Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Рыба змееголов может дышать воздухом.

Еще   [X]

 0 

Учитель как объект психологического исследования (Рогов Е.И.)

автор: Рогов Е.И. категория: Общая психология

Пособие для школьных психологов по работе с учителем и педагогическим коллективом.

В книге раскрыто специфическое направление работы психолога с педагогическим коллективом образовательного учреждения. Наряду с авторскими теоретическими позициями освещены данные, полученные в экспериментальных исследованиях. Приведены основные методики, применяющиеся в практике деятельности психологической службы.

Об авторе: Рогов Евгений Иванович - психолог, доцент Ростовского государственного пединститута. еще…



С книгой «Учитель как объект психологического исследования» также читают:

Предпросмотр книги «Учитель как объект психологического исследования»



Е.И.РОГОВ

УЧИТЕЛЬ КАК ОБЪЕКТ
ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО
ИССЛЕДОВАНИЯ




ББК 88.4
Р59

Рецензент:
доктор педагогических наук А. Д. АЛФЕРОВ

Рогов Е.И.
Р59 Учитель как объект психологического исследования: Пособие для школьных психологов по работе с учителем и педагогическим коллективом. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1998. - 496 с.
ISBN 5-691-00076-4.
В книге раскрыто специфическое направление работы психолога с педагогическим коллективом образовательного учреждения. Наряду с авторскими теоретическими позициями освещены данные, полученные в экспериментальных исследованиях. Приведены основные методики, применяющиеся в практике деятельности психологической службы.
Для психологов, работающих в сфере образования, преподавателей и студентов педагогических вузов, а также лиц, интересующихся проблемами психологии учительства. Книга может быть использована как учебное пособие по спецкурсу для обучающихся в магистратуре и аспирантуре по гуманитарным специальностям.

ББК 88.4

© Рогов Е. И., 1998
© «Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС», 1998 Все права защищены
ISBN 5-691-00076-4

ПРЕДИСЛОВИЕ

В ситуации, сложившейся сегодня в школе, учитель оказался обойденным вниманием психологов, которые в большей степени, и это справедливо, занимаются учащимися и их родителями. Теоретики организации психологической службы в образовании не считают эту проблему достаточно актуальной, имплицитно подразумевая наличие у педагога психологической грамотности и культуры. Обращения к учителю психологов-практиков также редки: когда надо составить характеристику учащегося, провести консилиум, тренинг, осуществить психолого-педагогическое воздействие и т. д. Однако при этом не учитывается то огромное воспитательное и психологическое влияние, которое оказывает учитель своей личностью, поведенческими реакциями на ребенка, а ведь он проводит с ним в совокупности времени больше, чем родители, находящиеся на работе, и уж гораздо больше времени, чем психолог, практически отвечающий за всех детей в школе.
Таким образом, учитель может рассматриваться как важнейший потенциальный сотрудник психологической службы школы. С другой стороны, педагогическая профессия выливается в напряженнейший труд, и учитель сам нуждается в психологической помощи и поддержке. Именно с целью помочь психологам в их работе как с отдельными учителями, так и педагогическим коллективом, была написана эта книга.
Предвидим возможные критические возражения в отношении публикации психологических методов исследования. Существует мнение, что испытуемые смогут заранее ознакомиться с ними и исказить впоследствии результат в нужную сторону, что усложнит работу психолога. Однако все представленные в книге методики были неоднократно опубликованы ранее (см. список литературы). Многолетний опыт нашей практической работы показывает, что предположение о предварительной подготовке испытуемых чисто гипотетическое и без психологического образования это сделать очень трудно. Гораздо чаще встречаются испытуемые, стремящиеся, в силу разных обстоятельств, саботировать исследование, что можно сделать и без знания содержания и ключа методики. Квалифицированный психолог ориентируется на комплекс различных показателей, и получаемая в психологических исследованиях информация может рассматриваться лишь как дополнительная к тому, что вытекает из оценки реальной действительности.

ВВЕДЕНИЕ

Приступая к рассмотрению психологических особенностей личности учителя, специфики педагогической деятельности и их учета психологами образовательных учреждений, необходимо осветить, что представляет собой педагогическая профессия, какое значение вкладывается в понятие «профессионализм педагога».
Это вызвано тем обстоятельством, что под понятием «педагог» нередко подразумевается и профессия, и социальная роль, и вид деятельности, и направленность личности и т. д. Поэтому требуется определенная система координат, в которой бы была возможность разведения этих понятий и которая бы позволила выявить механизмы и закономерности развития личности профессионала. Сложность данной задачи видится еще и в том, что в психическом аспекте личность представляет собой довольно динамичное и пластичное образование. Находясь в постоянном движении, сознательно и неосознанно маскируя, изменяя, обогащая, компенсируя, взаимозаменяя, перестраивая, дополняя свои внутренние качества, личность делает проблемы фиксации стабильных, устойчивых социально-психологических проявлений довольно призрачной и эфемерной. В результате стабильность, устойчивость сочетаются в психологической организации личности с удивительной гибкостью, непрерывным обогащением сферы ее потенций, с огромными компенсаторными резервами, с возможностями перестройки, взаимозаменяемости, взаимодополнения ее образующих. Подобная сложность обусловлена тем, что основным способом бытия личности является развитие, которое выражает основную потребность человека как универсального родового существа – постоянно выходить за свои пределы, достигать возможной полноты воплощения в индивидуальной форме своей родовой сущности.
В реальной жизни грань между профессиональной и непрофессиональной деятельностью провести достаточно сложно. Одни нередко называют профессией ту деятельность, которой человек занимается долгое время, другие – род занятий, который служит им основным источником дохода. Обладая сложным внутренним устройством, профессия включает в себя множество разнородных предметно-инструментальных и идеальных, духовных компонентов. В представлениях людей они могут существовать разрозненно – в виде частных образцов – и интегрирование – в виде «образа-профессии», который находит свое знаковое, символическое выражение в научных, художественных, публицистических, политических текстах в виде высказываемых идей и художественных образов (литература, кино, театр, музыка, живопись и т. д.), в фольклоре, когда в профессиональном и общественном мнении бытуют легенды о мастерах своего дела, о выдающихся образцах профессионального поведения, ярких случаях из практики, и, наконец, в играх, ритуалах и имитациях, в которых идея и образ, отражающие ту или иную реальность бытия, приобретают «живое» воплощение с обучающим или иным дидактическим смыслом.
Если обратиться к БСЭ, то там профессиональная деятельность рассматривается как профессия, т. е. как «род трудовой активности... человека, владеющего комплексом специальных теоретических знаний и практических навыков, приобретенных в результате специальной подготовки, опыта работы».
Профессию не следует путать со специальностью, которая закрепляется в квалификационных документах и определяется через предмет деятельности. Она может быть сколь угодно узкой или широкой, но в любом случае это ареал знаний о некотором фрагменте объективной реальности, отраженном соответствующим научным предметом. Профессия же – это объективно необходимый, определенный через интенцию, особый вид деятельности, связанный с этим фрагментом реальности. Т. е. профессия есть деятельность, обладающая собственной целью, имеющая собственный продукт, нормы и средства, которые в конечном счете детерминированы социальной функцией и технологией той сферы общественной жизни, которую данная деятельность обслуживает. Таким образом, в рамках одной специальности могут реально существовать самостоятельные профессии.
В специальной литературе указываются четыре значения термина «профессия»:
1. Область приложения сил человека, или, если не прибегать к слову «силы», область, в которой человек осуществляет свои функции как субъект труда.
2. Общность людей, занятых определенного рода трудовыми функциями.
3. Подготовленность (знания, умения, навыки, квалификация), присущая человеку, благодаря которой он оказывается в состоянии выполнить определенного рода трудовые функции.
4. Деятельность, работа профессионала, т. е. сам процесс реализации трудовых, и притом профессионально выполняемых, функций.
Вопросы определения профессионализма в деятельности учителя, оценки его профессиональной деятельности уже давно стали объектом спора и разногласий между психологами, педагогами, физиологами, специалистами-практиками и т. д.
Согласно разрабатываемой нами концепции профессионального развития личности, под профессионализмом следует понимать совокупность психофизиологических, психических и личностных изменений, происходящих в человеке в процессе овладения и длительного выполнения деятельности, обеспечивающих качественно новый, более эффективный уровень решения сложных профессиональных задач в особых условиях.
Формирование профессионализма идет по трем основным направлениям:
1) изменение всей системы деятельности, ее функций и иерархического строения. В ходе выработки соответствующих трудовых навыков происходит движение личности по ступеням профессионального мастерства, развивается специфическая система способов выполнения деятельности – формируется личностный стиль деятельности;
2) изменение личности субъекта, проявляющееся как во внешнем облике (моторике, речи, эмоциональности, формах общения), так и в формировании соответствующих элементов профессионального сознания (профессионального внимания, перцепции, памяти, мышления, эмоционально-волевой сферы), что в более широком плане может рассматриваться как становление профессионального мировоззрения;
3) изменение соответствующих компонентов установки субъекта по отношению к объекту деятельности, что проявляется в когнитивной сфере в уровне информированности об объекте, степени осознания его значимости; в эмоциональной сфере – в интересе к объекту, в склонности и удовлетворенности от взаимодействия с ним, несмотря на трудности; в практической сфере – в осознании своих реальных возможностей влияния на объект. В результате установка субъекта воздействовать на объект изменяется на потребность во взаимодействии с ним, что позволяет говорить о становлении профессиональной культуры.
Соответственно положительные и отрицательные последствия профессионализма определяются личностными особенностями субъекта деятельности, спецификой объекта, универсальностью и содержанием данной деятельности.
Проявление профессионализма имеет широкий спектр градаций, начиная от дилетантства (т. е. поверхностных профессиональных знаний, умений и навыков) и заканчивая формированием жестких профессиональных стереотипов (т. е. гипертрофированное развитие профессионализма). В тех случаях, когда личность не способна преодолеть профессиональные стереотипы в других социальных ролях, не перестраивает свое поведение сообразно меняющимся условиям и ожиданиям окружающих, профессионализм перерастает в профессиональную деформацию личности.
По сути дела, выделенные факторы (личностные особенности специалиста, функциональная структура деятельности и объект профессиональной деятельности) являются ведущими в процессе становления личности профессионала и, в принципе, могут быть использованы применительно к любой профессии. Конечно, нельзя отрицать существования и других факторов, но они являются производными, зависимыми от основных. Так, например, вполне уместно ввести фактор «условия осуществления деятельности» (скажем, «городской учитель – сельский»). Однако для его учета достаточно просто предусмотреть функции педагогической деятельности и особенности объекта.
Если попытаться представить пересечение этих факторов графически, то в результате образуется некое пространство, в котором и осуществляется становление личности профессионала (см. рис. 1). Пересечение выделенных факторов образует плоскости, играющие немаловажную роль в понимании процесса профессионализации. Так, пересечение факторов «личность специалиста» и «профессиональная деятельность» образует плоскость, включающую в себя всю совокупность индивидуальных стилей педагогической деятельности. Данные стили представляют собой, по сути дела, максимально эффективное выражение личностного профиля субъекта через соответствующие профессиональные функции, которые в данном случае выступают в качестве способов личностной самореализации и каналов трансляции личностных вкладов учащимся.



Рис. 1. Пространство профессионализации личности учителя: вектор ОА – индивидуальные особенности субъекта деятельности (педагог, учитель и т.д.). Отрезок аb указывает наиболее выраженные качества; вектор ОС – индивидуальные особенности объекта деятельности (студент, ученик, классный коллектив и т. д.). Отрезок ck обозначает наиболее яркие характеристики; вектор ОГ – функциональная структура педагогической деятельности. Отрезок ху – предпочитаемые субъектом виды работ; область  – тип педагога; область  – область совместимости объекта и субъекта педагогической деятельности (синтонность); область  – наиболее эффективные приемы воздействия данным субъектом на конкретный объект; Y1; Х2; Z3 – направления развития ядра профессиональной личности

В этой плоскости каждой профессиональной функции, как камертон, отвечает соответствующее свойство личности – с той же тональностью и силой, образуя неразрывное единство, формируя соответствующую направленность личности педагога. Используя механизм слияния отдельных личностных качеств в результате профессиональной деятельности в целостные ансамбли, можно определить основные направления профессиональной специализации: предметник, методист, организатор внеклассной работы и проч.
Наиболее яркие примеры проявления индивидуальных стилей педагогической деятельности можно наблюдать у учителей-новаторов, новации которых как раз и заключаются в том, что они не идут традиционным путем, стремясь реализовать всю совокупность педагогических функций, а максимально используют лишь те, которые позволяют им наиболее эффективно оказывать свое личностное воздействие. Так, В. Ф. Шаталов, отличающийся четкой, математически точной направленностью мышления, создал достаточно жесткую, строго определенную структуру организации учебного процесса, опирающуюся на схематическое изложение и обозначение материала. Демократический, основанный на доверии, подход к учащимся позволяет С. Д. Шевченко эффективно использовать в обучении ученическое самоуправление, раскрывать творческие возможности школьников. Научно-исследовательский подход к учащимся Б. И. Дегтярева, основанный на постоянном изучении их личности, показывает возможные пути обучения учащихся рациональным учебным умениям, развития их самопознания. Направленность на формирование гуманных взаимоотношений учителей и учащихся легла в основу педагогической системы Ф. Г. Деака, которая была успешно реализована через принцип ролевого участия школьников в организации учебного процесса. Можно также назвать отличающихся творческим своеобразием Ш. А. Амонашвили, Г. Г. Кравцову, Е. П. Ильина, С. Н. Лысенкову, В. М. Шеймана и др.
Кумулятивный эффект педагогического воздействия при подобном совпадении личностных параметров с соответствующими функциями деятельности настолько силен, что позволяет пренебречь какими-то недостатками в поведении данной личности и не акцентировать внимание на остальных функциях деятельности, значимость которых в тени осуществляемой деятельности резко снижается. В повседневной жизни подобный феномен обычно называют «коньком» учителя, именно он составляет ядро его профессиональной личности.
Данный механизм объясняет и другие, не менее многочисленные случаи, когда ищущие учителя не критически, а механически переносят педагогические находки других учителей в свои условия, а это не улучшает, а, наоборот, ухудшает отношение учащихся как к предмету, так и к педагогу. Подобное стремление учителей повысить свою профессиональную компетентность через заимствование приемов и средств, используемых для самореализации себя другими учителями, можно метафорически сравнить с примериванием на себя различной одежды, независимо от ее размера.
Следует заметить, что все проведенные и проводимые исследования личности учителя имеют право на существование только при соблюдении условия, что каждый выявленный параметр не будет возводиться автором в абсолют и противопоставляться всем остальным, а войдет в целостную систему, механизмы существования которой обеспечивают органичное соединение конкретной личности учителя с выполняемой им педагогической деятельностью.
В противном случае научные исследования придут в противоречие с накопленным практическим опытом педагогов-новаторов, само существование которого свидетельствует об эффективных возможностях обучения при опоре на самые разнообразные подходы и при использовании различных оснований педагогической деятельности.
Гипотетическое предположение об абсолютизации любой из систем учителей-новаторов в тот же самый момент вычеркнуло бы из этого списка всех остальных ищущих педагогов и поставило бы их в позицию заблуждающихся. Не отрицая полезности педагогического опыта, следует дифференцировать проблему его тиражирования от целенаправленного подбора методики преподавания и воспитания. Причем этот подбор должен осуществляться еще на этапе вузовской подготовки на основе сформированного у будущего учителя личностного профиля, а не возлагаться на выпущенных специалистов, которые вынуждены самостоятельно, путем «проб и ошибок» искать возможность реализовать себя в профессии.
В противном случае, если имеющиеся у личности качества и способности оказываются не задействованы в работе с детьми, возникает разрыв между знанием учителями основных педагогических принципов, идей и правил и их практическим применением в опыте работы. Именно это привело к дискредитации идеи всестороннего и гармонического развития личности, которая реализовалась в массовой практике школ как всесторонность направлений развития и формулировалась в таких задачах, как передача знаний, осуществление воспитательных мероприятий, охват учащихся внеклассной работой и т. п. При такой постановке задач учитель вынужден быть урокодателем, информатором, исполнителем. Главное – выполнить учебную программу (не отступая от нее ни на шаг), провести огромное количество спускаемых «сверху» мероприятий, исполнить все предписания и указания администрации. За идеал принимается исполнительный, аккуратный в бумагах, бессловесный, бестелесный субъект. «Я не пытаюсь думать, все силы уходят на то, чтобы соответствовать требованиям», – пишут учителя.
Невозможность выделить единую, строго определенную структуру качеств личности учителя, каждое из которых проходит своеобразный путь формирования, не снимает проблемы пригодности к педагогической профессии. Попытки ее решения привели исследователей к мысли о необходимости выделить центральное звено, без которого невозможно развитие профессионально важных свойств личности. Так, В. В. Сластенин считает, что именно «профессионально-педагогическая направленность образует тот каркас, вокруг которого компонуются основные свойства учителя» [193]. Однако существует достаточно много людей, не обладающих подобной направленностью, чьи высказывания и произведения оказывают не меньший, а иногда и больший эффект воздействия, чем у учителя-профессионала.
Введение в модель пространства профессионального развития личности специалиста, помимо факторов деятельности и личностных особенностей ее субъекта, параметров объекта педагогической деятельности с его личностной структурой, преобразует ее из плоской двухмерной в объемную трехмерную, значительно повышает вариативность модели и возможности проявления типической индивидуальности как субъектом-педагогом, так и субъектом-учащимся.
Кроме того, пересечение вектора «объект деятельности» с двумя остальными образует дополнительно две плоскости, имеющие в педагогической деятельности специфическую направленность и феноменологию (см. рис. 1). Так, в плоскости, находящейся на пересечении векторов «объект деятельности» – «субъект деятельности», находят выражение способы взаимоадаптации, взаимодействия и персонализации, т. е. все то, что обусловливает личностную совместимость участников данной деятельности. В этой плоскости можно выделить область оптимальной совместимости участников педагогического процесса, синтонности их отношений. Именно эта область выступает в качестве показателя персонализированности педагога, приемлемости его воздействий для объекта педагогической деятельности. Вполне очевидно, что для охвата всех сторон и проявлений объекта педагогической деятельности необходимы педагоги разных типов, и чем больше будет учителей с разнообразным сочетанием индивидуальных особенностей, тем выше вероятность охвата ими всех учащихся и проще реализовать подлинно индивидуальный подход.
Плоскость «педагогическая деятельность» – «объект деятельности», или, более точно, «личность учащегося», обусловливает все многообразие приемов и способов педагогического воздействия, их эффективность и приемлемость учащимися. Вероятно, и в этой плоскости можно найти область, заключающую в себе наиболее эффективные способы воздействия субъекта педагогической деятельности и в то же время наиболее приемлемые объектом взаимодействия.
Фигура, образованная проекциями указанных областей (см. области 1, 2, 3 на рис. 1) в пространстве, будет соответствовать появлениям профессиональной личности конкретного педагога. Данная фигура позволит определить не только приоритетные направления развития данной личности и ее профессиональный тип, но и возможные деформации и извращения в педагогическом процессе, к которым может привести спонтанное, ненаправленное включение в педагогическую деятельность.
В совокупности очерченное пространство охватывает все многообразие проявлений профессиональной личности педагогов, педагогических процессов и явлений, которые в сумме образуют сферу педагогического взаимодействия (естественно, что в реальности полученная фигура будет гораздо сложнее). Если попытаться приложить указанное пространство к подготовке учителя-профессионала, то начинать ее необходимо с профессионального отбора с построением личностного профиля абитуриента и выработки стратегии его личностного развития. Специализированное обучение профессиональным знаниям, умениям и навыкам должно происходить релевантно типу личностного профиля студента с тем, чтобы вооружить его средствами и технологией личностных влияний. Более того, обучение педагогическому воздействию через механизм личностных влияний требуется осуществлять не вообще, а применительно к конкретным условиям и ситуациям, при совершенно определенных проявлениях и симптомах, наблюдаемых у учащихся, подчиняя весь арсенал усвоенных умений и навыков главной цели – развитию личности ученика.
Несмотря на кажущиеся универсальность данной схемы и легкость применения в различных учреждениях народного образования, ее использование требует значительных изменений в традиционных взглядах на учебный процесс, перестройки работы педагогов вузов, расширения зоны их обучающих возможностей, не декларирования индивидуального подхода администрацией вузов, а предоставления студентам многочисленных индивидуальных путей развития, которые, в конце концов, должны будут пересечься в одной точке – на объекте деятельности: личности ученика или классном коллективе. Это потребует разработки и внедрения в педагогическую практику более эффективных объективных и экономически поощряемых критериев, которые могли бы использоваться как при подготовке учителей, занимающихся по индивидуальным программам, так и для сопоставления деятельности разных педагогов, преподающих разные предметы и владеющих различными педагогическими технологиями.
Обозначив пространство становления профессиональной личности, необходимо перейти к более подробному анализу его отдельных детерминант, а такие познакомиться с системой методов, которые используются психологическими службами образовательных учреждений для этих целей.

Часть I. ИССЛЕДОВАНИЕ ЛИЧНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ УЧИТЕЛЯ

Глава 1. ПРИРОДНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПРОФЕССИИ

Определенный интерес с точки зрения выяснения внутренних механизмов успешности педагогической деятельности представляют собой работы, в которых основанием выделения профессиональных параметров выступают их биологические особенности. Основы этих работ заложены еще в исследованиях В. С. Мерлина, Е. И. Климова и др.
Среди более поздних исследований можно отметить работы В. В. Белоуса, предположившего, что определенному типу темперамента соответствует определенный круг профессий повышенной сложности и только в этом диапазоне требований достигается успешная гармонизация индивидуальности. При помощи таксонометрического анализа исследователь выделил два типа темперамента: тип «А» и тип «Б». Испытуемые типа «А» характеризовались экстравертированностью, пластичностью, нетревожностью, эмоциональностью и импульсивностью. Испытуемые типа «Б» – интровертированностью, ригидностью, тревожностью, неэмоциональностью и заторможенностью [27]. Однако, несмотря на яркие различия в процессе деятельности, назвать эти типы профессиональными в строгом значении этого слова нельзя, так как они существуют вне профессии и не вызваны самой этой деятельностью. В этом отношении можно также отметить исследование Л. В. Лобунцевой, охарактеризовавшей приемы и способы воспитательной деятельности, обусловленные «слабым» и «безудержным» типами нервной системы. В результате ею было подтверждено положение Б. М. Теплова о равноценности полярных типологических свойств и выявлены условия формирования индивидуального стиля воспитательной деятельности [206].
Н. А. Аминов показал, что, несмотря на напряженность труда учителя, нередко встречаются учителя со слабой нервной системой. Он объясняет это тем, что различия в педагогических способностях и педагогической направленности «могут зависеть от способности противодействовать состоянию пресыщения, т. е. способности при работе с детьми сохранять эмоциональную стабильность в процессе общения». Иначе говоря, требуется особый вид социальной работоспособности и саморегуляции, необязательно предполагающий наличие нервной выносливости [14]. На основе полученных результатов Н. А. Аминов приходит к интересному выводу, что обладатели более слабой нервной системы, т. е. более чувствительные, лучше отражают в ряде ситуаций динамику межличностных отношений и свое место в системе этих отношений. Одновременно, имея более лабильную нервную систему, они обнаруживают высокую эмоциональную устойчивость в процессе общения, т. е. лучше осуществляют контроль своих собственных эмоциональных реакций.
Отмеченные исследования свидетельствуют об инвариантности биологических предпосылок педагогической профессии, т. е. биологический фундамент, на основе которого строится профессиональная личность, не имеет строго определенной структуры.
В то же время было бы неверно полностью игнорировать индивидуальные особенности учителей, которые выступают существенным фактором, обусловливающим как выбор профессии, так и закрепление в ней определенных стереотипов, формирование индивидуального стиля деятельности. Я. Стреляу считает, что это связано со стремлением человека избежать частых мобилизаций, истощающих организм, требующих от него предельных усилий [201]. Поэтому для низкореактивных людей (флегматиков и меланхоликов) характерно предпочтение ситуаций, богатых стимулами, требующих от них меньших физиологических затрат, т. е. более комфортных и по психологическим, и по физиологическим критериям. Для высокореактивных людей (сангвиников и холериков) оптимальная стратегия связана со снижением возбуждения за счет избегания чрезмерной стимуляции. Например, среди альпинистов и планеристов, чьи спортивные действия связаны с большим риском, численно преобладают холерики и сангвиники. Вместе с тем в группе людей, выбравших профессию с высокой эмоциональной нагрузкой (адвокаты), наблюдается значительное преобладание низкореактивного темперамента, тогда как в группе лиц, деятельность которых не связана с каким-либо социальным риском (библиотекари), численно доминируют люди высокореактивные [201]. В исследовании Т. В. Корневой и Е. Ф. Бажина были выявлены статистически достоверные связи между сензитивностью, легкой ранимостью, проницательностью по отношению к другим людям и способностями оценивать и понижать эмоциональное состояние других людей, что является профессионально важным для педагога [97].
Таким образом, имеющиеся данные показывают, что экстраверсия как основа формирования общительности учителя, уравновешенность как неотъемлемое свойство для организации и сохранения нормальных взаимоотношений учителя с учащимися в процессе общения, сила нервной системы как свойство, необходимое для плодотворной и эффективной педагогической деятельности в течение всего рабочего дня, имеют положительное значение и влияют на выбор педагогической профессии. Все это требует от психологической службы образовательных учреждений учета типологических особенностей педагогов.

ОПРОСНИК СТРУКТУРЫ ТЕМПЕРАМЕНТА

Тест-опросник структуры темперамента (ОСТ) предназначен для решения научных и практических задач, связанных с оценкой индивидуально-психологических особенностей человека. Разработано две формы ОСТа: для взрослых (В-ОСТ) в возрасте от 18 до 55 лет и детей (Д-ОСТ) в возрасте от 13 до 17 лет.
Опросник содержит 105 вопросов, требующих ответа в форме «да» или «нет», и позволяет получить значения по восьми темпераментальным шкалам, на основании которых могут быть получены темпераментальные индексы и типы. Каждая шкала представлена 12 вопросами (пунктами) различной степени трудности и имеет значения от 0 до 12 баллов. В опроснике имеется также контрольная шкала, оценивающая уровень социальной желательности.
Опросник предназначен для специалистов-психологов, работающих в психологических, педагогических и медицинских учреждениях. Тест может применяться для индивидуального и группового обследования. Время заполнения опросника – не более 20 мин. Обработка производится с помощью стандартного шаблона-ключа и занимает не более 5 мин.
Теоретической основой ОСТа является концепция биологической обусловленности формально-динамических свойств индивидуального поведения человека, берущая начало в работах И. П. Павлова, Б. М. Теплова, В. Д. Небылицина и их последователей.
В настоящее время эта концепция, как известно, претерпела существенные изменения и стала рассматриваться как частный случай более фундаментальной концепции функционально-системной организации работы мозга, предложенной П. К. Анохиным. Свойства нервной системы при этом трактуются как базальные характеристики функциональных систем, обеспечивающих интегративную деятельность мозга и всей нервной системы.
Согласно концепции П. К. Анохина, поведение человека как соотношение организма со средой состоит из континуума поведенческих актов. Каждый такой акт организуется и реализуется как иерархия четырех блоков: афферентного синтеза, программирования (принятия решения), исполнения и обратной связи. Если принять, что формальные свойства индивидуального поведения образуются в результате «системного обобщения» индивидуальных биологических свойств, вовлеченных в функциональные системы поведения человека, то, исходя из внутренней четырехстадийной структуры функциональной системы, мы должны допустить существование и четырех фундаментальных параметров формальной организации поведения человека.
Первый характеризует в наиболее обобщенной форме широту – узость афферентного синтеза, или, другими словами, степень напряженности взаимодействия организма со средой; второй отражает степень легкости (трудности) переключения с одних программ поведения на другие; третий показывает степень быстроты исполнения той или иной программы поведения; четвертый базальный параметр формального аспекта поведения отражает порог чувствительности к возможному несовпадению результата действия с акцептором результата действия.
Высокая чувствительность к несовпадению может явиться причиной высокой эмоциональной чувствительности или негативных форм эмоциональности, и, наоборот, низкая чувствительность к несовпадению может послужить причиной низкой эмоциональной чувствительности или положительных форм эмоциональности.
Предложенная классификация параметров формального аспекта поведения хорошо согласуется с последними представлениями о темпераменте в школе Теплова–Небылицина. Первоначально, вслед за В. Д. Небылициным, темперамент представляли как структуру, состоящую из двух компонентов: активности и эмоциональности. Однако и дальнейших экспериментальных исследованиях было установлено, что активность может быть представлена в виде трех компонентов: эргичности (выносливости), пластичности и скорости.
Сопоставляя подходы Анохина и Небылицина, нетрудно видеть, что эргичность может быть соотнесена с «широтой афферентного синтеза». Пластичность, по-видимому, есть не что иное, как обобщенная характеристика легкости (трудности) перехода с одних программ поведения на другие. Скорость как черта темперамента может быть связана со скоростью реализации поведенческих программ.
Надо отметить, что к настоящему времени следует считать уже доказанным не только существование указанных компонентов как реальных структур темперамента (эргичности, пластичности и скорости), но и их строгую биологическую обусловленность.
Таким образом, первое отличие предлагаемого теста-опросника темперамента заключается в том, что он опирается не на традиционные представления о работе мозга и нервной системы, как, например, у Я. Стреляу и Г. Айзенка, а на достижения современного функционально-системного подхода в нейро- и психофизиологии. Согласно этому подходу, в структуре темперамента следует выделить четыре фундаментальных измерения: 1) эргичность, 2) пластичность, 3) скорость (темп) и 4) эмоциональную чувствительность.
Второй отличительной особенностью рассматриваемой модели темперамента является то, что она построена на учете того факта, что поведение человека характеризуется двумя принципиально разными аспектами проявления.
В психологии уже давно установлено, что в поведении человека можно выделить взаимодействие его с предметным и с социальным мирами. Первый тип называется субъект-объектным взаимодействием (S–О), или предметной деятельностью, второй – субъект-субъектным взаимодействием (S–S), или общением. Ко второму типу взаимодействия может быть отнесено и отношение к себе, общение с самим собой. Очевидно, что общение можно трактовать как предметную деятельность особого рода, деятельность общения, как коммуникативную или социальную деятельность. Однако при этом мы должны четко помнить: смысл и содержание предметной деятельности как таковой и коммуникативной деятельности общения совершенно различны, что для нас и является достаточным основанием для выделения двух различных аспектов темперамента – предметно-деятельностного и коммуникативного (или социального).
Исходя из этого, предлагается выделить два аспекта эргичности: предметно-деятельностный и коммуникативный, два аспекта эмоциональной чувствительности: к вещам (предметам) и к людям.
Ниже приводится общая исходная схема структуры темперамента (табл. 1), в которой обобщены вышеизложенные теоретические представления. В средней части рисунка изображены четыре иерархически последовательных блока функциональной системы П. К. Анохина (афферентный синтез, программирование, исполнение, обратная связь). В верхней и нижней частях схемы – два типа взаимодействия: субъет-объектный (S – > О) – предметный или деятельностный и субъект-субъектный (S – > S) – социальный или коммуникативный.

Таблица 1

Структура темперамента



Каждому блоку функциональной системы приписывается только одно фундаментальное свойство с двумя под измерениями – в деятельностной и коммуникативной сферах: эргичность (ЭР) и эргичность социальная (СЭР), пластичность предметная (П) и пластичность социальная (СП), скорость (темп) предметная (Т) и скорость (темп) социальная (СТ), эмоциональная чувствительность предметная (ЭМ) и эмоциональная чувствительность социальная (СЭМ).
Таким образом, основу ОСТа составляет теоретическая модель темперамента, в которой гипотетически выделяются восемь относительно независимых латентных переменных свойств, обладающих разной степенью индивидуальной выраженности или интенсивности.
Содержание шкал. Каждая из восьми шкал рассматривается как континуум темпераментального свойства в баллах от 0 до 12 и может быть охарактеризована биполярно по крайним значениям континуума:

низкие значения свойства (0–3 балла)высокие значения свойства (9–12 баллов)Эргичность предметная (ЭР):узкая сфера деятельности, низкий жизненный тонус, нежелание умственного и физического напряжения, отлынивание от работы, пассивность, гипоактивность широкая сфера деятельности, жажда деятельности, постоянное стремление к напряженному умственному и физическому труду, избыток сил, высокая работоспособность, гиперактивность Эргичность социальная (СЭР):узкий круг контактов, замкнутость, социальная пассивность, уход от социальных мероприятий, трудность в общении широкий круг контактов, открытость, тяга к людям, общительность, жажда социальных контактов, стремление к лидерству, легкость в установлении социальных связей Пластичность предметная (П): вязкость мышления, предпочтение стереотипных форм деятельности, склонность к монотонной работе, избегание разнообразия форм работы гибкость мышления, легкость переключения с одного вида деятельности на другой, стремление к разнообразию форм предметной деятельностиПластичность социальная (СП): трудность вступления в новые социальные контакты, тщательное продумывание своих поступков в процессе социального взаимодействия, стремление к поддержанию узкого круга социальных контактов, сдержанность в общении


Темп предметный (Т):легкость вступления в новые социальные контакты, широкий набор коммуникативных программ, коммуникативная импульсивность, легкость переключения в процессе общения, расторможенность в общении замедленность психомоторики, низкая скорость моторно-двигательных операций при выполнении предметной деятельностивысокий темп поведения, большая психомоторная скорость выполнения операций при осуществлении предметной деятельности, легкость движений Темп социальный (CT).

речевая заторможенность, медленная вербализация, низкая речедвигательная активность

легкость и плавность речи, высокая речедвигательная активность, быстрая вербализация
Эмоциональная чувствительность предметная (ЭМ):
низкая чувствительность (безразличие) к расхождению между задуманным, ожидаемым, планируемым действием и реальным результатом этого действия; ощущение спокойствия, уверенности в себе при выполнении любого дела, нечувствительность к неудачам, отсутствие тревоги, беспокойства в случае невыполнения или плохого выполнения работы (задания и т. д.) высокая чувствительность к расхождению между задуманным, ожидаемым, планируемым действием и реальным результатом этого действия; постоянное ощущение неполноценности продукта своей деятельности, высокое беспокойство, неуверенность, тревога по поводу работы, высокая чувствительность к неудачам по работе, учебе и т.д. Эмоциональная чувствительность социальная (СЭМ): безразличие к неудачам в общении, ощущение спокойствия и уверенности в себе в процессе социального взаимодействия, эмоциональная «тупость» к людям высокая чувствительность к неудачам в общении, постоянное ощущение беспокойства, неуверенности, тревоги в процессе социального взаимодействия, высокая эмоциональная ранимость Контрольная шкала  адекватное восприятие своего поведения неадекватная оценка своего поведения; желание выглядеть лучше, чем есть на самом деле. (Испытуемые с высокими значениями по шкале К из обработки исключаются.) 
Темпераментальные индексы и типы. Для решения ряда научных и научно-практических задач необходимо учитывать не только значения того или иного отдельного темпераментального свойства, отражающие различную степень интеграции свойств темперамента.
Исходя из содержания корреляционных и факторных связей между шкалами ОСТа, нами предложены следующие 10 индексов темперамента человека:
1. Индекс общей эмоциональности (ИОЭ):
ИОЭ = ЭИ + СЭМ
2. Индекс эмоционального дисбаланса (ИЭД):
ИЭД = ЭМ - СЭМ
3. Индекс общего темпа (ИОТ):
ИОТ = Т + СТ
4. Индекс уровня готовности к предметной деятельности (ИУГ/П/):
ИУГ(П) = ЭР + П
5. Индекс уровня готовности к социальной деятельности (ИУГ/С/):
ИУГ(С) = СЭР + СП
6. Индекс предметной активности (ИПА):
ИПА = ЭР + П + Т
7. Индекс социальной активности (ИСА):
ИСА = СЭР + СП + СТ
8. Индекс общей активности (ИОА):
ИОА = ИПА + ИСП
9. Индекс активности дисбаланса (ИАД):
ИАД = ИПА + ИСА
10. Индекс адаптивности (ИА):
ИА = ИПА - ИОЭ + ИСА
На основании вышеописанных темпераментальных индексов, в принципе, можно выделить довольно большое количество вариантов или типов темперамента. Классификация этих типов – дело будущих научных исследований, однако уже сейчас ориентировочно можно говорить о возможных четырех наиболее крайних комбинациях свойств темперамента с учетом наиболее обобщенных индексов эмоциональности (индекс 1, ИОЭ) и общей активности (индекс 8, ИОА).
Первый тип – высокоэмоционально-активный, (высокие значения индекса 1 и индекса 8). Данный тип близок к типу холерика по классической терминологии.
Второй тип – высокоэмоционально-пассивный (высокие значения индекса 1 и низкие значения индекса 8). Данный тип напоминает тип меланхолика.
Третий тип – низкоэмоционально-активный (низкие значения индекса 1 и высокие значения индекса 8). Этот тип сходен с типом сангвиника по классической терминологии.
Четвертый тип – низкоэмоционально-пассивный (низкие значения индекса 1 и низкие значения индекса 8). Четвертый тип несколько напоминает классический тип флегматика.

ПРОВЕДЕНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Инструкция испытуемому: Вам предлагается ответить на 105 вопросов. Вопросы направлены на выяснение Вашего обычного способа поведения. Постарайтесь представить типичные ситуации и дайте первый «естественный» ответ, который придет Вам в голову. Отвечайте быстро и точно. Помните, что нет «хороших» и «плохих» ответов. Если Вы выбрали ответ «да», поставьте крестик (или галочку) в графе «да». Если Вы выбрали ответ «нет», поставьте крестик (галочку) соответственно в графе «нет».

Вопросы:
1. Испытываете ли Вы постоянную жажду деятельности?
2. В свободное время Вам всегда хочется заняться чем-нибудь?
3. Предпочитаете ли Вы уединение большой компании?
4. Легко ли Вы можете найти другие варианты решения известной задачи?
5. Легко ли Вам одновременно делать очень много дел?
6. Всегда ли Вы готовы с ходу, не раздумывая включиться в разговор?
7. Подвижный ли Вы человек?
8. Нравится ли Вам быстро бегать?
9. Ваша речь обычно медленна и нетороплива?
10. Раздражает ли Вас быстрая речь собеседника?
11. Сильно ли Вы переживаете неполадки в работе?
12. Часто ли Вы испытываете чувство тревоги, что выполнили работу не так, как нужно?
13. Ранимый ли Вы человек?
14. Часто ли Вам не спится из-за того, что Вы поспорили с друзьями?
15. Вы когда-нибудь опаздывали на свидание или на работу?
16. Легко ли Вам выполнять работу, требующую длительного внимания и большой сосредоточенности?
17. Чувствовали бы Вы себя несчастным человеком, если бы на длительное время были лишены возможности общения с людьми?
18. Легко ли Вам общаться с разными людьми?
19. Легко ли Вам переключаться с одного варианта решения задачи на другой?
20. Вам обычно легко выполнять дело, требующее мгновенных реакций?
21. В разговоре с другими людьми Ваша речь часто опережает Вашу мысль?
22. Часто ли Ваши мысли перескакивают с одной темы на другую во время разговора?
23. Нравятся ли Вам игры, требующие быстроты и ловкости?
24. Трудно ли Вам говорить очень быстро?
25. Легко ли Вы воспринимаете быструю речь?
26. Легко ли Вы расстраиваетесь, когда обнаруживаете незначительные недостатки в своей работе?
27. Беспокоят ли Вас страхи, что Вы не справитесь с работой?
28. Испытываете ли Вы чувство беспокойства, что Вас неправильно поняли в разговоре?
29. Склонны ли Вы иногда преувеличивать в своем воображении негативное отношение близких к Вам людей?
30. Бывает ли, что Вы говорите о вещах, в которых не разбираетесь?
31. Охотно ли Вы выполняете сложную, ответственную работу?
32. Вы обычно предпочитаете делать несложные дела, не требующие от Вас большой энергии?
33. Вы обычно молчите и не вступаете в контакты, когда находитесь в обществе малознакомых людей?
34. Легко ли генерируете новые идеи, связанные с работой?
35. Вы обычно предпочитаете выполнять одновременно только одну операцию?
36. Возникают ли у Вас конфликты с Вашими друзьями из-за того, что Вы сказали им что-то, не подумав заранее?
37. Вы обычно предпочитаете подумать, взвесить и лишь потом высказаться?
38. Любите ли Вы сидячую работу?
39. Быстры ли у Вас движения рук?
40. Разговорчивый ли Вы человек?
41. Вы обычно говорите свободно, без запинок?
42. Бывает ли, что у Вас надолго портится настроение оттого, что сорвалось запланированное Вами дело?
43. Легко ли Вы обижаетесь, когда близкие Вам люди указывают на Ваши личные недостатки?
44. Все ли Ваши привычки хороши и желательны?
45. Бывают ли у Вас мысли, которые Вы хотели бы скрыть от других?
46. Испытываете ли Вы тягу к напряженной ответственности?
47. Любите ли Вы браться за большие дела самостоятельно ?
48. Легко ли Вам внести оживление в компанию?
49. Любите ли Вы бывать в большой компании?
50. Вам обычно трудно переключить внимание с одного дела на другое?
51. Можете ли Вы без долгих раздумий задать щекотливый вопрос другому человеку?
52. Часто ли Вы высказываете свое первое впечатление, не подумав?
53. Считаете ли Вы свои движения медленными и неторопливыми?
54. Доставляют ли Вам удовольствие быстрые движения?
55. Богатая ли у Вас мимика в разговоре?
56. Много ли в Вашей речи длительных пауз?
57. Часто ли Вам не спится из-за того, что не ладятся дела, связанные непосредственно с работой?
58. Сосет ли у Вас под ложечкой перед ответственным разговором?
59. Испытываете ли чувство обиды оттого, что окружающие Вас люди обходятся с Вами хуже, чем следовало бы?
60. Если Вы обещали что-то сделать, всегда ли Вы выполняете свое обещание, независимо от того, удобно Вам это или нет?
61. Вы обычно чувствуете в себе избыток сил и Вам хочется заняться каким-нибудь трудным делом?
62. Испытываете ли Вы потребность в работе, требующей полной отдачи сил?
63. Держитесь ли Вы свободно в большой компании?
64. Молчаливы ли Вы, находясь в кругу друзей?
65. Склонны ли Вы решать много задач одновременно?
66. Легко ли Вы переключаетесь с одной работы на другую?
67. Долго ли Вы мысленно готовитесь перед тем, как высказать свое мнение?
68. Можно ли сказать, что Вы быстро выполняете порученное Вам дело?
69. Любите ли Вы играть в быстром темпе?
70. Быстро ли Вы читаете вслух?
71. Беспокоит ли вас чувство неуверенности в себе в процессе выполнения работы?
72. Часто ли у Вас бывает бессонница при неудачах на работе?
73. Волнуетесь ли Вы, выясняя отношения с друзьями?
74. Нуждаетесь ли Вы в людях, которые бы Вас ободрили и утешили?
75. Выходите ли Вы иногда из себя, злитесь?
76. Обычно Вы предпочитаете легкую работу?
77. В свободное время Вас обычно тянет пообщаться с людьми?
78. Испытываете ли Вы тягу к людям?
79. Держитесь ли Вы обычно обособленно на вечеринках или в компаниях?
80. Охотно ли Вы выполняете множество разных поручений одновременно?
81. Обычно Вы первым в компании решаетесь начать разговор?
82. Склонны ли Вы вначале поразмыслить, а потом говорить?
83. Медленны ли Ваши движения, когда Вы что-то мастерите?
84. Охотно ли Вы выполняете работу в быстром темпе?
85. Нравится ли Вам быстро говорить?
86. Часто ли Вы волнуетесь по поводу своей работы?
87. Склонны ли Вы преувеличивать в своем воображении неудачи, связанные с работой?
88. Дрожат ли у Вас руки во время ссоры?
89. Вы иногда сплетничаете?
90. Есть ли среди Ваших знакомых люди, которые Вам не нравятся?
91. Способны ли Вы успешно выполнять длительную трудоемкую работу?
92. Вы предпочитаете работать с прохладцей, без особого напряжения?
93. Любите ли Вы подолгу бывать наедине с собой?
94. Легко ли Вы беретесь за выполнение новых заданий?
95. Нравится ли Вам разнообразная работа, требующая переключения внимания?
96. Легко ли Вам удержаться от высказывания неожиданно возникшей идеи?
97. Можете ли Вы, не долго думая, обратиться с просьбой к другому человеку?
98. Предпочитаете ли Вы работать медленно?
99. Вы предпочитаете медленный, спокойный разговор?
100. Устаете ли Вы, когда приходится долго говорить?
101. Переживаете ли Вы из-за малейших неполадок в работе?
102. Часто ли Вы волнуетесь из-за ошибок в работе, которые Вами допущены?
103. Легко ли Вас обидеть в разговоре по пустякам?
104. Часто ли Вас беспокоит чувство неуверенности в себе при общении с людьми?
105. Всегда ли бы Вы платили за провоз багажа в транспорте, если бы не опасались проверки?

Обработка полученных данных. Перед обработкой необходимо убедиться, что ответы даны на все вопросы. Для подсчета баллов используется стандартный шаблон-ключ, специально изготовленный заранее. Шаблон-ключ накладывается на бланк, и подсчет баллов производится путем суммирования количества совпадений ответов с ключом. Каждое совпадение оценивается в 1 балл. Полученная сумма баллов для каждой шкалы записывается в соответствующую графу на бланке. Кроме того, в бланке обязательно фиксируется Ф. И. О., возраст испытуемого, а также образование, специальность и дата проведения исследования. Необходимо помнить, что испытуемые, имеющие по контрольной шкале 7 баллов и больше, из дальнейшей обработки исключаются, как не способные, в силу чрезме&heip;

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →