Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Каждый год в мире прекращают существовать десять языков.

Еще   [X]

 0 

Староста (Рафиков Бахор)

Прославившийся на всю школу как самый заядлый из так называемых «продельников», Саша Кошкин оказывается на грани исключения. В качестве наказания и, в то же время, шанса на исправление его назначают старостой своего класса. Но так ли легко измениться, если искушения преследуют тебя на каждом шагу, а одноклассники и учителя продолжают видеть в тебе прежнего человека? Все становится гораздо серьезнее, когда у «продельников» появляется таинственный новый предводитель…

Год издания: 0000

Цена: 39 руб.



С книгой «Староста» также читают:

Предпросмотр книги «Староста»

Староста

   Прославившийся на всю школу как самый заядлый из так называемых «продельников», Саша Кошкин оказывается на грани исключения. В качестве наказания и, в то же время, шанса на исправление его назначают старостой своего класса. Но так ли легко измениться, если искушения преследуют тебя на каждом шагу, а одноклассники и учителя продолжают видеть в тебе прежнего человека? Все становится гораздо серьезнее, когда у «продельников» появляется таинственный новый предводитель…


Староста Кто сказал, что люди не меняются? Бахор Рафиков

   © Бахор Рафиков, 2015

   Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Глава 1: Начало

   Конец августа выдался на редкость тёплым. Несмотря на то, что листья на деревьях уже переливались золотистым блеском, а трава утратила свой сочный зелёный цвет, солнце продолжало невозмутимо согревать своими лучами всё вокруг. На улице можно было встретить множество детей, которые наслаждались последними летними деньками. Настроение у всех было великолепным… вернее, почти у всех.
   По парковой аллее, ведущей к одной из городских школ, шли два человека: отец и его сын. Люди, встречавшие этих людей, недоумённо вглядывались в их напряжённые лица. Подобная реакция вполне объяснима, ведь когда у человека хорошее настроение, он не может себе представить, что у других может быть иначе. Но одно было ясно точно: эта пара, приближавшаяся к школе, сильно выделялась на фоне остальных людей.
   Они зашли в белое четырёхэтажное здание. Медленно поднявшись на второй этаж, отец и сын остановились перед деревянной дверью с золотистой табличкой, на которой сверкала надпись «ДИРЕКТОР».
   Сын, мальчик лет четырнадцати, робко посмотрел на отца.
   – Может, я подожду здесь? – спросил он.
   – Нет, – отрезал отец. – Ты пойдёшь со мной.
   Мальчик прерывисто вздохнул. Отец постучал в дверь.
   – Войдите, – послышалось за ней.
   Пара зашла в небольшой светлый кабинет. Стены украшали картины с изображениями живописных пейзажей, на полу распластался ковёр тёмно-синего цвета с красными маками, а у дальней стены располагался письменный стол, заваленный всякими бумагами, за которым сидела женщина лет тридцати восьми – директор этой школы.
   – Прошу, садитесь, – предложила она вошедшим, указав на два стула напротив нее неё. Отец и сын сели. Мальчик беспокойно взглянул на директора.
   – Итак, перейдём сразу к делу, – начала женщина. – Я не стала вызывать преподавателей, потому что они категорически… ммм…
   – …против? – закончил за неё мужчина.
   – Да. Они против того, чтобы Саша дальше продолжал обучение в нашей школе. Но я думаю иначе. Несмотря на то, что его учёба и поведение в прошлом году были просто отвратительны, – она в упор посмотрела на Сашу. Тот потупился, – я уверена, что он может стать лучше. И он станет.
   – Что-ж, спасибо, что даёте ему второй шанс, – облегчённо вздохнул отец. – В наши дни очень проблематично искать другую школу. Однако уверены ли вы, что Саша исправится? Мы с женой уже все что угодно перепробовали.
   – Пока он САМ не захочет этого, наши усилия будут тщетны. Тут речь идёт не о качестве школьных знаний, а о собственном перевоспитании. Тем не менее, я планирую в этом году внести свою лепту в это дело.
   Саша насторожился.
   – Какую же? – поинтересовался отец.
   – У Саши нет определённой должности, за которую он нёс бы персональную ответственность. Для него школа – это время, которое надо просто «отсидеть». Или же скрасить его какими-нибудь розыгрышами, как он это делал в прошлом году.
   – И в этом сделаю, – пробормотал Саша.
   – Что ты говоришь?
   – Ничего, Светлана Сергеевна, ничего.
   Несколько мгновений директор не сводила с мальчика подозрительного взгляда. Затем она продолжила:
   – Так вот, насчёт должности… Я назначаю его старостой.
   Саша ошеломлённо уставился на неё. Это шутка?
   – Старостой? – рассмеялся его отец. – Да он за собой присмотреть не может, что уж тут говорить о целом классе!
   – Пусть старается. В конце концов, у него нет права на ошибку. Если его поведение не изменится, я буду вынуждена исключить Сашу из школы.
* * *
   Домой Саша вернулся в ещё более скверном настроении, чем до разговора с директором. Отец ушёл на работу, предварительно прочитав сыну лекцию о том, каким хорошим он должен быть в этом году и как важно для мальчика остаться в этой школе.
   Саша зашёл в свою комнату и устало опустился на диван. Чего он только не ожидал от сегодняшнего дня, но только не такого поворота
   событий! Да, он остался в своей школе, но какой ценой! Быть ответственным за свой класс! Да так и пожить нормально не удастся!
   Мальчик встал, сел за письменный стол и достал с полки небольшую книжку. Положив её перед собой. Саша с минуту вглядывался на её название, выведенное корявым почерком на обложке:
   Дневник Саши Кошкина
   Саша кипел от злости каждый раз, когда смотрел на свою фамилию. Почему из всех забытых Богом фамилий ему досталась именно эта? Вот у Кати из его класса – Котова! Вроде зверь тот же, а звучит приятней. А главное, Саше казалось, что подобная несправедливость терзала только его – родители ни разу не обмолвились о том, что им не нравится эта фамилия.
   Проведя пару минут с подобными мыслями, Саша открыл дневник и начал писать:

   30 августа
   Этот день должен был решить мою судьбу. Меня ожидало исключение из школы за то, что я плохо себя вёл в прошлом учебном году. То есть очень плохо. Вернее сказать, хуже некуда. Я был самым известным продельником (шалуном, хулиганом – называйте, как хотите) в школе. Не проходило и дня без какой-нибудь моей выходки. Я толком не учился в шестом классе, зато шалил по-крупному: разбивал стёкла, разливал воду в коридорах, подсыпал перец в чай преподавателей… вот сейчас пишу это, а меня уже гордость распирает… Но теперь всё кончено. Моя жизнь потеряла всякий смысл. Директор вынесла смертельный для меня приговор: назначила меня старостой. Это даже звучит дико: Саша Кошкин – староста! Да меня засмеют в школе! Раньше старосты всех классов охотились за мной, а теперь я стал одним из них! Что скажут про меня остальные продельники?
   Но если серьёзно – это мой единственный шанс остаться в этой школе. Другие меня просто не примут. И я постараюсь использовать эту возможность.

Глава 2: Неожиданная новость

   Начало осени всегда ознаменовывается одним из самых замечательных праздников всех времён – 1 сентября, Днём Знаний. В этот день не только дети, но и взрослые чувствуют, что всё вокруг вертится в весёлой суете, нет прежнего надоедливого спокойствия в городе, в воздухе ощущается нечто особенное. Будь ты первоклассник, студент или отец трёх детей – ты никогда не останешься равнодушен к этому дню.
   С самого утра в квартире Кошкиных вся семья пребывала в движении: мама готовила всем завтрак, Миша, младший брат Саши, носился по дому и искал свои туфли, а папа учил Сашу завязывать галстук.
   – Ну что это такое? – нахмурился отец, когда сын после своей восьмой попытки протянул ему странную петлю, больше походившую на гадюку, задушившую саму себя. – Ты так будешь шнурки завязывать! Давай сначала…
   Без пятнадцати десять Саша и Миша, одетые в новенькие костюмы, взяли в руки по пышному букету цветов и отправились в школу.
   Надо сказать несколько слов про младшего брата Саши. Дело в том, что он, вдохновлённый примером своего старшего брата, был его уменьшенной копией, а именно – продельником. Только, в отличие от Саши, Миша никогда не попадался, а, так сказать, «держался в тени»: либо действовал чужими руками, либо вовремя ускользал от цепких лап учителей и старост. Благодаря этому, никто в школе не имел к нему никаких претензий, а родители свято верили в его ангельское поведение, тогда как Саша был для всех чуть ли не сорвавшимся с катушек больным психом.
   Всю дорогу Миша подтрунивал над Сашей.
   – Я уверен, ты будешь замечательным старостой, – говорил он, – Таким серьёзным, ответственным…
   – Молчи, а то я хорошенько хлестну тебя этим, – угрожающе рыкнул Саша, указав на букет.
   Двенадцатилетний Миша замолчал. Но ненадолго.
   – Признайся, ты не протянешь и недели. Хотя что-то я загнул: уже завтра тебя спихнут со школы за какую-нибудь выходку! А я стану номером один в списке продельников!
   – Ты не слышал меня? Умолкни!
   – Лучше сразу ищи другую школу, потому что я с первого дня начну устраивать хаос! И как всегда подумают на тебя! «Саша Кошкин – староста, не просидевший и дня на своей новой должности!»
   Это было последней каплей для Саши: он размахнулся и огрел брата букетом хризантем по голове, а Миша, в свою очередь, вцепился в его галстук. Через пару мгновений оба брата катались по земле и колошматили друг друга, чем попало.
* * *
   В школе толпы ребят из разных классов, нетерпеливо потряхивая букетами, стояли возле главного входа в школу, ожидая речи директора. 7А, класс, в котором учился Саша, возглавлял всю эту процессию и был самым шумным из всех. Ученики, не видевшие друг друга три месяца, радостно обменивались новостями о своём летнем отдыхе. Вскоре к ним подошла классная руководительница Лариса Андреевна.
   – Здравствуйте, Лариса Андреевна! – закричали ребята, протягивая ей кучу букетов.
   – Здравствуйте, ребята, здравствуйте! – улыбнулась учительница. – Как отдохнули? Все готовы к новому учебному году?
   – А как же! Будем трудиться, не покладая рук! – воскликнул Ваня Петров, который, пытаясь всучить Ларисе Андреевне свой букет, случайно ткнул им ей в лицо.
   – Пойдём в класс, вроде бы все собрались! – предложила Настя Тараторкина.
   – Нет, ещё Кота нет, – заметил Костя Лужайкин. Котом в 7А называли Сашу из-за его фамилии. – Без него наша школьная жизнь будет слишком скучна.
   Класс громко фыркнул. Лариса Андреевна усмехнулась.
   – Между прочим, в этом году Саша будет по-другому себя вести. Когда зайдём в класс, я объясню, почему.
   Ребята с любопытством переглянулись.
   – Глядите, а вот и он! – крикнул Коля Берёзкин.
   Сквозь толпу пятых классов к ним продирался Саша. От его праздничного вида не осталось и следа: пиджак был весь в пыли, воротник рубашки был загнут криво, галстук волочился за ним, словно флаг, а в волосах торчали лепестки хризантем. Лариса Андреевна нахмурилась.
   – Ни капли не изменился, – шепнула Таня своей подруге Люде.
   Класс радостно приветствовал своего одноклассника. Саша, несмотря на плохое настроение, которое обеспечил ему младший братец, сердечно им улыбнулся. Хоть Саша и имел репутацию продельника, нельзя было сказать, что в классе его не любили.
   – Здравствуйте, Лариса Андреевна, это вам, – сказал Саша и протянул учительнице то, что осталось от некогда красивого букета, похожего теперь на куст крапивы.
   – Ммм… спасибо, Саша, – с кислой миной поблагодарила его Лариса Андреевна, приняв букет. – Ну что, теперь все в сборе, идём в класс! Не отставайте!
   Все двадцать восемь человек 7А класса двинулись вверх по лестнице.
* * *
   – Рассаживайтесь по местам. Успокаиваемся, – сказала Лариса Андреевна, когда ребята, весело галдя, заняли все свободные места в классе. – Я надеюсь, что вы все настроены на серьёзную работу в этом учебном году. Помимо основных предметов, добавляются новые: физика, география и химия. В конце года по всем предметам будут устроены зачёты. – Класс недовольно загудел. – Кроме того, мы должны будем участвовать во всех школьных мероприятиях – наш класс всегда считался образцом для других.
   – Лариса Андреевна, а кто будет старостой? – спросил Коля, горделиво выпятив грудь: он и не сомневался, что эта должность достанется ему как лучшему ученику класса.
   – Сидорову старостой!
   – Берёзкина!
   – Ростову!
   – Вообще-то староста у нас уже есть, – сказала Лариса Андреевна. – Директор сама назначила его.
   Класс удивлённо замолк.
   – И кто же это?
   – Саша Кошкин.
   Все притихли и с изумлением уставились на Сашу, который покраснел так, что на его лице можно было жарить яичницу.
   – Это шутка, Лариса Андреевна? – первым пришёл в себя Олег.
   – Нет, Олег, я говорю серьёзно, – ответила учительница. – В этом году Кошкин будет старостой нашего класса.
   И тут началось.
   – Вы с ума сошли!
   – Он же бездельник!
   – Вы помните, что он вытворял в прошлом году?
   – Возмутительно!
   – Наш авторитет упадёт в глазах остальных!
   Лариса Андреевна безрезультатно пыталась успокоить ребят. Их можно было понять: каждый из них был заинтересован в том, чтобы 7А оставался лучшим классом всей параллели, а при таком старосте, как Саша Кошкин, это было просто невозможно.
   – Тихо! – крикнула Лариса Андреевна. Все притихли. – Это решение директора и протестовать против него бессмысленно! Если вы так недовольны, то идите к Светлане Сергеевне и скажите ей это!
   Все замолчали: никто не горел желанием иметь дело с директором.
   – Саша, тебе слово, – обратилась к нему классная руководительница.
   Кошкин, на протяжении всей дискуссии желавший провалиться сквозь пол, медленно встал. Что ему сказать? С безмятежным выражением хомяка и улыбкой клоуна сообщить, что их ждёт незабываемый год? На секунду у Саши возникло безумное желание сигануть в открытое окно, но он сразу же отогнал эту мысль.
   – Ну… эээ… я буду стараться, – промямлил он. Ребята с недоверием смотрели на него.
   – Хм… надеюсь на это, – сказала Лариса Андреевна, сузив глаза.
   Саша вздохнул: и это только начало!

Глава 3: Подстава

   2 сентября
   Сегодня первый учебный день, но волнуюсь я вовсе не из-за уроков. Должность старосты пугает меня. К тому же одноклассники явно не в восторге от того, что руководство классом теперь за мной. Нужно убедить их в обратном… хорошей учёбой, примерным поведением, я не знаю… Но трудно перевоспитаться вот так, сразу. Главное – не натворить дел сегодня. Ведь сорваться для меня ничего не стоит…

   Сделав эту запись в дневнике, Саша наскоро позавтракал, собрал сумку и выскочил из дома – он не хотел идти в школу с младшим братом.
   Первым уроком в 7А была алгебра. Тут Саша ощутил все прелести летних каникул – он не помнил даже таблицу умножения.
   – Позор, Кошкин! – заверещала Ольга Ивановна, учительница по математике, услышав от Саши неправильный ответ. – В седьмом классе не знать таблицу умножения!
   «Сколько можно? – говорил про себя Саша. – Какое тебе дело до моих знаний – я никогда не давал правильных ответов! Лучше скажи спасибо, что я не намазал твой стул клеем, который лежит у тебя на столе. Хотя у меня было несколько удобных для этого моментов».
   – И тебя сделали старостой! – продолжала учительница. – Да тебе даже мытьё полов нельзя доверить – ты из всего сделаешь гнусную выходку!
   Саша с трудом подавил смешок: он вспомнил, как в прошлом году, моя пол на четвёртом этаже в качестве наказания, разлил там такую лужу, что проходившая мимо Ольга Ивановна здорово прокатилась несколько метров прямо до своего кабинета.
   – Позор! – крикнула она вновь и села на свой стул. Лицо её окаменело.
   – Что это? – прошептала она, поёрзав на стуле. – Кошкин?
   Саша недоумённо смотрел на неё. Класс с любопытством делал то же самое.
   Ольга Ивановна встала и обернулась. Чёрная юбка была измазана чем-то липким и блестящим, похожим на… клей. Ученики не выдержали и расхохотались. У Саши пересохло во рту.
   – КОШКИН! – заорала учительница.
   – Это не я! Честно, не я! – оправдывался Саша.
   – Так держать, староста! – крикнул Ваня Петров.
   Ничего удивительного, что на перемене староста 7А класса стоял перед директором в её кабинете.

   – Опять за своё? – с упрёком обратилась к нему Светлана Сергеевна. – Мы, вроде бы, договорились, что ты исправишься. А вместо этого, ты на первом же уроке устраиваешь очередной розыгрыш?
   – Да не я это! Неужели я единственный продельник в школе?
   – Не единственный, – согласилась директор. – Но не кажется ли тебе странным то, что проделка произошла именно в том кабинете, где находился ты? С чего бы кому-то другому это делать?
   – Откуда я знаю? – огрызнулся Саша.
   Было слышно, как вдалеке прозвенел звонок на урок.
   Светлана Сергеевна некоторое время смотрела на него.
   – Ладно, я закрою глаза на это происшествие. Но ты должен вести себя сдержаннее.
   Саша хотел заорать ей в лицо «ЭТО НЕ Я!», но подумал, что вряд ли после этого он хоть на минуту задержится в школе. Поэтому он молча кивнул и вышел из кабинета. Шагая по пустынному коридору третьего этажа, он думал о том, как несправедливо относятся к нему учителя. В кои-то веки он ведёт себя смирно, а они всё равно во всём подозревают его. За этими мыслями Саша неожиданно поскользнулся и больно упал. Потирая ушибленное место, Саша злобно посмотрел на стоящую неподалёку уборщицу, стараниями которой пол третьего этажа блестел как каток. Староста понимал, что старуха делает своё дело – наводит чистоту в школе, но ему было адски больно, и это отгоняло все добрые мысли.
   – Осторожнее, мальчик, – прошамкала старуха, орудуя шваброй возле него. В голове у Саши быстро прокрутились все возможные проделки, которые он мог сделать ей в эту минуту, поэтому он быстро вскочил и поспешил убраться подальше от уборщицы – от греха подальше.
   Только на уроке физкультуры Саша забыл про свои неприятности: футбол всегда отвлекал его от проблем простых смертных. К тому же, Саша был великолепным нападающим, и легко забивал один гол за другим.
   – Восемь-два! – завопил Коля Берёзкин, сидевший на скамье и наблюдавший за игрой. – Ведёт команда Кота!
   Товарищи по команде радостно набросились на Сашу и чуть не задушили его.
   – Ну всё! Хватит! – весело кричал он, отбиваясь от друзей.
   – Вот он, наш староста! – орали все.
   Игра продолжалась. После удара Ваней Петровым мяч вылетел в
   открытое окно. Все захохотали.
   – Я возьму новый! – смеясь, крикнул Саша и побежал в кабинет тренера. Здесь никого не было: должно быть, учитель куда-то отлучился. Мальчик подошёл к шкафу, где лежали пыльные мячи: футбольные, баскетбольные, волейбольные… Их было штук пятнадцать, не меньше. В прошлом году, оказавшись в подобной ситуации, Саша, не задумываясь, сдул бы их всех. Но сейчас… он этого не сделает. Или сделает? У Саши пересохли губы. Отличный момент, никто не видит, глаза сами посмотрели на стол и мгновенно отыскали то, что нужно: вперемешку с карандашами, ручками и прочей рухлядью лежало толстое шило. Что ещё нужно для идеальной проделки? Саша в нерешительности стоял перед шкафом…
* * *
   После безоговорочной победы Сашиной команды ребята, шумно обсуждая самые красивые моменты матча, отправились в раздевалку. Неожиданно к ним подошёл учитель физкультуры, Николай Владимирович.
   – Что за негодяй сдул все мячи в кабинете? – завопил он.
   – Что? – не поняли ребята. Саша в ужасе взглянул на тренера.
   – Мячи! Кто-то проткнул шилом все мячи в шкафу! Признавайтесь, кто это сделал? Кто заходил в кабинет?
   Почти все присутствующие повернулись к Саше. Николай Владимирович сразу взглянул на него.
   – А! Мне стоило догадаться! Ты всё такой же, как и в прошлом году, Кошкин! – забрюзжал учитель.
   – Николай Владимирович, это не я! Клянусь, я не делал этого! – оправдывался Саша.
   – Директору это скажешь, Кошкин, директору! – заорал тренер и вышел из раздевалки.
   Ребята загалдели.
   – Ты ведь теперь староста! Зачем так делать?
   – В первый же день!
   – Мог бы и сдержаться! На таком посту всё-таки!
   – Ребята, я ведь правда этого не делал! Честно! – воскликнул Саша.
   Многие взглянули на него с сочувствием.
   – Но твоё прошлое говорит против тебя, – сурово сказал Ваня Петров. – Надеюсь, что ты не вылетишь из школы после этого случая.
   Саша побледнел. У него в голове прозвучали слова директора: «У него нет права на ошибку». Что, если это и правда конец?
* * *
   Саша стоял перед знакомой дверью, ведущей в кабинет директора. Всё тело будто налилось свинцом, и мальчик с трудом поднял руку и постучал в дверь.
   – Войдите, – сказала директор.
   И снова Саша очутился в этом светлом кабинете. Всё здесь было таким же, как и три дня назад, и на прошлой перемене, но с одним значительным изменением – возле директрисы стоял Николай Владимирович.
   Саша подошёл к ним.
   – Ну, и? Не успел выйти отсюда, как снова за старое? – накинулась на него Светлана Сергеевна.
   Саша стиснул зубы. Ну сколько можно обвинять его в том, что он не делал?
   – Я уже говорил это несколько раз и скажу снова: я не сдувал мячи в кабинете, – твёрдо ответил он.
   – Наглый лжец! – прошипел Николай Владимирович.
   – Ну, ну! – с упрёком обратилась к нему директор. Она снова повернулась к Саше:
   – Однако факты СНОВА говорят обратное. Все ученики из твоего класса видели, что ты ходил в кабинет Николая Владимировича.
   – Да, я ходил за новым мячом, – ответил Саша. – Взял мяч и…
   – …сдул остальные, – закончил за него тренер.
   – …и ушёл! – ответил мальчик, бешено взглянув на учителя физкультуры.
   – Николай Владимирович, оставьте нас с Сашей наедине, пожалуйста, – попросила директор. Тренер, гневно буравя мальчика взглядом, покинул кабинет.
   – Мы, кажется, с тобой договаривались, – начала Светлана Сергеевна, когда за тренером захлопнулась дверь. – Я думала, ты понял меня…

   – Я устал говорить вам: я-этого-не-делал! Кто-то подставляет меня! Вы можете мне просто поверить?
   Светлана Сергеевна внимательно посмотрела на него.
   – Могу, – ответила она. – Но это последний раз, когда я верю тебе, Кошкин, запомни это. Можешь идти.
* * *
   Саша шёл на следующий урок, погружённый в мрачные мысли. Вокруг сновали туда-сюда толпы учеников, и староста иногда налетал на кого-то из них. На втором этаже он опять чуть не упал: уборщица добралась и до этого места. Вперившись взглядом в пол и стараясь обходить скользкие участки, он врезался в высокого ученика в розовой рубашке.
   – О, Кот! Здорова!
   Саша поднял голову: это же его лучший друг, Денис Борисов! Сколько проделок они вместе совершили! Саша радостно улыбнулся ему.
   – Привет, Денис!
   – Я слыхал, тебя старостой сделали? Неужели, это правда?
   Саша кивнул. Денис присвистнул.
   – Добро пожаловать в наше братство! – усмехнулся он. Денис был старостой своего, 9Б класса. – Ты наверняка дико «рад» этому!
   – Ну ещё бы… – проворчал Саша.
   – Директор думает, что это тебя исправит, – расхохотался Денис. Ребята медленно пошли по коридору. – Ну мы ведь знаем, что этого не будет, верно?
   – На самом деле, Денис, я действительно хочу исправиться, – сказал Саша. Денис нахмурился. – Но только не выходит.
   И он рассказал другу о том, что на кону стоит его пребывание в школе, и кто-то постоянно подставляет его. Случай на физкультуре весьма встревожил Дениса.
   – И все подумали на тебя? – серьёзно спросил он, дослушав до конца.
   – Ну конечно! На кого же ещё? Но штука в том, что я действительно этого не делал! У меня было мимолётное желание, но не более того! Я сдержался. И тут – на тебе! Кто-то совершил то, что промелькнуло у меня в голове!
   – И на кого ты думаешь? – поинтересовался Денис. Они остановились около лестничной развилки.
   – Хм… пока только на одного, – ответил Саша, мысленно представив образ своего младшего брата.
* * *
   На четвёртом этаже толпа пятиклассников столпилась вокруг какого-то ученика, который что-то громогласно вещал. Саша протиснулся в толпу и услышал голос Миши:
   – Спешите! Специальные рогатки для продельников от Миши Кошкина! Всего за сто рублей вы получите уникальное в своём роде оружие, способное вершить правосудие над учителями, надоедливыми одноклассниками и… ай!
   Саша схватил младшего брата за шиворот и поволок прочь от пятиклассников.
   – Пусти меня! Что ты делаешь? – орал Миша, пытаясь вырваться. Саша припёр его к стенке.
   – Ты маленький паршивец! Что ты наделал?
   – О чём ты?
   – Ты сдул мячи на физкультуре, чтобы все подумали на меня! Думаешь, я дурак? Не понимаю, что из всех продельников моего исключения больше всех желаешь ты?
   – Остынь! – оттолкнул его Миша. – Я не сдувал эти твои мячи, понял? У меня сейчас дела поважнее есть.
   – Продавать рогатки? Это твоё важное дело? – крикнул Саша, тряхнув своего брата. – Я теперь староста! Мне ничего не стоит открыть твою маленькую тайну!
   – Неужели? – сверкнул глазами Миша. – Представляю, как это будет выглядеть: отчаявшийся Саша решил свалить всю вину на своего младшего брата, у которого НИКОГДА не было проблем с дисциплиной! Пойми, ты всегда будешь в тени своего прошлого! Можешь хоть написать на своём лбу, что ты староста, но в душе ты всегда будешь продельником!
   Саша на мгновение замер, но быстро овладел собой.
   – Хорошо! Допустим, мячи ты не сдувал. А что насчёт намазанного клеем стула в кабинете математики?
   Миша расхохотался.
   – Так ты попался дважды! В первый же день! Ахаха! Нет, я не делал этого, Саша, – сквозь смех ответил Миша, – Тебе стоит задуматься, нет ли врагов среди твоих друзей, братец, – и с этими словами Миша оставил старосту стоять в смятении перед стеной.
* * *
   В столовой сегодня давали излюбленное блюдо всех учеников – картофельное пюре с котлетой. Поэтому все без исключения с радостью уплетали в обе щеки еду в своих тарелках. Даже Саша на мгновение отвлёкся от своих неприятных мыслей.
   – Лариса Андреевна сказала, что через два дня мы идём в театр! – сообщил Валера Пряников, запихивая в рот котлету.
   – Театр! – возмутился Коля Берёзкин. – Да ну! Там неинтересно! Лучше бы пошли в музей доисторических предметов – вот это по-настоящему круто!
   – Ну так скажи ей это, может, она передумает, – заметил Ваня Петров.
   – Она меня и слушать не станет, – откликнулся Коля и потянулся за подносом с печеньями. Пока он набирал их в ладонь, Саша, сидевший напротив него, заметил, что руки у Коли были пыльные, если не сказать, грязные.
   – Фу! – поморщилась Вика Соломина. – Хоть бы руки помыл, прежде чем садиться за стол, Коля!
   – Да ладно тебе, – отмахнулся тот, хотя лицо его странно напряглось. Саша буравил соседа взглядом.
   – А что у тебя руки-то грязные? – рассмеялся Ваня. – Ты ж футбол даже не играл!
   – Да так… упал я… на лестнице… – пролепетал Коля и украдкой покосился на Сашу. Саша невозмутимо смотрел на него, прищурив глаза.
   – Пойдём поговорим, – сказал он Коле, встав из-за стола. Коля побледнел, но тоже поднялся – куда деваться?
   Оба мальчика вышли из столовой.
   – Эээ… в чём дело, Саша? – поинтересовался Коля, стараясь придать своему лицу спокойное равнодушное выражение.
   – Только не надо прикидываться! – прошипел Саша. – Это ты сдул мячи на уроке! Ты подставил меня!
   – Ты спятил? – испугался Коля. – Ты думаешь, я это сделал?
   – Хоть я и мельком увидел те мячи в кабинете, но я прекрасно помню, что они были довольно-таки пыльными. Ты ведь не играл в футбол, верно? Сидел на скамье и вёл счёт. Значит, твои руки должны быть чистыми…
   – Я же сказал, что упал…
   – Упал! Верно! Но где бы ты ни упал, ты не мог так испачкать руки – пол слишком чистый, – и Саша указал на блестящий пол у них под ногами.
   – Я упал на втором этаже!
   – Неужели? Посмотри туда, – Саша кивнул головой на уборщицу, старательно размахивающую шваброй неподалёку. – Сегодня я видел её и на втором, и на третьем этажах. Полы там вымыты, Коля, поверь мне.
   Коля старался подыскать слова для того, чтобы защититься. Саша терял терпение.
   – Отпираться бесполезно. Зачем ты это сделал? Зачем подставил меня?
   Коля всхлипнул.
   – Извини, извини меня! Я просто разозлился, что старостой выбрали тебя, а не меня! Я ведь весь прошлый год отлично учился для того, чтобы этого добиться.
   – Ты хотел, чтобы меня выкинули из школы?
   – Нет, нет! Я просто хотел, чтобы тебя сняли с должности после того случая с мячами. Я не хотел тебе зла…
   – Какой ты наивный! Снятие с должности старосты означает для меня исключение из школы! Ты думаешь, я в восторге от своей работы? Вовсе нет! Меня принудили к этому, чтобы перевоспитать! А ты меня подставил!
   – Пожалуйста, Саша, не говори никому о том, что я сделал! – взмолился Коля. – Если отец узнает…
   Саша задумался. Отец Коли – учитель географии этой школы, славился своим тяжёлым характером и был скор на расправу. Узнай он о поступке сына, он бы жестоко наказал его.
   – Ладно, – вздохнул Саша. – Я никому не скажу. Но больше никаких проделок с твоей стороны, понял?
   Коля кивнул.
   Они не успели разойтись, как Саша вспомнил ещё кое-что.
   – Эй, Коля! – окликнул он мальчика. Коля обернулся. – А математичке стул клеем тоже ты намазал?
   Коля отрицательно покачал головой. Саша пошёл на литературу, раздумывая над словами, которые сказал его младший брат: «Тебе стоит задуматься, нет ли врагов среди твоих друзей». Один враг ещё остался, и если у Коли намерения были по-детски глупыми, то у этого, думал Саша, они могут быть намного серьёзнее.

Глава 4: Прописная истина

   На следующий день Саша вновь ухитрился выйти из дома раньше Миши, тем самым избежав разговора с младшим братом, не упускающим возможности поглумиться над новой жизнью Саши.
   По дороге он встретил Дениса Борисова – как всегда, в своей лучшей розовой рубашке.
   – Здорова, Денис! – воскликнул Саша, догнав друга.
   – О, Саша! Здорова! Кстати, я надеялся встретить тебя. Есть разговор.
   Саша весь превратился в слух.
   – Вчера я ненароком оказался в компании продельников, – начал Денис. – И узнал довольно-таки неприятную новость: они готовят заговор против тебя.
   – Я ожидал этого, – нахмурился Саша, перешагнув через лужу. – Бьюсь об заклад, к этому причастен мой братец?
   Денис кивнул.
   – Этот малый далеко пойдёт! Точная копия старого тебя. Знал бы ты, какую красноречивую речь он говорил: мол, ты позоришь доброе имя продельника, что ты предатель и тому подобное. Он громче всех орал, что тебя нужно подставить. Им, видишь ли, понравилась та история с мячами, в которую ты вчера вляпался.
   Денис вдруг смутился.
   – Честно говоря, они и меня уговаривали участвовать в их проделках против тебя, – признался он. – Но я отказался. Ты мой друг, и я ни за что не причиню тебе зла.
   Саша задумался. Кленовый лист, медленно кружась в воздухе, опустился ему на голову с ближайшей ветки дерева.
   – А знаешь, – медленно проговорил Саша. – Я буду тебе очень признателен, если ты всё же присоединишься к ним.
   Денис ошарашено уставился на него.
   – Я не могу предугадать, что они замышляют против меня, – продолжал Саша. – Но если в их компании будет мой человек, я буду в курсе всех их замыслов.
   – Да ты гений! – усмехнулся Денис. – Что-ж, так мы и сделаем. Буду играть на две стороны.
   Однако, Сашу не слишком утешило то, что у него появился личный шпион. Он продолжал боязливо озираться по сторонам, передвигаясь по школе, ожидая какой-нибудь подлости от продельников. Но недолго Саша беспокоился об их коварстве – новые заботы дали о себе знать. В его классе на четвёртой перемене разгорелся грандиозный скандал: кто-то из учеников написал на обложке тетради Олега Смирнова «СМИРНОВ-БОЛВАН». Всё бы ничего, если бы Олег не относился слишком трепетно к своей тетрадке: в ней были записи по истории с пятого класса, она была красиво оформлена и богата полезным материалом. Если кому-то нужно было что-то списать или освежить свои знания по истории, он, не раздумывая, просил у Олега его тетрадь. Мальчик очень гордился ею. Поэтому, когда он обнаружил, что у его соседа по парте, Валеры Пряникова, такая же паста ручки, как у злоумышленника, испортившего тетрадь, Олег без раздумий дал Валере в нос. Ничего удивительного, что через пару минут оба мальчика устроили между собой масштабную драку, безжалостно нанося удары друг другу. Напрасно остальные ребята пытались разнять их: Олег и Валера и не думали останавливаться. Неизвестно, что бы произошло, если бы не появился Саша. Быстро оценив ситуацию, он подскочил к Олегу и, схватив его поперёк живота, дёрнул к себе. Тот не удержал равновесия и упал. Валера уже хотел кинуться на беспомощно лежащего врага, но Саша сделал ему подсечку, и тот тоже оказался на полу. Ребята возбуждённо галдели.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →