Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Под воздействием гравитационного поля Луны все предметы на Земле теряют несколько миллиграммов веса.

Еще   [X]

 0 

Исцеление от страха (Рэнкин Лисса)

Немногие серьезные медики верят в то, что страх может привести к болезни. Но даже скептики согласны: если страх игнорировать, он серьезно повышает риск развития различных заболеваний – от сердечно-сосудистых до диабета и рака. Доктор медицины Лисса Рэнкин объясняет, почему мы должны исцелить себя от страхов, которые ставят наше здоровье под угрозу. Эта книга основывается не только на серьезных научных исследованиях, но и на реальных историях конкретных людей. Автор указывает нам четкий путь к благополучию, душевному равновесию и полноценной жизни. Вы узнаете, каким образом негативные мысли перерождаются в физиологические факторы, предрасполагающие к заболеваниям, какими способами побороть страх и настроиться на лучшее, как изменить свое отношение к проблеме, увидев в ней не источник страха, а путь к новым возможностям.

Год издания: 2015

Цена: 379 руб.

Об авторе: Лисса Рэнкин (Lissa Rankin) — доктор медицины, врач по профессии, наставница по ясновидению и целительству. Автор, оратор, художница, блоггер, основательница сообществ по охране здоровья и по благополучию, которые функционируют онлайн. Лисса предана делу целительства, воссоединения и ободрения… еще…



С книгой «Исцеление от страха» также читают:

Предпросмотр книги «Исцеление от страха»

Исцеление от страха

   Немногие серьезные медики верят в то, что страх может привести к болезни. Но даже скептики согласны: если страх игнорировать, он серьезно повышает риск развития различных заболеваний – от сердечно-сосудистых до диабета и рака. Доктор медицины Лисса Рэнкин объясняет, почему мы должны исцелить себя от страхов, которые ставят наше здоровье под угрозу. Эта книга основывается не только на серьезных научных исследованиях, но и на реальных историях конкретных людей. Автор указывает нам четкий путь к благополучию, душевному равновесию и полноценной жизни. Вы узнаете, каким образом негативные мысли перерождаются в физиологические факторы, предрасполагающие к заболеваниям, какими способами побороть страх и настроиться на лучшее, как изменить свое отношение к проблеме, увидев в ней не источник страха, а путь к новым возможностям.


Лисса Рэнкин Исцеление от страха

   Посвящается Эприл, чья храбрость поистине велика
   THE FEAR CURE (Cultivating Courage as Medicine for the Body, Mind, and Soul) by Lissa Rankin, M.D., 2015.
   Издание охраняется законом об авторском праве. Нарушение ограничений, накладываемых им на воспроизведение всей этой книги или любой ее части, включая оформление, преследуется в судебном порядке.
   © 2015 by Lissa Rankin, M.D.
   © Перевод. Оформление. Издание на русском языке. ООО «Попурри», 2015
   В этой книге не содержатся рекомендации по лечению физических или психологических недугов. Здесь предлагается информация общего плана, которая может помочь в поисках эмоционального и духовного равновесия. Автор и издатель не несут ответственности за использование читателями сведений, почерпнутых из данной книги.
   Рассказы о людях и их жизненном опыте, приведенные в книге, основаны на реальных событиях (некоторые имена и детали изменены).

Вступительное слово

   Историю об Иакове и ангеле я услышала, когда была совсем маленькой. Это одна из самых мудрых историй библейской книги Бытия, ее поведал мне мой любимый дедушка-раввин, усердно изучавший Каббалу. Как рассказывал дедушка, Иаков брел своей дорогой, а когда стемнело, остановился, чтобы поесть и выспаться. Выбранное им место казалось безопасным. Однако ночью Иаков проснулся, почувствовав, что кто-то схватил его за бедро и прижал к земле. Было темно, и Иаков не мог видеть нападавшего, но понимал, что сила его велика. Иаков сам не был слабаком и пытался освободиться, но соперник не уступал ему. Они катались по земле всю ночь.
   Наконец наступило утро, на рассвете Иаков увидел, что боролся с ангелом. Когда тьма рассеялась, хватка ангела ослабла и он попытался ускользнуть, однако Иаков не отпускал его. «Отпусти меня, – сказал ангел Иакову, – ибо в мир пришел Свет». Но Иаков крепко держал его и сказал: «Я не отпущу тебя, пока ты не дашь мне благословение». Ангел вырывался, а Иаков не уступил. Тогда ангел благословил Иакова.
   В детстве мне трудно было понять значение этой истории. Иаков всю ночь боролся за то, чтобы обрести свободу, так почему же было не отпустить ангела и не пойти восвояси? Я бы так и поступила на его месте. Кроме того, я испытывала симпатию к ангелам, поэтому у меня в голове не укладывалось, как ангел вообще мог напасть на человека. И вот еще загадка: как противник мог дать благословение? Когда я спросила об этом, дедушка рассмеялся и ответил так: «Люди постоянно путают ангелов с врагами. Иаков же не хотел отпускать ангела, пока тот не благословит его, именно благословение ангела освободило Иакова».
   Лишь спустя много лет я поняла смысл этой истории. В то время я была скована своими страхами и считала, что бояться – значит быть в безопасности.
   Мои родители воспитывали в детях страх. После того как меня сильно покусала бродячая собака и пришлось пройти курс болезненных уколов от бешенства, я стала бояться всех животных. Родители поощряли страх в надежде, что он избавит меня от опасностей. В итоге мой страх перед животными разросся и превратился в фобию.
   В возрасте 27 лет я приехала в Калифорнию учиться на врача. Поначалу я жила у друзей, у которых были маленькие дети и огромная овчарка, ее желтые клыки выглядели устрашающе. Друзья попытались убедить меня, что их собака – мирное, добродушное существо, но мне недоставало смелости противостоять страху. На протяжении нескольких недель, которые я провела в их доме, вся семья следила за тем, чтобы мы с этой собакой не пересекались. По ночам овчарка бродила по дому, поэтому дверь в свою спальню я запирала на ключ.
   Но однажды все изменилось. Утром я проснулась и мне нужно было пойти в ванную. Люди в доме еще спали, поэтому я лежала в кровати, скованная страхом. Но, может быть, кто-то из хозяев уже проснулся и защитит меня от зверя в эту рань? Я осторожно открыла дверь и услышала, как 4-летняя Бриджит что-то напевает себе под нос в гостиной. Если бы я пробралась к ней, то она сумела бы сделать так, чтобы я не встретилась с собакой. Несмотря на страх, я прокралась по коридору и заглянула в гостиную. Оказалось, что девочка пела не для себя. На ковре лежала овчарка, а Бриджит в рубашонке лежала рядом с ней. В руках у малышки были тюбик с пастой и зубная щетка. Она чистила собаке зубы и напевала что-то вроде: «С зубов исчезнет желтый цвет, когда имеешь “Пепсодент”». Пасть овчарки была забита пеной, довольное животное стучало хвостом о пол. Я сделала глубокий вдох и рассмеялась.
   В мгновение ока я избавилась от страха, терзавшего меня более 20 лет. В тот момент я осознала, что боялась не реальных зверей, а тех, которые жили в моем разуме. Страх не избавлял меня от опасности, а лишь удерживал от любви. Позже, поселившись в собственном доме, я подобрала большого рыжего кота, он стал моим другом. Тот эпизод в гостиной имел место 50 лет назад, с тех пор я каждодневно получала благословение от ангела.
   На первый взгляд кажется, что для борьбы со страхом нужна изрядная смелость. Если вас переполняет страх, то решиться даже на то, чтобы поговорить с незнакомым человеком, ответить на телефонный звонок, пойти на рынок, заговорить во весь голос, бывает достаточно трудно. Между тем с каждым разом вы становитесь все смелее. Так же и мышцы, если их тренировать, укрепляются изо дня в день. Однажды случится так, что вы захотите испытать свою смелость в действительно важном для вас деле и обнаружите, что ее у вас много.
   Читая эту книгу, вы откроете для себя и тот факт, что смелость, как ни странно, не противоположна страху. Антипод страха – радость. Раньше я считала, что радость – то же, что и счастье, но в действительности радость куда более устойчива. Способность испытывать радость вырастает из включенности в жизнь, желания проявить себя и достойно встретить все, что жизнь нам преподносит. Радость – это открытость, уводящая нас от желания контролировать происходящее к наслаждению жизнью. Мы не сражаемся с жизнью, а постигаем тайны и прелесть бытия. Такой настрой способствует нашему исцелению.
   В каждом из нас есть нечто большее, чем тяга к получению прибыли, ментальность типа «победитель/побежденный» и страх оказаться побежденным. Книга «Исцеление от страха» предлагает нам довериться жизни во всем ее многообразии и понять, что единственный способ проиграть – это уклониться от игры. Книга, которую вы держите в руках, призвана помочь вам справиться со страхами, получить от них благословение и понять, что сила страха способна привести к исцелению, к свободной и радостной жизни. Нет никого, кто был бы лишен возможности обрести такую жизнь.

   РЕЙЧЕЛ НАОМИ РИМЕН,
   доктор медицины, автор бестселлеров «Мудрость за кухонным столом» («Kitchen Table Wisdom») и «Благословения моего деда» («My Grandfather’s Blessings»)
   Милл Вэлли, Калифорния, 2014

Введение

Флоренс Скавел-Шин
   Когда по пути к живописной вершине в Колорадо-Спрингс мы с двоюродной сестрой Ребеккой въехали в туннель на машине с откидным верхом, то чувствовали себя, словно Тельма и Луиза{Героини одноименного французско-американского кинофильма (1991 г.). – Прим. перев.}. Ветер безмятежно трепал нам волосы… И тут мы заметили машину, перегородившую нам дорогу. Двое мужчин копались в багажнике, видимо, делая вид, что ищут запасное колесо. Мы затормозили, и эти двое резко обернулись… На их лицах были черные вязаные маски (такие носят лыжники), а в руках блеснули пистолеты. В туннеле с односторонним движением трудно было развернуть автомобиль, мы оказались в ловушке. Пока люди в масках проходили расстояние в несколько шагов от своей машины к нашей, я чувствовала, что в моем теле сжимается каждая клеточка. Сердце вырывалось из груди, в ушах звенело так, что я едва слышала крики грабителей, требующих у нас деньги.
   Я была напугана, но что-то руководило мной в этот момент. От меня не ускользала ни одна деталь нашего положения: одновременно я следила за двумя вооруженными бандитами, за реакцией Ребекки и за ощущениями собственного тела. Несмотря на страх, мною владело странное чувство покоя… словно нечто охватило меня и ведет через тернии.
   Один из грабителей потребовал у меня кошелек. Мое безмятежное «я» следило за тем, как я достаю кошелек из-под сиденья и протягиваю в окно. Добыча злодеев оказалась скромной: несколько долларов, пара кредитных карточек и губная помада. Один из них порылся в кошельке своими мясистыми пальцами с массивными золотыми кольцами, вытащил водительское удостоверение и сунул его в карман. Он наклонился ко мне (я почувствовала запах перегара) и вытащил из волос серебряную заколку. Моя прическа рассыпалась, и волосы закрыли лицо.
   Я слышала, как один из парней кричал Ребекке: «Вылезай из машины!» Мое безмятежное «я» послало ей беззвучный ментальный сигнал: «Делай, как они велят, и мы не пострадаем». Но моя сестра пыталась противодействовать человеку, забиравшему ее фотоаппарат.
   «Да хоть пленку оставьте!» – просила она.
   Бандит повторил: «Вылезай из машины!» Краем глаза я заметила дуло пистолета, приставленное к виску Ребекки. Наконец она уступила и вышла ко мне. Мы встали с поднятыми руками, прижавшись лицом к холодной цементной стене туннеля. Мое безмятежное «я» подсказывало: «Просто дыши. Не делай резких движений». Когда в затылок уперлось дуло револьвера, тело мое задрожало, через меня будто бы прошел электрический разряд, желудок подступил к горлу. Я не чувствовала никакой боли, но по лицу потекла теплая жидкость. Я стерла ее рукой и посмотрела, что там, ожидая увидеть кровь, к которой привыкла, ведь я была врачом. Но это оказался пот.
   Я попыталась оценить наше положение, включив все органы чувств. В воздухе стоял запах пороха, можно было слышать шаги по асфальту и неровное дыхание нападавших. Я прислушалась, не едут ли по шоссе другие автомобили, но их не было. Я чувствовала, что Ребекка находится рядом и ведет себя даже спокойнее, чем я. Ветер трепал мои волосы, и они лезли в глаза. Я не могла ничего видеть, поэтому остальные мои чувства были обострены.
   Вскоре я услышала выстрел. Не застрелили ли они мою сестру? На меня нахлынула волна паники, и я поняла, что лучше быть убитой самой, чем пережить смерть близкого человека. Но Ребекка кашлянула, и я вздохнула с облегчением: значит, мы обе живы.
   Держа пистолеты наготове, люди в масках приказали нам повернуться, стать за машиной и лечь лицом на асфальт. Мы сделали, как было сказано, и тогда один из нападавших проревел: «А сейчас не двигаться!» Раздался грохот выстрелов, и острые камни посыпались на мои ноги. Затем наступила тишина, сменившаяся вскоре тяжелым дыханием, приглушенным шепотом (слова я не могла разобрать) и звуком быстрых шагов. Двери автомобиля открылись и закрылись, наконец машина завелась, послышался визг колес и все успокоилось.
   Я лежала довольно долго и все еще ощущала щекой жар от удара об асфальт, когда к месту происшествия подъехал автомобиль. Его двери открылись, потом захлопнулись. В туннеле раздался мягкий мужской голос: «Эй, с вами все в порядке?»
   Я поднялась и увидела двоих мужчин в охотничьей одежде, стоявших возле нас: «Дамы, вам нужна помощь?» Опасность миновала…

Страх бывает вашим другом

   Во время ограбления мое тело и разум испытывали подлинный страх – вид страха, издревле известный человеку, когда существует прямая угроза жизни. У меня страх вызвал реакцию, которую гарвардский физиолог Уолтер Кэннон десятилетия назад назвал реакцией стресса, т. е. «спасайся бегством или борись». Включился механизм выживания, были задействованы все системы организма, в случае если бы мне понадобилось бежать от нападавших или предпринять какие-то титанические усилия для спасения жизни (своей или Ребекки). Когда вам к виску приставляют револьвер, страх следует приветствовать, он защищает вас, мобилизуя все ваши ресурсы.
   Если бы люди не знали этого подлинного страха, они могли бы выйти на проезжую часть и попасть под машину, обняться с гремучей змеей, прыгнуть с самолета без парашюта, зайти в опасный квартал в два часа ночи или оставить дитя, не умеющее плавать, без присмотра у плавательного бассейна. Когда же включается заложенная в нас реакция на стресс, то естественные механизмы выживания помогают нам и нашим близким. Таким образом, этот спасительный вид страха способен принести пользу здоровью и даже спасти жизнь.
   В древние времена люди гораздо чаще испытывали нужду в природном инстинкте самосохранения. Они были весьма уязвимы и становились легкой добычей хищников, жертвами стихийных бедствий, голода, болезней. Ситуация с тех пор существенно изменилась: очень немногие из читателей этой книги рискуют быть съеденными тигром или умереть от голода.
   Большинство страхов, пожирающих нас в настоящее время, существуют лишь в нашем воображении. Они не представляют собой реальной угрозы, но мозг не чувствует разницы, поэтому нервная система получает сигнал реагировать, когда это вовсе не является необходимым. В итоге охранные механизмы разлаживаются и мы чувствуем необоснованный страх, а это вредит здоровью и ведет к страданиям, которых можно было бы избежать.
   Если страх способен навредить вам и принести несчастье, то, выходит, от него нужно избавиться. В новый год дайте себе обет исцелиться от страха, добавив к нему, например, обещания есть здоровую пищу и делать больше физических упражнений. Но в этой книге я предлагаю более основательно подойти к решению проблемы: пересмотреть отношения со страхом, с тем чтобы не исцелиться от него, а позволить ему исцелить вас.
   Остановимся на мгновение. А что, если страх – это не то, чего следует избегать, стыдиться, чему следует противиться? Попробуйте увидеть в нем помощника. Может быть, страх – это нечто вроде перста, указующего на преграду между вами и благосостоянием? Большинство из нас тратят массу энергии на то, чтобы убежать от своих страхов. Но ведь страх может быть вестником, пробуждающим вас, сообщающим о том, что именно нужно исцелить в вашей жизни. Например, если над головой есть крыша, а в банке открыт счет, но вы боитесь разорения, то страх, вероятно, указывает на схемы бедности, усвоенные вами в детстве. Чтобы почувствовать изобилие, вам понадобится поразмыслить об этих ограничениях. Если вы боитесь открыть свое сердце любви, это значит, что страх посылает вам сигнал о боли от незалеченной сердечной раны, говорит о том, что за ней нужен тщательный уход. Если вы боитесь заболеть, то страх, видимо, несет в себе следующее послание: вам не нужно так много отдавать, следует позаботиться о себе. Страх может содержать в себе ценную информацию, и если вы готовы к нему прислушаться, а не бежать, то он поможет вам встать на кратчайший путь к исцелению тела, разума и души.
   Чтобы подружиться со страхом, необходимо знать, как и когда на него реагировать. Когда ваша жизнь в опасности, страх подстегивает к действию. Но если пугающий объект существует лишь в вашем воображении, необходимо прочитать послание, которое страх пытается донести, в противном случае он одолеет вас и обусловит ваши решения. Перемены в поведении требуют различать страх, указывающий на реальную опасность, и страх, пытающийся поведать нам о «слепых пятнах» нашей жизни. Но как отличить один от другого?
   Психологи, являющиеся сторонниками школы ACT (Acceptance and Commitment – «терапия принятия и ответственности»){ Направление так называемой третьей волны поведенческой терапии, появившееся на рубеже ХХ – ХХI вв. – Прим. перев.}, выделяют так называемую чистую боль и грязную боль. Чистая боль возникает вследствие реальных жизненных событий: потери любимого человека, неудачи в любви, серьезной травмы… Грязная боль – результат наших мыслей и суждений о болезненных эпизодах жизни. Например, если от вас ушел друг, возникает чистая боль. Грязная боль появляется тогда, когда вы начинаете думать, что недостаточно сексуальны или умны, чтобы быть достойными бросившего вас партнера, и страдаете от заниженной самооценки. Чистая боль пронзит вас, если вы сломаете ногу, играя в бейсбол. Грязную боль вы испытаете, убедив себя в том, что вас выгонят из команды, вы лишитесь стипендии, никогда больше не сможете играть в бейсбол и окажетесь бесполезны для общества.
   Страхи также можно подразделить на чистые и грязные. Но, поскольку понятие «грязный страх» способно вызвать у некоторых людей чувство стыда, а в процессе исцеления нет места стыду и оценочным суждениям, то поговорим лучше о подлинном страхе и ложном страхе, это поможет использовать получаемую от страха информацию для действий. Настоящий страх вызывает необходимые реакции на стресс, которые вас защищают. Страх возникает внезапно, когда жизнь или здоровье оказываются под угрозой, и сообщает вам: «Срочно делайте что-нибудь!» Подлинный страх подталкивает к действиям, которые могут спасти вашу жизнь и защитить ваших близких от опасности.
   Ложный страх, подобно грязной боли, является надуманным. Это голос, вещающий, что супруг вам изменяет, хотя свидетельств этого нет, вы просто склонны к подозрительности, потому что ваш отец изменял матери. Воображение нашептывает вам, что начальник хочет вас уволить, хотя вы только что получили повышение. Ложный страх – это чувство, что никто вас не любит и вы можете окончить жизнь в одиночестве, тогда как на самом деле множество людей готовы сделать для вас все что угодно. Это страх, что вы пойдете по миру, несмотря на то что в срок платите за квартиру и накрываете богатый стол, пусть даже на вашем счете в последнее время стало меньше денег.
   Каждый человек испытывает и подлинный страх, и ложный; оба вида способны помочь вам. Подлинный страх защищает вас в буквальном смысле слова, когда вы (или кто-то из ваших близких) находитесь в опасности. Ложный страх также способен вам помочь, если вы готовы сделать его своим учителем. Прочитав эту книгу, вы узнаете, как обрести смелость с помощью ложного страха, как сделать так, чтобы он не руководил вашей жизнью, не вредил здоровью и не лишал вас радости. Вместо получения «путевых листов» от мыслей, пропитанных ложным страхом, вы научитесь фильтровать его послания. Это достигается благодаря тому, что я называю внутренним путеводным светом.

Ваш внутренний путеводный свет

   Внутренний путеводный свет – колыбель смелости. Он обладает силой претворения всех пугающих мыслей, сопровождающих ваш ложный страх, в послания, предназначенные для вашего исцеления. Всегда доверяйте своей интуиции, когда предпринимаете какие-то шаги. Научившись слышать свой внутренний голос и действовать по его указаниям, вы приобретаете невероятную смелость. В книге «Забыть о выученном, вернуться к Богу» («Unlearning Back to God») философ Марк Непо описывает ядро мудрости, голос которого проявляется в виде интуиции, как неотъемлемую часть вашего «я»: «Каждый человек рождается с частицей свободы, в которой нет места тщетным ожиданиям и сожалениям, амбициям и треволнениям, страху и беспокойству. Эта извечная благодатная частица дарована каждому из нас Богом. Она излучает умиротворение».
   Вам не обязательно быть религиозным или даже особо настроенным на духовность человеком, чтобы подчиняться вашему внутреннему путеводному свету. Вам просто нужно помнить, кем вы на самом деле являетесь. Ваш внутренний путеводный свет никогда не гаснет, даже в труднейшие периоды жизни, но он может померкнуть. Когда вы теряете контакт с этой важнейшей частью своего «я», ложные страхи начинают управлять вашей жизнью. Не будучи погруженным во внутренний путеводный свет, вы не способны распознать послания, которые пытаются передать ложные страхи. Таким образом, страх не исцеляет вас, напротив, он вызывает не только ощущение несчастья, но иногда и болезнь. В особо запущенных случаях он способен даже убить.
   Когда я стояла под дулом пистолета, ложный страх едва не убил меня.

Как ложный страх заставил меня страдать

   Когда во время ночных дежурств я, акушер-гинеколог, спускалась в приемный покой и укладывала пациентку на каталку, без видимого повода в моем сознании внезапно снова возникала сцена ограбления. Разум говорил мне, что я в безопасности, но тело дрожало в панике. Будучи практикующим врачом, работающим иногда по 16 часов в сутки, я не искала профессиональной помощи, хотя это следовало бы сделать. Вместо этого я брела по своей жизни наощупь, а ко всему прочему начала еще и бракоразводный процесс.
   Еще до происшествия в Колорадо-Спрингс меня мучили бесчисленные страхи. В клинику я ехала в 4 часа утра и боялась, что меня изнасилуют по пути. Я опасалась, что во время моего дежурства кто-нибудь умрет. Боялась разочаровать родителей, опасалась, что никогда не стану достаточно хорошим врачом. Меня пугало, что после развода я окажусь в одиночестве. Я боялась даже тараканов. Я делала все возможное, чтобы никто не заметил, что я ищу признания и скрываю свои многочисленные недостатки под маской совершенства.
   После ограбления я начала бояться всего – темноты, шума, туннелей, живописных вершин, автомобилей с открытым верхом, самолетов, чужих людей в парке, потери любимого, новой привязанности… Мне страшно было даже поговорить с кем-то о панике, которая меня охватывала. Я боялась, что покажу свою слабость, это нанесет вред моей профессиональной репутации, а еще мне пропишут успокоительное, я начну зависеть от лекарств и от этой зависимости придется лечиться, может быть, даже в психиатрической клинике с зарешеченными окнами.
   Когда я чувствовала дуло у виска, мой страх был подлинным, ведь жизни действительно угрожала опасность. Но все страхи, охватившие меня позже, были ложными. Они существовали лишь в воображении, и ни один из них не реализовался. Эти ложные страхи отчаянно пытались пробудить меня, правдиво показав тот посттравматический стресс, который я переживала. Они молили меня искать помощи, но я заставляла их умолкнуть, поскольку не видела свой внутренний путеводный свет, не знала о том, что страх может исцелить меня. В итоге из-за ложных страхов в моей жизни было множество страданий. Какофония страхов в сознании вызвала у меня чувство одиночества, растерянности перед лицом враждебного мира.
   Неудивительно, что во время рутинной проверки врач обнаружил у меня сильный скачок давления. Обращение к кардиологу выявило еще одну проблему: шумы в сердце, аритмию, причем давление за это время еще повысилось. Врач пытался найти возможные источники гипертонии, такие как сужение сосудов, патология щитовидной железы, синдром Кушинга, но ничего не обнаружил.
   В результате мне поставили диагноз «хроническая гипертония» и прописали три вида таблеток, но давление не снижалось. Врачи сказали, что препараты придется принимать до конца жизни, что я рискую умереть от сердечного приступа в молодом возрасте, ввиду того что патологически скачет давление. Никто из них при этом ни разу не спросил, что еще происходит в моей жизни, а я сама, с мозгами, промытыми в университете (где не замечали связи между душой и телом), не догадалась спросить, может ли болезнь быть связана с бесчисленными страхами, которые я переживала.
   Лишь почти 15 лет спустя, работая над книгой «Победа разума над медициной» («Mind Over Medicine»), я полностью осознала, насколько мой страх сковал не только разум, но и тело. Я не просто страдала от эмоциональных последствий того, что произошло в моей личной и профессиональной жизни (ограбление, развод, стресс от изнурительной работы). Моя нервная система была подчинена страху, и он пронизывал каждую клеточку организма посредством сложных химических реакций, которые провоцировали болезнь.
   Если бы я не пробудилась, не ответила на вызов (бесконечная реакция на стресс вызвала не только проблемы с давлением и сердцем, но и массу других недомоганий), то до сих пор принимала бы семь видов прописанных таблеток. К счастью, я начала понимать, что если мы отрываемся от нашего внутреннего путеводного света, то ложный страх ведет к путанице в нашем «я» между добром и злом, которая влечет за собой болезни. Эта истина шла наперекор тому, что я изучала 12 лет, и стала крупным ударом по самолюбию. Все, что я знала о медицине, оказалось поставленным под сомнение.

Психические и духовные причины заболеваний

   В то время я еще не понимала, что пересмотр моих взглядов на здоровье не только изменит состояние тела, но и подтолкнет меня к усиленным духовным исканиям и глубоким открытиям. Мне известно о патологических процессах в организме далеко не все, но одно я узнала наверняка (из своего личного опыта и многолетней работы с пациентами): профилактика и лечение болезней могут оказаться безрезультатными, если не стараться обуздать ложные страхи, зачастую влекущие за собой заболевания.
   Многие врачи и целители, равно как и просвещенные пациенты, осознали истину о взаимосвязи страха и болезни, но медицинская наука в целом считает ее слишком радикальной. Официальная медицина по-прежнему сосредоточивается на биохимических причинах заболеваний, а психические и духовные факторы, влияющие на химические процессы в теле, остаются в тени. Растущий интерес к интегральной медицине увеличил значимость таких помощников здоровья, как диета, физические упражнения, природные и альтернативные лекарственные средства. Медитация и йога нынче также пользуются популярностью. Но духовным корням болезней и диагностике душевных недомоганий, проверенной на протяжении тысячелетий, до сих пор практически не уделяется внимания. Эта малоисследованная область медицины, где наука и духовность идут рука об руку, стала предметом моего изучения. Интерес к этой сфере я проявляла как профессиональный, так и личный.
   Мое увлечение указанным аспектом медицины подпитывалось не только желанием вылечиться самой. В итоге возник «Институт полноценного здоровья под руководством доктора Лиссы Рэнкин» – программа подготовки медиков и парамедиков, которую вели такие приглашенные специалисты, как Рэйчел Наоми Римен, Берни Сигел, Ларри Досси, Кристиан Нортроп, Авива Ромм, Сара Готфрид, Памела Уибл. Сотрудничали с нами и другие целители-«революционеры», в числе которых можно назвать «наставника жизни» Марту Бек, биохимика Брюса Липтона, терапевта Стива Сисголда, шамана традиции майя Мартина Прехтеля, эксперта по физиопроцедурам, основателя «Интегрированного психофизического взаимодействия» (NIA) Дебби Розаса. Вместе с целителями-провидцами, также участвующими в программе, мы работаем над тем, чтобы исправить ошибки современной медицины, внести в нее духовность. Пациентов мы вдохновляем на то, чтобы они восстановили здоровье, найдя в себе смелость преодолеть страх, переведя его под руководство своего внутреннего путеводного света, который озаряет жизнь, что влечет за собой не только освобождение от ненужных страданий, но и расчищение пути к достижению здоровья.

Маски, которые носит страх

   Пока страх живет в тени вашего «я», спрятанный из-за стыда, игнорируемый по причине невежества, вне досягаемости вашего внутреннего путеводного света, он отравляет вас. Вы можете даже не замечать, насколько страх влияет на вашу жизнь. Отчасти это объясняется тем, что в нашей культуре страх рядится в одежды многих других эмоций. Слово «стресс» относится скорее к физической реакции, нежели к эмоциям, и мы склонны признавать, что нами правит стресс, а не тревоги, беспокойства, страхи. Для многих выражение «находиться под воздействием стресса» стало своего рода знаком отличия. Мы выставляем напоказ свой стресс как доказательство того, что мы занятые, ценные для общества люди, оставляющие след в истории мира. Но для многих из нас понятие «стресс» означает, по сути, испуг.
   Если вдуматься, то что такое стресс на работе, если не страх? Страх совершить ошибки, разочаровать начальство, повредить кому-либо, за кого мы отвечаем, быть признанным некомпетентным или наказанным за высказывание своего мнения? Разве мы не боимся, к примеру, допустить смерть пациента, проиграть дело в суде, упустить выгодную сделку, не успеть с выполнением заказа к сроку? Мы можем опасаться и того, что нас не повысят по службе, не признают наш вклад, оштрафуют, уволят (и мы не сможем содержать семью). Мы боимся выразить просьбу о сокращении рабочего дня, отпроситься на важный матч, настоять, что забота о себе столь же важна, как и работа. Нас пугает необходимость признать, что мы эмоционально выгорели и нуждаемся в длительном отпуске, что устали отвечать на служебные звонки или электронные письма в выходные. Зачастую мы опасаемся, что другие обнаружат нашу уязвимость и несовершенство, а ведь прикладываем столько усилий, чтобы доказать: на работе мы супергерои…
   Многие говорят о стрессе на работе как о важном знаке отличия, но ведь чреваты стрессами любые отношения. Родители испытывают стресс из-за детей, супруги – друг из-за друга. Мы сталкиваемся со стрессами, решая, пожениться ли, завести ли детей, расстаться ли. И уж по-настоящему впадаем в стресс, будучи безнадежно влюбленными…
   Но что мы имеем в виду, когда говорим, что отношения вызывают стресс? Не значит ли это, что мы боимся потерять своих любимых, если они узнают, какие мы на самом деле? Разве при этом мы не опасаемся предательства, отказа, неверности, развода, разочарования в любовных делах, одиночества? Не боимся ли мы признать, что нуждаемся в большей дозе обожания, внимания, помощи при уходе за детьми, меньшей дозе критики? Что нам нужно больше времени, секса, пространства, свободы? Разве мы не опасаемся, что станем уязвимыми, если распахнем душу, и, наоборот, останемся одинокими, если будем держать все в себе?
   Мы испытываем также стрессы, связанные с финансами, но деньги – это всего лишь бумага, лежащая в банке или в кошельке. Думая о деньгах, не боимся ли мы в действительности потери власти, комфорта, безопасности? Не пугает ли нас невозможность заплатить за жилье, иметь нормальную пищу, содержать автомобиль, пользоваться медицинскими услугами? Не опасаемся ли мы возможности оказаться неспособными собрать деньги на образование детей или достойную жизнь в старости? А может быть, нас страшит перспектива того, что без денег нам, как снег на голову, свалятся житейские неприятности?
   Даже стыд может маскировать собой страх. Ощущая стыд (а причиной его может быть что угодно: неудачи в жизни, не отвечающий модным тенденциям внешний вид, зависимость вроде наркотической, проблемы с детьми и на работе и т. д.), в действительности мы ощущаем страх перед тем, что общество отвергнет нас из-за нашего несовершенства, что мы не заслуживаем любви и признания, которых страстно желаем. Подобно тому как мы прячем свой страх под вуалью стресса, скрываем мы и стыд – под маской высокомерия, рассудительности и презрения. Но за этими масками обычно таится дитя, напуганное тем, что никто не примет его таким, какое оно есть.
   Страх может быть вкрадчивым: он облачается в разные одежды, поэтому вы не осознаете, насколько сильное влияние он оказывает на вашу жизнь. Многим трудно даже признать, что страх является для них проблемой. Все мы рассматриваем его как слабость, нечто такое, что мы должны прятать от других и побеждать самостоятельно. Но это заблуждение. Подлинный страх – естественный защитный механизм выживания, а ложный страх – важное средство обучения, просвещающее вас. Страх охватывает всех, и его не нужно прятать. Напротив, его следует изучить, с тем чтобы он показал вам путь к лучшей жизни, позволил раскрыть вашу естественную смелость и достичь оптимального уровня здоровья.

Путь к смелости

   Смелость – это черта разума или духа, которая позволяет человеку преодолевать трудности, опасности, боль и т. д. без страха. Но смелость вовсе не предполагает отсутствие страха. У многих почитаемых героев и героинь дрожали коленки, когда они шли на смелые дела. Словарь Уэбстера толкует смелость как «способность делать то, что, как знает субъект действия, является трудным или опасным». Конечно, выполнение трудных, опасных задач требует смелости, но иногда проявление смелости заключается как раз в том, чтобы избежать трудных и опасных действий.
   Вопреки стереотипам Голливуда смелость не обязательно имеет гламурный, сексуальный оттенок. Она не требует ни фанфар, ни военной униформы с медалями, ни ликующих фанатов, приветствующих смельчака. Не являются атрибутами смелости и перестрелки, погони, рискованные трюки. Иногда смелость – это путешествие внутрь себя, которое вы предпринимаете самостоятельно (у каждого оно свое). Для некоторых даже встать утром с постели – акт величайшей смелости.
   Итак, смелость не в бесстрашии. Не в том, чтобы совершить затяжной прыжок с парашютом над скалистой местностью или прогуляться по канату между двумя небоскребами посреди торнадо. Не в том, чтобы девушке гулять по темным закоулкам ночью, рискуя быть изнасилованной, и не в том, чтобы одинокой матери четверых детей уволиться с работы и остаться без дохода. Даже выход на ринг с голыми руками против разъяренного быка, готового насадить человека на рога, нельзя назвать смелостью.
   Смелость и не в том, чтобы сделать что-то страшное лишь потому, что кто-то на этом настаивает. Не видно смелости ни у солдата, берущего оружие и выполняющего приказы, противоречащие его убеждениям, ни у биржевого брокера, не слушающего голос интуиции и вкладывающего все деньги клиента в рискованное предприятие лишь потому, что так хочет шеф. Вот еще отрицательные примеры: бандит-новичок, грабящий банковского служащего; наркоторговец, перевозящий для своего босса через границу 10 фунтов кокаина, подросток, пытающийся выполнить опасный прыжок с трамплина, чтобы приятели не дразнили его слабаком.
   Смелость не в том, чтобы слишком активно демонстрировать свои слабые места или подставляться под удар. Смел ли парень, бесконечно объясняющийся в любви женщинам, которых едва знает? А девушка, пишущая в блоге о проблемах с пищеварением, наркотической зависимости и бесконечных романах в надежде привлечь к себе внимание? Вряд ли можно согласиться с тем, что смелость проявил герой телевизионного реалити-шоу, пригласивший в свою спальню операторов, которые засняли его драку с женой на глазах миллионов зрителей. Не являются смелыми и поступки затравленного ребенка, который подрастает и открывает огонь по тем, кто его травил, или измученной жены, закалывающей мужа, пока тот спит.
   Так что же мы имеем в виду, говоря о смелости?
   Смелость заключается не в том, чтобы действовать без страха, а в том, чтобы позволить страху изменить вас. Когда вы смелы, то вступаете в правильные отношения с неопределенностью, примиряетесь с непостоянством и пробуждаетесь, становясь тем, кто вы на самом деле.
   Этот вид смелости помогает совершить выбор, который усиливает, а не ослабляет вас. Смелость вырастает из внутреннего умиротворения и дает силу жить в соответствии с внутренними ценностями. Благодаря смелости вашими решениями не руководят ложный страх и сопровождающие его эмоции, такие как гнев, мстительность, ненависть, нетерпимость, депрессия, беспокойство, непроходящая тоска.

Что вдохновило меня на написание этой книги?

   Предыдущая книга «Победа разума над медициной» («Mind Over Medicine») родилась под влиянием историй храбрых пациентов, желавших взглянуть на корни своих болезней и подготовить свои тела для чудес. Одни из этих людей, изменившие свою жизнь и ограничившие влияние стрессов на организм, включили у себя естественные механизмы самоисцеления и выздоровели, чему я была свидетельницей, в то время как у других наблюдались иные, менее утешительные закономерности. Некоторые мои пациенты настолько завязли в реакциях, основанных на страхе, что это обрекло их на бездействие. Они не смогли изменить свою жизнь так, как это было необходимо для исцеления. Похоже было, что их души оказались запертыми в клетке страха. Большую часть своего времени и энергии они тратили на укрепление решеток в своих клетках, чтобы внутрь не проникла никакая опасность. Они не поняли того, что душа стремится покинуть клетку, что именно страх, который запер их в тюрьме, может быть ключом к свободе. Для этих людей попадание в ловушку страха означало не только шаг в сторону от самоисцеления, но и ухудшение их здоровья.
   Когда я занялась поиском научно подтвержденных данных о связи страха и болезней, то была шокирована тем, как их много, и почувствовала растерянность. Если страх предрасполагает тело к болезни, а я собираюсь пролить свет на эту истину, то, конечно, не могу просто так оставить людей в страхе, не предлагая конструктивных решений. Я знала, что, публикуя собранные сведения, должна дать страдающим от недугов надежду, помочь им освободиться от оков страха. Но была ли я для этого достаточно компетентна? У меня есть диплом врача, но я не терапевт и не психолог. Я часто пишу на духовные темы, но у меня нет квалификации, чтобы преподавать их.
   В процессе работы над этой книгой я анализировала многочисленные факты, которые доказывали, что страх – одна из главных причин, вызывающих болезни в нашем обществе. Если страх – такой же фактор риска, как плохое питание или курение, то не обязана ли я помочь пациентам, которые сталкиваются с реальным вызовом их здоровью? В итоге я глубоко погрузилась в область знаний о страхе и смелости – не как эксперт, а как любопытный исследователь, заинтересованный в любых средствах, чтобы противостоять страху и найти пути исцеления посредством смелости.
   Я прочла сотни научных статей о страхе, написанных ведущими психологами страны, а также десятки популярных книг. Некоторые из них, например «Бойся… но действуй!» («Feel the Fear and Do It Anyway») Сьюзен Джефферс и «Танец страха» («The Dance of Fear») Гарриет Лернер, показывают страх с психологической точки зрения. В этих работах даются и практические советы по освобождению от страха. В других книгах, таких как «Дар страха» («The Gift of Fear») Гэвина де Беккера, объясняется, почему страх бывает благом, как он защищает нас от преступников и ситуаций, угрожающих жизни. Есть и иные издания, например: «Места, которые вас пугают» («The Places that Scare You») Пемы Чодрон, «Конец твоего мира. Откровенный разговор о природе просветления» («Falling into Grace») Адьяшанти, «Душа освобожденная» («The Untethered Soul») Майкла Сингера, «Возвращение к любви» («A Return To Love») Марианны Уильямсон. В них страх рассматривается через призму духовности.
   Изучила я также книги и статьи о том, что помогает нам стать храбрыми: «Великие дерзания» («Daring Greatly») Брене Брауна, «Смелость» («Courage») Дебби Форда, «Смелость исцеления» («The Courage to Heal») Эллен Басс и Лоры Дэвис, «Во имя и вопреки» («Broken Open») Элизабет Лессер. Кроме того, я прочла ряд работ, где говорилось о конкретных психических состояниях, связанных со страхом и тревогой, а именно о фобиях, посттравматическом стрессе, общем тревожном расстройстве. В довершение всего я познакомилась с некоторыми мемуарами, например «Ешь, молись, люби» («Eat, Play, Love») Элизабет Гилберт и «Дикая» («Wild») Черил Стрейед, написанными людьми, которые устали жить в страхе и сделали выбор в пользу смелости. Прочитанные мною научные издания составили бы целую библиотеку, а кроме того, я взяла интервью более чем у сотни людей. Интересовалась тем, как им удалось превозмочь страх и стать смелыми. Меня начало восхищать то, как один человек сохраняет смелость, а другой все глубже погружается в пучину страха.
   Я поняла, что страх, словно тень, сопровождает большинство людей. Мы умалчиваем о нем, не делимся ни с кем большинством наших страхов. Разговор о страхе за обеденным столом вряд ли прибавит вам популярности. Тем не менее все мы боремся со страхом. Я спрашивала людей о том, как они противостоят своим страхам и, несмотря на них, проявляют смелость, и поражалась тому, как по-разному многие встречают беду. Большинство из нас делают все возможное, чтобы избежать ситуаций, которых мы не желаем: развода, смерти любимого, банкротства, диагноза «рак», сексуального насилия… И все же снова и снова самые смелые люди, у которых я брала интервью, говорили мне, что эти события оказывались лучшими в их жизни. Я была сбита с толку. Как могли столь травматичные события рассматриваться под положительным углом? И почему одни сумели усмотреть в происшедшем глубокий смысл, а другие, встретившись с подобными превратностями жизни, упали духом и закрылись в своем мирке? Почему некоторые люди оказались склонны к столь яростной самозащите, что прожили лишь половину отпущенного им срока, а другие использовали свой страх как ключ и распахнули клетку своей души? Еще более важные вопросы: чему бы мы могли научиться у тех, кто принял решение прожить жизнь в смелости; как нам самим открыть клетку наших душ?
   Я осознала, что страх может быть благословением – не только потому, что защищает от опасности, но и потому, что способен встряхнуть вас. Если мы пробудимся посреди страха и жизненных неопределенностей, то шоры, не позволявшие нам ясно увидеть свою жизнь, спадут и мы сможем узнать истину о себе, о своем предназначении, о том, почему мы здесь. Страх показывает костлявым пальцем на все, что требуется исцелить в нашей жизни. Если мы достаточно смелы, чтобы положить начало этому процессу, то в нас расцветает смелость и спокойствие духа будет нам наградой. Кристофер Хансард в «Тибетском искусстве безмятежности» («The Tibetan Art of Serenity») написал: «Страх – это просто неосознанная безмятежность». Вот почему моя книга – не столько об исцелении от страха, сколько о том, как позволить страху исцелить вас.
   Но почему все это случается? Если страх ведет одного человека к усыханию, а другого – к расцвету, какие уроки мы можем извлечь из этого феномена? Как превратить страх в лекарство, а не в яд? Есть ли нечто, к чему мы можем воззвать, когда страх охватывает нас, не просто для защиты нашего здоровья, но для того, чтобы прожить более полноценную, духовную, радостную жизнь?
   Подытоживая свои исследования, я сделала следующий вывод: нет единственного, годного для всех рецепта, который помог бы страху освободить личность, а не замкнуть ее в клетке. Для одних людей правильным решением будет терапия, для других – уход в молчание на месяц, для кого-то – паломничество к святым местам. Возможно, кому-то помогут танец живота, глубоководное ныряние или обучение рисованию. Иногда помогают медитация, молитва или техника эмоциональной свободы (ТЭС). Некоторым людям потребуется все вышеупомянутое. Единственным, что объединяло смельчаков, у которых я брала интервью, была способность слышать, понимать и выполнять указания своего внутреннего путеводного света. Интуиция подсказывала им, что необходимо для роста под воздействием страха. Эти люди оказались достаточно целеустремленными, чтобы прислушаться к своему внутреннему голосу и действовать соответственно.
   Смелые шаги, которые внутренний путеводный свет предписывает для исцеления страхом, – это внешние действия, облегчающие внутренний процесс, ведь по сути своей исцеление страхом – сугубо внутренняя работа. Процесс состоит в том, чтобы вступить в правильные отношения с неопределенностью и примириться с непостоянством. Нужно перейти от своего ограниченного «я» с его мыслями, верованиями и чувствами к полному осознанию своей подлинной, неограниченной сущности. Цель этой книги – помочь вам освободиться, совершив указанный переход. По сути, исцеление страхом – это путешествие в поисках себя, так что, если вы готовы, то этот путь ваш.

Как пользоваться этой книгой

   Данная книга состоит из трех частей, в каждой из которых говорится о разных частях вашего «я». В первой части содержится послание к вашему разуму на тот случай, если вы – человек, доверяющий прежде всего научным данным. Тут доказывается, что страх – это не просто болезненное чувство, бытующее в вашем разуме и делающее вас несчастным, а угрожающая жизни сила, живущая в клетках организма и способная вас убить. В главе 1 я поделюсь с вами данными нейронауки и физиологии страха, поясню механизм, которым устрашающие мысли ведут к физиологическим изменениям в теле. Мы также обсудим то, как ваша нервная система может быть захвачена страхом и травмой, ведь стрессовая реакция включается автоматически, обходя разум и задействуя непосредственно лимбическую систему мозга.
   В главе 2 я проведу вас через область научных сведений, доказывающих, что страх увеличивает риск почти всех болезней, а особенно сердечных – убийцы номер один в современном мире. Вы обнаружите, что страх, если с ним ничего не делать, сокращает продолжительность жизни и ведет к физическим страданиям. Информация, приведенная в первой части, предназначена не для того, чтобы напугать вас, а для того, чтобы дать вам знания и силу. Я хочу, чтобы вы взяли ответственность за собственное здоровье, а не оставались беззащитными перед силами, которые, как вы считаете, невозможно победить.
   Вторая часть данной книги обращена не к разуму, а к интуиции. Здесь я покажу вам, что можно жить иначе и в вашей власти инициировать перемены. Мы с вами покинем область науки и устремимся к духовности, исследуя, в каких местах она пересекается с наукой. Вы узнаете о четырех допущениях страха, четырех ограничительных верованиях, которые лежат в основе множества ложных страхов. Мы обсудим, как преобразовать эти четыре ограничительных верования в четыре истины, питающие смелость. В конце каждой из глав второй части предложены упражнения для развития смелости, призванные помочь вам каждодневно практиковать эти четыре истины. Когда ваше мировоззрение начнет уходить от общепринятого, подчиненного четырем допущениям страха, когда их место займут четыре истины, питающие смелость, вы сможете расчистить путь для правильных отношений с неопределенностью и положите начало формированию здоровых отношений с неудачами.
   В третьей части предлагается сочетание разума с интуицией, которое поможет вам отправиться навстречу к личным переменам. Вы сможете выработать собственную стратегию исцеления страхом, проложить свою дорогу к смелости. Вы узнаете о шести шагах к развитию смелости, позволите своему внутреннему путеводному свету выписать вам рецепт смелости и получите возможность благословить мир вашим собственным сиянием.
   Важно понять, что освободиться от страха можно разными способами. Западная психология предлагает один путь, восточные философии – другой. «Курс чудес» использует собственные методы. Каждая из традиционных религий дает предписания относительно того, как не бояться. В этой книге я остановлюсь на некоторых средствах, предлагаемых в христианской мистике, еврейской Каббале, исламском мистическом движении (суфизме), буддизме, индийской традиции йоги. Все эти подходы являются действенными, и вы можете выбрать что-то из них, выписывая себе рецепт смелости.
   Процесс самоисцеления не может быть четко регламентирован раз и навсегда. Это духовное странствие, требующее времени, усилий, самоотдачи, поддержки со стороны других людей, смелости, веры и действенного сочувствия – как к себе, так и к другим полным страха существам, которые встретятся на вашем пути. В результате вы не просто избавитесь от боли, вам будет даровано реальное исцеление. К концу книги вы поймете, что внутри вас всегда имелось все необходимое для преодоления страха и обретения смелости.

Почему в это путешествие имеет смысл отправиться

   В сложные периоды вашей жизни страх, возможно, заглушал голос вашего внутреннего путеводного света, принудил усомниться в вашем подлинном «я». Раны от сомнений могут быть велики или малы, но со временем душа истирается от них, как от наждачной бумаги. Может быть, вы, как и я, работаете в сфере медицины. Возможно, вам приходится принимать по 40 пациентов в день, а ведь вы знаете, что каждому из них нужно уделять куда больше времени. Или вы работаете в рекламе и вам приходится продавать товары, качество которых оставляет желать лучшего. Или вы педагог, и вам не позволено обнять ребенка, хотя вы знаете, что он просто в этом нуждается. Или вы банкир и не имеете права выдать кредит владельцу малого бизнеса, который потеряет бизнес, не получив эти деньги (которые он бы вернул, вы в этом уверены). Или вы адвокат, которого наняли защищать толстосума, а не поддерживать справедливое дело. Или вы политик, ставший таковым, чтобы выступать за народ, но вынужденный продаваться отдельным людям, поскольку никак не сможете помочь народу, если вас не переизберут.
   Может быть, дело даже не в вашей работе. Вы могли промолчать, когда девушка была исключена из вашего круга по той причине, что не носила «правильные» туфли или не имела «правильного» автомобиля, хотя сердце ее было чистым. Может быть, вы заняли позицию невмешательства, когда в церковной общине люди говорили о том, что не хотят священника-гея. Возможно, вы не отстояли свои интересы, когда вас просили пожертвовать собственным «я» ради вашей семьи. Или сказали «да», когда ваш внутренний путеводный свет умолял вас сказать «нет».
   Каждый день цельность вашей личности ставится под удар в тысяче случаев и вам приходится делать выбор. Страх придумывает для вас всевозможные доводы, пытаясь удержаться на плаву. Он как бы делает ваш выбор рациональным, ведь вам нужна безопасность, надежность, уверенность в себе, признание других… и деньги. Но какую цену вы платите, если систематически, день за днем предаете свою истину? В данном случае страх может быть благословением, потому что он всегда показывает на ваше «я» и покушения на него. Даже когда эти покушения незначительны и вы почти не осознаете того, что делаете, нарушение цельности подлинного «я» ведет к тому, что внутренний путеводный свет меркнет. Вам становится все труднее и труднее услышать направляющий голос высшей силы. Всякий раз, когда вы предаете свое истинное «я», частичка его улетучивается, унося с собой здоровье, жизненную силу и счастье.
   Если вы возьмете на себя обязательство прислушиваться к голосу внутреннего путеводного света в 100 % случаев, то вам придется делать рискованные, даже пугающие вещи. Люди, которых вы любите, могут отказать вам в поддержке, поскольку вами уже не управляют страхи, используемые большинством людей для контроля друг над другом. Из-за вашей свежеиспеченной непредсказуемости к вам начнут относиться осторожно. Возможно, вы спровоцируете окружающих на негативную реакцию, особенно сумевших объяснить себе, почему они каждодневно служат собственной «истине». Вы станете зеркалом, в которое не смогут спокойно смотреться те, кто легко продает свое «я».
   Зато люди, которые стремятся жить в соответствии со своим внутренним путеводным светом, духовно настроенные, потянутся к вам. В знак благодарности за следование голосу вашего подлинного «я» Вселенная наполнит вашу жизнь настоящей радостью, бесконечной любовью, профессиональным успехом и физическим здоровьем
   Готовы ли вы исцелиться с помощью страха, исследовать, насколько вы по-настоящему храбры?
   Надеюсь, что да.

Часть первая
Как страх ухудшает самочувствие

Глава 1
Физиология страха

Франклин Д. Рузвельт
   Восьмилетняя Эприл услышала звон стекла в прихожей трейлера. Она знала, что начинается очередная дикая ночь, когда мама впадет в неистовство, напившись наравне с мужчинами. Девочка попыталась убежать в лес, но скоро почувствовала, что задыхается, и поняла, что попытка не удалась. Затем к ней подошел странный человек и ее тело пронзила неописуемая боль…
   Эприл больше ничего не помнит о той ночи, но знает, что вскоре ее мать исчезла. Не было ни объяснения причин, ни извинений, ни прощания. Девочка пыталась убедить своего младшего брата, что мать не вернется, но он стоял на кровати и неделями смотрел на дверь.
   После ухода матери страх захватил всю жизнь Эприл. Она перестала доверять даже друзьям, не говоря о социальных работниках, которые пытались ей помочь. Не спала по ночам, боясь, что однажды кто-то ее заберет, отделит от брата. Сон ускользал от нее. В тех редких случаях, когда она все же засыпала, люди преследовали ее во сне. Даже если она искусно пряталась, воображаемые захватчики все равно находили девочку.
   Вскоре тело также стало отказывать Эприл. Она часто падала в обморок и тряслась, словно от эпилепсии. Специалисты обследовали ее. Неврологи проводили томографию и ЭЭГ, кардиолог обнаружил шумы в сердце и вручил девочке портативное устройство, которое она носила 24 часа в сутки. Официально ей поставили диагноз «реактивное расстройство дыхания» и прописали полдюжины таблеток для борьбы с обмороками. Но, несмотря на разнообразие диагностических процедур и врачебных предписаний, симптомы болезни сохранялись, что обескураживало медиков.
   Эприл выросла, но по-прежнему жила в постоянном страхе. Она погрузилась в изучение семи видов боевых искусств: ею овладела навязчивая мысль стать достаточно сильной, чтобы защитить себя. Из-за страха она пошла учиться в заведение, которое специализировалось на обращении с оружием, планах эвакуации и рукопашном бое. Она узнала, как обращаться с опасными людьми, и приобрела профессию телохранителя.
   Каждый день Эприл вставляла оружие в кобуру и отправлялась на работу, охотно рискуя ради своих клиентов. Но даже когда она стала высококвалифицированным «агентом по защите», страх не исчез. Более того, она была очень напуганным человеком, постоянно ищущим подвоха, боящимся показать кому-то спину, уверенным, что опасность присутствует повсюду.
   Девушка начала брать оружие с собой в кровать, но кошмары с безликими людьми из прошлого по-прежнему мучали ее. Почти каждую ночь она видела, как в нее стреляют. У Эприл развился целый набор фобий: она боялась темноты, теней, пауков, людей, стоящих за ней, чувствовала испуг, когда люди прятали свои руки. Она впадала в панику всякий раз, когда нужно было выходить из дома, занималась навязчивым расчетом вариантов, как на нее могут напасть и как ей при этом остаться в живых. Эприл опасалась, что, если кто-то вновь попытается причинить ей боль, она, несмотря на все свои навыки, не сможет ничего сделать.
   Чем больше девушка всего боялась, тем меньше здоровья у нее оставалось. Ее обмороки стали протекать настолько тяжело, что врачи пришли к выводу: она страдает от странного заболевания крови, которое невозможно определить. У нее не было кровотечений, но крови становилось все меньше. Чтобы противостоять этому явлению, врачи предписали внутривенные вливания. В итоге Эприл приходилось быть привязанной к аппарату для переливания крови трижды в неделю, курсы длились по 6–8 недель.
   Медсестры с трудом находили вены на ее изможденных, обескровленных руках, иногда приходилось делать по 6 попыток, чтобы запустить аппарат для переливания крови, в таких случаях в конце концов вызывали специальную бригаду. Шесть лет подряд Эприл проходила через этот неприятный ритуал и все чаще нуждалась во внутривенных вливаниях. Ситуация ухудшалась, и никто не знал, как ее исправить.
   За все это время никто ни разу не спросил девушку, что же на самом деле могло быть причиной ее болезни. Предполагая, что плохое здоровье, ее страхи и прошлое – темы, между собой не связанные, Эприл никогда никому не рассказывала о кошмарах, заставлявших ее дрожать и обливаться потом по ночам, о приливах адреналина, сотрясавших ее тело всякий раз, когда она испытывала страх. Она не понимала, что причиной всему были мысли и чувства, которые преобразовывались в серию психологических реакций. Эприл недостаточно хорошо знала физиологию своего тела и не могла осознать, что всякий раз, когда в разуме возникала пугающая мысль или всплывало тревожное воспоминание, возникала болезненная гормональная реакция. Повторение этих реакций имело чудовищные последствия.

Реакция на стресс

   Организм человека определенным образом реагирует на стресс, это можно сформулировать как «борись или спасайся бегством». Первым этот механизм описал Уолтер Кэннон из Гарварда, но более подробно о нем рассказал канадский эндокринолог Ганс Селье, урожденный венгр. Он поведал о роли оси «гипоталамус – гипофиз – кора надпочечников» при стрессе, реакцию этой оси он назвал неспецифическим ответом. Как объяснил Селье в своей книге «Стресс без дистресса» («The Stress of Life»), он использовал термин «стресс» для обозначения биологической реакции тела на любой психический запрос, будь то негативное чувство вроде страха или гнева либо позитивная перемена (новый брак, рождение ребенка).
   Когда человек оказывается перед лицом опасности наподобие той, с которой когда-то столкнулась Эприл (пытавшаяся убежать от своих мучителей), то миндалевидное тело в мозгу испытывает чувство страха. Затем мозг передает это чувство гипоталамусу, который выделяет кортикотропин, активирующий нервную систему и стимулирующий гипофиз, который, в свою очередь, выделяет пролактин (гормон роста) и активирует надпочечники. Они выделяют гормон стресса кортизол, улучшающий способность организма справляться с угрозой.
   Активированный гипоталамус включает и симпатическую нервную систему, понуждая надпочечники вырабатывать эпинефрин (известный также как адреналин) и норадреналин. Эти нейропередатчики отвечают за встряску, которую вы чувствуете всем телом в критических ситуациях (чуть не попали в аварию; кто-то выскочил из тени и напугал вас и т. д.). Выбросы адреналина и норадреналина учащают пульс, ведут к росту кровяного давления и вызывают ряд иных метаболических реакций во всем теле. Дыхание учащается, бронхи расширяются, что помогает насытить кровь кислородом.
   Когда симпатическая нервная система активирована, нервы работают быстрее и сигналы передаются более эффективно. Обогрев кожи пред лицом опасности не является приоритетом, поэтому возникает эффект так называемой гусиной кожи. Поскольку на фоне ситуации, угрожающей жизни, из числа приоритетов выпадают и пищеварение, и размножение, кровеносные сосуды в районе желудка и репродуктивных органов сужаются. Кровь устремляется преимущественно к сердцу, крупным группам мышц и мозгу, это позволяет сердцу биться чаще, ногам бежать быстрее, а мозгу думать более оперативно. Зрачки расширяются, и становится легче увидеть источник угрозы или найти путь к отступлению. Метаболические процессы ускоряются, запасы энергии (например, жиров) исчерпываются быстрее, это ведет к выбросу в кровь глюкозы. Вы чувствуете прилив энергии и готовы вступить в бой или бежать от угрозы.
   В случае стресса выработка кислоты в желудке растет, а уровень желудочных ферментов падает. Кортизол подавляет иммунную систему, чтобы уменьшить воспалительную реакцию в случае, если вы получите раны после нападения. Тело также приостанавливает рутинные процедуры самообслуживания, выключая естественные восстановительные механизмы – те, что борются с инфекциями, предотвращают рак, восполняют нехватку белков – словом, ограждают организм от болезней. Такое временное прекращение функций имеет смысл. Действительно, нужно ли тратить ценную энергию организма на то, чтобы предотвращать болезнь или бороться с уже возникшим недомоганием, если за вами гонится лев или к виску приставлено дуло револьвера и вы рискуете вот-вот умереть?
   Все названные физиологические реакции на страх естественны и защищают вашу жизнь, когда она действительно находится под угрозой. Но вот загвоздка: вы не созданы для того, чтобы пугаться слишком часто. Точка.
   В больших объемах адреналин токсичен, он вредит внутренним органам (сердцу, легким, печени, почкам). Его влияние на кислоту и ферменты в желудке может вызвать спазмы, понос, запор… Если реакция на стресс повторяется изо дня в день, то иногда возникает спазм бронхов вместо их расширения (как это было в случае Эприл), что ведет к хрипам, одышке, боли в груди. У первобытных людей, которым часто угрожала реальная опасность, механизм «спасайся бегством или борись» имел немалую ценность и защищал их, но в современном обществе он чаще всего вызывает обратную реакцию. Ваше тело не создано для того, чтобы без потерь терпеть хронический страх и стресс. Тело чаще всего вынуждено сталкиваться с перегрузками. Вы боитесь воображаемых угроз – разорения, разрыва отношений, угроз вашей стабильности, здоровью, смерти любимого человека… В большинстве случаев эти страхи не обретают реальные очертания.
   Все это ведет вас по замкнутому кругу. Вы опасаетесь болезней, старения или смерти, и в то же время страх буквально подталкивает вас к болезням, старит вас и даже способен убить. Сейчас, читая эти строки, вы, вероятно, боитесь уже самого страха. Но не беспокойтесь: я собираюсь рассказать о том, как использовать страх, чтобы уменьшить реакцию на стресс и активировать механизм релаксации. В итоге страх будет помогать вам, а не погружать в болезнь.

Нейронаука о хроническом страхе

   Нейроисследователь Джозеф Леду, рассказавший в своей книге «Эмоциональный мозг» («The Emotional Brain») о том, как мозг реагирует на эмоции, подробно изучил физиологию страха. Он описывает миндалевидное тело как центр страха. Все первичные эмоции, такие как страх, ненависть, любовь, гнев и храбрость, зарождаются в миндалевидном теле, в лимбическом мозгу – примитивной, животной части человеческого мозга. Это средоточие страха работает совместно с таламусом, который получает информацию, корой головного мозга, где происходит процесс мышления, и гиппокампом, ответственным за процесс запоминания.
   Постоянные стрессы делают миндалевидное тело еще более уязвимым для угроз. Страх включает реакцию на стресс, которая пробуждает миндалевидное тело снова и снова. По мере того как это происходит, миндалевидное тело, формирующее «неясные имплицитные воспоминания» – фрагменты былого опыта, лежащие в нашем подсознании, становится все более чувствительным и окрашивает эти имплицитные воспоминания остатками страха. В итоге страх, который часто выступает в форме тревоги, проявляется даже тогда, когда нет никаких объективных оснований для беспокойства.
   Под воздействием постоянной реакции тела на стресс изнашивается гиппокамп, ответственный за развитие так называемых эксплицитных воспоминаний – ясных, осознанных понятий о том, что фактически произошло. Гормоны стресса, такие как кортизол, ослабляют синапсы нейронов в мозгу и замедляют формирование новых. Из-за ослабленного гиппокампа мозгу становится гораздо сложнее формировать новые нейроны, удерживать новые воспоминания. В итоге выходит, что хронические болезненные эпизоды, отмеченные раздраженным миндалевидным телом, застревают в имплицитной памяти, а ослабленному гиппокампу не удается записать новые ясные воспоминания.
   Со временем вы обнаруживаете, что страдаете от хронического страха и тревоги, хотя даже не помните, чего реально боитесь. Вы испытываете всепроникающее мрачное чувство, как будто нечто очень плохое угрожает вам, хотя с точки зрения объективного наблюдателя вы находитесь в безопасности. Даже когда угроза давно миновала, любое явление, вызывающее реакцию страха, будет стимулировать таламус, а он воздействует на миндалевидное тело. Оно, в свою очередь, почерпнет память о страхе из гиппокампа и… бац! Организм начинает страдать от гиперактивности.
   Толчок к гиперактивности не всегда связан непосредственно с первоначальным опытом, причиной может стать, например, трение воротничка о шею или запах духов, стимулирующий старую память. Как только механизм запущен, следует физическая реакция, демонстрирующая разлад системы предупреждения. Система предупреждает нас об опасности, которая фактически нам не угрожает. Этот ложный страх – не больше, чем мысль, но он ведет к мощной стрессовой реакции, поражающей не только разум, но и тело.
   Ввиду разлада системы предупреждения ложные страхи могут захватить в плен нервную систему, содействуя появлению фобий, посттравматических стрессовых реакций, тревожных расстройств, депрессий и иных отклонений. Неважно, насколько сильна ваша воля, насколько вы мотивированы к излечению, вы не можете по собственной воле освободиться от этого вида страха, ведь он исходит из бессознательных процессов и вписан в самую древнюю часть нервной системы. Даже знание того, что страх иррационален, не помогает, поскольку реакция страха протекает независимо от разума и мышления в первичных структурах нервной системы. Нечто, на первый взгляд, безопасное (вроде песни по радио) может привести нервную систему в состояние прежней травмы и окрасить самый безобидный опыт в цвета страха, вызвав стрессовую реакцию. Важно признать, что такие реакции происходят совершенно бессознательно. Подчиняясь им, вы не делаете ничего плохого, просто ваша нервная система действует неправильно, может понадобиться профессиональная помощь, чтобы ее отладить.

Чудо релаксации

   В своем естественном состоянии релаксации тело замечательно исправляет само себя. Ведь организм понемногу изнашивается: клетки выходят из-под контроля, накапливаются токсины, органы подвергаются атакам. Наше тело производит раковые клетки, на нас воздействуют патогенные микроорганизмы и инородные тела. Тем не менее организм умеет справляться с рутинными вторжениями. Когда тело расслаблено и не сосредоточено на отражении серьезной внешней угрозы, механизмы саморегулирования функционируют хорошо и естественным образом ограждают нас от болезней. Лишь когда разум и тело находятся в состоянии релаксации, организм способен исцелить себя сам.
   Когда страх отступает, а позитивные эмоции замещают негативные (речь идет о сознательном переживании передним мозгом любви, эмоциональной теплоты, удовольствия, веры, глубокого смысла и надежды), гипоталамус прекращает вызывать стрессовую реакцию. Уровень кортизола и адреналина падает, симпатическая нервная система выключается, ответственность за состояние дел перекладывается на парасимпатическую нервную систему. Пульс и кровяное давление снижаются, кровь «переключается» на органы пищеварения и размножения, иммунная система начинает работать в полную силу. В состоянии релаксации сердце испытывает меньший стресс, желудок вырабатывает меньше кислоты… Организм в целом способен исцелить себя, т. е. вернуться к гомеостазу, уровню оптимального здоровья.
   В книге «Победа разума над медициной» я привела научные данные, доказывающие, что такие состояния, как одиночество, стресс на работе, пессимизм, страх, депрессия и тревога, способны вызвать стрессовые реакции, а позитивная вера, общение с любимым, здоровый секс, творчество, принадлежность к духовному сообществу и медитация запускают реакцию релаксации. Когда разум переходит от страха к любви, он способен исцелить тело, это обычное физиологическое явление.
   Подлинный страх всегда выполняет защитные функции, вам не нужно от него избавляться, в то время как ложный страх способен вызвать заболевание, поэтому следует уметь справляться с ним. Если вам удастся изменить отношение к ложному страху, то вы сможете приучить организм быстро избавляться от стрессовых реакций, сопровождающих страх, и переходить к реакциям релаксации, ведущим к самоисцелению. Когда страх указывает на жизненные проблемы, которые нужно разрешить, когда вы достаточно смелы для того, чтобы позволить страху изменить вас, то страх может расслабить нервную систему. В это время разум сосредоточится на приемах исцеления, а не на мрачных мыслях.
   Во второй части этой книги вы узнаете о конкретных приемах, помогающих избавиться от ограничительных верований, преобразовав их в истины, питающие смелость. Это облегчит переход от страха к любви. В третьей части вы сделаете шесть шагов к развитию смелости, опробовав указанные приемы на практике. При этом вы не только успокоите свой разум и обновите дух, но и подготовите организм к чудесам.

Страх, тревога, беспокойство и стресс

   Беспокойство вытекает из нашей способности включать разум при попытках спрогнозировать возможные варианты, которая вполне плодотворна, когда используется для решения реальной проблемы и не тянет за собой пугающих мыслей. Но в тот момент, когда решение начинает сопровождаться воображаемыми негативными последствиями, речь идет уже не о разрешении проблем, а об их создании. Тревога – это эмоциональное состояние нервозности, неловкости, боязни или ужаса. При наличии этого чувства что-то сковывает и говорит нам: «Нет, это пойдет плохо». Стресс может сопровождать беспокойство или тревогу, но обычно он означает физическую реакцию тела, которое отвечает на реальную или воображаемую опасность. Страх определяется как неприятное чувство, вырастающее из уверенности в том, что кто-то или что-то представляет собой опасность, может вызвать боль, угрожать безопасности, ощущению надежности, счастья. Понятия страха, тревоги, беспокойства и стресса имеют разные толкования в словарях, но в нашем контексте важно, что страх, тревога, беспокойство вызывают физиологическую реакцию (стресс).
   Страх руководит всей нашей культурой, и никто от него не застрахован. Мы боимся нежелательной беременности, изнасилования, бесплодия… Нам внушают опасения однополые браки, государственное здравоохранение, президентские выборы. Мы боимся неудач и успехов, забвения и обнаружения нашей подлинной цели в жизни. Нас пугают и финансовые провалы, и слишком большие суммы денег. Мы боимся мечтать о чем-то грандиозном, но нам становится страшно и от мысли, что мы окажемся недооценены. Мы боимся проявить свои творческие способности, поскольку нас страшат мысли о чужой оценке или о том, что мы совершим ошибки. В то же время мы опасаемся, что не сумеем спеть свою песню. Мы боимся смерти, но жизни, как ни странно, еще больше.
   Не нужно быть умалишенным, чтобы страдать от страхов. Каждый человек естественным образом испытывает страх, являющийся частью механизма выживания. Правда, у некоторых людей страх разрастается до уровня неотложных психиатрических состояний. Двадцать восемь процентов американцев страдают от тревожных расстройств, которые выражаются в чувстве страха при отсутствии определенных угроз для жизни и здоровья. Но нас пугает не только то, что может убить нас, некоторые боятся публичных выступлений, высоты, общения с людьми, иголок, пауков… Исследование Национального института психического здоровья (1986 год) показало, что от 6 до 12 % американцев страдали от какой-то фобии в течение шести месяцев, предшествовавших исследованию. Официально признано существование 530 фобий, считается, что им подвержены около 24 миллионов американцев.
   Женщины испытывают тревогу в 2–3 раза чаще мужчин, но расстройства, связанные с фобиями, встречаются у мужчин и женщин с примерно одинаковой частотой. Назову 10 самых распространенных фобий. Это арахнофобия (боязнь пауков), офидиофобия (боязнь змей), акрофобия (боязнь высоты), агорафобия (боязнь открытых пространств), кинофобия (боязнь собак), астрафобия (боязнь грома и молний), трипанофобия (боязнь уколов), социофобия (боязнь общества), птеромеранофобия (боязнь полетов) и мизофобия (боязнь микробов или грязи). Некоторые люди страдают даже от фобофобии – страха перед фобиями! Иные распространенные тревожные расстройства включают в себя общее тревожное расстройство, посттравматический стресс, паническое расстройство, невроз навязчивых состояний и социальное тревожное расстройство.
   Когда страх ведет к неотложному психиатрическому состоянию, он уже не просто перст, указующий на то, что нуждается в исцелении. Он становится бомбой, которая взрывается в вашей жизни и требует срочного обращения к экспертам. Конкретное лечение психиатрических состояний вроде названных выше выходит за рамки этой книги, но если вы (или ваши близкие) страдаете от болезненных последствий тех или иных расстройств, то, пожалуйста, обратитесь за помощью к профессионалам. Вдобавок к работе с терапевтом можно использовать книги, написанные экспертами и посвященные конкретным психиатрическим состояниям. Полученные знания рекомендую включить в ваш рецепт смелости. Все мы обладаем определенным набором приемов. И чем больше приемов добавим к рецепту смелости, тем больше шансов на то, что наша жизнь будет подчиняться душевной мудрости, а не страху.
   В следующей главе я поделюсь с вами сведениями, доказывающими, что страх – это не просто болезненное чувство, вызывающее психологический разлад, он может быть серьезным фактором риска, если его не обработать как следует. Эти данные будут приведены не для устрашения, а с целью побудить вас иначе взглянуть на многие вещи. Вам следует осознать, что каждая пугающая мысль включает стрессовую реакцию, ставящую организм под угрозу, тогда вам легче будет подчинить себе страх. Выписав себе рецепт смелости и реализовав его, вы перестанете быть слепой жертвой страха.
   В главе 2 я попрошу вас сменить угол зрения. Следует признать, что если мы хотим жить долго и сохранять оптимальное здоровье, то гораздо важнее справиться со страхом, нежели правильно питаться, выполнять физические упражнения, принимать витамины и отказаться от вредных привычек. Я понимаю, что идея о страхе как источнике многих болезней звучит чересчур радикально, и не отрицаю, что эти заболевания имеют также причины биохимического характера, но настаиваю, что страх зачастую как раз и вызывает в организме вредные химические реакции. Что еще более важно, я предлагаю вам изменить ситуацию. Вы не обязаны сдаваться на милость страху, нет нужды лишать себя защиты. Помните о том, что страх обладает значительным потенциалом: он способен освободить вас от страданий, а тело обязательно отблагодарит.

Глава 2
Научные доказательства того, что страх ухудшает самочувствие

Франц Александр, доктор медицины
   В научной литературе описан случай, получивший название «Балтиморское происшествие № 469861». У границы штатов Джорджия и Флорида, в районе болота Окефеноки, в пятницу 13-го числа родилась афроамериканка. В тот день родились также две ее сестры и повивальная бабка, принимавшая роды, заявила, что все три девочки, увидевшие свет в такой несчастливый день, обречены на раннюю смерть: первая сестра умрет незадолго до своего 16-летия, вторая не переживет 21-й день рождения, а третья умрет до достижения возраста 23 лет.
   Действительно, первые две девушки умерли в возрасте соответственно 16 лет и 21 года. Третья сестра, напуганная тем, что не проживет больше 23 лет, обратилась в больницу за день до дня рождения. У нее наблюдалась гипервентиляция легких. Вскоре, накануне своего 23-летия, она умерла, как и предсказывала повивальная бабка. При вскрытии у нее обнаружили пороки в развитии сердца и легких. Умерла бы она в любом случае или просто была запугана до смерти проклятием, наложенным повитухой? Имело ли это проклятие сильный эффект ноцебо (противоположность благотворного эффекта плацебо)? Можно ли сравнить действие предсказания повивальной бабки с ритуалом вуду? У некоторых народов колдун проклинает местного жителя, и тот внезапно умирает, такие смерти не раз отмечались исследователями.
   Трудно с полной уверенностью ответить на поставленные вопросы. Ясно одно: не только эти три девушки умерли от страха. То же случилось с пожилой Мэри Парнелл, которая неожиданно встретилась с 20-летним Ларри Уитфилдом. Перед этим парень провалил попытку ограбить банк в городе Гастония (штат Северная Каролина): банковский служащий, увидев, что к его заведению приближаются двое вооруженных людей, запер двери и предупредил полицию. Уитфилду и его сообщнику пришлось убегать от полицейских, держа в руках заряженные револьверы.
   Двое неудачливых грабителей запрыгнули в свой автомобиль и помчались по шоссе № 85, пока не попали в аварию. Уитфилд побежал искать место для укрытия. Так он попал в дом Мэри Парнелл, 79-летней бабушки пятерых внуков, которую напугало вторжение незнакомца.
   Уитфилд якобы сказал Мэри: «Я не хочу причинять вам зла», завел ее в спальню и приказал сидеть в кресле. Возможно, это правда, но обстоятельства сложились не в пользу бандита. Напуганная старушка вскоре умерла от сердечного приступа. Муж пожилой дамы вернулся домой через четыре часа и обнаружил у кресла, в котором ей приказал сидеть Уитфилд, труп. Доктора назвали в качестве причины смерти Мэри «сердечный приступ, вызванный стрессом от вторжения в дом».
   Итак, две жизни пошли прахом. Мэри Парнелл умерла, а Ларри Уитфилд был приговорен к пожизненному заключению за то, что напугал ее до смерти.

Насмерть напуганные

   Некоторые из людей, смерть которых изучал Энгель, умерли просто от страха. 43-летний мужчина умер после того, как его 15-летний сын сымитировал свое похищение и позвонил отцу, объявив: «Если хочешь видеть сына живым, не обращайся в полицию». Напуганный 4-летний ребенок умер в кресле дантиста, когда ему вырывали молочный зуб. Трехлетний малыш боялся дождя и умер под ливнем.
   63-летний охранник умер, когда его связали грабители. Женщина, заметившая, как подростки избивают и грабят водителя автобуса, умерла, пока набирала номер полиции. 35-летний мужчина, обвиненный в воровстве, сказал своему адвокату: «Я напуган до смерти!» После этого он упал на пол и умер. 45-летний мужчина, который должен был произнести речь, скончался, вероятно, от страха перед публичными выступлениями. 72-летняя женщина умерла после того, как у нее вырвали из рук кошелек.
   Несколько человек сначала разминулись со смертью, но ушли из жизни через некоторое время. Четверо мужчин умерли сразу после автомобильной аварии, в которой не пострадали. 71-летний старик умер после того, как пожарные зашли в его дом (как оказалось, по ложному вызову). 55-летний мужчина, который целым и невредимым выбрался из сошедшего с рельсов вагона, умер на станции.
   Многие объекты исследования Энгеля страдали от острого шока и скорби. 14-летняя девочка упала замертво, когда ей сказали о внезапной смерти 17-летнего брата. 18-летняя девушка умерла сразу после того, как ей рассказали о смерти 80-летней бабушки, которая помогала ее растить. Один из владельцев мотеля, в котором был убит Мартин Лютер Кинг, упал в обморок и умер от мозгового кровоизлияния, услышав об убийстве. 39-летний здоровяк, потерявший брата-близнеца, через неделю внезапно умер сам. Здоровый 40-летний мужчина умер, гладя по голове раненого сына, мотоцикл которого попал в аварию.
   Профессор Гарварда, доктор медицины Мартин Самуэлс, признанный эксперт в сфере исследования внезапных смертей, собрал множество рассказов о людях, напуганных или возбужденных до смерти. Его материалы не были опубликованы, и я попросила профессора поделиться ими со мной. Как выяснилось, люди внезапно умирали в луна-парках и в результате хулиганских нападений. Зафиксирована смерть работника морга, который обнаружил, что один из «трупов» шевелится, а также смерть во время показа фильма «Страсти Христовы». Очевидно, сильные чувства могут быть фатальными, но как и почему это происходит?
   Эксперты утверждают, что обычно внезапная смерть случается из-за нарушения работы сердца, поэтому рассмотрим более подробно связь между страхом и сердцем.

Когда страх ударяет по сердцу

   В кардиологическом отделении больницы сердце пострадавшего опять перестало работать, что потребовало интенсивной терапии. Электрокардиограмма показала, что в сердце больного наблюдается желудочковая фибрилляция: его желудочки дрожали и трепетали, вместо того чтобы ритмично перекачивать кровь. Такой сердечный ритм обычно кончается смертью, но Кристоферу повезло: его вернули к жизни. Чтобы предотвратить внезапную смерть от сердечного приступа, врачи вживили пациенту дефибриллятор, способный оценить качество сердечного ритма и в случае угрожающего жизни нарушения выдать электрический разряд.
   Кристофер был выписан и по-прежнему спокойно бродил по улицам Чикаго. Врачи надеялись, что в случае опасности электрический разряд спасет ему жизнь. Однажды мужчина появился в своем офисе и заметил, что все сгрудились вокруг телевизора. Канал CNN вновь и вновь показывал разрушение башен в Нью-Йорке.
   При виде падения второй башни Кристофера обуял страх, сердце его начало дрожать. Он опустился на пол, дефибриллятор в тот момент был почти разряжен. Однако шок случился не 11 сентября 2001 года, а 14-го, когда мужчина находился дома и смотрел новости, лежа на диване. Тогда дефибриллятор сработал впервые за несколько месяцев: устройство спасло жизнь человеку.
   Было ли простым совпадением то, что сердце Кристофера начало биться в потенциально опасном ритме именно после просмотра новостей 11 сентября? Исследователи говорят, что это не совпадение.
   В исследовании, опубликованном в Journal of the American College of Cardiology, показано, что страх и тревога, захватившие американцев после террористических атак 11 сентября, привели к росту смертности пациентов с сердечными аритмиями, в частности тех, кого ввиду опасных заболеваний снабжали кардиовертерами-дефибрилляторами. Исследователи проанализировали ЭКГ пациентов до и после события и обнаружили, что за 30 дней до 11 сентября вентрикулярная аритмия присутствовала у 3,5 % пациентов, а после 11 сентября – у 11,8 %. Число больных с опасным состоянием выросло в 2,3 раза.
   В данном случае исследовались пациенты из Нью-Йорка, но аналогичное исследование, проведенное среди лиц с вживленными дефибрилляторами во Флориде, также показало рост числа случаев вентрикулярной аритмии. Итак, близость к месту трагедии не была решающим фактором.
   Похожее исследование проводилось и двадцатью годами ранее, оно также пролило свет на то, как страх бьет по сердцу. Восемнадцатого января 1991 года, во время операции «Буря в пустыне», которую США проводили на Ближнем Востоке, Саддам Хусейн приказал иракским войскам выпустить 18 ракет «Скад» по израильским городам, когда их жители спали. Эта террористическая ракетная атака оказалась полной неожиданностью, более того, это была первая атака на Тель-Авив в израильской истории, показавшая, что в национальной безопасности имеются бреши.
   Хотя непосредственно запуск ракет не привел к жертвам, народ Израиля был напуган. Уровень страха и тревоги поднялся высоко, продажи валиума выросли во много раз.
   Исследователи из медицинского центра «Хадасса», изучавшие воздействие страха, проследили за уровнем смертности в январе и феврале 1991 года – в дни, последовавшие за неожиданной ракетной атакой. Результаты их работы, опубликованные в Journal of the American Medical Association, показали, что независимо от реально причиненного ущерба уровень смертности сразу после ракетных ударов вырос на 77 % у женщин и на 41 % у мужчин. Ученые предположили, что это можно объяснить иными факторами, например тем, что люди, убегавшие от ракет, испытывали физические перегрузки, пропускали прием лекарств, с трудом дышали в противогазах и слишком долго находились без кислорода в герметизированных комнатах. Тем не менее они сделали вывод, что главным фактором роста смертности был страх, оказавший вредоносное воздействие на организм жертв.
   В другом израильском исследовании, опубликованном в журнале Lancet, также изучались последствия иракской атаки на Израиль. Результаты подтвердили резкий рост числа сердечных приступов и внезапных смертей после ракетных ударов по сравнению с пятью контрольными мирными периодами. Был выявлен значительный рост смертности в Греции после двух сильных землетрясений 1978 года, обусловленный не телесными повреждениями, а «иными патологическими причинами», в том числе сердечными болезнями.

Тревога, фобии, паническое расстройство и сердечные болезни

   Кен вырос в доме, где ни на минуту нельзя было расслабиться. Когда мальчик терял бдительность, пьяный отец подбирался к нему и избивал, потом переключался на младших сестер Кена или его мать. Дети знали, что сон и игра – небезопасные занятия. Неудивительно, что, став подростком, Кен начал испытывать приступы паники. Он чувствовал всепроникающий ужас и давление в груди, сердце начинало бешено стучать, кожа холодела и покрывалась потом. Страх был настолько силен, что мальчику хотелось выбраться из своей кожи. Эти эпизоды повторялись внезапно, и в таких случаях Кен явственно ощущал близость смерти.
   Дошло до того, что он боялся покидать дом. Больше всего Кен опасался, что приступ случится там, где он не сможет укрыться. В итоге он избегал самолетов, метро и даже шоссейных дорог. Относительно безопасно он чувствовал себя в квартире и поэтому все реже выходил на улицу.
   Даже дома приступы паники настигали Кена, и он все больше избегал людей. Он перестал приглашать гостей и страдал от одиночества. К 40 годам Кен практически заточил себя в тюрьму, которую создал для себя сам. Стены этой тюрьмы были возведены из страха перед… непонятно чем.
   Подобные фобии ведут не только к эмоциональным страданиям, они могут повлечь за собой болезни и преждевременную смерть. Страх – явление естественное, и каждый человек переживает моменты страха, но у таких людей, как Кен, страх постоянен. Подобные случаи – предмет изучения специалистов. В бесчисленных исследованиях выделяется связь между тревогой, фобиями, паническим расстройством и сердечными заболеваниями. Группа американских врачей наблюдала за 33 999 пациентами с высоким уровнем тревожности в течение двух лет и обнаружила, что у них риск развития ишемической болезни сердца в 2,5 раза выше, чем у обычных людей, а от сердечных приступов они умирают в 6 раз чаще.
   Аналогичные данные были получены в рамках иного исследования: у тревожных пациентов сердечные приступы и внезапная смерть наступали в 3–6 раз чаще, чем у пациентов, не обремененных тревогами. В рамках кардиологического исследования, опубликованного в British Medical Journal, осуществлялось 6-летнее наблюдение за 1457 пациентами с тревогами и фобиями. У наиболее тревожных участников исследования был зафиксирован риск возникновения сердечных болезней, превышающий средний уровень в 3,8 раза. Исследователи из Гарвардской школы общественного здоровья, наблюдавшие за 40 тысячами пациентов в течение двух лет, обнаружили, что риск внезапной смерти от сердечного приступа в 6 раз выше у людей, страдающих от фобий. В ряде случаев жертвы умирали из-за своих фобий: сразу же за психологическим стрессом следовали сердечные приступы с летальным исходом. Большинство жертв ранее не страдали сердечными болезнями.
   Поскольку исследования тревожности и сердечных заболеваний, как правило, проводились с пациентами-мужчинами, ученые из Гарварда решили понаблюдать за 72 359 женщинами, не страдавшими сердечными заболеваниями, в течение 12 лет. Результаты этого исследования были опубликованы в журнале Circulation. Оказалось, что у пациенток с высоким уровнем тревожных фобий риск внезапно умереть от сердечного приступа увеличивался на 52 %, а риск заболеть ишемической болезнью сердца – на 30 % по сравнению с менее запуганными женщинами. Итак, лишний раз подтвердилось, что не только мужчины могут умереть от страха. Тревожное состояние после сердечного приступа очень опасно.
   Информации собрано много, и она говорит о том, что страх и тревога существенно увеличивают риск сердечных болезней и смерти. Но как это все происходит? Как эмоция, порождаемая разумом, преобразуется в сердечную болезнь, болезнь тела?

Физиология страха и сердце

   Каким образом стрессовая реакция приводит к летальному исходу? Есть две теории относительно того, как человека можно напугать до смерти. В 1942 году Уолтер Кэннон, первым описавший реакцию типа «борись или спасайся бегством», опубликовал доклад под названием «Смерть вуду», в котором заявил, что смерть в результате магических действий колдунов вуду вызывается «продолжительным и интенсивным воздействием на симпатико-адреналовую систему». Иными словами, страх быть проклятым, приговоренным к смерти стимулирует симпатическую нервную систему и вызывает интенсивную стрессовую реакцию, которая буквально изнашивает сердце.
   В 1957 году Карл Рихтер сделал заявление иного характера, основанное на опытах над крысами. После того как крыс удерживали в стеклянных плавающих кувшинах, из которых не было выхода, они зачастую внезапно умирали. Электрокардиограммы, сделанные крысам во время плавания, показали, что перед смертью пульс у животных не учащался, а падал и удаление надпочечников не спасало их. Рихтер утверждал, что гиперактивность симпатической нервной системы не является причиной смертей. Вместо этого он заметил, что наблюдалась стимуляция блуждающего нерва, управляемого парасимпатической нервной системой. Когда блуждающий нерв активирован, то снижается все: пульс, кровяное давление, частота дыхания, уровень метаболизма. Замедление всех процессов влечет потерю сознания, а в некоторых случаях и смерть.
   Кто был прав? Что стояло у истоков внезапных смертей – симпатическая нервная система или парасимпатическая?
   Ответ на этот вопрос неоднозначен. Теперь мы знаем, что сработать могут обе системы, а когда организм ощущает угрозу (даже воображаемую), нервная система в целом работает нестабильно. Многочисленные исследования показывают, что наиболее волнующие события изначально вызывают стимуляцию симпатической нервной системы, провоцируя стрессовую реакцию. Но с течением времени, когда стрессовый фактор оказывает длительное воздействие (как в случае с крысами в плавающих кувшинах), верх может взять парасимпатическая нервная система, что приводит к опасному замедлению пульса и дыхательной активности, к снижению кровяного давления. Крайности в функционировании обеих подсистем предрасполагают организм к сердечным аритмиям и внезапной смерти от нарушений в работе сердца.
   Есть и иные способы, которыми страх может ударить по сердцу. Пациенты с повышенным уровнем тревожности постоянно вырабатывают излишек катехоламинов, таких как эпинефрин и норэпинефрин. Они также демонстрируют выраженную реакцию на стрессы с выбросом большого количества так называемых гормонов стресса, что зачастую отражается на сердце, учащает пульс и повышает кровяное давление. Что случается, когда к сердцу поступает слишком много эпинефрина? Он связывается с рецепторами сердечных миоцитов (клеток сердечных мышц), в результате чего открываются кальциевые каналы в мембранах клеток. Ионы кальция, прибывающие в сердечные миоциты, стимулируют сокращения сердечной мышцы. Если большое количество эпинефрина связывается с клетками сердца, то кальций в избытке поступает в клетки, это значит, что сердечная мышца остается в напряжении, она не способна расслабиться. В таком состоянии нервные ткани сердца – синусовый узел, предсердно-желудочковый узел и волокна Пуркинье – могут наносить ущерб сердцу, вызывая смертельно опасные аритмии. Даже если пациент ранее не страдал от сердечных заболеваний, он рискует рухнуть замертво. Известно также, что страх или тревога способны вызвать внезапную смерть из-за гипервентиляции, вызывающей коронарный спазм и провоцирующей сердечный приступ.
   Все это может показаться сложным, но на самом деле довольно просто. В разуме зарождается мысль, она воздействует на нервную систему и вредит сердцу. Это лишь один из многочисленных примеров того, какие опасные формы иногда принимает связь между разумом и телом. Впрочем, сердце – это далеко не единственный орган, подверженный воздействию страха.

Вызывают ли страхи рак?

   Джанет всегда боялась рака. На протяжении многих лет она выполняла ряд антираковых ритуалов: принимала витамин D, пользовалась солнцезащитным кремом, ела брокколи. Она словно бы пыталась заключить сделку с Богом и запереть страх в клетке. Но боялась она не только рака. После того как в годовалом возрасте ее столкнул с лестницы брат, она никогда не чувствовала себя в безопасности. Джанет пугали болезни, боль, все канцерогенное и токсичное, незапертые двери и окна, чужаки и множество иных вещей. Она боялась сделать что-то не так, опасалась стыда и замешательства, сопровождающих несовершенство. Учитель когда-то записал в ее характеристике: «Однажды Джанет обнаружит, что беспокоиться о несовершенных ошибках – пустая трата времени».
   Страх Джанет выражался в хроническом перенапряжении организма, она постоянно чувствовала дискомфорт в желудке и районе таза, словно бы страх и желание контролировать мир засели там. Однажды она подумала: «Если у меня возникнут проблемы со здоровьем, то истоком их будут желудок и тазовая область».
   Естественно, проблемы начались. Сначала было удаление омертвевшего аппендикса, затем у Джанет внезапно появились маточные кровотечения – через годы после менопаузы. В глубине души она осознавала, что зверь, вокруг которого она ходила на цыпочках всю жизнь, в конце концов проснулся.
   Перед тем как ей был поставлен диагноз «рак матки», Джанет вышла замуж, встретив любовь всей своей жизни. Хотя ей очень хотелось создать семью, свадьба породила еще большую тревогу, поскольку у новобрачной проявилось желание контролировать все до мелочей, а кроме того, она боялась, что потеряет любимого человека. Голос страха в ее голове беспрестанно повторял: «Будь наготове».
   Джанет подозревала, что страх ослабил ее иммунную систему и стимулировал возникновение рака матки, но осознание этого факта не помогло укрощению страха. Она всегда боялась врачей, уколов, больниц, боли, а отныне все это стало частью ее жизни. Неудивительно, что после года активного лечения ее рак вернулся. Наконец женщина осознала, что, когда часть тела находится в постоянном напряжении, мы блокируем приток энергии, кислорода, крови к этой части, оставляя ее под угрозой болезни.
   Джанет поняла, что если она не научится справляться со своим страхом, то рак победит. Поскольку она интуитивно уловила, что страх может быть ее союзником, то начала читать слово «СТРАХ» как аббревиатуру: «Сделай тело рабочим активного характера»{ В оригинале FEAR расшифровывается как Feel Everything And Recover – «Почувствуй все и поправляйся». – Прим. перев.}. Ее опыт жизни с раком потребовал от нее сделать глубокий вдох и смело посмотреть в лицо худшим страхам, как бы ни дрожали ноги. Вскоре Джанет обнаружила, что уже не связана страхом; она подчинила его себе, смирилась с его присутствием и многому научилась. В итоге наступило исцеление от рака.
   Джанет полагает, что тревога вызвала у нее страх, а смелость облегчила выздоровление. Но есть ли научные данные о связи между страхом, тревогой и раком?
   В поисках ответа на этот вопрос я снова погрузилась в научные журналы и нашла отчет об исследовании, проведенном Бергенским университетом. Исследованием был охвачен 62 591 пациент из одной области Норвегии, все эти люди подвергались наблюдению в 1995–1997 годах. Первоначально данные использовались для составления Национального отчета по раку, в котором фигурировали участники, страдавшие от рака или предраковых состояний. Участники исследования проходили также психологическое тестирование, целью которого было выявить, насколько высок у них уровень тревожности. Ученые обнаружили, что у наиболее тревожных людей на 25 % выше присутствие аномальных клеток, провоцирующих развитие раковых заболеваний.
   Не так много собрано сведений, касающихся непосредственно страха и тревоги, но медицинская литература богата исследованиями, оценивающими взаимосвязь стресса и рака. Как мы уже выяснили, миндалевидное тело мозга не делает разницы между стрессом и страхом. В случаях стресса на рабочем месте, потери любимого человека, развода, расставания с детьми, чувства одиночества, финансовых потерь, неадекватного самолечения, угрожающего диагноза или сильного испуга во время встречи с медведем примитивная часть мозга сигнализирует организму: «Угроза!» И начинается стрессовая реакция.
   Многие пациентки, у которых был обнаружен рак груди, связывали свой диагноз с пережитыми стрессами. Исследователи изучили этот вопрос более подробно. В проводившемся в Финляндии исследовании, результаты которого были опубликованы в журнале Psychotherapy and Psychosomatics, участвовали 87 женщин с раком груди. Аналитики сделали вывод, что эти женщины пережили за шесть лет до начала болезни гораздо больше стрессовых ситуаций и потерь, чем контрольная группа здоровых женщин. Обнаружилось, что больше шансов на выживание имеют пациентки, которые до установления диагноза меньше подвергались стрессам. Впрочем, группа, ставшая объектом исследования, была слишком мала, это не позволяло сделать широкие обобщения.
   В более масштабном исследовании, проводимом в Польше (результаты опубликованы в издании Cancer Detection and Prevention), брались интервью у 257 больных раком груди, перенесших хирургические операции в 1993–1998 годах. Эти пациентки сравнивались с 565 женщинами, не болевшими раком. Выяснилось, что у больных раком груди стрессовые события в жизни имели место в 3,7 раза чаще.
   Еще более масштабное исследование подтверждает, что стресс и рак идут рука об руку. Его результаты, опубликованные в American Journal of Epidemiology, показали связь между стрессовыми жизненными ситуациями и риском рака груди по материалам обследования 10 808 женщин. Было обнаружено, что те из них, кто пережил серьезные стрессы в течение 5 лет до начала исследования, подвергались большему риску развития рака груди в течение 15 лет наблюдения, особенно если факторами стресса были смерть супруга, близкого родственника или друга. Была также выявлена зависимость между риском возникновения рака груди и разводом или расставанием с партнером.
   Не все представители научного сообщества согласны с тем, что стресс предрасполагает людей к раку. Некоторые данные подтверждают данную гипотезу, а некоторые ее опровергают. Так, доктор Полли Ньюкомб, глава программы предупреждения рака в Центре раковых исследований имени Фреда Хатчинсона (г. Сиэтл), попыталась окончательно разрешить этот вопрос. Используя специально обученных интервьюеров, женщин, больных раком, и здоровых женщин как контрольную группу, Ньюкомб опросила около тысячи человек на предмет стрессовых жизненных ситуаций. Задавались следующие вопросы: пережили ли они потерю любимого человека; выходили ли замуж, разводились ли; теряли ли работу, уходили ли на пенсию; сталкивались ли с финансовым крахом?
   Результаты были очевидными. Не было связи между заявлениями о стрессовых событиях в предыдущие пять лет и диагнозом «рак груди».
   Но критики не согласились с такими выводами и заявили, что в рамках исследования Ньюкомб анализировались стрессовые факторы, а не реально пережитые стрессы. Она согласилась, что в аргументах критиков было рациональное зерно. Ньюкомб исходила из понятного допущения, что стрессовые жизненные события означали физиологический опыт стресса, вызывали реакцию типа «спасайся бегством или борись». Она использовала оценку стрессовых жизненных событий как суррогат того, что могло произойти с телом, но фактически не изучала происходящее в организме.
   Мы можем логически допустить, что если человек переживает трудную жизненную ситуацию, то уровень его страха растет, а это вызывает более активную стрессовую реакцию и предрасполагает к раку. Но люди справляются со стрессом по-разному. Если вы позволяете страху стать вашим учителем, подсказать, что нужно для исцеления, то стрессовые жизненные ситуации могут даже расслабить нервную систему, поскольку в глубине души вы будете знать, что растете как личность. Один человек способен сохранять физиологическое спокойствие (его тело будет испытывать релаксацию, несмотря на сильнейший фактор стресса), а другого выведет из равновесия совершенно безобидная ситуация.
   Нелегко выявить, как стресс отразился на физиологии человека, просто оценивая стрессовые факторы, воздействовавшие на опрашиваемых. Если вы тщательно не следите за людьми на протяжении длительного времени, вам трудно будет собрать достоверные сведения и сделать однозначный вывод, что стрессовые факторы вызывают рак. В любом случае факт переживания стресса действительно увеличивает риск возникновения болезни. Пожалуй, то, как человек реагирует на стресс, больше влияет на физиологическую реакцию тела, чем сам факт наличия стресса. Не исключено, что если страх помогает вам исцелиться в эмоциональном, ментальном и духовном планах, то стрессовые жизненные события не будут предрасполагать вас к проблемам со здоровьем, напротив, они помогут вам раскрыться, состояние здоровья может даже улучшиться. Отношение к стрессам с трудом поддается замеру во время исследований, и это объясняет, почему сведения о связи страха и рака столь противоречивы.

Иммунная система и рак

   Поначалу босс сочувствовал ему и предложил отпуск для восстановления сил. Но когда Леонард вернулся на работу, то почувствовал напряжение и понял, что отчасти утратил трудовые навыки. Его успехи начали снижаться, он с трудом мог сосредоточиться, а в фирме работали более молодые, умные, квалифицированные люди, жаждавшие занять его место.
   Через шесть месяцев после смерти жены Леонард лишился работы. Еще полгода спустя у него был обнаружен рак легкого. Мужчина убежден, что стресс от потери супруги, необходимость растить детей в одиночку, увольнение и финансовые неурядицы поспособствовали развитию заболевания. Многие больные раком мыслят в подобном ключе. Но действительно ли стресс, страх и тревога вызывают рак? Чтобы установить причинно-следственную связь, нужно изучить биологические процессы. Чаще всего исследователи говорят о таком механизме, как иммунная система. Обычно она угнетается в результате стрессовой реакции, возникшей под воздействием страха или тревоги. Когда человек пребывает в страхе, стимулирование симпатической нервной системы оказывает негативное влияние на лимфоидную ткань, противостоящую раку, и подрывает деятельность клеток, убивающих рак на корню.
   Если вы отвечаете на стрессовый фактор страхом и тревогой, мозг пробуждает в организме стрессовую реакцию, ослабляя тем самым иммунную систему. Когда такое случается, замедляется и функционирование защитных систем организма, противостоящих раку. Действительно, наши тела каждодневно подвергаются воздействию канцерогенов из окружающей среды, паразитные раковые клетки регулярно воспроизводятся в организме. Когда иммунная система здорова, эти клетки быстро и эффективно распознаются и уничтожаются задолго до того, как начинается рост опухоли. Во-первых, иммунные клетки предотвращают проникновение «захватчиков» в организм. Во-вторых, если канцерогенные агенты все же прорываются, то отклоняющиеся от нормы клетки можно «починить». Есть и третий вариант: «клетки-убийцы» (Т-клетки) просто уничтожают раковые клетки.
   Все кажется простым, не так ли? Страх и тревога, оставленные без внимания, непреодоленные, ослабляют иммунную систему и мешают телу исцелить себя.
   А может быть, процесс протекает несколько иначе. Хотя ученые долгое время доверяли этому объяснению, новые данные показывают, что все гораздо сложнее. Многочисленные свидетельства собраны в пользу того, что стрессовые события ослабляют иммунную систему, но связь между стрессом и раком фактически не одномерная. Национальный институт изучения рака сообщает: «Хотя в некоторых исследованиях показано, что стрессовые факторы, такие как смерть супруга, социальная изоляция и экзамены в медицинском институте, негативно влияют на функционирование иммунной системы, нет научных доказательств наличия прямой причинно-следственной связи между этими изменениями в иммунной системе и развитием рака».
   В принципе связь между эмоциональным стрессом и раком биологически обоснована. Просто нет достаточного числа исследований, показывающих, как стресс непосредственно ведет к онкологическим заболеваниям. Есть довольно много свидетельств того, что серьезные стрессы нарушают работу иммунной системы. Но действительно ли эти нарушения предрасполагают к болезням?
   Понятно, что если для противостояния раку требуется здоровая иммунная система, то резонно сделать вывод, что люди со сниженным иммунитетом больше рискуют заболеть раком. Исследователи собрали некоторые данные касательно этой связи.
   Пациенты с пересаженными органами принимают иммуноподавляющие препараты, чтобы уменьшить риск отторжения органов, т. е. намеренно ухудшают работу своей иммунной системы. У этих людей наблюдается повышенный риск заболевания раком по сравнению со среднестатистическими жителями. В одном исследовании, проводившемся в Австралии, опубликованном в Journal of the American Society of Nephrology, была дана оценка состоянию 481 пациента, перенесшего трансплантацию почки. Каждый из этих людей получал один из трех иммуноподавляющих препаратов. У 226 участников исследования развилась по меньшей мере одна раковая опухоль (этот показатель значительно выше, чем у обычных людей). В течение 20 лет после пересадки органов 27 % пациентов заболели раком, не связанным с раком кожи, а последний проявился у 48 % пациентов.
   Иные сведения показывают, что вероятность развития раковых заболеваний, кроме рака кожи, после трансплантации почки равна 20 % в первые 10 лет и 30 % в первые 20 лет. Если же учитывать и рак кожи, то вероятность заболевания поднимается до 65 %. Людей, переживших отказ почки и опасную операцию по пересадке, рак убивает в 70 % случаев после его обнаружения, а тем, кто выживает, бороться с болезнью трудно из-за ослабленной иммунной системы.
   Люди, которым была проведена операция по трансплантации почки, в 15 раз чаще обычных людей страдают саркомой Капоши, лимфомой, раком кожи и раком почки. Что касается меланомы, лейкемии, гепатобилиарной недостаточности, то эти заболевания встречаются у пациентов с пересаженным органом в 5 раз чаще. Обычными видами рака, например раком желудка и пищевода, простаты, поджелудочной железы, груди, они также заболевают чаще, но риск не столь велик.
   Вообще говоря, у пациентов с подавленной иммунной системой, в том числе ВИЧ-инфицированных, чаще развиваются онкологические заболевания (главным образом формы, связанные с инфекциями). Например, к раку желудка имеет отношение бактерия Helycobacter pylori; рак печени провоцируется вирусами гепатита В и С, саркома Капоши – вирусами герпеса 8-го типа, лимфома – вирусом Эпштейна-Барра, рак мозга – вирусом папилломы человека.
   Подобные сведения определенно указывают на то, что здоровая, хорошо работающая иммунная система необходима для предотвращения возникновения злокачественных новообразований. Но есть и другие данные, которые вносят в общую картину неясность.
   Если эмоциональный стресс вызывает рак, подавляя иммунную систему, то разумно было бы предположить, что люди, пережившие стрессовые жизненные события, такие, например, как потеря ребенка или его серьезная болезнь, окажутся в группе высокого риска. В одном исследовании, проводимом в Дании, опубликованном в New England Journal of Medicine, изучалась вероятность развития рака у 11 380 родителей, чьи дети страдали от онкологических заболеваний. Аналитики исходили из того, что родители переживали сильный психологический стресс, что теоретически увеличивает риск возникновения у них рака. Но родители болели раком не чаще, чем население в целом.
   В другом проводившемся в Дании исследовании, результаты которого были опубликованы в журнале Cancer, оценивался уровень заболеваемости раком у 21 062 родителей, потерявших своих детей. Исследователи наблюдали за этими людьми в течение 18 лет и обнаружили некоторое увеличение заболеваемости у матерей, но не у отцов, переживших трагедию.
   Нельзя с полной уверенностью утверждать, что стресс, страх или тревога вызывают рак, но есть данные о том, что эти факторы способствуют его развитию. В исследовании, опубликованном в Journal of Clinical Investigation, говорится о том, что гормоны стресса, такие как адреналин, способны ускорить рост и распространение опухолей. Чтобы нормальные клетки выжили в организме, они должны быть привязаны к соседним клеткам. Клетки, отрывающиеся от своего окружения, в нормальном состоянии обречены на смерть, но раковые клетки умудряются избежать гибели. Они отрываются от опухолей и путешествуют по телу с кровью или лимфой, что приводит к появлению метастазов.
   Изучая клетки, подвергающиеся воздействию гормонов стресса, доктор Энил Суд из Онкологического центра им. М. Д. Андерсона при Техасском университете обнаружил, что подобные клетки защищены от запрограммированной смерти и могут выживать, не будучи привязаны к своим товарищам. Доктор Суд предположил, что влияние гормонов стресса увеличивает вероятность роста опухолей. Чтобы проверить гипотезу, он вместе со своими помощниками пересадил мышам клетки из опухоли яичников. Затем животных ограничивали в движениях, провоцируя тем самым чувства страха и тревоги. В результате их опухоли росли быстрее, чем опухоли у мышей, не испытывавших эмоционального стресса.
   Итак, вызывает ли стресс рак и способствует ли он развитию болезни? Доступные сведения не позволяют нам выявить столь же четкую причинно-следственную связь, как между страхом и сердечными болезнями. Но одно можно сказать с уверенностью: пока вы не сделаете страх своим учителем, он будет ослаблять иммунную систему, увеличивая риск развития онкологических заболеваний. В идеале страх должен помочь вам понять, кем вы являетесь на самом деле.

Стресс и инфекции дыхательных путей

   Связи между страхом и иными болезнями обнаружить легче. Эмоциональный стресс ослабляет иммунитет, соответственно инфекционные заболевания, обычно с ходу отметаемые здоровой иммунной системой, нападают, как правило, на людей, находящихся в стрессе. Мы все с этим сталкивались. Вы волнуетесь по поводу работы, боитесь, что ваш отец умрет от только что пережитого сердечного приступа, беспокоитесь о судьбе своего брака… И вот вы даже не заметили, как схватили простуду или воспаление легких.
   В журнале Psychosomatic Medicine были опубликованы результаты исследования, проводившегося в Австралии. Двести тридцать пять взрослых людей из Аделаиды (Южная Австралия) в возрасте от 14 до 57 лет отвечали на вопросы и в зависимости от ответов были отнесены к категориям «высокий уровень стресса»/«низкий уровень стресса». Затем за ними наблюдали в течение 6 месяцев и смотрели, кто заболеет, а кто нет. Неудивительно, что представители группы с высоким уровнем стресса болели почти в 2 раза чаще и симптомы недомогания проявлялись у них в 2 раза дольше, чем у тех, кто относился к группе с низким уровнем стресса.
   Чтобы определить, как стресс предрасполагает людей к обычной простуде, исследователи из университета Карнеги – Меллон наблюдали за 420 здоровыми людьми. Изучался их уровень стресса (учитывались и ранее пережитые события), оценивалось их состояние по таким показателям, как напуганность, нервность, раздражительность, негативный стресс. Затем, как описано в New England Journal of Medicine, 394 участника подверглись воздействию одного из пяти вирусов, а 26 – получили плацебо. Ученые проанализировали, кто заболел, а кто нет: участники, подвергшиеся стрессу, заболевали более чем в 2 раза чаще.

Стресс и хронические заболевания

   Средний американец испытывает стресс около 50 раз в день, а поскольку естественные механизмы самоисцеления во время стрессовой реакции отключаются, то со временем это сказывается на состоянии организма. Частые скачки кровяного давления ведут к утолщению и разрыву стенок кровеносных сосудов, что может повлечь за собой повреждение внутренних органов. Кортизол вызывает избыточную выработку жирных кислот и глюкозы, что предрасполагает к повышению уровня сахара в крови и увеличивает риск развития диабета с его осложнениями (слепота, почечная недостаточность). Хронические стрессовые реакции приводят к тому, что человеку трудно удерживать нормальный вес вследствие повышенного уровня кортизола в крови. Ожирение, в свою очередь, увеличивает вероятность иных заболеваний. Частые стрессовые реакции могут также привести к мышечному перенапряжению и развитию воспалительных процессов, что вызывает хронические боли и разнообразные нарушения в мышцах и костях, а также к заболеваниям щитовидной железы, язвам, депрессии, анорексии, синдрому Кушинга и т. д.
   Постоянные стрессовые реакции способны помимо прочего ускорить процесс старения. В одном исследовании, проводившемся учеными Гарвардского университета, пациенты оценивались с точки зрения наличия фобий – в таких формах, как паническое расстройство и агорафобия. Исследователи из Женской больницы Бригхема (Бостон, штат Массачусетс) проанализировали данные наблюдений за 5243 женщинами в возрасте от 42 до 69 лет, а также их анализы крови и обнаружили, что интенсивные фобии ведут к ускорению биологического старения. Маркерами в данном случае служила длина лейкоцитов и состояние комплексов «ДНК-белок» на концах хромосом.
   Хотя некоторые болезни в данном контексте недостаточно изучены, похоже, что хронические стрессовые реакции обостряют все хронические заболевания, даже те, которые имеют в основном биохимические причины (генетические расстройства). Чтобы поддерживать оптимальное состояние здоровья, тело должно отдыхать. Релаксация требует времени, чтобы естественные восстановительные механизмы могли работать надлежащим образом.

Стресс и иные симптомы

   Не только болезни сердца, рак и хронические заболевания нападают на человека вследствие воздействия эмоционального стресса. В стрессовых условиях тело зачастую сначала шепчет, прежде чем кричать о своей боли. Стресс часто проявляется посредством менее опасных для жизни физических симптомов, как то: боли в спине, головная боль, чрезмерное напряжение зрения, бессонница, усталость, головокружение, проблемы с аппетитом, недомогание в области желудка. Обратите внимание на физиологические симптомы, приведенные в таблице. Все они потенциально свидетельствуют о хронических, повторяющихся стрессовых реакциях и сигнализируют об опасности возникновения более серьезных болезней.
10 ПРИЗНАКОВ ТОГО, ЧТО ГОРМОНЫ СТРЕССА ВЫРАБАТЫВАЮТСЯ В ИЗБЫТОЧНОМ КОЛИЧЕСТВЕ
   1. Плохой сон.
   Обычно уровень кортизола ночью падает, что позволяет организму отдохнуть и перезарядиться. Но если содержание этого гормона в крови слишком высоко, то даже при полной занятости днем вы словно обретаете второе дыхание перед сном, затем ворочаетесь всю ночь и в результате на следующий день чувствуете усталость. Ученые сделали вывод, что высокий уровень адренокортикотропного гормона и кортизола, вызванный стрессовыми реакциями, снижает уровень мелатонина в ночное время и способствует возникновению бессонницы.
   2. Усталость после продолжительного сна.
   Не только стресс вызывает бессонницу и ведет к усталости. Со временем высокий уровень кортизола угнетает деятельность надпочечников и может привести к так называемому синдрому хронической усталости. В результате хронического стресса человек чувствует себя разбитым, даже если спит достаточно долго.
   3. Набор веса, особенно в районе живота, даже на фоне правильного питания и регулярных физических упражнений.
   Высокий уровень кортизола способствует увеличению жировых отложений в области живота, несмотря на правильное питание и здоровый образ жизни, а также повышению уровня сахара в крови, что чревато развитием диабета. Высокое содержание глюкозы в крови приводит к усиленной выработке инсулина, содержание сахара в крови резко падает и вдруг… появляется тяга к пирожному или трубочкам с кремом. Стимулирование симпатической нервной системы может также подтолкнуть желудок к выделению гормона грелина, в результате чего возникает чувство голода. Это приводит к набору лишних килограммов, особенно если есть привычка «заедать» негативные эмоции.
   4. Частые простудные и инфекционные заболевания.
   Кортизол выводит из строя природные целительные механизмы тела. Это означает, что иммунная система, задуманная природой для поддержки здоровья, работает плохо и не защищает человека от атак патогенных микроорганизмов.
   5. Приступы головокружения без особых причин.
   Стресс может выражаться в форме головокружений (редких или частых, хронических). Большинство случаев головокружения – это реакция на перемены в работе нервной системы, вызванные стрессовыми реакциями. Изменения в функционировании жизненно важных органов, особенно в сфере дыхания, могут привести к гипервентиляции, что влияет на кислотно-щелочной баланс в организме и на нервную систему посредством мозжечка и VIII пары черепно-мозговых нервов, нарушая координацию движений.
   6. Боли в спине и/или головные боли.
   Когда уровень кортизола высок на протяжении длительного времени, ухудшается работа надпочечников. Это ведет к росту уровня пролактина, усиливается и чувствительность организма к болям, в том числе в спине и головным. Излишек кортизола делает мозг слишком восприимчивым к боли, даже малейшее раздражение влияет на нервные окончания в мозгу, вызывая головную боль.
   7. Снижение полового влечения.
   Кортизол – это своего рода антивиагра. Когда уровень гормонов стресса слишком высок, страдает уровень гормонов, вызывающих либидо (например, тестостерона). В результате возможно возникновение соответствующих проблем…
   8. Нарушение работы кишечника.
   Желудочно-кишечный тракт очень чувствителен к воздействию гормонов стресса, таких как кортизол. В результате стрессовой реакции могут появляться тошнота, изжога, спазмы и диарея. Выбросы адренокортикотропного гормона во время стресса понуждают желудок работать менее эффективно, что сопровождается болями и спазмами. Изжога возникает не только из-за повышенного содержания желудочной кислоты, но и потому, что активизация симпатической нервной системы снижает порог чувствительности желудка. Боль в результате изжоги ощущается чаще, и риск возникновения язвы увеличивается. Стрессовая реакция также мешает желудку растягиваться, а в результате сокращаются мышцы прямой кишки, что чревато диареей и кишечными коликами.
   9. Тревожное состояние.
   Кортизол и адреналин способны вызвать дрожание конечностей, несварение желудка и ощущение паники.
   10. Плохое настроение, грусть.
   Вследствие высокого уровня кортизола подавляется выработка серотонина, соответственно настроение падает. Со временем может развиться даже депрессия.
   Наши ощущения и мысли о стрессе во многом обусловливают то, как стресс затрагивает нашу физиологию. В выступлении на ежегодной конференции фонда ТED (2013 год) психолог Келли МакГонигал показала, что, согласно одному из исследований, вероятность смерти людей, переживших множество стрессов в предыдущий год, увеличилась на 43 %, но лишь при условии, что они верили во вредоносность стрессов для их здоровья. Действительно, люди, испытавшие на себе множество факторов стресса, но не рассматривавшие их как фатальный фактор, рисковали умереть не чаще, чем те, кто редко испытывает стресс. Более того, люди, подвергавшиеся множеству стрессов, но не беспокоившиеся о них, рисковали умереть с меньшей вероятностью по сравнению с остальными. Иными словами, не сами по себе факторы стресса заставляют нас чувствовать себя больными и несчастными, а мысли об этих факторах. Мысли превращаются в негативные верования, а те вызывают хронические стрессовые реакции, укорачивают нашу жизнь, погружают нас в отчаяние.
   Исследователи на основании полученных сведений предположили, что за 8 лет наблюдений преждевременно умерли 182 тысячи американцев – не от стресса как такового, а от убежденности в том, что стресс наносит непоправимый вред. Если это предположение верно, то убежденность в пагубности стресса влечет за собой более 20 тысяч смертей в год. Так убеждение воздействует на организм. Иными словами, мы заболеваем не от самих факторов стресса, вызванных страхом, а от наших мыслей и верований. В свете этих данных неудивительно, что страх способен пробудить вас, помочь вам вырасти и даже может стать стимулом для выживания. Об этом важнейшем аспекте исцеления страхом мы поговорим в части третьей данной книги.

Страх и здравоохранение

   Неукрощенный страх может не только повлечь за собой болезнь, но и привести пациентов к желанию получать излишнюю медицинскую помощь. В книге «Слишком много диагнозов» («Overdiagnosed») доктора Гилберт Уэлч, Лиза Шварц и Стивен Волошин сравнивают настойчивое стремление поставить диагноз с предупреждающими сервисными индикаторами в современных автомобилях. Технологии в области автомобилестроения шагнули далеко вперед с тех пор, когда вы чинили машину в собственном гараже, теперь сложные устройства способны определить неполадки задолго до того, как они повлияют на качество езды. Эти предупреждающие индикаторы, по сути, и являются средствами ранней диагностики.
   Иногда названные устройства помогают предотвратить крупную аварию. Рано выявив проблему, вы можете избежать столкновения на дороге. Я помню случаи, когда световые сигналы помогли мне избежать несчастья.
   В то же время мой автомеханик говорит, что ранняя диагностика не всегда хороша. Несколько раз после того, как включались предупреждающие индикаторы в моем автомобиле, специалист осматривал его и находил тревогу ложной. Поскольку он человек честный, то не брал с меня денег за эти осмотры и не менял запчасти, не нуждавшиеся в замене. Он предупредил меня, что если я хочу 100-процентной гарантии безопасности, то могу заняться «ремонтом». Однако, по его оценке, машина могла бы работать без особых проблем еще 2 или 3 года, а возможно, факторы, вызвавшие свечение предупреждающих индикаторов, вообще никогда не проявятся.
   С подобными ситуациями мы сталкиваемся в здравоохранении. Авторы книги «Слишком много диагнозов» пишут: «Если мы, врачи, внимательно присмотримся к вам, то, скорее всего, обнаружим тревожные симптомы». Чем пристальнее вы всматриваетесь в свой организм (особенно это касается онкодиагностики), тем больше вероятность того, что будет выявлено состояние, которое создаст (или не создаст) проблемы в будущем.
   Некогда люди искали врачебной помощи только тогда, когда у них проявлялись симптомы недомогания. Рутинные медосмотры и медицинские тесты – явление относительно новое. Стремление как можно раньше поставить диагноз и предпринять какие-то шаги на раннем этапе началось с проблемы повышенного давления. Когда врачи обнаружили связь между высоким кровяным давлением, болезнями сердца и риском инсульта, они начали принимать меры к тому, чтобы их пациентами становились и люди, у которых повышенное давление не сопровождается болезненными симптомами. Безусловно, такие меры спасли множество жизней. У человека с высоким давлением, даже если он не чувствует недомогания, вероятность неблагоприятного исхода высока, соответственно своевременное лечение может предотвратить преждевременную смерть.
   Следует помнить, что диагнозы вроде гипертонии ставятся на основании количественных показателей. В прежние годы высокое кровяное давление считалось требующим лечения лишь в тех случаях, когда оно, как говорится, зашкаливало (превышало 160 для систолического и 100 для диастолического давления) или вызывало повреждения органов – глаз, почек, сердца. В 1997 году Объединенный национальный комитет по проблемам высокого давления занял решительную позицию и начал настаивать, чтобы врачи лечили даже людей с умеренной гипертонией (140/90) без повреждений органов. Это привело к тому, что 13 миллионов американцев вдруг стали пациентами, страдающими от высокого давления.
   Кто определяет, какой показатель нормален, а какой нет? Решение принимается отчасти произвольно, что таит в себе потенциальную опасность. Представьте, что врачи – люди с молотками, которые повсюду видят гвозди и стараются их забить. Существует тенденция понижать уровень опасности при постановке диагнозов, таких как гипертония, холестеринемия и остеопороз, основанных на количественных показателях. В итоге число индивидов с бессимптомным течением заболеваний, подвергающихся лечению, растет, а количество смертей от указанных состояний существенно не снижается. Многим пациентам диагноз и лечение на раннем этапе кажутся обнадеживающими и, безусловно, полезными. Но чем больше диагностировано болезней, тем больше медицинского вмешательства, а значит, больше осложнений. Имеет место так называемый ятрогенный эффект: проблемы со здоровьем появляются именно из-за попыток его улучшить.
   Кроме того, существует риск медицинской ошибки. Если бы медицинская ошибка выделялась в отдельную категорию причин смерти, то заняла бы в США 3-е место (после болезней сердца и рака). В 2010 году офис генерального инспектора здравоохранения и социальных услуг сообщил, что от медицинских ошибок ежегодно умирают до 180 тысяч человек. Специалисты нередко ссылаются на более консервативный отчет Института медицины (1999 год) под названием «Человеку свойственно ошибаться» («To Err Is Human»), по данным которого из-за клинических ошибок ежегодно умирают до 98 тысяч человек (в таком случае ошибки занимают 6-е место в списке причин смерти). В 2013 году Journal of Patient Safety сообщил, что медицинские ошибки ежегодно обусловливают от 210 тыс. до 400 тыс. преждевременных смертей. Возможно, эти цифры окажутся еще выше, если мы дополним их случаями смертей вне стен больниц, которые не всегда попадают в статистику. Проще говоря, страх, подталкивающий нас к агрессивной защите здоровья, зачастую способствует лишь его ухудшению.
   Страх играет особенно значимую роль в случае онкологических заболеваний. Исследования показывают, что этой болезни в Америке боятся больше всего. Канцерофобия (боязнь рака) – явление относительно новое, оно, кстати, привело к прогрессу в медицине, подтолкнув ученых к исследованиям, которые помогли найти лечение некоторых видов рака. Тем не менее успехи онкологов омрачаются проблемами излишнего внимания к онкодиагностике и ненужного лечения.
   В исследовании, опубликованном в Journal of the National Cancer Institute, указано, что 25 % случаев рака груди, обнаруженных с помощью маммограммы, 50 % случаев рака легких, выявленных путем рентгенодиагностики и анализа мокроты, и 60 % случаев рака простаты, диагностированных с использованием простатического специфического антигена (ПСА), суть избыточные диагнозы. Авторы определяют избыточный диагноз как «диагноз “рака”, который, не будучи обнаружен, не привел бы к болезненным симптомам или смерти». Речь идет не об ошибке диагноста, а о том, что онкология имеет место, но клинически это состояние нерелевантно, т. е. при отсутствии вмешательства либо пройдет само по себе (такое случается), либо пациент умрет от чего-то другого, прежде чем рак причинит ему вред. Слишком часто, однако, постановка избыточных диагнозов влечет за собой ненужные процедуры, ухудшающие качество жизни пациента. Имеются в виду хирургические операции, химиотерапия и облучение, чреватые возникновением иных раковых заболеваний в будущем. Ученые делают вывод: «Ранняя диагностика может помочь некоторым индивидам, но другим она, без сомнения, причиняет вред».
   В исследованиях, проводимых в 1980-х годах, говорилось, что маммография уменьшает смертность от рака груди на 25 %. Недавно служба США по профилактике болезней заявила, что снижение смертности обеспечивается на 15 %. Но эти цифры были основаны на устарелых предположениях о течении болезни. Авторы книги «Слишком много диагнозов» констатируют, что на 2 тысячи женщин, которые в течение 10 лет проверяли состояние груди, выпадает один случай предотвращения смерти от рака. В то же время 10 здоровых женщин, которые никогда бы не почувствовали симптомов болезни, а тем более не умерли бы от рака, после обследования подвергались напрасному лечению.
   Авторы исследования, проводившегося в Норвегии, которые сравнили группу из 109 784 женщин, подвергавшихся маммографии раз в 6 лет, с группой из 119 472 женщин, проходивших эту процедуру раз в 2 года, обнаружили, что представительницам второй группы диагноз «рак груди» ставился на 22 % чаще. Как это объяснить? Ученые сделали вывод, что более частые маммограммы выявили некоторые случаи предраковых состояний, которые прошли бы сами по себе, не будь они замечены при обследовании. В ноябре 2009 года служба США по профилактике болезней изменила свои рекомендации, отреагировав на запросы об избыточной диагностике и лечении. Согласно новым рекомендациям, не нужно проходить обследование женщинам из группы низкого риска в возрасте до 50 лет и после 75 лет. Что же касается женщин в возрасте 50–74 лет, то маммография рекомендована им не каждый год, а раз в 2 года. Также считается, что пациенток не нужно учить самостоятельно обследовать свою грудь.
   Данные, касающиеся аденомы простаты, еще более впечатляют. Этот вид доброкачественной опухоли встречается очень часто, и многие мужчины даже не подозревают, что у них имеется это заболевание. Урологи из Детройта обследовали состояние простаты у 525 мужчин, которые погибли не от рака, а в результате различных аварий. Никому из этих людей при жизни не был поставлен диагноз «рак простаты», но почти у 10 % погибших в возрасте 20–30 лет были обнаружены раковые изменения простаты. У тех, кому исполнилось 70 лет, этот процент превысил цифру 80. Если так много пожилых людей зарабатывают себе аденому простаты, а умирают от него всего 3 %, то что-то не складывается в общей картине.
   Как и в случае с ранней диагностикой рака груди, диагностика рака простаты с помощью ПСА не изменила существенным образом процент умерших от болезни. Между тем с 1975 года, когда началось обследование с ПСА, аденома простаты была обнаружена дополнительно у двух миллионов человек. В книге «Слишком много диагнозов» Гилберт Уэлч пишет: «Вполне обоснованно предполагаю, что на каждого человека, который получает пользу от обследования, избегая смерти от рака простаты, приходится от 30 до 100 человек, которым вредит избыточный диагноз и ненужное лечение. Такая пропорция не кажется мне выгодной».
   В статье под названием «Великая ошибка в исследованиях простаты» («The Great Prostate Mistake») для газеты The New York Times Ричард Элбан, открывший тестирование ПСА, указывает: «Тест вряд ли более эффективен, чем подбрасывание монеты. Как я пытался объяснить на протяжении многих лет, тестирование ПСА не может выявить рак простаты. Что еще более важно, оно не способно провести различие между двумя типами новообразований – тем, что убьет вас, и тем, что оставит вас живым». К счастью, медицинский истеблишмент в конце концов осознал совершенную им большую ошибку. В 2012 году служба США по профилактике болезней высказалась против рутинной процедуры тестирования ПСА для людей, не чувствующих симптомов аденомы простаты.
   Анализируя все эти данные, нельзя не удивиться тому, что мы так боимся потенциальных опасностей для нашего здоровья. Страх во многом помогает нам защититься от опасностей. Каждый из моих знакомых врачей может рассказать немало историй о том, как тест помог выявить потенциально смертельную болезнь на раннем этапе и, вероятно, спас жизнь. Если пациентом являетесь вы или близкий вам человек, то вы пойдете на любые обследования, которые покажутся стоящими. Но поскольку мы не способны эффективно оценить опасности, выгоды и результаты подобных обследований, то страх может подтолкнуть нас к неправильному лечению, несмотря на все благие намерения исцелиться и защитить себя.
   Многие пациенты так боятся заболеть и умереть, что если доктор помогает им выявить потенциально роковую болезнь или даже состояние, предрасполагающее к такой болезни (высокое давление, повышенное содержание сахара или холестерина в крови), то они хватаются за любой шанс. Считается, что чем больше лечения, тем лучше. Большинство врачей мыслят подобным образом: ими движет желание представлять собой в этом мире целительную силу. Наши намерения чисты, но мы так боимся совершить ошибки, что иногда позволяем страху подмять нас под себя. Назначаем чересчур много обследований и лечебных процедур, прописываем слишком много лекарств и вмешиваемся, когда, возможно, лучше было бы просто посидеть и подождать. Часто мы просто не знаем, на каком этапе отказаться от лечения.
   И врачей, и пациентов охватывает страх перед смертью. Думая о смерти, особенно преждевременной и неожиданной, мы некомфортно себя чувствуем. Считаем, что со смертью нужно всегда бороться, ее невозможно принять, и могучий страх перед ней подпитывает всю нашу систему здравоохранения. Это явление также относительно ново. В прежние времена доктора располагали довольно скромными техническими средствами и большинство болезней лечилось лишь при помощи тонизирующих препаратов, надежды и любви кого-то, кто сидел у кровати и вытирал пот с лица больного. Ныне, в век интенсивного развития технологий, нами владеет желание настойчиво продолжать лечение, даже когда речь идет о безнадежно больном в возрасте 90 лет. По большому счету необузданный страх вредит нашему здоровью не только изнутри, но и снаружи.

Хорошие новости

   Сделайте глубокий вдох, и пусть все изложенное выше не пугает вас, а, напротив, станет сигналом к пробуждению. Вы не должны чувствовать себя беспомощным перед лицом страха, поскольку в ваших силах все сделать для того, чтобы обратить его себе на пользу. Страх в его многочисленных проявлениях может быть фактором риска (сравнимым с курением, поеданием пирожных с кремом или отсутствием физических упражнений), но его не следует избегать, на него нужно опереться. Постарайтесь выработать такое отношение к страху, которое позволит вам использовать его как фактор пробуждения, тогда вы сможете объективно оценить неопределенность, примириться с тем, что жизнь переменчива, и позволить своей нервной системе отдыхать даже в трудные периоды. Такая позиция поможет вашему организму включить механизм самоисцеления. Часть вторая этой книги призвана указать вам путь к изменению взаимоотношений со страхом, с его помощью вы научитесь раскрывать свои возможности, а не подчиняться ему. Мы поговорим о природе страха, о том, откуда он берется, какие страхи защищают нас и как использовать их для нашего духовного развития. Рассмотрим четыре допущения, характерные для нашей культуры, на которых зиждется большая часть наших страхов, и обсудим, как сделать из этих допущений сырье для смелости. К концу второй части, надеюсь, у вас сформируется новый взгляд на мир. Вы будете смотреть на страх как на указательный знак на дороге, ведущей к вашей подлинной цели.

Часть вторая
Правда о страхе

Глава 3
Как определить страх

Джонатан Филдс
   В июне 2013 года я ездила по стране с презентацией книги «Победа разума над медициной». Одолжила в Чикаго микроавтобус и отправилась на встречу в штат Индиана, где планировала произнести речь перед 300 онкологическими больными. Двигаясь по шоссе со скоростью 65 миль в час, я слушала музыку и чувствовала себя счастливой и умиротворенной, довольной тем, что выполняю любимую работу. Если бы кто-то мог оценить в это время состояние моей нервной системы, то, вероятно, отметил бы реакцию релаксации: верх взяла парасимпатическая нервная система, действовали мои природные механизмы самоисцеления.
   Но вдруг откуда ни возьмись в сторону моего микроавтобуса вылетела какая-то железяка. Она зацепила оба левых колеса моего автомобиля, переднее и заднее, и машина накренилась влево, казалось, вот-вот перевернется.
   Меня обуял страх, я почувствовала в теле что-то вроде электрического разряда, очевидно, включилась реакция типа «спасайся бегством или борись». Если бы за мной наблюдали исследователи, то, безусловно, выявили бы в организме повышенный уровень кортизола, адреналина и норадреналина, учащение пульса и ритма дыхания, расширение зрачков, скачок уровня глюкозы в крови. Кровь прилила к основным группам мышц, что придало мне силу, я сумела быстро увести поврежденный микроавтобус с полного машин шоссе.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →