Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Среднее имя канадо-американского актера, режиссера, писателя, активиста и продюсера Майкла Дж. Фокса (р. 1961) – Эндрю.

Еще   [X]

 0 

Жертва Ведьмака (Дилейни Джозеф)

Каждые семь лет в небе над одной из долин Греции возникает зловещая цитадель древней богини Ордин. Раз в семь лет Ордин проходит через портал и просыпается, выпив жертвенной крови. И тогда богиня и ее свита из демонов, огненных элементалей и ламий вступают в наш мир, сея хаос, страдания и смерть. Утолив кровавую жажду, Ордин уходит обратно в бездну… чтобы через семь лет вернуться вновь. Сейчас время пришествия богини стремительно приближается. Только на этот раз все будет еще страшнее, ведь Ордин поддерживает сам дьявол. Но силы света не сдадутся без борьбы. И для того, чтобы осуществить отчаянно смелый план, юный ведьмак Томас Уорд и его учитель Джон Грегори должны отправиться в Грецию. Они собираются вступить в схватку с Ордин.

Книга «Жертва Ведьмака» впервые выходит на русском языке!

Год издания: 2015

Цена: 129 руб.



С книгой «Жертва Ведьмака» также читают:

Предпросмотр книги «Жертва Ведьмака»

Жертва Ведьмака

   Каждые семь лет в небе над одной из долин Греции возникает зловещая цитадель древней богини Ордин. Раз в семь лет Ордин проходит через портал и просыпается, выпив жертвенной крови. И тогда богиня и ее свита из демонов, огненных элементалей и ламий вступают в наш мир, сея хаос, страдания и смерть. Утолив кровавую жажду, Ордин уходит обратно в бездну… чтобы через семь лет вернуться вновь. Сейчас время пришествия богини стремительно приближается. Только на этот раз все будет еще страшнее, ведь Ордин поддерживает сам дьявол. Но силы света не сдадутся без борьбы. И для того, чтобы осуществить отчаянно смелый план, юный ведьмак Томас Уорд и его учитель Джон Грегори должны отправиться в Грецию. Они собираются вступить в схватку с Ордин.
   Книга «Жертва Ведьмака» впервые выходит на русском языке!


Джозеф Дилейни Жертва Ведьмака

   Joseph Delaney
   The Spook’s Sacrifice
   Copyright © Joseph Delaney, 2009 Illustrations copyright © David Frankland, 2009
   First published as The Spook's Sacrifice by Random House Children's Publishers UK

   © Бакалюк Е., перевод на русский язык, 2015
   © Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015
* * *
   Посвящается Мэри
   Самый высокий холм в Графстве окутан тайной. Говорят, что однажды, когда бушевала гроза, там погиб человек, сражаясь со злом, которое угрожало всему миру. После битвы вершина снова покрылась льдом, а когда он сошел, изменились названия всех городов, долин и даже очертания холмов. Сейчас на этой самой высокой вершине не осталось ничего, что напоминало бы о тех событиях. Но имя осталось.
   Ее называют
   Каменный Страж, или Камень Уорда-защитника

Глава 1. Менада-убийца


   Я внезапно проснулся с гнетущим чувством тревоги. За окном сверкали молнии, и почти сразу за ними раздавались гулкие раскаты грома. Мне уже приходилось ночевать здесь в грозу, так что дело было не в непогоде. Нет, меня охватило предчувствие какой-то опасности. Я вскочил с постели, и зеркало на прикроватной тумбочке неожиданно вспыхнуло. На миг в нем появилось и тут же исчезло чье-то отражение. Но я узнал лицо. Это была Алиса.
   Она была моим другом, несмотря на то, что два года обучалась на ведьму. И когда Ведьмак прогнал ее, Алиса вернулась на Пендл. Я скучал по ней, но держал обещание, данное учителю – не обращал внимания на все ее попытки связаться со мной. Но сейчас я не мог игнорировать Алису. Она написала мне сообщение на зеркале, и я невольно прочел его, прежде чем оно исчезло.

   Что за менада-убийца? Я никогда о таких не слышал. И как мог убийца, кем бы он ни был, добраться до меня – ведь для этого надо проникнуть в сад Ведьмака, охраняемый его могущественным домовым! Любого, кто осмелится пересечь границы сада, домовой встретит оглушительным ревом, слышным за многие мили отсюда, и тут же разорвет на клочки.
   И потом, откуда Алиса может знать о грозящей мне опасности? Она далеко отсюда, на Пендле. Но все же ее предостережение не могло меня не насторожить. Мой учитель Джон Грегори ушел разбираться с беспокойным привидением, и я находился дома один. У меня не было под рукой ничего, чем бы я мог себя защитить. Посох и мешок остались внизу на кухне, и я решил за ними сходить.
   «Не паникуй, – приказал я самому себе. – Не спеши и сохраняй спокойствие».
   Я быстро оделся и натянул сапоги. Как только над моей головой раздался очередной раскат грома, я тихонько открыл дверь и осторожно вышел на погруженную во тьму лестницу. Там я остановился и прислушался. Тишина. Очевидно, в дом пока еще никто не забрался. На цыпочках, так тихо, как только возможно, я стал спускаться по ступенькам, затем через прихожую прокрался на кухню.
   Я положил в карман штанов серебряную цепь, взял посох, открыл заднюю дверь и вышел наружу. Где же домовой? Почему не защитил дом и сад от незваного гостя? Дождь хлестал по лицу, и я пытался хоть что-то разглядеть на лужайке и за деревьями. Глаза уже привыкли к темноте, но я мало что мог увидеть. Несмотря на это, я направился к деревьям в западном саду.
   Я не прошел и дюжины шагов, как слева от меня раздались ужасающий вопль и топот. Кто-то бежал через всю лужайку прямо на меня. Я приготовил посох, нажал на рычаг, и потайной клинок со щелчком выскочил.
   Снова вспыхнула молния, и я увидел нападавшую. Ею оказалась высокая худая женщина, размахивающая смертоносным клинком. Ее волосы были собраны сзади, исхудалое лицо, покрытое темной краской, искажено ненавистью. На ней было мокрое от дождя длинное платье, а вместо обуви – кожаные ремни, обмотанные вокруг ног. «Похоже, это и есть менада», – подумал я.
   Вскинув посох так, как меня учили, я приготовился защищаться. Мое сердце готово было выскочить из груди, но нужно было сохранять хладнокровие, чтобы воспользоваться первой же возможностью для удара.
   Внезапно ее клинок описал дугу, едва не зацепив мое правое плечо. Я отскочил, пытаясь сохранить дистанцию между нами. Для того чтобы нанести удар, мне требовалось пространство. Трава была влажная от дождя, и когда менада снова пошла на меня, я поскользнулся и потерял равновесие. Я едва не опрокинулся на спину, но удержался, упав на одно колено, и в последний момент вскинул посох, отразив клинок, готовый пронзить мое плечо. Я снова бросился в атаку и сильно ударил менаду по запястью. Ее нож покатился по земле. Вспышка молнии осветила ее искаженное яростью лицо, когда она, безоружная, снова бросилась на меня. Обезумевшая от ненависти, менада закричала: грубые гортанные звуки сложились в странное слово – как мне показалось, греческое. Я отступил в сторону, опасаясь ее длинных острых ногтей, и сильно стукнул ее посохом по голове. Менада рухнула на колени, и я мог с легкостью вонзить клинок в ее грудь.
   Но вместо этого я перекинул посох в правую руку, достал из кармана серебряную цепь и намотал ее на левое запястье. Серебряная цепь сгодится в борьбе с любым приспешником тьмы – но способна ли она остановить менаду-убийцу?
   Я собрался с силами. В миг, когда менада вскочила на ноги, яркая вспышка молнии озарила ее фигуру. Это было очень кстати. Я прекрасно видел свою мишень и, не медля ни секунды, бросил цепь. Образовав безупречную спираль, цепь с металлическим звоном упала на менаду, и та как подкошенная рухнула на траву.
   Я осторожно обошел поверженного врага. Цепь обмотала ее руки и ноги и туго обхватила рот. Впрочем, это не помешало менаде изрыгнуть поток непонятных слов. Если это был греческий, то какой-то неизвестный мне диалект.
   Казалось, все сработало, поэтому, не теряя времени, я схватил менаду за левую ногу и потащил по мокрой траве к дому. Наверняка Ведьмаку захочется задать ей пару вопросов, если он, конечно, сможет понять ее речь. Я знал греческий, по крайней мере не хуже его, но понять ее слов не мог.
   Напротив дома стояла деревянная пристройка, где мы хранили дрова. Сюда, спасаясь от дождя, я и приволок менаду. С полки в углу я достал фонарь и зажег его. Теперь я мог лучше разглядеть пленницу. Но едва я склонился над ней с фонарем, как она плюнула в меня. Розовая тягучая капля стекла по моим штанам. Я принюхался – от менады исходил запах застарелого пота и вина. Но было в нем и что-то еще. Легкое зловоние гнили. Когда она снова ощерила рот, я разглядел застрявшие между ее зубами кусочки мяса.
   Ее губы и язык были синеватого цвета – как от красного вина. Лицо покрывали замысловатые узоры – спирали и завитушки. Казалось, боевая раскраска нанесена красной глиной, но дождь почему-то не смыл ее. Менада вновь плюнула в меня, и я отошел в сторону и повесил фонарь на крюк.
   Вытащив из угла стул, я поставил его напротив стены, чтобы можно было не опасаться ее плевков. До рассвета оставалось не меньше часа, так что я сел, откинувшись на спинку стула, и закрыл глаза, слушая, как по крыше стучат капли дождя. Я устал и решил немного вздремнуть. Серебряная цепь крепко сковала менаду – у нее не было ни шанса освободиться самостоятельно.
   Не прошло и пары минут, как меня разбудил громкий шум. От неожиданности я подскочил на месте. Это был невообразимый шипяще-свистящий рев, и длился он уже несколько секунд. Кто-то приближался к пристройке, и внезапно я осознал кто.
   Домовой! Это был его атакующий рык!
   Я даже не успел встать на ноги, как фонарь погас, а сам я получил удар под дых и опрокинулся на спину. Пока я хватал ртом воздух, посыпались сложенные дрова у стены напротив и раздался пронзительный крик менады. Еще долгое время он звучал во тьме, а затем наступила тишина, прерываемая лишь стуком дождя. Домовой сделал свое дело и ушел.
   Я боялся снова зажечь фонарь. Боялся посмотреть на менаду. Но в конце концов все-таки решился. Ужасающе бледная, обескровленная домовым, она была абсолютно мертва. Ее горло и плечи были покрыты ранами, а платье разорвано в клочья. На лице застыла гримаса ужаса. И сделать уже ничего было нельзя. Все произошедшее казалось просто невероятным. Раз она была моей пленницей, домовой не должен был трогать ее. И где вообще он был, когда следовало охранять сад?!
   Потрясенный, я оставил тело менады лежать в сарае, а сам пошел в дом. Я подумал об Алисе, которая передала мне предупреждение через зеркало. Я был обязан ей жизнью, и мне не терпелось поблагодарить ее за помощь. Я уже почти решил сделать это, но вспомнил обещание, данное Ведьмаку. Поборов себя, я умылся, переоделся в чистую одежду и принялся ждать возвращения учителя.
   Он вернулся только в полдень. Я рассказал ему обо всем, и мы пошли посмотреть на мертвую менаду.
   – Ну что ж, парень, это вызывает парочку интересных вопросов, верно? – сказал Ведьмак, почесывая бороду. Он выглядел весьма озабоченным, и я его понимал. Из-за случившегося я сам чувствовал себя отвратительно.
   – Я всегда был абсолютно уверен, что мой дом здесь, в Чипендене, в абсолютной безопасности, – продолжал учитель, – но случившееся заставляет задуматься. Теперь я уже вряд ли буду так спокойно спать в своей кровати. И все же как этой менаде удалось незаметно для домового проникнуть в сад? Никогда прежде такого не случалось.
   Я кивнул в знак согласия.
   – И еще кое-что беспокоит меня, парень. Зачем домовой напал и убил ее, уже связанную цепью? Он же знает, что так вести себя нельзя.
   Я снова кивнул.
   – И наконец, мне интересно: откуда ты узнал, что она в саду? Был гром, ливень – ты вряд ли мог услышать ее. По сути, она должна была войти в дом и убить тебя в твоей постели. Так что же тебя насторожило? – спросил Ведьмак, поднимая брови.
   Я уже не кивал, а внимательно разглядывал свои сапоги, чувствуя, как острый взгляд учителя испепеляет меня. В общем, я откашлялся и все ему рассказал.
   – Я знаю, что обещал вам не общаться с Алисой и тем более не использовать для этого зеркало, – закончил я. – Но все произошло так быстро, что я ничего не мог поделать. Она пыталась связаться со мной и прежде, но я всегда был верен данному слову – до последнего случая. Но ведь это хорошо, что на этот раз я прочел ее послание, – добавил я с сердитыми нотками в голосе, – в противном случае сейчас я был бы уже мертв.
   Ведьмак сохранял спокойствие.
   – Да, возможно, ее предостережение спасло тебе жизнь, – согласился он. – Но ведь ты знаешь, что я думаю по поводу зеркала и твоего общения с этой маленькой ведьмой.
   Его слова разозлили меня. Видимо, учитель это заметил, потому что сменил тему:
   – Тебе известно, что собой представляет менада-убийца, парень?
   Я покачал головой:
   – Я знаю только то, что когда она нападала, то была вне себя от ярости.
   Ведьмак кивнул:
   – Менады редко отваживаются покинуть свою родину, Грецию. Их племя обитает там в дикой местности. Они кормятся чем придется – дикими ягодами, животными, всем, что попадется на их пути. Поклоняются кровожадной богине Ордин и черпают свою силу в вине и свежей плоти, и это вызывает в них безумное желание убивать. Большинство из них питаются трупами, но не побрезгуют и живыми. Наша красавица разрисовала себе лицо, чтобы выглядеть устрашающе, – возможно, это смесь вина и человеческого жира, ну и воска, чтобы все закрепить. Наверняка она недавно кого-то убила.
   Тебе повезло, что ты смог сбить ее с ног и связать, парень. Менады обладают исключительной силой. Известно, что они способны голыми руками разорвать свою жертву на кусочки! Они живут так сотни и сотни лет и в конечном итоге деградируют – сейчас их вряд ли можно назвать людьми. Они уже ближе к диким животным, хотя все еще сохраняют остатки разума.
   – Но зачем она отправилась из Греции сюда?
   – Убить тебя – это же очевидно. Не понимаю, что тебя удивляет. Твоя мама сражается там с силами тьмы, поэтому не сомневаюсь, что это нападение – попытка как-то воздействовать на нее.
   Ведьмак помог мне снять серебряную цепь с мертвой менады, и мы потащили ее тело в восточный сад. Мы выкопали для нее узкую, но глубокую яму – как обычно, большую часть работы проделал я. Уложили мы ее вниз головой. Менада не была ведьмой, но учитель никогда не искушал судьбу, если дело касалось приспешников тьмы – особенно, когда мы мало что о них знали. Возможно, в полнолуние она попытается выбраться на поверхность, но не догадается, что лежит вверх тормашками. Затем Ведьмак послал меня в деревню за каменщиком и кузнецом. Поздним вечером они установят над ямой железные прутья и камни.
   Учителю не пришлось долго искать ответы на свои вопросы – прямо на границе сада он нашел две окровавленные лохани. Скорее всего, они были полны крови, прежде чем домовой осушил их.
   – Полагаю, парень, сюда что-то подмешали. Вероятно, это и одурманило домового. Вот почему он не заметил, как менада проникла в сад, а затем убил ее, хотя не вправе был этого делать. Жаль, что так вышло. Мы могли допросить ее и узнать, зачем она явилась и кто ее послал.
   – Может, за всем этим стоит дьявол? – спросил я. – Возможно, это он приказал ей убить меня?
   Дьявол, также известный как Враг рода человеческого, пришел в наш мир в прошлом августе. Его вызвали три ведьмовских клана Пендла – Малкины, Дины и Маулдхиллы. Сейчас эти кланы воюют между собой – одни ведьмы подчинились дьяволу, другие стали его заклятыми врагами. За это время я трижды столкнулся с ним, и хотя при каждой встрече дрожь пробирала меня до костей, я знал, что вряд ли Враг решится убить меня собственными руками.
   Он был стреножен как конь, его силу кто-то ограничил. Если дьявол убьет меня сам, то его власть на земле продлится всего сто лет – а это для него ничтожно мало. Следовательно, он может только заставить одного из своих отпрысков убить меня или может попытаться привлечь на свою сторону. Если ему удастся переманить меня в стан тьмы, то он воцарится на земле до скончания веков. Именно это он пытался сделать в нашу последнюю встречу. Но если я погибну от руки кого-нибудь другого – той же менады, например, – Враг может постепенно укрепить свое господство над миром. Короче говоря, не он ли послал убийцу?
   Ведьмак задумался:
   – Дьявол? Вполне возможно, парень. Мы должны быть настороже. Тебе просто повезло, что ты пережил это покушение.
   Я хотел напомнить ему, что дело вовсе не в везении, а в предупреждении Алисы, но передумал. Сегодня всем порядком досталось, так зачем лишний раз раздражать Ведьмака.

   Ночью я долго не мог уснуть. В конце концов я встал с постели, зажег свечу и принялся перечитывать мамино письмо, которое получил весной:
   Дорогой Том!
   Тяжелая борьба с силами тьмы в моей родной стране идет уже долго и подходит к своему переломному моменту. Хочу сказать, что мне необходимо кое-что обсудить с тобой и кое о чем тебя попросить. Мне нужно, чтобы ты кое-что отдал мне; и еще мне нужна твоя помощь. Если бы существовала хоть малейшая возможность избежать этого, я бы не стала обращаться к тебе. К сожалению, я не могу доверить письму то, что мне необходимо тебе сказать, поэтому собираюсь в середине лета приехать на несколько дней домой.
   Джеку я тоже написала, что приеду, поэтому с нетерпением жду того дня, когда увижу вас на ферме.
   Старайся, сын, учись усердно и верь в лучшее, каким бы мрачным ни представлялось тебе будущее. Ты гораздо сильнее, чем думаешь.
   С любовью,
   мама
   Меньше чем через неделю мы с Ведьмаком отправимся на юг на ферму моего брата Джека. Там я увижу маму. Я так соскучился по ней, что не мог дождаться этой встречи. И вместе с тем волновался – чем же я могу ей помочь?

Глава 2. «Бестиарий» Ведьмака


   Следующее утро, как всегда, началось с занятий. Шел уже третий год моего ученичества у Ведьмака: первый год был посвящен домовым, второй – ведьмам, сейчас я изучал «Историю Тьмы».
   – Итак, парень, приготовься записывать, – приказал Ведьмак, почесывая бороду.
   Я открыл тетрадь, обмакнул перо в чернильницу и приготовился слушать.
   Я сидел на скамейке в западном саду. Было солнечное летнее утро. На небе ни единого облачка. Прямо перед нами открывался вид на холмы, на которых паслись овцы, кругом раздавалось птичье пение и навевающее дремоту жужжание насекомых.
   – Я уже говорил тебе, парень, что тьма является разными путями в разное время и в разных местах, – сказал Ведьмак, расхаживая передо мной взад-вперед. – Но, как мы уже знаем на собственном опыте, самый ужасающий поборник тьмы в Графстве, да и вообще в мире, – это дьявол.
   Мое сердце замерло, и я почувствовал комок в горле, вспомнив свою последнюю встречу с ним. Тогда дьявол открыл мне страшную тайну. Он заявил, что Алиса – его дочь. Дочь Врага. В это было невозможно поверить – но вдруг это правда? Алиса была моим лучшим другом и не раз спасала мне жизнь. Если дьявол не соврал, то Ведьмак был абсолютно прав, прогнав ее. И значит, мы с ней никогда уже не будем вместе – эта мысль была невыносимой.
   – Впрочем, помимо дьявола, являющегося нашей самой большой проблемой, – продолжил Ведьмак, – есть и другие создания тьмы, которые при поддержке ведьм, колдунов или сующих свой нос куда не следует смертных тоже могут явиться в наш мир через порталы. Ты ведь помнишь древнего бога Голгофа, которому мы противостояли в Англзарке?
   Я кивнул. Тот случай едва не стоил мне жизни.
   – Мы должны радоваться, что Голгоф все еще дремлет, – сказал учитель. – Но другие уже бодрствуют. Возьмем, к примеру, родину твоей матери – Грецию. Вчера я рассказывал тебе про жестокую богиню Ордин, которой поклоняются менады, – с незапамятных времен она требует бесчисленных кровавых жертв. Без сомнения, она возглавляет те силы, с которыми сражается твоя мама.
   Об Ордин я знаю не так уж много. Но известно, что, явившись в наш мир, она собирает толпу приспешников и уничтожает все на своем пути. И менады, которые обычно рассеяны по всей Греции, в ожидании ее прихода собираются в большие группы. Как стервятники, жаждущие плоти мертвых и умирающих. Для них это награда за служение Ордин. Конечно, твоя мама может рассказать нам об этом гораздо больше – в моем «Бестиарии» еще много чистых страниц, их надо будет заполнить.
   «Бестиарий» Ведьмака – одна из самых толстых и интересных книг в его библиотеке, в ней есть сведения обо всех порождениях тьмы. Но когда данные были скудными, Ведьмак оставлял чистые страницы, чтобы при возможности дополнить записи.
   – Тем не менее я знаю, что, в отличие от других древних богов, Ордин может пройти через портал самостоятельно. Даже Врагу для этого нужна была помощь ведьм Пендла. Но она может прийти в наш мир и вернуться обратно по собственному желанию.
   – Приспешники Ордин… Что они собой представляют? – спросил я.
   – Это порождения тьмы – демоны и элементали. Внешне демоны выглядят как обычные мужчины или женщины, но обладают невероятной силой и жестокостью. Среди ее приспешников есть и летающие ведьмы-ламии. Большинство из них уже присоединились к ней, и лишь некоторые не покинули родных мест – они живут одни или парами, как сестры твоей матери. Только представь, как выглядит пришествие Ордин – тьма этих созданий обрушивается с небес на своих жертв, терзая и разрывая их плоть. Даже думать об этом не хочется, парень!
   Да уж. Две мамины сестры были летающими ламиями. В битве на Пендле они, сражаясь на нашей стороне, разметали три вражеских ведьмовских клана.
   – В общем, опасное это место – Греция. Твоей маме предстоит много с кем сразиться… Там есть еще дикие ламии – те, что передвигаются на четвереньках. Они особенно распространены в горной части страны. После урока зайди в библиотеку, найди главу о них в «Бестиарии», сверь свои знания и кратко запиши все в тетрадь.
   – Среди приспешников Ордин вы упомянули элементалей. Какие они? – поинтересовался я.
   – В нашем Графстве нет огненных элементалей, парень. Я расскажу тебе о них, но в другой раз. А сейчас давай перейдем к древнему языку – выучить его сложнее, чем латынь или греческий.

   Ведьмак оказался прав. Остаток урока прошел в таком напряжении, что у меня разболелась голова. Я должен был непременно освоить этот язык – на нем разговаривали древние боги и их поборники, на нем были написаны гримуары – книги заклинаний и ритуалов, используемые некромантами.
   В общем, как только урок закончился, я облегченно вздохнул и отправился в библиотеку. Я действительно всегда посещал ее с радостью. Библиотека была отрадой и гордостью Ведьмака, он унаследовал ее, как и дом, от своего учителя Генри Хоррокса. Некоторые книги в этой библиотеке принадлежали предыдущим ведьмакам и переходили из поколения в поколение, другие были написаны самим Джоном Грегори. Учитель делился своим опытом, полученным за все то время, что он сражается с тьмой.
   Ведьмак очень дорожил своей библиотекой: когда Алиса жила с нами, она должна была копировать книги, переписывая их от руки. Мистер Грегори считал своей святой обязанностью не только сохранить библиотеку для будущих ведьмаков, но и по возможности обогатить ее собрание.
   На полках библиотеки громоздились тысячи книг, но я направился прямо к «Бестиарию», сборнику сведений о всевозможных порождениях тьмы – от домовых и демонов до элементалей и ведьм, с краткими характеристиками этих созданий и руководством по обращению с ними. Я пролистал страницы и остановился на «Ламиях».
   Первая Ламия была могущественной чародейкой необыкновенной красоты. Она полюбила Зевса, повелителя древних богов, но он был уже женат на богине Гере. Легкомысленная Ламия родила от Зевса детей. Узнав об этом, ревнивая Гера в бешенстве лишила жизни всех ее малышей, кроме одного. Обезумев от горя, Ламия принялась убивать детей, попадавшихся на ее пути, и вскоре вода в ручьях и реках стала красной от крови, а воздух сотрясался от крика безутешных родителей. В конце концов боги наказали Ламию, превратив нижнюю часть ее тела в извивающийся и покрытый змеиной чешуей хвост.
   Тогда она обратила свой гнев на мужчин. Расположившись на лесной поляне так, что из-за высокой зеленой травы выглядывали лишь ее прекрасная голова и плечи, Ламия поджидала путников. Приманив какого-нибудь несчастного поближе, она крепко обхватывала его тело своим хвостом и душила. Ее рот приникал к его шее, и она выпивала его кровь – всю, до последней капли.
   Затем у нее появился любовник Хемог – паукообразное чудовище, обитавшее в недрах земли, в глубочайших ее пещерах. Она родила ему тройню. Их дочери и стали первыми ламиями-ведьмами. Тринадцатый день рождения девочек закончился ужасной ссорой с матерью. В пылу жестокой драки они разорвали Ламию на куски. Плоть ее, в том числе сердце, они скормили диким кабанам.

   Дальше в книге описывались разные типы ламий-ведьм – как они выглядят, как себя ведут и, что важнее всего для ведьмака, как с ними обращаться. Я уже довольно много знал о них. У Ведьмака много лет жила домашняя ламия Мэг, а ее сестру, дикую ламию Марсию, он держал в яме в подвале своего дома в Англзарке. Они обе вернулись в Грецию, но в Англзарке я успел многое узнать о них.
   Я продолжил чтение, делая, как обычно, краткие записи. Эти сведения наверняка еще пригодятся. И тут я наткнулся на ссылку о летающих ламиях, иначе говоря – венгириях, о них Ведьмак упоминал раньше, и я подумал о маме. Еще ребенком я замечал, как она от всех отличается. Она говорила с легким акцентом, который выдавал в ней человека, родившегося за пределами Графства, избегала солнечного света и днем даже опускала занавески на окне кухни.
   Со временем я узнавал о маме все больше. Я узнал, как папа спас ее в Греции. Узнал, что я особенный – седьмой сын седьмого сына и ее подарок Графству – оружие против тьмы. Но чтобы сложить головоломку – кем на самом деле была мама. – все еще недоставало каких-то деталей.
   Мамины сестры были венгириями – летающими дикими ламиями, которые, как недавно объяснил Ведьмак, за редким исключением входили в свиту Ордин. Сейчас они охраняли мамины сундуки с деньгами, снадобьями и книгами в башне Малкин. Значит, мама тоже ламия. Может, даже венгирия. Скорее всего.
   Это была еще одна тайна, которую надо было разгадать – спросить об этом у мамы напрямую я не мог. Мне казалось, что она сама должна рассказать о себе. Возможно, скоро я все и узнаю.
   Уже вечером, получив у Ведьмака пару часов на отдых, я отправился прогуляться на вересковую пустошь: поднялся на вершину холма Клин Парлик, полюбовался облаками, неспешно плывущими над долиной внизу, и послушал громкие крики чибисов.
   Как же мне не хватало Алисы! Мы провели здесь много счастливых часов, обозревая с вершины раскинувшееся под нами Графство. Гулять в одиночестве не так приятно. Я с нетерпением ждал конца этой недели, когда мы с Ведьмаком отправимся на ферму Джека. Я встречусь с мамой и узнаю, чем же я могу ей помочь.

Глава 3. Подменыш?[1]