переносит она их!
   Заорав как недорезанная, Злата вскочила и отбежала подальше. По закону подлости, как раз в том месте, куда с криком подбежала девушка, по какой-то своей надобности в траве сидела маленькая птичка. А кому понравится, если на вас с жутким криком побежит какая-то ненормальная? Вот и птичка спаслась бегством, попутно до икоты испугав и так чуть живую от страха Златославу, заставив несчастную с воплем убежать в другую сторону. А там жаба, которая все еще не ускакала по своим делам, видимо наслаждаясь этим бесплатным цирком. В общем, кто его знает, сколько бы это продолжалось, если бы не проснулась Катерина.
   – Чего ты орешь? – пожелала подруге доброго утра Кэт.
   – Там… там… там… – дрожащей рукой ткнула перед собой Злата.
   – Что? – не поняла спросонья Катя.
   – Ну… вот! – Златослава даже набралась невиданной храбрости и, подхватив какую-то палку, ткнула ею в монстра.
   Жаба ответила незамедлительно. Квакнула. Злата так испугалась, что бессильной кучкой упала рядом с подругой. Катерина поняла, что еще немного – и бедолагу точно накроет истерика.
   – Тю, подумаешь, жаба! – фыркнула Катерина и ногой отфутболила серое земноводное куда подальше.
   – Там… там… О ужас! – Злата даже громко сказать не решилась. Только ткнула позади себя указательным пальчиком.
   – Ой, мышка! – умиленно всплеснула руками Кэт. – Такая очаровашка!
   – Какая она очаровашка, – прошипела подруга, прячась за ее спину. – Ты посмотри в эти глаза! Это ж монстр! Кровавый убивец! Да ты только посмотри – спит и видит, как бы перегрызть нам глотки…
   – Тю на тебя, – закатила глаза Катерина. – У меня в детстве была похожая, только домашняя. Какая из нее убийца? Она тебя боится больше, чем ты ее.
   – Катя, убери эту тварь от меня, по-хорошему прошу! – пригрозила Златослава.
   – Сколько раз я просила тебя называть меня Кэт? – попыталась снова затянуть свою волынку Катерина.
   Но подруга не дала ей договорить, сорвавшись на банальный женский визг:
   – Катька!!!
   Больше делать ничего не понадобилось. Полевка, видимо испугавшись за свои барабанные перепонки, бросилась наутек.
   – Ну вот, – неодобрительно покивала головой Катерина. – Ты бедную зверушку до икоты напугала. Тебе не стыдно?
   Златослава уставилась на подругу шокированным взглядом. Это ей должно быть стыдно? Серьезно? Катерина, пока подруга пребывала в шоковом состоянии, деловито встала и огляделась.
   – Ну и скажи на милость, – потянувшись, спросила она, – где мы?
   При этом Кэт требовательно уставилась на свою еще больше обалдевшую от такой постановки вопроса подругу.
   – Откуда мне знать? – растерянно захлопала ресницами несчастная.
   – А кто должен знать? – Вопрос скорее риторический. – Я, что ли?
   Злата уставилась на подругу, не веря собственным ушам. Хотя… почему это не веря? Очень даже веря. Это ж Катька! Она в любой ситуации найдет виноватого. Причем этим виноватым будет кто угодно, только не она. И умозаключения делались на основе железной логики: «Из нас двоих кто-то по-любому виноват. Я виноватой быть не могу, потому что я не могу быть виноватой. Значит, виноват/виновата ты. Логика, против нее не попрешь!» Переть против такой логики действительно было трудновато, так что Злата угрюмо уткнулась взглядом в пыльную дорогу, ожидая распятия на кресте. К немалому удивлению, расправы не последовало.
   – Ох, горе ты мое луковое. – Подруга сразу перешла к той части, где Злата полная бестолочь и Катерина милостиво ее за это прощает. – Ну и что мне с тобой делать? Если бы не я, ты уже давным-давно пропала бы. Вечно впутаешься во что-нибудь, а мне тебя вытаскивай…
   И понеслась. Гордость требовала от Златославы хотя бы огрызнуться! Опыт подсказывал, что лучше покорно промолчать. Огрызаться – себе дороже. Прошлый раз, когда она, подвыпившая, позволила себе такую вольность, Катерина договорилась до того, что Злата была виновата в нашествии татаро-монгольского ига на Русь. И самое обидное, что умная и образованная дочь двух педагогов, которая по крайней мере хоть знает, что такое татаро-монгольское иго, не смогла доказать свою правоту.
   Вот такая она, правда жизни.
   Пока Злата угрюмо предавалась воспоминаниям, Катерина как-то незаметно закончила свою крайне познавательную лекцию на тему: «Вот скажи-ка мне, милая подруга, не трудно тебе быть такой бестолковой? И как тебе повезло, что у тебя есть такая замечательная я!» Видимо, в этот раз Кэт прочла сокращенный вариант. И теперь задала весьма актуальный в этой ситуации вопрос:
   – Слушай, Златка, куда нас вообще черти занесли и как нам отсюда выбираться?
   Злата задумалась. Вопрос на шестьдесят четыре тысячи, по-другому не скажешь.
   – Что последнее ты помнишь? – спросила она подругу. Прежде всего нужно понять, как они тут оказались. Потом станет понятней и где, и зачем.
   – Ну, что ты читала какую-то абракадабру в книжке… – растерянно промямлила Кэт.
   Последнее воспоминание Златы было приблизительно таким же. А это значит…
   – Я знаю! – одновременно выпалили обе подруги.
   Злата отвела глаза, чтобы подруга не заметила в них угрюмость. Как иногда не вовремя посещают Катю озарения.
   – И? – спросила она немного обреченно.
   – Ну, так не интересно, – начала ломаться Катерина. – Давай вместе!
   – Давай, – не стала спорить Злата.
   Катерина аж запрыгала от радости. Златослава лишь головой покачала. Можно подумать, что если бы она с какого-то перепугу вдруг сказала бы нет, то Кэт это остановило бы.
   – Давай на раз-два-три! – азартно предложила Катя.
   Подруга кивнула в знак согласия. Катерина дала отсчет, и они разом выпалили каждая свою версию.
   – Нас вырубили и увезли за город, чтобы забрать книгу!
   – С помощью книги мы попали в другой мир!
   Полный абзац!
   Златослава попыталась вразумить подругу так тактично, как только умела:
   – Катя, опомнись. Так только в фильмах бывает и в книжках. Это все просто чья-то глупая шутка. А ты поверила.
   – Но ведь все совпадает! – не сдавалась Кэт со свойственным ей ослиным упрямством.
   – Что совпадает? – Злата была неумолима. – Мы вырубились одновременно. Проснулись в каком-то занюханном поле, в котором полно всякой живности. Над нами либо решил пошутить твой «богемный клуб»…
   – Тусовка, – поправила ее обиженным тоном Кэт. Она всегда обижалась, когда ей на пальцах объясняли, что она не права.
   – Что? – на автомате переспросила Злата.
   – Мои друзья – это богемная тусовка! Ты даже этого запомнить не можешь.
   Кэт была сама оскорбленная добродетель, но подруге было на это плевать. Злата прекрасно понимала, что если сейчас жестко не расставить все точки над «i», то подруга так и будет воспринимать все происходящее как мультик, как развлечение. О том, что Кэт все вокруг воспринимает слегка… отрешенным от реальности взглядом, знали все.
   – Катя, – снова попыталась сыграть роль голоса разума Злата. Но куда там!
   – Зови меня Кэт! – зло припечатала Катерина. – Ты даже это запомнить не можешь? Или тебе попросту все равно? Конечно! Какое дело такой умнице до проблем и переживаний лучшей подруги. Мы всегда думаем и говорим только о тебе…
   – Кэт…
   – Замолчи! Что, правда глаза колет? Ты всегда мне рот затыкаешь!
   – Катерина! – У Златославы лопнуло терпение. Они одни, посреди поля, неизвестно где, неизвестно как далеко от дома, непонятно как здесь оказались, без еды и воды. И вместо того, чтобы истерить, им нужно подумать о том, как отсюда выбраться, и дойти до цивилизации, пока те, кто привез их сюда, не вернулись.
   В кои-то веки она послушалась. Надувшись как мышь на крупу, Катерина отвернулась от подруги, всем своим видом давая понять, что обиделась насмерть.
   Златослава со злостью сжала кулаки и мысленно сосчитала до десяти, чтобы успокоиться. Характер своей самопровозглашенной лучшей подруги она хорошенько выучила. Катерина обиделась на весь свет и теперь назло всем с места не сдвинется, даже если на нее будет нестись стадо разъяренных быков. Придется зайти с другой стороны.
   – Катерина, нам нужно найти людей и узнать, куда нас занесло. А там уже начнем действовать по обстановке. Как ты думаешь, что нам дальше делать?
   Последний вопрос был, конечно, военной хитростью. Катерина, естественно, сейчас предложит какой-то бред, вроде посидеть на месте и подождать, пока их спасет принц на белом коне.
   – Лично я считаю, что нужно остаться и подождать. Нас должны скоро спасти. Какой-нибудь местный принц или рыцарь, – как бы нехотя выдала Кэт, все еще не поворачиваясь.
   Вот! Злата не удержалась от торжествующей улыбки. Теперь можно слегка подкорректировать идею и направить в нужное русло. Нужное Злате.
   – Кэт, – спрятав улыбку, заговорила она, – ты права. Нас конечно же спасут…
   – Конечно! – с жаром принялась доказывать свою точку зрения Катя. – Это ведь какое-то поле. Кто-то его возделал и ухаживал за ним, чтобы все это выросло. По-любому они будут его периодически проверять! Наткнутся на нас и отведут к местному королю. А там уже дело техники.
   – Какой техники? – Признаться, слушала Злата вполуха, но на последнем слове оживилась.
   – Влюбить в себя принца и женить его на себе, – как нечто само собой разумеющееся, ответила ей Кэт.
   Злата подавила стон отчаяния, рвущийся наружу. И как можно более ровным голосом принялась вразумлять подругу:
   – Да, но кто знает, когда это произойдет? День, два, неделя… представь, что с нами будет, если неделю не мыть голову, не чистить зубы…
   Злата украдкой бросила взгляд на Катю. Лицо у той немного вытянулось, и на нем застыло выражение ужаса, а глаза забегали, выдавая полную растерянность хозяйки. Златослава решила закрепить успех:
   – Не говоря уже о том, что нам придется неделю не мыться… Ты представляешь, в каком виде нас найдут, когда придут спасать?
   Катерина представила. Впечатлилась. И приняла решение:
   – Валим отсюда на фиг! Спасение утопающих – дело рук самих утопающих!
   И, повернувшись, потопала по дороге.
   Подавив триумфальную улыбку, Злата пошла следом. Меньше всего ее сейчас волновал их внешний вид или то, как они будут выглядеть через неделю. И уж точно ее не заботил мифический принц, обязанный встретить их и спасти. Ее мысли занимало отсутствие еды и воды и хоть каких-то ориентиров, чтобы выбраться из этой забытой богом глуши.
   Тут ей в голову пришла мысль. Она быстренько пошарила по карманам и – о чудо! – нашла там мобильный. Преисполненная надежды, девушка открыла свою «раскладушку». Ее постигло разочарование. Ни одной палочки. Они полностью отрезаны от мира и на помощь рассчитывать не приходится. Тяжело вздохнув, Злата быстренько догнала бодро шагающую вперед подругу и, приноровившись к ее шагу, потопала в неизвестное будущее.
   Если бы она только знала, что ее там ждет, в этом неизвестном будущем…

   Дорога оказалась… долгой. Златослава привыкла утром ходить пешком на учебу. Да и возвращаться из университета старалась своим ходом. Это помогало расслабиться и проветрить голову после напряженного учебного дня. Обычно на все про все уходило минут сорок. Но преодолеть расстояние от дома до университета по асфальтированным улицам, в кроссовках и слушая любимую музыку не совсем то же самое, что идти по грунтовой дороге в мягких комнатных тапочках, то есть практически босиком. Идешь и чувствуешь каждый камешек. Удовольствие для избранных. Простому смертному его не понять. Опять же, когда идешь по городу, обстановка вокруг постоянно меняется. А тут кажется, что топчешься на одном месте. Идешь-идешь, а окрест только поле да поле. Однообразие пейзажа энтузиазма не прибавляло. Злате всегда было легче идти, зная конечную цель. Как тут можно что-то знать, если даже не понятно, куда их нелегкая занесла и вообще в ту ли сторону они двигаются?
   А вместо музыки постоянное нытье Катерины, обутой, как всегда, в любимые босоножки на внушительных шпильках. Приходилось делать перерыв каждые десять минут, если не чаще. Злата уже готова была поменяться с ней обувью, лишь бы она заткнулась. Но у нее тридцать шестой размер, а у Кэт тридцать девятый. Поэтому пришлось стиснуть зубы и терпеть. Судя по всему – путь предстоял неблизкий.
   Вскоре возникла еще одна проблема. Ужасно хотелось есть и пить. Злата, возможно, и потерпела бы, если бы не ежеминутные мученические вздохи и непрерывное нытье Кэт:
   – Как я хочу пить… Я сейчас помру с голоду…
   От постоянного напоминания Злата и сама почувствовала жажду. Но где тут взять еды и воды? Она ж не Коперфильд наколдовать все из воздуха!
   Когда девушки сделали очередной привал, Златослава призадумалась.
   – Где ты витаешь? – вывел ее из раздумий хороший тычок под ребра от подруги.
   – Я просто размышляю. Утром было холодно, мы замерзли. Но сейчас становится все жарче и жарче. Я думаю, что к полдню будет станет невыносимо жарко. Особенно в открытом поле. Кроме того, вряд ли мы найдем здесь еду и воду, – поделилась с ней своими соображениями Злата.
   – И что ты предлагаешь? – склонила голову набок Катерина.
   – Видишь, слева от нас что-то темное? – Для наглядности она указала пальцем. – Думаю, это лес. Предлагаю свернуть туда.
   – Зачем нам лезть в эти дебри? – брезгливо наморщила носик Кэт.
   С лесом она была знакома не понаслышке. Когда-то их богемная тусовка решила, что они хиппи и смогут прожить без благ цивилизации в лесу. Злате особенно не повезло – у нее были летние каникулы, и она не смогла от этого отвертеться. Первый день было хорошо. Нет, даже замечательно. Шашлыки, теплая палатка с москитной сеткой, песни под гитару у костра. На второй день пошел дождь. И хиппи выяснили, что палатки не стоит ставить под горой, если не хочешь, чтобы тебя затопило. Да и костер, чтобы согреться, из сырых дров разводить трудно. А еще настоящим открытием стало то, что мясо на природе без холодильника может испортиться.
   Все было бы хорошо, если бы промокшая, замерзшая, голодная компания сразу плюнула на все и вернулась в город. Но они посовещались и сначала приняли решение искать грибы для пропитания. После замечания Златы, что грибы нужно собирать осенью, а сейчас, слава богу, июль, компания задумала поохотиться. Знала бы Златослава, чем это закончится, – не стала бы мешать им, пусть бы искали грибы до посинения. Пусть даже мухоморами бы объелись. Всяко было бы лучше.
   Закончилась охота, да и собственно жизнь хиппи тем, что один парень проткнул другому ногу колышком, и всей честной компании пришлось тащить раненого по лесу до ближайшей электрички. Ну и все свои вещи заодно. И вот что странно – когда шли туда, вещей было даже меньше, чем когда возвращались назад.
   Тогда Кэт волей-неволей пришлось признать, что эксперимент был провальный. Девушка лютой ненавистью возненавидела лес и все с ним связанное. И сейчас не горела желанием туда идти.
   – Там будет прохладнее. Кроме того, мы можем попробовать найти там какой-нибудь ручеек, – объяснила Злата. – Или поищем что-нибудь из еды.
   – Ты что, надеешься найти гамбургер на дубе? – насмешливо фыркнула Кэт.
   – Нет, но я надеюсь найти какую-нибудь яблоньку или, может, землянику, – проигнорировала ее тон Злата и, взяв подругу за руку, потащила в сторону леса, как на буксире. – Пойдем, пока не стало совсем жарко.
   Катерина захныкала и особого энтузиазма не проявила, но покорно пошла следом.
   Лес был намного дальше, чем изначально казалось. Несколько раз девушки делали привал. Потом началась полуденная жара, и идти стало намного труднее. Очень хотелось пить. Катерина не забывала об этом напоминать. Но Злата не сильно злилась. Просто Кэт накануне хорошенько гульнула, и теперь бедолаге действительно хотелось пить сильнее. Да и жаль ее. Это Злата каждое утро пешком на учебу ходила и теперь более или менее нормально с дорогой справлялась. А вот Кэт привыкла или такси вызывать, или с друзьями на дорогих тачках ездить. Она, бедняжка, уже и босоножки сняла, босиком идет. Но толку-то…
   К тому моменту, как девушки добрались-таки до леса, сил хватило дойти до ближайшего тенечка и обессиленно рухнуть в траву. Обе путешественницы так устали, что уснули, наверное, раньше, чем голова коснулась земли. И проснулись тогда, когда солнце уже клонилось к горизонту.
   Хотелось пить. Хотелось есть. Тело ныло от сна в неудобном положении. Ноги после долгой пешей прогулки болели и слегка дрожали. Словно девушки не пешком шли, а как минимум пару километров пробежали. А хуже всего, что начинало темнеть.
   – Хочу пить, – объявила Кэт, отчаянно зевая.
   – Я тоже. – Злата зевнула вслед за подругой. – Но уже темнеет, вряд ли мы сможем сейчас что-то найти. К тому же бродить ночью в лесу опасно. Всякое может случиться!
   – Что, например?
   М-да-а! Вопрос, что называется, поставил девушку в тупик. Пока Злата пыталась придумать, что ответить, Кэт поднялась на ноги и пошла в глубь леса.
   – Эй, подожди! – Злата, кряхтя, встала, правда, следом за подругой идти не решилась. – Туда нельзя! Катька! В смысле, Кэт… В смысле, стой!
   Но куда там! Катерина перла через чащу с напором танка и приблизительно так же шумно, полностью игнорируя голос разума в лице подруги. Злата еще немного потопталась на месте, а потом, ругаясь как матрос, пошла за подругой. Во-первых, нельзя ее одну бросать. Пропадет ведь. А во-вторых, страшно оставаться здесь одной. Ночь, лес… всякое может случиться.
   И случилось… чтоб его!!!
   Злата брела за подругой, ориентируясь на звук. Катерина не только никогда не слышала про маскировку, но и ветки не придерживала и кусты не обходила. Кроме того, Златослава никак не могла привыкнуть к тому, что вокруг все живет и шевелится. В каждом звуке, в каждом случайном дуновении ветра, шевелящем листву, ей слышались хищники, охотящиеся на них. Поэтому девушка петляла, как пьяный заяц. А из-за небольших тучек, периодически набегающих на луну, время от времени вокруг воцарялась кромешная тьма, и ей волей-неволей приходилось останавливаться и ждать, пока станет светлее.
   В какой-то момент Злата осознала, что все вокруг стихло. Девушка огляделась. Неужели она потерялась? Или Катерина бросила ее ночью одну в лесу? Как это могло произойти?
   Злата села и заплакала.
   Спустя какое-то время слезы иссякли. Осталась только усталость. Девушка вытянулась на земле. Приятный запах лесных трав щекотал ноздри. Земля пока еще была очень теплой. Тяжелый сон сморил Златославу. Иногда такое забытье – это все, что остается.
   Странному месту странные сны. Снилась ей Катерина. Подруга вдруг уменьшилась и раздвоилась. Потом снова раздвоилась. Потом снова, и снова, и снова. И все эти маленькие безумные Кэт принялись бегать по ней. Сначала было щекотно. Потом стало немного больно, когда они начали кусаться. Потом все вокруг стало прыгать, а подруга и вовсе стала орать:
   – Проснись! Проснись, я тебе говорю!
   Нехотя Златослава все же проснулась. И осознала, что Катерина не снится. Подруга сидит рядом и будит ее.
   – А… что… – Спросонку девушка не сразу сообразила, где же она находится и что, собственно, происходит.
   – Проснись, говорю, дуреха! – Кэт больно ущипнула Злату, и сон как рукой сняло. Быстро вспомнилось и где она, и как тут оказалась. – Нашла где спать!
   – Где хочу, там и сплю! – огрызнулась Златослава, сильно задетая тоном подруги.
   – Но не в муравейнике же!
   Злата посмотрела на себя. В свете полной луны было отчетливо видно, как по ногам пробежалась букашка. А следом вторая. Девушка подпрыгнула как ужаленная. Хотя почему ужаленная? Покусанная. Муравьями.
   Вскочив на ноги, Златослава исполнила зажигательную пляску, которая начала плавно переходить в стриптиз. Она сняла с себя футболку и собралась снимать бюстгальтер, когда Кэт ее остановила:
   – Что ты делаешь, Златка? Мы тут не одни…
   Секундная тишина, а затем прозвучало ироничное:
   – Да я в общем-то не возражаю.
   Ойкнув, девушка быстренько оделась. Щеки горели от стыда, в голове крутилось много слов и мыслей, но сказать хоть что-то она не решалась. Зато Кэт ничего не останавливало:
   – А ты мог бы и не смотреть!..
   Кто еще кроме парня там мог быть.
   – Да и смотреть-то там особо не на что…
   Злата чуть не подпрыгнула.
   – Вот был бы там черный с красным комплектик…
   – Кэт! – Вот теперь Златослава действительно подпрыгнула. Так только ее подруга может опозорить, а потом еще и обиженно заявить:
   – Что? О твоей личной жизни, между прочим, забочусь. Или ты думаешь, я тебе его подарила, чтобы ты в монастырь в нем ходила?
   – Я его вообще нигде носить не собираюсь! – зашипела Злата в ответ, продолжая давний спор.
   – Это все, конечно, очень интересно и познавательно, – перебил их все тот же насмешливый голос, – но мы в лесу, ночью… Может, отложим эту… крайне интересную беседу до более подходящего момента?
   Злата только хмыкнула. На что он, собственно говоря, надеялся?
   – Мужика тебе надо! – заявила Кэт, полностью игнорируя присутствие постороннего. Взяв подругу за руку, потянула в сторону, на ходу рассказывая: – Скучная ты, Лэтти. Тебе как минимум влюбиться нужно. А то так и засохнешь над своими книжками…
   – Не в ту сторону, – угрюмо прокомментировал все тот же голос.
   Кэт, не сбавляя темпа и не прекращая вещать на весь лес о пользе наличия личной жизни, повернулась и бодрым шагом зашагала в противоположную сторону.
   Златослава, которая уже привыкла к такому поведению подруги, молча позволила Кэт вести себя, не особо прислушиваясь к тому, что она говорит, и изредка поддакивая, улавливая паузы в предложениях. Теперь появился шанс рассмотреть их попутчика. Явно мужеского полу, хотя это она определила по голосу еще раньше. Ростом чуть выше среднего. В какой-то хламиде с капюшоном, отдаленно напоминающей плащ Фродо из «Властелина Колец». Неожиданная догадка просто-таки осенила ее. Так ведь он из этих… толкиенистов! Наверняка у них тут какое-то собрание, или они разыгрывают какую-то сценку из любимого фильма. Вот свезло так свезло!
   Сама Злата с ними никогда не пересекалась. А вот Катерина, да, было дело. Она встречалась с одним парнем, который брал ее с собой на «полевки» и «ролевки». Златославе, можно сказать, повезло: в ту неделю она чисто физически никуда не могла пойти – лежала дома с вывихом лодыжки. Но это не останавливало Катерину, и она регулярно приходила к подруге с отчетом о «новой жизни в качестве эльфийской принцессы». Закончилась «новая жизнь», когда на очередной ролевке в принцессы выбрали другую девушку. Обиделась Кэт страшно. И, уходя, громко хлопнула дверью. Ну, точнее, не дверью, а каким-то деревянным щитом по фейсу несчастного возлюбленного… Но это уже детали, как любит говорить сама Катерина.
   Размышления Златославы прервало громкое урчание в животе.
   Катерина остановилась и оглянулась на нее.
   – Ты что, голодная? – строго спросила она.
   Ответом ей было повторившееся урчание.
   – А чего ты эту… землянику не поела?
   От абсурдности ситуации и вопроса Злате захотелось смеяться. Нет, ну только Кэт могла спросить, почему человек, который заблудился в лесу глубокой ночью, не поел земляники. Причем абсолютно серьезно.
   – Ну, еды предложить пока не могу, все уже съедено, – слегка пожал плечами их попутчик и посмотрел на Катерину. – Но есть немного воды.
   – Спасибо. – Злата с благодарностью приняла флягу. Ее мучила жажда, но, только сделав первые глотки, девушка осознала, насколько сильно хотела пить.
   Фляга была лишь на четверть заполнена водой, поэтому опустела довольно быстро. Намного быстрее, чем хотелось бы. Злата даже перевернула флягу и потрясла ее немного, чтобы проверить, не осталось ли там чего.
   – Даже если бы там что-то и осталось, то вряд ли ты смогла бы таким способом это выпить.
   Его насмешливый тон уже порядком поднадоел, но Злата благоразумно промолчала, понимая, что без помощи этого незнакомца им не выбраться из лесу. И как он только ориентируется в лесу в такую темень? Вот выведет их к цивилизации, и она ему обязательно все выскажет! Кстати…
   – Слушай, а как тебя зовут? – запоздало поинтересовалась девушка у «насмешливого голоса».
   Парень даже с шага сбился немного, настолько неожиданным для него оказался вопрос.
   – А что? – с подозрением спросил он.
   – Ну должны же мы как-то к тебе обращаться, – нашлась Злата. Не скажешь ведь, что нужно знать имя того, кого собираешься посылать… лесом в пешую прогулку по очень далекому адресу.
   – Можете обращаться ко мне Ллевелис. – И он даже церемонно поклонился.
   – А попроще к тебе обращаться никак нельзя? – спросила Злата. – Ну там Петя или Вася?
   Даже при свете снова показавшейся из-за тучек полной луны было видно, что парень удивлен донельзя. Видимо, у них не принято в самый разгар игры отказываться от персонажа.
   – Ты что? – возмутилась рядом Кэт. – Он первый советник короля! Как к нему можно обращаться попроще?
   Злата скептически хмыкнула:
   – Ну, советник так советник.
   И попыталась покинуть поле боя. Но не тут-то было! Катерина схватила ее за руку и принялась с жаром рассказывать:
   – Ты что, так и не въехала? Мы попали в другой мир! Мы – самые настоящие попаданки. А он отведет нас к своему королю, кстати говоря, довольно молодому и неженатому.
   – Темному властелину, – поправил ее молодой человек.
   – Так, ну тебе это не интересно. Так вот, Ллевелис находился в лесу по сверхсекретному и очень важному делу, когда ему встретилась абсолютно обессилевшая и совершенно беззащитная я.
   Златослава посмотрела на советника в поисках хоть какого-то подтверждения или опровержения этого заявления.
   – Выбежала из кустов и огрела меня палкой, – почесывая затылок, пояснил он.
   Зная свою подругу, Злата не могла не согласиться, что вторая версия ближе к истине. А Кэт тем временем продолжала свой рассказ:
   – И он, как истинный рыцарь, поделился со мной едой и водой…
   – А у меня был выбор? – буркнул Ллевелис в ответ на немой вопрос Златы.
   – Ты подумай вот о чем, – Кэт резко повернулась, чем напугала даже привыкшую к таким выкрутасам Златославу, – этот мир стонет под тяжким бременем!
   – Ничего подобного, – попытался возмутиться на заднем плане советник. Но куда там! Катерина разошлась, и теперь даже несущееся навстречу стадо быков ее не остановит.
   – Этой земле нужен герой! – Катерина до боли сжала несчастную руку Златославы. Но маниакальный блеск, которым горели глаза подруги, напугал девушку куда больше, чем это «рукопожатие». – И боги послали им меня! Только мне под силу спасти этот мир! И я спасу его!
   Мгновение Златослава смотрела на Катерину немигающим взглядом. Потом ее наконец-то прорвало:
   – Совсем с ума сошла! – И это был не вопрос. – Какой мир? Какие попаданки? Какой из тебя герой? Ты себя в зеркале давно видела? Слышь, ты, помощник короля… – обратила свое внимание на Ллевелиса Злата.
   – Советник Темного властелина, – устало поправил ее он.
   – Да хоть бабочка в теле гиппопотама! – рявкнула окончательно потерявшая всякое терпение Злата. – Мне по барабану! Быстро выведи нас к ближайшему населенному пункту или к ближайшему телефону-автомату и можешь дальше идти играть в Темных властелинов, королей, героев и так далее!
   – Вы действительно попали в другой мир… – попробовал заговорить с ней Ллевелис.
   Но Злата рыкнула на него:
   – А ну, не поощряй ее фантазии! Чтобы я больше не слышала про властелинов, королей и героев!
   – Лэтти… – попыталась встрять Катерина.
   Но Злата и ее перебила:
   – Что? Что? Что Лэтти?
   – Мы действительно попали в другой мир, – твердо заявила она.
   – Ну и с чего ты это взяла? – раздраженно топнула ногой Златослава. – Ты хоть понимаешь, что если бы мы попали в другой мир, то вряд ли мы встретили бы кого-то так быстро. Да еще и в глухом лесу, среди ночи. У нас же намного больше шансов встретиться с какими-нибудь отмороженными бандитами. Это раз. Кроме того, с какого перепугу первый, кого мы встретим, – важная шишка в этом мире? Это два. Третье: даже если это и вправду другой мир, которым правит король…
   – Властелин, – поправил ее Ллевелис, заинтересованно наблюдающий за ней.
   – Не важно! – отмахнулась Злата. – Так вот, даже если это и вправду другой мир и он – вправду важная шишка, на кой черт ему нам помогать? Почему бы не проводить нас прямо на какой-нибудь невольничий рынок и не продать нас в рабство, например? Или не затащить в кусты и не использовать по прямому назначению, как любому порядочному, одуревшему от ощущения власти и вседозволенности чиновнику?!
   – У нас нет невольничьих рынков… – ответил Ллевелис.
   – Ну тогда почему бы тебе не убить нас где-нибудь тут? – с подозрением спросила Злата. – Как мы вообще можем тебя понимать, если это другой мир?
   – Он направил на нас светящийся луч, и теперь мы его понимаем, – объяснила Катерина.
   – Кэт, – прикрыла глаза рукой Злата и, покачав головой, сказала: – Даже ты не можешь быть настолько глупой. Если бы человек мог выучить язык после того, как на него посветят лазерной указкой, мы бы давно уже покорили Вселенную! А ты посмотри на него! Шмотки – максимум из Средневековья по дизайну. Бедновато он одет для главного советника…
   – Я был на задании под прикрытием… – обиженно постарался оправдаться Ллевелис.
   Но девушка его словно не слышала.
   – Кроме того, если он обладает такими знаниями, то почему до сих пор не поработил весь этот мир? – подозрительно спросила Злата, видимо надеясь загнать оппонента в тупик.
   Но молодой человек быстро нашелся с ответом:
   – Да на кой черт мне сдался весь мир? Что мне, гемора в своем королевстве не хватает? Короче, – решил поставить жирную точку в этом разговоре Ллевелис, – я направляюсь в замок Темного властелина с докладом. Можете идти со мной или можете оставаться в лесу. Уговаривать вас не стану.
   И, повернувшись, неторопливо зашагал по тропинке, едва различимой в свете снова практически спрятавшейся за тучками луны.
   – Короче, – сказала Катерина, – я иду с ним. А ты, наш многоуважаемый скептик, можешь идти с нами или оставаться здесь. Но если ты все-таки пойдешь, то чтобы я таких разговоров больше не слышала.
   Повернувшись, Кэт пошла следом за молодым человеком. Злата стояла, глядя им вслед и не веря собственным ушам. Впечатление было такое, что она только что говорила со стеной. Из ступора ее вывело уханье чего-то живого рядом. Спохватившись, Златослава побежала догонять эту парочку. Как бы там ни было, но, во-первых, этот чудик может вывести их хотя бы туда, где мобильник ловит. Во-вторых, перспектива снова потеряться среди ночи в темном лесу ее как-то не прельщала.
   К утру троица выбралась наконец к опушке леса. К полному разочарованию Златы, там не было никакой дороги: какие-то низкие кусты широко расстилались впереди, а за ними, далеко-далеко, виднелось пустынное поле. Солнце – светлое и приветно лучезарное – мирно всплывало под узкой и длинной тучкой. Злата больше всего боялась, что к утру станет холодно. Но вопреки ожиданиям только свежесть и прохлада окутывали усталых путников со всех сторон. Утренняя роса напомнила девушке, что она больше суток почти ничего не пила. На фоне жажды даже не сильно чувствовался голод. Общее самочувствие было отвратительное. Слабость была такая, что хотелось только лечь и лежать. Последние пару часов Злата заставляла себя идти следом за этой до неприличия бодренькой и отдохнувшей парочкой только силой воли. Единственная мысль, которая поддерживала все это время, – дойти до лагеря ролевиков или туда, где будет ловить мобильник. Златослава как наяву представляла, что вызывает спасателей или звонит родителям, которые безутешны в своем горе и уже даже не чают найти дочь родную. А еще мечтала о горячем кофе…
   – А где же дорога? – уныло спросила Кэт, прервав ее размышления.
   – Где ваш лагерь? – не осталась в стороне и Злата.
   Парень тяжело вздохнул. Его можно понять, Кэт тихо вести себя в принципе не умеет. Златослава – человек натренированный. Она уже давно воспринимала то, что говорит подруга, как фоновый шум. Она даже не пыталась вникнуть в слова Катерины и только изредка, когда слышала, что шум стихает, вставляла свое «ну да», или «само собой», или «конечно». И фоновый шум возобновлялся.
   Но советник об этом и не подозревал. И воспринимал треп Кэт всерьез. Немного понаблюдав за его мучениями, Злата решила, что своя рубашка ближе к телу.
   И вот теперь Ллевелис не знал, как ответить на вопрос Кэт, чтобы она поняла его правильно, а не по-своему. Но только советник придумал, как проделать такой невероятно сложный трюк, как его нагло сбили с мысли. Злата. У нее заурчало в животе.
   – Ты что, голодная? – Кэт оригинальностью не блещет.
   – Ты знаешь, с ночи сытее не стала, – огрызнулась Злата, потому что на голодный желудок подруга даже не раздражала, а буквально бесила. И нянчиться с ее чувствами не хотелось. Тут бы со своими разобраться. Особенно с двумя – жаждой и голодом.
   – Девушки, не ссорьтесь! – попытался вразумить их советник. – Скоро мы дойдем до телепорта. Доберемся до города, а там будет еда…
   – Еда… – эхом откликнулась Злата. И в животе снова громко заурчало. – Какая еда?
   – Ну… похлебка или жаркое… – Ллевелиса смутил нездоровый блеск в ее глазах. – С тобой все в порядке?
   – Со мной? – удивилась Злата. Почему-то мозги отказывались соображать, и мысли снова и снова возвращались к слову «еда». Да и самочувствие – хуже некуда. Желудок скрутило узлом. Начала кружиться голова, и зазвенело в ушах. Злата как-то резко почувствовала слабость. Пришлось сесть, чтобы не упасть. Кто-то схватил ее за плечи и попытался встряхнуть. Зря. Накатила тошнота, да и слабость усилилась. Сознание медленно уплыло в темноту.

Глава 2

   Еще немного полежав, Златослава все же встала и решила осмотреться. Скорее всего, пока она была в отключке, тот чудак-ролевик принес ее в свой лагерь или вызвал подмогу. Злата выглянула в окно и присвистнула. А они серьезно относятся к своим ролевкам. Вон какой лагерь отгрохали! Даже сделали похожим на старый город… А может, просто нашли старый город и отстроили? Ну, для ролевок… или как это правильно называется? Всегда путалась в этой терминологии… А народу-то сколько этим увлекается! Точно хватит на маленький такой городок. А может, и на два. Такая разношерстая публика.
   Раньше Злата даже не представляла, что столько людей увлекается этим. Ладно дети и молодежь. Вполне объяснимо, почему им нравится наряжаться. Но кроме них здесь были мужчины и женщины в возрасте, да и старики. Если бы не знала, что это не так, то вполне могла бы поверить, что это обычный городок, в котором живут обычные люди, занимающиеся своими обычными делами. Только выглядят странно: кто рога прицепил, кто уши силиконовые (Кэт, кстати, тоже такие где-то раздобыла, изображая эльфийку), ну и вырядились чудно́. Женщины поголовно все в длинных хламидах, похожих на неаккуратно запахнутые халаты, и сверху что-то наподобие плаща. Мужчины в свободных холщовых штанах и рубахах. Правда, это своеобразное общество тоже делилось на классы. По внешнему виду легко можно было определить простых трудяг и более обеспеченных горожан. Но смотрелось это вполне гармонично. Интересно, а как в этой игре роли распределяют? Ну, кто богатый, а кто бедный. Может, у них есть какая-то жеребьевка? Или роли распределяются в соответствии со статусом в реальной жизни? При случае нужно будет спросить.
   В дверь тихо постучали.
   – Войдите, – немного помедлив, разрешила Злата.
   – Ты уже проснулась? – осторожно заглянул в комнату Ллевелис.
   – Ну а как бы я с тобой разговаривала? – язвительно фыркнула она в ответ.
   Ллевелису это не понравилось, но он открыл дверь и, войдя внутрь сказал:
   – Раз проснулась, значит, спускайся. Сейчас подадут обед. – Он вышел, закрыв за собой дверь. Но через несколько секунд дверь снова открылась, и парень, заглянув в проем, добавил: – И не забудь переодеться.
   – Что? Зачем? – встрепенулась Злата.
   – Как зачем? – Он сильно удивился и пояснил в принципе очевидные вещи: – Ваша одежда сильно истрепалась за время, проведенное в лесу, да и в этом мире она смотрится как минимум странно.
   – Но что мне надеть? – растерянно промямлила девушка. Неужели заставит напялить те хламиды? Лучше смерть! А еще лучше…
   Она пошарила по карманам и вытащила мобильник. Хоть бы связь была! Позвонит родителям, и они заберут ее из этого дурдома. Но ее ожидало две неутешительные новости. Во-первых, связь отсутствовала. Во-вторых, мигал небольшой экранчик вверху, оповещая о том, что батарея скоро совсем разрядится.
   Советник нахмурился, наблюдая за ее действиями, но вскоре ему надоело, и он сказал, уже закрывая дверь:
   – Одежду я повесил на стуле. Переоденешься и спускайся, мы тебя ждем.
   К огромному облегчению, одеждой оказалась светлая туника, длина которой не доходила до колен, и свободные брюки. Завершали наряд сапоги и плащ вроде тех, которые носили горожанки. Получалось нечто среднее между тем, к чему привыкли девушки, и тем, что носили приютившие их люди. Злата задумалась. Странное место, странные увлечения местных. Но кто она такая, чтобы судить их? Особенно учитывая, что в лучших подругах у нее… весьма увлекающаяся личность, которая возомнила себя мессией, посланной в другой мир для полного его спасения. Златослава невольно фыркнула при этой мысли. Ей всегда было интересно, почему мессия обязательно засланный из другого мира? Своих героев мало, что ли? Да и ладно, допустим, что мало. Почему спасать мир должна именно девушка? Почему слабый пол вечно крайний?
   В принципе, объяснить Катерине, что герой из нее так себе, было бы можно… Если бы не советник! Спрашивается, зачем было говорить про этого местного властелина? Это ж равносильно тому, чтобы надавать пинков злому-презлому быку, а потом помахать перед ним красной тряпкой. Все, теперь Кэт ничто не остановит. А страдать как всегда Златославе…
   Злата надела плащ и, как последний штрих, завязала ленточкой волосы, чтобы не мешали. Это оказалось не так легко – короткая стрижка этому не способствовала. Но, судя по женщинам, которых она видела в окно, каре тут тоже не в моде. Перед тем как выйти, она еще раз оглянулась. Люди, конечно, странные… Но зато они нашли их с Кэт, приютили и не дали погибнуть. Пусть себе поиграют. Кто без греха? Златослава решила им немного подыграть. Должна же она их как-то отблагодарить? Да и Кэт полезно отвлечься немного от своей тусовки. Может, она чему тут и научится?
   Взгрустнув напоследок еще раз над своей незавидной участью, она все же спустилась вниз. Как и предупредил советник, все уже ждали.
   – О, Лэтти! – почти закричала Кэт, завидев подругу, спускающуюся по лестнице.
   Точнее было бы даже сказать, что услышала. Ступеньки у Златославы под ногами скрипели немилосердно. По ним вообще страшно было идти – настолько ветхими они выглядели. Да и само здание казалось древним и потрепанным. Того и гляди рассыплется в щепки. Злата остановилась на предпоследней ступеньке и осмотрела зал. Небольшое помещение, прямоугольной формы, шесть столов с лавками, размещенных по центру. Один из столов заняла эта парочка. Отсутствие окон и скудное освещение мешало рассмотреть помещение получше. Кроме того, масло в светильниках, сгорая, чадило, отчего сильно щипало глаза, и они слезились с непривычки.
   Вновь заурчало в животе, возвращая ее мысли к более насущным проблемам. Злата подошла к столу, который заняли ее спутники, и села рядом с подругой.
   – Ну ты и засоня! – оповестила ее Кэт, за обе щеки уплетая кашу цвета детской неожиданности.
   Немного понаблюдав за подругой, Злата решила, что не настолько она и голодна, и взяла со стола булочку, выпеченную из темной муки, и глиняный стакан с рыжего цвета компотом из сухофруктов. При этом девушка старалась не задумываться над тем, как часто эту посуду моют.
   – Долго я спала? – задала нейтральный вопрос Злата, чтобы как-нибудь завязать беседу.
   – Почти сутки, – пожал плечами Ллевелис, попивая из такого же стакана, как и у нее в руках.
   – Так долго?! – поперхнулась она, а Кэт, занятая поглощением пищи, только согласно промычала что-то в ответ. – А кстати, где мы?
   – Это небольшой торговый городок – Терасса! – воскликнула Катерина, лишь на мгновение опередив советника, открывшего для ответа рот. Ллевелис вернулся к прерванному занятию – продолжил пить, что он там пил.
   – Мм… Терасса, значит? – У Златы проснулось ехидство. – А почему не веранда?
   – Златка! – прикрикнула на нее и мило уставилась на советника Кэт.
   Парень сидел со слегка растерянным видом. Кажется, не расслышал, о чем разговор. Ну и ладно. А то мало ли, вдруг он обидчивый? Бросит их тут одних, и ищи потом дорогу к цивилизации. Нет, лучше выполнить с ним пару его заданий, или квестов, ну или как это у них называется. А там игра закончится, девушки вместе со всеми отправятся в город, найдут телефон и вернутся по домам. Кроме того, Злата не забывала, как они сюда попали. Скорее всего, их похитили и бросили там, в поле, на погибель. Только похитители не знали, что рядом окажутся ролевики и спасут их. Так что здесь подруги в каком-то смысле в большей безопасности, чем в родном городе.
   – Что, прости? – Злата с головой ушла в собственные мысли и пропустила вопрос, который задала подруга.
   – Говорю, что нам нужно в соседний городок, – терпеливо, как последнему тормозу, повторила Кэт. – Там есть портал для путешествия между мирами…
   – Электричка, что ли? – оживилась Златослава.
   – Да не электричка, Лэтти! – Катерина разозлилась и даже встала.
   Злата непроизвольно втянула голову в плечи. Когда Кэт вот так смотрит – сверху вниз, – бывает страшновато. Аж жуть берет! Ллевелис, по всей видимости, был с ней солидарен, потому что поперхнулся своим питьем.
   – Не стоит так бурно реагировать, – попробовал разрядить обстановку советник, но Кэт стукнула кулаком по столу.
   – Златка, ты уже не дома! Ты попала в другой мир! – Глаза девушки загорелись тем самым маниакальным блеском. – Веди себя, как подобает приличной попаданке!
   – Да будет вам! – не терял надежду погасить конфликт Ллевелис. – Если в вашем мире порталы так называются, то я не против, пусть она так их зовет.
   – Нет! – Для убедительности Кэт даже ногой топнула. – Златка, веди себя как подобает…
   – Как? – дернул черт спросить Злату. О чем она тут же пожалела.
   – Как? – Кэт немного растерялась, но все-таки нашла нужные слова. – Мы должны защитить этот мир от зла и спасти его от гибели, пробудив в себе суперские силы! Мы станем спасителями этого мира, и местные будут нас буквально обожать!
   Злата обалдела. Вот это да! В этот раз Катерина чересчур заигралась.
   – Твоя подруга владеет магическими силами? – на полном серьезе спросил у Златославы Ллевелис.
   Девушке захотелось взвыть. Как так получилось, что она попала в компанию этих шизиков? Или, может, наконец, это она спятила и лежит теперь себе в палатке, а безумная парочка ей мерещится от димедрола?
   – О да, – кивнула Злата. – Есть у нее один невероятно фантастический дар: она виртуозно доводит людей до нервного срыва.
   – Златка! – в бешенстве топнула ногой Кэт, взвизгнув так, что у собеседников уши заложило.
   – Кажется, я понимаю, что ты имеешь в виду, – прочистил уши Ллевелис.
   – Да вы просто… – Кэт так и не договорила, потому что от соседнего столика послышался недовольный голос:
   – Эй, блаженная, хватит орать. Я тут вообще есть пытаюсь.
   – Заглохни там! – огрызнулась Катерина. Судя по тому, как скривился Ллевелис, зря.
   – Это что, какая-то местная шишка? – спросила Злата советника, попутно рассматривая высокого человека в плаще с низко надвинутым капюшоном, который не признал в ее подруге «спасителя».
   – Хуже, – помрачнел советник, прислушиваясь к все больше разгорающейся перепалке.
   – Мафиозо? – азартно спросила Злата. Препирательства Кэт и таинственного незнакомца целиком завладели ее вниманием. Вот уж где нашла коса на камень.
   – Имбецил необразованный! – вопила Кэт.
   – Дура набитая, – спокойно парировал тип в капюшоне.
   И дальше в том же духе. Незнакомец был спокоен как удав. Чем еще больше бесил Катерину. А Злата не так много народу видела, способного довести ее подругу до такого состояния.
   – Кто такой мафиозо? – спустя некоторое время спросил Ллевелис, которому поднадоело следить за разошедшейся парочкой.
   – А? Да так, бандюга, – отмахнулась Злата. Впервые на ее памяти нашелся желающий, а главное – способный поставить ее подругу на место. Она не могла пропустить ни мгновения из происходящего.
   – Ну тогда что-то вроде того, – невозмутимым тоном сообщил советник и немного отхлебнул своего питья.
   – А? Ага, – рассеянно согласилась Злата, увлеченная зрелищем, но через несколько мгновений до нее дошел смысл сказанного. – Что? Как это?
   – Ну, он вроде как капитан элитного отряда наемников…
   – Не наемников, а рыцарей удачи! – уделил внимание скромной персоне советника тип в капюшоне.
   – Да как вы только услышали наш разговор на таком расстоянии, да еще споря с Кэт! – изумленно воскликнула Злата.
   Подруга восприняла это как знак, что Злата на ее стороне, и поддакнула:
   – Да!
   – Один черт, кто больше заплатит, тому и служите, не заботясь особенно ни о морали, ни о законе, – фыркнул Ллевелис.
   Златославе показалось, что под капюшоном незнакомец улыбается. Она даже наклонилась вперед, чтобы рассмотреть.
   – Тебе интересно, дитя? – тоном змия-искусителя спросил мужчина.
   В этот момент Злата вполне четко осознала, что недолюбливает этого типа. Ну вот не нравится он ей, и все!
   – Я – не дитя, – огрызнулась она и, демонстративно отвернувшись, собралась есть ту самую кашу, которой до этого пренебрегла.
   – Я бы этого не делал, – тем же тоном сказал незнакомец.
   – Ну так тебе никто и не предлагает! – огрызнулась в этот раз уже Кэт.
   Злате этот тип хоть и не понравился, но все же не до такой степени, чтобы безрассудно следовать злобе. Посмотрев на кашу, потом на ободряюще кивающую Кэт, потом на Ллевелиса, который уронил голову на руки и уже совершенно не следил за происходящим, потом на незнакомца, который, она могла поклясться, сейчас пристально наблюдал за ней, девушка мужественно решила хоть попробовать. Каша на вкус оказалась еще хуже, чем на вид. Выплюнув ту самую единственную ложку назад в тарелку, Злата принялась полоскать рот компотом из сухофруктов, чтобы избавиться от привкуса. Между делом она высказалась:
   – Боже, какая дрянь… Катя!.. Да как ты могла мне это подсунуть… за что ты со мной так… врагов травить нужно…
   – А я предупреждал, – хмыкнул типчик.
   – Да ну тебя! – надулась Кэт. – Просто у тебя слишком приземленный вкус. По вкусу очень напоминает паштет из слоновьей поджелудочной…
   – В вашем мире поджелудочная считается деликатесом? – удивился Ллевелис, по такому случаю даже голову подняв и обратив все свое внимание на Катерину.
   Незнакомец в капюшоне тоже весь обратился в слух. Девушке не сильно понравился такой пристальный интерес.
   – Это и в нашем, и в любом другом мире дрянь. Осталось только Кэт это объяснить… – буркнула Злата.
   – Да не так и плоха она на вкус… – обиделась Кэт. – Бывает и похуже…
   – Согласна, – кивнула Златослава и откусила кусочек булочки. – Например, твоя стряпня. Кстати, Ллевелис, ты задумайся. Стряпня Кати, в смысле Кэт, – то еще оружие массового поражения. Вражеская армия будет быстро, надежно и качественно выведена из строя. Что примечательно – надолго. Могу сдать в аренду. За умеренную плату.
   – Мне нравится ход твоих мыслей, – задумчиво посмотрел на нее советник.
   – Я же будущий финансист. Профессия такая рациональная, – пожала плечами Злата. – Поневоле научишься извлекать прибыль даже из необоротных активов.
   Довольная собой, она продолжила есть булочку, когда в разговор вмешалась третья сторона.
   – Занятные у тебя спутницы, – поаплодировал им тип в капюшоне. – Ты нас не представишь?
   – Это Кэт, – равнодушно кивнул в сторону белокурой красавицы советник, потом замялся: – Это… прости, не выговорю.
   – Златослава. Можно просто Злата. Или Лэтти, – представилась она, протягивая руку для пожатия. Нет, имя у нее, конечно, интересное, но этот «советник» вполне мог бы и запомнить его. За столько-то времени. Не может же у него быть прогрессирующий склероз в таком-то возрасте?
   К ее удивлению, тип в капюшоне взял ее руку и поцеловал.
   – Рад знакомству. – Легкий кивок.
   Кэт тут же выставила ему практически под нос свою ручку со слегка облезшим маникюром. Он повторил процедуру, правда, без особого энтузиазма. Тем временем Злата напомнила:
   – Я что-то не расслышала, как вас зовут.
   – Это потому, что я не представился. Байрон.
   Златослава фыркнула. Вот пусть после этого ей еще раз скажут, что это другой мир.
   – Что-то не так? – удивился новоиспеченный знакомец.
   – Да нет, чего-то такого следовало ожидать, – вздохнула Злата и спросила: – Я так понимаю, у вас тут встреча была назначена? Ну, не будем вам больше мешать.
   Злата встала, чтобы уйти.
   – Почему? – вырвалось у Кэт, но она тут же спохватилась: – В смысле, может, ему понадобится наша помощь.
   Злата мысленно сосчитала до пяти, чтобы успокоиться. Ладно, с волками жить…
   – Катерина, – строго сказала она, – неужели ты думаешь, что первый советник короля…
   – Властелина, – устало поправил ее Ллевелис.
   – …властелина, – не сбавляя тон, механически поправила себя Злата, – чисто случайно оказался в том лесу? Тем более он сам сказал, что был… занят, одним словом. Ему нужно обсудить важные вопросы с… Байроном. – Наклонившись к подруге, она громким шепотом прокомментировала: – Дай человеку спокойно получить задание для следующего квеста, чего ты его легенду палишь?
   Кэт вскочила на ноги.
   – Точно-точно! Я тут вспомнила, что никогда раньше не ходила по магазинам в другом мире. Злата, пошли! – Красная как рак Катерина схватила подругу под руку и потянула к выходу. – Будем через час.
   Беззаботно махнув мужчинам ручкой на прощанье, подруги вышли на улицу, чему лично Злата была несказанно рада. Свежий воздух, солнечный свет, люди вокруг… Какая-никакая, а цивилизация.
   Только дверь за девушками закрылась, как Байрон повернулся к Ллевелису и насмешливо прокомментировал:
   – Первый советник Темного властелина, значит?
   – И не спрашивай, – отмахнулся от него Ллевелис. – В лесу их нашел. Случайно, чтоб его…

   Пока мужчины обсуждали важные вопросы, девушки отправились искать приключения на ближайший рынок. Хотя Злата наивно полагала, что все же идет за покупками. И даже спросила у Кэт:
   – А у нас есть деньги?
   Катерина сделала вид, что рассматривает безделушку, висящую в ближайшей палатке, промычала нечто неопределенное в ответ и постаралась перевести разговор на другую тему:
   – Ой, смотри, какая прелесть!
   Но Злата слишком хорошо знала свою подругу и не позволила заморочить себе голову.
   – Катерина! А ну в глаза мне смотреть! И правду говорить!
   Кэт помялась еще немного и сказала:
   – Ну есть у нас деньги. Что такого?
   – А откуда у нас деньги? – Даже странно, что такая очевидная мысль пришла ей в голову только сейчас. А ведь могла бы подумать об этом еще во время обеда. И сразу она задумалась о том, кто же платил за обед.
   – Ну… – протянула Кэт неопределенно и выпалила: – Мы продали твои золотые сережки.
   – Что?! – Ее вопль услышали, наверное, и в трактире, и она тут же вскинула руки, чтобы проверить наличие украшений.
   – Да чего ты нервничаешь? – мило улыбнулась Катерина. – На благое ж дело…
   – Сережки моей бабушки! – Злата была близка к истерике.
   – Да не боись ты! Мы их потом выкупим, – успокоила Кэт.
   – Как? – Она даже и не знала, на что рассчитывала, задавая вопрос. Но ответ побил все рекорды, установленные Катериной:
   – Победим вселенское зло, освободим эту землю от угнетателей, станем героями и получим награду!
   Ответ поверг Злату в ступор. Девушка на всякий случай осмотрелась. Люди на вид сытые, хорошо одетые, явно живут не за порогом нищеты, все такие улыбчивые и приветливые… Так и не скажешь, что их кто-то гнобит. Да и городок пусть и выглядит как ровесник пирамид, но все же ладный и ухоженный.
   Девушка с сомнением посмотрела на подругу, резонно сомневаясь в том, что ее план сработает.
   – Кать, я тебя Господом Богом прошу! Ну нет здесь никакого вселенского зла, а ты – не герой. – Злата предприняла попытку достучаться до нее. – Перестань, ты заигралась…
   – Злата, – уверенно сказала Кэт и взяла с лотка торговца странный оранжевый персик-мутант. Но, откусив кусочек, тут же выплюнула и бросила фрукт себе за спину, угодив в здоровенного мужика в образе то ли орка, то ли тролля. – Тут по-любому есть вселенское зло. Иначе мы бы сюда не попали. Так что мы должны его одолеть.
   Пока Катерина говорила, троллеорк, которому она попала фруктом по тыкве, выяснил, кто виноват, и подошел к девушкам.
   – Эй ты! – Он грубо дернул Кэт за плечо, поворачивая к себе. – Ты что себе позволяешь?
   Злата закрыла лицо руками. Она так и знала, что все идет слишком хорошо. Но вот что сейчас будет…
   – Что хочу, то и творю! – огрызнулась Катерина. – Кто ты такой, чтобы мне указывать?
   – Катя, извинись, я тебя очень прошу… – попыталась уладить дело миром Злата.
   – Проблем хочешь? – разозлился мужик.
   – Нет, мы совершенно не хотим проблем, – расплылась в миролюбивой улыбке Злата, встав между подругой и разозленным здоровяком.
   – Свали отсюда! – рявкнула на мужика Катерина из-за ее спины. – А то сейчас огребешь, мало не покажется!
   – Катя! Угомонись! – попыталась она урезонить подругу. Но куда там!
   – Да что он там может! – не поняла тонкий намек Катерина. – Сейчас у меня проснется суперсила, и он у меня поляжет от одного пенделя…
   – Да нет у тебя… – воскликнула Злата и запнулась на полуслове, наблюдая за падающей от удара Кэт. А после закончила лишенным эмоций голосом: – Суперсилы…
   У здоровяка иссякло терпение, и он хорошенько врезал Кэт левой в челюсть. Ну а Катерина от этого удара, естественно, отключилась.
   – У тебя очень глупая и невоспитанная подруга, – разминал кулак, которым только что бил, здоровяк. – Еще раз увижу – пеняйте на себя.
   Он повернулся и пошел по своим делам. Только когда он отошел, Злата позволила себе выдохнуть и присела возле горемычной Кэт. Интересно, а она и в детстве такая же была? Если она уже тогда начала так хорошо получать по голове, то это многое могло бы объяснить…
   Злата попыталась привести Катерину в чувство, но у нее ничего не вышло. Поэтому она взяла за руки ее бесчувственное тело и потащила по земле назад в трактир, приговаривая:
   – Суперсила… супергерой… супердура! – При этом девушка задавалась вопросом, кого имела в виду – себя или свою подругу.
   Она так и тащила ее по пыльной дороге, пока не уперлась во что-то. По ощущениям – в кого-то. Девушка выпрямилась и, обернувшись, увидела Ллевелиса в сопровождении Байрона. У нее непроизвольно запылали уши и щеки.
   – Что здесь происходит? – поинтересовался советник.
   – Ну-у-у… – Злата не знала, как объяснить такую абсурдную ситуацию, поэтому сказала, как есть: – Кэт тут решила воспользоваться своей суперсилой.
   – И как? – слабым голосом спросила Катерина.
   Злата закатила глаза и съязвила:
   – С блеском! Его унесли на носилках…
   Катерина, которая мгновение назад едва ли не умирала, лежа на пыльной дороге, вскочила на ноги и бойко прокомментировала:
   – Я же тебе говорила! Стоило так переживать? Меня ведь этому миру послало само Провидение.
   – Ты серьезно? – с упавшим сердцем спросила Злата, не веря своим ушам.
   – Как сердечный приступ! – с каменным выражением лица ответила Кэт.
   Прежде чем Златослава успела сказать что-то, чтобы образумить подругу, вмешался Байрон. Он ей легонько поаплодировал.
   – Мои комплименты. – Этот шут гороховый даже отвесил ей полупоклон, а у Златы руки зачесались (ну, не руки, а другие конечности, но это уже детали) дать ему хорошего пинка под зад, чтобы не поощрял Кэт. Пусть и было поздно: Катерина уже вовсю гордилась собой, но зато она получила бы моральное удовлетворение. – Я никак не ожидал, что такая хрупкая и изящная девушка окажется столь сильным воином.
   – Ты серьезно? – озадаченно спросил Ллевелис. – Она ж просто пошутила…
   – Более чем, – важно ответил Байрон, и советник застонал.
   – Да нет у тебя суперсилы! – в сердцах воскликнула Злата, которой весь этот цирк уже порядком надоел.
   – А завидовать нехорошо, – назидательно ответила Кэт, продолжая обворожительно улыбаться Байрону.
   – Вы неподражаемы. – Байрон поцеловал Катерине руку.
   Девушка кокетливо потупила взор. Советник и Злата переглянулись понимающими и обреченными взглядами.
   – Позвольте сопроводить вас на прогулке по городу. – Наемник предложил Катерине руку, и та, поломавшись для виду несколько секунд, приняла его предложение. – Расскажите мне, о несравненная Кэт, как вам удалось справиться со столь сильным соперником?
   – По правде, я сама не в курсе, – с серьезным видом поведала ему девушка. – У меня в глазах все потемнело…
   – Конечно, потемнело, – буркнула Злата, комментируя ее рассказ Ллевелису. – Тебе ж так врезали…
   – …и больше я ничего не помню, – продолжила свой рассказ подруга. – Думаю, это из-за того, что моя сила слишком велика, и я пока не могу ее контролировать.
   Ллевелис и Злата провожали удаляющуюся парочку одинаково хмурыми взглядами. Первым опомнился советник и с обреченным видом пошел следом. Злата поплелась последней. А что ей оставалось по большому счету?

Глава 3

   – Я же тебе говорила, что мы не просто так здесь очутились, – назидательно сказала Кэт. – Кстати, мне в голову пришла гениальная идея! Слушай: у Байрона случайно оказался небольшой блокнот, и он мне щедро подарил его.
   – Угу, – буркнул Ллевелис, следивший за разговором немного дольше, чем Злата. – Так же щедро, как я свою воду и обед.
   Злата прыснула со смеху и пропустила тот момент, когда ей дали поручение.
   – Что, прости? – насторожилась она, понимая, что никакого здравого предложения эта парочка внести не может.
   – Я говорю, что теперь ты будешь записывать все мои подвиги.
   – И за что мне такая большая честь? – ехидно фыркнула Злата.
   – Ну, ты какая-никакая, но моя подруга, – милостиво пояснила Катерина, не расслышавшая ехидства.
   – Повезло же мне, – снова съязвила девушка и переключила свое внимание в другое русло: – Что он ей наговорил про вселенское зло?
   – Наш мир Матэнхейм находится на перекрестке всех миров. Пришельцы из других миров попадают к нам с помощью телепортов, – нехотя начал рассказывать Ллевелис.
   – Выгодно в плане торговли. – В Злате заговорила практичная сторона. – Но что, если к вам проникнет более развитая цивилизация, которая захочет вас поработить?
   – Ты проницательна, – краешком губ улыбнулся советник. – Нас уже не раз пытались поработить. Но наш мир находится на пересечении не только торговых путей. Здесь сходится также вся магическая энергия миров…
   – Не понимаю, – нахмурилась его собеседница, чуть закусив губу.
   – Представь, что стоишь в самом центре круга, – попытался зайти с другой стороны Ллевелис. – И если бы кому-то нужно было попасть с одной его границы на другую, то его путь должен был бы лежать через центр…
   – Это обязательное условие? – уточнила Злата, так как прекрасно помнила из геометрии, что для того, чтобы попасть из точки в точку, необязательно добираться через центр.
   – Слава богу – нет, иначе нас бы истребили, – замахал руками парень. – Но представь, что у центра круга есть необъяснимое притяжение. И если расстояние, которое следует преодолеть, превышает определенную длину, то путешественника самопроизвольно забрасывает в центр.
   – То есть, чтобы преодолеть большое расстояние, нужно двигаться либо через центр, либо маленькими частями по окружности?
   – Верно.
   – Тогда почему порталы не сталкиваются? Не поверю, что в разных мирах так мало путешественников. – Злата так увлеклась, что уже не обращала внимания на то, что обсуждает невозможные вещи, находясь в лагере ролевиков. Но впервые с тех пор, как она проснулась на грунтовой дороге, появилось что-то рациональное, что можно разложить по полочкам. Это всегда ее успокаивало. Злата с детства отличалась рассудительностью, логичностью, практичностью ума, пунктуальностью, стремлением все дела доводить до конца. А невольно возникшая дискуссия позволяла проявить хоть часть этих качеств и почувствовать себя в своей тарелке.
   – Это уже немного сложнее. – Ллевелис почесал затылок, пытаясь придумать, как ей объяснить. – Это многоуровневая система… похоже на… головку сыра! Множество проходов существуют одновременно, могут вести в одно место, но при этом не соприкасаются. Понимаешь?
   – Если они ведут в одно место, то почему люди, выходя, не сталкиваются, или путешественники не оказываются друг в друге?
   – Были случаи, – неохотно признался он. – Но крайне редко. Как правило, проходы открываются друг за другом, и если кто-то один вошел в проход – второй не войдет, пока первый не достигнет места назначения.
   – Стройная система, – покачала головой Злата, мысленно расставляя полученную информацию по полкам. Это ее метод запоминания – представить, что вся информация лежит в доме, разложенная в определенных местах. Очень помогало с экзаменационными билетами и вопросами к контрольным. Если, конечно, не забывала, в какой комнате оставила правильный ответ. Но это случалось редко. – И все-таки, что там про вселенское зло?
   – Сама понимаешь, что нам жизненно необходимо контролировать поток иномирян. Поэтому все известные нам проходы уже давно взяты под контроль, чтобы не пускать к нам чужих. Но около четырех дней назад стали появляться разрывы. Причем в самых неожиданных местах.
   – В полях, – подсказала Злата.
   – В том числе и в полях, – подтвердил советник и продолжил уже более охотно: – Кроме вас мы нашли еще четверых пришельцев. Трое были довольно мирными. Четвертый уничтожил четыре деревни, и мы не можем понять ни как, ни зачем, ни куда он делся.
   – Подожди, как это вы не знаете, как погибли четыре деревни?
   – Вот так, – развел руками Ллевелис. – Мы нашли тела жителей. Ни на одном не обнаружено следов насилия.
   – Как же они умерли? – Злата успела позабыть, что это всего лишь игра.
   Советник пожал плечами:
   – Мы понятия не имеем. Такое чувство, что они просто легли и померли. Все одновременно.
   – Но это же невозможно! – Девушка слишком близко приняла все к сердцу и попыталась сделать то, что всегда делала в таких случаях, – понять, подчинить логике и найти рациональное решение проблемы. – Этому должно быть объяснение. Вирус, например, или биологическое оружие, или оружие массового поражения… Что-то явно было!
   Ллевелис внимательно слушал ее, одновременно стараясь контролировать, о чем болтает парочка впереди.
   – Мы принимаем меры. – Он попытался успокоить девушку, но его попытка возымела неожиданный эффект.
   – Какие меры? Вы даже не знаете, кто всех убивает и как!
   – Ну, я отправил несколько разведотрядов… – сделал попытку реабилитироваться Ллевелис.
   – Хоть один вернулся? – Вообще, Злата наугад ткнула пальцем в небо и по его молчанию поняла, что попала. – Что, действительно ни один не вернулся?! Я в шоке… Так вот зачем вам суперпупер крутой отряд Байрона!
   Ллевелису эта иномирянка уже не нравилась. Слишком умная. Нужно поскорее от них избавляться. Но девушка сумела удивить его – потеряла интерес к происходящему.
   – Хотя это не мое дело, разбирайтесь сами. – Злата переключила свое внимание на парочку героев впереди.
   – Вы окажете нам огромную честь. – Байрон галантно поцеловал Кэт ручку.
   – Это какую такую честь ты собралась ему оказать? – подозрительно спросила Злата, подойдя к ним поближе.
   – О, ничего неприличного… – поторопился заверить ее капитан наемников, но Кэт его перебила, радостно сообщив:
   – Мы идем спасать деревни от жестокого монстра!
   Злата несколько мгновений смотрела на них пустым взглядом, хотя внутри бушевал вихрь эмоций. Но девушка быстро успокоилась. За годы дружбы с Катериной она уже привыкла к таким выходкам. Оставалось только надеяться, что ей быстро надоест и подруга снова будет тусоваться с богемой, например.
   – Лучше бы неприличное, – бесцветным голосом резюмировала Злата.
   – Как можно, невинной деве такое предложение! – почти возмутился Байрон.
   – Лэтти! – намекающе пискнула позади него Кэт. – Я же невинная девушка! Как у тебя язык поворачивается при мне да про неприличное!
   Златослава потеряла дар речи. Это Кэт-то невинная?! Да когда это было?
   – Сама в шоке, – удрученно покачала головой девушка.
   Катерина милостиво простила ее и позволила:
   – Если будешь вести себя прилично, то пошли с нами в трактир, капитан Байрон расскажет о своих подвигах…
   – О, моя жизнь наемника скучна и предсказуема… – отмахнулся он. – Грабежи, разбои, убийства… Я бы с большим удовольствием послушал о мире, из которого вы прибыли.
   Кэт сделала то, что обычно делала в таких случаях:
   – Лэтти, расскажи, порадуй парней!
   – Ой, ну что вы, госпожа, боюсь, я не справлюсь с оказанной мне высокой честью… – елейным голоском отказалась Злата.
   – Ладно, – скрипя зубами, согласилась Катерина, и вдруг лицо ее просветлело, и она принялась вдохновенно рассказывать: – В нашем мире я очень и очень популярна. Меня все обожают. Я принцесса…
   Злата слушала ее с выпученными от удивления глазами. На последних словах она икнула и чуть в обморок не рухнула. Принцесса? Невинная дева? Златослава снова серьезно задумалась над тем, не бредит ли она под воздействием димедрола, и поэтому пропустила тот момент, когда подруга начала рассказывать о своих ратных подвигах:
   – Я спасала диковинных животных от смерти…
   Злата вспомнила, как она была защитником прав животных, и, поморщившись, прокомментировала развесившему уши Ллевелису:
   – Она нас чуть не сожгла…
   – Я сражалась с озверевшей бандой женщин-мутантов в огромном дворце! – вдохновенно продолжила Катерина, и тут Злата не смолчала:
   – Не помню такого!
   – Распродажа в бутике «Белла Рива», – как ни в чем не бывало пояснила она.
   – А! Да! Было дело… – немного ностальгически протянула Златослава.
   – А однажды я спасла Лэтти жизнь, – добавила Катерина.
   Мужчины посмотрели на Златославу, удрученно пожавшую плечами. Не помнит она такого…
   – В Пенном домике… – пояснила Кэт.
   Но Злате это ни о чем не говорило.
   – Вспомни пена-пати на прошлой неделе, как те демоны пьяные к тебе приставали!
   Злата задумалась на несколько секунд, а потом активно закивала головой в знак согласия. У них был девичник, и несколько пьяных в хлам парней решили разбавить их женскую компанию. Культурно объяснить, что такой вариант самих девушек не устраивает, не получилось. Двое даже полезли тискать Злату. А секьюрити как назло куда-то запропастились. Кто знает, чем бы все закончилось, если бы Кэт мужественно не разбила бутылку об голову одного из них и, схватив Злату за руку, не сбежала, бросив остальных девочек разбираться.
   А Катерина вошла во вкус. Почувствовала себя настоящим героем, и теперь ее было не остановить:
   – Я также довольно долго изучала разные боевые искусства…
   – Что?! – взвизгнула Злата. Видимо, при попадании в другой мир ей память отшибло.
   – Я изучала карате! – принялась загибать пальцы Кэт.
   – Ты проходила туда четыре дня. И то только потому, что у тебя была скоротечная любовь с тренером, – фыркнула она в ответ, уже не замечая заинтересованно прислушивающихся к их разговору мужчин.
   – Много ты понимаешь! – подбоченилась Катерина. – Именно он открыл, что у меня от природы хорошо поставлен крик «ха-а-айя!».
   – Ки-и-йя! – устало поправила ее подруга.
   – Потом я открыла для себя капоэйру…
   – Спальню главного тренера ты для себя открыла, – себе под нос прокомментировала Злата.
   – Что? – заинтересовался явно расслышавший Ллевелис.
   – Два занятия, говорю, – очаровательно улыбнулась она ему.
   – Я талант, мне больше не нужно, – высокомерно прокомментировала Кэт, чем отвлекла советника и подругу от увлеченного бурения друг друга злыми взглядами.
   Ллевелис и Златослава одновременно, не сговариваясь, независимо друг от друга повернулись, наградили Катерину скептическим взглядом и хмыкнули. И снова принялись упражняться в прожигании собеседника взглядом. Тем временем Катерина продолжила свой увлекательный рассказ:
   – Потом я очень долго… – На лице отобразилась тяжелая работа мысли по подсчетам, сколько именно. – Примерно неделю изучала национальное боевое искусство папуасов из Гвинеи…
   – Из какой Гвинеи? – не понял Байрон.
   – Из Восточной! – уверенно сообщила девушка, убежденная, что такая существует.
   Ее прервал заливистый смех Златославы, услышавшей последние слова.
   – Тебя научили пользоваться ломом… неумело… – вытирая слезы, сквозь смех промямлила Злата.
   И ее можно было понять. Она до конца своих дней будет вспоминать тот единственный раз, когда Катерине пришлось воспользоваться тем великим искусством, за которое она заплатила больше, чем за норковую шубу. Подруги возвращались с дискотеки, когда какого-то несчастного воришку то ли черт дернул за руку, то ли бес попутал, и он решил, что девушки станут легкой добычей. Катерина как раз неделю посещала эти занятия. Под обалдевшим взглядом вора Кэт несколько секунд выкручивалась и так и этак, считая, что принимает крутые боевые позы, и вопя свое коронное «ха-а-айя» вместо «ки-и-йя». А потом подняла беспризорно валяющийся кусок лома и врезала незадачливому вору так, что от боли тот согнулся пополам. Схватив обалдевшую Златославу за руку, с криком: «Валим отсюда!» – бросилась наутек с невероятной скоростью, учитывая ее туфли на двенадцатисантиметровых шпильках. Вообще, именно это следует отнести к потрясающим талантам Кэт. Она на огромных шпильках бегала быстрее, чем Злата в кроссовках.
   – А какой он, ваш мир? – вдруг спросил Ллевелис именно Златославу, видимо посчитав ее более достоверным источником информации.
   Девушка ненадолго задумалась. Не хотелось портить ребятам развлечение, раз уж они взялись проводить их до ближайшего транспорта. Тем более что где-то в этом необычном лагере ролевиков должны быть бабушкины сережки, которые жизненно необходимо вернуть. Семейная реликвия. Как потом смотреть родителям в глаза, если не найти ее?
   – Мы живем в столице. – Злата наконец собралась с мыслями. – В этом городе тысячи высоких домов, некоторые высотой в двадцать, тридцать и больше этажей… они построены из металла, и стекла… и зеркал. Они называются небоскребами. Люди в нашем мире передвигаются на стальных конях, которых мы называем мотоциклами, и очень быстрых и шумных металлических телегах, которые мы называем машинами. Хотя лично я предпочитаю ходить пешком или ездить на метро…
   – Ме… мет… метро? – заинтересовался Байрон.
   – Это такой большой стальной ревущий… червь, внутри которого люди ездят. – Не самое поэтическое сравнение, но другого она не смогла придумать. Впрочем, Байрона такое объяснение удовлетворило.
   – Так что там с этим монстром? – вдруг вспомнила Кэт. – Который убивает все живое.
   – Мы не знаем, – покачал головой Ллевелис. – Единственное, что пока можно сказать наверняка, – он движется на юг, туда, где более густонаселенные земли.
   – А где у нас юг? – с подозрением спросила Злата, у которой от недоброго предчувствия екнуло сердце.
   – Ну, – советник чуть смущенно кашлянул в кулак, – в общем-то здесь… В смысле в этой стороне.
   – Так. – Златослава в упор сверлила глазами своего собеседника. – Давай-ка расставим точки над «i». В вашем мире орудует неизвестный маньяк, убивающий целыми деревнями, от которого еще никто не ушел живым. Он медленно продвигается к большому населенному пункту, неизвестно с какой скоростью и неизвестно, когда прибудет. А ты взял и привел нас в этот самый населенный пункт?
   Ллевелис неопределенно пожал плечами и промычал в ответ что-то нечленораздельное. А что можно сказать в такой ситуации? Звучало, действительно, не очень хорошо. И пусть иномирянка не особо верила, что попала в другой мир, да и не осознавала всей опасности ситуации, в которой оказалась, для него это не оправдание. Он-то с самого начала был в курсе происходящего и сознательно подверг их жизни опасности. Просто потому, что Кэт его достала! Эта наглая, болтливая и самоуверенная девица и мертвого выведет из себя! Злата поначалу показалась ему стервозной. Но, пообщавшись с ней какое-то время, Ллевелис пришел к выводу, что это на нее так действует незнакомая обстановка. Она умна и рассудительна в отличие от своей абсолютно бесшабашной и легкомысленной подруги. Как эти двое вообще могут общаться? И тут Злата снова его удивила, сделав еще один правильный вывод на основе того минимума информации, которым располагала:
   – И ты ведь не собирался проводить нас до транспорта… в смысле портала, пока не выполнишь квест… то есть пока не победишь злого монстра?
   Ллевелис откашлялся в кулак и ограничился кивком в ответ. Да эта девица его насквозь видит! Как ей это удается?
   Как бы он удивился, если бы узнал, что ответ сейчас стоит рядом и внимательно вслушивается в разговор. Катерина. Годы общения с ней научили Злату, что то, что люди говорят, и то, что при этом имеют в виду, – разные вещи. Вот, например, если Кэт говорит «да», это значит «нет», «нет» значит «да», «я виновата» – «ты еще пожалеешь», «нам нужно» – «я хочу», «нам нужно поговорить» – «мне нужно пожаловаться», «конечно, продолжай» – «да заткнись уже!», и дальше в том же духе.
   А еще важно не то, что они говорят, важно то, что недоговаривают. Поэтому, общаясь с любым человеком, Злата уже на подсознательном уровне искала подвох. Вот пожалуйста, нашла!
   – Ладно, – тяжело вздохнула она. – Я уже убить готова за горячий душ, поэтому пошли, победим твоего бяку каким-нибудь зачарованным амулетом или талисманом, и ты вернешь нас в лоно цивилизации.
   Она первая пошла дальше по улице, подавая пример. Дружба с Катериной научила ее еще и философски относиться к препятствиям и принимать с достоинством то, что невозможно изменить. В конце концов, не стыдно подчиниться обстоятельствам. Кэт пошла за ней. Мужчины недоуменно переглянулись – какие амулеты и талисманы? – но все же пошли следом.

Глава 4

   – И куда теперь?
   – За транспортом, – ответил Ллевелис и почему-то хмуро посмотрел на Кэт. Но та не смутилась и ответила ему уверенным взглядом.
   Злату этот молчаливый диалог моментально насторожил.
   – А далеко этот транспорт?
   Ллевелис открыл рот, чтобы ответить, но Кэт снова его опередила.
   – На другом конце, – беззаботно махнула она рукой. – Городишко маленький, так что минут через пятнадцать будем там.
   Злата нутром чуяла подвох. Но не могла понять, откуда ветер дует. Поэтому решила зайти с другой стороны:
   – И какой у нас будет транспорт?
   – Быстрый, – уклончиво ответила Кэт. – Скоро сама все увидишь.
   И под ручку с Байроном она зашагала вверх по улице. Злате ничего не оставалось, кроме как пойти следом. По всей видимости, Кэт решила преподнести ей сюрприз. Зная свою подругу, Златослава заранее готовилась к худшему, но все равно оказалась не готова к тому, что увидела.
   Нет, она, конечно, уже поняла, что ребята очень серьезно отнеслись к этой полевке, даже город отгрохали, а может, и несколько, каждый в образе, ну там ушки, рожки, хвостики, у некоторых даже на батарейках, сами двигаются. Но это! Это!!!
   Войдя в конюшню, Злата приободрилась. Просторная и светлая, она пахла свежим сеном и животными, выгодно отличаясь от той, куда ее в свое время затащила Кэт для обучения верховой езде. Сама она, кстати, так и не проехалась ни на одном жеребце. Если не считать тренера. А вот Злате повезло меньше. Ей пришлось залезть на лошадь. Одну старенькую, смирненькую и очень ласковую лошадку, но, так и не удержав равновесия, несчастная девушка свалилась вниз. Больше она к ездовым животным и на пушечный выстрел не подходила. Впечатлений хватило на всю жизнь вперед.
   Поэтому еще на подходе к конюшне Злата начала молиться, чтобы оказалось, что Кэт наняла карету. Но, видимо, она недостаточно усердно молилась. Увидев «транспорт», несчастная чуть в обморок не упала.
   Немного подумав, Злата пришла к выводу, что это какой-то гибрид лошади и верблюда. Причем, судя по взгляду, как минимум всеядный. Это нечто, ростом раза в полтора выше любой лошади, с комплекцией верблюда, стояло в стойле, смотрело на окружающий мир злым взглядом и с нетерпением рыло копытом землю.
   Злата невольно чуть попятилась и с ужасом спросила:
   – Это еще что такое?
   – Это транспорт! – осчастливила ее Кэт, подойдя к стойлу. Зверюга тут же попыталась воспользоваться случаем и тяпнуть неосторожную гостью за руку. Но не тут-то было! Кэт вовремя отдернула руку и со всего маху врезала нахалу по морде. Судя по ошалевшим глазам, животинка такого обращения не ожидала. И попробовала повторить покушение. Кэт этого терпеть не стала и, взяв стоящую поблизости лопату, со всего маху треснула агрессора по многострадальной морде.
   – Катя, – выдохнула пораженная Злата, – Гринписа на тебя нет!
   – Он первый начал, – фыркнула она в ответ и пояснила: – И я вообще-то человек, венец природы. Значит, мне все можно.
   Злата понимающе посмотрела на обиженно сопящую животину, которая, как ни удивительно, моментально присмирела после удара, и поделилась умозаключением:
   – Катерина, богемная жизнь на тебя плохо влияет…
   – Поэтому я с ней завязала, – вдохновенно объявила Кэт. – Я теперь буду спасать Вселенную! Стану супергероем! Или героиней? Или правильнее супергероиней? Но как-то не так звучит…
   Глядя на то, как Кэт окончательно запутывает сама себя, Злата не выдержала:
   – Да какая разница?!
   – Ну, я должна знать, какая у меня будет запись в трудовой! – пояснила Кэт, чем ввергла Злату в ступор. Один только факт, что она знала, что такое трудовая книжка, мог шокировать любого, кто знал Катерину дольше недели. У Златы, ввиду длительного общения, успел выработаться иммунитет к таким неожиданностям. Но даже ей в голову не могло прийти, что одиозная блондинка не только захочет завести трудовую, но и выберет профессию «супергерой».
   Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы к их компании не присоединился конюх. Невысокий мужчинка, которому, судя по морщинкам вокруг глаз, далеко за пятьдесят, с короткой седой бородой и озорными глазами, совершенно не соответствующими почтенному возрасту, возник рядом, словно из ниоткуда, и весело заговорил:
   – Вот! Вот эти герои, которые решились объездить эту зверюгу!
   – Что, прям зверюгу? – Злата затравленно посмотрела на Ллевелиса.
   – Кэт попросила лошадь, достойную героя, и он привел нас сюда, – угрюмо ответил тот.
   – И что, мы все на таких ехать должны? – севшим голосом спросила Златослава. – Почему мы вообще должны ехать верхом? У вас что, каких-нибудь карет или повозок нет? Ты вообще говорил про электрички… в смысле телепорты… то есть порталы… Короче, ты понял!
   Это была последняя, отчаянная попытка, которая моментально провалилась.
   – Порталом нельзя – возмущение в магическом фоне привлечет к нам внимание, а мы должны подобраться как можно незаметнее. – Ллевелис бросил быстрый короткий и в какой-то степени обреченный взгляд на Катерину, увлеченно болтающую с конюхом о своих подвигах ратных, но промолчал. – Можно было бы и на карете, но леди Кэт настояла…
   Он многозначительно вздохнул. Договаривать не требовалось. Леди Кэт умеет настоять, уж Злата-то знала об этом не понаслышке.
   – А может, пусть она на лошади, а мы как-то так… в карете? – Последняя попытка, девушка не могла ее не предпринять.
   – Лэтти, все едут верхом, – вмешалась в разговор Кэт, – не отбивайся от коллектива. Тем более что ты брала уроки верховой езды!
   – Это было один раз! – отчаянно воскликнула несчастная. – И я упала с лошади!
   – Зато теперь ты знаешь, как на ней удержаться, и тем легче тебе будет справиться с Громом, – невозмутимо парировала Кэт.
   – С каким Громом? – предчувствуя недоброе, уточнила Злата.
   – С этим. – Катерина жизнерадостно ткнула пальцем в испуганно шарахнувшуюся животинку, которую еще совсем недавно приласкала лопатой.
   – Я… я… я… – Златослава потеряла дар речи. Ей? Ехать на этом чудовище?
   Катерина незамедлительно воспользовалась ее замешательством:
   – Не благодари, подруга! Для тебя все самое лучшее!
   Похлопав обалдело глядящую на предлагаемый «транспорт» Злату по плечу, Кэт с чувством выполненного долга взяла Байрона под руку и кокетливо улыбнулась:
   – Лошадей на всех не хватило. – Она теснее прижалась к нему. – Кажется, нам придется скакать вместе…
   – Почту за честь и удовольствие. – Байрон улыбнулся и, галантно поцеловав ей ручку, повел к выходу.
   Ллевелис сочувственно похлопал по плечу Злату, все еще с ужасом рассматривающую свое средство передвижения, и пошел следом, впрочем, не особо стараясь нагнать воркующую парочку.
   Злата еще какое-то время играла в гляделки с Громом, потом подошла и сказала:
   – Я знаю, что ты меня понимаешь, и знаю, что тебе хочется везти меня не больше, чем мне с тобой ехать. Но выбора у нас нет. Я хочу выбраться из этого забытого богом местечка туда, где есть мобильная связь, Интернет и кофе. Давай договоримся так: отвези меня куда нужно, и я тебя отпущу. Если нет – отдам Кэт на перевоспитание.
   Гром ответил протяжным ржанием, которое она расценила как согласие.
   – Вот и славно. – Злата осторожно протянула руку к животному и, скривившись от ужаса, все-таки заставила себя погладить его по морде. – Вот… и… договорились…
   С чувством выполненного долга девушка отскочила от выглядевшего вконец обалдевшим Грома и шустро выбежала из конюшни, в дверях едва не сбив Ллевелиса. Тот выглядел крайне задумчивым и хмурым. Но что бы его ни тревожило, молодой человек не торопился этим поделиться.
   – Что случилось?
   Не то чтобы ее действительно интересовало, что у него в квесте пошло не так. Участие в этом балагане до сих пор казалось таким абсурдным, что девушка не представляла, как можно обо всем рассказать, чтобы не выглядеть полной дурой. Но, во-первых, так уж сложилось, что она и Кэт застряли тут, отрезанные от цивилизации, среди фанатиков, которые не откажутся от миссии ради двух похищенных и брошенных умирать девиц, поэтому у нее оставалось два выхода – продолжать участвовать в их ролевке, или как это там называется, в надежде, что сможет найти хоть одного здравомыслящего человека, способного помочь им вернуться в лоно цивилизации, либо помочь ребятам быстрее закончить эту идиотскую миссию, и хотелось бы верить, что после этого уже временные союзники помогут вернуться домой.
   Поэтому она и спросила, чтобы знать, чего ждать, и хотя бы попробовать обойти углы и ускорить процесс. Ну и заодно исключить неожиданности.
   – Леди Кэт настояла на том, чтобы отложить выезд до завтра, – объяснил Ллевелис.
   – Но у нас же каждая секунда на счету! – чуть не задохнулась от возмущения Злата. Она тут, понимаешь, как может, старается все ускорить, даже согласилась на Грома! А Кэт опять не тем местом думает.
   – Леди Кэт настояла, – развел руками он. – И Байрон с ней полностью согласен.
   – Но…
   – Что «но»?! – раздраженно воскликнул Ллевелис, но тут же взял себя в руки и произнес с холодной учтивостью: – Без наемников отправляться в путь бесполезно. Байрон не пойдет без леди Кэт. Если вы можете ее переубедить…
   Злата покраснела и отвела взгляд. В общем-то, да. Раз Кэт не хочет идти – значит, не пойдет, а зная ее уникальную способность вертеть мужиками, можно с полной уверенностью заключить, что Байрон, их мускулы в этой операции, тоже с места не двинется. Вот это поистине можно было назвать суперсилой. Не так давно Катька и Байрон готовы были убить друг друга – и вот он уже по струнке перед ней ходит. Дурак. Чем легче ей дается цель, тем скорее Кэт теряет интерес.
   – Ладно, пошли в гостиницу, – вернулась она к реальности.
   – На постоялый двор, – поправил Ллевелис.
   – Без разницы. – Злата первой шагнула вперед.
   – Он в другой стороне, – ровным голосом сообщил он.
   Девушке ничего не оставалось, как повторить недавний маневр Катерины и, повернувшись, пойти назад.
   – Не туда, – вздохнул советник.
   Злата, которая все сильнее укреплялась в мысли, что этот мужчина редкостный придурок и издевается над ней, снова вернулась и попыталась пойти вправо. Ллевелис, которому, по всей видимости, наконец надоело издеваться, больше ничего не сказал. Просто взял ее за руку и почти потащил в противоположную сторону.
   Через пару минут они вышли к оживленному рынку, который Злате был знаком, но сама дорогу она бы не нашла. Поэтому если до этого момента у нее было стойкое желание вырвать руку и идти в гордом одиночестве, то сейчас она сама вцепилась в Ллевелиса покрепче, чтобы, не дай бог, не потеряться в толпе. Воспоминания о недавнем приключении были еще очень свежи. Да и толпа вокруг была странная, разношерстная и… пугающая. В ней попадались как карлики, так и настоящие исполины, с рогами и без. Днем девушка не обратила на это внимания, но у большинства торговцев уши были похожи на ослиные. При этом уши были самые разные – у кого серые однотонные, у кого полосатые, рябые, с мелкой шерстью и без. Она была так увлечена своим неожиданным открытием, что не почувствовала тот момент, когда ее рука выскользнула и Ллевелис растворился в толпе.
   – Ллевелис… – Она неуверенно огляделась по сторонам, но вокруг были только незнакомцы, не обращающие на нее внимания. Испуганно крикнула: – Ллевелис!
   Но тот словно испарился. Девушка попыталась локтями проложить себе путь сквозь толпу, но ее пятидесяти с копейками килограммов для этого явно было маловато. Тут же вспомнилось метро. Такая же безликая толпа, в которой практически невозможно двигаться. Приходилось пользоваться тем, что она маленькая и верткая. В этой толпе она поступила так же – присела, проскользнула, потом снова пустила в ход локти. Где не получалось силой – снова хитрость. Она как раз попыталась присесть и проскользнуть, как кто-то схватил ее за шиворот и рывком поднял вверх.
   Злата никак не ожидала, что с ней произойдет что-то в духе героя приключенческого фильма или книги, поэтому оказалась неподготовленной. Вместо того чтобы заорать, как любой нормальный человек, или позвать на помощь, или, на худой конец, попытаться сопротивляться, девушка нелепо взмахнула руками, пока ее поднимали вверх, и, встретившись взглядом с агрессором, смогла только скривить губы, что должно было изображать улыбку.
   К сожалению, мужлан, державший Злату за шиворот, как нашкодившего котенка, такой же доброжелательности не проявлял. Оно и понятно – при его-то габаритах…
   – Привет… – как можно жизнерадостнее поздоровалась девушка, предчувствуя, что ничего хорошего эта встреча не сулит.
   Мужчина молчал. Злата попыталась вытянуть его на разговор, затронув нейтральную тему:
   – Хорошая сегодня погодка…
   – Я тебя предупреждал, что будет, если еще раз увижу? – бесстрастным тоном поинтересовался он, невозмутимо глядя на отчаянно болтающую ногами девушку.
   Улыбка медленно сползла с лица Златы. Предчувствуя неминуемый конец, она попыталась воззвать к его рациональности:
   – Я-то тут при чем? Это ваши с Кэт разборки…
   – А ты за компанию, – ухмыльнулся базарный тролле-орк. – С ней дружишь – с ней и огребать будешь.
   – Меня что, по-твоему, жизнь такой подругой мало наказала? – попыталась Злата надавить на жалость. – С такими друзьями мне и врагов не нужно.
   Мужик участливо кивнул.
   – М-да-а, не поспоришь… – И тут же добавил: – Но отлупить тебя – это дело принципа. Так что извини.
   Расслабившаяся было Злата совсем поникла и угрюмо опустила глаза. Взгляд невольно остановился на бочке, на которую тот опирался. Справа и слева от него стояли еще две бочки, причем одна была открыта. В ней копошились то ли змеи, то ли угри… В общем, какие-то ползучие гады, похожие на огромных червей. Злата содрогнулась от омерзения.
   Троллеподобный мужик истолковал перемену, случившуюся с ней, по-своему.
   – Да не расстраивайся ты, – начал подбадривать он. – Я тебя по лицу бить не буду. И даже попробую ничего не сломать… А-а-а!!!
   Злата воспользовалась тем, что агрессор отвлекся и не обращал внимания на то, что жертва болтает ногами. Она зацепила ближайшую из бочек и изо всех сил толкнула, молясь, чтобы там тоже оказались эти червяки-мутанты, и… о чудо!!! Ее молитвы были услышаны!!!
   С упавшей бочки слетела крышка, и оттуда посыпались те самые омерзительные ползучие гады, которые тут же принялись обвивать ноги тролле-орка. Мужик моментально потерял интерес к Злате, отшвырнул ее и пустился в зажигательную пляску в попытке одновременно сбрасывать с себя заползающих червяков и давить тех, что копошились внизу.
   Злата несколько секунд понаблюдала за ним, потом решила не рисковать, дожидаясь развязки, и, повернувшись, чтобы уйти… уперлась в преграду. Ну как преграду… В мужскую грудь, в которую больно ударилась носом. Подняв глаза на обладателя столь внушительной мускулатуры, Злата не удержалась:
   – Ты что, стальной?
   Видимо, Ллевелис никак не ожидал такой реакции, потому что на несколько секунд опешил.
   – Ты совсем с ума сошла? – Он скрестил руки на груди и осуждающе посмотрел на нее. – Я везде тебя ищу, а ты тут уличные представления смотришь!
   – Но я…
   – Ты что, не понимаешь, что это чужой тебе мир, чужой город и в такой толпе может быть очень опасно?
   – Да я…
   – Не знаю, какие порядки в твоем мире, и знать не хочу, но если тебе плевать на себя, то подумай о леди Кэт, которая будет волноваться о тебе. И учти, в следующий раз я не буду тебя искать!
   Злата сделала то, что сделал бы на ее месте любой адекватный, здравомыслящий и практичный человек, – извинилась:
   – Прости, я больше так не буду.
   Ллевелис кивнул и, снова взяв ее за руку, повел по рынку.
   Молодой человек держал ее за руку так крепко, что девушке невольно стало казаться, что еще немного – и она сломается. Ну, даже если и не сломается, то синяки ей точно обеспечены. Но, посмотрев на напряженную спину Ллевелиса, не стала возражать. Видимо, он тоже испугался, когда ее ладонь выскользнула из его руки. Вот и боится снова потерять. И, в общем, Злата его понимала. Что-то похожее она чувствовала, когда Катька начинала чудить. Можно было уйти, но подруга точно попала бы в неприятности. И приходилось оставаться, чтобы хоть как-то смягчить последствия.
   Ллевелис продолжал держать ее руку, когда они уже выбрались из толпы, продолжал держать, пока шли по улицам. Продолжал держать, даже когда они уже вошли в трактир и поднялись на этаж. Уже у двери в их с Кэт комнату он медленно, как бы нехотя отпустил ее руку и, пробурчав:
   – Не влипай в неприятности, – ушел к себе.
   Злата не стала провожать его взглядом и, открыв дверь, вошла в свою комнату. Конечно, было приятно, что кто-то, пусть и своеобразно, проявляет заботу о ней. Но рука жутко болела, даже пальцами шевелить было больно. Решив лечиться подручными средствами, она нашла кувшин с водой и налила немного на носовой платок. Злата как раз мучилась, пытаясь завязать платок на запястье, когда в дверь постучали.
   Так как комната была двухместная, девушка могла ждать только одного человека.
   – Катька, ты вовремя, Катька! – обрадовалась Злата и открыла дверь. – Помоги завязать…
   – Я, конечно, не леди Кэт, но в принципе тоже могу помочь, – предложил Ллевелис и пояснил в ответ на ее удивленный взгляд: – Думаю, леди Кэт сегодня вряд ли вернется ночевать.
   – Что? Почему?
   Ллевелис выглядел немного смущенным.
   – Э-э-э… Они с Байроном…
   Злата поняла моментально. Собственно, зная Катерину, могла бы и догадаться… Она быстро-быстро замахала руками:
   – Ладно-ладно! Только без подробностей!
   Ллевелис воспринял ее просьбу с явным облегчением.
   Воцарилась неловкая тишина.
   Он стоял и мялся у порога. Злату его странное поведение озадачило, и вдруг до нее дошло:
   – Тебе теперь негде ночевать?
   Ллевелис вздохнул:
   – Я спросил у трактирщика, но свободных комнат нет…
   – Ладно, входи. Вот Катькина кровать, располагайся.
   Она указала ему на кровать у противоположной стены и вернулась к прерванному занятию.
   – Что ты делаешь? – спросил Ллевелис, сняв плащ и некоторое время понаблюдав за ее манипуляциями.
   Злате было неудобно тыкать парня носом в то, что он ей чуть руку не сломал.
   – Да так, пытаюсь узелок завязать, – постаралась она ответить как можно более нейтрально.
   – Что у тебя с рукой? – совсем рядом спросил он, напугав девушку до икоты.
   – Господи! Ты всегда так подкрадываешься?!
   Он не стал комментировать это заявление, осторожно взял ее руку и снял повязку, явив миру уже начавшие наливаться фиолетовым синяки.
   – Извини, – тихо попросил он.
   – Да ерунда, – попыталась вырвать руку Злата, но он не отпустил. – Не самое страшное, что с моей рукой происходило.
   – Почему ты молчала? Тебе же было больно!
   – Не знаю, – солгала она, не желая признаваться в своих истинных мотивах.
   Ллевелис молча достал из-за пояса небольшой пузырек и плеснул зеленоватой жидкости на платок, после чего аккуратно наложил повязку на руку Златы.
   – К утру все пройдет, – немного сухо прокомментировал он свои действия. – Еще раз извини.
   Молодой человек, не сказав больше ни слова, подошел к своей кровати, снял сапоги и, не раздеваясь, лег, отвернувшись от Златы.
   Девушка решила, что, наверное, ей тоже не стоит раздеваться, и, стянув сапоги, легла спать. Видимо, сегодняшний день оказался слишком богатым на события, потому что Злата, которая обычно долго ворочалась перед сном, уснула почти моментально.
   Странному дню – странные сны.
   Приснился ей Ллевелис. Они были вдвоем на лодке посреди кристально чистого озера. Молодой человек выглядел иначе, чем она привыкла его видеть. На смену худощавому парню, ее ровеснику, появился мужчина около тридцати, с развитой мускулатурой, впрочем, не перекачанный. Но самое главное – от него веяло внутренней силой.
   Злата вздохнула.
   Ей хотелось верить, что она не такая, как большинство ее сверстниц, и не подвержена влиянию гормонов. А на деле? Подсознание быстро расставило все на свои места, превратив беднягу Ллевелиса в альфа-самца. Видимо, права Кэт, говоря, что пора устраивать личную жизнь. Нужно будет заняться этим после того, как вернется домой из этого сумасшедшего лагеря ролевиков. И после того, как разберется с дипломной практикой.
   Некоторое время девушка наблюдала за ним. Здесь, во сне, он казался… нет, не задумчивым и не отстраненным. Злата немного помучалась, пытаясь понять его состояние, но, так и не подобрав подходящего слова, оставила это неблагодарное занятие и переключилась на озеро.
   Вода в озере была необыкновенно прозрачной, Злата видела гальку на дне, и, казалось, если протянуть руку, сможет ее коснуться. Ее внимание привлекли две большие рыбы – белая и черная, – которые резвились в воде. Она так увлеклась ими, что не сразу поняла, что с ней говорят.
   – Зачем ты здесь? – повторил свой вопрос Ллевелис, заметив, что девушка таки уделила ему внимание.
   – А ты зачем? – Не то чтобы ей правда было интересно, что он делает в ее сне, Злата огрызнулась чисто механически.
   Мужчина лишь покачал головой. Легко пожав плечами, Злата вернулась к прерванному занятию. Благо рыбки никуда не делись. Пусть это и сон, но озеро и эта черно-белая парочка действовали на нее так умиротворяюще.
   Ллевелис какое-то время наблюдал за ней, потом сказал:
   – Если ты ищешь баланс, то не там.
   – Я ничего не ищу, – снова пожала плечами она.
   – Тогда зачем ты тут? – повторил вопрос Ллевелис, и в этот раз в его голосе звучала нотка заинтересованности.
   Рыбки уплыли, и раздосадованная Злата выпрямилась.
   – Ну что ты заладил, как попугай? Это мой сон. Зачем ты тут?
   Ллевелис усмехнулся:
   – Часто тебе это снится?
   – Сексапильные мужчины? Впервые, – честно призналась Злата и тут же пожалела о своей откровенности, услышав заливистый смех собеседника. Что за человек, даже во сне умудряется раздражать!
   – Ну спасибо, – все еще продолжал улыбаться Ллевелис. – Значит, такой я тебе больше нравлюсь?
   – Кто тебе сказал, что ты мне вообще нравишься? – фыркнула Злата и отвернулась.
   – А кто тебе нравится? Байрон? – сузил он глаза, моментально растеряв все благодушие.
   – Да что ты пристал как банный лист? – Девушке срочно захотелось проснуться, поэтому она принялась себя интенсивно щипать. – Никто мне не нравится. А если бы и нравился, то тебя это не касается!
   – Что ты делаешь? – Ллевелис удрученно наблюдал за ее манипуляциями.
   – А что не ясно? Пытаюсь проснуться, – снова фыркнула Злата.
   – Ты всегда огрызаешься, когда не знаешь, что сказать или что сделать…
   – А ты слишком много болтаешь!
   – И ты так и не ответила на мой вопрос…
   – Какой?
   – Кто тебе нравится?
   – Зачем тебе это?
   – Может, мне любопытно, есть ли я в этом списке и есть ли у меня шансы туда попасть.
   Ответ стал для Златы полной неожиданностью, и она вдруг разоткровенничалась:
   – Какая разница, если я никогда бы не понравилась тебе?
   Видимо, своей прямотой она застала Ллевелиса врасплох, потому что он ненадолго замолчал. Злата воспользовалась паузой и, сев поудобнее в лодке, положила руку на бортик и вернулась к созерцанию воды.
   – Почему ты так думаешь? – снова подал признаки жизни мужчина.
   – Ты не сон, – мученически простонала Злата. – Ты – кошмар.
   Он тихо засмеялся.
   – И все же? – не унимался Ллевелис. – Я всего лишь сон, мне ты можешь сказать.
   – А разве не очевидно? – Девушка протянула руку к воде и начала вырисовывать узоры кончиками пальцев. – Катька. Она такая красивая… и сексапильная… и… она такая… она такая, какие нравятся таким, как ты… сейчас.
   – Ты думаешь, что она привлекательнее?
   Он столь искренно удивился, что Злата невольно на него посмотрела. В этот раз уже она рассмеялась, и не тихо, как до этого Ллевелис. Нельзя так, но гремучая смесь удивления, ошеломления и недоумения, отпечатавшаяся у него на лице, не оставили ее равнодушной.
   Ллевелис пытался хмуриться, но девушка так заразительно смеялась, что он не сдержался и заулыбался.
   – Ты тоже красивая, – спустя некоторое время попытался вернуть разговор в нужное ему русло мужчина. Но добился только того, что девушка снова беззлобно рассмеялась.
   – Да брось! – отмахнулась она. – Какая я красивая? Ну так, симпатичная. И то только потому, что Кэт меня время от времени в парикмахерскую таскает и косметикой иногда разрисовывает. Нет! Я не ною, не ревную и не бью на жалость. Пойми правильно, я знаю точно, какая я, и люблю себя вот такую. Я не Катька, я не могу провести сутки в лесу и оставаться сногсшибательно красивой. И мужики не укладываются штабелями к моим ногам. Но мне это и не нужно. Я умная, и мне это нравится. И нравится, что есть свобода быть собой, наслаждаться этим. Пройдет время, и я найду кого-то под стать себе – инженера, или медика, или еще кого. Выйду замуж, нарожаю детишек и буду счастлива. И я абсолютно точно не хотела бы видеть рядом с собой кого-то такого, как ты сейчас. Такой, как есть на самом деле, – может быть. Но не такой…
   Она рукой показала контур его тела, намекая, что имела в виду.
   – То есть ты предпочитаешь умных, а не сильных и красивых мужчин… – сделал свои выводы из всей этой речи Ллевелис и тут же обиделся, вызвав у собеседницы улыбку. – Я, кстати, тоже умный!
   – Не сомневаюсь. – Девушка вернулась к рисованию узоров на воде. – Только ты все равно олимпийский бог, а я простая смертная. Романы между небожителями и простолюдинами во все времена заканчивались плохо…
   – А что, если бы я сказал, что схожу по тебе с ума с первой встречи?
   – Я бы сказала, что ты начитался дешевых романов и теперь пытаешься склеить меня…
   Ллевелис обиделся то ли на ее слова, то ли на то, что она раскрыла его тайный замысел, но он резко встал и… Вполне прогнозируемо, лодка под его весом подалась назад и перевернулась. Последнее, что запомнилось Злате, прежде чем она в холодном поту проснулась в своей постели, – черная и белая рыбки, которых она, взлетев над лодкой, заметила резвящимися неподалеку.
   Злата, тяжело дыша, резко села. Сон как рукой сняло. Она огляделась – ночную темноту, в которую была погружена комната, немного разбавлял свет луны. На кровати напротив проглядывался силуэт спящего мужчины.
   Несколько раз глубоко вдохнув и медленно выдохнув, чтобы восстановить дыхание, Злата тихо рассмеялась, стараясь не разбудить спящего Ллевелиса. Приснится же такое…
   Взбив подушку, девушка снова легла, укрывшись одеялом, и вскоре тихонько засопела, так и не заметив, что все это время за ней пристально наблюдали.

Глава 5

   Вместо этого знакомая обстановка комнатушки, пустующая смятая постель напротив и головная боль. Не сильная, скорее, просто ноющая, но имеющаяся в наличии и портящая этим жизнь.
   Злата решила, раз никто не будит, можно еще чуток поваляться. И только она пришла к такому умозаключению, как дверь, словно от пинка, с грохотом открылась, хорошенько приложившись о стену, испугав постоялицу так, что она чуть сама с кровати не спрыгнула. В комнату ворвался блондинистый вихрь, который Злата именовала подругой, и до неприличия бодрым голосом отрапортовал:
   – Ну сколько можно дрыхнуть? Тебя все ждут завтракать!
   И ушла, насвистывая при этом что-то. Вздохнув, Злата поднялась с кровати. На стуле в углу комнаты стоял таз и кувшин с водой, на спинке висело полотенце. Умывшись, девушка надела сапоги и спустилась вниз, отчаянно зевая и думая о том, как несправедлива жизнь и можно ли в этом забытом богом лагере ролевиков раздобыть кофе.
   Кэт не солгала – ее уже ждали за тем самым столом, что и вчера, и даже уже стояла тарелка с похлебкой, глиняный стакан с чем-то горячим и небольшая тарелочка с парой пампушечек. Злата не могла не признать, что сегодня завтрак даже выглядит аппетитно. А значит, его заказывала не Кэт. Да и судя по тому, как она воркует с Байроном, – ей не до того было. Скорее всего, это была работа Ллевелиса, который у стойки что-то живо обсуждал с трактирщиком.
   – Доброе утро, – хмуро поздоровалась Злата, присаживаясь за стол.
   Байрон посмотрел на нее слегка удивленно, а Кэт просветила:
   – У них не принято здороваться по утрам.
   – Буду знать, – безразлично кивнула Злата, пододвигая к себе тарелку с ароматно пахнущим варевом и стараясь не думать о том, правда ли оно такое аппетитное или она настолько голодна, что даже это кажется вкусным.
   Едва Злата зачерпнула пару ложек, почувствовав божественный вкус горячей еды, как Байрон вдруг вспомнил:
   – Мне нужно кое-что обсудить с Ллевелисом…
   – А это не подождет? – с надеждой спросила Злата, лишь на мгновение опередив Кэт.
   В этот момент девушке было все равно, что про нее подумает эта парочка. Одно Златослава знала точно: если Байрон сейчас уйдет – завтрак ей не светит.
   – Сожалею, но дело безотлагательное.
   Девушки проводили его взглядом, при этом Злата старалась успеть съесть как можно больше, как можно больше, пока…
   – Златка… какой мужик! У меня таких еще не было, – с восхищением поделилась Катерина, заставив подругу подавиться.
   – Боже, Катька! Я же ем! Давай… потом обсудим твою бурную личную жизнь?
   – Ладно, – на удивление быстро согласилась та. Слишком быстро.
   Не отводя от подруги подозрительного взгляда, Злата взяла булочку, поднесла ко рту и откусила. Катерина молчала, но видно было, что она порывается что-то рассказать. Ее прорвало, когда Злата начала пережевывать булочку.
   – Златка! У него такой хвост!
   Злата поперхнулась, представив, чем именно подруга так впечатлилась, и тут же выплюнула булочку в лежащую рядом салфетку.
   – Катька… – простонала несчастная, отпивая глоток вчерашнего компота из сухофруктов.
   Но подруга не поняла намек и продолжила с прежним восторгом:
   – Если бы ты только знала, что он может им делать!
   Злата фонтанчиком вернула компот из сухофруктов назад.
   – Так, все, я сыта. – Она раздосадованно отшвырнула от себя салфетку и крикнула стоявшим у стойки Байрону и Ллевелису: – Может, поедем уже?!

   Ллевелис проснулся утром в скверном расположении духа. Он посмотрел на кровать напротив. Невысокая брюнетка мирно сопела, досматривая какой-то хороший сон. В том, что сон был хороший, сомневаться не приходилось. Не только потому, что она слабо улыбалась во сне. Просто, погружая девушку в целебный сон, мужчина об этом позаботился.
   Ну и ночку устроила ему эта иномирянка! Знал бы заранее, чем все обернется, – спал бы на лавке в главном зале, честное слово. Или снял бы себе отдельную комнату. Так нет же, не утерпел. Пришел, сам не понимая зачем, насочинял сказок, при этом трясясь как школьник, который учителю рассказывает, что у него собака съела домашнее задание. Зачем? Ну зачем он напросился к ней в комнату?
   Ллевелис подошел к спящей Злате, поправил растрепавшиеся волосы и немного постоял, гладя ее по щеке и любуясь. Он не опасался, что девушка проснется. Сонные чары продержатся еще какое-то время. Достаточное, чтобы он мог накинуть иллюзию и уйти незамеченным. Простое маскировочное заклинание, позволяющее ему неузнанным ходить среди простых жителей Матэнхейма.
   Но мужчина никак не мог заставить себя уйти. Не мог, не хотел быть от нее далеко.
   Ллевелису стоило огромных усилий скрывать, как пристально он наблюдает за Златой, ловит и запоминает каждое слово, каждый жест, каждую улыбку… Может, это любовь? В конце концов, мог же он просто влюбиться? Ну и пусть иномирянка. Ну и пусть всего лишь человек. Ну… мало ли?
   С другой стороны, то, что Ллевелис сейчас испытывал, больше походило на одержимость. Боже, да он чуть с ума не сошел, когда ее ручка вдруг выскользнула! Из него будто душу вытряхнули. Ллевелис не уничтожил весь базар разом, чтобы ее найти, только благодаря своей чудовищной силе воли. Но нескольких, кажется, покалечил, прорываясь сквозь толпу. Пути неизведанные! Да он чуть в демона не трансформировался там же! И это чувство не отпустило даже после того, как нашел ее.
   Ему опять стало стыдно, когда вспомнились фиолетовые синяки на маленькой ручке. Почему Злата молчала, что ей больно? Неужели не видела, что он себя почти не контролирует? Или… Эта мысль не покидала его все это время. Может, увидела сквозь иллюзию его истинный облик и испугалась? Нет, тогда бы не впустила к себе. Ллевелис снова погладил ее щеку. Он никогда ни за что не хотел причинить ей боль. Потребность защищать и оберегать эту хрупкую иномирянку ощущалась практически на физическом уровне.
   Ллевелис просканировал Злату. Ни следа магии. Вообще никакой. Значит, приворожить его она не могла. Тогда как объяснить, что он почувствовал ее появление в этом мире? Как объяснить, что в тот лес он пошел целенаправленно, вопреки здравому смыслу, вопреки всем насущным делам и проблемам, требующим срочного вмешательства? Ллевелис не успокоился, пока не нашел Злату. Только слишком поздно. Девушка явно не привыкла к таким экстремальным условиям, в которых оказалась. Уставшая, изголодавшаяся и, что самое страшное, страдающая обезвоживанием девушка чуть не умерла там же. Ллевелису стоило бы догадаться, в каком она состоянии, наколдовать воды. Но он так редко имел дело с людьми, что успел забыть, насколько они хрупки, и недооценил опасность. Тем более девушка до сих пор стойко отрицает тот факт, что оказалась в другом мире. Ллевелис так и не решился сказать правду, опасаясь за ее рассудок. Осторожность и рассудительность, проявленные им, привели к тому, что Злату пришлось вытаскивать из Лимбо – мира, служащего буферной зоной для душ, совершающих переход в мир иной. Ее спутница Катерина так и не поняла, что подруга умирает. Оно и к лучшему. Амбициозная блондинка, которая, на удивление, сразу все поняла и не только приняла изменившиеся реалии, но и тут же разработала себе план на будущее. Ллевелис даже думать не хотел, что было бы, узнай она всю правду. А Злата не такая… Даже если бы не это странное притяжение, ее стоило спасти. Хотя бы ради того, чтобы поговорить с ней. Сколько сил и времени пришлось вбухать, только чтобы вернуть ее, сколько энергии влить… Но Ллевелис не жалел ни о чем.
   Вот так, просто находясь рядом, он видел краски в окружающем мире, был по-настоящему жив. Находясь вдали от нее, не видя, не имея возможности как бы случайно коснуться ее или вдохнуть запах ее волос, Ллевелис начинал умирать. И чем больше времени он проводил рядом со Златой, тем сильнее была эта странная привязанность… Нет, не так. Тем сильнее была его зависимость.
   Разум подсказывал, что, скорее всего, это последствия какого-то приворота. Пусть в иномирянках ни капли магии, но кто-то же их сюда призвал? Вот этот «кто-то» мог как-то завязать их на него, Ллевелиса.
   Отсюда и тесная связь между ним и Златой.
   Не зря же Ллевелис случайно утащил ее в Лимбо этой ночью. Ему-то что? Происхождение и сила, которой он наделен с рождения, позволяет ему приходить и уходить оттуда когда угодно. Но Злата совсем другое дело. Духи почуяли его случайную попутчицу мгновенно – запах смерти еще витал вокруг нее. Пришлось потратить время, чтобы их отогнать. Но даже после этого оставлять девушку там было бы небезопасно. Он чувствовал голод духов и то, как они медленно сужают вокруг них кольцо. Ллевелис, поняв, что девушке кажется, что она спит, решил воспользоваться случаем и таки добился от нее откровенности. И что в итоге?
   Оба они чуть не погибли, чтобы он узнал, что в истинном обличье ей не интересен. Точнее, девушка не верит, что могла бы его заинтересовать. И в общем-то еще неделю назад мужчина был бы полностью с этим согласен. Иномирянка, полностью завладевшая его умом и сердцем, не красивее, не знатнее и не умнее, чем те женщины, с которыми он привык проводить время. Леди Кэт еще могла бы потягаться красотой с эльфийками и демоницами. Не зря же Байрон потерял голову. Но Злата… Нет, это приворот, точно приворот.
   Ллевелис повернулся и вышел. На Матэнхейм напали. Злата никуда не денется. Пусть спит, а он пока сходит расспросит трактирщика. Нужно узнать о пути продвижения этой заразы, которая косит мирных жителей деревнями.
   Мужчина умылся и быстро оделся. Уже на пороге, немного подумав, Ллевелис сплел несколько сильных защитных заклинаний и с чистой совестью спустился вниз, где его уже ждала раздражающе счастливая парочка.

   Коротко поздоровавшись, Ллевелис отправился расспрашивать трактирщика, но постоянно сканировал, что происходит в комнате Златы. Он почувствовал, когда девушка проснулась, когда к ней заглянула леди Кэт, когда спустилась вниз.
   – Ну, что тут у вас? – деловито поинтересовался Байрон, подойдя к стойке. – Я уже отправил своих ребят в разведку. А ты, я смотрю, очень плохо спал…
   – Ты, как я слышал, тоже, но по твоей довольной роже этого не скажешь, – беззлобно огрызнулся Ллевелис.
   Байрон улыбнулся, повернулся, чтобы посмотреть на Кэт, и заметил нечто странное.
   – Слушай, а ты, случайно, ничем тяжелым леди Злату по голове не треснул, когда вы гуляли? – нахмурившись, спросил он.
   – Ты что? – даже обиделся советник.
   – Просто она немного странная с утра, – объяснил Байрон.
   – Что? – обернулся посмотреть Ллевелис, да так и застыл вполоборота.
   Злата торопливо, словно у нее кто-то сейчас заберет, глотала похлебку, не пережевывая, и вдруг разочарованно отставила тарелку, с живописной смесью брезгливости и отвращения на лице. Ллевелис и Байрон дружно уставились на трактирщика, но тот лишь руками развел:
   – Тот же суп, что я и вам подавал.
   Тем временем Злата взяла булочку, немного с аппетитом пожевала и тут же с отвращением выплюнула в салфетку. Трактирщик с удивлением взял со стойки точно такую же булочку, принюхался, откусил и снова недоуменно пожал плечами.
   Злата отхлебнула компот из сухофруктов, но по какой-то причине фонтанчиком вернула все назад. Девушка раздосадованно отодвинула от себя всю еду, отбросила салфетку и предложила:
   – Может, поедем уже?
   Мужчины переглянулись, и Байрон спросил:
   – Точно ничего такого?
   – Ну, возможно, я случайно затащил ее с собой в Лимбо…
   Байрон удивленно посмотрел на него:
   – А почему она случайно не умерла?
   – Она была со мной, – сквозь зубы процедил Ллевелис. Меньше всего ему хотелось оправдываться, настроение и так было поганым.
   – Ладно-ладно, – примирительно махнул рукой Байрон. – Не мое дело, понял, не дурак.
   Ллевелис отвернулся от зала, хотя мысленно не переставал сканировать пространство вокруг Златы, контролируя все, что происходит. При этом его самого жутко раздражало, что не может прекратить. Это как будто помешательство какое-то. Неожиданно на Ллевелиса снизошло озарение: Кэт и Злата оказались тут практически одновременно с неизвестным, истребляющим население Матэнхейма. Вполне может быть, что его действительно кто-то приворожил к Злате, чтобы отвлечь от решения этой проблемы?
   – О чем ты задумался? – нахмурился Байрон.
   – Ты заметил, что мы уже неделю не можем выехать из этого города? – перевел на него задумчивый взгляд Ллевелис. – И причина сейчас сидит там, в зале, и нетерпеливо топает на нас ножкой.
   – Думаешь, их послали задержать нас?
   – Думаю, что не верю в совпадения. – Ллевелис повернулся и сделал первый шаг. – Пошли, леди заждались.
   Байрон расплатился и последовал за Ллевелисом, который уже не только подсел к девушкам, но и начал вкратце излагать полученную от трактирщика информацию.
   – Я расспросил трактирщика, и выяснилось, что иномирянин, убивающий людей…
   Кэт капризно сморщила носик:
   – Фу, как вульгарно звучит. Давайте дадим ему имя!
   Злата попыталась урезонить подругу:
   – Катька, это тебе не домашнее животное…
   – Так я ж из чисто практических соображений, – сделала она честные и невинные глаза. – Если Ллевелис каждый раз будет говорить «иномирянин, убивающий людей», то к утру как раз закончит. А так у нас есть шанс, что мы разработаем план действий и выедем еще сегодня. И может… – Девушка выдержала драматическую паузу и пафосно закончила: – Даже спасем чьи-то жизни!
   Ллевелис и Злата синхронно скептически хмыкнули – оба независимо друг от друга слабо верили в благие намерения Катерины. А вот Байрон восхитился:
   – Вы так же благородны, сколь и прекрасны!
   – Ах, вы мне льстите…
   – Нисколько…
   – Так, ну хватит! – прервала эту сладкую парочку Злата, понимая, что еще чуть-чуть – и у них опять все закончится в спальне. А ей до чертиков надоело все это, этот лагерь ролевиков, и так хотелось вернуться в лоно цивилизации! Если ради этого нужно доиграть квест – она доиграет. Но эта парочка, у которой гормоны зашкаливают, буквально действует на нервы, а они у нее не железные так долго молчать. – Главного злодея условно назовем Кощей Бессмертный.
   – Почему? – Все трое собеседников Златы задали этот вопрос независимо друг от друга и абсолютно синхронно, а глаза у них стали удивленно выпученными.
   – Потому что гладиолус! – раздраженно рыкнула Злата, готовая растерзать всех и каждого, кто сейчас станет приставать с глупыми вопросами.
   К счастью или нет, но приставать никто не решился. Байрон пожал плечами: Кощей Бессмертный так Кощей Бессмертный. Не самое экзотическое имя, среди тех, кого ему приходилось убивать, были обладатели и более диковинных имен. Наемника сейчас значительно больше волновала Кэт, которая кокетливо и многообещающе постреливала глазками в его сторону, да ее изящная ручка, которую он постоянно целовал. Ллевелис молчал, думая о чем-то своем и барабаня пальцами по столешнице.
   Злата осмотрела всю эту компанию и пришла к выводу, что надо взять ситуацию в свои руки. Девушка хлопнула в ладоши, привлекая к себе внимание.
   – Так, вы двое! – Она строго посмотрела на Кэт и Байрона. – Ведите себя прилично, дождитесь ночи!
   Парочка смущенно убрала друг от друга руки.
   – Теперь ты. – Она посмотрела на Ллевелиса таким взглядом, что ему невольно захотелось вытянуться в струнку. – Кратко и внятно изложи, что узнал.
   – Трактирщик сказал, что в последнее время дела пошли хуже, потому что у него останавливаются только путники, проезжающие по Западному торговому пути в Гунари, коих не так и много…
   – Почему? – нахмурилась девушка.
   – Гунари – город, принадлежащий вампирам, – почему-то неохотно ответил Ллевелис. – И хоть они и не выпивают людей против воли, но рисковать никому не хочется. Кроме того, лес Форт-Сол кишит разбойниками, и до Гунари еще доехать нужно. А если заблудиться, то можно вообще попасть в болото…
   – Я так не могу сориентироваться, – прервала его Злата, весьма смутно представляя, о чем он говорит. Девушка взяла солонку и поставила возле себя. – Так, это Терасса. Мы здесь. – Она положила ложку напротив себя. – Это Кощей Бессмертный. Он здесь.
   Байрон первым сообразил, что она делает, и начал помогать, используя все, что попадется под руку.
   – Здесь пролегает Западный торговый путь, – он вытащил из кошеля с деньгами два шнурка и положил один из них параллельно солонке, – а здесь Северный торговый тракт. – Второй шнурок лег перпендикулярно, пересекшись с первым неподалеку от солонки. – Это основные торговые пути в этой местности. Здесь и здесь, – две золотые монеты легли с одной и другой стороны первого шнурка, – лес Форт-Сол. Здесь, – возле золотой монеты легла серебряная, но после недолгого раздумья наемник поменял ее на медяк, – Мластина, болото, населенное гоблинами. Туда без крайней нужды лучше не соваться. Они в принципе мирные, но свою территорию ревниво охраняют – сожрут и не подавятся. Тут, – чуть выше пересечения шнурков легла надкушенная Златой булочка, – Гунари. Сюда не стоит соваться в принципе. Дальше по Западному тракту небольшой городок Венцеслава. – Выше по шнурку легла серебряная монета.
   Злата ненадолго задумалась, запоминая и переваривая полученную информацию.
   – Если я правильно понимаю, то у Кощея отсюда два пути – или Венцеслава, или Терасса. – Девушка задумчиво посмотрела на Байрона. – Почему вы думаете, что он пойдет именно сюда?
   Вместо него ответил слегка раздраженный Ллевелис:
   – Потому, что Терасса крупный торговый город и это логично. Истребление Венцеславы не принесет ему выгоды и только замедлит.
   – Может, ты и прав… – задумчиво протянула Злата. У нее оставалось стойкое впечатление, что она что-то упускает.
   – Не может. – Голос Ллевелиса звенел холодом. – Я пока в состоянии разобраться с проблемами своего мира без помощи финансиста-недоучки.
   – Оно и видно, – вступилась за поникшую Злату Кэт.
   – Что, прости? – сузил на нее глаза советник.
   – Что слышал, – не менее холодным тоном ответила Катерина, давая понять, что в эту игру могут играть двое. – Можешь разобраться сам – разбирайся. На кой тебе Байрон с его помощью и советами, раз ты так крут? Зачем тогда мы тебе тут?
   Ллевелис молчал. Он не мог рассказать, что Байрон нужен, потому что случай исключительный – иномирянина скрывает какое-то поле, и Ллевелис не может его найти самостоятельно. Да и не уверен, что его методы борьбы подействуют на пришельца. Байрон его козырь. Так же как и не мог признаться, что до сих пор не отправил девушек домой, потому что нуждается в Злате. И выше его сил было признать, что он приревновал ее к Байрону. Как быстро они нашли общий язык, как спелись. Ему что, Кэт мало? А Злата решила поднять свою самооценку за его счет? Байрон, значит, в ее вкусе? У Ллевелиса непроизвольно сжались кулаки.
   Кэт восприняла его молчание по-своему:
   – Тебе нужна помощь, и тебя это бесит. Я тебя понимаю, но не срывайся на Златке.
   – Ты мне указывать собралась? – Голос Ллевелиса был обманчиво тихим.
   – Хватит, – попыталась урезонить разошедшуюся подругу Злата, которая больше всего боялась, что потеряет свой единственный билет домой. – Он прав, это не наше дело. Они довезут нас до города с…
   Но Катерину понесло:
   – Это мило, что он так любезно согласился сопроводить нас, пусть еще продолжит быть любезным в пути, и цены ему не будет.
   – Я думаю, что смогу обойтись без тебя в пути, – резко оборвал ее Ллевелис.
   Кэт удивилась, Злата ошарашенно замолчала, не зная, что сказать, что сделать. В наступившей на несколько секунд тишине как гром среди ясного неба прозвучал ровный голос Байрона:
   – Значит, обойдешься и без меня.
   – Что? – удивился Ллевелис.
   – Что слышал.
   – У нас же был договор… – попытался он урезонить наемника.
   – Условия только что изменились, – холодно сообщил Байрон. – Либо леди идут с нами, либо мы провожаем их к порталу, и они навечно покидают Матэнхейм, либо я и мой отряд не будем выполнять твое задание.
   Под пристальным, в упор, взглядом Байрона Ллевелис вдруг отчетливо осознал: несмотря на то что наемник все это время уделял внимание Кэт, он заметил его чувства к Злате. Он специально предложил отправить их домой, чтобы посмотреть на реакцию. Ллевелис уже собрался высказаться, как вмешалась Злата.
   – Довольно. – Девушка встала. – Не нужна помощь – я и не настаиваю. Байрон, скажи, как добраться до ближайшего транспорта, и я уеду. А вы себе идите, езжайте, летите на ковре-самолете… Мне по барабану.
   Она старалась держаться с достоинством, не показывать, что чувствует на самом деле. Еще чего не хватало – разреветься перед какими-то ролевиками. Но обида жгла изнутри раскаленной проволокой.
   – Даже лучше, я вас провожу, – улыбнулся Байрон, и Ллевелис сказал то, чего сам от себя не ожидал:
   – Нет!
   Он не приказал или попросил. Он рыкнул так, что даже бывалый наемник отшатнулся, а Злата вздрогнула и замерла. Ллевелис выругался про себя. Ну и что теперь делать? Незнакомое, неприятное чувство жидким огнем растекалось внутри. Хотелось убить Байрона за то, что он заступается за Злату, хотелось разорвать на мелкие кусочки!!! А еще хотелось поставить на ней клеймо, чтобы каждый мужчина на сотни дней пути вокруг знал, что это его женщина. И в то же время он сожалел, что был с ней так груб. Ллевелис бы с удовольствием обнял Злату, успокоил, защитил от любого, кто мог расстроить ее или обидеть! Но как защитить ее от самого себя? Да что за наваждение, в самом деле?! С этим нужно что-то делать.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →