Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Пустельга может вычислять мышей-полевок с высоты своего полета, потому что их моча отражает ультрафиолет.

Еще   [X]

 0 

Террористы (Андреев Максим)

Это издание из пяти частей содержит написанную в жанре «исторического боевика» историю российского терроризма, историю того, как бунты, мятежи, заговоры, перевороты, восстания и революции закончились ужасающим и кровавым 1917 годом и приходом к власти в державе Сталина, погубившего десятки миллионов невинных людей. Историческая реконструкция историков Александра и Максима Андреевых конкретно, подробно и динамично показывает, почему и как это произошло. При описании бурных правлений Петра и Екатерины Великих, восстаний Разина и Пугачева, декабристов, деятельности Павла Первого, Александра Первого и Николая Первого, вызвавших убийственную атаку на монархию террористов «Народной воли» во главе с Александром Михайловым, Андреем Желябовым и Софьей Перовской, которых уже массово сменили эсеры, использованы уникальные документы, не известные широкой публике, например, учебники социалистов-революционеров для членов своей партии об искусстве и механизме проведения революции, сохранившиеся всего в трех экземплярах. Издание также рассказывает о всех европейских и азиатских террористах, действовавших до появления «Народной воли».

Год издания: 2011

Цена: 69.9 руб.



С книгой «Террористы» также читают:

Предпросмотр книги «Террористы»

Террористы

   Это издание из пяти частей содержит написанную в жанре «исторического боевика» историю российского терроризма, историю того, как бунты, мятежи, заговоры, перевороты, восстания и революции закончились ужасающим и кровавым 1917 годом и приходом к власти в державе Сталина, погубившего десятки миллионов невинных людей. Историческая реконструкция историков Александра и Максима Андреевых конкретно, подробно и динамично показывает, почему и как это произошло. При описании бурных правлений Петра и Екатерины Великих, восстаний Разина и Пугачева, декабристов, деятельности Павла Первого, Александра Первого и Николая Первого, вызвавших убийственную атаку на монархию террористов «Народной воли» во главе с Александром Михайловым, Андреем Желябовым и Софьей Перовской, которых уже массово сменили эсеры, использованы уникальные документы, не известные широкой публике, например, учебники социалистов-революционеров для членов своей партии об искусстве и механизме проведения революции, сохранившиеся всего в трех экземплярах. Издание также рассказывает о всех европейских и азиатских террористах, действовавших до появления «Народной воли».


Александр Андреев, Максим Андреев Террористы

Рукопись, почти найденная в Несвиже

   Читай.

   Боевик
   Птаха попробовал встать так, чтобы закрыть женщин, понял, что вышло хуже, сдвинулся вправо, достал оба револьвера, но поднимать их не стал. У него была еще минута, пока вынесут горевшую дверь и появятся хари.
   Извините меня, братья. Все, что могу.
   Пташка, милый, мы закончим. Уже скоро. Он нас обгонит.
   Императора надо было взрывать. Который год по стране катился этот кошмар и они нечего не могли сделать. Мундирные достали Андрея. Они думают, что дело кончено. Теперь я и ударю. Теперь получится.
   Перовская хотела перестать думать, но у нее ничего не вышло. Умирать последним членам Исполнительного Комитета ради бесконечной царской сволочи было нельзя. За последний год двадцать товарищей повисли в петлях. Еще немного и империю можно будет назвать страной, где со времен Ужасного меньшая часть населения издевается над большей, и меньшей и большей части это нравится. Кибальчич, наконец, закончил и теперь бомб много. Горе тебе, император, и нет спасения ни тебе, ни роду твоему!
   Софья! Соня!! Сонечка!!! Взорви Гадину! Убей Вешателя! Товарищи под виселицами хотят дожить и узнать. Хоть кто-нибудь, кто еще остался! Я должен дожить, должен услышать это. Теперь мой кинжал только у тебя.
   Слышишь меня, Софья?!
   Мы доживем все, кто еще не убит. Я слышу тебя Андрей, Тарас мой. Я слышу вас всех, братья. Пей свой последний чай, венценосный убийца, и врывайся в смерть. Сегодня мы ждем тебя везде. Все.
Пе-ле-на ка-ка-я-то...
Ка-к п-ро-ли-та-я к-ро-вь... Мо-я и-ли м-но-й...
По-мо-ги... те...

Мы не мо-же-м... Мы ви-си-м...

Софьины сны в поисках выхода за тысячу лет в России и Европе

   Москва, Переяславль, Тверь, Киев, Куликово поле, Иваны Грозный и Ужасный, Молодинская битва, Строгановы, Ермак, Сибирь, Смута, Тишайший, Медный бунт, Степан Разин, Петр Великий, Полтавская битва, Екатерина Великая, Емельян Пугачев, Министерское столетие и его императоры, альбигойцы, Дольчино и Маргарита, гуситы, пуритане, масоны, розенкрейцеры, иллюминаты, карбонарии, мафия, ку-клукс-клан, ваххабиты, ассасины, психология толпы и внушение личности

   Империя смердела уже давно, с перерывами на годы власти двух великих государей. Считалось, что с этим уже ничего сделать нельзя. Предлагалось смердеть всем или дрожать от того, что твои мысли прочитает Третье отделение. В империи уже давно медленно казнили за наличие мнения, отличного от официального. Имеющих мнения самодержавие не одобряло со времен Ужасного царя, по холопьему обычаю почему-то названного Грозным. Очевидно, убийство десятков тысяч невиновных и беззащитных людей в глазах подданных должно было вызывать не ужас, а выглядеть, как акция устрашения. А как красиво и мощно все начиналось...

XIV век: Москва, Переславль-Залесский, Тверь, Киев, Куликово поле


   Москва в XIV веке.

   Существовавшее на восточных славянских землях с 1157 года Владимиро-Суздальское княжество было совсем непрочным. Погубив в кровопролитнейшей Липецкой битве в 1216 году цвет русского войска, Древнерусское государство распалось на Владимирское, Суздальское, Ростовское, Ярославское, Переяславское, Угличское, Юрьевское, Стародубское, Галицкое, Дмитровское, Костромское, Городецкое и Белозерское княжества. На севере особняком стояли Новгородская и Псковская земли. Распад государства предопределил поражение русских княжеств в войне с татаро-монголами Чингисхана и Батыя. После разгрома в 1238 году на реке Сити русские земли в качестве неофициальной автономии вошли в состав Золотой Орды Бату-хана. Официальному главе десятка мелких улусов великому владимирскому князю в Сарае выдавали ярлык на власть. За него постоянно шла глухая и открытая борьба князей Рюрикова дома, за которой с удовольствием следили уполномоченные хана баскаки, контролировавшие всех русских князей в их родовых городах.
   Первым по-настоящему великим государем на русских землях стал правнук Юрия Долгорукого и внук Всеволода Большое Гнездо князь Александр Ярославич. Приглашенный служилым князем в Новгород, он 15 июля 1240 года при впадении реки Ижоры в Неву разбил пятитысячное шведско-норвежско-финское войско во главе с финским епископом Томасом и шведским рыцарем Улофом Фаси. В битве на Неве пятьсот дружинников князя Александра поддержали только столько же добровольцев. Новгородские бояре и купцы войско не дали, до хрипоты споря о том, оставаться ли в зоне влияния Владимиро-Суздальского княжества, или уйти под власть шведского короля – он далеко и не будет брать большую дань, а Владимирцев все равно добьют татары.

   Алексадр Невский

   Через два года, в апреле 1242 года, на Чудском озере дружины Александра Невского разнесли войска немецких крестоносцев, пытавшихся установить свою власть в Новгороде и Пскове, для того, чтобы контролировать все побережье Балтийского моря. При Александре Ярославиче о Северо-Восточной Руси узнали все государства Европы и Азии. В 1263 году Александр Невский умер от переутомления, и между его многочисленными сыновьями тут же началась борьба за великий стол.
   Во главе русских земель захотели встать Владимир, Тверь, Смоленск, Рязань, Нижний Новгород. Единой государственной воли больше не было, и единственной связующей нитью для русских людей в XIV веке оставалась только православная вера. Кафедра митрополита, главы христианской иерархии на Руси, находилась во Владимире. Храмы и монастыри стали центрами культуры, распространяли грамотность, книжное дело, вели летописание. Митрополит имел и светскую власть, обладая большим недвижимым имуществом.

   Первым московским князем в конце XIV века стал младший сын Александра Невского Даниил. Пока старшие братья резались за власть, Даниил Александрович за тридцать лет превратил маленький город на холме в одно из самых богатых и влиятельнейших княжеств Русской земли. Московского князя хорошо знали и любили на Руси и именно поэтому бездетный Иван Переяславский, племянник Даниила Московского, завещал Переяславль-Залесский Москве. Это княжество Александра Невского считалось на Руси почти сакральным, и по своим размерам было больше Московского на порядок. Сын Даниила Московского двенадцатилетний Иван, позже названный Калита, с восхищением и восторгом смотрел, как власть денег, военная сила и искусная дипломатия его отца победила намного более сильных князей-конкурентов, по-родственному желавших захватить богатый Переяславль. Старший брат Даниила великий владимирский князь Андрей уже радовался, что родовое гнездо его великого отца почти перешло к нему. Завещание Ивана Переяславского владимирского князя не интересовало. Собака лает – ветер носит. Пиши Емеля – твоя неделя. Князя Андрея на Руси презирали за то, что в борьбе за великий стол со своим старшим братом он впервые нанял в помощь татар, как всегда стиравших все на своем пути. Великого владимирского князя терпели, но и только. Своего младшего брата Даниила Андрей за противника не считал. Какая там еще Москва и что она перед стольным Владимиром! Князь Даниил Александрович Московский думал по-другому.

   Ранним апрельским утром первого года XIV столетия из нескольких ворот Переяславля-Залесского вылетели скорые гонцы, несшие скорбно-радостную весть о смерти переяславского князя. Кострома, Ярославль, Углич и Ростов понимали, что Переяславль им не светит, но получить выкуп за отказ от своих претензий очень хотели. Пятеро великокняжеских дружинников через Юрьев-Польский и Суздаль неслись в стольный Владимир к князю Андрею. Две тройки переяславских дружинников через Хотьково и будущую Александрову слободу помчались на Москву. Через минуты за ними вылетела боярская погоня. Многие бояре под Москву не хотели, понимая, что Даниил Александрович заставит работать на благо княжества и населения, а великого князя Андрея интересуют только доходы. Бояре не знали, что еще вечером из переяславского кремника на Клещин-городок выехал один из лучших дружинников Ивана Переяслаского. У него за пазухой лежало завещание князя о передаче Переяславля Москве. В Клещине дружинник взял двух загодя приготовленных боевых коней и рванулся на Москву – через село Вербилки и удельный город Дмитров. Его товарищей боярские холопы догнали в Киржаче и за Хотьково, но старший дружинник благополучно добрался до деревянного московского кремля и передал завещание Ивана Переяславского младшему сыну Александра Невского. Все ждали, что Даниил Московский двинет полки на Переяславль, но все пошло совершенно по-другому.

   Москва в XV веке

   Стольный город Переяславского княжества заняли полки великого владимирского князя, и его бояре нашли и уничтожили второй экземпляр завещания. Казалось, все для Андрея Александровича закончилось быстро и благополучно. В Переяславле сел великокняжеский наместник с небольшим воинским отрядом и тут же начал собирать подати. Вместо переяславских на должности господарей, волостителей, посельских, старост в княжестве были назначены владимирские великокняжеские слуги, и Переяславлю это совсем не нравилось.
   Даниил Московский мог первым занять любимый город своего отца, но не стал этого делать, понимая, что ему не выстоять против великого князя Андрея. На городской боярской думе он предъявил завещание Ивана Переяславвского московскому баскаку и заявил, что будет ждать оттуда депутатов, которые должны были пригласить его на княжение на Переяславль. Даниил Московский сказал баскаку, получившему от него большие дары, что примет отчину его отца только после благосклонного решения великого хана Золотой Орды и переяславского посольства.
   Лучшие московские дружинники тайно пробрались в Переяславль и под носом у Владимирцев вывезли оттуда в Москву городских депутатов. Переяславские выборные были показаны баскаку и тот направил в Орду выгодный для князя Даниила доклад. Московские ложные посольства ушли в Сарай и были перехвачены дружинниками великого князя у Зарайска и Тулы. Настоящее московское посольство с большой казной по неведомым дорожкам сумело проскочить в столицу Золотой Орды, находившейся между современным Волгоградом и Астраханью.
   Даниил Московский не стал дожидаться решения Сарая. Переяславль мгновенной атакой взял лучший московский конный полк, активно поддержанный горожанами изнутри – младшего сына Александра Невского за рачительность и уважительное отношение к людям на Руси любили. Отборные московские дружинники задержали всех чиновников великого князя, отобрали награбленное и отправили во Владимир. Андрей Александрович пришел в ярость и его полки ринулись на Переяславль, к которому их уже не пропустили. За Юрьевом Польским, у села Берендеево, Владимирцев остановили московские полки и воинов в них оказалось больше, чем у великого князя. Даниил Московский успел договориться о военной помощи с тверским князем, претендовавшим на верховную власть на Руси, и с новгородцами, как всегда недовольными большими податями в пользу великого князя.
   Силы противников были равны, и боя не случилось. Заносчивый Андрей Александрович не посылал посольства в Золотую Орду, но Даниил Александрович уже получил ответ великого хана о Переяславле. Его готовили ордынские чиновники, получившие большие подарки у Москвы: «Разбирайтесь между собой сами без задержки и уменьшения наших даней».
   Шансов для военной победы у великого князя больше не было, и Андрей собрал княжеский съезд Рюрикова дома по проблеме Переяславля-Залесского. Даниил Московский решительно заявил, что не отдаст свой и отцовский город никогда и ни за что, и съезд ничего не решил. Великий владимирский князь послал в Золотую Орду посольство с дарами, вдвое большими, чем посылала Москва, но было уже поздно. В Сарае началась междоусобица, сменившая великого хана. Владимирцы, не дошедшие до Сарая, были дочиста ограблены, а Орде было не до мелких пограничных споров в дальнем улусе. Вскоре князь Андрей умер, и Переяславское княжество навсегда осталось за Москвой, усилив ее экономическую, политическую и военную мощь на порядок. Именно это присоединение позволило вскоре Москве победить Тверь в борьбе за высшую власть на Руси.

   Новым великим владимирским князем после Андрея должен был стать Даниил, но он умер за месяц до Андрея. Московские князья по тогдашнему лествичному закону навсегда потеряли право на великий стол и во главе русских княжеств встал утвержденный в Сарае Михаил Тверской. Казалось, Москва так и должна была остаться богатым городом на холме, но дети Даниила Александровича не согласились с выпадавшей им ролью удельных князей и не стали соблюдать действующее законодательство, уже развалившее до этого не только сильное Владимиро-Суздальское княжество, но и могучую Киевскую Русь. Цель оправдывала средства не только в славянских землях, но и в всем обитаемом мире со времен древних Греции и Рима. В борьбе с Тверью Москву поддержал Великий Новгород.

   Нельзя по закону – можно по воле Орды! Новый московский князь и старший брат Ивана Калиты Юрий Данилович женился на любимой сестре могущественного великого хана Узбека и сцепился с Михаилом Тверским, который пошел на штурм Москвы, чтобы убрать отчаянных политических конкурентов. Многие государи в борьбе за власть не считали трупов своих, а тем более чужих подданных, а обществу заявляли о необходимости добиваться единства страны силой, само собой, для процветания и величия княжества. Ответные действия князей конкурентов всегда объявлялись незаконными. Тверь опоздала. Даниил Московский оставил сыновьям сильное войско, ударной силой которой которого стала не только дружина, но и знаменитая кованная рать черниговского великого боярина, приведшего с юга в Москву тысячу всадников в броне, имевших колоссальный опыт боевых действий с татарами и венграми. Михаил Тверской собрал под Москвой множество воинов и был совершенно уверен в победе.

   Тверичей было в несколько раз больше москвичей, и отчаянная рубка шла у всех московских ворот. Казалось, что после пятидневного штурма у Даниловичей кончились воины, и Михаил Тверской бросил на главные башенные ворота весь свой резерв. Он приказал трубить победу в бою, но в этот момент московские ворота распахнулись сами. Прямо в лоб свежим тверским полкам вынесся ужасающий таран закованных в броню всадников и лошадей, и тверичей вдруг не стало. Сумасшедший удар удержать было невозможно и мгновенно вырубленные нападающие воины просто исчезли. Дыра быстро разрослась по всему фронту и деморализованные тверские полки начали отступать. Рубить в спину их не стали. Ярость и боевое мастерство московских воинов отмечали все летописцы и современники.

   В 1314 году московским, а через несколько лет великим владимирским князем стал Иван Калита. Правил и законов в борьбе за власть не соблюдали ни до, ни после XIV века. Многие государственные деятели всех времен и народов давно доказали, что если не бить врага его оружием – погибнешь. А многих доблестных рыцарей, непобедимых в бою, обычно убивали в спину.
   Иван Калита свято выполнял завет своего отца: «На новые земли казны не жалеть!» Он увеличивал и увеличивал земли княжества, заткнув рот ордынским чиновникам серебром. Говорили, что Калита брал налогов вдвое, а то и втрое больше положенного, и это была правда. Самый страшный хан Золотой Орды Узбек просто при встречах говорил Ивану Московскому, что он копит силы для того, чтобы сбросить татарское иго. Не будь в Золотой Орде частых московских серебряных обозов, чиновники хана тут же бы дали ход многочисленным доносам на Ивана Калиту – князья Рюрикова дома не жалели дорогого пергамента для борьбы с Москвой.

   В 1359 гду во главе Московского дома встал девятилетний внук Ивана Калиты Дмитрий. Княжество спасли митрополит Алексий и игумен Сергий Радонежский, возглавившие партию государственников. Внук того самого черниговского боярина с кованной ратью Алексий имел широкую поддержку православного населения и обладал реальной властью над русскими князьями. Сергий Радонежский своим огромным нравственным авторитетом поддерживал создание единой державы. Это было более, чем необходимо, потому что с Запада Русь атаковало Великое княжество Литовское, великий князь которого Ольгерд Гедиминович вел упорную и успешную войну с Москвой, трижды штурмовав город на холме.
   На киевских и московских землях существовала православная митрополия. Ольгерд постоянно обращался к константинопольскому патриарху, чтобы ему разрешили открыть свою собственную митрополию в Киеве. Алексий употреблял все свое влияние, чтобы не допустить этого, понимая, что Ольгерд полностью разъединит некогда единый народ, собранный еще Киевской Русью. Несмотря на войну Вильно и Москвы Алексий часто совершал пастырские поездки в Великое княжество Литовское.
   В январе 1358 года митрополит Алексий в очередной раз поехал в Киев и был там захвачен Ольгердом. Чума выкосила Московский княжеский дом, оставив во главе княжества восьмилетнего Дмитрия. Ольгерд понимал, что если Алексий перейдет на его сторону, то Москва войдет в состав Великого княжества Литовского. Митрополит не пошел на союз-подчинение с Литвой, не перенес свою кафедру из Москвы в Киев, и Ольгерд заточил его в Киевскую тюрьму. Алексия перестали даже кормить, но православные киевляне тайком несколько месяцев передавали Алексию еду. В Москве еще оставались бояре великого Ивана Калиты, и они разработали специальную операцию по спасению своего владыки, без которого существование Московского княжеского дома становилось проблематичным.
   Ольгерд уже решил просто убить неумиравшего Алексия, как чуть ли не в ночь перед убийством элитный отряд московских дружинников выкрал митрополита из тюрьмы в центре Киева. Благодаря заранее подготовленным подставам витязи рванулись в Москву, везя полумертвого митрополита в носилках между двух коней. До Москвы было почти тысяча верст, и пришедший в бешенство Великий князь Литовский Ольгерд Гедиминович приказал во что бы то ни стало догнать Алексия. Лучшие воины Ольгерда ринулись на перехват митрополичьего поезда, делавшего пятнадцать верст в час и сто километров в день, из Киева, Чернигова, Смоленска и даже Вильно. Московичи неслись домой через современные Нежин, Бахмач, Конотоп, Глухов, Орел и Калугу.
   Рыцари Ольгерда несколько раз догоняли московских дружинников, ведущих Алексия. Русские бойцы понимали, что везут будущее страны. Они не оставляли заслонов, а разворачивались все и атаковали погоню, сокращая или уничтожая ее, теряя и теряя воинов. Смоленских и литовских рыцарей у Брянска вырубили московские дружины, поставленные на перехват по периметру границы с Литвой, которая проходила чуть ли не у Можайска. Великолепные бойцы не позволили отчаянным литовцам отбить и убить надежду будущей России, и преклоняющиеся перед ними авторы так и не смогли только с точки зрения простой логики понять, как москвичам удалось совершить невероятное. Яростный отряд поредевших героев, прошедший с невозможными сшибками бешенную тысячу километров от Киева до Москвы, вошел в город на холме, и измученный Алексий силой своей нечеловеческой воли смог выжить. Усиленная лучшими рыцарями Ольгерда погоня была целиком стерта московскими витязями у Подольска и Звенигорода. Пленных бешено-разъяренные москвичи не брали ни за какой выкуп и позднее Ольгерду не хватило элиты для управления страной. Это послужило одной из причин фактической потери суверенитета Великим княжеством Литовским после подписания в 1385 году Кревской унии с Польской Короной сыном Ольгерда Ягелло-Ягайло.

   К 1380 году Московская Русь окончательно победила Тверь и отбилась от Литвы. Митрополит Алексий успел дожить до того, как московские послы смогли сказать великой и ужасной Золотой Орде: «Не ходите на Русь – там живет ордынская смерть!»
   Митрополит Московский и всея Руси Алексий умер в феврале 1378 года. Через два с половиной года его соратники разнесли на Куликовом поле громадное войско золотоордынского правителя эмира Мамая.

   Для карательного похода на Русь Мамаю удалось собрать ужасающее войско из татар, ясов, касогов и генуэзской панцирной пехоты. Эмир должен был победить, иначе он потерял бы власть и был убит – за его спиной стоял законный хан Тохтамыш. Москва, усилиями митрополита Алексия получившая в Золотой Орде наследственное право на великое княжение, смогла собрать против Мамая только ростовских, ярославских и белозерских князей. Тверь, Новгород, Псков, Нижний Новгород воинов Дмитрию не дали. Несмотря на это, войска, собранные Москвой, были очень значительны.
   Мамай договорился атаковать Москву вместе с войсками Великого князя Литовского Ягайло, с которым решил встретиться на Оке в сентябре 1380 года. Если бы союзники встретились, существование Московского государства было бы закончено, но этого не произошло. Дорогу литовцам перекрыла рать великого рязанского князя Олега, пошедшего на помощь Москве, несмотря на угрозу уничтожения собственного княжества. Мамаю на Куликовом поле пришлось биться с Москвой один на один.
   На войско Золотой Орды из Москвы шли кованные московские полки, дружины и ополчения почти сорока русских городов, ярославцы, владимирцы, ростовчане, белозерцы, тарусские, стародубские, слецкие, моложские, оболенские, новосильские, брянские полки, добровольцы из Суздаля, Новгорода, Пскова, Твери, Смоленска, Литвы и Беларуси. Военные историки оценивают московское войско в пятьдесят тысяч воинов. У Мамая войск было вдвое больше.
   Полковое построение русских ратей позволяло маневрировать, создавать эшелонированный в глубину и по фронту боевой порядок, прикрывать друг друга. Впереди на Куликовом поле 8 сентября 1380 года встали сторожевой и передовой полки. По фронту встали большой и полки правой и левой руки. За большим полком расположились резервные дружины. За левым флангом скрытно выстроился засадный полк. О построении войск Мамая ничего не известно, но обычно татары строились в две линии, с авангардом из легкой конницы. В центре находилась пехота, по бокам – левое и правое конные крылья, сзади располагался резерв.

   Авангард Мамая атаковал русский сторожевой полк, смял и почти уничтожил его. Боевой порыв Золотой Орды еще уменьшил яростно дравшийся передовой полк. Мамай не мог использовать свое численное преимущество – русские фланги защищались болотистыми оврагами и небольшими речками. Два громадных войска столкнулись по всему фронту. Большой полк и правое крыло русских во главе с белорусско-литовскими князьями Дмитрием и Андреем Ольгердовичами не сдвигались ни на шаг, несмотря на колоссальное давление противника. Мамай бросил все силы на левый фланг русских, за которым находилось большое поле. Он хотел прорваться на него и атаковать русских с тыла. В ожесточенной рубке русские дружины стали медленно подаваться назад, и Мамай усилил натиск. На русском левом фланге сосредоточилась колоссальная масса войск. В строю образовались бреши, закрытые резервным полком и задними шеренгами большого полка. Эмир Золотой Орды бросил на левый фланг русских свой стратегический резерв и прорвал фронт. В образовавшуюся огромную брешь хлынули татарские воины. Прорвавшаяся масса золотоордынских войск подставилась под удар засадного полка и талантливый полководец князь Дмитрий Боброк-Волынский не оставил Мамаю ни одного шанса.
   Сильнейший удар кованых московских ратей опрокинул войска Золотой Орды, которые начали беспорядочное отступление. Русские полки перешли в атаку по всему фронту, и татары откатывались везде. В потрепанных туменах начался хаос, и Мамай бросил в контратаку личную гвардию. Было уже поздно – удержать русские дружины, почувствовавшие вкус победы, было уже невозможно. В ужасающей четырехчасовой битве войско Мамая было уничтожено. Потери с обеих сторон были огромны. С Куликова поля в Москву вернулись не дружины и ополчения десятков городов и уделов, а русские люди, теперь жившие в одном большом государстве.

XVI век: Иваны Грозный и Ужасный, Молодинская битва 1572 года, Строгановы, Ермак, Сибирь, Смута

   В 1492 году Московский великий князь Иван III Грозный был впервые назван «Государем и самодержавцем всея Руси». Государями титуловали носителей верховной власти, имевших неограниченную власть в княжестве. С конца XV века великие московские князья начали считать себя самодержавными правителями и властителями по Божьему соизволению. Женой государя Ивана III в 1472 году стала византийская царевна Софья Палеолог, племянница последнего императора Византии Константина, погибшего в 1453 году при захвате Константинополя турками. Великий князь и государь всея Руси, бывшей под властью Золотой Орды, становился преемником византийских императоров. Византийская карта в политической игре Московского государства за суверенитет стала одним из главных козырей гениального Ивана III, создавшего огромное централизованное государство. Великий князь прекрасно знал механизмы власти двух исчезнувших империй – Византии и Золотой Орды. Он был великим правителем и государем, но России не всегда так везло с великими князьями. В 1476 году Иван III отказался платить дань хану Золотой Орды, ставшей к тому времени просто Большой. Великий хан Ахмат возбудил против Ивана III его братьев, начавших на Руси смуту, договорился о союзе с польско-литовским королем Казимиром. В псковские и новгородские земли ворвался Ливонский орден. Иван III начал драку с Ахматом при наличии сильной коалиции врагов и тяжелых внутренних противоречий. Поздней осенью 1480 года войска Ивана III четыре дня заливали лед замерзшей реки Угры своей и татарской кровью. Хан Ахмат попытался прорваться к Москве во многих местах, но был отброшен везде. Ахмата вскоре зарезали, и Иван III Грозный больше не нуждался в ханских ярлыках на великое княжение. 12 ноября 1480 года стало первым днем рождения независимой Московской Руси, которое уже было общерусским государством. Иван III соединил двуглавого орла из византийского герба с Георгием Победоносцем из московского герба и начал чеканить собственные серебряные монеты. На предложение принять королевский титул от императора Священной Римской Империи Иван III Грозный ответил отказом: «Мы, Божьей милостью, государь на своей земле изначала, и поставление имеем от Бога, а постановления ни от кого не хотели и теперь не хотим». Ивана III стали называть «государем, самодержавцем и царем всея Руси», что обозначало независимого, суверенного правителя, никому ни дававшего ни в чем отчета.
   В 1498 году произошло первое венчание наследника московского престола шапкой Мономаха, ставшей символом русского самодержавия. Почти сто лет создавался весь ритуал возведения на царство – возложение венца-короны, бармы, скипетра, державы, облачение в порфиру, произнесение символа исповедания веры и миропомазание. Вскоре высшим законом в стране стала самодержавная власть государя. Теперь благополучие и благосостояние народа зависело от того, кто сидел на московском троне – злодей или гений. В своем завещании Иван III Грозный писал своим последователям: «Волны бьют о камни и ничего камням не делают, а рассыпаются пеной и исчезают нам в посмеяние. Держите мое имя честно и грозно». Механизма контроля за государем в стране создано не было и на Московском троне гения сменил злодей.
   Иван Третий Великий

   На увеличившейся в шесть раз за время правления Ивана III территории России после 1530 года боярские группировки долгие годы дрались за власть. Политический авторитет боярства на Руси значительно снизился и в 1547 году великий московский князь Иван IV провозгласил себя первым царем на Руси и начал править так, как его научили бояре. При нем были созданы стрелецкие полки, а сам Иван IV создал шеститысячное опричное войско, прославившееся подлостью, трусостью и издевательствами над беззащитными людьми. С 1564 по 1572 год в Московском царстве царь занимался убийствами своих подданных. Его правление производило в Европе ужасное впечатление и его так и стали называть Иваном Ужасным. Московские дьяки раболепно перевели это позорное прозвище как Грозный, что не соответствовало действительности. Сам Иван IV стал известен своей трусостью в 1552 году, когда воеводы-князья Александр Горбатый и Андрей Курбский с трудом вынудили его проехать в захваченный город Казань – Иван IV до истерики боялся случайной стрелы случайно остававшегося в живых защитника Казанского ханства.

   Первое народное восстание на Москве произошло после того, как воспитанный на презрении к чужой человеческой жизни Иван IV сжег бороды пришедшим к нему челобитчикам. Разъяренные москвичи ворвались в Кремль, и Иван с трудом успел сбежать в подмосковное село Воробьево. Вооруженная толпа ворвалась и туда, но бояре успокоили народ верой в царя-батюшку, пришедшего в ужас. Восставших вывели из Воробьева и Кремля, подтянули войска, а потом убили. Иван IV разделил Русь на опричнину и земщину, потребовал и получил от Боярской думы чрезвычайные полномочия. Став полновластным государем на опричнине, Иван IV начал переселять население из одной части государства в другую, что изменило русский национальный характер. Люди уже не могли стабильно создавать свою жизнь, осваивать пашню, строить домы, сажать сады, зная, что очередной садист на троне или его невменяемый холоп прикажет зимой, в мороз, переехать из южной Коломны в северную Вологду в чистое поле, оставив и бросив могилы предков и погубив при переезде половину семьи.
   Иван Ужасный с опричниками начал опалы и казни всех, кого хотел, с обязательной конфискацией в свою пользу имущества казненных. Он казнил всех, кто ему возражал, противоречил, был уважаем в народе и был талантливее его. На Русь опустилась семилетняя опричная ночь. Иван IV создал особую концепцию царской власти, полагая свое величие равным Божьему и поэтому лишил подданных права обсуждать его действия. Впервые на Руси понятия добра и зла поменялись местами. Иван Ужасный и его опричные холопы стали убивать ради убийства.
   Благодаря воле одного человека, поставленного судьбой во главе государства, в нем начался хаос и разорение. Упадок экономики, сельского хозяйства, голод и чума в тридцати русских городах привели к гибели сотен тысяч людей. Царь и его опричники резали, убивали, грабили страну, не делая исключений даже для монастырей. В 1571 году войска крымского хана без особых усилий взяли и сожгли обескровленную Москву, из которой перепуганный Ужасный убежал в Ростов. Он предложил татарам забрать Астрахань, но поддержанное Турцией Крымское ханство решило покорить все ослабленное Московское царство. Только возможная гибель государства остановило массовый царский террор против населения. В следующем году крымская орда хана Девлет Гирея пошла на Москву с целью захвата царства. Как всегда испуганный царь с казной убежал в Вологду. Двадцать тысяч русских воинов во главе с князем Михаилом Воротынским встречали сто тысяч татарских всадников.

   Москва в XVI веке

   23 июля 1572 года крымская Орда подошла к Оке, переправилась в трех местах и в кровопролитных ошибках отбросила малочисленные русские заслоны. По серпуховской дороге Девлет Гирей двинулся на Москву. Князь Воротынский применил неожиданный стратегический прием. Он не стал класть своих воинов под татарские сабли и стрелы у Серпухова, пропустил татар на Москву и рванулся орде вдогон, атакуя ее с тыла. Выдающийся полководец Михаил Воротынский не сделал ни одной ошибки и с соратниками спас Московское царство.
   Восемь тысяч воинов большого полка, деревянная передвижная крепость «гуляй-город», артиллерия из Коломны, четыре тысячи воинов полка правой руки из Тарусы, две тысячи воинов полка левой руки из Лопасни, передовой полк из Калуги и сторожевой полк из Каширы передвижным речным отрядом на стругах по Оке были перевезены под Серпухов. Михаил Воротынский с ратью рванулся по серпуховской дороге за Ордой.
   28 июля трехтысячный передовой полк князя Дмитрия Хворостинина догнал и ударил татарам в тыл. Арьергардом Орды командовали сыновья хана с отборной конницей, но удержать сумашедше-яростные атаки русских было невозможно. Давлет Гирей остановил войско и отправил на помощь сыновьям двенадцать тысяч воинов главной Орды. Грандиозное сражение произошло в пятидесяти километрах от Москвы у селения Молоди и стало поворотной точкой в многовековом противостоянии русского государства и самого непокорного осколка Золотой Орды – Крымского ханства.
   Пятнадцать тысяч татар атаковали три тысячи русских. Отчаянно отбиваясь, Дмитрий Хворостинин медленно отступал. Русские воины пятились и пятились и в критический момент боя внезапно расступились по флангам. Татарские всадники весело ринулись вперед, но остановиться уже не успели. Перед ними стояла вся русская артиллерия, за которой в боевом порядке выстроилось войско Михаила Воротынского. Пушки ахнули раз, другой и третий, и у Давлет Гирея не стало арьергарда. Хан пришел в ярость и развернул на Воротинского всю стотысячную орду. 30 июля между Подольском и Серпуховом началось пятидневное сражение ста двадцати тысяч воинов, решавшее судьбу Русского государства.
   «Гуляй-город» с пушками и большим полком стоял на холме, по периметру которого были вырыты рвы. У подножия холма за речкой Рожай встали три тысячи стрельцов с пищалями, неточно бившими на пятьдесят метров. Остальные русские войска прикрывали фланги и тыл большого полка. Утром 30 июля войско Давлет Гирея атаковало русских.
   Заслон из стрельцов принял на себя страшный фронтальный удар Орды, выдержал его, не побежал и лег на месте весь. Целый день шел штурм «гуляй-города» и большого полка на холме. Два дня русские стояли насмерть и вода речки Рожай превратилась в кровь. Командир ногайцев Тебердей-мурза повел своих конников в отчаянную атаку и получил ядро в грудь. К вечеру второго дня боя Крымская Орда отошла в обоз.
   1 августа татар в атаку на неподдающийся русский холм повел военный министр крымского хана Дивей-мурза. Десятки тысяч татарских воинов раз за разом пытались разорвать боевые порядки Воротынского, не зная, что это невозможно. Во время последней атаки в яростной рукопашной схватке суздальский дворянин Иван Шибаев снес с коня и захватил в плен Дивей-мурзу. Орда опять вынуждено откатилась по всему фронту.
   2 августа отбивать своего военного министра Дивей-мурзу ринулся Девлет Гирей. Перед «гуляй-городом» в ужасной битве с татарами бешено-невыносимо рубились полки правой и левой руки, погибая, но не отступая. Когда вся Орда втянулась в эту грандиозную рукопашную битву, когда одного русского атаковали три татарских всадника, великолепный Воротынский скрытно вывел большой полк из «гуляй-города», и по оврагу за холмом повел свои тысячи воинов в тыл татарам. По особому сигналу Дмитрий Хворостинин вылетел со всеми оставшимися воинами из передвижной крепости по всему фронту атаковал Орду. Девлет Гирей пришел в полный восторг и вскоре герои Хвростинина отчаянно рубились в полном окружении. Хан забыл обо всем и радовался, что этот пятидневный ужас наконец кончается его победой. В этот момент большой полк во главе с Михаилом Воротынским ударил в тыл татарам и у Девлет Гирея вдруг не стало Орды. В бешеной рубке погибли сын, внук и зять Гирея, сам хан потерял все личное оружие и с трудом ушел от погони, приведя за Перекоп только каждого седьмого всадника, вышедшего с ним кончать Московское царство, спасенное русской ратью.

   В награду за спасение родины вернувшийся из Вологды Ужасный обвинил Михаила Воротынского в государственной измене, приказал его изжарить и лично подкладывал в раны героя горящие уголья. Когда великий полководец стал гибнуть, Ужасный приказал везти Воротынского в ссылку на Соловки. Князя успели отвезти только на двести метров и в страшных мучениях он кончился. Именно по такой же причине другой выдающийся полководец Андрей Курбский, не желая жариться за подвиги во славу родины, еще раньше ушел в Литву.

   Царь уничтожил опричнину, но не отклеил от себя прилепившийся навеки ярлык убийцы и террориста на троне. В 1583 году его кошмарное царствование, наконец, кончилось, но последствия его вскоре вызвали страшную смуту начала XVII века. Некоторые исследователи оправдывают царствование первого царя присоединением к Москве Сибири, но Ужасный не имел к этому событию никакого отношения.

   Сибирское ханство, созданное потомками брата Бату-хана Шейбани, занимало огромную территорию, включая Уральские горы и бассейны великих рек Оби и Иртыша. Оно было слабо заселено, насчитывая к началу XVI века около тридцати тысяч улусных людей. В марте 1574 года Ужасный в Александровой слободе по просьбе именитых промышленников Строгановых пожаловал им не принадлежащие ему земли на реке Чусовой. Присоединение Западной Сибири к Московскому царству осуществили Максим, Семен и Никита Строгановы.
   В апреле 1578 года Строгановы взяли на службу казацкий отряд атамана Ермака и стали готовить свой сибирский поход, затраты на который составили колоссальную сумму, превысившую годовое жалованье пяти тысяч стрельцов. 1 сентября 1581 года несколько сотен казаков Ермака и добровольцев Строгановых пошли в Сибирь с ружьями, пушками, свинцом, порохом, мукой, сухарями, крупой, толокном, солью, мясом и маслом, хорошо экипированные и тепло одетые. Первую крепость они построили в верховьях реки Тагил и весной 1582 года атаковали сибирскую Чингитуру, ставшую Тюменью. В месте владения реки Туры в Тобол восемьсот казаков Ермака встречали пятнадцать тысяч воинов хана Кучума.
   Пока Строгановы и Ермак штурмовали Сибирь, пермский воевода имитировал налет на Пермь местных племен вогулов и остяков. Он сжег казенную избу, предварительно украв оттуда денежную и меховую казну. Воевода тут же послал в Москву донос – Строгановы оголили восточные границы ханства, а у него для защиты казны людей не хватило. Украденная сумма была очень большой, и в ноябре 1582 года Ужасный отправил Строгановым опалу. Репрессировать их не успели – промышленники объявили царю о покорении Сибири.
   В июне 1582 года Ермак разбил Кучума, и после нескольких боев 1 октября взял столицу Сибирского ханства Искер. В декабре 1582 года в Москву пришло посольство Ермака.
   Ужасный воспринял Строгановские победы как простое расширение обширных вотчин именитых людей. Впрочем, сибирские меха в Европе и Азии стоили дорого и для присмотра за Ермаком и Строгановыми Ужасный весной 1583 года отправил к ним триста стрельцов. Деньги, выделенные на поход, тут же украли придворные холопы, и пришедшие без припасов в Сибирь стрельцы в суровую зиму полностью вымерли в Искере. К весне 1582 года у Ермака осталось только сто пятьдесят казаков. Строгановы, неизвестно от кого по указу царя охранявшие восточную границу, не могли послать атаману ни одного человека. В августе 1585 года на иртышском острове у урочища Атбали казаки и Ермак попали в засаду и полегли в кровавом ночном бою. За труды Строгановых по присоединению Сибири Ужасный перед смертью успел разрешить им беспошлинно торговать на территории своих вотчин. Талантливых людей в своем царстве не любил не только Ужасный. После победы в Куликовской битве князь-герой Дмитрий Боброк-Волынский был выдавлен в Литву. Он участвовал в знаменитой битве Великого княжества Литовского с Золотой Ордой в 1399 году на реке Ворскле. Боброк прикрывал отступление разбитого войска Витовта Великого и ценой своей жизни и своих воинов спас его от полного разгрома.

   В начале XVII века Московское царство с размаха влетело в многолетнюю ужасающую смуту. На Ужасном пресеклась династия Рюриковичей и новый государь Борис Годунов не смог справиться с боярами, многие из которых тоже хотели примерить шапку Мономаха.
   В 1601 году в России начался трехлетний голод. Мера хлеба с пятнадцати копеек быстро поднялась в цене до трех рублей. В стране начался мор, унесший десятки тысяч жизней. Новый избранно-назначенный безродный царь Борис Годунов отдал весь хлеб и деньги из казны голодающим, но как обычно, не стал проверять, как они распределялись и расходовались. Его окружение и окружение окружения стали придерживать хлеб и перепродавать его по сумасшедшим ценам. При редких проверках находили большое количество сгнившего хлеба, так и не розданного народу. За еду люди убивали друг друга, были зафиксированы случаи людоедства. Рассвирепевший Борис Годунов начал тайные казни особо заворовавшихся бояр, заодно убирая и конкурентов на трон. По стране тут же поползли слухи, что народные бедствия происходят из-за царя. Все поданные ждали перемен, и появился самозванец Гришка Отрепьев, вошедший в историю под именем Лжедмитрий. Его поддержали авантюристы и мародеры, которых со всей Европы набралось менее двух тысяч. Отрепьев пошел на Москву и ему почти не оказывали сопротивления. В стране давно шли голодные бунты и казаки, посадские, крестьяне, стрельцы, переходили на сторону Гришки, который, само собой, всем обещал волю, совершенно не собираясь ее кому-либо давать. Измученные люди ждали перемен и на всякий случай верили Лжедмитрию. В Москве неожиданно умер в секунды поседевший царь Борис, вскоре были убиты его жена и сын, низвержен патриарх. В июне 1605 года Лжедмитрий с войском вошел в Москву и сел на царский трон. Вместе с ним в столицу вошли сопровождавшие его добровольцы-поляки. Вельможи и сановники Речи Посполитой авантюру Отрепьева не поддержали, но польский король вел с Лжедмитрием переговоры, за оружие и своих бандитов требуя у Отрепьева Смоленск, Новгород и Псков. Хамившие народу Лжедмитрий и поляки вызвали его возмущение и в результате быстро проведенного боярского заговоры были убиты. В Кремле единственный раз выстрелила царь-пушка, отправив в западную сторону пепел Самозванца.

   Москва в Смутное время

   1 июня 1606 года на царство сел боярин Василий Шуйский, и в государстве усилились анархия и хаос. Власть псевдогосударя шаталась вовсю, и в стране началась крестьянская война. В Москву ломился новый самозванец Лжедмитрий II, сопровождавшийся войском беглого холопа Ивана Болотникова. С другой, рязанской стороны на Москву шло дворянское ополчение Ляпуновых. Болотникова в Тушине остановили пришедшие с севера полки, и он стал бунтовать народ, поднимая его на бояр и помещиков. Ляпунов перешел на сторону Шуйского и Болотникова отбросили в Тулу, которые царские войска почему-то осаждали более полугода. Очередной крестьянский вождь с крепостных стен орал дворянам, что закует их в железо, зашьет в медвежьи шкуры и отдаст псам. Дворяне к псам не хотели и Болотникова поймали и быстро утопили. Полуцарь Шуйский и очередной самозванец орали друг на друга, а между ними бегали бояре, дворяне и купцы, просившие у обоих чины, льготы и деньги. Кто давал больше, тот и получался царем. По всему Московскому царству разлетелись мародеры, грабители и разбойники, банды которых даже осаждали города. Государство спасла Троице-Сергиева лавра – укрепленный монастырь, закрывший дорогу в богатые северные города. С сентября 1608 года десять тысяч воинов, монахов, посадских, крестьян отбивались от тридцатитысячной польской армии, пришедшей, наконец, добивать будущую Россию. Троица держалась два года несмотря ни на что, и собравший на севере ополчение боярин Михаил Скопин-Шуйский разгромил отряды Лжедмитрия II и отбросил поляков к Смоленску. Самозванца в декабре 1609 года зарезали, а Скопина-Шуйского отравили свои. За шесть тысяч наемников полуцарь Шуйский отдал Швеции права на Ливонию и Карелу. Балтийское побережье и Новгород шведы заняли сами. В июне 1610 года Шуйского с трона согнали, и бояре впустили в Москву польскую армию. Несколько городов во главе со столицей царства присягнули польскому королевичу Владиславу как государю. Положение Московского царства стало почти безвыходным. Первое дворянское ополчение Прокофия Ляпунова Москву взять не смогло и разошлось по домам. Польские командиры с громадным драгоценным обозом двинулись в Варшаву праздновать победу над Московским царством. Во время грандиозной попойки под Можайском польские паны утопили в реке царские древние регалии во главе с шапкой Мономаха. Позднее их пришлось воссоздавать по старым рисункам и воспоминаниям.

   Иван Болотников и Василий Шуйский

   В ноябре 1612 года второе ополчение во главе с Козьмой Мининым и Дмитрием Пожарским с трудом выбило польский гарнизон из Москвы и отбросило к Смоленску армию гетмана Яна Ходкевича. Польские, казацкие и разбойничьи шайки бродили по русской земле еще пять лет, а царство осталось без Чернигова, Смоленска, устья Невы и побережья Балтийского моря.