Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Единственное домашнее животное, которое не упоминается в Библии, – кошка.

Еще   [X]

 0 

Римское частное право: учебное пособие (Баринова Марина)

Издание представляет собой учебное пособие по курсу «Римское частное право», подготовленное в соответствии с государственным образовательным стандартом. В нем приводятся краткие теоретические сведения по данной учебной дисциплине, соответствующие учебной программе.

Год издания: 2006

Цена: 90 руб.



С книгой «Римское частное право: учебное пособие» также читают:

Предпросмотр книги «Римское частное право: учебное пособие»

Римское частное право: учебное пособие

   Издание представляет собой учебное пособие по курсу «Римское частное право», подготовленное в соответствии с государственным образовательным стандартом. В нем приводятся краткие теоретические сведения по данной учебной дисциплине, соответствующие учебной программе.
   В учебном пособии авторами раскрываются предмет, источники римского частного права, рассматривается защита нарушенных прав. Особое внимание авторы уделяют рассмотрению вопросов права собственности, общим положениям об обязательствах и о договорах.
   Данная книга предназначена для студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и факультетов.


Марина Николаевна Баринова, Светлана Тимофеевна Максименко Римское частное право: Учебное пособие для вузов

Сведения об авторах

   Баринова Марина Николаевна, кандидат юридических наук, ст. преподаватель кафедры международного частного права Саратовской государственной академии права. Автор пособия «Договор в международном частном праве».

Тема 1 Предмет римского частного права

§ 1. Понятие римского частного права. Публичное и частное право

   Последнее обстоятельство явилось основанием необходимости изучения римского частного права современными юристами, для которых римское право стало бесконечным терминологическим источником, собранием понятий и определений, сохраняющим свой авторитет до наших дней.
   Предметом курса «Римское частное право» является право рабовладельческого Рима I–VI вв. н. э.
   Римское право первых трех веков (период принципата) получило название классического, следующих трех (период домината) – постклассического.
   Архаическое право Древнего Рима, право республиканского Рима (период до н. э.), в том числе Законы XII Таблиц (451–450 гг. до н. э.), изучаются в курсе лишь постольку, поскольку, по образному выражению римского историка I в. Тита Ливия, они были источником всего публичного и частного права Рима. И хотя по установившемуся мнению они перестали быть действующим правом уже около середины II в. до н. э., Законы XII Таблиц оставались священным заветом предков, и их постоянно цитировали Цицерон, Гай и другие видные римские юристы. Ссылки на Законы XII Таблиц мы находим в кодификации императора Юстиниана (VI в. н. э.).
   Римский юрист III в. Ульпиан так определял сущность права: «Предписания права таковы: жить честно, не вредить другому, предоставлять каждому свое»[2].
   И тот же Ульпиан, цитируя другого видного юриста – Цельса, писал: «Право получило свое название от «правосудия» (iustitia), ибо… «право есть» наука о добром и справедливом».
   За этими благодушными цитатами о праве и справедливости не следует забывать, что Римская империя была рабовладельческим государством. Раб не был субъектом права, он был говорящей вещью, объектом права и бесправен в области имущественных и семейных отношений. О публичной сфере здесь вообще не идет речь.
   Марк Красс, прежде чем повести войска против Спартака, казнил 4 тыс. солдат, после подавления восстания Спартака было распято 6 тыс. восставших.
   Римские юристы делили все право на публичное и частное. По Ульпиану, «публичное право относится к положению Римского государства, частное – к пользе отдельных лиц; существует полезное в общественном отношении и полезное в частном. Публичное право включает в себя святыни, служение жрецов, положение магистратов. Частное право делится на три части, ибо оно составляется или из естественных предписаний, или из предписаний народов, или из предписаний цивильных».
   Критерием разграничения публичного и частного права является интерес, который защищается этим правом.
   Для публичного права – это интересы Римского государства; для частного – интересы отдельных лиц. Сравнительный анализ 800 дошедших до нас законов указывает на небольшой удельный вес законов, касающихся «частного права» (только 30 из 800).
   Современное деление права на публичное и частное имеет свои корни в римском праве и воспринято многими правовыми системами, хотя, естественно, в измененном виде.
   Для публичного права был характерен принцип, согласно которому нормы публичного права не могут изменяться соглашениями отдельных лиц. Такие нормы в современной теории права называются императивными (повелительные, безусловно обязательные). В частном праве тоже имеют место императивные нормы, но преобладают диспозитивные (по современной терминологии), позволяющие сторонам самим регулировать свои отношения, и только если они отказываются от такого регулирования, применяются правила соответствующего закона.
   Прочтем выдержки из Законов XII Таблиц. Таблица Y, 3: «Как кто распорядится на случай своей смерти относительно домашнего имущества или относительно опеки (над подвластными ему лицами), так пусть то и будет нерушимым. Если кто-нибудь, у кого нет подвластных ему лиц, умрет, не оставив распоряжений о наследнике, то пусть его хозяйство возьмет себе его ближайший агнат»[3].
   Систему частного права составляли: правовое положение лиц, право собственности и другие вещные права, договоры и обязательства, семейное право, наследственное право, защита частных прав.
   В римских источниках все право относится или к лицам, или к вещам, или к искам. Такая система права, не имеющая общей части, в современном праве получила название институционной, в отличие от пандектной, в которой общие положения выделяются.
   Таким образом, предметом курса «Римское частное право» является частное право рабовладельческого Рима I–VI вв. н. э., регулирующее имущественные отношения (в том числе семейные) с участием отдельных лиц.

§ 2. Система римского частного права: право цивильное, право народов, естественное право

   Римляне считали, что частное право распадается на три вида, так как оно состоит из законов естественного права (ius naturale), или общенародного (ius gentium), или цивильного (ius civile). Естественное право римляне трактовали весьма своеобразно: это право есть то, которое природа внушила всем живым существам. Так определяется естественное право в элементарном учебнике римского права – Институциях Юстиниана. Право это свойственно не только человеческому роду, но вообще всем существам, которые рождаются или в воздушном пространстве, или на земле, или на море. Союз мужчины и женщины (брак), рождение и воспитание детей – все это институты естественного права. По естественному праву все люди рождались свободными.
   Цивильное право. Все народы, по мысли римлян, которые управляются законами и обычаями, пользуются частью – своим собственным правом, частью – правом, общим для всех. Право, которое установил у себя каждый народ сам, есть его собственное право, цивильное право, как право, свойственное обществу граждан.
   Право, которым пользуется римский народ, – это цивильное право римлян (или квирите кое право, от Квирина, имени обожествленного Рекса – царя Ромула, VIII в. до н. э.). Начало цивильному праву было положено знаменитым единым сводом законов – Законами XII Таблиц. Они были составлены коллегией децемвиров (десять ученых мужей), утверждены народным собранием в середине V в. до н. э. (451–450 гг.) и выставлены на двенадцати таблицах. Свод не дошел до наших дней и был реконструирован по цитатам из римских источников. Его содержание охватывало все известные в ту пору области правового регулирования: право собственности и владения, семейное и наследственное право, обязательства из договоров и причинения вреда, преступления и наказания. Изучение Законов XII Таблиц оставалось в Риме обязательной предпосылкой обучения праву.
   Цивильное право составляли и все те законы, которые принимались народными собраниями, а с начала III в. до н. э. (Закон Гортензия) – плебейскими собраниями (plebescita). Среди таких законов можно назвать Закон Петелия (326 г. до н. э.), которым было запрещено казнить или продавать в рабство (за границу) неоплатных должников. Сравним с Законами XII Таблиц. Третья таблица гласит:
   «…Тем временем (т. е. пока должник находился в заточении) он имел право помириться (с истцом), но если (стороны) не мирились, то (такие должники) оставались в заточении 60 дней. В течение этого срока их три раза подряд в базарные дни приводили к претору на комициум (народное собрание) и объявлялась присужденная с них сумма денег. В третий базарный день они предавались смертной казни или поступали в продажу за границу (за Тибр)».
   Закон Лициния-Секстия (IV в. до н. э.) ограничивал частное землевладение 500 югерами (125 га) и определял максимальное количество скота в одном хозяйстве. Закон Аквилия (289 г. до н. э.) устанавливал денежную ответственность за убийство чужого раба или животного, а также повреждение чужих вещей.
   Цивильное право — древнейшая система права Рима. Оно распространяло свое действие только на граждан Рима (квиритов). Римскому цивильному праву в большой степени был свойствен формализм, символика, сильное влияние религии. Иностранцы никакой правовой защитой не пользовались и назывались врагами (hostis).
   Право народов. По определению римлян, «право, которое между всеми людьми установил естественный разум, оберегается у всех народов во все времена и называется общенародным как право, которым пользуются все народы. Общенародное право является общим всему человеческому роду. Под влиянием потребностей и нужд человеческих некоторые народы установили у себя известные порядки: войны, захват в плен и рабство; на основании того же общенародного права введены почти все договоры: купля-продажа, договор найма, товарищества и др.». В Римском государстве право народов распространялось на все население, в том числе на Перегринов (так назывались жители римских провинций). Оно регулировало отношения между Перегринами, а также между ними и римскими гражданами, а потому составляло одну из ветвей римского права. С развитием производства и обмена появилась необходимость защиты прав иностранцев, населяющих Римское государство. Первоначально эта защита осуществлялась по законам страны, из которой прибыл иностранец, а затем и по римским законам.
   В результате деятельности перегринского претора (высшее руководство судопроизводства) сформировалось право народов. В Средние века этим термином стали обозначать международное право. Право народов отличается большей свободой, избавлением от формализма, упрощением формы. Один из самых почитаемых римских юристов, Папиниан, писал: «Важно не то, что сказано, а что имелось в виду». Различия между цивильным правом и правом народов благодаря деятельности преторов и римских юристов постепенно сглаживаются.
   Римское право постепенно утрачивает свои исконно национальные черты, проникается началами универсализма, в основу которых кладут понятия справедливости, доброй совести, естественного права.
   В республиканский период Римского государства право развивалось в виде параллельных систем: цивильное право и право народов. Эти системы находились во взаимодействии и оказывали взаимное влияние друг на друга. При этом влияние права народов оказалось более значительным. Одним из каналов такого влияния была деятельность преторов (так называемое преторское право).
   В классический период различия между цивильным правом и правом народов еще сохраняются. В 212 г. н. э. эдикт Каракаллы предоставил всем свободным жителям Римской империи права римского гражданства, что свело на нет эти различия.
   В I в. н. э. в отдельных провинциях применяется местное право (египетское, греческое, чаще всего субсидиарно (дополнительно)). Греческое и восточное право, в свою очередь, оказало некоторое влияние на римское право. Таковы, например, институты римского права греческого происхождения: синграфы и хирографы (долговые расписки); ипотека (форма залога).
   При императоре Юстиниане (середина VI в. н. э.) цивильное право и право народов составило единую систему частного права. Именно это единое право представляет собой частное право в его классическом выражении.
   Таким образом, в республиканский период римской истории римское частное право развивалось в виде параллельных систем: цивильного права и права народов. Понятия естественного права, категории справедливости, доброй совести становились критерием сближения этих систем.
   С течением времени цивильное право и право народов благодаря деятельности юристов и преторов (деятельность преторов составила так называемое преторское право) сближаются и при Юстиниане (середина VI в. н. э.) уже составляют единую систему права.

§ 3. Роль римского права в истории частного права

   Достижения римского правового развития были отражены в Восточной Римской империи в VI в. в кодификации императора Юстиниана, которая дала новую жизнь римскому праву и дошла до нас как знаменитый Свод гражданского права (Corpus iuris civilis).
   С падением Западной Римской империи многие варварские вожди (короли), установившие свою власть на ее территории, продолжали применять римское право.
   Смешиваясь с национальным правом во второй половине I тысячелетия, оно сохранилось в праве Бургундского и Вестготского королевств, Франкского государства, в Испании. Здесь на основе кодекса Феодосия (первая половина V в.) были созданы обновленные систематизации: римский закон, собрание новелл Феодосия, эдикт Теодориха (V в).
   Самым известным стал Римско-Вестготский закон, или сокращение Аллариха (Бревиарий), VI в. С утверждением королевского законодательства у варваров применение римского права сократилось, а к VIII в. кое-где его было запрещено применять.
   Юстиниановская кодификация (Византия) VI в. несколько оживила правоведение, было сделано несколько переработок юстиниановского Свода – Эклога при Льве Исавре (740 г.); Прохирон Василия Македонянина (870–879 гг.), Базилика Льва Мудрого (886–911 гг.), когда весь Свод был слит в один кодекс из 60 книг на греческом языке.
   Последняя переработка Свода Юстиниана – Шестикнижие Арменопула, официально введенное в Греции 15 августа 1830 г. В Молдавии и Бессарабии в 1401 г. были введены Василики (Базилики), наряду с которыми применялось и Шестикнижие Арменопула.
   Впервые всеобщее применение римского права в Европе было официально осуществлено в XII в. по Закону Лотаря II (1125–1137 гг.). Германские императоры, считавшие себя преемниками римских, активно способствовали рецепции римского права.
   Римское право вводилось как субсидиарное, но по объему занимало первое место. Будучи приспособлено к новым условиям, оно образовало «современное римское право», действовавшее в Германии до 1 января 1900 г.
   Кодекс Наполеона (1804 г.) стал приспособлением старого римского права к капиталистическим отношениям. Он был воспринят в Бельгии, Голландии, на Пиренейском и Апеннинском полуостровах, в Польше, Румынии, в Центральной (кроме Мексики) и Южной (кроме Бразилии) Америке, Луизиане, Квебеке. Менее последовательно римское право нашло отражение в Германском гражданском уложении (ГГУ), 1896 г.
   В Англии не было прямой рецепции римского права. Тем не менее принципы римского права и отдельные нормы в соответствующем изменении вошли в английское право. Римское право изучалось во всех средневековых университетах, в том числе английских.
   В России прямой рецепции римского права также не было, однако оно оказало на Россию заметное влияние. Своеобразие этого влияния заключалось в том, что Кодекс и Дигесты Юстиниана проникли в Россию в X–XII вв. из Византии вместе с христианством. Но, как справедливо указывает В.А. Тархов, тема эта пока недостаточно исследована в современной литературе.
   Почему же стала возможной рецепция римского права? Чем объяснить столь большое влияние римского права в последующие века и в современной правовой действительности?
   Русский дореволюционный цивилист и романист И.А. Покровский писал, что рецепция римского права была и исторической необходимостью, и фактором прогресса, ибо удовлетворяла общеевропейскую потребность в универсальном общем праве, основанном на индивидуалистических (частно-правовых) началах и позволяющем оформить имущественные взаимосвязи различных лиц независимо от их национальной и государственной принадлежности.
   Не утратило римское право значение и в наши дни. Общепринятым считается мнение о том, что в силу универсального значения категорий римского права оно является фундаментом юридического мышления вообще. По общеизвестному образному выражению, латынь – материнский язык юриспруденции. Изучение латинской терминологии расширяет кругозор и правовую культуру юриста. И хотя наше законодательство редко использует латинские термины, подбирая им адекватные русские выражения, зарубежное законодательство, наука частного права (цивилистика) широко используют именно латинские термины.
   Римское частное право сегодня изучается во всем мире. В странах Западной Европы оно рассматривается как возможная нормативная основа для унификации гражданского и торгового законодательства. Эти тенденции отражают традиционное единство профессиональной подготовки и юридического языка участников европейского интеграционного процесса.
   Современная Россия восстанавливает и развивает частно-правовые традиции, основанные на положениях римского права, с учетом современного опыта. Новый Гражданский кодекс закрепил и развил наиболее прогрессивные положения цивилистики. Здесь уместно вспомнить отношение к римскому праву в советскую эпоху развития российской государственности и права. После октябрьских событий 1917 г. В.И. Ленин заявлял, что мы ничего частного не признаем, и требовал применять не Corns iuris romani (Свод римского права), а революционное правосознание[5].
   Вместе с тем советский юрист П.И. Стучка писал: «Как ни странно, но нам, «революционерам права», приходится с известным научным увлечением опять и опять останавливаться на праве давно забытых времен, на римском праве»[6].
   Таким образом, значение римского права в истории права состоит в его рецепци – восприятии основных норм и институтов римского права в последующие века другими народами и государствами.
   О значении римского права для мировой цивилизации и культуры замечательно сказал Р. Иеринг: «Путем римского права, но превзойдя его, дальше через него – вот девиз, в котором для меня заключается значение римского права нового мира»[7].

§ 4. Роль римского права в истории правовых учений

   Возрождение римского права в Западной Европе в качестве самостоятельной области культуры и практики началось с XI в. В 1080 г. возникла Болонская юридическая школа (с этой даты ведут свою родословную европейские университеты). Эта школа в лице знаменитого правоведа Ирнерия положила начало течению (школе) глоссаторов. Глоссаторы занимались изучением Свода Юстиниана в интересах современной практики. Они тщательно изучали источники, изымая из Свода греческие слова и интерполяции. Свое понимание и дополнения догматического толкования глоссаторы отражали в примечаниях – глоссах к рукописям римских текстов. Глосса Аккурсия (около 1250 г.) стала общепризнанной авторитетной работой по Дигестам. В практике утвердилось правило: что не признает глосса, не признает суд.
   Продолжателями научно-практической рецепции римского права в XIII–XIV вв. стали комментаторы, или постглоссаторы (Бартол, Бальдо и др.). Постглоссаторы стремились воспроизвести дух римского права, создавая конструкции, прямо неизвестные римскому праву. Комментатор Бартол дал, например, знаменитое определение права собственности, отсутствовавшее у римлян: «Право полностью располагать своей вещью, если это не запрещено законом». Приспосабливая римское право к практическим нуждам своего времени, они существенно деформировали римское право. Научное значение работ постглоссаторов невелико, в решении научных вопросов господствует мнение арифметического большинства. В это время сокращается юридическое образование.
   К XVI в. было сформировано новое, «современное римское право», или пандектное право (usus modernus Pandectarum). Оно стало ведущим элементом юридической науки и практики в Италии, Франции, особенно Германии. В это же время с эпохой Возрождения проявился особый интерес к античному наследию, ученые стали изучать первоисточники. Полициан, Халоандер восстанавливают первоначальный текст Свода Юстиниана. Особенно большая заслуга в возвращении римского наследия принадлежала Куяцию, Донеллу, Готофреду (XVI в.).
   Историческая школа права XIX в. (Гуго, Савиньи) утверждала, что истинная система права может быть построена только на основе римского права. И хотя догма римского права исторической школы была мало связана с собственно римским правом, ее лозунг «назад к источникам» стал основанием научного изучения истории и догмы римского права. Ученые отмечают реакционные цели исторической школы. В это же время развитие юриспруденции в Германии происходило под влиянием виднейших философов – Канта, Гегеля, Фейербаха, Маркса.
   Благодаря значению, которое наука и практика придавали римскому праву, под его влиянием были созданы крупнейшие кодификации частного права начала и конца XIX в. – Французский гражданский кодекс (Кодекс Наполеона 1814 г.) и Германское гражданское уложение (ГГУ 1896 г.), влияние которых испытали многие страны мира.
   Первыми русскими романистами были профессора Московского университета Н.В. Кукольник, Л.A. Цветаев. Из последующих ученых можно назвать Н.И. Крылова, С.А. Муромцева, Л.И. Петражицкого, В.В. Ефимова, К.А. Митюкова, Д.Д. Гримма, И.А. Покровского, В.М. Хвостова и др.
   Таким образом, возрождение римского права в Западной Европе в качестве самостоятельной области культуры и практики началось в XI в. Практическое изучение и освоение римских источников и, в частности, Свода Юстиниана глоссаторами и постглоссаторами положило начало европейской юриспруденции.

Тема 2 Источники римского частного права

§ 1. Понятие и виды источников права

   как источник содержания права, источник в материальном значении. К нему относятся материальные условия жизни общества. В рабовладельческом Риме – это рабовладельческие производственные отношения, поскольку римское право является правом рабовладельческого эксплуататорского государства;
   как способ, форма образования, фиксирования норм права, юридическая форма права. К юридическим источникам римского права относились:
   обычное право;
   законы (в республиканский период – постановления народных собраний, позднее – плебейских сходок – плебесциты; в эпоху принципата – постановления Сената, сенатус-консульты; в более поздний период и период домината – конституции императоров); эдикты магистратов; деятельность юристов (юриспруденция); как источник познания права.
   Источником знаний о римском праве являются юридические памятники и произведения римских юристов. Например, Свод Юстиниана (VI в.) дошел до нас в более поздних рукописях, но первый Кодекс Юстиниана (529 г.) не сохранился, до нас дошла лишь вторая редакция (534 г.) в рукописях XI–XII вв. Не сохранились
   Законы XII Таблиц – они были реконструированы по цитатам и пересказам, сохранившимся в произведениях римских юристов. Единственным сочинением классического периода, дошедшим до нас почти полностью, являются Институции Гая (провинциальный профессор, известный только по имени) и т. д.
   К источникам познания римского права относятся памятники римской литературы, историков (Тит Ливий, Тацит, Авл Гелий и др.), римских ораторов (знаменитый Цицерон, I в. н. э.), философа Сенеки.
   Надписи на дереве, камне, бронзе, на стенах построек, раскопки города Помпеи, засыпанной лавой при извержении Везувия в 79 г. н. э., папирусы (например, папирус с эдиктом Антония Кара-каллы, 212 г. н. э., о предоставлении прав римского гражданства всем подданным Римской империи), нумизматика (изучение монет) и т. д. – все это также источники познания римского права.
   Еще в одном значении термин «источник» употребил римский историк Тит Ливий, назвав Законы XII Таблиц «источником всего публичного и частного права».

§ 2. Понятие обычая и обычное право

   Обычай является древнейшим источником обычного права. Повторяющееся и типичное в повседневном социальном поведении фиксируется членами общества как правильное, обязательное, нормальное поведение. Вырабатываются одинаковые правила общения, которые передаются из поколения в поколение, – то, что римляне называли «заветами предков» (mores maiorum). Хранителями этих обычаев в Риме становились понтифики (жрецы). Будучи признаны государством, обычаи становятся обычным правом. Законы XII Таблиц были, по существу, кодификацией обычаев. Ульпиан, например, пишет, что недееспособность расточителя предусматривалась XII Таблицами, но уже прежде была введена обычаями. В отношении того, что возникло в обычной практике гражданского оборота после XII Таблиц, римские юристы уже говорили не как об обычаях предков, а как об институтах ius gentium (например, литтеральные контракты на рубеже III–II вв. до н. э.).
   Более поздние обычаи (I в. до н. э.) обозначаются уже новым термином – consuetudo. Теперь уже обычай выступает как источник обновления ius civile.
   Наиболее часто в источниках классического права встречаются местные обычаи (mos regionis), что связано с применением местного права в провинциях.
   Обратимся к высказываниям самих римских юристов об обычаях. Ульпиан определял обычное право как молчаливое согласие народа, оформившееся в долгом привычном поведении. По значению римские юристы приравнивали обычай к закону. «Давний обычай небезосновательно соблюдается как закон, и это является правом, которое называют установленным обычаями (moribus). Ибо, раз сами законы обязывают нас лишь по той причине, что они приняты по повелению народа… и то, что народ утвердил без письменной формы, обязывает всех; ведь какая разница, выразил народ свою волю голосованием или самими делами и поступками» (Д. 1.3.32.1)[8]. А некоторые юристы (Павел) придавали обычаю даже больший авторитет, чем закону. «Это право пользуется даже большим авторитетом, раз оно настолько одобрено, что не было необходимости придавать ему письменную форму» (Д. 1.3.36).
   В постклассическую эпоху обычай приравнивается к закону, если только он не противоречит здравому смыслу и закону. Применение обычаев предписывалось в тех делах, в отношении которых нет возможности пользоваться писаными законами (Д. 1.3.32).
   Таким образом, обычаями называются выработанные в процессе повседневного социального общения правила поведения, длительно применяемые и передающиеся из поколение в поколение. За обычаем признавалась юридическая сила, если он не противоречил закону, постоянно и длительно применялся, выражал разумную потребность в правовом регулировании ситуации. По мере укрепления государства и усиления его законодательной деятельности обычай, оставаясь источником обычного права, уступает первое место закону.

§ 3. Законы

   Главным источником римского права является закон (lex).
   Основной вехой становления римского законодательства были Законы VII Таблиц, принятые в V в. до н. э.
   Период писаного права начался в Риме после того, как плебеи в упорной борьбе с патрициями добились записи обычаев, применяемых в государстве. Так были созданы Законы XII Таблиц. Для этого была создана комиссия из трехчленов, которая отправилась в Грецию изучать законы Солона. По возвращении в Риме был упразднен консулат и избраны десять человек, которые в течение 451 г. до н. э. написали 10 Таблиц и вынесли их на одобрение центуриатных комиций. На следующий год новые децемвиры вынесли на одобрение народа еще две таблицы. Так возникли Законы XII Таблиц (lex duodecem tabularum), которые представляли собой очень важную кодификацию римского цивильного права. Законы были записаны и выставлены на форуме на деревянных (по некоторым сведениям – медных, и даже слоновых досках), которые погибли и до нас не дошли, но были позднее реконструированы. Положения Законов охватили все важнейшие сферы юридической практики: О вызове в суд (Табл. I); О вершении исков (Табл. II); О долговом рабстве (Табл. III); О порядке манципации при сделках (Табл. IV); О завещании и семейных делах (Табл. V), О пользовании земельным участком (Табл. VI); О воровстве (Табл. VII); О личном оскорблении-обиде (Табл. VIII); Об уголовных наказаниях (Табл. IX); О публичных делах в городе (Табл. XI); О неиспрашивании привилегий (Табл. XII).
   Цицерон так преувеличенно возвышенно отзывался о Законах XII Таблиц: «Для всякого, кто ищет основ и источников права, одна небольшая книжица законов Двенадцати Таблиц весом своего авторитета и объемом пользы воистину превосходит все библиотеки философов. Закон – это то, что народ повелел и постановил».
   В республиканском Риме законодательным органом были народные собрания (комиции). Принятие закона проходило несколько стадий. Сначала компетентный магистрат вырабатывал письменный проект закона и вносил его в народное собрание. Народное собрание могло принять или отвергнуть проект целиком, не имея права его обсуждать. Наконец, предложенный магистратом и принятый народом закон одобрялся Сенатом.
   Римские законы получали наименование по их инициаторам (например, Закон Петелия, иногда по двум именам консулов – Закон Лициния – Секстия).
   Закон состоял из трех частей:
   1) введение (praescriptio), где указывались наименование закона, дата принятия народным собранием, обстоятельства издания;
   2) текст закона (rogatio);
   3) последствия его нарушения и ответственность нарушителя (санкция).
   В зависимости от санкции различали четыре вида законов:
   1) совершенные (leges perfectae), в которых в качестве последствий нарушения предписаний закона устанавливалась недействительность запрещенных актов, но никаких других невыгодных последствий не устанавливалось. Например, если завещание было составлено вопреки требованиям закона (скажем, не назначен наследник), оно считалось недействительным, «ненаписанным»;
   2) не вполне совершенные (leges minus guam perfectae), в качестве санкции за их нарушение – наказание, штраф. Закон Фурия о завещаниях первой половины II в. до н. э. запрещал принимать отказы (легаты) по завещанию свыше 1000 ассов и наказывал нарушителя штрафом в четырехкратном размере;
   3) несовершенные (leges imperfectae), которые вовсе не имели санкции. Например, Закон Цинция, 204 г. до н. э., запрещал дарение стоимостью выше определенной (она неизвестна) суммы;
   4) более чем совершенные (leges plus guam perfectae), которые объявляли юридически недействительным деяние, запрещенное правом, и налагали наказание на нарушителя. У Ульпиана, который предложил эту классификацию, четвертый вид не упоминается, его называют средневековые юристы, основываясь на ряде римских законов.
   Большинство известных римских законов принадлежит к несовершенным либо менее совершенным законам.
   Со временем сложились два подвида римских законов республиканского периода: lex в собственном смысле слова как постановления народного собрания, т. е. всего народа, и плебесциты – постановления только плебейских собраний.
   Постдецемвиральные законы (принятые после XII Таблиц) никогда не были кодифицированы, хотя это собирались сделать Помпей Великий и Юлий Цезарь. Однако Законы XII Таблиц остались единственной официальной кодификацией законодательства республиканского периода.
   Плебесциты – решения плебейских собраний – изначально были обязательны только для плебса. Как пишет в своих Институциях Гай: «Некогда патриции утверждали, что плебесциты не налагают на них обязательств, раз они издаются без их одобрения» (Гай, 1.3)[9]. Однако по Закону Гортензия (III в до н. э.) они стали обязательны для всего народа, подобно leges populi. Плебесциты, таким образом, отличались от других законов лишь по форме принятия, совпадая по всем существенным характеристикам.
   Сенатус-консульты – постановления сената (SC). Гай так определил сенатус-консульты: «Постановление Сената – это то, что Сенат повелел и постановил, оно имеет силу закона, хотя об этом спорили». До начала II в. н. э. SC не имели силы закона, о чем мы имеем указания в Дигестах, и поэтому не участвовали в формировании ius civile непосредственно. В эпоху принципата нормотворческая власть Сената возрастает, поскольку народные собрания (комиции) пришли в упадок.
   Широко известен SC Македония, запрещавший сделки займа с подвластными сыновьями. Он был издан в связи с тем, что некий Македоний, будучи подвластным и заняв деньги, убил своего отца, чтобы расплатиться с долгом.
   SC Тертулиана устанавливл наследственные права матери на имущество сына. SC Орфициана (178 г. н. э.) вводил законное наследование детей после матери.
   С начала II в. постановления Сената часто сопровождаются предварительной речью принцепса. Постепенно постановления Сената исчезают как самостоятельная форма права.
   Конституции императоров. Принцепс (лат. princeps – первый) как законодатель приходит на смену народу. Римляне обосновывали власть императора, его право издавать законы тем, что сам народ посредством особого закона о власти принцепса переносит на него всю свою власть. Принцепс пожизненно воплощает в себе волю народа.
   Различалось несколько видов императорских конституций:
   эдикты – нормы общего действия. Они выставлялись на побеленных деревянных досках у резиденции принцепса;
   декреты – судебные решения, обычно в ответ на апелляцию на решения судов низших инстанций;
   рескрипты – ответы на запросы должностных и частных лиц;
   мандаты – общеобязательные указания чиновникам, которые вышли из употребления.
   С императора Константина ведущую роль начинают играть эдикты, которые рассматриваются как нормы общего действия (leges generales). В этот период именно конституции (leges) становятся основой для принятия судебных решений, а к мнениям юристов (ius) прибегают лишь при отсутствии закона.

§ 4. Эдикты магистратов. Право цивильное и право преторское

   Сами римляне придавали эдиктам преторов немалое значение, называя их почетным правом (ius honorarium, от слова honores – почетные должности).
   Обобщая соотношение цивильного права и права преторского, Папиниан определял цивильное право как то, которое происходит из законов, плебесцитов, сенатус-консультов, декретов принцепсов, мнений мудрецов, а преторское, которое ввели преторы, – для содействия либо дополнения или исправления в целях общественной пользы.
   Юрист Марциан, имея в виду роль преторского права в отношении цивильного, назвал преторское право «живым голосом цивильного права». Это высказывание следует понимать в том смысле, что преторский эдикт быстро откликался на новые запросы жизни и их удовлетворял.
   Эдикты магистратов. Полномочия издавать правообразующие эдикты имели только некоторые магистраты, наделенные высшей властью (imperium): преторы, правители провинций, курульные эдилы в пределах своей компетенции (рыночная торговля). Вступая в должность, магистрат делал программное заявление о своей будущей деятельности, какие правила будут лежать в ее основе, в каких случаях будут даваться иски и т. д. Этот эдикт назывался постоянным в отличие от непредвиденных, издаваемых по конкретным делам. Постоянный эдикт был обязателен для издавшего его магистрата в течение года, на который избирался магистрат. Это позволило Цицерону назвать постоянные эдикты «законом на год» (lex annua).
   С течением времени магистраты удачные нормы своих предшественников переносили в свои эдикты, в связи с чем различались эдикты новые и перенесенные. Так создавалась система магистратского (преторского, так как наибольшее значение в этой сфере имели преторские эдикты) права.
   Правотворческая деятельность магистратов развивалась постепенно. Сначала претор лишь содействовал применению цивильного права, помогал его осуществлению, применению, подкрепляя своими исками; затем он стал дополнять цивильное право, заполняя его пробелы; наконец, претор начал изменять и исправлять цивильное право, приспосабливая его к новым отношениям. При этом он не имел формального права отменять цивильное право, но признавал новые отношения, оставляя цивильное право голым (nudum ius), не имеющим исковой защиты.

   Кодификация эдиктов
   По мере того как усиливалась власть императора, правотворчество претора и других судебных магистратов теряло свое значение.
   Хронологические рамки наибольшей преторской активности – 250—80 гг. до н. э.
   Во II в. н. э. по поручению императора Адриана юрист Юлиан провел кодификацию отдельных постановлений, содержащихся в преторских эдиктах, и создал «постоянный эдикт» (edictum perpetuum). Он был одобрен императором и объявлен Сенатом неизменным. Право делать дополнения к эдикту осталось только за императором. С этого времени правотворческая деятельность преторов прекратилась. Различие цивильного и преторского права как двух систем права, хотя формально сохранилось вплоть до Юстиниана (VI в. н. э.), фактически утратило с этого времени свое значение. Сами римляне (Институции Юстиниана, 2.10.3) считали, что сближение цивильного права и права преторского происходило, с одной стороны, вследствие обычая, с другой – вследствие улучшений, вводимых императорскими конституциями. Сам «постоянный эдикт» не дошел до нас, но был реконструирован по комментариям юристов.

§ 5. Значение римской юриспруденции для формирования и развития права

   В Институциях Гая о значении этого источника написано так:
   «Ответы законоведов – это мнения и суждения юристов, которым позволено было устанавливать и творить право. Если мнения этих лиц сходятся, то приобретает силу закона то, в чем они согласны, если же мнения юристов не согласны между собой, то судье предоставляется право следовать тому мнению, которое он считает самым лучшим» (Гай, 1.7).
   В начале V в. н. э., когда правотворческая деятельность юристов пришла в упадок, Законом о цитировании 426 г. судам разрешалось ссылаться в качестве обязательных на мнения только пяти наиболее современных и известных юристов: Папиниана, Павла, Ульпиана, Модестина и Гая. При расхождении мнений названной пятерки предписывалось руководствоваться мнением большинства, а при равенстве голосов – мнением Папиниана.
   В VI в. Юстиниан, осуществляя свою знаменитую кодификацию, увековечил мнения юристов в своих Дигестах, придав им силу закона наряду с другими частями своей кодификации специальной Конституцией 533 г. «Об утверждении Дигест» («Tanta»). Деятельность юристов выражалась в следующих формах: respondere – заключения, консультации, ответы знатоков права; cavere – дача образцов формул исков, сделок, договоров, завещаний и т. д.;
   agere – советы по постановке дела в суде. Сюда относится и ведение дела в суде, где юрист непосредственно выступает на стороне в процессе. Однако в дальнейшем юристы ограничили свою деятельность ответами адвокатам, профессиональным ораторам; scribere – литературная деятельность юристов.
   Научно-литературные произведения римских юристов дошли до нас лишь в незначительной части и в копиях. Это произведения, посвященные разработке цивильного права; комментарии к преторскому эдикту; дигесты, объединявшие и цивильное, и преторское право; учебники права – институции, сборники казусов («Вопросы» и «Ответы»), монографии по специальным вопросам.
   Большинство римских юристов принадлежали к господствующему классу общества и занимали высокое служебное положение. Не имея законодательной власти, юристы авторитетом своих знаний и общественного положения влияли на развитие права, фактически создавая своей деятельностью нормы права. Формальное признание правотворческого характера деятельность юристов получила в эпоху принципата. Принцепсы, начиная с Августа, стали предоставлять наиболее выдающимся юристам особое право давать официальные консультации. Заключения этих юристов были для судов обязательны. В Дигестах Юстиниана (книга первая, титул II «О происхождении права и всех должностных лиц и о преемственности мудрецов») упомянуты те из юристов, которые пользовались величайшим уважением со стороны римского народа. Из числа республиканских следует назвать Марка Манилия, Юния Брута и Публия Муция Сцеволу, которые, по словам Помпония, основали цивильное право; Люция Красса, Цицерона и др.
   К началу классического периода сложились две школы: сабиньянская и прокульянская. Основоположником первой был Капитон, его преемниками – Массурий Сабин, именем которого школа была названа, Гай Кассий Лонгин, по имени которого школа иногда называлась кассианской. Основоположником второй был Лабеон, его преемниками были Нерва, затем Прокул, именем которого и была названа школа в 63 г. н. э. вследствие его авторитета. Различия в позициях представителей этих двух школ приводятся по более чем 30 вопросам, но в целом трудно усмотреть доктринальные отличия между ними. Принято считать, что сабиньянская школа была более формальной, монархической, прокульянской, республиканской (В.А. Тархов). В конце II в. н. э. о различии школ уже не упоминается. Наконец, следует назвать знаменитую «золотую» пятерку из Закона о цитировании.
   Следует заметить, что в знаменитых Дигестах Юстиниана 20 % объема составили цитаты из трудов Павла, 40 % – Ульпиана. В основу Институций Юстиниана были положены Институции Гая.
   Таким образом, ответы знатоков права, мнения, суждения римских юристов являлись источником римского права.
   Расцвет римской юриспруденции приходится на период принципата (классические юристы, когда некоторым из них официально предоставляется право давать обязательные для судей заключения). Упадок римской юриспруденции относится к периоду домината, когда абсолютная монархия не нуждается в помощи юристов как творцов права, а единственным законодателем становится император.
   Все, кто исследовал и исследует римское право, единодушны во мнении, что деятельность юристов (их знаменитые респонсы и сентенции) вместе с преторским правом превратила архаическое право римских граждан в «абстрактное право абстрактной личности», победоносно прошедшее через века по всем континентам земного шара.

§ 6. Кодификация римского права

   Первой известной нам римской кодификацией были Законы XII Таблиц, V в. до н. э. (по существу, это была кодификация обычного права). Уже к концу республиканского периода ввиду огромного количества правовых норм, создаваемых разными способами (законы, эдикты преторов, ответы юристов), возникла потребность их кодификации, которая так и не была осуществлена.
   Во II в. н. э. по поручению императора Адриана были кодифицированы преторские эдикты юристом Юлианом. Эта кодификация фактически положила конец правотворческой деятельности претора. Постепенно угасала и правотворческая деятельность юристов. Функции создания права сконцентрировались в руках императоров. Потребовалась кодификация уже императорских конституций. Вначале это были неофициальные кодификации. В конце III – начале IV в. н. э. были изданы один за другим два кодекса императорских конституций.
   Кодекс Грегориана – старейший сборник императорских конституций от Адриана до Диоклетиана (II–III вв.).
   Его продолжением стал кодекс Гермогениана, содержащий только конституции Диоклетиана (291–294 гг.). Предполагают, что оба кодекса были составлены высокопоставленными чиновниками, имевшими доступ к императорскому архиву. До нас они дошли лишь в других источниках.
   Первой официальной кодификацией императорских конституций стал кодекс Феодосия, 438 г., включивший конституции от начала правления Константина Великого до Феодосия. Он состоял из 16 книг, включивших в себя более Зтыс. конституций. Из их числа только книги 2–5 были посвящены частному праву, но книги 1–6 почти не сохранились. В Восточной империи кодекс сохранил силу до кодификации Юстиниана, а в Западной был рецепирован варварскими кодификациями римского права.

   Кодификация Юстиниана
   Для постклассического права характерно деление права на ius и leges. Порядок, сохранившийся от предыдущих периодов и представленный обычаями, законами, плебесцитами, сенатус-консультами, ответами юристов, обозначался как ius, которое составляло главное содержание трудов классических римских юристов. Новый правопорядок, созданный императорскими конституциями, обозначался как leges. Все кодификации до Юстиниана были кодификациями императорских конституций.
   В I в. до н. э. систематизацию накопившихся за многие века законов и сочинений юристов хотел провести Гай Юлий Цезарь. Неудачную попытку кодификации как ius, так и leges предпринимал в V в. н. э. римский император Феодосий II (ему удалось лишь создать кодекс конституций).
   Император Восточной Римской империи Юстиниан (время правления 527–566 гг.) стремился вернуть стабильность Римскому государству, в том числе и кодификацией всего права, как ius, так и leges, устранив противоречия между ius vetus и ius novus (древним римским правом, содержащимся в трудах классических правоведов, и новым правом, состоящим из конституций императоров).
   Хронология кодификационных работ была такова.
   В феврале 528 г. Юстиниан создал комиссию из 10 человек с участием Трибониана, и уже 7 апреля 529 г. был обнародован кодекс Юстиниана, в который вошли императорские конституции I–VI вв. (Novus codex Justinianus).
   В декабре 530 г. была создана комиссия уже из 15 человек под председательством Трибониана, куда вошли ученые профессора из Константинопольской академии Теофил и Кратин и из Беритской – Дорофей и Анатолий, а также 11 адвокатов.
   В задачу комиссии входило написание Дигест-сборника извлечений из классических римских юристов, который был завершен 16 декабря 533 г.
   Одновременно Трибониан, Теофил и Дорофей по поручению Юстиниана подготовили Институции – элементарный учебник основ римского права, который был также официально утвержден как закон в 533 г.
   В ноябре 534 г. был переработан и обновлен Кодекс императорских конституций. Первая редакция кодекса не сохранилась. Вторая редакция – Codex repetitae praelactionis дошла до нас и вошла в Свод Юстиниана. Уже после смерти Юстиниана были опубликованы Новеллы — неофициальное собрание императорских конституций, вышедших после издания кодекса в 535–556 гг.
   Таким образом, собственно кодификация Юстиниана была проведена в 529–534 гг. и включала в себя Кодекс, Институции и Дигесты.
   В Средние века вместе с Новеллами они получили наименование «Свод цивильного права» (Corpus iuris civilis) и были впервые изданы Д. Готофредом. Подлинные тексты не сохранились, а дошли до потомков в греческих и латинских рукописях VI–XI в.
   Значение кодификации Юстиниана чрезвычайно велико. Это было событие всемирно-исторического значения, и оно увековечило имя Юстиниана. По словам современных ученых, изучающих римское право, это крупнейший кодификационный труд во всей античности, а может быть, и во всей истории права, если принимать во внимание его содержание и влияние на дальнейшее развитие права (Иво Пухан, М. Поленак-Акимовская).
   Сам Юстиниан назвал свою кодификацию «храмом римской юстиции». В Средние века этот Свод стал фундаментом, на базе которого зародилась современная юридическая наука. По мнению ученых, Свод с полным основанием можно назвать «библией» юриста.
   Дигесты (по-гречески – Пандекты) – систематизированный сборник отрывков из работ самых известных римских юристов. Это наиболее значительная и самая объемная часть Свода. В них насчитывается до 9200 отрывков из 2 тыс. работ, принадлежащих 39 авторам I–V в. н. э. Дигесты состояли их 50 книг, книги делились на титулы и фрагменты.
   Комиссия имела право вносить изменения в тексты, устраняя противоречия и приспосабливая их к новому времени (так называемые интерполяции).
   Дигесты, как и другие части кодификации, получили статус закона.
   Юстиниан запретил писать к ним комментарии, разрешалось только делать излечения и переводить на греческий язык.
   По словам О.А. Омельченко, это была своего рода энциклопедия римской юриспруденции, но отражавшая в том числе и правовые приоритеты.
   Институции – элементарный учебник римского права, призван был, по словам самого Юстиниана, служить вводным полугодичным курсом для начинающих студентов. В основу Институций были положены Институции Гая. Достаточно часто встречаются ссылки на Законы XII Таблиц, так как Юстиниан уважительно относился к ним.
   Институции состоят из четырех книг, которые делятся на титулы и параграфы.
   В первой книге после общей характеристики системы римского права и его источников определяются положение отдельных категорий лиц и институты семейного права.
   Во второй рассматриваются категории вещей, владение, право собственности, сервитуты, завещания.
   Третья содержит вопросы наследования по закону и обязательственное право, в том числе различные виды контрактов и квази-контрактов.
   В четвертой книге излагаются обязательства из деликтов, система исков, преторские интердикты, экстраординарный процесс и государственные преступления.
   «Юстиция заключается в постоянной и твердой воле воздавать каждому свое. Юриспруденция же есть познание божеских и человеческих дел, понимание справедливого и несправедливого» (I. 1.1).
   Кодекс – сборник императорских конституций. Состоял из 12 книг, 765 титулов и содержал в себе 4600 императорских конституций, начиная со 117 г. Конституции императоров по гражданскому праву и судопроизводству были собраны в основном со 2-й по 8-ю книгах. Были сохранены даты издания и имена императоров.
   Новеллы – частная кодификация конституций, изданных уже после завершения кодификационных работ, проведенная после смерти Юстиниана.
   Сохранились три сборника. Первый, 566 г., включал 122 конституции, два других относятся ко второй половине VI–VII вв. и содержали соответственно 134 и 168 актов.
   Цитирование Свода Юстиниана
   Составные части Свода цитируются следующим образом: название сборника обозначается начальной заглавной буквой: I (Институции), D (Дигесты), С (Кодекс). Далее ставятся два числа, из которых первое обозначает номер книги, второе – номер титула, на которые делятся книги, далее ставится номер фрагмента (в Дигестах) или закона (в Кодексе). В современных изданиях отдельные фрагменты разделены на параграфы, которые обозначаются четвертой цифрой. Например: Д. 4.8.9.2 (Дигесты, 4-я книга, 8-й титул, 9-й фрагмент, параграф 2).
   Новеллы цитируются посредством указания номера новеллы, номера главы (caput) и параграфа: № 28, с. 4, параг. 2.

Тема 3 Защита нарушенных прав

§ 1. Формы защиты прав

   В догосударственный период Рима в случае нарушения прав отдельных лиц применялись обычаи, по которым самым тяжелым наказанием являлось изгнание из рода. Изгнание сменялось самоуправством, или поединком, посредством которого лицо защищало свои права собственными силами. Самоуправство как способ защиты частных прав имел место в самое древнее время.
   В самоуправстве следует различать самозащиту и самоуправство в тесном смысле.
   Самоуправство в тесном смысле – самовольное удовлетворение какого-либо действительного или мнимого права путем насилия над личностью или имуществом другого лица.
   Самозащита может выступать в форме необходимой обороны или крайней необходимости. Необходимая оборона допускалась всегда и рассматривалась как дозволенное отражение насилия силой. Как необходимая оборона квалифицировалось насильственное удаление со своего земельного участка вторгшихся в него. По Законам XII Таблиц было дозволено убийство вора, застигнутого на месте в ночное время. В классическом праве такое убийство также рассматривалось как необходимая оборона, но наказывалось при превышении ее границ. Ульпиан писал: «…если же предпочел убить, хотя мог его задержать, это скорее кажется учиненным противоправно». Как видим, и римляне считали, что необходимая оборона не должна превышать ее пределов.
   Крайняя необходимость (или крайняя нужда) имеет место в том случае, когда приходится жертвовать каким-нибудь менее ценным благом для сохранения более ценного. Римляне, например, считали, что не следует предоставлять никакого иска, если гонимый бурей корабль наскочил на канаты якорей другого и матросы обрубили канаты, поскольку нельзя было выбраться никаким другим образом. По мнению римлян, действие совершается под влиянием безусловной необходимости в случае, если кто разобрал здания соседей, руководствуясь основательным страхом, как бы огонь не дошел до него. Вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, по римскому праву не возмещается.
   Самовольное удовлетворение какого-либо требования, насильственное исполнение обязательств по римскому праву было запрещено. Самоуправство в тесном смысле слова в развитом римском обществе допускалось в очень узких границах, а именно в двух случаях:
   а) можно было самоуправно уничтожить сооружения, которые насильственно или тайно воздвигнуты на участке;
   б) к самоуправству можно было прибегнуть, если в противном случае лицу грозит непоправимый ущерб; например, кредитор мог догнать должника, скрывавшегося бегством с деньгами, и силой заставить его отдать долг. Римский закон устанавливал наказание за самоуправство. Кредитор, который силой захватил вещи должника с целью получить удовлетворение своего требования, должен был вернуть их и лишался права требования. Никто не был вправе отнимать вещь, считая ее своей, иначе он лишался права собственности на эту вещь, а если к тому же вещь окажется чужой, то после возвращения вещи он еще должен уплатить ее стоимость.

   Государственная защита частных прав
   Исторически гражданский процесс развился путем вытеснения и дисциплинирования самоуправства как способа защиты прав.
   Государственные судебные магистраты наделялись юрисдикцией – правом организовывать для разрешения спора судебное разбирательство присяжных судей.
   Судебное разбирательство между римскими гражданами считалось законным (iudicium legitimum), если оно было организовано в Риме или в пределах первого помильного камня от Рима (domi) с участием одного судьи – римского гражданина. Всякое другое разбирательство считалось вытекающим непосредственно из высшей власти (iudicia imperio continenta), и к этой юрисдикции общие процессуальные правила не применялись.
   Судьями могли быть взрослые римские граждане, внесенные в особые списки. Функционировал судья либо единолично, либо в коллегии и назначался претором индивидуально для каждого дела.
   Гражданский процесс в Риме затрагивал две группы вопросов: организацию и функционирование правосудия.
   В Риме существовало три формы (вида) гражданского процесса.
   В древнем праве — легисакционный процесс.
   В классическом праве — формулярный.
   В постклассическом праве функционировал экстраординарный.
   В легисакционном и формулярном процессах существовали дополнительные элементы, предусматривавшие участие в них частных лиц, поэтому их называли «частным судопроизводством» (ordo iudicioram privatorum). В экстраординарном процессе частный компонент отсутствовал, все правосудие осуществлялось государственными органами.
   В начале периода республики гражданский процесс разделяется на производство in iure и apud iudicem. Две стадии существовали в легисакционном и формулярном процессах.
   Производство in iure совершалось перед римскими магистратами, которые должны были установить правильный способ осуществления процессуальных действий и наличие предусмотренного правом требования.
   После этого процесс переходил во вторую стадию – apud iudicem. Производство apud iudicem совершалось перед избранным судьей или арбитром, проверявшими достоверность фактических данных и выносившими решение, которым завершалась эта часть процесса.
   Экстраординарное (или когниционное) производство уже не делилось на две стадии.
   Таким образом, римское общество знало такие формы защиты частных прав, как самоуправство и сменившую самоуправство государственную защиту прав. В развитом римском обществе самоуправство стало допускаться в очень узких пределах, в том числе в форме необходимой обороны и крайней необходимости.
   В Риме существовало три вида гражданского процесса, которые последовательно сменяли друг друга: легисакционный, формулярный и экстраординарный.

§ 2. Виды гражданского процесса

   Самый древний легисакционный процесс велся посредством законных исков (leges actiones).
   К основным чертам легисакционного процесса относятся след ующие:
   1) он являлся обычным (ordo) процессом, делился на две стадии: in iure – перед магистратом и apud indicem (in iudicio) – перед судом; в нем существовали дополнительные элементы, предусматривающие участие частных лиц, благодаря которым он назывался также «частным судопроизводством» (ordo indiciorum privatorum); все виды leges actiones вводились и регулировались законом (почти все – Законом XII Таблиц) и относились к цивильным искам строгого права;
   2) строгий формализм; процесс обставлялся ритуальными формами и жестами, и малейшее отступление от этого порядка приводило к проигрышу дела;
   3) исковое требование (petitio) отклонялось, если расходилось с тем, что был должен ответчик (plus petitio);
   4) органами легисакционного процесса на стадии in iure являлись в основном преторы (городские и перегринские), эдилы и некоторые другие магистраты. На стадии apud iudicem ими были судьи, арбитры, рекуператоры и постоянные судьи.
   Судья (iudex unus или iudex privatus) являлся частным лицом, римским гражданином. Судьями могли назначаться лица, имена которых были занесены в списки судей.
   Арбитры не зависели от судей и участвовали обычно в спорах по разделу имущества. Судили, принимая решение большинством голосов. Постепенно различия между арбитрами и судьями стерлись.
   Рекуператоры – судьи, рассматривавшие споры между римскими гражданами и Перегринами, а также между Перегринами разных народностей, судили в совете, принимая решения большинством голосов.
   Постоянный суд в Риме разрешал статутные споры, семейные, наследственные, по вещным правам. Этот суд избирался на трибутных комициях. В конце республики он был заменен на суд центумвиров (из 10 отделений). Стороны свободно выбирали, перед каким судом вести спор.
   Стадия in iure имела несколько особенностей: она велась только на форуме (это место называлось ius), под открытым небом. Процесс был публичным;
   для ведения процесса было точно определено время (dies fasti) – заранее утвержденные 40 дней. В дни nefasti или в дни религиозных церемоний процесс был запрещен;
   завершающим и торжественным актом являлся litis contestatio (утверждение спора перед свидетелями и направление спора судье для вынесения решения).
   Формализм легисакционного процесса иллюстрируется известным примером, когда истец, назвав виноградные лозы (вместо деревьев, как этого требовали Законы XII Таблиц), проигрывал тяжбу.
   Стадия apud iudicem проводилась судьей в публичных местах во все дни, кроме дней публичных торжеств. Стороны имели два дня для подготовки. Сторона, не явившаяся в суд, считалась проигравшей спор. Суд выносил решение в пользу присутствующей стороны. Приговор (решение) был окончательный и в принципе обжалованию не подлежал.

   Формы (виды) legis actiones
   По Закону иск вменялся пятью формами: сакраментальной; посредством требования назначить судью для разбирательства дела; посредством кондикиций; наложением руки; захвата (задержания) какой-либо вещи должника в залог.
   Рассмотрим первую форму, которая применялась во всех случаях, если законом не предусматривался иной иск.
   Legis actio Sacramento – иск в сакраментальной форме (посредством присяги, посредством пари – так по-разному современные ученые называют эту форму).
   Один из древнейших законных исков подробно описан в Институциях Гая. В соответствии с Законом XII Таблиц (II, I) залог был установлен по искам в 1000 ассов и более, в сумме 500 ассов, по искам на меньшую сумму и по спорам о свободе какого-нибудь человека – 50 ассов.
   Если спор велся о движимой вещи, предмет спора должен был быть представлен магистрату; если это была недвижимая вещь, представлялся какой-либо символ вещи (ее часть) – одна овца, если спор шел о стаде, глыба земли, черепица и т. д.
   Истец и ответчик должны были подтвердить свои требования перед магистратом с помощью ритуальных слов и жестов. Потом они взаимно призывались дать залог или гарантию о сакраментуме, который первоначально подразумевал клятву, а позднее сумму денег. Сторона, выигравшая спор во второй стадии процесса (apud iudicem), получала залог обратно. Проигравший утрачивал залог в пользу храмов, а позднее государства.
   Спор заканчивался уже на первой стадии, если ответчик признавал иск.

   Формулярный процесс
   В практике перегринского (а затем и городского) претора стал складываться новый порядок судопроизводства – формулярный процесс.
   Претор стал давать судье в конце стадии производства in iure письменную формулу (программа, директива), на основе которой судья должен был вынести решение. При этом претор не был связан буквой закона, а учитывал все конкретные обстоятельства дела с позиции доброй совести и справедливости.
   Таким образом, он мог дать иск в тех случаях, когда такого иска не было по ius civile. К существенным особенностям формулярного процесса следует отнести: во-первых, его неформальность, так как стороны свободно выражали свои исковые требования, и, во-вторых, усиление роли магистрата, который стал активным создателем формулы и тем самым новых правовых норм преторского права.
   Хорошо известен в истории римского права такой эпизод. Некий Луций Вераций расхаживал по улицам Рима и бил прохожих по лицу пальмовой ветвью. За ним шел раб с корзиной медных денег, который по приказу господина тут же отсчитывал пострадавшим сумму штрафа (25 ассов), предусмотренную Законом XII Таблиц. Такое глумление над законом дало преторам повод предусмотреть в эдикте новое судебное разбирательство, позволявшее судье дать по своему усмотрению справедливую оценку «обиде».
   Формулярный процесс был введен в третьей четверти II в. до н. э. Законом Эбуция, предоставлявшим сторонам право выбора формы процесса. Две формы процесса – легисакционный и формулярный – существовали параллельно до XVII в., когда легисакционный процесс был отменен.

   Основные черты формулярного процесса
   Формулярный процесс, как и легисакционный, имел две стадии: перед магистратом и перед судьей. Органы формулярного процесса были теми же, что и в легисакционном. Вызов в суд ответчика, как и в легисакционном, также осуществлялся истцом. Время и место обоих процессов были идентичны. Однако в конце стадии in iure претор составлял формулу иска и в присутствии свидетелей передавал ее истцу, а тот ответчику.
   Формула и ее части. Формула представляла собой письменную инструкцию, в которой магистрат назначал судью (номинация) и предписывал ему, как разрешить спор.
   Формула содержала четыре основные (главные) части (демонстрация, интенция, адьюдикация, кондемнация) и две неосновные (прескрипция, эксцепция).
   Интенция. Гай определяет интенцию как ту часть формулы, которая выражает притязания истца. Она обязательно присутствует в любой формуле, хотя другие части могут отсутствовать.
   Примеры интенции из Гая: «…если окажется, что Нумерий Негидий должен дать Авлу Агерию десять тысяч сестерций», «…все, что Нумерий Негидий, как окажется, должен дать, сделать Авлу
   Агерию», «если окажется, что раб Стих принадлежит Авлу Агерию о праву квиритов».
   Кондемнация – часть формулы, на основании которой судья уполномачивается осудить или оправдать ответчика. Например: «…судья, присуди Нумерия Негидия уплатить Авлу Агерию десять тысяч сестерций. Если же долга за Нумерием Негидием не окажется, то оправдай». «Судья, присуди с Нумерия Негидия в пользу Авла Агерия, если тот не возвратит вещи, столько, сколько Нумерий Негидий должен дать и сделать Авлу Агерию по доброй совести; если же сказанного не окажется, то оправдай». Кондемнация синтаксически связана с интенцией: «если окажется, осуди, если не окажется, оправдай». Присуждение в формулярном процессе могло быть только денежным.
   Эксцепция (возражение) представляет собой ссылку ответчика на такое обстоятельство, которое делает неправильным удовлетворение иска, даже если интенция иска основательна.
   Павел определял эксцепцию как условие, которое или освобождает ответчика от присуждения или только уменьшает присуждение. Ульпиан писал, что эксцепция названа так, будучи как бы некоторым исключением, которое обычно противопоставляется иску по какому-нибудь делу, для исключения того, что требуется в интенции или кондемнации.

   Экстраординарный процесс
   Легисакционный и сменивший его формулярный процессы рассматривались как обычные частные процессы (ordo iudiciorum privatorum). Им противопоставлялись судебные разбирательства с особой процедурой (cognitio extra ordinaria). Все разбирательство велось перед магистратом, процесс уже не делился на две стадии, решение становилось приказом государственного органа, а не частным мнением судьи.
   Экстраординарный процесс (или когниционное производство) явился последним этапом в развитии римского гражданского процесса.
   В провинциях уже в эпоху республики существовали различные формы экстраординарного процесса для решения дел между Перегринами без отечества. Во второй половине II в. н. э. формулярный процесс практически исчезает в провинциях, полностью уступая место когниционному производству к началу III в.
   Полное и повсеместное упразднение формулярного процесса происходит в первой половине IV в.
   Основные черты экстраординарного процесса: процесс перестал делиться на две стадии (in iure и apud iudicem) и велся государственным чиновником. Отпали формулы исков и судебные договоры. В праве Юстиниана к litis contestatio приравнивался момент, когда стороны в первый раз вступали в устное состязание по делу;
   судья объявлял решение, а копии вручались сторонам. Решение содержало диспозитив (распоряжение) и аргументацию.
   решение выносилось не позднее трех лет. Присуждение по делу необязательно выражалось в определенной денежной сумме (как в формулярном процессе), а могло быть направлено на выдачу определенной вещи;
   вызов в суд на определенный день вошел в круг административных обязанностей судьи, тогда как в ординарных процессах это была обязанность истца. Никто не вправе был уклоняться от явки в суд;
   в случае неявки ответчика разбирательство могло быть заочным. При неявке истца дело оставалось без рассмотрения;
   вместо прежней публичности, когда все действия проходили перед форумом, процесс стал проходить в закрытом помещении. Государственные служащие работали в специальных канцеляриях;
   были установлены судебные расходы и пошлины, которые оплачивали стороны по предварительно утвержденной таксе. Процесс стал платным;
   велся протокол. Все процессуальные действия совершались письменно. Процесс стал письменным;
   допускалась апелляция (обжалование) решения, причем неоднократная. Против чиновников низшего разряда можно было подать жалобу высшим чиновникам и даже императору. Жалоба подавалась сразу после вынесения решения. При Юстиниане срок для обжалования был установлен в 10 дней;
   доказательства применялись те же, что и прежде. Однако теория об оценке доказательств устанавливала иерархию доказательств.
   В процессе применяются презумпции, связанные с распределением бремени доказывания; некоторые факты в нормативном порядке считаются несуществующими, пока заинтересованная сторона не докажет обратное. В оценке доказательств судьи опираются на нормативный материал, что ограничивает их произвол в сравнении с формулярным процессом.
   Исполнение решения перестало быть частным делом, а входило в компетенцию магистрата. Для исполнения решения требовалось прохождение определенного срока (в четыре месяца), когда должник мог сам исполнить решение. В случае неисполнения истец мог требовать судебного исполнения; решение суда, по которому разрешалось исполнение, направлялось в государственные органы, они и приводили решение в исполнение.
   Таким образом, легисакционный и сменивший его формулярный процессы рассматривались как обычные частные процессы (ordo iudiciorum privatorum). Им противопоставлялись судебные разбирательства с особой процедурой – экстраординарный процесс (cognitio extra ordinaria), который явился последним этапом в развитии римского гражданского процесса.
   В экстраординарном процессе все разбирательство велось перед магистратом, процесс уже не делился на две стадии: in iure и apud iudicem, решение становилось приказом государственного органа, а не частным решением судьи.
   Отпали формулы исков и судебные договоры. В праве Юстиниана к litis contestatio приравнивался момент, когда стороны в первый раз вступали в устное состязание по делу.
   Преклюзивный эффект процесса связывается уже не с litis contestatio, а с вынесенным решением.

§ 3. Понятие и виды исков

   Римский юрист Цельс определяет иск как право лица осуществлять судебным порядком принадлежащее ему требование. Это определение воспроизведено в Институциях Юстиниана. В принципе в этом значении, как считают современные ученые, оно усвоено последующей европейской юриспруденцией.
   Иск (actio) в римском праве – это средство, с одной стороны, дозволяющее процессуальную защиту, а с другой стороны – право, осуществляемое истцом в споре.
   Таким образом, понятие иска в римском праве включало в себя, на языке современной юриспруденции, и процессуальный, и материальный смысл: право на иск в процессуальном смысле (обращение в компетентный орган за защитой) и право на иск в материальном смысле (требование, право, осуществляемое истцом в споре).
   Процесс в Риме был тесно связан с материальным правом. Право признавалось лишь в случае, если давался иск на его защиту.
   Если в цивильном праве всякий предусмотренный законом иск (actio civilis; actio stricti) имел своим основанием право (actio in ius), то претор мог предоставить защиту (actio praetorium) интересам истца только на основании факта (actio in factum), руководствуясь принципами справедливости и доброй совести (actio aequitas, a. bona fidei). Это могло иметь место даже в тех случаях, когда за ответчиком признавалось цивильное право, которое оставалось голым (ius nudum), лишившись защиты (так случилось с признанием бонитарной, преторской собственности), когда право собственности на одну и ту же вещь могло принадлежать разным лицам: квиритская собственность, лишенная защиты, и преторская, подтвержденная иском претора.
   Значение исков в римском праве столь велико, что его называли системой исков.

   Виды исков
   Гай различал два рода исков: вещные (actio in rem) и личные (a. in personam). Эти иски соотносятся с разделением права на вещное и обязательственное и были восприняты европейским законодательством.
   «Вещные иски, – пишет Гай, – имеют место тогда, когда мы заявляем и утверждаем, что физическая вещь наша, или поднимается спор о том, что мы имеем какое-либо право, например, право пользования или право производить постройки выше известной меры, право просвета или когда иск, наоборот, отрицает право противника» (Институции Гая, 4.3).
   Вещный иск защищает вещные права их обладателя. Истец не связан с ответчиком, у которого оказывается вещь истца, никакими правоотношениями, а потому иск может быть предъявлен к любому, у кого обнаруживается вещь, т. е. вещный иск представляет абсолютную защиту против любого и каждого, кто нарушит право истца.
   Гай называет их виндикационными и соотносит как род и вид.
   Личные иски, по определению Гая, «мы вчиняем против того, кто ответствует или по договору, или из преступления. То есть личный иск бывает тогда, когда мы формулируем исковое прошение таким образом, что противник (ответчик) должен или передать, или сделать, или предоставить что-нибудь». Гай называет такие иски еще кондикциями.
   В этих случаях ответчик заранее известен, так как он связан с истцом либо договорным, либо деликтным правоотношением, и только против этого конкретного ответчика может быть заявлен личный иск. Таким образом, личный иск представляет защиту не против всех и каждого как абсолютный, а против конкретного ответчика, а потому он дает относительную защиту права.
   Для наглядности приведем два примера с одной и той же вещью, когда в одном случае предъявленный иск будет вещным, а в другом – личным.
   Лошадь Авла Агерия заблудилась, прибилась к стаду Нумерия Негидия и паслась там все лето. Случайно Авл Агерий обнаружил ее и предъявил вещный иск об истребовании лошади.
   Авл Агерий передал свою лошадь во временное безвозмездное пользование своему соседу Нумерию Негидию, чтобы вспахать поле. Однако Н.Н. после окончания договора лошадь А.А. не возвращал. А. А. предъявил личный иск к Н.Н. о возврате лошади по окончании договора ссуды.
   По объему требований Гай делит иски на три вида: «иногда мы предъявляем иск с целью получить вещь, иногда только для преследования наказания, в других случаях и с той, и с другой целью» (Гай, 4.6).
   Соответственно эти иски называются исками о возмещении, или персикуторными; штрафными (или пеневыми) исками и смешанными. К первому относится, например, иск о возврате вещи по договору имущественного найма. Штрафной иск из воровства, когда с вора взыскивается двойная, тройная или четырехкратная стоимость вещи в зависимости от вида кражи. Смешанным является иск из Аквилиева закона, по которому за убийство чужого раба взыскивалась его наивысшая цена за последний год, предшествующий убийству.
   По источникам права различались иски цивильного права и иски преторские.
   С этой же классификацией сопоставляется деление исков на иски строгого права (a. stricti iuris) и иски, основанные на доброй совести и справедливости (a. bonae fidei).
   В зависимости от оснований возникновения иска различаются иски, основанные на праве (a. in ius), и иски, основанные на фактических обстоятельствах (a. in factum).
   В первом случае истец должен был доказать наличие у него права. Гай относил к этим искам формулы, в которых идет спор о праве: мы утверждаем, что такая-то вещь принадлежит нам по квиритскому праву или что нам следует что-либо дать (Гай, 4.45). Во втором случае истец должен доказать факт нарушения тех фактических обстоятельств, которые имели место до нарушения, а претор уже с позиции справедливости и доброй совести давал иск в защиту нарушенных отношений. Гай к таким искам относит иск патрона к вольноотпущеннику.
   Огромное значение для «исправления» и развития римского права имели иски по аналогии (actio utilis) и иски с фикцией (actio ficticiae), в становлении которых огромная роль принадлежит преторам и римским юристам.
   Иски по аналогии даются в защиту отношений, которые не предусмотрены законом, но имеют сходство с уже известными закону отношениями и исками.
   Так, по Закону Аквилия вред возмещался лишь вследствие причинения вреда телесным прикосновением к телесной вещи (согроге corpori). По строгому цивильному праву иск из Закона Аквилия нельзя было применить в случае, если раба морили голодом. Юристы интерпретировали закон так, что любое умышленное причинение смерти могло быть наказано по закону Аквилия, а преторы стали давать иски по аналогии.
   Иски с фикцией опять-таки дают судье право применить цивильное право к тем случаям, которые ими не предусмотрены. Претор в интенции формулы предлагал судье принять во внимание факт (или игнорировать его), которого на самом деле не было (или, напротив, он имел место), и решить дело так, как если бы данный факт имел место (или, напротив, отсутствовал).
   Так, например, по иску Публициана, если иск об отобрании вещи предъявляется добросовестным владельцем, который еще не стал квиритским собственником, но может им стать по истечении сроков приобретательной давности (по Законам XII Таблиц один год – для движимых и два года – для недвижимых вещей), судье предлагалось принять предположение (фикцию), что приобретательная давность уже истекла, и соответственно решить дело, как если бы добросовестный владелец уже стал собственником: «Если раб, которого А.А. купил и который ему передан, должен был бы принадлежать А.А. по праву квиритов, как скоро он провладел бы им в течение года (фикция), то ты, судья, присуди Н.Н., если нет – оправдай».
   Популярные иски (actio popularis). Если в частных исках истцом является частное лицо, права которого нарушены и присуждение производится в пользу этого частного лица, то actio popularis мог предъявить любой гражданин в защиту интересов общества. Взыскание производилось либо в казну, либо в пользу истца, но в качестве вознаграждения.
   Так, если хозяин дома что-либо поставил или подвесил на общественной дороге (улице) таким образом, что оно могло упасть и причинить вред (так называемый квазиделикт), то любое лицо имело право на иск к хозяину, а хозяин должен был уплатить штраф в 10 тыс. сестерций.
   Этим перечнем далеко не исчерпываются виды исков, существовавших в римском праве.
   Таким образом, иск – это требование истца к ответчику, обращенное к компетентному органу (суду) в установленной форме.

§ 4. Особые средства преторской защиты


   Интердикты
   Интердикты – это приказ претора совершить определенное действие (например, претор мог принудить лицо произвести похороны) либо воздержаться от определенного действия (например, не нарушать владения).
   Лицо должно немедленно повиноваться интердикту, но может, не выходя от претора, оспорить его, потребовать назначения судьи.
   Интердикты бывают:
   запретительные (прохибиторные), которыми определенным лицам запрещаются какие-то действия, например, применять насилие к правильно владеющему, не осквернять священного места;
   восстановительные (реституторные), с помощью которых приказывалось восстановить прежнее состояние;
   предъявительские (эксхибиторные), с помощью которых осуществлялось основание новых отношений (Гай, 4.140).
   Интердикты могут быть простыми и двойными. Простые имеют место, когда претор запрещает ответчику что-либо делать (в священном месте, в публичной реке, на ее берегу). Истцом является тот, кто требует, чтобы чего-то не делали. Ответчик – тот, кто предпринимает какое-то действие, и претор запрещает ему это действие (Гай, 4.159). Простыми являются все восстановительные или предьявительные интердикты.
   Двойными являются интердикты, которыми претор запрещал изменение существующих отношений обеим сторонам. Запретительные интердикты могут быть и простыми, и двойными. Двойными они называются потому, что положение обоих тяжущихся представляется одинаковым. Никто из них не считается по преимуществу истцом либо ответчиком, но оба они равно являются в роли истца и ответчика, так как и претор относительно обоих употребляет одинаковые выражения. Главная редакция этих интердиктов такая: «я запрещаю насилие, чтобы вы владели так же, как вы теперь владеете» (Гай, 4.160).
   Владельческие интердикты давались в защиту владения:
   интердикты об удержании владения (движимого имущества utrubi; недвижимого – uti);
   интердикты, для восстановления нарушенного владения.

   Преторские стипуляции (в отличие от обычного вербального договора стипуляции, который заключается не по приказу претора или судьи) – это вербальные договоры, заключаемые сторонами по указанию магистрата (претора), данному для конкретного случая или случая, предусмотренного преторским эдиктом.

   Цель преторских стипуляций
   Стипуляция – устный (вербальный) договор древнего римского права. Защита таких интересов сторон, которые недостаточно защищены другими правовыми средствами.
   Например, в случае, если нерадивость хозяина создавала угрозу (еще не нанесенный ущерб) для соседнего участка, по жалобе на аварийное состояние строения соседа (или на угрозу, возникшую в результате проведения работ или по естественным причинам, например, угроза оползня или накренилось дерево на границе участков) собственник аварийного строения принуждался претором дать стипуляцию, в результате которой возникала ответственность возместить возможный ущерб.
   Преторские стипуляции давались и во время ведения гражданского процесса. Вступая в процесс, ответчик должен был защищаться. Защищаясь, он принимал на себя в стипуляционной форме (на стадии in iure – преторские; на стадии in iudicio – судебные) с предоставлением гарантов ряд обязательств: исполнить судебное решение, активно участвовать в процессе, воздерживаться от умышленных действий, которые могут сорвать процесс.

   Введение во владение (missio in possesionem)
   Претор разрешал кредиторам устанавливать владение имуществом должника или отдельными частями этого имущества, если кредиторы не могли принудить должника другим способом исполнить свою обязанность. Это могло иметь место в случаях, когда должник отсутствовал, не являлся лицом самостоятельным (sui iuris), не хотел предстать перед судом или отказывался предоставить соответствующее поручительство, не исполнял добровольно решения суда.
   Ввод во владение применялся впервые или на основании второго декрета. Он мог иметь место в отношении отдельных вещей или всего имущества (in bona).
   В приведенном нами примере с аварийным домом, если его хозяин отказывался дать стипуляцию, следовало введение во владение, и сосед получал свободный доступ к источнику угрозы. Сосед мог сам отремонтировать дом и компенсировать свои расходы.
   Если введение во владение производилось на основании второго декрета (ex secundo decreto), сосед становился преторским собственником участка, а через два года (срок приобретательной давности для недвижимых вещей по Закону XII Таблиц) становился его квиритским собственником.

   Реституция (restitutio in integrum)
   Реституция – восстановление в прежнем состоянии. В классическом праве этот термин обозначал особое экстраординарное вмешательство магистрата в гражданские отношения, посредством которого он не в силу закона, а на основании своего усмотрения, руководствуясь справедливостью, восстанавливал прежнее состояние отношений.
   Ульпиан по поводу такого вмешательства пишет: «…претор многократно приходит на помощь людям, сделавшим промах, или обманутым, или потерпевшим ущерб, вследствие страха, либо (чужого) лукавства, либо возраста, либо своего отсутствия» (Д. 4.1.1).
   В позднейшее время реституция утратила свои особенности как экстраординарное средство преторской защиты: случаи ее применения были определены правом, и при Юстиниане она получила значение субсидиарного (дополнительного) иска для оспаривания на указанных в законе основаниях какого-либо юридического отношения.
   Условия реституции:
   ущерб;
   правомерное основание;
   своевременное заявление потерпевшего.

   К правомерным основаниям применения реституции источники относят следующие:
   1) недостижение лицом 25-летнего возраста. Такое лицо могло быть реституциировано против всякого ущерба, понесенного им вследствие своих действий или упущений и действий своих представителей;
   2) насилие, страх. Если сделка заключена лицом старше 25 лет под влиянием принуждения, насилия, страха, то наряду с иском и эксцепцией была возможна реституция;
   3) заблуждение. В этих случаях реституция в источниках поминается только в некоторых исключительных случаях;
   4) злой умысел;
   5) отсутствие потерпевшего и другие препятствия к осуществлению права лицом старше 25 лет (например, нахождение в плену).
   Своевременно просьба о реституции считалась предъявленной по классическому праву в течение одного года со дня обнаружения вреда, по праву Юстиниана – в течение четырех лет.
   Легисакционный и формулярный процессы не знали обжалования судебных решений. Недовольная сторона могла просить у претора реституцию, в соответствии с чем аннулировались все последствия такого решения.
   Таким образом, к особым средствам преторской защиты относятся средства, которые магистрат мог применять в силу своего imperium без судебного разбирательства и имевшие своей целью дополнение, улучшение или устранение недостатков гражданского процесса или обычных правовых средств. Это интердикты, преторские стипуляции, введение во владение, реституция.

§ 5. Исковая давность

   Исковая давность как срок для обращения с иском в суд была установлена Законом императора Феодосия II только в 424 г. Общий срок составлял 30 лет. Для отдельных случаев был установлен менее продолжительный срок, например, 5 лет для оспаривания завещания. Для других – более продолжительный, например, 50 лет для истребования уплаченного по игре. По истечении исковой давности погашалась только возможность обратиться в суд за защитой, но не само право.
   Срок исковой давности мог быть приостановлен по уважительным причинам, например, при малолетстве истца, нахождении его на воинской службе и др. После прекращения подобных причин исковая давность продолжала течь.
   Срок исковой давности мог быть прерван, после чего начинался вновь. Перерыв мог иметь место в двух случаях: предъявление иска и признание права истца со стороны ответчика.
   Срок исковой давности начинался: при нарушении вещного права с момента завладения чужой вещью; при нарушении обязательства с момента его неисполнения.
   До введения института исковой давности (начало V в. н. э.) классическое право знало понятие законных сроков. В цивильном праве иски были вечными, без временных ограничений. Преторы для новых исков устанавливали так называемые законные сроки для обращения с ними в суд. Истечение такого срока прекращало право обращения в суд и само право. Так, курульные эдилы установили ответственность продавца за недостатки проданной вещи. Покупатель был вправе обратиться в суд с иском об уменьшении цены вещи в течение 1 года или с иском о возврате вещи и покупной цены в течение 6 месяцев. И тот, и другой сроки были не сроками исковой давности, а законными сроками. Законные сроки не подлежали ни приостановлению, ни перерыву, они погашали само право истца.
   Таким образом, до введения института исковой давности (начало V в. н. э.) римское право знало лишь законные сроки, устанавливаемые для обращения в суд по некоторым искам. Эти сроки не подлежали продлению, и их истечение погашало само право истца.
   Исковая давность рассматривалась как срок для обращения с иском в суд. Общий срок был установлен в 30 лет. Он мог быть приостановлен по уважительным причинам или прерван по двум основаниям: предъявление иска, признание долга ответчиком.

Тема 4 Лица

§ 1. Субъект права. Статус физических лиц

   Право, относящееся к лицам, делилось на статусное и семейное право. Статусное представляло собой собрание правовых установлений, регулирующих правовое положение (status) отдельных лиц (persona) и целых категорий населения Римского государства.
   Субъектами права (persona) выступают прежде всего физические лица (люди). Однако римское право признавало субъектами права и юридические лица – организационно оформленные коллективы людей.
   Правовое положение разных категорий лиц было различно в зависимости от статуса, который имели эти лица в обществе. Римскому праву были известны три статуса: статус свободы (status libertatis), статус гражданства (status civitatis) и семейный статус (status familias).
   С точки зрения статуса свободы, все люди делились на свободных и рабов. Это разделение в праве римляне считали главным. Рабы, не обладая статусом свободы, не признавались субъектом права, а были его объектом, «говорящим орудием». Рабство римляне относили к установлениям ius gentium, так как, с точки зрения естественных законов природы, все люди свободны. Этими законами они обосновывали другой институт ins gentium – manumissio (освобождение из рабства).
   Из свободных людей одни – свободнорожденные, другие – вольноотпущенные. Последние даже в праве Юстиниана не сравнялись полностью в правах со свободнорожденными.
   С точки зрения статуса гражданства, подданные Рима делились на римских граждан и неграждан. По объему только римские граждане обладали всей полнотой прав. Некоторые неримляне приближались к ним по объему своих прав и легко становились римскими гражданами – это латины.
   Остальное свободное население Римского государства – Перегрины – вначале было лишено всяких прав, и лишь постепенно его правовое положение стало приближаться к положению римских граждан. Законом Каракаллы 212 г. всем подданным Римской империи было дано римское гражданство, и хотя в праве появилась абстрактная личность с равным объемом прав, никогда правовое положение римского населения не было равным. Более того, период домината усилил сословное различие, появилась новая категория полубесправных лиц – колоны, прообраз крепостных феодальной Европы.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →