Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Каждый год в России браконьеры истребляют до 30 тигров.

Еще   [X]

 0 

Отказываюсь выбирать! Как использовать свои интересы, увлечения и хобби, чтобы построить жизнь и карьеру своей мечты (Шер Барбара)

Эта книга – практическое руководство для сканеров – людей, чей уникальный тип мышления не останавливается на одном пристрастии, а сканирует окружающее в поисках всего, что ему интересно. Барбара Шер призывает сканеров прекратить попытки вписаться в общепринятые нормы и предлагает им заново открыть для себя окружающий мир, лучше понять, кто они на самом деле, узнать, как воплощать идеи, использовать свои многочисленные таланты и строить полноценное будущее.



Год издания: 2015

Цена: 349 руб.



С книгой «Отказываюсь выбирать! Как использовать свои интересы, увлечения и хобби, чтобы построить жизнь и карьеру своей мечты» также читают:

Предпросмотр книги «Отказываюсь выбирать! Как использовать свои интересы, увлечения и хобби, чтобы построить жизнь и карьеру своей мечты»

Отказываюсь выбирать! Как использовать свои интересы, увлечения и хобби, чтобы построить жизнь и карьеру своей мечты

   Эта книга – практическое руководство для сканеров – людей, чей уникальный тип мышления не останавливается на одном пристрастии, а сканирует окружающее в поисках всего, что ему интересно. Барбара Шер призывает сканеров прекратить попытки вписаться в общепринятые нормы и предлагает им заново открыть для себя окружающий мир, лучше понять, кто они на самом деле, узнать, как воплощать идеи, использовать свои многочисленные таланты и строить полноценное будущее.
   На русском языке публикуется впервые.


Барбара Шер Отказываюсь выбирать! Как использовать свои интересы, увлечения и хобби, чтобы построить жизнь и карьеру своей мечты

   Barbara Sher
   Refuse to choose!
   Use All of Your Interests, Passions, and Hobbies to Create the Life and Career of Your Dreams

   Научный редактор Алика Калайда

   Издано с разрешения литературного агентства Andrew Nurnberg

   Книга рекомендована к изданию Эльвирой Благодаровой, Анастасией Ильиных и Натали Ратковски

   Правовую поддержку издательства обеспечивает юридическая фирма «Вегас-Лекс»

   © Barbara Sher, 2006
   © Перевод на русский язык, издание на русском языке, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2015
* * *

Эту книгу хорошо дополняют:

   Барбара Шер

   Барбара Шер

   Дария Бикбаева
   Посвящается моему внуку Лео – исследователю, дилетанту, ученику, учителю, балагуру
   Хочется, чтобы кто-то встряхнул меня хорошенько и сказал, что мне делать с моей жизнью. Стоит увлечься чем-то, как друзья из лучших побуждений напоминают мне обо всем, за что я бралась и что у меня не вышло, – ненавижу этот момент. Удастся ли когда-нибудь реализовать то, что во мне заложено? Вспомнит ли кто-нибудь, что я была здесь, в этой жизни?
Шарлотта, сканер
   По всему миру… разносится вопль, рвущийся из сердца художников: «Дайте нам творить в полную меру нашего таланта!»
Карен Бликсен, повесть «Пир Бабетты»

Вы сканер?

   Я знаю, нужно сфокусироваться на чем-то одном – но на чем?
   Я быстро утрачиваю интерес к тому, что, как я думал, будет занимать меня вечно.
   Я легко отвлекаюсь на другие интересные дела.
   Мне становится скучно, как только я начинаю понимать, как что-то делается.
   Я терпеть не могу делать что-то дважды.
   Мои интересы все время меняются, я никак не могу остановиться на чем-то одном – и в результате бездействую.
   Я работаю на низкооплачиваемых работах, потому что не могу определиться, чему себя посвятить.
   Мне трудно выбрать сферу профессиональной деятельности – вдруг я ошибусь с выбором?
   Я думаю, все приходят в этот мир для чего-то; у каждого есть свое предназначение – у каждого, но не у меня.
   Я могу заниматься чем-то лишь тогда, когда у меня одновременно много разных занятий.
   Я то и дело бросаю начатое, так как боюсь упустить что-нибудь лучшее.
   Я слишком занят, но, когда выдается свободное время, не могу вспомнить, чем хотел бы заняться.
   Я никогда ни в чем не стану экспертом. У меня ощущение, будто я навсегда застрял в классе для начинающих.

   Если когда-нибудь вы говорили себе подобное, то велика вероятность, что вы обладаете особым типом мышления, свойственным людям, которых я называю сканерами. Вы генетически отличаетесь от тех, кто раз и навсегда находит для себя сферу интересов и довольствуется одной областью деятельности. Вас привлекает одновременно множество разных материй, и вы пытаетесь заполнить ими свою жизнь. Поскольку в глазах окружающих подобное поведение выглядит непонятным и непривычным – даже тревожащим, – вам втолковали, что это неправильно и вам нужно измениться. Но люди неверно судят о вас, и поставленный ими диагноз ошибочен. Просто вы человек другого склада!
   То, что вы считаете недостатком, который непременно следует преодолевать волевым усилием, по сути дела – исключительный дар. Вам достался великолепный разносторонний ум, который стремится проявить себя в мире, где не понимают вашей природы и вашего поведения.
   Но пока вы сами не осознаете своей сущности, вы будете соглашаться с окружающими! Это не только несправедливо и неправильно, но и мешает вам развивать ваши способности и дать миру то, что вы можете дать. Видите, сколько поставлено на карту?
   Считать себя сканером означает изменить представление о своем месте в жизни. Сначала вырабатывается понимание, что следует прекратить попытки вписаться в общепринятые нормы. И необходимо начать узнавать, кто вы на самом деле. Однако чтобы строить полноценное будущее, для которого вы созданы, нужна система: что делать и как поступать. В этой книге я попыталась собрать необходимые инструкции.
   Они к вашим услугам. Добро пожаловать в заново открытый мир, и – мои поздравления! Вы больше не дилетант и не пустозвон. Суд присяжных оправдал вас ввиду ошибочного установления личности. Вы неподсудны и вольны жить так, как вам давно хотелось.
   Соберемся с духом – и приступим.

Введение

   Уже в первую неделю моего пребывания в университете – когда я неожиданно разрыдалась над перечнем и темами учебных курсов, – мне следовало догадаться, что я не отношусь к нормальным студентам.
   Я сидела со своими приятельницами за столиком в темном баре на Телеграф-авеню, напротив знаменитых ворот – у входа в кампус Калифорнийского университета в Беркли. Нас было пятеро девушек-первокурсниц, мы приехали из одного городка, учились в одной школе. Нам исполнилось по восемнадцать, и мы по-взрослому, стараясь выглядеть крутыми, заказали кувшин пива, который теперь стоял перед нами. За другими столиками сидели студенты постарше – в отличие от нас, они выглядели весьма уверенными в себе. Все посетители кафе в тот день были поглощены одним и тем же: листали расписание, выбирая лучшие курсы предметов, чтобы успеть записаться, пока группы не заполнились.
   По какому принципу определялись лучшие курсы? Те, что начинались не слишком рано утром, или где самые снисходительные преподаватели, или куда записывались ваши друзья. Это были важные критерии.
   Четыре мои спутницы, склонившись над расписанием, обсуждали, как скоординировать занятия, чтобы иметь возможность помогать друг другу в первом в нашей жизни семестре. Мы поступили в Калифорнийский университет и, значит, все были достаточно умны, но позже я обнаружила, что мои подруги понимали, как нужно учиться, а мне это таинство так и не удалось постичь. Они довольно реально представляли, сколько времени потребует каждый предмет, на который они записывались. В отличие от меня, у каждой был кто-то, кто раньше или позже закончил университет – иногда старшие братья, сестры или даже родители, – и подруги из достоверных источников знали, что в университете учиться намного труднее, чем в школе.
   Пока они изучали расписание – набранную мелким шрифтом брошюрку, где перечислялось, в каких аудиториях и в какое время будут проходить сотни разных семинаров и лекций, я изучала другую брошюру (шрифт крупнее, стиль свободнее) посвященную содержанию самих предметов. Доступным языком излагалось, какие темы будут затрагиваться и какие книги понадобится прочесть. Ничего подобного я даже вообразить не могла, с каждой страницей у меня от удивления все шире открывался рот.
   Поначалу подруги, слишком занятые обсуждением, этого не замечали.
   – Ты не можешь поставить себе историю во вторник в десять, Мэри Ли! – говорила одна другой. – В десять у тебя социология!
   – У них что, на самом деле есть лекции в восемь утра?!
   – И почему ты не изучала тригонометрию в школе? Я ведь говорила, что тогда тебе здесь будет легче!
   – Зачем нужен этот дурацкий курс по английскому? Они думают, что мы тупицы?
   Все засмеялись и повернулись ко мне. Но я витала в других мирах. Не отрывая глаз от своей брошюры, я начала задавать вопросы:
   – А что такое «глубокое прочтение»? О чем это вообще?! Тут написано: «Глубокое прочтение русской литературы». Что они имеют в виду?
   – Не волнуйся, тебе это не нужно, – ответила одна из подруг. – Ты записалась на базовый английский вместе с Сарой, помнишь? Во вторник или четверг?
   – Господи, – шептала я, бешено листая страницы. – У них есть «История западной музыки»! Они там играют музыку или просто говорят про нее? Как вообще учат истории музыки?! Для этого что, нужно уметь читать ноты? О, посмотрите – «Древние торговые пути Центральной Азии»! Глядите – «Золотые персики Самарканда»! А где этот Самарканд? Я хочу такой персик! Или речь о картине? А вот «Историческая геология»! «Историческая геология»?! Вы послушайте только: «Гималаи поднялись из древнего океана Тетис, и поэтому там, в шести милях над уровнем моря, находят окаменевшие ракушки возрастом в двадцать миллионов лет»! Господи, с ума сойти…
   Передо мной открывалась целая вселенная познания. Ничего похожего раньше со мной не случалось, я не была готова к встрече с этим каталогом. Не читала о таком в романах. Никто никогда не упоминал о таком. И теперь у меня перехватывало дыхание.
   – Да, Школа свободных искусств как раз для тебя, – засмеялся старшекурсник за соседним столиком и, покачав головой, вернулся к своей книге.
   Школа свободных искусств! И хотя общий смысл фразы от меня ускользал, но каждое слово звучало словно музыка. Много лет спустя в букинистической лавке я наткнулась на упоминание о ней в книге, посвященной подъему образования в Средние века. Европа выходила из Темных веков, и потомки тех самых варваров, что завоевали Рим и практически уничтожили грамотность, полюбили – безумно полюбили – учиться (среди них были солдаты, монахи, полководцы и даже императоры). Они перечитали немногие уцелевшие манускрипты и иногда всю свою жизнь посвящали восстановлению греческих и римских шедевров по фрагментам, сохранившимся в более поздних работах.
   Я бы разделила их страсть. Я была уверена в этом. Если бы могла, пошла бы в монахи, чтобы благоговейно переписывать манускрипты, как это делали они – сравнимо с молитвой. Не сходя с места, я решила, что с этого дня стану переписывать от руки каждую понравившуюся книгу.
   К счастью, вскоре я забыла о своем намерении. Столько удивительнейших открытий ждало меня с началом учебы в колледже, что каждое решение, которое я принимала, вытесняло принятое днем раньше, так что я ни разу не переписала книгу от руки, хотя полюбила многие.
   Но в первый университетский день я была так же взволнована словами «Школа свободных искусств», как варвар, жаждущий войти под своды средневековых библиотек.
   Подруги обращались ко мне, но я едва их слышала.
   Когда же, подняв голову, посмотрела на них – почувствовала, что по моим щекам текут слезы. Девушки были изумлены.
   – Не плачь! Что случилось?
   – Не знаю, – всхлипнула я. – Я так счастлива, что нахожусь здесь.
   Подруги с недоумением переглянулись, одна положила руку мне на плечо.
   – Ты, Барбара, странная, – мягко сказала она. – Ни на один из этих курсов ты не можешь записаться, нужно, как мы, взять предметы для новичков. А теперь принимайся за дело, а то вылетишь отсюда, не дойдя до первой лекции.
   После тщательных размышлений подруги записались на занятия по пяти или шести предметам.
   Я выбрала десять. Пять из них я завалила, остальные пять еле вытянула. Учиться в университете действительно оказалось гораздо сложнее, чем в школе, и честно говоря, я вообще не понимала, для чего экзамены.
   Было бы вполне достаточно узнавать множество новых удивительных вещей.
   Через несколько лет я успокоилась и привыкла к заведенному порядку, но все равно, когда очередной профессор проливал свет на что-либо поистине неожиданное, у меня порой наворачивались слезы. Я чувствовала, что нахожусь в невероятной вселенной, где люди любят познание ради него самого, – и это моя реальность.
   Через какое-то время после тех первых слез в кафе я наткнулась в книжном магазине на небольшой постер со средневековой гравюрой: на верху лестницы, приставленной к дереву, стоял человек под очень низким, выгнутым навесом, чем-то вроде потолка с дырой. Человек просунул в дыру голову и с восхищенным изумлением взирал на ночное небо, полное звезд. Этот постер до сих пор со мной. И до сих пор я при любой возможности иду на лекции в колледж по соседству с местом, где оказываюсь. Тема? Совершенно не важно, лишь бы преподаватель был хорош. А мне все предметы интересны.
   Как в итоге я распорядилась своим блестящим университетским образованием? Нашла ли практическое применение полученным знаниям? Честно говоря, нет. Мне просто нравилось учиться, и я с удовольствием училась бы и училась.
   Так и не довелось мне трудиться по профилю обучения; впрочем, ни из каких дел, которыми мне нравилось заниматься в жизни, я не извлекала практической пользы. Ни цента на этом не заработала. Не стала преподавателем, не писала книг о том, что изучала. Моя семья считала, что я спятила, хотя кажется, они все равно мной гордились.
   Разве что в свое время у меня возникло что-то вроде вины: я подавала надежды как поэт, писала неплохие стихи, но, как люди выражаются, «ничего с этим не сделала». Пожалуй, именно тогда я убедилась, что любимые занятия совершенно не обязательно должны приносить доход и не всегда практично быть практичным. Повзрослев, я поняла еще больше: все наше восхитительное любительство стоит затраченных сил точно так же, как степень в медицине или инженерном деле. Каждый раз, предаваясь своим любимым и абсолютно дилетантским занятиям, будь то чтение книг, просмотр передач на образовательном канале или изучение без всякой нужды карты Азии, – я вспоминаю, что жизнь удивительна и ее чудесам нет конца.
   Полагаю, на первых порах в деканате одобряли и мою тягу к знаниям, и мое восхищение учебным процессом, но через несколько семестров администрация потребовала, чтобы я выбрала специализацию и перестала бросаться на все предметы подряд. Меня предупредили, что в противном случае я никогда не закончу обучения в университете.
   Но с какой стати мне вдруг хотеть заканчивать? Ради того, чтобы вернуться туда, где никто не скажет мне чего-то, чего я сама не знаю? Я с удовольствием училась бы вечно, тем более, со временем это получается у меня все лучше и лучше. Родители ничего не имели против, так как за университет платила я сама. В те дни плата за обучение была ничтожно мала и аренда жилья обходилась довольно дешево – мои расходы легко покрывались двумя часами работы в закусочной в обеденный перерыв. Кроме того, в качестве приятного дополнения к зарплате, составлявшей доллар в час, хозяин разрешал официанткам бесплатно есть и даже забирать кое-что домой. Все складывалось наилучшим образом.
   В конце концов я выбрала специализацию. Сначала я остановилась на математике, поскольку тогда мне казалось, что из всех наук на свете она самая восхитительная. Но выяснилось, что овладевать ею чрезвычайно сложно – уследить за множеством изумительных, но непостижимых мелочей, пронизывающих всю математику, мне не удавалось.
   Поэтому пришлось сдаться и выбрать специализацию полегче – антропологию, по которой у меня уже было сколько-то отличных оценок. В итоге, с чувством некоторого разочарования, я, как и другие студенты, прошла путь экзаменов и выпуска.
   И все эти годы, когда друзья или сокурсники спрашивали, зачем я изучаю то или иное, я не могла объяснить. Каждый раз, когда я слышала этот вопрос, мне казалось, будто меня ловят на чем-то постыдном. По общему мнению, вечные студенты вроде меня ленивы и инфантильны; они не в состоянии, как нормальные зрелые люди, напрячься и серьезно работать. К тому времени я понимала, что следовало бы изучать что-то, что в результате может получить практическое применение. Однако сама мысль ограничить свои интересы, сосредоточиться на одной-единственной области знания и в конечном счете похоронить себя в ней невыносимо угнетала меня. Пожалуй, такой вариант я никогда по-настоящему не рассматривала.
   Наступили шестидесятые, и все стало более расслабленным. Я повзрослела, ни перед кем больше не оправдывалась и посещала все лекции, какие душа пожелает. Я стала замечать других студентов, постарше, которые продолжали появляться на занятиях. Похоже, и они не могли отказаться от удовольствия слушать наших блестящих профессоров.
* * *
   Промотаем ленту на годы вперед и заглянем совсем в другой период моей жизни. Меня по-прежнему окружают книги, и я все так же пользуюсь любой возможностью посидеть на интересной лекции. Но теперь я мать-одиночка, мне надо содержать детей, и нужно какое-то дело. О следующей степени в университете нет и речи по разным причинам, в том числе из-за отсутствия времени и денег. Я нашла место, какое можно было получить со степенью бакалавра в конце шестидесятых – в программах, финансируемых городом: по работе с неимущими, наркоманами, бывшими заключенными, – и мне там очень нравилось. Со временем я построила карьеру, основанную на природной способности работать с людьми, на опыте работы в барах, принадлежавших моим родителям, и на большой доле удачи – я стала писателем и, как это позже стали называть, лайф-коучем[1].
   Работая коучем, я заметила, что некоторые клиенты похожи на меня в тот первый день в колледже. Им нравилось слишком много всего, чтобы выбрать что-то одно. Им постоянно хотелось исследовать новое, пробовать разные вещи, учиться, но учеба при этом не служила конкретной цели. Часто они были блестяще умны, талантливы в различных областях. Они обожали обсуждать то, чем занимались в данное время. Интересные, энергичные и в основном счастливые люди! Беспокоило их лишь одно – то же, что происходило у меня с учебой, – они не могли выбрать специализацию.
   И тогда я начала понимать, что мы не только ведем себя иначе, чем большинство других людей. Вероятно, мы устроены иначе, чем они. В поисках подсказок, которые могли помочь, я стала читать про великих – про Аристотеля и Гёте, Леонардо да Винчи и Бенджамина Франклина, – про тех, чей круг интересов был всеохватен.
   Просматривая книги, дневники и письма, я заметила нечто странное: похоже, ни для кого из них не было проблемой, что они не ограничивались одной-единственной областью. Они переходили от одной темы к другой совершенно свободно и, кажется, не чувствовали никаких угрызений совести, бросая незаконченные проекты (даже если им уже заплатили, как это было с Леонардо). Собственно говоря, никто из них так и не остановился на одной сфере деятельности, но они не испытывали необходимости оправдываться или извиняться по этому поводу. Как им это удавалось? Кто дал им право заниматься всем, что их увлекало?
   Вот единственный ответ, найденный мной: в те времена, похоже, не видели ничего плохого в том, чтобы интересоваться всем подряд в подлунном мире. Мне не попалось никаких свидетельств, что Аристотелю выговаривали, будто он как мыслитель слишком разбрасывается. Франклин не оборонялся, поскольку никто на него не нападал с претензиями. Гёте не чувствовал себя виноватым из-за того, что писал романы, трагедии и стихи, занимался государственной деятельностью, изучал законы оптики и попутно еще бог знает что, – ведь никто не порицал его за это.
   Настоящее откровение!
   Воспроизвести времена и окружение гениев неосуществимо, но я подумала, что можно создать неформальное сообщество, которое давало бы чувство поддержки и принадлежности. У меня родилось название для таких, как мы, – сканеры. Сканеры – поскольку мы не уходим с головой в какое-то одно пристрастие, мы сканируем окружающее в поисках всего, что нам интересно. Затем, в 1994 году, я подробно написала о сканерах в своей книге «Мечтать не вредно»[2]. Я надеялась, что эта тема будет замечена. Но такого резонанса не ожидала.
   Как только книга была опубликована, посыпались письма. Сначала – сотни. Десять лет спустя счет пошел уже на тысячи, получаю я их и сейчас. Практически в каждом письме говорится одно и то же: «Я сканер! Какое облегчение! Ведь я думал, что просто несостоятелен… лентяй… саботажник… поверхностный… неудачник… слабохарактерный…» – список можете продолжить сами.
   Мои корреспонденты были безмерно благодарны за то, что увидели свой образ в положительном свете – вероятно, с таким они столкнулись впервые. Годами они мучились, стараясь понять, почему так отличаются от всех, кого знают. Они были сбиты с толку, долгие годы ощущая свою бесполезность. Многие обращались за помощью к психотерапевтам, но мало кто смог следовать обычным рекомендациям – выбрать определенный курс и его придерживаться. Они не понимали, отчего не могут найти подходящую профессию, и раз за разом описывали тот же сюжет: любая интересная работа вскоре становилась невыносимо скучной. А иногда не доходило и до начала деятельности.
   У сканеров, которые не стремились к работе и карьере, проблем было не меньше – слишком большой выбор открывался перед ними. На чем душе успокоиться? Заняться литературным творчеством… а может быть, живописью? Путешествовать? Начать свой маленький домашний бизнес? Им не хотелось выбирать одну область, им хотелось охватить все. Почему они не могут остановиться на чем-то и продержаться достаточно долго, чтобы завершить начатое? Им было непонятно, как сладить с этим, и со временем они приходили к выводу, что как-то неправильно устроены.
   Но все открылось в ином ключе, когда они узнали себя в моей книге. Как написал один читатель: «Я никак не мог понять, кто я такой, и думал, что все делаю неправильно. Теперь, прочитав о сканерах, я знаю, что это не так!»
   Написанное мной живо отозвалось у многих. Слово было найдено, и сканеры начали осознавать истину: с ними все в порядке. Они ведут себя иначе, потому что они действительно другие, – эта идея объясняла многое и потому принималась ими немедленно. Отличное начало.
   Но что дальше? Где научат жить по-сканерски? Какие предметы выучить и сдать, чтобы получить сканерский диплом? Каков логичный профессиональный путь для сканера? Где взять руководство, объясняющее, как сканеру построить хорошую жизнь, не пытаясь переделать себя?

Школа для сканеров

   Где найти инструкции для сканеров? Отвечу просто и ясно: нигде. Разве что они скрыты в тайном месте, до которого я еще не добралась. Если вы выбрали специальность, скажем, геологию или дизайн моды, то существуют соответствующие учебные заведения, где вы получите нужную подготовку. Существуют консультанты по выбору профессии, которые помогут вам определиться. Существуют специалисты по найму, которые устроят вас на работу. Существуют профессиональные организации, книги и сайты, которые помогут вам в вашем желании стать успешным геологом, или модельером, или любым другим специалистом по вашему выбору.
   Для нас, сканеров, нет ничего похожего. Если вы сканер, то, скорее всего, уже знаете, что будет, если вы пройдете тестирование на профессиональные склонности. Максимальные баллы почти по каждой категории. Консультанты по вопросам профессионального роста не умеют работать с такими результатами.
   Вот рекомендация, которую вам дадут в лучшем случае: «Можете заниматься чем угодно. Просто выберите один из своих талантов – и приступайте к работе».
   Однако для сканера это наихудший совет. Потому что выбирать-то сканеры и не умеют. Но теперь вы умнее любого профконсультанта, поскольку знаете то, о чем он не догадывается: настоящий сканер и не должен выбирать.
   До сих пор сканеры фактически были предоставлены самим себе. Никого рядом, кто помог бы управлять многочисленными способностями, регулировать интересы и занятия. Нет такой академической дисциплины, где бы учили, как лучшим образом распоряжаться неудержимой любознательностью, или готовили ваш живой ум к специальности, сочетающей разные направления. Нет такой профессии, где были бы предусмотрены профессиональный рост и должности для разносторонне одаренных сканеров класса «способен-делать-что-угодно», то есть тех, к кому обращаются в первую очередь со сложными вопросами. И пусть их даже высоко ценят, но для них и их деятельности нет конкретного определения и штатной единицы, отражающих круг их возможностей. Наша культура ограниченна: да, есть прекрасная система, которая выпускает узких специалистов, но она не уравновешена программами по подготовке профессионалов широкого профиля – сканеров.
   Но с чего-то нужно начинать. Я собрала вместе все техники, выработанные за годы помощи клиентам-сканерам, и отправилась на поиски новых идей. Я проводила специализированные интернет-дискуссии, где сканеры делились опытом и поддерживали друг друга. Я организовала регулярные занятия в форме телефонных конференций. Я разработала специальные мастер-классы и даже сделала часовую передачу на телевидении, целиком посвященную сканерам. Больше всего на свете я хотела поделиться всем, что выяснила о сканерах, с самими сканерами – с теми, кому это необходимо. Я превратилась в человека, выполняющего некую миссию, что совершенно мне не свойственно. Это в принципе не мой стиль жизни. Но как быть с людьми, поверившими в меня? Как быть со всеми, кто пишет мне письма? Взгляните на одно – разве после такого можно помыслить, что пора остановиться?
   Должен рассказать, как меня вдохновило ваше описание сканеров. Все в точности обо мне, и теперь я работаю над тем, чтобы сбалансировать свою жизнь так, чтобы полностью выразить самого себя.
   Каким-то образом я никогда не «разрешал» себе перестать искать одну-единственную профессию и спокойно заниматься всем, к чему меня лежала душа. Я старался соответствовать общепринятому мнению, что существует лишь один правильный путь и найти его нужно уже в 18 лет.
   Но вы так доходчиво рассказали про это «разрешение», что груз упал с души, и я смог взглянуть на многое совсем под другим углом. Я взялся за все любимые дела с обновленной энергией – и с радостью, которую годами подавляло постоянное чувство вины.
   Спасибо! Теперь у меня есть название тому, что раньше я расценивал как страшный недостаток.
   Теперь я смотрю на жизнь совершенно иначе и не только прощаю себя за то, что я сканер, – а люблю им быть, наконец!
   Я годами боролся с неспособностью быть «последовательным». Сейчас мне понятно: я просто настоящий сканер. Я счастлив, что могу быть собой и не грызть себя за это.
   Благодаря вам, Барбара, изменилась вся моя жизнь – у меня появилось будущее. Спасибо за ваши советы.
   Так что я решила собрать воедино все методики и создать руководство, призванное помочь сканерам преодолевать препятствия, находить способы воплощать идеи и использовать многочисленные таланты. Пока я писала книгу, я старалась найти как можно больше сканеров и встретиться с ними. Теперь я знаю сотни таких людей. Они великолепны. Они любят жизнь и приходят в восторг от возможности обрести новый опыт. По большому счету, это самые интересные люди. Они чрезвычайно щедры – им я обязана огромным количеством сведений, они делились со мной информацией и стратегиями, которые разрабатывали, чтобы в жизни было место всем их многочисленным интересам. У вас тоже есть свои разработки? Я знаю, что есть. Сканеры изобретательны и любят решать сложные проблемы. Но главная причина, почему им приходилось изобретать собственные способы выживания, в том, что никто из них не знал о существовании других сканеров. Никого рядом, к кому можно было бы обратиться за помощью и советом.
   Думаю, именно поэтому сканеры, с которыми я разговаривала, безудержно делились своими историями и опытом. Мотив прост: слишком долго им приходилось держать все в себе. Они писали мне о своих душевных ранах: недооценивают окружающие; испытываешь беспомощность от того, что не отвечаешь семейным ожиданиям; чувствуешь одиночество, потому что никто тебя не понимает (да и сам не понимаешь себя). Но, кроме того, они рассказывали о стремлении к новым знаниям, о любви к открытиям и почти детском восторге, который вызывает у них каждое новое дело. Я включила в книгу столько отрывков из писем, сколько позволял ее объем. Жаль, что не могу напечатать все письма, которые наверняка вдохновили бы вас и показали подлинную картину жизни этого потрясающего сообщества людей. Наверняка вам понравились бы рассказы сканеров о том, как они преподают в школе и сочиняют музыку, живя в Непале, пишут книги о пивоварении, работают в театре, встречаются с лидерами мирового уровня в Чехии или вывязывают на спицах целые крохотные деревни в подарок матери (когда не играют в собственной рок-группе) и все это после работы, разумеется.
   Возможно, читая эти письма, вы впервые узнаете о жизни других сканеров. Наверно, даже поймаете себя на мысли: «Совсем как у меня!» Надеюсь, что так и произойдет, потому что слова, которые узнаются как свои, просто необходимы сканерам – с ними легче найти «дорогу к дому». На знакомой территории можно гордиться своей уникальностью и открывать новую, насыщенную, полную свершений жизнь, для которой у вас есть все.
   И у меня эта книга тоже стала своеобразной вехой, ознаменовавшей мое «возвращение домой». Я прошла полный цикл – от первокурсницы, которая рыдала от потрясения и счастья, просматривая список университетских программ, до зрелого человека, который читает, пишет, путешествует и отлично проводит время, имея в своем багаже массу интересных дел и увлечений. Пожалуй, одной науке, вынесенной из колледжа, мне все же удалось найти практическое применение: там я узнала, как тяжело бывает, когда хочешь изучать все на свете, а рядом нет никого, кто бы подсказал, что делать. В книге я использую этот опыт, чтобы понять вас и попытаться помочь.
   Таким образом, перед вами результат моих усилий – практическое руководство для сканеров. Из него вы узнаете, кто вы и почему так сильно отличаетесь от остальных. И еще: сканеры бывают разные. Читая книгу, любой сканер сможет определить, к какому типу он относится и какие рекомендации, средства, техники и модели жизнеустройства ему подойдут. А когда дочитаете, станете отчетливее представлять, в чем заключается ваше несходство с теми, кто легко находит путь в жизни. Кроме того, вы поймете, как преодолевать препятствия, мешавшие в прошлом. И наконец, снабженные необходимым инструментарием, вы сможете заняться тем, для чего рождены: со всей присущей вам творческой энергией немедленно приступить к делам, с которыми способны великолепно справиться.
   Для сканера это высочайшее в мире удовольствие.
   В книге приведена принципиально новая система. Во-первых, программа реабилитации, цель которой – устранить ущерб, нанесенный вам годами непонимания, и восстановить вашу изрядно потрепанную самооценку. Во-вторых, специальная подготовка – вам следует узнать, как лучше использовать свои уникальные врожденные способности. В-третьих, вопросы профессионального устройства. Сканеры, как и все прочие, должны зарабатывать, и книга сориентирует, как искать работу, где вы не будете скучать и обеспечите себя средствами на жизнь, которую стремитесь вести.
   Итак, засучите рукава, приготовьтесь шире смотреть на вещи – и возьмемся за дело. Не могу дождаться, когда перед вами распахнутся ворота и вы, наконец развернувшись во всю мощь своего удивительного интеллекта, начнете исследовать этот огромный мир – который вы так любите.

Часть I
Кто такие сканеры? Принадлежите ли вы к их славному племени?

Глава 1
И это все о сканерах

   Возможность выкроить несколько часов для себя выдается у Элейн довольно редко. И вот как раз такой случай. Это время она хотела бы посвятить тому, что действительно любит. Элейн пока не решила, чем заняться, но найти дело нетрудно – ведь ей нравится очень многое.
   Она стояла у большого стола в гараже, глядя на два начатых, но так и не завершенных проекта. Слева манили две плетеные корзинки с яркой пряжей, тюбик клея и упаковка цветного картона. Просто слюнки текли – Элейн всегда нравилось разное рукоделие, к тому же она давно обещала подруге сделать скрап-альбом. А на стеллаж позади стола, где лежали деревянные инструменты для лепки и глина в пластиковом мешке, Элейн старалась даже не смотреть. Когда-нибудь, когда времени будет побольше, она обязательно вылепит эту керамическую штуковину, которую задумала. Идея (надо сказать, великолепная) осенила ее не так давно, когда она листала старинные книги с картинками. Как хочется заняться этим сейчас, немедленно!
   Она снова перевела взгляд на стол. Прямо перед ней, все еще в бумажном пакете из магазина, лежали четыре книжки по истории Польши, купленные несколько месяцев назад. Там же, в пакете, осталась нераспечатанная упаковка аудиокассет и диктофон, подключающийся к телефону, – когда-то она собиралась записать воспоминания родственников старшего поколения, польских эмигрантов. С тех пор как Элейн принесла книги из магазина, времени заглянуть в них не нашлось. Она приберегала их, словно лакомый кусок торта, которым можно будет насладиться, расслабившись после обязательных забот. Пожалуй, все-таки надо позвонить родственникам в ближайшее время – ведь они уже очень старые. Элейн задумалась: может, прямо сейчас? Хотя бы договориться, когда потом они побеседуют. Еще надо узнать, как этот диктофон подключается к телефону. Элейн вдруг поняла, что очень соскучилась по тете Джесси.
   Взгляд упал на длинную узкую коробку, которая стояла справа, прислоненная к столу. Ее доставили три месяца назад. Там электропианино – подарок на день рождения. Распаковать и установить можно минут за двадцать, если бы в доме было куда его поставить. Элейн понимала, что для пианино давно пора найти постоянное место, ведь если каждый раз, как захочется поиграть, вынимать его из коробки, а потом убирать обратно, пропадет всякое желание заниматься музыкой. Но где взять время, чтобы расчистить уголок для пианино, когда весь дом давно нуждается в генеральной уборке?
   Вот будь вместо нее одной хотя бы пять Элейн – они бы все сделали сразу, сегодня, сейчас же. Она тоскливо смотрела на коробку, на черно-белую картинку с пианино и почти слышала его звучание. Пальцы жаждали прикоснуться к клавишам. Может, распаковать и поиграть прямо здесь, в гараже? До обеда еще осталось немного времени.
   Нет, не получится. Элейн вспомнила, что обещала восьмилетней дочери сшить костюм на детский праздник, который состоится через пару недель, и решила заняться этим, а остальное отложить на потом. Тем более, что уже три дня как разложила на обеденном столе выкройки и семье приходится есть с подносов, сидя перед телевизором. Неудобно. Надо немедленно приниматься за костюм.
   Но неожиданно Элейн переключилась: сегодня, когда она ехала домой после встречи с клиентом, в голову пришла замечательная идея дополнительного дохода – простой в реализации план, почти не требующий вложений. Охватило знакомое чувство: если сразу – немедленно – ничего не предпринять, то план вскоре забудется, как забывались другие отличные идеи, посещавшие ее раньше.
   Каждая вещь, на которую падал взгляд, любая идея, проносившаяся в уме, – все притягивало внимание и искрилось потенциальными возможностями. Хотелось заняться буквально всем. Но она впала в ступор и в итоге не сделала ничего. Вот тебе и свободное время… Уж лучше бы убрала дом или съездила на рынок. Элейн вздохнула, вышла на свежий воздух и вдруг спохватилась: она же собиралась сегодня побегать! Собака, лежавшая рядом, поднялась и смотрела на нее, словно пытаясь понять, что беспокоит хозяйку. Элейн и сама хотела бы это понять.
   Элейн не страдала синдромом дефицита внимания – врачи давно успокоили ее на сей счет. Кроме того, она знала, что если начинает серьезное дело, то уже не отвлекается ни на какие пустяки.
   Так что же ее останавливает? Откуда эта нерешительность? Если на то пошло, почему ее вообще интересует столько разных вещей? Почему всегда одно и то же: она замечательно начинает, но быстро выдыхается и оставляет за собой вереницу незаконченного? Элейн не упрекала домочадцев и друзей за то, что они посмеивались, когда она с энтузиазмом бралась за что-то новое. Она не принимала насмешки близко к сердцу, волновало другое: слишком ничтожны результаты ее деятельности.
   Но кто способен выбрать среди стольких интересов что-то одно? Как не ошибиться? Что важнее? И тут Элейн снова отвлекла посторонняя мысль: она ведь собиралась отшлифовать свой испанский – тогда на следующий год можно было бы преподавать его и немного подзаработать.
   Элейн покачала головой, она почти злилась на себя за очередную идею. В душу закрадывалось отчаяние: на горизонте всегда возникает что-то новое и интересное, даже когда она твердо останавливается на чем-то и отгоняет мысли, сеющие неуверенность, правильное ли решение принято.
   Большинство знакомых Элейн точно знают, что делать со своей жизнью. Почему она не может просто взять и выбрать? И двигаться в одном направлении? В конце концов, сколько раз говорили, что она умна и могла бы добиться чего угодно! По какой причине она не может начать нормально работать?

Звучит знакомо?

   Не напоминает ли Элейн вам кого-то? Не вас ли? Вам ведь тоже интересно, почему перед вами вечно встает подобный вопрос? Вы не понимаете, что вами движет, чем вы отличаетесь от других людей, которые рано делают выбор и следуют намеченному пути? Почему вы не можете идти к своей мечте, никуда не сворачивая? Как заставить свой пытливый ум сконцентрироваться на чем-то одном, если невыносима мысль отказаться от всего остального? Что вами движет?
   Верите или нет, но на эти вопросы есть хорошие ответы. Если вы, подобно другим сканерам, которых я встречала, думаете, что ситуация безнадежна, вас ждут приятные сюрпризы. Первый и самый важный: если сканеры не считают, что должны ограничить себя одной-единственной областью, девяносто процентов их проблем исчезает!

Быть сканером – что это такое?

   Сканеры любят читать. Любят писать сами. Любят чинить и изобретать разные приспособления, разрабатывать проекты и различные деловые предприятия, любят готовить, петь, организовывать превосходные дружеские вечеринки. Обратите внимание: я не говорю «или», так как сканеры не выбирают одно или другое, им нравится и то, и другое, и третье. Сканер может приходить в восторг, обучаясь играть в бридж или крикет, но, когда начинает хорошо получаться, он остывает, и совсем не факт, что когда-нибудь захочет обратиться к этому снова. Один знакомый сканер с гордостью показал мне прицепленный к груди значок с надписью: «Я это уже делал».
   Мир для сканеров – большая кондитерская, битком набитая дивными соблазнами, и сканеры хотят одного – дорваться до всех сладостей и затолкать их в свой карман.
   Звучит прекрасно, не правда ли? Проблема в том, что и в кондитерской лавке сканеры голодают. Им кажется, что позволено брать только один сорт конфет. Но хотят-то они весь ассортимент! И если все-таки через силу сделают выбор, то вечно будут чувствовать неудовлетворенность. Впрочем, как правило, сканеры не выбирают ничего вообще, и это тоже не приносит им радости.
   В детстве им везло намного больше. В школе никто не возражал против многочисленности интересов, ведь каждый учебный день и так включает разные предметы. Но от старшеклассников и выпускников уже ждут выбора, и с этого времени у сканеров начинаются трудности.
   Общественное мнение весьма категорично: если ты хватаешься за все, то хорошим специалистом не станешь ни в чем. Ты навсегда останешься дилетантом, поверхностным человеком – и никогда не сделаешь достойной карьеры. Таким образом сканера, вчерашнего школьника, подававшего большие надежды и учившегося с энтузиазмом, внезапно зачисляют в неудачники.
   Одна мысль не дает мне покоя: если бы общество продолжало принимать сканеров такими, какие они есть, у них вообще не возникало бы проблем. Только понадобилось бы освоить приемы управления проектами – а в остальном просто признать свою природу, перестать комплексовать и бороться с собой. Практически во всех случаях, когда сканер уясняет свою сущность и не рвется больше быть кем-то другим, начисто исчезают и низкая самооценка, и стыд, и растерянность, и ощущение собственной неполноценности, и нерешительность, и невозможность приступить к действиям.
   Похоже, сканеры принадлежат к особой породе людей. Одна из причин, по которой им трудно это распознать, – они нечасто встречают себе подобных.
   Как определить, сканер вы или нет?
   Пожалуй, стоит начать этот разговор с тех, кого точно нельзя отнести к сканерам.

Кто не сканер?

   Очевидно, что узкие специалисты – не сканеры. Вы из тех, кто счастлив, посвятив себя одному виду деятельности, кто в течение всей жизни поглощен любимой работой? Таких людей я называю дайверами. На мой взгляд, к типичным дайверам относятся профессиональные музыканты, шахматисты и спортсмены, ученые, математики, бизнесмены и финансисты. Они могут «расслабиться» с помощью какого-нибудь хобби, но редко испытывают настоящую страсть к тому, что находится вне их профессионального интереса. Дайверов часто удивляет, как остальные могут оставаться равнодушными к тому, чем увлечены они сами.
   Сканеры же, напротив, редко пренебрежительно относятся к интересам и занятиям других людей – им всегда любопытно, что еще существует в мире. Честно говоря, они любят совать нос во все, что их привлекает. Дайверы нечасто задумываются, пропускают ли они что-то важное, поскольку полностью погружены в любимую профессию. Девяносто девять процентов сканеров проводят массу времени, сканируя то, что их окружает, и размышляя, куда двинуться дальше.

Многие люди выглядят как сканеры, но ими не являются

   Я провел годы, раздражая себя и всех вокруг тем, что постоянно перескакивал с одного увлечения на другое. Со временем я понял, что всегда в глубине души знал, чем хочу заниматься, но просто боялся посвятить себя этому полностью. Постоянный поток альтернативных идей служил изощренным способом уклониться от такого решения. Думаю, я всегда избегал того, что мне действительно хотелось делать, потому что боялся оказаться посредственностью или даже полностью провалиться. Поэтому я всегда переключался на другое, прежде чем успевал создать что-то, что можно было бы оценить со стороны.
   Люди в депрессии часто ошибочно полагают, что они сканеры. Депрессия вызывает перелом сознания, когда человеку трудно сосредоточиться на чем-то продолжительное время. Некоторым кажется, что причина депрессии в том, что они не могут найти занятия, которое полюбили бы всей душой. Однако обычно все наоборот: им ничего не нравится, потому что они в депрессии. Один из главных симптомов депрессии – неспособность хотеть чего-то. Женщина, работавшая с подобными людьми, рассказывала:
   Проблема концентрации внимания, возникающая при депрессии, – совсем не то, что проблема выбора между многочисленными интересами. Если дошло до того, что вы не можете читать книги (и даже газетные статьи слишком сложны, так что вы к концу уже не помните начала), если вы не в состоянии следить за разговором и понятия не имеете, где ваши ключи и бумажник, хотя обычно прекрасно помните, куда их положили, то вам неотложно нужно к врачу. В таких случаях психотерапия и лекарства творят чудеса.
   Синдром дефицита внимания. До осознания своей природы многие сканеры полагали, что страдают синдромом дефицита внимания (СДВ), поскольку все вокруг уверены, что интересоваться кучей вещей сразу – примерно то же, что постоянно отвлекаться. В своих наблюдениях я обнаружила, что у многих сканеров действительно есть СДВ, но тем не менее они настоящие сканеры. Мне также встречались люди с диагностированным СДВ, которые выглядели как сканеры, но ими не являлись. Разница в том, что у настоящего сканера нет проблем с обычной способностью концентрироваться, в отличие от гиперфокуса, характерного для СДВ. Стоит понять это, и путаница с СДВ проясняется.
   Я сканер, и в то же время у меня диагностирован синдром дефицита внимания. Cвидетельствую: абсолютно понятно, впадаешь ли ты в ступор из-за приступа СДВ, когда сознание затуманивается и с трудом помнишь, что делал, или когда застреваешь по типично сканерским причинам – потому что тебя привлекает слишком много всего разного и невозможно решить, за какой проект приниматься.
   Конечно, есть много людей, вполне довольных своей профессиональной деятельностью и вдобавок имеющих несколько нормальных увлечений: например, юрист, который интересуется кулинарией и путешествиями, или рекламный арт-директор, коллекционирующий антиквариат. Но человек с нормальным размахом интересов и сканер заметно отличаются друг от друга.

А кто же сканер?

   Сильнейшее любопытство к множеству не имеющих ничего общего тем, явлений и вещей – одна из основных характеристик сканера. Любознательность его почти безгранична. Сканеры часто говорят, что их интересует абсолютно все (хотя в действительности это не совсем так). Сканер не хочет специализироваться в чем-то одном, даже если ему нравится этим заниматься, – для него это означает отказ от всего остального. Некоторые даже думают, что быть специалистом скучно, что это ограничивает.
   Общество не одобряет сканеров, считая, что они потакают своим слабостям. Но, конечно же, сканер не «потакает» им, он рожден таким, какой есть, и ничего не может (и не должен) с этим сделать. Сканер любознателен, он стремится изучить все на свете – он так генетически запрограммирован. Если вы сканер – это ваша натура. Если вы игнорируете свою натуру, то обрекаете себя на постоянное раздражение и недовольство собой.
   Я знаю, это непривычный подход, и современный мир не только не восхищается сканерским поведением, но более того, находит его неприемлемым. Правда, так было не всегда.

Все изменилось не так уж давно

   Когда Советский Союз запустил в космос первый спутник, Америка испытала шок. Все ресурсы немедленно были брошены на то, чтобы догнать и перегнать русских. Факультеты университетов превратились в специализированные учебные центры, наука и технологические отрасли – сфера обитания специалистов – вышли на передний план. Кафедры литературы и других гуманитарных предметов, даже истории, попали в разряд ненужной роскоши. Это напрямую отразилось на положении сканеров. Больше никто не говорил о них как о людях с широким кругозором, никто не величал «эрудитами» и «людьми эпохи Возрождения» – в одночасье они стали «безответственными», «бестолковыми», «разбрасывающимися». В наши дни этот сдвиг в мышлении настолько закрепился, что почти все убеждены: сканеры живут неправильно. К несчастью, многие из них покорно соглашаются с этой «непререкаемой истиной».
   Можно только догадываться о результатах такой узости мышления – сколько ненужных душевных страданий, сколько потерянных талантов! Вот почему важно не забывать, что на протяжении большей части истории люди с широким спектром знаний и способностей ценились очень высоко. Как вы убедитесь дальше, маятник, качнувшись в середине прошлого века в неверную сторону, сегодня начинает обратный ход.

Что теперь?

   Одним из последствий полувекового пренебрежения сканерами стало то, что модели поведения, пригодные как образец, сегодня редкость. В отличие от более ранних периодов истории, когда разносторонность встречалась чаще, сегодня некому научить сканеров справляться с множеством их дарований. Быть сканером в наши дни – все равно что получить в наследство великолепный сверкающий механизм, оснащенный мудреными приспособлениями, кнопками и панелями, – и никакой инструкции к нему.
   Каким образом можно путешествовать и быть фотографом, когда вам еще хочется учить китайский, заниматься историей, вырастить прекрасный сад, писать книги и вдобавок попробовать себя в автогонках? Невыполнимо? Нет, реально. Но если у вас не было такого опыта прежде, вы абсолютно убеждены, что это невозможно.
   Как быть с профессиональными возможностями? Почти никто, даже сам сканер, не верит, что реально сделать карьеру, если не выбрать один род занятий и не забросить все остальные. Однако это чистейший случай туннельного видения, поскольку поле деятельности для сканера существует повсюду. Профессиональный мир меняется, и сегодня, как никогда, могут быть востребованы разнонаправленные интересы тех, кто еще недавно называл себя «и швец, и жнец, и на дуде игрец».

До сих пор не хватало руководства

   Но теперь оно появилось, и в данный момент вы держите его в руках. Вам предстоит узнать, как заниматься всем, чем вы хотите, не теряя средств к существованию. Для этого придется решить проблемы, которые возникли из-за того, что вы не знали, что вы сканер; разобраться, почему вас привлекает столько разных вещей и отчего вы бросаете их, когда бросаете. Вы узнаете об особенностях своего типа сканеров. Мы постараемся развеять мифы, державшие вас в страхе, когда надо было принимать решения, и впредь выбор будет доставлять вам удовольствие. Если вы слишком заняты или увязли по дороге, если кажется, что вам не под силу заставить себя начать задуманное или завершить его, то помощь уже в пути.
   Я думаю, вам понравится то, с чем вы познакомитесь в этой книге: новые методы, процедуры, инструменты и стратегии – все, чтобы запустить сканерский мотор на полную мощность. Это интересно и легко (честно!). Понимание своей природы и овладение специфическими техниками помогут стать успешным сканером и жить жизнью, полностью отвечающей вашему необычному и замечательному интеллекту.

   Прежде чем идти дальше, хочу познакомить вас с важнейшим инструментом, которым вы будете пользоваться на протяжении всей книги.
   Этот инструмент я назвала Дневником сканера.
   Сканеры часто сдерживают себя, чтобы не увлечься новой захватывающей темой. «Чем оправдать то, что я опять перескочил на другое?» – примерно так они говорят. Но это печально, ведь они не нарушают законов, не причиняют никому вреда своим любопытством или энтузиазмом по поводу новой идеи. И каждый раз, когда сканеры отказываются от интересного дела, они только укрепляют миф, что делают все «не так». Даже ненадолго заняться чем-то «несерьезным» кажется им неправильным, поэтому они всё откладывают. Один такой несчастный сканер писал мне: «Я чувствую, что, пока не завершил то, над чем работаю, я не имею права на удовольствия». Конечно, будучи сканером, вы всегда рискуете отвлечься на что-то и потратить время, нужное для дела, которым изначально занялись, но Дневник сканера, как мы скоро увидим, может помочь этой проблеме.

Дневник сканера

   Дневник – это обыкновенный чистый блокнот (блокнот-книжка), куда вы будете заносить все, что делаете каждый день – как сканер, конечно. Длинные списки – какие продукты купить на рынке и что отдать в прачечную – не нужны, не нужны и пространные повествования «о жизни». Записывайте лишь то, что связано с вашей жизнью сканера. Прежде всего отмечайте свои лучшие идеи и то, что отвлекает вас от них. Кроме того, иногда я попрошу вас выполнить какое-либо письменное упражнение. Возможно, вы захотите выписать что-то полезное из этой книги (или откуда-то еще).
   Это будет ваша личная версия дневников Леонардо да Винчи. Если вы никогда их не видели – возьмите книгу с репродукциями в библиотеке или взгляните на них в интернете. Истинный источник вдохновения.
   Записи Леонардо – отличный пример для Дневника сканера. Они располагаются в восхитительном беспорядке, они импульсивны, они несдержанны. (Он даже писал в зеркальном отражении! То ли хотел спрятать свои идеи от любопытных глаз, то ли видел все перевернутым, то ли просто упражнял мозг. От сканера и не такого можно ожидать.) Не смущайтесь тем, что он великий, а вы пока не очень. Пусть он станет для вас просто человеком, который любил размышлять с пером в руке, как это собираетесь делать и вы.
   На чистых страницах дневника вы станете фиксировать свои идеи, чтобы они не потерялись, свои открытия – пусть незначительные, любые мысли в духе «а что если», которые постоянно роятся у вас в голове. Вы перестанете отгонять эти мысли и убегать от желаний, потому что от вас не требуется немедленно их выполнять – только записать на бумаге. Никаких активных действий, разве что вы сами этого захотите.
   И не стесняйтесь ощущений вроде: «Что я тут себе позволяю?!» Вы здесь не одиноки. Вот что мне написал один сканер:
   Я назвал свой дневник «Тайные удовольствия». На прошлой неделе я взял на карандаш мысли об особом курорте, который хотел бы построить, о поваренной книге, которую хотел бы написать (может быть, даже снять видео и создать собственную кулинарную телепередачу). Еще сделал кое-какие заметки о нескольких профессиях, которые показались интересными. Не понимаю, почему я раньше так не поступал! Это весело и помогает думать!

Каким должен быть ваш Дневник сканера?

   Убедитесь, что он нелинованный и места, чтобы развернуться, достаточно. Чем шире страницы и чем толще блокнот, тем лучше! Подходящий можно найти в магазинах для художников; иногда они бывают с переплетом под кожу, старинного вида, как из контор диккенсовского времени. Проведите пальцами по бумаге – вам должно быть приятно на ней писать – и найдите ручку, которая дополнит удовольствие от процесса. А еще можно соорудить для дневника специальную подставку – на такие ставят здоровенные словари или книги с волшебными сказками. Если вы сделали какие-то заметки на компьютере, вы можете позже вклеить их в свой заветный том. Между прочим, это доставляет творческую радость – вклеивать в блокнот различные заметки и картинки, писать вокруг них, – и дневник будет выглядеть только интереснее.

   Вести Дневник сканера – очень важное дело, важнее, чем может показаться на первый взгляд. Со временем, когда записи начнут накапливаться, вы заметите, что стали заботиться о таких сторонах своей личности, которые прежде игнорировали или недооценивали. Сам факт, что ваши интересы и увлечения достойны того, чтобы уделять им внимание и вести записи, меняет ваше представление о себе. Самоуничижение, которое часто одолевает сканеров – «порхаю по верхам, разбрасываюсь», – сменяется уважением к собственному образу мышления, повышается самооценка.
   Вам это на пользу. Дать вашему творческому уму возможность порадоваться и получить удовольствие – все равно что дать растению солнечный свет и воду.
   Раньше, приступая к очередному делу, вы чувствовали себя словно под дулом пистолета. Теперь вы с радостью увидите: описать или зарисовать любую старую идею в дневнике – легко, и необходимость это сделать не вызывает психологического гнета. В то же время, занося все замечательные идеи и планы в солидный блокнот, вы незаметно приучаетесь ценить собственные мысли. Каждый раз, когда вы записываете или иллюстрируете очередную идею, убеждения, раньше заставлявшие вас сомневаться в себе, становятся все слабее. Наконец вы приходите к естественному выводу: увлекаться любым новым делом нормально, и даже более чем нормально.
   Ваш дневник – еще и книга по самоисследованию. На свободе, безо всяких ограничений, с возможностью учиться чему угодно, творить и фантазировать в любом направлении, – как вы думаете, каким сканером вы окажетесь? Куда поведет вас ваш разум? Чем дальше вы следуете за своим воображением на страницах дневника, тем яснее становится ответ.
   В прошлом вы могли считать себя человеком, неспособным долго сосредоточиваться на чем-то одном и доводить дело до конца, но сейчас это не имеет значения. Записывать свои идеи – не то же самое, что начинать что-то, что требуется обязательно закончить. Это больше похоже на просмотр хорошего фильма. Даже лучше – вы не только пассивно смотрите, вы активно включены в творчество и свободны в своих творческих проявлениях. Допустим, пришло в голову записать рассказы соседей об их жизни – вы открываете дневник, вносите туда эту идею и без всяких колебаний даете ей развиваться дальше. Может быть, вы снимете на этой основе фильм, а может – устроите фотовыставку, которую будут сопровождать аудиозаписи историй. Или организуете проект: школьники записывают истории своих семей. Или создадите виртуальный музей, куда каждый может добавить свой рассказ.
   Дневник сканера позволяет вам планировать, а не бросаться немедленно осуществлять идею. Если у вас возникло желание снять фильм, вы обнаружите, что записали это в дневник в самый лучший момент – когда были полны энтузиазма и креативность била через край. Вы так и не сделали следующего шага? Ничего страшного. В любом случае вы приятно провели время и ничем не рисковали.

Проба пера

   Откройте блокнот, но не на первой странице, а на второй, чтобы перед вами был разворот. Начните с левой страницы – так получится больше места для записей. В левом верхнем углу поставьте сегодняшнюю дату и текущее время. Вверху страницы напишите заголовок: например, «Истории жизни моих соседей» или «Автобиография моего кота Джорджа. Заготовки для будущего фильма». Выберите проект интересный и перспективный, но такой, который вряд ли бы вырос в нечто большее, чем первое описание. Слева и справа оставьте поля пошире – пригодятся для комментариев.
   А теперь – просто дайте себе волю.
   Погрузитесь в идею целиком – и пишите. Расчерчивайте рамки со схемами, набрасывайте рисунки, стройте диаграммы – все, что так или иначе относится к делу. Когда придет в голову другая идея и отвлечет вас, зафиксируйте и ее, но не прямо здесь. Вместо этого нарисуйте линию через весь разворот, к самому правому краю правой страницы, и закончите ее наверху листа (чтобы внизу оставалось пространство для стрелок, ведущих к другим отвлекающим идеям). Переверните страницу, продолжите стрелку от края еще на несколько сантиметров. Потом посмотрите на часы или поставьте таймер, засеките 20 минут и запишите свою новую мысль. Теперь она в полной сохранности, и вы вольны обратиться к ней, когда захотите.
   Вернемся к исходной идее. Вы можете найти какую-то информацию в интернете и распечатать ее. Можете вырезать из распечатки самое интересное и подклеить к своим записям (не забудьте отметить, откуда взяли материал, – вдруг придется возобновить поиск). Можете, если вам особенно нравится цитата, обвести ее и поставить на полях восклицательные знаки. Если нашли подходящий материал в книге – запишите в блокнот, что думаете по этому поводу, или перепишите важное место. Рисуйте диаграммы, вклеивайте фото или вырезки из журналов. Короче говоря, делайте все, чтобы получить удовольствие от темы, которой занялись.
   Всегда старайтесь излагать все подробно, как будто пишете не для себя, а для другого, незнакомого человека. Представьте, что вы исчезли и кто-то нашел ваши записи – он должен суметь закончить ваш проект! Зачем так относиться к ведению дневника? Потому что в противном случае, когда схлынет волна энтузиазма, вы даже не вспомните, что вас так увлекло и потрясло! Пусть мысли льются на бумагу, как возникают – сплошным потоком. Иначе останется сухой список или настолько общие соображения, что позже не поймете, что за идея у вас была и что в ней ценного. Она будет казаться скучной, бесполезной, и возвращаться к ней не захочется. Скорее всего, так неоднократно случалось в прошлом. Дневник сканера как раз и нужен, чтобы вы научились относиться к своим идеям с уважением – ко всем без исключения.
   Приведу пример.
   Потрясающий способ изучать ботанику!
   Почему бы не взяться за цикл детективных повестей об ушедшей на пенсию учительнице ботаники, которая путешествует по Южной Америке, по всему континенту – от границы с США до Огненной Земли? Она может искать новые растения, описывать и зарисовывать их – как-то вот так: [на этом месте будет кстати ботаническая иллюстрация из какого-нибудь журнала]. Кроме того, наша героиня постоянно сталкивается с неким злодеем и преступником. Предположим, тоже ботаником! Пусть он выращивает растения, влияющие на психику человека, потому что хочет захватить власть над миром!
   Итак, в каждой книге действие происходит в новой стране. В сюжете будет поровну детективной истории, рисунков растений и рассказов местных жителей, как эти растения используются. Может, что-то вроде поваренной книги – но только для некоторых растений? (Надо поискать по теме «растения-убийцы в детективах»; наверняка есть книга про это.)
   Еще можно сайт сделать! Да, точно! Блог, где я буду выкладывать по небольшому эпизоду каждую неделю, вместе с фотографиями заодно! Возможно, мне стоит скооперироваться с кем-нибудь из ботаников, чтобы каждый написал по эпизоду. А еще давать ссылки на разные хорошие сайты по растениям. Должно быть здорово! Кстати, из этого можно потом сделать учебное пособие, чтобы его использовали на лекциях, например, кликнешь на фразе – и звучит голос преподавателя, ну как в аудиокниге. Надо расспросить друзей-технарей, насколько это сложно.
   Предположим, вы написали что-то подобное. Теперь на другой странице разворота можно начертить карту и заодно прикинуть, где будет происходить каждый эпизод. Или набросать забавные заголовки, вроде: «Мисс Беннет, или Дело о спрятанном базилике».
   Помните об одном: неважно, воплотите вы в реальности или нет то, что описали на бумаге, потому что завершение замысла – совершенно другая тема. Мы сейчас говорим о вашем воображении и возможности играть идеями ради чистого удовольствия.
   Если вам никто и ничто не мешает и вы можете работать над идеей столько, сколько хотите, самое время понаблюдать, как ваш разум реагирует на новый интерес. В отсутствие внешних помех прервать процесс можете только вы сами, и очень важно выяснить, какие внутренние причины заставляют вас остановиться.
   Когда решите закончить записывать, поймайте мысль, которая к этому подтолкнула. Например: «Мне становится неинтересно». Или: «Хотелось бы продолжить, но пора забирать детей из школы». Запишите это внизу страницы, под своим текстом, а рядом поставьте точное время.
   На сегодня все.

Ваша первая запись готова

   Зачем нужно сохранять свои мечты?
   Есть много причин. Во-первых, это приятно перечитывать в дальнейшем. Во-вторых, так вы не забудете хороший проект, к которому, возможно, захотите вернуться позже. В-третьих, вы получаете пищу для размышлений о том, что увлекает вас и как надолго. Но, прежде всего, процесс описания – это, как минимум, первый шаг. Вы не отметаете бесповоротно ни одну свою мысль, какой бы непрактичной, нецелесообразной, нереальной она ни казалась. Она не превращается в мертворожденную.
   Сканеры не должны отбрасывать свои идеи, словно мусор, – неважно, сколько их и сырые ли они. Уважение к собственным замыслам равносильно уважению к себе. Кроме того, вы научитесь уважать чужие идеи, что может сыграть серьезную роль в жизни других людей.
   Перестанем считать, будто идеи, не реализуемые на практике, не имеют ценности. Сохраняйте все задумки в дневнике, как это делал Леонардо да Винчи. Может быть, в иные времена кому-нибудь срочно понадобится идея, и вы подарите ему одну из тех, что вам не пригодились. Или когда-нибудь пра-пра-правнуки станут с любопытством листать ваш красивый Дневник сканера, восхищаясь вашим причудливым умом. В конце концов, можете осчастливить своего будущего биографа.

Ваша «Карта дома»

   Собственно, на сегодня это все, что вам нужно сделать с дневником, но, если в вас кипит энергия и хочется большего, предлагаю упражнение, которое принесет неожиданные открытия. Сделайте его прямо сейчас или в ближайшие дни. Оно поможет переключиться с самокритики на интерес к собственной личности. За долгие годы работы с людьми я пришла к выводу: интерес – самая искренняя форма уважения. Это подсознательный – и подлинный – способ сказать кому-то: «Ты заслуживаешь моего внимания».
   Кроме того, читая эту книгу, вы как сканер проходите определенную подготовку, и ваши дневниковые записи – часть программы. Я объясню это подробнее позже.

   Откройте чистый разворот в дневнике (вы помните, что всегда начинаете с левой страницы?), сверху оставьте место для заголовка. Разрабатывая эту систему, я назвала запись «Дом сканера – его мастерская», поскольку обнаружила, что в каждой комнате моего дома и даже в прихожей есть хотя бы одна поверхность, на которой можно писать, – с бумагой и карандашами поблизости. Выполните упражнение до конца и потом посмотрите, какой заголовок придет в голову вам.
   Сядьте удобно, возьмите карандаш и набросайте план своего дома. Затем с дневником и карандашом внимательно обойдите все комнаты, отыскивая разные проекты. Не имеет значения, что одни не доведены до конца, а другие еще и не начаты. Вы-то знаете, с какими вещами в вашем доме связаны предполагаемые дела. Когда замечаете такое дело, ставьте кружок в этой точке плана и записывайте название проекта. Что-то вроде:
   • Маленький кассетный видеоплеер, чтобы просматривать старую коллекцию фильмов.
   • Корзина с интересными вырезками из журналов.
   • Телефонное записывающее устройство и инструкции для телеконференций с клиентами.

   А теперь прочитайте реакцию одного сканера:
   Я со стыда сгорю, занимаясь этим! Думаете, приятно документировать, как много всего я начал и не закончил? У меня в доме к тому же сплошной хаос из-за этого!
   Но это не внутренний голос настоящего сканера, это беспокойство, которое вызывает у вас потенциальная критика. Сканеры, со своей любовью к исследованию нового и инстинктивной тягой к неизведанным возможностям, чаще всего живут в «захламленных» пространствах, и посторонним далеко не всегда дано понять, чем вызван такой беспорядок. Но я прошу вас все-таки в начале пути выполнить это упражнение. Зачем? Чтобы вы научились гордиться своим пытливым умом и своими интересами. Ваш дом – вовсе не хранилище незаконченных проектов, это мастерская творческой личности.
   Поищите в интернете фотографии домов великих людей, например дом Пабло Пикассо, – и поймете, о чем я говорю. Чистоплотную хозяйку удар бы хватил от подобного безобразия. Однако любой художник – даже самый большой аккуратист – без труда поймет, что это не беспорядок, а живое рабочее пространство.
   И Шерлок Холмс, без сомнения, нашел бы жилища художников чрезвычайно интересными. Вам следует относиться к этому так же.
   В заключение приведу пример от женщины-сканера – просто чтобы помочь вам начать.
   Я прошлась по гостиной, увидела старинную женскую туфельку на полу позади стола и вспомнила, зачем купила ее на блошином рынке. Однажды мне в журнале попалась лампа, сделанная из туфли – в точности такой же. Лампа была чудесная и стоила, между прочим, четыреста долларов! У меня мелькнула мысль: можно смастерить целую коллекцию предметов из найденных вещей. Так что я обвела это место на карте кружком и написала: «Викторианская туфелька для лампы». Потом наткнулась на губную гармошку и вспомнила, что хотела научиться играть на ней, чтобы аккомпанировать другу, который иногда играет на улице на гитаре…
   Идея понятна? Вперед, приступайте к упражнению.
   Готовую карту вы можете оставить в дневнике и дополнять по мере необходимости. Или поступить как моя знакомая, тоже сканер:
   Карта моих проектов была прекрасна! Я раскрасила ее, добавила кое-где вырезки из журналов, даже прикрепила крохотное пианино от сломанного браслета с подвесками. Получилось произведение искусства – хочу вставить в рамку и повесить на стену. Просто портрет моей души!
   Когда вы закончите, вы можете заметить повторяющийся паттерн в своих проектах – как в моей карте с местами, где я могу писать. Что бы вы ни открыли для себя, с уважением и восхищением впишите заглавие в подготовленное для него место. Только ничего принижающего. Пора себя хвалить, и пусть заглавие это отражает, даже если вам придется чесать в затылке до вечера.

Пишите в своем дневнике каждый день – несколько недель

   О чем вы напишете завтра? Не паникуйте. Это не домашнее задание школьника, а всего лишь книжка-раскраска, которую дали ребенку, который еще живет внутри вас.
   Завтра вы можете решить, что вам нужно больше узнать о моде. Предположим, на это натолкнут записи, сделанные накануне. Можно набрать в интернет-поисковике, скажем, «перуанская одежда» или найти какие-то книги с фотографиями, которые послужат основой для эскизов линии женской одежды и вдохновят вас на их создание. Или вас уведет совсем в другую сторону, потому что по телевизору покажут передачу о вулканах – и вы захотите узнать о них как можно больше. Смело вперед!
   И никого вокруг, кто потребовал бы наконец выбирать что-то одно или перестать заниматься ерундой!
   Не за горами тот день, когда вы и сами перестанете говорить себе подобное. Сделайте Дневник сканера надежной гаванью, где все ваши идеи, сиюминутные интересы и долгосрочные замыслы будут под защитой. Как только вы перестанете сдерживать и подавлять свою любознательность и активность, вы увидите, на что они способны в реальности.
   В следующей главе мы выясним, почему вы ведете себя так по-сканерски странно: все время находите новые интересы и бросаете старые. Из-за этого вам (и всем окружающим) постоянно кажется, что с вами что-то не в порядке. Пришло время это изменить.

Глава 2
Что со мной не так?

   Ничто так не деморализует, как ощущение, что жизнь идет неправильно, а вы бессильны это изменить. Конечно, когда постоянно пытаешься быть похожим на «нормальных» людей и раз за разом терпишь поражение, поневоле запишешь себя в неудачники, а то и вовсе сочтешь никуда не годным.
   Вот так и видят себя многие сканеры. И это вызывает глубочайшую печаль. Больно смотреть, как замечательные люди изводят себя за то, что не могут придерживаться единственного пути в жизни, и считают смертельным недостатком свои лучшие качества: любознательность, увлеченность новым, готовность исследовать непознанные миры, исключительную способность к изучению неизведанного, энтузиазм в обретении нового опыта – все, что делает их по-настоящему живыми.
   В стремлении быть как все некоторые сканеры скрывают свои таланты – правда, с тем же успехом, как пытались бы спрятать коробку со щенками в библиотеке. Это причиняет массу неудобств, поскольку талантам полагается резвиться на воле, как, собственно, и щенкам. Почему так происходит? Кто сказал, что сканеру надо менять образ мысли и образ жизни?
   Налицо огромное недопонимание – в истории подобных не перечесть. Когда-то само собой разумелось, что детей должно быть видно, но не слышно, что левшей необходимо переучивать на правшей, что дислексики просто тупы или ленивы. К счастью, человечество умеет преодолевать ложные представления, и благодаря этому множество людей получило возможность жить полной жизнью, без гнета осуждения и самобичевания.
   Пришел срок исправить и заблуждения, касающиеся сканеров, чтобы они смогли, наконец, раскрыть свой исключительный потенциал. Если вы считаете себя сканером, то есть тем, кто не может отказаться в пользу одного дела от всех остальных занятий, которые его привлекают, – то, только начав с себя, вы сможете воздействовать на общественное мнение. Конечно, со временем человечество осознает допущенную по отношению к вам несправедливость, но жизнь слишком ценна, чтобы проводить ее в ожидании этого замечательного момента. Вы можете способствовать изменению сложившегося в обществе взгляда на сканеров. Все начинается с вас. Прямо здесь, прямо сейчас вам следует начать разбираться, кто вы на самом деле.

История Памелы

   Привет, меня зовут Памела, мне сорок два, впервые я прочитала ваши книги, когда мне было двадцать семь или двадцать восемь. С тех пор я успела многое: съездила в Гренландию, провела год на Аляске, наблюдала за китами в живой природе, отслеживала НЛО для ВВС США, занималась разным предпринимательством, купила и продала пару домов, поохотилась за привидением в английском замке, гадала на картах Таро на ярмарках экстрасенсов, выполнила мертвую петлю на маленьком скоростном самолете, спроектировала свой нынешний дом и участвовала в его строительстве, вырастила у себя в саду примерно десять тысяч разных цветов, поработала в тату-салоне, стала барабанщиком в рок-группе (между прочим, уже выпустили два диска и записываем третий!); выращивала карликовых пинчеров, получила сертификат эксперта по фэншуй, прочитала девять миллионов книг, связала на спицах целую миниатюрную деревню – рождественский подарок маме, самостоятельно освоила программирование баз данных, водила экскурсии в зоопарке Атланты, раздала огромное количество ваших книг тем, кто осмеливался заявить: «Я не могу ни того, ни этого». Еще помогла маме пройти и выдержать лечение от рака… трижды! И всякое другое, что сейчас не вспомню. Короче, я обычная скучающая домохозяйка (ха!). Сейчас живу в Алабаме, у меня участок сто шестьдесят акров – в диких местах, вдали от всякого жилья (перестаньте смеяться!), и я сижу и думаю: за что следующее мне взяться? В общем, в этом вся я… ну, или часть меня.
   Я немедленно написала Памеле, чтобы поздравить с такой потрясающей жизнью и попросить разрешения использовать письмо в книге. Я не спросила, всерьез ли она упомянула про девять миллионов прочитанных книг, потому что боялась того, что услышу в ответ.
   – Я думала, вы от всех читателей ждете чего-то подобного, – ответила Памела смущенно.
   – Ну да, я получаю хорошие письма, но вот такого – ни разу. А чем вы занимались до того, как прочитали мои книги?
   – Я работала в офисе, который терпеть не могла. Но потом уволилась и открыла службу доставки еды для людей, которые не могут выходить из дома, еще стала медицинской стенографисткой, организовывала праздники и сделала две выставки – для тех, кто занимается рукоделием и прикладными искусствами, какое-то время была коммивояжером при магазине хендмейда, да, и еще написала две поваренные книги. В интернете они есть.
   – Стоп, стоп! – рассмеялась я. – Лучше объясните, что же я такое написала, что произвело столь мощный эффект? Чтобы я могла и до других это донести?
   И она сказала то, что потом мне довелось слышать снова и снова, те самые слова, которые побудили меня написать эту книгу.
   На самом деле главное, что повлияло на меня в ваших книгах, – это понимание, что я сканер… что я имею право заниматься и одним, и другим, и третьим – в том темпе, на какой способна. Я уже думала, что никогда не достигну высот ни в чем – ведь я просто не смогу остановиться на чем-то одном. Не смогу, даже если буду очень стараться. Но теперь я знаю, что так работает мой мозг… и это мне нравится!

Сила самопознания

   Когда вы заговорили о сканерах, я прямо в кресле подпрыгнула! Это в точности про меня. Никогда не могла понять, почему у меня не получается найти «то самое единственное» дело, пока не услышала вашего определения сканеров. Похоже, я как раз из них. Чувство такое, будто мне теперь разрешили двигаться в стольких направлениях, сколько мне в голову придет.
   Спасибо! Я сканер! Представляете, я думал, что со мной что-то не так! Просто гора с плеч упала!
   Одна из самых замечательных мыслей, которую я почерпнул из ваших книг, – то, что существуют «сканеры» и быть сканером нормально. В нашу эпоху специализации редко кто встает на нашу сторону.
   Когда я прочитала о сканерах, пришло невероятное облегчение – как будто кто-то наконец меня понял.
   Само описание сканера, которое привела Барбара, уже стало огромным подспорьем для моей изрешеченной самооценки.
   Честно говоря, восторженная реакция людей, осознавших, что они сканеры, стала для меня большим сюрпризом. Весть о том, что для них существует название, произвела сильнейшую перемену в их взглядах и самоощущении. Знакомясь с ними, я вновь и вновь убеждаюсь, что сканеры, всего лишь признав за собой право быть теми, кто они есть, способны на потрясающие вещи. Конечно, список Памелы поражает воображение и далеко не все сканеры способны совершить столько же (хотя с тех пор я встретила многих, кто сумел!). Возможно, кто-то даже впадет в уныние, прочитав, сколько всего она успела. Не стоит! Держу пари, вы не отдаете себе отчета, сколько всего замечательного уже сделали, – просто вам не приходило в голову составлять список. Почему? Потому что если вы похожи на большинство сканеров, то наверняка думаете: «Все эти мелочи не в счет». Или, хуже того, убедили себя, что вы неудачник, раз не доводите до конца каждое начинание. Надеюсь, теперь становится ясно: у вас есть право быть собой, и пора уже выпустить своих щенков из коробки. Пора взглянуть на них по-новому.

Список «Что же я сделал на сегодняшний момент?»

   Возьмите листок бумаги или Дневник сканера и перечислите все, что сделали к настоящему моменту, наподобие списка Памелы. Все ваши достижения, большие или маленькие. Пишите все, что вспомните: дрессировка собаки в детстве, нарисованный портрет, воспитание своих детей, помощь приятелю в сдаче экзамена. Включите обязательно: начатые, но не завершенные работы; коммерческую деятельность, которая ни во что не вылилась; курсы, которые вы бросили; задуманные, но не написанные романы. Не размышляйте слишком долго, просто записывайте все, что приходит на ум. Когда покажется, что все уже перечислено, обязательно всплывут новые пункты, поэтому даже не пытайтесь так или иначе сортировать список. Все, что вспомните, пусть и войдет в него.
   Сделайте это сейчас. Возьмите ручку – и стартуйте. Дайте себе минут пять, а когда закончите – возвращайтесь к книге.
   Результат вас удивил? Он удивляет большинство сканеров. Шарин, сканер, которая всегда была очень строга к себе, написала:
   Я даже не представляла, что действительно что-то делаю, но вот села и думала, что запишу несколько пунктов, пришедших в голову, а когда остановилась – было уже три страницы. Ого! Я понятия не имела, что сделано так много.
   Немного странно, на первый взгляд, записывать в достижения все, что вы делали или пытались делать, – особенно в нашем ориентированном на результат обществе. Но когда вы читаете о таких сканерах, как Памела, а затем видите, сколько сделали сами, – начинает брезжить свет.
   Вы хотите сказать, что быть сканером нормально? Это допустимо?
   Вы хотите сказать, что я, возможно, не неудачник?
   Уверена, вы догадываетесь, как меня радуют такие комментарии. Но одновременно и разбивают сердце. Задумайтесь. Если одно лишь осознание факта, что вы сканер – личность яркая, любознательная, наделенная многочисленными талантами, – оказало такое воздействие, значит, с вами и раньше было все в порядке. Вы вполне нормальный человек.

Как вы могли забыть, кто вы?

   Мои друзья считают меня странной, бывший бойфренд называл дилетанткой, родители хотят знать, обучение по какой специальности я выберу на этой неделе, даже сама себя иногда спрашиваю: «Какое у нас нынче увлечение дня?» Что со мной не так? Я не могу серьезно взяться ни за какое дело.
   Я попросила ее описать проблему более конкретно.
   И Элла поведала историю – новую в деталях и уже знакомую по сути. Ей нравилось учиться в школе буквально с первого класса – и по предпоследний.
   Я была шустрее многих детей и никогда не скучала, ведь вокруг масса всего интересного, чем можно заняться. Но в последний перед выпуском год все изменилось. Меня постоянно спрашивали: «Кем станешь? Куда пойдешь учиться? Уже выбрала профессию?» С тех пор прошло много лет, и все, с кем я училась, нашли свой путь в жизни. Только я не нашла. Хотела бы я быть такой, как они – как эти люди, которые всё точно знают с самого начала.
   Почти каждый сканер во время нашей первой встречи говорит что-то подобное. Сканеры видят, как почитаются специалисты, как уважается та легкость, с которой люди отвечают на «главный американский вопрос» – «Чем занимаетесь?». Сканеры хотят быть такими же. Кто обвинит их за это? Об обвинении речи нет, но сканеры должны осознать: они сами не до конца честны c собой.
   В начале моего семинара для сканеров я спрашиваю у аудитории:
   – Кто из вас мечтал, как и большинство людей, всегда точно знать, чего хочет, и уверенно следовать избранному пути?
   Все слушатели кивают головой, поднимают руку. Как будто это само собой разумеется.
   – Вы уверены? – спрашиваю я.
   Они перешептываются и снова кивают, думая о том, насколько легче была бы их жизнь, сумей они однажды покончить с неразберихой.
   – Ладно, – говорю я. – Теперь поднимите руки те, кто согласен заниматься одним-единственным делом до конца жизни.
   В аудитории повисает мертвая тишина, все с ужасом представляют себе подобную перспективу. Ни одной руки. Потом они смотрят на меня и, конечно, понимают: я разыграла их и вынудила признать, что на самом деле никто не хочет становиться узким специалистом. Все вздыхают с облегчением и начинают смеяться. Слышатся возгласы:
   – Это было бы ужасно!
   Вот и Элла отреагировала точно так же:
   – Вы правы. Я бы не вынесла, если бы пришлось всю жизнь заниматься одним и тем же. И что же получается? Тупик?
   – Нет, – ответила я. – Это означает, что вы свободны. Вы пытались быть как все, пытались отказаться от своей личности, своего любопытства и интереса ко всему сразу. Теперь можно расслабиться и делать то, что для вас естественно.
   Элла выглядела заинтригованной.
   Так что же происходит? Почему сканеры не могут придерживаться выбранного дела? Почему не могут наконец определиться и выбрать что-то? Неужели они действительно боятся обязательств? Может быть, у них проблемы со способностью к обучению? Или безнадежная инфантильность, поверхностность, страх перед настоящей работой? Если нет, то почему бы им не облегчить свою жизнь – не решить как-то свою проблему? Иметь массу разнообразных интересов само по себе непросто, а уж постоянно подвергаться за это упрекам и насмешкам, беспокоиться, что ничего не достигнешь в жизни, – почти непосильное бремя.
   Если сканерам так плохо живется, почему они ничего не предпринимают? Хотя многие стараются. Кто-то покупает книги, где объясняется, как найти свою единственную, ту самую «настоящую» страсть. Кто-то идет к психологам или в центры профориентации – но, как правило, советы, которые они получают, рассчитаны на другой тип личности. Основная цель книг и тестов по профориентации – выяснить, где лежат главные таланты данного человека, – и для не-сканеров я горячо рекомендую этот способ. Люди должны использовать свой талант для поиска подходящей карьеры. Но не сканеры. Со сканером этот номер не проходит.
   Любой тест по выявлению профессиональных способностей выдает мне результаты выше среднего во всех областях. Ничто заметно не выбивается вперед – равномерно высокие показатели. И это все осложняет, потому что я никогда не знаю, что выбрать.

Как обстоит дело с вами?

   Вот что написал мне один сканер.
   Я всегда надеялся: появится что-то, захватит меня, и я пойму: «Вот оно!» Но этого так и не случилось. Хотел бы я, чтобы кто-нибудь сказал наконец, что мне делать с моей жизнью!
   Но вы никогда не удовольствуетесь только одним занятием. Консультанты призывают клиентов определиться с направлением, иначе в их схеме работы непонятно, каков следующий шаг. Но сканер не может остановиться на одном деле. С тем же успехом можно сказать родителям, что они должны из всех своих детей выбрать одного и кормить только его. Неприемлемая постановка вопроса – любой родитель знает, что кормить нужно всех. А сканер? Сканер тоже должен найти способ следовать всем своим интересам. Впрочем, ему ничего больше и не остается. Тому есть три веские причины.

   Во-первых, сканер не может иметь меньше интересов
   Сканеры созданы делать многое. Сдерживать их – все равно что привязать атлета к креслу или запихать подросшего ребенка в младенческую колыбель. Это приводит их в отчаяние. Элизабет написала так:
   Когда я вынуждена замедлить ход или использовать только какую-то часть себя, мне становится тоскливо. Даже хуже, чем тоскливо: у меня ощущение, будто что-то во мне увяло, не расцветая.
   Во-вторых, сканер не хочет иметь меньше интересов
   Сканеры загораются, когда сталкиваются с чем-то новым, и умирают от желания это попробовать. Вы можете спросить: «Ну и что? Я тоже хочу после обеда сразу пять десертов, но их не получу. Мы взрослые люди и должны как-то контролировать себя, правда?»
   В корне неверно. Сканер хочет все сразу не из-за избалованности или жадности, а по той же причине, по какой ваши мышцы хотят упражнений. Сканеры любят разнообразие, потому что их мозг обрабатывает информацию быстро, и они готовы к новому быстрее, чем остальные люди. Сканеры часто одарены во многих областях, и они созданы, чтобы эти способности реализовывать. Вот почему сканер – даже если терпеть не может топтаться на месте и не знает, какие оправдания себе придумать, – втайне отказывается выбирать. Внутри сканера всегда сидит упрямец, но не каждый знает, что это упрямство – обратная сторона его цельной натуры.

   В-третьих, сканеры могут, а значит, и должны исследовать массу всего
   Умные, разнообразно одаренные сканеры не уподобляются Эйнштейну, который пытался уместить целую Вселенную в одной формуле; скорее, они, как Леонардо да Винчи, пытаются изучать ее бесконечность. Большинство сканеров не держатся за стабильность, которая так нужна другим людям. Похоже, у них сохранилось врожденное чувство безопасности, свойственное маленьким детям, та же любовь ко всему новому, то же стремление исследовать и понять все, что попадается на глаза. Для многих перемены – это то, что нарушает ход жизни, нечто угрожающее. Сканер же переменами наслаждается. Его, в отличие от большинства зрелых людей, не пугает возможность в очередной раз стать новичком. При этом одни сканеры стремятся стать мастерами в выбранном деле (а потом переходят к следующему), другим хватает быстрого обзора (после чего они тоже переходят к новому занятию).
   Если вы встретите кого-то, кто не выносит скуки и интересуется всем на свете, кто способен без устали осваивать неизведанное, – это точно сканер.
   Но что именно манит сканеров? Почему так часто их увлекает что-то новое и они бросаются туда, прежде чем завершат текущую деятельность?
   Ответив на эти два вопроса, вы подберете ключи к душе сканера. Между тем здесь нет ничего загадочного. Чтобы лучше понять сканера, представьте себе пчел – и, конечно, мед.

Длительность интереса, награды и пчелы

   Советую вспомнить пчел всем, кто жалуется, что не в состоянии сконцентрироваться, быстро утрачивает интерес к занятию, не может найти своего призвания и решить, что делать в жизни. Пчела перелетает с цветка на цветок, но кто в здравом рассудке станет обвинять эту труженицу в том, что она не умеет концентрироваться или слишком легко теряет интерес. Никто не упрекнет пчелу, что она не может решить, какой цветок выбрать, или что она неспособна на подлинное и постоянное увлечение. Само собой разумеется: если пчела покинула цветок, у нее была на то веская причина. Неважно, две секунды она просидела на цветке или двадцать, мы понимаем: столько ей нужно, чтобы получить то, зачем она здесь. Назовем это «наградой», а время, которое ей потребовалось, – «длительностью интереса». Более того, если бы пчела осталась на цветке после того, как добыла весь нектар, мы решили бы, что она уклоняется от своих обязанностей.
   Увлечена ли пчела своим делом, предана ли своей задаче? Еще как. Но это страсть к сбору нектара, а не любовь к одному какому-то цветку. Мы никогда не поймем работу пчел, не уяснив этого момента.
   Увы, наша культура не настраивает подобным образом относиться к сканерам. Если человек профессионально не занимается всю жизнь одним делом, мы считаем, что у него большие проблемы. Мы настаиваем на преданности единственной работе – желательно на всю жизнь или, по крайней мере, пока дело не будет «сделано». Но если мы не представляем, почему сканера заинтересовало именно это занятие – какой нектар он ищет, – откуда нам знать, какова будет его «длительность интереса», а следовательно, как мы узнаем, когда он закончит?
   Элла просияла, услышав от меня о пчелах.
   – Значит, никто не имеет права указывать мне, когда заканчивать! Фантастика! Интересно, где мой нектар?
   – Не знаю, – сказала я. – Вы можете привести примеры, когда не доводили дело до конца?
   И Элла рассказала несколько любопытных историй.
   Мои родители пытались разобраться, как быть с пенсионными накоплениями и куда их инвестировать. Тогда я засела за компьютер, чтобы найти для них варианты. Это было увлекательно. В итоге я могла бы давать финансовые консультации любому, перед кем вставали те же проблемы, что и у родителей. И помогала бы отлично. Родители предложили мне заняться таким консультированием, я тоже думала, что это хорошая идея.
   Но в тот момент, когда я собрала для них последнюю информацию, все было кончено. У меня напрочь исчезло желание хоть как-то касаться финансовой темы.
   И даже раньше, еще в колледже! Мне дали главную роль в театральной постановке, я играла страхового инспектора и полностью погрузилась в тему. Страхование! Можете представить, какая это запутанная штука. Но внезапно оказалось, что это ужасно увлекательно. Я и сегодня – больше такие люди мне не попадались – не боюсь читать то, что напечатано на страховых полисах мелкими буквами.
   – Так вы решили пойти в страхование? – поддразнила я.
   – Да ни за что, – рассмеялась она. – Это не для меня. Но иногда я все еще помогаю знакомым разбираться со страховками.
   – Может, это ваша «награда»? – предположила я.
   – Точно! Я могу досконально изучить что угодно, если кому-то это действительно надо. Самый большой стимул для меня. Никогда раньше об этом не думала.
   Элла начала понимать, что ей нужно, чтобы построить свою жизнь.
   Вопрос. Сколько времени ты должен оставаться на одном месте?
   Ответ. Столько, сколько нужно для того, зачем пришел.
   Вопрос. А как решить, зачем я пришел?
   Ответ. Никак. Ты не решаешь, ты лишь открываешь это для себя.
   Вопрос. А как это открыть?
   Ответ. Ты знаешь, что этого больше нет здесь, когда тебе хочется уйти.
   Другой клиент сказал мне грустно: «Когда фаза открытия заканчивается, я просто не могу больше продолжать. Это… будто ешь вчерашний завтрак. Нет такой силы, что заставила бы меня дотянуть до финиша».
   Мы детально рассмотрели момент, когда он теряет интерес и не может продолжать, и ответ пришел быстро: его увлекало непосредственно открытие. Он любил открытия, словно возникающие новые миры. Любил захватывающее ощущение столкновения с явлением, которого раньше представить себе не мог. И лишь эта часть процесса ему нравилась, а все, что идет следом, казалось бессмысленным.
   Я сказала: «Открытие и есть финиш для вас, это ваша “награда”. Когда вы завершаете этот этап и получаете ответ, наступает время уходить. Маляр красит стены и уходит – он не остается жить в этом доме».
   Как и с пчелами, легко понять, где «награда» сканера, понаблюдав, почему он обращается к какому-то делу и когда его бросает. Если вы теряете к чему-то интерес, не исключено, что вы уже получили то, за чем сюда пришли, ваша миссия закончена.
   Попробуйте заглянуть в прошлое и вспомнить моменты, когда начинали терять интерес к делу. Можете указать, чего вам стало не хватать, чего больше нет? Если можете, то скоро определите, какой «награды» ждете, устремляясь к тому, что вас интересует.

Что для вас является «наградой»?

   1. Что было самым интересным или захватывающим в этом занятии?
   2. Почему я остановился именно тогда, когда остановился?

   Мысленно вернитесь в прошлое и вспомните моменты, когда занятие переставало поглощать вас полностью, когда вы начинали терять интерес или у вас появлялись сомнения.
   Что тогда ушло?
   Если магнит, который притягивал вас к делу, ослабевает, можно считать, что вы выполнили то, что намеревались. Цель достигнута, ее больше нет. Вот почему вы теряете интерес. Вы не легкомысленны, не ленивы и не рассеянны – вы просто заканчиваете работать над делом, когда добиваетесь того, что вам нужно. Со стороны все очевидно, но самим сканерам трудно это понять.
   Отчеркните в списке новую колонку и назовите ее «награда». Напротив каждого пункта из списка достижений напишите, какое вознаграждение принесла вам эта деятельность.
   Приведу ответы некоторых сканеров.
   Кейт. Я с детства любила искусство, но, когда оказалось, что у меня есть талант, меня немедленно пристроили в особую программу для художников, чтобы я могла как-то профессионально утвердиться, – и я потеряла интерес. Меня стала манить актерская игра, но через некоторое время это снова превратилось во что-то вроде бизнеса по заполнению мест в зале. Так происходило со всем, что мне нравилось. Как только дело приобретало практический характер, оно утрачивало для меня ценность. Никогда не могла понять, почему так, и только теперь осознала, в чем причина. В самовыражении! Взять нечто, заложенное во мне, и позволить ему выплеснуться наружу. Вот что мне нравилось! С самого детства самовыражение – единственное, что влекло меня в любом деле.
   Джилл. Однажды я занялась карате и сходила по нему с ума, пока не получила коричневый пояс. Дальше как отрезало – я перестала пытаться улучшить свои показатели. Это вводило меня в замешательство. Все ведь говорили, что я «перспективная». Еще я увлеклась изучением русского языка. Два года спала, ела и пила по-русски. Но едва почувствовала, что могу свободно читать и говорить, – остановилась. Мне до сих пор нравятся и карате, и русский, но у меня нет ощущения, что я снова могу этим заболеть. Говорят, что у меня страх перед успехом, но, по-моему, дело не в этом. Уходило нечто существенное. Исчезал вызов перехода от неведения к знанию и умению. Добиться в чем-то настоящего мастерства, сфокусировав на этом все силы, – вот что меня всегда заводило. Мне нравится бросать вызов себе. А когда цель достигнута – хочется сбежать.
   Вы получаете «награду» от какой-либо деятельности, вы поглощены ею и чувствуете себя энергичным и счастливым. Вы насыщаетесь, или «награда» уменьшается – и вам становится скучно. Это нормально, как нормально садиться есть, когда вы голодны, и уходить из-за стола, когда вы сыты.

Разве не у всех есть своя «награда» и «длительность интереса»?

   В общем-то, у всех. Но, за исключением небольшого числа специалистов, пылающих страстью к своей работе, мало кто способен отдаваться делу с таким пылом, как сканеры. Кроме того, мало кто так же не переносит скуку, как сканеры – для них это настоящая пытка. И конечно, по определению, ни у кого нет такой горы разнообразных интересов, как у сканеров. Именно поэтому запал и охлаждение сканеров так бросаются в глаза окружающим.
   Однако главное отличие сканеров – а заодно и причина, почему смена их увлечений так заметна, – это скорость, с которой они все постигают. Сканеры обучаются намного быстрее других людей.
   Типичный сканер проносится сквозь свои интересы в рекордные сроки, поскольку обладает мощным и ненасытным интеллектом, а перед ним стоит его любимое блюдо – познание. Больше всего на свете сканеры любят изучать что-то новое. И это их главный талант.
   Конечно, ни в одном университете вы не найдете специализации «Обучение». Диплом «специалиста по самообразованию» никто не даст, да скорее всего, вы и сами этого не захотите, поскольку, быстро разобравшись в теории обучения, сбежите от него к новому поприщу.
   Не беспокойтесь. Обещаю: в этой книге сканеры найдут множество способов организовать жизнь и варианты профессиональных занятий, которые принесут радость и удовлетворение. Но чтобы в полной мере использовать эти подходы, каждому сканеру необходимо понять, в чем заключается его «награда». Определить, что является для вас «нектаром», – все равно что отыскать свое давно потерянное свидетельство о рождении. Это поможет вам понять, кто вы.

Какая награда вас манит в любом занятии?

   • Знание, что я умею делать множество вещей и благодаря этому всегда могу прийти на помощь, дает ощущение собственной значимости и возможностей.
   • Озарение, открытие, откровение, постижение неожиданного – что заставляет восклицать: «Даже представить себе не мог подобного!»
   • Что угодно новое – люди, места, ощущения.
   • Знание, что влияешь на что-то; чувство, что тебя видят и слышат, – быть учителем, выступать на сцене, быть проповедником, политиком, духовным наставником.
   • Тренировать свои интеллектуальные возможности, потому что это большое удовольствие.
   • Разные ощущения: слушать, двигаться, обонять, видеть, касаться.
   • Использовать все стороны моей личности: логику, интуицию, эмпатию, способности.
   • Люблю испытывать себя, узнавать пределы своих возможностей, проверять, чего я могу достичь.
   • Изучать что-нибудь необычное – как готовить суши, как петь средневековые песни.
   • Создавать то, что еще не существовало, изыскивать решения проблем.
   • Включать воображение – придумывать возможности, создавать прототипы, планировать проекты.
   • Стремиться к прекрасному – делать красивые вещи, создавать красоту вокруг себя, находить ее там, где она не на поверхности.
   • Завоевывать авторитет – создавать репутацию, иметь солидный корпус работ.
   • Чувствовать себя среди своих – находить сообщества, где можно быть самим собой, быть частью того, что меня восхищает.
   • Узнавать, как что-то происходит в действительности, как работает, как оно устроено.
   • Видеть общую картину целиком – со всеми деталями и взаимосвязями между частями.
   • Спасать положение – быть компетентным и исправлять ситуации, которые не могут исправить остальные.
   • Помогать другим своими знаниями и опытом.
   • Учиться на практике делать различные вещи: смастерить стол, приготовить кленовый сироп, говорить на иностранном языке.

   Помог ли список вспомнить, что вы забыли указать, или вдохновил написать что-то свое? Убедитесь, что вы зафиксировали все «награды», имеющие к вам отношение. Ваши «награды» определяют суть вашей сканерской личности, это топливо, на котором вы движетесь к своим интересам. Некоторые пункты присущи всем сканерам (например, любовь учиться), другие зависят от того, к какому типу сканеров вы принадлежите (об этом мы поговорим позже). Сейчас вам просто нужно отмечать свои «награды» и «длительность интереса». Это поможет правильно выстроить свое будущее.
   Зная о себе это, вы сможете понять, почему действуете так, как действуете. Перефразируя древний китайский канон «Книга перемен», скажу: не будет хулы сканеру, который любит многое и бросает многое.

Почему вам твердят, что с вами что-то не так?

   Мне кажется, ответ один: все дело в том, что вас принимают за человека, которому уготовано делать совершенно не то, что делаете вы. Представьте, что волка станут описывать как некондиционного кита! Вы ведете себя как сканер и не делаете ничего дурного. И не делали. Вот это и есть правда о вас.
   Скажу просто и ясно: самое худшее, что можно предъявить сканеру, – нежелание заниматься одним делом столько времени, сколько, по мнению других, он им должен заниматься. Но, похоже, ошибаются они, а не вы. Возможно, если они узнают о «наградах» и «длительности интереса», их взгляд на проблему изменится.
   Или не изменится. Это не так важно, главное – чтобы вы сами понимали свои особенности.
   Элла от удивления открыла рот.
   – Знаете, когда вы так преподносите… все преображается! У меня чувство, будто всю жизнь я просидела в тюрьме – и только что меня помиловали!
   Некоторое время Элла сияла от радости, затем внезапно задумалась. Она смотрела в пустоту за окном, грустно покачивая головой.
   – Что с вами? – спросила я.
   – Да кое-что из детства, что никак не забыть. Когда мне было лет семь, учитель прочитал нам рассказ про мальчика, который не мог решить, на каком инструменте хочет играть, и ни на каком так и не научился – в итоге его не взяли в оркестр. У меня от этого рассказа всю жизнь мурашки по коже. Я знала – это про меня, и думала, что именно меня никогда не возьмут ни в какой оркестр.
   – Рассказу нужна новая концовка, – сказала я. – Я видела совершенно иной поворот таких историй. Мальчик становится известным дирижером. Ему было нужно изучить все инструменты, потому что для него инструмент – целый оркестр.
   Элла наконец улыбнулась.
   Дорогая Барбара!
   Я понятия не имела, почему не могу найти «то самое единственное дело», пока не познакомилась с вашим определением сканера. Похоже, это как раз про меня. Я чувствую теперь, будто мне дали разрешение и все пути, по которым хочется пройти, открыты передо мной. У меня есть несколько увлечений: я люблю читать художественную и научно-популярную литературу, занимаюсь инвестициями, организую сбор средств для местного фонда борьбы с болезнью Альцгеймера, вяжу крючком, рисую, интересуюсь садоводством. У меня есть основная работа в управлении некоммерческими организациями, где я веду бухгалтерию и учет персонала; в этой области всегда слишком много задач и не хватает рук и голов, чтобы справляться со всем. Мне нравится разнообразие: я берусь за задачи и проекты по мере их возникновения и выкладываюсь по полной – попутно узнаю новое и нахожу оптимальные способы для их решения. Так много всего в жизни, чему хотелось бы себя посвятить, в чем попробовать свои силы!
   Недавно я задумала начать небольшой собственный бизнес. Семья думает, что у меня очередной приступ буйной фантазии. Но мой бойфренд меня поддерживает. Он считает, что к моим тридцати девяти годам я с успехом занималась столькими вещами, что справлюсь и здесь, если стремлюсь этим заниматься.
   В будущем мне хотелось бы выставить свою кандидатуру на какую-нибудь выборную должность у нас в городе. Еще в планах написать несколько книг. Еще неплохо бы иметь галерею, чтобы выставлять свои работы.
   Если все это подходит под ваше определение сканера, мне остается только прокричать «ура!».

Вы свободны – беритесь за все, что вас интересует

   Неплохо ощущать себя сканером, не так ли? Принадлежность к этому славному племени дает вам главное: свободу, которую можно сравнить лишь с райским блаженством. Теперь, когда вас посетит очередная идея, смело погружайтесь в нее – так глубоко, как хочется. Приветствуйте ее, словно долгожданную гостью. Уделите ей максимум внимания, а когда почувствуете, что интерес к ней пропадает, доверьтесь своему чувству – как правило, у него есть причина. Дневник сканера дает возможность фиксировать все, что вызывает любопытство. Он позволит провести с вашей гостьей столько времени, сколько нужно в соответствии с вашим желанием.
   Примет ли мир ваш стиль жизни? Будут ли окружающие одобрять вас всякий раз, когда вы, отвечая своему желанию, прекратите работу над чем-то? Сомневаюсь. Но если речь о ваших личных проектах, то кому какое дело? Самое главное, перестаньте осуждать себя за многочисленные и разносторонние увлечения – прорыв во взглядах фантастическим образом изменит вашу жизнь к лучшему. Рада сообщить, что вас ждут прекрасные времена.
   Но как быть, если хорошие новости вызывают беспокойство и вы не уверены, что все эти удовольствия и игры приведут к чему-то значимому?

Глава 3
Паника сканера

   Сканеры постоянно чувствуют бег времени. Каждый раз при приближении дня рождения или Нового года они впадают в панику. Если спросить, в чем дело, они ответят: «Жизнь проходит, а я не нашел свое единственное дело! Мне страшно, что я никогда его не найду!»
   Но с этим покончено, правда? Поскольку вы знаете, что не созданы для одного-единственного дела, больше нет причины паниковать. Вам довольно сказать себе: я сканер и всегда буду интересоваться множеством вещей. Вроде бы паника должна утихнуть?
   Как бы не так. На самом деле, как только вы признаете, что необязательно выбирать единственный «правильный» путь и что критики просто не понимают вашей природы, как только поймете, что вольны следовать любому своему интересу, случится нечто очень интересное.
   На передний план выйдут ваши настоящие страхи.
   Смогу ли я когда-нибудь реализовать то, что во мне заложено?
   Смогу ли я оставить след в жизни?
   Я помню, как разревелась, когда кто-то сказал мне, что у каждого должно быть свое предназначение. «А у меня нет», – рыдала я. Я сидела посреди своих начатых и брошенных дел, и все это казалось мне бездарной тратой времени.
   Ужас не раскрыть свой потенциал затмевает все другие страхи сканера. Сканер чувствует, что наделен способностями, но его влечет столько разных направлений, что до реальных достижений часто не доходит, их очень мало. Игра почти окончена, а он все еще на скамейке запасных – с годами эта картина вызывает все большую панику.
   Сканеры не драматизируют ситуацию. Невостребованный потенциал взывает, чтобы его реализовали. Сканер по натуре своей не может посвятить себя одной цели, а множество целей ставят его в тупик – он не знает, как с этим справляться, и существует реальная опасность, что жизнь пройдет бесплодно.
   Но больше не нужно метаться в поисках выхода. У вас в руках руководство. И вы на пути к тому, чтобы привести в действие свой потенциал.
   Первые два урока уже пройдены. Во-первых, вы осознали, что являетесь сканером, и во-вторых, знаете теперь о «наградах» и «длительности интереса», которые определяют ваше поведение. Приступаем к следующему уроку: рассмотрим проблемы сканера, связанные со временем.

Сканер и время

   В своих предыдущих книгах я обсуждала проблему, которую назвала «лихорадка времени» – состояние ума, часто встречающееся у сканеров. Время при этом воспринимается только как текущий момент – «завтра» для них не существует. Отсюда гипертрофированная уверенность сканера в том, что, если сию минуту не приступить к делу, которое его влечет, – возможность будет упущена навсегда. Но обычно в поле зрения попадает намного больше заманчивых вещей, чем сканер может сразу осилить, поэтому «лихорадка времени» порождает панику.
   Паническое состояние лишает способности увидеть выход. Воображение начинает рисовать массу препятствий, и сканер очередной раз утверждается в мысли: мечты о реализации всех его планов безнадежны. В этом и есть тайный ключ к панике.
   Советовать человеку воспользоваться силой воли или разумом, чтобы «просто успокоиться», – бесполезно. Страх – примитивный и мощный защитный механизм, заложенный природой, и контролировать его нелегко.
   Как бороться с внутренним смятением? Единственный надежный способ, который мне удалось найти, – уменьшить опасность, вызывающую паническое состояние. Давайте займемся этим.
Смогу ли я оставить след в этой жизни?
   На одном из моих семинаров женщина-сканер призналась: «Я только любительница во всем, и больше ничего. И навсегда такой останусь. В исторических книгах упоминают лишь великих мастеров и высоких профессионалов – о таких, как я, там не пишут».
   Она ошибается. Многие знаменитые люди являлись сканерами. Но парадокс в другом: самые знаменитые были одновременно и любителями, и профессионалами.
Про Аристотеля
   Если бы вы интересовались философией, логикой, физикой, врачеванием, астрономией, прорицаниями, зоологией, театром и поэзией, а заодно жили бы в Древней Греции, никто не называл бы вас дилетантом. Вас называли бы Аристотелем.
   Аристотель не только обошелся без выбора главной «специальности», но еще и исследовал предметы, которые до него не изучал никто. И преподавал эти науки без всяких дипломов, потому что не существовало никого, кто мог бы их выдать.
   Аристотелю наверняка понравился бы сканер вроде вас. Говорили, что он читал два вида лекций: утренние – с более детальным обсуждением, для узкого круга избранных учеников, и вечерние – для широкой публики, которая просто любила узнавать новое. (Вы на какую пошли бы? Я – точно на обе.)
   Если бы вы родились в Америке XVIII века, имели с дюжину интересов, переключались с науки на бизнес, с бизнеса на музыку, философию и политику, никто не называл бы вас человеком нерешительным и разбрасывающимся. Вас называли бы Бенджамином Франклином. Ему принадлежит афоризм, который вызывает панику в душе каждого сканера:
   Если вы не хотите быть забытым сразу после смерти, то либо пишите что-нибудь достойное прочтения, либо совершайте дела, достойные того, чтобы о них писали.
   И Аристотель, и Франклин делали это – и человечество помнит о них. Но благодарные потомки не учитывают, что оба великих человека были любителями. У них не было никаких документов и дипломов, которые сегодня обеспечивали бы им уважение или хотя бы помогали получить работу. Все потому, что в современной культуре начисто забыто, какие значения имеет понятие «любитель». Любитель, согласно словарю, – это тот, кто:
   1) делает что-либо для удовольствия, а не за плату;
   2) обладает ограниченным знанием или умением в каком-то деле;
   3) любит что-то или сильно интересуется чем-то;
   4) ценит и хочет постичь множество различных вещей, но не может выбрать одну специальную область, – иначе говоря, сканер.

   Ладно, четвертый пункт тут мой, надеюсь, именно так будет выглядеть словарная статья в то прекрасное время, когда мы восстановим заслуженно высокий статус понятия «любитель».
   Но мы живем явно не в Древней Греции и не в Америке Бенджамина Франклина. Нам трудно снискать не только уважение в обществе, но и понимание в собственных семьях. Возможно, дела у вас обстоят так же, как у одного сканера, написавшего мне:
   Как же долго надо мной все смеялись, как долго меня дразнили! Все, что мне хочется, – суметь придерживаться одного дела, пока меня начнут хоть сколько-то уважать.
   Приятно, конечно, обрести чувство свободы, заниматься тем, что влечет, и не ощущать при этом никакой вины. Однако Аристотеля, которому вы наверняка пришлись бы по душе, рядом нет, и он не поможет избавиться от давно отравляющего существование чувства, что вы неудачник. А может ли что-нибудь изменить взгляд вашей семьи на вашу жизнь?
   Это зависит от того, что ваши близкие считают «успехом в жизни».
   В семье Розмари главной ценностью считалось «быть лучшим». Заработать признание. Хорошо выглядеть в глазах соседей.
   – Что-то побуждало вас стать фотожурналистом? – спросила я.
   – Я сделала это ради признания и похвал, – ответила Розмари.
   – Правда? – удивилась я.
   И вот что она рассказала:
   Понимаете, за обедом в нашей семье говорят только о тех, кто добился успеха. Важны не деньги, а всяческие достижения, награды, призы. Мои близкие хотят отличаться от всех, поэтому восхищаются не инвестиционными банкирами, а выдающимися художниками и учеными. Даже собак бордер-колли мой отец держал только для этого – чтобы они получали призы, причем не за внешность, а за выучку и умения. Опять же достижения, как и у людей. Все, чтобы произвести впечатление на окружающих. Плевать на счастье, главное – быть лучшим.
   У любого человека сложившееся в семье понимание успеха может совершенно не совпадать с его личными ценностями. Для людей талантливых такой конфликт особенно сложен, а у сканеров сложность к тому же умножается на каждое их дарование.

Всего так много – как успеть все, что я хочу?!

   Мне очень важно, чтобы вы осознали: от принятых вами решений не зависит вопрос жизни или смерти. Вам не нужно отказываться ни от чего, что вы хотели бы сделать. Когда паника немного отступит, вы поймете, что времени хватит на все.
   Вы поймете, что не станете неудачником, не будете плестись позади всех, а напротив – успеете многое воплотить в жизнь благодаря своим разнообразным талантам. Ваш голос будет услышан.
   Можно даже стать богатым и знаменитым, если стремиться именно к этому.
   Заниматься всем, что вы любите, гораздо легче, чем вам представляется. В это трудно поверить, потому что паника воздвигает на пути к мечтам препятствия, кажущиеся непреодолимыми. Однако при ближайшем рассмотрении выясняется, что большинство препятствий присутствуют лишь в воображении сканера – в реальной жизни их не существует.

Главные препятствия для паникующего сканера

   1. Вы боитесь критиков. Вам кажется, что за вами наблюдают, и потому пытаетесь делать все идеально. Но что бы вы ни делали, получается, на ваш взгляд, недостаточно хорошо – вы бросаете начатое и принимаетесь за что-то другое. При этом чувствуете, что напрасно тратите драгоценное время.
   2. Ваш список дел называется «Сами видите, что это невозможно». Перечень того, что вы собираетесь сделать, включает все, кроме разве что «позавтракать» и «почесать макушку». В нем так много страниц, что вы никогда не доберетесь до того, чем действительно хотите заняться.
   3. Вы неосмотрительно задумали слишком большой проект. Подразумевается, что для него потребуются серьезный бизнес-план, две докторские степени, огромный кредит в банке и тридцать шесть часов в сутках, чтобы заниматься маркетингом, продажами, бухгалтерией, производством, публикациями и, при необходимости, покраской стен, – и все это нужно сделать в одиночку.
   4. Вы чувствуете, что у вас нет права делать то, что вздумается. Нет права заниматься тем, что приносит вам радость. Вам нужно думать о других, а не о себе.
   5. Вы думаете, что проблема в вас. В вашем характере отсутствует что-то необходимое. Или вы не прикладываете должных усилий. Что-то в этом духе.
   6. Вы разрываетесь между своими интересами. Невозможно решить, что выбрать. Вы отчаянно ищете знак, который подскажет, с чего хотя бы начать.
   Если вы кивали, читая мой список, значит, вы сами подпитываете свою панику – как сухие дрова питают огонь. Давайте посмотрим, как избавиться от каждого из этих препятствий и перейти к действиям.
1. Перфекционистам нужно признать источник своего внутреннего конфликта
   Сканеры слишком часто говорят: «Я сам себе злейший враг». Будьте честны. Вы работаете не по собственным высоким стандартам, вы работаете ради чьего-то одобрения. Это могут быть родители, ваш преподаватель английского в старших классах, ваш начальник – и даже не в меру любопытный сосед. Не исключено, что это голос из прошлого. Найди перфекциониста – неподалеку всегда обнаружишь критика. Можно потратить даром жизнь, пытаясь соответствовать чьим-то стандартам, а для этого кого-то вы недостаточно хороши всего лишь потому, что он вас в принципе не понимает. Как быть в такой ситуации? В последующих главах я дам несколько практических советов, а пока просто осознайте, что в действительности стоит за параличом, вызванным перфекционизмом.
2. Вычеркните часть дел из списка «Сами видите, что это невозможно»
   Вероятно, пусть и безотчетно, но вы постоянно пытаетесь доказать, что не можете заниматься всем, чем захотите. Если список чересчур длинный, проверьте, не напихали ли вы туда лишнего, чтобы убедить себя, что все безнадежно, оправдать свое отчаяние и оставаться в ступоре. Один участник семинара жаловался: «Мне никогда не удастся заняться всем, чем хочется. Я хочу заниматься плаванием и бегом, хочу играть на гитаре. А еще хочу изучать иностранный язык, и ботаника меня страшно увлекает, но на жизнь тоже надо зарабатывать».
   Однако многие люди делают все это и даже больше, и им в голову не приходит занести это в списки. Ваш же список невыполнимых дел кричит: «У меня никогда не будет шанса заниматься тем, чем хочу! Все безнадежно!»
3. Масштаб огромного проекта можно сократить, чтобы он вписался в реальность. Оставьте только то, что любите делать больше всего
   Когда мы обдумываем то, что хотим совершить, план часто настолько разрастается, что действительно становится невыполнимым. В таком случае сокращайте и сокращайте его, пока не останется только то, что нравится вам больше всего, а потом ищите способ воплотить эту облегченную версию. Если в окончательном варианте сохранена сердцевина проекта, выполнив его, вы получите удовлетворение.
   Например, Синди хочет, помимо прочего, вновь заняться подзабытым библейским греческим языком, чтобы перевести старую книгу на английский. Но у нее нет времени, а проект огромен. Может уйти и десяток лет.
   Как не превратить мечту в неподъемное предприятие? Средоточием замысла была радость, которую Синди получит, передав перевод своему церковному приходу. Мы с ней перебрали все возможности и остановились вот на чем. Она выберет важный фрагмент, сядет со словарем и за неделю-другую подготовит вдохновляющий текст для церковной рассылки. И приступать можно прямо сейчас.
4. Делать то, что вы любите, – не привилегия, а обязанность
   А разве не эгоистично – делать, что любишь? Для обычного человека в порядке вещей иметь какое-то хобби, но, если вы сканер, этого вам будет мало. Хочется и освоить музыкальный инструмент, и сходить на мастер-класс по ведению переговоров, и провести выходные в Дании, а следующие – в Ирландии, и научиться танцевать степ и еще, и еще, и еще! Неужели такое позволительно?
   Если вы занимаетесь всем перечисленным вместо того, чтобы работать, если повесили на кого-то груз своего содержания, не несете свою часть забот или не выполняете законных обязательств, – тогда, конечно, непозволительно. Правда, будь вы так безответственны, то вряд ли мучились бы вопросом, что позволительно, а что нет. А по сути – отказывая себе в праве делать то, что вас радует, вы, возможно, лишаете других шанса на счастье, и вот это непозволительно.
   Если вы выполняете свои обязанности, то эгоизмом с вашей стороны будет как раз не делать то, что доставляет вам радость, не реализовывать свой талант. Вы видите то, чего не видят другие. Таланты оказывают влияние на жизнь каждого из нас. И вы должны – должны всем нам – использовать свои дарования.
5. Если бы вы могли сделать все «правильно», то сделали бы
   «Если бы я только мог придерживаться одного курса, вся бестолковщина ушла бы из моей жизни. Если бы я так не боялся поражений, у меня все было бы в порядке. Если бы я перестал колебаться и ринулся в дело, все проблемы уже были бы решены». Но неужели вы не понимаете, что будь вы в состоянии это сделать, то давно сделали бы?
   Даже если вы не согласны, поймите: такие стенания – путь в никуда. Вы можете терзать себя бесконечно и безрезультатно. Запишите и пришпильте на самом видном месте – хоть на зеркало в ванной, чтобы видеть всякий раз, как чистите зубы, – слова индийского монаха-отшельника Кирпала Венанди: «Каждый раз, когда ты осуждаешь себя, ты разбиваешь себе сердце». И вы знаете, что он прав.
   Но как прекратить самобичевание и двинуться вперед? Хороший вопрос. Есть фокус, который отлично работает. Скажите себе однажды, когда станет слишком жалко себя:
   Иди, наконец, и провались с треском
   Да, именно так. Я не шучу.
   Когда я училась в школе, кто-то написал мелом на асфальте: «Сэкономь себе время – завали учебу сейчас!» Тогда мы изо всех сил старались ничего не завалить, сейчас же (пусть в это трудно поверить) потерпеть неудачу – не такая уж плохая идея. В конце концов, если вы застопорились и все равно топчетесь на месте – что вам терять?
   Не рискуйте серьезно, не сжигайте мостов, но возьмитесь за что-то, чего вам хочется, и если не преуспеете – что тут страшного? Иногда неудача – лучшее лекарство от стресса! Пишите книгу, которую задумали, или попробуйте создать безумный проект века – и пускай вы сядете в лужу. Не начав действовать, вы в любом случае потерпите неудачу. А неудач мы все чересчур боимся.
   Дарю отличный рецепт провала: выберите любой свой замысел, можно самый сложный – а те, которые полегче, оставьте на потом, когда будет настроение добиться успеха. Теперь все, что вам нужно, – работать спустя рукава, не прикладывая особых стараний. Если хотите, можете поначалу выкладываться, но потом, в финале, вместо ударных усилий просто ничего не делайте. А дальше, когда вы окончательно провалились на глазах у своих критиков (не представляете, как мне хочется, чтобы именно так и случилось!), вовсю бравируйте своей неудачей. Поднимите бокал за праздничным столом и провозгласите: «Итак, меня постиг крах. Какой же я неудачник!» – голос должен дрожать от переполняющего вас счастья. Расписывайте все подробнейшим образом, чтобы хулители мечтали об одном: когда вы, наконец, заткнетесь. А вы сияйте – будто это самый приятный момент в вашей жизни. Недоброжелатели будут бурчать, что вы спятили, но на самом деле вы их обезоружили. Если они выпустят еще несколько критических залпов, соглашайтесь с энтузиазмом и снова превозносите свое поражение. Удастся все сделать правильно – провал сильно изменит взгляд на многое. И еще это забавно. Может даже случиться, что страх неудач пропадет навсегда!
6. Нет никакой разницы, с чего начинать
   Как только с боязнью осуждения будет покончено, выберите задачу, с которой начнете, – ближайшую, или самую легкую, или самую привлекательную – в общем, любую. Или сразу несколько, если так лучше работается. Не имеет значения. Ведь вы все равно собираетесь все это сделать.
   Каким образом? Вам поможет лучший друг паникующего сканера. Напоминаю: это – календарь.

Настенный календарь-постер

   Вы можете его сделать самостоятельно. Возьмите большой лист бумаги (или склейте его из обычных стандартных листов) и разделите маркером на шесть квадратов – по одному на каждый год из последующих шести. Почему шесть? Потому что неплохо знать, что у вас есть свобода маневра и целых шесть лет. Меньший срок будет создавать ощущение тревоги из-за нехватки времени, будто вас торопят. Больший период сложно охватить мысленно. А шесть лет – то, что надо для сканера.
   Надпишите год в каждом квадрате, начиная с текущего. Держите под рукой набор ярких широких маркеров – они пригодятся, когда посетят отличные мысли.
   Теперь встаньте перед календарем и подумайте о каждом проекте, которым вы действительно сильно хотите заняться (не обо всех, а о тех, что придут в голову!). Прикиньте, что можно сделать в ближайшее время, а что подождет. Для каждого проекта выделите маркер своего цвета и нарисуйте полосу на календаре – в том периоде, когда вы рассчитываете это осуществить. Например, яркая алая линия, прочерченная через следующую осень, – ваша поездка в Рим; синяя линия – курс по рисованию, который вы хотите пройти.
   Это только первые прикидки, ничто не высечено на скрижалях – вы наверняка будете постоянно вносить поправки. Но нужно уже заняться чем-то реальным, и календарь – самый простой и эффективный способ напомнить, что никто не отнимет у вас возможность заниматься тем, что вы любите.
   Повесьте его там, где он всегда будет на виду. Вот, собственно, все, что нужно сделать. Велика вероятность, что вы сразу ощутите удивительное спокойствие, потому что все, что вы любите, запланировано и ждет вас.
   Вместо метаний в пустоте вы ступили на твердую почву, причем на тропу, ведущую в нужном направлении, и все это благодаря самодельному календарю. Это действенное средство против сканерской паники, в любой момент вы можете охватить взглядом ближайшие годы.
   Вот выдержка из письма, которое я недавно получила.
   Как только я внес все проекты в календарь и выбрал первые, которыми начну заниматься, я физически почувствовал облегчение – исчез давящий груз и стало проще мыслить. Взбудораженному внутреннему голосу, изводившему меня раньше, я могу теперь сказать: это может подождать, а вот этим я займусь прямо сейчас.
   Чтобы воплотить замысел в жизнь, вам требуется структура. То есть планирование, составление расписания и необходимость отчитываться. Без структуры мы теряем направление и не знаем, где находимся. Если вы научитесь расставлять приоритеты и выстраивать проекты в определенном порядке, если разовьете чувство начала и окончания работы и если большой красивый календарь будет у вас постоянно перед глазами – растерянность испарится и сделать первый шаг станет легче.
   Вы можете выполнять задуманное последовательно, одно за другим, или поочередно день за днем делать какую-то часть каждого проекта. Нужно всего лишь выловить свои идеи из стратосферы и разместить их в ежедневной жизни рядом с другими обычными делами, такими как завтрак, проверка почты, прогулка с собакой. Возможно, это кажется очевидным, но в состоянии паники очевидное далеко не всегда приходит на ум.
   Вот как написал об этом один сканер:
   Дорогая Барбара,
   Решил отчитаться, как применил ваш совет выбрать два или три проекта и сконцентрироваться на них. Знаю, это звучит глупо, даже по-идиотски, но я до сих пор никогда не задумывался, что можно взять два-три дела и заниматься только ими.
   Почему-то всегда представлялось, что я должен делать все сразу и прямо сейчас! А предложенное вами простое решение меня освободило! Особенно полезно это оказалось для организации «свободного» времени. Я знаю, на чем сосредоточиться, и работаю с такой энергией и воодушевлением, как никогда раньше.
   Ну как, появляется ли свет в конце туннеля? Паника начинает уходить? Надеюсь, что так.
   Избавившись от паники, вы высвободите энергию и направите ее туда, куда захочет ваш творческий дух, а с четкой структурой сможете один за другим воплотить все свои проекты.

Захватывающее дух светлое будущее

Стикеры

   Может показаться, что дневник, календарь и стикеры – не слишком впечатляющий набор инструментов, но они зададут хороший старт. Для сканера очень важно наглядное подтверждение, что времени хватит на все, чем хочется заняться. Даже напоминание, что достижение цели – всего лишь цепь последовательных шагов, превращает бездействие в действие. Поэтому не стоит недооценивать влияние таких простых вещей на подсознание.
   Едва паника утихнет и вы приметесь за работу, вас покинет страх, что жизнь проходит мимо.
   Куда вы направитесь? Когда вы поглощены тем, что вам нравится, правильный путь откроется сам.

Глава 4
Страх перед принятием обязательств

   Что если я подпишусь до конца жизни выполнять жалкую, отнимающую все время работу, где будет невыносимо скучно и мои способности пропадут даром?
   Застрять на такой работе – настоящий фильм ужасов, в котором меня похоронили заживо и никто не слышит, как я кричу!

   Когда дело доходит до обязательств, многие сканеры останавливаются как вкопанные. Перед ними маячит страх потратить жизнь впустую, и уклонение от обязательств – иногда единственное обязательство, которое берет на себя сканер.
   Однако это основано на странных заблуждениях, на уже не актуальных сегодня правилах, и, уклоняясь от принятия обязательств, сканер лишает себя того, к чему стремится: жизни, полной познания и освоения неизведанных областей, возможности при желании начинать новое дело.
   Минутку, а разве кто-то живет такой жизнью? И даже если это возможно, каким образом это совместить с выполнением обязательств?
   Легче, чем вы думаете. Давайте освежим свои представления о понятии «обязательство».

История Джоанн

   Не могу выбрать профессию. Что если остановлюсь на одной, а другая окажется лучше? И что если я передумаю? А я совершенно точно передумаю. Понимаете, моя проблема в том, что я хочу быть психологом, композитором, писателем, учителем, путешественником и художником. Но каждый раз, как встаю на какой-то путь, раньше или позже возникает ужасная мысль: «А я уверена, что хочу этим заниматься до конца жизни?» Тут все обычно и заканчивается.
   – А что страшного, если вы ошибетесь? – спросила я.
   – Господи! – воскликнула она с ужасом. – Все страшно! Во-первых, каждый раз нужны годы, деньги и масса усилий, и если тут обнаруживаешь, что выбор был неправильным, то это все, тупик! Со мной так уже не раз случалось. Я не перенесу этого снова. Я слишком хорошо помню эту скуку, это ощущение, что если продолжишь заниматься тем же, то впереди одна только невыносимая скука – до конца жизни.
   – Ну, будь оно так, я не стала бы вас винить, – сказала я. – Если мне что-то наскучит, я не то что до конца дней – до конца недели не стану терпеть. Но многие посылки в ваших рассуждениях мне кажутся неверными.
   – Например? – спросила Джоанн.

Ошибочные предположения

   2. Все, что вам нравится, должно становиться профессией. Делать что-то для удовольствия – не в счет.
   3. Если вы не любите всей душой свою работу, это будет ежедневный ад.
   4. Нельзя ошибиться в выборе, поскольку овладение каждой профессией требует огромных временных и материальных затрат.
   5. Как только вы что-то выбрали, это становится пожизненным приговором без права обжалования.
   6. Если вы страстно, на грани одержимости, не увлечены чем-то одним, то отставить в сторону все остальное не сможете никогда.

   Ошибочные допущения складываются в контракт, подписанный кровью и высеченный в граните. Их порождает не только неверная информация, но и страх бессмысленно провести жизнь, и мечта о единственной страсти, такой сильной, что «пожизненный приговор» не пугает. Неудивительно, что сканеры боятся посвятить себя чему-то.
   Но вот проблема: ни один пункт из этого списка к реальности отношения не имеет.
   Рассмотрим каждое предположение подробно, одно за другим.
Ошибочное предположение 1.
Нужно выбрать единственную область деятельности на всю жизнь
   Начнем с того, что сканеры не могут выбрать только одно поприще, и этим все сказано. Но что важнее, большинство остальных людей тоже не выбирают единственную сферу деятельности на всю жизнь.
   В наши дни практически никто не работает по одной специальности с юности до пенсии. В прошлом именно так и было – одна работа на всю жизнь, сейчас – нет. По статистике, с каждым годом все больше юристов и учителей – прежде стабильная карьера – разочаровываются и ищут себя в других областях. (Существуют даже службы, которые помогают адвокатам и учителям подыскивать иной круг деятельности. Недавно мне попались на глаза любопытные цифры: каждый год адвокатами становятся сорок тысяч человек, и каждый год сорок тысяч человек, неудовлетворенные работой, оставляют эту профессию.)
   «Моей дочери нужно выбрать специализацию, и она ужасно мучается, пытаясь определить, чем ей хочется заниматься всю жизнь», – написала мне взволнованная мать. «Господи, чему же вы ребенка учите?!» – подумала я.
   Тяжкое бремя, хотя на самом деле больше воображаемое. Ведь даже самые успешные люди не раз меняют профессиональную карьеру.
Ошибочное предположение 2.
Все, что вам нравится, должно становиться профессией. Делать что-то для удовольствия – не в счет
   «Я люблю бодибилдинг, но еще я люблю исследования – самые разные. Как мне это совместить? И кто я теперь? Конан-библиотекарь?» – написал посетитель моего форума. Я до слез смеялась. Но у многих моих клиентов точно такие же проблемы, разве что сформулированы не так забавно.
   – Где мне найти такую профессию, которая позволит ремонтировать дома, перебирать двигатели мотоциклов, быть поэтом, придумывать компьютерные игры и писать сценарии? – спросил меня один из них.
   – Даже не представляю, – ответила я. – Но зачем делать профессию из всего, что нравится?
   – Вы имеете в виду – просто заниматься этим? Ради забавы?
   – Вы говорите так, будто это что-то противозаконное.
   – Но по счетам как-то нужно платить?
   – Выберите что-то одно, где можно заработать на жизнь, а всем остальным занимайтесь в свободное время, – предложила я.
   Он подумал с минуту.
   – Идея хорошая… но тогда все остальное будет просто хобби, а я очень серьезно отношусь ко всему, что люблю делать.
   – Леонардо да Винчи тоже ко всему относился серьезно, – парировала я. – До шестидесяти лет ему платили практически только за живопись. Уверена, что чертежи летательных аппаратов или субмарин ему никто не оплачивал. Они от этого стали «просто хобби»?
   – Нет. Но тогда что это?
   – Таким вопросом, убеждена, Леонардо никогда не задавался. Возможно, нам всем стоит последовать его примеру.
Ошибочное предположение 3.
Если вы не любите всей душой свою работу, это будет ежедневный ад
   Скорее всего, ни одна профессия не заинтересует сканера надолго, разве что она дает много разнообразных возможностей. Предположим, вы пошли учиться на врача, но ваша мотивация к высшему образованию – деньги. Вероятно, вы сильно разочаруетесь. Даже в том случае, если вам нравится заниматься медициной. Я сужу по количеству медиков, бросающих работу из-за того, что реальная система организации медицинской помощи не позволяет практиковать так, как они считают нужным и как представляли на студенческой скамье.
   Но если вы влюблены в идею стать медиком или юристом – это нужно сделать! Почему? Потому что человек творческий непременно найдет способ применить полученные знания. Медики становятся политиками, юристы пишут книги, консультируют и осуществляют юридическую поддержку в театрах, их охотно привлекают в совладельцы компаний.
   Я знаю бухгалтеров, жизни которых позавидует любой сканер. Мой друг Эдди работает три или четыре месяца в году, а остальное время участвует в международных велопробегах, подводных экспедициях или учится в школе фотографии. Один канадский бухгалтер воплотил в жизнь давнюю мечту стать ковбоем, обнаружив, что владельцам ранчо, как в любом бизнесе, тоже нужны бухгалтеры. Теперь большую часть времени он вместе с другими ковбоями пасет скот в прериях, а над отчетностью работает по вечерам. Учителя, попробовавшие себя как мотивационные ораторы, получают выгодные предложения отправиться в тур с выступлениями. Я знакома с психологом, которая исполнила свое желание: она работает с игроками Национальной футбольной лиги.
Ошибочное предположение 4.
Нельзя ошибиться в выборе, поскольку овладение каждой профессией требует огромных временных и материальных затрат
   Если вы так считаете, припомните, пожалуйста, всех, с кем учились в старших классах или университете. Сколько из них получили диплом и пошли работать по специальности? И обратная сторона явления: вам известны люди интересных профессий? Спросите себя, сколько из них получили соответствующее образование. Думаю, вы обнаружите, что очень и очень многие оказываются на том или ином месте благодаря цепочке непредвиденных обстоятельств.
   Не слишком мудро вкладывать деньги в профессиональное образование, пока вы не знаете двух вещей:
   1) какую работу в реальности вы будете выполнять;
   2) действительно ли для нее необходимо образование.
   Как правило, учиться поступают, еще не зная ответов. Почему? Несмотря на то, что образование довольно сложная и дорогая история, многие выбирают этот путь, потому что он прост и понятен. Несколько лет нужно лишь делать то, что от вас требуется. Кроме того, чувство, что это всего лишь репетиция жизни, снижает стресс. Но пробуждение может быть жестоким. Попробуйте заранее получить информацию, пройдите несколько собеседований, а еще лучше поработайте волонтером или стажером в том конкретном месте, которое вас интересует. Таким образом вы сэкономите кучу времени и денег.
Ошибочное предположение 5.
Любая выбранная вами карьера будет пожизненным заключением без права на обжалование
   Сверим с реальностью. Вы, вероятно, унаследовали эту идею от тех, кто вырос в 1950-е или 1960-е годы или работал в крупных компаниях вроде IBM, где пытались лелеять своих сотрудников «от колыбели до могилы». Между прочим, такая практика ушла в прошлое. Присмотритесь к людям около пятидесяти лет и младше – как долго они работают на последнем месте?
   Даже если искать специально, «пожизненную» работу уже не найти. А что насчет юристов, врачей, финансистов и преподавателей? Я уже говорила, что они нередко уходят с выбранного поприща, но даже остающиеся в профессии составляют лишь малый процент от всех работающих. Многие (и сканеры, и нет) меняют работу. Вооруженные своими умениями и знаниями, они носят их с собой, как сантехник носит с собой свои инструменты. Бывает, что люди вызываются помочь и проявляют способности в каком-то деле за пределами своей должности – их признают и предлагают работу, не имеющую отношения к полученному образованию. Часто это специальности, где нет официальной учебной подготовки и опыт приобретается на практике – что-то вроде ученичества у мастера.
Ошибочное предположение 6.
Если вы страстно, на грани одержимости не увлечены чем-то одним, то отставить в сторону все остальное не сможете никогда
   Этот миф, я уверена, породили сканеры, часто жалующиеся, что так и не нашли единственную страсть, которая затмила бы все остальное, к чему их тянет. Вот типичное:
   Я все жду, когда раздастся гулкий голос с небес и возвестит, чем мне заняться!
   Но голос все не звучит, поскольку не существует такого замечательного единственного увлечения, чтобы сканер с радостью ограничился им. У меня голос не гулкий, и я не взываю с небес, но скажу, как поступать, если вы сканер: занимайтесь всем, к чему лежит душа.
   Но есть же люди, которые уходят с головой в одну тему, занимаются ею сосредоточенно и интенсивно – и это доставляет им радость. Неужели со сканерами так не бывает?
   Конечно, бывает! На самом деле сканер даже глубже погружается в сферу своих интересов, чем большинство других людей. Если вы сканер, то испытывали это десятки раз. Только не осознавали, что все ваши «страсти» имеют право на существование и ваше стремление к ним правильно.
   Но вы все равно продолжаете искать всепоглощающую страсть, длящуюся вечно. Предлагаю вам взглянуть на вопрос свежим взглядом. Рассмотрите понятие «страсть» с разных сторон, чтобы понять, какой трактовки вы придерживаетесь. Я каждый раз настораживаюсь, когда сканер употребляет слово «страсть».
   – У меня не было ничего такого, чтобы положить на алтарь свою жизнь. Божий глас не указывал, что делать, ничто не озарялось волшебным светом, не возникало чувство, что я наконец добрался до дома и поиски закончены, – сказал мне недавно один сканер.
   – А разве вам не нравилось все, что вы пробовали? – поинтересовалась я.
   – Вообще-то нравилось, и даже очень, просто никогда не появлялось чувство, что вот это – оно, то самое.
   Если и вы когда-либо думали так же, пора это пересмотреть. Возможно, то, что вы пробовали, необязательно должно быть «тем самым». Возможно, изучение новой области доставляет вам удовольствие, и «тем самым» является для вас именно изучение.
   Большинство сканеров упускают эту мысль и не понимают, что уже нашли «тот самый» – правильный стиль жизни. Для вышеупомянутого сканера ложкой дегтя было убеждение, что каждое приятное занятие должно стать большой страстью и вести к окончательному выбору. Это портило все удовольствие.
   – А если забыть о поиске большой страсти и наслаждаться тем, что вы можете учиться чему угодно и ваша жизнь разнообразна и восхитительна? – спросила я своего собеседника.
   Он посмотрел на меня как мальчик, которому разрешили прогулять школу и вместо этого пойти в кино.
   – А что, так можно? – спросил он с чуть виноватой улыбкой.
   Да, можно. Можно и ему, и вам. И даже нужно, потому что вечный поиск неуловимой единственной великой страсти ослепляет сканеров и не дает различить массу других, реальных вдохновляющих увлечений, которые встречаются каждый день. Страсть – дар, с которым сканеры живут, часть их сущности. (Я предпочитаю вместо страсть говорить интерес или энтузиазм.) Укоренившееся представление, будто страсть длится вечно, надо отбросить без сожалений. Вспомните известное выражение: «Будьте осторожны в своих желаниях» – и возрадуйтесь, что на сей раз вы желаемое не получили.
   Вы можете найти идеальное сочетание своих интересов и превратить их в карьеру себе по душе. Или можете обнаружить, что любите сам процесс обучения. Единственная настоящая «страсть» сканеров – страсть использовать все свои способности, упражнять свой любознательный мозг, следовать всему увлекательному, пока не узнают то, что хотели знать.
   А затем – оставить это и переключиться на другое.
   Словом, если вы сканер, который боится отдаться чему-то полностью, слушайте меня внимательно: вы не отыщете одно-единственное страстное увлечение, настолько значительное, что все остальные исчезнут. Да вам бы это и не понравилось. У вас будет множество страстных увлечений. Никто не ждет от вас окончательного – раз и навсегда – выбора работы или образа жизни. Вы рождены, чтобы выбирать путь многократно и черпать в этом максимум знаний и удовольствия. Один путь – слишком мало для вас.

Типичный ход событий

   Анника. Сканером я была с самого детства, и каждый доступный курс в колледже и университете приводил меня в такое восхищение, что я выбрала обучение в области гуманитарных исследований в Университете Сан-Франциско. Это было больше двадцати лет назад. Гуманитарное направление там было очень прогрессивным для своего времени. Оно включало академическую философию мультикультурности и этнокультурных различий задолго до того, как это стало модным. Так, я получила классическое гуманитарное образование с упором на компаративную мировую историю, литературу, социологию и историю искусств.
   Затем я сделала карьеру в сфере сбора средств для фондов, маркетинге, организации специальных мероприятий и благотворительности, начав с первой после диплома работы на общественном телевизионном канале в Сан-Франциско. Шаг за шагом я оказалась в Чикаго, где налаживала сбор средств в фонды медицинской и социальной помощи. Четыре года я провела, помогая крупному международному банку распределять миллионы на программы благотворительности и работы с общественностью.
   Теперь я живу в Портленде, штат Мэн, и несколько дней в неделю работаю помощником администратора местного художественного агентства. Изучать новый город, новую область интересов и совершенно иной образ жизни очень увлекательно. Пока не очень представляю, куда это все приведет, – мне сорок с небольшим, и я сейчас пересматриваю все аспекты своей жизни.
   Мой внутренний сканер всегда испытывал сильнейший интерес к международным делам, особенно к европейской жизни и культуре. Не так давно я обнаружила, что у меня есть ирландские корни, и после этого три года увлеченно разыскивала архивные записи о предках; кончилось все получением ирландского гражданства и паспорта.
   Хотя мне нравится моя новая жизнь в Портленде, Зеленый остров тоже сильно манит меня. Я обдумываю все возможности и надеюсь когда-нибудь оказаться «на том берегу пруда»… хотя бы на несколько лет.
   Раньше меня напрягала такая сканерская жизнь… а теперь я понимаю – так было задумано природой, и даю раскрыться тому, что во мне заложено, для чего я предназначена.
   

notes

Сноски

1

2

   Шер Б. Мечтать не вредно. М.: Манн, Иванов и Фербер, 2014. Здесь и далее прим. перев.

3

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →