Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Зажигалка была изобретена раньше спичек

Еще   [X]

 0 

Психология деятельности (Суворова Г.)

В предлагаемом учебном пособии представлен анализ современного состояния проблемы исследования различных аспектов деятельности. Подробно рассматривается системная модель деятельности, дающая четкие теоретические ориентиры в исследовании общего психологического содержания, структуры и механизмов любой деятельности и позволяющая наметить конкретные пути повышения эффективности деятельности за счет организации и формирования компонентов психологической системы деятельности у ее субъекта.

Для студентов, изучающих различные вопросы проблемы деятельности в рамках общей, возрастной, педагогической психологии и психологии труда, а также может быть полезно аспирантам и специалистам-практикам в области формирования человека как субъекта деятельности.

Год издания: 2003

Цена: 110 руб.



С книгой «Психология деятельности» также читают:

Предпросмотр книги «Психология деятельности»

Психология деятельности

   В предлагаемом учебном пособии представлен анализ современного состояния проблемы исследования различных аспектов деятельности. Подробно рассматривается системная модель деятельности, дающая четкие теоретические ориентиры в исследовании общего психологического содержания, структуры и механизмов любой деятельности и позволяющая наметить конкретные пути повышения эффективности деятельности за счет организации и формирования компонентов психологической системы деятельности у ее субъекта.
   Для студентов, изучающих различные вопросы проблемы деятельности в рамках общей, возрастной, педагогической психологии и психологии труда, а также может быть полезно аспирантам и специалистам-практикам в области формирования человека как субъекта деятельности.


Г. А. Суворова Психология деятельности. Учебное пособие для студентов психологических и педагогических вузов

   © Суворова Г.А., 2003.
   © ООО «ПЕР СЭ», оригинал-макет, оформление, 2003.

Предисловие

   В системе вузовской подготовки педагогов и практических психологов проблема деятельности рассматривается с разной степенью полноты и глубины в разных разделах психологии как учебной дисциплины. В общей психологии деятельностная проблематика представлена деятельностным подходом и общепсихологической теорией деятельности /96,112/. Возрастная психология проблемы развития личности связывает с ведущей деятельностью на разных этапах онтогенеза человека /19,20,90,95/. Главными вопросами педагогической психологии являются учебная и педагогическая деятельность – деятельность ученика и педагога в образовательном процессе /19,20,61,125/. В психологии труда проблема деятельности – центральная /3,55,63,68,102,106/. В анализе психологических особенностей разных видов труда деятельность является началом, сердцевиной и завершением всех исследований. Экспериментальная психология рассматривает психологический эксперимент как совместную деятельность испытуемого и экспериментатора /38/.
   Представленность разных видов и форм человеческой деятельности в разных разделах психологии как учебной дисциплины подтверждает актуальность многоаспектной деятельностной проблематики для практики образования. В то же время современное психологическое знание о деятельности как сложном, многомерном, многоуровневом, динамически развивающемся системном явлении и развивающемся субъекте деятельности представлено во многих учебных пособиях недостаточно полно. Отсутствие некоторых важных разделов психологии деятельности в большинстве существующих учебных пособий, сосредоточенность развивающегося научного знания по деятельностной проблематике в разных (ив силу этого труднодоступных) научных монографиях и журналах и не всегда очевидная связь результатов многих психологических исследований с проблемой деятельности – все это затрудняет процесс целостного изучения основ деятельностной проблематики.
   Данное учебное пособие является кратким психологическим справочником по психологии деятельности, интегрирующим современное психологическое знание о деятельности и определяющим минимально необходимый объем знаний по основам ее психологического анализа в целях формирования человека как субъекта деятельности.
   Структура пособия содержит две взаимосвязанные части. Первая представляет собой краткую характеристику деятельностного подхода в историческом аспекте и является введением в проблему деятельности (глава 1). Во второй части излагается системная методология в разработке проблемы деятельности на современном этапе (глава 2).
   В основу учебного пособия положены сложившиеся традиционные и современные подходы к психологическому анализу деятельности.
   Содержание учебного пособия составляет краткое изложение основных положений отечественных психологических теорий деятельности. Показано существование дискуссионных вопросов в анализе деятельности как предмете психологии; представлены результаты новейших экспериментально-теоретических исследований по наиболее актуальным разделам психологии деятельности. Выделены системогенетическое и субъектно-деятельностное направление в общепсихологическом и прикладном планах исследования деятельности. Подробно рассматривается современная теоретическая модель деятельности, отражающая общие для любой деятельности компоненты и их взаимосвязи; выделены главные пути формирования человека как субъекта деятельности.
   Учебное пособие имеет методическую направленность, которая выражается в пошаговом изложении материала в виде кратких тезисов, рабочих схем и рисунков, иллюстрирующих наиболее трудные для понимания моменты и способствующих более прочному запоминанию учебного материала.
   В список литературы вошли наиболее значимые научные работы по психологии, связанные с деятельностной проблематикой Их чтение позволит более тщательно ознакомиться с дискуссионным характером многих аспектов проблемы деятельности и расширить систему научных знаний, представленную в данном учебном пособии.
   Основными критериями отбора научного материала и включения его в содержание учебного пособия были результаты общения автора со студентами, слушателями, аспирантами и преподавателями факультетов практических психологов ФПК МПГУ, ФПК МИКПРО, ГУНГ ИП РАН и факультета начальных классов МПГУ, проявившими особый интерес к психологии деятельности и к процессу внедрения научного знания по психологии деятельности в практику образования, которым автор выражает искреннюю признательность.

Глава 1
Деятельностный подход и проблема деятельности в психологии

1.1 Категория деятельности в психологии: общее и конкретно-психологическое содержание

   Видный методолог отечественной психологии Б. Ф. Ломов констатировал, что категория «деятельность» обладает большой объяснительной силой и поэтому весьма широко используется в науке и практике /84-86/. Анализируя современное состояние проблемы деятельности в психологии, он отмечал, что часто в термин «деятельность» вкладывается различное содержание, иногда он «приклеивается» к разным психическим явлениям или им просто манипулируют: «…опираясь на многозначность этого термина, его используют как основание концепций, в которых содержание понятия «деятельность», определенное для одного круга явлений, переносят (иногда без всяких изменений, иногда слегка трансформировав его) на другой, качественно иной круг явлений» /86, с. 192/. Б. Ф. Ломов указывал, что «…использование категории «деятельность»… без понимания ее сути ничего иного, кроме путаницы и схоластики, дать не может» /там же, 191/.
   По своему происхождению деятельность является общественно-исторической категорией и изучается прежде всего общественными, естественными и техническими науками, т. е. пограничными с психологией науками. Психология использует учение о деятельности как общественно-исторической категории для анализа и объяснения психических явлений и поэтому неизбежно очень часто «…происходит подмена психологических аспектов анализа деятельности философскими, социологическими экономическими и т. д., и наоборот» /86, с. 193/.
Теоретические ориентиры в анализе категории деятельности
   В качестве наиболее важных общепринятых теоретических ориентиров, раскрывающих значение и общее содержание категории деятельности, можно выделить следующие.
   1). Категория деятельности является важнейшей категорией, характеризующей бытие человека. Без этой категории анализ человеческого бытия невозможен /79,86,112/.
   Деятельность характеризует бытие человека.
   2). Деятельность относится к специфической форме активности (свойственной человеку и обществу), преобразующей действительность. Подчеркивая многозначность слова «деятельность», Б. Ф. Ломов отмечает: «Не рассматривая всех используемых (и возможных) значений слова «деятельность», отметим, что в самом широком значении оно относится к любым активным системам. В этом значении оно эквивалентно термину «активность» и, безусловно, может применяться при описании и анализе очень широкого класса явлений, в том числе и психических» /86, с. 192/.
   В широком значении слова термин «деятельность» эквивалентен термину «активность»(«activity» – деятельность, «action» – действие).
   Анализируя основные психические процессы, А. Н. Леонтьев, указывает: «Первое, что должно быть выделено среди многообразных форм человеческой активности, – это различные типы сложных деятельностей, осуществляющие соответственно различные формы отношения человека к действительности (практическая деятельность, познавательная деятельность, эстетическая деятельность и т. п.) /72, с. 18/.
   Деятельность – форма и проявление активности.
   3). Категория деятельности, не являясь исключительно психологической категорией, в психологии традиционно считается общепринятой. Она относится к числу базовых психологических категорий наряду с такими категориями как психическое отражение, личность, сознание, общение (рис. № 1).

   Рис. № 1. Базовые категории психологии.

   А. Н. Леонтьев в качестве категорий «…наиболее важных для построения целостной системы психологии как конкретной науки о порождении, функционировании и строении психического отражения реальности, которое опосредствует жизнь индивидов» выделяет следующие: «Это – категория предметной деятельности, категория сознания человека и категория личности. Первая из них является не только исходной, но и важнейшей» /79, с. 12/.
   Б. Ф. Ломов в качестве базовых категорий психологической науки («…в том смысле, что на их основе строится ее понятийный аппарат» /86, с. 289/) рассматривает категории отражения, деятельности, личности и общения /86/.
   Деятельность – базовая категория психологии.
   4). Категория деятельности тесно взаимосвязана с базовыми категориями психологии и взаимодействует с ними.
   Согласно взглядам А. Н. Леонтьева, вне целостной системы деятельности не может быть понято психическое отражение. В ряде своих исследований он показал, что психическое отражение рождается в процессе развития чувственно-практической деятельности, что образ (психическое отражение) всегда занимает существенное место в системе деятельности и что в отрыве от деятельности нельзя понять ни его генезис, ни его функционирование /72–73,75,78–80/.
   Категории деятельности и психического отражения взаимосвязаны.
   В исследованиях Б. Ф. Ломова прослежена взаимосвязь категории деятельности с категорией общения, а также выделены основные функции общения в деятельности. Он показал, что общение выполняет в деятельности несколько функций:
   1— общение составляет переходную форму деятельности на пути ее трансформации из коллективной в индивидуальную;
   2 – общение включено в коллективную деятельность;
   3 – общение само является важнейшим видом человеческой деятельности /84,86/.
   Категории деятельности и общения взаимосвязаны.
   Взаимосвязь категорий деятельности и личности раскрывается в ряде исследований.
   В исследованиях А. В. Петровского личность рассматривается как субъект устойчивой системы социальных отношений, реализующихся в деятельности и общении; главной характеристикой личности он считает ее представленность в жизнедеятельности других людей/99/.
   Б. Ф. Ломов, рассматривая базовые для психологической науки категории, подчеркивал: «…психические явления формируются, развиваются и проявляются в процессах деятельности и общения. Но принадлежат они не деятельности или общению, а их субъекту – общественному индивиду-личности. Ни деятельность, ни общение сами по себе никакими психическими качествами не обладают, да они сами по себе и не существуют. Но этим качеством обладает личность. Таким образом, и проблема деятельности и проблема общения «замыкаются» на проблему личности… через анализ деятельности и общения (более широко всей жизнедеятельности человека) психология раскрывает… психический склад личности, ее внутренний духовный мир»/86, с. 289/
   Категории деятельности и личности взаимосвязаны.
   Анализируя генезис сознания, А. Н. Леонтьев показывает его психологическую многомерность через взаимосвязь категорий деятельности и сознания. Он отмечает: «Деятельность субъекта – внешняя и внутренняя – опосредствуется и регулируется психическим отражением реальности… Психическая реальность, которая непосредственно открывается нам, – это субъективный мир сознания… Сознание в своей непосредственности есть открывающаяся субъекту картина мира, в которую включен и он сам, его действия и состояния» /79, с. 124–125/. И далее: «…Очевидно, что объяснение природы сознания лежит в тех же особенностях человеческой деятельности, которые создают его необходимость: в ее объективно-предметном, продуктивном характере» /79, с. 127/.
   Категории деятельности и сознания взаимосвязаны.
   5). Категория деятельности выполняет в психологии две методологические функции:
   1 – деятельность как объяснительный принцип,
   2 – деятельность как предмет изучения (рис. № 2).

   Рис. № 2. Методологические функции категории деятельности в психологических теориях.

   В ряде исследований показано, что в научных работах Л. С. Выготского-методолога категория деятельности занимает центральное место, и что названные функции деятельности были выделены впервые именно им при формулировании нормативных требований к построению и анализу психологических теорий /28,109–110/.
   По мнению Л. С. Выготского /22-25/, в любой психологической теории должны присутствовать следующие центральные моменты:
   1. Наличие общего объяснительного принципа (он объясняет границы и структуру теории).
   2. Наличие собственно предмета изучения (основное понятие). При этом Л. С. Выготский четко развел категории «объяснительный принцип» и «предмет исследования».
   3. Выделены единицы психологического анализа, входящие в концептуальный аппарат теории. Размерность единицы психологического анализа задает объяснительный принцип; единицу анализа можно использовать как индикатор скрытого объяснительного принципа теории.
   Отношения категорий «объяснительный принцип» и «предмет изучения» находятся в динамике.
   Выделив две методологические функции деятельности, Л. С. Выготский фактически очертил контуры деятельностного подхода в психологии.
   Категория деятельность выполняет две методологические функции.
   6). В толковом словаре русского языка С. И. Ожегова (1975) деятельность определяется как занятие, труд.
   Деятельность=труд.
   7). Конкретно-психологическое содержание деятельности наиболее рельефно выступает в следующих рабочих определениях.
   В современном психологическом словаре деятельность рассматривается как активное взаимодействие с окружающей действительностью, в ходе которого живое существо выступает как субъект, целенаправленно воздействующий на объект и удовлетворяющий т. о. свои потребности /108*, с 95/.
   A. Н. Леонтьев: «Мы называем деятельностью не всякий процесс. Этим термином мы обозначаем только такие процессы, которые, осуществляя то или иное отношение человека к миру, отвечают особой, соответствующей им потребности» /80, с. 518/. В другом месте находим: «Деятельность есть молярная, не аддитивная единица жизни телесного, материального субъекта. В более узком смысле, т. е. на психологическом уровне, это единица жизни, опосредованной психическим отражением, реальная функция которого состоит в том, что оно ориентирует субъекта в предметном мире. Иными словами, деятельность – это не реакция и не совокупность реакций, а система, имеющая строение, свои внутренние переходы и превращения, свое развитие» /79, с. 81–82/. (В высказываниях подчеркивается главная функция деятельности – ориентир в предметном мире и отмечается ее системное строение).
   С. Л. Рубинштейн: «..деятельность человека в целом – это прежде всего воздействие, изменение действительности;… это не только воздействие, изменение мира и порождение тех или иных объектов, но и общественный акт или отношение в специфическом смысле этого слова. Поэтому деятельность – это не внешнее делание, а позиция по отношению к людям, обществу, которую человек всем своим существом, в деятельности проявляющимся и формирующимся, утверждает» /112, т. 2, с. 89/. (В высказывании представлен поведенческий аспект).
   B. Д. Шадриков: «…деятельность – как форма активного отношения к действительности, направленного на достижение сознательно поставленных целей, связанных с созданием общественно значимых ценностей («потребительских стоимостей») и освоением общественного опыта /131, с. 43/. (В данном определении деятельность рассматривается как форма социально значимой активности).

1.2. Общая характеристика деятельностного подхода в психологии

   Большой вклад в разработку проблемы деятельности на современном этапе развития психологии внесли исследования К. А. Абульхановой-Славской /1-2/, Б. Г. Ананьева /5/, А. В. Брушлинского /16-18/, В. В. Давыдова /30-31/, Е. А. Климова /54-55/, Б. Ф. Ломова /85-86/, В. Д. Шадрикова /130-133/ и др. В настоящее время проблема деятельности интенсивно разрабатывается усилиями различных специалистов. Многие аспекты данной проблемы по-прежнему остаются мало разработанными и дискуссионными.
   С. Л. Рубинштейн отмечал, что вся психологическая проблематика многообразно так или иначе связана с изучением деятельности, и подчеркивал, что «в деятельности, осуществляя которую человек совершает свой жизненный путь, все психические свойства личности не только проявляются, но и формируются» /112, т. 2, с. 8/.
   Деятельностный подход – основной подход к изучению закономерностей развития сознания и личности человека. В. В. Давыдов констатировал, что «деятельностный подход – это детище всей советской психологии. В его создании и развитии участвовали почти все крупные советские психологи» /33, с. 83/.
   Контуры и основания деятельностного подхода заложены в исследованиях Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна, А. Н. Леонтьева.
   Разные аспекты постановки проблемы деятельности в психологии и выделения ее в самостоятельную психологическую проблему на начальных этапах развития деятельностной проблематики показаны на рис. № 3. Данный рисунок иллюстрирует взаимодействие идей в раскрытии методологических функций категории деятельности в связи с основными направлениями исследований развития психики.
   Как отмечено в /28-30/ и показано на рис. № 3, изучение основ первой функции категории деятельности, а именно: деятельность как объяснительный принцип, было начато Л. С. Выготским. Далее оно интенсивно разрабатывалось С. Л. Рубинштейном, а также присутствовало в исследованиях А. Н. Леонтьева, А. Р. Лурия и др. Изучение деятельности в качестве особого предмета, т. е. второй функции категории деятельности, также было начато Л. С. Выготским, но особенно интенсивно в течение многих лет проводилось А. Н. Леонтьевым и его последователями. В то же время это направление присутствует и в исследованиях С. Л. Рубинштейна и его единомышленников.

   Рис. № 3. Взаимодействие идей в изучении основных функций категории деятельности в связи с основными направлениями исследований развития психики.

   Предметная деятельность как предмет психологической науки впервые выделена С. Л. Рубинштейном. (На этот счет имеются указания в /16-18/).
   Одновременно А. Н. Леонтьев впервые сформулировал принцип предметности деятельности и выделил в качестве предмета психологии целостную деятельность субъекта, рассматривая ее как органическую систему во всех ее формах и видах, в их взаимопереходах и трансформациях. По его мнению, именно деятельность субъекта в первую очередь позволяет исследовать психическое отражение. А. Н. Леонтьев по этому поводу конкретно говорит: «… психологический анализ деятельности состоит… в том, чтобы ввести в психологию такие единицы анализа, которые несут в себе психическое отражение в его неотгоржимости от порождающих его и им опосредствуемых моментов человеческой деятельности. Эта защищаемая мной позиция требует, однако, перестройки всего концептуального аппарата психологии, которая… в огромной степени представляется делом будущего» /79, с. 12–13/.
   В целом ряде своих работ А. Н. Леонтьев неоднократно подчеркивает, что психическое отражение порождается именно в процессе развития чувственно-практической деятельности и поэтому оно не может быть понято вне целостной системы деятельности. И именно здесь он видит начало пути к построению непротиворечивой системы психологии как конкретной науки /72-73,78–79/.
   У словно в контексте деятельностного подхода можно выделить три относительно самостоятельных направления в исследовании развития психики:
   1) знако-символическое направление (разрабатывалось Л. С. Выготским);
   2) личностное направление: личность формируется в деятельности (разрабатывалось С. Л. Рубинштейном);
   3) деятельность как самостоятельный предмет исследования (разрабатывалось А. Н. Леонтьевым).
   Более подробную и более точную картину приоритета идей в разработке деятельностного подхода в психологии предстоит еще разработать специалистам по истории психологии. Однако бесспорным является тот факт, что в разработку деятельностного подхода =в разработку проблемы деятельности = в разработку деятельностной проблематики внесли вклад разные научные школы.

1.3. Основания деятельностного подхода в исследованиях Л. С. Выготского

Основные идеи психологической теории Л. С. Выготского как направление в развитии деятельностного подхода
   Анализ научного наследия Л. С. Выготского в контексте проблемы деятельности, наиболее полно представлен в исследованиях В. В. Давыдова, Л. С. Радзиховского, Н. Ф. Талызиной /28-29,108–109/. Они показали, что категория деятельности в научном творчестве Л. С. Выготского занимает главное место и что «…по своему замыслу психологическая теория Л. С. Выготского может рассматриваться как полноценное направление в русле деятельностного подхода» /28, с. 78/. По их мнению к основным идеям психологической теории Л. С. Выготского как направлению деятельностного подхода можно отнести следующие положения, которые он развивал в ряде своих исследований /22-25/.
   1. Важность для психологии анализа практической деятельности людей.
   2. Рассмотрение сознания в тесной связи с трудовой деятельностью.
   3. Разработка теоретического положения о детерминации психических процессов (их генезиса и структуры) исторически развивающейся предметно-практической, орудийной деятельностью человечества.
   Л. С. Выготский подчеркивал, что психика детерминируется именно трудовой деятельностью и что предметно-практическая деятельность есть реальность, детерминирующая психику. Тезис деятельностной детерминации психики пронизывает все научное творчество Л. С. Выготского.
   4. Конкретизация содержания тезиса о деятельностной детерминация психики. Деятельностная детерминация предполагает наличие аналогии в структуре внешней (трудовой) деятельности и психических функций (гипотеза психологических орудий); т. е. имеется принципиальное сходство в структуре трудовой деятельности и психических процессов; существуют аналогии: «процесс труда – психические процессы», «орудия труда – психологические орудия».
   «В поведении человека встречается… ряд искусственных приспособлений, направленных на овладение собственными психическими процессами. Эти приспособления по аналогии с техникой могут быть… условно названы психологическими орудиями» (24, 224).
   5. В структуре и генезисе психических функций аналогично структуре трудовой деятельности присутствует момент орудийной опосредствованности. Детерминация понимается как механизм опосредствования в ходе онто- и филогенеза; проводники детерминации – психологические орудия, в роли которых выступали такие продукты исторической деятельности человечества, как знаковые, коммуникационные системы. (В роли психологических орудий выступают знаки, как символы, имеющие определенное выработанное в истории культуры значения. «Орудия» выработаны человечеством искусственно, представляют собой элементы культуры).
   Детерминация генезиса и структуры человеческой психики исторически развивающейся деятельностью носит опосредствованный характер; знаки – один из механизмов опосредствования (рис. № 4).

   Рис. № 4. Опосредствованный характер деятельностной детерминации психики психологическими орудиями = знаками.

   Все усилия Л. С. Выготского-методолога были направлены на утверждение идеи категории деятельности как объяснительного принципа психологической теории, т. е. на исследование первой методологической функции деятельности. Об этом прямо говорят В. В. Давыдов и Л. С. Радзиховский: «… роль общего объяснительного принципа, представляющего реальность, детерминирующую психику, должна, по мысли Л. С. Выготского, выполнять категория практической деятельности людей. Содержание этой категории сколь-нибудь подробно у Л. С. Выготского не раскрыто. Одной из основных причин этого была недостаточная разработанность в… литературе тех лет самого понятия «деятельность» /28, с. 70–71/.
   Деятельность как самостоятельный предмет исследования, т. е. вторая методологическая функция категории деятельности, в творчестве Л. С. Выготского была поставлена, но не разрабатывалась. Этот факт впервые был отмечен Э. Г. Юдиным /138/.
Расхождения во взглядах Л. С. Выготского и его последователей на направления в развитии деятельностного подхода
   Расхождения во взглядах Л. С. Выготского и его последователей на направления в развитии деятельностной проблематики показаны на рис. № 5.
   В развитии деятельностного подхода (при его общем основании) можно выделить два направления. Первое направление связано со знако-символической линией развития психики (Л. С. Выготский), второе – с деятельностной линией развития психики (А. Н. Леонтьев, А. Р. Лурия и др.).
   Л. С. Выготский, являясь основателем деятельностного подхода, в своих исследованиях акцентировал внимание на первой методологической фун кци и деятел ьности, а именно – деятельности как общем объяснительном принципе. Свою психологическую теорию высших психических функций он разрабатывал с использованием категории предметно-практической деятельности человека как над индивидуальной категории.
   В решении вопроса о «психологизации» и «индивидуализации» этой категории и «введении» ее в реальную ткань психологического исследования научные пути Л. С. Выготского как одного из основателей деятельностного подхода и других крупных исследователей проблемы деятельности, в том числе и его учеников-последователей (А. Н. Леонтьева, др.), разошлись. (Содержание направления развития деятельностного подхода у С. Л. Рубинштейна, система его взглядов и взглядов его последователей рассматриваются далее в п. 1.7.).
   В. В. Давыдов отмечает, что в методологической программе Л. С. Выготского присутствует скрытый момент, связанный с трактовкой деятельности: «Мир культуры, представленный знаковыми системами, вписывается в мир деятельности только в том случае, если накладываются определенные условия на трактовку самой деятельности. Деятельность в этом случае должна выступать как исторически развивающаяся предметно-практическая родовая деятельность человечества, детерминирующая саму культуру» /28, с. 75/.
   Развивая идею психологического орудия или знака, который является основой генезиса психических функций, Л. С. Вы готски й сч итал, что средством «психологизации» исторически развивающейся предметной деятельности человечества является тезис о том, что всякая высшая психическая функция первоначально возникает интерпсихологически и лишь затем становится интрапсихологической. Как известно, общие особенности этого перехода, т. е. полный круг культурно-исторического развития психических функций в онтогенезе характеризуются следующими процессами.
   Высшие психические функции возникают на основе низших психических функций, благодаря опосредствованию психологическими орудиями, в роли которых выступают знаки (было показано выше). Изначально «психологические орудия» повернуты «вовне» к партнеру, затем они оборачиваются «на себя», т. е. становятся собственными психическими процессами, далее они «вращиваются внутрь», и т. о. психические функции опосредствуются «изнутри», отпадает необходимость во внешнем стимуле – средстве. Рассматривая процесс становления интерпсихического интрапсихическим, Л. С. Выготский обосновал связь генезиса высших психических функций с употреблением людьми в процессе их общения знака и подчеркнул, что без выполнения этой роли знак не может стать средством индивидуальной психической деятельности.
   Идея знака и знаковых систем в работах Л. С. Выготского была главной и рассматривалась именно в контексте проблемы деятельности, а конкретно: деятельности как объяснительного принципа.
   Последователи Л. С. Выготского, его ученики – А. Н. Леонтьев, А. Р. Лурия и др., разрабатывая деятельностный подход в психологии, акцентировали внимание на второй методологической функции деятельности, а именно: деятельности как предмете исследования. Они также как и Л. С. Выготский, видели в деятельности функцию объяснительного смысла, но идею знаков и знаковых систем в контексте деятельностной проблематики (т. е. как опосредствованного средства «психологизации» деятельности) не рассматривали.
   В исследовании деятельности как предмета изучения последователи Л. С. Выготского – А. Н. Леонтьев и др. разрабатывали идею индивидуальной деятельности. Т. о. решался вопрос о «психологизации» деятельности как надиндивидуальной категории. В использовании идеи индивидуальной деятельности категория деятельности переставала быть «надиндивидуальной» и попадала в разряд «индивидуальной». В концептуальной системе психологии деятельности А. Н. Леонтьева деятельность рассматривается с позиций социального и исторического подходов к человеческой психике в целом и к индивидуальной деятельности в частности. Разрабатывая деятельностную линию в развитии психики, он выделил деятельность как основной процесс психической жизни; поставил и решил вопросы о ее структуре и общем строении.

   Рис. № 5. Расхождения во взглядах Л. С. Выготского и его последователей на направления в развитии деятельностного подхода в психологии.

1.4. Основные направления и проблемы в разработке общепсихологической теории деятельности

   Начало 20-го столетия – Л. С. Выготским обозначены контуры деятельностного подхода в психологии. В этот же период психотехники (специалисты по психологии труда на начальном этапе ее развития) разрабатывают профессиографическое содержание различных видов трудовой деятельности и пытаются решать вопросы профессиональной пригодности человека к труду. Фактически они рассматривают труд как трудовую деятельность, но при этом не видят связи с зарождающимся деятельностным подходом в психологии /59/.
   Середина 20-го столетия – С. Л. Рубинштейн выдвинул и развил систему идей субъектно-деятельностного направления в психологии, А. Н. Леонтьев разработал общепсихологическую теорию деятельности.
   Специалистами по психологии труда Н. Д. Левитовым, Ю. Б. Котеловой, К. К. Платоновым и др. труд начинает рассматриваться со стороны его психологических компонентов; выделяются индивидуально-личностная и социально-личностная проблематика труда как трудовой профессиональной деятельности; ставятся проблемы приспособления личности к труду, труда к личности, личности к личности в труде /63,68,102/.
   Последняя четверть 20-го столетия – Б. Ф. Ломов обосновывает необходимость применения системной методологии в психологии и системного подхода в исследовании деятельности /83,86/.
   Конец 20-го столетия отмечен существенным вкладом в разработку проблемы деятельности трех научных школ. На рисунке данные школы представлены по фамилии научных лидеров.
   В. Д. Шадриковым, развивающим системный подход к исследованию деятельности, разработана психологическая теория системогенеза профессиональной деятельности и по-новому поставлены вопросы психологии индивидуальной деятельности и способностей /130-133/.
   А. В. Брушлинским, развивающим субъектно-деятельностное направление в психологии, разработана теория деятельности, действия и психического как процесса и акцентируется внимание на целостности, единстве и интегральности субъекта как основании для системности проявления всех его психических качеств в изменяющемся обществе и в совместной трудовой деятельности /16-18/.
   Весомым научным вкладом в разработку проблемы деятельности Е. А. Климова является развиваемый им подход к труду как социально значимой продуктивной деятельности человека и к человеку как к субъекту труда; выделение психологических признаков труда и разработка классификации труда в связи с вопросами профессионального самоопределения личности /54,55,57,58/.
   В системе человекознания деятельностный подход разрабатывал Б. Г. Ананьев. Он наметил иерархическую систему видов деятельности человека и ввел расчлененное представление о субъекте деятельности, выделив в его организации «молярный» и «молекулярный» уровни, соотносящиеся с личностными и индивидными характеристиками /5-7/.
   В качестве основных проблемных «кустов» психологии в связи с деятельностным подходом можно выделить следующие:
   ♦ взаимоотношения категории деятельности с другими категориями психологии;
   ♦ природа и соотношение различных видов деятельности;
   ♦ деятельность и творчество, творчество в деятельности, внутренняя связь деятельности с раскрытием творческих возможностей человека,
   ♦ деятельностное начало в личности;
   ♦ деятельность и способности;
   ♦ деятельность и поведение;
   ♦ зарождение и отмирание видов труда и деятельностей;
   ♦ применение понятий деятельности при решении исследовательских и практических задач;
   ♦ сравнительный анализ вариантов деятельностного подхода;
   ♦ учение как деятельность;
   ♦ труд как деятельность;
   ♦ общение как деятельность;
   ♦ индивидуальная и совместная деятельность;
   ♦ деятельность и жизнедеятельность;
   ♦ деятельностная природа познавательных процессов;
   ♦ деятельностное опосредствование межличностных отношений;
   ♦ организация междисциплинарных исследований человеческой деятельности;
   ♦ соотношение биологического и социального в деятельности;
   ♦ разработка деятельностного подхода применительно к проблемам компьютеризации мышления и обучения; др.
   Как самостоятельное направление деятельностного подхода выделяется конкретно-эмпирическая разработка принципа единства сознания и деятельности (при существовании всех различий в его теоретическом осмыслении).


   Рис. № 6. Основные направления развития деятельностной методологии в психологии.

1.5. Предмет и задачи психологического изучения деятельности

   Рассматривая деятельность как общественно-историческую категорию, он неоднократно подчеркивал, что она изучается многими общественными, естественными и техническими науками и отмечал, что «…вряд ли у психологии есть основание претендовать на монополию в отношении этой категории». /86,193/. Однако психология является одной из фундаментальных областей научного знания, изучающих деятельность, и имеет свои подходы для ее описания и изучения. Как показал Б. Ф. Ломов, собственное продвижение психологии в изучении деятельности неизбежно и существенно зависит от успехов, достигнутых другими науками, и поэтому общие подходы, схемы и концепции, разработанные в психологии для описания и изучения деятельности, должны быть соотнесены с теми, которые сложились в других пограничных с нею науках. «Это соотнесение необходимо прежде всего для того, чтобы выявить тот специфический аспект (или сторону, или систему характеристик) в изучении деятельности, который составляет предмет именно психологического исследования» /там же/.
   Б. Ф. Ломов выделяет два объекта психологического исследования деятельности. Он пишет: «Когда речь идет о психологическом изучении деятельности, то обычно имеется в виду деятельность индивида, или индивидуальная деятельность… В последние годы под влиянием прежде всего запросов практики объектом психологического исследования становится также совместная групповая (в том числе коллективная) деятельность» /86, с. 193/
Объекты психологического исследования деятельности: индивидуальная деятельность и совместная групповая деятельность
   Б. Ф. Ломов формулирует требование исследовать индивидуальную деятельность (деятельность, рассматриваемую на уровне индивидуального бытия,) в реальном социальном контексте. Социальный контекст индивидуальной деятельности многоаспектен, характеризуется многокачественностью, многообразием проявлений и системным строением. На пути исследования индивидуальной деятельности в социальном контексте Б. Ф. Ломов выделяет главное – «это изучение индивидуальной деятельности в системе общественных отношений, складывающихся в данном обществе на данной ступени его исторического развития. Что, как и почему будет делать данный конкретный индивид, определяется в конце концов системой развивающихся общественных отношений, в которые он включен»/86, с. 195–196/. И далее он отмечает: «Деятельность (в том числе индивидуальная) является одной из форм реализации общественных отношений… Индивид включен в систему общественных отношений непосредственно своей деятельностью… Поэтому, чтобы подойти к психологическому пониманию любой индивидуальной деятельности, нужно рассмотреть ее в системе общественных отношений, понять, какие именно отношения и как реализуются в данной деятельности /86, с. 197/. Т. о. анализ индивидуальной деятельности должен начинаться с изучения функции индивидуальной деятельности в системе общественных отношений, в системе взаимодействия данного индивиду с другими людьми, в том социальном контексте, в который эта деятельность включена.
   Согласно взглядам Б. Ф. Ломова, в самой индивидуальной деятельности «объектом ее анализа является индивид как субъект деятельности» / с. 204/.
   Рассматривая специфику психологического аспекта в анализе субъекта деятельности, он отмечает: «Психология как раз и берет в деятельности тот аспект, который связан с изучением различных форм, видов и уровней субъективного отражения объективной действительности действующим человеком, т. е. прежде всего субъективный план деятельности. В исследовании деятельности ее прежде всего интересуют мотивы, целеобразование, воля, эмоции и т. д., которые представляют собой специфические формы субъективного отражения общественных отношений. Она изучает также роль, функции и динамику сенсорных, перцептивных, мнемических и иных психических процессов, включенных в реальную деятельность человека» /86, с. 205/.
   Б. Ф. Ломов заостряет внимание на том, что в анализе деятельности задачей психологии является изучение закономерностей формирования и развития системы психического отражения как важнейшей характеристики субъекта деятельности. «Деятельность, рассматриваемая безотносительно к ее субъекту, никакими психологическими характеристиками, конечно, не обладает. Ими обладает только субъект деятельности»/там же/.
   В целом Б. Ф. Ломов формулирует две задачи психологического анализа деятельности:
   1 – рассмотрение деятельности как детерминанты системы психических процессов, состояний и свойств субъекта;
   2 – изучение влияния этой системы на эффективность и качество деятельности, т. е. рассмотрение психического как фактора деятельности /там же/.
   Совместная деятельность стала объектом психологических исследований лишь в последние годы и пока является слабо разработанной областью. Само понятие «совместная деятельность» весьма широкое, т. к. любое проявление жизни общества может быть рассмотрено как совместная деятельность людей. Изучение совместной деятельности расширит «объяснительный потенциал» категории деятельности /86, с. 231–241/.
   Основные задачи психологического изучения деятельности сформулированы В. Д. Шадриковым: «…задача психологического изучения деятельности заключается в том, чтобы раскрыть систему ее теоретических начал, раскрыть, как в процессе целенаправленной активности личности происходит практическое преобразование объективного мира, каков механизм психической регуляции деятельности, как в процессе деятельности меняется сам человек, как деятельность влияет на завершение его природы и как сама деятельность принимает индивидуальный характер»/ 133, с. 10/.

   Главная задача психологического изучения деятельности заключается в том, чтобы раскрыть систему ее теоретических начал.

   Конкретные задачи психологического изучения деятельности заключаются в ответе на вопросы:
   1. Как в процессе целенаправленной активности личности происходит практическое преобразование объективного мира?
   2. Каков механизм психической регуляции деятельности?
   3. Как в процессе деятельности изменяется сам человек?
   4. Как деятельность влияет на развитие возможностей человека и на завершение его природы?
   5. Как сама деятельность принимает индивидуальный характер?

   Для изучения теоретических основ деятельности В. Д. Шадриков разработал идеальную модель деятельности, ее теоретический конструкт. Раскрывая общее содержание и перспективы использования в психологических исследованиях данной модели, он отмечает: «Выделение такой модели может рассматриваться как теоретическое (или содержательное) обобщение… которое позволяет свести разнообразные виды и формы… деятельности к определенному теоретическому конструкту, в котором отражены общие для любой деятельности компоненты и их связи. В дальнейшем этой идеальной моделью можно пользоваться при анализе любой конкретной деятельности, рассматривая ее как частную» /133, с. 10–11/.
   В исследованиях В. Д. Шадрикова намечены конкретные пути решения выделенных задач психологического изучения деятельности /130-133/.

1.6. Центральные вопросы общепсихологической теории деятельности А. Н. Леонтьева

Основные принципы общепсихологической теории деятельности
   В настоящее время большинство вопросов общепсихологической теории деятельности являются дискуссионными. К их числу относятся следующие:
   – преемственность либо ее отсутствие во взглядах Л. С. Выготского и А. Н. Леонтьева по проблеме деятельности;
   – сходство и различие рубинштейновского и леонтьевского вариантов теории деятельности;
   – критические фазы в развитии общепсихологической теории деятельности и др. /12,17,29–30, 33–34 /.
   Оставляя за скобками ряд дискуссионных вопросов общепсихологической теории деятельности в целом, можно выделить следующие наиболее ее важные и общепризнанные положения = методологические тезисы = основные принципы (рис. № 7). /(Выделены в /12,29 /).
   1. Принцип предметности составляет ядро психологической теории деятельности А. Н. Леонтьева и его последователей. А. Н. Леонтьев специально подчеркивал, что он понимает предмет не как «вещь», сам по себе существующий объект природы, а как «…то, на что направлен акт… т. е. как нечто, к чему относится живое существо, как предмет его деятельности – безразлично, деятельности внешней или внутренней» /80, с. 49/ И далее: «Предмет деятельности выступает двояко: первично – в своем независимом существовании, как подчиняющий себе и преобразующий деятельность субъекта, вторично – как образ предмета, как продукт психического отражения его свойства, которое осуществляется в результате деятельности субъекта и иначе осуществиться не может /79, с. 84/ При таком понимании предмета деятельности вопрос о стимулах («вещах»), воздействующих на субъекта, и его ответных реакциях снимается.
   2. Принцип активности позволяет постулировать положение о пристрастности, активности психического отражения, опосредствующего деятельность субъекта. Субъект активно взаимодействует с объектом. Противопоставление принципа активности субъекта принципу реактивности позволяет преодолеть подход к человеку как лишь приспосабливающемуся к окружающим условиям существу, противопоставить этому подходу преобразующий, творческий характер деятельности человека.

   Рис. № 7. Схема исходных принципов общепсихологической теории деятельности.

   3. Принцип неадаптивной природы предметной деятельности отражает специфическую характеристику человеческой деятельности. В /12/указывается, что неадаптивный характер предметной деятельности явственно выступает при изучении активности человека, отвечающей леонтьевской формуле активности «внутреннее (субъект) действует через внешнее и тем самым само себя изменяет».
   4. Принцип интериоризации – экстериоризации в анализе деятельности имеет три грани. Первая грань раскрыта Л. С. Выготским и отражена в основном генетическом законе культурного развития: от интерпсихического, социальной коллективной деятельности ребенка к индивидуальному, интрапсихическому, собственно психологическим формам его деятельности. Вторая грань понятия «интериоризации» отражает переход от «я» к «мы», третья грань – это производство внутреннего плана сознания. В целом этот принцип раскрывает механизм усвоения человеком общественно-исторического опыта, перехода совместных внешних действий во внутренние действия субъекта.
   5. Принцип психологического анализа деятельности «по единицам» означает, что анализ деятельности надо вести в таких единицах, которые сохраняют все специфические ее особенности. Вопрос об единицах психологического анализа был поставлен Л. С. Выготским. Он писал: «Под единицей мы подразумеваем такой продукт анализа, который в отличие от элементов обладает всеми основными свойствами, присущими целому, и которые являются далее неразложимыми живыми частями этого единства» /22, с. 15–16/. Этот принцип задает общую стратегию изучения структуры деятельности. При объяснении различных сторон психической реальности могут использоваться разные «единицы» деятельности.
   6. Принцип опосредствования содержит в себе несколько ключевых положений: а) опосредствование психического отражения тем содержательным процессом, который связывает субъекта с предметным миром, т. е. процессом предметной деятельности; б) опосредствование межличностных отношений совместной предметной деятельностью.
   7. Принцип зависимости психического отражения от места отражаемого объекта в структуре деятельности в отечественной психологии открыт на материале исследований памяти. Установлено изменение характера зависимости запоминания от того, с какими компонентами деятельности – мотивами, целями или условиями выполнения действия – связан запоминаемый объект. Объяснительный потенциал данного принципа полностью пока не раскрыт.
   Выделенные принципы теории предметной деятельности являются предпосылками развития психологии.
Основные идеи А. Н. Леонтьева в разработке общепсихологической теории деятельности.
   Наиболее важные идеи, определяющие основной вклад А. Н. Леонтьева в развитие обшепсихологической теории деятельности, обобщены в исследованиях В. В. Давыдова, В. П. Зинченко, Н. Ф. Талызиной /29/ и схематично представлены на рис. № 8. Из рисунка хорошо видно, что к основным идеям А. Н. Леонтьева в разработке психологического анализа деятельности относятся следующие:
   1) рассмотрение деятельности в качестве предмета психологии;
   2) выделение структуры деятельности;
   3) признание предметной деятельности в качестве генетически исходной и основной для формирования других видов деятельности человека; психическая деятельность как вид человеческой деятельности генетически связана с внешней материальной, как исходной для нее;
   4) разработка принципа предметности как конституирующей деятельность характеристики;
   5) выделение важного качества деятельности, такого как ее пластичность – уподобляемость свойствам и отношениям объектов внешнего мира.

   Рис. № 8. Схема основных идей А. Н. Леонтьева в разработке психологической теории деятельности.
Общая характеристика строения деятельности в исследованиях А.Н. Леонтьева
   Центральные вопросы общепсихологической теории деятельности – анализ структуры и механизмов деятельности.
   Как известно, под структурой понимается строение целого, взаимосвязь основных элементов целого, их закономерные связи между собой и структурой в целом. Раскрыть психологическую структуру деятельности – это значит, пользуясь понятиями психологии,
   1) выделить основные единицы деятельности, которые отражали бы характеристику целого;
   2) раскрыть закономерные связи этих единиц между собой и их связь с целым.
   Общая структура деятельности наиболее полно раскрыта в ряде работ А. Н. Леонтьева /72-73, 79 /. На основе изучения его работ по проблеме деятельности нами в учебных целях разработана рабочая схема анализа психологической структуры деятельности. Схематично психологическая структура деятельности пред ставлена на рис. № 9.
   Согласно теоретическим взглядам А. Н. Леонтьева, «тело» любой деятельности образуют некоторые инвариантные единицы: предметные и структурные моменты. На рис. 9 они обозначены следующим образом: предметные моменты в деятельности субъекта – все, что находится на схеме слева под Б); структурные моменты или единицы деятельности – все, что находится на схеме справа под А).
   Предметное содержание деятельности = предметные моменты в деятельности субъекта составляют:
   1) мотив – предмет, на который направлена деятельность, или предмет потребности;
   2) цель – представление о результате действия (что должно быть достигнуто?);
   3) объективно-предметные условия осуществления деятельности, среди которых важнейшими являются способы достижения цели;
   4) цель, данная в определенных условиях, представляет собой задачу деятельности.
   Каждый из выделенных компонентов характеризуется своими особенностями и взаимоотношениями между собой (эти взаимоотношения весьма подвижны) и теснейшим образом связаны с тремя типами специфических «единиц», составляющих строение, структуру деятельности.
   Структурные единицы деятельности составляют:
   1) отдельная (особенная) деятельность, которая может быть выделена по критерию побуждающих ее мотивов;
   2) действия – процессы, подчиняющиеся сознательно поставленным целям; могут быть относительно самостоятельными и входить в разные виды деятельности;
   3) операции – способы осуществления действий, непосредственно зависят от условий достижения конкретных целей;
   4) выполнение задач осуществляется с помощью действий и операций.

   Рис. № 9. Психологическая структура деятельности.

   А. Н. Леонтьев указывает, что понятие деятельности необходимо связано с понятием мотива. «Деятельности без мотива не бывает; «немотивированная» деятельность – это деятельность не лишенная мотива, а деятельность с субъективно и объективно скрытым мотивом»/79, с. 102/.
   Сравнивая разные виды деятельности между собой, он отмечает: «Реально… мы всегда имеем дело с особенными деятельностями, каждая из которых отвечает определенной потребности субъекта, стремится к предмету этой потребности, угасает в результате ее удовлетворения и воспрозводится вновь – может быть, уже в совсем иных, изменяющихся условиях. Отдельные конкретные виды деятельности можно различать между собой по какому угодно признаку: по их форме, по способам их осуществления, по их эмоциональной напряженности, по их временной и пространственной характеристике, по их физиологическим механизмами т. д. Однако главное, что отличает одну деятельность от другой, состоит в различии их предметов. Ведь именно предмет деятельности и придает ей определенную направленность» /там же/.
   По предложенной А. Н. Леонтьевым терминологии предмет деятельности есть ее действительный мотив; он может быть и вещественным и идеальным. «Главное, что за ним всегда стоит потребность, что он всегда отвечает той или иной потребности» /там же/.
   Обобщая анализ психологического строения человеческой деятельности, А. Н. Леонтьев отмечает: «…в общем потоке деятельности, который образует человеческую жизнь в ее высших, опосредствованных психическим отражением проявлениях, анализ выделяет, во-первых, отдельные (особенные) деятельности – по критерию побуждающих их мотивов. Далее выделяются действия-процессы, подчиненные сознательным целям. Наконец, это операции, которые непосредственно зависят от условий достижения конкретной цели. Эти «единицы» человеческой деятельности и образуют ее макроструктуру» / 79, с. 109/ (Выделено нами).
   Действия и операции, по мнению А. Н. Леонтьева, имеют разное происхождение, разную динамику и разную судьбу. Генезис действия лежит в отношениях обмена деятельностями; всякая же операция есть результат преобразования действия, происходящего в результате его включения в другое действие и наступающей его «технизации»/79, с. 108/.
   И далее А. Н. Леонтьев отмечает важную особенность психологического анализа деятельности: «Особенность анализа, который приводит к их выделению, состоит в том, что он пользуется не расчленением живой деятельности на элементы, а раскрывает характеризующие ее внутренние отношения. Это отношения, за которыми скрываются преобразования, возникающие в ходе развития деятельности, в ее движении. Сами предметы способны приобретать качества побуждений, целей, орудий только в системе человеческой деятельности; изъятые из связей этой системы, они утрачивают свое существование как побуждения, как цели, как орудия. Исследование деятельности требует анализа ее внутренних системных связей» /79,с. 109–110/.
   Таким образом, категория целостной деятельности соотносима с понятием потребности и понятием мотива, с определением их предметного содержания. Тот или иной мотив побуждает человека к постановке задачи, к выявлению той цели, которая, будучи представлена в определенных условиях, требует выполнения действия, направленного на создание или получение предмета, который удовлетворяет мотив и потребность. В целом процесс, рассмотренный со стороны мотива, выступает в качестве особенной деятельности, со стороны цели – в качестве действия, со стороны условий осуществления действий – в качестве операции. Основными составляющими деятельности являются: потребности-мотивы-цели-условия достижения цели и соотносимые с ними деятельность-действия-операции.
   А. Н. Леонтьев неоднократно отмечает, что важной характеристикой строения деятельности является подвижность, изменение и трансформация структуры деятельности как целостной системы (то есть ее составляющих). Деятельность может потерять свой мотив и превратиться в действие, а действие при изменении цели может превратиться в операцию. Мотив некоторой деятельности может переходить на цель действия, в результате чего последнее превращается в некоторую целостную деятельность. Взаимные превращения типа «деятельность-действия-операции» и «мотив-цель-условия» могут происходить постоянно. Каждая из составляющих деятельности может стать дробной или, наоборот, включать в себя ранее относительно самостоятельные единицы: некоторое действие может раздробиться на ряд последовательных действий при соответствующем подразделении некоторой цели на подцели. Уточняя различные стороны деятельности, А. Н. Леонтьев отмечает следующее: «…действие как процесс, который направлен на осознаваемую в связи с определенным мотивом цель, это есть сторона деятельности, внутренне связанная с той «единицей» сознания, которую мы обозначаем термином личностный смысл… содержание или стороны действия, которые отвечают условиям действия, это операция. С этим содержанием деятельности тоже связана своеобразная «единица» сознания, а именно значение. В обычном продуктивном действии значение и смысл связаны друг с другом всегда определенным, хотя и неодинаковым образом». /80, с. 491/.
   С. Л. Рубинштейном предложена аналогичная схема деятельности /112/.

1.7. Субъектно-деятельностное направление в разработке проблемы деятельности в психологии

Основные идеи С. Л. Рубинштейна и его последователей в разработке проблемы деятельности
   А. В. Брушлинский, анализируя ранние работы С. Л. Рубинштейна, приходит к выводу о том, что именно С. Л. Рубинштейном впервые в отечественной психологии была создана система идей, которая является исходным основанием для развертывания на современном этапе развития психологии исследований по широкому кругу деятельностной проблематики. Выявление приоритета идей в выделении проблемных вопросов деятельностного характера несомненно является важным для истории психологии, так как оно позволяет определить вклад того или иного ученого в разработку проблемы деятельности. И в этом контексте, как уже отмечалось, наиболее дискуссионным и по-прежнему актуальным является вопрос о сравнении рубинштейновского и леонтьевского вариантов психологической теории деятельности. Полного и исчерпывающего ответа на этот вопрос в научной литературе пока не существует.
   По мнению А. В. Брушлинского /18/, именно С. Л. Рубинштейн первым предложил общую схему психологического анализа деятельности и ее основных компонентов: мотивов, целей, действий, операций. (У ряда исследователей творчества А. Н. Леонтьева, как было показано выше, имеется другая точка зрения на этот счет / 29–30/. В частности, считается, что у С. Л. Рубинштейна завершенной теории деятельности нет, у него обозначены только подходы к исследованию деятельности и поведения: к деятельности – через действия, к поведению – через поступок).
   Разрабатывая теорию личности как субъекта единства сознания и деятельности, С. Л. Рубинштейн делает наиболее важные теоретические обобщения относительно основных особенностей деятельности. (Это факт отмечается в /18/).
   Как видно из рис. № 10 (нижняя часть схемы), С. Л. Рубинштейном выделены следующие общие характеристики деятельности:
   1) это всегда деятельность субъекта, т. е.человека, а не животного и машины, не может быть деятельности бессубъектной (выделен субъект деятельности);

   Рис. № 10. Схема основных идей субъектно-деятельностного подхода к исследованию деятельности.

   2) это всегда деятельность субъектов, осуществляющих совместную деятельность (выделены субъекты деятельности и совместная деятельность);
   3) деятельность есть взаимодействие субъекта с объектом, и поэтому она является реальной, предметной, содержательной, а не чисто символической (выделен факт взаимодействия субъекта с объектом в деятельности);
   4) в деятельности творческой и самостоятельной по своему характеру люди и их психика не только проявляются, но и созидаются, формируются, развиваются, и прежде всего в ней они могут быть объективно исследованы.
   Выдвинутые Рубинштейном еще в начале века идеи субъекта деятельности и совместной деятельности актуальны и для современного этапа исследования проблемы деятельности в психологии и интенсивно разрабатываются применительно к трудовой и учебной деятельности.
   Так в исследованиях Е. А. Климова эти идеи реализуются в методологическом подходе к человеку как к субъекту труда (трудовой деятельности), и в этом контексте им ставятся и разрабатываются проблемы психологии в целом и психологии труда в частности /54, 56/.
   Применительно к учебной деятельности В. В. Давыдовым и др. /31/ поставлен вопрос о младшем школьнике как субъекте учебной деятельности, В. Д. Шадриковым развивается тезис об учебной деятельности как совместной по своему характеру /133/.
   Идеи С. Л. Рубинштейна о наличии субъект-субъектных и субъект-объектных отношений в деятельности, о предметном характере деятельности также являются актуальными для современного этапа исследования проблемы деятельности и наиболее разработаны в психологии профессионального обучения (В. Д. Шадриков, А. В. Карпов и др. /132, 52/).
   Вопрос о творчестве как характеристике деятельности и взаимосвязи творчества и деятельности в настоящее время является дискуссионным (В. Н. Дружинин и др. /37/)
   Такая характеристика деятельности как «в деятельности люди и их психика формируются, развиваются, проявляются и созидаются» легла в основу разработки фундаментального методологического принципа о единстве сознания (психики) и деятельности и постановке вопроса о ведущем типе деятельности на разных этапах онтогенетического развития личности (А. Н. Леонтьев, Д. Б. Эльконин /75,136/)
   Современный этап развития субъектно-деятельностного направления в разработке деятельностной проблематики (рис. № 10 – верхняя часть схемы) базируется на фундаментальном тезисе о том, что человек и его психика проявляются и формируются в процессе деятельности, и представлен прежде всего работами К. Абульхановой-Славской /1-2/ и А. В. Брушлинского /16-17/, исследующими субъекта психической деятельности и рассматривающими деятельность, действие и психическое как процесс, продукт, результат.
Общая схема анализа деятельности и поведения у С.Л. Рубинштейна
   Разрабатывая методологический принцип единства сознания (вообще психики) и деятельности, С. Л. Рубинштейн выделил схему анализа деятельности. Он показал, что единство сознания и деятельности конкретно выступает прежде всего в том, что различные уровни и типы сознания, вообще психики, проявляются и раскрываются через соответственно различные виды деятельности и поведения: движение – действие – поступок (рис. 11) Более подробное описание схем анализа деятельности и поведения в общей системе идей С. Л. Рубинштейном приведено в /17/.

   Рис. № 11. Общие схемы анализа деятельности и поведения в исследованиях С.Л. Рубинштейна.

   В самой деятельности С. Л. Рубинштейн выявляет ее психологически существенные компоненты и конкретные взаимосвязи между ними: действие (в отличие от реакции и движения), операция и поступок в их соотношении с целью, мотивом и условиями деятельности субъекта(на рис № 11 – под А). Любой из этих актов деятельности не может быть психологически однозначно определен вне своего отношения к психике.
   Одни и те же движения могут означать различные действия и поступки, и, наоборот, различные движения могут выражать один и тот же поступок.
   Поведение человека включает в себя систему действий и поступков и не сводится к совокупности реакции (на рис № 11 – под В). Действие отличается от реакции отношением к объекту. Действие – это акт деятельности, который направлен на объект. Отношение субъекта к объекту регулирует деятельность. Действие отличается от поступка тем, что определяется прежде всего иным отношением к субъекту. Действие становится поступком по мере того, как оно начинает регулироваться общественными отношениями к действующему субъекту и к другим людям как к субъектам (в процессе формирования самосознания).
   Сложные взаимоотношения разноплановых компонентов внутри деятельности субъекта (движения – действия – операция – поступок в их взаимосвязях с целями, мотивами и условиями деятельности) анализируются С. Л. Рубинштейном следующим образом.
   Цели и мотивы характеризуют и деятельность и систему входящих в нее действий, но характеризуют по-разному. Единство деятельности выступает как единство целей ее субъекта и тех его мотивов, из которых она исходит. Мотивы и цели деятельности – в отличие от таковых у отдельных действий – носят обычно интегрированный и обобщенный характер, выражая общую направленность личности. Это исходные мотивы и конечные цели. На различных этапах они порождают разные частные мотивы и цели, характеризующие те или иные действия.
   Мотив человеческих действий связан с целью, но может и отделиться от цели и переместиться либо на саму деятельность (как в игре), либо на один из результатов деятельности (побочный результат действий становиться их целью).
   Результат, составляющий цель действия, при различных условиях должен и может достигаться соответственно различными способами или средствами. Такими средствами являются прежде всего операции, входящие в состав действия. Поскольку действие приводит к результату – к своей цели в разных, изменяющихся условиях, оно становится решением задачи, т. е. более или менее сложным интеллектуальным актом. Поскольку в различных условиях цель должна быть достигнута различными способами (операциями) или путями (методами), действие превращается в разрешение задачи.
   Действие становится поступком прежде всего тогда, когда оно осознается самим субъектом как общественный акт, выражающий отношение человека к другим людям. С.Л. Рубинштейн конкретизирует это: ««Единицей» поведения является поступок, как «единицей» деятельности вообще – действие. Поступком в подлинном смысле слова является не всякое действие человека, а лишь такое, в котором ведущее значение имеет сознательное отношение человека к другим людям, к общему, к нормам общественной морали» /112, с 9/. У А. В. Брушлинского имеется существенное уточнение этого тезиса: «…поступок – это «единица» поведения как нравственного аспекта деятельности» /18, с. 10/. (На рис. № 11 – под Б)).
   Именно действие, по мнению С. Л. Рубинштейна, является исходной «единицей» не только деятельности, но и исходной «единицей», «клеточкой» или «ячейкой» психологии. А. В. Брушлинский, акцентируя внимание на том факте, что С. Л. Рубинштейн в центр разноуровневых взаимоотношений в деятельности ставит именно действие, приводит следующее его высказывание: «Признание действия основной «клеточкой» психологии человека не означает, конечно, что действие признается предметом психологии… Психология не изучает действие в целом, и она изучает не только действие. Признание действия основной «клеточкой» психологии означает, что в действии психологический анализ может вскрыть зачатки всех элементов психологии«, т. е. зачатки у человека его побуждений, мотивов, способностей /17, с 18/.
   Выделяя в качестве специфической особенности человеческой деятельности ее сознательный и целенаправленный характер, С. Л. Рубинштейн отмечает, что в ней и через нее человек реализует свои цели, объективирует свои замыслы и идеи». Вместе с тем объективное содержание предметов, которыми он оперирует, и общественной жизни, в которую он своей деятельностью включен, входит определяющим началом в психику индивида. Значение деятельности в том прежде всего и заключается, что в ней и через нее устанавливается действенная связь между человеком и миром, благодаря которой бытие выступает как реальное единство и взаимопроникновение субъекта и объекта» /112, с. 8/.
   В исследованиях С. Л. Рубинштейна заложена главная идея использования категории деятельности для раскрытия неразрывной связи человека с миром и понимания психического как изначально включенного в эту фундаментальную взаимосвязь.
Действие как единица анализа деятельности
   Как уже отмечалось, понятие действия является ключевым в психологическом анализе деятельности у С. Л. Рубинштейна. (Схема анализа действия в структуре деятельности дана на рис. № 12).
   Выделяя специфику психологической проблематики деятельности в целом и действия как единицы деятельности в частности, С. Л. Рубинштейн отмечает: «Специфическая психологическая проблематика самой деятельности как таковой и действия «как единицы» деятельности связана прежде всего с вопросом о целях и мотивах человеческой деятельности, о ее внутреннем смысловом содержании и его строении» /112, с. 8/.
   В исследованиях С. Л. Рубинштейна намечены отправные и конечные точки в анализе человеческих действий (терминология С. Л. Рубинштейна). (На рис. № 12 – в центре схемы).
   Выделение их осуществлено через анализ трех типов соотношений в деятельности (на рис. № 12 – верхняя и нижняя части схемы).
   «Предметы, существующие в окружающем человека мире или подлежащие реализации в нем, становятся целями человеческой деятельности через соотношение ее с мотивами (1-й тип соотношений в верхней левой части рис. № 12 – выделено нами), с другой стороны, переживания человека становятся мотивами человеческой деятельности через соотношение с целями, которые он себе ставит (2-й тип соотношений в верхней правой части рис. № 12 – выделено нами). Соотношение одних и других определяет отправные и конечные точки человеческих действий, а условия, в которых они совершаются в соотношении с целями, определяют способы их осуществления – отдельные операции, которые входят в их состав. Необходимость нахождения отвечающих условиям способов их осуществления превращает действие в решение задачи» /112, с. 8/.
   Для осуществления цели необходим учет условий, в которых ее предстоит реализовать. «Соотношение цели с условиями определяет задачу, которая должна быть разрешена действием. Целенаправленное человеческое действие является по существу своему решением задачи. Отношение к этим условиям, сочетаясь с отношением к цели, составляет внутреннее психологическое содержание действия (3-й тип соотношений в нижней части рис. № 12 – выделено нами). Задача, в которой цель соотнесена с условиями, определяющими ее осуществление, определяет психологическое строение действия» /112, с. 15/.

   Рис. № 12. Схема анализа человеческих действий в структуре деятельности при разных типах соотношений ее компонентов.

   Исследуя вопрос о генезисе человеческого действия, С. Л. Рубинштейн отмечает следующие важные характеристики действия:
   1) специфически человеческое действие сформировалось в труде, как акт трудовой деятельности,
   2) действие человека всегда направлено на конкретный результат, одно и то же действие может давать множество различных результатов,
   3) специфической чертой человеческого действия является сознательный, целенаправленный характер (результат деятельности осознается как цель). /112/.
   У С. Л. Рубинштейна поставлен вопрос о навыках как составной части (компоненте) действия, автоматизированном способе его выполнения. Он отмечает: «Всякое действие человека строится на основе некоторых первичных автоматизмов, сложившихся в результате предшествующего филогенетического развития. ив процессе своего выполнения порождает новые, более сложные и лабильные автоматизмы» /112, с. 28/. Автоматизация представляет собой ««выключение из поля сознания отдельных компонентов сознательного действия, посредством которых оно выполняется» /там же/. И далее: «Навыки – это автоматизированные компоненты сознательного действия человека, которые вырабатываются в процессе его выполнения. Навык возникает как сознательно автоматизируемое действие и затем функционирует как автоматизированный способ выполнения действия» (112, с. 29).
   С. Л. Рубинштейн неоднократно отмечает, что высшие формы человеческой деятельности не могут быть сведены к простой механической сумме навыков. В то же время навыки входят как необходимая составная часть в любую форму деятельности: «…только благодаря тому, что некоторые действия закрепляются в качестве навыков и как бы спускаются в план автоматизированных актов, сознательная деятельность человека, разгружаясь от регулирования относительно элементарных актов, может направляться на разрешение более сложных задач. При этом навыки, будучи по своим внешним результатам действиями или более менее сложными системами действий, по своей психологической структуре являются не столько действиями, т. е. актами, направленными на их результат как на осознаваемую субъектом цель его деятельности, сколько операциями, или способами, посредством которых осуществляется действие, направленное на осознанную цель» /там же/.
   Для навыков характерно единство:
   1) сознательности и автоматизма,
   2) устойчивости и изменчивости (вариативности),
   3) фиксированности и мобильности.
   Навыки образуются посредством упражнений, в которых они закрепляются, реорганизуются и совершенствуются.
   С. Л. Рубинштейн так описывает результат превращения действия в навык: «То, что данное действие стало навыком, означает собственно, что индивид в результате упражнения приобрел возможность осуществлять данную операцию, не делая ее выполнение своей сознательной целью» /там же/.
   Действие в качестве «единицы» анализа деятельности используется многими психологами-методологами. Так, А. Н. Леонтьев в качестве одной из структурно-понятийных единиц анализа предметной деятельности, ее важного (но не единственного) компонента также выделял действия, подчиненные конкретным целям и осуществляемые в определенных условиях /79/. Б. Ф. Ломов отмечал, что «деятельность реализуется в конкретных действиях, посредством которых осуществляется преобразование ее предмета в продукт /86, с. 225/.
Деятельность, действие, психическое как процесс
   Новый современный этап в разработке и реализации субъектно-деятельностного подхода в исследовании проблемы деятельности отражен в теории психического как процесса.
   Теорию психического как процесса начал разрабатывать С. Л. Рубинштейн для более глубокого изучения собственно психологического аспекта субъекта и его деятельности. Эта теория, раскрывающая основной способ существования психического как процесса и учитывающая дифференциацию психики на процесс, его продукт и результат, получила окончательное оформление в исследованиях А. В. Брушлинского /16-18 /. Основные идеи этой теории представлены на рис. № 13, разработанном в учебных целях.


   Рис. № 13. Схема основных идей теории психического как процесса.

   Основные положения теории психического как процесса сводятся к следующему.

   1. Психическое объективно существует как процесс – живой, пластичный и гибкий, непрерывный, никогда изначально полностью не заданный, а потому формирующийся и развивающийся субъектом в ходе деятельности, общения и т. д., порождающий те или иные продукты или результаты (психические образы и состояния, понятия, чувства, решение или нерешение задачи и т. д.) /18, с. 10/.

   2. Психическое существует как процесс (не сводимый к последовательности стадий во времени) потому, что оно всегда формируется субъектом в ходе непрерывно изменяющегося взаимодействия (деятельности, общения) с внешним миром и, следовательно, само непрерывно изменяется и развивается, все более полно отражая эту динамичность окружающей действительности и тем самым участвуя в регуляции всех действий, поступков и т. д. /там же /.
   Непрерывность взаимодействия человека с миром проявляется в непрерывности психического, включенного в процесс такого взаимодействия. Т. о., подчеркивается активная роль субъекта во взаимодействии с внешним миром и роль деятельности в изучении психического /16, с. 29/.
   Все компоненты деятельности формируются процессуально.

   3. Психическое существует как единство непрерывного и прерывного. Психическое как процесс закономерно приводит к определенному продукту или результату: например, к решению или нерешению задачи, к формированию психического образа, понятия, суждения, мотива, чувства, эмоции и т. д. /16, с. 29./
   Процессуальность психического есть его непрерывность, продукт или результат такого процесса (например, инсайт) представляет собой нечто прерывное. Психика – это всегда взаимосвязь и органическое единство непрерывного и прерывного /там же/. Специфическая непрерывность психического как процесса обусловлена неразрывной взаимосвязью сознательного и бессознательного (осознанного и неосознанного) в ходе постоянно изменяющегося взаимодействия индивида с внешним миром. /17, с. 22/. Для теории психического как процесса «единицей» психического является уже не действие, а единство в любом психическом акте двух противоположных компонентов – познавательного (интеллектуального) и аффективного (эмоционально-волевого), из которых то один, то другой выступает в качестве преобладающего /17, с. 22–23/.
   Одним из психологических механизмов непрерывного взаимодействия человека с миром (субъекта с объектом, с другими субъектами и т. д.) является анализ через синтез. В этом случае значение и смысл выступают прежде всего как постепенно выявляемые субъектом разные качества одного и того же объекта (события), включаемого в разные системы связей и отношений /16, с. 35./

   4. Психическое как процесс всегда является содержательным, а не формально-динамическим. Теория психического как процесса наиболее разработана на материале психологии мышления.

   Мышление как процесс неразрывно связано с мышлением как деятельностью своим личностным аспектом (мотивацией, целями, способностями, рефлексией и т. д.). В непрерывном процессе мышления образуются прерывные и недостаточно пластичные умственные действия и операции. Любая интеллектуальная операция формируется не сама по себе, лишь по ходу мышления как непрерывного процесса. На каждой стадии своего психического развития человек как субъект осуществляет мыслительный процесс, исходя из уже сложившихся (относительно стабильных) мотивов и способностей; дальнейшее формирование его мотивов и способностей происходит на последующих стадиях мышления как процесса. Не операции порождают мышление, а мышление как процесс порождает операции, которые потом в него включаются. Мышление не сводится к системе любых своих операций и умственных действий и первично по отношению к ним, пластично и непрерывно.
   Мышление – это не только деятельность субъекта (личности, группы людей и т. д.), характеризуемая мотивами, целями, системой умственных действий и операций и т. д., но и непрерывный процесс анализа, синтеза, обобщения познаваемого объекта, входящий в состав деятельности субъекта и потому неотделимый от личностного аспекта мышления. /18, с. 12/.
   

notes

Примечания

1

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →