Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Malo kingi – медуза, названная в честь Роберта Кинга, американского туриста, умершего в Австралии после ожога этой медузы.

Еще   [X]

 0 

Первая мировая информационная война. Развал СССР (Панарин Игорь)

Эта книга перевернет ваше представление о событиях в нашей стране и в мире, происходивших с начала Второй мировой войны. Все, что здесь описано, посвящено великой информационной битве между ведущими державами мира и Советским Союзом. В книге вы найдете сенсационные выводы:

Год издания: 2010

Цена: 53 руб.



С книгой «Первая мировая информационная война. Развал СССР» также читают:

Предпросмотр книги «Первая мировая информационная война. Развал СССР»

Первая мировая информационная война. Развал СССР

   Эта книга перевернет ваше представление о событиях в нашей стране и в мире, происходивших с начала Второй мировой войны. Все, что здесь описано, посвящено великой информационной битве между ведущими державами мира и Советским Союзом. В книге вы найдете сенсационные выводы:
   – нападение Германии на СССР 22 июня 1941 года поддерживалось британской разведкой;
   – высадка союзных сил в Нормандии – крупнейшая дезинформационная операция XX века;
   – Британская империя рухнула в 1946 году благодаря умелому ведению информационной войны генералиссимусом Сталиным;
   – приход к власти Н. С. Хрущева и М. С. Горбачева – спланированная акция зарубежных спецслужб;
   – ГКЧП был последней попыткой Горбачева сохранить свою власть.
   Понять наше прошлое – значит по-новому ощутить настоящее и, возможно, заглянуть в будущее.


Игорь Панарин Первая мировая информационная война. Развал СССР

Предисловие

   26 июня 1991 года я впервые увидел вблизи первого и последнего президента СССР М. Горбачева. Это было на традиционном приеме выпускников советских военных академий в Кремле. Я, майор КГБ СССР И. Н. Панарин, окончил Военно-политическую академию имени В. И. Ленина с золотой медалью (отделение психологии) и поэтому был удостоен чести побывать в Кремле, представляя многотысячный коллектив академии. Золотых медалистов было восемь из пятисот выпускников нашей академии, и я был одним из них. К тому же я был членом Ученого совета академии, представляя в нем слушателей. Поэтому меня и пригласили в Кремль. М. Горбачев обходил столы, вокруг которых стояли офицеры и генералы. Он прошел рядом со мной, и я как психолог обратил внимание на его глаза: холодные, мечущиеся… Вокруг него была зона какой-то мрачной пустоты. Мое восторженное отношение к нему (молодой, энергичный лидер, умеющий выступать, призывающий к инновациям), возникшее в 1985 году, исчезло уже в конце 1988 года, так как многим стало очевидно, что слов говорилось много, а дела делалось – мало.
   Несмотря на все, что произошло в стране после 1988 года, после моего собственного разочарования и разочарования десятков миллионов советских людей, для которых М. Горбачев был человеком надежды, способным вывести СССР на путь модернизации, инновационный путь развития, я, конечно же, не думал, что нахожусь на последнем приеме выпускников советских военных академий в Кремле.
   Безусловно, в 1988–1991 годах кризис в стране нарастал и в обществе копилось недоумение по поводу происходящего. Уже в 1989 году Москва бурлила, политические события развивались очень динамично, но мало кто понимал, что же происходит. Однажды, в 1990 году, я высказал свои мысли о том, что СССР идет не совсем правильным курсом, влиятельному генералу КГБ СССР, который ко мне хорошо относился. В ответ на мои сомнения и размышления он посоветовал мне больше ни с кем не делиться своими выводами. Я очень уважал этого человека – профессионала своего дела, старшего товарища и наставника – и прислушался к его совету.
   Большинство выпускников советских военных академий на приеме в Кремле чувствовали радость – радость оттого, что успешно закончили военные академии, и от ожидания повышения по службе в различных советских силовых структурах, которые мы представляли (Министерство обороны, КГБ, МВД). Август 1991 года еще был впереди, а за ним – и декабрь 1991-го.
   Почему же в декабре 1991 года перестал существовать СССР и что нужно делать, чтобы беловежская история больше никогда не повторилась в истории России? Ответы на эти и другие вопросы я предлагаю читателям на страницах своей книги.
   Меня всегда мучил и мучает вопрос о том, почему же распалась великая страна, армия которой, в ответ на агрессивные действия НАТО, на третий день войны вышла бы к проливу Ла-Манш, наголову разгромив противостоящего противника. И это было реально. И противник (Британская империя, США) это знал, поэтому-то ни один из ПЯТИ (НЕМЫСЛИМОЕ, ДРОПШОТ и т. д.) тщательно разработанных планов военного, в том числе и ядерного, нападения на СССР не был реализован. В военном плане СССР был непобедим. Он проиграл войну особого рода – информационную войну.
   После информационно-идеологического поражения ударные советские танковые группировки, великолепно подготовленные воздушно-десантные части и бригады спецназа были без боя выведены из Европы и затем прекратили свое существование. Так почему же это произошло? Я считаю, что распад СССР не был предопределен. Что стало основной причиной главной геополитической трагедии XX века? Сделать выводы было сложно. Ведь этому меня не учили, да и не только меня – никого не учили… Учить меня начала реальная жизнь после распада СССР. Я видел воинские части, которые выводили из Восточной Европы в никуда. Вернее, в тот хаос, который был в России в начале 90-х годов. Затем я видел бывший СССР – истерзанный вооруженными и социально-экономическими конфликтами. Я ведь был психологом и специалистом по инновациям. Но реальная жизнь потребовала от меня стать специалистом по информационной войне.
   Той ситуации очень подходил девиз наших десантников, лучших в мире: «Никто, кроме нас». В начале 90-х годов у меня был выбор: или стать специалистом по информационной войне – или не стать им и тем самым осложнить подчиненным выполнение задач. Да и не только подчиненным – ведь я работал в самой лучшей спецслужбе России того времени. И я стал специалистом и горжусь этим!
   Пользуясь случаем, хотел бы выразить благодарность своим подчиненным, которые четко выполняли поставленные задачи, работая на перспективу, на будущую победу России, проявляя при этом самостоятельность и творчество. Конечно же, я очень благодарен тем руководителям, кто «шлифовал» меня ради пользы дела и дал мне карт-бланш, доверив разработку и реализацию глобальных информационных операций, кто называл меня Умелец.
   Участвуя в информационной войне в течение нескольких лет, проводя реальные информационные операции, став идеологом структуры, я вновь и вновь задавал вопрос: а почему же распался СССР? Детально анализируя ситуацию в стране и в мире, я понял, что распад СССР произошел в результате системного и целенаправленного ведения против него глобальной информационной войны, которая началась в августе 1943 года. Да-да, именно в августе 1943 года! К выводу о том, что она началась не в 1946 году, я пришел в ходе работы над этой книгой.
   Результат информационной войны против СССР был достигнут только потому, что доктрина такой войны постоянно менялась в ответ на противодействие Советского Союза и изменения в международных отношениях. После смерти генералиссимуса И. Сталина система информационного противодействия была разрушена, советская номенклатура стала действовать шаблонно. Несмотря на то что истинные намерения противника в информационно-идеологической сфере были известны, предпринятые ответные действия были явно недостаточными. Спецслужбы СССР не смогли предотвратить распад страны. И прежде всего КГБ СССР, в рядах которого я прослужил 15 лет. Впрочем, и Третье охранное отделение также не смогло предотвратить распад Российской империи. А это уже системная ошибка. Получается, что Россия длительное время не имела эффективных спецслужб, способных не только определить угрозы, но и своевременно и правильно на них отреагировать.
   Система подготовки кадров для российских спецслужб была выстроена неверно, ведь еще в XVIII–XIX веках дворцовые перевороты несколько раз осуществлялись иностранными разведками (прежде всего британской). Россия – единственная страна в мире (!), которая ДВАЖДЫ в XX веке распадалась на части. Впрочем, большевикам удалось всего лишь за ПЯТЬ лет восстановить большую часть территории бывшей Российской империи и создать СССР. Значительная заслуга в этом принадлежит советским сталинским спецслужбам. В 1939 году был достигнут очередной успех И. Сталина – воссоединение с Западной Украиной и Западной Белоруссией. А затем вернулась и Прибалтика. Однако после смерти И. Сталина предпринятая реорганизация спецслужб не пошла на пользу стране. Они не смогли спасти страну от распада. И за 19 лет после распада СССР, произошедшего в 1991 году, ничего не удалось восстановить.
   Вершиной успеха в информационной войне для противников СССР стало избрание генеральным секретарем ЦК КПСС М. С. Горбачева. Выдвижение М. Горбачева – стратегический проигрыш ЦК КПСС, но одновременно – это победа тех, кто его продвигал. Формировать это поражение начал глобалист-троцкист Н. С. Хрущев, который разрушил сталинскую систему контрразведывательного обеспечения деятельности высших органов власти, что постепенно привело к появлению слабых звеньев в советской номенклатуре, куда и были направлены усилия западных спецслужб.
   Выбор идеологов информационной войны против СССР был точен. Начало же стратегической операции, завершившейся приходом к власти в СССР М. Горбачева, – 1946 год. Замысел грандиозной операции был разработан американским дипломатом в Москве Джорджем Кеннаном в его «Длинной телеграмме» в Вашингтон в феврале 1946 года. Именно Кен-нан обратил внимание на необходимость активизации работы специальных структур США при смене руководства СССР после смерти партийных лидеров. Это слабое звено советской системы управления почти не анализировалось советскими аналитическими центрами, соответственно и разработка технологий противодействия информационным операциям противника велась недостаточно серьезно.
   Горбачев был «отобран» в 70-е годы как потенциальный кандидат на роль лидера – разрушителя СССР – генеральным штабом информационной войны против СССР. Он был не единственным кандидатом. Но он был самым перспективным по личностным качествам. Поэтому ему помогали при продвижении вверх по служебной лестнице ЦК КПСС. Его «вели» многие годы, хотя, возможно, он сам об этом узнал лишь в Лондоне в 1984 году на встрече с М. Тэтчер. Легко внушаемый, М. Горбачев был способен усугубить трудности и проблемы СССР и довести страну до дезинтеграции и распада.
   Политической элите, руководителям спецслужб, гражданам современной России важно осознать то, что главной причиной геополитической катастрофы 1991 года было поражение в информационной войне, длившейся 48 лет.
   Осенью 2004 года я второй раз в жизни увидел М. Горбачева на конференции, посвященной двадцатилетию перестройки в «Горбачев-фонде», в присутствии 200 участников дискуссии. После того как многие выступающие говорили о провале перестройки, я попросил слова и высказал ему прямо в глаза, публично и корректно, что, поддерживая мысль всех предыдущих выступающих, хотел бы добавить только одно – то, что именно М. Горбачев несет персональную ответственность за провал перестройки и распад СССР. Я сказал то, что думали и думают десятки миллионов людей в разных концах бывшего Советского Союза. М. Горбачев очень обиделся и, закрывая конференцию, полчаса говорил ни о чем, время от времени, развернувшись в мою сторону полубоком и не называя имени, но явно имея в виду меня, упрекал в том, что «некоторые в зале еще находятся в окопах холодной войны». Его глаза, как и в 1991 году, были холодными и мечущимися. В них не было раскаяния перед десятками миллионов советских людей, которых он вверг в пучину конфликтов, унижения, нищеты. В них была лишь обида, глубокая обида Герострата.

I
Теория информационной войны

   Основы современной теории информационной войны были сформулированы в конце XX века. Информационная война – это прежде всего управление информационными потоками в своих целях, управление явное и тайное, для достижения определенных результатов. Кто может быть организатором информационной войны? В принципе – любой человек, малая группа, бизнес-структура, государство. Кем могут быть намечены цели информационной войны? Ответ прост: режиссерами-идеологами информационной войны. Режиссер-идеолог может быть организатором, а может и не быть. Главная задача режиссера-идеолога – это формулирование цели и замысла информационной войны. Таким образом, режиссер-идеолог – ключевая фигура любой информационной войны.
   Какие же цели могут быть намечены идеологами? Да любые: ослабление конкурента, экономическая или геополитическая экспансия и т. д. В книге будет анализироваться ход первой мировой информационной войны, главной целью идеологов и организаторов которой было уничтожение (дезинтеграция) своего главного идеологического и геополитического противника – СССР. Распад СССР – результат успешной долговременной информационной войны, общий замысел которой был сформулирован в 1943 году Британской империей, инициатором и организатором этой войны. На первом этапе информационной войны планировалось заключить сепаратный мир западных союзников с Германией и направить всю мощь вермахта против СССР.
   После того как сепаратный мир за спиной СССР не состоялся, были внесены стратегические изменения в общую структуру замысла 1943 года. Осенью 1945 года на основе «Совета по международным отношениям» в Нью-Йорке был создан генеральный штаб информационной войны против СССР во главе с Алленом Даллесом. Началась так называемая холодная война (термин придуман в 1947 году Б. Барухом, советником президента США Г. Трумэна).
   Кто же был главным идеологом начала первой мировой информационной войны? Короткий ответ – У. Черчилль. Достичь результата удалось лишь в 1991 году. Но ведь каков парадокс истории! Гораздо раньше СССР рухнула Британская империя – основной инициатор информационной войны против СССР. Именно Британская империя была главным организатором двух «горячих» мировых войн – в 1914 и 1939 годах, да и Февральской революции 1917 года в России. А главный идеолог информационной войны против СССР У. Черчилль был в 1945 году отправлен в отставку гражданами Великобритании.
   Уважаемые читатели, давайте зададим себе вопрос: когда же СССР проиграл первую мировую информационную, холодную войну? Ведь Британская империя – главный организатор первой мировой информационной войны – рухнула в 1946 году.
   Ответ таков: СССР начал проигрывать информационную войну после смерти И. Сталина, главного идеолога концепции успешного противодействия ведущейся информационной войне против СССР! Почему? Да потому, что эффективные системы противодействия (система контрразведывательного обеспечения партийного руководства и так называемая личная разведка Сталина, включавшая в себя сегменты бывшей военной разведки царской России, в частности братьев графов Игнатьевых, и ряд структур в советских спецслужбах) были демонтированы Н. Хрущевым. Именно при Н. Хрущеве начался процесс выявления и вербовки в советской номенклатуре потенциальных агентов влияния Запада и их постепенного продвижения на ключевые позиции в ЦК КПСС и КГБ СССР. Два наиболее ярких и известных примера – член Политбюро ЦК КПСС А. Н. Яковлев и заместитель начальника разведки КГБ СССР генерал О. Калугин (кстати, официально осужденный несколько лет назад за шпионаж в пользу США – заочно, так как он проживает в Вашингтоне под прикрытием ЦРУ). В 1959 году оба приятеля находились на стажировке в Колумбийском университете, где их и приметили сотрудники ЦРУ. Надо полагать, что приметили не только их.
   Первым теоретиком информационной войны в мире считается итальянский политический деятель Средневековья Н. Макиавелли, который написал несколько книг, наиболее известной из которых считается «Государь». Но самый важный документ, с точки зрения теории современной информационной войны, появился в начале XX века. Это важная веха в познании механизмов информационной войны.
   Доктор технических наук С. Расторгуев в своей книге «Информационная война», изданной в 1998 году[1], провел анализ документа под названием «Протоколы собраний сионских мудрецов» (авторство некоего С. Нилуса спорно) с точки зрения проблематики информационной войны.
   По мнению С. Расторгуева, автора «Протоколов…» бесспорно следует назвать первым серьезным теоретиком в области выработки типовых стратегий ведения информационных войн. Вне зависимости от того, кто написал этот документ в начале XX века, он представляет интерес для понимания механизмов ведения тайной и явной информационной войны.
   «Кратко и точно в «Протоколах.» сказано практически обо всех аспектах информационной войны:
   • система управления (контроль властных структур);
   • средства перепрограммирования населения (средства массовой информации);
   • терроризм;
   • экономические войны, средства экономического управления;
   • финансовая программа (Протокол 20);
   • всеобщее голосование и т. д.
   Данные протоколы носят организационно-методический характер. Они составлены так, что их может использовать любой понимающий значимость тайной и явной информационной войны. Протокол 2
   В руках современных государств имеется великая сила, создающая движение мысли в народе, – это пресса. Протокол 10
   Чтобы привести наш план к такому результату, мы будем подстраивать выборы таких президентов, у которых в прошлом есть какое-нибудь нераскрытое темное дело, какая-нибудь «панама». Тогда они будут верными исполнителями наших предписаний из-за боязни разоблачений и из свойственного всякому человеку, достигшему власти, стремления удержать за собою привилегии, преимущества и почет, связанный со званием президента».
   Таким образом, документ С. Нилуса был первой организационной стратегией информационной войны в эпоху печатных СМИ (газет, журналов и информационных агентств).
   Но затем появились и другие средства массовой информации, прежде всего радио и телевидение.
   Американского исследователя Г. Лассуэлла по праву можно назвать главным теоретиком информационной войны первой половины XX века. Я многому научился, читая его работы. Но напомню еще раз о парадоксе. Я узнал о существовании трудов главного теоретика современной теории коммуникации и пропаганды уже после завершения обучения в Военно-политической академии имени В. И. Ленина.
   Гарольд Дуайт Лассуэлл (13.02.1902 – 18.12.1978) – выдающийся американский политолог. Его можно назвать первым системным аналитиком, да и практиком сферы массовых коммуникаций в XX веке. Он активно использовал методы социальной психологии, психоанализа и психиатрии в изучении политического поведения и пропаганды, выявляя роль массовых коммуникаций в ходе ведения информационной войны различных государств мира за власть (политическую, экономическую).
   Именно он впервые провел системный анализ ведения пропаганды воюющими странами в Первую мировую войну, написав в 1927 году книгу об этом.
   Именно он исследовал знаменитое происшествие в США в 1938 году, когда после радиотрансляции романа Г. Уэллса «Война миров» десятки миллионов людей в страхе бежали из своих домов, а 400 тысяч (!) американцев написали ПИСЬМЕННЫЕ заявления в ФБР о том, что они видели инопланетян.
   Именно он выделил четыре основные функции средств массовой информации:
   • наблюдение за миром (сбор и распространение информации);
   • «редактирование» (отбор и комментирование информации);
   • формирование общественного мнения;
   • распространение культуры.
   Очевидно, что все эти функции являются активными компонентами информационной войны.

   Стратегия ведения информационной войны путем целенаправленного воздействия на общественное мнение предполагает знание настроений всех социальных, конфессиональных и этнических групп, знание реального положения вещей. Отсюда, с одной стороны, информационно-психологическое воздействие по всем возможным каналам, а с другой – тщательное изучение общественного мнения, то есть выявление реакции – отношения элиты и населения к информационно-психологическим воздействиям, для того чтобы можно было вносить коррективы в параметры воздействия. По сути, происшествие в США после радиотрансляции романа Г. Уэллса «Война миров» было случайным экспериментом, на основании которого Г. Лассуэлл сделал серьезные выводы о гигантских возможностях манипулирования людьми с помощью СМИ. Его рекомендации затем были внедрены в ряд нормативно-правовых актов, защищающих американское национальное информационное пространство. Затем в США началось изучение возможностей влияния на население СССР после окончания Второй мировой войны путем интервьюирования беженцев из СССР для получения социально-политической информации о СССР, дополняющей данные разведки и открытых источников («Гарвардский проект»).
   В ходе выполнения проекта проводились два типа опросов:
   • биографические опросы (A-Schedule interviews), в которых собирались общесоциологические данные;
   • специализированные опросы (B-Schedule interviews), в которых собирались «социоантропологические» данные в области экономических и семейных отношений, социальной стратификации, системы властных отношений и т. п.

   Инициатором «Гарвардского проекта» был Джон Патон Дэвис (John Paton Davies), член группы политического планирования Госдепартамента США, возглавляемой Джорджем Кеннаном, одним из главных режиссеров-идеологов информационной войны против СССР. В ходе проекта было опрошено более 2000 человек.
   Исследование выявило слабые звенья, с точки зрения российского ученого, основателя теории систем А. А. Богданова[2], в общественном сознании населения СССР, по которым предстояло нанести информационно-психологический удар.
   Если рассмотреть сам процесс формирования общественного мнения, то его можно представить следующим образом[3].

Информационное сообщение как инструмент манипуляции

   Однако редко сообщения о происходящем остаются нейтральными, не окрашенными той или иной позицией передающего их. Поэтому для формирования общественного мнения очень важен соответствующий комментарий, который будет дан информационному сообщению (ИС). Например, диктор радио (или телевидения) может после самого текста сообщения дать какие-то свои оценки.
   Комментарии могут быть позитивными, нейтральными или негативными.
   Однако не всегда соответствующая оценка заложена в комментарий явно. Каждая из представленных ниже моделей манипуляции обладает определенными возможностями для повышения эффекта воздействия. Итак, оценка событий может быть:
   • открытой – коммуникатор (например, диктор) открыто объявляет себя сторонником излагаемой точки зрения;
   • отстраненной – коммуникатор держится подчеркнуто нейтрально, сопоставляет противоречивые точки зрения, не исключая ориентации на одну из них, но не заявленную открыто;
   • закрытой – коммуникатор умалчивает о своей точке зрения, даже прибегает иногда к специальным мерам, чтобы скрыть ее.
   На основе этих трех моделей были затем выделены три вида пропаганды: БЕЛАЯ, СЕРАЯ, ЧЕРНАЯ.
   Мишенью пропаганды является общественное мнение. Манипуляция информацией позволяет сформировать в представлении граждан страны-противника такое отношение к проблеме, которое в дальнейшем станет основанием и оправданием жестких действий (военная операция, экономические санкции и т. д.) против своего противника (конкурента). Вспомним, к примеру, какое количество негативных антисоветских комментариев появилось в мировом информационном пространстве в связи с вводом советских войск в Афганистан в 1979 году по просьбе правительства Афганистана.
   Идеологи и организаторы информационной войны манипулируют общественным мнением, активно используя для этого средства массовой информации (СМИ), которые корректируют и проектируют массовое сознание и психику людей. При этом используются новейшие знания из области психологии с опорой на доверчивость и политическую неопытность.
   Так, в ходе первого этапа «Гарвардского проекта» была создана система негативных комментариев, которые должны были разрушать архетипы общественного сознания населения СССР. На втором этапе, после реализации политики разрядки напряженности, появилась первая возможность внедрения этих негативных комментариев в информационное пространство СССР. Ну и затем, в ходе перестройки, когда куратором советских СМИ стал агент влияния А. Н. Яковлев, началась активная фаза разрушения архетипов советского общественного сознания.
   Но следует обратить внимание на то, что до сведения населения может доводиться информация не только о реальных, но также и о не существующих и не существовавших событиях. Этот процесс можно назвать моделированием сознания населения в рамках создания определенной дезинформационной картины. Яркий пример – «новость» об оружии массового поражения (ОМП) у Ирака, которого на самом деле не было, что в 2010 году уже всем известно. Это признали даже сами американцы в 2007 году. Однако в 2003 году именно эта дезинформация (наличие ОМП у Ирака) стала поводом для оккупации этой страны войсками США.
   Идеологи и организаторы информационной войны дают руководителям СМИ еженедельные «темники» – списки необходимых комментариев к различным событиям и происшествиям: от К1 до К5. В этих списках – комментарии как к реальным событиям, так и к вымышленным, моделируемым, направленным на создание определенного отношения населения к каким-либо предполагаемым действиям в рамках плана информационной войны.
   Этих ребят скорее нужно называть режиссерами спектакля информационной войны, зрителями которого являются люди во всех уголках планеты. Актерами в основном выступают СМИ, но иногда и представители других профессий. Однако вот ведь в чем особенность – одновременно режиссеры также являются и зрителями ими же созданного спектакля. И самое опасное для режиссера – это стать информационной жертвой своих же, внедренных через СМИ комментариев. Такие случаи бывали, и неоднократно.
   Анализ зарубежных и отечественных источников свидетельствует о том, что способы, применяемые режиссерами для обработки общественного мнения посредством СМИ, в разных странах во многом идентичны. Искусство режиссера – умело применить базовые технологии Древнего Рима («хлеба и зрелищ») в реалиях информационной цивилизации, добавив новейшие информационные разработки.
   Выполняя указания режиссеров по доведению до «публики» соответствующих комментариев, СМИ информационно влияют, то есть фактически навязывают человеку необходимые режиссерам информационной войны комментарии-манипуляции, просеивая и отбирая подлежащие опубликованию материалы, преподнося их читателю в нужном виде.
   Руководители СМИ очень зависят от режиссеров, и прежде всего от режиссеров-организаторов. Они получают и выполняют команды режиссеров только потому, что являются их подчиненными, их наемными менеджерами. Руководители СМИ – командиры дивизий информационной войны. Командиры полков – редакторы, которые расставляют акценты и снабжают материалы броскими заголовками и иллюстрациями, выбирают шрифт и формат, место в газете, а также организуют процесс подготовки к печати и художественно оформляют их. Начальники отделов газет – командиры батальонов информационной войны, и т. д. Но иногда и талантливый журналист может выйти на уровень командира полка или дивизии.
   Даже простейшими техническими приемами (изменение шрифта или громкости звука) можно придать информации повышенную социальную значимость, то есть добиться позитивного уровня К1, К2, либо, наоборот, уменьшить эту значимость (негативный уровень К4, К5).
   Этого же эффекта достигают и помещением рядом с «неважной» информацией броского материала, скандальных фотографий. В радио-и телепередачах снижают важность информации, помещая ее в конце передачи. Здесь учитывается то, что люди, как правило, ассоциируют важность информации с ее положением в списке излагаемого.
   С развитием СМИ в XX веке информационная война стала тотальной, многоуровневой, ведущейся в разных сферах. Командирами дивизий – руководителями СМИ командуют их работодатели – командующие армиями. А кто же они? Это руководители государственных структур (министры и т. д.) и топ-менеджеры транснациональных и национальных корпораций. Часто режиссер-идеолог информационной войны является не командующим армией, а его советником.

Тотальная информационная война XX века

   Информационная война – борьба режиссеров, представляющая собой использование всех имеющихся возможностей для внедрения необходимых комментариев в сферу управления противостоящей стороны. Основные сферы ведения:
   • политическая;
   • дипломатическая;
   • финансово-экономическая;
   • военная.
   Однако когда массированную информационную войну ведет одно государство против другого в стремлении нарушить международный баланс сил и завоевать превосходство в мировом информационном пространстве, нужно уже говорить о геополитической информационной войне.
   Главная мишень информационной войны – система принятия решений противостоящей стороны. Основная задача умного и целенаправленного режиссера – организовать манипулирование процессом принятия решений противостоящей стороны. Режиссеры Британской империи несколько раз умело осуществляли эти операции против России (1801, 1814, 1853, 1914, 1917, 1984, 1991 годы). В Британской империи веками отрабатывались стандарты подготовки режиссеров, направленные на завоевание и сохранение мирового господства в условиях меняющейся международной обстановки.
   Как же и кто может стать режиссером? Это длительный и сложный процесс. На страницах этой книги читатель узнает некоторые подробности этого процесса.
   В XX веке у России был лишь один талантливый режиссер информационной войны – И. Сталин, который и добился самых впечатляющих результатов. Впервые Россия в течение десятилетий была одной из двух сверхдержав мира. Достижения СССР 30-50-х годов – это результат умелого ведения информационной войны под руководством режиссера-генералиссимуса Сталина. Сталин был одновременно идеологом-режиссером и организатором-режиссером. Такое случается редко. У противника режиссеров было гораздо больше – это Черчилль, Кеннан и Даллес, Рокфеллер и Киссинджер, Бжезинский и Рейган.
   Наряду с системой принятия решений объектом воздействия и защиты в ходе информационной войны является общественное мнение населения.
   Можно выделить три составные части информационной войны.
   1. Стратегический политический анализ – это мероприятия по сбору, обработке и обмену информацией о противниках и союзниках в целях ведения активных действий.
   2. Информационное воздействие – внедрение негативных комментариев и дезинформации в информационное поле противника, а также пресечение попыток противника получить нужную ему информацию.
   3. Информационное противодействие (защита) – блокирование дезинформации, распространяемой и внедряемой противником.

   Уровни ведения информационной войны:
   • стратегический – идеологи-режиссеры;
   • оперативный – организаторы-режиссеры;
   • тактический – командующие армией. Представленные читателю основы современной теории информационной войны нужны для того, чтобы понять тайные механизмы разрушения СССР.

II
Как начиналась информационная война против СССР

Британская империя – инициатор информационной войны

   Термин «Британская империя» был придуман Джоном Ди (1527–1609) при королеве Елизавете I (1558–1603). В 1558 году на престол вступила Елизавета Английская, восстановившая в Англии протестантизм. Протестант Ди быстро оказался в фаворе у новой королевы. Елизавета сделала Ди своим личным астрологом и советником в делах науки. Ди сам назначил наиболее благоприятную дату коронацию Елизаветы на основании составленного им гороскопа. Ди – владелец самой большой библиотеки в Британской империи XVI столетия.
   Интересно, что свои секретные сообщения королеве Ди подписывал псевдонимом «007».
   Следует обратить внимание читателей и на то, что именно Джон Ди был идеологом создания британской разведки. Современные режиссеры информационной войны Британского содружества не случайно активно использовали этот псевдоним в XX веке, что говорит о преемственности в системе подготовки режиссеров информационной войны Британской империи.
   Идеи Ди материализованы в знаменитых кинофильмах о Джеймсе Бонде – агенте «007».
   Джеймс Бонд, также известный как «агент 007», – главный персонаж романов британского писателя и сотрудника британской разведки Яна Флеминга о вымышленном агенте британской разведки МИ-6. Благодаря серии кинофильмов не существовавший никогда герой-разведчик стал реальностью. Джеймс Бонд получил широкую популярность вследствие экранизации романов. Таким образом, Ян Флеминг выступил в роли режиссера-идеолога информационной войны, который моделировал сознание сотен миллионов людей в мире, создавая образ бравого Джона Ди, воплотившегося в Джеймсе Бонде.
   Серия фильмов о Джеймсе Бонде именуется «бондианой» и является одной из самых продолжительных серий фильмов в мировой истории. С 1962 по 2009 год вышло 22 фильма (в среднем один фильм в два года). Серия принесла ее создателям прибыль в размере более 5 миллиардов долларов США, став вторым по успешности киносериалом в истории кинематографа. Одновременно с этим речь идет о стратегической операции британской разведки МИ-6 по созданию определенной информационной картины мира у сотен миллионов людей на протяжении полувека.
   Под империей Ди понимал совокупность Британии и ее колоний. Ди придавал Британской империи всемирный, глобальный характер. Активно использовал Ди идею якобы мистического значения присоединения к Британской империи территорий Нового Света (главным образом Гренландии и Америки), рассматривая их как новую землю обетованную, как достигнутые «острова блаженных» из средневековых мифов. В 1576 году он пересек Атлантику в поисках легендарного северного пути на Восток. В 1577 году была издана его книга «Искусство навигации», в которой Ди выступал за создание постоянно действующего британского флота.
   Режиссер информационной войны Ди придумал комментарий-манипуляцию о том, что якобы первыми завоевателями островов вокруг Гренландии были легендарный король Артур и его рыцари Круглого стола, странствовавшие по миру в поисках Святого Грааля. Исходя из придуманного им же комментария, Ди делал вывод о том, что поскольку Артур был английским королем, то именно Англии и принадлежит право распоряжения Новым Светом. Однако существуют и другие версии о происхождении короля Артура (например, о его этрусско-троянском происхождении, родственном Рюриковичам).
   Именно Ди обосновал идею избранности Британской национальной империи и необходимости ее доминирования над всеми другими и над миром в целом. Ди сформулировал базовые принципы ведения информационной войны Британской империей за мировое господство. В качестве механизма реализации идеи мирового доминирования было использовано то обстоятельство, что государственное освоение британских колоний наиболее активно стало сочетаться с частной инициативой. Возможность проведения тайных информационных операций британской разведкой была закреплена развитием навигации и торговли с вновь осваиваемыми территориями через посредство частных компаний. По сути, эти частные компании становились коммерческими филиалами британской разведки, концентрируя систему управления колониями в руках британских королей. Несмотря на активную поддержку государства, частный характер этих компаний позволял им вести свою деятельность более свободно и напористо, поскольку они не были связаны дипломатическим этикетом и моральными принципами, особенно в вопросах продажи опиума – главного оружия в информационной войне за мировое господство Британской империи. По сути, была сформирована целая система проведения тайных информационных операций по распространению опиума. С помощью одурманивания населения опиумом в Китае, искусственного создания голода (например, в Индии от спровоцированного британскими колонизаторами голода в XIX веке умерло более 40 миллионов человек) тайным структурам Британской империи удавалось длительное время реализовывать свой принцип: «Разделяй и властвуй». Помимо этого государство избавляло себя и от дополнительных расходов, и от коммерческого риска.
   Практика управления колониями с помощью частных компаний существовала в Великобритании достаточно долго. Самой главной из частных была британская Ост-Индская компания (East India Company) – акционерное общество, созданное 31 декабря 1600 года указом Елизаветы I и получившее значительные привилегии в торговых операциях в Индии. Фактически королевский указ предоставил компании монополию на торговлю в Индии. Первоначально компания имела 125 акционеров и капитал в 72 тысяч фунтов стерлингов. Компания управлялась губернатором и советом директоров, который был ответствен перед собранием акционеров.
   Коммерческая компания вскоре приобрела правительственные и военные функции, которые утратила только в 1858 году. Бюджет компании первоначально формировался из секретных фондов британской разведки. К 1640 году она создала широкую, по сути разведывательную, сеть своих факторий не только в Индии, но и в Юго-Восточной Азии и на Дальнем Востоке, создав условия для колониального захвата этих территорий.
   Вскоре после своего образования компания организовала собственное лобби в парламенте. В 1773 году компания получила больше автономии в своих торговых операциях в Индии и начала торговлю с Америкой. Монополистическая деятельность компании стала поводом для «Бостонского чаепития», начавшего американскую войну за независимость, которая вскоре привела к созданию США.
   Испытывая недостаток средств для закупок чая в Китае, компания начала массовое выращивание в Индии опиума для экспорта в Китай. В 1711 году компания основала торговое представительство в китайском городе Кантоне (Гуанчжоу) для закупок чая. Сначала чай покупался на серебро, затем обменивался на опиум, который выращивался на индийских плантациях, принадлежащих компании. Несмотря на запрет китайского правительства на ввоз опиума от 1799 года, компания продолжала ввозить около 900 тонн опиума в год контрабандным путем. Большинство денежных средств, предназначенных на закупку китайского чая, являлось доходом от торговли опиумом. К 1838 году нелегальный ввоз опиума достиг уже 1400 тонн в год, и китайское правительство ввело смертную казнь за контрабанду опиума. Таким образом, британская Ост-Индская компания была крупнейшим наркоторговцем в мире.
   Уничтожение китайским губернатором партии британского контрабандного опиума в 1839 году привело к тому, что англичане начали военные действия против Китая, переросшие в Первую опиумную войну (1839–1842).
   После индийского национального восстания 1857 года компания в 1858 году передала свои административные функции британской короне и в 1874 году ликвидировалась.
   Именно Ост-Индской компанией, при содействии британской разведки, был создан так называемый «Комитет 300» (Committee 300) в 1729 году. О деятельности этой могущественной организации бывший сотрудник британской разведки Джон Колеман написал книгу «Комитет 300. Тайны мирового правительства».
   Идеи Ди о Британской империи и ее предпосылках к глобальному доминированию не остались в забвении и были восприняты уже на новом, переломном этапе колониального развития Британской империи.
   В 1887 году к Натаниэлю Ротшильду обратился Сесиль Родс, попросил у него в кредит миллион фунтов стерлингов и получил могущественного покровителя – финансиста и политика. В марте 1888 года в Южной Африке появилась мощная компания «Де Бирс» во главе с Родсом. В состав руководства компании с самого начала вошел представитель Ротшильдов. В 1889 году Родс получил от британского правительства для своей компании право на освоение африканских земель в районах рек Замбези и Лимпопо и частное управление ими. Позднее эти территории получили его имя – Северная и Южная Родезия. Родс был одним из подстрекателей и инициаторов англо-бурской войны 1899–1902 годов. В своей африканской политике он стремился к созданию сплошной полосы английских владений – от Кейптауна до Каира. Главным вкладом Родса в теорию информационной войны является идея о создании Всемирной Британской империи с глобальным имперским парламентом.
   Для реализации этой идеи в 1891 году Сесиль Родс при участии лордов Бальфура, Ротшильда, Мильнера и Эшера (друг и доверенное лицо королевы Виктории, а позднее – ближайший советник Эдуарда VII и Георга V), Уильяма Томаса Стэда (самый известный журналист того времени) основал общество «Круглый стол» (Round Table). Это общество участвовало затем в создании «Совета по международным отношениям» в Нью-Йорке, Королевского института международных исследований в Лондоне и Института специальных исследований (Institute of Advanced Studies), где была изготовлена первая в мире атомная бомба.
   Историю «Круглого стола» хорошо описал американский историк Кэрролл Куигли (1910–1977) в работе «Англоамериканский истеблишмент», написанной в 1949 году, но изданной лишь в 1981 году.
   Одной из целей «Круглого стола» был возврат Соединенных Штатов Америки в состав Британской империи. Главным средством реализации этого плана стало создание Федеральной резервной системы (ФРС). Одновременно ставилась задача по ослаблению Российской империи (чтобы она не могла помочь США, как в 1861–1864 годах, когда она послала две эскадры в Нью-Йорк и Сан-Франциско для защиты северян от британского флота в ходе гражданской войны).
   ФРС была создана в 1913 году, после финансового кризиса, организованного в 1907 году британской разведкой через подконтрольных американских банкиров.
   Крупнейший американский банкир того времени Дж. П. Морган провел несколько месяцев в Лондоне, консультируясь с финансистами Британской империи, с которыми он был тесно связан, а по возвращении в США вдруг стал распространять слухи, будто нью-йоркский «Knickerbrocker Bank» неплатежеспособен. Вкладчики перепугались, кинулись изымать деньги. Но хорошо известно, что в любом банке находится лишь небольшая часть вложенных средств, остальное отдается взаем, вкладывается в те или иные проекты. При одновременном массовом изъятии наличности наверняка не хватит – что и произошло. Катастрофа одного банка переполошила вкладчиков других, они тоже принялись забирать деньги, началась паника. Банки, чтобы расплатиться с клиентами, стали изымать средства, вложенные в различные предприятия и отрасли хозяйства, финансовая паника переросла в экономический кризис. Затем внутри США с помощью внедрения системы необходимых комментариев было сформировано соответствующее общественное мнение, которое было направлено на необходимость создания новых финансовых структур для предотвращения подобных финансовых кризисов.
   Частью стратегической информационной операции по созданию ФРС была и организация победы на президентских выборах В. Вильсона. Банк Англии (частный банк, созданный в 1694 году) тайно финансировал избирательную кампанию будущего президента США Вудро Вильсона. Деликатные поручения по финансированию избирательной кампании В. Вильсона выполнял Э. Хауз. ФРС стала важнейшим инструментом финансового управления США со стороны Британской империи.
   В качестве модели организации и функционирования «Круглого стола» Родс избрал орден иезуитов. Члены общества, в котором выделялись два круга: внутренний («Общество избранных») и внешний («Ассоциация помощников»), были видными политиками, журналистами, деятелями науки и образования. Общество привлекало на свою сторону людей со способностями и положением и привязывало их к себе посредством либо брачных уз, либо чувства благодарности за продвижение по службе и титулы. И уже с помощью привлеченных оно влияло на государственную политику, главным образом путем занятия членами группы высоких постов, которые максимально защищены от влияния общественности, а иногда и вовсе скрыты от нее. Кстати, будущий посол Британской империи в России Джордж Бьюкенен также являлся членом общества.
   Тайное общество было саморазвивающейся ветвящейся системой, оказывавшей все возрастающее влияние на британскую политику. После смерти Родса в 1902 году руководителем общества стал лорд Мильнер. Главная установка Альфреда Мильнера: расширение и интеграция империи и рост благосостояния общества необходимы, чтобы продолжал существовать британский образ жизни, раскрывающий все лучшие и высшие способности человечества. Одновременно ключевой идеей А. Мильнера было создание Лиги наций, находящейся под влиянием Британской империи.
   В 1920-е годы одним из важнейших инструментов управления обществом стал созданный в 1920 году и полностью контролируемый ими Королевский институт международных отношений (КИМО). Здание, где сейчас располагается организация, служило домом для трех премьер-министров, включая графа Чатама, пока в 1923 году оно не было подарено институту.
   Подлинным основателем института стал Джордж Натаниэль Керзон. Начало КИМО было положено на совместной конференции британских и американских экспертов (под руководством Э. Хауза) в парижской гостинице «Маджестик» в 1919 году. Штат института составили совет с председателем и двумя почетными секретарями и небольшая группа сотрудников. Среди последних наиболее значительной фигурой был Арнольд Джозеф Тойнби – племянник друга Мильнера, автор знаменитого многотомника A Study of History.
   КИМО, также известный как «Чатам хаус», – благотворительная организация и один из ведущих мировых институтов, специализирующихся на анализе международных отношений. Доход составляют благотворительные гранты, членские взносы, пожертвования корпораций и доходы «Чатам хаус энтерпрайз лимитед», дочерней торговой компании.
   Цель института – стимулировать изучение ключевых проблем на международной арене и укреплять англоамериканских взаимоотношений. КИМО организует много встреч и дискуссий. Если они проводятся согласно «Правилу Чатам хаус», это означает следующее: участники могут свободно использовать полученную информацию, но они не имеют права разглашать имя и место работы выступавших. Более того, нельзя упоминать, где именно была получена информация.
   Управление институтом осуществляет совет, избираемый членами КИМО путем тайного голосования на три года с правом перевыбора еще на три. В совете – три комитета: исполнительный, финансовый и инвестиционный. Председатель совета – лорд Маршалл Найтсбридж, директор – профессор Виктор Балмер-Томас.
   КИМО организовывал дискуссии и исследовательские группы, спонсировал исследования и публиковал их результаты. Институт напечатал «Историю мирной конференции» и издавал «Журнал» с отчетами о дискуссиях, а также ежегодный «Обзор международных дел», составляемый его служащими (прежде всего Тойнби) или членами общества Мильнера.
   Еще одним ежегодником был «Обзор отношений в Британском содружестве», финансируемый с помощью гранта нью-йоркской корпорации Карнеги. Институт создал филиалы в доминионах и даже распространил свое влияние на страны за пределами Содружества – с помощью Организации интеллектуального сотрудничества Лиги наций. Со времени чехословацкого кризиса в сентябре 1938 года КИМО стал неофициальным консультантом Министерства иностранных дел, а с началом Второй мировой войны официально превратился в его исследовательское отделение.
   Обращаю внимание читателей на то, что Родс развивал идеи Ди, высказанные им в XVI веке. Таким образом, наблюдается преемственность в системе взглядов режиссеров-идеологов информационной войны Британской империи. Главной целью «Круглого стола» являлось создание правительства Всемирной Британской империи и установление над миром финансового контроля. Итак, в 1891 году, при покровительстве британской разведки, был создан интеллектуальный центр ведения глобальной информационной войны Британской империи за мировое господство. Я считаю, что этот центр и являлся длительное время главным штабом информационной войны против России – СССР. Именно в нем был разработан основной замысел Первой мировой войны, колониального захвата территории других империй (Германской и Османской), распада главного конкурента – Российской империи.
   Британская империя развернула против России глобальную информационную войну. В рамках ведения антироссийских информационных операций Лондон организовывал войны против России, поддерживал Герцена, террористов-эсеров и большевиков, спровоцировал свержение самодержавия. Британская империя была основным инициатором русско-японской войны 1904–1905 годов. В 1902 году Токио заключил союз с Лондоном и начал получать от Великобритании необходимую финансовую и военную помощь для подготовки войны с Россией. Британская разведка провела успешные информационные операции на фронтах тайной войны, которые обеспечили участие России в войне против Германии в 1914 году.
   Дело в том, что в начале XX века мировые интересы Британской империи повсюду сталкивались с интересами Германии. Положение Британской империи в случае союза или хотя бы взаимного нейтралитета России и Германии (тем более что Николай II и Вильгельм II были двоюродными братьями) было бы фатальным. Поэтому после прибытия в Петербург в начале декабря 1910 года посол Британской империи в России Джордж Бьюкенен (член общества «Круглый стол») создал мощное лобби, состоящее из влиятельнейших людей – агентов Британской империи. Ключевым агентом стал Г. Сазонов – министр иностранных дел России. Как писал в своих мемуарах посол: «Сазонов был всегда преданным другом Великобритании; и до последнего дня его пребывания на посту министра иностранных дел, до конца июля 1916 года, я всегда находил в нем лояльного и ревностного сотрудника в деле поддержания англо-русского согласия»[4].
   С помощью таких вот сазоновых Британской империи удалось втянуть Россию в чуждую ей войну. В феврале 1914 года Петр Дурново, бывший министр внутренних дел, член Госсовета, написал царю пророческий меморандум. По оценке Дурново, воюя на стороне Великобритании – своего традиционного геополитического противника, Россия лишь получит дополнительные проблемы. Но самым главным доводом против войны явилось убеждение в том, что она неизбежно повлечет за собой социальную революцию и в побежденной стране, и в стране-победителе.
   Потери русской армии в Первой мировой войне намного превзошли потери союзников. За время войны Россия потеряла 4 миллиона солдат и 77 тысяч офицеров убитыми и ранеными. Именно война являлась главной причиной февральской революции 1917 года. Именно война вызвала расстройство государственных финансов и рост инфляции. Внешний долг России за три года войны (1914–1916) увеличился с 8,8 миллиарда рублей до 50 миллиардов рублей! Союзники давали России кредиты на кабальных условиях. Более того, для закупок оружия Россия отправила за границу две трети золотого запаса страны, или 2600 тонн золота. Золото осело в США и Канаде (1500 тонн), Великобритании и Франции (400 тонн), а также в Швеции (300 тонн). Оставшуюся часть царского золотого запаса – 1300 тонн, хранившихся в Нижнем Новгороде и Казани, – поделили красные и белые и разбазарили. В итоге золотой запас России в 1922 году составлял лишь 2,5 тонны. Резкое ухудшение уровня жизни населения привело к созданию революционной ситуации. Если до войны в России вообще не было забастовок, то уже в августе – декабре 1914 года их было 68, в 1915 году – более 1000, а в 1916 году – 1500. Затем началась Гражданская война. После ее завершения население России уменьшилось на 10,9 миллиона человек (погибшие, эмиграция). Промышленное производство сократилось в 7 раз.
   Петр Дурново был абсолютно прав. В ноябре 1918 года началась революция в Германии, покончившая с монархическим строем. После падения других империй (Австро-Венгерская, Германская, Османская, Российская) Британская империя была крупнейшим из всех когда-либо существовавших государств за всю историю человечества – с учетом колоний на всех континентах. Наибольшей площади империя достигла в 30-х годах XX века, тогда британские земли простирались более чем на 37 миллионов км2 – около четверти земной суши. Общая численность населения империи составляла примерно 500 миллионов человек (одна четвертая часть человечества).
   В результате Первой мировой войны Великобритания получила мандат Лиги наций на управление частями распавшихся Германской и Османской империй. А Российская империя перестала существовать в 1917 году.
   Для сохранения своего мирового господства уже после Первой мировой войны именно Британская империя организовала в 1929 году Великую депрессию в целях устранения своего потенциального конкурента в лице США.
   Великая депрессия – продолжительный спад мировой экономики, случившийся в 1929 году и окончательно закончившийся лишь в конце 1930-х годов. Великая депрессия – это мировой экономический кризис, а сам термин обычно употребляется по отношению к Соединенным Штатам Америки, которые лишь благодаря Второй мировой войне вышли из него.
   В «черный четверг» 24 октября 1929 года на Нью-Йоркской фондовой бирже произошло резкое снижение курса акций, ознаменовавшее начало крупнейшего в истории мирового экономического кризиса. Что же было толчком для начала кризиса? Действия Банка Англии – частного банка Британской империи, национализированного в 1946 году, после начала распада Британской империи.
   К концу 1929 года падение курсов ценных бумаг достигло фантастической суммы в 40 млрд долларов. Закрывались фирмы и заводы, лопались банки, миллионы стали безработными. Начался американский голодомор. По некоторым экспертным данным, в 30-е годы от голода в США умерли около 8 миллионов человек. Чтобы выжить, миллионы американцев работали бесплатно, лишь за питание. За первые же три года депрессии обанкротились 4835 банков. Промышленное производство во время этого кризиса сократилось в США на 46 %, в Великобритании – на 24 %, в Германии – на 41 %, во Франции – на 32 %. Курсы акций промышленных компаний упали в США на 87 %, в Германии – на 64 %, во Франции – на 60 %. Колоссальных размеров достигла безработица. По официальным данным, в 1933 году в 32 развитых странах насчитывалось 30 миллионов безработных, в том числе в США 14 миллионов. А в СССР в 1930 году проблема безработицы была окончательно решена. Новая безработица появилась в СССР лишь при самовлюбленном разрушителе М. Горбачеве.
   Великая депрессия была попыткой спасти финансовое могущество Британской империи – попыткой неудавшейся. А ведь в октябре 2009 года Великобритания окончательно вошла в фазу сильнейшего экономического кризиса, который вскоре может поставить вопрос о единстве Великобритании. В декабре 2009 года появились планы проведения в 2010 году референдума о независимости Шотландии. Процесс распада страны пошел…
   Другая важнейшая черта Великой депрессии тоже очень важна для понимания механизмов тайной информационной войны в финансовой сфере: коллапс американского фондового рынка 1929 года разросся до масштабов международного кризиса потому, что в связи с ним закончился поток американских кредитов в Германию. А без этого потока Германия оказалась неспособной продолжать выплаты репараций Франции и Великобритании. Таким образом, Британская империя создала объективные предпосылки для резкого обострения финансово-экономической ситуации в Германии, прихода германского фашизма к власти и начала Второй мировой войны.
   Цель Британской империи была проста – с помощью очередной мировой бойни устранить своих геополитических конкурентов и сохранить мировое господство.
   Банк Англии с помощью ФРС установил финансовый контроль над Германией, чтобы организовать новый кровавый котел в Европе. В реализации этой гнусной цели можно выделить следующие этапы:
   1) с 1919 по 1924 год – подготовительный этап;
   2) с 1924 по 1929 год – установление финансового контроля над Германией;
   3) с 1929 по 1933 год – создание глубокого финансово-экономического кризиса и обеспечение прихода фашистов к власти в Германии;
   4) с 1933 по 1939 год – финансовое сотрудничество с Гитлером и подготовка новой мировой войны.
   На первом этапе главными рычагами проникновения американского капитала в Европу стали военные долги и тесно связанная с ними проблема германских репараций. Германии навязали огромную сумму и крайне тяжелые условия выплаты репараций. Вызванные этим отток немецких капиталов за границу и отказ от уплаты налогов привели к такому дефициту государственного бюджета, который мог быть покрыт только за счет массового выпуска ничем не обеспеченных марок. Результатом этого стал коллапс германской валюты 1923 года. Германские промышленники начали открыто саботировать все мероприятия по выплате репарационных обязательств, что спровоцировало в итоге известный «рурский кризис» – франко-бельгийскую оккупацию Рура в январе 1923 года.
   Именно этого ждали закулисные лидеры Британской империи, чтобы, дав увязнуть Франции в затеваемой авантюре и доказав ее неспособность решить проблему, взять инициативу в свои руки. Новый проект разрабатывался в недрах «Дж. П. Морган и К°» по указанию главы Банка Англии (напомним – частного банка) Монтегю Нормана. В основе проекта лежали идеи представителя «Дрезднер Банка» Ялмара Шахта, сформулированные им еще в марте 1922 года по предложению Джона Фостера Даллеса (будущего госсекретаря в кабинете президента США Д. Эйзенхауэра и брата Аллена Даллеса, будущего директора ЦРУ), юридического советника президента В. Вильсона на Парижской мирной конференции. Даллес передал записку главному доверенному лицу «Дж. П. Морган и К°», после чего Дж. П. Морган рекомендовал Я. Шахта М. Норману, а последний – веймарским правителям. В декабре 1923 года Я. Шахт станет управляющим Рейхсбанка и сыграет важнейшую роль в сближении англо-американских и немецких финансовых кругов.
   Летом 1924 года данный проект, известный как «план Дауэса» (по имени председателя готовившего его комитета экспертов, американского банкира, директора одного из банков группы Моргана), был принят на Лондонской конференции. Он предусматривал снижение вдвое выплаты репараций и решал вопрос об источниках их покрытия. Однако главной задачей было обеспечение благоприятных условий для американских инвестиций, что было возможно только при стабилизации немецкой марки. Для этого план предусматривал предоставление Германии крупного займа на сумму 200 миллионов долларов, половина из которых приходилась на банкирский дом Моргана. При этом англо-американские банки устанавливали контроль не только над переводом германских платежей, но и над бюджетом, системой денежного обращения и в значительной мере – над системой кредита страны. К августу 1924 года старую немецкую марку заменили новой, финансовое положение Германии стабилизировалось. Однако Германия попала в полную финансовую зависимость от Британской империи.
   Во-первых, в силу того, что ежегодные выплаты репараций шли на покрытие суммы выплачиваемых союзниками долгов, сложился так называемый «абсурдный веймарский круг». Золото, которое Германия платила в виде военных репараций, продавалось, закладывалось и исчезало в США, откуда оно в виде «помощи» по плану возвращалось в Германию, которая отдавала его Англии и Франции, а те в свою очередь оплачивали им военный долг США. Последние, обложив его процентами, вновь направляли его Германии. В итоге все в Германии жили в долг, и было ясно, что в случае, если Уолл-стрит отзовет свои займы, страна потерпит полное банкротство.
   С моей точки зрения, вышеупомянутый «абсурдный веймарский круг» был применен и против СССР в годы перестройки. Иначе просто невозможно объяснить уменьшение золотого запаса СССР на 2140 тонн с 1985 по 1991 год. Одновременно с этим внешний долг СССР увеличился более чем в ПЯТЬ раз. Можно высказать гипотезу о том, что все эти действия осуществлялись по личному указанию М. С. Горбачева. По мнению некоторых экспертов, самолетами военно-транспортной авиации СССР золото тайно перебрасывалось во Франкфурт-на-Майне – европейскую финансовую столицу. После утечки информации ряд советских военачальников выступили против этой невероятной коррупционной акции, и тогда 28 мая 1987 года был организован пролет М. Руста на легкомоторном самолете в Москву, который дал возможность М. Горбачеву провести масштабную чистку протестующего против злоупотреблений с золотом генералитета Министерства обороны, ВВС и ПВО. Как сказал в одном из интервью генерал армии П. Дейнекин, главнокомандующий ВВС России в 1991–1997 годах, «полет М. Руста был спланированной провокацией западных спецслужб. И что самое важное – проведена она с согласия и с ведома отдельных лиц из тогдашнего руководства Советского Союза». Этой же точки зрения придерживается Игорь Морозов, бывший полковник КГБ СССР, отметивший: «Это была блестящая операция, разработанная западными спецслужбами. Спустя 20 лет становится очевидным, что спецслужбы, и это ни для кого уже не является секретом, смогли привлечь к осуществлению грандиозного проекта лиц из ближайшего окружения Михаила Горбачева, причем со стопроцентной точностью просчитали реакцию Генерального секретаря ЦК КПСС. А цель была одна – обезглавить Вооруженные силы СССР, значительно ослабить позиции Советского Союза на международной арене»[5].
   Во-вторых, хотя формально кредиты выдавались для обеспечения выплат, речь шла фактически о восстановлении военно-промышленного потенциала страны. 70 % финансовых поступлений обеспечивали банкиры США, большей частью банки Дж. П. Моргана, которые были тесно связаны с Британской империей. В итоге уже в 1929 году германская промышленность вышла на второе место в мире, но в значительной мере она находилась под контролем Британской империи и США.
   К 1933 году под контролем американо-британского финансового капитала оказались ключевые отрасли германской промышленности и крупные банки. Одновременно шло финансирование нацистской партии и лично А. Гитлера, которого готовили для нападения на СССР.
   С осени 1929 года, после спровоцированного Банком Англии и ФРС краха американской фондовой биржи, начинает осуществляться третий этап стратегии финансовых кругов Британской империи. ФРС и банкирский дом Моргана принимают решение прекратить кредитование Германии, инспирировав банковский кризис и экономическую депрессию в Европе. В сентябре 1931 года Британская империя отказалась от золотого стандарта, сознательно разрушив международную систему платежей и полностью перекрыв финансовый кислород Веймарской республике. НСДАП же занимает второе место в Рейхстаге, после чего активизируется ее финансирование из-за рубежа. Основным связующим звеном между крупнейшими немецкими промышленниками и зарубежными финансистами становится вышеупомянутый Я. Шахт.
   4 января 1932 года состоялась встреча руководителя Банка Англии М. Нормана с А. Гитлером и фон Папеном, на которой было заключено тайное соглашение о финансировании НСДАП. На этой встрече присутствовали также и американские политики братья Даллесы. Таким образом, еще в 1932 году братья Даллесы активно участвовали в реализации глобальных планов Британской империи. А 14 января 1933 года состоялась встреча Гитлера со Шредером, Папеном и Кеплером, на которой программа Гитлера была полностью одобрена. Именно здесь был окончательно решен вопрос о передаче власти нацистам, и 30 января Гитлер становится рейхсканцлером. Теперь начинается реализация четвертого этапа стратегии.
   Отношение англо-американских правящих кругов к новому правительству стало крайне благожелательным. Когда Гитлер отказался платить репарации, что, естественно, поставило под вопрос выплату военных долгов, ни Британская империя, ни Франция не предъявили ему претензий по поводу платежей. Более того, после поездки поставленного вновь во главе Рейхсбанка Я. Шахта в США в мае 1933 года и его встречи с президентом и крупнейшими банкирами с Уолл-стрит Америка выделила Германии новые кредиты на общую сумму в 1 миллиард долларов. А в июне во время поездки в Лондон и встречи с М. Норманом Я. Шахт добивается предоставления английского займа в 2 миллиарда долларов и сокращения, а потом и прекращения платежей по старым займам. Таким образом, нацисты получили то, чего не могли добиться прежние правительства.
   Летом 1934 года Британская империя заключила англогерманское трансфертное соглашение, ставшее одной из основ британской политики по отношению к Третьему рейху, и к концу 30-х годов Германия превращается в основного торгового партнера Англии, а банк Шредера – в главного агента Германии в Великобритании. С 1936 года его отделение в Нью-Йорке объединяется с домом Рокфеллеров для создания инвестиционного банка «Шредер, Рокфеллер и К°».
   Таким образом, с точки зрения информационной войны Великая депрессия представляла собой стратегическую информационную операцию по сохранению мирового господства Британской империи, устранению главных конкурентов Британской империи – США, СССР, Германии, Франции путем организации мирового экономического кризиса и Второй мировой войны.
   Следует подчеркнуть, что в начале 30-х годов XX века СССР бурно и динамично развивался, создавалась тяжелая промышленность, темпы роста советской экономики составляли около 20 %. Аналогично сейчас развивается СССР-2 – Китайская Народная Республика (около 9 % экономического роста в 2009 году). КНР полностью реализовала в последние десятилетия концептуальные идеи сталинской индустриализации.
   С 1929 года, после высылки агента Британской империи Троцкого-Бронштейна, сталинский СССР взял курс на индустриализацию страны, начал проводить самостоятельную финансово-экономическую политику. Поэтому Лондон и стал готовить фашистскую Германию к нападению на СССР. После того как в 1943 году наступил коренной перелом в Великой Отечественной войне, Британская империя приступила к разработке плана информационной войны против СССР.

Замысел войны

   Традиционная точка зрения на историю противостояния СССР и западных стран в годы холодной войны заключается в том, что эра противостояния началась после речи бывшего британского премьера Черчилля в Фултоне в 1946 году. Однако первая мировая информационная война началась летом 1943 года, а конкретно – в августе, на британо-американской встрече в канадском Квебеке. Основным разработчиком замысла первой мировой информационной войны был режиссер У. Черчилль – британский премьер.
   Уинстон Черчилль (1874–1965) – британский государственный и политический деятель, премьер-министр Великобритании в 1940–1945 и 1951–1955 годах, военный, журналист, писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе (1953 год).
   В пятом томе своей книги «Вторая мировая война», опубликованной в 1950 году, У. Черчилль посвятил целую главу событиям августа 1943 года. Она называется «Квебекская конференция».
   «Первое пленарное заседание состоялось 19 августа. Важнейшее стратегическое значение придавалось комбинированному воздушному наступлению на Германию «как необходимой предпосылке к операции «Оверлорд». Затем генерал Морган резюмировал длительное обсуждение операции «Оверлорд» в свете совместного планирования в Лондоне».
   Но У. Черчилль не пишет в своих мемуарах о том, что 20 августа 1943 года в Квебеке, на заседании лидеров США и Британской империи с участием начальников американских и британских штабов, впервые ставится вопрос о том, что немецко-фашистские войска должны задержать русских как можно дальше на востоке. То есть война с фашизмом в полном разгаре, но союзники СССР по антигитлеровской коалиции уже начинают размышлять о послевоенном устройстве мира. Причем в этом послевоенном устройстве СССР должен был остаться ослабленным и за так называемым «санитарным кордоном». Лидеры США и Британской империи попытались «украсть» у СССР победу, нашу Великую Победу над фашизмом.
   В принципе, ситуация в какой-то мере напоминала лето 1916 года, когда после успешного Брусиловского прорыва русские войска, только захватив в плен более миллиона человек, вошли в Румынию. Константинополь – извечная русская цель – уже был рядом. Тем более что полным провалом завершилась в феврале 1916 года попытка британских войск захватить Стамбул и проливы (так называемая «дарданелльская операция», предпринятая по инициативе лорда Адмиралтейства У. Черчилля). Да и преодолев Кавказский хребет, русские войска были близки к Персидскому заливу. Под большой угрозой оказались бы интересы Британской империи.
   Именно после завершения русской армией успешной летней кампании 1916 года сотрудниками британской разведки были осуществлены специальные операции, которые стимулировали падение Российской империи в феврале 1917 года. Царская контрразведка оказалась не в состоянии эффективно противодействовать системным диверсионно-разведывательным операциям британского «союзника» на территории России.
   По мнению автора, решающую роль в Февральском перевороте и свержении монархии сыграла отнюдь не немецкая, а британская разведка. Именно британская разведка организовала убийство российского императора Павла I более 200 лет назад. Цель убийства была предельно прозаична – защита от русских войск самой крупной колонии Британской империи – Индии. После смерти императора Павла I в 1801 году казачий корпус атамана Платова, подходивший к Афганистану и двигавшийся в Индию, был возвращен на Дон. И Индия еще 146 лет оставалась колонией Великобритании.
   По сути, в 1943 году режиссер У. Черчилль не стал выдумывать ничего нового – он просто использовал некоторые оперативные модели Первой мировой войны, разработанные идеологами Британской империи. Тем более что и У. Черчилль, и его помощники – руководители британской и американской разведок были активными участниками боевых действий в ходе Первой мировой войны и исполнителями плана информационной войны против Российской империи. План был реализован: в феврале 1917 года Российская империя, длительное время угрожавшая интересам колониальной Британской империи в Азии, перестала существовать.
   3 июля 1941 года И. Сталин – режиссер и организатор ведения информационной войны СССР против Британской империи – выступил по радио с обращением к нации, причем не как руководитель партии, а как лидер нации в момент смертельной опасности. Без этого обращения к нации победа над фашизмом в мае 1945 года была бы невозможна. Таким образом, 3 июля 1941 года Сталин начал процесс идеологической трансформации СССР, возврата СССР к самой успешной геополитической доктрине Руси – России «Москва – Третий Рим». Летом 1943 года, после Сталинграда и первого салюта в честь взятия Орла, плоды этой трансформации стали очевидны всем в мире. Идеологи Британской империи почувствовали угрозу утраты своих заморских колоний.
   Замысел информационной войны против СССР, разработанный У. Черчиллем, был прост. Путем проведения специальных тайных информационных операций, обеспечивавших влияние на принятие решений в фашистской Германии, добиться сепаратного мира Германии с западными странами и направить все силы вермахта против СССР.
   Тайный замысел Черчилля был циничен. Но на информационной войне как на войне: не до демократических принципов, о которых он красноречиво говорил в своих многочисленных выступлениях. Это также один из базовых принципов информационной войны – различие методов публичной и тайной информационной деятельности. Режиссер информационной войны всегда пытается скрыть свои истинные намерения. Поэтому на квебекском совещании принимаются два плана: первый, «Оверлорд», о котором СССР проинформируют на конференции осенью 1943-го в Тегеране (им предусматривалась высадка союзников во Франции в 1944 году), и второй, сверхсекретный, «Рэнкин», цель которого – «повернуть против России всю мощь непобежденной Германии». Об этом плане рассказал в интервью (журнал «Российская Федерация», май 2005 года, и др.) доктор исторических наук В. Фалин, основываясь на ряде рассекреченных британо-американских материалов. По этому плану немецко-фашистские войска должны были войти в сговор с западными державами, распустить Западный фронт, оказать поддержку при высадке десанта в Нормандии, обеспечить быстрое продвижение союзников через Францию и Германию, на линию, где удерживаются советские войска. В соответствии с планом «Рэнкин» под контроль США и Великобритании должны были попасть Варшава, Прага, Будапешт, Бухарест, София, Вена, Белград… При этом немецкие войска на западе должны были не просто сдаться, а организованно двигаться на восток для укрепления там немецкой линии обороны. Этот Квебекский вариант плана «Рэнкин» был уточнен в ноябре 1943-го. Когда Д. Эйзенхауэра назначили главнокомандующим экспедиционными силами союзников, ему была дана директива: готовясь к «Оверлорду», не упускать из виду и план «Рэнкин» и при малейшей возможности осуществить его. Судя по всему, отдельные компоненты плана «Рэнкин» (оказывать поддержку при высадке десанта в Нормандии, обеспечить быстрое продвижение союзников через Францию) были реализованы. Операция высадки союзников в Нормандии, вероятнее всего, была осуществлена в сговоре с командованием войск вермахта во Франции. Режиссер Черчилль поработал на стратегическом уровне информационной войны хорошо.
   Таким образом, становится очевидной цель информационных операций этого этапа – создать нужное отношение к действиям британо-американских союзников (вспомните голливудский кинофильм «Спасти рядового Райана»).
   Следует напомнить об очень похожих сценариях в ходе оккупации американцами Ирака в 2003 году. Иракские повстанцы-партизаны в Ум-Касре уничтожили за месяц боев 96 новейших американских танков АБРАМС. А вся регулярная иракская армия – гораздо меньше. Секрет был прост – иракских генералов подкупили (технология информационной войны).
   Так же подкупили (пообещали, договорились и т. д.) и немецких генералов во главе с Э. Роммелем во Франции в 1944 году. Одновременно проводились дезинформационные мероприятия против СССР. Основной объект воздействия комментария-манипуляции – это психика И. Сталина и советского военно-политического руководства, заинтересованного в открытии Второго фронта для уменьшения потерь СССР.
   Ясно, что после разгрома немецко-фашистских войск на Курской дуге СССР показал – будут союзники открывать Второй фронт или нет, Советский Союз способен завершить войну в Берлине и без их поддержки. В принципе, Второй фронт стал не нужен. Если в нем и был смысл, то только один – уменьшить потери, сократить сроки войны и, главное, создать базу для сотрудничества стран антигитлеровской коалиции после окончания Второй мировой войны. Такие же выводы были сделаны в Лондоне и Вашингтоне. Поэтому руководители США и Британской империи собрались в Квебеке и стали обсуждать тайные планы борьбы с СССР, в том числе и с использованием немецко-фашистских войск.
   Доктор исторических наук В. Фалин утверждает, что существует один документ – он случайно оказался рассекречен в 1978 году и сейчас хранится в Национальной библиотеке в Вашингтоне. В нем обсуждался вопрос о вступлении США и Британской империи в союз с нацистскими генералами для ведения совместных боевых операций против Советского Союза. Все это происходило 20 августа 1943 года, за 3 дня до окончания Курской битвы. Тогда же Управлением стратегических служб (УСС) США был составлен «Меморандум № 121»[6]. Он был утвержден Объединенным комитетом начальников штабов США и представлен вниманию Квебекской конференции и лично Ф. Рузвельта и У. Черчилля.

   УСС выдвигало три варианта действий:
   «1. Немедленно предпринять попытку урегулировать наши расхождения с Советским Союзом и сосредоточить внимание на общих интересах, которые мы имеем с этой державой.
   2. Америка и Великобритания продолжают в течение некоторого времени стратегию и политику, независимо от стратегии Советского Союза, в надежде добиться тем самым как поражения Германии, так и укрепления своих позиций через урегулирование некоторых противоречий с Россией.
   3. Попытаться повернуть против России всю мощь непобежденной Германии, пока управляемой нацистами или генералами».

   Авторы меморандума делали многозначительную оговорку о том, что измена – если предпочтение будет отдано «третьей альтернативе» – не пройдет гладко. Почему? Во-первых, было бы не просто убедить общественность Англии и США в необходимости разрыва с СССР. Во-вторых, коль удастся «победить Советский Союз только силой», англосаксонским державам позже придется «взяться еще раз, уже без помощи России, за трудно, а может быть, невыполнимую задачу нанесения поражения Германии».
   В квебекском протоколе мы читаем, что участники заседания генералы Маршалл и Арнольд, адмиралы Леги и Кинг (США), военные руководители из Англии Брук, Паунд и Портал примеряли, «не помогут ли немцы» вступлению англоамериканских войск в Германию, «чтобы дать отпор русским». Вне зависимости от решения – а оно было, к счастью, отрицательным, – сам факт обсуждения вопроса о способах и времени измены союзнику, делу антигитлеровской коалиции говорит сам за себя. От предательства воздержались. Не потому ли, что, как предвещали эксперты Вашингтона и Лондона, СССР окончательно исчерпает свои наступательные ресурсы к весне – лету 1944 года (к моменту предполагавшейся высадки в Европе)?
   Президент США Ф. Рузвельт напрямую не поддержал этот план УСС, одобренный военными.
   В 5-м томе книги «Очерки истории российской внешней разведки»[7] отмечается, что «о решениях, планировавшихся и принятых США и Англией в Квебеке, внешняя разведка в полной мере информировала Сталина. Что касается, в частности, «Меморандума № 121», то с ним можно ознакомиться в рассекреченном в 1978 году американцами сборнике документов». Однако, скорее всего, основные положения «Меморандума № 121» вошли в сверхсекретный план «Рэнкин».
   Итак, что же такое «Рэнкин»? Один из этапов этого плана подразумевал вступление англичан и американцев в союз с немецкими генералами или нацистским руководством. А в это время на них уже выходили Гиммлер, Розенберг, Канарис. В 1943 году начальник военной разведки фашистской Германии адмирал В. Канарис встречался со Стюартом Мензисом (начальником английской разведки МИ-6) на неоккупированной территории Франции. Руководитель УСС США У. Донован (УСС США создавалось, по сути, британской МИ-6), по некоторым данным, встречался с Канарисом дважды: один раз в Испании, другой – в Турции. Руководители разведок воюющих держав! По некоторым экспертным данным[8], адмирал В. Канарис был агентом влияния британской разведки МИ-6. В соответствии с планами первой мировой информационной войны для СССР Вторая мировая война должна была закончиться где-то на довоенной границе 1941 года или даже на границе 1939-го. Подтверждает это, кстати, документ начала 1944 года так называемого польского правительства в изгнании, находящегося в Лондоне, в котором главным врагом Армии Людовой объявляются не немецко-фашистские, а советские войска! И граница с СССР в соответствии с этим документом должна была проходить по рубежу 1939 года…[9]
   В числе документов был Приказ № 1844 Главнокомандующего польскими вооруженными силами, в котором говорилось: «С момента перехода советскими войсками польской границы польское правительство в Лондоне и польское общество выражают свою несокрушимую волю восстановить независимость польской территории на востоке в границах 1939 года».
   Инициатором данного плана был злейший враг России У. Черчилль. За его спиной был лондонский Сити, то есть финансовые группы элиты Британской империи, которые стремились сохранить таким образом могущество Британской империи после завершения Второй мировой войны.
   Таким образом, следует сделать вывод о том, что именно Британская империя была зачинщиком развязывания первой мировой информационной войны. В соответствии с законом бумеранга именно Британская империя и стала первой жертвой информационной войны – вскоре она перестала существовать благодаря умелым операциям информационно-разведывательных структур Сталина.
   План «Рэнкин» был разработан английским генералом Ф. Морганом совместно с руководителями МИ-6 и УСС США С. Мензисом и У. Донованом.
   Стюарт Грехэм Мензис (1890–1968) – один из руководителей британской разведки, рыцарь (1943), генерал-майор. Образование получил в Итоне. Во время Первой мировой войны служил в гвардейском гренадерском полку, а затем в штабе фельдмаршала Д. Хейга, где начал заниматься вопросами разведки. После окончания войны остался в военной разведке, возглавлял 4-ю секцию (военная разведка), а затем был заместителем директора. В июле 1939 года Мензис направлен в Варшаву, где ему была передана захваченная у немцев секретная шифровальная машина «Энигма» (что впоследствии дало возможность англичанам расшифровать германские коды). По возвращении в Лондон назначен генеральным директором британской разведки – СИС (Secret Intelligence Service, SIS), или МИ-6. Во время войны установил связи с руководителем абвера адмиралом В. Канарисом и стал получать от него информацию. В целом действия британской разведки во время Второй мировой войны были очень успешными. Мензис возглавлял разведку почти 13 лет и стал в мире разведки фигурой легендарной. Убежденный противник СССР, считал необходимым после окончания войны развернуть серию тайных операций против стран соцлагеря. В 1952 вышел в отставку[10].
   Уильям Донован (1883–1959) – начальник Управления стратегических служб (УСС). В 1914 году, когда началась Первая мировая война, Донован был крупным и преуспевающим нью-йоркским адвокатом. В марте 1917 года Донован был назначен командиром батальона прославленного 69-го пехотного полка «Сражающиеся ирландцы» (нью-йоркская Национальная гвардия). В ноябре того же года полк был переброшен морем в Европу и принял самое активное участие в боевых действиях в составе американской дивизии «Рэйнбоу» («Радуга»). За 19 месяцев своего пребывания во Франции Донован был трижды ранен. За отвагу, проявленную в боях, неоднократно отмечался воинскими наградами. После Первой мировой войны бывший командир пехотного батальона Донован по линии разведки государственного департамента США был послан в Россию, где непродолжительное время находился в качестве офицера связи армии США при штабе белогвардейских сил адмирала А. В. Колчака. По возвращении в конце 1920 года в Соединенные Штаты Донован вновь занялся юридической практикой. Он последовательно становился федеральным прокурором, заместителем генерального прокурора США и частным адвокатом, имеющим международную практику. Среди его клиентов был, в частности, Уинстон Черчилль. В конце 30-х годов он стал послом для особых поручений при президенте Франклине Д. Рузвельте и в этом качестве совершил продолжительную поездку по Европе и Среднему Востоку. Резидент МИ-6 в США Уильям Стивенсон пытался убедить американцев в необходимости создания собственной разведывательной службы. Он вызвал интерес к этому у президента Рузвельта. В 1940 году Рузвельт направил Донована на пост руководителя новой американской разведслужбы в Лондон. Там его приняли король Георг VI и премьер-министр У. Черчилль. Находясь в Англии, Донован познакомился с директором морской разведки контрадмиралом Джоном Годфри, шефом МИ-6 генерал-майором (сэром) Стюартом Мензисом и другими высокопоставленными представителями британских спецслужб.
   В конце 1940 года вместе с представителем британской разведки МИ-6 в США Уильямом Стивенсоном Донован пустился в опасную поездку (общей протяженностью в 25 000 миль) по фронтам открытого и тайного противостояния воюющих держав, побывав в Великобритании, на Гибралтаре, на Мальте, в Египте, Греции, Югославии, Турции, Португалии и Испании. В марте 1941 года У. Донован вернулся в Вашингтон.
   10 июня 1941 года У. Донован составил докладную записку, в которой выдвинул идею создания новой разведывательной службы. Президент Ф. Рузвельт колебался с принятием решения. Тогда на первый план вышли англичане. За обедом в Белом доме Годфри убедил Рузвельта в том, что Америке необходима разведслужба, возглавляемая У. Донованом. В результате 11 июля 1941 года Рузвельт назначил У. Донована начальником новой службы внешней разведки, присвоив ему титул координатора информации. Задачей новой структуры стали сбор и обработка всех данных, имеющих отношение к национальной безопасности, и обеспечение доступа к ним президента. Структура формируемой спецслужбы в основном была скопирована с британского Управления специальных операций. Бюро состояло из трех отделов:
   • отдел исследований и анализа занимался обобщением информации, полученной из открытых источников. Отдел комплектовался учеными, выходцами из университетов Восточного побережья, членами элитарной «Лиги плюща»;
   • два других отдела отвечали за пропаганду, ведение психологической войны, агентурную разведку и специальные операции. Служба иностранной информации под руководством Р. Шервуда проводила пропагандистские радиопередачи на страны Оси.
   13 июня 1942 года Рузвельт создал на базе Бюро координатора информации две организации: Управление военной информации и УСС под руководством Донована, подчиненное Объединенному комитету начальников штабов.

Операция «Валькирия» (20 июля 1944 года)

   Оказывается, знаменитая операция «Оверлорд» – высадка на севере Франции 6 июня 1944 года британо-американских войск – была согласована МИ-6 и УСС с германским генералитетом и проводилась в рамках операции «Валькирия». Основным вариантом действий западных разведок являлся заговор против Гитлера, который организовывали руководитель УСС Донован, глава МИ-6 Мензис, используя контакты в немецких армейских кругах через агента влияния адмирала Канариса. По мнению центров управления Британской империи («Комитет 300», «Круглый стол» и т. д.), Гитлер уже выполнил все поставленные перед ним задачи и мешал реализации планов по установлению послевоенного устройства мира и максимального ослабления СССР.
   Канарис, будучи сторонником идей Британской империи, обеспечивал контакты германского генералитета с МИ-6. Ключевой же и продвигаемой британской разведкой внутри вермахта фигурой был Э. Роммель, который должен был заменить Гитлера и продолжить войну на востоке, в союзе с вооруженными формированиями польского эмигрантского правительства в Лондоне. Рассматривая ситуацию с высадкой союзников в Нормандии, следует обратить внимание читателей на то, что командовал немецкими войсками в зоне высадки союзников на севере Франции именно генерал-фельдмаршал Э. Роммель, активнейший участник заговора против Гитлера, будущий германский Наполеон (по замыслу МИ-6).
   На основе вышеизложенных фактов можно высказать гипотезу о том, что День «Д» является одной из крупнейших дезинформационных операций XX века. День «Д» – это Мюнхенский сговор-4 (напомню, что Мюнхенский сговор-2 – это спасение британских войск под Дюнкерком, а Мюнхенский сговор-3 – обещание Британской империи, данное Гитлеру 10 мая 1941 года, о том что в случае нападения на СССР 22 июня 1941 года она не откроет Второй фронт).
   В роли объекта дезинформации выступил весь мир, в том числе и население США и Британской империи. Главным объектом дезинформации был, конечно, СССР. Скорее всего, высадка союзников в Нормандии 6 июня 1944 года была тщательно подготовленной тайной операцией информационной войны по имитации вторжения (сговор режиссера Черчилля с генерал-фельдмаршалом Э. Роммелем по каналам спецслужб).
   По настоянию Э. Роммеля, вопреки предложениям Гейра фон Швеппенбурга, командующего танковыми частями, танки стали размещаться вдоль береговой линии, сразу за зоной доступа артиллерии флота союзников. Также Роммель уверял своих подчиненных в том, что высадка в Нормандии не рассматривается союзниками и туда можно направить не большое количество танков. Это были целенаправленные действия по поддержке высадки союзников. Более того, Гитлер весной 1944 года совершенно неожиданно для вермахта – опять сработала его интуиция – стал говорить о том, что надо внимательно следить за Нормандией. Однако Э. Роммель абсолютно проигнорировал указание Гитлера. До самого момента высадки штаб Э. Роммеля был полностью сосредоточен на участке Па-де-Кале. Этот участок обороняла 15-я армия, и техника и пополнение шли именно в нее. 7-я армия, которая стояла в Нормандии, усиливалась тоже, но не в таких масштабах. Все эти целенаправленные действия Э. Роммеля привели к катастрофическим последствиям для немецких войск и позволили союзникам практически без какого-либо сопротивления осуществить высадку войск. К 25 июля 1944 года на захваченном плацдарме в Северной Франции было сконцентрировано около 1,5 миллионов союзников. Они, по сути, ждали окончания боевых действий и перемирия после покушения на Гитлера 20 июля 1944 года. На основании этих фактов можно предположить, что вся высадка в Нормандии была заранее согласована с командованием немецко-фашистских войск в Северной Франции. Подтверждает эту версию и факт выхода спустя 6 лет после победы над фашизмом западного кинофильма «Лис пустыни» (The Desert Fox, 1951).
   Снять, едва отгремела кровавая война, фильм по биографии вражеского полководца – шаг довольно необычный и вызывающий недоумение. В этом голливудском фильме Э. Роммель представлен как обаятельный и честный офицер, «хороший немец». Ничего подобного мы не знаем в мировой истории. Но если рассмотреть версию о том, что Э. Роммель, несостоявшийся германский Наполеон, был давно завербован британской разведкой, то все становится на свои места. Стоит вспомнить также о том, что фельдмаршал Э. Роммель поначалу задал союзникам жару в Северной Африке (для создания собственной славы германского Наполеона), но потом-то все проиграл. Причем в результате его действий в плен попал весь Африканский корпус – 230 тысяч немецких солдат и офицеров. Благодаря этому Британская империя «прихватила» все бывшие колонии Франции.
   Режиссер Генри Хатауэй начинает фильм словами британского офицера о том, что Роммель был, конечно, врагом демократии и вообще жизни на земле. Но потом начинается, собственно говоря, жизнеописание почти что святого, которого идиотские приказы Гитлера (Лютер Адлер) так достали, что он даже сблизился с заговорщиками для дальнейшего заключения перемирия с западными союзниками.
   Как же развивались события в июле 1944 года, развязки которых ждали войска союзников, высадившиеся без боя при помощи Э. Роммеля в Нормандии? Итак, рано утром 20 июля 1944 года в центральной ставке Гитлера «Вольфшанце» («Волчье логово») возле города Ратенбург в Восточной Пруссии (ныне – польский Кентшин) началось оперативное совещание о положении дел на Восточном фронте. Проходило оно не в бетонном бункере, а в маленьком деревянном домике с распахнутыми настежь окнами, куда фюрер перенес мероприятие из-за жары. В 12 часов 42 минуты прогремел чудовищной силы взрыв, обрушивший потолок. Погибли трое офицеров и стенограф, сам Гитлер получил пустяковые царапины. Хотя покушение не прошло для него бесследно – у него сильно ухудшился слух и появился тик. Бомбу с часовым механизмом подложил полковник граф Клаус Шенк фон Штауффенберг. Этот человек был единственным из числа заговорщиков, кто имел пропуск в «Вольфшанце» – огромный подземный комплекс в густом лесу, окруженный дотами, колючей проволокой, тысячами мин. Штауффенберг был тяжело ранен в Северной Африке, потерял глаз, правую руку и два пальца на левой.
   Уникальная возможность обеспечить успех заговора была связана с тем, что, являясь начальником штаба резерва сухопутных войск на Бендлерштрассе в Берлине, Штауффенберг занимался подготовкой так называемого плана «Валькирия». Этот план, разработанный официально и согласованный с самим Гитлером, предусматривал меры по переходу управления страной к штабу резерва сухопутных войск в случае внутренних беспорядков, если связь с Верховным командованием вермахта будет нарушена.
   По планам заговорщиков, именно на Штауффенберга была возложена задача по установлению связи с командирами регулярных воинских частей по всей Германии после планируемого покушения на Гитлера и арестов руководителей местных нацистских организаций и офицеров гестапо. Кстати, в Париже 20 июля армией были арестованы сотни офицеров гестапо, и все было готово для торжественной встречи с цветами британо-американских союзников. В то же время после назначения Штауффенберга начальником штаба резерва сухопутных войск он был единственным из заговорщиков, имевшим постоянный доступ к Гитлеру, поэтому в конце концов он взял на себя и осуществление самого покушения. Штауффенберг с «важными сообщениями из Берлина» вошел в комнату в разгар совещания и, поприветствовав фюрера, поставил портфель с бомбой английского производства под стол в двух метрах от него. Несколькими минутами позже вышел, извинившись: «Мне надо позвонить по телефону». Сидевший рядом полковник Хайнц Брандт, пытаясь разглядеть карту, которую изучал Гитлер, обнаружил, что портфель ему мешает, и ногой передвинул в сторону – за тяжелую ножку дубового стола. Сам погиб, а фюрера спас.
   Уже вечером в Берлине были схвачены и расстреляны Штауффенберг и три его сообщника: генерал-фельдмаршал Эрвин фон Вицлебен, генералы Людвиг Бек и Фридрих Ольбрихт. Затем гестапо казнило около 200 человек, в том числе и шефа военной разведки (абвера) Фридриха Вильгельма Канариса, который и был главным организатором нелегального канала связи режиссера информационной войны У. Черчилля с руководством вермахта.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →