Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Орангутанги предупреждают об агрессии громкой отрыжкой.

Еще   [X]

 0 

Осознание (Михеев Михаил)

Жизнь боевого киборга, как может показаться, не так и сложна. Но «сложна» – не то слово. Если вокруг тебя маги, убиваемые, но непонятные, бывший враг, вставший рядом, когда тебе плохо, а друзья, наоборот, предали, и рядом выходец из далекого прошлого с явным сдвигом в мозгах, все происходящее закручивается невероятными виражами. И как тут справиться тому, кто умеет решать проблемы исключительно грубой силой? Но делать что-то все равно надо, ведь за тобой вся планета, и только от тебя зависит, какое у нее сложится будущее…

Год издания: 2014

Цена: 99.9 руб.



С книгой «Осознание» также читают:

Предпросмотр книги «Осознание»

Осознание

   Жизнь боевого киборга, как может показаться, не так и сложна. Но «сложна» – не то слово. Если вокруг тебя маги, убиваемые, но непонятные, бывший враг, вставший рядом, когда тебе плохо, а друзья, наоборот, предали, и рядом выходец из далекого прошлого с явным сдвигом в мозгах, все происходящее закручивается невероятными виражами. И как тут справиться тому, кто умеет решать проблемы исключительно грубой силой? Но делать что-то все равно надо, ведь за тобой вся планета, и только от тебя зависит, какое у нее сложится будущее…


Михаил Михеев Осознание

   © Михеев М.А., 2014
   © Художественное оформление серии, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2014
   © ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2014

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Артур

   – Просто сопля ты еще, извини за прямоту.
   – Может быть. – Джоанна не обиделась. – Тогда я еще моложе была, может, не доросла просто, но того, что я ведьма, это не отменяло.
   Очень рассудительно она говорила – сейчас, когда не было нужды таиться и что-то скрывать, прячась под маской Вольфгана, девчонка, похоже, расслабилась и в то же время не совсем сознавала, что делать. Артур это понимал, чуточку сочувствовал, пребывая в похожем состоянии, и делал единственное, что мог, – пытался отвлечь разговором. Ведь классическим армейским методом, вроде марш-броска до упаду, не поможешь, а других вариантов киборг просто не знал – его этому не учили.
   А вообще, интересно получалось. Жила-была ведьма. Не классическая Баба-яга, прячущаяся в глуши и пугающая семь раз неграмотных сельчан могущественным колдовством, процентов на девяносто, если не на все сто, выдуманным. И даже не деревенская знахарка, разбирающаяся в травах и пользующаяся заслуженным, чуточку снисходительным уважением соседей. Нет, мать Джоанны была из тех, кого называют ведьмой в страшных сказках – молодая, красивая, могущественная. Правда, не злая, хотя и ожесточившаяся, и что из этого считать достоинством, а что недостатком, сказать было сложно.
   Когда-то она была знатной и известной. Дочь богатого и могущественного барона, хозяина огромных земель… Образование домашнее, но очень хорошее, магические способности, ради которых отец за немалые деньги выписал опытного учителя. Словом, живи и радуйся. Вот только Средневековье – не то время, когда можно быть уверенным в завтрашнем дне.
   Война… Сгоревший дотла замок… Вражеские солдаты, тащившие, что плохо лежит… Девчонку пустили по кругу вместе со служанками. Очнулась она утром во рву, рядом со стенами того, что было когда-то ее домом. Как выжила? Это уже второй вопрос. Наверное, просто очень хотелось жить.
   Что было дальше? Джоанна не сказала, возможно, не хотела, а возможно, и сама была не в курсе. Единственное, что понял киборг, – родилась она как раз через девять месяцев после той гнусной истории. А когда стала уже достаточно взрослой, чтобы адекватно оценивать окружающую действительность, ситуация уже давно устаканилась. Мать обосновалась в лесу, жила в большом, крепком доме, а в окружающих деревнях о ней знали, уважали и боялись. Впрочем, никому вреда она, насколько знала девушка, не причиняла – наоборот, оказывала некоторые услуги. Ну, подлечить кого или переместить с помощью магии что-нибудь. Или разбойникам головы оторвать – как-то вышли к их домику такие. Их разнесло в кровавую пыль, а селяне ведьму потом неделю поили до изумления, настолько эта шайка их достала. Правда, несколько раз до них добирались маги, почему-то жаждущие убить мать Джоанны, однако кончалась для них эта затея весьма плачевно.
   Но вот Джоанна подросла, стала проявлять несомненные признаки магических способностей. А что дальше-то? Кое-чему ее мать научила, но, похоже, педагогическим талантом та была обделена. А отправлять дочь в столицу – так ведь прибьют. Враги ведь, которые сожгли когда-то замок, никуда не делись, зря, что ли, маги-убийцы с завидной регулярностью приходили.
   Вот тогда и решила Джоанна попытать счастья под видом безродного мальчишки. Надо сказать, получилось, хотя, когда она вернулась домой на следующих каникулах, изрядно поседевшая мать хорошенько вкатила ей по заднице. А что? Сбежала, оставив записку! За такое Артур и сам бы ей седалище отполировал. А тут ведь мать! Один из сильнейших инстинктов – материнский. Когда-то Артура учили, как, используя его, вести допрос… Но тем не менее удерживать Джоанну мать не стала, и молодой, но многообещающий маг по имени Вольфган продолжил обучение.
   Самой большой проблемой оказалось то, что ректор ее на второй год расколол. Правда, сохранил свои знания в тайне, но Джоанна прекрасно понимала – все, она у него в руках. Ну а дальше… Как он будет ее использовать, пока непонятно, но что будет – несомненно. Может, в какой-то из своих вечных интриг, может, по прямому назначению. В смысле, как особь противоположного пола. Вряд ли, конечно, но привыкшая не доверять людям Джоанна готова была допустить что угодно. И она была очень удивлена, когда оказалось, что воин из прошлого в состоянии свернуть грозному ректору шею без особого усилия. Жаль, кстати, что не свернул, но обратно не отыграешь. Вот и все, в принципе, нехитрая история, хотя и мрачная.
   Почему Джоанна пошла с Артуром? Наверное, она и сама не смогла бы ответить на этот вопрос. Хотя, конечно, кое-какие причины лежали на поверхности – во-первых, неуемный характер, проще говоря, шило в заднице, не дающее сидеть на месте, во-вторых, не слишком ей нравилось в замке, очень уж он напоминал после штурма о рассказах матери, в-третьих, она подозревала, что в отсутствие киборга это место может оказаться не самым безопасным. Были еще и в-четвертых, и в-пятых, и в-шестых… Словом, много небольших, но весомых причин. Артур не стал копаться – как ни странно, Джоанне он верил. Видел, конечно, что она о многом недоговаривает, но не врет. Да и потом, она его ни разу не предавала…
   С некоторым усилием подавив внезапно вспыхнувшее раздражение и ухитрившись сделать это незаметно для собеседницы, киборг аккуратно перевернул оба висящих над костром импровизированных вертела с нанизанными тушками каких-то птиц. Каких? Этого он не знал, поскольку не видел разницы в том, как называли кандидатов на ужин. Завалил походя, когда ехали через лес, и ладно – главное, увесистые и пахнут вкусно.
   Словно подтверждая это мнение, сорвавшиеся с птичек капли жира упали на угли и вспыхнули веселым, трескучим пламенем. На лицо Джоанны легли неверные мерцающие отсветы, на миг вырвав его из полумрака и сделав девушку похожей на какое-то внеземное существо. Какое? Да пес его разберет, Артур навидался пришельцев самых разных и во всех видах, от живых и здравствующих до мертвых и неаккуратно расчлененных, но точной аналогии подобрать бы не взялся. Впрочем, как он подозревал, его собственное лицо выглядело сейчас ничуть не лучше. Мало того что мужское, которое по определению грубее, так оно еще и осунулось за последние дни, удивив этим в первую очередь самого Артура. Все же обмен веществ у киборгов, спасибо их разработчикам, был сбалансированным, а стало быть, на их внешности проблемы душевные сказываться не должны. Да и нет души у робота… Так что какой крокодил мог привидеться решившим посмотреть на него в условиях плохого освещения, Артуру оставалось только догадываться.
   Между тем Джоанна, не обращая внимания на игру света и тени, извлекла из-за голенища дорожного сапога тонкий, узкий нож, потыкала птичек и вздохнула:
   – Не готово еще.
   – Что, неужели так сильно проголодалась?
   – Ага…
   И глаза такие печальные-печальные, словно у котенка. Артур усмехнулся:
   – Вон ту возьми, с краю. Она уже прожарилась, скоро подгорать начнет.
   – Откуда ты узнал? – спросила девушка, яростно дуя на истекающую соком горячую птичью тушку. – Ты их что, насквозь видишь?
   – Именно так, – улыбнулся киборг. Ну, не объяснять же ей всю физику процесса и возможности встроенной аппаратуры.
   – А сам почему не взял?
   – Я могу и потерпеть. И не надо со мной делиться. Следующая птичка будет готова через две с половиной минуты плюс-минус тридцать секунд.
   Честное слово, Артур услышал, как у девушки лязгнула отвисшая от удивления челюсть. Ничего-ничего, то ли еще будет. Это она еще не видела, чем могут питаться киборги. Если повезет, то и не увидит никогда.
   Дождавшись, когда птичка не только прожарится, но и чуть подсушится, ему так больше нравилось, Артур ловко снял ее с вертела и аппетитно захрустел косточками. То, что он ел птичью тушку с костями, да еще и не обжигался при этом, Джоанну уже не шокировало – приходилось ей наблюдать подобное и раньше, еще в замке. Да и занята она была, продолжая вгрызаться в собственную порцию. Хотя, конечно, насытилась она намного быстрее Артура с его бешеным метаболизмом. Однако же продолжала отщипывать от своей птички кусочки и неторопливо жевать – готовил Артур на удивление хорошо. Как он ей сказал, что было совершенно для нее непонятно, в него закачано столько информации, что он может быть кем угодно. Хоть кулинаром, хоть строителем, хоть врачом. Главное – поставить задачу, а остальное – дело техники.
   Наконец, сообразив, очевидно, что больше в нее не влезет, Джоанна отложила остатки еды и, потягивая из кружки ароматный чай, спросила:
   – И что ты дальше планируешь делать?
   – Ну, вначале прибью нашего барона-банкира. Потом ликвидирую короля. Или, как вариант, договорюсь с ним, однако это вряд ли, – с набитым ртом, но на удивление членораздельно ответил Артур. – Прибить выходит заметно проще, главное – найти, кто займет эту должность вместо него.
   – Ты же вроде бы совсем недавно утверждал, что тебе все равно, чем кончится эта война. – Девушка прищурилась. – Или все-таки остались какие-то чувства?
   – Их у меня никогда и не было, – невозмутимо ответил Артур. – Киборгам чувства не положены. Однако в программе действий функция охраны корабля обладает высшим приоритетом. В данном случае наилучшим вариантом является устранение внешней угрозы. Что уж будут думать те, кто остался в замке, только их проблемы.
   Джоанна не поверила. До конца скрывать свои чувства она не умела, и скептическое отношение к словам Артура на ее лице было разве что крупными буквами не написано. Однако смолчала – видно, хорошо понимала, когда стоит говорить, а когда лучше промолчать, жизнь научила. Ну а киборг в свою очередь не стал ей указывать на владение мимикой – и без его советов научится со временем. Вместо этого он предложил укладываться спать, время было уже позднее, и черный как сажа небосвод покрылся россыпью звезд, складывающихся в созвездия, даже отдаленно не похожие на те, которые можно увидеть с Земли.
   Вот тут и обнаружилась мелкая, но неприятная проблемка. Киборг не таскал с собой палатку – во-первых, для него температура была комфортной изначально, во-вторых, произвольно меняя обмен веществ, он мог без каких-либо неприятных ощущений спать хоть на полюсе в снегу. Так что единственное, что он сейчас сделал, так это набросал кучу хвойного лапника и кинул сверху широкий плащ, нагло реквизированный в замке. Не потому, что этот плащ был нужен, а потому, что он киборгу понравился, а сейчас вот пригодился.
   Однако если для Артура вопрос об удобствах не стоял, то с Джоанной было сложнее. Собиралась девушка второпях, опасаясь, во-первых, что ее не выпустят из замка, а во-вторых, что не успеет догнать не знающего усталости киборга. Кстати, несмотря на охватившую замок после его наглого отъезда суматоху, ее и впрямь попытались остановить. Угу, остановите мага, чье любимое развлечение – кидаться молниями, попробуйте. Хорошо еще, не пришибла никого, хотя, кстати, могла вполне – заряда энергии, который она вложила в удар, было вполне достаточно, чтобы развесить всю охрану по воротам, причем не просто так, а в виде мелко-мелко нарубленного и хорошо прожаренного фарша. Так что героические вояки разбежались, большинство попросту спрыгнули в ров, а на подмогу никто не пришел – кому хочется головой рисковать.
   Все получилось достаточно просто, но то, что среди быстро-быстро навьюченных на спину заводной лошади вещей не оказалось не то что палатки, но даже теплого плаща, успешное и эффектное бегство не оправдывало. Без крыши над головой обойтись было еще можно, кое-какое тепло разведенный по всем правилам костер тоже давал, но все равно кончилось тем, что Артур попросту уступил девушке свой плащ, в который она тут же завернулась, и притащил для себя еще одну кучу лапника. Организм у него, конечно, был крепкий, но подвергать его ненужным нагрузкам ночевкой на голой земле не хотелось.
   В общем, кое-как устроились. Артур тут же привычно начал соскальзывать в сон, но голос Джоанны буквально выдернул его обратно в реальность:
   – Скажи, можно задать тебе вопрос?
   – Спрашивай, – ответил киборг, ни единым звуком не выдавая легкого раздражения, – он не любил, когда ему без веской причины мешали спать.
   – А это правда, что ты летал там, между звезд?
   – Правда. А откуда знаешь?
   – Ко… Карина говорила.
   – Да, летал. Много веков назад.
   – И как это? Ну, летать…
   Артур повернул голову, увидел, с каким мечтательным взглядом девушка смотрит вверх… Вздохнул:
   – Да ничего особенного. И не морщись – так и есть. Для тебя полет, может быть, и чудо, а для меня – обыденность. Да и вообще, любое чудо, если оно повторяется каждый день по сто раз, превращается в скучную деталь пейзажа.
   – Я знаю. – Вздох был совсем тихим, но не от ушей киборга его скрывать. – И все рано, хочется полететь.
   – Хочется – значит, полетишь. Не к звездам, конечно, но в воздух, если захочешь, поднимешься. Завтра, если будет время, я тебе сделаю чертежи планера, который можно построить на вашем технологическом уровне. Ну, или дельтаплана – это еще проще.
   – Спасибо. А еще вопрос можно?
   – Да спрашивай уж, все равно, пока не спросишь, не успокоишься.
   – Скажи, а что тогда для тебя чудо?
   – Чудо? Пожалуй, люди.
   – В каком смысле?
   – В самом прямом. Каждый человек неповторим. Пусть все это описывается с точки зрения науки в мельчайших подробностях, но все равно… Это ведь не мы, киборги. Типовой проект, всего-то около сотни вариантов, отличия бывают только благоприобретенные.
   – А…
   – Все, спи. Вечер откровений закончен. Если очень хочешь, скомпонуй вопросы, задашь их завтра, а сейчас нам обоим надо отдохнуть – день будет не очень легким.
   Девушка, наверное, обиделась, а может, и нет. Лица ее Артур все равно не видел, поскольку уже закрыл глаза и повернулся на другой бок. Так он и заснул, почти мгновенно, и только утром обнаружил, что Джоанна приткнулась ему под бок – видимо, несмотря на реквизированный плащ, замерзла все-таки, вот и прижалась к горячему боку киборга. Хотя, надо сказать, неудобств ему это не доставило, единственно, вставать пришлось осторожно, дабы не разбудить, да вдобавок пожертвовать куртку. Этим предметом гардероба Артур прикрыл девушку, а сам занялся костром и завтраком. Все равно спать уже не хотелось, а Джоанна пусть еще немного поваляется – малолеткам сна надо много.
   Растолкал он спутницу, только когда завтрак был готов. Кстати, будить ее оказалось, на его взгляд, сложнее, чем разгромить вражескую армию, – во всяком случае, пяткой в нос Артур, не ожидавший такой подлости, все же словил. Однако справился-таки, доказав, что нет задачи, с которой не может справиться сверхинструмент и сверхоружие человечества. И вскоре проснувшаяся и умытая (для совмещения, ускорения и усиления процесса Артур пару раз макнул ее лицом в протекавший рядом с лагерем ручеек) девушка сидела и с аппетитом уплетала завтрак, параллельно дуясь на приверженца столь радикальных методов побудки. Киборг лишь усмехался про себя – а нечего, раз уж решила отправиться в долгое и опасное путешествие, то привыкай к тяготам походно-полевой жизни. Кстати, посуду тоже ей драить пришлось, впрочем, как раз этот процесс не вызвал у девушки ни малейшего неприятия.
   Ну а потом вновь дорога под копытами лошадей, и Артур с удивлением отметил, что начал даже получать какое-то извращенное удовольствие от неспешности процесса. Все же ему, чуть ли не с момента создания привыкшему к космическим скоростям, движения лошади казались чуть ли не черепашьими, но… Но это его не раздражало, как раньше, а наоборот, успокаивало. Киборг сам не заметил, как погрузился в глубокую, отрешенную от происходящего задумчивость. А задуматься было о чем. Все указывало на то, что электронные блоки, не перестав функционировать, тем не менее полностью утратили командные функции, и биологический мозг из вторичной, резервной системы управления превратился в основную. Ничем иным объяснить регулярные логические сбои просто не получалось, хотя существовала вероятность, что у Артура просто не имелось всей необходимой для анализа информации. Ну да, на его памяти не было ни одного киборга, пролежавшего тысячу лет в анабиозе, вдобавок совсем рядом с мощным источником радиации. Разумеется, можно было, как выражался один из инструкторов в центре киберсервиса, расслабиться и получать удовольствие, однако сложившаяся ситуация грозила непредсказуемым развитием, что было чревато такими же непредсказуемыми последствиями. Словом, оставалось ехать, крутить в голове варианты и рассчитывать на лучшее – все равно ничего больше сделать Артур пока не мог. Не устраивать же самому себе вскрытие черепа с хирургической блокировкой нейронных связей. Во-первых, это было невозможно технически, а во-вторых, к собственному удивлению, киборг поймал себя на мысли, что не хочет этого. Нынешнее состояние ему, как ни странно, нравилось. Самое интересное, что слова «хочу», «не хочу», «нравится», «не нравится» в лексиконе киборга должны отсутствовать в принципе, но вот… Главной проблемой оказывалась непредсказуемость развития ситуации, но Артуру на это было наплевать. Это, кстати, тоже плохо согласовывалось с заложенными изначально программами, киборг должен просчитывать возможные последствия своих действий, однако, в конце концов, те, кто составляли программы, умерли несколько веков назад и не были в состоянии оценить их адекватность. Раз так, то и нечего дергаться.
   Мысли текли в голове Артура неспешно, как и все, что происходило на этой планете. А вот рефлексы действовали с прежней скоростью, предусмотренной конструктивными особенностями биоробота. Во всяком случае, за полдня Артур добыл с десяток птичек вроде тех, которые были употреблены вечером и, в меньшей степени, утром, и крупного, отожравшегося зайца. Пожалуй, он был прав, предположив вариант с полным терраформированием планеты. Во всяком случае, животный мир почти точно копировал земной, отличаясь лишь в деталях, которые вполне можно было списать на местные локальные мутации да еще на незнание Артуром за ненадобностью всех разновидностей земной флоры и фауны. Впрочем, не важно, главное – съедобный, так что Артур охотился, давая спутнице повод время от времени восхищенно взвизгивать, когда его нож, коротко сверкнув, пришпиливал к древесному стволу очередную добычу в паре десятков метров от них. Хорошо еще, лес сейчас был редким и практически не мешал охоте. Зайца же он добыл, когда они выехали из лесу – на лугу Артур легко достал косого в полусотне метров. Наверное, с точки зрения людей это и впрямь выглядело эффектно, хотя для киборга в том, чтобы послать предмет по математически выверенной траектории столь же выверенным усилием, не было абсолютно ничего необычного.
   Вокруг было на удивление спокойно. Особенность Средневековья – войны здесь ведутся малыми силами, на первом месте маневр. Ну а при маневренной войне те, кто остался чуть-чуть в стороне от места военных действий, от них практически не страдают. Насколько помнил Артур, на Земле в свое время бывали деревни и даже города, которые переходили от одной страны к другой, так и не увидев ни одного вражеского солдата. Войны шли где-то там, в стороне, и о результате узнавали уже постфактум. Ну а крестьянам безразлично, кому платить налоги. Так и здесь – Артур проехал за день три деревни, и лишь в одной что-либо слышали о происходящих неподалеку катаклизмах локального масштаба. Все правильно, обе армии вторжения проходили в стороне от этих мест, а значит, война их не затронула. Можно было лишь порадоваться за людей, которых минули связанные с ней риски и лишения, но Артуру, по большому счету, все это было абсолютно безразлично. Этот путь он выбрал не потому, что тот пролегал вдали от разоренных территорий, и даже не потому, что был коротким, скорее уж наоборот, ехать было дольше примерно на двое суток. Зато и искать или ожидать их здесь вряд ли будут. Были, правда, еще несколько вариантов маршрутов, столь же непредсказуемых, и киборг выбрал именно этот с помощью старого, дедовского метода. Люди обычно подбрасывают монеты или кидают игральные кости, он же воспользовался обычным генератором случайных чисел. Получилось не хуже, а предсказать теперь его маршрут было и вовсе нереально. Киборг, разумеется, понимал, что на этой планете он самый пробивной, но рисковать зря не хотелось. К тому же этот курс почти точно выводил его в те места, где жила мать его спутницы, что было не запланировано, однако удачно. Ну а деревни – это так, дополнение.
   В одной из таких деревень они и остановились на ночь. Правда, в ней не было даже намека на постоялый двор, слишком уж далеко она располагалась от больших дорог, да и староста отнюдь не горел желанием принимать у себя постояльцев. Тогда киборг показал ему серебряную монету. Староста тут же согласился, что место для ночевки найти, разумеется, можно, вот только маловато будет… Киборг согласно кивнул, свободной рукой сгреб старосту за шиворот и повернул ему голову так, чтобы он видел меч на поясе собеседника. Похожий на страдающего перееданием хряка, староста, как оказалось, сохранил-таки в неприкосновенности от наплыва жирового потока мозги, а главное, инстинкты. Во всяком случае, силу хватки Артура он оценил адекватно, намек тоже понял и согласно кивнул, мол, предложенная оплата его вполне устраивает. Зато его сыновья, похожие на батю фигурами и габаритами, явно не имели его мозгов или, что вероятнее, опыта и чутья на неприятности. Дружно заворчав, они двинулись к месту спора. Интересное зрелище было – атака четырех груш на коротких ножках. К счастью, отец момент начала кризиса успел заметить, сориентировавшись по сузившимся глазам Артура и сообразив, что сейчас начнутся проблемы. Во всяком случае, рыкнуть на сыновей он успел за секунду до того, как меч киборга покинул ножны. Дети послушались – видно, отец пользовался у них непререкаемым авторитетом. Недовольно ворча, они медленно отступили, и поле несостоявшегося боя осталось за киборгом, однако хорошего настроения ему это не прибавило. Честно говоря, он предпочел бы опять заночевать в лесу, тем более что до ночи они проехали бы еще километров пятнадцать, не меньше, однако Джоанна после той, первой ночевки покашливала. Несильно, однако лучше было не рисковать – ничего от простуды в имеющейся у киборга аптечке не было. Просто даже потому, что подобные лекарства были ему не нужны, его организм и так способен был справиться практически с чем угодно, а на спутницу он, уезжая, не рассчитывал. Так что ночевать лучше было под крышей, а то ведь начнется, скажем, бронхит, и что делать? Нет уж, лучше перебдеть.
   Староста, хотя и сообразил, что с нежданным визитером лучше не враждовать, нашел способ хоть чуть-чуть да отомстить. Мелковатый способ, как и все крестьянское мышление в этом мире, – поместили гостей на отшибе, к престарелой вдове, у которой было не слишком-то комфортно. Нет, дом был большой, но запущенный – женщина жила одна, муж давно умер, дети разъехались кто куда. Впрочем, запущенность запущенностью, а было в доме чистенько, во всяком случае, придирчивый взгляд Артура не обнаружил ни тараканов, ни клопов, ни еще какой-либо вредной живности. Насчет же того, что с едой были проблемы, так как хозяйка жила, мягко говоря, небогато, так это как раз было решаемо – зря, что ли, целый день охотился? Словом, разместились достаточно комфортно.
   Пожалуй, единственной неожиданностью для Артура оказался тот факт, что бабка, стимулированная еще одной монетой, приличной суммой по деревенским меркам, постелила им вместе. Надо же, полуслепая вроде, а что Джоанна – женщина, сообразила моментально. Непонятно, правда, как, но сообразила и сделала соответствующие выводы. То ли за мужа с женой их приняла, то ли за любовников. Пришлось ей открытым текстом сказать, что ошиблась, – ух, как забегала! Хотя никаких обид или оскорблений путешественники во всем этом не усмотрели – ну, напутала женщина, с кем не бывает, – одна проблема тут же обозначилась. Мужчина и женщина, путешествующие вместе, особого внимания не привлекают, однако привлекает внимание их отношение друг к другу, точнее, отсутствие воспринимаемых естественно отношений. Выводы? А вот они-то как раз могли быть разными. С точки зрения привыкшей за годы двойной жизни к тщательной конспирации Джоанны, им надо было придумать какую-то легенду. Ну если не муж и жена, то, как вариант, мужчина-охранник при женщине. С точки зрения же Артура, смысла в конспирации не было вовсе, поскольку, во-первых, их путь пролегал по не слишком населенной местности, а во-вторых, если кто-то начнет создавать проблемы, то его можно быстро и качественно пристрелить, а не ломать комедию. Тем не менее спорить он не стал, охранник так охранник. Хочет девочка поиграть в шпионов, так и пускай ее, только придется шмотки немного другие по дороге приобрести, чтобы больше соответствовали образу богатой дамы. Это, впрочем, можно было сделать в любом городе, а по дороге таковые имелись. Денег тоже хватало, а будет мало – добыть не сложно, если не испытываешь каких-либо предубеждений в способах получения.
   А дальше снова дорога, почти неделя прогулки по малоцивилизованным пустынным местам, с ночевками, когда в деревнях, а когда на лоне природы, благо палатку для Джоанны в деревне купить удалось, хотя и паршивенькую. И единственное развлечение – вечерние разговоры. Честно говоря, киборг не собирался с кем-либо что-то обсуждать, но девушка оказалась упорной и с настойчивостью, достойной лучшего применения, долбила его, пока он не сдался. В результате по вечерам у костра Артур теперь предавался воспоминаниям, одновременно на примере событий, свидетелем и участником которых являлся, рассказывая ей об иных мирах, о космосе, о том, что можно встретить на пыльных тропинках далеких планет и с чем на них лучше никогда не встречаться. А знал он много, ведь не зря же прошел с самого низшего ранга до предпоследнего, и путь этот не был усыпан розами. Скорее, наоборот, в нем было изрядно крови и смерти. Вот и рассказывал он то, что помнил, и перед его мысленным взором, вырванные из глубин памяти, проносились боевые звездолеты, рушились в атмосферы планет десантные боты, сходились в рукопашной схватке люди и их конкуренты с руками, лапами, щупальцами и псевдоподиями. И часто нельзя было заранее предсказать, кто же победит в той или иной схватке.
   Кстати, и в войнах люди тоже побеждали далеко не всегда. Чаще всего, конечно, они справлялись с врагом, но, бывало, и самим доставалось – противники иной раз попадались весьма серьезные, даже превосходящие человечество технически. Люди занимали среди известных соседей нишу крепких середнячков. Даже, пожалуй, чуточку выше среднего уровня, но совсем ненамного, и некоторые враги обгоняли их довольно заметно. В таких случаях выручали достаточно большой уровень воспроизводства населения и сформировавшаяся репутация – всем конкурентам было известно, что человечество будет, случись нужда, драться до конца, и потери в войне, даже если удастся одержать победу, окажутся серьезнее любой потенциальной выгоды. Ну а со временем сформировался определенный баланс сил, и мало кто рисковал воевать по-настоящему. Пограничные стычки шли постоянно, но этим, как правило, и ограничивались. Хотя, конечно, всякие отморозки находились, особенно среди цивилизаций, вышедших в космос относительно недавно и теперь то ли по незнанию, то ли по врожденной глупости пытающихся задирать соседей. Таких обычно давили всем миром – устоявшийся порядок старых игроков, по большому счету, устраивал, и стремящаяся диктовать собственные правила шпана никому не была нужна. На памяти Артура подобное случалось четыре раза – один раз пощупали границы людей, дважды – ауш-тенки, гигантских разумных ящеров, напоминающих трехметровых динозавров, и еще один раз богомолов. Самоназвание этой расы было абсолютно непроизносимо для человеческого языка, вот и прозвали их богомолами за внешнее сходство, хотя на самом деле были они двоякодышащими млекопитающими. Во всех случаях соседи немедленно присылали на помощь подвергшимся атаке свои эскадры, помогая дать укорот нахалам, пусть даже они и не были особо дружны с теми, кому помогали.
   Сам киборг участвовал в двух таких войнах. В первый раз – когда защищал границы создавшей его расы. Ну, тогда не было ничего сложного, и люди еще до прибытия союзников хорошо дали нападающим по мозгам и вытеснили их со своей территории, а вот в Первую ауш-тенкийскую кампанию было намного сложнее. Противник тогда оказался даже не столь силен, сколь решителен, и прежде, чем ящеры сумели хоть как-то стабилизировать фронт, они потеряли около трети своей территории. Хотя, разумеется, победы только за счет тактики, численности и скоординированности долго продолжаться не могли, постепенно технический перевес обороняющихся дал о себе знать, да и помощь быстро подошла. В общем, передавили, хотя на памяти Артура это был едва ли не единственный случай, когда солдаты противника, здоровенные, похожие на вставших на задние лапы гиен твари, оказались быстрее и сильнее физически, чем он сам. И все же справились, пусть и ценой большой крови.
   Джоанна слушала его истории, перемежаемые байками из солдатского фольклора, открыв рот, и выглядела при этом донельзя забавно. Для нее это были всего лишь сказки, когда интересные, когда страшные, но сказки. И похоже, ей очень хотелось оказаться там, где звезды, что называется, в ладонях. Увы, в этом Артур ей помочь не мог, хотя, конечно, и не стал бы помогать, будь у него такая возможность, – это не было предусмотрено ни одной программой. Впрочем, с учетом того, как эти программы себя ведут… В общем, не стоило зарекаться, хотя технической возможности все равно не было, и подобные размышления проходили сейчас по разряду голой теории.
   Еще их пытались ограбить целых два раза, и в обоих случаях это были небольшие банды мародеров, оставшиеся от разбитой недавно киборгом армии. Первая, числом два десятка олухов, едва не вызвала у Артура приступ нездорового смеха. Мало того что они сейчас представляли собой толпу плохо вооруженных оборванцев, так еще и всем скопом на дорогу высыпали. Наверное, думали, что десятикратный численный перевес делает их донельзя грозными в глазах случайных путников. Естественно, о таких понятиях, как тактика со стратегией, им говорить даже не стоило, в лучшем случае разинули бы рты и почесали затылки, в худшем – решили, что их матерно ругают, и начали бы размахивать железками. Кстати, всевозможными пародиями на оружие они были обвешаны от ушей до пяток. Именно пародиями – тупой меч из паршивой стали или сделанная из косы пика, на взгляд Артура, были профанацией и попыткой выдать желаемое за действительное. Обидно даже – эти шустрики его вообще за придурка считали, что ли?
   Правда, Джоанну их металлолом вкупе со зверскими рожами впечатлил, и она тут же ретировалась за спину киборга. Ну, что взять с женщины. Артур лишь просканировал на всякий случай окружающие кусты, убедился, что там никого нет, и спрыгнул с коня, перебросив девушке поводья и объяснив ей, что хочет размяться. Незадачливые грабители, услышав это, дружно заржали – очевидно, не восприняли его слова всерьез. А зря – несмотря на свое не вполне адекватное поведение, в записных шутниках киборг себя не числил.
   Ну и результат вышел… соответствующий. Короткий высверк стали, извлекаемый из ножен меч, не успев завершить даже первого движения, как гнилой арбуз, разваливает голову не успевшего даже понять, что произошло, главаря этой несчастной шайки. А потом Артур ввинтился в беспорядочную толпу бандитов и прошел сквозь нее, как раскаленный докрасна нож сквозь масло. Раз-два, дзинь-звяк, и осталось только четверо то ли самых умных, то ли самых трусливых, успевших нырнуть в ближайшие кусты. Артур видел, куда они направились, но гнаться не стал, не видел смысла зря расходовать силы.
   Вторая засада была организована достаточно грамотно. В киборга просто выстрелили из кустов, дважды. Один арбалетчик целился в голову, другой – в корпус, при любых раскладах даже единственного попадания было бы достаточно, однако стрелки не учитывали, да и не могли знать в принципе, что Артур их давным-давно увидел и даже просчитал варианты действий. Наверное, они весьма удивились, когда он просто извлек из воздуха выпущенные в него арбалетные болты. Однако и тут их дальнейшие действия оказались весьма разумны – и арбалетчики, и еще шестеро вооруженных людей, очевидно их прикрытие и, соответственно, подельники, не стали испытывать судьбу и просто бежали. Это был правильный выбор – гоняться за кем-либо не входило в планы Артура, и он позволил им уйти. Единственно, заработал в качестве бонуса восхищенный взгляд Джоанны – ну да, такого цирка с пойманными голыми руками стрелами ей, похоже, видеть еще не приходилось. Но все эти нюансы с грабителями были лишь мелкими эпизодами, а в целом дорога оказалась спокойной и даже чуточку скучной, поэтому возникшие на горизонте стены города киборг, неожиданно для себя, воспринял с радостью. Оказывается, для полноценной жизни ему теперь надо было хоть какое-то разнообразие, чего раньше, в спокойные времена обычной службы, не требовалось в принципе. Вот и гадай теперь, хорошо это или плохо. Чуть подумав, Артур решил, впрочем, что гадать нерационально – надо просто воспринимать изменившуюся ситуацию как должное, и, не теряя больше времени на размышления, он толкнул коня в бока и решительно двинулся вперед.

Джоанна

   Ехать с Артуром было интересно. Одни его рассказы по вечерам чего стоили. И даже не только и не столько рассказы о его приключениях – подобными баснями, как по собственному опыту знала Джоанна, буквально вулканируют ветераны преклонного возраста, примерно бутылки после третьей. Так уж получилось, что хотя она и не любила всевозможные питейные заведения, но в корчмах-тавернах ей сидеть приходилось частенько. А куда деваться? Бурная жизнь студента подразумевает посещение всевозможных недорогих забегаловок в компании сокурсников, а если ты маскируешься под мужчину – тем более. Можно было, конечно, разыграть из себя совсем уж занудного очкарика, помешанного на учебе, но это иногда привлекает излишнее внимание, а девушке приходилось маскироваться, сливаясь с толпой. Вот и погуляла, славно погуляла, надо сказать. Единственно, девок не снимала, как ее товарищи, но сохранять подобные интимные секреты оказалось достаточно просто – хвастаться выдуманными подвигами она научилась быстро, и, как подозревала, большинство ее товарищей в этом плане были столь же богаты на фантазию и бедны на опыт, как и она сама. Встречались среди них, правда, и настоящие коты – в смысле, круглый год мартовские, с женщин не слезающие, но таковых оказалось немного. В одного она даже влюбилась, но, в силу обстоятельств своего пребывания в академии, платонически.
   Так вот, баек от всевозможных героев дряхлого вида она наслушалась изрядно. Таких всегда хватало, не скопивших денег или просадивших их, теперь перебивающихся с хлеба на квас и готовых развлечь своими историями любого, кто поставит им кружку-другую паршивого местного пива. Надо сказать, байки эти были порой весьма занимательными и правду от вымысла отличить иногда оказывалось довольно сложно. То, что рассказывал Артур, проходило в той же категории, разве что место и время действия заметно отличались, да и рассказчик оказался на редкость талантливым. Однако байки байками, а куда больший интерес у Джоанны вызывала информация, имеющая, возможно, практический смысл. Взять хотя бы тот же чертеж дельтаплана, который он ей нарисовал на привале. Ведь как все просто! Джоанна прикинула, что даже сама его сможет построить, если, конечно, постарается – все же полуотшельническая жизнь с матерью ее многому научила, практически все тогда приходилось делать самим. Планер, конечно, ей одной не построить, но тоже можно, ничего в этом неосуществимого, как понимала девушка, нет. А ведь это был всего лишь эпизод, и Джоанна поражалась тому, с какой легкостью Артур делился с ней знаниями по математике, физике, химии, тому, что знали сейчас, пожалуй, лишь церковники, никого не подпускающие к своим секретам. Правда, многого за не слишком длинную поездку не узнаешь, да и целенаправленно ее Артур не учил, просто не скрывал того, что знает, но память у девушки была хорошая – одно из преимуществ магов. А раз так, надо было просто слушать и запоминать, а систематизировать и осмыслить можно будет потом, ну, хотя бы во время собственно поездки. Кстати, если вначале Артур при этом обычно молчал, ведя разговоры только на стоянках, то уже на третий день ей удалось разговорить его и днем, во время езды, и сейчас его увлекательные и, в перспективе, весьма полезные рассказы скрашивали ей скуку монотонной поездки. Правда, далеко не все из того, что он говорил, Джоанна понимала, однако и объяснить Артур никогда не отказывался, похоже, ему тоже было скучновато, хотя он и утверждал, что у киборгов скука не предусмотрена программой. Кстати, не забыть спросить, что такое программа…
   И вообще, она не могла понять, что этой кош… герцогине свежеиспеченной еще надо было. Настоящий мужчина – сильный, храбрый, решительный. Вон как он этих недомерков разделал, любо-дорого смотреть было. Она, когда бандиты на дорогу вышли, за его спину моментально спряталась. Не потому, что страшно было, она помнила, что он еще недавно армии разгонял, одну так и вовсе на ее глазах, и замки брал в одиночку. Просто воняло от них так, что жутко становилось – не мылись, похоже, по году минимум, если вообще от рождения знали, что такое мыло. Ну, Артур ее ожидания оправдал тогда полностью, как он сказал, размялся малость. Правда, трупов было много, ну да этого она как раз ожидала.
   Так вот, сильный, храбрый, вдобавок умный, и с чувством юмора все в порядке. В смысле, не только может ржать, как лошадь, подобно большинству дворянских отпрысков, а понимает шутку и сам в ответ пошутить может. Единственный недостаток – искусственно созданный, и что с того? Да и недостаток ли это? Надо будет у матери спросить.
   А еще, как оказалось, Артур не был жадным, хотя, как знала девушка, очень многие люди, даже будучи до предела богатыми, часто невероятно скаредны. И сами на всем экономят, и жен с детьми в черном теле держат – да что уж, приходилось наблюдать такие примеры, но сейчас был явно не тот случай. В принципе, Джоанна и так это знала, ведь с той же Карины он за помощь не потребовал ни гроша, хотя, учитывая то, что он сделал, можно было этому только удивляться. За такое можно требовать что угодно, включая замок и саму герцогиню в придачу. Но – не потребовал, еще и помог финансовые проблемы решить, хотя, как подозревала девушка, поступи он как любой другой на его месте, герцогиня была бы совсем не против.
   Прямо сейчас Джоанна испытала легкое отношение киборга к финансам на себе. Уезжая из замка, Артур не стал корчить из себя бессребреника и набил деньгами целую сумку. Конечно, мог бы взять и больше, но, как он ей объяснил, руководствовался при налете на герцогскую казну принципом разумной достаточности. Из этих средств он и оплачивал ночлеги, покупки и въездную пошлину, когда они въезжали в город с потерявшим смысл в веках названием Нью-Монако. Городишко был так себе – провинция, одно слово. Большая часть построек давным-давно располагалась за его стенами, хотя, конечно, тут были исключительно бедные кварталы, и для того, чтобы переночевать в приличном заведении, требовалось заехать внутрь этих самых стен. Невысоких, кстати, всего-то в три человеческих роста, а если брать за эталон рост Артура, то и еще меньше. Сложены стены были даже не из камня – из толстых бревен, и, глядя на то, как чуть презрительно поморщил нос киборг, Джоанна поняла: случись нужда, он быстро разнесет всю эту фортификацию на отдельные бревна, а то и вовсе в щепки. Тем не менее Артур промолчал, наверное, просто не хотел нервировать стражника, одоспешенной тушей маячившего в воротах и взимающего плату за въезд. Цивилизация, однако…
   Кстати, насчет цивилизации – это как раз Артур сказал. А еще он сказал, что она везде одинаково начинается, и почему-то как раз с таких вот толстомордых взимателей подати. Называют их по-разному, но суть от этого не меняется, равно как и сытый вид. Джоанна только хихикнула в ответ – ряха у стражника действительно была такой, что, казалось, не во всякую дверь пройдет. Впрочем, самому грозному служителю копья и кошелька это обстоятельство неудобств, похоже, не доставляло, напротив, он явно считал его своим достоинством, а немногочисленные проезжающие отнюдь не спешили его разубеждать.
   В город они проехали обычным порядком. Киборг не хотел привлекать к ним лишнего внимания и потому не стал заострять вопрос по поводу своей способности в одиночку взять этот город на копье. Правда, морду лица при этом сделал такую, что даже мимолетного взгляда было достаточно, чтобы понять – странствующий господин ОЧЕНЬ недоволен и только присутствие дамы удерживает его от немедленного битья тех, кто мешает проехать. Однако еще немного, еще капельку масла в огонь раздражения – и зубы незадачливого стражника вылетят изо рта птичками. И кстати, последствия для благородного при этом будут минимальными, в худшем случае заплатит штраф – Джоанна наслышана была о таких прецедентах. Касаемо же благородства – то здесь и осанка видна, и одежда не из простых, да и, как оказалось, одну дворянскую цепь Артур в сокровищнице герцогини все же прихватизировал и, подъезжая к городу, вытащил из сумки и напялил на шею. Рядом с таким мужчиной хотелось выглядеть соответственно, и Джоанна сидела теперь на своей лошади с ровной спиной и чуть надменно сжатыми губами. Единственно, портили ей настроение небогатая одежда да еще, пожалуй, тот факт, что по сравнению с местными красавицами она выглядела замухрышкой. Вон попадались навстречу некоторые – сразу видно, настоящие женщины, есть за что подержаться, а не как она, оглобля оглоблей. Почти как герцогиня, только еще худощавее.
   Между тем стражник, видимо, шестым чувством ощутил, что связываться с мрачно глядящим на него сверху вниз путником все же не стоит, и взял плату за въезд тютелька в тютельку, не прибавив даже обычной мзды, а потом пропустил их, даже не проведя досмотра. Хотя, конечно, что там смотреть? Вся поклажа была навьючена на лошадей, в таких тючках ничего запрещенного и не завезешь, во всяком случае, много не завезешь. Разве что дурман-траву… Однако как раз она под категорию официально запрещенных товаров не попадала, а лишь считалась нежелательной к использованию. Когда они въезжали в ворота, Джоанна с трудом удержалась от того, чтобы показать стражнику язык, и погрузилась в привычную атмосферу города.
   М-да… А городок-то был так себе, как выражался порой Артур, третий сорт – не брак. Джоанна здесь в жизни ни разу не бывала, но сразу поняла, что смотреть особо не на что. Со столицей даже глупо сравнивать, в разы меньше, хотя, надо сказать, жили тут вольготнее, подворья у каждого дома были впечатляющие. Это в больших городах каждый, самый завалящий клочок земли на вес золота, а тут жили с размахом. И воздух был заметно чище, во всяком случае, прокисшим сортиром не воняло, разве что прокисшими щами. А еще, в отличие от застроенной высокими трех– и четырехэтажными каменными зданиями столицы, вся архитектура здесь была из того же дерева, каменные дома попадались редко. Даже, можно сказать, очень редко, Джоанна насчитала их всего три, причем один из них – мэрия, а второй – местное отделение гильдии магов. Оба этих дома были трехэтажными, над мэрией вдобавок возвышалась деревянная надстройка пожарной каланчи, очень важного для построенного из дерева города атрибута. Над гильдией, без какой-либо функциональной необходимости, а скорее, просто чтобы не уступать мэрии, иглой торчал в небо деревянный же шпиль. Даже церковь, деревянная и с колокольней, была пониже, в то время как все остальные здания в городе и вовсе не превышали в высоту двух этажей. Артур, когда Джоанна пояснила ему, что есть что, едва заметно улыбнувшись уголками губ, назвал мэрию с гильдией небоскребами и предложил срочно узнать, где тут можно остановиться на ночь и, желательно, много и вкусно поесть.
   Ну, тут уж Джоанна ничем ему помочь не могла. Если ту же мэрию она вычленила наметанным взглядом, а гильдию ей положено было узнавать по должности, то всевозможные питейно-ночевальные заведения она просто не видела. Уж больно кривыми были улочки, изначально город явно строился без какого-либо плана, и заблудиться в нем можно было запросто. Так она Артуру и объяснила. Киборг в ответ буркнул что-то вроде того, что опять все падает на хрупкие мужские плечи, и, ловко извернувшись в седле, поймал за плечо какого-то прохожего. Судя по недовольному лицу, тот не был расположен к разговорам, а богатая одежда прямо-таки кричала, что ее хозяин может позволить себе выбирать, когда и с кем разговаривать. Однако, бросив один-единственный взгляд на Артура, он почему-то тут же передумал ругаться. Только рот почему-то не закрыл и принялся со свистом втягивать воздух. Потом, выслушав очень вежливые вопросы, с вымученной улыбкой дал ответ, точный и обстоятельный. Только голос у него был при этом странный – хриплый и притом тоненький. Интересно даже, чем Артур ему так приглянулся? Неужели он из этих, которые женщинам мужчин предпочитают?
   Когда невольный справочник ходячий ушел, очень быстро и не оглядываясь, Артур довольно хмыкнул и в два счета вывел их к искомому заведению – здоровенному двухэтажному домине, из-за дверей которого аппетитно тянуло съестным, а во дворе недовольно бухали копытами лошади. Несмотря на раннее время, постоялый двор явно не пустовал, а тянущиеся с кухни запахи подтверждали его статус, а раз так, не стоило отвлекаться на поиски чего-либо другого.
   Хозяин заведения, здоровенный, на удивление подтянутый мужик со шрамом на пол-лица, вышел на порог самолично. Наметанным взглядом прошелся по лошадям, оценил их стать, потом глянул на затрапезную одежду приехавших, чуть заметно поморщился. Артур в ответ тряхнул кошелем, в который пересыпал часть денег, и тот отозвался серебряным звоном. Оценив эту демонстрацию платежеспособности, ресторатор тут же сменил гнев на милость, широко, профессионально заулыбался и сделал жест, который иначе как приглашающим назвать было нельзя.
   В помещение киборг зашел первым, и, хотя он не сделал ни единого лишнего жеста, даже головой не повел, Джоанна почему-то не сомневалась – он успел заметить всех людей, собравшихся в помещении, определить, кто чем вооружен, как своим оружием владеет и насколько может быть опасен. Не останавливаясь, Артур подошел к стойке и потребовал лучшую комнату для леди (девушка почувствовала, как заполыхали ее щеки) и для себя – рядом с ней. При этом говорил он вроде бы и негромко, но Джоанна ощутила абсолютно физическое давление, пригибающее ее к полу. Умел он так говорить, она даже не представляла, как у Артура это получалось, но умел, и страх от его голоса при этом шел совсем нешуточный.
   Сейчас он тоже его добавил, но совсем чуть-чуть, наверное, чтобы без проволочек обеспечить себе требуемое, но при этом не привлекать излишнего внимания. Буквально через пару минут они уже были в своих комнатах. Впрочем, обжиться ей Артур толком не дал – просто свалил вещи, буркнул, что позднее разберутся, а потом решительно потащил, как он выразился, на легкий перекусон. К счастью, кухня здесь, похоже, работала постоянно, и вскоре Артур уже поражал остальных посетителей аппетитом. Хотя, надо признать, этот процесс был не таким уж долгим – по меркам Артура, это и впрямь был перекус.
   А затем они пошли в город, и настала пора удивляться уже Джоанне, потому что киборг совершил налеты вначале на мастерские портных, а потом на хозяйство лучшего в городе ювелира. Впрочем, тут особого выбора не было, поскольку ювелиров в этих местах обитало всего двое. У портных он заказал Джоанне множество платьев и костюмов, причем заказывал везде понемногу, так что мастера, поскрипев от его напора и посмотрев на деньги, которыми щедро сорил Артур, все как один клятвенно обещали исполнить заказ уже к утру. Платой за это со стороны Джоанны была необходимость несколько раз выдерживать снятие мерок, хотя как раз это был не слишком долгий и нудный процесс. У ювелира же он закупил «минимальный набор путешествующей дворянки», щедрой рукой предложив девушке самой выбрать что положено. Учитывая, что у Джоанны, которая в подобные лавки если и заходила раньше, то только посмотреть, глаза от вида колец, цепочек и колье буквально разбежались, процесс вышел долгим. Однако же что надо она выбрала, после чего ювелир тут же, на месте, подогнал два кольца под ее размер. Ну а киборг, еще раз удивив девушку, добавил еще и колье с некрупными камушками, что заметно облегчило кошелек, но абсолютно не волновало плательщика. И откуда, спрашивается, узнал, что именно оно ей понравилось так, что выть хотелось, когда ювелир убирал его с прилавка? Словом, учитывая последовавшие за налетом на магазины горячую ванну, вкусный ужин и чистую постель, можно было считать день просто замечательным, и единственным, что удивляло Джоанну, было отсутствие со стороны Артура даже попыток вечером зайти в ее комнату. Для большинства мужчин, как она знала, такой ворох подарков означал, что осчастливленную девицу в ближайшее время будут заваливать со страшной силой, но в данном случае стереотип не работал. Оставалось только гадать, хорошо это или плохо, принимая как данность.

Артур

   Местный рассадник цивилизации впечатления на Артура не произвел. В смысле, совсем не произвел, и вовсе не в связи со своей далеко не самой изысканной архитектурой. Напротив, хотя деревянные стены и не шли в сравнение с каменными, но для такого поселения большее вряд ли требовалось. Надо сказать, бревна в два обхвата из потемневшего дуба были вполне приличной защитой, не уступающей иному камню. К тому же за состоянием крепостной стены неплохо следили, так что город был куда более крепким орешком, чем могло представляться с первого взгляда, да и ров оказался полноценным, даже заполненным проточной водой. Кто-то умный догадался подвести для его заполнения небольшую речушку, а заодно укрепить камнем берега, чтобы не размывало. Единственный минус – всевозможные жилые и хозяйственные постройки, буквально жмущиеся к стенам, но как раз их-то при нужде снести можно было легко и быстро, так что проблема при ближайшем рассмотрении оказывалась не так и велика. Усмешку вызывала только любовь жителей города к всевозможным украшательствам – киборг, появившийся в жестоком утилитарном мире, не мог понять, зачем стену резьбой украшать. Не всю, конечно, так, по верхней кромке, но – зачем? Впрочем, оборонительные возможности это не снижало, так что пускай их.
   На Артура куда большее, и куда худшее, впечатление произвели размеры города. Он здесь бывал – давно, тысячу лет назад. Тогда в этом месте стояла маленькая, дворов на десять, деревня, и в том, что она разрослась до состояния города, не было ничего удивительного. А вот тот факт, что за тысячу лет находящийся на пересечении торных дорог город так и остался захолустьем, напротив, вызывал легкую оторопь. По самым пессимистичным прогнозам, он должен был оказаться больше раз этак в пять или шесть, но почему-то этого не произошло. Кстати, почему так случилось, Артур уже начинал догадываться, но его мысли нуждались в серьезной проверке. Хотя в картину здешнего мироустройства его гипотеза вписывалась с вероятностью девяносто восемь и три десятых процента – практически идеальная сходимость.
   Стражник на въезде оказался достаточно расторопен. Не сразу, правда, пришлось на него чуть-чуть надавить психологически. По большому счету, Артуру было на его неторопливость плевать, он умел терпеть, да и вообще стремление к спешке не было заложено ни в одну программу. Однако, глядя на то, как извертелась в седле Джоанна, которой, похоже, не терпелось слезть с намозолившего задницу седла, киборг все же решил пойти на некоторое ускорение процесса, тем более что от него особых усилий и не требовалось. Так, изобразить нетерпеливого и хамовитого дворянина – таких здесь, как он за время пребывания на этой планете успел узнать, не то чтобы боялись, а предпочитали с ними не связываться, и это Артура в данном случае устраивало. Вряд ли сроки, которые потребовались, чтобы проехать внутрь городских стен, можно было назвать рекордными, но и мариноваться слишком долго у ворот не пришлось.
   Найти постоялый двор оказалось элементарно. Достаточно было отловить первого встреченного прохожего и вежливо расспросить этот организм по поводу дороги. То, что при этом Артур зажал ему мышцу ровно настолько, чтобы тот не потерял сознание от боли, это уже вторично. Да и потом, непоправимого вреда причинено не было, так, пара синяков на плече, тут важна была даже не сила хватки, а знание, куда давить. Были, разумеется, и другие варианты получения информации, но этот, на взгляд киборга, являлся самым быстрым и надежным, ну и, что немаловажно, простым.
   Заведение, дорогу к которому им описал напуганный горожанин, Артуру понравилось. А что? Просторно, чисто, удобно. Не понравился хозяин – ну да он и не девица, чтобы всем подряд нравиться. Этому боцманскому афоризму Артур верил безоговорочно, поэтому к разбойного вида мужику, встретившему их на пороге, отнесся философски. Похоже, бывший солдат, наемник, может быть, разбойник… Хотя нет, разбойник – это вряд ли, такие, если дожили до преклонных лет и накопили деньжат, предпочитают доживать свой век тихо, по возможности не отсвечивая, хотя, конечно, бывают исключения. Но вот то, что этот конкретный индивидуум с оружием знаком не понаслышке, Артур мог гарантировать. И дело тут не в шрамах на лице, их-то как раз можно получить где угодно – в пьяной драке, например, или вовсе споткнувшись на собственном крыльце и пересчитав лбом ступеньки. Так вот, шрамы – это всего лишь шрамы, а такую вещь, как моторика, никуда не денешь. В ней Артура и ему подобных разбираться когда-то учили на совесть, и теперь он с уверенностью мог сказать – перед ним тренированный, неплохо умеющий убивать человек. Школы, разумеется, никакой, вершков нахватался, но, памятуя виденное ранее, можно сделать вывод, что подобным здесь грешат чуть ли не поголовно.
   Шестерка, заселявший их в номера, правда, тявкнул что-то по поводу цен и того, что лучшие комнаты заняты. Врал, конечно, цену набить пытался. Встроенный детектор лжи был, конечно, далек от совершенства, но для местных чудиков, прогрессом не избалованных, и его хватало за глаза. Пришлось надавить, добавив в голос малую толику инфразвука – опять же, чтобы сократить время разговора. Подействовала терапия ожидаемо эффективно, и спустя несколько минут они уже разгружались в своих комнатах.
   Джоанна, похоже, готова была тут же упасть в койку и задрыхнуть минуток этак на пятьсот-шестьсот, но как раз этим заниматься Артур ей не дал. У него на сегодня были запланированы дела, если конкретно, то обеспечение им пристойной легенды – не то чтобы его волновало лишнее внимание, но без него как-то проще. Не в провинции, разумеется, а вот когда они приедут в столицу и, случись нужда, будут ее поджигать с четырех сторон, пристойная легенда, позволяющая раствориться в толпе, придется как раз кстати.
   Пока Джоанна переодевалась, Артур обследовал комнаты, вначале свою, а когда девушка закончила, то и ее. Разумеется, не обшаривал углы, ползая на коленях вдоль стен, а прозондировал их с помощью вживленной аппаратуры. Все оказалось достаточно ожидаемо – двери крепкие, засов вроде бы надежный, но эти достоинства комнаты, в которой поселили Джоанну, сводились в ноль наличием еще одной двери, потайной и неплохо замаскированной. Зачем? Этого киборг не знал, слишком много было вариантов, поэтому он просто отследил, куда ведет ход за потайной дверью, а саму ее наглухо заблокировал, чуть сместив массивный дубовый шкаф с затейливой резьбой и следами давным-давно сошедшего лака. Что интересно, в его комнате подобной роскоши не наблюдалось, ни шкафа там не было, ни хода потайного. Вопрос, обижаться такому пренебрежению или радоваться, оставался открытым.
   Ну а потом была пробежка по местным ателье высокой моды. Идея киборга была сколь проста, столь и безыскусна, а значит, надежна: выдать Джоанну за путешествующую дворянку, что, учитывая ее происхождение, от истины ушло совсем недалеко, а себя за ее дальнего родственника, которого отправили сопровождать и оберегать бойкую соплю от всевозможных неприятностей во время путешествия в столицу. Это позволяло снять разом кучу вопросов – провинциальных дворян в королевстве было хоть пруд пруди, за всеми не уследишь, а значит, можно было сказать, что приехали из невообразимой глуши. Разумеется, в спину им столичные жители будут посмеиваться, но в открытую хамить или задевать не рискнут – провинциалы всегда славились буйным нравом и готовностью отстаивать вопросы чести с мечом в руке. Кстати, бойцы в провинции опять же, как правило, были неплохие – там жизнь суровая и беспокойная, а значит, много практики размахивания отточенными железками. И кстати, на провинциальное воспитание можно запросто списать любое незнание дворянских реалий и ошибки в области этикета. Так что задевать не рискнут, до смешков им дела нет, а в остальном внимания привлекать путешественники не будут, моментально превращаясь в малозначимую деталь пейзажа. Правда, в столице Джоанну могут и опознать, как-никак она там училась – но тут уж надо просто немного поработать. Одежда, не имеющая никакого, даже отдаленного сходства с мужской, толика косметики – и даже хорошо знающие адепта Вольфгана сокурсники ничего не поймут. Вот только тянуть с экипировкой не стоило – в провинциальном маленьком городке с сонной и медленной, как вода в болоте, жизнью на многое посмотрят сквозь пальцы только потому, что у них ничего выдающегося и опасного лет сто не случалось. А вот в столице, где наверняка имеется какая-никакая, а служба безопасности, натасканная на раскрытие заговоров, могут и заинтересоваться. Поэтому готовиться стоит заранее, для полноты образа можно еще и дорожную карету прикупить, но все же не стоит – транспортное средство может резко ограничить степени свободы при перемещении. Лучше уж, если припрет вконец, купить уже ближе к столице, хотя, если верить Джоанне, путешествующая верхом дворянка, особенно провинциальная, не такое уж редкое зрелище.
   Ну, в уровне местных портных Артур не сомневался ни на минуту – качественно, но медленно, так что распределил заказы по нескольким точкам. Наверняка рано или поздно хозяева этих точек, сложив впечатления, придут к выводу, что работали на одного и того же человека, но это будет уже потом, когда они с Джоанной будут далеко отсюда, да и, честно говоря, любые выводы здешних мастеровых тяжелыми последствиями не грозили. Так что пускай думают, сколько хотят, развивают аналитические способности хоть до второго пришествия – лишь бы дело сделали.
   Кстати, Джоанне хождение по платяным лавкам никакого удовольствия не доставило, равно как и выбор фасонов – сказывалась необычная специфика воспитания и последних лет жизни. Редкое качество для женщины – и очень хорошее. А вот в ювелирной мастерской глаза у нее буквально вспыхнули – ну да, какая женщина пройдет мимо блестящих и, с точки зрения Артура, редкостно нефункциональных побрякушек? Они же все в плане блеска как сороки. Единственно, мозги девушке не отказали, и зарываться она не стала, хотя киборг уловил заминку, когда она рассматривала некоторые из украшений. Понравились, тут и аналитиком быть не надо. Чуть подумав, он махнул рукой – да пес с ним, доставим ребенку удовольствие, и купил еще и колье, оно явно понравилось Джоанне больше других цацек.
   Естественно, тут же выяснился один маленький, но весьма неприятный момент – финансы при нынешних тратах расходовались заметно быстрее, чем планировал Артур. Он, конечно, взял денег с запасом, совершенно не смущаясь и считая, что раз он эти деньги, собственно, и добыл, то может при нужде распоряжаться ими так, как считает нужным. Однако брал-то Артур их из расчета на одного неприхотливого киборга, быстро перемещающегося и ничем и никем не связанного, а получилось так, что расходовать их пришлось на двоих, плюс к этому еще и сегодняшние незапланированные траты. Нет, аварийный вариант был предусмотрен, киборг прихватил с собой несколько камешков – алмазы, рубины, все небольшие, из тех, которые можно было продать быстро и не вызывая лишних вопросов. Однако же это был резерв на самый крайний случай, неприкосновенный запас, а при возможности походную казну следовало пополнять иными способами. Какими? Вот тут как раз возможны были варианты, подробно описанные в базе данных по диверсионно-разведывательным акциям, и Артур недолго думая принял решение действовать согласно штатной программе.
   В общем, после ужина, а готовили тут не блестяще, но и не отвратно, Артур принялся немедленно претворять свои планы в жизнь. И первым пунктом этих планов было лечь и уснуть – ночью предстояла работа, а отдыхать тоже когда-то надо. Даже металл устает, а киборг был все-таки биологическим объектом. Так что он просто вымылся и рухнул на кровать, после чего и вырубился практически мгновенно.
   Ровно через шесть часов, в точности как и планировал, Артур открыл глаза. Бесшумно, так, что позавидовала бы и кошка, встал, тенью скользнул к окну и раскрыл ставни. Они даже не скрипнули – зря, что ли, смазывал? Выглянул наружу – ну да, идеально, полная и абсолютная темнота. Вдобавок небо затянуто плотным слоем низких серых туч, не видно даже звезд. Киборгу, разумеется, все это помехой не было, он-то видел не только в стандартном для людей диапазоне, но и при необходимости мог задействовать инфракрасную и ультрафиолетовую части спектра. Естественно, принудительно – это требовало от его организма работы с повышенной нагрузкой и разрушительно действовало на сетчатку, заставляя тратить время и силы на регенерацию, так что днем он этими, без сомнения, полезными свойствами адаптированного зрения без крайней нужды не пользовался, однако сейчас был именно такой случай. Легкое усилие, короткая, скорее ожидаемая, чем реальная, боль в висках – и мир вокруг расцвел тысячью красок, которые в реальной жизни не увидишь никогда и которым сложно подобрать описание. Прыжок – и стремительная, будто неосязаемая тень скользнула на улицу.
   Он мог не бояться, что его увидят, – в темноте, которая стояла вокруг, человеческое зрение бессильно. Не улучшали положение и тусклые масляные фонари, горящие перед некоторыми заведениями, напротив, вырывая из темноты светлые участки, они, казалось, погружали все остальное пространство в еще больший мрак. Да и много ли их было, фонарей этих? Стража, кстати, на пути тоже не попадалась – город спал и совсем не ожидал, что его мирный покой нарушает кто-то, проходящий, по здешним меркам, как персонаж то ли забытой легенды, то ли мрачной сказки.
   Пожалуй, единственные, кто, теоретически, могли обнаружить киборга, были маги – Джоанна как-то говорила, что некоторые, правда не все, способны видеть в темноте. По ее описаниям получалось, что они умели частично задействовать инфракрасный диапазон. Однако маги по ночам тоже спят, да и Артур на всякий случай шел таким образом, чтобы его при любых раскладах сложно было заметить. Плюс комбинезон, к полезным свойствам которого относилась способность частично рассеивать, а частично поглощать тепловое излучение хозяина. Ну и плюс небольшая страховка со стороны Артура – он задействовал ультразвуковой локатор, так, на всякий случай, и прощупывал теперь пространство вокруг себя. Паранойя, конечно, однако те, кто создавал киборгов, заложили в него именно такой вариант действий, решив, видимо, что лучше перебдеть, чем пропустить нечто по-настоящему важное, а так как дело свое они, несомненно, знали, Артур предпочел действовать строго по инструкции. Не раз он убеждался, что правила, написанные кровью, лучше выполнять, а то можно в два счета пополнить население какого-нибудь кладбища или, как вариант, пойти на демонтаж.
   Правда, оставались еще собаки, однако киборг знал, как стать невидимым и для них. Ну, почти невидимым – собака видит носом, а подавить на какое-то время выделение запахов было несложно. Не полностью, конечно, убрать запахи, а просто снизить их уровень плюс немного откорректировать химический состав пота – так чтобы он не ассоциировался у собак с человеческим. Ну и опять же минимальный уровень шума. Конечно, время от времени то одна, то другая собака вяло взбрехивала, но из общей картины ночных шумов это не выделялось.
   А звуков, кстати, хватало. И те же собаки, и лошади в стойлах с ноги на ногу переступают, и кто-то, выйдя до ветру, в темноте споткнулся, ушибся и теперь ругался вполголоса. А еще пели какие-то ночные птицы, чуть слышно шумела листва, словом, шум не шум, но некий фон имелся, и киборг растворился в нем не хуже, чем его тело в темноте. Ну и, как следствие, никто его так и не заметил.
   Бесшумный и стремительный бег киборга по улицам ночного города закончился возле третьего каменного здания, которое было пониже мэрии и гильдии магов, но реально значило куда больше их. Ничего удивительного, серьезные люди за показной роскошью не гонятся, для них это не столь уж важно. А вот сосредоточить в своих руках финансовые потоки – это они запросто. Проще говоря, это здание было филиалом того самого банка, хозяин которого затеял междоусобную войну и привел в результате к возникновению цепочки проблем, пробудивших киборга. И теперь разбуженный призрак далекого прошлого намерен был провести экспроприацию того, что лежало в его закромах. На большой куш, конечно, рассчитывать не приходилось, откуда в провинции серьезные деньги, но для обеспечения успеха задуманной операции должно было хватить. Вдобавок потрошить финансовую систему противника являлось со всех сторон оправданной затеей, которую можно было рассматривать как диверсию, а значит, с моралью, если что, никаких проблем. Ну, это для Джоанны, если возмущаться сдуру вздумает, – для самого киборга понятие морали в данном случае вообще было пустым звуком.
   Здание на вид было непрезентабельным, без какого-либо намека на украшения, если не считать за такое скромную вывеску, однако при этом весьма прочным. Стены из каменных глыб, намного более крупных, чем те, которые пошли на строительство той же мэрии, причем местный песчаник, из которого они, собственно, и были выполнены, отличался довольно высокой прочностью. Развалить, конечно, можно, нет крепости, которую не испохабит пытливый человеческий ум, но вот быстро и, главное, тихо это сделать не получится даже у боевого киборга – хорошо построили, гады. Впрочем, для Артура это не стало неожиданностью – он даже не сомневался, что банк окажется не менее прочным, чем какой-нибудь дот, и изначально, еще с вечера, когда рассматривал его с почтительного расстояния, ориентировался на иные варианты проникновения.
   Окна, правда, тоже были не самые удобные для взломщика – достаточно широкие, но при этом забранные снаружи толстой решеткой. Металлические прутья дюймовой толщины киборг бы разогнул, но за ними было еще стекло, а вот гарантированно вынести его без шума уже не получалось, существовала вероятность, что стекла просто рухнут внутрь помещения. Можно было, разумеется, пройти через дверь, но, опять же, вынести окованные паршивеньким, но толстым железом дубовые створки бесшумно не получалось. Да и не факт, что удалось бы это сделать быстро, – все же двери здесь делались на совесть, защищать свое добро банкиры умели. А шум наверняка привлечет внимание охраны – обязана же здесь, у главной кубышки города, быть хоть какая-то стража, в самом деле. Разумеется, они боевому киборгу не противники, но это дополнительный шум, сбежится весь город, и тогда или его полностью зачищать, что противоречит базовой концепции, требующей обеспечить выживаемость человечества как вида, или тихонечко уходить. Спрашивается, зачем тогда огород городить было?
   Пришлось, как, впрочем, и в большинстве спецопераций, идти в обход, а конкретно через крышу. Хорошо еще, не было здесь ни камер, одинаково хорошо видящих как днем, так и ночью, ни датчиков движения, ни прочих шедевров технологии. На крышу Артур взлетел одним мягким, кошачьим прыжком – можно было, разумеется, подняться по стене, так даже надежнее, но киборг рассудил, что крыша выдержит его вес, и не ошибся. Даже не скрипнула, доски, покрытые сверху тонкими листами крашеного металла, были прочными, а как уж сам металл не лязгнул под ногами – то секрет киборга и его подготовки. Удержаться на крыше оказалось, кстати, достаточно просто, она хоть и была двускатной, но не слишком покатой, и потому оставалось лишь аккуратно подойти к торчащей из нее трубе.
   Ну вот, спрашивается, почему каминные трубы узкие? Артур присел возле нее на корточки, вздохнул – нет, он с большой долей вероятности предполагал, что не сможет протиснуться через дымоход, но проверить все же стоило. Не получилось – что же, это немного осложняло дело, не более того. Аккуратно, стараясь не шуметь, Артур выдернул гвозди, которыми были закреплены листы металла, и подивился непрактичности строителей. Листы медные, а гвозди железные. С водой – превосходная гальваническая пара, гвозди в присутствии меди ржавеют стремительно. Ну, тем лучше, часть шляпок попросту отломилась. Куда больше проблем доставили сами доски, но и с этой преградой киборг справился и полчаса спустя уже был на чердаке, а с него, соответственно, без особых усилий спустился вниз. Главное было при этом не заскрипеть – чердачный люк оказался не заперт, но петли не смазывались, похоже, со дня строительства этого дома, да и лестница была так себе, временем потрепанная.
   Второй этаж. Всего три двери, закрытые, разумеется, но замки – одно название, вдобавок хорошо смазанные. Когда-то Артура учили открывать куда более сложные системы. Мягкий щелчок, второй, третий… за одной дверью нечто вроде комнаты то ли для отдыха, то ли для особо важных переговоров, а скорее всего, для того и другого вместе. Тяжелая, дорогая и невероятно удобная на вид мебель, бильярдный стол в углу, камин, тот самый, через трубу которого грабитель так и не смог проникнуть в помещение. Опять же, целый набор вин в шкафу… Задерживаться Артур не стал. Вторая дверь – кабинет Самого Главного Босса. Атрибутика почти та же, что Артур как-то видел в одном из офисов аналогичного назначения своего времени. Тамошний босс заигрался не с теми, с кем надо, задел интересы военных, и комфлота, мужик крутой, резкий и на расправу скорый, не стал мелочиться и посылать запросы в соответствующие органы. Вместо этого он послал самих представителей этих органов, которые попытались ему намекнуть, что так дела не делаются, и направил разобраться с проблемой группу быстрого реагирования. Тогда Артур и получил возможность осмотреть помещение такого уровня в короткий промежуток времени между выбиванием двери и полетом незадачливого банкира с сорокового этажа. Потом его, правда, выдворили, чтобы он сдержал напор торопящейся к месту действия охраны, пока особисты переворачивали кабинет вверх дном, собирая всевозможные документы. Какие? Да пес их знает, Артуру подобными вопросами интересоваться по статусу не полагалось. А вот перестрелять пару дюжин охранников и четырех киборгов, на два поколения ему уступающих, пришлось – приказ был не допустить проникновения на этаж кого бы то ни было любой ценой, а значит, огонь на поражение был оптимальным решением проблемы. Как говорится, ничего личного – просто работа, которую боевая машина выполнила бесстрастно и качественно.
   Адмирала тогда, насколько знал Артур, строго пожурили, погрозили пальцем, сказали «ай-яй-яй», и на том неприятности для него закончились. С исполнителей же и вовсе были взятки гладки, они выполняли приказ, а значит, собственного мнения на этот счет иметь не могли по определению, равно как и отказаться от его выполнения. Так что армия еще раз подтвердила старую истину о том, что связываться с ней лишний раз не стоит, а предавать ее интересы – тем более. Эх, славное было времечко!
   Поймав себя на старческом брюзжании, киборг скривился и перестал думать о ерунде, сосредоточившись на третьей комнате. Увы, она была не более чем хранилищем бумаг – разумеется, важных и ценных, вот только в данном случае все эти полки, заставленные пухлыми серыми папками, были для Артура бесполезны. Пришлось, чуточку почесав в затылке, вернуться в кабинет – там шансы найти что-либо подходящее были на порядок выше.
   Сейф, довольно грубо замаскированный под стенную панель, Артур нашел моментально. Крепкий, но примитивный – замок не продержался и минуты, после чего Артуру предстало его нутро. Не то чтобы девственно чистое, но и не особенно заполненное. Бумаги, бумаги, бумаги… И все?
   Получалось, что на втором этаже, где, в принципе, и рассчитывал поживиться Артур, ничего подходящего не нашлось. Спускаться на первый не хотелось – во-первых, именно там и должна располагаться охрана, а во-вторых, первый этаж – это конторки, за которыми сидят скучные клерки, и подсобные помещения, где эти клерки могут отдохнуть-перекусить-оправиться. Вряд ли там хранятся деньги, во всяком случае, приличные суммы. Оставался подвал, и, хотелось Артуру того или нет, туда надо было спуститься.
   Негромкий звук шагов на лестнице моментально поменял все планы. Сторож, как оказалось, один-единственный на весь банк, крепкий широкоплечий малый средних лет, вздумал пройтись обходом вместо того, чтобы сладко дрыхнуть в своей караулке. Это он зря – Артуру не нужны были свидетели, зато человек, которого можно было порасспросить, вполне мог пригодиться. Он и расспросил – охранник даже «мяу» сказать не успел, как получил по голове, был втащен в кабинет шефа и привязан к стулу, после чего быстро и качественно приведен в чувство и допрошен. Запираться он, что характерно, даже не пытался, честно рассказал, что никого тут больше нет, деньги и впрямь в подвале, дверь крепкая, ключей сторожу, естественно, не оставляют… Артур свернул ему шею. Честно говоря, не хотелось, однако свидетель – это плохо, так его учили, и весь жизненный опыт киборга подтверждал, что строгие инструкторы были правы.
   Подвал оправдал его ожидания. Правда, замок оказался неожиданно прочным, Артур с удивлением классифицировал его как хорошую копию тех, что использовались в его время. Впрочем, очень даже может быть, что и задолго до создания первых киборгов использовались такие же, ну или почти такие же механизмы – конструкция проста, надежна и живуча. Открыть его не составило особого труда, благо Артура в свое время учили и не такому. Щелчок – и перед киборгом предстали закрома местных олигархов.
   Ну, что тут можно сказать… Чистенько. Бедненько, но чистенько. В замке осталось денег в разы больше, а ведь там была всего лишь верхушка айсберга. Хотя, конечно, все это было сейчас непринципиально. Главное, здесь имелось достаточно денег, чтобы обеспечить дальнейший успех поездки, и Артур недолго думая просто набил ими заранее подготовленную сумку. Ну и, подумав секунду, прихватил находящиеся здесь же, очевидно, на хранении камушки, выворотив ради этого из стены небольшой сейф, в котором они были замурованы. Удивительно, но замок на сей раз ему не поддался – хитрая там была система, надо было вставить одновременно три ключа. Конечно, можно было поизвращаться, но Артур торопился, поэтому сейф просто выдернул, рассчитывая, что, возможно, у него нет задней стенки. Оказалось, и впрямь не было, причем не только стенки, но и всего остального – была ниша в камне и закрывающая ее дверца, вот и все. Сэкономили, когда ставили, хотя бред, конечно, экономия-то копеечная. Правда, местным справиться с такой конструкцией было бы сложно, так что, похоже, не такой уж бред… Словом, Артур не стал ломать мозги, а забрал добычу и ушел, как кошка, не попрощавшись.
   До постоялого двора он добрался без приключений, быстро и спокойно, благо, хотя ночь и подходила к концу, рассвет еще не начинался. Пожалуй, единственное маленькое происшествие, которое случилось с Артуром при этом заключительном аккорде, было услышанное им тихое переругивание, доносившееся из того самого потайного хода, ведущего в комнату Джоанны. Там, судя по голосам, находились сейчас двое, и они только что жестоко обломились, попытавшись в эту самую комнату проникнуть. Шкаф не давал им открыть дверь, и теперь они спорили, как быть дальше. Интересно, почему Джоанна еще не проснулась? Спору нет, сон у девушки богатырский, но эти двое шумели достаточно сильно. Хотя, разумеется, скорее всего, это была ошибка восприятия, оказавшаяся следствием намного более чуткого по сравнению с человеческим слуха киборга – для человека, да еще через деревянную перегородку, эти звуки могли быть практически неразличимы. Придя к такому выводу, Артур перестал размышлять на эту тему, но зато, повинуясь секундному, совершенно несвойственному киборгам порыву, взял кстати подвернувшийся под руку кол и припер им дверь, через которую проходимцы залезли в свой тайный лаз, после чего отправился досыпать. При этом он вполне резонно считал, что у оказавшихся в мышеловке придурков есть два варианта: тихонько сидеть и ждать, пока их выпустят, или поднять шум. Вот тогда, как только вскроется афера с попыткой несанкционированного проникновения в номер, он попросту оторвет мерзавцам головы, и будет в своем праве, слова против никто не скажет. Судя по тому, что спать ему не мешали, вляпавшаяся парочка моментально пришла к такому же выводу и сидела тихонько, как мышки, чего киборг, собственно, и добивался. Будет им наука, ушлепкам.
   Утром предположения Артура подтвердились – достаточно было взглянуть на сладкую парочку, вышибалу и полового, чтобы понять, кого он там припер. Оба злые, невыспавшиеся, на усмехающегося киборга поглядывают с тщательно скрываемой ненавистью, однако ни слова не говорят – понимают, чем это может кончиться. Хозяин постоялого двора, судя по всему, был в курсе, а то и сам их похождения санкционировал, однако показался лишь один раз, вежливо поклонился и исчез. Ну, его рожу ни Артуру, ни Джоанне, которую он поставил в известность о том, что к ней в комнату ночью пытались залезть с целью то ли ограбления, то ли еще чего, видеть не хотелось, так что из-за отсутствия его общества они не страдали и, позавтракав и расплатившись, съехали из гостеприимного заведения.
   А город между тем гудел – как же, преступление века. Судя по носящимся, словно наскипидаренные, стражникам, никто толком не знал, что в таких случаях надо делать. На Артура со спутницей внимания обращали не больше, чем на неодушевленную деталь пейзажа, зато с невиданной силой потрошили обитателей местного дна – пока они ездили за своими заказами, им трижды попадались конвоируемые злыми и вооруженными стражниками группы оборванцев, которых для столь небольшого города оказалось на удивление мало. Джоанна прямо-таки в седле извертелась, так ей хотелось посмотреть на причину этого бардака. Артур, чуть подумав, удовлетворил ее любопытство. Правда, для полноты образа пришлось спросить, как проехать к месту событий. Подъехали, немного постояли, благо с лошадей можно было смотреть поверх голов… Впрочем, не они одни оказались такими умными – Артур насчитал еще семнадцать всадников. Ничего интересного, как и подозревал киборг, не было, лишь суета и вопиющий непрофессионализм. Когда они уже отъехали, девушка несколько раз бросала на киборга задумчивые взгляды, похоже, что-то подозревала, однако молчала в тряпочку. Ну, спасибо и на этом. А еще оказалось, что ворота работают в прежнем режиме, а то киборг думал уже, случись нужда, прорываться с боем. Однако тут все ужесточение режима свелось к усиленному досмотру, и путники явно в дворянском достоинстве, с невеликим к тому же багажом проехали спокойно, явно не вызывая подозрений. Да уж, никакими Шерлоками Холмсами в этой дыре не пахло, что могло только радовать, и вскоре Артур и Джоанна вновь ехали по неширокой, но хорошо утоптанной дороге к своей цели.

Карина

   Она была не в настроении. Это, кстати, еще мягко сказано, если называть вещи своими именами, то лучше всего подошло бы слово «бешенство». Не зря же слуги разбегались в панике и расползались по щелям и закуточкам при одном намеке на ее приближение. Кстати, это было единственным светлым пятном в ситуации – наконец-то ее стали воспринимать хозяйкой, вольной казнить и миловать, хотя, конечно, маловат был плюс на фоне одного гигантского минуса, грозящего серьезными последствиями, причем в самое ближайшее время.
   Проблемы начались в тот самый момент, когда ей доложили, что гомункулус покинул замок. Он, сволочь, просто взял и уехал. Тот факт, что их маг свалил почти сразу вслед за ним, на Карину особого впечатления не произвел – все равно от недоучки толку было немного. А вот киборг, надежда и опора, на существовании которого, собственно, и была построена вся стабильность и безопасность их замка, – это уже совсем из другой оперы. Сбежал! Бросил! Предатель!
   Впрочем, Карина не была глупой и самовлюбленной девицей. Когда первая вспышка гнева прошла и к ней вернулась способность мыслить спокойно и трезво, она проанализировала ситуацию и пришла к выводу – доля ее вины здесь тоже есть. Получалось, что Артур воспринял ее действия отнюдь не так спокойно, как показалось вначале. Просто он отреагировал чуть иначе, чем она от него ожидала. Вместо криков и перекошенной рожи – действия. Взял и уехал, хорошо еще, оборонительный пояс не отключил, хотя и мог бы.
   Это, конечно, ее вина, что не смогла просчитать его реакцию, но вина небольшая. Как можно точно предугадать, что будет делать искусственное создание, которому больше тысячи лет и которое воспитано совсем на иных реалиях? А он, сволочь, взял да и ушел, бросил ее. И ладно бы в тот момент, когда все нормально, так ведь нет же. Врагов кругом несчетное количество, в любой момент напасть могут – и с чем прикажете обороняться?
   Подобными мыслями Карина мучилась дня три, а затем постепенно к ней пришло отрезвление. В глубине души она понимала – киборг ничем лично ей не обязан, скорее, наоборот, и глупо требовать чего-то от того, кого ты сама оскорбила в лучших чувствах. В том, что оскорбила, сомнений не оставалось – как еще можно трактовать его поведение? И кстати, похоже, что с магом они снюхались плотно – уезжали, во всяком случае, в одном направлении. Это, надо сказать, не лезло уже ни в какие рамки – Вольфгану на Карину обижаться было уж точно не за что. И закрадывалась потихоньку гаденькая мыслишка: а не работал ли ученик чародея против них с самого начала? Прикинулся своим, как говорил Артур, в доску, а сам потихоньку интриговал и в конце концов если не рассорил, то, во всяком случае, подтолкнул гомункулуса к тому, чтобы тот уехал. Это был, кстати, самый плохой вариант – если маг изначально действовал против них, то очень скоро надо было ждать, что, узнав о случившемся, приедут его хозяева, а без Артура остановить их будет некому. В общем, перспективы вырисовывались мрачные, и спустя пять дней Карина приняла решение, которое, возможно, следовало воплотить в жизнь сразу же после отъезда киборга.
   Варг пришел, как только она его позвала, не задержавшись ни на секунду, но на этом, пожалуй, его достоинства в сравнении с Артуром и заканчивались. Да, киборг никогда не торопился и, прежде чем прийти, мог переделать еще кучу дел, которые считал более важными, однако поставь их рядом, и… И получалось сравнение не в пользу Варга. Вот он вошел – и сразу по комнате прокатился запах пота. Опять новобранцев на плацу гонял. Дело важное, конечно, но хоть ведро воды мог бы на себя вылить! Киборг, в отличие от него, такого себе не позволял и за собой следил очень тщательно. Плюс был и выше ростом, и значительно шире в плечах, да вдобавок, хоть и не демонстрировал, в отличие от рыцаря, мускулы при каждом удобном случае, было заметно, что сложен пропорциональнее. Да и умнее был… Сейчас, чего уж там, Карина могла честно признаться, что предложение Варга приняла только на фоне пренебрежительного отношения к ней Артура. Ну да, в пику его холодно-отстраненной усмешке, мол, ты на меня внимания не обращаешь – а он в любви вечной клянется. Только вот в свете новых обстоятельств выходило, что они друг друга просто не поняли. Однако не поздно было еще все переиграть, вот только Варгу об этих ее мыслях знать пока не следовало. Тряхнув головой, Карина побарабанила пальцами по столу и спросила:
   – Ну, что хорошего расскажешь?
   – Да все в порядке вроде бы, – с удивлением ответил жених.
   – Ладно. Теперь скажи мне, как твоя армия?
   – Ну, до армии этим увальням…
   – Именно, – прервала его Карина. – До армии твоим героям расти и расти. И неизвестно, дорастут ли еще. Если завтра война – что делать будем?
   – На стенах они вполне смогут держаться, – неуверенно начал Варг, но Карина вновь прервала его:
   – А долго ли мы продержимся в замке? И даже если продержимся, как защитим наши земли? До меня уже сейчас, – тут она с омерзением ткнула пальцем в кучу бумаг на столе, – постоянно доходит информация, что мародеры бесчинствуют. А мы ничего не можем с этим поделать. Ни-че-го.
   – Я могу послать людей…
   – И их порубят в лапшу, поскольку мародеры эти – остатки вражеской армии. Вполне профессиональной, неплохо обученной армии. Да что я тебе говорю, ты и сам все это прекрасно знаешь. За то время, что ты возишься со своими парнями, ничему серьезному их просто не обучить.
   – Тогда я сам поеду.
   – И если повезет, справишься с одной-двумя бандами, потому что не сможешь быть в десяти местах одновременно. А если не повезет, то и сам голову сложишь. Нет, это не выход.
   – Хорошо. Что ты предлагаешь?
   – Вернуть Артура. Срочно. Лучше него проблемы такого рода никто решать не умеет. Во всяком случае, я таких не знаю.
   – Но как я его найду? – Похоже, мысль о том, что киборга стоит вернуть, голову Варга уже тоже посещала и отторжения не вызывала.
   – Не знаю, сам подумай. Ты у нас мужчина или как? Почему я, женщина, должна обо всем беспокоиться? Главное – найди, поговорить я с ним сама попробую.
   – Но…
   – Тебя он и слушать не станет. Все, иди, голова разболелась.
   Варг кивнул и вышел. Карина посмотрела ему вслед, чуть слышно вздохнула – все-таки наивный он. По-настоящему судьба его пока что не била, хотя сейчас опыт этого он, очень может быть, и получит. Даже в голове, похоже, не мелькнуло, что, кроме озвученных причин, могут быть и другие, о которых ему лучше не знать. А впрочем, какая разница? Артура он найдет – несмотря на юношескую наивность, голова у рыцаря варит что надо, и, если поставить задачу, способ ее решить он, скорее всего, найдет. Главное, чтобы это было сделано достаточно быстро, до того, как начнется очередной кризис. А дальше видно будет. Если повезет и она сможет уговорить Артура, возможны разные варианты. Если не сможет, впрочем, тоже, но лучше бы суметь, иначе будущее и герцогства, и самой Карины оказывалось под вопросом.

Артур

   Если выезд из города был несложным, то дальнейший путь, напротив, оказался осложнен непредвиденным препятствием в лице того умника, которого не далее как вчера киборг расспрашивал о дороге к постоялому двору. Правда, сейчас он ничем не напоминал того рыхлого и напуганного до смерти горожанина, который был готов выдать все тайны Генштаба, лишь бы его отпустили. Нет, сейчас это был совсем другой человек – затянутый в простую, но добротную кольчугу, с коротким мечом на поясе, даже как будто выше ростом стал. Позади него располагалось еще семь человек, экипированных не хуже, с мрачными ухмылками на рожах. И что, спрашивается, они здесь делают, особенно учитывая, что вокруг лес, и со стороны города место не просматривается никоим образом? Артур остановил коня и просканировал окружающее пространство – ну да, вокруг, за деревьями, расположились еще четверо. Что характерно, не с пустыми руками. И тут же остановившаяся на полтора корпуса лошади позади Джоанна чуть слышно, зная, что киборг ее в любом случае услышит, прошептала:
   – Третий слева – маг.
   Киборг присмотрелся – странно, внешне от остальных вроде бы не отличается, но, однако же, девушке виднее. В конце концов, на коллег у нее глаз должен быть наметан. Сев поудобнее, так, чтобы ловчее было извлекать из кобуры бластер, Артур с непроницаемым выражением лица спросил:
   – Чем обязаны, уважаемые?
   – А вот тем и обязаны, – ответствовал предводитель этого непонятного воинства. – Ты на кого вчера пасть разинул, быдло?
   Дальше пошел сплошной поток слов, из которого киборгу удалось вычленить только, что данный конкретный индивидуум очень сильно обижен вчерашним происшествием и хочет поквитаться. А главное, что ему, Артуру, предлагается слезть с коня – тогда его просто выпорют да отпустят. Вот и вся немудреная мысль, зато речь пламенная, и продолжалась она четыре минуты восемнадцать секунд. Может быть, и дольше могла быть, но Артур прервал сей словесный понос, ловко вклинив в короткую паузу, необходимую говоруну, чтобы набрать воздух, короткий, но смачный ответ:
   – С дороги! Яйца оторву.
   Дальше процесс завертелся, как будто к нему приладили пружину. Из-за деревьев вылетели арбалетные болты. От трех Артур уклонился, четвертый, летящий в бок коню, отбил, ударив рукой сбоку. Ладонь обожгло – короткая железная стрела ободрала кожу, но это были мелочи. Бластер оказался в руке киборга раньше, чем кто-либо успел понять, что происходит. Регулятор был выставлен на минимум, но это не играло роли – огненные капли выстрелов прошивали нападающих насквозь вместе с их пародией на доспехи. Маг, так и не успев ничего сделать, рухнул на землю, лишившись половины черепа. Арбалетчики тоже не успели выстрелить вторично, да и не было в том ничего удивительного – второго арбалета ни у одного из них не было, а перезаряжать такое оружие слишком долго. Остальные вояки потащили из ножен оружие, хотя, по-хорошему, им следовало сделать это заранее. Но недооценили противника, а потом стало уже слишком поздно. Хотя не все ли равно – при любом раскладе они ничего не успевали сделать, бластер стреляет быстро и практически бесшумно, но при этом убойно. Прошло не более двух секунд, и на дороге они остались втроем – Артур, Джоанна и выпучивший глаза инициатор шоу, так и не понявший, что же, собственно, произошло. А потом… А потом Артур подъехал и выполнил свое обещание.

Джоанна

   Она была в легком шоке. Нет, знала, конечно, что Артур держит слово, но так буквально… А день ведь начинался просто здорово! С утра плотный завтрак – и за обновками. Правда, киборг с еле заметной усмешкой рассказал, что к ней в комнату ночью пытались залезть какие-то придурки. Ну, пытались – и пытались. Она ведь прекрасно знала, что здесь есть тайный ход. Как его вычислил Артур, Джоанна не понимала, хотя на вопрос он вроде бы ответил. Однако слова «инфракрасные датчики», «ультразвуковой локатор» и «рентгеновские лучи» ничего не говорили ей в принципе. Как всегда, киборг ухитрился ответить – и в то же время промолчать. Ну и ладно. Вечером, ложась спать, она, естественно, прощупала магией стены, нашла ход, поняла, с какой целью Артур двигал шкаф, и, на всякий случай, навесила на потайную дверь еще и свое заклинание. Теперь, если бы кто-нибудь сумел все-таки ее открыть, его ждал неприятный сюрприз – энергии в заклинание девушка вложила достаточно, чтобы поджарить лошадь, и человека, если он, разумеется, окажется без защитного амулета, должно было превратить в обугленную головешку. Разумеется, жестоко и неаппетитно, однако, как рассудила Джоанна, воровство – это работа с риском, а значит, нечего жаловаться. Единственно, про то, что она в состоянии отыскивать подобные ходы и ставить ловушки, Джоанна распространяться не стала. Вернее, хотела сказать, но побоялась, что Артур не воспримет ее слова всерьез. Была у него в последнее время такая привычка – усмехаться уголками губ и менять тему, считая, очевидно, что лучше его все равно никто не справится. Ну и пускай выделывается, умник! Мог бы, кстати, и с вечера про тайный ход сказать. О том, что он просто не хотел ее пугать, Джоанна подумала уже позже, но спросить так и не рискнула. Да и забылось все – навалились другие события.
   Зато в мастерских, примеряя новые платья и костюмы, Джоанна едва не взвизгивала от восторга – таких у нее в жизни не было. Впрочем, она смогла удержать на лице бесстрастное выражение, научившись ему у того же Артура. Не то чтобы ей претило выказывать свои чувства, просто не хотелось выглядеть в глазах киборга девчонкой-соплюшкой, готовой прыгать от радости, увидев красивую тряпку. Правда, в том, что ей удалось его обмануть, Джоанна не была уверена – Артур проницателен. Как-то не по-человечески проницателен, надо сказать, – он ей объяснил как-то, что может отслеживать физиологические реакции организма и уже на основании их анализа делает выводы. Ну, каким образом он эти выводы делает, было в общем-то не важно, главное, ошибался Артур очень редко, на памяти Джоанны всего дважды, и оба раза в таких мелочах, что и упоминать не стоит. Однако сейчас он, даже если и заметил, что подарки не оставили даму равнодушной (да чего уж, наверняка еще вчера заметил), ничем это не показал. Как всегда, непроницаемая физиономия, словно у какого-нибудь тотемного идола, которым поклоняются дикари-южане, и единственная фраза по поводу вещей была, что все же они занимают много места. Ну да, а куда деваться? Хорошо, что все легкое и на заводных лошадей поместилось, не пришлось еще покупать – сегодня это было сделать, мягко говоря, затруднительно.
   Весь город стоял на ушах. Как же, преступление века – банк ограбили. А ведь его, как считалось, взять было практически невозможно. Тем не менее ночью кто-то ухитрился залезть и хорошенько в нем похозяйничать, пришибив мимоходом сторожа. Сейчас вокруг здания, в котором, собственно, и располагался банк, суетились люди, кого-то, наверное управляющего, отпаивали валерьянкой – ядреный запах лекарства Джоанна почувствовала издали. Ну и народ, как ему и положено, собрался поглазеть на бесплатное зрелище. А вот киборг никакого удивления не выказал, сидел с каменным выражением лица, без интереса разглядывая творящееся безобразие. Нет, он, конечно, по своему обыкновению собирал и анализировал информацию, но было его спокойствие каким-то искусственным, и Джоанна заподозрила, что дело тут нечисто. Однако мысли свои она оставила при себе – до поры, а там видно будет.
   Из города они выехали на удивление спокойно, хотя первое, что сделала бы на месте властей девушка, – это закрыла бы ворота и никого из города не выпускала. Однако, похоже, случившееся притупило высокому начальству разум, а может быть, они просто решили, что те, кто так лихо грабанул банк, сидеть и ждать не будут, сбегут из города еще ночью, благо ворота в темное время обычно не закрывались. Просто удваивалась стража, но при должной сноровке прокрасться незаметно было можно. Логика в этом, конечно, была, хотя все равно перекрыть выезд стоило. Очевидно, кому-то это тоже пришло в голову. Они уже отъезжали, когда ворота позади них, скрипя плохо смазанными петлями, начали закрываться. Видимо, каким бы хлипким ни казался шанс, что грабители еще в городе, его решили все же использовать.
   Ну а потом эта дурость с засадой. Джоанна еле сдержала смех – они что, и вправду думают, что кучка молодчиков, поддержанная довольно слабым магом, имеет хоть какие-то шансы остановить воина, с легкостью громящего целые армии? Ну и результат был соответствующим. Артур просто их всех перестрелял, а потом устроил предводителю этого воинства обещанную экзекуцию. После этого, правда, свернул ему шею, ну да Джоанна с самого начала не сомневалась, что он подобным образом и поступит, – привычку не оставлять свидетелей она за киборгом заметила давно.
   Времени они, конечно, немного потеряли – Артур потом сволок трупы в канаву и забросал каким-то мелким лесным мусором. Сразу не заметят, а ночью мелкое зверье постарается и заметет следы не хуже метлы. Падальщики свое дело знают – в лесу ничего не пропадает зря, и свежее мясо они примут с благодарностью. Это было неприятно, но выросшую на лоне природы и оттого на многое глядящую проще сверстниц Джоанну не коробило совершенно. Да и то сказать, сами виноваты – никто не просил их лезть не в свое дело, да еще и с непотребными предложениями насчет порки. Кстати, самой Джоанне стоило бы их бояться – судя по тому, как сально на нее смотрели и потирали руки эти олухи, так просто девушку бы не отпустили. Однако же рядом с Артуром она не чувствовала ни малейшего страха и, позже анализируя свои ощущения, с неудовольствием поняла, что доверяет спутнику безоговорочно. Доверие же чревато, так всегда учила мать, а она знала, что говорила. В конце концов, ворота их замка врагу открыл преданный вроде бы слуга, облаченный доверием по самую макушку. И все же Артуру Джоанна помимо воли доверяла – было в нем что-то надежное, как в скале, о которую разбивается любая волна.
   Уже вечером, когда они, не добравшись засветло до постоялого двора, отъехали подальше от дороги и уже привычно расположились на ночлег, Джоанна спросила Артура, не связан ли он каким-либо боком с тем ограблением. Артур лишь плечами пожал и, как всегда честно, ответил, что да, связан. Чтобы окончательно прояснить истину, девушке потребовалось больше часа времени и все ее мастерство – когда Артур не хотел всерьез что-либо обсуждать, он умел мастерски уклоняться от разговора. Нет, упаси боже, он не врал, не отмалчивался и не пытался уйти от ответа. Он поступал, надо отдать ему должное, намного изящнее – в точности отвечал на вопросы, которые ему были поставлены, но именно что в точности. Связан? Да. Как? Непосредственно. Чем? Руками. И так далее, в том же духе. Его подобная словесная дуэль, похоже, слегка забавляла, а Джоанну бесила. Тем не менее она ухитрилась не потерять самообладания, за что, в конце концов, была удостоена сомнительного комплимента. Мол, вышел бы из нее следователь, и неплохой. Кто такой следователь, девушка знала – при тайной службе королевства таковые имелись. Дворяне их традиционно презирали и боялись, не считая себе ровней, народ попроще боялся, но презирать не рисковал. Вот теперь и гадай, восхитился Артур ее выдержкой или, напротив, намекнул, что пристала она, как банный лист к заднице.
   Этот вопрос она, подумав, тоже попробовала для себя прояснить. Киборг, уже заваливаясь спать, был не слишком доволен тем, что его отрывают от любимого занятия, но ответил, причем, как ни удивительно, на сей раз вполне развернуто. И его слова девушку удивили, поскольку в корне отличались от привычного ей взгляда на мир.
   Смешно, он не говорил вроде бы ничего нового, просто четко формулировал термины, и от этого привычные вроде бы понятия виделись совсем в ином свете. Он коротко и четко объяснил, что такое государство, чем оно хорошо, чем плохо и почему необходимо. Объяснил, чем хорош и чем плох король, какая ему есть альтернатива, зачем нужно дворянство и в какой момент оно может оказаться лишним бременем. Ну и про тайные, или, как он выразился, специальные, службы объяснил, а заодно дал понять, что грамотный и честный следователь – это человек очень нужный, ценный и достойный всяческого уважения. А потом, закончив, ткнул пальцем в усеянное звездами небо и с неприкрытыми нотками раздражения в голосе потребовал, чтобы до утра его не беспокоили. Заснул Артур, насколько могла понять Джоанна, практически мгновенно, а она в тот вечер еще долго лежала, смотрела на звезды и обдумывала услышанное. При этом эффект от рассказа киборга был даже большим, чем от известия о том, что именно он грабанул тот банк. Оно и неудивительно – во-первых, достаточно хорошо зная Артура, Джоанна внутренне была готова к подобным действиям с его стороны, а во-вторых, лично ее подобное не коробило совершенно. В конце концов, им нужны были деньги, а у врага они имелись. Отсюда прямо-таки следовал вывод, что деньги у врага надо отнять – на мир девушка смотрела просто и, будь у нее возможности Артура, наверное, поступила бы подобным образом. Ну может, не стала бы убивать охранника, хотя и понимала, что с рациональной точки зрения киборг прав. Ну а раз прав – нечего забивать голову ерундой, тем более что пищи для размышлений он ей сегодня и без этого дал более чем достаточно.
   Следующие два дня прошли относительно мирно. Относительно потому, что у Артура, казалось, исчезло чувство юмора. Даже нет, не так – оно вроде бы и осталось на месте, однако распространялось теперь лишь на Джоанну. Остальным же приходилось довольствоваться тем, что Артур просто холодно и четко отдавал приказы и тщательно следил за их выполнением. Как он объяснил девушке, так ему по роли положено. Хорошо еще, что они ехали вдвоем, но, когда сталкивались с другими людьми, начинался цирк.
   Артур с невозмутимым лицом ехал четко посередине дороги, и попавшиеся навстречу крестьяне ругались сквозь зубы, съезжая на обочину. Ругались, надо сказать, шепотом, когда путешественники отъезжали на приличное расстояние и услышать проклятия в свой адрес не могли чисто технически. Правда, ориентировались они на возможности обычных людей, а киборг слышал их прекрасно и даже пересказывал Джоанне наиболее сочные ругательства. Правда, несколько смягчал их, а то девушку даже от подвергшегося его цензуре варианта порой бросало в краску, да так, что кончики ушей и те алели. Поднеси травинку – вспыхнет.
   Однажды встретились какие-то юнцы, явно дворяне, судя по оружию и богатой одежде. Попытались было задираться, но, взглянув на киборга, невозмутимо оборачивающего вокруг пальца здоровенный гвоздь, передумали и бодро умчались по своим делам, что, как прокомментировал Артур, было показателем их высокого интеллектуального уровня. А вообще, Джоанне стало казаться, что происходящее его забавляет.
   Хуже всего пришлось официантам на постоялых дворах. Киборг изображал заносчивого дворянчика с такой достоверностью, что в два счета доводил их до белого каления. А главное, они и сделать-то ничего не могли… Правда, одного Артур безжалостно звезданул лицом по краю стола и пояснил, что эта скотина плюнула в суп. Правда это или нет, девушка у него так и не спросила, но заметила, что после этого их обслужили и быстрее, и намного вежливее. Как пояснил киборг, глядя на явленное официантами усердие, силу понимают все, главное, не стесняться ее применять.
   И еще. Не выходя из образа, он довольно много пил. Правда, не пьянел, только мастерски притворялся слегка захмелевшим и четко, вполне демонстративно обозначал для других свою норму. Зачем? А чтобы не рисковали связываться. По словам Артура, по тому, как и сколько человек пьет, тоже можно сделать выводы, что от него ожидать. Дурак и слабак налижется и упадет, а волк, даже если он в овечьей шкуре, никогда не напьется, как свинья, и не станет раком. Связываться же с волком – себе дороже. Так что умный поймет, а дурак… От дураков, к сожалению, полноценной защиты еще не придумано.
   То ли Артур был прав, то ли просто удачно сложились обстоятельства, но желающих задеть их всерьез так и не нашлось. Даже когда на второй день на постоялом дворе им встретились джумшуты – так называли неквалифицированных рабочих родом из какой-то задрипанной страны на востоке. Они сидели в углу, лопали что-то странное, но, очевидно, вкусное, и в присутствии киборга задираться не смели. Конечно, народ это тупой, грязный и маловменяемый, особенно когда толпой соберутся, но Артуру хватило одного выразительного взгляда, чтобы они уткнулись в тарелки и не тявкали. Как это у него получалось, Джоанна не могла понять, но ощущение, будто на тебя сверху наваливается каменная плита, она, было дело, испытала на себе. Неприятно было, чего уж там, а про этот народ, печатью интеллекта не отмеченный и крылом отваги не осененный, и говорить не приходилось. Так что обошлось без проблем, и на третий день, ближе к обеду, они свернули на неприметную отворотку. И вот здесь-то уже Джоанна уверенно взяла на себя роль проводника. Эти места она знала, потому что именно здесь прошло ее детство, и ехать отсюда до дома, того единственного, который был ее настоящим, единственным в этом мире настоящим пристанищем, оставалось всего ничего.

Артур

   Красивые были места. Артур, конечно, не мог назвать себя ценителем прекрасного просто даже потому, что эта функция не была изначально заложена в базу данных, да и после особого интереса не вызывала, однако же и он проникся. Высоченные, метров пятьдесят в высоту, деревья, названия которых Артур не знал, стволы в два-три обхвата. Лиственные, ни одного хвойного, а сама листва вроде бы и густая, но в то же время для света полупрозрачная. А потому здесь даже легкого сумрака, характерного для многих лесов, не было. Вдобавок росли эти деревья на приличном расстоянии друг от друга, не мешая движению. Грунт вроде бы и мягкий от толстого слоя мха, но и достаточно плотный, болотом и не пахнет. Словом, поездка моментально превратилась в нечто вроде прогулки по огромному заброшенному парку, слегка заросшему, но при этом не потерявшему дружелюбного отношения к человеку.
   Киборгу было с чем сравнивать. Нет, гулять-то он по паркам не гулял, такой функции, как бесполезная прогулка для своего удовольствия, в программе киборга не предусмотрено в принципе. Однако кое-какой опыт он, как ни удивительно, имел – еще на заре службы приходилось ему часами шляться по таким вот просторам, сопровождая одну даму. Дама та, жена командующего сектором, была наглядным подтверждением древнего изречения, гласящего: чтобы стать женой генерала, надо выйти за лейтенанта и полжизни помыкаться с ним по дальним гарнизонам. Красотой она не блистала, зато и впрямь сумела разглядеть в бесперспективном, казалось бы, выпускнике летного училища, раздолбае, не имеющем ни влиятельных родственников, ни умения находить общий язык с нужными людьми, будущего военного гения. Сумела – и, будем говорить честно, сделала из него генерала, ведь без крепкого тыла продвижение вперед, мягко говоря, затруднено, а уж тылы она мужу обеспечила. И моталась с ним везде, даже когда он оказывался в какой-нибудь бесперспективной глубинке, что, учитывая его неуживчивый характер, случалось с неприятной регулярностью. Тайной, покрытой мраком, остается вопрос, не с ее ли подачи он, в ту пору уже майор, устроил переворот в масштабах отдельно взятой военной базы. Тогда командование гарнизоном приняло решение сдаться, поскольку, согласно канонам военной науки, дальнейшее сопротивление привело бы лишь к потерям среди защитников без всяких шансов не только отбиться, но и нанести врагу серьезный урон. И вот, когда они уже готовы были отдать приказ о прекращении сопротивления, в штабной бункер вошел этот самый майор в сопровождении двух десятков молодых, только-только начавших службу офицеров и в два счета отправил командование базой под арест. А потом не только организовал оборону, но и ухитрился наголову разгромить противника, что считалось невозможным даже теоретически.
   С этого эпизода, едва не кончившегося трибуналом, и начался его стремительный взлет на самую вершину армейской иерархии. Ну и тех, кто в тот, первый момент поддержал амбициозного офицера, естественно, ибо новоявленный герой хорошо помнил: короля делает свита и, желая удержаться на вершине, просто необходимо тащить за собой преданную команду. А серым кардиналом была и оставалась его жена, и ничего удивительного, что врагов у нее было едва ли не больше, чем у мужа. Вот и гуляла она теперь по парку в сопровождении молчаливого киборга, готового оторвать голову любому, кто посмеет на нее покуситься.
   Кстати, на его памяти один раз даже попробовали, но Артур тогда успел засечь стрелка раньше, чем тот нажал на спуск, и, загородив объект, выстрелить. В результате стрелку оторвало голову, а самому киборгу разворотило плечо. Не смертельно, но весьма неприятно. Место рядом с женщиной занял другой безмолвный охранник, Артур же тогда получил свое первое в жизни повышение – командующий сектором умел быть благодарным, даже если это относилось к бездушной, по мнению большинства обывателей, машине.
   Хотя, если честно, в отличие от все тех же обывателей, тот генерал считал, что один толковый киборг стоит иной раз больше сотни «этих бездельников». Его мнение, надо сказать, разделяли многие офицеры, которые вместе с теми же киборгами не раз рисковали шкурой и которым боевые машины спасали жизни. Хотя видел Артур и киборгов, работающих в гражданской промышленности. Жалкое зрелище – комбинезоны, похожие на мешки, механические движения. Боевика вроде него самого по городу пусти – хрен кто от человека отличит, а там… Впрочем, не стоило о грустном.
   Так вот, лес, по которому они ехали, как раз и напоминал Артуру тот парк, разве что до безобразия разросшийся. Деревья, конечно, другие, но это непринципиально. И было во всем этом великолепии что-то настолько мирное, успокаивающее, что Артуру пришлось сделать над собой усилие, дабы удержаться в реальности и не расслабляться. Расслабившийся киборг – мертвый киборг, даже если не убьют, то на первой же проверке это будет диагностировано как серьезная неполадка, а дальше или ремонт с перепрошивкой, или утилизация. А перепрошивка – это, возможно, даже хуже, по сути, личность стирается, остаются рефлексы. Видел Артур последствия этих обработок – нет уж, не надо такого счастья. И то, что понятия «киборг» и «личность», по мнению большинства людей, несовместимы, его ничуть не утешало.
   Впрочем, для того, чтобы вернуть себе душевное равновесие, оказалось достаточно вспомнить, что здесь никаких контролеров, оценочных комиссий и центров технического обслуживания биороботов не предусмотрено в принципе. И вообще, он, Артур, сам себе царь, бог и воинский начальник, и в этом мире самый крутой. А люди здесь, напротив, стоят и по развитию, и по возможностям на много ступеней ниже его. В подобной ситуации комплексы по поводу собственного нестандартного поведения выглядели не то чтобы глупо – скорее, наивно, и тратить на них время и силы было попросту нерационально.
   Увы, лес, который произвел на Артура столь необычное впечатление, вскоре кончился. Дальше пошла самая обычная чаща, встречающаяся здесь с завидной регулярностью, и наваждение исчезло, будто его и не было. Дорога тоже стала заметно хуже, очевидно, пользовались ей от случая к случаю, хорошо еще, совсем не исчезла. Тем не менее она позволяла двигаться уверенно и достаточно быстро, так что до темноты они въехали в небольшую деревню.
   А вот здесь, как оказалось, Джоанну знали, и, похоже, неплохо. Во всяком случае, сверстники приветствовали девушку вполне дружелюбно, хотя и без энтузиазма. Так здороваются со старыми, но не особенно близкими знакомыми. Те же, кто постарше, на ведьмочку и вовсе внимания не обращали, что вполне логично, а вот киборг привлекал их внимание, как, впрочем, любой приезжий в такой вот глухой деревушке. Месяц будут судачить, с неудовольствием подумал Артур, однако внешне не выказал даже намека на раздражение – эти люди были дома и жили так, как им нравится, как они привыкли жить на протяжении десятков поколений. Незачем влезать без нужды в чужой быт, тем более что самому киборгу их мнение о своей персоне было, по большому счету, параллельно.
   В деревне они и заночевали. Здесь, конечно, не было и намека на постоялый двор, к чему он в такой глуши, однако с ночлегом проблем не возникло – за пару медяков их поселили, накормили, постелили… Хорошо еще, здешним умникам хватило мозгов вначале спросить, вместе или отдельно. Договаривалась на этот раз Джоанна – в конце концов, это у нее здесь народ был знакомый, да и в местных ценах она неплохо ориентировалась, а то сорящий деньгами субъект привлекает иной раз внимание не меньше, чем полярное сияние посреди летней ночи в тропиках. Киборг хорошо это понимал, и девушка получила карт-бланш на ведение переговоров с местными, каковым тут же и воспользовалась.
   Покормили вкусно, выспаться удалось хорошо, постели были чистые, да и дом опрятный, даже без тараканов и прочей мелкой нечисти – что же еще, спрашивается, желать? Разве что, чтобы на тебя с утра не рычали. Именно так – с утра на Артура нарычали, и, что характерно, не цепная псина, сидевшая возле будки, от которой, теоретически, можно было ждать чего угодно. Вот только она-то как раз посмотрела на киборга без особого дружелюбия, но спокойно, очевидно понимая, что раз хозяева относятся к нему лояльно, то ей и подавно зря тявкать не следует. Умная зверюга. Зато Джоанна отличилась. Ну подумаешь, отправился киборг, по своему обыкновению, к колодцу умываться. Ну подумаешь, сбежались местные девки посмотреть на бесплатный цирк в его исполнении, хотя ничего особенного киборг в своих действиях не видел. Он ведь и разделся-то всего по пояс, причем сверху. А если бы и снизу – что, спрашивается, у него внешне есть такого, чего бы они никогда не видели? Однако вот собрались, рассматривали с интересом, судачили, хотя и издали. Наивные, полагают, что их не слышно… Судя по их разговорам, впечатление производила мускулатура киборга – все же он заметно отличался от местных парней. Ну, хотят посмотреть – так пускай смотрят, Артуру, по большому счету, было все равно. Даже, чтобы не разочаровывать, пару раз напряг бицепсы, что вызвало взволнованный шепоток и даже покраснение пары физиономий помладше. А потом вдруг к колодцу вихрем подлетела Джоанна и шуганула сверстниц с использованием такой лексики, что Артур, вроде бы наслушавшийся за годы службы всякого, некоторых слов даже и не знал. Пожалуй, будь он человеком, у него отвисла бы челюсть, однако свою физиологию киборг всегда контролировал уверенно и потому внешне остался невозмутим, продолжая умываться. Вот только дальнейшее было для него несколько неожиданным, поскольку, отогнав конкуренток, девушка переключилась на него, и пару минут спустя Артур уже шел в сторону дома, подталкиваемый в спину. Попутно ему читали строгую нотацию о том, как прилично и как неприлично вести себя в обществе. Довольно странная и неожиданная получилась ситуация, но… Честное слово, Артуру было весело. Больше всего происходящее напоминало вспышку ревности, что в отношении человека к киборгу невозможно по определению. Впрочем, немного подумав, он решил классифицировать поведение девушки как обостренный инстинкт собственницы – не дай бог, уведут игрушку. Придя к такому выводу, он немедленно перестал терять время на анализ и дальнейшие слова Джоанны пропускал мимо ушей.
   Следующая ночевка, последняя на данном этапе путешествия, тоже была в деревне. Правда, на сей раз населенный пункт выглядел солиднее, да и народу в нем, соответственно, обитало побольше. Как ни странно, мужская часть населения выглядела довольно малочисленной по отношению к женской, но в этом кажущемся дисбалансе, как пояснила Джоанна, не было ничего удивительного. Дело в том, что помимо традиционного для крестьян земледелия, не особенно прибыльного из-за скудности почвы, здесь параллельно и достаточно активно развивались еще два направления добычи необходимых универсальных платежных средств различного достоинства, сиречь денег. Неподалеку был выход медной руды, жила, насколько смог понять Артур, не слишком большая, не привлекающая особого внимания местного сеньора, но стабильно обеспечивающая часть населения работой уже лет тридцать, если не больше. Добывали руду, выплавляли паршивенького качества медь в примитивных печах и неплохо на том зарабатывали. И вдобавок в сопутствующих скальных породах в небольшом количестве ломали малахит, местную его разновидность, кстати практически неотличимую от земного, заирского. Во всяком случае, пару камушков Артуру удалось рассмотреть, и принципиальных отличий он не нашел, разве что цвет оказался чуть менее насыщенным. Настолько чуть, что глаз человека и не зацепился бы за эту разницу.
   Второй отраслью промышленности в отдельно взятой деревне было производство древесного угля, благо леса вокруг росло в избытке. Углежоги проводили в лесу практически весь теплый сезон, поэтому ничего удивительного не было в том, что мужчин в деревне находилось относительно немного. По сути лишь та часть населения, что занималась полевыми работами, а они будут требовать серьезного внимания только через пару недель. Тогда да, и мужчины, и, скорее всего, большинство женщин в полях будут от зари до зари вкалывать, а сейчас работы было мало, вот они в деревне и болтались, хотя светового дня оставалось еще часа полтора, не меньше. Те, кто на меди работал, еще и не думали возвращаться, а эти, пользуясь моментом, гуляли. Но тем не менее жили здесь не то чтобы богато, а, правильнее сказать, зажиточно, так что могли себе позволить отдохнуть.
   А вот к Джоанне местные отнеслись куда радушнее, чем в прошлый вечер, и не только сверстники, но и народ постарше. Ничего удивительного в этом не было, как-никак, жила она, по прикидкам Артура, километрах в десяти отсюда, а значит, в деревне была частой гостьей. Можно было бы, конечно, прямо сейчас поехать дальше, но десять километров по лесу, даже если в нем есть какое-то подобие тропы, – расстояние довольно приличное, а раз так, до темноты не успеть. Артура плохая видимость не пугала совершенно, но вот как отнесется к ночному визиту мать девушки, не раз уже пуганная разными сволочами, оставалось только гадать, и потому они решили заночевать в деревне. Хорошо еще, с жильем проблем не было – староста махом нашел, где их поселить, тем более что киборг не жадничал и заплатил неплохо. В общем, у него в доме, здоровенном, двухэтажном, общей площадью, как прикинул Артур, около трехсот квадратных метров, было выделено несколько комнат. В них обычно ночевали заезжие купцы – правда, то было раньше. Сейчас деревенские предпочитали сами отвозить в ближайший город, на ярмарку, и слитки меди, и уголь, так выходило куда выгоднее. Так что купцы заезжать перестали, но гостевые комнаты остались, в них-то путешественников и разместили. Нельзя сказать, чтобы комфорт пер изо всех щелей, но по деревенским меркам было вполне терпимо, грешно жаловаться.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →