Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Русская выхухоль – полуводное и почти слепое млекопитающее.

Еще   [X]

 0 

Средняя Азия: Андижанский сценарий? (Мейер Михаил)

Неполных три месяца отделили нас от кровавых событий в узбекском Андижане. Чем меньше мы в них понимаем, тем легче дается неосторожное забвение. Что-то зреет к югу от Казахстана, но что именно? Книга доступным на сегодня образом воспроизводит мозаику из свидетельств и суждений очевидцев и оппозиционных политиков, жесткой аналитики российского политолога, знающего проблемы южного пограничья, и размышлений Ширин Акинер, британского профессора с тюркскими именем и фамилией, которой почему-то были предоставлены уникальные возможности передвижения и общения в Андижане. В приложении дана справка об оппозиционных движениях в Узбекистане и об их лидерах.

Год издания: 2005

Цена: 59.9 руб.



С книгой «Средняя Азия: Андижанский сценарий?» также читают:

Предпросмотр книги «Средняя Азия: Андижанский сценарий?»

Средняя Азия: Андижанский сценарий?

   Неполных три месяца отделили нас от кровавых событий в узбекском Андижане. Чем меньше мы в них понимаем, тем легче дается неосторожное забвение. Что-то зреет к югу от Казахстана, но что именно? Книга доступным на сегодня образом воспроизводит мозаику из свидетельств и суждений очевидцев и оппозиционных политиков, жесткой аналитики российского политолога, знающего проблемы южного пограничья, и размышлений Ширин Акинер, британского профессора с тюркскими именем и фамилией, которой почему-то были предоставлены уникальные возможности передвижения и общения в Андижане. В приложении дана справка об оппозиционных движениях в Узбекистане и об их лидерах.


М. М. Мейер Средняя Азия: андижанский сценарий?

ПРЕДИСЛОВИЕ

   Центральная Азия – регион, оказывающий на Евразию вообще и на Россию в частности гораздо большее воздействие, чем предполагалось прежде. Достаточно сказать, что одним из ключевых партнеров России в Содружестве Независимых Государств является Казахстан, что в этом регионе расположены огромные запасы природных богатств, через него проходит «шелковый путь» и другие транзитные коммуникации, здесь проживает многочисленное русскоязычное население, регион выходит в Каспий, отсюда черпаются трудовые ресурсы для России и т. д. и т. п. При этом Узбекистан является не только самой населенной, но и, пожалуй, самой «центральноазиатской» из всех центральноазиатских стран. Наверно, узбекские лидеры имели некоторые основания к тому, чтобы выдвинуть популярный в стране тезис о «центральности» Узбекистана в этом регионе. Напомню, что авторы последнего доклада Национального разведывательного совета США «Контуры мирового будущего» высказывают мысль, что в ближайшие 15 лет религиозные и этнические движения могут дестабилизировать весь этот регион. В этом же прогнозе говорится об угрозах, которые исходят из этого региона для России. А хорошо ли понимаем это мы сами и все ли делаем для того, чтобы «андижанский сценарий» не продолжил шествие по городам Центральной Азии, а возможно, и России?
   Происшедшие в последние месяцы в разных точках постсоветского пространства массовые движения привели к смене власти в Грузии, на Украине, в Киргизии. Эти политические встряски с легкой руки их зачинателей получили название «цветных революций». При всем различии сценариев, по которым происходили турбулентные события, между ними есть немало общего. Сегодня об этом уже исписано много страниц, эти события стали популярной темой многих международных семинаров и конференций.
   Замечу, что эти еще далеко не полностью объясненные явления поразили все три постсоветских субрегиона, опоясывающих Россию, – западный, южнокавказский и центральноазиатский. Имеем ли мы дело с новой закономерностью эволюции постсоветских государств? Апробируется ли в этих субрегионах некая стратегия перемен, которая будет вариативно применена и в других республиках? А может, это всего лишь совпавшие по времени, но никак не связанные между собой случаи, которые и могли иметь место исключительно в данных республиках?
   Не будем убаюкивать себя иллюзиями, что сезон турбулентности на постсоветском пространстве кончился, набор сценариев исчерпан, а прививки укрепили иммунитет. События в Андижане 13–14 мая этого года показали, что это далеко не так. Похоже, что метастаз был удален, но центральноазиатская опухоль осталась. Какие сценарии ее нового прорастания будут нам угрожать?
   Итак, Андижан… что же это было? Проходит время, а ясности не прибавляется. Вопросов становится все больше. Политикам по-прежнему трудно занять однозначную позицию в отношении событий, которые вроде бы напоминали волну «цветных революций», прокатившихся по постсоветскому пространству, но совершенно очевидно не вписывались в уже привычные сценарии. Здесь были и захват оружия, и взятие заложников, и штурм правительственных зданий, и разоружение силовых структур, а потом и жесткое пресечение действий мятежников. Хотя на улицах этого города можно было видеть и мирных демонстрантов, и протестующих либералов.
   Видимо, в андижанских событиях нужно разделять две их составляющие – социальную базу мятежа и его мобилизующее ядро. Ясно, что здесь накопились протестные настроения, они есть и за пределами Андижана, причем не только в Ферганской долине, но и во многих регионах постсоветского пространства. Бедность, безработица, малоземелье, перенаселенность, коррупция, отчужденность населения от власти, огромный разрыв в уровне жизни между большинством населения и разжиревшей элитой, монопольный доступ к власти и ресурсам кланов и семей, засилье бюрократии – все это порождает взрывоопасную массу недовольных людей, которые могут быть мобилизованы на коллективные действия. В этом смысле основной урок, который можно извлечь (и не только Узбекистану) из андижанских событий, однозначен: протестные настроения надо лечить, а причины, порождающие недовольство, устранять. А еще лучше вообще не допускать появления недовольства.
   Однако суть вопроса заключается в том, что относится к их второй составляющей – мобилизующему ядру мятежа. Кто, как и зачем вывел людей на улицу? Каким образом осуществлялась мобилизация? Кто составил боевое ядро событий и кто им управлял? Какие цели ставили перед собой организаторы бунта? Публикуемый нами материал пока не позволяет дать исчерпывающие ответы на эти вопросы, но безусловно является пищей для размышлений.
   От высказанных в первые дни после произошедшего обвинений в сторону Запада, особенно США, их авторам вскоре пришлось отказаться. Было бы слишком чудовищным и противоречащим всякой логике, если бы США, до сих пор оказывавшие поддержку Узбекистану как партнеру по антитеррористической борьбе, одновременно потакали тем самым исламским милитантам, с которыми они борются, – а именно те, судя по всему, и стоят за событиями. Хотя люди, побывавшие в Афганистане, тайком шепчутся о том, будто не все так просто, и узбеков там (то ли местных, то ли из Узбекистана) якобы тренируют американские инструкторы вовсе не для того, чтобы ловить Усаму Бен Ладена.
   Конечно, западные структуры не причастны к организации массовых беспорядков в Андижане. Тем не менее есть своя логика в словах тех, кто утверждает, что некоторые западные журналисты знали о событиях до того, как они произошли. Иначе как объяснить тот факт, что, к примеру, группа корреспондентов Би-би-си запросила разрешение выехать в Андижан для освещения суда над арестованными бизнесменами-акрамитами и прибыла туда, когда суд уже закончился, но за день до трагических событий.
   Хоть я и не верю в теории заговора с участием западных спецслужб, я все же уверен, что журналистов заранее предупредили о готовящемся восстании его организаторы. Они были уверены в победе и в том, что власти не решатся применить силу. Для этого им понадобилось вывести на площадь максимальное число ничего не подозревавших о планах заговорщиков мирных людей, в том числе женщин и детей, которыми они фактически прикрылись. Для того же понадобились и западные журналисты, присутствие которых предположительно должно было сковать власти и помочь мятежникам завоевать поддержку общественного мнения Запада, давно критикующего президента Ислама Каримова за нежелание проводить реформы и жестокий авторитаризм.
   Однако именно английские журналисты, равно как и случайно оказавшаяся в Андижане известный английский специалист по Центральной Азии доктор Ширин Акинер, изложили версию событий, которая расходится с тем, как подают их многие другие средства массовой информации на Западе, не знающие деталей. Как рассказывал мне корреспондент Би-би-си, интервьюировавший местных жителей, 13 мая в пять часов утра к ним в дома приходили люди, настойчиво уговаривавшие их выйти на площадь, поскольку там состоится нечто важное. Большинство мирного населения вышли из домов не на демонстрацию, а уступив настойчивым уговорам агитаторов или просто из любопытства. Английские журналисты говорили, что в этот день они насчитали на улицах около пяти десятков молодых людей, вооруженных автоматами Калашникова. Именно эти хорошо подготовленные боевики были мятежниками, которые осуществили захват оружия, заложников, правительственных зданий и планировали распространить пожар насилия на всю республику.
   Сколько бы ни выдвигалось версий, мало кто может усомниться в причастности к мятежу в Андижане религиозных экстремистов, сумевших создать в Ферганской долине разветвленную сеть своих опорных пунктов. Но в этот раз, наученные опытом печально закончившихся для них попыток силовым наскоком свергнуть светский режим, они явно решили воспользоваться рецептами киргизских оппозиционеров, прикрывшись вышедшими на улицу массами мирных жителей.
   А может быть, правы те, кто говорит, что за андижанским бунтом стоит борьба кланов за собственность, за ресурсы? В конце концов, судили-то в Андижане бизнесменов (даже если они и были акрамитами), а не безработных, и не подпольных имамов. Родственники арестованных рассказывали, будто за арестами стояло коррумпированное руководство областью, намерившееся наложить руку на весь местный бизнес. Кто знает, может быть, арест бизнесменов и доставил удовольствие тому, кто засматривался на их предприятия… Однако мы знаем и другое: радикальные исламисты существуют вовсе не за счет зарубежной помощи (хотя ее они, судя по всему, тоже получают), а в основном за счет местных ресурсов, в том числе и легального бизнеса. Во всяком случае, так утверждали те исламские милитанты, с которыми мне довелось встречаться самому.
   Мятеж в Андижане был подавлен. Запад критикует узбекские власти за жертвы среди мирного населения, за жестокость, которая может породить новые выступления против режима.
   Ну а если предположить, что президент Каримов уступил бы мятежникам, захватившим оружие и заложников (прибывший на переговоры местный прокурор был избит и захвачен ими, а потом убит)? Не приходится сомневаться, что тогда мятеж покатился бы дальше по всей Ферганской долине, охватил бы другие области республики, а затем пришел бы в Ташкент, где власть взяли бы вооруженные молодые люди в спортивных костюмах, каких встречали на улицах Андижана в самом начале событий английские журналисты. Но кто бы пришел к власти в этом случае? Радикальные исламисты? Защитники интересов неимущих слоев населения? Ориентированные на Запад либеральные демократы, сторонники реформ? Соперничающие за власть и чувствующие себя обделенными кланы? Оппозиция внутри самого истеблишмента? Или все они вместе? Ведь сложился же в свое время блок исламистов и демократов в Таджикистане.
   Но Ислам Каримов извлек уроки из поражения Аскара Акаева и проявил решительность, не посчитавшись с возможными политическими издержками. Жертвы среди мирного населения, кровопролитие, неоправданное применение силы – хорошо, если бы удалось обойтись без этого. Наверное, правоохранительные органы республики должны были действовать более эффективно и пресечь действия боевиков на самой ранней стадии. Но какова была альтернатива? И уж точно, в случае победы заговорщиков сегодня мы вряд ли имели бы в Узбекистане светский демократический режим, где на ключевых ролях находились бы симпатичные просвещенные оппозиционеры вроде Нигары Хидоятовой.
   Кстати, сравнение с Киргизией напрашивается во всем. Да и руководитель Узбекистана открыто говорил, что по крайней мере часть боевиков пришла в Андижан из соседней республики. Среди арестованных зачинщиков есть киргизские граждане узбекского происхождения. Этого не отрицают и в самой Киргизии. Ясно, что территория Ферганской долины, поделенная между тремя центральноазиатскими республиками – Узбекистаном, Таджикистаном и Киргизией, подобна сообщающимся сосудам. Сколько ни перекрывай границы вплоть до их минирования, как это делала узбекская сторона, люди все равно будут перетекать из одного сосуда в другой. Поэтому нет ничего удивительного в том, что исламисты появляются и действуют то на одной, то на другой части долины. После поражения мятежа кто-то настойчиво уговаривал людей (не только андижанцев, но и жителей других населенных пунктов) покинуть родные места и переместиться на юг Киргизии, где проживает узбекское население. Неудивительно, что напуганные всем происшедшим и циркулирующими слухами о возможных новых событиях люди легко поддались на уговоры, опасаясь за свою жизнь и жизнь своих близких. В самой Киргизии возникли разногласия вокруг проблемы узбекских беженцев. Руководство Ошской области, куда в основном и прибывали беженцы, считали необходимым препроводить их обратно, Бишкек счел необходимым предоставить им убежище.
   Появляются данные и об «афганском следе» в андижанских событиях. Российский министр обороны Сергей Иванов, прибыв на заседание Совета Россия – НАТО в Брюссель, уверенно заявил журналистам: «У нас есть неопровержимые данные о присутствии в этих событиях иностранного следа».
   Как бы то ни было, нужно время, чтобы разобраться в событиях и сделать выводы. Я надеюсь, что публикуемый материал поможет в этом.

   Виталий Наумкин,
   президент Центра политических и стратегических исследований,
   профессор, доктор исторических наук, заведующий кафедрой факультета мировой политики МГУ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
КАК ЭТО БЫЛО



ПРЕДЫСТОРИЯ КОНФЛИКТА

Как все начиналось…

   В 1944 году этот кавказский народ был депортирован в Среднюю Азию из южных районов Грузии. За десятилетия переселенцы сумели укорениться на новом месте, для их молодого поколения Узбекистан стал родиной. И вдруг настал день, когда толпы разъяренных людей пошли по улицам, уничтожая их дома, убивая, насилуя, калеча…
   События развивались стремительно и организованно. У многих тогда сложилось впечатление, что вспышка яростного насилия была подготовлена и просчитана заранее: составлены списки обреченных домов, заранее заготовлены канистры с бензином, охотничьи ружья, палки… Кое-кто из пострадавших турок рассказывал позже, что сотрудники милиции не только не препятствовали погромам, но и сами принимали в них активное участие. Правда, не все.
   В Коканде сотрудники местного отдела милиции три дня отражали ожесточенный натиск погромщиков, но не выдали несколько турецких семей, которые они укрыли в помещении райотдела. Несколько десятков тысяч турок, которым удалось спастись от погромщиков, взяла под охрану расквартированная под Ферганой советская воздушно-десантная дивизия. Беженцев разместили в палатках на территории учебно-тренировочного полигона и там охраняли, хотя сами десантники в события не вмешивались. Порядок наводили части внутренних войск, прибывшие из разных регионов СССР.
   Понадобилось около двух недель, чтобы потушить пожар насилия, быстро распространявшийся по всей Ферганской долине. Следом за Ферганой погромы начались в Намангане и Андижане, а затем перекинулись на Ташкентскую область. Окончательно успокоить ситуацию удалось только после того, как практически все турецкие семьи из Ферганской долины были вывезены из Узбекистана. Незначительная их часть попала на юг Казахстана, большинство доставили в южные области России.
   Официальную оценку событиям 1989 года дал глава советского правительства Николай Рыжков, который приезжал в зону конфликта. Он обвинил в произошедшем «коррумпированные силы», стремящиеся остановить проведение реформ в Узбекистане.
   Процесс этот начинался при Юрии Андропове знаменитым «хлопковым делом» и привел к загадочной смерти главы республики Шарафа Рашидова.
   Особенно строгим проверкам правоохранительных органов СССР в тот период подверглась Ферганская долина.
   В 1992 году в Узбекистане вновь прошли крупные социальные волнения, в организации которых были обвинены функционеры «Бирлика» и отпочковавшейся от него партии «Эрк» («Воля»). В республике началась борьба с оппозицией, возникшей на волне демократических процессов конца перестройки. Она завершилась ликвидацией института легальной оппозиции, что постепенно привело к появлению на территории Узбекистана подпольных экстремистских организаций, таких как Исламское движение Узбекистана (ИДУ) и отделения международной исламской партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» («Исламская партия освобождения»), целью которых является построение всемирного халифата. Политические противники Ислама Каримова обвинили президента в установлении тоталитарного режима и совершили ряд кровавых акций против представителей власти (убийства милиционеров, поджоги домов в Ферганской долине и т. д.). Считается, что организованные властями Узбекистана гонения на неофициальный ислам лишь усиливают фундаменталистские настроения.
   В феврале 1999 года у ташкентских правительственных зданий произошло пять взрывов, в результате которых погибли 16 и были ранены более ста человек. Власти Узбекистана квалифицировали теракты как покушения на Ислама Каримова и ответственность за произошедшее возложили на ИДУ и партию «Эрк». После терактов сотни жителей Ферганской долины были осуждены по подозрению в связях с запрещенными исламскими организациями. На протяжении 1999–2001 годов угроза вторжения боевиков-исламистов на территорию Узбекистана (в столичную Ташкентскую, Кашкадарьинскую и Сурхандарьинскую области) из Таджикистана и Киргизии возникала неоднократно. Летом 2000 года в окрестностях Андижана шли ожесточенные бои между правительственными войсками и экстремистами из группировки ИДУ. Тогда исламисты были разгромлены.
   Весной и летом 2004 года Узбекистан вновь накрыла волна террористических актов. В течение трех последних дней марта в Ташкенте, а по некоторым данным, и в других городах Узбекистана, произошли серии взрывов (на ташкентском рынке Чорсу, у столичного магазина «Детский мир», в частном доме в кишлаке Кархамон Бухарской области и в других местах). Были совершены нападения на милицейские блокпосты, отмечены уличные бои, а в столичном пригороде Ялангач правоохранительные органы были вынуждены провести спецоперацию против бандформирования, состоявшего не менее чем из 20 человек.
   Минимальное число жертв весенних терактов 2004 года – 42 человека.
   Еще шесть человек погибли в результате взрывов у американского и израильского посольств в Ташкенте в июле 2004 года.
   В последние два года в Узбекистане участились стихийные акции протеста, в которых принимают участие в основном сельские жители.
   В прошлом году народные волнения происходили в Джизакской, Ферганской, Кашкадарьинской, Сырдарьинской, Андижанской областях и в столичном Ташкенте. Наиболее масштабные выступления состоялись в ноябре прошлого года в Коканде. По некоторым оценкам, на улицы этого города вышли 6 тыс. человек, по другим – до 10 тысяч. Акции протеста были вызваны ограничениями уличной торговли. В марте нынешнего года в городе Джизак около 500 фермеров захватили отделение милиции и сожгли две милицейские машины. Они протестовали против решения властей ликвидировать мелкие частные земельные наделы и пытались защитить местного оппозиционного лидера Эгамназара Шайманова. В апреле незарегистрированная партия «Озод дехконлар» («Партия свободных земледельцев») объявила о создании координационного центра «Серкуёш Узбекистоним» (за пределами республики стал известен под названием «Солнечная коалиция»). В многочисленных заявлениях лидеров коалиции подчеркивается, что их цель – не революция, а добиться политических прав для оппозиции.
   Официальные власти Узбекистана практические действия оппозиционных групп чаще всего связывают с влиянием исламистов. В аналитических докладах, как правило, отмечается, что такого рода оценки рождены их политической выгодностью Исламу Каримову. Вместе с тем это мнение не может считаться абсолютно необоснованным: определенное влияние исламистов на население существует, причем особенно велико оно в Ферганской долине.
   С момента обретения Узбекистаном суверенитета в стране появились силы, нацеленные на ее трансформацию в исламское государство, подобное талибскому Афганистану. Об угрозе «талибанизации» Узбекистана написано тоже немало и тоже небездоказательно. В этой связи полезно помнить, что одна из наиболее влиятельных и опасных радикальных группировок – ИДУ – была тесно связана с талибами, а целью нелегальной «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», активно действующей в Узбекистане и других регионах СНГ, является свержение светского режима. Обе организации действуют подпольно, но имеют активных сторонников в Ферганской долине и Узбекистане в целом.

«Акромийя»

   Основателем «Акромийи» (в средствах массовой информации ее называют «сектой», «исламской партией» и даже «общественным движением») является андижанец Акром Юлдашев, которого в публикациях именуют «учителем математики», «муллой», «предпринимателем», «независимым исламоведом». По мнению аналитиков Ошского центра поддержки гражданских инициатив, «Акромийя» – община в исламе, основанная Акромом Юлдашевым в 90-х годах. По словам председателя Комитета по делам религии Республики Узбекистан Шоазима Миноварова, организация «Акромийя» не зарегистрирована Минюстом и, следовательно, запрещена.
   Как писал доктор исторических наук Бахтияр Бабаджанов, Юлдашев еще в рядах «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» пришел к выводу, что методы работы этой организации, разработанные применительно к условиям арабских стран и общин, непригодны в Ферганской долине. По словам ученого, деятельность своей группы Юлдашев представлял по следующей схеме. Первый этап – подбор и воспитание группы в особых кружках. Далее – создание материальной базы общины усилиями всех ее членов. Неофиты устраиваются в общественные организации, где уже работают «братья», либо в основанные членами группы малые промышленные или сельхозпредприятия. Пятую часть доходов каждый член группы выделяет в общую казну. Затем наступает время духовного этапа, что предполагает постоянное общение со строго определенным, в целях конспирации, кругом «братьев». Следующий этап предполагает фактическую легализацию общины во властных структурах путем «духовной вербовки» чиновников. Заключительная фаза якобы предусматривает захват власти. Юлдашев написал книгу «Иймонга йул» («Путь к вере»), которая стала одной из причин его ареста, а для акромидов – уставом секты.
   В 1998 году Юлдашев был осужден на 2,5 года по обвинению в хранении наркотиков, но в том же году освобожден по амнистии. В феврале следующего года после терактов в столице Узбекистана он снова задержан и осужден на 17 лет за связь с организаторами террористических актов в Ташкенте. Вместе с ним был приговорен к тюремному заключению его соратник Джурахон Азимов, впоследствии умерший в тюрьме.
   Официальный Ташкент не раз подчеркивал, что «Акромийя» – это экстремистская организация, стремящаяся к строительству в Центральной Азии теократического государства, основанного на законах шариата.
   Как написала в одном из номеров за 2005 год газета «Андижоннома», члены этой группы распространяют свое учение, создавая сеть малых фирм, обеспечивая людей работой и зарплатой и тем самым привлекая их в свои ряды.

Хронология конфликта

   1999 год. Ответом на действия правоохранительных органов явились несколько сильных взрывов в Ташкенте в феврале 1999 года, в результате которых погибли и были ранены десятки человек.
   В конце лета 1999 года боевые действия развернулись в Баткенском районе Ошской области Киргизии (ныне – Баткенская область). Целью антиправительственных сил было объявлено создание независимого «исламского государства» на юго-востоке Ферганы. Боевиками руководил Джума Намангани, главный организатор февральских терактов 1999 года в Ташкенте. Отряды Намангани провели боевые рейды в Ферганской области Узбекистана, минировали дороги, провоцировали перестрелки, захватили в плен генерала МВД Киргизии и японских ученых. Затем большая часть боевиков рассеялась вокруг Баткена, остатки ушли на север Ферганской долины, в район узбекского города Ангрен (80 км от Ташкента), на границу Наманганской и Ташкентской областей. К ним присоединились законспирированные боевики из местного населения. В районе поселка Дукент Ташкентской области между бандами исламистов и правительственными войсками разгорелись ожесточенные бои.
   С наступлением холодов основная часть банды Джумы Намангани ушла из Баткена, но часть боевиков осталась и перебралась в таджикский анклав Ворух.
   2000 год. В этом году банда Джумы ушла через горные перевалы на север, в Ахангаранский район, и на запад, в Сурхандарьинскую область Узбекистана, а затем вновь вторглась в Баткенский район. В ходе завязавшихся боев только в первые дни погибли около 30 киргизских солдат и офицеров. В Узбекистане бои с отрядами Джумы Намангани шли около трех месяцев, после чего они рассеялись и ушли в труднодоступные горные районы Таджикистана.
   2001 год. Тогда в Афганистане начались ожесточенные бои между войсками движения «Талибан» и Северного альянса. Большая часть боевиков Исламского движения Узбекистана под командованием Джумы Намангани была переброшена туда и приняла участие в войне на стороне талибов, по этой причине их деятельность в Узбекистане существенно сократилась.
   С началом антитеррористической операции США и их союзников в Афганистане отряды ИДУ были разгромлены и понесли существенные потери, а сам Джума Намангани погиб.
   Однако затем ИДУ перегруппировалось и создало новые базы в племенных районах Пакистана. На некоторое время террористические акции в Узбекистане прекратились.
   2004 год. В этом году кровавые акции в Узбекистане возобновились. 28–30 марта в Ташкенте, Бухарской и Ташкентской областях совершены очередные террористические акты, повлекшие многочисленные человеческие жертвы. Произошедшие события разворачивались следующим образом.
   28 марта, 22.00. В одном из частных домов кишлака Кахрамон Ромитанского района Бухарской области произошел взрыв, повлекший смерть 10 членов этой семьи и других граждан, в том числе малолетнего ребенка. Сам хозяин дома и трое его домочадцев получили телесные повреждения.
   При осмотре места происшествия в доме были обнаружены и изъяты 50 пластмассовых поллитровых емкостей, начиненных самодельной взрывчатой смесью из алюминиевого порошка и селитры, 920 кг алюминиевого порошка, различные средства радиосвязи (рации) и комплектующие к ним. Также найдены инструкции по изготовлению взрывных устройств, автомат Калашникова, два пистолета с большим количеством боеприпасов к ним, литература религиозно-экстремистского содержания, разъясняющая смысл устремлений организаций «Хизб ут-Тахрир» и «Ваххабий».
   28 марта, 22.30. На территории Хамзинского района Ташкента сотрудниками дорожно-патрульной службы органов внутренних дел была остановлена автомашина «Жигули». Находившиеся в машине два пассажира оказали активное сопротивление сотрудникам милиции и, бросив две хозяйственные сумки, пытались скрыться с места события. Одного из них удалось задержать. В сумках были обнаружены 10 самодельных взрывных устройств.
   29 марта, 1.40. Вблизи Ташкентского текстильного комбината «Тоштукимачи» вооруженная огнестрельным оружием группа совершила нападение на двух сотрудников милиции, один из которых в результате полученных ранений скончался, другой в тяжелом состоянии госпитализирован. Преступники завладели табельным оружием одного из милиционеров и скрылись с места происшествия.
   29 марта, 5.00. На милицейском посту «Гульсанам» Мирзо-Улугбекского района Ташкента неизвестные лица застрелили двух сотрудников милиции и захватили их табельное оружие.
   29 марта, 8.00. У входа в магазин «Детский мир», расположенный на территории ташкентского рынка «Чорсу», женщина-смертница произвела взрыв. В результате теракта 21 человек, в том числе 11 сотрудников милиции, получили различные телесные повреждения. Сама террористка, два работника милиции и один малолетний ребенок скончались на месте.
   29 марта, 8.30. На автобусной остановке рядом с рынком «Чорсу» вторая женщина-смертница произвела взрыв, от которого сама террористка скончалась на месте. Попытавшийся предотвратить теракт милиционер от полученных ранений скончался в больнице.
   В ходе этих терактов погибли 19 человек, в том числе шесть сотрудников милиции, 26 человек получили телесные повреждения. В Ташкенте и Бухаре взрывные устройства были приведены в действие практически одновременно. Как позже заявили в Генеральной прокуратуре Узбекистана, готовился еще один взрыв, но бомба сдетонировала раньше времени.
   30 марта, 8.00. На посту ГАИ при въезде в Ташкент со стороны поселка Ялангач Кибрайского района взорвалась легковая машина «Тико», начиненная взрывчаткой. Вслед за этим раненая женщина попыталась сесть в рейсовый автобус № 101, но не успела. Тогда она взорвала себя.
   С этих событий в Ташкенте началась вторая волна терактов и перестрелок, которую журналисты назвали «маленькой войной в Ялангаче».
   Спецподразделения МВД развернули в поселке Ялангач, примыкающем к жилому массиву Ташкентского тракторного завода, операцию по ликвидации большой группы террористов. На улицах города появились БМП, машины «скорой помощи», слышались взрывы. Операция по ликвидации бандитской группы в Ялангаче завершилась приблизительно к 15.00.
   Первое место боевых действий – одноэтажный дом № 14 по улице Ахунбабаева, возле полотна железной дороги, отделяющей поселок Ялангач от массива Ташкентского тракторного завода. В этом доме четыре террориста отстреливались от окруживших их спецназовцев в течение пяти часов. Житель соседнего дома сообщил, что на его глазах террористы застрелили его знакомого: «Я вышел из дома, гляжу – четыре парня бегут в мою сторону. У одного из них был автомат, из которого он без всякой причины выстрелил в моего друга Шухрата. У погибшего осталась семья. Увидев в конце улицы солдат, они повернули назад и вбежали в дом. Стали отстреливаться. У них было два ствола – автомат и пистолет. Перестрелка шла несколько часов, и они были убиты. Один из них взорвал себя – его тело ниже пояса было разорвано».
   Основные действия развернулись в глубине поселка, вокруг четырехэтажного дома № 1а по улице Карамуртская, где террористы снимали трехкомнатную квартиру на втором этаже. По словам местных жителей, «террористы по всему поселку бегали, стреляли. Потом отряд омоновцев приехал, и одна женщина себя в подъезде подорвала… Другая взорвала себя возле подъезда. Террористы разбежались по всему поселку, вбежали в частные дома – к одному корейцу в дом забежали».
   30 июля 2004 года три террориста-смертника подорвали себя в Ташкенте возле посольств США, Израиля и в фойе здания Генеральной прокуратуры Узбекистана. Жертвами взрывов помимо исполнителей стали два милиционера и охранник, семь человек получили ранения. Теракты были совершены примерно в одно время – около 16 часов 30 минут.
   Взрывы 30 июля произошли через несколько дней после начала показательного процесса в Ташкенте над 13 мужчинами и двумя женщинами, обвиняемыми в совершении терактов в конце марта, которые привели к гибели по меньшей мере 50 человек. По сообщению узбекского телевидения, террористы были связаны с радикальной исламистской группировкой «Джамаат» («Общество»). Президент Узбекистана Ислам Каримов обвинил в организации этих взрывов религиозное движение «Хизб ут-Тахрир», стремящееся объединить в халифат страны Центральной Азии. По заявлению узбекских властей, те, кто отвечает за нападения в июле и марте, получали организационную помощь от международных радикальных исламских группировок.
   «Боевики готовились в лагерях на пакистанской территории, куда они попадали через Казахстан, Азербайджан и Иран», – заявил тогда представитель Генеральной прокуратуры Узбекистана.
   Генеральный прокурор Узбекистана Р. Кадыров на брифинге в Ташкенте 9 августа 2004 года подтвердил, что следствие на основании неопровержимых данных пришло к выводу: за исполнителями взрывов стоят международные радикально-экстремистские организации, в том числе «Хизб ут-Тахрир».
   В декабре 2004 года в Ташкенте на рынке «Чорсу» неизвестный мужчина в камуфляжной форме с самодельным огнеметом атаковал группу милиционеров; его нейтрализовали, сбив сзади автомашиной.
   Как можно полагать, власти Узбекистана предполагали дальнейшее негативное развитие событий.
   В своем выступлении перед иностранными журналистами (резиденция «Аксарай», 26 декабря 2004 года) Ислам Каримов намекнул: «Наши спецслужбы докладывают о контактах функционеров „Эрка“ с террористами ИДУ в Афганистане. И мы знаем также, кто и как организовывал встречу, кто помогал, какими маршрутами пользовались…» Позже слова президента Узбекистана подтвердили некоторые независимые СМИ.
   17 января 2005 года из сообщения агентства СМР стало известно о встрече в столице Афганистана чеченского террориста И. Ахмадова, главаря ИДУ Т. Юлдаша, представителя «Эрк» Абдуманонова (псевдоним – Остад Мохаммад Салех). Их безопасность обеспечивали американские военные и сотрудники местного МВД. Была организована встреча «гостей» с высокопоставленным офицером ЦРУ и министром внутренних дел Афганистана А. Джалали. В ходе встречи им было предложено сотрудничество, направленное против интересов России в Центральной Азии. Речь шла о развертывании диверсионно-подрывной и пропагандистской деятельности против присутствующих в регионе российского военного персонала и объектов с тем, чтобы инспирировать их вывод из Центральной Азии.
   Американцы не скрывали намерений расширить собственное монопольное военное присутствие в Центрально-Азиатском регионе путем, если понадобится, смещения нынешнего руководства этих государств.
   За такое взаимодействие экстремистам была обещана щедрая финансовая и иная поддержка, включая обеспечение тыловых баз на сопредельной афганской территории. Наряду с боевыми действиями представителям националистических и экстремистских группировок в Узбекистане рекомендовалось канализировать идею о том, что безопасность и стабильность в регионе могут обеспечить только Соединенные Штаты.[3]

ЧАСТЬ ВТОРАЯ
СОБЫТИЯ В АНДИЖАНЕ: МАЙ 2005 года



РОЖДЕНИЕ ОППОЗИЦИИ

Теплый апрель

   30 апреля 2005 года в Ташкенте состоялось рабочее заседание коалиции «Серкуёш Узбекистоним», в котором участвовали члены инициативной группы Нигора Хидоятова, Толиб Якубов, Баходыр Намазов, Алишер Мирзаолимов. В повестке дня стоял вопрос о разделение коалиции на две группы – экономическую и политическую. Руководство экономической группой предложено Санджару Умарову, успешному бизнесмену и ученому-экономисту, который с помощью некоторых аналитических и экономических центров США разрабатывал свою программу. Сам Санджар Умаров не присутствовал на этом заседании коалиции, так как находился в США (прибыл он в Ташкент 12 мая, накануне событий в Андижане).
   Политическая группа объявила о намерении сотрудничать со всеми здоровыми демократическими силами и пригласила их участвовать в обсуждении манифеста, работа над которым завершается. Была определена цель коалиции: поддержка политических и экономических реформ в Узбекистане. На заседание группы были приглашены члены «Давра Кенгаши» (Хамдам Сулейманов, Адхам Мухитдинов, Акбар Арипов, состоящие в партии «Бирлик»). Координатором коалиции была избрана Нодира Хидоятова, сестра Нигоры Хидоятовой.[4]

Горячий май

   Как было сказано в официальном обращении, «правительство США продолжает получать информацию о том, что террористические организации, действующие в Центральной Азии, могут планировать нападения, возможно, даже на объекты США, против американских граждан или американских интересов».
   В госдепе отметили, что в республиках Центральной Азии действуют «Исламский джихад», «Аль-Каида», Исламское движение Узбекистана и религиозная организация «Восточный Туркестан». Они выступают под антиамериканскими лозунгами и имеют «возможности для проведения террористических операций в различных странах». В обращении госдепа не уточнялось, с чем связаны возможные атаки.
   Это предупреждение не было безосновательным: в ночь с 7 на 8 мая 2005 года в офисе международной организации CAIP[5] в киргизском Оше прогремел взрыв. Поздно ночью (примерно в 0.30 по местному времени) неизвестный бросил во двор дома на улице Голубева, где расположена международная организация «Кош Аракет» («Совместные усилия»), неустановленное взрывное устройство. Как сообщили в МВД Киргизской Республики, в результате взрыва осколки попали в окна и входную дверь здания. По предварительным данным, жертв не было.
   Информационный портал AsiaNews в этот же день сообщил о намерении группы узбекских земледельцев из Кашкадарьинской области разбить палаточный городок напротив посольства США в Ташкенте и жить там до тех пор, пока они не добьются удовлетворения своих экономических требований. Акция была нацелена против произвола властей и ухудшающегося социально-экономического положения населения Узбекистана. О предстоящей акции протеста были заранее оповещены посольство США в Узбекистане и хокимият Ташкента. По заявлениям некоторых организаторов акции, «если власти попытаются помешать им, то они захватят одно из административных зданий в центре столицы».
   3 мая. В Ташкенте началась объявленная ранее бессрочная акция протеста, организованная семьей Чориевых и акционерами ОАО «КЕШ». Как сообщило Информационное агентство Фергана. Ру,
   …около ста человек, большинство из которых женщины и дети, в 11.30 выстроились в шеренгу вдоль улицы напротив посольства США, развернув плакаты с требованиями защитить их от нищеты, безработицы, судебных преследований и произвола милиции.
   Собравшиеся требовали отставки президента Ислама Каримова, премьер-министра Шавката Мирзияева и его кабинета в полном составе. Многие из пикетчиков прибыли в столицу страны из сельских районов, в основном из Кашкадарьинской области. По сообщению агентства, в самом начале акции между пикетчиками и милицией произошла потасовка. Милиционеры попытались забрать малолетнего ребенка, но толпа разъяренных женщин набросилась на них, избивая и забрасывая камнями. Охрана посольства не стала вмешиваться, и представители местных правоохранительных органов ретировались. На вопрос, почему для начала акции была выбрана территория возле здания американского посольства, митингующие ответили, что они не надеются на добрую волю местных властей и не рассчитывают на помощь России или соседних стран, а потому хотят привлечь внимание госдепартамента США, ратующего за права человека, а также международных организаций и СМИ. Днем число протестующих достигло ста человек, поскольку к ним присоединились жители столицы Узбекистана. Но ночевать на улице остались 70 человек, приехавших из Кашкадарьинской области, – 45 взрослых и 25 детей. Они были лишены воды и продуктов питания.
   Окружившие палаточный лагерь «люди в штатском» не разрешали жильцам окрестных домов, прохожим и журналистам передавать пикетчикам воду, медикаменты и продукты питания.
   Таким образом власти вынудили пикетчиков вместе с протестной акцией начать и сухую голодовку. Только к 23 часам на место событий была допущена бригада «скорой помощи», чтобы осмотреть женщину, получившую травму во время произошедшей в полдень стычки демонстрантов с милицией. Никто из представителей власти, по словам пикетчиков, не предпринял попытки вступить с ними в переговоры. Однако собравшиеся перед посольством США категорически опровергли распространившийся в городе слух о том, что в ближайшее время они собираются перейти к захвату административных зданий.[6]
   В 23.20 правоохранительные органы начали разгон демонстрантов, разбивших палаточный лагерь у посольства США в Ташкенте. В появившемся позже сообщении прессслужбы МВД сообщалось, что ходоки доставлены в Кашкадарьинскую область.
   4 мая. Посольство США сделало заявление, что сожалеет о том, что власти Узбекистана применили силу против группы протестующих, разместившихся в палаточном городке у американского посольства накануне. «Демонстранты, которые установили палатки напротив посольства США 3 мая, действовали согласно праву на свободу выражений и организаций, которая признается Декларацией прав человека ООН. Они как не представляли угрозу для безопасности, так и не создавали никаких помех для работы посольства. Мы сожалеем, что власти за прошедшую ночь убрали их и применили силу для этого», – говорилось в официальном заявлении посольства США. По данным МВД, в состав пикетчиков входили 11 мужчин, 13 женщин и 19 детей.[7]
   5 мая. На участке государственной границы между селами Согмент Баткенского района Киргизии и Хушер Сохского района Узбекистана собрались около 150 жителей села Хушер, требуя изменения графика подачи воды для полива. После чего они заблокировали автодорогу от трассы Баткен – Ош до Согмента. Конфликты между гражданами Киргизии и Узбекистана в этом районе Ферганской долины начались еще 1 мая.
   По словам граждан Узбекистана, несколько пограничников Баткенского отряда избили жителя села Хушер за то, что он пас свой скот на территории Киргизии. За это хушеровцы 3 мая закидали камнями гражданина Кыргызстана.
   6 мая. В Баткенском приграничье проведены переговоры, после которых автомобильная дорога была разблокирована. В киргизско-узбекских переговорах приняли участие представители СНБ, прокуратуры, РОВД, неправительственных организаций, аксакалы сел Согмент, Чарбак и Хушер. Переговорный процесс был организован Общественным фондом «За международную толерантность» (ОФМТ), который более семи лет работает в Баткенском приграничье над разрешением конфликтных ситуаций между жителями киргизско-узбекского и киргизско-таджикского приграничных участков. Проведению переговоров помогал директор Баткенского филиала ОФМТ Роберт Авазбеков. Стороны пришли к решению для сохранения правопорядка открыть дорогу и временно ввести совместное патрулирование. Кроме этого, с жителями киргизских сел Чарбак и Согмент встретился исполняющий обязанности губернатора Баткенской области Султан Айжигитов, который пообещал решить проблему в ближайшее время. Активное участие в двустороннем переговорном процессе приняли начальники РОВД двух сторон.[8]
   В этот же день на интернет-сайте «ЦентрАзия»[9] появилось следующее сообщение:
   «Да здравствует солнечная Революция! Готовьтесь, уважаемые чиновники, пришла пора судного дня. Бежать вам (прокурорам) некуда. Ваши особняки превратятся в поликлиники. Ваши дети будут оплакивать вас. В лучшем случае вам народ подарит деревянный макинтош и у вас дома будет играть музыка, но вы ее не услышите».
   8 мая. Радиостанция «Немецкая волна» выступила с сообщением о процессе над акромистами: «Четыре месяца назад в Андижане началась акция протеста у здания суда, где судили 23 местных бизнесменов. Обвиняли их в принадлежности к экстремистской религиозной группе, именуемой „Акромийлар“. Поначалу в акции участвовали несколько человек, но по мере приближения окончания слушаний по делу количество участников увеличивалось. По некоторым данным, в последние два дня около суда собрались до трех тысяч человек. Самым удивительным во всей этой акции был уровень ее организованности. Люди собирались через дорогу от здания суда, где стояли скамейки для пожилых людей. Были и организаторы, регулярно раздающие участникам акции продукты и воду. На вопросы представителей иностранных средств массовой информации собравшиеся возле суда отвечали одинаково – это мирная демонстрация. По мнению адвокатов Рухуттдина Камилова и Кабулджона Вахидова, у следствия нет доказательств вины их подзащитных. Под виной понимается участие в движении акромистов и какие-либо антигосударственные и противоправные действия. В свою очередь, в ответ на просьбу „Немецкой волны“ прессслужба СНБ отказалась комментировать это дело до решения суда».[10]
   В этот же день политсовет «Озод дехконлар» выступил с обращением к гражданам Узбекистана: «Граждане Узбекистана, наши отцы и матери! Наши братья и сестры! В Ташкенте прогремел новый гром народного гнева. Около ста женщин Кашкадарьи с детьми приехали в столицу и расположились у американского посольства 3 мая. Они разбили палаточный городок и вывесили транспаранты с требованием улучшения жизни, демократизации и отставки президента. Они были настроены решительно и не собирались уступать. Отчаянные условия жизни, полное бесправие, беспредел и насилие властей, надругательства принудили их совершить такое тяжелое путешествие, чтобы предъявить властям свои законные требования… Но оказалось гораздо легче достучаться до дверей американского посольства, чем быть услышанным собственным президентом. Но власти и здесь добрались до них. Вместо того чтобы выслушать их жалобы и принять меры к пресечению недостатков, они устроили настоящую уличную травлю беззащитных женщин… Политсовет партии „Озод дехконлар“ протестует против произвола властей и требует сурового наказания ответственных за нарушение прав человека… За последние полгода события в Ташкенте являются третьим столкновением народа с властями.
   Коканд – Джизак – Ташкент. Процесс пошел, началась цепная реакция противоборства и режима. Режим стал открыто антинародным, и последствия не замедлят сказаться…
   События последних месяцев показывают, что в Узбекистане скопилась огромная масса взрывчатого материала. Эти отдельные взрывы могут привести к общей революции против режима, который не пользуется никакой поддержкой народа… Граждане Узбекистана! Добивайтесь осуществления предложенных нами реформ, требуйте от властей уважения прав человека и демократии!»
   10 мая. Интернет-издание GazetaSNG опубликовала аналитический материал по поводу выхода Узбекистана из организации ГУУАМ. В нем, в частности, говорилось: «Выход Ташкента из ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдавия) путает карты авторов геополитических комбинаций, нацеленных против России и косвенно – против Китая и Ирана. Приглашение Узбекистана в воссоздание этого блока фактически означало, что эта страна будет вынуждена участвовать в военно-политическом союзе, который де-факто будет контролироваться со стороны НАТО. Но, похоже, узбекское руководство не намерено впрягаться в авантюрную геополитическую колесницу, которая остается „засланным казачком“ НАТО в СНГ. Кстати,
   …в США и Западной Европе периодически публикуются материалы о нарушении прав человека в Узбекистане. Это может служить предупреждением Ташкенту, что, если потребуется, в Узбекистане вполне возможен киргизский вариант.
   Тем более если учесть положение в Ферганской долине, где сильны позиции радикальных исламистов, и в Приаралье – то есть в Каракалпакии, где местное население требует автономии от Ташкента… Вполне возможно, что следующим шагом Ташкента станет предложение Вашингтону вывести военные базы США из Узбекистана».
   Как сообщила русская служба Би-би-си 10 мая, протест у здания суда в Андижане проходит мирно и на редкость дисциплинированно. Участники акции надели свои лучшие костюмы и принесли запасы еды. Женщины выстроились по одной стороне улицы, мужчины – по другой, для женщин установили длинные скамейки. Толпу сопровождает охрана и даже человек с видеокамерой – чтобы не допустить нападения сотрудников милиции. Милицейские машины время от времени проезжают мимо протестующих, но не вмешиваются. Судебные процессы над мусульманами часто сопровождаются акциями протеста, но это самая масштабная акция подобного рода. Акция протеста организована родственниками 23 обвиняемых. Все обвиняемые – молодые бизнесмены, которые подозреваются в принадлежности к исламскому движению «Акромия». P.S. По информации британского отделения Би-би-си, в акции протеста в Андижане принимали участие по меньшей мере тысяча человек.[11]
   11 мая. Агентство Рейтер сообщило из Ташкента: «Несколько сотен жителей Андижана на востоке Узбекистана пикетируют здание суда, где проходит судебный процесс над 23 верующими по обвинению в религиозном экстремизме, сообщил Рейтер по телефону Саиджахон Зайнабитдинов, председатель независимой правозащитной организации „Апелляция“. По его словам, сидячая акция протеста проходит мирно, а немногочисленная милиция не вмешивается в происходящее. Родственники подсудимых собирались возле здания суда еще с самого начала слушаний три месяца назад, однако столь массовое скопление наблюдалось только в начале мая и во вторник, когда собиралось около 800 человек. „Сегодня было где-то 600–700 человек. Это акция солидарности с подсудимыми“, – сказал правозащитник, наблюдавший за пикетом. „Подсудимые являются верующими людьми и успешными предпринимателями в Андижане, уголовное дело против них сфабриковано, а организация „Акромия“ является выдумкой спецслужб“, – сказал Зайнабитдинов. По его словам, обвинение затребовало для подсудимых не совсем строгое для таких случаев наказание: для шестерых из них – от пяти до семи лет заключения, а для 13 – по три года тюрьмы. Руководство Узбекистана отвергает эти обвинения, оправдывая жесткий курс угрозой распространения религиозного экстремизма».
   12 мая. Сайт «ЦентрАзия» передал информацию корреспондента Би-би-си Дженни Нортон: «В узбекском городе Андижан продолжается акция протеста у здания суда, в котором судят 23 местных бизнесменов. Их обвиняют в принадлежности к экстремистской религиозной группе. Сами подсудимые и их родственники решительно отвергают все обвинения. В среду слушания в суде официально завершились, и приговор ожидается со дня на день».
   Акция протеста в Андижане стала практически беспрецедентной демонстрацией непокорности в одном из самых авторитарных государств Центральной Азии. Ничего подобного раньше здесь не видели.
   Каждый день вот уже четыре месяца подряд родственники и сторонники обвиняемых собираются напротив здания андижанского суда. Сначала их было немного, но по мере того как судебные слушания приближались к окончанию, к акции протеста присоединялось все больше участников. В последние два дня здесь было уже около 3 тыс. человек. Они ведут себя тихо, спокойно и организованно. Нет никаких плакатов. Просто люди собираются на тротуаре через дорогу от здания суда. Здесь поставлены скамейки для пожилых людей, есть также место для матерей с детьми. Все они одеты нарядно, мужчины в темных костюмах и тюбетейках сидят с одной стороны, а женщины в длинных платьях и ярких платках – с другой. Организаторы раздают демонстрантам продукты и воду. Есть и люди, которые следят за безопасностью – мужчины в темных очках и с переговорными устройствами постоянно следят за происходящим. Все, с кем нам довелось поговорить, подчеркивали, что это мирная демонстрация и что делается все возможное для того, чтобы она и в дальнейшем проходила мирно. «Люди здесь должны научиться добиваться своих прав цивилизованным путем. В насилии нет никакой необходимости… Однако молчать тоже больше нельзя», – говорит Рустам Собитов, родственник одного из обвиняемых.
   Все 23 обвиняемых являются местными бизнесменами. Многие из них владеют магазинами или фабриками, производящими самые разные товары: от строительных материалов и мебели до кондитерских изделий. Среди участников акции протеста многие молодые люди – бывшие работники этих предприятий. Они лишились работы после ареста их владельцев. Родственники говорят, что многие обвиняемые помогали городу. Они организовывали классы по освоению компьютеров, помогали старикам и бедным.
   «Моих сыновей обвиняют в ужасных вещах, – говорит Рахбархон Шакирова, мать двоих обвиняемых. – Они хотели только улучшить жизнь в Узбекистане, сделать так, чтобы все мы могли нормально жить, как нормальные люди».
   Родственники обвиняемых отвергают обвинения в религиозном экстремизме, которые выдвигаются против их близких. По их словам, их судят, потому что они независимые и видные члены общины.
   Нет практически никакой информации об «Акромийе» – группе, в принадлежности к которой их обвиняют. Многие подсудимые говорят, что никогда не встречались с Акромом Юлдашевым, которого власти считают лидером этой группы.
   Не в первый раз жители Узбекистана выходят на акции протеста. В ноябре прошлого года вспыхнули волнения на рынках в нескольких городах страны. В начале мая полиция в столице вмешалась, чтобы прекратить протест демонстрантов, разместившихся в палатках у здания посольства США. Но впервые акция протеста в Узбекистане так хорошо организована.
   Андижанские демонстранты четко излагают свои позиции, сохраняют порядок и ведут себя достойно. Они подчеркивают, что их протест не направлен против правительства. По их словам, они просто хотят справедливости для своих близких. После разговоров с ними становится понятно, что это люди, которых довели до крайности. Они лишились и близких, и всего, что имели. Они больше не боятся выступать, потому что им нечего терять. И хотя еще слишком рано говорить о революциях, то, что происходит в Андижане, не может не вызвать отклика по всей стране.[12]
   В этот же день российское руководство в лице главы МИД и директора Федеральной службы безопасности России признало, что проиграло Западу контроль над постсоветским пространством.
   При этом было прямо заявлено о том, что иностранные спецслужбы продолжают работу по подготовке новых революций. Доклады главы МИД Сергея Лаврова и директора ФСБ Николая Патрушева, сделанные в Думе в рамках правительственного часа, были посвящены изменению роли России на постсоветском пространстве в условиях глобализации. Вывод Лаврова звучал так: «Мы не претендуем на монополию в этом регионе (СНГ. – Примеч. ред.), но не допустим, чтобы у кого-то другого была здесь монополия». Министр постоянно упоминал о присутствии некой третьей силы на территории бывшего СССР, которая вмешивается во внутренние дела, и один раз даже назвал ее прямо – США и ЕС. Если Лавров, будучи дипломатом, старался быть аккуратным в оценках, то директор ФСБ Николай Патрушев оказался куда резче. «Определенные политические силы в странах Запада напрямую стремятся ослабить влияние России на постсоветском пространстве и на международной арене, – заявил он. – Это напрямую проявилось в событиях в Грузии, на Украине и в Киргизии». Тем самым впервые российское руководство поставило события в Киргизии в один ряд с Украиной и Грузией и открыто обвинило в свержении Аскара Акаева Запад.
   Николай Патрушев предупредил об угрозе новых революций.
   «Иностранные спецслужбы все активнее применяют нетрадиционные методы для своей работы и с помощью образовательных программ различных неправительственных организаций пропагандируют свои интересы, проводят работу и собирают информацию».
   Директор ФСБ напрямую перечислил некоторые из неправительственных организаций, которые используются иностранными спецслужбами для финансирования и организации переворотов в странах СНГ. Это «Корпус мира» США, саудовский «Красный полумесяц», некоторые организации Кувейта и ряд других. По словам директора ФСБ, руководители спецслужб стран СНГ осознают всю опасность этой новой ситуации. В этой связи в апреле прошло совещание директоров спецслужб стран СНГ, где обсуждалась угроза продолжения волны революций в странах постсоветского пространства.[13]
   На этом социально-политическом фоне развернулись события в Андижане. Как видно из сообщений западных агентств, родственники и друзья подсудимых «акромистов» не высказывали никаких угроз в адрес властей. Тем более неожиданным было то, что произошло к концу дня 12 мая.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. ЧЕРНАЯ ПЯТНИЦА

Ночь

   Некоторое время спустя совершено второе нападение на часть 34-й бригады Министерства обороны. Бандитский арсенал пополнился 53 автоматами, четырьмя винтовками и более чем 2 тыс. патронов. В ходе атаки захвачена грузовая автомашина «ЗИЛ-130». Пострадали двое военнослужащих, девять получили ранения, один взят в заложники. Около 1 часа ночи захваченный «ЗИЛ» таранит ворота тюрьмы. На ее территории напавшие открыли стрельбу по сотрудникам учреждения. По официальным данным, на момент атаки в учреждении содержались 734 подследственных и отбывающих наказание человека. 526 из них были выпущены на свободу.
   Примерно в 2–3 часа ночи группа вооруженных лиц вместе с «освобожденными» заключенными направилась в центр города. По официальным оценкам, к моменту осады зданий областного хокимията (администрации) и управлений внутренних дел и Службы национальной безопасности по Андижанской области группа состояла более чем из 200 человек. Встретив вооруженный отпор из здания УВД, мятежники двинулись к областному хокимияту.
   По словам очевидцев, примерно в 3.10 группа вооруженных лиц по пути к зданию хокимията Андижанской области захватила проезжавшую пожарную машину. Во время стрельбы двое сотрудников отдела охраны и пожарной безопасности были ранены. По данным МВД, в ночь на 13 мая бандиты, прибывшие на автомашине «Дамас», попытались проникнуть на территорию Андижанского СОБР ГУВД МВД. Шестеро нападавших были уничтожены бойцами подразделения.
   Большинство эпизодов вооруженной вылазки в Андижане свидетельствуют о тщательности их подготовки, а также о намерениях организаторов распространить беспорядки на другие районы области и соседние регионы. 32-летний андижанец О.М. рассказал, что по указанию одного из руководителей боевиков трое жителей старого города занимались установлением мест расположения блокпостов, а также сбором сведений о сотрудниках правоохранительных органов и министерства обороны, ответственных за организацию охраны. Их интересовала также информация о численном составе охранных подразделений, объеме вооружения и качестве боевой готовности.
   Очевидцы событий в своих описаниях подчеркивали, что
   …вооруженные группы захватывали проезжающие автомашины, на которых их сообщники разъезжались по городам Ферганской долины для проведения агитации среди населения. Сопротивлявшихся убивали, а их трупы свозились к зданию областного хокимията. Позднее все они были предъявлены как жертвы правоохранительных подразделений.
   Около 6 часов утра боевики штурмом взяли здание областного хокимията. 38 захваченных заложников бандиты облили бензином и удерживали, грозя сжечь.

День

   8.00. Начались переговоры, продлившиеся 9 часов. От имени президента переговоры вел министр внутренних дел Закир Алматов и руководитель администрации области Саидали Бегалиев.
   12.00. Первый канал телевидения Узбекистана передал официальное сообщение пресс-службы президента Узбекистана о ночных событиях в Андижане. Это была первая информация в узбекских СМИ, содержащая краткое описание произошедших беспорядков.
   Большинство наблюдателей отметили, что нападение было неожиданным, а действия бандитов, развернувших боевые действия в ночь на 13 мая в Андижане, отличались организованностью, которой отличаются военные формирования.
   Вместе с тем скудость информации с места событий не позволяет воссоздать всей полноты картины, включая правительственные меры по урегулированию ситуации. Однако имеющиеся факты могут помочь сделать некоторые выводы.
   13 мая на участке пограничного поста «Уйгур» при попытке незаконного перехода в Киргизию был задержан Фарход Ботирович Мамуров, содержавшийся в захваченной боевиками андижанской тюрьме. 3 марта 2005 года он был арестован пограничниками за контрабанду наркотических веществ и находился под следствием. Четверо заключенных были задержаны в зоне аэропорта Андижан, 15 выпущенных преступников были пойманы на территории Балыкчинского района. В эти же сроки сотрудники правоохранительных органов Джалал-Абадской области Киргизской Республики изъяли 86 единиц стрелкового оружия и 8688 патронов у лиц, пытавшихся пересечь границу из Узбекистана. По свежим следам в Андижане были найдены пять автоматов (АКС-74), похищенных 13 мая в воинской части Министерства обороны.
   В самом Андижане обстановка была далека от нормализации. Появились сообщения, что на главной площади города собрались более 50 тысяч человек. На стихийном митинге раздаются призывы к отставке правительства и президента.
   Ораторы утверждают, что войска и милиция стреляли из БТР по митингующим, среди мирных жителей есть убитые и раненые.
   Директор Русского культурного центра в Андижане Петр Волков рассказал РИА «Новости», что «в городе закрыты рынки, школы и детские сады. Но люди ходят по улицам. Перекрыт главный проспект – проспект Навои, по остальным улицам ходит городской транспорт». По его словам, пострадавших среди местного населения нет: «Стрельба была ночью, и люди в основном сидели дома». Волков также отметил, что захватившие здание городской тюрьмы располагают тремя БТР. «Один из них передвинули в старый город, два стоят на площади. Видимо, их захватили, еще когда направлялись в Андижан», – предположил директор Русского культурного центра (РИА «Новости»).
   14.04. Информационное агентство Фергана. Ру передало: «Нам удалось поговорить по телефону с одним из жителей города, находящимся в настоящее время на площади перед зданием областного хокимията. По его словам, группа сторонников так называемой исламистской секты „Акромия“, захватившая прошедшей ночью здание тюрьмы, располагает более чем сотней единиц стрелкового и автоматического оружия, а также тремя БТР. В настоящее время группа акромистов в количестве около ста человек находится в здании областной администрации. Они заявляют, что в случае попыток решить ситуацию силой они будут сопротивляться до конца, насмерть. „Мы – смертники“, – говорят они, объясняя, что после совершенных ими действий власть не станет церемониться с ними».
   14.42. В Ташкенте усилены меры безопасности. На улицах столицы Узбекистана появились наряды милиции, вооруженные автоматическим оружием. Блокирована трансляция российских телеканалов, ограничен доступ к интернет-сайтам. Между тем в Андижане продолжается митинг.
   15.35. Появились сообщения о деталях захвата андижанской тюрьмы: «Вооруженная группа неизвестных в военном камуфляже, частично разоружив, частично уничтожив охрану местной тюрьмы, освободила около 400 осужденных. В основном это лица, отбывающие наказание за совершение уголовных преступлений и не имеющие отношения к радикальной группировке.
   Нападение на тюрьму произошло около часа ночи, вслед за этим напавшие начали сеять в городе панику и хаос.
   В заявлении, переданном по государственным каналам, сообщается о налете на дежурную часть патрульно-постовой службы и воинскую часть, где бандиты завладели десятками единиц стрелкового оружия, которое было использовано в ходе нападения на тюрьму. Это же оружие боевики использовали для захвата зданий областной и городской администраций, областного Управления СНБ. Однако попытки преступников не имели успеха. В результате столкновения погибли 9 и ранены 34 человека. Силам правопорядка удалось блокировать преступников в двух точках города. Такова краткая фабула событий, ставших для многих достаточно неожиданными».[15]

Вечер

   Как заявил президент Узбекистана, переговоры продолжались практически в течение всего дня. Несмотря на гарантии о неприменении силы, преступники не шли ни на какие компромиссы. Они стали выдвигать требования освободить из мест заключения всех своих идеологов и вождей, ранее осужденных судом. Выполнение подобных политических требований террористов не наблюдалось в практике ни одного государства в мире. До них было доведено, что все их требования и претензии будут изучены, затем разрешены в рамках закона. Затем боевикам было предоставлено еще два часа времени. В течение всего дня по мятежникам не был сделан ни один выстрел. Переговоры зашли в тупик. Дальнейшее их проведение стало бессмысленным, была дана команда начать окружение здания областного хокимията.
   Около 20.00. Вооруженная группа, разделившись на три части, прикрываясь заложниками и членами своих семей, делает попытку выйти из города. Вечером того же дня массовые беспорядки в Андижане были пресечены правительственными силами.
   21.35. Председатель Андижанского областного отделения общества «Эзгулик» Музаффармирзо Исхаков сообщил самую подробную информацию о происходящем в городе:
   12 мая 2005 года примерно в 23.25 по местному времени вооруженная группа из 75–80 человек, используя военную автомашину «Урал», протаранила ворота У/Я 64/Т-1, или, попросту говоря, андижанской тюрьмы.
   По неподтвержденным сведениям, до этого, угрожая оружием, они вытащили из дома начальника пенитенциарного учреждения, заставили его открыть все камеры и выпустить из них заключенных. Я сам видел, как из тюрьмы, расположенной примерно в 50–60 метрах от дома, где я живу, пробегали освобожденные заключенные – от 1800 до 2000 человек. В руках некоторых из них было оружие. Это продолжалось около часа. С 23.00 до 0.00 освобожденные и освободители штурмом взяли андижанский гарнизон, расположенный примерно в трех километрах от У/Я 64/Т-1. Погибло много военнослужащих (точное количество пока неизвестно).
   

notes

Примечания

1

2

3

   Секретные материалы России http://www.centrasia.ru/newsA.php4?st=1106012700; ЦентрАзия www.centrasia.org., Как американцы пытаются вытеснить Россию из ЦентрАзии: чеченский эмиссар И. Ахмадов ведет переговоры в Кабуле с ЦРУ, ИДУ и МВД Афганистана Джалали, 18 января 2005 года.

4

5

   Программа содействия общественным инициативам CAIP – проект, финансируемый Агентством США по международному развитию (ЮСАИД), способствующий совместному участию активистов и граждан для определения и решения приоритетных социальных и экономических нужд сообщества через проекты, разработанные сообществами в уязвимых и подверженных конфликту регионах. В Киргизии программа CAIP известна под названием «Кош Аракет» («Совместные усилия»), сотрудничает с несколькими десятками городских и сельских сообществ в Ошской, Джалал-Абадской и Баткенской областях.

6

7

8

9

   ЦентрАзия, www.centrasia.org., 6 мая 2005 года, 12.30.

10

11

12

13

14

15

16

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →