Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Шерлок Холмс никогда не говорил : «Это элементарно, Ватсон.»

Еще   [X]

 0 

Развитие личностных качеств обучающихся в учебной и спортивной деятельности (Коллектив авторов)

В учебном пособии представлены профессиональные взгляды ведущих теоретиков и практиков на организацию процесса развития личностных качеств учащихся-спортсменов в условиях изменения методологических, нормативно-правовых, учебно-методических, организационных основ и требований к кадровому обеспечению системы образования. В основу издания заложен профессиональный диалог субъектов образовательного пространства, раскрыты особенности структуры и содержания педагогического процесса, обеспечивающего формирование предметных, метапредметных и личностных результатов деятельности учащегося-спортсмена, охарактеризовано развитие значимых качеств и способностей, обеспечивающих раскрытие индивидуального потенциала личности в условиях интеграции образовательных программ системы общего и дополнительного образования спортивной направленности. Пособие адресовано учителям общеобразовательных школ, тренерам детско-юношеских школ, бакалаврам и магистрам направлений педагогического и гуманитарного образования, изучающим курс «Психология физического воспитания и спорта», студентам образовательных организаций среднего профессионального образования, а также широкому кругу специалистов-практиков, работающих в сфере детского спорта. Издание также рекомендуется при освоении образовательных программ дисциплин профессиональной подготовки: «Педагогика», «Психология», «Методика обучения физической культуре», «Методика обучения основам спортивной подготовки», «Теория и методика физического воспитания и спорта», «Психолого-педагогическое мастерство тренера» по направлениям и профилям «Физическая культура», «Спорт».

Год издания: 2013

Цена: 594 руб.



С книгой «Развитие личностных качеств обучающихся в учебной и спортивной деятельности» также читают:

Предпросмотр книги «Развитие личностных качеств обучающихся в учебной и спортивной деятельности»

Развитие личностных качеств обучающихся в учебной и спортивной деятельности

   В учебном пособии представлены профессиональные взгляды ведущих теоретиков и практиков на организацию процесса развития личностных качеств учащихся-спортсменов в условиях изменения методологических, нормативно-правовых, учебно-методических, организационных основ и требований к кадровому обеспечению системы образования. В основу издания заложен профессиональный диалог субъектов образовательного пространства, раскрыты особенности структуры и содержания педагогического процесса, обеспечивающего формирование предметных, метапредметных и личностных результатов деятельности учащегося-спортсмена, охарактеризовано развитие значимых качеств и способностей, обеспечивающих раскрытие индивидуального потенциала личности в условиях интеграции образовательных программ системы общего и дополнительного образования спортивной направленности. Пособие адресовано учителям общеобразовательных школ, тренерам детско-юношеских школ, бакалаврам и магистрам направлений педагогического и гуманитарного образования, изучающим курс «Психология физического воспитания и спорта», студентам образовательных организаций среднего профессионального образования, а также широкому кругу специалистов-практиков, работающих в сфере детского спорта. Издание также рекомендуется при освоении образовательных программ дисциплин профессиональной подготовки: «Педагогика», «Психология», «Методика обучения физической культуре», «Методика обучения основам спортивной подготовки», «Теория и методика физического воспитания и спорта», «Психолого-педагогическое мастерство тренера» по направлениям и профилям «Физическая культура», «Спорт».


Развитие личностных качеств обучающихся в учебной и спортивной деятельности

   © Авторский коллектив, 2013
   © Г. А. Кузьменко, 2013
   © Издательство «Прометей», 2013
* * *

Список сокращений

   ВШК – внутришкольный контроль.
   ГБОУ – государственное бюджетное образовательное учреждение.
   ДОУ – дошкольное образовательное учреждение. ДЮК – детско-юношеский клуб. ДЮСШ – детско-юношеская спортивная школа. ЕГЭ – единый государственный экзамен. ЗУН – знания, умения, навыки. ГИА – государственная итоговая аттестация. ИКТ – информационно-коммуникационные технологии. ИТ – информационные технологии. КМС – кандидат в мастера спорта. КХЛ – Континентальная хоккейная лига. МС – мастер спорта.
   МСМК – мастер спорта международного класса. МХЛ – Молодежная хоккейная лига. НХЛ – Национальная хоккейная лига. ОВЗ – ограниченные возможности здоровья. ОО – образовательная организация. ООП – основная образовательная программа. ОУ – образовательное учреждение. ОФП – общая физическая подготовка. СДЮШОР – специализированная детско-юношеская школа олимпийского резерва. СОУ – совет образовательного учреждения. СОШ – средняя общеобразовательная школа. СПО – среднее профессиональное образование. СПТ – спортивно-педагогический техникум. ССУЗ – среднее специальное учебное заведение. ПК – персональный компьютер. УУД – универсальные учебные действия. ФГОС – федеральный государственный образовательный стандарт.
   ФОД – физкультурно-оздоровительная деятельность. ЦО – центр образования.

Введение

   Хотите, чтобы человек стал личностью? Тогда поставьте его с самого начала – с детства – в такие взаимоотношения с другим человеком (со всеми другими людьми), внутри которых он не только мог бы, но и вынужден был бы стать личностью… Именно всестороннее, гармоничное (а не уродливо-однобокое) развитие каждого человека и является главным условием рождения личности, умеющей самостоятельно определять пути своей жизни, свое место в ней, свое дело, интересное и важное для всех, в том числе и для него самого.
Э. В. Ильенков
   В процессе подготовки к уроку, тренировочному занятию и другим формам профессиональной деятельности учитель и детский тренер часто задаются вопросами: «С чего начинается активность личности школьника-спортсмена? Когда зажигается тот пламень личного интереса именно к этой деятельности? Когда она становится захватывающей и поглощающей все второстепенное, структурируя потребности и саму деятельность ребенка вокруг личной цели, оптимально организующей окружающее пространство?»
   Проблему личностной активизации деятельности школьника-спортсмена мы планируем рассмотреть с позиции системного подхода, в котором личность учащегося не делится на доли, доступные тренеру, классному руководителю, учителю, администрации образовательных организаций, родителям, а сама целенаправленно встраивается в образовательный процесс, функционирует в определенном самим субъектом центре, активно соучаствует и отбирает необходимое и достаточное для успешной деятельности. Создаваемое значимыми людьми «социальное пространство», по В. С. Мухиной, «дарует пространство психологическое»[1], то пространство, которое характеризуется развивающим потенциалом, определяемым в своем содержании субъектами взаимодействия и самой личностью учащегося-спортсмена.
   Ожидается вопрос: «Кто из перечисленных субъектов образовательного процесса действительно входит в группу значимых людей учащегося-спортсмена, сопровождающих развитие личности в деятельности?» Значимых – значит субъектно признанных, имеющих право голоса в реальных взаимодействиях ребенка, подростка, юноши, девушки с социальным окружением, имеющих место быть представленными учащимся в его рефлексивном анализе собственного жизненного пути, людей, которые способны эффективно сопроводить развитие индивидуальной образовательной траектории учащегося-спортсмена.
   Анализ всех запросов и требований, неоспоримых и должных быть в ценностном пространстве ребенка с точки зрения окружающих педагогов, тренеров и родителей, позволяет отметить сходство с ситуацией в пулевой стрельбе, когда многие наши «условные выстрелы» попадают «в молоко» – далеко за пределы мишени, за пределы круга его личных интересов, потребностей и ценностных ориентаций.
   Нас, взрослых, часто раздражает организация профессиональной деятельности, в которой одновременно дается множество разноплановых, равных по степени значимости заданий с ограниченным сроком их исполнения при высоких требованиях к качеству. И самое трудное в подобной ситуации, пожалуй, заключается в организации и выстраивании в иерархию объективной и личностной значимости всех существенных требований и отсеве несущественных.
   Соответственно, в процессе становления и развития способности школьника к осуществлению адекватного выбора выявляются две составляющих гармонизации его деятельности, две стороны, отраженные в трудах Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна и А. Н. Леонтьева как единство аффекта и интеллекта – эмоционального и рационального, а также личного и социального через удовлетворение личных интересов и осознание общественной необходимости.
   Часто среди родителей и педагогов бытует понимание проблемы, когда ребенок представляет собой ту «новогоднюю елку», которую нужно нарядить, как игрушками, качествами и способностями, необходимыми не столько для процесса собственной жизни как таковой, сколько для ее атрибутивной успешности, определяемой наивысшими достижениями в учебе и спорте. Но при подавлении индивидуального социальным случается так, что «ветви» не выдерживают веса каких-то «игрушек» и подламываются или просто прогибаются, не желая удерживать этот ненужный груз. Внешнее никогда не станет внутренним свойством личности, если это не воплотится в личностных смыслах и не подкрепится личным деятельным интересом. Скажем, родитель или педагог желает видеть в своем ребенке (учащемся) волевого спортсмена и через волевое и силовое давление стремится добиться качественных изменений деятельности. А нет родителя (или педагога) рядом – и функция управления так и остается внешней, не переходя в формат самоуправления, не интериоризируется, не преломляется в личностном опыте самого учащегося-спортсмена.
   Мы часто одержимы идеей: должно быть интересно всегда. И это – аксиома. Вопрос состоит в другом – в характере содержания этого интереса, в определении механизма, за счет которого он может развиваться и постоянно подкрепляться. Интерес как психологическое образование подпитывается не только эмоциями удовольствия, но и эмоциями, носящими когнитивный характер, – интеллектуальными, среди которых: любознательность, любопытство, сомнение, уверенность, любовь к истине, скука, удовольствие, неудовольствие, восторг, чувство нового, недоумение, удивление, изумление, чувство ясности или смутности мысли, чувство догадки или интеллектуальной интуиции, чувство вероятности. Интерес подпитывается и эмоциями, переживаемыми от успешного приложения воли, преодоления минутных слабостей – не только от эмоционального, интеллектуального, но и от волевого усилия. Интерес в личности учащегося-спортсмена отражает уровень развития и гармонизацию проявлений эмоциональной, интеллектуальной и волевой сфер.
   В ходе образовательной деятельности исключительно значим процесс развития эмоционально-чувственной сферы как ситуативных характеристик личности, развивающихся в личностные образования. Как утверждал А. Н. Леонтьев (1983), эмоции отражают переживания, направленные на объекты, обладающие ситуативной, условной ценностью, и носят ситуационный характер их возникновения через «оценочное личностное отношение к складывающимся или возможным ситуациям…»[2], тогда как чувства направлены на объекты, обладающие постоянной, устойчивой ценностью для субъекта. Иными словами, интеллектуальные чувства как устойчивые личностные характеристики – любознательность к определенной области знания, любовь к истине – отражают стойкие характеристики личности, степень ее взросления и самоорганизации в спорте и учебе.
   Интеллектуальные эмоции проявляются на поле учебной и спортивной деятельности и сообразны ее этапам: эмоция удивления выполняет ведущую роль при постановке проблемы и на последующих этапах; эмоция догадки – на стадии формирования догадки; далее, во взаимосодействии и противодействии просматривается диалог эмоций сомнения и уверенности; на этапе проверки правильности решения задачи – эмоции, связанные с результатами мыслительной деятельности. Педагог призван чувствовать эмоции своего ученика: усиливают ли они интерес, закладываются ли краеугольным камнем возводимого здания, становятся ли глубинными личностными смыслами отношений к деятельности?
   Интеллектуальные чувства по своей сути более стойки и пролонгированы во времени, отражают направленность личности, например: любознательность, любовь к истине и другие. Фактически интеллектуальные чувства становятся личностными характеристиками и в последующем выступают как предпосылки к развитию и преобразованию личностных качеств подростка.
   Кроме того, важно понять, что интерес подростка, занимающегося спортом, структурируется и преобразуется, в своих истоках идет от эмоций как положительного психологического подкрепления и далее вбирает в себя зерна рационального. Рациональное часто сопряжено с волей юного спортсмена, поскольку в условиях напряженной деятельности познавательный интерес обусловлен качеством волевой регуляции – ребенок волевым усилием устраняет конфликты равнозначных мотивов или стремится сосредоточиться на реализации избранного.
   А должно ли быть трудно в образовании? Должно. Трудности, находящиеся «в зоне ближайшего развития», по Л. С. Выготскому[3], развивают способность к концентрации усилий, приучают к рациональным стратегиям решения учебных и спортивных проблем. Трудность – это уровень сложности деятельности: для учащегося-спортсмена – учебной и спортивной, для учителя и тренера – профессиональной. Педагогу сложно сохранить этот оптимум трудности, когда учебный коллектив неоднороден и периодически прирастает новыми учащимися-спортсменами, когда основной состав спортивных команд преимущественно находится на выездных соревнованиях и учебно-тренировочных сборах. И эта проблема инициирует необходимость создания условий для реализации индивидуальной образовательной траектории средствами дистанционного обучения, педагогического общения в режимах онлайн и офлайн, формирования культуры учения, становления Я-концепции образованной личности.
   В процессе профессионального взаимодействия школьника и педагога последнему важно определить, какие личностные качества и способности учащегося соответствуют определенному возрасту и уровню освоения деятельности, каковы перспективы сопряженного развития интеллектуальных способностей, волевых качеств, эмоционально-чувственной сферы и духовных сил взрослеющей личности.
   Представленные в пособии статьи учителей-предметников, тренеров, руководителей образовательных организаций, родителей учащихся-спортсменов, педагогов вузов могут стать одной из форм повышения квалификации для специалистов, а родителям учащихся позволят осознать степень профессиональной компетентности педагогов в условиях открытости современного образования. Освещенные в издании методологические подходы и методические приемы важны для студента, призванного понять, что обучение детей предмету «Физическая культура» и реализация процесса спортивной подготовки в избранном виде спорта осуществляются на фоне профессиональной деятельности других педагогов-предметников, которые, по мнению учащихся, могут создавать конкурентную среду среди самих педагогов: более интересно раскрывая свою дисциплину, обладая высоким уровнем развития вербального интеллекта, серьезнее организовывая подготовку к встрече с детьми, будучи более органичными и, главное, просто больше любя свою профессию и в каждом ребенке уважая индивидуальность и разноплановые перспективы ее развития. Не только педагог ставит оценки учащимся, но и учащиеся «взвешивают» профессионализм каждого шага педагога, и это образовательное пространство субъект-субъектных взаимодействий ориентировано на развитие личности каждого.
   Материал учебного пособия выстроен в форме диалогового общения представителей профессиональной общественности. Статьи учителей общеобразовательных школ и центров образования аргументируются данными научных исследований, дополняются нормативно-правовыми документами о профессиональной деятельности образовательных организаций, сопровождаются компетентными взглядами руководителей образовательных организаций по актуальным вопросам, в историческом контексте сопряжены с воззрениями признанных ученых и просветителей, обладающих неоспоримым авторитетом в культурном пространстве России.
   В тексте учебного пособия целенаправленно применяются различные форматы и шрифты, выделяющие позицию автора и в развитие содержания дополняемые данными научных изысканий редактора Г. А. Кузьменко, что позволяет читателю участвовать в диалоге, соотнося точки зрения и расширяя угол собственного видения проблемы развития личности учащегося-спортсмена. Ситуационный и деятельностный подходы дают возможность рассмотреть развитие значимых личностных качеств учащегося-спортсмена сквозь призму текущих психолого-педагогических ситуаций.
   Искренне надеемся, что наш коллективный труд окажет методическую и духовную поддержку каждому заинтересованному в развитии личности ребенка, подростка, юноши и девушки – субъектов деятельности, мотивированных на занятия спортом, а также собственной личности. Результаты исследований, проведенных на научно-образовательных площадках МПГУ – в центрах образования «Чертаново» и «Самбо-70», в учреждении среднего профессионального образования «Спортивно-педагогический техникум (СПО СПТ) “Спарта”», – могут применяться в образовательном процессе образовательных организаций. Наши педагогические коллективы готовы к профессиональному диалогу и творческому сотрудничеству со всеми, кого интересует сам ход и перспективы развития личности учащегося-спортсмена.

Раздел I
Теоретические аспекты развития личностных качеств ребенка и подростка в пространстве учебной и спортивной деятельности

Глава 1
Предметное поле развития личностных качеств учащегося-спортсмена в контексте решения психолого-педагогической проблемы

Студенту
   Уважаемый студент и педагог, в основу данного учебного пособия заложен процесс развития личностных качеств на предметном поле конкретной психологической ситуации, в той или иной мере инициирующей учащегося-спортсмена на разрешение психолого-педагогической проблемы посредством привлечения индивидуальных и социальных усилий, обеспечивающих эффективность решения актуальной психолого-педагогической проблемы. Контекст личностно осознанной психолого-педагогической проблемы, ее личностные смыслы инициируют развитие социально и индивидуально заданного личностного качества и интеллектуальной способности, причем развитие данного качества происходит в непривычных, нестандартных условиях его проявления, при повышенной степени трудности ситуации или высокой степени ответственности за ее исход посредством привлечения эмоционально-волевых, интеллектуальных, регулятивных, духовно-нравственных ресурсов самой личности.
В ходе прочтения
    Выявите психологические ситуации, инициирующие развитие актуальных социально и индивидуально значимых личностных качеств.
    Спроектируйте психологические ситуации, задействующие развитие:
   а) интеллектуальных способностей личности;
   б) эмоционально-волевых качеств юного учащегося-спортсмена;
   в) качеств направленности личности;
   г) регулятивных способностей учащегося-спортсмена.
    Соотнесите представленные виды психолого-педагогических ситуаций с зонами актуального и ближайшего развития[4] (по Л. С. Выготскому[5]), обозначьте ситуации, которые находятся за пределами зоны ближайшего развития.

1.1. Психологическая ситуация, инициирующая развитие актуальных личностных качеств

Р. Роллан
   Анализ содержания психологических ситуаций, представленных в научно-методической литературе, позволил выделить ряд сложных ситуаций, характеризующихся помеховлияющими «предпосылками поведения, отношения, состояния и биографии»[6]. По мнению Р. М. Загайнова, существует одна характеристика, объединяющая ситуационные обстоятельства, – напряженность, затрудняющая человеку управление своим поведением и последующее эффективное решение стоящих перед ним задач[7]. Представленные ниже психологические ситуации рассмотрены в логике «от менее сложного к более сложному».
   В межличностной ситуации (Ю. Н. Емельянов) проявляются умения субъекта выделять, анализировать и соотносить с предметной ситуацией собственные действия, данная ситуация рассматривается как «набор всех средовых условий в их взаимодействии с личностными проявлениями участников и всех социально-психологических событий»[8], наиболее часто встречается в условиях спортивной деятельности.
   В жизненной ситуации (С. Л. Рубинштейн, А. Маслоу, Б. Г. Ананьев, А. Н. Леонтьев, К. А. Абульханова-Славская) заложены основные импульсы для личностного развития человека на всю оставшуюся жизнь. По мнению С. Л. Рубинштейна (1976), «ситуация всегда содержит что-то данное, но в ней есть всегда как бы пустые, незаполненные места <…> через которые проглядывает» нечто, выходящее за ее пределы и связывающее ее со всем существующим. Переживание подростком данной ситуации инициирует развитие смыслов спортивной и других видов деятельности в структуре жизненных смыслов. Данные ситуации выступают как поворотные пункты, формирующие и развивающие жизненную стратегию.
   В проблемной ситуации (Лингарт И., 1973): а) раскрывается противоречивость между первичным и финальным состояниями, целью; б) проявляется неуравновешенность, приводящая к мотивированному поведению, фактически создается прецедент для осмысления состояния и текущей позиции подростка-спортсмена.
   В социальной ситуации развития (Выготский Л. С., 1984) происходит актуализация самоанализа личностной позиции как исходного момента, инициируются изменения, возможные в данный период, и определяется путь, следуя которому человек приобретает качественные образования развития. По Выготскому, «ошибочно мнение педагогов, что нужны максимальная наглядность, доступность, облегченность учебного материала. Наоборот! Нужно создавать побольше затруднений для ребенка как отправных точек для его мыслей, ведь мышление всегда возникает из затруднения».
   В напряженной ситуации (Наенко Н. И., 1976) выделяется два вида психической напряженности: операционная и эмоциональная. Операционная напряженность наиболее часто встречается в условиях спортивной деятельности на фоне исполнения коллективных координационно-сложных действий и их элементов. Эмоциональная напряженность возникает в условиях отражения сложной и значимой ситуации на фоне ответственного отношения подростка к выполняемой задаче.
   В трудной ситуации (Тышкова М., 1987) наблюдается неуравновешенность в системе отношений человека с окружающим миром; несоответствие между стремлениями, ценностями, целями субъекта и возможностями их реализации. Трудная ситуация связана с выполнением задачи, деятельности на фоне возникающих внешних и внутренних помех, неудач, противодействия соперников. Кроме того, развитие трудной ситуации связано с социальным взаимодействием через оценку, критику, давление, конфликт. В трудной ситуации (по Е. Е. Даниловой, 1990) достижение необходимого результата невозможно без восстановления равновесия внутри ее структуры – установления новой координации отношений субъекта с окружением, связанным с переосмыслением ситуации и избираемых средств и методов достижения результата.
   В конфликтной ситуации (Гришина Н. В., 1997) происходит нарушение норм ролевого взаимодействия, выполнения индивидом определенных социальных функций, имплицитно или эксплицитно диктуемых статусом, позицией в системе межличностных отношений; нарушение норм вследствие их незнания, вынужденное – вследствие особых ситуаций; сознательное – как демонстрация неприятия навязываемой роли; отсутствие или нарушение единства понимания роли участниками взаимодействия.
   В критической ситуации (Шакуров Р. Х., 2001), представлен «барьер» как «внешние и внутренние препятствия, сопротивляющиеся проявлениям жизнедеятельности субъекта, его активности». Барьеры формируются в психике в эмоционально-чувственной, затем когнитивной форме (знаний, образов, понятий). Р. Х. Шакуров выделяет следующие функции барьеров: созидательная, тормозящая, подавляющая. Барьер рассматривается автором как главный фактор любого развития.
   Процесс развития аффектогенной ситуации (Бассин Ф. В., 1988) необходимо своевременно предотвращать, поскольку в случае ее возникновения затрагиваются такие переживания подростка, которые в индивидуальной иерархии ценностей отличаются наиболее высоким потенциалом значимости. В данной ситуации наблюдается недостаточность или распад мер психологической защиты, возникает травмирующая неопределенность, повышается энтропия поведения там, где требуется преобладание стабильных отношений к окружающему.
   Неконтролируемое развитие аффектогенных ситуаций в пространстве значимой спортивной деятельности подростка приводит к проявлению суицидального поведения. В связи с этим компетентное взаимодействие субъектов образовательного процесса и психологическая поддержка тренера выступают ведущими факторами коррекции психоэмоциональных состояний и переживаний подростка. Переживание, по Ф. Е. Василюку, «есть деятельность, направленная на преодоление <…> как особая внутренняя работа, с помощью которой человеку удается перенести те или иные жизненные события, восстановить утраченное равновесие, словом, справиться с критической ситуацией»[9]. Важно создать такие условия, в которых «событие выступает одной из ведущих детерминант ситуации» (С. Л. Рубинштейн), каждое из этих внешних событий имеет свою внутреннюю сторону; объективное, внешнее изменение взаимоотношений человека с окружающими, отражаясь в сознании, изменяет и внутреннее, психическое состояние человека, перестраивает его сознание, его внутреннее отношение к другим людям и к самому себе[10].
   Критическая ситуация по Ф. Е. Василюку[11] и М. Ш. Магомед-Эминову[12] нами не рассматривается в связи с ее противоречием сущности педагогического процесса в условиях учебы и спортивной подготовки подростка – «длительным психологическим травматизированием, совокупностью событий внешнего и внутреннего мира, преломленных в психике человека», наличием в ее структуре стресса, фрустрации, конфликта и кризиса.
   Рассмотрев развитие ситуаций в аспекте их усложнения, важно охарактеризовать ролевую позицию субъекта деятельности.
   В свое время Л. С. Выготский, рассматривая все поведение человека как соотношение его с окружающей средой, предположил три основных типических момента. Первый момент, наблюдаемый в стандартных ситуациях, когда «поведение обнаруживает следы уравновешенности с окружающей средой». Человек легко справляется с теми задачами приспособления, которые встают перед ним.
   Второй момент заключается в том, что равновесие, сложившееся в поведении, нарушается, и нарушается не в пользу организма. Среда в этом случае превалирует над организмом. Это значит, что человек не справляется с воздействиями, идущими на него извне, он не может ответить на них адекватными реакциями. Требования, которые предъявлены к нему сейчас ситуацией, оказываются слишком трудными для того, чтобы он мог моментально к ним приспособиться, человек реагирует на критическую ситуацию отрицательными эмоциональными реакциями. Страх, гнев, горе, грусть и все разновидности отрицательных эмоций имеют место в этом случае[13].
   «Обратное происходит в третьем случае, когда равновесие между организмом и средой нарушается в пользу организма, когда организм с легкостью справляется с задачами, встающими перед ним, когда он господствует над средой, когда у него остается в запасе излишек энергии, не израсходованной по прямому назначению. В этом случае возникают положительные эмоции радости, гордости, удовлетворения, торжества и т. д.»[14].
   Рассмотрение вопроса в контексте развития способностей, реализуемых в спортивной деятельности, позволяет обозначить наличие ситуации четвертого типа, которая характеризуется определенными трудностями, когда, взаимодействуя с субъектами деятельности, подросток-спортсмен стремится к достижению психологического преимущества над средой, при этом степень сложности социальной ситуации преодолевается активизацией необходимых личных психологических ресурсов, проявляющихся на фоне психологического напряжения. Данная ситуация характеризуется новизной, нестандартностью, отсутствием в поведенческом репертуаре личности отработанных индивидуально приемлемых и социально признанных способов реагирования, обеспечивающих спортивное совершенствование подростка, и развивает отношения «к себе», «к другим», «к деятельности» в перспективе их интегративного усложнения.
   Степень сложности напряженной социальной ситуации отражена в стихотворении Р. Киплинга, где через личностные переживания с позиции педагогического оптимизма субъект деятельности стремится к избранию социально конструктивных, нравственно-ориентированных способов достижения цели:
О, если ты спокоен, не растерян,
Когда теряют голову вокруг,
И если сам себе остался верен,
Когда в тебя не верит лучший друг.

И если ждать умеешь без волненья,
Не станешь ложью отвечать на ложь,
Не будешь злобен, став для всех мишенью,
Но и святым себя не назовешь…

   Достигаемое преимущество перед помеховлияющими факторами и является одним из ориентиров социализации и спортивного совершенствования подростка.
   Согласно Д. И. Фельдштейну, «индивидуализация и социализация необходимо предполагают друг друга. Индивид может выступать на уровне высокого самоопределения и принятия его среди других в том случае, если он социально значим и индивидуально выражен»[15]. Рассматривая влияние социума на личность, Л. С. Выготский подчеркивал, что очень наивно понимать социальное только как коллективное. Социальное присутствует и там, где есть только один человек и его личные переживания. Завися от предметно-социальной и культурной среды, которая опосредует его отношения к самому себе, человек как личность изменяет эту среду и тем самым самого себя.
   Каждый подросток в той или иной степени взаимодействует с социумом. Для экстравертированных, менее рефлексивных личностных типов субъектом взаимодействия является другой человек, группа людей, тогда как для интровертированных, более рефлексивных субъектами общения (помимо внешних контактов) выступают собственные переживания, воспоминания, внутренний диалог с самим собой. И надо обратить внимание, что во внутреннем диалоге деятельностные позиции субъектов могут расходиться. Находясь в одиночестве, вспоминая и анализируя собственное соревновательное поведение, юный спортсмен соотносит индивидуальные и социальные роли, собственные действия с социальным запросом команды.
   Бывают ситуации, когда тренер задает аргументированную социальную установку: «Все работаем на спортсмена “Х”, он в лучшей спортивной форме» (и другие), и как только тренер предоставляет возможность проявиться не тому другому «Х», а лично тебе, социальная необходимость меняет свой полюс, преобразуясь в индивидуальную значимость. Таким образом, развитие личностных проявлений, ее социального интеллекта осуществляется через смену ролевых позиций субъектов деятельности, имеющих общую или различные цели.
   Рассматривая смыслы разрешение проблемных ситуаций, целесообразно обратиться к понятию «интериоризация». Интериоризация (фр. interiorisation, от лат. interior – внутренний) рассматривается как переход извне вовнутрь, или поэтапное свертывание и овнутривание внешнего действия. Данное понятие впервые сложилось во французской социологической школе (Э. Дюркгейм) и означало процесс социализации, прививания элементов идеологии к сознанию индивидов. Так, моральные требования к способам осуществления спортивной деятельности, осознаваясь в качестве внешней установки и применяясь на практике, интериоризируются, переживаются и принимаются подростком в доступном на данный момент объеме.
   Культурно-историческая теория Л. С. Выготского рассматривает душевную жизнь, которая «рождается из внешней социальной формы общения между людьми, а общая структура мышления и внутреннего диалога в целом повторяет структуру обычной предметно-чувственной деятельности с вещами и людьми». Благодаря «культурному знаку» предчеловеческие формы поведения ребенка переключаются на специфические социальные, мысль индивидуума совершается в слове, внешнее действие субъекта с объектом овнутриваются до умственной операции со знаком как заместителем объекта[16]. Так происходит принятие культурных и общественных ценностей в контекст внутренних переживаний.
   Социальная ситуация личностного становления подростка-спортсмена развивается на фоне: 1) текущего спортивного и учебного результата, определяющего социальную позицию в группе, коллективе; 2) специфики соперничества и конкурентного противодействия субъектов деятельности; 3) личной цели, динамики и адекватности ее достижения, характеризующей субъективное восприятие личной успешности с опорой на внутренние смыслы деятельности.
   Нравственная позиция подростка-спортсмена тесно связана с социальной оценкой личностных качеств и спортивных способностей. Наблюдая в деятельности ряда старших подростков проявление (1) ориентации на результат на фоне низких показателей социальной компетентности, можно отметить, что эта категория более устойчива к стрессу, связанному с низкой социальной оценкой тренеров, учителей и спортсменов как компетентных экспертов в системе вертикальных и горизонтальных связей. Даже при переводе тренером данных спортсменов в менее квалифицированную команду (группу) у них сохраняется субъективно завышенное представление о себе, выражающееся в эгоцентрической позиции «Я один не вытащу эту команду в лидеры», то есть «Я» – это одно, «команда», «класс» – это совершенное иное. Тренер, порицая поведение спортсмена за те или иные безнравственные поступки переводом в более слабую группу, не осознает, что во внутренней картине мира данного субъекта «не работает» ряд моральных категорий на понятийном и деятельностном уровнях; по Ш. Амонашвили (2002), «…взрастет то, что посеяно». Коррекция поведения возможна лишь через «духовный мир ребенка», который «может обогащаться только в том случае, если он это богатство впитывает через дверцы своих эмоций, через чувства сопереживания, сорадости, гордости, через познавательный интерес; насильно обогащать этот мир равносильно тому, что злонамеренно сажать райские яблоки в отравленную почву».
   Социально-ориентированные подростки, стремящиеся к достижению цели деятельности, идентифицируют свой образ с запланированным результатом. Если текущего результата не достигнуто, психологическая опора на данную позицию утрачивается и наблюдается тенденция (2) переориентации на процесс деятельности и идентификации позиции «Я» с группой спортсменов, позволяющей подростку «защитить» личные смысло-жизненные ценностные ориентации позитивной оценкой в системе горизонтальных связей. Рассматривая в ключе нравственности процесс спортивной подготовки подростка и его учебной деятельности, важно отслеживать, чтобы результирующая соревновательная позиция аутсайдера через формальный результат (очки, секунды, голы) и показатели учебной деятельности не доминировали в социальных отношениях и не преобразовывались в статичную социальную роль «неуспешного».
   Только при нравственном отношении к другому возможно развитие социально адаптированной самооценки, совершенствование рефлексивной культуры, позволяющей подростку соотносить «Я-реальное» и «Я-идеальное» в контексте личных учебных и спортивных достижений, социального приспособления, основанного на понимании самой сущности процессов и явлений спортивной деятельности и личности в спорте.
   Придерживаясь научной позиции Л. Н. Когана, В. И. Басовой, А. И. Шемшуриной, Г. Н. Серикова, И. Ф. Харламова, мораль целесообразно определять как совокупность норм и правил поведения в обществе. Мораль – это то, что действует извне, но понимается и принимается юным спортсменом на мировоззренческом уровне, например как этический кодекс спортсмена, олимпийская клятва и другие. Нравственность при этом выступает в качестве системообразующей личностной характеристики.
   В связи со сказанным, развитие социально значимых личностных качеств юного спортсмена основано: на проявлении нравственности личности; исполнении этического кодекса спортсмена; развитии социально адаптированной самооценки; совершенствовании рефлексивной культуры юного спортсмена, позволяющей соотносить «Я-реальное» и «Я-идеальное» в контексте личностного и спортивного совершенствования. Социальный интеллект подростка инициирует социальное приспособление, основанное на понимании самой сущности процессов и явлений спортивной и учебной деятельности и личности в спорте.
   В спорте может проявить себя: социально смелый и адаптированный подросток, понимающий мысли, чувства, намерения других людей, открытый к новому опыту, способный к реализации социальных знаний и умений в конструктивных взаимодействиях с учетом меняющейся ситуации.
   Данные проведенных нами педагогических исследований показывают, что при доминировании «социального» над «индивидуальным» у подростков-спортсменов с развитыми рефлексивными способностями в большой мере проявляется социальная ответственность и, как следствие, происходит торможение личных свобод. Необходимо подчеркнуть, что спортивная деятельность экстремальна и нестандартна по своей сути и предоставляемые в ней социальные права и свободы основываются на актуальных ситуативных возможностях подростка, позволяющих внести вклад в индивидуальное и/или командное достижение. Над процессом развития способностей личности постоянно довлеет текущий результат, часто запрашиваемый некомпетентными организаторами детско-юношеского спорта.
   Анализ содержания ценностных ориентаций, мотивов поведения, личных установок на деятельность показал, что не всегда высокий уровень развития социального интеллекта соответствует личной установке «задействовать социальный интеллект». Реализация данной способности зависит: 1) от направленности профессиональной деятельности тренера; 2) цели подростка как субъекта спортивной деятельности; 3) индивидуальной программы подростка и избранной (конструктивной/ неконструктивной) стратегии достижения результата; 4) авторитетных мнений значимых субъектов спортивной деятельности (их нравственной, образовательной, мировоззренческой социально-ориентированной позиции); 5) социокультурного, нравственного уровня представителей группы психологической поддержки.
   Так, низкие показатели социального интеллекта информируют об отсутствии готовности к коллективному взаимодействию в стандартных и нестандартных ситуациях спортивной деятельности. Высокие показатели социального интеллекта подростка-спортсмена, помимо положительных тенденций, также отражают состояние психоэмоциональной напряженности, вызванное недостаточностью различных видов готовности, которая компенсируется усилиями психологического плана: отслеживанием настроения, поведенческих проявлений значимых субъектов деятельности, актуализацией психологических контактов с тренером (вероятно, для подростка это «соломинка, за которую он хватается», чтобы выдержать конкуренцию, компенсируя недостаток различных видов готовности усилиями психологического плана).
   В спортивной деятельности как виде социальной активности индивида, осуществляемой в сложных конкурентных условиях на фоне взаимосодействия и противодействия партнеров и соперников в физическом контакте, часто возникают спорные ситуации, требующие от личности приложения психических усилий по позиционированию личного профессионального (в соответствии с возрастом и уровнем компетентности) взгляда на рассматриваемый вопрос. Подросток, переживший стрессовую ситуацию, приобретает индивидуальный опыт, который анализируется через призму рефлексивных способностей и сохранятся в памяти как менее или более оптимальный. При позитивной самооценке процесса и результата данный опыт, согласно Дж. Брунеру (1977), создает «новую схему действия»[17]. По мнению Л. С. Выготского, «только на известной стадии накопления прежнего опыта возможна интеллектуальная реакция как особо сложная форма комбинации и видоизменения этого старого опыта. Мы все знаем, в какой мере мышление и изобретение всякого человека подчинены его прошлому опыту. Опыт дает материал, из которого мышление строит»[18]. Опыт помогает конструировать новые схемы действий, отвечающие требованиям ситуации, и, по Х. Хекхаузену (1986), «когнитивные схемы, непрестанно конструируются и реконструируются в циклических процессах, включающих действие и воспринимающую обратную связь с его последствиями <…> модификация схем обеспечивает все более эффективное взаимодействие со средой». В части случаев нами выявлено, что повторяющиеся трудные ситуации оказывают все меньшее дестабилизирующее воздействие на личность и деятельность подростка, поскольку восприятие каждой последующей аналогичной ситуации становится более рациональным и экономичным. Вместе с тем рядом спортсменов применяются стратегии психологической защиты личности, и чаще всего: отрицание, рационализация, регресс и подавление. Юный спортсмен отрицает ту логику, которая угрожает его будущему, не хочет принимать критику со стороны тренера или учителя, потому что она «рушит» систему собственных позитивных представлений о самом себе; осуществляет рационализацию через дискредитацию цели, значимого другого, преувеличение роли обстоятельств; применяет регресс через коррекцию нормативных оценок и индивидуальных модельных характеристик деятельности; использует подавление через ограничение возможностей оппонента по активному противодействию в конфликтной ситуации. В меньшей мере проявляются: идентификация, замещение, проекция, изоляция и вытеснение. Совместный анализ причинно-следственных связей, побуждающих юных спортсменов применять защитные стратегии, и разработка вероятностных алгоритмов поведения позволяют ориентировать субъекта взаимодействия на модель адекватного реагирования.
   Степень полноты и адекватности проявления социальной позиции зависит от готовности личности осуществлять деятельность в заданном контексте конкретной социальной ситуации, активизируя именно те личностные качества и способности, которые позволяют эффективно и экономично решать частную интеллектуальную задачу, совершать обдуманные интеллектуально опосредованные коммуникативные и иные действия, отражающиеся в поступках подростка. Как утверждал А. Н. Леонтьев, «первые активные сознательные поступки – вот начало личности. Становление ее проходит в напряженной внутренней работе, когда человек как бы постоянно решает задачу – “чему во мне быть?”»[19].
   Анализ тенденций развития смыслового контекста переживаемых психологических ситуаций, после завершения которых у субъектов деятельности преобразуется точка зрения на вопрос «Роль моего поведения в совершенствовании социальных взаимодействий», выявляет определенную динамику. Исследование смысловых полей младших подростков-спортсменов позволяет констатировать наличие самостоятельных позиций: «особенности деятельности», «другие», «социальная среда». Осознание трудностей в разрешении ситуации в данном возрасте дистанцировано от личного поведения и характера самореализации, смещено во внешнюю среду: «Со мной все в порядке, но чрезвычайно трудны условия». В старшем подростковом возрасте на фоне развития рефлексивной культуры становятся актуальными иные смысловые трудности, содержательно объединяющие проблемные зоны среды и субъекта(-ов) взаимодействия: «Я-концепция – деятельность», «Я – требования деятельности», «Я – моя самореализация», «Я – другой». Сложность разрешения психологической ситуации для младшего подростка-спортсмена заключается в искусственном самоограничении смысловых полей сотрудничества у противодействующих субъектов «Я – другой» и выражается в позиционировании собственной точки зрения на фоне конкурентного противодействия (рис. 1).

   Рис. 1. Развитие смыслового поля социального взаимодействия субъектов спортивной деятельности:
   а) в условиях противодействия двух смыслов; б) в условиях гармонизации противодействующих смыслов партнеров общим смыслом деятельности

   При выявлении общего смысла для каждого из субъектов формируется общее смысловое поле взаимодействия. Данное поле сглаживает линейное противодействие в ранее представленных позициях (в контексте высказывания Жюля Ренара: «Будьте терпимы к моей нетерпимости»). Направленные на противодействие психологические позиции претерпевают переосмысление, принятие и последующую реализацию новой конструктивной цели взаимодействия, наполненной вновь приобретенными более глубокими смыслами. Среди них: возможность осуществления успешной совместной учебно-тренировочной деятельности с квалифицированным (спарринг-)партнером; выход на более совершенный способ коллективного взаимодействия; перспективы совместной реализации способностей в спортивной деятельности.
   Пережитая критическая ситуация является рубежом той или иной психологической позиции, поскольку при разрешении проблемной ситуации меняется мировоззрение подростка и, как следствие, корректируется: заявленная цель; содержание деятельности и/или поведения; характер дальнейших отношений с оппонентом(-ами) и другие.
   Взросление и развитие личности подростка обусловлено соотношением преодоленных и непреодоленных жизненных психологических ситуаций в пользу первых: на начальных этапах – непосильных, в процессе деятельности – трудных, в ее результате – успешно свершенных, закрепляющих мотивацию достижения – «движения вперед как осознанной необходимости», что отражается в стихотворении-миниатюре И. Губермана:
Творчеству полезны тупики:
боли и бессилия ожог
разуму и страху вопреки
душу вынуждает на прыжок.

   Адекватное прохождение ситуации кризиса должно завершаться, по Н. В. Воротыло, «дифференцированным этапом, когда семантические области “Я” и “кризис” в пространстве субъективного опыта дистанцируются»[20]. На данном этапе у подростка (1) рождается обновленная психологическая позиция, развивающая мировоззрение и совершенствующая процесс социального и профессионального взаимодействия в спорте и жизнедеятельности в целом. При этом ситуация кризиса может развиваться и другими неконструктивными путями:
   (2) подросток приспосабливается к жизненным реалиям, вступая в компромисс с личным мнением, внешне принимая позицию силы (большинства) значимого субъекта деятельности, смысловое понимание отодвинуто во времени и требует рефлексивного анализа происходящего;
   (3) значимость кризиса уходит на второй план, подросток достигает дифференцированного этапа, разводящего семантические области «Я» и «кризис» совершенно с другим социальным окружением, меняя тренера, партнеров по команде, спортивную, общеобразовательную школу, то есть применяет стратегию миграции.
   В социальной психологии ситуации рассматриваются в аспекте их субъективного восприятия и самооценки: субъективно значимые и субъективно незначимые ситуации. Очевидно, что развитие интеллектуальных и личностных способностей подростка в условиях спортивной и учебной деятельности в подавляющем большинстве случаев осуществляется на фоне субъективно значимой ситуации.
   Внутриличностная психологическая ситуация, требующая своего разрешения, активизирует проявление вербального интеллекта в части формулирования адекватной установки деятельности, обеспечения аргументированной психологической позиции на преодоление трудностей, связанных с решением ее задач. К внутри-личностным источникам конфликтности личности можно отнести эмоциональную неустойчивость и тревожность подростка-спортсмена, наличие у него страхов, связанных со спортивной карьерой. Внутриличностный конфликт подростка-спортсмена связан с потерей уверенности в своих силах, формированием устойчивого комплекса неполноценности, а иногда и с потерей смысла жизни.
   Э. Г. Исаева (2007) проследила стадии стресса, аналогичные выделенным Г. Селье в адаптивном синдроме: резистенция (изменение), шок (поворот) и разрушение. Степень резонанса конфликта, по мнению автора, проецируется в формировании негатива или позитива в фонде личности, ее дезадаптации, распаде, раздвоении, неврозах. Более частным блоком можно считать угнетение личности, ее дискомфорт, разочарование, психическую напряженность, агрессивность, подавленность[21]. Автор обратила внимание на причины возникновения внутриличностных конфликтов и на рассмотрение механизма их гармонизации:
   1. Субъект-субъектный кластер отражает соотношение характеристик внутриличностного пространства, например:


   2. Субъект-субъектный кластер проецирует соотношение индивидуальных и групповых параметров, например:


   Степень соответствия характеристик, представленных Э. Г. Исаевой (2007), также отражает уровень гармонизации внутриличностных и межличностных отношений подростков-спортсменов. Уровень актуальных достижений юного спортсмена и учащегося будет расти, если тренер и учитель выстроят в ретроспективе адекватную индивидуальным возможностям лестницу притязаний (в качественных, количественных, объективных и субъективных параметрах оценки).
   Идеальная и реальная самооценки подростка-спортсмена не должны иметь большой разрыв и вместе с тем не должны совпадать, «идеальное» всегда совершеннее «реального». В кризисных ситуациях идеальная самооценка выступает в качестве механизма самоподдержки, перспективы «завтрашнего дня» подростка.
   Соотнесение потребности в признании и способности персонализироваться развивается в логике «от частного к общему», более успешным и социально адаптированным юным спортсменам предоставляется большее количество ситуаций для персонализации деятельностной позиции, поскольку в спортивной деятельности, в отличие от иных видов, присутствуют конкуренция и спортивный отбор. Спортивному педагогу и учителю необходимо создавать ситуации достижения лидерской позиции каждым из юных спортсменов – учащихся школы, в обратном случае аутсайдеры потеряют интерес к деятельности. Вместе с тем персональное достижение подростка не должно быть вымышленным, а должно создаваться максимальным проявлением личных усилий в спортивной и учебной деятельности. Успешная персонализация в игровой, коммуникативной, учебной, тренировочной и других видах деятельности подростка проявляется часто, тогда как гораздо сложнее получить право на признание личных достижений в спортивном состязании.
   Сопоставляя показатели субъект-субъектного кластера, целесообразно стремиться к тому, чтобы ценностные ориентации группы органично встраивались в ценности личности подростка-спортсмена. Ценностные ориентации группы более конкретные и вместе с тем емкие, структурированные и ориентированные на достижение коллективной цели спортивной деятельности, тогда как ценности личности подростка характеризуются более широким диапазоном.
   Сравнивая показатели групповой продуктивности и уровня достижений личности в спорте, важно отметить, что в командных видах часто происходит нелинейное развитие данных параметров. Иногда команда выигрывает за счет личностных результатов конкретного спортсмена-лидера, в других случаях команда показывает хороший результат посредством относительно стабильных показателей групповой продуктивности при равном участии многих спортсменов в достижении коллективного результата. Часто уровень достижений талантливых личностей в детско-юношеском спорте не позволяет показать хороший командный результат: в команде одни «звезды», а командной игры нет. Социальная ответственность лидеров команды должна побуждать к самореализации индивидуальных способностей во имя коллективной цели. При совершенствовании спортивного мастерства происходит сближение позиций индивидуальной и коллективной результативности.
   Коллективистская действенная групповая эмоциональная идентификация, по мнению В. В. Абраменковой (2000), представляет собой реально проявляющуюся в совместной деятельности способность реализовать такую активность, которая отражает готовность относиться к переживаниям, желаниям, чувствам, интересам других членов группы как к своим собственным. Характеристики социо– и референтнометрического статуса подростка-спортсмена должны стремиться к показателям групповой эмоциональной идентификации.
   Кризисное, дистантное строение рассмотренных показателей, по Э. Г. Исаевой (2007), является индикатором кризиса личностной гармонизации, зоны внутриличносного нарушения гомеостаза, личностного диссонанса, рассогласования жизненных ценностей. Нормативное же строение отмеченных коэффициентов, по мнению автора, с одной стороны – условие пластичности динамики личности, с другой – показатель позитивной личностной гармонизации, оптимальности социогенеза, комфортности личности, внутриличностной устойчивости.
   Решение внутриличностных конфликтов осуществляется в процессе проявления факторов внутриличностной устойчивости, к которым, по мнению Э. Г. Исаевой (2007), относятся:
   – понимание богатого многообразия форм самовыражения, способов проявления человеческой индивидуальности;
   – способность тонко чувствовать другого и происходящее вокруг;
   – признание единства и многообразия мира человечества;
   – рефлексия проявлений активности с усложнением пространства внутренних образов;
   – пробуждение дремлющих созидательных, преобразующих сил, эзотерических установок, адаптивного поведения;
   – построение доверительных отношений открытости, внимания друг к другу, солидарности, позитивного взаимодействия;
   – противодействие влиянию, вызывающему чувство страха и отчуждения по отношению к другим, расширение горизонтов независимого, критичного мышления;
   – конструктивное социальное моделирование и прогнозирование, формирование нормы цивилизованного компромисса, потребности во взаимопомощи, гуманизации отношений, мира без конфликта;
   – представление о норме реакции, о допустимом диапазоне вариантов реагирования, основанных на Я-концепции, ориентация на внутренние эталоны;
   – создание энергетической готовности к коммуникациям, активным действиям, взаимопонимания на основе снижения психоэмоционального напряжения;
   – эвристичность, интеллектуальная лабильность, поленезависимость, копинг-стратегии[22].
   Часто внутриличностный конфликт подростка развивается на фоне неудовлетворенности, вызванной результатами рефлексивного анализа качества собственной деятельности в соотнесенности с выполнением ожиданий и требований значимого социального окружения (личных, тренера, партнеров по команде, ближайшего окружения и других). При заниженной социальной оценке личности и деятельности подростка со стороны окружения происходит ограничение межличностных взаимодействий.
   В ситуациях соперничества и конкурентного противодействия активность подростка протекает на фоне: конкурентного поведения оппонента при относительном исходном психоэмоциональном равновесии самого субъекта деятельности; осознания субъектом давления конкуренции и поиска оптимальной стратегии восприятия данной психологической ситуации; конкурентного поведения самого субъекта деятельности, стремящегося доказать свое превосходство перед окружающими.
   И если для одного из спортсменов, участвующего в противодействии, эта ситуация более напряженная, то для другого она может выглядеть как менее трудная и приближенная к стандартной. Объективная позиция обоих субъектов представлена общей точкой на линии взаимодействия «Я – другой», тогда как субъективная позиция каждого из субъектов обусловлена адекватностью личной самооценки ситуации и при завышенной и заниженной самооценке наблюдается субъективный диссонанс социальной позиции каждого из юных спортсменов.
   Рассмотрим особенности межличностных психологических ситуаций, влияющих на развитие социально-ориентированных личностных качеств. Межличностная ситуация прежде всего требует от подростка проявления аналитических и рефлексивных способностей, позволяющих определить психологические позиции оппонента(-ов), а затем уже, используя вербальный интеллект, конструктивно преобразовывать ее отрицательные векторы.
   Сложность межличностной психологической ситуации характеризуется субъект-субъектным взаимодействием, происходящим на фоне сбивающих факторов:
   1) влияния особенностей собственного состояния и поведения: психологических (заниженная самооценка возможностей достижения положительного результата; неадекватное состояние ценностно-мотивационных ориентиров; неконструктивная позиция подростка: «не могу», «не хочу», «не знаю»; неудовлетворительное текущее психологическое состояние; недостаточный уровень волевой готовности; неадекватная оценка возможностей спортсменов своей команды и команды-соперника; неадекватно завышенная или заниженная самооценка; неадекватно высокое или низкое проявление ответственности и другие); физических (неудовлетворительное физическое состояние, самочувствие; низкий уровень функциональной готовности, развития двигательно-кондиционных способностей; недостаточная вариативность двигательных умений и навыков);
   2) негативного внешнего воздействия среды, вызванного состоянием и поведением окружающих представителей: своей команды (некорректные установки тренера и неадекватный процесс подготовки детей к соревнованию; необоснованные ожидания тренера; неадекватное поведение родителей, вызванное низким уровнем психологической культуры; завышенные требования родителей к ребенку; завышенная оценка способностей и возможностей ребенка игроками команды; низкий уровень готовности партнеров по команде (психологической, физической, технико-тактической и других); команды-соперника (агрессивное поведение тренера, спортсменов, родителей юных спортсменов, болельщиков команды-соперника); организаторов соревнований (некорректное судейство; сложившаяся ситуация в турнирной таблице; нестандартные условия организации соревнования и другие);
   3) межличностного конфликта с конкретным субъектом деятельности (или группой) в системе горизонтальных связей и межличностного конфликта в системе вертикальных связей «спортсмен – тренер»; «спортсмен – руководство спортивной школы, клуба», «учащийся – учитель» и других.
   Знание «предпосылок поведения, отношения, состояния, биографии»[23] позволяет предвосхитить нежелательное развитие представленных выше ситуаций, выбор юным спортсменом и учащимся стратегии ухода от решения проблем, пассивное отношение к применению психологических знаний по конструктивному преобразованию ситуаций.
   Анализ интеллектуальных трудностей в значимых ситуациях межличностного общения позволил выделить при наличии двух видов препятствий их дихотомическое влияние, при трех и более – множественное, усложняющее выбор способов решения интеллектуальной задачи социального плана. Важно отметить, что уже третья помеха ослабляет и дестабилизирует внимание подростка, концентрируемое на первых двух, в связи с этим юный спортсмен избирает только те характеристики (в рамках индивидуально воспринимаемого максимума), которыми он может управлять, остальные выпадают как незначимые.
   В связи со сказанным в процессе социального взаимодействия важно развивать способность к переключению внимания, направленного на отображение реальности в пространстве значимых социальных характеристик субъектов взаимодействия.
   В процессе социального взаимодействия нарабатываются индивидуально-оптимальные соревновательные стили и стили организации ученой деятельности в реализации психологических ситуаций, основанные на адекватных представлениях о себе, партнере, сопернике, специфике учебной и соревновательной деятельности. В работе В. Г. Сивицкого (1995) рассмотрена модель поединка, состоящая из ряда компонентов:
   а) представления спортсмена о своих характеристиках (личностных, сенсомоторных, морфологических и других), которые объединяются в модель собственного поведения;
   б) представления о сопернике, сформированные в результате наблюдения за ним и выделения типичных моментов боевой деятельности, предположений о его поведении на основании опыта, рефлексии и вероятностного прогноза, которые преобразуются в модель поведения конкретного соперника;
   в) прогнозирование вариантов развития событий путем сопоставления моделей собственного поведения и соперника в конкретных условиях и понимания закономерностей тактики данного вида спорта.
   Подавляющее большинство юных спортсменов (89 %) имеют установку на рефлексивный анализ действий соперника в условиях поединка. Так, способность к сбору и обработке информации социального характера позволяет спортсмену развивать личностный поведенческий потенциал.
   Р. М. Загайнов (1992) отметил, что «спорт в отдельных случаях можно рассматривать как модель выполнения деятельности в “сверхжестких” условиях, когда против спортсмена или команды выступает не только официальный соперник, но и судьи, зрители, зачастую – длительный перелет, резкая смена климатических условий…»
   Г. А. Камалиева (2012), исследуя адаптацию юных спортсменов к преодолению как соревновательных препятствий, так и соревновательных трудностей, выявила их соотнесенность: соревновательная трудность рассматривается как соотношение величины соревновательного препятствия и уровня физических и психических возможностей спортсмена как субъекта деятельности. Очевидно, что преодоление трудностей обусловлено индивидуальным и социальным ресурсом юного спортсмена и существующая проблемная психологическая ситуация будет нести развивающий эффект, если субъект деятельности (подросток) проявит устойчивое стремление к ее разрешению.
   Социально-ориентированные личностные качества проявляются и развиваются в условиях нестандартной ситуации при наличии противоречий в социальных позициях и отношениях: «личность – среда»; «личность – специфический вид спортивной (учебной) деятельности»; «психологическое состояние группы – спортивный (учебный) результат»; «профессиональные ситуации в спорте (в учебной деятельности) – деятельность тренера (учителя)» и другие.
   Конфликтная ситуация. Очевидно, что социальный интеллект подростка-спортсмена развивается в условиях конфликтных взаимодействий. Общетеоретические и методологические проблемы конфликта, в том числе в спортивной деятельности, рассматривали: В. Н. Мясищев (1960, 1975); И. И. Сулейманов (1997); Ю. В. Луценко (1997); И. П. Волков (2002); А. П. Дмитриев (1991).
   Рядом авторов было выделено влияние вида спорта на формирование позитивных и негативных личностных характеристик, среди них: В. И. Енин (1986); Е. П. Ильин (1980); Б. Д. Кретти, А. Ц. Пуни (1984); Т. Г. Севастьянихина (1999); А. В. Стамбулов (1980); Н. Б. Стамбулова (1978); А. В. Шаболтас (1998) и другие.
   Личностные особенности, обеспечивающие определенный контекст социального взаимодействия спортсменов различных видов спорта, рассматривались в работах Я. А. Воробъева (1996); Г. Д. Горбунова (1973); В. И. Енина (1994); Г. Е. Леевика (1981); Ю. Н. Лысенко (1979); Г. В. Мешкова, А. А. Никитина, А. Н. Николаева (1998); М. В. Прохоровой, А. Г. Семенова, Г. А. Парамоновой (2004); И. Д. Посошкова (2002); Л. К. Серовой (1996); Н. Б. Стамбуловой (1999) и других.
   Агрессивность и конфликтное поведение в спорте вне реализации компонентов социального интеллекта рассматривались рядом авторов, среди них: У. Джонсон (1976); А. П. Дмитриев, И. И. Сулейманов, М. И. Судат (1994); Ю. В. Краев (1999); Б. Кретти (1975); Л. А. Любушкина (1998); Р. Мартенс (1979); Г. А. Парамонова (2004); С. И. Петров (2004); Н. И. Пономарев (1978); В. Н. Томилов (1990); Б. В. Турецкий (1993); А. И. Ушников (2009); Н. А. Худадов (1977); G. Schilling (1976); W. Schmidt (1978).
   Влияние психологического климата и сплоченности спортивной команды на спортивный результат представлено в трудах В. А. Блинова (2000); И. Ю. Воронина (2000); Ю. А. Коломийцева (1973); В. А. Пак (1999); Л. М. Руйбите (1984); Ю. Л. Ханина (1976); Е. П. Яхонтова (2000) и других.
   Обратимся к рассмотрению сущности и специфики конфликтных ситуаций, встречающихся в условиях спортивной деятельности подростка. По мнению С. И. Петрова (2004), конфликты в спорте способны оказывать позитивное воздействие на поведение спортсменов, их мотивационное, эмоциональное и физическое состояние, при этом часто конфликты вызывают и противоположный эффект, вялость и упадок сил, а также негативное влияние на некоторые системы жизнедеятельности (дыхательную, пищеварительную, сердечно-сосудистую).
   Конфликты, связанные со спортивной деятельностью, обладают рядом особенностей:
   а) преобладают конфликты с горизонтальной направленностью;
   б) к наиболее тяжело протекающим относятся конфликты вертикального типа (более высокий статус, «дедовщина»), а также с женщинами и лицами старшего возраста;
   в) ответственность за возникновение конфликтных ситуаций перелагается юными спортсменами на оппонента;
   г) основными причинами конфликтов выступают необъективное судейство, предвзятое отношение тренера (учителя) и ошибки со стороны самого спортсмена;
   д) частота возникновения конфликтов со всеми субъектами спортивной деятельности (спортсмен, тренер, судья), внутриличностной основой возникновения которых служит низкая социальная смелость, внутренняя конфликтность в сфере счастливой семейной жизни[24].
   Специфической особенностью поведения спортсменов в конфликте является менее интенсивное использование компромисса и избегания, а также более интенсивное использование соперничества. В качестве бессознательных механизмов переработки негативных переживаний спортсменами чаще используются проекция, рационализация и компенсация, реже всего – замещение и гиперкомпенсация.
   Стили поведения учащихся-спортсменов в конфликте взаимосвязаны с рядом их личностных особенностей (смелость, конформизм, фрустрированность, интеллект), внутриличностной конфликтностью и физическими ощущениями (прилив сил, упадок сил, затруднение дыхания).
   Приспособление является наименее конструктивным стилем поведения в конфликте у спортсменов, так как частое его использование может приводить к ухудшению функциональных возможностей спортсмена (дыхательная система) и дезорганизации деятельности (снижение мотивации и организованности) посредством проявления тензионных эмоций напряжения (тревога, страх, вина). Неудовлетворенность в системе взаимоотношений «спортсмен – тренер» оказывает отрицательное влияние на характер деятельности спортсмена, его эмоциональное и физическое состояние и повышает вероятность увеличения числа конфликтов[25].
   Результаты исследований Г. А. Парамоновой (2004) позволяют утверждать, что спортсмены из видов спорта, особенностью которых является активное физическое взаимодействие партнеров либо противодействие соперников, выбирают активные стратегии поведения в конфликте и непосредственно влияют на протекание конфликта. Спортсмены спортивных специализаций, где в процессе соревнования отсутствует активное взаимодействие между партнерами или соперниками, прибегают в конфликте к пассивным стратегиям, передавая инициативу оппоненту. В видах спорта, основу которых составляет жесткое физическое противоборство, спортсмены в конфликте ориентированы на соперничество; в командных видах – на сотрудничество; в видах с отсутствием взаимодействия – на приспособление.
   Уровень спортивной квалификации определяет выбор поведения в конфликте: на начальных этапах спортивной деятельности, когда происходят адаптация к ней и мобилизация сил для достижения предстоящих целей, спортсмены используют пассивные стратегии. Средний, промежуточный, уровень квалификации (кандидат в мастера спорта (КМС)) предопределяет выбор активных стратегий поведения, стратегий конкуренции. На высоком уровне квалификации (мастер спорта (МС), мастер спорта международного класса (МСМК)) вновь происходит сдвиг в сторону пассивных стратегий. Юноши чаще используют силовые, активные стратегии поведения, направленные на достижение собственных интересов[26].
   Проведенный педагогический анализ результатов интервьюирования и анкетирования подростков (6 групп видов спорта, 240 респондентов) позволил выделить ряд позиций в условиях спортивной деятельности, при которых способности социального и эмоционального интеллекта выступают в качестве личностно значимых.
   Стандартные ситуации сразу же были исключены из перечня, требующего активизации социальных способностей, потому что в сознании подростка уже имеется отработанный алгоритм наиболее успешного их решения в части нейтрализации негативного психоэмоционального влияния на личность и нахождения опорных пунктов, позволяющих осуществлять целенаправленную деятельность, уменьшая влияние помех.
   Нестандартные социальные ситуации были рассмотрены в различных аспектах. Среди них: социальные ситуации, возникающие в условиях спортивной деятельности и оказывающие позитивное/негативное влияние, либо (нейтральные) не оказывающие влияния на личность спортсмена и/или группы, решающих единую или альтернативные интеллектуальные задачи. При этом сущность социальной психологической ситуации определяется ведущей интеллектуальной проблемой, осознанной или находящейся на стадии осознания субъектом деятельности, с позиции которого происходит рассмотрение контекста данной ситуации.
   Взаимодействие субъектов спортивной деятельности осуществляется как непосредственно, так и опосредованно, а в динамике развития социальной ситуации оно обусловлено, в том числе, и выбором определенных мономодальностей или гетеровоздействия, характеризующих избираемые средства: аудиальной коммуникативной, визуальной, кинестетической, дигитальной (с рефлексивным анализом процесса взаимодействия) направленности. Компоненты социального интеллекта способствуют или противодействуют проявлению соревновательно значимых качеств в контексте социальных ситуаций.
   В условиях приложения социальных способностей в деятельности, отвечающей задачам психологической подготовки, юный спортсмен должен не просто проявлять умение прогнозировать и планировать развитие межличностных событий, эффективно действовать в системе межличностных отношений, ориентироваться в социальных ситуациях, правильно определять личностные особенности и эмоциональные состояния других людей, выбирать адекватные способы общения с ними и реализовывать все это в процессе взаимодействия, но и:
   – противостоять помеховлияниям социального окружения на основе сформированного механизма психоэмоциональной регуляции состояния и деятельности;
   – эффективно решать интеллектуальную задачу в изменяющихся условиях социального взаимодействия и текущего спортивного результата;
   – владеть социально приемлемыми эффективными средствами и методами достижения запланированного результата взаимодействия на основе представления и продвижения личной или групповой психологической позиции;
   – формировать адекватную самооценку, приближенную к показателям оценки компетентных субъектов спортивной деятельности.
   Рассмотрим представленные выше варианты влияния социальной ситуации на личность подростка-спортсмена.
   Так, позитивное влияние на процесс и результат самореализации личности отражается:
   1) в успешном выполнении деятельности с применением социальных знаний и способностей «здесь и сейчас»;
   2) в осуществлении текущей деятельности в текущий момент методом проб и ошибок, но несущей развивающий эффект для качеств и способностей подростка в информационном, мотивационном, когнитивном, операционально-деятельностном, эмоционально-волевом и регулятивном компонентах.
   Социальные ситуации, не оказывающие влияния на развитие социального интеллекта, личностных и соревновательно значимых качеств, характеризуются:
   1) отсутствием мотивации подростка к решению данной интеллектуальной задачи в социальном контексте;
   2) отсутствием в личной системе ценностей спортсмена данных субъектов, участвующих во взаимодействии;
   3) направленностью личности на решение социальных задач иного содержания;
   4) проявлением процессуальных параметров спортивной деятельности, в модели которых отсутствуют социальная интерпретация и социальные критерии оценки качества;
   5) осуществлением деятельности с опорой на ее результат вне социального контекста («все средства хороши»);
   6) экономии психоэмоциональных ресурсов в процессе выполнения физической нагрузки, вызывающей охранительное торможение, и других.
   Социальные ситуации, оказывающие срочное отрицательное или тормозящее влияние на развитие социально значимых личностных качеств подростка-спортсмена, характеризуются условиями:
   1) осуществления деятельности, руководимой аморальными, асоциальными намерениями, мотивами, установками;
   2) преобладания эгоистических настроений, проявляющихся в коммуникативной, деятельностной самоизоляции от группы на фоне неадекватно завышенной самооценки;
   3) выполнения деятельности на фоне группового неприятия и групповой оппозиции, вплоть до бойкотирования группой любых взаимодействий;
   4) применения в группе стратегий конкуренции и конфронтации при отсутствии сотрудничества и сотворчества, полярного разведения целей личности и целей группы.
   Доминирование подавляющей ролевой позиции в психологическом опыте подростка на фоне соревновательной деятельности субъектов характеризуется направленностью:
   1) внешнего окружения на нарушение психоэмоционального равновесия субъекта, соответственно, интеллектуальной задачей данного субъекта выступает повышение порога психоэмоционального восприятия избранных оппонентом средств воздействия, их рациональный и структурно-функциональный анализ с последующей разработкой стратегии помехоустойчивого поведения;
   2) воздействия самого субъекта с целью нарушения психоэмоционального состояния соперника, при этом в качестве средств воздействия избираются социально приемлемые и помеховлияющие;
   3) в перспективе своего развития на сотрудничество с более высокими качественными и количественными показателями, но в текущий момент времени средства и методы взаимодействия выступают как несоответствующие конструктивным ожиданиям субъекта.
   В спортивной и учебной деятельности подростка встречаются психологические ситуации в условиях: сотрудничества, конкуренции, конфронтации.
   Так, в ситуациях сотрудничества, где субъекты играют роль партнеров и спарринг-партнеров, их деятельность подчинена социально-ориентированной установке тренера, положениям этического кодекса спортсмена и другим, от которых нецелесообразно отходить, основной задачей при этом выступает приспособление к заданной модели поведения, побуждающей контролировать психоэмоциональный внутриличностный протест и иные негативные эмоциональные проявления.
   Психологические ситуации, ориентированные на сотрудничество субъектов деятельности с внешним окружением, характеризуются активностью спортивного педагога, инициирующего социально-ориентированную модель взаимодействия, требования к особенностям коммуникации двух или более субъектов, результатом реализации которых является достижение запланированной цели. При этом ситуативные партнеры имеют различные темпераментальные, характерологические особенности, стилевые параметры деятельности, особенности эмоциональных реакций и волевой регуляции деятельности на изменение ситуации «…в одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань…» (А. С. Пушкин), тогда как сама ситуация заставляет прислушиваться к мнению партнера, создавать для него более комфортные условия деятельности. Цель совместной активности может быть новой как для одного, так и для нескольких субъектов, требования к взаимодействию также могут не совпадать с оптимальной моделью личного поведения, но в основу деятельности заложено сотрудничество.
   В ситуациях соперничества и конкурентного противодействия активность подростка протекает на фоне:
   1) конкурентного поведения оппонента и выражения им отрицательных эмоций при относительном исходном психоэмоциональном равновесии самого субъекта деятельности;
   2) осознания субъектом деятельности давления конкуренции и поиска оптимальной стратегии восприятия данной психологической ситуации;
   3) конкурентного поведения самого субъекта деятельности, стремящегося доказать свое превосходство перед окружающими индивидуально приемлемыми путями, отражающими уровень нравственного развития личности.
   И если для одного из спортсменов, участвующих в противодействии, эта ситуация более напряженная, то для другого она может выглядеть как менее трудная и приближенная к стандартной. Объективная позиция обоих субъектов (как взгляд со стороны) может быть представлена общей точкой на линии взаимодействия «Я – другой», тогда как субъективная позиция каждого из противодействующих обусловлена степенью адекватности личной самооценки текущему моменту или ситуации. При завышенной и заниженной самооценке наблюдается субъективный диссонанс социальной позиции каждого из юных спортсменов: «Я не такой, каким меня видит мой соперник».
   Таким образом, основными средствами формирования социально значимых личностных качеств у учащихся-спортсменов выступают мероприятия, которые позволяют:
   – расширять диапазон знаний, умений и навыков в социально-перцептивной сфере;
   – уточнять представления подростков о психологическом значении социально презентуемых эмоциональных состояний личности;
   – формировать адекватную самооценку деятельностной социальной позиции субъекта;
   – совершенствовать систему опорных элементов в опознании невербального поведения субъекта спортивной деятельности на фоне изменяющихся ситуаций;
   – развивать вербальные и невербальные средства общения;
   – способствовать становлению позитивного опыта социального взаимодействия и регуляции собственного поведения юного спортсмена в соответствии с его психологическими, возрастными, индивидуальными особенностями.
   Социальный интеллект не развивается вне значимого социального окружения и вне деятельностных свобод личности. Вместе с тем в настоящее время наиболее успешны в результативном плане те тренеры, которые применяют авторитарный стиль управления спортивной командой, ограничивающий диапазон личных свобод и применения воспитательных средств, основанных на творческой инициативе юного спортсмена.
   Развитие социального интеллекта подростка основано на осознании организаторами детского спорта необходимости этого комплексного психологического образования «социальный интеллект», которое может развиваться только при реализации:
   – социального запроса на самовыражение подростком конкретных личностных способностей;
   – принятия спортивным сообществом права на проявление и развитие индивидуальных неповторимых черт и качественных характеристик осуществления деятельности самим подростком;
   – мировоззренческой позиции подростка, позволяющей рассматривать собственные способности как индивидуально и социально ценные, проявлять адекватную и адекватно-завышенную самооценку значимости своей личности и ее перспектив в условиях спортивной деятельности.
   Профессиональной задачей детского тренера является организация учебно-тренировочного и соревновательного процесса, в котором созданы условия для развития умений и навыков подростка:
   – самостоятельно органично разрешать текущие проблемные ситуации;
   – достигать состояния готовности к конструктивному взаимодействию с окружающими людьми в контексте социально-ориентированных и личностно значимых целей деятельности с учетом объективных и субъективных обстоятельств складывающейся социальной ситуации и признанных в обществе социальных норм и ценностей. А достигаемое преимущество перед помеховлияющими факторами является одним из ориентиров социализации и спортивного совершенствования подростка.
   Таким образом, представленные выше психологические ситуации инициируют выбор средств для развития компонентов социального и эмоционального интеллекта через актуализацию социально значимых личностных качеств, совершенствующих стили и стратегии межличностного и внутриличностного взаимодействия и расширяющих диапазон модельных характеристик интеллектуальной готовности успешного спортсмена и учащегося к вариативным условиям спортивной и учебной деятельности.
Вопросы и задания студенту
   1. Предвосхитите характер влияния психологической ситуации заданной степени трудности на личную инициативу в проявлении личностных(-ого) качеств(а) учащегося-спортсмена.
   2. Предложите условия и средства упрощения и усложнения спроектированной вами психологической ситуации.
   3. Припомните из вашего личного опыта определенную психолого-педагогическую ситуацию и проведите сравнительно-сопоставительный анализ реагирования на нее вас и вашего друга (сверстника), выявите развивающий потенциал данной ситуации на каждого из вас с учетом особенностей характера и доминирующих личностных качеств.
   4. Выделите ролевой развивающий потенциал учителя, тренера, родителя и других значимых людей в ослаблении и усилении личных переживаний, сопровождающих успешное разрешение и преодоление данной психолого-педагогической ситуации на фоне актуализации значимых личностных качеств.
Рекомендуемые источники информации
   1. Василюк Ф. Е. Психология переживания. – М.: Изд-во МГУ, 1984.
   2. Воротыло Н. В. Особенности субъективного опыта переживания личностного кризиса старшими подростками: Автореф. дис. … к-та псих. наук. – М., 2009. – С. 27.
   3. Выготский. – М.: ИД Шалвы Амонашвили, 2002. – С. 77. (Антология гуманной педагогики).
   4. Выготский Л. С. Собр. соч.: В 6 т. Т. 4. Детская психология / Под ред. Д. Б. Эльконина. – М.: Педагогика, 1984.
   5. Емельянов Ю. Н. Исследование и проектирование межличностных ситуаций как теоретико-прикладное направление социальной психологии // Вестник ЛГУ. – 1986. – Сер. 6. – Вып. 1. – С. 55–62.
   6. Загайнов Р. М. Кризисные ситуации в спорте и психология их преодоления: Монография. – М.: Советский спорт, 2010. – С. 49.
   7. Загвязинский В. И., Зайцев М. П., Кудашов Г. Н. и др. Основы социальной педагогики: Учеб. пособие для студентов педагогических вузов и колледжей / Под ред. П. И. Пидкасистого. – М.: Изд-во ПОР, 2002.
   8. Исаева Э. Г. Внутриличностные конфликты и их коррекция. – Махачкала: Изд-во ДНЦ РАН, 2002.
   9. Кузьменко Г. А. Методики развития социального, эмоционального и практического интеллекта ребенка в процессе спортивной деятельности (в системе значимых качеств личности). – М.: Советский спорт, 2010.
   10. Кузьменко Г. А. Развитие индивидуально и социально значимых способностей личности ребенка в спортивной деятельности: Монография. – М.: Изд-во НУ ОАОУ, 2008.
   11. Леонтьев А. Н. Избранные психологические произведения: В 2 т. – М.: Педагогика, 1983. – Т. 2.
   12. Магомед-Эминов М. Ш. Трансформация личности. – М.: Изд-во ПА РФ, 1998.
   13. Павлова М. К. Взаимосвязи характеристик психологического развития в подростковом возрасте: Автореф. дис. … к-та псих. наук. – М., 2006.
   14. Парамонова Г. А. Стратегии поведения студентов различных спортивных специализаций в межличностном конфликте: Автореф. дис. … к-та псих. наук. – СПб., 2004.
   15. Петров С. И. Конфликты в спорте и социально-психологический тренинг как средство их разрешения: Автореф. дис. … к-та псих. наук. – СПб., 2004.
   16. Рубинштейн С. М. Основы общей психологии. – СПб.: Питер, 1999.
   17. Фельдштейн Д. И. Психология развития человека как личности: Избранные труды: В 2 т. – М.: Изд-во МПСИ; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЕК», 2005. – Т. 1.
Студенту
   Уважаемый студент и педагог, прежде чем рассматривать вопрос развития значимых, на наш взгляд, личностных качеств, важно обратиться к особенностям проявления каждого из них на предметном поле деятельности, оценить временные перспективы его актуализации в соответствии с этапами деятельности, определить, какие интеллектуальные задачи призваны развивать данные качества. Интеллектуальная составляющая имеет достаточно большой вес, поскольку «интеллект» отражается на качественных параметрах деятельности, эффективности и адекватности предпринимаемых действий в текущей ситуации, а «личностное качество» есть квинтэссенция интеллектуального, волевого, эмоционального, духовно-нравственного потенциала личности, направленно отраженного в определенном действии и деятельности (вопрос лишь в том, какая из характеристик преобладает в большей мере).
В ходе прочтения
    Проведите анализ структурных элементов деятельности, ее структурно-функциональных блоков, рассмотрите представленные виды активности и компоненты деятельности, в пространстве которых проявляется то или иное личностное качество.
    Подберите к каждому из рассмотренных элементов деятельности то личностное качество (или несколько качеств), которое(-ые) обеспечивает(-ют) успешное осуществление данной деятельности.
    Охарактеризуйте роль компонентов интеллектуальной готовности в развитии интеллектуальных, волевых, регулятивных качеств в духовно-нравственном контексте деятельности.

1.2. Соподчиненность и взаимодействие компонентов интеллектуальной готовности подростка к деятельности
На примере спортивной деятельности

Т. Фуллер
   Итак, интеллектуальная готовность подростка к успешному осуществлению спортивной деятельности представляет собой интегративное личностное образование и отражается в уровне развития когнитивной, аффективной и волевой сфер личности. И чем выше степень взаимосвязанности данных сфер, тем более совершенна сама деятельность.
   Научные исследования, проведенные рядом авторов, содержат разное видение компонентного состава, отражающего готовность субъекта к успешному осуществлению деятельности.
   Структурная характеристика деятельности, по мнению ряда авторов (Кабиров Ф. З., 2010; Маликова В. А., 2010), характеризуется различным набором компонентов деятельности и, соответственно, готовности к данной деятельности. Выбор тех или иных компонентов как значимых определяется задачами научных изысканий. При этом степень интегрированности или конкретности компонентов деятельности зависит: от цели исследования; уровня рассматриваемой проблемы; структурной сложности исследуемой деятельности субъектов.
   Так, В. А. Маликова (2007) рассмотрела деятельность через призму четырех базовых структурно-функциональных блоков деятельности: целевого, ценностного, гностического и технологического компонентов. Целевой – определяет цели и задачи деятельности; ценностный – характеризует общую структуру ценностных ориентаций; гностический – отражает систему знаний; технологический – характеризует систему умений и методов достижения результата.
   Мы понимаем, что в логике деятельности того или иного субъекта прежде всего должна быть сформирована цель, которая, в свою очередь, должна быть подкреплена ценностной значимостью, основываться на знаниях, эффективности активизации познавательных процессов и воплощаться в способах достижения данной цели на технологическом уровне. Но для того, чтобы сформировалась цель деятельности у подростка, он также должен опробовать данную деятельность, стоит ли она ценностного отношения к ней, выступает ли она как личностно значимая идея.
   Ф. З. Кабиров (2006) выделил следующие виды активности: мотивационно-чувственная, регулятивно-оценочная, ценностно-смысловая, рефлексивно-регулятивная. В данных смысловых парах, на наш взгляд, рассмотрены причинно-следственные взаимосвязи, отражающие более совершенный уровень результативности деятельности: «через формируемое чувство к целенаправленной мотивации»; «от адекватной оценки к регуляции погрешностей деятельности»; «от ценностей личности к смыслам деятельности»; «от результатов рефлексивного анализа к коррекции действий и регуляции программы их осуществления». Данные смысловые связи могут быть представлены:
   1) в хорошо освоенных компонентах деятельности, отличающейся невысокой степенью индивидуальной трудности, в линейных взаимосвязях, позволяющих отработать весь цикл действия(-ий) и получить ожидаемый результат;
   2) как стратегическое направление, программа психологической активности личности, где целью выступает интеграция представленных смысловых образований на предметном поле деятельности с личностной позицией «стремиться к достижению взаимосвязи (на уровнях осознания, осмысления, целеполагания, программирования деятельности, осуществления деятельности, рефлексивного анализа результатов деятельности)» – стремиться к «акме-», к совершенству.
   Учитывая особенности когнитивного и волевого развития подростка-спортсмена, стоит обратить внимание на тот факт, что прежде, чем какие-либо компоненты деятельности взаимосвязывать, их необходимо освоить как чистые, качественно организованные элементы деятельности на уровне чувства, мысли, действия, приобретенного ментального и двигательного опыта.
   В программе развития личностных качеств младшего подростка мы выделяем ряд компонентов: информационный, мотивационный, когнитивный, операционально-деятельностный, эмоционально-волевой, регулятивный, смысловой. Их совершенствование протекает по мере качественного осуществления деятельности в контекстах:
   – поиска, присвоения и адекватного применения информации;
   – становления мотивированных видов действий и деятельности;
   – развития когнитивных способностей для адекватной обработки материала через создание образа действия, принятие решения, создание программы и плана действия, когнитивное сопровождение действия на его этапах;
   – развития и совершенствования механизмов подбора эффективных операций и действий на предметном поле спортивной деятельности;
   – осмысления содержательного вклада эмоций, их окраски в процесс деятельности, понимания необходимости волевого самоконтроля над проявлением негативных эмоций, опробования оптимальных способов саморегуляции состояния, поведения и деятельности «от проявленных эмоций к опробованию волевой саморегуляции»;
   – становления и совершенствования опыта по управлению действием и фрагментами спортивной деятельности;
   – развития личностных смыслов осуществления деятельности на рациональном и эмоционально-чувственном уровнях.
   Проявление личностных качеств и способностей в условиях спортивной деятельности инициировано требованиями экономичности и эффективности деятельности. В связи с этим значимыми для проявления выступают качества, позволяющие подростку осуществлять спортивную деятельность на индивидуально оптимальном уровне. Фактически понятия «способность» и «качество» отражают необходимые и достаточные параметры успешной деятельности.
   Проводя семантический анализ понятия «качество», обратимся к «Большому толковому словарю русского языка» С. А. Кузнецова, в котором данная категория представлена как «существенный признак, свойство, отличающее один предмет от другого»; «степень достоинства, ценности, пригодности вещи, действия и т. п., соответствие тому, какими они должны быть»[27]. Тогда как способности (англ. аbilities, аptitudes, capabilities) рассматриваются как индивидуально-психологические особенности, отличающие одного человека от другого, определяющие успешность выполнения деятельности или ряда деятельностей, не сводимые к знаниям, умениям и навыкам, но обусловливающие легкость и быстроту обучения новым способам и приемам деятельности[28]. По мнению В. Д. Шадрикова, способность можно определить и как свойства психологических функциональных систем, реализующих отдельные психические функции, имеющие индивидуальную меру выраженности и проявляющиеся в успешности и своеобразии усвоения и реализации той или иной деятельности[29].
   Осуществляя спортивную деятельность, подросток избирает определенный способ. Способ рассматривается С. А. Кузнецовым как «действие или система действий, которые применяются при исполнении какой-либо работы; прием осуществления чего-либо»[30]. Таким образом, личностные качества выступают как механизмы адаптации к условиям спортивной деятельности, стремящейся быть успешной на каждом ее отрезке. А фактор успешности представляется как достижение «положительного результата, удачного завершения чего-либо; благоприятный исход, победа в каком-либо сражении, поединке и т. п.; хорошие результаты в учебных занятиях, достижения в освоении, изучении чего-либо; общественное признание, одобрение чего-либо, чьих-либо достижений; признание окружающими чьих-либо достоинств».
   Вместе с тем степень успешности деятельности определяется степенью полноты проявления в структуре деятельности (равно как и в структуре определенного качества или способности) мотивационной, исполнительской и результативной характеристик. По В. Вундту (1920), это представлено в аспекте взаимодействия двух составляющих волевой регуляции – аффекта и вытекающего из него действия[31]; по Г. И. Челпанову (1926), рассматривающему волевой акт, – через стремления, желания и усилия[32]; по А. Е. Туровской (1992), в контексте приобретения психическим образом регулирующих функций, – в большей степени зависит от потребностно-установочного блока, в котором особое место отводится ценностным ориентациям[33]. В качестве основного блока регуляции автор выделяет операционально-технический блок с осуществлением, например, действий выбора. Рассматривая функциональную структуру волевой регуляции, А. В. Быков (2003) выделил три звена: I – мотивационно-побудительное, II – исполнительское и III – оценочно-результативное[34]. Итак, представленные выше компоненты определяют эффективность и результативность деятельности. Возникает вопрос: сколько качеств и способностей необходимо активизировать, чтобы реализовать представленные звенья деятельности, формирующие ее качественную полноту?
   Данная структура может быть представлена и в реализации одной способности, и в проявлении группы личностных качеств, непременно взаимосвязанных, иерархизированных под конкретное содержание деятельности и взаимодополняющих друг друга по смысловой нагрузке, открытых к взаимокоррекции с учетом этапных целей деятельности. Экспериментальный материал позволяет обратить внимание на то, что подростки 12–13 лет (n = 80) испытывают ряд трудностей, связанных с актуализацией качеств и способностей, обеспечивающих достижение запланированного результата. На первый взгляд взаимодополняемые качества «уверенность» и «решительность» в реальных взаимоотношениях носят тенденцию отрицательных взимосвязей (r = –0,37), вероятно, это связано с временными отрезками проявления данных качеств – «уверенность» как качественная характеристика более пролонгирована в сравнении с «решительностью», отражающей силу вовлеченности в деятельность здесь и сейчас. И «уверенность», и «организованность» характеризуются отрицательной корреляционной зависимостью (r = –0,21). Таким образом, смысловая нагрузка качества «уверенность» позволяет подростку принимать свои решения как истинные, не побуждающие к совершенствованию операций и действий, и фактически в смысловом плане противоречит необходимости осуществления регулятивно-корректировочного этапа деятельности.
   Рассматривая биологические (физиологические) детерминанты, определяющие локализацию тех или иных личностных качеств в пространстве деятельности, целесообразно обратиться к теории функциональных систем П. К. Анохина (рис. 2).
   Психофизиологические основы организации деятельности позволяют понять особенности проявления того или иного личностного качества/способности подростка в рамках решаемой им задачи, степени взаимосвязанности и интегрированности данного качества или способности с учетом цели конкретного этапа деятельности.
   На рис. 2 обобщенно представлено соотношение групп регулятивных, когнитивных и волевых качеств и способностей. Возникает вопрос: как данные группы соотносятся между собой и какая из групп на конкретном этапе действия или деятельности становится наиболее актуальной?

   Рис. 2. Пространство проявления личностных качеств подростка-спортсмена с учетом степени их интегрированности на предметном поле деятельности (по блок-схеме теории функциональных систем П. К. Анохина): К/С – качества/способности. Стрелками указаны варианты предметной направленности проявленных личностных качеств

   Соподчиненность групп качеств и способностей определяется решаемой интеллектуальной задачей. Если интеллектуальная задача представлена в контексте «выполнение двигательного действия в соответствии с известной моделью техники», то в качестве значимых, занимающих ведущее место в иерархии, выступает группа регулятивных способностей. Модельные характеристики техники известны, в двигательном опыте субъекта деятельности присутствует практическое выполнение действий по заданным параметрам эффективности и экономичности, но двигательное действие еще не сформировано до уровня двигательного навыка – регулятивная группа способностей становится ведущей и определяющей результат.
   Необходима регуляция пространственно-временных и динамических параметров движения в соответствии с избранной моделью, субъект осознает, что необходимо максимально приблизить технику исполнения движения к идеальной. Выстраивается следующая картина проявления способностей: «регулятивные – когнитивные – волевые».
   Если подросток находится в ситуации выбора и для достижения результата в текущих изменившихся внешних условиях (спортивной площадки, расположения партнеров и соперников) прежде всего необходимо оперативно осуществить наиболее целесообразное действие, то основой выступает группа когнитивных способностей, выстраивающих алгоритм достижения результата и отражающих активность оперативного мышления и принятия решения. Волевые способности (решительность и другие) становятся механизмом реализации принятого решения, а регулятивные следят за соответствием параметров движения принятому решению. Наблюдается последовательность актуализации личностных способностей подростка в логике: «когнитивные – волевые – регулятивные».
   В ситуации однозначности принятого решения, если интеллектуальная задача ясна, способы ее реализации известны: у субъекта деятельности в арсенале имеется набор вариативных технических комбинаций на уровне двигательного навыка, высокая скорость перестройки движения с учетом текущих обстоятельств деятельности, – то в качестве организующей выступает группа волевых качеств. Наблюдается следующее соотношение групп способностей: «волевые – когнитивные – регулятивные», и т. д. с учетом текущей ситуации развития.
   Очевидным фактом является обусловленность данных качеств решением интеллектуальной задачи. Воля выступает как «интеллектуально направленная воля» (не бессмысленная «настойчивость» или «упорство», а подчиняющиеся смысловому контексту). Регулятивные способности выступают как способности максимально приблизить качество операции, действия, деятельности к идеальной модели – и в этом наблюдается интеллектуальная опосредованность.
   Кроме того, в каждой группе способностей есть те, которые обеспечивают эффективность на уровнях операции, действия и деятельности. Например, в группе волевых качеств решительность выступает как одномоментная характеристика, отражающая особенности осуществления операций в структуре действия, и отражает особенности начальных операций «быстро, напористо, однозначно». Однако «настойчивость» характеризует качественные параметры деятельности, пролонгированной во времени. Иными словами, в волевых и регулятивных способностях присутствует временной аспект, оптимизирующий качественно-количественные параметры и операции, и действия, и деятельности. В группе когнитивных способностей также присутствуют способности операционального уровня – «принятие решения», уровня действия – «способность к переключению» (с одного действия на другое) и уровня деятельности – тот или иной (избранный) когнитивный стиль, стратегия или группа стилей.
   Раскрывая жизнедеятельность организма как активную, целеустремленную систему, по Н. А. Бернштейну, в которой управление движением осуществляется через сенсорные коррекции и принцип иерархического, уровневого управления, стоит обратить внимание, что сознательная актуализация личностных качеств и интеллектуальных способностей протекает на фоне деятельности и обеспечивает ей более совершенные качественные и количественные признаки на уровне пространственного поля (С); предметных действий (смысловых цепей) (D); группы высших кортикальных уровней символической координации (E).
   Личностные качества и способности, направленные на решение интеллектуальной задачи, воздействуют на качество управления движениями на уровне двигательного умения. Качество управления обеспечивается согласованной, синхронной деятельностью ведущего и фоновых уровней. При этом, как отметил Н. А. Бернштейн, ведущий уровень обеспечивает проявление таких характеристик, как переключаемость, маневренность, находчивость, а фоновые уровни – слаженность, пластичность, послушность, точность[35].
   При автоматизации движений функции управления передаются на более низкий (неосознаваемый) уровень, в связи с этим сознательно целесообразно проявляемые личностные качества (интеллектуальные, волевые) ориентированы на сохранение пространственно-временных и динамических параметров движения или на их коррекцию.
   На этапе двигательных умений создается широкое предметное поле для проявления интеллектуальных способностей, совершенствующих качественные параметры деятельности, поскольку в основу двигательного умения заложен творческий поиск наиболее рациональных способов исполнения движений, что способствует использованию подростком образовательных возможностей спортивной деятельности.
   Поскольку тренировка движения заключается не в стандартизации команд, а в формировании способности каждый раз отыскивать и передавать ту команду, которая в условиях каждого конкретного повторения позволит достичь запланированного двигательного результата, очевидно, что формирование двигательных умений сопряжено с развитием интеллектуальных способностей. На данном этапе освоения движения происходят анализ двигательных задач, осмысление их сути, условий решения, синхронизации мышления и действия, а также хронологического опережения действия. Интеллектуальная опосредованность ярко проявляется в двигательном умении, которое строится на основе механизма целесообразного приспособления (а не стереотипного воспроизведения).
   Из сказанного становится обозримым смысл проявления личностных качеств в условиях спортивной деятельности – ориентации на достижения как «направления своей деятельности, линии своего поведения на <…> положительный результат работы, деятельности; успех»[36]. В основе ориентации на решение проблемы спортивной деятельности представлена та или иная интеллектуальная задача.
   Успешность интеллектуально опосредованной деятельности подростка-спортсмена в немалой степени зависит от возможности сформировать стратегию решения конкретной учебно-тренировочной или соревновательной задачи на основе имеющегося привычного или сформированного в процессе обучения стиля деятельности, от эффективности взаимосвязи стиля и стратегии деятельности, а также от гибкости использования стилевых компонентов. И при этом выделяются такие стороны интеллектуальной готовности к осуществлению деятельности, как информационная, мотивационная, когнитивная, операционально-деятельностная, эмоционально-волевая, регулятивная.
   Информационная готовность предполагает такое состояние, когда субъект деятельности обладает знаниями о ситуации и вероятных путях ее целенаправленного развития в вариативных условиях спортивной деятельности, об усилиях, которые потребуется приложить для достижения результата, о собственной практической готовности к самореализации в избранном виде спорта, о содержании и условиях учебной, спортивной и профессиональной деятельности, о последствиях, которые могут иметь место при завершении занятий спортом (возможность трудоустройства, возможности для личностного роста и карьеры), о возможности реализовать свои жизненные цели и планы через спортивную деятельность или иную избранную профессию. Информационная готовность юного спортсмена (как и другие стороны) должна быть достаточно емкой, структурированной по своему содержанию и логическому обоснованию, чтобы из массы имеющейся информации юный спортсмен мог отбирать принципиально значимые факторы оптимизации деятельности, которые как раз совершенствуют избранный(-е) вид(ы) результативных операций. Информационный и операциональный компоненты в своем деятельностном проявлении взаимообусловлены. Есть информация – есть предпосылка к пониманию структуры операций и действий. Внешний информационный запрос (как просьба тренера), требование субъектов деятельности (партнеров, соперников и других) или самой спортивной деятельности (условий ее протекания), приходящие к ребенку, никогда не станут его внутренним потребностным содержанием и способностью, если не войдут в систему субъективных смыслов. И наоборот, новое знание может побуждать к осуществлению новой деятельности, если юный спортсмен «не застревает» на достижении определенного результата и, обладая социальной смелостью, может заявить другую интеллектуальную цель.
   Реализация интеллектуальных задач, по мнению Л. В. Лежниной (2010), несет развивающую направленность, поиск конструктивных способов решения проблемы, обеспечения информацией, основанной на поисковой деятельности, проявление исследовательской инициативы. Информационное обеспечение деятельности реализуется: через констатацию фактов, идентификацию ситуации и подбор средств и методов ее решения, а также развитие проблемной ситуации, основанной на достижении изменений, «преобразование психологического состояния».
   Мотивационная готовность юного спортсмена характеризуется высокой степенью личностной заинтересованности в интеллектуально опосредованной деятельности, нацеленностью как на результат, так и на процесс, проявлением ценностных предпочтений, наличием ценностных ориентаций и индивидуально выраженных целей, соответствующих дальнейшим способам самосовершенствования в интеллектуально опосредованной спортивной деятельности.
   Операциональная готовность рассматривается как комплекс способностей, позволяющих юному спортсмену совершать рациональный, адекватный выбор необходимых операций и видов действий, самостоятельно определять характер комплексирования технических элементов по выполнению двигательной и собственно интеллектуальной задачи из ее элементов, находить методики достижения цели уже имеющимися в опыте спортсмена или вновь созданными способами.
   Волевая готовность к интеллектуальной деятельности проявляется у юного спортсмена в таком ее осуществлении, которое позволяет сохранять интеллектуальную работоспособность, противодействуя сбивающим внешним и внутренним факторам. Так, волевая готовность, как и другие, пронизывает все стороны готовности (информационную, мотивационную, операциональную), поэтому выделение данных видов осуществляется для оценки степени их представленности в структуре интеллектуально опосредованной спортивной деятельности юного спортсмена. На основе полученных данных выстраивается и технология развития интеллектуальных способностей ребенка и подростка, тесно взаимосвязанная с условиями спортивной деятельности. Волевая готовность содержательно опосредована интеллектуальным решением, индивидуально избранной целью деятельности.
   Структура интеллектуальной готовности представлена широким диапазоном качеств и способностей: от особенностей психофизиологического состояния как интегрального психофизиологического компонента, отражающегося на показателях эффективности когнитивных процессов, когнитивных стилей и показателей интеллекта, до его эмоционального и социального аспектов, обусловленных особенностями направленности личности и универсальными критериями субъективных и объективных оценок[37].
   Возникновение состояния готовности к деятельности начинается с постановки цели на основе потребностей и мотивов (или осознания человеком поставленной перед ним задачи). Фактически мы наблюдаем, что готовность как состояние обусловлена актуализацией мотивационного компонента деятельности. Разработка плана, установок, моделей, схем предстоящих действий предполагает реализацию операционально-деятельностного компонента готовности.
   Психологическая категория «состояние» рассматривается в двух аспектах: в долговременном – как многокомпонентное психолого-акмеологическое образование; в кратковременном – как оперативное психическое состояние[38]. Таким образом, интеллектуальная готовность представляет собой состояние мобилизации интеллектуальных, эмоциональных, мотивационных, волевых процессов и рефлексивных способностей, ориентированных на достижение индивидуально максимального результата в условиях интеллектуально опосредованной спортивной деятельности.
   Анализ требований, фрагментарно отражающих интеллектуальную готовность к спортивной деятельности, представлен в профессиограммах видов спорта (Г. И. Савенков, Л. К. Серова, В. Л. Марищук, И. Ш. Тучашвили и другие). Так, примерными структурными компонентами психоспортограммы являются: 1) психофизиологические функции и анализаторные системы; 2) характеристика динамики включения в работу различных анализаторов, их взаимодействия; 3) характеристика параметров скорости, точности, координации выполняемых рабочих операций; 4) преимущественный вид установки на деятельность; 5) ограничения в лимите времени; 6) требования к надежности в работе; 7) вероятность условий возникновения дефицита необходимой информации; 8) параметры нежелательности и непригодности к изучаемой деятельности; 9) требования к чертам личности; 10) возможности воспитания и компенсации психофизиологических качеств.
   А. В. Пикалова (2004) выделила группу интеллектуально опосредованных критериев эффективности соревновательной деятельности юных теннисистов, и среди них представлен ряд процессуальных характеристик: развитие в меру возраста стратего-тактического мышления, специальных «разведывательных» и «контрразведывательных» способностей, позволяющих разгадывать замыслы соперника и скрывать свои; высокий уровень сосредоточенности и устойчивости внимания, острой наблюдательности за действиями соперника; быстрота и точность двигательных реакций; четкое, планомерное управление внутренней речью с целью обеспечения оптимального психологического состояния, совершенствования действий и эффективного их использования и другие. В конечном итоге при равенстве основных слагаемых успешности результативность теннисиста определяется уровнем игровой активности и эмоциональной устойчивости.
   Интеллектуальная готовность к спортивной деятельности проявляется в результативном и процессуальном аспектах.
   Результативный аспект интеллектуальной готовности подростка к спортивной деятельности характеризуется успешностью и точностью (правильность, соответствие модели) осуществления действия и деятельности; скоростью выполнения интеллектуально опосредованного действия и деятельности в целом; экономичностью программы действия и деятельности, включающей оптимальную энергозатратность по показателям работоспособности, тревожности и прочим; адекватностью программы внешним и внутренним условиям.
   Процессуальный аспект интеллектуальной готовности к эффективному осуществлению спортивной деятельности включает в себя представленные ниже качественные и количественные параметры:
   – эффективная реализация психических функций на уровне действий и операций (ощущение; восприятие: достаточная дифференцированность восприятия сенсорной информации, хорошая сенсомоторная координация; внимание; мышление: способность устанавливать связи между основными признаками и явлениями внешних событий на фоне активизации аналитического мышления; память: хорошо развитая произвольная память с ослаблением роли механической формы и активизацией смыслового аспекта памяти; воображение; представление);
   – достаточное развитие психомоторных качеств;
   – знание индивидуальных сильных сторон в проявлении: психологических функций (внимание, мышление, память); психомоторных способностей (скорость двигательных реакций и другие); особенностей волевой регуляции деятельности;
   – реализация информационной компетентности в условиях решения интеллектуальной задачи (эффективное использование теоретических знаний и опыта);
   – обобщенное знание структуры и содержания предстоящей интеллектуально опосредованной деятельности и способов достижения индивидуально возможного результата (или способность создать представление о деятельности по доступным характеристикам);
   – готовность к вариативным условиям поиска интеллектуальной проблемы и решению интеллектуальной, профессионально-ориентированной, личностно значимой задачи;
   – готовность к принятию решения, самостоятельным действиям, ответственности за результаты интеллектуально опосредованной деятельности;
   – реализация и совершенствование индивидуального стиля интеллектуальной активности в условиях спортивной деятельности с учетом стилевых предпочтений;
   – реализация и совершенствование вариативных стилей (стилевой гибкости) интеллектуальной активности в условиях спортивной деятельности;
   – мотивационно-ценностная включенность и регуляция интеллектуально опосредованной деятельности (потребность осуществлять интеллектуальную активность при любом текущем результате, положении в турнирной таблице, рейтинге, зрелость мотивационной системы личности; стремление продолжить (продолжать) интеллектуально опосредованную спортивную деятельность);
   – волевая регуляция интеллектуально опосредованной деятельности (в том числе способность действовать при отсроченном положительном результате);
   – способность к самоорганизации интеллектуально опосредованной спортивной деятельности;
   – социальный аспект процессуальной результативности деятельности, проявляющийся в сплоченности, низком показателе конфликтного потенциала, конструктивном стиле поведения, ролевом позиционировании;
   – интеллектуальная (информационная, мотивационная, волевая, технологическая и другие) готовность к эффективному осуществлению видов спортивной деятельности (игровой, коммуникативной, учебной, контролирующе-оценочной, тренировочной, рефлексивной, организационной, восстановительно-рекреационной, соревновательной).
   Развитие интеллектуальных способностей в рассмотренных компонентах интеллектуальной готовности позволяет развернуть содержание спортивной подготовки юного спортсмена и оценить эффективность организации педагогического процесса с позиции представленных критериев.
Вопросы и задания студенту
   1. Какие личностные качества (регулятивные, когнитивные, волевые) способствуют формированию: а) информационной готовности к деятельности;
   б) мотивированного достижения запланированного результата;
   в) когнитивной готовности к учебной и спортивной деятельности;
   г) операционально-деятельностного соответствия избираемых средств для достижения результата;
   д) эмоционально-волевой готовности к преодолению трудностей учебной и спортивной деятельности;
   е) регуляции качества деятельности при воздействии помеховлияний;
   ж) (развитию, преобразованию) личностных смыслов учебной и спортивной деятельности?
   2. Определите место и временные параметры проявления избранного вами личностного качества в пространстве деятельности (см. рис. 2) в контексте теории функциональных систем П. К. Анохина.
Рекомендуемые источники информации
   1. Бернштейн Н. А. О ловкости и ее развитии. – М.: Физкультура и спорт, 1991.
   2. Быков А. В. Генезис волевой регуляции: Автореф. дис. … д-ра псих. наук. – М., 2003.
   3. Вундт В. Этика: Факты нравственной жизни. Философские системы морали. – М.: Либроком, 2011.
   4. Кузнецов С. А. Большой толковый словарь русского языка. – СПб.: Норинт, 2000. – С. 959.
   5. Кузьменко Г. А. Реализация интеллектуальных способностей подростков в структуре видов спортивной деятельности / Спортивный психолог. РГУФКСМиТ. – 2011. – № 1 (22). – С. 44–48.
   6. Теплов Б. М. Избранные труды: В 2 т. Т. 1. Психология музыкальных способностей. – М.: Педагогика, 1985. – С. 51.
   7. Туровская А. Е. Регуляторные механизмы психической активности. – Таллин, Валгус, 1992.
   8. Шадриков В. Д. Способности человека. – М.: Изд-во ИПП, Воронеж: НПО «МОДЭК», 1997.
Студенту
   Уважаемый студент и педагог, в разделе 1.3 представлены предпосылки к инициации учащимся-спортсменом заданного личностного качества, освещены пути применения средств, методов и организационных форм, обеспечивающих первоначальное становление качества и его дальнейшее развитие в вариативных условиях деятельности.
В ходе прочтения
    Проведите анализ содержания сфер ответственности государства, социума, педагога и учащегося-спортсмена, инициирующих проявление заданного личностного качества у ребенка и подростка.
    Обратите внимание на тот факт, что развитие личностного качества либо побуждается развивающимся личностным смыслом и направлено «от личности к деятельности» (основано на рефлексии на себя и на текущую степень успешности деятельности, опосредовано переживаниями насущности данного качества, опирается на внутренние побуждения личности), либо инициируется авторитарным давлением сверху (педагога, родителя) в системе вертикальных связей, когда требования управляющего субъекта тождественны объективным требованиям деятельности «нужно так, а не иначе». Очевидно, что при авторитарном подходе у ребенка нет права на ошибку, соответственно, заданное качество формализуется, появляется шаблон – алгоритмизированный внешний оттиск заданного качества, находящегося вне поля личностных смыслов учащегося-спортсмена.

1.3. Развитие личности подростка-спортсмена: рефлексия степени проблемности психолого-педагогической ситуации и ее преобразование в условиях деятельности

В. С. Мухина
   Прежде чем осознанно проявиться социально и индивидуально значимому личностному качеству, имеющему в своей основе когнитивную, мотивационную, аффективно-волевую, регулятивную составляющие, подросток переживает необходимость наличия и адекватного ситуации проявления данного новообразования:
   1) через личный запрос, идущий от личной инициативы, формируемый в условиях осознания дистанции между «Я реальным» и «Я идеальным», развивающийся на фоне осознаваемой или неосознаваемой потребности преобразования текущей ситуации;
   2) через требования социальной среды (значимых людей) к качественным показателям поведения и деятельности;
   3) через запрос самих условий деятельности (нормативно-правового состояния системы общего и дополнительного образования, определяемого государственной концепцией, кадрового потенциала образовательных организаций, теоретико-методологического и учебно-методического обеспечения, организационно-управленческих, материальных и других условий).
   При этом социальная среда (представленная педагогами школы, тренерско-преподавательским составом детско-юношеских спортивных школ (ДЮСШ) и специализированных детско-юношеских школ олимпийского резерва (СДЮШОР), учащимися, юными спортсменами и другими субъектами деятельности) либо поддерживает это развитие (задавая возможность проявления творческой инициативы учащегося-спортсмена, поиска верных путей методом проб и ошибок, осваивания способов и стилей поведения и деятельности), либо создает некие препятствия, с той или иной степенью успешности преодолеваемые подростком. В ходе соотнесения внешних требований с показателями личной успешности и индивидуального вклада в разрешение проблемы развивается рефлексивная культура через рефлексию на себя, на другого, на деятельность.
   Представленные в пособии профессиональные развивающие ситуации имеют различную смысловую направленность, отражая особенности вида деятельности и ожидаемые личностные проявления учащегося-спортсмена.
   Из чего складывается профессиональная развивающая психолого-педагогическая ситуация? Прежде всего, в ней преломляется множество контекстов, среди которых:
   – цель, задачи, концептуальные подходы к организации общего и дополнительного образования спортивной направленности, определяющие содержание учебной и спортивной деятельности – внешние требования к педагогу и учащемуся (то, что априори должно быть реализовано в образовательном процессе);
   – направленность профессиональной деятельности учителя и тренера, применяемые научно-методологические подходы, образовательные технологии и методики обучения и воспитания, характеризующие степень профессиональной зрелости личности педагога;
   – степень трудности психолого-педагогической ситуации развития (проблемы), соотносящаяся со степенью самостоятельности учащегося-спортсмена в ее разрешении (преодолении), сопровождаемая определенным содействием педагога и оказанием им педагогической поддержки.
   Решение определенных задач деятельности инициирует проявление социально значимых личностных качеств не только учащегося-спортсмена, но и педагога: учителя и тренера. Инициативность как личностная характеристика ребенка никогда не разовьется, не будь, с одной стороны, таких условий деятельности (созданных педагогом), как свобода творчества и право на ошибку, а с другой – демонстрируемых педагогом креативных методических подходов. Фактически педагог: 1) создает условия и 2) демонстрирует модели поведения и деятельности, создающие предпосылки для демонстрации авторских моделей учащимся-спортсменом.
   Как бы педагог ни мечтал об организованном спортсмене, если он сам не ценит время и не стремится к эффективному его использованию и, более того, не обучает спортсмена (в группе и индивидуально, под пристальным контролем и в условиях самоконтроля и другое) эффективно организовывать свое личное, учебное, спортивное пространство и время – ожидаемый результат будет достигнут не в полной мере. Хотя в практике образования встречаются такие ситуации, когда отрицательный пример педагога и отсутствие педагогических условий побуждает подростка (вопреки ситуации) к принятию волевого решения «развить заданное личностное качество». В данной ситуации срабатывает не механизм идентификации с позицией педагога, а механизм отчуждения «мне чуждо негативное мнение обо мне и этот негативный опыт», при котором процесс отчуждения от нежелаемого взаимодействия (профессионального контакта) приводит к идентификации с личной целью, принятии себя и своей линии развития, сосредоточенности на избранном пути. Отчуждение и идентификация характеризуют дистанцию между: «Я-позицией» и «личностно значимым»; «Я-позицией» и «личностно незначимым».
   Проведем сопоставительный анализ факторов, влияющих на проявление у учащегося-спортсмена развиваемого (заданного) личностного качества в условиях деятельности (табл. 1). Обратим внимание на тот факт, что социальный запрос и индивидуальные кондиции (возможности, личностные качества, показатели готовности к деятельности) полярно разведены, и только эффективно организованная деятельность, несущая развивающий посыл на поле субъект-субъектного взаимодействия, позволяет учитывать все влияющие факторы, отраженные через сферы ответственности субъектов и требования деятельности.

   Таблица 1
   Сопоставление сфер ответственности, инициирующих проявление заданного личностного качества у учащегося-спортсмена


   В последующих разделах будут представлены профессиональные психолого-педагогические ситуации развития, образования и воспитания учащегося-спортсмена на фоне решения им психолого-педагогических проблем, возникающих в ходе деятельности. В качестве примера мы раскроем по одной проблеме, побуждающей ребенка и подростка к развитию личностных качеств, необходимых для ее решения.
   Так, в разделе 3.2 профессиональная психолого-педагогическая ситуация представлена в контексте:
   «Реализация требований ФГОС в системе среднего образования», тогда как личностная психолого-педагогическая проблема, с которой сталкивается выпускник начальной школы, заключается в проявлении и развитии таких разноплановых личностных качеств когнитивного, волевого, регулятивного характера, как «способность к самоорганизации, волевая активность, способность к взаимодействию в условиях физкультурно-оздоровительной деятельности (ФОД), умение классифицировать и группировать упражнения по их направленности» и другие. Насколько сможет справиться младший школьник с задачами, поставленными перед ним государством, зависит от ориентации профессиональной деятельности педагога и учащегося на решение заданных требований, но очевидно то, что образовательный процесс на структурно-функциональном уровне должен иметь в наличии данные виды развивающей деятельности.
   На данном примере мы видим, что нормативно-правовой вопрос, в котором заложен совершенной иной путь организации образования личности учащегося, призван дифференцировать свои требования с учетом множества факторов, среди которых:
   – возрастные и психологические особенности развития учащегося;
   – особенности организации деятельности учащегося (соотношение стилей репродуктивной и продуктивной деятельности);
   – логика формирования социально значимых личностных качеств и другие.
   Проблемный характер построения образовательного процесса развивает рефлексивную культуру учащегося-спортсмена. Ребенок и подросток, мотивированный на достижение, постоянно отвечает на вопросы: «Насколько мои качества и способности позволяют мне быть успешным?»; «Те моменты деятельности, которые у меня не получаются, связаны с тем, что: “я сейчас не могу”, “недостаточно хочу” или “никогда не смогу?”». Высокий уровень проявления рефлексии на себя при низкой самооценке может затормозить развитие волевых способностей, способностей организационного плана. Низкий уровень проявления рефлексии на другого не позволяет ребенку идентифицировать и сопоставлять операционально-деятельностную готовность себя и соперника, увеличивая дистанцию между собой и им, между собственными достижениями и достижениями другого спортсмена, тем самым препятствуя развитию способности учиться анализировать, видеть погрешности и преимущества техники и другим.
   Рефлексивные переживания непременно содержат в себе личностные смыслы данной деятельности, и если рефлексия как процесс переживания и повторного проживания себя в деятельности и взаимодействии не просматривается, если отсутствует анализ прожитых ситуаций, ролевое видение в них себя, то данная деятельность формализована в своей основе, не имеет смысла, не нужна ребенку как таковая – ребенок находится вне деятельности, он «проходит сквозь нее», не затрачивая интеллектуальный, волевой, регулятивный, духовно-нравственный ресурс. «Внутренняя позиция творческой личности, – как отмечает В. С. Мухина, – как раз и состоит в том, что она рефлексирует на свои интеллектуальные возможности и старается развить свой потенциал. Пристально исследующий самого себя творческий человек лучше понимает и все мироздание. Видя себя насквозь, творчески-ориентированная личность не сосредоточивается на своих достоинствах и недостатках – она занята творчеством»[39]. Таким образом, творчество и самосозидание себя как личности позволяют подростку обретать некую необходимую свободу деятельности, способствуют пластичному переходу от результативных критериев оценки к процессуальным. По мнению В. С. Мухиной, «пробуждение самосознания всегда будет содействовать пониманию того, что настала пора созидания себя как личности. Рефлексия на себя – безусловный духовный опыт, оказывающий ощутимое влияние на человека как на личность»[40].
   В данном пособии мы постарались соотнести профессиональные психолого-педагогические ситуации, в которых преломляются требования государства к системе образования, требования к учителю и тренеру, которые, в свою очередь, требуют от учащегося-спортсмена эффективного осуществления деятельности за счет личностных качеств и способностей.
   В группе данных требований важен итоговый результат рефлексивного анализа учащегося-спортсмена, позволяющий ответить на вопросы:
   – что я сам требую от себя;
   – насколько я готов принять внешние требования к качеству деятельности и к запрашиваемому личностному качеству;
   – насколько я готов развивать заданное качество, преодолевая трудности деятельности, ориентированной на достижение?
   А педагог призван найти ответы на вопросы:
   – каковы условия успешности растущей личности при таком объеме несогласованных требований и как их систематизировать с учетом возрастных и психолого-педагогических особенностей развития;
   – как развить личностные качества, позволяющие учащемуся-спортсмену быть органичным в различных жизненных и профессиональных ситуациях?
Вопросы и задания студенту
   1. Постройте алгоритм деятельности, способствующий развитию избранного вами личностного качества у учащегося-спортсмена с учетом сфер ответственности субъектов образовательной деятельности (см. табл. 1).
   2. Раскройте сущность и содержание:
   а) компетенций педагога, обеспечивающих развитие заданного личностного качества;
   б) организационных условий деятельности, обеспечивающих развитие заданного вами личностного качества.
   3. Проведите психолого-педагогический анализ требований, предъявляемых к учащемуся-спортсмену со стороны учителя, тренера, руководителя образовательной организации, родителя. Выявите, насколько требования (как система запросов и контрольных мероприятий) органично сочетаются с самим процессом развития личностного качества в предметном поле учебной, спортивной и других видов деятельности в алгоритме «социальный запрос – развивающая деятельность – контроль соответствия требованию». Какой объем времени затрачивается на собственно развитие качества и на его контроль?
Рекомендуемые источники информации
   1. Артамонова Е. И. Духовная культура учителя // Понятийный аппарат педагогики и образования. – 2010. – Вып. 6. – С. 257–267.
   2. Вачков И. В. Типология учителей: от самого низкого до совершенно идеального // Директор школы. – 2008. – № 1. – С. 42–54.
   3. Волков Д. Н. Самооценка и тренерская оценка способностей успешных и неуспешных спортсменов: Автореф. дис. … к-та псих. наук. – СПб., 2009.
   4. Митина Л. М., Ефимова Н. С. Интеллектуальная гибкость учителя: Психологическое содержание, диагностика, коррекция: Учеб. пособие. – М.: Флинта, 2003.
   5. Мухина В. С. Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество. – М.: Академия, 2000.
   6. Сонин В. А. Учитель как социальный тип личности. – СПб.: Речь, 2007.
   7. Терещенко В. В. Влияние отношений взаимодействия «ребенок – взрослый» на личностное развитие подростка: Автореф. дис. … к-та псих. наук. – М., 2011.
   8. Фельдштейн Д. И. Психология развития человека как личности: Избранные труды: В 2 т. – М.: Изд-во МПСИ; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2009. – Т. 2.
   9. Якобсон П. М. Психология чувств и мотивация: Избранные психологические труды. – М.: Изд-во ИПП; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 1998.
Студенту
   Уважаемый студент и педагог, в разделе 1.4 будут рассмотрены особенности проявления личностных качеств с учетом моделей интеллекта, на фоне актуализации которых происходит развитие интеллектуальных способностей подростка в условиях спортивной деятельности. Спортивная деятельность, характеризующаяся определенной структурой и содержанием, опирается на те модели интеллекта, которые обеспечивают деятельностное проявление соревновательно значимых интеллектуальных способностей подростка. Важно понять, что абстрактная, потенциальная модель интеллекта с множеством компонентов в процессе приспособления к деятельности преобразуется в конкретную, актуальную модель, активизирующую лишь те интеллектуальные способности, которые позволяют успешно осуществить частную интеллектуальную задачу или конкретный вид спортивной (либо учебной) деятельности. Таким образом, личностное качество, имеющее некую интеллектуальную природу, будет задействовать те интегрированные или более частные интеллектуальные способности, которые обеспечивают деятельности и качественному действию параметры эффективности и экономичности.
В ходе прочтения
    Проведите анализ моделей интеллекта с учетом их направленности на решение конкретной интеллектуальной проблемы.
    Соотнесите степень сложности решения интеллектуальной проблемы с зонами развития по Л. С. Выготскому.
    Рассмотрите конкретную модель интеллекта, опосредующую проявление группы частных интеллектуальных способностей при решении сложной задачи как модель развития конкретных интеллектуальных способностей.
    Проследите, как данная модель интеллекта преломляется в конкретной модели организации деятельности подростка, ориентированной на возрастающую эффективность, экономичность, оптимальную согласованность и целесообразность действий в структуре деятельности на этапах совершенствования ведущей интеллектуальной и сопутствующих способностей, проявляющихся в вариативных условиях деятельности.
    Попробуйте выявить структурно-функциональные взаимосвязи между моделью интеллекта, моделью деятельности и заданным личностным качеством, имеющим некую интеллектуальную природу.
    Представьте определенные личностные качества, имеющие взаимосвязь с этапами проявления интеллекта:
   – дооперациональным;
   – операциональным;
   – и формами проявления интеллекта в условиях различных видов спортивной деятельности:
   – технологическими;
   – социальными.

1.4. Развитие личностных качеств учащегося-спортсмена: взаимообусловленность актуальной модели интеллекта и модели деятельности

В. Д. Шадриков
   Процесс развития интеллектуальных способностей подростка в условиях спортивной деятельности опосредован не только выбором методологических подходов к рассмотрению категории «интеллект», но и определением адекватной модели интеллекта, наиболее емко раскрывающей специфические особенности проявления и развития соревновательно значимых интеллектуальных способностей на образовательном поле подготовительной и собственно соревновательной деятельности.
   Рассматривая проблему развития способностей, В. Д. Шадриков (1994) выделяет два направления: «(1) пригнанность отдельных способностей к системе деятельности», их интеграция, и (2) приспособление отдельных способностей к предметному миру, к требованиям деятельности, то есть “восхождение” к конкретным, частным проявлениям общих способностей»[41]. Вторая из представленных позиций позволяет организовывать педагогическое взаимодействие с юным спортсменом, ориентированное на развитие интеллектуальных способностей, с учетом специфики видов спортивной деятельности, и рассматривать модели интеллекта с позиции их реализации через группы способностей в конкретных видах деятельности.
   Модель интеллекта как абстрактное понятие существовать не может, и прежде всего она рассматривается как модель системного образования психики, целью которого является структурная организация психических процессов, направленная на решение определенной интеллектуальной проблемы посредством:
   1) адаптации к среде – «приспособления к новым жизненным условиям»[42]; целесообразного, рационального поведения и эффективного взаимодействия с окружающим миром (Векслер Д., 1958); адаптации поведения к новой ситуации (Piaget, 1969; Neisser, 1979); на основе устойчивых способов саморегуляции и активности субъекта (Акимова М. К., 1976; Голубева Э. А., 1993); адаптации человека к новым ситуациям посредством решения задачи во внутреннем плане («в уме») при доминирующей роли сознания над бессознательным, «здесь и теперь», без внешних поведенческих проб, правильно и одноразово (Дружинин В. Н., 1995); «адаптации к среде»[43]; «универсальной адаптивности, структурирования равновесных отношений между индивидом и средой»[44] и других;
   2) проявления способности к обучению из опыта – когнитивного научения, мобильности индивидуального поведения на основе «опосредованного опыта обучения» (Fischer K., 1980; Feuerstein, 1990); приобретения знаний (Полани Л., 1986); действий с мысленным эквивалентом объекта, «действия в уме» или действия во «внутреннем плане» (Пономарев Г., 1996); когнитивного стиля (Холодная М. А., 2002).
   Понимание нами модели интеллекта как структурной организации психических процессов опирается на научную позицию В. Д. Шадрикова, в которой «формирование и развитие психических функций одновременно выступает как процесс интеграции интеллекта»[45].
   Л. В. Малышева к принципиальным аспектам интеллекта относит: способность к абстрактному мышлению; логическое мышление и структурирование реальности; способность к обучению; величину накопленных знаний, умений; способность адаптации к среде; эффективность решения возникающих задач (в том числе тестовых)[46].
   Данный комплекс психологических конструктов содержит как процессуальные, так и результативные характеристики, обусловленные необходимостью адаптации к среде через формирование механизмов эффективной деятельности с применением к решению интеллектуальной проблемы имеющихся ресурсов и освоением новых.
   Многочисленные исследования интеллекта при помощи психометрических тестов позволяют оценить интеллектуальные способности, близкие по содержанию интеллектуальной задачи к собственно самим тестам. В. Н. Дружинин (2002) отмечает, что «любой психологический конструкт, описывающий психологическое свойство, процесс, состояние, имеет смысл лишь в сочетании с описанием процедуры исследования, диагностики, измерения поведенческих проявлений этого конструкта».
   Выстраивая в иерархические ряды значимости те или иные результаты тестирования, мы должны понимать, что реализация интеллекта в апробированных тестах осуществляется на содержательном и исполнительском полях конкретной деятельности, имеющей свою смысловую обусловленность. Кроме того, всегда существует возможность применить имеющиеся или разработать новые тесты, отражающие интеллектуальную составляющую конкретного действия или узконаправленной деятельности. В связи с этим проявленные в большей мере и сопряженные с ними интеллектуальные способности в конкретном виде деятельности, выявленные в тестовых процедурах, располагаются по веерному принципу «от центра в стороны». С удалением векторов в стороны уменьшается и корреляционная зависимость тех или иных способностей от ведущей (исследуемой) способности, а переходя на противоположную сторону окружности, может позиционироваться и альтернативная интеллектуальная способность, в отдельных случаях лимитирующая проявление исследуемой.
   Вряд ли оправданы научно-методологические подходы, в которых структура интеллекта стабильна, а структурные компоненты, характеризующие интеллект и определяющие успешность исполнения любой интеллектуальной задачи, имеют равные статистические веса вне зависимости от специфики деятельности.
   Так, модель интеллекта К. Спирмена, в которой роль G-фактора максимальна в сложных математических и абстрактных вербальных действиях и математический интеллект занимает в иерархии соотнесенности с генеральным фактором одно из ведущих мест, с большим сомнением сохранит свою структуру в условиях конкретной узконаправленной деятельности, ориентированной на смысловой анализ подростком-спортсменом контекста речи тренера-преподавателя.
   Если интеллектуальная проблема заключается в вербальном описании подростком сформированного индивидуального образа двигательного действия, то, соответственно, ведущее место в структуре интеллекта (помимо вербального) занимают такие конструкты – «широкие и узкие способности» (McGrew K., 2004), как: визуально-пространственные способности (визуализация, пространственные отношения, скорость завершения идентификации, зрительная память); долгосрочная память и выборка данных (ассоциативная память, смысловая память, беглость ассоциаций); время/скорость реакции или принятия решения (скорость мысленного сравнения); кинестетические способности (кинестетическая чувствительность).
   Если речь идет о проявлении математических способностей в процессе интеллектуальной активности юного спортсмена и решение интеллектуальной проблемы осуществляется при помощи абстрактно-логического мышления (определение порядка прохождения контрольных пунктов в спортивном ориентировании с учетом их места взаиморасположения), то математический интеллект в структуре (модели) интеллекта займет одно из ведущих мест.
   В связи со сказанным, вероятно, существуют: (1) абстрактные модели интеллекта, представляющие собой обобщенные структурные взаимосвязи (или формальную компиляцию) его компонентов: психомоторики, общих и специальных способностей, когнитивных стилей как способов решения интеллектуальной задачи и других элементов; и (2) конкретные модели интеллекта, в которых на структурно-функциональном уровне представлена целевая организация психики для решения адекватно осознаваемой (или не в полной мере осознаваемой) заданной интеллектуальной проблемы, возникающей на поле определенной деятельности.
   На наш взгляд, просто «интеллект» вне средовой обусловленности не существует, он обязательно проявляется в деятельности, а деятельность обладает своими направленностью и содержанием, обеспечивающими достижение заявленной цели (если, конечно, когнитивный стиль конкретного субъекта деятельности не характеризуется АВС-когнитивными типами алогичного мышления).
   С учетом 2-й модели интеллекта, в которой решается определенная интеллектуальная задача и могут отрабатываться: а) альтернативный способ ее осуществления с актуализацией дивергентного мышления; б) заданный алгоритм деятельности; в) способность управления движением на основе проявления дифференцировочной чувствительности; г) когнитивный контроль на фоне волевой саморегуляции деятельности; д) способность предвосхищать действия соперника по малейшим изменениям положения тела и его звеньев (и многое другое), – и организуется процесс интеллектуальной подготовки подростка в детско-юношеском спорте.
   Так, конкретная модель интеллекта, опосредующая проявление группы частных интеллектуальных способностей при решении сложной задачи, становится моделью развития конкретных интеллектуальных способностей. Данная модель, как правило, становится и конкретной моделью организации деятельности подростка, ориентированной на возрастающую эффективность, экономичность, оптимальную согласованность и целесообразность действий в структуре деятельности на этапах совершенствования ведущей интеллектуальной и сопутствующих способностей, проявляющихся в вариативных условиях деятельности (в том числе с участием сложной двигательной реакции).
   Фактически на существующую модель интеллекта (если даже исследователь позиционирует определенный набор конструктов – элементов модели) накладывается модель деятельности, отбирающая лишь те структурные элементы модели интеллекта, которые способствуют достижению поставленной цели. Так, модель интеллекта реализуется в модели деятельности, которая на структурно-содержательном уровне раскрывается в критериях оценки, представленных в объективных, субъективных, процессуальных и результативных параметрах деятельности и действий.
   В условиях подготовки юных спортсменов тренер часто прибегает к методу моделирования соревновательной или учебно-тренировочной ситуации, технико-тактической схемы индивидуальных и коллективных действий и других, побуждающих в целом к активизации интеллектуального потенциала личности и решения интеллектуальной задачи, находящейся по степени сложности в зоне ближайшего развития.
   Если сложность интеллектуальной задачи находится в зоне актуального развития – подросток не переживает состояния насущной потребности в разрешении интеллектуальной проблемы – самой проблемы нет, все просто и решаемо на уровне применения автоматизированных двигательных навыков в привычных условиях их исполнения. Проблемная ситуация формально осознана → подобраны ранее апробированные успешные варианты ее решения → избран один их них → безошибочное, часто алгоритмизированное исполнение ведет к ожидаемому результату.
   Когда интеллектуальная проблема по степени сложности находится в зоне ближайшего развития, актуализируются значимые интеллектуальные способности в большей мере на этапах: активизации мышления, организующего процессы когнитивной обработки информации; принятия решения; исполнения действия(-й) в структуре деятельности. Мотивами деятельности подростка являются: феномен «преодоления интеллектуальной несостоятельности»[47] (по А. Н. Воронину); мотив достижения. Интеллектуальная проблема при этом решается: самостоятельно, в коллективном взаимодействии с партнерами, тренером-преподавателем, значимыми людьми. В условиях проявления мотива «избежание неудачи» (вызванного боязнью допущения ошибки при принятии решения, низким уровнем исполнения технико-тактической комбинации, влекущих за собой «организационные выводы о несоответствии спортсмена модельным требованиям деятельности») подросток решает возникшую интеллектуальную проблему на фоне актуализации потребности в безопасности.
   Если сложность интеллектуальной задачи превышает зону ближайшего развития, то задача в данном отрезке времени может быть нерешаема. Как следствие, подобный уровень интеллектуальной сложности задачи приводит: к когнитивному конфликту; деактуализации интеллектуальной цели; потере мотивации достижения; проявлении неуверенности в способе исполнения на операционально-деятельностном уровне; потере уверенности как психологического состояния, обеспечивающего оптимальную концентрацию усилий; снижению уровня эмоционально-волевой саморегуляции.
   Модели интеллекта, представленные в современной науке, на наш взгляд, не могут конфликтовать по своей сути, потому что все они в той или иной степени отражают один из аспектов (или избранные аспекты) рассмотрения и проявления интеллектуально значимых способностей в тех или иных видах и условиях специфической (предметной) деятельности. Вместе с тем существуют модели, наиболее полно характеризующие интеллектуальную готовность к спортивной деятельности, включающие психомоторные способности (по В. Д. Шадрикову (1994)), визуально-пространственные способности, звуковую обработку, краткосрочную, долгосрочную память и выборку данных, скорость когнитивной обработки, время реакции или принятия решения, психомоторную скорость, психомоторные способности, кинестетические способности и другие (по Кэттеллу, Хорну и Кэрроллу (2004), «модель СНС») в структуру интеллекта.
   Общим в моделях интеллекта является их соответствие структуре деятельности (цель, средство, результат). Многие авторы к общим элементам деятельности относят: мотивы, побуждающие субъект к деятельности; цели – образы результатов, на достижение которых деятельность направлена; средства, с помощью которых деятельность осуществляется. От полноты интерпретации структурных компонентов деятельности зависит успешность решаемых научно-методологических проблем на поле конкретной деятельности.
   По А. Н. Леонтьеву, деятельность представлена в аспектах: мотив, цель, условие. По С. Л. Рубинштейну – мотив, цель, средство, социальная ситуация, результат, оценка. По В. В. Давыдову – потребность, мотив, задача, способ действия. Результаты исследования О. С. Копиной позволили дополнить представления о структуре деятельности и дали основание полагать, что в понятие «структура деятельности» наряду с мотивационными и целевыми образованиями необходимо включать также и тип эмоциональной регуляции[48], что, на наш взгляд, расширяет структуру и содержание эмоционального интеллекта. По Г. П. Щедровицкому, структура деятельности рассматривается: через цель, задачу, исходный материал, средство, процедуру, продукт. В. Д. Шадриков (1994) представил структуру деятельности как кольцевую: мотив, цель, программа, информационная основа, принятие решения, профессионально важные качества. В. Э. Мильман (2005) представил структуру: через потребность, мотив, объект, цель, условия среды, средства, состав, контроль, оценку, продукт. Г. В. Суходольский (2008) рассмотрел структуру деятельности в следующих компонентах: потребность, направленность, мотив, цель, результат, оценка. О. А. Конопкин, изучавший саморегуляцию деятельности, выделил следующую ее структуру: цель, модель условий, программа, критерий успеха, информация о результатах, решение о коррекции[49].
   В данных подходах, по мнению В. П. Зинченко (2007), преобладают мотивационно-целевые и оперативно-технические компоненты деятельности и дефиниция изучается не в целом, а ее основные единицы: действия, входящие в состав деятельности и вырванные в целях изучения из контекста деятельности.
   Мы рассматриваем структуру спортивной деятельности в информационном, мотивационном, когнитивном, операционально-деятельностном, эмоционально-волевом и регулятивном аспектах. Кроме того, в структуре спортивной деятельности как в комплексном образовании присутствуют игровая, коммуникативная, учебная, контролирующе-оценочная, тренировочная, восстановительно-рекреационная, рефлексивная, организационная и соревновательная деятельность[50].
   Итак, сравнение структурных компонентов деятельности, представленных выше, с обобщенной характеристикой структуры проявления интеллектуальных способностей в условиях деятельности позволяет увидеть взаимное сходство в тех или иных аспектах, составными частями (этапами) которых являются:
   1) актуализация значимости эффективного решения интеллектуальной задачи, осознаваемой в качестве проблемы, на информационном и мотивационном уровнях;
   2) активизация мышления, организующего процессы когнитивной обработки информации на основе проявления ощущения, восприятия, внимания, памяти, представления, воображения, психомоторных способностей;
   3) принятие решения (разработка структуры и содержания операционально-деятельностного аспекта);
   4) исполнение действия, деятельности (на фоне актуализации эмоционально-волевого, регулятивного компонентов);
   5) оценка результатов действия, деятельности (текущих, этапных, итоговых);
   6) корректировка (в том числе перманентное текущее уточнение параметров деятельности).
   Таким образом, характер оценки степени эффективности в решении интеллектуальной задачи по мере более пристального рассмотрения на уровне действий и операций приобретает все больший диапазон качественных характеристик, не просто увеличивающий количество критериев, а выступающий как оценочное поле, представленное в качественных и количественных параметрах (рис. 3).

   Рис. 3. Обобщенная характеристика вариантов успешности исполнения интеллектуальной задачи без конкретизации ее содержания

   На рис. 3 приняты следующие обозначения:
   А– 1-й этап адекватен ситуации; 2-й этап характеризуется не в полной мере корректной когнитивной обработкой информации; 3-й – неверно принятое решение, повлекшее (4): неверное исполнение действия; применение неадекватно избранного действия и т. д. Результат: интеллектуальная задача не решена;
   А+ – 1-й этап адекватен ситуации; 2-й этап характеризуется не в полной мере корректной когнитивной обработкой информации; 3-й – (не)верно принятое решение; 4-й – (не)верное исполнение действия; 5-й – адекватная оценка результатов действия, деятельности; 6-й – успешная корректировка на фоне адекватного ситуации текущего уточнения параметров деятельности. Результат: интеллектуальная задача решена не в полной мере (неэкономично и неэффективно);
   Б – с несущественными погрешностями все этапы в структуре проявления интеллектуальных способностей выполнены адекватно цели. Результат: интеллектуальная задача в основе своей решена;
   В– успешно выполнены 1–3-й этапы; 4–6-й (или выборочно; 4/5/6) выполнены с некоторыми погрешностями. Результат: в целом интеллектуальная задача выполнена успешно;
   В+ – эффективно, экономично и адекватно ситуации исполнены 5 этапов; 6-й этап – корректировка с текущим уточнением параметров деятельности нецелесообразна, действия выполнены верно. Результат: интеллектуальная задача выполнена максимально успешно.
   В целом на каждом из этапов могут возникать погрешности и каждый из последующих этапов может характеризоваться эффективными решениями, но с выходом из более трудной ситуации.

   Особенным, на наш взгляд, в актуализированных моделях интеллекта является выборочное присутствие структурных компонентов деятельности. Например, первый этап (ценностно-мотивационный, информационно-мотивационный) присутствует в структуре деятельности при реализации интеллектуальных проблем, решение которых пролонгировано во времени. Если решение интеллектуальной проблемы ограничено временными параметрами, то данный этап (в силу влияния лимита времени) может и не осознаваться, и не проявляться на сознательном уровне.
   Решение интеллектуальной проблемы также может осуществляться без корректировки исполнительской программы в том случае, когда избран адекватный (безошибочный) первичный способ комплексирования действий в структуре деятельности, а интеллектуальная проблема решается в жестком временном отрезке.
   В качестве примера, обратимся к модели интеллекта Д. Гилфорда, представленной в виде куба, структурные элементы которой находятся вне конкретной деятельности или любая деятельность должна осуществляться с актуализацией всех представленных компонентов по своей сути[51].
   Данное образование – «куб Гилфорда», – на наш взгляд, из потенциальной модели преобразуется в актуальную по мере осуществления заданной деятельности, обладающей определенными параметрами интеллектуальной трудности, и в движении от абстрактной модели приобретает конкретные очертания, перестраиваясь, иерархизируясь в последовательности и соподчиненности взаимосвязей, отбрасывая все ненужное с учетом необходимости решения текущей проблемной ситуации, обладающей конкретным содержанием.
   Какие-то качества и их элементы могут оказаться невостребованными в данной проблемной ситуации, при этом начинают актуализироваться лишь те виды интеллектуальных способностей, которые обеспечивают успешную реализацию цели деятельности. Соответственно, какие бы модели интеллекта мы ни применяли, в их структуре всегда будут более (и менее) информативные компоненты, (1) отражающие в полной мере, (2) отражающие недостаточно и (3) не отражающие специфику деятельности и требования к интеллектуальной готовности субъекта и не реализующиеся на поле данной деятельности. Задача исследователя состоит в определении и применении более информативной модели интеллекта.
   В спорте широко распространено применение метода моделирования (Ерегина С. В., 1998; Шестаков М. П., 1998; Полищук Д. А., 1999; Загревский О. И., 2000; Заборский Г. А., 2000; Полозов А. А., 2003; Дорохов С. И., 2004; Бычков Ю. М., 2006; Лавшук Д. А., 2007; Рахлин М. А., 2007; Бибиков С. В., 2008; Данилова Е. Н., 2009; Козин В. В., 2009; Симаков А. М., 2010; Жигун Е. Е., 2010, и другие), который позволяет создавать специфические условия для развития заданных деятельностью способностей. Существует процесс моделирования соревновательной ситуации (в том числе в условиях противодействий соперников), который создает предпосылки к развитию избранных соревновательно значимых качеств и эффективных, экономичных способов реагирования. В связи с этим моделирование интеллектуальной подготовки подростка может осуществляться на различных уровнях: от высших, предполагающих разработку стратегии и концепции соревновательной деятельности личности (в том числе, и самим субъектом деятельности), до низших (или частных), направленных на создание целевых побудительных механизмов к осуществлению конкретных действий (контроля темпа движения; перманентной оценки поведения соперника в ходе состязания и других).
   Моделируются именно те соревновательные ситуации, которые представляют интеллектуальную трудность на объективном и субъективном уровнях. Достижение результата успешного решения данных интеллектуальных задач осложняется вариативностью в применении способов их реализации с учетом текущей ситуации, и юному спортсмену необходимо провести дифференциацию исполнительских способов и стилей, отбирая наиболее эффективный способ или технико-тактический прием.
   Если юный спортсмен обладает лишь одним способом осуществления действия, он не переживает интеллектуальную проблему, связанную с принятием решения о выборе способа действия, содержание его проблемы, как правило, направлено на оптимизацию процессуальных параметров исполнения данного (единственного) способа «быстрее» и «точнее». Смысловая окраска принятия решения будет состоять в выборе: действовать или не действовать? Вопрос «Каким способом?» отпадает в силу отсутствия вариантов.
   В ситуации решения подростком интеллектуальной проблемы, по А. В. Брушлинскому (1997), важно не только и не столько предметное содержание решения, сколько владение способами решения, применявшимися или открытыми по ходу решения задачи; психическими новообразованиями, возникшими в ходе решения; эмоциональным отношением субъекта к процессу и результату деятельности и т. д.
   Итак, выбор модели интеллекта, которая наиболее адекватно отражает реально существующий характер интеллектуальной активности, обусловлен проявлением в данной модели структурных компонентов, принимающих непосредственное участие в достижении успешного результата действия и/или деятельности.
   Многомерность и многоплановость характеристик интеллекта, представленных в исследованиях ученых, позволяет выявить их взаимосвязь с определенными этапами (дооперациональный, операциональный) и формами (технологические, социальные) проявления интеллекта в условиях различных видов спортивной деятельности.
   Модель интеллекта Л. Л. Терстоуна (1924), разрабатываемая в рамках регуляционного подхода и позиционирующая исследуемую категорию «интеллект» не только как «механизм переработки информации», но и как «механизм регуляции психической и поведенческой активности», интересна тем, что она может реализовываться на поле контролирующе-оценочной деятельности подростка, активно вовлеченного в спортивную деятельность. Данный компонент позволяет предметно рассмотреть интеллектуальное поведение юного спортсмена в вариативных видах спортивной деятельности с приоритетом интеллектуальных задач, направленных на контроль и оценку как процесса, так и достигнутого результата.
   Модель интеллекта К. Спирмена (1923), в которой общий интеллект и G-фактор рассматриваются как некоторая «умственная энергия», не в полной мере отражает специфику спортивной деятельности. Автор, исследуя соотношение общего и специфических факторов в различных видах умственных действий, установил, что роль G-фактора максимальна в сложных математических и абстрактных вербальных действиях и минимальна в действиях сенсомоторных. А поскольку основой успешности осуществления спортивной деятельности в большинстве видов спорта являются сенсомоторные способности, а математические и абстрактные вербальные действия проявляются опосредованно, то данная модель может характеризовать интеллект подростка прежде всего как учащегося общеобразовательной, а не спортивной школы либо проявляться в абстрактно-логических видах спорта.
   Вместе с тем модель интеллекта К. Спирмена, слабо соотносящаяся со структурой спортивной деятельности, позволяет нам обозначить следующее предположение: трудность решения подростком определенной интеллектуальной проблемы может быть связана с применением в процессе развития интеллектуальных способностей в образовательных учреждениях (центрах образования (ЦО), средних общеобразовательных школах (СОШ), ДЮСШ, СДЮШОР) одной модели интеллекта, а частная (исследуемая) способность к решению данной проблемы может быть сформирована только при использовании другой модели интеллекта, поскольку модель интеллекта выходит на деятельность и ее содержательное наполнение.
   В связи с этим возникает ряд вопросов: «Каким моделям интеллекта подчинены учебная деятельность подростка в общеобразовательной школе и спортивная деятельность подростка в системе детско-юношеской спортивной школы?» «Не наблюдается ли конфликта между моделями интеллекта на управленческом и организационном уровнях регулирования процесса образования подростка?». Может быть, и в этом (помимо мотивационно-ценностных предпочтений личности и других факторов) заключена проблема большей успешности подростка-спортсмена в спортивной деятельности и меньшей успешности – в учебной. В рассмотрении данного вопроса интересна доля интеллектуального вклада в успешность личности подростка в той и другой деятельности, при этом является очевидным фактом существенное различие модельных характеристик учебной и спортивной деятельности.
   Представленные частные интеллектуальные способности, относящиеся к взаимосвязанным субтеориям компонент, контекста и опыта (по модели интеллекта Стернберга (Sternberg, 1985; 1986; 1988)) выявляются в условиях спортивной деятельности подростка. Субтеория компонент выделяет процессы регуляции, компоненты исполнения и усвоения знаний, являющиеся непременным атрибутом видов спортивной деятельности. Субтеория контекста позволяет охарактеризовать как социальный, так и межличностный, и внутриличностный эмоциональный интеллект подростка-спортсмена. Субтеория опыта рассматривается с позиции применения образовательного подхода, создающего относительно новые и стереотипные ситуации. Представленные субтеории отражают обобщенные характеристики процесса проявления интеллектуальных способностей подростка в условиях спортивной деятельности.
   Обращаясь еще раз к тестологическому подходу в исследовании интеллекта, необходимо отметить, что в тес-тологии утвердились две основные традиции к созданию факторных моделей. Первая идет от Ч. Спирмена и связана с пониманием общего интеллекта, в той или иной мере проявляющегося на всех уровнях интеллектуального поведения (Ч. Спирмен, Р. Кэттелл, Ф. Вернон, С. Барт, Д. Векслер, Р. Хамфрейс, Дж. Равен, Л. Гутман).
   Вторая традиция идет от Л. Терстоуна и утверждает, что существование определенного числа независимых интеллектуальных способностей связано с отрицанием генерального фактора интеллекта (Л. Терстоун, Дж. Гилфорд, Р. Амтхауэр).
   Мы еще раз позиционируем собственную точку зрения:
   1. Модель интеллекта есть факторная модель.
   2. Развитие частных интеллектуальных способностей, обеспечивающих успешность определенного вида деятельности, вносит вклад в общий (комплексный) уровень интеллектуального развития.
   3. Виды и уровни развития определенных интеллектуальных способностей обусловлены видами и характером организации деятельности субъекта.
   4. Разноплановость и полнота представленности видов деятельности в образовательном процессе подростка обусловливает и обеспечивает гармоничное интеллектуальное, духовное, физическое развитие, при котором возможна актуализация понимания первой традиции «общий интеллект, в той или иной мере проявляющийся на всех уровнях интеллектуального поведения».
   5. Интеллектуальные способности реализуются на поле предметной деятельности, широта или узость предметного поля деятельности определяются социокультурной (образовательной) средой.
   6. Оправданно проявится вторая традиция рассмотрения интеллекта (Л. Терстоун, Дж. Гилфорд, Р. Амтхауэр) при применении тестологического подхода на выборке субъектов деятельности, лишенных в процессе развития самого развивающего поля предметной (тестируемой) деятельности. Например, тестируем то, что в индивидуальном опыте субъекта деятельности никогда не присутствовало: подростку-музыканту запрещали заниматься физкультурно-спортивной деятельностью (практический интеллект); юному спортсмену внушали, что пение (ритмические способности в том числе), рисование (образное, дивергентное мышление), литература (вербальный интеллект) не имеют значения для спортивного совершенствования). И автор будет прав: факторы интеллекта не взаимосвязаны, данные статистически достоверны. Но полученный результат есть результат, в том числе и дезинтеграции, обеднения образовательного поля деятельности.
   7. Кроме того, научная позиция Л. Терстоуна, Дж. Гилфорда, Р. Амтхауэра подтверждает свою правоту, когда в процессе тестирования происходит оценка качества владения операциями (на них и завершается), и отсутствуют тесты, позволяющие оценить степень успешности комплексирования этих операций в блоки или действия, а действий – в деятельность.
   8. G-фактор, в нашем понимании, реализуется через разноплановые виды деятельности, актуализирующие все виды частных интеллектуальных способностей. G-фактор по своей сути ориентирован на «гармоничное развитие личности» (Ю. К. Бабанский, И. Я. Лернер, В. А. Сухомлинский, Ш. А. Амонашвили, В. Ф. Шаталов), и в реальной ситуации этот фактор тестирует сама жизнь, поскольку тесты такого уровня комплексности не разработаны. И в ходе жизни определяется интеллектуальный вклад в ее качество, обусловленное индивидуальной и социальной эффективностью. Гармоничное развитие, проявляющееся во множестве умений и способностей: фехтовать, слагать стихи, петь, плавать, решать математические задачи и многое другое – со времен Древней Греции являлось целью развития человека и человечества.
   Эта двуплановость заложена не только в моделях интеллекта, но и на более частном уровне: что мы выбираем – широкое поле деятельности и стремимся развить все виды способностей или узкое поле и совершенствуемся только в нем с учетом принципа природосообразности? Что важнее: развитие приоритетных когнитивных стилей или сформированный диапазон их вариативности; учет функциональной асимметрии или деятельность, ориентированная на функциональное сближение? Эта проблема исходит от выбора методологических подходов не только к моделям интеллекта, обусловливающим объем и содержание видов развивающей деятельности, но и к развитию личности в целом и, как следствие, к степени владения данными видами деятельности (Р. Киплинг не тестировал у Маугли вербальный интеллект имеющимися в науке тестами). Таким образом, в процессе тестирования чрезвычайно важно учитывать характер и содержание образовательной среды субъектов деятельности, прежде чем давать заключение по существующей вне поля деятельности модели интеллекта.
   Психометрический подход оценки интеллектуальных способностей имеет свои достоинства и недостатки. Достоинством является то, что существует механизм оценки и сравнения уровня развития интеллектуальных способностей у различных субъектов деятельности. К недостатку психометрического подхода можно отнести следующую проблему: тесты интеллекта не отражают сущности, содержания и специфических условий спортивной деятельности, в которой и должны проявляться интеллектуальные способности подростка, оптимизирующие фактор ее успешности.
   В. Н. Дружинин и Е. Ю. Самсонова (1999) подчеркнули опосредованность проявления общих умственных способностей с «предметной деятельностью субъекта». Тесты, используемые для оценки психометрического интеллекта, лишь косвенно отражают специфику актуализации интеллектуальной активности подростка в условиях спортивной деятельности. Иными словами, то, что тестируется, не является структурным компонентом ни на уровне деятельности, ни на уровне действия. Рассматривая операционный уровень, можно отметить сходство по содержанию той или иной операции, но внешние условия (пространственно-временные, противодействия среды и другие) и внутренние условия (психоэмоциональное, функциональное состояние) осуществления деятельности подростком различны более чем существенно. Тем более что в большинстве видов спорта соревновательная деятельность подростка обладает сложной структурой и на содержательном уровне происходит комплексирование различных операций и действий с учетом текущей ситуации.
   Объединение тестовых методик в батареи тестов может осуществляться вне полного соответствия «автор модели интеллекта → автор методики исследования интеллектуальной способности, либо: авторы методик исследования интеллектуальных способностей в структуре единой (избранной) модели интеллекта». Если проблема исследования выходит за пределы одной модели интеллекта и не может быть раскрыта на структурно-содержательном уровне через одну из моделей, правомерно применить несколько моделей интеллекта, раскрывающих определенные аспекты исследования.
   При этом набор тестовых процедур не будет эклектичным, поскольку он обусловлен объемом и спецификой исследуемых частных интеллектуальных способностей, отражающих эффективность спортивной деятельности. Батареи тестов, характеризующие объективные и субъективные, процессуальные и результативные параметры интеллектуальной готовности подростка к спортивной деятельности, будут состоять как из тестов интеллекта и тестов сопряженных с ними способностей, так и из процедур, определяющих динамику успешности в решении интеллектуальных задач в вариативных видах спортивной деятельности.
   На наш взгляд, структура интеллекта (его проявлений) лишь тогда актуальна, когда она преломляется в структуре деятельности и отражает ее в одном или нескольких ведущих аспектах (временном, пространственно-временном, операционально-деятельностном и других).
   Наиболее близка нашей научной позиции концепция М. А. Холодной (2001), рассматривающая интеллект как форму организации ментального опыта, и позволяющая раскрыть специфические особенности организации спортивной деятельности подростка.
   Когнитивный опыт, или ментальные структуры (по М. А. Холодной), обеспечивающие хранение, упорядочение и преобразование наличной и поступающей информации, способствующие тем самым воспроизведению в психике познающего субъекта устойчивых, закономерных аспектов его окружения, создают условия для освещения спортивной деятельности в актуальном времени и пространстве – «здесь и сейчас», особенно деятельности, побуждающей к проявлению оперативной переработки информации.
   Спортивная деятельность подростка в большей мере осуществляется при актуализации эмоционально-волевого и регулятивного компонентов в условиях непроизвольной и произвольной регуляции интеллектуальной активности. Данная деятельность соотносится с метакогнитивным опытом, по М. А. Холодной, и обеспечивает контроль: над состоянием индивидуальных интеллектуальных ресурсов; процессами переработки информации; формированием опыта осуществления деятельности в условиях утомления, вызванного влиянием физической и психической нагрузки. В наших исследованиях представлена развернутая характеристика операционально-деятельностного и регулятивного компонентов интеллектуально опосредованной спортивной деятельности[52]. В. Н. Дружинин[53] выразил сомнение по поводу включения М. А. Холодной некоторых блоков в состав модели: «…метакогнитивный опыт имеет явное отношение к регуляторной системе психики, а интенциальный – к мотивационной системе. Собственно интеллектуальными следует считать блок способностей и блок когнитивного опыта». Мы придерживаемся точки зрения М. А. Холодной, и, поскольку мотивационный и регуляторный компоненты находятся в структуре интеллектуального действия и интеллектуально опосредованной деятельности и их не представляется возможным вычленить из контекста деятельности, на содержательно-смысловом уровне они характеризуются интеллектуальной составляющей и способствуют решению интеллектуальной задачи – данные компоненты входят в структуру интеллекта.
   Интенциональный опыт как ментальные структуры, лежащие в основе индивидуальных интеллектуальных склонностей и обеспечивающие формирование субъективных критериев выбора относительно определенной предметной области, направления поиска решения, источников информации и способов ее переработки, также присутствует в структуре деятельности подростка-спортсмена. Исследование структуры и содержания информационного и мотивационного компонентов интеллектуальной активности позволяет выделить основные проявления интенционального опыта. Мы выделяем интенциальный опыт как первооснову развития интеллектуальных способностей подростка, побуждающую и актуализирующую накопление первичных знаний (информации) на мотивационно-смысловом поле деятельности с последующим выходом на механизмы их реализации через значимые когнитивные функции. Далее проявляется когнитивный опыт, подкрепленный метакогнитивным.
   Некоторые авторы моделей интеллекта исключают возможность формирования новообразований над группами названных способностей, объединенных в структурных компонентах, в данном случае модель интеллекта не соответствует рассматриваемой нами проблеме, как, например, структура интеллекта по Х. Гарднеру. Модель интеллекта состоит из независимых друг от друга модулей: формально-лингвистического, пространственного, логико-математического, музыкального, двигательного, межличностного, внутриличностного. Каждый из модулей представлен вертикально расположенными уровнями: восприятие, запоминание, учение[54]. Реализация модели интеллекта по Х. Гарднеру в условиях спортивной деятельности в рамках независимых самостоятельных модулей неприемлема, поскольку: эффективность движения обусловлена адекватностью пространственного восприятия; внутриличностный интеллект совершенствуется через систему межличностных отношений; в основе рационального движения лежит ритмическая способность, в связи с этим некоторые аспекты музыкального интеллекта преломляются в двигательном.
   Таким образом, на примере проведенного анализа нескольких моделей интеллекта и соотнесения их с обобщенными модельными характеристиками – требованиями спортивной деятельности, предъявляемыми к подростку, наблюдается структурно-содержательная обусловленность исследуемых образований. Рассмотрение данного вопроса имеет смысл, поскольку проблема развития интеллектуальных способностей подростка в вариативных условиях спортивной деятельности может быть раскрыта, если исследователь может оперировать рассматриваемыми психолого-педагогическими категориями и находит аргументированную научную позицию в пространстве научных подходов и моделей.
Вопросы и задания студенту
   1. Проанализируйте, какие виды интеллекта развиваются и оцениваются в учебной и спортивной деятельности: социальный, эмоциональный, практический, вербальный, невербальный.
   2. Предложите виды деятельности, развивающие вид интеллекта и определенное вами личностное качество.
   3. Спроектируйте задания, формирующие избранные личностные качества, в основе развития которых лежат один, два и более видов интеллекта.


   4. Как метакогнитивный и интенциальный опыт личности учащегося отражается в уровне развития личностных качеств учащегося-спортсмена? Каково влияние положительного и отрицательного личностного опыта на развитие личностных качеств?
   5. Проведите сравнительно-сопоставительный анализ между видами деятельности учащегося-спортсмена, актуализируемыми видами интеллекта в процессе данной деятельности, учебными и учебно-тренировочными заданиями и средствами текущего и итогового контроля качества успеваемости или динамики учебных и спортивных достижений. Какие параметры успешности деятельности контролируются? Какие личностные качества, обеспечивающие успешность (ожидаемого и достигнутого результата) в данных видах деятельности, оцениваются?
Рекомендуемые источники информации
   1. Воронин А. Н. Интеллектуальная деятельность и межличностное взаимодействие // Труды института психологии им. Л. С. Выготского. Вып. 2. – М.: Изд-во РГГУ, 2002.
   2. Дружинин В. Н. Психодиагностика общих способностей. – М.: Академия, 1996. – С. 49.
   3. Конопкин О. А. Психологические механизмы регуляции деятельности. – М.: Ленанд, 2011. – С. 137.
   4. Кузьменко Г. А. Методики развития социального, эмоционального и практического интеллекта ребенка в процессе спортивной деятельности (в системе значимых качеств личности). – М.: Советский спорт, 2010.
   5. Малышева Л. В. Модели интеллекта: 100 лет развития. – М.: Изд-во МПСИ; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2006.
   6. Пиаже Ж. Психология интеллекта. – СПб.: Питер, 2004.
   7. Шадриков В. Д. Психология деятельности и способности человека. – М.: Логос, 1996.
   8. Шадриков В. Д. Способности человека. – М.: Изд-во ИПП; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 1997. – С. 239.
   9. Штерн В. Умственная одаренность: Психологические методы испытания умственной одаренности в их применении к детям школьного возраста / Под ред. В. А. Лукова. – СПб.: Союз, 1997.
Студенту
   Уважаемый студент и педагог, в разделе 1.5 будут рассмотрены внутренние и внешние условия, обеспечивающие развитие личностных качеств на основе формирования личностных смыслов в преобразовании индивидуальных способностей и методы развивающего субъект-субъектного взаимодействия. Особенности становления смыслосферы учащегося-спортсмена раскрываются через определение личностных смыслов, в которых развитие избранного качества сопряжено с развитием компонентов направленности личности: потребностей, мотивов, ценностных ориентаций, установок и убеждений.
   Методологические принципы психологии, на основе которых построено содержание данного пособия, позволяют осмыслить сущность развивающей деятельности, отношение к субъекту развития, охарактеризовать особенности личностной активности учащегося-спортсмена. Далее, переходя от методологии к методике, в пособии будут рассмотрены группы методов, способствующие созданию условий для развития интеллектуальных, волевых, регулятивных, духовно-нравственных качеств личности в условиях деятельности.

1.5. Психолого-педагогические особенности развития личностных качеств учащихся-спортсменов в условиях учебной и спортивной деятельности

В. С. Мухина
   Личностные качества учащегося-спортсмена являются тем психологическим и деятельностным ресурсом, который обеспечивает адаптацию личности к изменяющимся условиям среды.
   Человек представляет собой открытую саморегулирующуюся систему с подсистемами от молекулярно-генетического до интегративного социально-психического уровня – уровня индивидуальности, выступая одновременно и подсистемой сложных систем – природы и общества.
   Субъектность человека проявляется в способности осуществлять саморегуляцию, позволяющую эффективно управлять формами произвольной активности, через которые реализуются достижения личностно избранных целей.
   Инициация изменений в структуре и содержании личностных качеств, отражающих адаптационный потенциал ребенка и подростка, протекает с опорой на личностные смыслы данных преобразований. Субъект осознает проблемное поле – исходный уровень комплексной готовности к реализации поставленных целей и задач деятельности – и определяет перспективы развития значимых личностных качеств.
   Процесс развития личностных качеств учащихся, мотивированных на спортивные достижения, опирается на осмысление внешних и внутренних условий, побуждающих данное развитие. Внешние условия характеризуются организационными средствами, методами и формами, применяемыми педагогами спортивной и общеобразовательной школы, особенностями субъект-субъектного взаимодействия, формирующими характер развивающей деятельности, и другими факторами.
   Однако внутренние условия основаны на формировании внутреннего посыла к развивающей деятельности, основанного на личностном смысле – осознании личной необходимости и личной заинтересованности в развитии данного личностного качества.
Студенту
   Сопряженность психолого-педагогических категорий «личностное качество», «личностный смысл», «качество деятельности» неоспорима. Личностные смыслы соотносятся с контекстом информационного, мотивационного, когнитивного и других компонентов деятельности, обеспечивающих проявление личностного качества. Развитие личностного качества будет более успешным, если субъект примет и преобразует его смысловые структуры, если произойдет: определение личностной ценности, формирование смыслового конструкта, рождение мотива, смысловой диспозиции, становление личностного смысла через отражение отношений личности, построение смысловой установки, самостоятельный выбор или принятие предложенных регистрируемых эффектов.
В ходе прочтения
    Выявите алгоритм формирования личностных смыслов учащегося-спортсмена через смысловые структуры.
    Сопоставьте контекст личностных смыслов, сопровождающих различные компоненты учебной и спортивной деятельности учащегося.
    Выявите интеллектуальную составляющую личностного смысла, инициирующего развитие индивидуально значимых качеств и способностей.

1.5.1. Развитие качеств и способностей в преломлении личностных смыслов. На примере спортивной деятельности

С. Ликок
   Психологическая готовность подростка-спортсмена к деятельности обеспечивается наличием в ее структуре личностно значимых смыслов, по Б. С. Братусь, «формирующих в сознании смысловые системы», а в целом – создающих условия для творчества и самодвижения в индивидуально значимых сферах жизни. По мнению А. Н. Леонтьева, Б. С. Братусь, А. Г. Асмолова, смысл является регулятором поведения самого высокого уровня. Ведущие содержательные функции смысла раскрываются через функции интеграции когнитивных и аффективных процессов в психике субъекта деятельности, в ходе чего образуются смысловые элементы как основные составляющие сознания и вместе с тем функция наделения мотивации интенцией, которая отражает направленность субъекта на предмет деятельности, обладающий личностным смыслом.
   Личностный смысл и позитивные, конструктивные переживания неотделимы. Только через переживание личной значимости тех или иных достижений осознается ценность как позиция, ценность как самодвижение, ценность как стратегия поведения, при которой субъект деятельности непременно верит в себя. Когда тренер замечает развитие личностных смыслов спортивной деятельности у юного спортсмена? Когда «горят глаза». Когда направленная профессиональная активность тренера, личное желание подростка и уважение тренера к деятельности подопечного совпадают.
   Раскрывая сущность смысловой сферы личности, Д. А. Леонтьев охарактеризовал ее как «особым образом организованную совокупность смысловых образований (структур) и связей между ними, обеспечивающих смысловую регуляцию целостной жизнедеятельности субъекта во всех ее аспектах»[55]. Смысловые образования личности характеризуются существенным многообразием. Смысл раскрывается через научные подходы: онтологический, феноменологический и деятельностный, – отраженные в аспектах: динамики отношений субъекта с миром; динамики в образах мира смыслов личностно значимых объектов и явлений; динамики смыслов, обеспечивающих личностную регуляцию жизнедеятельности.
   Понятие смысла значительно шире его парных поляризованных отношений. Так, в исследовании Д. А. Леонтьева обнаружен «новый методологический статус понятия смысла <…> позволяющего преодолеть бинарные оппозиции аффекта и интеллекта, внутреннего и внешнего мира, глубинных и вершинных механизмов, сознания и бессознательного»[56]. Фактически смысл деятельности подростка развивается не в линейной плоскости «индивидуального и социального», «процесса и результата» (и других), он создается множественными иерархизированными связями, возникающими на поле предметной деятельности растущей личности.
   Исследование смысловой сферы подростка-спортсмена целесообразно раскрывать через смысловые структуры, представленные ранее Д. А. Леонтьевым. Смысловые структуры позволяют выявить и отразить жизненные отношения и одновременно – смысловые связи субъекта – подростка-спортсмена. Среди них:
   – личностная ценность (жизненная ориентация на успешность деятельности и другое);
   – смысловой конструкт (выбор упражнения по признаку интеллектуальной трудности и другое);
   – мотив (готовность к освоению альтернативного когнитивного стиля деятельности, позволяющего в дальнейшем обеспечить вариативность соревновательных стратегий, высокий спортивный результат и другое);
   – смысловая диспозиция (преувеличенная необходимость быть в «игровой связке» с успешными партнерами, мыслящими спортсменами и другое);
   – личностный смысл как отражение содержания отношений личности к действительности, «значение для меня» (недооценка (адекватная оценка) течения времени в тесте «индивидуальная минута» при высокой мотивации достижения – смысл достижения влияет на оценочные параметры деятельности и другое);
   – смысловая установка, релевантная мотиву деятельности (по А. Г. Асмолову), как форма выражения личностного смысла в виде готовности к совершению определенным образом направленной деятельности представлена в различных контекстах (на позитивное восприятие себя в деятельности: при низкой соревновательной успешности – абстрагирование от критических замечаний, поиск и представление аргументированных позиций по удачным моментам в ходе соревнования, переключение с факта неуспешного действия на успешное и другое);
   – регистрируемые эффекты (избранные вариативные результаты спортивной деятельности и другое).
   Эффективность спортивной деятельности подростка обусловлена влиянием информационного, мотивационного, когнитивного, операционально-деятельностного, эмоционально-волевого, регулятивного и смыслового компонентов готовности к деятельности. Причем в сознательной актуализации перечисленных категориальных характеристик смысловой компонент исполняет системообразующую роль. Чем яснее для исполнителя смысл предстоящей или осуществляемой деятельности, тем более эффективна ее соорганизация в информационном, мотивационном, когнитивном, операционально-деятельностном, эмоционально-волевом, регулятивном пространствах деятельности (если речь идет о сознательной ее регуляции).
   Важно понимать, что сущность смысла отражает смысловую окраску и представленность определенного компонента или группы компонентов деятельности (информационного, мотивационного, когнитивного, операционально-деятельностного, эмоционально-волевого, регулятивного).
   Так, личностный смысл деятельности у юного спортсмена может проявляться в информационном контексте как: изучить особенности соревновательного стиля соперника; просмотреть рельеф соревновательной трассы; освоить методики развития специальной скоростной выносливости в циклических видах спорта (и другое).
   Личностный смысл, отражающий мотивационный контекст:
   – мотивация достижения: превзойти по количеству набранных очков спортсмена Х (и другое);
   – мотивация избегания: использовать привычные способы атаки ворот; в ситуации выбора сделать, вероятно, голевую передачу, переложив ответственность на партнера за нереализованную возможность, нежели выполнить бросок, который может быть и нерезультативным (и другое).
   Личностный смысл, имеющий когнитивный контекст: переиграть соперника тактически, раскрыть, «прочитать» его замысел, опередить его действия, отслеживая каждое движение и сохраняя в памяти его коронные приемы.
   Личностный смысл, отражающий операционально-деятельностный контекст: переиграть соперника, маскируя обманными движениями ведущий технический прием.
   Личностный смысл, характеризующий эмоционально-волевой контекст: сохранять спокойствие и бдительность, не поддаваться на эмоциональный посыл соперника, мыслить рационально; обеспечить волей каждую секунду соревнования.
   Личностный смысл, раскрывающий регулятивный контекст деятельности, может быть представлен в позициях: целенаправленно строить процесс самообучения; управлять мотивацией; ставить цель и достигать ожидаемых результатов; создать целостный образ соревновательного упражнения; мысленно скорректировать техническую ошибку, воспроизводя идеальную технику. Личностные смыслы, воплощенные в регулятивном контексте, отражают способы и результаты деятельности, представленные как волевые акты: «процесс – результат»; «план – достижение». Между смыслами деятельности и ожидаемыми результатами всегда стоит знак ≥. Смыслы всегда имеют более широкий контекст в сравнении с проектируемыми результатами, поскольку они развиваются, являясь опорными пунктами, выполняя функцию психологической самоподдержки в различных контекстах: духовно-нравственном, философском, личностном, деятельности, результата и других.
   Н. Е. Сизикова (2008) обратила внимание на проблемы смысловой сферы личности, когда деятельность регулируется разнородными смыслами, в которой каждый смысл замкнут в себе и, как результат, отсутствует единство смысловой системы. Генерализация смыслов, по мнению автора, проявляется в их взаимосвязях, а не в самой их трактовке. Так, более частные смыслы встраиваются в более общий смысл[57]. Органичность смысловой сферы подростка, на наш взгляд, отражается в эффективном разрешении внутриличностных конфликтов, способности субъекта находить синергию смысловых образований, инициирующих индивидуальную активность.
   Раскроем (как вариант) содержание проблемы отсутствия смысловой общности. В процессе спортивной подготовки у подростка не сформирован генерализованный смысл общей физической подготовки и смысл влияния данного вида подготовленности на соревновательный результат – в качестве эффекта мы наблюдаем отсутствие представленности самостоятельной тренировочной деятельности по развитию общих физических качеств в режиме спортивного дня юного спортсмена.
   Так, среди критериев сформированности смыслового компонента в психологической готовности к спортивной деятельности в качестве наиболее значимых можно выделить:
   – осознание личностного смысла спортивной деятельности в целом и своего вида спорта;
   – системность и глубина представлений о психологической структуре спортивной деятельности и психологии (своего вида) спорта;
   – осознанность применимости этих представлений к себе, «значение для меня».
   По мнению Н. Е. Сизиковой, наиболее высоко оцениваются группы ответов, отражающих «целостное и системное представление о виде спорта, о деятельности, включенной в жизненный путь и перспективы человека, особое внимание уделяется осознанию субъектом взаимосвязанности своей спортивной деятельности и своей жизни, а также взаимосвязанности компонентов спортивной деятельности между собой». Кроме того, высоко оцениваются ответы, «содержащие различные логично связанные типы информации – эмоциональные оценки, описания, указание на развитие качеств, исторические справки и т. п.». Логичность смысловых образований, их содержательная полнота и представленность в различных аспектах спорта отражают психологическую готовность субъекта к деятельности.
   Интеллектуальные смыслы содержательно соотносятся с решаемыми интеллектуальными задачами. Развитие интеллектуальных смыслов спортивной деятельности основано на их воплощении в реальные события как переход от потенциальной идеи к актуальным действиям. По мнению И. В. Абакумовой (2003), трансформация смыслов в актуальные обеспечивается применением смысловой дивергенции или смыслового выбора (творчества), раскрытия смысла (понимания), реализации смысла (события как события), смыслового следа (переживания)[58]. Мы согласны с позицией автора в части представленности данных компонентов в спортивной деятельности. Но, рассматривая позицию раскрытия смысла, целесообразно обратить внимание на «первичный» смысл как внешний, принятый к апробации в качестве основы организации деятельности, и «вторичный», приобретенный подростком опытным путем, опирающийся на результаты рефлексивного анализа, на деятельность и на себя.
   Интеллектуальная составляющая приобретенного смысла будет характеризоваться количеством и адекватностью причинно-следственных связей в технологической цепочке деятельности, обретенных в условиях апробации нового смысла, подтверждения его актуальности творческим выбором способа достижения результата. Фактически интеллектуальный посыл тренера как внешний смысл фиксируется в памяти подростка, если он органично встраивается, не конфликтует с предыдущим опытом и подтверждается качеством вновь приобретенного опыта в условиях сближения показателей личной самооценки и оптимистической социальной оценки.
   Личностный смысл – это охраняемая и оберегаемая составляющая внутреннего мира подростка, и внешнее воздействие на развитие данной категории будет успешным в условиях принятия юным спортсменом позиции тренера, наличия в его собственной системе ценностей смысловых опор, обеспечивающих развитие внешне представленного смыслового посыла.
   При этом тренер призван:
   – помочь подростку соотнести интеллектуальные смыслы деятельности с ожидаемым результатом;
   – встроить их в систему личных смыслов;
   – найти в них содержательно и ценностно общее;
   – создать ситуации перехода потенциальных смыслов в актуальные на этапах осмысления, принятия решения в ситуации выбора, самоуправления деятельностью, рефлексивного анализа состоятельности нового смысла как взгляда на ситуацию в новом контексте, поиска ситуаций, обеспечивающих реализацию обретенного смысла.
   Расширение смыслового поля деятельности у подростка-спортсмена проявляется в обновлении содержания: целеориентированных установок; технологических цепочек их реализации в условиях творческого поиска; средств, методов и форм организации деятельности, развивающих интенциональный опыт, позиционирующий факты самоактуализации личности.
   Наличие осознанных и индивидуально принятых социальных смыслов позволяет подростку расширять систему личностных смыслов, являющуюся системообразующим фактором в психологическом обеспечении деятельности. Как правило, подросток соотносит социальный смысл с ожидаемой ролевой позицией: в чем заключается моя роль как исполнителя; каков мой вес, каково влияние моего делового и социального статуса в условиях достижения результата? На этапах начальной и углубленной спортивной специализации индивидуально значимые смыслы могут вступать в конфликт с социальными, если низкая текущая результативность деятельности угрожает самооценке личности подростка.
   В свое время А. Н. Леонтьев обратил внимание на то, что «процесс смысловой регуляции явился удачной попыткой реального сближения смысла и смысловой установки»[59]. Мотивация к успешному осуществлению деятельности формируется на поле информированности подростка о специфических особенностях спортивной деятельности. Фактически смысл деятельности должен быть отражен в смысловых цепочках мотивов, содержании ценностных ориентаций, установок, убеждений, привносящих в мировоззрение подростка-спортсмена новое содержание. Личностные смыслы отражаются в системе мотивов и ценностных ориентаций и обеспечивают эффективное проявление когнитивных способностей в том случае, если личностный смысл целеориентирован и подкреплен операционально-действенной готовностью к осуществлению деятельности.
   Масштаб смысла определяет его соответствие либо деятельности, либо действию. Если юный спортсмен в ходе деятельности начинает осознавать и переживать смыслы каждого действия, длительность их исполнения увеличивается по причине артикулирования, внутреннего проговаривания каждого конкретного смысла действия, отрицательно влияя на их слитность в структуре деятельности. Таким образом, детализация смыслов на этапе обучения двигательному действию необходима, а на этапе его совершенствования препятствует его скоростному исполнению.
   Необходимо ли осознание всех смыслов деятельности? В ходе соревнования, когда деятельность лимитирована временем и требует мгновенного принятия решения, при определенных условиях происходит подсознательное ее регулирование и выбор наиболее адекватных ситуации действий, а рефлексивный анализ лишь значительно позже позволяет описать смысловое поле осуществленных действий. Но этот способ управления движением и деятельностью обеспечивается приобретенным опытом.
   Масштаб смысла меняется в зависимости от ситуации. Так, при достаточной операционально-действенной готовности подростка, когда в полной мере осознается необходимость выполнения субъективно трудных физических нагрузок, смыслы деятельности опираются на глубинные личностные образования, личностные позиции, раскрываясь через отношения к деятельности и смысложизненные ориентации. При низкой степени операциональной (координационной) готовности к осуществлению деятельности (на этапе двигательного умения) смыслы деятельности содержательно сближаются с текущими когнитивными задачами, обеспечивая их решение. Очевидно, что без актуализации когнитивного ресурса невозможна качественно представленная операциональная структура деятельности, отражающая ее исполнительский уровень.
   Исследования О. К. Тихомирова и И. А. Васильева позволяют представить смысловую регуляцию в аспектах решения мыслительных задач. По мнению авторов, «смысл конечной цели, неоднократно образующийся, определяет развитие смысла ситуации в целом через воздействие на операциональные смыслы, а также обусловливает смыслы промежуточных целей, которые в совокупности определяют тон деятельности на стадии поиска решения задачи и операциональный смысл ситуации в целом»[60].
   Так, процесс осмысления действий сопровождает этапы: формирования двигательных умений и целенаправленного совершенствования двигательных навыков, коррекции программы действий на фоне дополнения, расширения и конкретизации смысловых образований. Регулятивный уровень деятельности характеризуется адекватными ситуации эмоционально-волевыми проявлениями, когда юный спортсмен отбирает смыслы действий и деятельности, обеспечивающие им эффективность, экономичность и стабильность. При этом важным фактором интеллектуального развития личности выступает смысловое обогащение регулятивного уровня деятельности за счет смысловой определенности и расширения критериально-оценочной базы видов спортивной деятельности, встраиваемого в мировоззрение растущей личности; по мнению Д. А. Леонтьева (1999), «степень развитости смысловой регуляции выступает как мера личностной зрелости»[61].
   В. П. Зинченко и Е. Б. Моргунов полагают, что смысловая регуляция осуществляется не только во время деятельности, но и до ее совершения, и даже до возникновения образа. В смысловой регуляции личностные смыслы выполняют функцию презентации образов, внесения корректив в их отдельные характеристики. Но личностные смыслы относятся к тем факторам смысловой регуляции деятельности, которые осуществляются через представленность в сознании. При этом авторы указывают, что «немалая часть регулирующих воздействий такого рода передается непосредственно на исполнительные механизмы деятельности, минуя сознание, и осуществляются непроизвольно и, как правило, неосознанно»[62].
   Анализ регулятивного аспекта в условиях развития смыслосферы подростка позволяет выделить две тенденции развития личностных смыслов:
   1) «от внешнего посыла к внутренней перестройке» (от деятельности к личности) за счет обогащения регулятивного опыта, основанного на привнесении в смысловое поле и структуру деятельности внешних критериев как атрибутов успешности подростка-спортсмена (нормативные показатели физической, технико-тактической готовности и другие);
   2) «от внутренней инициации творческого поиска к апробации задуманного в деятельности» (от личности к деятельности) за счет проявления инсайта как внезапного усмотрения смысла, развития креативного мышления, позволяющего опробовать личные предположения, догадки, воплощаемые в смыслах.
   Важно учитывать тот факт, что соревновательная деятельность есть противоборство соперников и развитие смыслосферы подростка должно протекать как в условиях сотрудничества при общности цели и смысла деятельности, так и в соперничестве при поляризации целей, на фоне альтернативного разведения достигаемых результатов «победа – поражение».
   Сотрудничество с партнерами, тренером, родителями, значимыми людьми позволяет подростку прорабатывать смыслы деятельности, оценивая и соотнося их диапазон, устраняя разночтения, расширяя сферу общих смыслов-ценностей, понимая при этом, что конечная цель общая, и жизненный контекст тоже общий. В данных ситуациях может наблюдаться конфликт смыслов в технологических цепочках достижения цели на фоне ее относительного единства в ожидаемом результате. Рассмотрим некоторое расхождение конечного смысла и относительности конечной цели: наша команда должна победить: 1) за счет слаженной работы всех спортсменов; 2) за счет моей успешной игры. А если каждый спортсмен будет позиционировать эгоцентризм, что станет с целью? На стадии тактических взаимодействий произойдет провал, перестанут работать смысловые диады: «ведущий – ведомый»; «ассистент – исполнитель», «создающий ситуацию – реализующий ситуацию». Таким образом, командный смысл деятельности заставляет корректировать индивидуальные предпочтения и смыслы подростков на интеллектуально опосредованном технологическом и духовно-нравственном уровнях.
   В условиях соперничества, когда его субъекты (соперник, члены спортивной команды, тренер, родители подростка, значимые люди) опираются на альтернативные смыслы-действия, смыслы-цели, применяя максимально неудобные для условного или реального соперника способы достижения цели, происходит развитие смыслосферы подростка. Данное развитие основано на применении конвергентного мышления, когда наблюдается алгоритмизированный поиск смысловых цепей, ведущих к достижению цели, и дивергентного мышления, основанного на творческом поиске альтернативной успешности. Процесс спортивной подготовки подростка целесообразно ориентировать на обучение не только стратегиям синергии смысловых полей в партнерских взаимодействиях, но и способам позиционирования личностного смысла и успешной деятельности в условиях противоборства смыслов.
   Оценка смыслов на уровне деятельности в большинстве случаев должна нести положительную эмоциональную окраску, отражать оптимистический настрой на индивидуально максимальное развитие способностей, когда самооценки смыслов деятельности у подростка в сумме соответствуют знаку + и общая педагогическая оценка демонстрирует позицию педагогического оптимизма. Вместе с тем оценка реализованных смыслов на уровне действий может быть представлена как отрицательная.
   Внешняя отрицательная оценка личностного смысла также ориентирована на инициативный интеллектуальный поиск путей по преобразованию способностей, рефлексивный анализ ситуации. Важно избегать факта публичной дискредитации личностных смыслов, каждая «отрицательная оценка» должна стремиться к ясности критериев, отражать объективность, непредвзятость суждений, быть аргументированной, соответствовать в смысловом плане психологической ситуации развития.
   В представленном выше контексте эмоционально-чувственной полноты смысловых образований для нас важен факт реализации данных смыслов и реальный переход от мысленного осуществления деятельности к ее практическим результатам, достиженческому уровню.
   По своей сути личностный смысл, переживаемый, оттачиваемый и достигаемый подростком, всегда искренен, «бьет в цель», рассматривается как неоспоримая истина, по Мирабу Мамардашвили, «…истина появляется тогда, когда твоя, действительно тобою испытанная жизнь как бы всплывает в тебе очищенная и ясная». Таким образом, степень сформированности смыслового компонента деятельности определяется полнотой содержания когнитивного и аффективного начала, широтой представленности личностного смыслового поля в пространстве спортивной деятельности, адекватности его акцентов на действие и деятельность в хронологии достижения краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных целей.
Вопросы и задания студенту
   1. Проанализируйте рождение и развитие смыслов спортивной деятельности. Выявите позитивные, конструктивные переживания в учебной и спортивной деятельности. Какие личностные качества в данных ситуациях переживания проявляются?
   2. Сформулируйте личностную ценность учебной/ спортивной деятельности.
   3. Определите смысловой конструкт, обеспечивающий развитие личностного смысла. Выявите качества и способности, способствующие его совершенствованию.
   4. Представьте мотив деятельности, мотив развития заданного личностного качества.
   5. Раскройте содержание смысловой диспозиции, сформулированной учащимся-спортсменом. Выявите слабо развитые личностные качества, инициирующие формулирование данного контекста смысловой диспозиции в условиях учебной/спортивной деятельности.
   6. Обозначьте личностный смысл учебной/спортивной деятельности. Как содержание личностного смысла характеризует степень развития личностных качеств и способностей?
   7. Представьте смысловые установки, отражающие нацеленность на саморазвитие личностных качеств.
   8. Какие эффекты, отраженные в сформулированных смыслах деятельности, может увидеть учитель/ тренер?
   9. Представьте контекст личностного смысла, направленного на развитие волевой/когнитивной/эмоциональной сферы учащегося-спортсмена.
   10. Сформулируйте интеллектуальные смыслы развития значимых личностных качеств.
   11. Проведите анализ масштаба смыслов у конкретного учащегося-спортсмена. Выявите группы качеств(а), которые необходимо развивать.
Рекомендуемые источники информации
   1. Леонтьев. – М.: ИД Шалвы Амонашвили, 2004. – С. 218, 224. (Антология гуманной педагогики).
   2. Леонтьев Д. А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. – М.: Смысл, 2007.
   3. Тихомиров О. К. Психология мышления. – М.: Изд-во МГУ, 1984. – С. 288.
Студенту
   Содержание данного раздела позволит создать представление о методах развития личностных качеств, реализация которых осуществляется в контексте избранных методологических принципов. Если есть понимание необходимых и достаточных условий для применения методов и методических приемов со стороны учителя, тренера и самого учащегося-спортсмена, то запланированные результаты развивающей деятельности будут успешно достигнуты.
В ходе прочтения
    Соотнесите избранный вами методологический подход с методами, которые позволяют обеспечить его реализацию в условиях развития личностных качеств субъекта деятельности.
    Раскройте особенности развития личностного качества в условиях использования субъектом способов кодирования полученной информации, когда личностные проявления становятся личностными качествами.
    Проведите анализ содержания обобщенных алгоритмов развития личностных качеств.

1.5.2. Методологические принципы психологии и методы развития личностных качеств учащегося в условиях учебной и спортивной деятельности

И. Гете
   В качестве основных принципов развития личностных качеств избраны:
   1. Принцип системности: системность деятельности характеризуется уровнями своей организации, компонентам внутренней психологической структуры соответствуют определенные динамические составляющие внешней, предметно-практической деятельности; развитие, динамика деятельности проявляется в подвижности отдельных ее составляющих, изменении их иерархической взаимозависимости, в превращении одних элементов в другие; единство сознания и деятельности, когда принимается взаимообусловленность развития сознания в деятельности; регулирующее воздействие сознания на ход, способы осуществления и результаты деятельности; признание за психической деятельностью социальной природы, а в качестве исходной формы любой деятельности – совместную и практическую. При этом основным механизмом развития психики, усвоения общественно-исторического опыта является интериоризация, в ходе которой происходит переход внешней деятельности во внутреннюю.
   2. Принцип активности, полагающий, что личность является активным субъектом преобразования мира, зачинателем его преобразований, инициатором обновления и совершенствования, осмысления, преобразования действительности, поиска собственных решений в соответствии с конкретными условиями и обстоятельствами жизнедеятельности, «выхода» за пределы заданного, постановки и решения новых творческих задач. При этом активность характеризуется как ситуативная, произвольная, надситуативная (превышающая требования ситуации), поисковая; она может быть устойчивой, эпизодической, кратковременной и т. д.
   3. Принцип детерминизма, основанный на причинной обусловленности психических явлений, их закономерной и необходимой зависимости от порождающих факторов.
   4. Принцип развития (психики) – принцип, предлагающий рассматривать развитие как взаимосвязь изменений психических явлений и порождающих их причин через движение, изменение и развитие. Представляет интерес и историческое развитие человека вообще и развитие отдельной личности в процессе ее жизнедеятельности[63]. Неразрывность взаимосвязи и развития отражается в том, что взаимосвязь реализуется в развитии, а развитие представляет собой, по Я. А. Пономареву, «способ существования <…> систем, связанных с образованием качественно новых структур за счет развивающего эффекта»[64].
   5. Принцип субъекта, позволяющий рассматривать человека как автономную, инициативную личность, способную в определенных пределах изменять себя и окружающий мир. По С. Л. Рубинштейну, субъект – это человек, находящийся на высшем уровне активности, целостности и автономности, который индивидуален для каждого. Субъект проявляет себя в условиях окружающей действительности, представленной через объект действия и познания. При этом человек как субъект характеризуется творческим подходом к решению различных проблем, инициативностью, целенаправленной активностью, свободой волепроявления.
   6. Субординационный или иерархический принцип, когда организованность личностной структуры обусловлена субординацией, или иерархией, – более общие свойства личности подчиняют себе более элементарные и частные социальные и психофизиологические свойства.
   7. Принцип единства методологии, теории и эксперимента, обеспечивающий достоверную проверку теоретических гипотез как предположений о каузальных или корреляционных зависимостях, возникающих между теоретическими конструктами и их следствиями – операциональными переменными.
   Представленные выше методологические принципы раскрывают сущность процесса развития личности, организуя структуру развивающей деятельности и позволяя отбирать наиболее целесообразные методы развития личностных качеств.
   Методы развития личностных качеств избираются с учетом развивающей (проблемной) ситуации, ее направленностью и ожидаемыми результатами.
   В. Г. Сивицкий[65] раскрывает процесс развития (в том числе личностного качества) через структуру проблемного элемента. Воздействуя на различные сферы восприятия и проживания текущей развивающей ситуации, педагог формирует целостный образ действия или фрагмента деятельности в заданном контексте через представленные на рис. 4 характеристики.
   Если перед учителем и тренером стоит цель «Развить нравственные ориентиры деятельности», то и содержание словесного описания, и смыслы ассоциаций, и внешний вид как поведенческая характеристика, и ее рефлексивный анализ на примере положительного личного опыта, и сенсорные впечатления, такие как физическая поддержка, взаимодействие, взятие ответственности на себя, – будут ориентированы именно на формирование нравственного поступка, представляющего собой текущую (или ожидаемую) характеристику личности.
   Если целью деятельности педагога выступает развитие волевого качества «целеустремленность», то и все компоненты, отражающие целостный образ целеустремленности, будут «пропитаны» ее смыслом в хронологии целеполагания и целеосуществления.

   Рис. 4. Механизм формирования целостного образа личностного качества

   Раскрывая сущность методик развития личностных качеств и способностей, следует выделить общенаучное понимание рассматриваемой категории. Методика – это совокупность приемов научной или практической деятельности, используемая для решения конкретной исследовательской задачи с описанием последовательности и технологии применения этих методов и приемов[66].
   Среди наиболее распространенных методик в области педагогики и психологии представлены методики, характеризующиеся наличием ключевых элементов:
   1) история: развития дисциплины; предмета исследования; возникновения проблемной ситуации и других;
   2) предмет, его цель и содержание (то, что мы преобразуем, с какой целью, как это повлияет на целостный процесс, каков набор средств, методов и ожидаемых результатов);
   3) обоснование видов занятий и применяемых методов;
   4) психолого-педагогическое и другие виды обеспечения.
   Специфика действий в структуре методик выстраивается по этой же схеме: анализируется исходная ситуация, логика развития проблемы; определяется характеристика личности или личностное качество, которые мы планируем преобразовать адекватными средствами и методами в системе развивающего психолого-педагогического сопровождения.
   Совершенствование личностных качеств непременно сопряжено с выходом на новые уровни их проявления в нестандартных ситуациях деятельности и опирается на образ данного личностного качества, формирование которого непосредственно связано с актуализацией творческих умений. В. В. Давыдов выделил в психологии ряд умений, составляющих фундамент творческого воображения. Это умение переносить свойства и функции одного предмета (одной ситуации) на другой предмет (на другую ситуацию) и умение воспринимать целостность нового предмета до рассмотрения его частных особенностей[67].
   Одним из существенных недостатков в организации развивающей деятельности учащегося-спортсмена является «соскальзывание» педагога и родителей на «более понятный» язык, уход от терминологии (определенности терминов), от культурного многообразия языковых форм общения. Профессор С. Н. Паркинсон, рассматривая отношения родителей и детей, обратил внимание на негативное влияние детского жаргона на развитие взрослых людей. Он отметил, что все люди, сталкивающиеся с обучением детей, терпят, с его точки зрения, некий интеллектуальный ущерб: «Наши попытки поучать малышей и подростков приводят к одному: в конце концов мы сами скатываемся на доступный им уровень понимания. Они набираются ума-разума, а мы его теряем; мы настолько выдыхаемся, стараясь растолковать им начало алфавита, что сами уже не в силах добраться до середины. Поучающий расплачивается тем, что сам перестает развиваться…»[68] Чтобы данная ситуация не возникала в ходе организации образовательной деятельности спортсменов, «пристройка» родителей, учителей и тренеров к детям важна лишь на первом этапе взаимодействия, когда необходимо снять барьеры коммуникации.
   Вместе с тем важно понимать, что методы, используемые учителем и тренером, постоянно обсуждаются и интерпретируются родителями юных спортсменов. В этой ситуации педагоги сталкиваются с проблемой «неодобрения». Негативное отношение родителей к методам развития личности ребенка ограничивает педагогические возможности учителя и тренера и, соответственно, профессиональный рост учащегося-спортсмена. Девиз тренера – следовать принципам психологии и педагогики, не отступать от намеченных целей, знать и понимать специфику срочной оценки деятельности и не забывать о дальних перспективах, ради которых и осуществляется педагогическое взаимодействие с юным спортсменом. В. В. Розанов в «Сумерках просвещения» описывал объективные противоречия между семьей и школой, которые существовали и будут существовать всегда, поскольку в организованной системе обучения преобладают формальные отношения, а в семье – межличностные: «Семья не может, не в состоянии признать тех неизменных норм, которые прилагаются к столь изменчивому, так безгранично разнообразящемуся объекту, как ее растущие порождения; она видит в них некоторую слепоту, сухость и узость воззрения на него; она постоянно критикует, и ее критика исходит из сердца, бывает страстна, неправильна в частностях, но права в самом общем основании»[69].
   Применение активных групповых методов: дискуссионных; игровых; сенситивных, интеллектуальных тренингов – способствует раскрытию потенциальных возможностей юных спортсменов.
   Групповая дискуссия повышает мотивацию и эго-вовлеченность участников в решение обсуждаемой проблемы. Метод групповой дискуссии способствует уяснению каждым участником своей точки зрения, развитию инициативы, коммуникативных качеств и умения пользоваться своим интеллектом; помогает решать следующие задачи: а) обучать участников анализу реальных ситуаций, навыку отделять важное от второстепенного, умению формулировать проблемы; б) прививать умение слушать и взаимодействовать с другими людьми; в) моделировать особо сложные ситуации.
   В разнообразных учебных, тренировочных, пред– и постсоревновательных ситуациях используются методы: анализа ситуаций; социального тренинга; деловые игры; ситуационно-ролевые игры; организационно-имитационные игры; рефлексивно-ролевые игры; психотехнические игры. Характеризуя сущность и содержание игрового метода, С. Д. Неверкович отметил, что раскрытие творческого потенциала происходит через игру, «игра развивает сознание человека и его готовность к осуществлению новых видов деятельности»[70].
   Кроме того, в структуре образовательной деятельности учащегося-спортсмена применяются такие игровые методы, как: 1) социодрама (ситуационный тренинг); 2) психодрама, которая направлена на разрешение внутренних конфликтов путем проигрывания жизненных ситуаций и создания условий для осознания себя как целостной личности; 3) контригра (трансактный метод осознания коммуникативного поведения). Контригровая задача группы состоит в том, чтобы в условиях откровенного общения под руководством психолога-тренера разобраться в преобладающих эго-состояниях и специфике своих скрытых игр, манипуляций, «ролей по жизни» и т. д.[71]
   В социально-психологических тренингах решаются задачи:
   а) повышения социально-психологической компетенции участников и развития их способности эффективно взаимодействовать с окружающими;
   б) формирования активной социальной позиции участников и развития их способности производить значимые изменения в своей жизни и жизни окружающих людей;
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

43

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

58

59

60

61

62

63

64

65

66

67

68

69

70

71

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →