Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Золотая рыбка имеет память течение трех секунд.

Еще   [X]

 0 

Комментарий к Федеральному закону от 30 декабря 2008 г. № 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности» (постатейный) (Борисов Александр)

В книге дан постатейный комментарий к Федеральному закону от 30 декабря 2008 г. № 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности». Подробно рассмотрены различные аспекты регулирования аудиторской деятельности, в том числе требования к аудиторским организациям и саморегулируемым организациям аудиторов, их работникам, индивидуальным аудиторам; режим аудиторской тайны, права и обязанности сторон договора оказания аудиторских услуг; государственное регулирование и саморегулирование аудиторской деятельности, контроль аудита и работы саморегулируемых организаций аудиторов.

Год издания: 2009

Цена: 90 руб.



С книгой «Комментарий к Федеральному закону от 30 декабря 2008 г. № 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности» (постатейный)» также читают:

Предпросмотр книги «Комментарий к Федеральному закону от 30 декабря 2008 г. № 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности» (постатейный)»

Комментарий к Федеральному закону от 30 декабря 2008 г. № 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности» (постатейный)

   В книге дан постатейный комментарий к Федеральному закону от 30 декабря 2008 г. № 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности». Подробно рассмотрены различные аспекты регулирования аудиторской деятельности, в том числе требования к аудиторским организациям и саморегулируемым организациям аудиторов, их работникам, индивидуальным аудиторам; режим аудиторской тайны, права и обязанности сторон договора оказания аудиторских услуг; государственное регулирование и саморегулирование аудиторской деятельности, контроль аудита и работы саморегулируемых организаций аудиторов.
   Особое внимание уделено новеллам Закона, в том числе таким существенным, как создание и деятельность саморегулируемых организаций аудиторов и нового Совета по аудиторской деятельности, разработка новых федеральных стандартов аудиторской деятельности, изменения в функциях Министерства финансов РФ. Рассмотрен порядок осуществления аудиторской деятельности в переходный период.
   Проведен сравнительный анализ с положениями «предшественника» – Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 119-ФЗ «Об аудиторской деятельности». Изложены правовые позиции Конституционного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ. Приведены нормативные правовые акты и разъяснения Министерства финансов РФ.
   Книга предназначена прежде всего для правоприменителей – руководителей, юрисконсультов и других работников аудиторских организаций и саморегулируемых организаций аудиторов, а также для индивидуальных аудиторов. Книга также будет полезна студентам, аспирантам и преподавателям юридических и экономических вузов и факультетов, а также всем, кто интересуется вопросами регулирования аудиторской деятельности в России.


Александр Николаевич Борисов Комментарий к Федеральному закону от 30 декабря 2008 г. № 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности» (постатейный)

Введение

   Первым системообразующим актом, установившим правовые основы аудиторской деятельности как независимого вневедомственного финансового контроля в России, явился изданный Президентом РФ в период своих особых полномочий Указ от 22 декабря 1993 г. № 2263 «Об аудиторской деятельности в Российской Федерации» (далее – Указ Президента РФ 1993 г. об аудите), которым утверждены Временные правила аудиторской деятельности в Российской Федерации (далее – Временные правила аудита 1993 г.). При этом устанавливалось, что данные Временные правила действуют только до принятия Федеральным Собранием РФ закона, регулирующего аудиторскую деятельность. Таким актом явился Федеральный закон от 7 августа 2001 г. № 119-ФЗ «Об аудиторской деятельности» (далее – Закон 2001 г. об аудите), с принятием которого Указ Президента РФ 1993 г. об аудите, сыгравший важную роль в становлении аудита на первом этапе, но уже не отражавший всего накопленного аудиторской практикой опыта и содержащий очевидные пробелы в регулировании аудиторской деятельности, признан утратившим силу Указом Президента РФ от 13 декабря 2001 г. № 1459[1] (соответственно, был принят законопроект, внесенный в Государственную Думу Правительством РФ в июне 1999 г., хотя в сентябре 1997 г. и декабре 1998 г. вносились соответствующие законопроекты Законодательным Собранием Ивановской области и группой депутатов Государственной Думы).
   Закон 2001 г. об аудите в целом сохранил свою преемственность по отношению к Временным правилам аудита 1993 г. и содержал положения о независимости аудиторов, правилах (стандартах) аудиторской деятельности, основах конфиденциальности информации, полученной при осуществлении аудита, определении понятия аудиторской деятельности (аудита), а также обязательном и инициативном аудите, страховании гражданской ответственности, основах контроля качества работы, аттестации и лицензировании аудиторской деятельности. Новеллами данного Закона явились: возложение государственного регулирования аудиторской деятельности на федеральный орган исполнительной власти, определяемый Правительством РФ; создание совета по аудиторской деятельности при указанном федеральном органе государственного регулирования аудиторской деятельности; введение института аккредитованных профессиональных аудиторских объединений. Ряд важных правовых позиций в отношении норм Закона 2001 г. об аудите изложен в постановлении КС РФ от 1 апреля 2003 г. № 4-П[2].
   За время своего действия Закон 2001 г. об аудите претерпел несущественные изменения (значительное число изменений внесено Федеральным законом от 14 декабря 2001 г. № 164-ФЗ, однако эти изменения носили характер юридико-технических и лингвистических), но уже давно готовились концептуальные изменения в части перехода от государственного регулирования аудиторской деятельности к ее саморегулированию. Еще в октябре 2003 г. на заседании Правительства РФ признаны целесообразными прекращение выполнения Минфином России потенциально избыточных функций регулирования в области аудиторской деятельности и передача этих функций саморегулируемым аудиторским объединениям. С ответственно, в марте 2005 г. Правительством РФ в Государственную Думу внесен законопроект № 146680-4 «О внесении изменений в Федеральный закон “Об аудиторской деятельности”»[3], предусматривавший переход к новой системе регулирования аудиторской деятельности. Однако далее процедуры принятия в первом чтении в мае того же года законопроект не продвинулся.
   Параллельно довольно активно развивался процесс законодательного регулирования создания и деятельности саморегулируемых организаций (далее – СРО). Принят Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»[4], предусматривающий создание СРО арбитражных управляющих с одновременным отказом от лицензирования деятельности арбитражных управляющих (в отношении данного перехода к саморегулированию в сфере деятельности арбитражных управляющих в постановлении КС РФ от 19 декабря 2005 г. № 12-П[5] сформулирован целый ряд важных правовых позиций). Аналогичный переход от лицензирования оценочной деятельности к созданию СРО оценщиков осуществлен с принятием Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 157-ФЗ[6], внесшего значительные изменения в Федеральный закон от 29 июля 1998 г. № 1Э5-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации»[7]. Наконец, принят Федеральный закон от 1 декабря 2007 г. № 315-Ф3 «О саморегулируемых организациях» (далее – Закон о СРО), регулирующий отношения, возникающие в связи с приобретением и прекращением статуса СРО, их деятельностью и осуществлением взаимодействия с органами власти.
   В рамках этой тенденции депутатами Государственной Думы ЕЛ. Самойловым, Е.Ю. Семеновой, B.JI. Горбачевым в Государственную Думу в ноябре 2008 г. внесен законопроект № 128833-5, который принят в качестве Федерального закона от 30 декабря 2008 г. № 307-Ф3 «Об аудиторской деятельности» (далее – комментируемый Закон) на смену Закона 2001 г. об аудите (соответственно, в ноябре 2008 г. указанный выше законопроект № 146680-4 отклонен Государственной Думой). Реализация комментируемого Закона, по мнению авторов его проекта, обеспечит снижение административного влияния на аудиторскую профессию, освобождение государства от выполнения ряда потенциально избыточных функций, осуществление общественного надзора за развитием профессии; предлагаемые меры позволят значительно укрепить аудиторскую профессию, обеспечат развитие саморегулирования, повышение качества услуг на аудиторском рынке; кроме того, реализация предусмотренных мер значительно приблизит нормы российского законодательства в области аудиторской деятельности к международно признанным нормам; все это станет важным фактором укрепления атмосферы доверия на российском рынке, а следовательно, будет способствовать его стабильности и дальнейшему развитию.
   В отношении же нововведений комментируемого Закона в пояснительной записке к его проекту отмечалось следующее:
   1) Закон предусматривает значительное расширение полномочий саморегулируемых аудиторских организаций. Одновременно с учетом международных тенденций создается институт – структура по обеспечению функций общественного надзора (Совет по аудиторской деятельности). Предусматривается передача саморегулируемым аудиторским организациям функций по ведению реестра аудиторов и аудиторских организаций, функций повышения квалификации аудиторов и контроля качества работы аудиторов, индивидуальных аудиторов и аудиторских организаций, являющихся членами этих СРО. Вместе с тем с учетом процессов на международных финансовых рынках контроль качества аудита организаций, подлежащих обязательному аудиту, в том числе со значительной долей государственной собственности, может также осуществляться уполномоченным федеральным органом;
   2) с учетом необходимости обеспечения единых требований и подходов к проведению квалификационных экзаменов функция аттестации аудиторов выполняется единой аттестационной комиссией, которая создается совместно всеми СРО аудиторов в порядке, установленном уполномоченным федеральным органом государственного регулирования аудиторской деятельности. Предусматривается отмена лицензирования аудиторской деятельности, которое заменяется обязательным членством аудиторов, индивидуальных аудиторов и аудиторских организаций в саморегулируемых аудиторских организациях. В Законе подробно описаны функции, права и обязанности саморегулируемых аудиторских организаций, а также требования к ним;
   3) предусматривается, что функции государственного регулирования аудиторской деятельности осуществляет уполномоченный федеральный орган. Государственное регулирование аудиторской деятельности в основном заключается в выработке государственной политики в сфере аудиторской деятельности, нормативно-правовом регулировании аудиторской деятельности (включая утверждение федеральных стандартов аудиторской деятельности), ведении государственного реестра СРО аудиторов, а также контрольного экземпляра реестра аудиторов и аудиторских организаций, анализе состояния рынка аудиторских услуг в России;
   4) для повышения качества аудиторских услуг предусмотрено введение единого квалификационного аттестата аудитора, который, подтверждая соответствующую квалификацию, будет давать право аудиторам проводить аудит в любых отраслях экономики, что снимает дополнительные ограничения на занятие определенными видами деятельности. С целью недопущения сбоев в деятельности аудиторских организаций при переходе к новой системе регулирования аудиторской деятельности по ряду ключевых вопросов Закон предусматривает введение переходного периода и соответствующие переходные положения.

Комментарий к Федеральному закону

   от 30 декабря 2008 г. № 307-ФЗ
   «ОБ АУДИТОРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»
   Принят Государственной Думой 24 декабря 2008 г.
   Одобрен Советом Федерации 29 декабря 2008 г.

Статья 1. Аудиторская деятельность

   2. Аудиторская деятельность (аудиторские услуги) – деятельность по проведению аудита и оказанию сопутствующих аудиту услуг, осуществляемая аудиторскими организациями, индивидуальными аудиторами.
   3. Аудит – независимая проверка бухгалтерской (финансовой) отчетности аудируемого лица в целях выражения мнения о достоверности такой отчетности. Для целей настоящего Федерального закона под бухгалтерской (финансовой) отчетностью аудируемого лица понимается отчетность, предусмотренная Федеральным законом от 21 ноября 1996 года № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», а также аналогичная по составу отчетность, предусмотренная иными федеральными законами.
   4. Перечень сопутствующих аудиту услуг устанавливается федеральными стандартами аудиторской деятельности.
   5. Аудиторская деятельность не подменяет контроля достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности, осуществляемого в соответствии с законодательством Российской Федерации уполномоченными государственными органами и органами местного самоуправления.
   6. Аудиторские организации, индивидуальные аудиторы (индивидуальные предприниматели, осуществляющие аудиторскую деятельность) не вправе заниматься какой-либо иной предпринимательской деятельностью, кроме проведения аудита и оказания услуг, предусмотренных настоящей статьей.
   7. Аудиторские организации, индивидуальные аудиторы наряду с аудиторскими услугами могут оказывать прочие связанные с аудиторской деятельностью услуги, в частности:
   1) постановку, восстановление и ведение бухгалтерского учета, составление бухгалтерской (финансовой) отчетности, бухгалтерское консультирование;
   2) налоговое консультирование, постановку, восстановление и ведение налогового учета, составление налоговых расчетов и деклараций;
   3) анализ финансово-хозяйственной деятельности организаций и индивидуальных предпринимателей, экономическое и финансовое консультирование;
   4) управленческое консультирование, в том числе связанное с реорганизацией организаций или их приватизацией;
   5) юридическую помощь в областях, связанных с аудиторской деятельностью, включая консультации по правовым вопросам, представление интересов доверителя в гражданском и административном судопроизводстве, в налоговых и таможенных правоотношениях, в органах государственной власти и органах местного самоуправления;
   6) автоматизацию бухгалтерского учета и внедрение информационных технологий;
   7) оценочную деятельность;
   8) разработку и анализ инвестиционных проектов, составление бизнес-планов;
   9) проведение научно-исследовательских и экспериментальных работ в областях, связанных с аудиторской деятельностью, и распространение их результатов, в том числе на бумажных и электронных носителях;
   10) обучение в областях, связанных с аудиторской деятельностью.
   8. Аудит бухгалтерской (финансовой) отчетности аудируемого лица, в бухгалтерской и финансовой документации которого содержатся сведения, составляющие государственную тайну, осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации.
   1. Комментируемую статью открывает ч. 1, в которой установлено, что комментируемый Закон определяет правовые основы регулирования аудиторской деятельности в России. Точно такое же содержание имела преамбула Закона 2001 г. об аудите, но согласно юридико-техническим требованиям, предъявляемых к преамбулярной части федерального закона, преамбула не должна содержать самостоятельные нормативные предписания и не должна формулировать предмет регулирования законопроекта (см. Методические рекомендации по юридико-техническому оформлению законопроектов, направленные письмом Аппарата Государственной Думы от 18 ноября 2003 г. № ВН2-18/490[8]). Кроме того, согласно правилам юридической техники преамбула (введение) не является обязательной частью законодательного акта. Соответственно, предмет регулирования комментируемого Закона определен в ч. 1 комментируемой статьи, а не в его преамбуле.
   С общетеоретических позиций определение предмета регулирования законодательного акта представляет собой определение общественных отношений, которые урегулированы нормами этого акта и которые в силу этого становятся правовыми отношениями. Непосредственно в качестве предмета регулирования комментируемого Закона в ч. 1 комментируемой статьи указано на определение правовых основ регулирования аудиторской деятельности в России. Во взаимосвязи с аналогичным положением преамбулы Закона 2001 г. об аудите в п. 2 ст. 1 данного Закона устанавливалось, что аудит осуществляется в соответствии с названным Законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами по проведению аудиторской деятельности, изданными в соответствии с названным Законом. Это положение не воспроизведено в комментируемой статье, поскольку оно охватывается нормой ст. 2 комментируемого Закона о законодательстве РФ и иных нормативных правовых актах, которые регулируют аудиторскую деятельность (см. комментарий к указанной статье).
   2—3. В частях 2 и 3 комментируемой статьи даны определения понятиям «аудиторская деятельность (аудиторские услуги)» и «аудит»:
   аудиторская деятельность (аудиторские услуги) – это деятельность по проведению аудита и оказанию сопутствующих аудиту услуг, осуществляемая аудиторскими организациями, индивидуальными аудиторами;
   аудит – это независимая проверка бухгалтерской (финансовой) отчетности аудируемого лица в целях выражения мнения о достоверности такой отчетности.
   В отличие от этого в п. 1 ст. 1 Закона 2001 г. об аудите давалось определение понятию «аудиторская деятельность, аудит» – это предпринимательская деятельность по независимой проверке бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности организаций и индивидуальных предпринимателей (далее по тексту названного Закона обозначались сокращением «аудируемые лица»). В пункте 3 указанной статьи было определено, что целью аудита является выражение мнения о достоверности финансовой (бухгалтерской) отчетности аудируемых лиц и соответствии порядка ведения бухгалтерского учета законодательству РФ, а также что для целей данного Закона под достоверностью понимается степень точности данных финансовой (бухгалтерской) отчетности, которая позволяет пользователю этой отчетности на основании ее данных делать правильные выводы о результатах хозяйственной деятельности, финансовом и имущественном положении аудируемых лиц и принимать базирующиеся на этих выводах обоснованные решения.
   Как видно, в комментируемом Законе содержится целый ряд концептуальных терминологических изменений. Прежде всего, разделены понятия «аудиторская деятельность» и «аудит». Понятием «аудиторская деятельность», в качестве равнозначного которому указано понятие «аудиторские услуги», теперь охватывается деятельность как по проведению непосредственно аудита, так и по оказанию сопутствующих аудиту услуг. При этом понятие «сопутствующие аудиту услуги» наполнено новым содержанием, о чем подробнее сказано ниже. В определении понятия «аудиторская деятельность (аудиторские услуги)» указано на субъектов, осуществляющих данную деятельность (оказывающих данные услуги) – это аудиторские организации и индивидуальные аудиторы. Соответственно, аудиторы, не являющиеся индивидуальными предпринимателями, могут лишь привлекаться к участию в осуществлении аудиторской деятельности, но не осуществлять данную деятельность непосредственно (см. комментарий к ст. 4 Закона).
   В определении понятия «аудит» нашли свое отражение такие моменты, как: процедура проведения аудита – независимая проверка (при этом следует обратить внимание на то, что в комментируемом Законе, в отличие от Закона 2001 г. об аудите, понятие «аудиторская проверка» вообще не используется); предмет аудита – бухгалтерская (финансовая) отчетность аудируемого лица (см. ниже); цель проведения аудита – выражение мнения о достоверности предмета аудита. При этом по сравнению с Законом 2001 г. об аудите из целей аудита в определении исключено указание на оценку соответствия порядка ведения бухгалтерского учета законодательству РФ. Кроме того, не воспроизведено положение, раскрывающее понятие достоверности финансовой (бухгалтерской) отчетности аудируемых лиц.
   Довольно интересным является то, что в ч. 3 комментируемой статьи говорится в общем об аудируемом лице, в то время как в приведенном выше положении п. 1 ст. 1 Закона 2001 г. об аудите прямо указывалось, что аудируемыми лицами являются организации и индивидуальные предприниматели. В результате из положений комментируемого Закона нельзя сделать однозначный вывод о том, может ли быть индивидуальный предприниматель аудируемым лицом или нет. Так, лишь в п. 3 ч. 7 комментируемой статьи упоминается об оказании аудиторскими организациями, индивидуальными аудиторами наряду с аудиторскими услугами таких прочих связанных с аудиторской деятельностью услуг, как анализ финансово-хозяйственной деятельности организаций и индивидуальных предпринимателей (при этом данное положение является копией положения подп. 3 п. 6 ст. 1 Закона 2001 г. об аудите).
   Дело, видимо, в том, что Федеральный закон от 21 ноября 1996 г. № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее – Закон о бухучете), согласно положениям его ст. 4, не распространяется на индивидуальных предпринимателей, т. е. индивидуальные предприниматели вести бухгалтерский учет, составлять и представлять бухгалтерскую отчетность не обязаны. Однако, как видно, в комментируемом Законе вопрос о необходимости учета данных положений не решен. Есть лишь один момент, позволяющий говорить об учете положений Закона о бухучете. В подпункте 3 п. 1 ст. 7 Закона 2001 г. об аудите в качестве одного из случаев проведения обязательного аудита предусматривалось превышение установленных показателей объема выручки или суммы активов как для организаций, так и для индивидуальных предпринимателей. В отличие от этого аналогичное положение п. 3 ч. 1 ст. 5 комментируемого Закона указывает на случай проведения обязательного аудита при превышении установленных показателей только для организации (см. комментарий к указанной статье).
   В части 3 комментируемой статьи наряду с тем, что дано определение понятию «аудит», также определено, что для целей комментируемого Закона под бухгалтерской (финансовой) отчетностью аудируемого лица понимается отчетность, предусмотренная Законом о бухучете, а также аналогичная по составу отчетность, предусмотренная иными федеральными законами. Подобное положение в Законе 2001 г. об аудите не содержалось. Во Временных правилах аудита 1993 г. (п. 5) предусматривалось, что основные показатели (содержание, объем и формы) принятой в России бухгалтерской (финансовой) отчетности экономических субъектов определяются соответствующим законом РФ, а до его принятия – нормативными актами Совета Министров – Правительства РФ и в части бухгалтерской (финансовой) отчетности банков и кредитных учреждений – нормативными актами Банка России.
   Составу бухгалтерской отчетности посвящена ст. 13 Закона о бухучете, в п. 2 которой (в ред. Федерального закона от 3 ноября 2006 г. № 183-Ф3) установлено, что бухгалтерская отчетность организаций, за исключением отчетности бюджетных организаций, а также общественных организаций (объединений) и их структурных подразделений, не осуществляющих предпринимательской деятельности и не имеющих кроме выбывшего имущества оборотов по реализации товаров (работ, услуг), состоит из:
   а) бухгалтерского баланса;
   б) отчета о прибылях и убытках;
   в) приложений к ним, предусмотренных нормативными актами;
   г) аудиторского заключения или заключения ревизионного союза сельскохозяйственных кооперативов, подтверждающих достоверность бухгалтерской отчетности организации, если она в соответствии с федеральными законами подлежит обязательному аудиту или обязательной ревизии;
   д) пояснительной записки.
   Там же установлено, что состав бухгалтерской отчетности бюджетных организаций определяется Минфином России.
   В пункте 2 ст. 13 Закона о бухучете (здесь и далее в ред. Федерального закона от 23 июля 1998 г. № 123-Ф3[9]) также предусмотрено, что для общественных организаций (объединений) и их структурных подразделений, не осуществляющих предпринимательской деятельности и не имеющих, кроме выбывшего имущества, оборотов по реализации товаров (работ, услуг), устанавливается упрощенный состав годовой бухгалтерской отчетности в соответствии со ст. 15 названного Закона. Согласно же п. 4 ст. 15 Закона о бухучете общественные организации (объединения) и их структурные подразделения, не осуществляющие предпринимательской деятельности и не имеющие, кроме выбывшего имущества, оборотов по реализации товаров (работ, услуг), представляют бухгалтерскую отчетность только один раз в год по итогам отчетного года в упрощенном составе:
   а) бухгалтерский баланс;
   б) отчет о прибылях и убытках;
   в) отчет о целевом использовании полученных средств.
   В соответствии с п. 3 ст. 13 Закона о бухучете формы бухгалтерской отчетности организаций, а также инструкции о порядке их заполнения утверждаются Минфином России. Там же установлено, что другие органы, осуществляющие регулирование бухгалтерского учета, утверждают в пределах своей компетенции формы бухгалтерской отчетности банков, страховых и других организаций и инструкции о порядке их заполнения, не противоречащие нормативным актам Минфина России.
   Состав, содержание и методические основы формирования бухгалтерской отчетности организаций, являющихся юридическими лицами по законодательству РФ, кроме кредитных организаций и бюджетных организаций, устанавливает Положение по бухгалтерскому учету «Бухгалтерская отчетность организации» (ПБУ 4/99), утв. приказом Минфина России от 6 июля 1999 г. № 43Н[10] (в последующем вносились изменения).
   В соответствии с названным положением по бухгалтерскому учету приказом Минфина России от 22 июля 2003 г. № 67н «О формах бухгалтерской отчетности организаций»[11] установлено: включаемые в состав промежуточной и годовой бухгалтерской отчетности Бухгалтерский баланс считать формой № 1, Отчет о прибылях и убытках – формой № 2; включаемые в состав приложений к Бухгалтерскому балансу и Отчету о прибылях и убытках бухгалтерской отчетности Отчет об изменениях капитала считать формой № 3, Отчет о движении денежных средств – формой № 4, Приложение к бухгалтерскому балансу – формой № 5, Отчет о целевом использовании полученных средств – формой № 6. Этим же приказом организациям, получающим бюджетные средства, предписано в составе бухгалтерской отчетности представлять отчетную информацию о характере использования бюджетных средств по формам, установленным Минфином России.
   Понятие «аналогичная по составу отчетность, предусмотренная иными федеральными законами», в комментируемой статье не раскрывается, что не позволяет составить точное представление о такой отчетности. Более того, это не позволяет однозначно решить вопрос о том, относится ли к предмету аудита налоговая отчетность. В то же время ответ на данный вопрос, как представляется, следует из анализа положений п. 1 и 2 ч. 7 комментируемой статьи, в которых отдельно говорится о бухгалтерской (финансовой) отчетности и отдельно – о налоговых расчетах и декларациях. Соответственно, федеральный законодатель разделяет эти понятия.
   Говоря о терминологии комментируемого Закона, необходимо отметить еще один момент. Предоставление аудиторских услуг осуществляется посредством заключения и исполнения договора оказания аудиторских услуг. Понятие такого договора использовалось в Законе 2001 г. об аудите и используется в комментируемом Законе. Соответственно, речь не идет о выполнении работ, хотя в отдельных положениях комментируемого Закона и говорится о работе аудиторских организаций, индивидуальных аудиторов.
   Оказание аудиторских услуг отличает от работ то, что потребление данных услуг производится в момент получения результатов деятельности заказчиком, т. е. аудируемым лицом, лицом, заключившим договор оказания аудиторских услуг. Заказчик потребляет услугу, т. е. получает выраженное мнение о достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности аудируемого лица, непосредственно при получении аудиторского заключения. В дальнейшем происходит использование результатов, полученных при оказании услуги, т. е. использование полученных сведений, но не потребление аудиторских услуг.
   Аудиторское заключение не может рассматриваться как результат работ. Хотя оно и имеет материальное выражение (а именно это в соответствии с п. 4 и 5 ст. 38 части первой НК РФ является одним из отличий работ от услуг для целей налогообложения), результатом аудита является не само аудиторское заключение, а сведения, содержащиеся в нем. В этом отношении показательно то, что в п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1999 г. № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг»[12] говорится о результатах действий, но не работ исполнителя по договорам на оказание правовых услуг (письменные консультации и разъяснения по юридическим вопросам; проекты договоров, заявлений, жалоб и других документов правового характера и т. д.).
   Исходя из изложенного, представляется несомненным то, что договор оказания аудиторских услуг регулируется положениями гл. 39 «Возмездное оказание услуг» части второй ГК РФ, а не положениями гл. 37 «Подряд» данного Кодекса. Согласно п. 1 ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.
   4. Как уже упоминалось, одной из существенных терминологических новелл комментируемого Закона является изменение содержания понятия «сопутствующие аудиту услуги». В пункте 6 ст. 1 Закона 2001 г. об аудите в качестве сопутствующих аудиту услуг перечислялись те связанные с аудиторской деятельностью услуги, оказываемые аудиторскими организациями и индивидуальными аудиторами, которые в ч. 7 комментируемой статьи перечислены (с определенными изменениями) в качестве услуг, оказываемых аудиторскими организациями и индивидуальными аудиторами наряду с аудиторскими услугами, т. е. наряду с проведением аудита и оказанием сопутствующих аудиту услуг. Соответственно, в условиях действия комментируемого Закона под сопутствующими аудиту услугами понимается оказание аудиторскими организациями и индивидуальными аудиторами иных услуг, нежели перечислены в ч. 7 комментируемой статьи.
   Перечень сопутствующих аудиту услуг, согласно ч. 4 комментируемой статьи, подлежит установлению ФСАД. С опережением федерального законодателя такой перечень установлен в ФПСАД № 24 «Основные принципы федеральных правил (стандартов) аудиторской деятельности, имеющих отношение к услугам, которые могут предоставляться аудиторскими организациями и аудиторами», утв. постановлением Правительства РФ от 23 сентября 2002 г. № 696 в ред. постановления Правительства РФ от 25 августа 2006 г. № 523. Данное ФПСАД с учетом заключительного положения ч. 9 ст. 23 комментируемого Закона до издания ФСАД, предусмотренных в ч. 4 комментируемой статьи, является обязательным для аудиторских организаций, аудиторов (см. комментарий к ст. 7 Закона).
   ФПСАД № 24, разработанное с учетом международных стандартов аудита, устанавливает основные принципы правил (стандартов), имеющих отношение к услугам, которые могут предоставляться аудиторскими организациями и аудиторами. Согласно п. 4 ФПСАД № 24 аудит и сопутствующие аудиту услуги должны быть четко разграничены. Там же определено, что к сопутствующим аудиту услугам, оказание которых регулируется ФПСАД, относятся:
   а) обзорные проверки;
   б) согласованные процедуры;
   в) компиляция финансовой информации.
   До издания соответствующих ФСАД с учетом заключительного положения ч. 9 ст. 23 комментируемого Закона обязательными для аудиторских организаций, аудиторов являются следующие ФПСАД, утв. постановлением Правительства РФ от 23 сентября 2002 г. № 696 (о данных документах см. комментарий к ст. 7 Закона):
   ФПСАД № 30 «Выполнение согласованных процедур в отношении финансовой информации» (в ред. постановления Правительства РФ от 25 августа 2006 г. № 523), которое с учетом международных стандартов сопутствующих услуг, устанавливает единые требования к оказанию сопутствующей аудиту услуги – выполнению согласованных процедур в отношении финансовой информации. ФПСАД применяется при выполнении согласованных процедур в отношении финансовой информации. ФПСАД может применяться также при выполнении согласованных процедур в отношении нефинансовой информации при условии, что: а) аудиторская организация или индивидуальный аудитор обладает адекватными знаниями по конкретному предмету; б) существует определенный критерий достижения результатов. Согласованные процедуры могут выполняться аудитором в отношении отдельных показателей финансовой информации (например, дебиторской или кредиторской задолженности, покупок у аффилированных лиц, объема продаж и прибыли подразделений лица, заключившего договор оказания сопутствующих аудиту услуг), одного из элементов финансовой (бухгалтерской) отчетности (например, бухгалтерского баланса) или финансовой (бухгалтерской) отчетности в целом;
   ФПСАД № 31 «Компиляция финансовой информации» (в ред. постановления Правительства РФ от 25 августа 2006 г. № 523), которое с учетом международных стандартов сопутствующих услуг устанавливает единые требования к оказанию сопутствующей аудиту услуги – компиляции финансовой информации. ФПСАД применяется при компиляции финансовой информации, а также, насколько это возможно, при компиляции нефинансовой информации при условии, что аудитор обладает адекватными знаниями по конкретному предмету. Предоставление помощи лицу, заключившему договор оказания сопутствующих аудиту услуг, при составлении финансовой (бухгалтерской) отчетности (например, при выборе учетной политики) не является компиляцией финансовой информации. Для целей данного ФПСАД и иных ФПСАД используются следующие понятия: а) компиляция финансовой информации – сбор, классификация и обобщение финансовой информации, а также возможная ее трансформация; б) трансформация финансовой информации – преобразование форм финансовой (бухгалтерской) отчетности, подготовленных в соответствии с требованиями законодательства РФ, в иные формы финансовой (бухгалтерской) отчетности;
   ФПСАД № 33 «Обзорная проверка финансовой (бухгалтерской) отчетности» (в ред. постановления Правительства РФ от 22 июля 2008 г. № 557), которое с учетом международных стандартов сопутствующих услуг устанавливает единые требования к оказанию сопутствующей аудиту услуги – обзорной проверке финансовой (бухгалтерской) отчетности. Поскольку обзорная проверка не является аудитом, в ФПСАД аудиторская организация или индивидуальный аудитор, выполняющие такую проверку, именуются исполнителем, а юридическое лицо, в отношении которого выполняется такая проверка, – хозяйствующим субъектом. ФПСАД также применяется при обзорной проверке иной информации. Цель обзорной проверки установлена п. 15 упомянутого выше ФПСАД № 24 «Основные принципы федеральных правил (стандартов) аудиторской деятельности, имеющих отношение к услугам, которые могут предоставляться аудиторскими организациями и аудиторами»: целью обзорной проверки финансовой (бухгалтерской) отчетности является предоставление аудитору возможности определить на основе процедур, которые предоставляют не все доказательства, требующиеся для аудита, не привлекло ли внимание аудитора что-либо, что заставило бы его предположить, что финансовая (бухгалтерская) отчетность не была составлена во всех существенных отношениях в соответствии с установленными требованиями к ее составлению. Обзорная проверка финансовой или другой информации, составленной в соответствии с надлежащими критериями, проводится для тех же целей.
   5. Часть 5 комментируемой статьи устанавливает, что аудиторская деятельность не подменяет контроля достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности, осуществляемого в соответствии с законодательством РФ уполномоченными государственными органами и органами местного самоуправления, т. е. результаты аудита не являются обязательными для государственных органов и органов местного самоуправления, осуществляющих контроль достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности. Такое же правило содержалось в п. 4 ст. 1 Закона 2001 г. об аудите, но в нем говорилось о том, что аудит не подменяет только государственного контроля достоверности финансовой (бухгалтерской) отчетности, осуществляемого соответственно органами государственной власти.
   В пункте 4 Временных правил аудита 1993 г. содержалось несколько иное правило: аудиторская деятельность осуществляется наряду с финансовым контролем за деятельностью экономических субъектов, производимым в соответствии с законодательством РФ специально уполномоченными на то государственными органами. Соответственно, правило ч. 5 комментируемой статьи является нововведением (в известной степени) Закона 2001 г. об аудите.
   Уместно упомянуть и еще об одном изменении в связи с принятием названного Закона. В пункте 6 Временных правил аудита 1993 г. предусматривалось, что обязательная аудиторская проверка может проводиться по поручению государственных органов, определенных данными Временными правилами. Речь шла о праве органа дознания и следователя при наличии санкции прокурора, прокурора, суда и арбитражного суда дать аудитору или аудиторской фирме поручение о проведении аудиторской проверки экономического субъекта. Однако при этом указывалось, что эта процедура должна осуществляться в соответствии с процессуальным законодательством. После принятия Закона 2001 г. об аудите подобные вопросы решаются исключительно в рамках процессуального законодательства РФ, как правило, посредством назначения и проведения экспертиз и исследований.
   6. Согласно общим положениям о правоспособности юридического лица, установленным в п. 1 ст. 49 части первой ГК РФ, юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности; коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом.
   В рамках данного изъятия – «иных видов организаций, предусмотренных законом» – ч. 6 комментируемой статьи устанавливает запрет аудиторским организациям, а с учетом нормы п. 3 ст. 23 части первой ГК РФ (к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, соответственно применяются правила данного Кодекса, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения) – и индивидуальным аудиторам – индивидуальным предпринимателям, осуществляющим аудиторскую деятельность, заниматься какой-либо иной предпринимательской деятельностью, кроме проведения аудита и оказания услуг, предусмотренных комментируемой статьей. Данный запрет не является новым, он был установлен в п. 9 Временных правил аудита 1993 г., а затем воспроизведен в п. 7 ст. 1 Закона 2001 г. об аудите (причем этот запрет был продублирован в п. 3 ст. 3 названного Закона для индивидуальных аудиторов, но по не вполне понятной причине не упомянут в его ст. 4 для аудиторских организаций).
   Исходя из нормы ч. 6 комментируемой статьи, аудиторские организации, индивидуальные аудиторы – индивидуальные предприниматели, осуществляющие аудиторскую деятельность, обладают специальной правоспособностью. Соответственно, следуя разъяснениям, данным в п. 18 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»[13], противоречащие норме ч. 6 комментируемой статьи сделки, совершенные аудиторскими организациями, индивидуальными аудиторами – индивидуальными предпринимателями, осуществляющими аудиторскую деятельность, являются ничтожными на основании ст. 168 части первой ГК РФ, т. е. согласно п. 1 ст. 166 данного Кодекса – недействительными независимо от признания их таковыми судом. Общие положения о последствиях недействительности сделки закреплены в ст. 167 ГК РФ (см. комментарий к ст. 8 Закона).
   Рассматривая запрет, установленный в ч. 6 комментируемой статьи, целесообразно привести следующую позицию ВС РФ, изложенную в письме «Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам»[14], об оценке деятельности в качестве предпринимательской: в п. 1 ст. 2 части первой ГК РФ предпринимательская деятельность определена как самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке; в соответствии с п. 1 ст. 50 данного Кодекса под коммерческой деятельностью понимается такая деятельность, основной целью которой является извлечение прибыли; так как извлечение прибыли – цель предпринимательской деятельности, а не ее обязательный реальный результат, то само по себе отсутствие прибыли от этой деятельности не служит основанием для вывода о том, что такая деятельность не предпринимательская.
   7. Часть 7 комментируемой статьи предусматривает, что аудиторские организации, индивидуальные аудиторы наряду с аудиторскими услугами могут оказывать прочие связанные с аудиторской деятельностью услуги. Среди таких прочих услуг непосредственно названы:
   1) постановка, восстановление и ведение бухгалтерского учета, составление бухгалтерской (финансовой) отчетности, бухгалтерское консультирование;
   2) налоговое консультирование, постановка, восстановление и ведение налогового учета, составление налоговых расчетов и деклараций;
   3) анализ финансово-хозяйственной деятельности организаций и индивидуальных предпринимателей, экономическое и финансовое консультирование;
   4) управленческое консультирование, в том числе связанное с реорганизацией организаций или их приватизацией;
   5) юридическая помощь в областях, связанных с аудиторской деятельностью, включая консультации по правовым вопросам, представление интересов доверителя в гражданском и административном судопроизводстве, в налоговых и таможенных правоотношениях, в органах государственной власти и органах местного самоуправления;
   6) автоматизация бухгалтерского учета и внедрение информационных технологий;
   7) оценочная деятельность;
   8) разработка и анализ инвестиционных проектов, составление бизнес-планов;
   9) проведение научно-исследовательских и экспериментальных работ в областях, связанных с аудиторской деятельностью, и распространение их результатов, в том числе на бумажных и электронных носителях;
   10) обучение в областях, связанных с аудиторской деятельностью.
   Как разъяснено в информационных сообщениях Минфина России «Для аудиторских организаций и аудиторов в связи с вступлением в силу Федерального закона от 30 декабря 2008 г. № 307-Ф3 “Об аудиторской деятельности”»[15] и «Для пользователей аудиторских услуг в связи с вступлением в силу Федерального закона от 30 декабря 2008 г. № 307-ФЗ “Об аудиторской деятельности”»[16], аудиторские организации, индивидуальные аудиторы наряду с аудиторскими услугами могут оказывать как услуги, поименованные в п. 1—10 ч. 7 комментируемой статьи, так и другие услуги при условии, что такие услуги связаны с аудиторской деятельностью и оказание их не влечет возникновение конфликта интересов и не создает угрозу возникновения такого конфликта; приведенный в п. 1—10 ч. 7 комментируемой статьи перечень услуг, которые аудиторские организации, индивидуальные аудиторы могут оказывать наряду с аудиторскими услугами, не является исчерпывающим.
   Выше говорилось, что перечень, подобный определенному в ч. 7 комментируемой статьи, в п. 6 ст. 1 Закона 2001 г. об аудите обозначался как перечень сопутствующих аудиту услуг. Но формулировался этот перечень по ряду позиций несколько иначе, а именно:
   1) постановка, восстановление и ведение бухгалтерского учета, составление финансовой (бухгалтерской) отчетности, бухгалтерское консультирование;
   2) налоговое консультирование;
   3) анализ финансово-хозяйственной деятельности организаций и индивидуальных предпринимателей, экономическое и финансовое консультирование;
   4) управленческое консультирование, в том числе связанное с реструктуризацией организаций;
   5) правовое консультирование, а также представительство в судебных и налоговых органах по налоговым и таможенным спорам;
   6) автоматизация бухгалтерского учета и внедрение информационных технологий;
   7) оценка стоимости имущества, оценка предприятий как имущественных комплексов, а также предпринимательских рисков;
   8) разработка и анализ инвестиционных проектов, составление бизнес-планов;
   9) проведение маркетинговых исследований;
   10) проведение научно-исследовательских и экспериментальных работ в области, связанной с аудиторской деятельностью, и распространение их результатов, в том числе на бумажных и электронных носителях;
   11) обучение в установленном законодательством РФ порядке специалистов в областях, связанных с аудиторской деятельностью;
   12) оказание других услуг, связанных с аудиторской деятельностью.
   Определение и классификация сопутствующих аудиту услуг (здесь и далее в комментарии к статье понятие сопутствующих аудиту услуг используется в его прежнем понимании) до издания Закон 2001 г. об аудите давались в ПСАД «Характеристика сопутствующих аудиту услуг и требования, предъявляемые к ним», одобр. КпАД при Президенте РФ 18 марта 1999 г. (о данном документе см. комментарий к ст. 7 Закона).
   Как определялось в названном ПСАД, под оказанием сопутствующих аудиту услуг понимается предпринимательская деятельность, осуществляемая аудиторскими организациями помимо проведения аудиторских проверок. Оказание таких услуг требует от исполнителей соблюдения в установленных случаях независимости, а также профессиональной компетентности в областях: а) аудита; б) бухгалтерского учета; в) налогообложения; г) хозяйственного права; д) экономического анализа; е) других разделов экономики.
   Согласно ПСАД сопутствующие аудиту услуги можно классифицировать следующим образом:
   а) услуги, совместимые с проведением у экономического субъекта обязательной аудиторской проверки;
   б) услуги, несовместимые с проведением у экономического субъекта обязательной аудиторской проверки.
   Услуги, совместимые с проведением у экономического субъекта обязательной аудиторской проверки, оказывают по:
   а) постановке бухгалтерского учета;
   б) контролю ведения учета и составлению отчетности;
   в) контролю начисления и уплаты налогов и иных обязательных платежей;
   г) анализу хозяйственной и финансовой деятельности;
   д) оценке экономических и инвестиционных проектов, экономической безопасности систем бухгалтерского учета и внутреннего контроля экономического субъекта;
   е) представлению интересов экономического субъекта по доверенности перед третьими лицами;
   ж) проведению семинаров, повышению квалификации и обучению персонала экономических субъектов, и в частности аудиторских организаций;
   з) научной разработке, изданию методических пособий и рекомендаций по бухгалтерскому учету, налогообложению, анализу финансово-хозяйственной деятельности, аудиту, хозяйственному праву и т. д.;
   и) компьютеризации бухгалтерского учета, составления отчетности, расчетов по налогообложению, анализа хозяйственной деятельности, аудита и т. д.;
   к) консультационным услугам по вопросам финансового, налогового, банковского и иного хозяйственного законодательства, инвестиционной деятельности, менеджменту, маркетингу, оптимизации налогообложения, регистрации, реорганизации и ликвидации предприятий;
   л) информационному обслуживанию;
   м) экспертному обслуживанию;
   н) подбору и тестированию бухгалтерского персонала экономического субъекта;
   о) другие.
   Услуги, несовместимые с проведением у экономического субъекта обязательной аудиторской проверки, оказывают по:
   а) ведению бухгалтерского учета;
   б) восстановлению бухгалтерского учета;
   в) составлению налоговых деклараций;
   г) составлению бухгалтерской отчетности.
   В ПСАД также предусматривалось, что сопутствующие аудиту услуги подразделяются на:
   а) услуги действия. К услугам действия относятся услуги по созданию документов, состав которых установлен в договоре с экономическим субъектом, ранее экономическим субъектом не созданных;
   б) услуги контроля. К услугам контроля относятся услуги по проверке документов на предмет их соответствия критериям, согласованным аудиторской организацией с экономическим субъектом; контроль ведения учета и составления отчетности; контроль начисления и уплаты налогов и иных обязательных платежей; тестирование бухгалтерского персонала экономического субъекта;
   в) информационные услуги. К информационным услугам относятся: услуги по подготовке устных и письменных консультаций по различным вопросам; проведение обучения, семинаров, «круглых столов»; информационное обслуживание; издание методических рекомендаций и т. д.
   В приложении к ПСАД приведен примерный перечень сопутствующих аудиту услуг с указанием кодов по Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности, продукции и услуг ОК 004-93 (ОКДП), введенных в действие постановлением Госстандарта России от 6 августа 1993 г. № 17[17]. Этот перечень не является обязательным и исчерпывающим, он может дополняться новыми видами сопутствующих услуг. Главная задача перечня состоит в том, чтобы помочь аудиторским организациям в понимании характера и видов сопутствующих аудиту услуг.
   8. В части 8 комментируемой статьи установлено, что аудит бухгалтерской (финансовой) отчетности аудируемого лица, в бухгалтерской и финансовой документации которого содержатся сведения, составляющие государственную тайну, осуществляется в соответствии с законодательством РФ. Такое же правило содержалось ранее в п. 3 ст. 7 Закона 2001 г. об аудите, но не среди положений, характеризующих аудиторскую деятельность, а среди положений, посвященных обязательному аудиту.
   Отношения, возникающие в связи с отнесением сведений к государственной тайне, их засекречиванием или рассекречиванием и защитой в интересах обеспечения безопасности, регулирует Закон РФ от 21 июля 1993 г.№ 5485-1 «О государственной тайне»[18], что и определено в его преамбуле (в ред. Федерального закона от 6 октября 1997 г. № 131-Ф3[19]). Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определен в ст. 5 названного Закона РФ (в ред. Федерального закона от 11 ноября 2003 г. № 153-Ф3[20]), в том числе: в военной области; в области экономики, науки и техники; в области внешней политики и экономики; в области разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности. Указом Президента РФ от 30 ноября 1995 г. № 1203 утвержден Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне[21] (в последующем вносились изменения).
   В соответствии с Законом РФ «О государственной тайне» и в целях установления порядка допуска предприятий, учреждений и организаций к проведению работ, связанных с использованием сведений, составляющих государственную тайну, созданием средств защиты информации, а также с осуществлением мероприятий и (или) оказанием услуг по защите государственной тайны, постановлением Правительства РФ от 15 апреля 1995 г. № 333 утверждено Положение о лицензировании деятельности предприятий, учреждений и организаций по проведению работ, связанных с использованием сведений, составляющих государственную тайну, созданием средств защиты информации, а также с осуществлением мероприятий и (или) оказанием услуг по защите государственной тайны[22] (в последующем вносились изменения).

Статья 2. Законодательство Российской Федерации и иные нормативные правовые акты, которые регулируют аудиторскую деятельность

   Комментируемая статья определяет законодательство РФ и иные нормативные правовые акты, которыми осуществляется регулирование аудиторской деятельности. При регламентации данного вопроса в ст. 2 Закона 2001 г. об аудите говорилось о законодательстве РФ и иных актах об аудиторской деятельности. При этом в п. 1 указанной статьи устанавливалось, что аудиторская деятельность осуществляется в соответствии с данным Законом и принятыми в соответствии с ним иными федеральными законами, регулирующими отношения, возникающие при осуществлении аудиторской деятельности. Там же было установлено, что нормы законодательства РФ об аудиторской деятельности, содержащиеся в других федеральных законах, должны соответствовать названному Закону (в п. 1 ст. 2 Закона 2001 г. об аудите содержалось еще одно положение, предусматривавшее, что особенности правового положения аудиторских организаций, осуществляющих аудиторские проверки сельскохозяйственных кооперативов и союзов этих кооперативов, определяются Федеральным законом от 8 декабря 1995 г. № 19Э-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации»[23]; однако это положение исключено Федеральным законом от 3 ноября 2006 г. № 183-Ф3, которым одновременно в Федеральный закон «О сельскохозяйственной кооперации» внесены изменения, заменяющие положения о проведении аудиторских проверок сельскохозяйственных кооперативов положениями о проведении ревизий).
   Как видно, комментируемая статья содержит несколько иное регулирование, что выразилось и в обозначении рассматриваемой отрасли законодательства: если ранее указывалось на законодательство РФ и иные акты об аудиторской деятельности, то теперь говорится о законодательстве РФ и иных нормативных правовых актах, которыми осуществляется регулирование аудиторской деятельности (следует также обратить внимание, что, как и прежде, понятие законодательства использовано в строгом его понимании, т. е. как совокупность исключительно законодательных актов).
   По существу же изменены два основных момента. Во-первых, комментируемый Закон не назван в качестве основного или системообразующего акта, т. е. не указано на то, что иные федеральные законы, регулирующие аудиторскую деятельность, должны приниматься в соответствии с данным Законом, и что нормы иных федеральных законов в части регулирования аудиторской деятельности должны соответствовать данному Закону.
   Во-вторых, наряду с комментируемым Законом в комментируемой статье в качестве акта, регулирующего аудиторскую деятельность, непосредственно назван Закон о СРО. Предмет регулирования Закона о СРО определен в ч. 1 его ст. 1: данным Законом регулируются отношения, возникающие в связи с приобретением и прекращением статуса СРО, деятельностью СРО, объединяющих субъектов предпринимательской или профессиональной деятельности, осуществлением взаимодействия СРО и их членов, потребителей произведенных ими товаров (работ, услуг), федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления. Возможность же одновременного регулирования аудиторской деятельности комментируемым Законом и Законом о СРО предопределена положением ч. 2 ст. 1 Закона о СРО, согласно которому (в ред. Федерального закона от 22 июля 2008 г. № 148-ФЗ[24]) особенности приобретения, прекращения статуса СРО, правового положения СРО, деятельности СРО, порядка приема в члены СРО и прекращения членства в СРО, порядка осуществления СРО контроля за деятельностью своих членов и применения СРО мер дисциплинарного воздействия в отношении своих членов, а также порядка осуществления государственного контроля (надзора) за соблюдением СРО, объединяющими субъектов предпринимательской или профессиональной деятельности определенных видов, требований законодательства РФ, регулирующего деятельность указанных субъектов, и законодательства РФ о СРО могут устанавливаться федеральными законами.
   Единственное, что осталось неизменным, это то, что регулирование аудиторской деятельности осуществляется законодательными актами только федерального уровня. Впрочем, иное и недопустимо, если учесть, что положения п. «ж» и «р» ст. 71 Конституции РФ относят к исключительному ведению России такие вопросы, как: установление правовых основ единого рынка; финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, денежная эмиссия, основы ценовой политики; федеральные экономические службы, включая федеральные банки; официальный бухгалтерский учет.
   Из сказанного следует, что иными нормативными правовыми актами, которыми осуществляется регулирование аудиторской деятельности, могут быть только акты федерального уровня. К таковым относятся нормативные правовые акты Президента РФ, а также Правительства РФ и иных федеральных органов исполнительной власти. В этой связи уместно упомянуть, что в п. 2 и 3 ст. 2 Закона 2001 г. об аудите непосредственно говорилось о возможности издания указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ, содержащих нормы об аудиторской деятельности.
   Издание Президентом РФ указов, как и распоряжений, предусмотрено частью 1 ст. 90 Конституции РФ. Согласно ч. 2 указанной статьи указы и распоряжения Президента РФ обязательны для исполнения на всей территории России. Частью 3 этой же статьи установлено, что указы и распоряжения Президента РФ не должны противоречить Конституции РФ и федеральным законам. К этому следует добавить, что нормативными правовыми актами являются только те указы Президента РФ, которые имеют нормативный характер.
   Правительство РФ, как установлено в ч. 1 ст. 115 Конституции РФ, на основании и во исполнение Конституции РФ, федеральных законов, нормативных указов Президента РФ издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение. Частью 2 указанной статьи установлено, что постановления и распоряжения Правительства РФ обязательны к исполнению в России. Постановления и распоряжения Правительства РФ в случае их противоречия Конституции РФ, федеральным законам и указам Президента РФ в соответствии с ч. 3 данной статьи могут быть отменены Президентом РФ. Статьей 23 Федерального конституционного закона от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» (в ред. Федерального конституционного закона от 31 декабря 1997 г. № З-ФКЗ)[25] установлено, что акты, имеющие нормативный характер, издаются в форме постановлений Правительства РФ; акты по оперативным и другим текущим вопросам, не имеющие нормативного характера, издаются в форме распоряжений Правительства РФ.
   Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти в соответствии с п. 1 Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утв. постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997 г. № 1009 (в ред. постановления Правительства РФ от 7 июля 2006 г. № 418)[26], издаются на основе и во исполнение федеральных конституционных законов, федеральных законов, указов и распоряжений Президента РФ, постановлений и распоряжений Правительства РФ, а также по инициативе федеральных органов исполнительной власти в пределах их компетенции.
   Согласно п. 2 названных Правил нормативные правовые акты издаются федеральными органами исполнительной власти в виде постановлений, приказов, распоряжений, правил, инструкций и положений; издание нормативных правовых актов в виде писем и телеграмм не допускается; структурные подразделения и территориальные органы федеральных органов исполнительной власти не вправе издавать нормативные правовые акты. В соответствии с п. 10 Правил нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающие правовой статус организаций, имеющие межведомственный характер, независимо от срока их действия, в том числе акты, содержащие сведения, составляющие государственную тайну, или сведения конфиденциального характера, подлежат государственной регистрации. Государственная регистрация нормативных правовых актов, согласно п. 11 Правил, осуществляется Минюстом России, которое ведет Государственный реестр нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти. Разъяснения о применении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации утверждены приказом Минюста России от 4 мая 2007 г. № 88[27].
   Комментируемый Закон не содержит норм, непосредственно предусматривающих издание Президентом РФ или Правительством РФ нормативных правовых актов по вопросам регулирования аудиторской деятельности, но прямо наделяет полномочиями федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере аудиторской деятельности, на издание ряда нормативных правовых актов в сфере аудиторской деятельности. Так, в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 15 комментируемого Закона в функции уполномоченного федерального органа (т. е. Минфина России) входит нормативно-правовое регулирование в сфере аудиторской деятельности, в том числе утверждение ФСАД, правил независимости аудиторов и аудиторских организаций, а также принятие в пределах своей компетенции иных нормативных правовых актов, регулирующих аудиторскую деятельность и (или) предусмотренных данным Законом. При этом предусмотрено участие СпАД и СРО аудиторов в данном процессе: согласно п. 2 ч. 2 ст. 16 комментируемого Закона СпАД рассматривает проекты ФСАД и иных нормативных правовых актов, регулирующих аудиторскую деятельность, и рекомендует их к утверждению уполномоченным федеральным органом; в соответствии с ч. 5 ст. 17 данного Закона СРО аудиторов разрабатывает проекты ФСАД.
   В отличие от этого Закон 2001 г. об аудите в п. 4 ст. 9 наделял полномочиями на утверждение ФПСАД непосредственно Правительство РФ. Такие ФПСАД в силу заключительного положения ч. 9 ст. 23 комментируемого Закона являются обязательными для аудиторских организаций, аудиторов, СРО аудиторов и их работников до утверждения уполномоченным федеральным органом ФСАД, предусмотренных данным Законом. Кроме того, при осуществлении аудиторской деятельности применяются ПСАД, одобренные Комиссией при Президенте РФ по аудиторской деятельности (см. комментарий к указанной статье).
   Следует также отметить, что комментируемый Закон предусматривает издание стандартов СРО аудиторов и КПЭА (см. комментарий к ст. 7 Закона). Однако данные акты обладают не всеми существенными признаками, которые характеризуют нормативный правовой акт и которые определены в п. 9 постановления Пленума ВС России от 29 ноября 2007 г. № 48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части»[28]: издание его в установленном порядке управомоченным органом государственной власти, органом местного самоуправления или должностным лицом, наличие в нем правовых норм (правил поведения), обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение, направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений.
   С одной стороны, стандарты СРО аудиторов и КПЭА обладают такими признаками – они устанавливают обязательные правила поведения, рассчитаны на неоднократное применение, действуют независимо от того, возникли или прекратились конкретные отношения, ими предусмотренные. Однако стандарты СРО аудиторов разрабатываются и утверждаются, а КПЭА принимаются СРО аудиторов, т. е. организациями, хотя и наделенными публично-властными полномочиями, но не являющимися органами публичной власти – органами государственной власти или органами местного самоуправления. Кроме того, стандарты СРО аудиторов и КПЭА обязательны к соблюдению только членами соответствующей СРО аудиторов. С учетом изложенного стандарты СРО аудиторов и КПЭА можно охарактеризовать лишь как локальные нормативные правовые акты.

Статья 3. Аудиторская организация

   2. Коммерческая организация приобретает право осуществлять аудиторскую деятельность с даты внесения сведений о ней в реестр аудиторов и аудиторских организаций саморегулируемой организации аудиторов (далее – реестр аудиторов и аудиторских организаций), членом которой такая организация является.
   3. Коммерческая организация, сведения о которой не внесены в реестр аудиторов и аудиторских организаций в течение трех месяцев с даты внесения записи о ней в Единый государственный реестр юридических лиц, не вправе использовать в своем наименовании слово «аудиторская», а также производные слова от слова «аудит».
   Юридическим лицом, согласно п. 1 ст. 48 части первой ГК РФ, признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде; юридические лица должны иметь самостоятельный баланс или смету. В соответствии с п. 3 ст. 49 данного Кодекса (в ред. Федерального закона от 2 июля 2005 г. № 83-Ф3[29]) правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент внесения записи о его исключении из ЕГРЮЛ. Как установлено в п. 2 ст. 51 ГК РФ (в ред. Федерального закона от
   21 марта 2002 г. № 31-Ф3[30]), юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ.
   Отношения, возникающие в связи с государственной регистрацией юридических лиц при их создании, реорганизации и ликвидации, при внесении изменений в их учредительные документы (как и при государственной регистрацией физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей и государственной регистрацией при прекращении физическими лицами деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей), а также в связи с ведением ЕГРЮЛ (как и ЕГРИП), регулирует Федеральный закон от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (наименование в ред. Федерального закона от 23 июня 2003 г. № 76-ФЗ)[31], что и указано непосредственно в ч. 1 его ст. 1.
   Деление организаций на коммерческие и некоммерческие предусмотрено в п. 1 ст. 50 части первой ГК РФ: юридическими лицами могут быть организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности (коммерческие организации) либо не имеющие извлечение прибыли в качестве такой цели и не распределяющие полученную прибыль между участниками (некоммерческие организации). Согласно п. 2 указанной статьи юридические лица, являющиеся коммерческими организациями, могут создаваться в форме хозяйственных товариществ и обществ, производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий.
   Однако при этом необходимо иметь в виду, что согласно п. 1 ч. 2 ст. 18 комментируемого Закона одним из требований к членству аудиторских организаций в СРО аудиторов является то, что коммерческая организация может быть создана в любой организационно-правовой форме, за исключением открытого акционерного общества, государственного или муниципального унитарного предприятия.
   В данное требование трансформировано положение п. 3 ст. 4 Закона 2001 г. об аудите, устанавливавшее, что аудиторская организация может быть создана в любой организационно-правовой форме, за исключением открытого акционерного общества. В ряд других установленных в ч. 2 ст. 18 комментируемого Закона требований к членству аудиторских организаций в СРО аудиторов трансформированы следующие положения п. 4 и 5 ст. 4 Закона 2001 г. об аудите: не менее 50 % кадрового состава аудиторской организации должны составлять граждане России, постоянно проживающие на территории России, а в случае, если руководителем аудиторской организации является иностранный гражданин, – не менее 75 %; в штате аудиторской организации должно состоять не менее 5 аудиторов (см. комментарий к указанной статье).
   Концептуальным же изменением является то, что если ранее в качестве основного условия возможности осуществления коммерческой организацией аудиторской деятельности устанавливалась необходимость получения соответствующей лицензии, то теперь таким условием является членство такой организации в СРО аудиторов. Так, в п. 2 ст. 4 Закона 2001 г. об аудите устанавливалось, что аудиторская организация осуществляет свою деятельность по проведению аудита после получения лицензии на условиях и в порядке, предусмотренном названным Законом и законодательством о лицензировании отдельных видов деятельности (об истории установления требований о лицензировании аудиторской деятельности см. комментарий к ст. 24 Закона).
   В определенной преемственности по отношению к приведенному положению и по аналогии с положением ч. 2 ст. 17 комментируемого Закона, согласно которому некоммерческая организация приобретает статус СРО аудиторов с даты ее включения в государственный реестр СРО аудиторов, в ч. 2 комментируемой статьи уточнено, что коммерческая организация приобретает право осуществлять аудиторскую деятельность с даты внесения сведений о ней в реестр аудиторов и аудиторских организаций СРО аудиторов (при этом в юридико-технических целях для обозначения данного реестра введено сокращение «реестр аудиторов и аудиторских организаций»), членом которой такая организация является. Необходимо подчеркнуть, что речь не идет ни о дате принятия или дате вступления в силу решения о приеме в члены СРО аудиторов, ни о дате передачи СРО аудиторов соответствующей информации в уполномоченный федеральный орган или дате внесения этой информации в контрольный экземпляр реестра аудиторов и аудиторских организаций.
   Ведение реестра аудиторов и аудиторских организаций регламентировано положениями ст. 19 комментируемого Закона, согласно ч. 6 которой сведения о члене СРО аудиторов должны быть внесены СРО аудиторов в реестр аудиторов и аудиторских организаций не позднее 7 рабочих дней со дня, следующего за днем вступления в силу решения о приеме в члены СРО аудиторов (см. комментарий к указанной статье).
   3. В части 3 комментируемой статьи установлен запрет на использование слова «аудиторская», а также производных слов от слова «аудит» в наименовании коммерческой организации, сведения о которой не внесены в реестр аудиторов и аудиторских организаций в течение 3 месяцев с даты внесения записи о ней в ЕГРЮЛ.
   В этом видится аналогия с положением ч. 13 ст. 20 Закона о СРО (в ред. Федерального закона от 22 июля 2008 г. № 148-ФЗ), устанавливающим, что некоммерческие организации, сведения о которых не внесены в установленном порядке в государственный реестр СРО, не вправе использовать в своем наименовании, а также при осуществлении своей деятельности слова «саморегулируемая», «саморегулирование» и производные от слова «саморегулирование». Однако положение ч. 3 комментируемой статьи представляется сформулированным более удачно: данное положение означает, что создаваемой коммерческой организации, намеревающейся приобрести право осуществлять аудиторскую деятельность, отводится 3 месяца с даты внесения записи о ней в ЕГРЮЛ (т. е. с момента создания, см. выше) для того, чтобы стать аудиторской организацией, т. е. чтобы в этот срок сведения о ней были внесены в реестр аудиторов и аудиторских организаций; некоммерческая же организация, которая намеревается приобрести статус СРО, формально будет нарушать запрет, установленный нормой ч. 13 ст. 20 Закона о СРО, поскольку без использования слов «саморегулируемая», «саморегулирование» и производных от слова «саморегулирование» невозможно составить документы, необходимые для внесения сведений о ней в государственный реестр СРО.
   Обращает на себя внимание то, что в ч. 3 комментируемой статьи говорится только о наименованиях коммерческой организации. Очевидно, при этом подразумевается, что производные слова от слова «аудит» могут использоваться в наименовании СРО аудиторов и не могут использоваться в наименованиях иных некоммерческих организаций, в том числе СРО, не являющихся СРО аудиторов.
   Также следует отметить, что в ни в ч. 3 комментируемой статьи, ни в иных нормах комментируемого Закона не установлена обязательность включения в наименование аудиторской организации слова «аудиторская» или слов, производных от слова «аудит», в то время как такую возможность допускает следующее положение п. 1 ст. 54 части первой ГК РФ (в ред. Федерального закона от 14 ноября 2002 г. № 161-ФЗ[32]): наименования некоммерческих организаций, а в предусмотренных законом случаях – наименования коммерческих организаций должны содержать указание на характер деятельности юридического лица. Согласно п. 4 указанной статьи (в ред. Федерального закона от 18 декабря 2006 г. № 231-Ф3[33]) юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, должно иметь фирменное наименование; требования к фирменному наименованию устанавливаются данным Кодексом и другими законами; права на фирменное наименование определяются в соответствии с правилами разд. VII части четвертой ГК РФ.

Статья 4. Аудитор

   2. Физическое лицо признается аудитором с даты внесения сведений о нем в реестр аудиторов и аудиторских организаций.
   3. Аудитор, являющийся работником аудиторской организации на основании трудового договора между ним и аудиторской организацией, вправе участвовать в осуществлении аудиторской организацией аудиторской деятельности, а также в оказании прочих услуг, предусмотренных статьей 1 настоящего Федерального закона.
   4. Индивидуальный аудитор вправе осуществлять аудиторскую деятельность, а также оказывать прочие услуги в соответствии со статьей 1 настоящего Федерального закона, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом.
   1—3. Комментируемая статья определяет понятие аудитора в п. 1 как физического лица, получившего квалификационный аттестат аудитора и являющегося членом одной из СРО аудиторов. При этом указание на необходимость получения квалификационного аттестата аудитора представляется излишним, поскольку наличие такого квалификационного аттестата, согласно п. 1 ч. 3 ст. 18 комментируемого Закона, является одним из требований к членству аудиторов в СРО аудиторов. О порядке получения квалификационного аттестата аудитора см. комментарий к ст. 11 Закона.
   В пункте 1 ст. 3 Закона 2001 г. об аудите было определено, что аудитором является физическое лицо, отвечающее квалификационным требованиям, установленным уполномоченным федеральным органом, и имеющее квалификационный аттестат аудитора. При этом в п. 2 указанной статьи предусматривалось, что аудитор вправе осуществлять аудиторскую деятельность в качестве работника аудиторской организации или в качестве лица, привлекаемого аудиторской организацией к работе на основании гражданско-правового договора, либо в качестве индивидуального предпринимателя, осуществляющего свою деятельность без образования юридического лица.
   Как видно, в комментируемой статье говорится только о двух из указанных трех форм осуществления аудитором аудиторской деятельности: в качестве работника аудиторской организации и в качестве индивидуального предпринимателя. О возможности осуществления аудитором аудиторской деятельности в качестве лица, привлекаемого аудиторской организацией к работе на основании гражданско-правового договора, соответственно речь не идет.
   При этом следует обратить на более точную терминологию, использованную в комментируемом Законе. Согласно ч. 2 его ст. 1 аудиторская деятельность осуществляется аудиторскими организациями и индивидуальными аудиторами. Аудитор же, являющийся работником аудиторской организации, в соответствии с ч. 3 комментируемой статьи вправе лишь участвовать в осуществлении аудиторской организацией аудиторской деятельности, как и в оказании аудиторской организацией прочих связанных с аудиторской деятельностью услуг, т. е. услуг, предусмотренных в ч. 7 ст. 1 комментируемого Закона.
   Аудитор участвует в осуществлении аудиторской организацией аудиторской деятельности, а также в оказании прочих услуг как работник данной аудиторской организации, с которым заключен трудовой договор. Понятие трудового договора определено в ч. 1 ст. 56 ТрК РФ (в ред. Федерального закона от 30 июня 2006 г. № 90-Ф31): трудовой договор – это соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя. В части 2 указанной статьи установлено, что сторонами трудового договора являются работодатель и работник. Согласно нормам данного Кодекса работодателем может являться не только юридическое лицо, но и индивидуальный предприниматель, однако о возможности участия аудитора в осуществлении индивидуальным аудитором аудиторской деятельности, а также в оказании прочих услуг в качестве работника индивидуального аудитора ничего не говорится.
   Требование о том, что аудитор должен являться членом одной из СРО аудиторов, является одной из самых существенных новелл комментируемого Закона. Причем членами СРО аудиторов должны являться и аудиторская организация и аудиторы, которые являются работниками данной аудиторской организации. При этом следует обратить внимание на то, что не установлена обязательность членства аудиторской организации и ее работников – аудиторов в одной и той же СРО аудиторов.
   Аналогично ч. 2 ст. 3 комментируемого Закона в ч. 2 комментируемой статьи уточнено, что физическое лицо признается аудитором с даты внесения сведений о нем в реестр аудиторов и аудиторских организаций. Необходимо подчеркнуть, что речь не идет ни о дате принятия или дате вступления в силу решения о приеме в члены СРО аудиторов, ни о дате передачи СРО аудиторов соответствующей информации в уполномоченный федеральный орган или дате внесения этой информации в контрольный экземпляр реестра аудиторов и аудиторских организаций.
   Ведение реестра аудиторов и аудиторских организаций регламентировано положениями ст. 19 комментируемого Закона, согласно ч. 6 которой сведения о члене СРО аудиторов должны быть внесены СРО аудиторов в реестр аудиторов и аудиторских организаций не позднее 7 рабочих дней со дня, следующего за днем вступления в силу решения о приеме в члены СРО аудиторов (см. комментарий к указанной статье).
   4. Часть 4 комментируемой статьи посвящена особенностям осуществления аудиторской деятельности, а также оказания прочих связанных с аудиторской деятельностью услуг, т. е. услуг, предусмотренных в ч. 7 ст. 1 комментируемого Закона, индивидуальными аудиторами.
   С учетом положения ч. 6 ст. 1 комментируемого Закона речь идет об индивидуальных предпринимателях, осуществляющих аудиторскую деятельность. Необходимость государственной регистрации физического лица, намеревающегося осуществлять аудиторскую деятельность, в качестве индивидуального предпринимателя предопределена нормой п. 1 ст. 23 части первой ГК РФ, согласно которой гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. В пункте 4 указанной статьи предусмотрено, что гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица с нарушением данных требований, не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не является предпринимателем; суд может применить к таким сделкам правила данного Кодекса об обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.
   Как говорилось в комментарии к ст. 3 Закона, отношения, возникающие при государственной регистрации физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей и государственной регистрации при прекращении физическими лицами деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей), а также в связи с ведением ЕГРИП, регулирует Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».
   В части 4 комментируемой статьи установлено, что индивидуальный аудитор вправе осуществлять аудиторскую деятельность, а также оказывать прочие услуги в соответствии со ст. 1 комментируемого Закона, если иное не предусмотрено данным Законом. Речь идет о необходимости учета нормы ч. 3 ст. 5 комментируемого Закона, в соответствии с которой обязательный аудит бухгалтерской (финансовой) отчетности организаций, ценные бумаги которых допущены к обращению на торгах фондовых бирж и (или) иных организаторов торговли на рынке ценных бумаг, иных кредитных и страховых организаций, негосударственных пенсионных фондов, а также консолидированной отчетности проводится только аудиторскими организациями. Однако при этом не вполне понятна причина, по которой в ч. 4 комментируемой статьи указано на необходимость учета норм только комментируемого Закона. Дело в том, что иными федеральными законами установлены и иные случаи, в которых обязательный аудит проводится только аудиторскими организациями. В частности, аудит бухгалтерской (финансовой) отчетности ряда государственных корпораций (см. комментарий к ст. 5 Закона).
   Аналогично сказанному выше в комментарии к ст. 3 Закона следует отметить, что концептуальным изменением является то, что если ранее в качестве основного условия возможности осуществления индивидуальным аудитором аудиторской деятельности устанавливалась необходимость получения соответствующей лицензии, то теперь таким условием является членство индивидуального аудитора в СРО аудиторов. Отдельно упомянуть об этом представляется целесообразным исходя из того, что в ст. 3 Закона 2001 г. об аудите, посвященной аудитору, в отличие от ст. 4 данного Закона, посвященной аудиторской организации, непосредственно о необходимости получения индивидуальным аудитором соответствующей лицензии не говорилось.

Статья 5. Обязательный аудит

   1) организация имеет организационно-правовую форму открытого акционерного общества;
   2) организация является кредитной организацией, бюро кредитных историй, страховой организацией, обществом взаимного страхования, товарной или фондовой биржей, инвестиционным фондом, государственным внебюджетным фондом, фондом, источником образования средств которого являются добровольные отчисления физических и юридических лиц;
   3) объем выручки от продажи продукции (выполнения работ, оказания услуг) организации (за исключением сельскохозяйственных кооперативов и союзов этих кооперативов) за предшествовавший отчетному год превышает 50 миллионов рублей или сумма активов бухгалтерского баланса по состоянию на конец года, предшествовавшего отчетному, превышает 20 миллионов рублей. Для муниципальных унитарных предприятий законом субъекта Российской Федерации финансовые показатели могут быть снижены;
   4) в иных случаях, установленных федеральными законами.
   2. Обязательный аудит проводится ежегодно.
   3. Обязательный аудит бухгалтерской (финансовой) отчетности организаций, ценные бумаги которых допущены к обращению на торгах фондовых бирж и (или) иных организаторов торговли на рынке ценных бумаг, иных кредитных и страховых организаций, негосударственных пенсионных фондов, а также консолидированной отчетности проводится только аудиторскими организациями.
   4. Договор на проведение обязательного аудита бухгалтерской (финансовой) отчетности организации, в уставном (складочном) капитале которой доля государственной собственности составляет не менее 25 процентов, а также на проведение бухгалтерской (финансовой) отчетности государственного унитарного предприятия или муниципального унитарного предприятия заключается по итогам размещения заказа путем проведения торгов в форме открытого конкурса в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 21 июля 2005 года № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд».
   1—2. В комментируемой статье регламентировано проведение обязательного аудита. При этом определение понятию обязательного аудита не дано, в то время как в п. 1 ст. 7 Закона 2001 г. об аудите это понятие определялось как ежегодная обязательная аудиторская проверка ведения бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности организации или индивидуального предпринимателя. Видимо, причина в том, что это определение не имело самостоятельного значения, за исключением указания на необходимость ежегодного проведения такой проверки. Соответственно, это положение закреплено в качестве самостоятельной нормы в ч. 2 комментируемой статьи: обязательный аудит проводится ежегодно.
   Деление аудиторских проверок на обязательные и инициативные предусматривалось изначально Временными правилами аудита 1993 г. Как предусматривалось в п. 6 названного документа, обязательная аудиторская проверка проводится в случаях, прямо установленных актами законодательства РФ, инициативная – по решению экономического субъекта. Как говорилось выше (см. комментарий к ст. 1 Закона), там же предусматривалось, что обязательная аудиторская проверка может проводиться по поручению государственных органов, определенных данными Временными правилами. Речь шла о праве органа дознания и следователя при наличии санкции прокурора, прокурора, суда и арбитражного суда дать аудитору или аудиторской фирме поручение о проведении аудиторской проверки экономического субъекта. Однако при этом указывалось, что эта процедура должна осуществляться в соответствии с процессуальным законодательством. После принятия Закона 2001 г. об аудите подобные вопросы решаются исключительно в рамках процессуального законодательства РФ, как правило, посредством назначения и проведения экспертиз и исследований.
   В свою очередь, позднее перечень случаев осуществления обязательного аудита был определен в п. 1 ст. 7 Закона 2001 г. об аудите. Сравнительный анализ с положениями этого перечня приведен ниже.
   Здесь же следует отметить, что согласно правовой позиции, изложенной в п. 3 мотивировочной части упоминавшегося выше (см. введение) постановления КС РФ от 1 апреля 2003 г. № 4-П, по смыслу данных положений, необходимость обязательного аудита обусловлена спецификой организационно-правовой формы проверяемых лиц (открытое акционерное общество), характером их функций (кредитные и страховые организации, биржи, инвестиционные фонды) либо большим объемом выручки от реализации продукции или значительной суммой активов баланса на конец отчетного года, т. е. такими обстоятельствами, которые – в целях защиты прав и законных интересов других лиц и обеспечения экономической безопасности России – требуют установления повышенных гарантий достоверности финансовой (бухгалтерской) отчетности проверяемых лиц.
   Эта же правовая позиция распространяется и на следующие положения ч. 1 и 2 ст. 16 Закона о бухучете (в ред. Федерального закона от 10 января 2003 г. № 8-ФЗ[35]) о публичности бухгалтерской отчетности (эти положения согласуются с положениями ч. 1 комментируемой статьи, но не во всем):
   акционерные общества открытого типа, банки и другие кредитные организации, страховые организации, биржи, инвестиционные и иные фонды, создающиеся за счет частных, общественных и государственных средств (взносов), обязаны публиковать годовую бухгалтерскую отчетность не позднее 1 июня года, следующего за отчетным (ч. 1);
   ПФР, ФСС России и их представительства и филиалы на территории субъектов РФ, ФФОМС и ТФОМС, а также в случаях, установленных федеральными законами, иные организации обязаны публиковать квартальную бухгалтерскую отчетность (ч. 2).
   В отношении конкретных позиций определенного в ч. 1 комментируемой статьи перечня случаев проведения обязательного аудита необходимо отметить следующее.
   Организация имеет организационно-правовую форму открытого акционерного общества (п. 1).
   Точно такой же случай проведения обязательного аудита предусматривался и в подп. 1 п. 1 ст. 7 Закона 2001 г. об аудите. Открытым акционерным обществом, согласно п. 1 ст. 97 части первой ГК РФ, признается акционерное общество, участники которого могут отчуждать принадлежащие им акции без согласия других акционеров. Там же установлено, что открытое акционерное общество обязано ежегодно публиковать для всеобщего сведения годовой отчет, бухгалтерский баланс, счет прибылей и убытков. Согласно п. 6 ст. 103 данного Кодекса акционерное общество, обязанное в соответствии с этим Кодексом или законом об акционерных обществах публиковать для всеобщего сведения указанные документы, должно для проверки и подтверждения правильности годовой финансовой отчетности ежегодно привлекать профессионального аудитора, не связанного имущественными интересами с обществом или его участниками. Как установлено там же, аудиторская проверка деятельности акционерного общества, в том числе и не обязанного публиковать для всеобщего сведения указанные документы, должна быть проведена во всякое время по требованию акционеров, совокупная доля которых в уставном капитале составляет 10 или более процентов. При этом предусмотрено, что порядок проведения аудиторских проверок деятельности акционерного общества определяется законом и уставом общества. Изложенные правила воспроизведены и детализированы в Федеральном законе от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»[36].
   Организация является кредитной организацией, бюро кредитных историй, страховой организацией, обществом взаимного страхования, товарной или фондовой биржей, инвестиционным фондом, государственным внебюджетным фондом, фондом, источником образования средств которого являются добровольные отчисления физических и юридических лиц (п. 2).
   Практически такой же перечень организаций, выполняющих функции специфического характера, предусматривался и в подп. 2 п. 1 ст. 7 Закона 2001 г. об аудите. Изменения, которые рассмотрены ниже, носят лишь редакционный характер.
   Понятие кредитной организации определено в ст. 1 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (полностью изложен в новой редакции Федеральным законом от 3 февраля 1996 г. № 17-ФЗ)[37]:
   кредитная организация – юридическое лицо, которое для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании специального разрешения (лицензии) Банка России имеет право осуществлять банковские операции, предусмотренные названным Законом. Кредитная организация образуется на основе любой формы собственности как хозяйственное общество;
   банк – кредитная организация, которая имеет исключительное право осуществлять в совокупности следующие банковские операции: привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещение указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности, открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц;
   небанковская кредитная организация – кредитная организация, имеющая право осуществлять отдельные банковские операции, предусмотренные названным Законом. Допустимые сочетания банковских операций для небанковских кредитных организаций устанавливаются Банком России.
   В части 1 ст. 42 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» (здесь и далее в ред. Федерального закона от 19 июня 2001 г. № 82-ФЗ[38]) установлена обязательность ежегодной проверки аудиторской организацией отчетности как кредитной организации, так и банковских групп и банковских холдингов. Понятия указанных субъектов определены в ч. 1 и 2 ст. 4 названного Закона:
   банковской группой признается не являющееся юридическим лицом объединение кредитных организаций, в котором одна (головная) кредитная организация оказывает прямо или косвенно (через третье лицо) существенное влияние на решения, принимаемые органами управления другой (других) кредитной организации (кредитных организаций);
   банковским холдингом признается не являющееся юридическим лицом объединение юридических лиц с участием кредитной организации (кредитных организаций), в котором юридическое лицо, не являющееся кредитной организацией (головная организация банковского холдинга), имеет возможность прямо или косвенно (через третье лицо) оказывать существенное влияние на решения, принимаемые органами управления кредитной организации (кредитных организаций).
   Уместно упомянуть, что обязательный аудит предусмотрен и в отношении Банка России (разумеется, речь идет о внешнем аудите). Проведение аудита Банка России регламентировано положениями гл. XV Федерального закона от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»[39].
   Понятие бюро кредитных историй определено в п. 6 ст. 3 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. № 218-ФЗ «О кредитных историях»[40] – это юридическое лицо, зарегистрированное в соответствии с законодательством РФ, являющееся коммерческой организацией и оказывающее в соответствии с названным Законом услуги по формированию, обработке и хранению кредитных историй, а также по предоставлению кредитных отчетов и сопутствующих услуг. Кстати говоря, именно в связи с принятием названного Закона Федеральным законом от 30 декабря 2004 г. № 219-ФЗ и включено в подп. 2 п. 1 ст. 7 Закона 2001 г. об аудите указание на бюро кредитных историй.
   Определение понятия страховой организации содержится в п. 1 ст. 6 Закона РФ от 27 ноября 1992 г. № 4015 -1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (здесь и далее в ред. Федерального закона от 10 декабря 2003 г. № 172-ФЗ)[41], согласно которому страховщики – это юридические лица, созданные в соответствии с законодательством РФ для осуществления страхования, перестрахования, взаимного страхования и получившие лицензии в установленном упомянутым Законом порядке. В пункте 2 указанной статьи установлено, что страховщики осуществляют оценку страхового риска, получают страховые премии (страховые взносы), формируют страховые резервы, инвестируют активы, определяют размер убытков или ущерба, производят страховые выплаты, осуществляют иные связанные с исполнением обязательств по договору страхования действия.
   В соответствии с п. 1 ст. 29 названного Закона страховщики опубликовывают годовые бухгалтерские отчеты в порядке и в сроки, которые установлены нормативными правовыми актами РФ, после аудиторского подтверждения достоверности содержащихся в этих отчетах сведений.
   Понятию общества взаимного страхования посвящены положения ст. 5 Федерального закона от 29 ноября 2007 г. № 286-ФЗ «О взаимном страховании»[42], в ч. 1 которой предусмотрено, что в целях взаимного страхования создается основанная на членстве некоммерческая организация в форме общества взаимного страхования.
   Следует отметить, что в подп. 2 п. 1 ст. 7 Закона 2001 г. об аудите указывалось на «страховую организацию (за исключением сельскохозяйственных кооперативов) или общество взаимного страхования». Указанное исключение было введено Федеральным законом от 3 ноября 2006 г. № 183-Ф3, которым одновременно в Федеральный закон «О сельскохозяйственной кооперации» внесены изменения, заменяющие положения о проведении аудиторских проверок страховых сельскохозяйственных кооперативов положениями о проведении ревизий. Данное исключение не воспроизведено в п. 2 ч. 1 комментируемой статьи, причиной чему может быть одно из двух: либо с позиций комментируемого Закона страховой сельскохозяйственный кооператив не рассматривается в качестве страховой организации либо федеральный законодатель посчитал достаточным регулирование, содержащееся в новой редакции Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации».
   В отношении понятий товарной и фондовой биржи необходимо указать, что действующим законодательством регламентировано правовое положение товарной биржи, фондовой биржи и валютной биржи:
   под товарной биржей в соответствии с п. 1 ст. 2 Закона РФ от 20 февраля 1992 г. № 2383-1 «О товарных биржах и биржевой торговле»[43] понимается организация с правами юридического лица, формирующая оптовый рынок путем организации и регулирования биржевой торговли, осуществляемой в форме гласных публичных торгов, проводимых в заранее определенном месте и в определенное время по установленным ею правилам;
   фондовой биржей, согласно п. 1 ст. 11 Федерального закона от
   22 апреля 1996 г. № Э9-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (в ред. Федерального закона от 28 декабря 2002 г. № 185-ФЗ)[44], признается организатор торговли на рынке ценных бумаг, отвечающий требованиям, установленным гл. 3 названного Закона. В пункте 2 этой же статьи установлено, что юридическое лицо может осуществлять деятельность фондовой биржи, если оно является некоммерческим партнерством или акционерным обществом;
   валютная биржа, как определено в п. 11 ч. 1 Федерального закона от 10 декабря 2003 г. № 173-Ф3 «О валютном регулировании и валютном контроле»[45], – это юридическое лицо, созданное в соответствии с законодательством РФ, одним из видов деятельности которого является организация биржевых торгов иностранной валютой в порядке и на условиях, которые установлены Банком России.
   Понятие инвестиционного фонда определено в ст. 1 Федерального закона от 29 ноября 2001 г. № 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах»[46] – это находящийся в собственности акционерного общества либо в общей долевой собственности физических и юридических лиц имущественный комплекс, пользование и распоряжение которым осуществляются управляющей компанией исключительно в интересах акционеров этого акционерного общества или учредителей доверительного управления.
   Положениями гл. XI названного Закона регламентировано проведение обязательного аудита акционерного инвестиционного фонда и управляющей компании паевого инвестиционного фонда. Согласно определениям, данным в этом Законе:
   акционерный инвестиционный фонд – это открытое акционерное общество, исключительным предметом деятельности которого является инвестирование имущества в ценные бумаги и иные объекты, предусмотренные названным Законом, и фирменное наименование которого содержит слова «акционерный инвестиционный фонд» или «инвестиционный фонд» (п. 1 ст. 2);
   паевой инвестиционный фонд – это обособленный имущественный комплекс, состоящий из имущества, переданного в доверительное управление управляющей компании учредителем (учредителями) доверительного управления с условием объединения этого имущества с имуществом иных учредителей доверительного управления, и из имущества, полученного в процессе такого управления, доля в праве собственности на которое удостоверяется ценной бумагой, выдаваемой управляющей компанией. Паевой инвестиционный фонд не является юридическим лицом (п. 1 ст. 10).
   Состав государственных внебюджетных фондов следует из положений ст. 144 БК РФ (в ред. Федерального закона от 26 апреля 2007 г. № 63-Ф3[47]), определяющих состав бюджетов государственных внебюджетных фондов:
   в состав бюджетов государственных внебюджетных фондов входят бюджеты государственных внебюджетных фондов РФ и бюджеты территориальных государственных внебюджетных фондов (п. 1);
   бюджетами государственных внебюджетных фондов РФ являются: 1) бюджет ПФР; 2) бюджет ФСС России; 3) бюджет ФФОМС (п. 2);
   бюджетами территориальных государственных внебюджетных фондов являются бюджеты ТФОМС (п. 3).
   Следует отметить, что в подп. 2 п. 1 ст. 7 Закона 2001 г. об аудите указывалось на государственные внебюджетные фонды, источником образования средств которых являются предусмотренные законодательством РФ обязательные отчисления, производимые физическими и юридическими лицами. Однако в условиях действующего законодательства, когда состав государственных внебюджетных фондов исчерпывается изложенным выше, необходимость в такой детализации отпала, и эта детализация в п. 2 ч. 1 комментируемой статьи не воспроизведена.
   ПФР, как указано в п. 1 Положения о Пенсионном фонде Российской Федерации (России), утв. Постановлением Верховного Совета РФ от 27 декабря 1991 г. № 2122-1 «Вопросы Пенсионного фонда Российской Федерации (России)»[48], образован Постановлением Верховного Совета РСФСР от 22 декабря 1990 г. в целях государственного управления финансами пенсионного обеспечения в России; ПФР является самостоятельным финансово-кредитным учреждением, осуществляющим свою деятельность в соответствии с законодательством РФ и названным Положением; ПФР выполняет отдельные банковские операции в порядке, установленном действующим на территории России законодательством о банках и банковской деятельности.
   Согласно ст. 5 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации»[49] ПФР является страховщиком по обязательному пенсионному страхованию в России; ПФР (государственное учреждение) и его территориальные органы составляют единую централизованную систему органов управления средствами обязательного пенсионного страхования в России, в которой нижестоящие органы подотчетны вышестоящим. В указанной статье также установлено, что ПФР и его территориальные органы действуют на основании федерального закона об управлении средствами государственного пенсионного обеспечения (страхования) в Российской Федерации (к настоящему времени таковой еще не принят) и названного выше Закона.
   Следует отметить, что аудит субъектов отношений по формированию и инвестированию средств пенсионных накоплений регламентирован положениями ст. 9 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 111-ФЗ «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации»[50]. Однако в п. 1 указанной статьи предусмотрен обязательный аудит ведения бухгалтерского учета только специализированным депозитарием и управляющими компаниями, их бухгалтерской (финансовой) отчетности по формированию и инвестированию средств пенсионных накоплений, а также финансирования выплат за счет средств пенсионных накоплений. В отношении же ведения бухгалтерского учета ПФР, учета пенсионных накоплений в специальных частях индивидуальных лицевых счетов застрахованных лиц, а также бухгалтерской (финансовой) отчетности ПФР установлена обязательность ежегодной проверки Счетной палатой РФ.
   Как определено в ст. 3 названного Закона № 111-ФЗ (в ред. Федерального закона от 30 апреля 2008 г. № 55-ФЗ[51]): управляющая компания – это акционерное общество, общество с ограниченной (дополнительной) ответственностью, созданное в соответствии с законодательством РФ, имеющее лицензию на осуществление деятельности по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами (п. 4); специализированный депозитарий – это акционерное общество, общество с ограниченной (дополнительной) ответственностью, созданное в соответствии с законодательством РФ, имеющее лицензии на осуществление депозитарной деятельности и деятельности специализированного депозитария инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов (п. 5). Правила проведения ежегодного аудита ведения бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности по формированию и инвестированию средств пенсионных накоплений, а также финансирования выплат за счет средств пенсионных накоплений утверждены постановлением Правительства РФ от 18 марта 2005 г. № 139[52].
   ФСС России, согласно п. 1 Положения о Фонде социального страхования Российской Федерации, утв. постановлением Правительства РФ от 12 февраля 1994 г. № 101 «О Фонде социального страхования Российской Федерации»[53], управляет средствами государственного социального страхования России. В соответствии с п. 2 названного Положения ФСС России является специализированным финансово-кредитным учреждением при Правительстве РФ. Норма об обязательном аудите ФСС России как страховщика в системе обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний содержится в п. 3 ст. 26 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»[54].
   В соответствии со ст. 12 Закона РФ от 28 июня 1991 г. № 1499-1 «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации» (в ред. Закона РФ от 2 апреля 1993 г. № 4741-1)[55] для реализации государственной политики в области обязательного медицинскою страхования создаются Федеральный и территориальные ФОМС как самостоятельные некоммерческие финансово-кредитные учреждения. Постановлением Верховного Совета РФ от 24 февраля 1993 г. № 4543-1 «О порядке финансирования обязательного медицинского страхования граждан на 1993 год»[56] создан ФФОМС, предложено создать ТФОМС, а также утверждены Положение о Федеральном фонде обязательного медицинского страхования и Положение о Территориальном фонде обязательного медицинского страхования. В названных Положениях содержатся и нормы об обязательном аудите названных фондов.
   В пункте 1 Устава Федерального фонда обязательного медицинского страхования, утв. постановлением Правительства РФ от 29 июля 1998 г. № 857[57], установлено, что ФФОМС реализует государственную политику в области обязательного медицинского страхования граждан как составной части государственного социального страхования. ФФОМС согласно п. 2 названного Устава – это самостоятельное государственное некоммерческое финансово-кредитное учреждение.
   Под фондами, источником образования средств которых являются добровольные отчисления физических и юридических лиц, подразумеваются прежде всего негосударственные пенсионные фонды. Как определено в п. 1 ст. 2 Федерального закона от 7 мая 1998 г. № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» (здесь и далее в ред. Федерального закона от 10 января 2003 г. № 14-ФЗ)[58], негосударственный пенсионный фонд (далее в тексте Закона – фонд) – это особая организационно-правовая форма некоммерческой организации социального обеспечения, исключительными видами деятельности которой являются:
   деятельность по негосударственному пенсионному обеспечению участников фонда в соответствии с договорами негосударственного пенсионного обеспечения;
   деятельность в качестве страховщика по обязательному пенсионному страхованию в соответствии с Федеральным законом «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» и договорами об обязательном пенсионном страховании;
   деятельность в качестве страховщика по профессиональному пенсионному страхованию в соответствии с федеральным законом и договорами о создании профессиональных пенсионных систем;
   Аудиторская проверка негосударственных пенсионных фондов регламентирована положениями ст. 22 Федерального закона «О негосударственных пенсионных фондах», согласно ч. 2 которой ежегодному аудиту в соответствии с законодательством РФ об аудиторской деятельности и требованиями названного Закона подлежат ведение бухгалтерского учета, пенсионных счетов негосударственного пенсионного обеспечения и пенсионных счетов накопительной части трудовой пенсии, ведение бухгалтерской отчетности фондов, осуществление выплат негосударственных пенсий, выкупных сумм, накопительной части трудовых пенсий, выплат правопреемникам, выплат профессиональных пенсий, а также ведение бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности управляющих компаний и специализированных депозитариев по формированию и размещению средств пенсионных резервов и формированию, передаче и инвестированию средств пенсионных накоплений.
   Объем выручки от продажи продукции (выполнения работ, оказания услуг) организации за предшествовавший отчетному год превышает 50 млн руб. или сумма активов бухгалтерского баланса по состоянию на конец года, предшествовавшего отчетному, превышает 20 млн руб. (п. 3).
   В подпункте 3 п. 1 ст. 7 Закона 2001 г. об аудите предусматривалось, что обязательный аудит осуществляется в случаях, если объем выручки организации или индивидуального предпринимателя от реализации продукции (выполнения работ, оказания услуг) за один год превышает в 500 тыс. раз МРОТ или сумма активов баланса превышает на конец отчетного года в 200 тыс. раз МРОТ.
   Учитывая, что исходя из положений ст. 5 Федерального закона от 19 июня 2000 г. № 82-ФЗ «О минимальном размере оплаты труда»[59] с 1 января 2001 г. применялась базовая сумма 100 руб., в Законе 2001 г. об аудите устанавливались те же предельные размеры объема выручки и суммы активов баланса – 50 млн руб. и 20 млн руб. соответственно. Однако есть и изменение, причем довольно существенное: если ранее объем выручки и сумма активов баланса подлежали определению на конец отчетного года, то теперь эти показатели подлежат определению на конец года, предшествовавшего отчетному.
   Как и ранее, федеральный законодатель ничего не указывает по поводу того, в каком порядке подлежат определению данные финансовые показатели. В связи с этим представляется вполне уместной аналогия с положениями Федерального закона от 24 июля 2007 г. № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации»[60], в которых регламентировано определение таких показателей, по которым осуществляется отнесение лиц к субъектам малого и среднего предпринимательства, как выручка от реализации товаров (работ, услуг) и балансовая стоимость активов:
   прежде всего, в п. 3 ч. 1 ст. 4 названного Закона предусмотрено, что выручка от реализации товаров (работ, услуг) исчисляется без учета налога на добавленную стоимость и что под балансовой стоимостью активов понимается остаточная стоимость основных средств и нематериальных активов;
   согласно ч. 7 указанной статьи выручка от реализации товаров (работ, услуг) за календарный год определяется в порядке, установленном Налоговым кодексом РФ. Это означает, что при определении данного показателя необходимо применять нормы ст. 249 «Доходы от реализации» гл. 25 «Налог на прибыль организаций» части второй НК РФ (глава введена Федеральным законом от 6 августа 2001 г. № 110-ФЗ[61]);
   в части 8 ст. 4 названного Закона установлено, что балансовая стоимость активов (остаточная стоимость основных средств и нематермальных активов) определяется в соответствии с законодательством РФ о бухгалтерском учете. Правила формирования в бухгалтерском учете информации об основных средствах организации устанавливает Положение по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01, утв. приказом Минфина России от 30 марта 2001 г. № 26Н[62] (в ред. последующих изменений). Порядок организации бухгалтерского учета основных средств в соответствии с названным Положением определяют Методические указания по бухгалтерскому учету основных средств, утв. приказом Минфина России от 13 октября 2003 г. № 91н[63] (в ред. последующих изменений).
   Обращает на себя внимание то, что в п. 3 ч. 1 комментируемой статьи в отличие от подп. 3 п. 1 ст. 7 Закона 2001 г. об аудите говорится только об организациях и не упоминаются индивидуальные предприниматели. Как указывалось в комментарии к ст. 1 Закона, в данном случае федеральный законодатель определился довольно четко, чего нельзя сказать о его позиции в целом в отношении состава аудируемых лиц.
   Оговорка же «за исключением сельскохозяйственных кооперативов и союзов этих кооперативов», напротив, в п. 3 ч. 1 комментируемой статьи воспроизведена. Данная оговорка была включена в подп. 3 п. 1 ст. 7 Закона 2001 г. об аудите в соответствии с Федеральным законом от 3 ноября 2006 г. № 183-Ф3, которым одновременно в Федеральный закон «О сельскохозяйственной кооперации» внесены изменения, заменяющие положения о проведении аудиторских проверок сельскохозяйственных кооперативов положениями о проведении ревизий.
   Как предусматривалось в подп. 4 п. 1 ст. 7 Закона 2001 г. об аудите, обязательный аудит осуществляется в случаях, если организация является государственным унитарным предприятием, муниципальным унитарным предприятием, основанным на праве хозяйственного ведения, если финансовые показатели его деятельности соответствуют подп. 3 п. 1 данной статьи. По сути, данное положение не имело самостоятельного значения, поскольку охватывалось более общим положением указанного подп. 3 п. 1 ст. 7 Закона 2001 г. об аудите. Соответственно, это положение и не воспроизведено в качестве самостоятельного в ч. 1 комментируемой статьи.
   В то же время в п. 3 ч. 1 комментируемой статьи воспроизведено правило подп. 4 п. 1 ст. 7 Закона 2001 г. об аудите, предусматривавшее, что для муниципальных унитарных предприятий законом субъекта РФ могут быть понижены финансовые показатели. Иначе говоря, федеральный законодатель наделил региональных законодателей полномочием устанавливать проведение обязательного аудита муниципальных унитарных предприятий и в тех случаях, когда объем выручки от продажи продукции (выполнения работ, оказания услуг) за предшествовавший отчетному год менее 50 млн руб. или сумма активов бухгалтерского баланса по состоянию на конец года, предшествовавшего отчетному, менее 20 млн руб.
   Унитарным предприятием, согласно п. 1 ст. 113 части первой ГК РФ, признается коммерческая организация, не наделенная правом собственности на закрепленное за ней собственником имущество; имущество унитарного предприятия является неделимым и не может быть распределено по вкладам (долям, паям), в том числе между работниками предприятия. В пункте 2 указанной статьи установлено, что имущество государственного или муниципального унитарного предприятия находится соответственно в государственной или муниципальной собственности и принадлежит такому предприятию на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.
   Правовое положение государственных и муниципальных унитарных предприятий определяется Гражданским кодексом РФ и Федеральным законом «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях». Как установлено в п. 1 ст. 26 названного Закона, бухгалтерская отчетность унитарного предприятия подлежит обязательной ежегодной аудиторской проверке независимым аудитором в случаях, определенных собственником имущества унитарного предприятия. Однако представляется не вполне понятным, каким образом данное положение согласуется с положениями комментируемой статьи и согласовывалось ранее с приведенными положениями п. 1 ст. 7 Закона 2001 г. об аудите.
   Иные случаи, установленные федеральными законами (п. 4).
   Перечень случаев проведения обязательного аудита определен в ч. 1 комментируемой статьи как открытый. Открытым формулировался данный перечень и в п. 1 ст. 7 Закона 2001 г. об аудите: в подп. 5 данного пункта указывалось, что обязательный аудит осуществляется также в случаях, если обязательный аудит в отношении организаций или индивидуальных предпринимателей предусмотрен федеральным законом. Как видно, в положении п. 4 ч. 1 комментируемой статьи использована более осторожная формулировка, не позволяющая понять, идет ли речь в этом положении не только об организациях, но и об индивидуальных предпринимателях.
   Случаи проведения обязательного аудита, не охватываемые положениями п. 1–3 комментируемой статьи, могут быть установлены различными законодательными актами федерального уровня, среди которых необходимо отметить, прежде всего, непосредственно Закон о СРО, которым наряду с комментируемым Законом регулируется аудиторская деятельность. В части 4 ст. 12 названного Закона установлено проведение обязательного аудита ведения бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности СРО. Также необходимо упомянуть о следующих актах:
   Федеральный закон от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»[64], в п. 1 ст. 28 которого установлено, что финансовая деятельность профессионального объединения страховщиков подлежит обязательной ежегодной аудиторской проверке;
   Федеральный закон от 11 ноября 2003 г. № 138-Ф3 «О лотереях»[65], в соответствии со ст. 23 которого ведение бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности организатором лотереи (за исключением организатора лотереи, который выступает от имени России, субъекта РФ или муниципального образования) и оператором лотереи подлежит обязательной ежегодной аудиторской проверке;
   Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации»[66], в п. 6 ч. 2 ст. 20 которого подразумевается проведение обязательного аудита застройщика;
   Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. № 215-ФЗ «О жилищных накопительных кооперативах»[67], согласно ч. 1 ст. 54 которого ведение жилищным накопительным кооперативом бухгалтерского учета и бухгалтерская (финансовая) отчетность кооператива подлежат обязательной ежегодной проверке аудиторской организацией (аудитором). Как указано там же, уставом кооператива может быть предусмотрено проведение аудиторской проверки один раз в два года, если сумма активов баланса кооператива не превышает на конец отчетного года 6 млн руб.;
   Федеральный закон от 30 декабря 2006 г. № 275-ФЗ «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций»[68], в ч. 2 ст. 7 которого установлено, что бухгалтерский учет и бухгалтерская отчетность не являющегося собственником целевого капитала получателя дохода от целевого капитала подлежат обязательному ежегодному аудиту в части использования дохода от целевого капитала, если размер финансирования этого получателя дохода от целевого капитала за счет дохода от целевого капитала в течение отчетного года составляет более 5 млн руб.
   Особо для целей применения ч. 3 комментируемой статьи следует упомянуть о федеральных законах, устанавливающих проведение обязательного аудита ряда государственных корпораций. Это Федеральные законы от 19 июля 2007 г. № 139-Ф3 «О Российской корпорации нанотехнологий»[69] (ст. 8), от 30 октября 2007 г. № 238-Ф3 «О Государственной корпорации по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи как горноклиматического курорта»[70] (ст. 9), от 23 ноября 2007 г. № 270-ФЗ «О Государственной корпорации «Ростехнологии»[71] (ст. 9) и от 1 декабря 2007 г. № 317-Ф3 «О Государственной корпорации по атомной энергии “Росатом”»[72] (ст. 35).
   3. В части 3 комментируемой статьи установлено, что обязательный аудит бухгалтерской (финансовой) отчетности организаций, ценные бумаги которых допущены к обращению на торгах фондовых бирж и (или) иных организаторов торговли на рынке ценных бумаг, иных кредитных и страховых организаций, негосударственных пенсионных фондов, а также консолидированной отчетности может проводиться только аудиторскими организациями.
   Такое регулирование существенно отличается от содержавшегося в Законе 2001 г. об аудите. В пункте 2 ст. 7 данного Закона устанавливалось, что обязательный аудит проводится аудиторскими организациями. Иначе говоря, в условиях действия Закона 2001 г. об аудите индивидуальные аудиторы проводить обязательный аудит не имели права в любом случае, вне зависимости от вида аудируемого лица.
   Необходимо отметить, что упоминавшимся выше постановлением КС РФ от 1 апреля 2003 г. № 4-П указанное положение п. 2 ст. 7 Закона 2001 г. об аудите, согласно которому обязательный аудит проводится аудиторскими организациями, признавалось не противоречащим Конституции РФ. Конституционный суд РФ наряду с прочим пришел к выводу, что положение, согласно которому обязательный аудит проводится аудиторскими организациями, по его смыслу в системе норм Закона 2001 г. об аудите, не препятствует аудитору – физическому лицу осуществлять обязательный аудит в качестве работника аудиторской организации либо быть ее учредителем или соучредителем; данное положение, как направленное на защиту конституционно значимых ценностей и достижение баланса частных и публичных интересов, не затрагивает самое существо конституционных гарантий защиты собственности и имущества, свободы предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности и свободы договоров участников гражданского оборота (ст. 8, 34 и 35 во взаимосвязи со ст. 17, 19 и 55 Конституции РФ) и применительно к специфике обязательного аудита не может рассматриваться как чрезмерное ограничение названных конституционных прав и свобод, а потому не противоречит Конституции РФ.
   При рассмотрении нормы ч. 3 комментируемой статьи становится не вполне понятной причина, по которой в данной норме определен исчерпывающий перечень аудируемых лиц. Дело в том, что названными выше федеральными законами, определяющими правовое положение соответствующих государственных корпораций, установлено, что обязательный аудит этих субъектов проводится также исключительно аудиторскими организациями.
   Следует также отметить, что в комментируемом Законе не воспроизведена норма ст. 13 Закона 2001 г. об аудите, обязывающая аудиторскую организацию при проведении обязательного аудита страховать риск ответственности за нарушение договора. Одной из причин этого, возможно, является то, что планировалось после принятия Закона 2001 г. об аудите принять Федеральный закон «О страховании гражданской ответственности аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов», но такой Закон принят так и не был.
   4. Часть 4 комментируемой статьи предписывает исключительно по итогам размещения заказа путем проведения торгов в форме открытого конкурса в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд»[73], заключать договор на проведение обязательного аудита бухгалтерской (финансовой) отчетности:
   1) организаций, в уставном (складочном) капитале которых доля государственной собственности составляет не менее 25 %;
   2) государственных и муниципальных унитарных предприятий.
   Практически такое же правило содержалось ранее в п. 2 ст. 7 Закона 2001 г. об аудите, но только в отношении обязательного аудита в организациях, в уставных (складочных) капиталах которых доля государственной собственности составляет не менее 25 % (при этом указывалось на долю государственной собственности или собственности субъекта РФ, что являлось не более чем редакционной неточностью, поскольку собственность субъекта РФ, согласно п. 1 ст. 214 части первой ГК РФ, также является государственной). Соответственно, нововведением комментируемого Закона является распространение рассматриваемого правила на случаи проведения обязательного аудита государственных и муниципальных унитарных предприятий. При этом не вполне понятна причина, по которой в норме ч. 4 комментируемой статьи на муниципальные предприятия указано, а на организации, в уставном (складочном) капитале которых доля муниципальной собственности составляет не менее 25 %, – нет.
   Следует отметить, что до принятия Федерального закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» и соответственно до внесения в связи с этим Федеральным законом от 2 февраля 2006 г. № 19-ФЗ изменений в п. 2 ст. 7 Закона 2001 г. об аудите устанавливалось, что порядок проведения открытых конкурсов, по итогам проведения которых должно осуществляться заключение договоров оказания аудиторских услуг, утверждается Правительством РФ, если иное не установлено федеральным законом.
   На основании этого постановлением Правительства РФ от 12 июня 2002 г. № 409 «О мерах по обеспечению проведения обязательного аудита» были утверждены Правила проведения конкурса по отбору аудиторских организаций для осуществления обязательного ежегодного аудита организаций, в уставном (складочном) капитале которых доля государственной собственности составляет не менее 25 %[74] (кстати говоря, этим же постановлением признано утратившим силу упомянутое выше постановление Правительства РФ от
   7 декабря 1994 г. № 1355 «Об основных критериях (системе показателей) деятельности экономических субъектов, по которым их бухгалтерская (финансовая) отчетность подлежит обязательной ежегодной аудиторской проверке»).
   В свою очередь, данное постановление утратило силу с изданием постановления Правительства РФ от 30 ноября 2005 г. № 706 «О мерах по обеспечению проведения обязательного аудита», которым утверждены новые Правила проведения открытого конкурса по отбору аудиторской организации для осуществления обязательного ежегодного аудита организации, доля государственной собственности или собственности субъекта Российской Федерации в уставном (складочном) капитале которой составляет не менее 25 %[75].
   Данные новые Правила не содержат отсылок к Федеральному закону «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», но, несмотря на то, что они были введены до принятия Федерального закона от 2 февраля 2006 г. № 19-ФЗ, до настоящего времени они не отменены.
   Размещение заказа путем проведения конкурса регламентировано положениями гл. 2 Федерального закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». Как определено в ч. 1 ст. 20 данной главы, в целях названного Закона под конкурсом понимаются торги, победителем которых признается лицо, которое предложило лучшие условия исполнения государственного или муниципального контракта и заявке на участие в конкурсе которого присвоен первый номер. В части 2 указанной статьи предусмотрено, что конкурс может быть открытым или закрытым. В соответствии с ч. 4 комментируемой статьи размещение заказа осуществляется путем проведения торгов в форме открытого конкурса. Однако следует учитывать, что согласно ч. 8 ст. 1 комментируемого Закона аудит бухгалтерской (финансовой) отчетности аудируемого лица, в бухгалтерской и финансовой документации которого содержатся сведения, составляющие государственную тайну, осуществляется в соответствии с законодательством РФ. Таким образом, положение ч. 4 комментируемой статьи не может исключать проведение и закрытого конкурса. В связи с этим следует отметить, что в соответствии с ч. 2 ст. 20 Федерального закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (в ред. Федерального закона от 24 июля 2007 г. № 218-ФЗ[76]) заказчик, уполномоченный орган вправе размещать заказ путем проведения закрытого конкурса исключительно в случае размещения заказа на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг, сведения о которых составляют государственную тайну, при условии, что такие сведения содержатся в конкурсной документации либо в проекте государственного контракта.

Статья 6. Аудиторское заключение

   форме мнение аудиторской организации, индивидуального аудитора о достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности аудируемого лица.
   2. Аудиторское заключение должно содержать:
   1) наименование «Аудиторское заключение»;
   2) указание адресата (акционеры акционерного общества, участники общества с ограниченной ответственностью, иные лица);
   3) сведения об аудируемом лице: наименование, государственный регистрационный номер, место нахождения;
   4) сведения об аудиторской организации, индивидуальном аудиторе: наименование организации, фамилия, имя, отчество индивидуального аудитора, государственный регистрационный номер, место нахождения, наименование саморегулируемой организации аудиторов, членами которой являются указанные аудиторская организация или индивидуальный аудитор, номер в реестре аудиторов и аудиторских организаций;
   5) перечень бухгалтерской (финансовой) отчетности, в отношении которой проводился аудит, с указанием периода, за который она составлена, распределение ответственности в отношении указанной бухгалтерской (финансовой) отчетности между аудируемым лицом и аудиторской организацией, индивидуальным аудитором;
   6) сведения о работе, выполненной аудиторской организацией, индивидуальным аудитором для выражения мнения о достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности аудируемого лица (объем аудита);
   7) мнение аудиторской организации, индивидуального аудитора о достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности аудируемого лица с указанием обстоятельств, которые оказывают или могут оказать существенное влияние на достоверность такой отчетности;
   8) указание даты заключения.
   3. Требования к форме, содержанию, порядку подписания и представления аудиторского заключения устанавливаются федеральными стандартами аудиторской деятельности.
   4. Аудиторское заключение представляется аудиторской организацией, индивидуальным аудитором только аудируемому лицу либо лицу, заключившему договор оказания аудиторских услуг.
   5. Заведомо ложное аудиторское заключение – аудиторское заключение, составленное без проведения аудита или составленное по результатам аудита, но явно противоречащее содержанию документов, представленных аудиторской организации, индивидуальному аудитору и рассмотренных в ходе аудита. Заведомо ложным аудиторское заключение признается по решению суда.
   Ранее в п. 1 ст. 10 Закона 2001 г. об аудите понятие аудиторского заключения было определено подобным образом: официальный документ, предназначенный для пользователей финансовой (бухгалтерской) отчетности аудируемых лиц, составленный в соответствии с ФПСАД и содержащий выраженное в установленной форме мнение аудиторской организации или индивидуального аудитора о достоверности финансовой (бухгалтерской) отчетности аудируемого лица и соответствии порядка ведения его бухгалтерского учета законодательству РФ. Как видно, основное изменение касается предмета, относительно которого выражается мнение аудиторской организации, индивидуального аудитора, – из этого предмета исключено соответствие порядка ведения бухгалтерского учета законодательству РФ. Это предопределено соответствующим изменением в формулировании цели аудита, о чем говорилось в комментарии к ст. 1 Закона.
   Еще одним изменением в законодательном определении понятия аудиторского заключения является исключение из этого определения указания на то, что аудиторским заключением является документ, составленный в соответствии с ФПСАД. Тем не менее часть 3 комментируемой статьи предусматривает, что требования к форме, содержанию, порядку подписания и представления аудиторского заключения устанавливаются ФСАД. По сути, это положение воспроизводит норму п. 2 ст. 10 Закона 2001 г. об аудите, в которой устанавливалось, что форма, содержание и порядок представления аудиторского заключения определяются ФПСАД.
   Нововведениями комментируемой статьи являются положения ее ч. 2, непосредственно определяющие перечень сведений, которые должно содержать аудиторское заключение. Среди таких сведений, в частности, названы:
   1) наименование «Аудиторское заключение»;
   2) указание адресата. При этом предусмотрено, что это могут быть акционеры акционерного общества, участники общества с ограниченной ответственностью, иные лица;
   3) сведения об аудируемом лице. К таким сведениям отнесены: наименование, государственный регистрационный номер, местонахождение;
   4) сведения об аудиторской организации, индивидуальном аудиторе. К таким сведениям отнесены: наименование организации, фамилия, имя, отчество индивидуального аудитора, государственный регистрационный номер, местонахождение, наименование СРО аудиторов, членами которой являются указанные аудиторская организация или индивидуальный аудитор, номер в реестре аудиторов и аудиторских организаций;
   5) перечень бухгалтерской (финансовой) отчетности, в отношении которой проводился аудит. При этом установлено, что должны быть указаны период, за который составлена отчетность, распределение ответственности в отношении указанной бухгалтерской (финансовой) отчетности между аудируемым лицом и аудиторской организацией, индивидуальным аудитором;
   6) сведения о работе, выполненной аудиторской организацией, индивидуальным аудитором для выражения мнения о достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности аудируемого лица (объем аудита);
   7) мнение аудиторской организации, индивидуального аудитора о достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности аудируемого лица. При этом также подлежат указанию обстоятельства, которые оказывают или могут оказать существенное влияние на достоверность такой отчетности;
   8) указание даты заключения.
   Разумеется, этот перечень в силу ч. 3 комментируемой статьи должен быть детализирован в соответствующих ФСАД. До издания же таких ФСАД с учетом заключительного положения ч. 9 ст. 23 комментируемого Закона обязательными для аудиторских организаций, аудиторов являются ФПСАД, утв. постановлением Правительства РФ от 23 сентября 2002 г. № 696 (о данных документах см. комментарий к ст. 7 Закона). Речь идет прежде всего о ФПСАД № 6 «Аудиторское заключение по финансовой (бухгалтерской) отчетности», которое, согласно его п. 1, разработано с учетом международных стандартов аудита, устанавливает единые требования к форме и содержанию аудиторского заключения, составляемого по итогам проведенного аудита финансовой (бухгалтерской) отчетности. Там же указано, что большая часть этих требований может быть использована для подготовки аудиторских заключений по бухгалтерской информации, которая не является финансовой (бухгалтерской) отчетностью. ФПСАД № 6 включает разделы «Введение», «Основные элементы аудиторского заключения», «Аудиторское заключение», «Модифицированное аудиторское заключение» и «Обстоятельства, которые могут привести к выражению мнения, не являющегося безоговорочно положительным».
   Необходимо также отметить следующее. Как было определено в п. 17 Временных правил аудита 1993 г., результатом аудиторской проверки является заключение аудитора (аудиторской фирмы) – документ, имеющий юридическое значение для всех юридических и физических лиц, органов государственной власти и управления, органов местного самоуправления и судебных органов. Видимо, именно этот аспект и подразумевается в определении понятия аудиторского заключения в той части, которая указывает на то, что такое заключение является официальным документом.
   Там же, в п. 17 Временных правил аудита 1993 г., устанавливалось, что заключение аудитора (аудиторской фирмы) по результатам проверки, проведенной по поручению государственных органов, приравнивается к заключению экспертизы, назначенной в соответствии с процессуальным законодательством РФ. Однако, как говорилось выше (см. комментарий к ст. 1 Закона), вопросы привлечения аудиторов к участию в судопроизводстве после принятия Закона 2001 г. об аудите решаются исключительно в рамках процессуального законодательства РФ, как правило, посредством назначения и проведения экспертиз и исследований. Соответственно, об аудиторском заключении как о заключении экспертизы речь идти не может.
   Следует упомянуть, что в п. 18 Временных правил аудита 1993 г. непосредственно определялись требования к содержанию заключения аудитора (аудиторской фирмы), т. е. федеральный законодатель поступил при формулировании положений ч. 2 комментируемой статьи подобным образом. Однако при этом не воспроизведено требование о том, что такое заключение должно состоять из трех частей – вводной, аналитической и итоговой. Впрочем, сохраняя преемственность данного требования, названное выше ФПСАД № 6 «Аудиторское заключение по финансовой (бухгалтерской) отчетности» в п. 4 указывает, что аудиторское заключение включает в себя: а) наименование; б) адресата; в) сведения об аудиторе; г) сведения об аудируемом лице; д) вводную часть; е) часть, описывающую объем аудита; ж) часть, содержащую мнение аудитора; з) дату аудиторского заключения; и) подпись аудитора. Следует также отметить, что требования п. 18 Временных правил аудита 1993 г. детализировались в ПСАД «Порядок составления аудиторского заключения о бухгалтерской отчетности», одобр. КпАД при Президенте РФ 9 февраля 1996 г. (о данном документе см. комментарий к ст. 7 Закона).
   4. В части 4 комментируемой статьи установлено, что аудиторское заключение представляется аудиторской организацией, индивидуальным аудитором только аудируемому лицу либо лицу, заключившему договор оказания аудиторских услуг.
   Данное правило непосредственно в Законе 2001 г. об аудите не предусматривалось, но, по сути, содержится в положениях п. 5.4 названного выше ФПСАД № 6 «Аудиторское заключение по финансовой (бухгалтерской) отчетности», согласно которым: экономический субъект несет ответственность за предоставление копий аудиторского заключения заинтересованным пользователям, включая учредителей (участников), налоговые органы и др.; заинтересованные пользователи, включая налоговые и иные государственные органы, не имеют права требовать от аудиторской фирмы, а аудиторская фирма не имеет права и не обязана предоставлять каким-либо пользователям копии аудиторского заключения целиком или в какой-либо части, кроме случаев, установленных законодательством РФ.
   Аудиторское заключение подлежит передаче в срок, установленный договором оказания аудиторских услуг. Соответствующая обязанность аудиторской организации, индивидуального аудитора закреплена в п. 2 ч. 2 ст. 13 комментируемого Закона, а корреспондирующее этой обязанности аудиторов право аудируемого лица, лица, заключившего договор оказания аудиторских услуг, предусмотрено в п. 2 ч. 1 ст. 14 данного Закона.
   5. Часть 5 комментируемой статьи практически воспроизводит следующее определение понятия «заведомо ложное аудиторское заключение», которое давалось в п. 1 ст. 11 Закона 2001 г. об аудите: аудиторское заключение, составленное без проведения аудиторской проверки или составленное по результатам такой проверки, но явно противоречащее содержанию документов, представленных для аудиторской проверки и рассмотренных аудиторской организацией или индивидуальным аудитором в ходе аудиторской проверки. Единственное изменение заключается в замене понятия аудиторской проверки на понятие аудита. Как говорилось выше (см. комментарий к ст. 1 Закона), это общее концептуальное терминологическое нововведение комментируемого Закона.
   В соответствии с ч. 5 комментируемой статьи заведомо ложным аудиторское заключение признается по решению суда. Такое же правило содержалось и в п. 1 ст. 11 Закона 2001 г. об аудите, но с указанием «только по решению суда». Однако исключение слова «только» не представляется несущим какое-либо значение.
   Как и прежде, не уточняется, судом какого вида и в порядке судопроизводства какого вида аудиторское заключение может быть признано заведомо ложным. Соответственно, можно вести речь о возможности признания аудиторского заключения заведомо ложным любым судом – судом общей юрисдикции или арбитражным судом – в рамках рассмотрения уголовного дела, гражданского дела, арбитражного дела или дела об административном правонарушении. Не видится также препятствий к рассмотрению дела о признании аудиторского заключения заведомо ложным третейским судом в рамках соответственно третейского разбирательства.
   Следует отметить, что в комментируемой статье не воспроизведены положения п. 2 ст. 11 Закона 2001 г. об аудите об ответственности за составление заведомо ложного аудиторского заключения. В данной норме предусматривалось, что составление такого заключения влечет ответственность в виде аннулирования у индивидуального аудитора или аудиторской организации лицензии на осуществление аудиторской деятельности, а для лица, подписавшего такое заключение, также аннулирование квалификационного аттестата аудитора и привлечение его к уголовной ответственности в соответствии с законодательством РФ.
   Разумеется, в условиях действия комментируемого Закона об аннулировании лицензии на осуществление аудиторской деятельности речь идти не может, поскольку в соответствии с данным Законом лицензирование аудиторской деятельности прекращено (см. комментарий к ст. 24 Закона). А вот такое основание для аннулирования квалификационного аттестата аудитора, как подписание аудитором аудиторского заключения, признанного в установленном порядке заведомо ложным, в п. 5 ч. 1 ст. 12 комментируемого Закона установлено (причем установлено более удачно, нежели в Законе 2001 г. об аудите; см. комментарий к указанной статье). Кроме того, признание аудиторского заключения заведомо ложным, согласно п. 7 ч. 15 ст. 18 комментируемого Закона, является основанием для прекращения членства аудиторской организации в СРО аудиторов.
   Об уголовной ответственности аудитора в комментируемом Законе ничего не говорится, что представляется оправданным с позиции нормы ч. 1 ст. 3 УК РФ, согласно которой преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только данным Кодексом. Рассматривая же такую ответственность, следует отметить, что в УК РФ содержится единственная статья, устанавливающая уголовную ответственность непосредственно аудитора, – ст. 202 «Злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами».
   В соответствии с ч. 1 названной статьи (здесь и далее в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ[77]) использование частным аудитором своих полномочий вопреки задачам своей деятельности и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, если это деяние причинило существенный вред правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства, наказывается штрафом в размере от 100 тыс. до 300 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет (в статье есть еще ч. 2, но она явно к аудитору не относится, поскольку в ней говорится о совершении тех же деяний в отношении заведомо несовершеннолетнего или недееспособного лица).
   Указанная ст. 202 входит в состав гл. 23 «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях» УК РФ, а это означает, что она применяется с учетом следующих примечаний 2 и 3 к ст. 201 данного Кодекса:
   если деяние причинило вред интересам исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия (прим. 2);
   если деяние причинило вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, уголовное преследование осуществляется на общих основаниях (прим. 3).
   Следует отметить, что в ст. 307 УК РФ установлена уголовная ответственность за заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста. Однако данная статья не может применяться в случае подписания аудитором заведомо ложного аудиторского заключения, поскольку в этой статье речь об ответственности за заведомо ложные заключение или показание эксперта, показание специалиста в суде либо при производстве предварительного расследования. То же самое можно сказать и в отношении ст. 17.9 КоАП РФ (в ред. Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 225-ФЗ[78]), предусматривающей административную ответственность за заведомо ложные пояснение специалиста, заключение эксперта при производстве по делу об административном правонарушении или в исполнительном производстве.

Статья 7. Стандарты аудиторской деятельности и кодекс профессиональной этики аудиторов

   1) определяют требования к порядку осуществления аудиторской деятельности, а также регулируют иные вопросы, предусмотренные настоящим Федеральным законом;
   2) разрабатываются в соответствии с международными стандартами аудита;
   3) являются обязательными для аудиторских организаций, индивидуальных аудиторов, а также саморегулируемых организаций аудиторов и их работников.
   2. Стандарты саморегулируемой организации аудиторов:
   1) определяют требования к аудиторским процедурам, дополнительные к требованиям, установленным федеральными стандартами аудиторской деятельности, если это обусловливается особенностями проведения аудита или особенностями оказания сопутствующих аудиту услуг;
   2) не могут противоречить федеральным стандартам аудиторской деятельности;
   3) не должны создавать препятствия осуществлению аудиторскими организациями, индивидуальными аудиторами аудиторской деятельности;
   4) являются обязательными для аудиторских организаций, аудиторов, являющихся членами указанной саморегулируемой организации аудиторов.
   3. Кодекс профессиональной этики аудиторов – свод правил поведения, обязательных для соблюдения аудиторскими организациями, аудиторами при осуществлении ими аудиторской деятельности.
   4. Каждая саморегулируемая организация аудиторов принимает одобренный советом по аудиторской деятельности кодекс профессиональной этики аудиторов. Саморегулируемая организация аудиторов вправе включить в принимаемый ею кодекс профессиональной этики аудиторов дополнительные требования.
   1. В частях 1 и 2 комментируемой статьи говорится о стандартах аудиторской деятельности. Прежде всего следует обратить внимание на то, что при этом используется новое понятие «стандарт аудиторской деятельности» вместо понятия «правило (стандарт) аудиторской деятельности», которое использовалось в Законе 2001 г. об аудите. Причина этому видится в необходимости обозначить принципиально новые требования к таким документам, разрабатываемым и утверждаемым в рамках саморегулирования аудиторской деятельности.
   Следует также отметить еще два терминологических момента. Во-первых, в Законе о СРО используется понятие стандартов и правил предпринимательской или профессиональной деятельности, разрабатываемых и утверждаемых СРО. При этом в данном Законе такие документы сокращенно обозначаются «стандарты и правила саморегулируемой организации». Во-вторых, несмотря на терминологическое совпадение стандарты аудиторской деятельности не являются документами, разрабатываемыми в рамках стандартизации, определяемой в ст. 2 Федерального закона от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании»[79] как деятельность по установлению правил и характеристик в целях их добровольного многократного использования, направленная на достижение упорядоченности в сферах производства и обращения продукции и повышение конкурентоспособности продукции, работ или услуг. Действие названного Закона, в силу прямого указания в п. 3 его ст. 1, на правила (стандарты) аудиторской деятельности (ПСАД) не распространяется.
   В комментируемом Законе не дано определение понятия стандартов аудиторской деятельности, что является еще одним отличием от Закона 2001 г. об аудите, в п. 1 ст. 9 которого давалось следующее определение ПСАД: единые требования к порядку осуществления аудиторской деятельности, оформлению и оценке качества аудита и сопутствующих ему услуг, а также к порядку подготовки аудиторов и оценке их квалификации. Это определение трансформировано в положения п. 1 ч. 1 и п. 1 ч. 2, определяющие требования к содержанию стандартов аудиторской деятельности соответствующего уровня.
   Комментируемая статья соответственно в ч. 1 и 2 указывает на стандарты аудиторской деятельности двух уровней: 1) федеральные стандарты аудиторской деятельности (ФСАД), т. е. стандарты уровня государственного регулирования аудиторской деятельности; 2) стандарты СРО аудиторов, т. е. стандарты уровня саморегулирования аудиторской деятельности. В пункте 2 ст. 9 Закона 2001 г. об аудите также говорилось о двух уровнях ПСАД: 1) федеральные правила (стандарты) аудиторской деятельности (ФПСАД); 2) внутренние правила (стандарты) аудиторской деятельности, действующие в АПАО, а также ПСАД аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов.
   Ни в Указе Президента РФ 1993 г. об аудите, ни в утвержденных данным Указом Временных правилах аудита о стандартах аудиторской деятельности не говорилось. Впервые на такие документы указывалось в подп. «б» п. 5 Положения о Комиссии по аудиторской деятельности при Президенте Российской Федерации, утв. распоряжением Президента РФ от 4 февраля 1994 г. № 54-РП (о данном документе см. комментарий к ст. 15 Закона), согласно которому данная Комиссия наделялась правом разрабатывать стандарты аудиторской деятельности и связанных с ее осуществлением услуг.
   В рамках реализации данного полномочия КпАД при Президенте РФ одобрены следующие правила (стандарты) аудиторской деятельности:
   9 февраля 1996 г., протокол № 1 – ПСАД «Порядок составления аудиторского заключения о бухгалтерской отчетности»[80];
   25 декабря 1996 г., протокол № 6 – ПСАД «Планирование аудита», ПСАД «Документирование аудита», ПСАД «Аудиторские доказательства», ПСАД «Изучение и оценка систем бухгалтерского учета и внутреннего контроля в ходе аудита», ПСАД «Аудиторская выборка», ПСАД «Действия аудитора при выявлении искажений бухгалтерской отчетности», ПСАД «Письменная информация аудитора руководству экономического субъекта по результатам проведения аудита», ПСАД «Использование работы эксперта», ПСАД «Дата подписания аудиторского заключения и отражение в нем событий, произошедших после даты составления и представления бухгалтерской отчетности», ПСАД «Письмо-обязательство аудиторской организации о согласии на проведение аудита»[81];
   22 января 1998 г., протокол № 2 – ПСАД «Образование аудитора», ПСАД «Аналитические процедуры», ПСАД «Существенность и аудиторский риск», ПСАД «Аудит в условиях компьютерной обработки данных»[82];
   15 июля 1998 г., протокол № 4 – ПСАД «Внутрифирменный контроль качества аудита», ПСАД «Первичный аудит начальных и сравнительных показателей бухгалтерской отчетности», ПСАД «Применимость допущения непрерывности деятельности», ПСАД «Проверка соблюдения нормативных актов при проведении аудита», ПСАД «Разъяснения, предоставляемые руководством проверяемого экономического субъекта»[83];
   18 марта 1999 г., протокол № 2 – ПСАД «Учет операций со связанными сторонами в ходе аудита», ПСАД «Общение с руководством экономического субъекта», ПСАД «Характеристика сопутствующих аудиту услуг и требования, предъявляемые к ним»[84];
   27 апреля 1999 г., протокол № 3 – ПСАД «Понимание деятельности экономического субъекта (одобрено Комиссией по аудиторской деятельности», ПСАД «Использование работы другой аудиторской организации», ПСАД «Изучение и использование работы внутреннего аудита»[85];
   20 августа 1999 г., протокол № 5 – ПСАД «Цели и основные принципы, связанные с аудитом бухгалтерской отчетности», ПСАД «Прочая информация в документах, содержащих проаудированную бухгалтерскую отчетность», ПСАД «Проверка прогнозной финансовой информации», ПСАД «Аудит оценочных значений в бухгалтерском учете»[86];
   20 октября 1999 г., протокол № 6 – ПСАД «Порядок заключения договоров на оказание аудиторских услуг», ПСАД «Заключение аудиторской организации по специальным аудиторским заданиям», ПСАД «Права и обязанности аудиторских организаций и проверяемых экономических субъектов», ПСАД «Требования, предъявляемые к внутренним стандартам аудиторских организаций»[87];
   11 июля 2000 г., протокол № 1 – ПСАД «Оценка риска и внутренний контроль. Характеристика и учет среды компьютерной и информационной систем», ПСАД «Проведение аудита с помощью компьютеров», ПСАД «Особенности аудита малых экономических субъектов»[88].
   Кроме того, КпАД при Президенте РФ 25 декабря 1996 г. утвержден Перечень терминов и определений, используемых в правилах (стандартах) аудиторской деятельности[89], а также одобрена 11 июля
   2000 г. (протокол № 1) Методика аудиторской деятельности «Налоговый аудит и другие сопутствующие услуги по налоговым вопросам. Общение с налоговыми органами»[90].
   В пункте 4 ст. 9 Закона 2001 г. об аудите устанавливалось, что ФПСАД утверждаются Правительством РФ. На основании данной нормы постановлением Правительства РФ от 23 сентября 2002 г. № 696 «Об утверждении федеральных правил (стандартов) аудиторской деятельности» (в ред. постановлений Правительства РФ от 4 июля 2003 г. № 405, от 7 октября 2004 г. № 532, от 16 апреля 2005 г. № 228, от 25 августа 2006 г. № 523, от 22 июля 2008 г. № 557 и от 19 ноября 2008 г. № 863)[91] утверждены:
   ФПСАД № 1 «Цель и основные принципы аудита финансовой (бухгалтерской) отчетности»;
   ФПСАД № 2 «Документирование аудита»;
   ФПСАД № 3 «Планирование аудита»;
   ФПСАД № 4 «Существенность в аудите»;
   ФПСАД № 5 «Аудиторские доказательства»;
   ФПСАД № 6 «Аудиторское заключение по финансовой (бухгалтерской) отчетности»;
   ФПСАД № 7 «Контроль качества выполнения заданий по аудиту»;
   ФПСАД № 8 «Понимание деятельности аудируемого лица, среды, в которой она осуществляется, и оценка рисков существенного искажения аудируемой финансовой (бухгалтерской) отчетности»;
   ФПСАД № 9 «Связанные стороны»;
   ФПСАД № 10 «События после отчетной даты»;
   ФПСАД № 11 «Применимость допущения непрерывности деятельности аудируемого лица»;
   ФПСАД № 12 «Согласование условий проведения аудита»;
   ФПСАД № 13 «Обязанности аудитора по рассмотрению ошибок и недобросовестных действий в ходе аудита»;
   ФПСАД № 14 «Учет требований нормативных правовых актов Российской Федерации в ходе аудита»;
   ФПСАД № 15 «Понимание деятельности аудируемого лица» (утратило силу);
   ФПСАД № 16 «Аудиторская выборка»;
   ФПСАД № 17 «Получение аудиторских доказательств в конкретных случаях»;
   ФПСАД № 18 «Получение аудитором подтверждающей информации из внешних источников»;
   ФПСАД № 19 «Особенности первой проверки аудируемого лица»;
   ФПСАД № 20 «Аналитические процедуры»;
   ФПСАД № 21 «Особенности аудита оценочных значений»;
   ФПСАД № 22 «Сообщение информации, полученной по результатам аудита, руководству аудируемого лица и представителям его собственника»;
   ФПСАД № 23 «Заявления и разъяснения руководства аудируемого лица»;
   ФПСАД № 24 «Основные принципы федеральных правил (стандартов) аудиторской деятельности, имеющих отношение к услугам, которые могут предоставляться аудиторскими организациями и аудиторами»;
   ФПСАД № 25 «Учет особенностей аудируемого лица, финансовую (бухгалтерскую) отчетность которого подготавливает специализированная организация»;
   ФПСАД № 26 «Сопоставимые данные в финансовой (бухгалтерской) отчетности»;
   ФПСАД № 27 «Прочая информация в документах, содержащих проаудированную финансовую (бухгалтерскую) отчетность»;
   ФПСАД № 28 «Использование результатов работы другого аудитора»;
   ФПСАД № 29 «Рассмотрение работы внутреннего аудита»;
   ФПСАД № 30 «Выполнение согласованных процедур в отношении финансовой информации»;
   ФПСАД № 31 «Компиляция финансовой информации»;
   ФПСАД № 32 «Использование аудитором результатов работы эксперта»;
   ФПСАД № 33 «Обзорная проверка финансовой (бухгалтерской) отчетности»;
   ФПСАД № 34 «Контроль качества услуг в аудиторских организациях».
   0 перечисленных документах и идет речь в ч. 9 ст. 23 «Заключительные положения» комментируемого Закона, устанавливающей, что до утверждения уполномоченным федеральным органом ФСАД, предусмотренных данным Законом, обязательными для аудиторских организаций, аудиторов, СРО аудиторов и их работников являются ФПСАД, утвержденные до дня вступления в силу данного Закона. При этом следует иметь в виду, что постановлением Правительства РФ от 6 февраля 2002 г. № 80 «О вопросах государственного регулирования аудиторской деятельности в Российской Федерации»[92] аудиторским организациям и индивидуальным аудиторам до утверждения Правительством РФ ФПСАД предписывалось руководствоваться в своей деятельности ПСАД, одобренными КпАД при Президенте РФ.
   В части 1 комментируемой статьи закреплено три положения, характеризующие ФСАД. В отношении данных положений необходимо отметить следующее.
   ФСАД определяют требования к порядку осуществления аудиторской деятельности, а также регулируют иные вопросы, предусмотренные комментируемым Законом (п. 1 ч. 1).
   Необходимо отметить, что речь идет об установлении лишь общих требований к порядку осуществления аудиторской деятельности. Требования к аудиторским процедурам, дополнительные к требованиям, установленным ФСАД, если это обусловливается особенностями проведения аудита или особенностями оказания сопутствующих аудиту услуг, согласно п. 1 ч. 2 комментируемой статьи определяются в стандартах СРО аудиторов.
   В комментируемом Законе непосредственно предусмотрено, что ФСАД должны быть установлены: перечень сопутствующих аудиту услуг (ч. 4 ст. 1); требования к форме, содержанию, порядку подписания и представления аудиторского заключения (ч. 3 ст. 6); принципы осуществления внутреннего контроля качества работы аудиторских организаций, индивидуальных аудиторов и требования к организации указанного контроля (ч. 1 ст. 10); принципы осуществления внешнего контроля качества работы аудиторских организаций, индивидуальных аудиторов и требования к организации указанного контроля (ч. 6 ст. 10). Кроме того, из положения п. 1 ч. 1 ст. 13 комментируемого Закона следует, что в ФСАД должны быть определены исходные начала, на основе которых аудиторская организация, индивидуальный аудитор определяют формы и методы проведения аудита.
   ФСАД разрабатываются в соответствии с международными стандартами аудита (п. 2 ч. 1).
   Данное положение в Законе 2001 г. об аудите не содержалось, но с очевидностью подразумевалось, поскольку в ФПСАД прямо указывалось на то, что они разработаны с учетом международных стандартов аудита. Речь идет о международных стандартах аудита (International Standards of Auditing, сокр. ISA), разработкой, внедрением и продвижением занимается Международный комитет по аудиторской практике (International Auditing Practice Statements, сокр. IAPS), действующий в рамках Международной федерации бухгалтеров (International Federation of Accountants, сокр. IFAC).
   Международный комитет по аудиторской практике (IAPS) определил объекты стандартизации, каждому из которых выделено 100 номеров для возможных стандартов:
   «Вводные замечания» № 100–199;
   «Ответственность» № 200–299;
   «Планирование» № 300–399;
   «Внутренний контроль» № 400–499;
   «Аудиторские доказательства» № 500–599;
   «Использование работы других» № 600–699;
   «Выводы и отчеты в аудите» № 700–799;
   «Специализированные области» № 800–899;
   «Сопутствующие услуги» № 900–999.
   ФСАД являются обязательными для аудиторских организаций, индивидуальных аудиторов, а также СРО аудиторов и их работников (п. 3 ч. 1).
   В пункте 3 ст. 9 Закона 2001 г. об аудите устанавливалось, что ФПСАД являются обязательными для аудиторских организаций, индивидуальных аудиторов, а также для аудируемых лиц, за исключением положений, в отношении которых указано, что они имеют рекомендательный характер. Как видно, в отличие отданного положения в отношении ФСАД никаких исключений не сделано, в чем, впрочем, не видится препятствий для включения в такие документы положений рекомендательного характера.
   Следует подчеркнуть, что речь идет об обязательности ФСАД для всех аудиторских организаций, индивидуальных аудиторов, а также СРО аудиторов и их работников (очевидно, имеются в виду работники как СРО аудиторов, так и аудиторских организаций, индивидуальных аудиторов), т. е. об одном из признаков, характеризующих ФСАД как нормативные правовые акты. Соответственно, в п. 2 ч. 2 ст. 15 комментируемого Закона установлено, что утверждение ФСАД осуществляется в рамках нормативно-правового регулирования в сфере аудиторской деятельности. ФСАД, согласно ч. 1 указанной статьи, утверждаются уполномоченным федеральным органом, т. е. Минфином России. В пунктах 2 и 3 ч. 2 ст. 16 данного Закона предусмотрено, что в функции СпАД входит рассмотрение проектов ФСАД и рекомендация их к утверждению уполномоченным федеральным органом, а также одобрение порядка разработки проектов ФСАД. Проекты ФСАД в соответствии с ч. 5 ст. 17 Закона разрабатываются СРО аудиторов.
   2. Как говорилось выше, в п. 2 ст. 9 Закона 2001 г. об аудите указывалось на два вида ПСАД второго уровня (т. е. иные, нежели ФПСАД):
   1) внутренние ПСАД, действующие в АПАО; 2) ПСАД аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов.
   Регламентируя издание данных документов, указанная статья предусматривала следующее:
   АПАО вправе, если это предусмотрено их уставами, устанавливать для своих членов внутренние ПСАД, которые не могут противоречить ФПСАД. При этом требования внутренних ПСАД не могут быть ниже требований ФПСАД (п. 5);
   аудиторские организации и индивидуальные аудиторы вправе устанавливать собственные ПСАД, которые не могут противоречить ФПСАД. При этом требования ПСАД аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов не могут быть ниже требований ФПСАД и внутренних ПСАД АПАО, членами которого они являются (п. 6).
   В рамках перехода к саморегулированию аудиторской деятельности комментируемый Закон предусматривает разработку и утверждение только стандартов СРО аудиторов, что согласуется с Законом о СРО. В названном Законе, как упоминалось выше, используется понятие стандартов и правил предпринимательской или профессиональной деятельности, разрабатываемых и утверждаемых СРО, а сокращенно – стандарты и правила СРО. В части 2 ст. 4 Закона о СРО определено, что под такими стандартами и правилами понимаются требования к осуществлению предпринимательской или профессиональной деятельности, обязательные для выполнения всеми членами СРО. Там же (здесь и далее в ред. Федерального закона от 22 июля 2008 г. № 148-ФЗ) предусмотрено, что федеральными законами могут устанавливаться иные требования, стандарты и правила, а также особенности содержания, разработки и установления стандартов и правил СРО.
   Немаловажным моментом, который необходимо иметь в виду, является то, что комментируемый Закон не устанавливает обязательность разработки и утверждения стандартов СРО аудиторов, в то время как в соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 3 Закона о СРО без наличия стандартов и правил СРО некоммерческая организация вообще не может быть признана СРО. На то, что разработка и утверждение стандартов СРО аудиторов не являются обязательными, указывают следующие моменты. Положения ч. 3 ст. 17 комментируемого Закона, устанавливающие требования к некоммерческой организации для признания ее СРО аудиторов, не содержат упоминаний о стандартах СРО аудиторов. Согласно ч. 5 указанной статьи СРО аудиторов разрабатывает и утверждает стандарты СРО аудиторов «наряду с функциями, установленными» Законом о СРО. Кроме того, из положения п. 7 ч. 2 ст. 21 комментируемого Закона следует, что у СРО может и не быть стандартов СРО аудиторов.
   Часть 2 комментируемой статьи закрепляет четыре положения, характеризующие стандарты СРО аудиторов. В отношении данных положений необходимо отметить следующее.
   Стандарты СРО аудиторов определяют требования к аудиторским процедурам, дополнительные к требованиям, установленным ФСАД, если это обусловливается особенностями проведения аудита или особенностями оказания сопутствующих аудиту услуг (п. 1 н. 2).
   Как установлено в п. 1 ч. 1 комментируемой статьи ФСАД, прежде всего определяют требования к порядку осуществления аудиторской деятельности. Соответственно, предусмотрено, что стандартами СРО аудиторов могут определяться лишь дополнительные требования к аудиторским процедурам, причем только при условии, что это обусловлено особенностями проведения аудита или особенностями оказания сопутствующих аудиту услуг. Следует также отметить, что рассматриваемое положение согласуется с положением ч. 3 ст. 4 Закона о СРО, в соответствии с которым стандартами и правилами СРО могут устанавливаться дополнительные требования к предпринимательской или профессиональной деятельности определенного вида.
   О требованиях, предусмотренных СРО аудиторов в своих стандартах, и дополнительных к требованиям, установленным ФСАД, СРО аудиторов в соответствии с п. 3 ч. 7 ст. 17 комментируемого Закона обязана сообщать в уполномоченный федеральный орган.
   Стандарты СРО аудиторов не могут противоречить ФСАД (п. 2 ч.2).
   Учитывая, что ФСАД являются нормативными правовыми актами, издаваемые на основании комментируемого Закона, рассматриваемое положение согласуется с ч. 3 ст. 4 Закона о СРО, устанавливающей, что стандарты и правила СРО должны соответствовать федеральным законам и принятым в соответствии с ними иным нормативным правовым актам. Уместно отметить, что, согласно ч. 4 указанной статьи, СРО от своего имени и в интересах своих членов вправе обратиться в суд с заявлением о признании недействующим не соответствующего федеральному закону нормативного правового акта, обязанность соблюдения которого возлагается на членов СРО, в том числе нормативного правового акта, содержащего не допускаемое федеральным законом расширительное толкование его норм в целом или в какой-либо части.
   Стандарты СРО аудиторов не должны создавать препятствия осуществлению аудиторскими организациями, индивидуальными аудиторами аудиторской деятельности (п. Зч. 2).
   Как представляется, в данное положение трансформирована норма ч. 7 ст. 4 Закона о СРО, в соответствии с которой стандарты и правила СРО должны устанавливать запрет на осуществление членами СРО деятельности в ущерб иным субъектам предпринимательской или профессиональной деятельности, а также должны устанавливать требования, препятствующие недобросовестной конкуренции, совершению действий, причиняющих моральный вред или ущерб потребителям товаров (работ, услуг) и иным лицам, действий, причиняющих ущерб деловой репутации члена СРО либо деловой репутации СРО.
   Стандарты СРО аудиторов являются обязательными для аудиторских организаций, аудиторов, являющихся членами указанной СРО аудиторов (п. 4 ч. 2).
   Данное положение непосредственно следует из приведенного выше определения понятия стандартов и правил СРО, изложенного в п. 2 ст. 4 Закона СРО. Реализация рассматриваемого положения должна обеспечиваться выполнением предписания, которое содержится в ч. 5 указанной статьи и согласно которому СРО должна установить меры дисциплинарного воздействия в отношении членов СРО за нарушение требований стандартов и правил СРО. О мерах дисциплинарного воздействия в отношении аудиторских организаций, аудиторов, допустивших нарушение требований стандартов аудиторской деятельности, см. комментарий к ст. 20 Закона.
   3. Части 3 и 4 комментируемой статьи посвящены кодексам профессиональной этики аудиторов (КПЭА). В связи с этим следует отметить, что ранее такие документы издавались с опережением отечественного нормативно-правового регулирования в сфере аудиторской деятельности. Основной же причиной инициирования процесса являлся Кодекс этики профессиональных бухгалтеров, принятый упомянутой выше Международной федерацией бухгалтеров.
   Первым таким документом на федеральном уровне явился Кодекс профессиональной этики аудиторов[93], утв. Аудиторской палатой России 4 декабря 1996 г. Названный Кодекс обобщил этические нормы профессионального поведения независимых аудиторов, объединенных Аудиторской палатой России. В статье 15 Кодекса прямо указывалось, что определяемые им нормы профессионального поведения основаны на международных этических нормах, разработанных Международной федерацией бухгалтеров.
   В Законе 2001 г. об аудите вопрос о КПЭА разрешен не был. В пункте 1 его ст. 20 среди характеристик АПАО лишь упоминалось, что они устанавливают обязательные для своих членов внутренние правила профессиональной этики. Не решался этот вопрос и в изданном на основании данного Закона Положении о Совете по аудиторской деятельности при Министерстве финансов Российской Федерации (о названном документе см. комментарий к ст. 16 Закона). В пункте 6 этого Положения среди функций СпАД при Минфине России указывалось, что Совет определяет этические нормы и правила поведения аудиторов, но непосредственно о кодексе речь не шла.
   Тем не менее СпАД при Минфине России 28 августа 2003 г. (протокол № 16) принят именно Кодекс этики аудиторов России[94]. Как отмечалось во введении данного Кодекса, СпАД при Минфине России в стремлении реализовывать широкомасштабную задачу по выработке и внедрению скоординированных и взаимоувязанных стандартов профессиональной этики аудиторов разработал при активном участии АПАО Кодекс этических норм профессиональной деятельности аудиторов.
   В свою очередь, СпАД при Минфине России 31 мая 2007 г. (протокол № 56) одобрил новую редакцию Кодекса этики аудиторов России (далее – Кодекс 2007 г. этики аудиторов). Данный Кодекс, как указано в его предисловии, является сводом норм профессиональной этики аудитора, т. е. сложившихся и широко применяемых при ведении аудиторской деятельности правил поведения аудитора и аудиторской организации, не предусмотренных законодательством; поскольку не представляется возможным определить нормы профессиональной этики для всех ситуаций и обстоятельства, с которыми может столкнуться аудитор при ведении аудиторской деятельности, Кодекс содержит лишь базовые нормы.
   Комментируемый Закон предусматривает обязательность издания несколько иного документа, что нашло свое отражение и в его названии – в Законе говорится о кодексе профессиональной этики аудиторов, а не о кодексе этики аудиторов России. Понятие КПЭА определено непосредственно в ч. 3 комментируемой статьи: свод правил поведения, обязательных для соблюдения аудиторскими организациями, аудиторами при осуществлении ими аудиторской деятельности. Детализируя данное положение, часть 3 ст. 8 комментируемого Закона предусматривает, что КПЭА устанавливаются случаи возникновения у аудиторской организации, индивидуального аудитора заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, а также меры по предотвращению или урегулированию конфликта интересов.
   КПЭА, согласно п. 3 ч. 2 ст. 16 комментируемого Закона, подлежит одобрению СпАД, о чем упоминается и в ч. 4 комментируемой статьи. При этом следует иметь в виду, что в соответствии с заключительным положением ч. 10 ст. 23 комментируемого Закона до одобрения СпАД, создаваемым в соответствии с данным Законом, КПЭА, предусмотренного данным Законом, обязательным для аудиторских организаций, аудиторов является кодекс этики аудиторов России, одобренный СпАД при уполномоченном федеральном органе, созданным до дня вступления в силу данного Закона. Иначе говоря, до одобрения КПЭА действует Кодекс 2007 г. этики аудиторов.
   Кодекс 2007 г. этики аудиторов, согласно его предисловию, имеет следующую структуру:
   в разделе 1 Кодекса приведены основные принципы профессиональной этики аудитора и руководство по применению этих принципов на практике (модель поведения аудитора и аудиторской организации). Аудиторы должны применять данную модель для выявления угроз нарушения основных принципов, оценки серьезности таких угроз, а в случаях, когда угроза оценивается иначе, чем явно незначительная, – для принятия мер предосторожности с целью устранения угрозы или сведения ее до приемлемого уровня, при котором соответствие основным принципам не подвергается опасности;
   в разделах 2–9 Кодекса описан порядок применения указанной модели поведения в конкретных ситуациях. В ней приведены примеры мер предосторожности против угроз нарушения основных принципов. Кроме того, приведены примеры ситуаций, в которых невозможно принять достаточные меры предосторожности против угроз,
   и, следовательно, необходимо избегать действий или отношений, ведущих к возникновению таких угроз.
   4. В соответствии с ч. 4 комментируемой статьи каждая СРО аудиторов принимает одобренный СпАД кодекс профессиональной этики аудиторов. Следует подчеркнуть, что, в отличие от разработки и утверждения стандартов СРО аудиторов, принятие КПЭА является обязательным для СРО аудиторов. Наличие принятого КПЭА, согласно п. 2 ч. 3 ст. 17 комментируемого Закона, является одним из требований, при условии соответствия которым некоммерческая организация может стать СРО аудиторов. В соответствии с п. 8 ч. 2 ст. 21 данного Закона некоммерческая организация для внесения сведений в госреестр СРО аудиторов наряду с прочим представляет копию решения о принятии КПЭА и копию такого кодекса.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

43

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

58

59

60

61

62

63

64

65

66

67

68

69

70

71

72

73

74

75

76

77

78

79

   В частях 1 и 2 комментируемой статьи говорится о стандартах аудиторской деятельности. Прежде всего следует обратить внимание на то, что при этом используется новое понятие «стандарт аудиторской деятельности» вместо понятия «правило (стандарт) аудиторской деятельности», которое использовалось в Законе 2001 г. об аудите. Причина этому видится в необходимости обозначить принципиально новые требования к таким документам, разрабатываемым и утверждаемым в рамках саморегулирования аудиторской деятельности.
   Следует также отметить еще два терминологических момента. Во-первых, в Законе о СРО используется понятие стандартов и правил предпринимательской или профессиональной деятельности, разрабатываемых и утверждаемых СРО. При этом в данном Законе такие документы сокращенно обозначаются «стан-

80

81

82

83

84

85

86

87

88

89

90

91

92

93

94

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →