Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

В три с половиной олимпийских плавательных бассейна влезло бы все добытое на Земле золото.

Еще   [X]

 0 

Странные люди (Миронов Данила)

Что одному человеку нужно от другого? Что хочет женщина от мужчины, и напротив – мужчина от женщины? Авторы высказывают свои предположения и считают, что определенно одно: человеку нужен человек. А ещё точнее: человек жаждет любви. Мужчина считает, что любовь – это религия, женщина – как птица пытается парить в облаках, в иллюзиях, которые для неё создаёт мужчина. Прикосновение к таинству любви – плод немалых усилий и творчества. Двое пишут друг другу письма с верой понять себя, с надеждой соприкоснуться с родной душой ради обретения любви.

Год издания: 2015

Цена: 19.99 руб.



С книгой «Странные люди» также читают:

Предпросмотр книги «Странные люди»

Странные люди

   Что одному человеку нужно от другого? Что хочет женщина от мужчины, и напротив – мужчина от женщины? Авторы высказывают свои предположения и считают, что определенно одно: человеку нужен человек. А ещё точнее: человек жаждет любви. Мужчина считает, что любовь – это религия, женщина – как птица пытается парить в облаках, в иллюзиях, которые для неё создаёт мужчина. Прикосновение к таинству любви – плод немалых усилий и творчества. Двое пишут друг другу письма с верой понять себя, с надеждой соприкоснуться с родной душой ради обретения любви.


Данила Миронов, Марина Валицкая Странные люди



Она ему стихом из сердца пела,
А он ей робко Гегеля шептал…

Милый мой дружочек,
   Вы позволите Вас так называть?
   Вчера весь вечер читал Ваши стихи и плакал. С душой моей творилось нечто невообразимое: то радость и восторг, а то глаза на мокром месте. Живёшь-живёшь в такой человеческой грязи, в пыли повседневности и в спешке, что глаза постепенно закрываются сначала тонкой пеленой безразличия и нежелания вникать в чужую жизнь, а затем она незаметно для тебя превращается в бельмо, и ты совсем перестаешь видеть в людях людей. Понаблюдайте за людьми внимательно: все куда-то бегут, суетятся, как кролики, каждый хочет заработать как можно больше денег, как будто в деньгах счастье есть…
Как будто счастье в деньгах есть,
Ведь счастье-то невыразимо,
Оно есть тайна и незримо —
Лишь для того, кто хочет быть.

   Когда писал последнюю строку – вместо «быть» так и подмывало написать «кто хочет есть». Представляете, насколько опошлено сознание современного человека, моё-то точно – ходить далеко не надо. Смотрю на себя и думаю: в какой же огромной мере я отравлен современностью с её пошлостью, материализмом, атеизмом, потребительством, а ведь душа у меня совсем другая, если вспомнить её младые дни…

   Вот вчера написал под Вашим влиянием:
Лазурь небес мне застит глаз,
Мне радостно и страшно, как вначале,
И кажутся нелепыми печали,
И солнце всходит, словно в первый раз.

Как будто в детстве – мама отошла —
Я поднял взор на небо и опешил,
Я не один, ещё я в мире не жил…
Но вот и мне повинная пришла.

Вдыхаю жизнь, пью соки майских ливней,
Я докажу, что не напрасно всё.

   Очень стыдно перед Вами: в нашем последнем разговоре Вы наговорили мне столько незаслуженных комплиментов: я выхожу чуть не святым. А на самом деле это я спешу рассказать Вам про Вас же – ведь это вы удивительный человек. Вы такое написали! Нет, дело даже не в том, что Вы написали, а то, как Вы раскрылись в поэтических творениях своих. Вот и книжка Ваша не случайно называется «Душа»: именно о душе там всё, и душа Ваша там парит. Оголена, раздета, обнажена предельно – даже страшно временами! И как это Вы решились на такое?! И знаю по себе: верно многие страдания через душу эту смелую прошли, чтобы выковать её; всё знаю и восхищаюсь безмерно. Нет смысла говорить пустые слова о талантах, способностях, необычных рифмах – ведь Вы душу живую явили на всеобщее обозрение, не побоялись злословия и обид – событие редкое в наши дни. Я благословил тот день, когда скачал сборник Ваших стихов в интернете!
   Я читал взахлеб от начала и до конца, не прерываясь, – так жадно пьет воду утомленный путник в пустыне. Каждое стихотворение, словно маленькая иголочка, втыкалось в моё сердце, и заставляло его сладостно ныть от восторгов и умилений. И каждое, по праву этой боли, я считал написанным исключительно для себя. Душа открывается только для другой души, и если есть душа – тогда её сокровища все твои. По праву души.
   Вопрос только один: душа она какого пола – мужского или женского, или вообще среднего рода, на Ваш взгляд?
   Я так счастлив встрече с душой, которая прожила целую жизнь без меня. Где-то блуждала, искала, общалась, страдала и плакала, возможно, была совсем близко от меня. Бессонными ночами писала стихи, заправляя вместо чернил слёзы и кровь, ведь только такие чернила способны рождать подлинно талантливое.
   Могли и не повстречаться, а вот свершилось-таки!
Я Вас люблю,
Любовь ещё могла бы,
Возможно, что-то изменить,
Однако, в сущности, не важно:
Всего ведь не проговорить.

Любовь живёт, и в сердце рана,
Ваш абрис мне тревожит сон,
Возможно, поздно, может, рано,
Но врос в моё пространство он.

Я тщусь надеждой понимать,
Вас видеть, слышать, обонять…
Хотя, быть может, и отлично,
Что с Вами не знакомы лично.

Ангел мой!
   Спасибо за столь пронзительный отзыв, признания и восхитительные стихи! Прочитала Ваше письмо как раз перед сном, выключила компьютер и думала, что завтра напишу ответ, но я была настолько растрогана Вашими словами, что никак не могла уснуть, голова кружилась так, что я решилась написать немедленно. Мне никто и никогда не говорил подобных слов. Даже слёзы выступили на глазах… Как я мечтала, когда писала сборник, который Вас так растрогал, что тот, кто нужен, прочтет его, увидит, какая я на самом деле, увидит моё истинное лицо и никогда меня не обидит! Мне казалось: вот напишу её и сразу будет у меня всё хорошо… Я горько ошибалась на этот счет… В нашем материальном мире, где всё меряется количеством нулей на банковских счетах, моя «Душа» не стоит ничего… Как бы я хотела, чтобы все эти стихи были написаны Вам – истинному ценителю главного! Тем не менее все стихи, которые Вам понравились, я дарю Вам!
С Вами мне стало очень спокойно,
Хоть физически Вы далеко,
Перестала я спать беспокойно,
И встаю по утрам я легко…

Новых дней перестала бояться,
Не боюсь неудач и беды —
Вы ж заставите рассмеяться,
Подадите, коль нужно, воды…

Я любовь Вашу чувствую кожей,
Не страшны ей ни время, ни срок.
Друг на друга мы очень похожи,
И в стихах одинаковый слог…

   Я не единожды пыталась понять, какие же эмоции вызывает моя книга, я очень долго ждала реакции, подобной Вашей, но максимум, что о ней говорили: «Да, неплохо». Также называли её «сырой», то есть с неотточенной рифмой, наивной, утверждали, что таких миллион и прочее… Я удивлялась, потому что она была написана самой душой и любовью. Большой любовью… То есть, как выяснилось, только моей любовью… Вы спрашиваете, как я решилась на такое? Я просто очень сильно хотела завоевать любовь. Я думала, что если за неё бороться, то всё получится. Только теперь я понимаю, что её завоевать нельзя. Её даже нельзя правильно «заказать» у небес (всегда что-нибудь да забудешь уточнить). Она сама явится без спросу и в таком виде (и, как назло, именно с этим «чем-нибудь»), что все твои принципы полетят в тартарары… На самом деле, любовь – это очень страшная вещь… Почему страшная? Мне кажется потому, что она способна сметать всё на своём пути, давать такие сверхчеловеческие способности, как телепатия и ясновидение. Она способна «сметать», но она не разрушает того, в ком живёт, напротив, заставляет чувствовать какое-то невероятное спокойствие, даже умиротворение, убирает ощущение тревоги, преображает каждую мысль и даёт мгновенный ответ на любой вопрос… Когда она рядом, у тебя нет беспокойства на тему: позвонит – не позвонит, ответит – не ответит, напишет – не напишет, приедет – не приедет, встретит – не встретит. У тебя на все эти вопросы лишь один ответ: позвонит – ответит – напишет – приедет – встретит. И потому ты спокоен, как удав, слопавший минуту назад кролика… И тебе не нужны больше ничьи советы о том, как поступать и что делать, кроме советов своего сердца – оно само обо всём подскажет. И всё решается и делается быстро и легко, как по мановению волшебной палочки, ты не задаешь себе вопросов «надо или не надо», «а что будет, если…». Для тебя этих вопросов просто нет – ты идешь и делаешь так, как считаешь нужным. Но отныне все твои решения подчиняются только ЕЙ, только для ЕЁ блага и ЕЙ во благо.
   Что касается «не побоялась злословия и обид»… Боялась, очень боялась. Но сначала меня поддерживали подруги и некоторые друзья, да и многие мои читатели тоже полюбили книгу, а потом не помогало ничего – после того, как прототип первого сборника заявил, что я была бы полезнее, если бы заколачивала много денег или занимала высокую чиновничью должность…
   Ваш отзыв вернул меня к жизни и к творчеству. Спасибо!
   Какого пола душа? Однозначно женского! – ранимая, нежная, красивая, утонченная, чистая, воздушная, как нимфа…
   Кроме того, Ваш отзыв вызвал у меня такую бурю эмоций, которая заставила меня написать сказку в прозе (чего не делала никогда ранее). Прошу принять её на суд.
Девочка и лучики солнца
   В одном далёком сказочном лесу, посреди земляничной полянки на сосновом пеньке, сидела маленькая беззащитная девочка и плакала, держа в руках две коробочки с бумажными зябликами – их обидели: все те, для кого они пели, не оценили их, и они вернулись обратно в коробочки, откуда и вылетели. Ей было очень жалко их: ведь она их вырастила, выпустила из клетки, а теперь ей казалось, что все её труды, вся её огромная душа, в них вложенная, и её зяблики – самые прекрасные, живые и добрые птички – совсем никому не нужны, а сама она – просто глупая наивная девочка… И она сидела и думала о том, что больше не хочет ни создавать этих зябликов, ни ухаживать за ними, ни видеть их…
   И тут мимо, на лихом вороном коне, проезжал мужественный, добрый, умный и сильный Принц. Увидел он маленькую девочку, и показалась она ему волшебной – какое-то сказочное свечение исходило от неё, и природа вокруг пела, поодаль же лес был совсем обычным… Удивился Принц своей находке почему такая замечательная девочка сидит и плачет тут одна? Что же такого странного в этих шкатулках и зябликах, из-за которых она так рыдает? Спешился он, подошел к девочке, сел с ней рядом, усадил её к себе на колени, взял в руки эти коробочки, которые она любовно, старательно и долго клеила, заглянул в них, а оттуда как давай вылетать всякие разные дивные птички, как давай они вокруг него летать и петь, и пели они настолько сказочно красиво, что заслушался Принц и растворился мысленно в этих звуках, а когда очнулся, понял, что ничего лучше он в своей жизни не видел и не слышал, а девочка эта – самый дорогой, чистейший и редкий бриллиант – ведь именно из созданных ею шкатулок вылетают невиданные доселе волшебные пташки.
   И тогда поднялся он с пенька и стал подбрасывать её высоко-высоко к солнцу, играя с ней, теребил её, щекотал, чтобы она стала веселой и не грустила… Иногда улыбка озаряла её лицо, и она даже смеялась, но всё равно не переставала грустить.
   И тогда Принц спросил у неё: «Что же её так печалит?» И рассказала девочка, всхлипывая, что обещала она зверям лесным устроить невиданный ранее волшебный праздник, но никак не может сделать его таким, каким хотела, потому что ей для этого не хватает ещё нескольких солнечных лучиков, которые можно достать только на верхушках деревьев, а ей туда никак самой не добраться…
   И тогда посадил Принц её рядом с собой на своего волшебного коня, пришпорил его, и полетели они над лесом, едва касаясь верхушек деревьев. И скакали они так до тех пор, пока она не набрала лучиков столько, сколько нужно. И только тогда её глазки высохли окончательно, засияли, и она снова стала смеяться и улыбаться жизни, а он прижал её крепко к груди и пообещал защищать всегда от напастей этого мира, чтобы она была красивой и радостной и чтобы этой радостью освещала всё вокруг… И почувствовала она себя так спокойно и безопасно, так защищенно, как никогда раньше, а потому перестала расстраиваться, бояться и плакать… И ей очень захотелось, чтобы ему понравился праздник, который она устроит на опушке леса, вложив в него всю свою душу и все собранные вместе с ним лучики солнца… Представление получилось очень сказочным, ярким и светлым, свет от опушки расходился далеко-далеко за пределы леса… И никто в лесу не понял, что самым главным лучиком света был этот замечательный Принц, и именно тепло его сердца и согрело всю опушку, отразившись от маленькой девочки…
   А зяблики… Они снова стали появляться на свет, ещё красивее, чем прежде, – девочка снова стала клеить и плести новые коробочки из светлых ярких мыслей и солнечных лучиков, чтобы новым зябликам было там ещё уютнее… А Принц, очарованный своей находкой, взглянув на девочку, задумался о том, что же ещё он может сделать для этого маленького волшебного чуда, и произнес: «Девочка моя, тебя больше никто и никогда не обидит!» И выстроил вокруг полянки высокую ограду из волшебных цветов, через которую не могли к ней проникать ни звери, ни люди с плохими мыслями и чувствами – аромат этих цветов – ярких алых роз – отпугивал тех, кто нес внутри себя зависть, злобу, ненависть и равнодушие (он больше всего на свете хотел сберечь девочку, её чувства и прекрасных бумажных зябликов). А рядом с тем пеньком построил Принц настолько роскошный дворец, насколько красивы были девочка и её дивные птички, от стен которого лучше всего могли отражаться эти трели, разнося их далеко-далеко от дворца…
Милый мой дружочек!
   Как я согласен с Вами: конечно, душа женского рода (у себя я подмечаю именно такую особенность). И странно, но честно: надо признаться – у меня женская душа! Вы только не подумайте, что я какой-нибудь размазня или человек с нетрадиционной ориентацией. Нет, разумеется, однако ещё в раннем детстве я поймал себя на мысли, что как-то странно получается: если признать, что душа у всех одинаковая – у мужчин и у женщин, а этот вывод напрашивается сам собой, поскольку они способны понимать друг друга, влюбляться, любить и дружить, но тогда в чём будет состоять разница меж ними? Всё-таки нужно также признать и то, что разность между мужчиной и женщиной так же очевидна, как и способность к единению. Мужчинам свойственна воинственность, мужественность, женщине, напротив, эти добродетели едва ли близки, она, скорее, являет сострадание и милосердие.
   Тут есть несколько вариантов решения: либо надо признать, что кроме души есть нечто иное, либо душа должна быть разной изначально. Но я сразу оговорюсь, что подразумеваю для себя очевидным, что душа есть у всех и она едина для всех: будь ты хоть мужчина, хоть женщина. Конечно, найдутся люди, которые никак не согласятся даже с существованием души, но этих мне жаль – им не стоит и мечтать о любви, эта история не про них! Любовь живёт только в душе. Если согласиться лишь частично: признать факт наличия у человека души, но никак не признавать равенства души между мужчиной и женщиной, упереться на том, что душа у всех людей разная, тогда не совсем понятно, что объединяет людей столько тысячелетий? Что, если не душа, лежит в основе институтов цивилизации – религии, государства, культуры? Если же душа едина для всех и она условие единения и братства людей, народов, культур, тогда должно признать, что душа – это ещё не всё. Предположу, что выше души может выступить только дух. Не случайно есть устойчивое выражение во всех языках мира о воинственном и мужественном духе мужчины, а о сострадании и милосердии мы, скорее, склонны говорить в контексте представлений о душе, и она ближе женщине. Значит, получается, что душа нас роднит, сводит вместе, а дух вносит элементы различия, разводит. А вот интересно, если душа женского рода, но она, однако, присуща мужчинам, а дух, в свою очередь, носит мужской характер, тогда представлен ли он как-то в женской природе? Как Вы это чувствуете?

   Спешу поделиться впечатлением: Вы написали очаровательную сказку. Каждый мужчина однажды в своей жизни непременно хочет услышать такую сказку, адресованную только ему одному, иначе какой же он без этого рыцарь?! Тут всё достаточно прозрачно и воздушно, написано в нежной акварельной пастели: сюжет кажется навскидку простым и незамысловатым, кто-то даже посмеет сказать «банальным», однако ж не стоит торопиться с выводом. Так как Вы пишете душой, а значит, очень естественно и искренне, то сказку Вашу можно рассматривать не только с эстетической стороны (а она в этом отношении прекрасна и трогательна), но и как прообраз всех сказок, написанных всеми женщинами мира за всю историю существования земли: от самой древности до наших дней – сказку сказок.
   Девочка, непременно принцесса, значит, исключительная, единственная и неповторимая в своём роде, каковым и является, по сути, каждый человек. Возглавляет ли она корпорацию или возится с коробочками и зябликами – живёт она в мире людей, которые не всегда понимают и одобряют её занятия, что вполне естественно в любые времена. Наше время отличается от всех иных времен тем, что оно дало наконец-то женщине Слово и право говорить о своей душе: раньше этого никогда не бывало. А не понимают её потому, что она мало кому интересна (ведь люди столь недальновидны и склонны к поверхностным суждениям), да, собственно, ей нужны не все люди мира, а только те, кто её понимает. Она, конечно, любит всех, потому что так душа её устроена, но больше всего она любит свою мечту. Мечту о прекрасном Принце, который, конечно, рыцарь: наделен всеми добродетелями, какими только может обладать человек в земной юдоли. Рыцарь на белом коне едет по свету в поисках своей маленькой принцессы – он ищет именно её. Откуда она знает о нём, ещё его не повстречав; когда, в каких снах, в какие лета, из каких книг она всё узнаёт и про себя, и про него? Помните ли Вы об этом своём пробуждении в отрочестве или юности? Меня навсегда поразил образ Татьяны Лариной, которая при одном только виде Онегина внезапно для себя и для всех собралась воедино: телом, душой и духом, словно чашка: были только разбитые осколки и вдруг разом – снова стала чашей без единой трещинки!
   Принц находит девушку, иначе и быть не может: ведь если два человека пробудились и зажглись пламенным огнём любви – «так не бывает, чтоб не повстречаться». И они узнают друг друга с полувзгляда: тоже загадка – как и почему? Они понимают, что разные, но чувствуют жгучее единство сердец. Принц строит высокий замок и берётся любить и опекать свою милую Девушку до конца времён, а впереди у них – цветы любви и счастья. Так устроена мечта, убеждаете меня Вы. Так устроена духовная природа человека, дополню Вас я. Меня этот момент волнует всю жизнь.
   В идеале сказка предполагает полную реализацию человеческой природы и мечты как её проекции. Однако сколько кораблей застряло в этой гавани в ожидании чуда, сколько пошло на дно, не дождавшись её поветрия, сколько поломано в будничных рифах и ураганах! Сказка и жизнь сторонятся друг друга, вот примерно также, как душа и дух – вместе едины, а присмотришься – разница есть. Что здесь происходит, почему так? Что объединяет мужчину и женщину помимо мечты? Что удерживает их вместе и рядом на протяжении многих десятилетий? И что тогда разъединяет людей?
Любви мерцающий треножник,
Алтарь надежды. Превозможник
Молитв, отчаянной мольбы
И нить невытканной судьбы,

Храм ослепляющего ока,
Аид карающего Рока
И Зефир ветреных страстей,
Гермес пронзительных вестей.

Огонь, в котором всё горит…

Ангел мой!
   Прочитав вчера Ваше письмо, я решила не отвечать немедленно, а обдумать всё, сказанное Вами. При этом я сначала многое не поняла, но с утра, когда голова посвежее, воспринималось всё гораздо проще.
   Но прежде чем начать, хочу Вас поздравить с прекрасным праздником – Днём защитника:
Спешу поздравить с праздником мужским
Того, кто есть мужчина не по полу,
А по характеру, поступкам, и таким
Не сделает из мальчика и школа…

И стать таким мальчишка сам решает,
Ориентиры ставит для себя,
И беззащитных он оберегает,
Но мир чужой при этом не губя…
__
Я хочу для тебя стать бриллиантом —
Многогранным, ярким и ценным,
Ну а ты для меня стань атлантом —
Самым сильным и совершенным!

И держи надо мною небо,
Заслони собою все тучи,
Не страшись казаться нелепым
И тогда никогда не наскучишь…

   Вы спрашиваете, откуда принцесса знает о том, что существует тот самый Принц? А она и не знает… Просто живёт и задаётся каждый раз вопросами: зачем она здесь, почему каждый раз всё не складывается, ведь она так чиста помыслами? И скажите, как он может не существовать, если она его так ждёт? Ведь наши мысли материальны… Да, вспомнила, что Принца она увидела при чтении «Поющих в терновнике» в лице Ральфа… Через всю книгу проходит нить о его метаниях между любовью к Мэгги и своим долгом… А Мэгги его всё ждала…
   Недавно услышала по радио песню «Верность» на стихи Асадова. И так она мне запала в душу, что я пришла домой и сделала слайд-шоу в видеопрограммке под эту музыку с фотографиями за десять лет, как бы показывая, как менялась оболочка моей души за это время. Получилось трогательно. Скажу по секрету: оболочкой интересуются гораздо чаще, чем тем, что под ней. А под ней, опять же, душа (не ликвидный, видать, товар в наши дни)…
   Я вот даже сейчас задумалась: а может ли быть такое, что некоторые мужчины вообще лишены её? То есть либо она у одних мужчин женская, а у других отсутствует вообще? Мне тут вспомнился эпизод из моего глубокого детства. Однажды я шла с мамой по улице и спросила у неё: «А у мальчиков есть мамы?» То есть мне казалось, что у мальчиков должны быть папы, а у девочек – мамы. Тот факт, что у меня-то есть папа, меня, как-то, вообще не смущал… И у нас сейчас возникает примерно тот же вопрос, как и у маленькой девочки: есть ли у мальчиков душа? А может, у части мужчин (а, возможно, и у части женщин) душа как таковая отсутствует и есть только дух?
У каждого ль мужчины есть душа?
Я задалась сейчас таким вопросом…
Для каждого ль даётся малыша,
Большим ли пользуется спросом?

   Что касается духа. Практически всем женщинам присущ дух в той или иной степени (я думаю, это заложено природой для того, чтобы уметь поднять потомство). У некоторых же, мне кажется, его нет совсем, как и у иных мужчин – души. Откровенно говоря, дух мужественности и воинственности мне чувствовать в себе не нравится, потому что всё-таки это привилегия мужчин и не будем её отнимать у них, но если необходимо, то его из глубин поднять можно. Сила духа – я всегда могу её откопать у себя, если нужно (например, я собралась с духом и выступила на сцене, хотя безумно боялась).
   Я думаю, неважно – мужчина ты или женщина, ты можешь быть как наделен этими качествами, так и лишен их. При этом мужчине, имеющем женскую душу, не стоит бояться показаться, как Вы выразились, «размазнёй», если он наделен силой духа и всегда поступает по-мужски, также как не будете же Вы думать о хрупкой женщине с нежной душой и огромной силой духа, что она мужеподобна? Мне представляется, что дух не даётся изначально, а воспитывается.
   Вы говорите, что женщины и мужчины способны понимать друг друга. Но ведь бывает и такое, когда мужчина не понимает женщину, и наоборот, женщина не понимает мужчину, но при этом они живут вместе, создают семьи, воспитывают детей… Может, за этим стоит вовсе не душа, а инстинкты? А вот там, где друг друга понимают, складывается особый мир, который и называется «счастливой парой». То есть там как раз две души. Влюбляться, дружить… Всё то же самое – я видела людей, не способных даже дружить… Вместе с кем-то такой человек вполне может быть счастлив, но только при наличии у этого «кого-то» таких огромных сил любви, терпения и понимания, что первому даже стараться не нужно… Поэтому, опять-таки, я пришла к выводу, что объединяет любовь, причем, возможно, только с одной стороны, и эгоизм. Ведь неспроста появилось выражение: «Для гармонии в отношениях один должен любить, а другой позволять себя любить».
   Но прежде чем продолжить, я хочу попросить у Вас прощения за то, что не поблагодарила вовремя за Ваши книги, которые Вы мне прислали. Я их прочитала от корки до корки, некоторые не по одному разу (и мне очень хочется их все с Вами обсудить). Все Ваши книги как будто списаны из моей головы… Я никогда не видела настолько точного отражения своих мыслей в каких-либо книгах ранее… Однажды, лет десять назад, я случайно открыла для себя малоизвестного простому человеку философа – Серена Кьеркегора. Мне он настолько понравился (сейчас я всех его мыслей не помню), что в качестве цитаты к своей первой книге я взяла его высказывание. Конечно, Вы не могли этого не заметить. Позже я узнала, что он и Ваш любимый философ…
Я обнимаю Ваши книги… Крик души…
Как мысли Ваши мне близки…
Сижу, уставившись я на стихи,
Которые сдавили сердце, как тиски…

И слезы капали, а я читала снова
И, ущипнув себя, не верила глазам
Всегда я говорила: «Ждать готова!»
И даже подходила к образам…

Мне говорили: плюнь ты, всё пустое,
Устраивать ты жизнь свою спеши,
Ты обрати вниманье на простое —
На тех мужчин, что проще, глупыши…

Из зависти, видать, так говорили
И одинокой старостью пугали —
В своей-то жизни глупость сотворили,
Так пусть и у других будут печали?…

   А в заключительном стихотворении Вашего письма я снова увидела почему-то себя… Только вот мне непонятно, почему любовь стоит на треножнике, почему тот мерцает, и кто такой «превозможник молитв»? И где находится «храм ослепляющего ока»?
Дружочек мой милый!
   В точку бьёте, в самую сердцевину. Уж и слов-то мне наговорили прекрасных. Имейте в виду, что слаб я на это дело – млею, могу растаять, как сливочное масло.
   В стихотворении моём правда много туману: фразы красивые, но малопонятные, тут, вероятно, тень Бальмонта заговорила во мне. Но попробую разъяснить дело. Треножник – культовый предмет, священный дар богам (Аполлону, например). В Дельфах на треножнике сидела пифия и разговаривала одновременно с людьми и с богами, а потом вещала, и все её слушались. «Храм ослепляющего ока»: образ самого Бога, который смотрит на человека внимательно и несёт ему свет. Самое трудное – слово «превозможник» – тут компьютер подчеркивает красным, говоря таким образом, что такового в русском языке нет – это правда. Считайте, что я его придумал специально для Вас. Например, один очень известный русский писатель ввёл в русский язык слово «стушевался»! Слово «превозможник» пришло ко мне само, я записал всё стихотворение на лету, не думая ни о рифмах, ни о значениях слов. Но под ним я понимаю вот что: всё стихотворение написано для описания понятия любви на языке образов, проще говоря, вообще попытаться определить любовь через слово. Так вот, «превозможник» среди треножника, алтаря, храма есть некий резервуар, способность человеческого духа преодолевать природное начало в человеке – телесное и душевное. Установка сознания на преодоление животной природы ради более высокого, тонкого, субтильного, божественного начала, которое он в себе очень ясно ощущает. Всем этим занимается дух, конечно, душа здесь – явление переходное между телом и духом, более влажная и неопределенная. Философ Хайдеггер назвал бы «превозможник» экзистенциалом, если бы мне удалось убедить его (пока не знаю удалось ли Вас?) А впервые, кстати сказать, об экзистенциальном начале в человеке в европейской культуре заговорил пресловутый Кьеркегор, у которого мы все учимся, как оказалось. Хотя само слово «экзистенциал» известно давным-давно со времен средневековья и обозначает существование человека.
   Тут я не соглашусь с Вами в отношении того, что «дух не даётся изначально». В своё время Эйнштейн, пытаясь сформулировать единую теорию поля, над которой работал больше 40 лет и так и не осуществил этот проект, руководствовался мыслью: «Бог не играет в кости». А это значит, к примеру, если человек закоренелый атеист, то есть убедил себя в том, что Бога нет и быть не может, то он не сможет помыслить ничего, кроме своего наличного бытия – тела, чувств, эмоций, инстинктов. Даже о душе он, в принципе, не имеет права судить, так как она для него не существует, её невозможно найти в пробирке. Надо сказать, что практически вся наука сегодняшнего дня и стоит на этой точке зрения. Мы оба с Вами читали книжку Вишневского «188 дней и ночей», в которой популярно представлен диалог двух атеистов, а заодно и ученых. Не почувствовали ли Вы некоторую брезгливость и даже пошлость многих пассажей в ней, не покрывалась ли мурашками Ваша кожа? Однако Эйнштейн был не простой ученый, об этом знает сегодня каждый школьник (он был гений), поэтому он мыслил науку в контексте мысли о Боге.
   Если Бог есть, то Вы чувствуете его присутствие в природе, в себе, в других людях, каким-то образом ощущаете сложность устройства нашего мира, полагаете, что само по себе, без участия совершенного начала ничего не может произойти – глина до конца дней останется глиной; чтобы из неё произошел Адам, нужен Бог, тогда для Вас начинается совсем другая жизнь. «Если Бога нет, то какой же я тогда штабс-капитан?» – так, кажется, говаривал один из героев Достоевского. Если Бога нет, то какой же я тогда человек – вторю я – тогда я просто животное, у которого есть только тело и инстинкты, а больше ничего быть и не может. А если он есть, тогда следует признать, что я как животное устроен намного сложнее, чем просто животное. Вдруг оказывается, что у меня есть душа, а сверх того ещё и дух, а, может быть, сверх того и ещё столько всего, о чем мы, люди, даже и помыслить пока не смогли, потому что до сих пор не убеждены в том, что человек – это не просто животное. Поэты, философы, музыканты, кажется, уже набили оскомину, твердя людям о высоких идеях и об истинном предназначении человека – а воз и ныне там! Вот и мы с Вами пробуем в своём творчестве достучаться до сердец, авось кому-то поможем сделать правильный выбор!
   Получается: если Бога нет, тогда нет ничего, кроме материи (эдакий сундук с мусором), а если есть, тогда открывается космос идей, возможностей, способностей. Тогда и душа, и дух – всё разом появляется сначала в сознании, а потом и в жизни. Выбор делает сам человек. Ведь так и с любовью: почему у людей не получается с любовью, почему есть непонимание? Души или духа у кого-то недостает? Нет, всё есть в каждом, только дремлет, не проявляется, ждёт той поры, когда человек примет решение – кем ему быть на земле – сундуком с мусором или человеком в полном смысле слова. Многие ошибочно полагают, что если они есть, то они уже автоматически являются людьми, а на самом деле – они только заготовки. Человеком каждому из них только предстоит стать или не стать в результате прожитой жизни. Здесь важно проснуться от спячки. Люди просто спят – в этом проблема, задача – проснуться и выбрать себя, опираясь на свои дарования, таланты, веру. Ведь о Боге-то мы ничего не знаем, к сожалению: тут каждый живёт на свой страх и риск. Любовь и всё лучшее из мира души и духа – только для пробужденных!
   Давайте и мы с Вами, ей-богу, душу и дух оставим за каждым человеком, пусть будет в каждом (если колеблетесь, то должен напомнить, что Бог поступил именно так). Соответственно, тогда всё встаёт на свои места, если вдуматься: бодрствуешь – любишь, нет – спишь сундуком. И никого и никогда не придётся судить, разве только себя самого по факту сделанного выбора.
   К Вашим словам: «один любит, а другой позволяет себя любить…» – это же не любовь; то, о чём Вы говорите, – для животных. Симметрия в отношениях неизбежна, иначе никакой любви быть не может. Любовь подобна электрическому току, а люди (вспомните Пастернака) – «провода под током». Ну, что Вы, голубушка, никак нельзя иначе: только глаза в глаза, только открытость и обоюдное признание другого как самого себя и даже более того: в идеале каждый должен относиться к другому как к Богу, тогда и в нём пробудится Бог. Только в глазах другого можно найти своё подлинное отражение в бытии! Вот тогда выходите замуж на здоровье! Выбросите раз и навсегда эту кривду досужих полудремлющих тётушек у подъезда, выдаваемую за народную мудрость. Так можно полюбить только домашнюю кошечку или собачку, морскую свинку или аквариумных рыбок, но не человека.
   Спасибо за поэтическое поздравление, очень тронут! Вы, конечно, бриллиант для меня. Я вспомнил Ваши стихи, где мужчина пишет прекрасной Даме. Вот как нынче рыцари должны писать принцессам:
Вы, конечно, бриллиант для меня,
Вы, конечно, богиня, не меньше,
Я прошу Вас присесть у огня
И продолжить со мной путь дальнейший…

Обещаю я Вас охранять,
Обещаю беречь и лелеять,
Никакой боли не причинять
И печали все Ваши развеять!

   Много лет я терялся, не зная, что отвечать на поздравления с праздником Защитника Отечества. Раньше он, в большей степени, был профессиональным праздником военных, а я же не воевал и даже не служил, вроде бы как ко мне он имеет самое косвенное отношение. Однако с годами я стал понимать, что я, например, несу своеобразную вахту в плане наличия и отстаивания некоторых человеческих ценностей, требующих защиты. Мужчинами не рождаются, как наивно полагают некоторые акушерки в роддоме, когда подносят мальчика новоиспечённой роженице, мужчиной становятся в борьбе за ценности и признание в обществе. Мужчина должен обнаружить и воспитать в себе не только душу, но и дух. Душу для женщины, а дух – для себя и для Бога. Именно душа роднит и соединяет его с женщиной, только с ней он может развить свою душу, поэтому во все времена мужчина будет непременно тянуться к женщине, которая вся и есть пространство души, поэтому у каждой юной особы всегда есть шанс не остаться одной. Среди мужчин душевности мало, огненные сущности духа находятся в борьбе друг с другом ради земных сиюминутных прихотей. Что поделать – мальчишки! Поэтому теперь я смело могу ответить: «Стою на страже», а там уж – кто как поймёт.
Пиши о главном, если сможешь,
Не главное – роняет слух.
Коль заигрался, хороводишь —
Так распадайся в прах и пух!

Зажжённый Логос – это факел,
Огонь, не знающий преград,
И упарсин, и мене, текел.
Спасибо, Господи, я рад!

Ангел Вы мой ненаглядный!
   Опечалили Вы меня сегодня своим письмом, не уделив должного внимания моему отзыву о Ваших книгах… Ну да ладно, списываю это на Вашу чрезмерную усталость и думаю, что Вы ещё восполните этот пробел.
   И, мой дорогой, нет ничего плохого в том, чтобы таять, как сливочное масло, ведь когда оно тает, то становится только вкуснее! Поэтому тайте на здоровье и радуйте меня своим вкусом!
   Ваш стих о «треножнике любви» при Вашем разъяснении получился как кружево – воздушный, тонкий, красивый… Я так понимаю, вы попытались описать свою любовь, свои ощущения… Боже, как это восхитительно!
   Благодарю за слово, подаренное мне. Приятно. Вот только прошу меня простить (я не имею того специального философского образования, которое имеется у Вас, поэтому не все Ваши слова мне понятны, но я хотела бы вникнуть в их суть), но как бы я ни пыталась найти в интернете и понять слова «экзистенциал», «экзистенциализм» и «экзистенциальное начало», я не могу их понять. Не могли бы Вы мне объяснить их на нормальном русском языке?
   Что касается книги «188 дней и ночей». Моя кожа не только покрывалась мурашками при её чтении, но мой организм пытался и по-другому отозваться о ней… Поэтому мне не очень хотелось бы её обсуждать. Нет, Вы не подумайте, что я какая-то кисейная барышня, но всё-таки Вы же не будете говорить за столом о том, как справляете свои потребности (да и, собственно, Вы вообще не будете об этом никому рассказывать, кроме доктора, если потребуется!), так и тут: всё должно быть к месту.
   Что есть Бог? Иногда православные верующие осуждают меня за мою позицию. Недавно одна такая фанатичная верующая спросила меня, причащаюсь ли я. Я решила, что позиция моя неплохая и надо её высказать: «Нет, но я не считаю, что Бога нет. Он есть. Однако я не хочу, чтобы между мной и Богом был какой-либо посредник. Я лучше не буду делать зла людям, чем потом ходить и отмаливать грехи». Она на меня так недобро посмотрела и очень сурово и даже с некоторой злобой ответила: «Значит, в Вас нет Бога! Вы пишете о Боге, но его в Вас нет! Вы не имеете права об этом писать!» И она бегала за мной ещё полчаса по всему «Центру культуры» и кричала, что она сейчас мне будет высказывать всё, что обо мне думает, и я обязана её выслушать. Вы считаете, в ней есть Бог? Конечно, есть! Но до какого сумасшествия она себя довела, думая, что если она посещает церковь, то она имеет право судить? Может, меня и закидают камнями все православные: я буду верить, но не буду допускать посредника в свои отношения с Божественным! Но если так случится, то как же тогда заповедь: «Не суди и не судим будешь»? Разве не учит она относиться снисходительно? Теперь я убеждена в том, что вопросы, касающиеся веры каждого человека, – это интимный вопрос, и никто не вправе осуждать Ваше отношение к нему, каким бы оно ни было.
   Поясню, что эта странная женщина повела себя подобным образом после того, как услышала мое стихотворение:
Есть ли на свете Бог?
Кто мне ответит на извечные вопросы?
Однажды кто-то мне помог
И силой наделил без спросу.

И может, он живёт средь нас,
В душе у каждого немного,
А, может, в дверь войдет сейчас
Каким-то странником далеким.

Кто есть на свете Бог? – не тот ли,
Кто в горе руку нам подаст
Или солдата выручит на поле боя
И часу смертному отсрочку даст?

А, может, тот, кто нас, ущербных, любит,
Не сетуя на наши недостатки,
В беде не бросит, не забудет,
И убеждает: «Всё в порядке».

   К моему: «Один любит, а другой позволяет любить…» То есть Вы считаете, что если один любит, то это вовсе не любовь? А что тогда? Быть может, болезнь, навязчивое состояние, полоумие? Как назвать то, что один, тот, кто любит, готов снова и снова всё прощать любимому на протяжении многих лет? Причем это не синдром Адели, потому что второй, тот, кого любят, сам то приближает, то удаляет любящий объект, который «сидит себе на месте, никого не трогает и тихонько себе любит». То есть, если один любит, а второй не любит, то это, по-Вашему, не любовь (скажем, Её или Его любовь)?
   Что же касается «пробуждения Бога в себе и в другом»: учитывая то, что ко мне Вы относитесь как к богине, а я не особо сопротивляюсь тому, что вижу божественное начало в Вас (ввиду того, что я написала уже о Вас и Ваших книгах), то считаете ли Вы, что мне стоило бы выйти замуж за Вас?
Милый мой дружочек!
   Безусловно, стоило бы стоило, если была бы такая возможность. Случись встреча лет 15 назад, когда я как раз и писал свои поэтические вирши в изобилии, призывая бездонный космос помочь встретиться с Принцессой, я думаю, всё получилось бы. К стихам своей юной поры отношусь сегодня эмоционально сдержаннее, чем тогда, однако «строк печальных не смываю»; если бы жизнь повторилась, я всё повторил бы в точности, поэтому я не хотел бы прожить её снова. И именно тогда же я счастливо избрал свой жизненный путь и спутника жизни, никогда не усомнившись в нём за все эти годы.
   Если бы я исповедовал ислам, тогда бы я имел возможность брать в жёны нескольких женщин и нести ответственность за них и детей, которых они в изобилии рожали бы от меня. Но я, к сожалению, не исповедую ислам; исторически страна моя, в которой рожден я, и рождено и покоится в земле не одно поколение моих предков, последнюю тысячу лет исповедует христианство в православном её варианте, которое так или иначе определяет мировоззрение всех русских людей; накладывает ограничения на нашу мнимую абстрактную свободу и любовь, в частности, несёт запрет на многоженство. Семью составляют двое, чтобы породить, как минимум, ещё пятерых (семь – я). Не могу сказать, что я истый православный верующий человек, скорее, мне близка Ваша позиция (взгляд просвещённого русского человека) в отношении церкви – умеренное, доброе, слегка снисходительное отношение к обрядовой её части, не разделяя всех её взглядов, однако неся образ Бога в своей душе. Хотя, в сущности, это глубоко не последовательная позиция, из-за которой и рождается пресловутая двойственность, расколотость нашего с Вами сознания.
   Отношение к религии своей страны есть только часть приобщения к Духу. В корневой и бессознательной своей глубине русский человек любит Бога как-то совсем иначе, не вполне строго в православной традиции. Эта расколотость сознания неизбежно приводит человека к страданиям и жесткому выбору стратегии понимания: как именно в своей душе ты понимаешь Бога – как некий закон в себе или же как внешнюю силу принуждения извне? По этому принципу она всегда раскалывается надвое. Между прочим, я всерьёз предлагаю сделать девизом России: «Бабушка надвое сказала!», поскольку у нас всегда всё надвое. И только в любви все половинки способны соединиться в одно целое. Русский человек и любит, и верует неистово, сильно, люто, потому что только любовь может насытить его душу. Он сам одновременно жаждет и побаивается тех сил, заложенных в нём, не в состоянии оценить их потенциал и направленность, боится не совладать с собою. Империя пахаря ничем не может быть изменена (ни законом, ни свободой, ни деньгами). Только любовь может напоить его пересохшее от ожидания сердце. Любовь в России больше чем любовь – это кровеносная система, где главным органом является сердце – средоточие всех помыслов и чувств.
   Дело не в свободе и не в воле, любовь русского человека – это запись в генетическом коде. Конечно, если человек позволяет себе слишком много свободолюбия, своеволия и не несёт за это ответственности, перекладывая её на других, то свобода перестаёт ею быть, превращаясь в чудовищный произвол, которым русские люди могут хвастаться смело перед другими народами. Если же человек открыл в себе божественную силу любви, энергию и закон вселенной разом, то он бросается в люди поделиться своим открытием, с желанием разделить это счастье с другим, но, даже обладая божественным феноменом, он остается всегда только человеком, пусть даже и обожествленным, и никогда на земле Богом не становится. Ему обязательно нужен другой человек, чтобы полностью реализовать дар любви.
   Любовь, в полном смысле, – это когда двое. Любовь не может быть безграничной, она ищет своего ограничения – ответственности, и не находит в сердце русского человека. Он так любит, что аж прямо-таки руки разводит, чтобы обнять всё человечество, а ему бы ответственности поучиться. «Широк русский человек – я бы сузил», как говаривал Митя Карамазов. Только встреча с другим и ответственность перед ним может охолонить его – сила любви приобретает не абстрактный, а вполне конкретный, земной характер. То, за что ты ответствуешь, что можешь удержать на своих плечах, вместить в пространство души, то твое. То, что не удерживается, – неизбежно выпадает из рук. Так рождается Хартлэнд!
   Поэты, воспевающие любовь, всегда люди молодые или с молодой душой. Они поют лишь об абстрактной любви, доказательством чего является оборотная её сторона – страдания и мучения любви неразделенной. Потому так и сильна любовная лирика, что в ней всё драматично и требует напряжения чувств. Такие поэты ещё не знают собственных возможностей: что, любя всех людей мира, на самом деле они хотят и могут по-настоящему полюбить только одного, но одного как всех сразу, за всех. Желание огромной любви к одному человеку с силою, предназначенной для всех, толкает многих мужчин на разные глупости практически во всех возрастах, причём, большинство из них совсем не поэты.
   Они имеют жену, потом заводят любовницу от скуки и из духа авантюризма, а после ещё более молодую девушку, годящуюся им в дочери, дабы оживить дряхлеющие силы. А потом выясняется, что всю свою жизнь они любили только себя и своё воображение любви. Они попадают в ловушку дурной бесконечности. Помните случай с бароном Мюнхгаузеном, когда его лошадь была разрублена пополам и пила воду из колодца: чем больше она пила, тем больше из неё выливалось с другой обрубленной стороны, а она всё не могла напиться?!
   Тот самый пресловутый эгоизм не позволил им не только испытать всем существом своим любовь как феномен-на-двоих, но и не дал любви другим – никого в этом мире не смогли они осчастливить. И зачем тогда все эти холостые порывы от, якобы, изобилия любовного чувства – где же тут Любовь и где тут Бог?
   Любовь, не ограниченная законом, который человек сам для себя выбирает на свой страх, риск и интуицию, не является любовью в божественном смысле слова. Огонь, раздутый ветром: ничем не сдержанный, сжигающий всё на своём пути, – оставляет в итоге только выжженную землю и пепел; огонь, прирученный человеком в семейном очаге, сохраняется вечно, из поколения в поколение.
   Но самое удивительное, что не боги огонь разжигают: они дают человеку дар огня (дар любви), а дальше выбор за человеком, как именно он этим даром распорядится. Когда человек приходит к осознанию этой проблемы и выбирает хотя бы в мыслях своих то или иное, поверьте, очень скоро именно этот его выбор и свершается в жизни. Если свершается не то, значит, не то и планировалось, ведь человек склонен идеализировать и самозаблуждаться насчёт всего, что связано с самим любимым. Сбываются только мечты, а если мечты не сбываются, значит, то, что не сбылось, никогда мечтой и не было! Чтобы быть честным, искренним и правдивым, пусть даже наедине с собой, нужно прежде не один пуд соли съесть с самим же собой, чтобы развить в себе самосознание, а что уж тут говорить про другого… Мне ещё не приходилось видеть судьбы, когда бы этот закон не работал.
   Конечно, я не хочу сказать, что если кто-то пламенно влюблен в другого человека, а тот, скажем, не любит с той же силой, то первый – не любит тоже. Разумеется, любящий любит самим фактом своей любви – направленным самоотреченным вниманием по отношению к другому – он уже доказал и себе, и всем, что открыл дверь в жизнь этого удивительного феномена. Однако смысл любви не просто открыть планету «Любовь» только для самого себя, пусть даже приоткрывая её для другого, пока ещё чужого – это было бы слишком просто. Смысл расширить феномен любви-на-двоих: когда друг друга любят симметрично оба и готовы как к жертвам, так и к ограничениям во имя Её. Оказывается, это возможно здесь, на нашей планете; все предания, сказки и летописи говорят только об этом.
   Значит, человек, рожденный на Земле, с самого начала обречен решать теорему любви с разной степенью сложности, соответствующей ступени его развития, каждый раз получает возможность решать всё более усложнённую задачку – а ведь ставки в этой игре всегда так высоки! Можно ограничиться и любовью в одну половинку, как Вы озвучиваете, вот только хватит ли этого Вам, не погаснет ли Ваш огонь в тисках безразличия и не-любви со стороны другого, не затушите ли свою лампаду раньше срока? Хорошо ли получается у Вас по этой логике с любовью, можете ли похвастаться? А если Ваша логика не права и всё не так, тогда что мешает отказаться от навязанного асимметричного образа любви в пользу любви в две половинки, складывающиеся в итоге в одну?
   Я лично свидетельствую перед Вами и перед Богом: такой феномен любви возможен и осуществим каждым живым человеком на земле. Ведь прежде надо промыслить, промечтать, убедиться в том, что может быть только так и не иначе распорядитесь Вы своим даром любви, данным Вам на время. А если можете и так, и эдак – тут я богиня, а здесь стерва, а вот, неожиданно для всех, я в образе настурции – то и любовь получайте, какую выбрали – и так, и эдак. Понимаете? Вы сами творите свою жизнь и любовь. Потому что Бог – это Вы сами и есть через любовь, и он никогда не обманывает – он уже дал Вам дар любви, а дальше сами. Всё это так, потому что Бог не обманщик, «Бог не играет в кости».
   Знаете ли Вы, почему Татьяна отказала Онегину? Ведь Евгений все-таки полюбил её, когда увидел блестящей княгиней в Москве, его чувства распалились не на шутку: писал ей письма, домогался её внимания, а она – нет как нет. В юности своей, обыкновенной простой девушкой, макая перо в чернила собственного сердца, она написала ему о своей любви, предлагая разделить её на двоих, но он её не услышал и только посмеялся. Его эгоизм и выучка «науке страсти нежной» позволяют ему любить только форму, минуя содержание. Она предлагала ему алмаз, а он не заметил его, поскольку хотел видеть только алмаз в оправе. Он, в принципе, может увидеть только оправу, а не алмаз! И она поняла, что даже если он и полюбит когда-нибудь, то никогда не полюбит так, как она. Они по духовному укладу своему кардинально любят по-разному: она – всем своим русским сердцем на разрыв аорты, где все клеточки организма сливаются в едином порыве, а он – умственно, рационально-чувственно, светски-формально. Никогда им не быть вместе, несмотря на то, что они оба любят и никогда не перестанут любить друг друга. Любят друг друга и не могут соединиться вместе, в искомое целое. Вот так и Россия, представленная гербом двуглавого, распоротого надвое, орла: вечно расколота в любви и никогда не воссоединяется в единое, разве только в сердце своём и в мечтах!
   Глубокие вопросы Вы затронули, не освятил и половины того, что хотел. Вот и в невнимании Вы меня справедливо укорили – всего не охватить разом. Не торопитесь, будемте писать друг дружке и разговаривать. Ещё столько писем полетит по оптико-волоконным проводам, через просторы Интернета от меня к Вам и обратно!
Милый мой ангел!
   Прочитав Ваше письмо, я едва не лишилась дара речи… Сколько разных мыслей пронеслось в моей голове за это время, Вы себе представить не можете! Каких только мыслей! Я перечитывала и перечитывала письмо снова и снова… Как проникновенно и искренне написано!..
   Но у меня тогда возникает резонный вопрос: кем же в данном случае для Вас являюсь я? Ведь Вы мне писали невероятно много проникновенных и красивых признаний? Зачем? Как это понимать?
   Я всегда была против каких-либо отношений (в том числе и переписки) с женатым мужчиной. Это мой принцип. Для меня становиться любовницей женатого мужчины неприемлемо (я либо любимая, либо никакая). И не потому, что мне жалко из женской солидарности ту, другую. Скажу больше: мне её совсем не жалко. Мне себя жалко. Я считаю, мне не гоже довольствоваться «объедками с барского стола» и сидеть, ждать, пока мужчина устанет от семьи и придёт ко мне в красивую гавань, где его обласкают. Сначала – я, потом – все остальные. Это не просто рассуждения – это жизненный опыт: как часто я наблюдала за знакомыми и приятельницами, попадающими в такие треугольники… Да и сама чуть было не попадала в сети обмана… Имея внутри себя твердый стержень, я не однажды говорила охотникам легких отношений, чтобы те даже не думали ко мне подходить, если состоят с кем-нибудь в браке. Потом стала говорить, чтобы приходили, когда разведутся, а сейчас пусть уходят домой, к жене. И ведь разводились и приходили. Только мне уже это не нужно было – ложка хороша к обеду. Часто мужчины предлагают такие отношения не только для развлечений и отдыха, а чтобы чувствовать, что где-то кому-то они нужны, что их любят просто так, ни за что, за бесплатно (для иных это слово ключевое), и считают, что это нормально. Они даже зачастую не хотят помогать данному объекту. Браво! Как удобно! Особенно не участвовать в жизни этого кого-то, когда тому нужна помощь, когда он бедствует. Конечно, очень удобно приходить тогда, когда картинка уже сама себя нарисовала и привела в порядок… И как это по-мужски! Это как называется?
   Ну, да ладно, если оставить в стороне эти мысли, то Ваши слова: «А если можете и так, и эдак, тут я богиня, а тут стерва, потом снова богиня, то и любовь получайте, какую выбрали – и так, и эдак» – просто ужасны…
   Вы меня чуть ли не обвиняете в том, что я сама во всем виновата. Во всех своих бедах…
   И вообще, судя по Вашим словам, вся моя любовь всегда какая-то неправильная… Какая-то недолюбовь… А потому и я какая-то дефективная…
   Перечитав Ваше письмо снова, уже сейчас, я подумала о том, что как же я Вас всё-таки люблю за эту огромную душу, за то, что Вы тратите много времени, пытаясь мне что-то донести, объяснить, опасаясь обидеть.
   Но я думала и о том, что как же несправедливо я поступаю по отношению к себе, позволяя Вам писать мне такие признания, в то время как Вы-то своей жизнью полностью довольны, а в моей жизни – полнейший кавардак… Зачем я Вам нужна?
   Вчера, прочитав Ваше письмо, я думала, что больше ничего Вам не напишу, но сегодня я уже не воспринимаю это настолько остро. Более того, если Вы, всё же, получите это письмо, которое я не хотела Вам отправлять, то это будет означать, что я Вам всё так же безгранично доверяю… (Не обманите моего доверия, пожалуйста!)
Мой милый дружочек!
Котенок ласковый, прижмись ещё теснее,
Мне так необходимо быть с тобой,
Хотел бы стать ещё чуть-чуть мудрее,
Чтобы объять полнее образ твой.

   Какой же Вы замечательный и трогательный человек, однако ж напрасно превратно меня поняли. Речь ни в коем случае не идет о Вас лично, тем более что у меня нет и сотой доли информации о Вашей личной жизни, поэтому пока ничего личного, кроме поэтического, у меня в мыслях и быть не может. В своём рассуждении я просто довёл до логического предела мысль о любви как о даре, только-только подошёл к порогу подлинного её осмысления. Там – за порогом – дверь в сферу понимания любви, совсем другая планета, совсем другие законы. С планеты «Земля» попасть на планету «Любовь» можно, только настроив сознание на определенную волну. Не стоит и пытаться брать с собой скарб минувших лет, багажом его не возьмут. Лично я настроен на такую волну, где душа осознаёт себя всегда как в начале, никакие противоречия и обиды соприкосновения с плотным миром не отражаются на ней. Здесь не просто душа, это духо-душа, огненный шар, который никто не в состоянии уронить; он может жечь, его же – никто и никогда. Поищите в себе этот шар, он у Вас точно есть. А когда нащупаете его, тогда сразу станет понятно, что ему не важны никакие письмена, кроме общения и существования в иных сферах. Он вечен, а письмена тленны, мы всегда можем предать огню то, что и без нас обречено сгореть рано или поздно.
   Напомню Вам, что душа, настроенная на любовь, любит всё на свете, для неё нет преград. Несмотря на обязательства и ответственность перед теми, «кого мы приручили», душе не запретить любить, когда это уже свершилось. В том и заключена драма любящей души: она любит весь мир, всё человечество, находит в себе потребность любить всех вместе и каждого по-отдельности – и ничего поделать с собой не может, а всюду расставлены запреты и ограничения. Как быть? Если душа однажды открыла для себя божественный мир души, то не любить она уже не сможет. Вспомним мучения Толстого, который в детстве мечтал о муравейном братстве как необходимости любить всех людей, а в мудрой старости это привело его к мысли о создании новой мировой религии в форме очищенного христианства. В молодости он был весьма охоч до женского пола, перепортив чуть не всех яснополянских дворовых девок, а всю оставшуюся жизнь прожил добропорядочным семьянином с Софьей Берс, родившей ему тринадцать детей. До самого бегства из цветущего гнезда его пронзало насквозь жало мысли невозможности полюбить всё человечество: одного, нескольких человек полюбить возможно, а всех вместе – неимоверно трудно, но не невозможно, а значит, необходимо пытаться это осуществить. Ведь душа мира на всех одна – в каждом человеке только искорка огненного единства, значит, невозможно не объединиться всем через любовь, если она пылает в каждом сердце.
   Трагедия начинается в тот момент, когда человек, ощущая в себе силы любить более чем одного человека, бросается в эту непознанную область, как с обрыва. Предавая выбранного однажды спутника, он бросается к следующему, потом к другому, но никто не может напоить настоящей любовью его алчущую неистовством душу, потому что разбитый горшок пропускает воду. Прежде чем пускаться в рискованное плавание по морю любви, следует озаботиться оснащением своего корабля, проверить днище и паруса, спасательные шлюпки и навигационные приборы. Все люди способны любить, и многие любят, однако, разница в том, что одни любят профессионально и подготовленно, а другие – на авось и небось.
   Вы для меня являетесь пробужденной душой, которая открыла для себя свет любви, о чём свидетельствует Ваше творчество, Вы попали на толстовский корабль муравейного братства. Боль и страдания сняли с Вас завесу безразличия, скуки и не-любви – и благословите их за это. И теперь Вы можете плыть, плыть со мной, но мы не одни, мы в замечательной компании: Гомер, Овидий, Данте, Петрарка, Китс, Шекспир, Гёте… – все каюты заняты. Вы для меня – замечательная попутчица, нам плыть в одну сторону и плыть долго. Я не приглашаю Вас в свою каюту по обозначенным причинам. Простые, телесные, земные радости не смогут заслонить перед нами радости душевные и духовные. Ничто не мешает нам любить, ведь запретить-то сие невозможно. Мы можем смело встречаться в кают-компании и делиться поэтическим душевным опытом. Для того чтобы просто любить в земном смысле, вовсе не нужно писать стихов. Вы уже перешагнули этот уровень и поднялись на палубу выше – так удержитесь на ней: впереди будут и другие палубы! Держитесь крепко: не бойтесь ветров и качки, не пугайтесь темноты морской ночи и неизвестности (помните: я всегда рядом!). Абстрагируйтесь от личного: не смешивайте кофе, чай, компот и молоко с кефиром в одном стакане – пить это никто не станет…
   Итак, Вы на корабле, где мы случайно встретились в тот момент, когда Вы прогуливались между второй и третьей палубами, грустно вдыхая ароматы ночной прохлады. Я взглянул в Ваши глаза и сразу узнал, где Ваша каюта и зачем Вы здесь. Корабль наш устроен традиционно: трюм, с первой по четвертую – палубы и капитанский мостик.
   Трюм – это начало и самая первая ступень – Сознание. Там Вы найдете чувства, восприятие и рассудок. Рефлексы, инстинкты, эмоции и многое другое. На этом уровне мы схожи с животными, многие, живущие там постоянно и не выходящие на воздух, полагают, что мы животные и есть (они даже научные книги пишут с огромным количеством доказательств)… Но данное суждение ошибочно: мы не животные: наличие сознания отличает нас. Со-знание предполагает расколотость, разделение надвое: я как субъект и окружающий мир как объект. Я знаю, что есть я и есть весь остальной мир (не-я), из которого я себя выделяю: животное на такое не способно. В трюме Вы всегда найдёте искомые физиологические радости и психологический комфорт с другим таким же, желающими разделить их с Вами (как раз о таких Вы и писали). Здесь всё сближает нас с животными…
   На первой палубе Вы откроете для себя ступень Самосознания, когда внезапно для себя обнаружите, что Ваше тело и телесно-психологические возможности ещё не всё, что заложено в Вас. Видимое и плотное, что есть в Вас, есть только часть Вас. На самом деле, Вы чувствуете в себе и находите, как, скажем, в своих стихах, нечто невидимое и бесплотное. Вы осознаёте, что можете быть свободным от мира и жить по законам свободы, так или иначе понимаемой Вами. Мы с Вами уже назвали это состояние душой. Вы – это и я, и не-я, и ещё нечто такое, что пока и названия-то не имеет.
   Вторая палуба представляет Разум. Прогуливаясь по ней, Вы понимаете, что то, что Вы так счастливо обнаружили в себе – душу (самосознание), вовсе не является только Вашим достижением: она, оказывается дана Вам в пользование на краткий срок в качестве дара. Вторая палуба плавно переходит в третью и настолько тесно смыкается с ней, что многие даже не замечают разницы меж ними. Но разница очевидна: на третьей палубе душа, как нечто начальное и рыхлое, обнаруживает внутри себя более плотную субстанцию – дух. Мы как раз уже успели обсудить этот момент, когда говорили о духо-душе и разной степени выраженности духа и души в природе мужчины и женщины. Вот здесь и разгорается вечная борьба за единство между мужчиной и женщиной.
   Но ещё более интересная история развертывается на четвертой палубе, где царствует только Дух. На этой ступени Он задаётся вопросом, откуда у меня всё появилось – и Дух, и Душа – ведь не само же по себе. Вероятно, есть некто, Создатель, Бог, который всё придумал и установил такой порядок, короче говоря – Архитектор и, скорее всего, заодно и Капитан корабля. Все религии мира пытаются объединить расколотые души в изначальное состояние чего-то целого и неделимого. На этом этапе Вы точно поймёте, наконец, что Вы на корабле, где все люди мира плывут в неизвестность под чутким руководством незримого Кормчего. Вы убедитесь на собственном опыте, что если есть Вы со всеми шляпками, зонтиками и зябликами, если можете разгуливать по палубам, любуясь совершенными пейзажами, если есть корабль, в котором более-менее гармонично уживаются друг с другом и другие люди, значит, неизбежен и Кормчий.
   Капитанский мостик ещё иногда считают пятой палубой, однако, ввиду малочисленности на ней людей, я не считаю этот уровень палубой. На капитанском мостике работают офицеры Духа, задача которых – попытаться выстроить цельное и непротиворечивое, истинное Знание в отношении устройства и функционирования корабля. Здесь обитают религиозные мыслители и пророки, философы и визионеры. Обыкновенно, жители корабля знают каждого в лицо ввиду их значимости.
   И корабль плывёт…
Милый мой, любимый мой ангел!
   Как Вы красиво пишете! Заслушаешься– зачитаешься… Ваш ответ прекрасен по своей сути! Вы открываете для меня совершенно новый и волшебный мир, о котором я раньше и не подозревала…
   И всё было бы прекрасно, если бы не одно но (и тут я хотела схватить Вас за язык, приведя в пример одну из Ваших цитат о Любви, которые вы писали в позапрошлом письме, но пока искала ту цитату, о которой думала, поняла, что её попросту нет – на тот момент я неправильно поняла некоторые Ваши слова, поэтому никакого «но» не оказалось… Всё прекрасно!). Тем не менее у меня возникает уже тогда другой вопрос: «А для чего же мне нужно удерживаться на этой палубе душевной любви, когда остальные важные жизненные вопросы у меня не решены?».
   Вы знаете, смотря на Вашу фотографию во все глаза, я ловила себя на мысли о том, что мне совершенно не хочется к Вам прикоснуться (ни рукой, ни щекой и проч.) – мне гораздо большее удовольствие доставляет прикосновение к Вашей душе, к тому океану, в который можно нырять и в котором можно плавать, наслаждаясь, – чем глубже я ныряю, тем больше мне нравится в нём купаться: там невероятно тепло и уютно, волны тебя мягко ласкают, рыбки, задевая плавниками, щекочут пяточки, навстречу плывет красивый дельфин, который нежно тычет в мое плечо носом, предлагая поиграть, солнце светит круглый год, летают птицы, и облака улыбаются мне… Там я в раю… И ехать при этом никуда не нужно… Красота!
   Всё, конечно, прекрасно, но теперь всплывает другое «но»: как бы то ни было, мне нужно разбираться со своей земной жизнью, а я уже на меньшие чувства в отношениях не согласна! Очень трудно поверить в то, что идеала не существует, и искать простого земного человека, когда кажется, что идеал, вот он, стоит собственной персоной перед тобой! (И не нужно меня разубеждать – у каждого человека свои представления об идеале.) И что же тогда делать? Как быть? Хоть в монастырь уходи…
   Сегодня, прогуливаясь по просторам интернета, наткнулась на чье-то стихотворение, которое мне очень понравилось, и я решилась рассказать Вам о нём, потому что после его прочтения у меня появилось множество мыслей, выплеснувшихся в красивый стих. В этом стихотворении говорится о том, что в то время, когда ты рыдаешь из-за сломанной или потерянной безделушки, соседскую девочку мама-пьяница тащит из детского сада, а дома эту девочку ничего хорошего не ждёт; о том, что когда ты грустишь после каждой обиды, считаешь себя неудачницей, невезучей, ругаешь детей за проделки, у соседки вообще нет детей и родных, кроме двух кошек, а в то время как ты читаешь нотации мужу, у иных и мужа-то нет; о том, когда ты ропщешь на малооплачиваемую работу, у твоей подруги и такой работы нет; о том, что ты расстраиваешься из-за плохой погоды в выходные или слишком слепящего солнца, а в квартире по соседству живут слепые, лишённые возможности видеть даже то, что видишь ты; о том, что ты мучаешь себя диетами, ограничиваешь в сладком, а некоторые молят ежедневно Бога о здоровье; о том, что мудрость приходит с годами, а до этого мы мало что ценим в нашей жизни…
   После его прочтения вот что у меня получилось:
Я давно не грущу над обидой
И завистников шёпот не слышу,
И кажусь себе дурой набитой,
У которой поехала крыша…

Я давно видеть злость перестала —
С той поры, как судьба осерчала…
Прекратила копить капиталы,
Захотела начать всё сначала.

Но судьба не прощает измены,
И на долгие годы урок:
Если хочешь какой перемены,
К самому себе будь очень строг.

Если будешь считать, что имеешь
Право в карты садиться с судьбой,
То готовься тогда, что придётся
Отвечать за фиаско собой…

Я погоду любой принимаю:
Будь то дождь, иль мороз, или зной…
Но я вовсе не понимаю —
Для чего я осталась живой?

Для чего мне вернулось здоровье,
Почему я такая одна?
Что положит мне Бог в изголовье,
Чтоб меня поднимала волна?

Чтоб в бушующем океане,
Этом мире друзей и врагов,
Я летала бы на лиане
Через беды, на тыщи шагов…

Мудрость есть, но всё как-то без толку,
Непонятно кому и зачем,
Своё счастье ищу, как иголку,
Среди жизненных сложных систем…

Милый мой друг!
   Не торопитесь покинуть палубу душевного равновесия, тем более, Вы ещё не успели изучить устройство нашего корабля. Как Вы предполагаете решать трюмовые проблемы, не выходя на солнечный свет, не ощущая порывов ласкового бриза на щеках? Не лучше ли забыть обо всех проблемах, памятуя о том, что основные жизненные проблемы Вами уже решены, и заняться собой, но не в контексте проблем?
   Вы правы в отношении того, что предложенный мною корабль предназначен для путешествий. Путешествие, словно по волнам океана, пролегает по природе человека – долгое и увлекательное, и мне кажется, что каждый человек должен его однажды совершить, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитую жизнь. Я приглашаю Вас в путешествие и надеюсь на Ваше доверие, понимание и, на худой конец, любопытство, столь свойственное женской натуре. То, как устроен корабль, есть только самый начальный этап, а дальше начнётся самое интересное – само путешествие…
Я тебе подарю мечту,
Чтобы ты ощутила крылья
И, стремительно взяв высоту,
Поднялась над обыденной пылью.

В облаках так возможна мечта,
Теплый ветер свободы так нежен,
Полетишь на родные места —
Океан Вселенной безбрежен!

И души своей парус расправишь
И поверишь в себя, как прежде,
Все сомненья и грусть оставишь,
Растворившись в пространстве надежды.

И поймешь, как бессмысленно жить,
Предаваясь унынию и скуке,
И захочешь учиться любить,
Покидая царство разлуки.

   Изумительное стихотворение Вы написали, эмоционально подхватив чью-то трогательную волну. И знаете, что я Вам скажу на это? Бог не даёт испытаний, которые человек не в состоянии перенести, в противном случае, человек погибает и уходит из жизни. Если же он остается дальше жить и бороться, значит, это кому-нибудь нужно и прежде всего тому, кто остаётся. Ещё раз напомню, что, если Вы отрицаете участие Создателя в своей судьбе в том или ином представлении в Вашем сознании, значит, будете обречены жить только в трюме среди животных и полулюдей. Страдания, переживания по поводу неустроенности жизни – это то, что следует преодолеть. Ницше всех нас так и учил: «Человек есть то, что должно быть преодолено».
   Мы познакомимся в деталях с кораблём и поплывём… Пока не знаю куда, но уже точно знаю с кем.
Мой добрый ангел!
   Я с удовольствием принимаю Ваше приглашение в путешествие – мне спокойно, уютно и надежно рядом с Вами.
   В последнем телефонном разговоре Вы намекали мне, что я говорю о душе, а тело моё стонет, упрекали меня в том, что я получаюсь с раздвоенным сознанием, и мужчина не может понять, какую из двух он должен выбрать. А у меня тогда возникает резонный вопрос: а зачем выбирать какую-то одну? Или Вы хотите сказать, что мужчине нравится моя душа, а тело нет? Мне казалось, напротив: тело-то легко увидеть, если есть глаза, а душу – сложно, вот потому и говорю о ней, рассказывая и складывая рифмы. Красивое тело гораздо легче создать, чем красивую душу, – для этого нужно всего лишь заниматься физкультурой, правильно питаться и ухаживать за телом, пользоваться, в конце концов, парфюмом и косметикой, а на душу парфюм и макияж не нанесёшь… Я думаю, что не нужно мужчине терзаться выбором между моей душой и телом, а брать всё в комплекте – два в одном. И мужчина на то и мужчина, чтобы уметь делать так, чтобы тело женщины не стонало бы от недостатка внимания, заботы и прочего.
   Тогда же Вы позволили себе заметить, что мне мужчина вроде как бы и не нужен ввиду того, что все свои бытовые проблемы я решаю сама. Да, в качестве слесаря и сантехника он мне точно не нужен – для этого есть специально обученные люди, которые с удовольствием всё сделают за весьма умеренную плату. Мне мужчина нужен для взаимной любви, заботы и получения от этого радости. Ещё мне нужны дети, которые, я считаю, должны обязательно знать своего отца и на него опираться, как это было у меня. А дети должны быть желанными и рождаться от большой любви, чтобы быть счастливыми. Я не радикальная феминистка, если Вы это имели в виду, я просто вынуждена при сложившихся обстоятельствах рассчитывать на себя. Но я с удовольствием переложу часть забот, которые может решить мужчина, на него, я не буду отбирать у него его функции, заложенные самой природой… Иными словами, я против равноправия: женщина должна быть женщиной, а мужчина – мужчиной.
Женщина – цветок,
Что без полива вянет,
И каждый лепесток
Красой своею манит…

Ты на него смотри,
Всем видом наслаждаясь,
И запахи вдыхай,


комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →