Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Каждый год примерно 250.000 женатых американцев подвергаются избиениям со стороны своих жен.

Еще   [X]

 0 

Песочники (Мартин Джордж)

Год издания: 0000

Цена: 9.99 руб.



С книгой «Песочники» также читают:

Предпросмотр книги «Песочники»

Песочники


Джордж Мартин Песочники

1

   Саймон Кресс жил один в полуразрушенной усадьбе среди сухих каменистых холмов в пятидесяти километрах от города. Соседей, которым он мог бы оставить своих животных, когда надолго отлучался из дома по делам, у него не было. Сокол-стервятник не доставлял особых хлопот, он жил в гнезде на заброшенной колокольне и сам добывал себе пропитание. Пищуху Кресс выгнал наружу и предоставил собственным заботам – пусть маленькое чудовище обжирается скальниками, улитками и птицами. Серьезную проблему представлял аквариум с настоящими пираньями. В конце концов он просто бросил туда говяжий окорок. При основательном перерыве в кормежке они могут сожрать друг друга. Так уже было. Это его забавляло.
   К сожалению, в этот раз он задержался не на шутку. К его возвращению все рыбы подохли. Исчез и сокол-стервятник: его сожрала пищуха, забравшись на колокольню. Саймон Кресс пришел в дурное расположение духа.
   На следующий день он полетел глиссером в Асгард – поездка примерно за двести километров. В первом по величине городе Бальдура располагался самый старый и большой космопорт планеты. Кресс любил показывать своим друзьям необычных и дорогих животных, а в Асгарде можно купить что угодно.
   Но сегодня ему не везло. Хозяин «Ксенолюбимчиков» свернул свои дела, а в «т'Эферан – продажа домашних животных» ему попытались всучить еще одного сокола-стервятника. «Таинственные воды» не блистали ассортиментом – акулы, пираньи и паукообразные кальмары. Все это уже было, а Крессу хотелось чего-нибудь новенького.
   Сумерки застали его на Радужном бульваре, лежащем в непосредственной близости от космопорта и окаймленном рядами фирменных магазинов с привозным товаром. Большие магазины привлекали длинными красочными витринами с товарами, разложенными на войлочных подушках, соблазнительно выделяющихся на фоне темных таинственных драпировок. Между ними теснились маленькие магазинчики со всякой рухлядью – узкие ободранные лавчонки, витрины которых ломились от наваленного как попало всевозможного внебальдурского хлама.
   Потом, уже рядом с портом, он наткнулся на небольшой магазинчик. Прежде Кресс никогда здесь не ходил. Магазин занимал небольшое одноэтажное здание, втиснувшееся между эйфория-баром и борделем – «Храмом Сестер Тайны». Чем дальше, тем подозрительнее становился Радужный бульвар. Витрину магазина заполнял необычный, приковывающий внимание туман, то бледно-красный, то серый, точно настоящий, то снова золотисто-алый. Подсвеченный изнутри, туман клубился и вихрился. Из тумана на Кресса наплывали какие-то предметы – механизмы, произведения искусства и другие товары, которые он не распознал, не успевая толком приглядеться. Туман вился около них очень хитроумно, показывая фрагмент то одной, то другой вещи, потом снова покрывая все. Это интриговало.
   Пока он любовался, туман начал образовывать надпись. Слово за словом. Кресс остановился и прочитал:

   «ВО. И. ШЕЙД. ИМПОРТ. АРТЕФАКТЫ. ИСКУССТВО. ЖИВОТНЫЕ. И. ДРУГОЕ».

   Буквы задержались. Сквозь туман Кресс заметил какое-то движение. Этого было для него достаточно. Этого – и слова ЖИВОТНЫЕ в рекламе. Он перебросил свою прогулочную пелерину на другую руку и вошел в магазин.
   Внутри он растерялся. Помещение казалось огромным, значительно превышающим размеры фасада. Мягкое освещение создавало впечатление тишины и спокойствия. Потолок представлял собой звездную панораму со спиральными туманностями, очень темную и реальную, необыкновенной красоты. Нежная подсветка прилавков подчеркивала абрис выложенных предметов. Низко лежащий туман застилал пол вместо ковра. Местами он поднимался почти до колен, при каждом шаге вихрясь вокруг них.
   – Чем могу служить? – Женщина, казалось, вышла прямо из тумана.
   Высокая, худая и бледная, одетая в практичный серый комбинезон и странную маленькую шапочку, сильно сдвинутую на затылок.
   – Вы Во и Шейд? – спросил Кресс. – Или просто продавщица?
   – Яла Во, к вашим услугам, – ответила она. – Шейд не встречается с клиентами. Наемных продавцов у нас нет.
   – У вас довольно большой магазин. Странно, что я никогда о нем не слышал.
   – Мы открыли филиал на Бальдуре совсем недавно. Но у нас есть магазины и на других планетах. Что вы хотите купить? Произведения искусства? Вы коллекционер? У нас есть скульптуры, вырезанные из хрусталя, с планеты Нор Т'алюш.
   – Нет, – сказал Саймон Кресс. – Это меня не интересует. Я зашел присмотреть себе какой-нибудь талисманчик.
   – Живой?
   – Да.
   – Инопланетный?
   – Естественно.
   – Мы можем предложить вам пересмешника с Целии. Миленькая обезьянка научится не только говорить, но и подражать вашему голосу, его модуляциям, а также вашим жестам и мимике.
   – Миленькая? – возразил Кресс. – Самая обычная? Только не это. Мне бы хотелось чего-нибудь экзотического. Действительно необычного. И совсем не миленького. Не терплю маленьких зверей. Сейчас у меня живет пищуха, она завезена с Кото и стоит больших денег. Иногда я подкармливаю ее бесхозными котятами – это что касается того, как я отношусь ко всему миленькому. Понятно?
   Во загадочно улыбнулась.
   – А вы когда-нибудь сталкивались с животным, которое воздавало бы своему хозяину божественные почести?
   Кресс скривился.
   – Периодически. Я ищу только развлечений и не нуждаюсь в поклонении.
   – Вы меня неправильно поняли. Я имею в виду божественные почести в буквальном смысле, – сказала она, по-прежнему загадочно улыбаясь.
   – О чем вы говорите?
   – Я считаю, что у нас есть возможность порадовать вас. Пожалуйте за мной.
   Она провела его в тумане между светящимися прилавками по длинному переходу под фальшивыми созвездиями. Они оказались в другой части магазина перед большой пластиковой емкостью.
   Аквариум, подумал Кресс.
   Во знаком подозвала его. Кресс подошел ближе и понял свою ошибку. Это был террариум. Внутри, залитая бледным красным светом, поблескивая слабым багрянцем, располагалась миниатюрная пустыня площадью около двух квадратных метров… Скалы из базальта, кварца и гранита. В каждом углу террариума стоял замок.
   Кресс посмотрел внимательнее и внес поправку. Стояло только три замка. Четвертый уже осыпался, покрылся трещинами и напоминал сказочные руины. Остальные, не такие уж загадочные, стояли как новенькие. На их стенах в амбразурах и крытых галереях сновали маленькие создания. Кресс прижал лицо к пластику.
   – Насекомые? – спросил он.
   – Нет. Эта форма жизни значительно сложнее и разумнее пищухи. Песочники – так мы их называем.
   – Насекомые, – произнес Кресс, отходя от террариума. – Меня не интересует, насколько они сложны.
   Он скроил мину.
   – И пожалуйста, не пытайтесь одурачить меня сказками о разумности насекомых. Простейшие нервные узлы…
   – У них общее сознание, – перебила Во. – Для каждого замка. В этом террариуме на самом деле всего три организма. Четвертый погиб. Посмотрите, замок уже разрушен.
   Кресс посмотрел на террариум.
   – Общее сознание… Интересно… – Его снова передернуло. – Но я вижу только большую муравьиную ферму. Я надеялся на что-то необычное.
   – Они воюют между собой.
   – Воюют? – Кресс снова взглянул на террариум.
   – Обратите внимание на цвет, – Во указала на создания из ближайшего замка.
   Одно из них карабкалось по пластиковой стенке. Кресс внимательно пригляделся. Маленькое животное величиной с ноготь, шестиногое, с шестью микроскопическими глазками, размещенными вдоль туловища. Грозные клешни и пара длинных чувствительных усиков чертили в воздухе сложные узоры. Эти усики, клешни, глаза и сами ноги, густого смолисто-черного цвета, резко выделялись на фоне темно-оранжевой окраски панциря.
   – Это насекомое, – повторил Кресс.
   – Это не насекомое, – мягко возразила Во. – Когда песочник вырастает, панцирный экзоскелет сбрасывается. Но в емкости такой величины это невозможно.
   Она взяла Кресса под руку и провела вокруг террариума к следующему замку.
   – Обратите внимание на цвет.
   – Да.
   Другие. Светло-красный панцирь и желтые усики, клешни, глаза и ноги. Кресс нашел взглядом третий замок. Белые с красным.
   – Гм-м…
   – Они сражаются, как я уже упомянула, – сказала Во. – И даже заключают соглашения. Благодаря союзу уничтожен четвертый замок в террариуме. Черные слишком расплодились, поэтому остальные объединились, чтобы их уничтожить.
   Кресса это не поколебало.
   – Забавно. Но и другие животные тоже воюют между собой.
   – Другие животные не молятся, – сказала Во.
   – Что?
   Во усмехнулась и показала на замок. Кресс присмотрелся внимательно. В стене самой высокой башни было вырезано лицо. Сомнений быть не могло. Яла Во!
   – Как?..
   – Я в течение нескольких дней показываю внутри емкости свою голограмму. Облик божества, понимаете? Песочники обладают зародышевыми псионическими способностями. Это телепатия незначительной силы. Я их кормлю, всегда нахожусь поблизости, а они чувствуют это и боготворят меня, украшая свои строения. На всех замках, вы не видите?
   В самом деле… Лицо Ялы Во на стенах замков дышало жизнью и спокойствием. Кресс удивился мастерству исполнения барельефов.
   – Как они это делают?
   – Передние ноги одновременно выполняют функцию рук. Три маленьких отростка на конце – что-то вроде пальцев. Песочники очень хорошо сотрудничают как во время битв, так и в работе. Прошу отметить, что представители одного и того же цвета обладают общим сознанием.
   – Пожалуйста, расскажите мне о них подробнее, – сказал Кресс.
   Во улыбнулась.
   – Матка живет внутри замка. Матка – мое личное определение. Это существо одновременно желудок и родитель. Величиной с ваш кулак, не приспособлена для передвижения. Остальные особи – это рабочие и воины. Главная – матка-царица. Разделение на полы иногда вводит в заблуждение, каждый замок, рассматриваемый как единое целое, это единый организм-гермафродит.
   – Что они едят?
   – Движущиеся едят пульпу – отчасти переваренную пищу, которую получают внутри замка. Матка занимается приготовлением еды на несколько дней. Их желудки не выносят ничего другого, поэтому, если матка погибнет, замок вымирает. А матка… матке все равно, что она ест. Это не будет обременительно. Остатков вашего обеда хватит.
   – А живой корм?
   – Да, матка ест движущихся из других замков.
   – Это интересно, – признался Кресс. – Но они такие маленькие.
   – Ваши будут больше. Это небольшой террариум. Песочники приспосабливают свои размеры к доступному пространству. Достаточно их пересадить, и они начинают расти.
   – Гм… Аквариум, в котором я держал пираний, в два раза больше, его можно очистить, наполнить песком…
   – Фирма «Во и Шейд» все сделает. Почтем за честь.
   – Естественно, я надеюсь, – сказал Кресс, – получить четыре нетронутых замка.
   – Конечно.
   И они начали торговаться.

2

   Через три дня Яла Во вместе с рабочими, которым предстояло заняться размещением песочников и усыпленными песочниками, появились в усадьбе Саймона Кресса. Ее помощники относились к совершенно незнакомой Крессу расе – приземистые, двуногие, с четырьмя руками и выпученными многозрачковыми глазами. Их кожа – усыпанная странными отростками и пятнами – напоминала наждак. Работали они споро и ловко. Яла Во отдавала приказания на протяжном певучем языке, слышать который Крессу прежде не доводилось.
   Все работы закончились в течение дня. Аквариум перенесли в центр гостиной и дочиста выскребли, потом на две трети заполнили песком и обломками скал. Для удобства зрителей со всех сторон поставили диваны. Провели освещение – специальную систему, дающую песочникам не только их любимый красный свет, но и возможность проецировать внутрь аквариума голограммы. Наверху смонтировали мощную крышку со специальным отверстием для кормления.
   – Отсюда вы сможете их кормить, не снимая крышки, – объяснила Яла Во. – Чтобы не сбежали.
   В крышку встроили климатрон, который поддерживал бы в аквариуме соответствующую влажность и температуру.
   – Воздух должен быть сухим, но не слишком, – сказала Во.
   По окончании монтажа один из четырехруких рабочих вошел в аквариум и выкопал в каждом углу ямку. Его напарник вручил ему спящих маток, вынимая их одну за другой из замораживающей кассеты.
   Ничего особенного, всего лишь кусок жилистого испорченного мяса с огромным ртом, подумал Кресс.
   Рабочий закопал по одной матке в каждом углу аквариума, крышку окончательно закрепили, и рабочие ушли.
   – Тепло разбудит маток, – сказала Во. – Через несколько дней появятся движущиеся и вылезут на поверхность. Пожалуйста, не жалейте для них корма. Им потребуется много сил, прежде чем они созреют для самостоятельной жизни. Я думаю, замки начнут расти недели через три.
   – А мое лицо? Когда они начнут вырезать мое лицо?
   – Включите голограмму примерно через месяц. И наберитесь терпения. Если у вас появятся какие-либо сомнения, звоните, пожалуйста, нам. Фирма «Во и Шейд» всегда к вашим услугам. – Она поклонилась и вышла.
   Кресс подошел к аквариуму и щелкнул переключателем. Внутри было тихо и спокойно. Он нетерпеливо постучал пальцами по пластику и пожал плечами.

3

   На пятый день он увидел первых песочников. Белых.
   На шестой день он насчитал их целую дюжину, белых, красных и черных. Оранжевые запаздывали. Он бросил в отверстие полусгнившие остатки еды. Песочники сразу же их почувствовали, а позже растащили по своим углам. Они не дрались. Слегка разочарованный Кресс решил, что даст им немного времени.
   Оранжевые появились на восьмой день. К этому времени другие уже носили камешки и строили неуклюжие укрепления.
   Не воевали.
   Они были в два раза меньше тех, которых он видел у Ялы Во, но быстро подрастали. К возведению замков приступили на исходе второй недели. Организованные батальоны подтаскивали к своим углам тяжелые куски песчаника и гранита. Другие клешнями и конечностями сдвигали песок. Кресс купил пару увеличительных очков, благодаря которым мог наблюдать работу по всей площади аквариума. Он ползал вокруг него и смотрел. Зрелище захватывало. Замки росли бесцветными и однообразными, но он нашел выход. На следующий день он вместе с кормом бросил в аквариум кусочки обсидиана и цветного стекла. В течение нескольких часов песочники вмонтировали их в стены.
   Первыми закончили замок черные. Вскоре после этого поднялись крепости красных и белых. Оранжевые, как обычно, опоздали. Кресс брал в гостиную еду и ел, сидя на диване, чтобы непрерывно вести наблюдения. Он надеялся, что война разразится с минуты на минуту.
   И был разочарован. Проходили дни, замки росли и расширялись. Кресс отходил от аквариума только затем, чтобы удовлетворять физиологические потребности и отвечать на срочные, касающиеся его дел телефонные звонки.
   Песочники не воевали.
   Досада Кресса росла. В конце концов он прекратил их кормить. Через два дня после того, как пища перестала падать с их пустынного неба, четыре черных песочника окружили и утянули за собой к матке оранжевого. Сначала искалечили, отрезая клешни, усики и конечности, потом через главные ворота внесли в свой миниатюрный замок. Обратно он не вернулся. Часом позже свыше сорока оранжевых промаршировало через пустыню и атаковало угол черных. Превосходящие силы защитников замка быстро рассеяли малочисленный отряд. Сражение превратилось в бойню. Убитые и умирающие пошли на корм матке.
   Сияя от счастья, Кресс похвалил себя за сообразительность. Когда на следующий день он бросил в аквариум остатки обеда, между тремя углами разгорелась борьба. Белые одержали великую победу.
   С этого дня сражения не прекращались.

4

   Вскоре песочники принялись за работу. В это время Кресс кормил их чрезвычайно щедро. Войны прекратились. Вся активность направлялась на создание алтарей.
   На стенах замков появилось его изображение.
   Поначалу все барельефы казались одинаковыми. Однако работы шли и Кресс заметил тонкую разницу в технике исполнения. Наиболее искусными оказались красные – они использовали мелкие кусочки сланца, чтобы передать седину. Идол белых казался молодым и задорным. Но лицо, вырезанное черными песочниками, хоть и было выполнено досконально, поразило его добротой и мудростью. Оранжевые песочники, как обычно, не отличились. Неудачи в войнах наложили отпечаток на их бедный замок. Лицо, над которым они работали, превратилось в грубую безжизненную маску, и казалось, что горе-художники собираются таким его и оставить. Глубоко оскорбленный, Кресс ничего не мог изменить.
   Когда все песочники закончили работу, он выключил голограмму и решил устроить прием. Его приятели будут шокированы. Он может разыграть для них баталию. Радостно распевая про себя, Кресс занялся составлением списка гостей.

5

   Кресс пригласил тридцать человек: горсточку близких, разделяющих его взгляды друзей, несколько бывших любовниц, а также целый ряд деловых конкурентов и политических противников, которые не могли себе позволить пренебречь его приглашением. Он знал, что некоторые из них расстроятся или оскорбятся, увидев песочников. На это он и рассчитывал. Прием можно считать успешным только если кто-нибудь из гостей в бешенстве покинет дом.
   Под влиянием минутного порыва Кресс прибавил имя Ялы Во.
   – Если хотите, можете привести с собой Шейда, – сказал он, передавая приглашение.
   Тот факт, что Во приняла приглашение, его несколько озадачил.
   – Шейда не будет, – сказала она. – Он не ходит на такие приемы. Я же охотно проверю на месте, как чувствуют себя ваши песочники.
   Кресс заказал различные изысканные блюда.
   Когда многочисленные разговоры затихли, а большинство гостей упилось до бесчувствия и объелось лакомствами, он шокировал собравшихся тем, что начал собирать со стола объедки.
   – Идите сюда, – сказал он. – Я хочу представить вас своим новым любимцам.
   Держа миску перед собой, Кресс повел гостей к аквариуму.
   Песочники полностью оправдали его ожидания. В течение двух последних дней Кресс морил их голодом, поддерживая боевой настрой. На глазах столпившихся вокруг аквариума гостей, обеспеченных увеличительными очками, песочники провели великолепное сражение за еду. По окончании Кресс насчитал почти шестьдесят трупов. Красные и белые, заключив союз, завоевали большую часть добычи.
   – Кресс, ты омерзителен, – сказала Кэт м'Лейн. Она жила с ним два года назад, пока он чуть не рехнулся от ее трогательной сентиментальности. – Глупо, что я снова пришла сюда. Мне казалось, что ты изменился и хочешь извиниться, – она не могла простить Крессу того, что пищуха съела ее миленького песика. – Никогда больше меня не приглашай!
   Под взрывы хохота она со своим любовником удалилась. Остальные гости засыпали Кресса вопросами.
   – Где ты добыл этих созданий? – допытывались они.
   – В фирме «Во и Шейд импорт», – ответил он, вежливо и галантно указывая на Ялу Во, которая весь вечер стояла в стороне и молчала.
   – Почему они украсили стены замков твоими портретами?
   – Любовь и доброта – мои главные достоинства, не правда ли?
   Послышались сдавленные смешки.
   – Они еще будут воевать?
   – Естественно, но не сегодня. Не беспокойтесь, это не последняя такая вечеринка.
   Джад Раккис, ксенобиолог-любитель, затеял разговор о других общественных насекомых и войнах, которые те ведут.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →