Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

У человека меньше мускулов, чем у гусеницы.

Еще   [X]

 0 

Анализ арбитражной практики по сделкам с недвижимостью (Пономарева Наталья)

Предлагаемое издание представляет собой практическое пособие. Сложная сфера анализа арбитражной практики по сделкам с недвижимостью раскрывается для читателей на основе действующего законодательства. Автор не только доступным языком излагает арбитражную практику по сделкам с недвижимостью, но и дает собственный комментарий и анализ.

Год издания: 2006

Цена: 99.8 руб.



С книгой «Анализ арбитражной практики по сделкам с недвижимостью» также читают:

Предпросмотр книги «Анализ арбитражной практики по сделкам с недвижимостью»

Анализ арбитражной практики по сделкам с недвижимостью

   Предлагаемое издание представляет собой практическое пособие. Сложная сфера анализа арбитражной практики по сделкам с недвижимостью раскрывается для читателей на основе действующего законодательства. Автор не только доступным языком излагает арбитражную практику по сделкам с недвижимостью, но и дает собственный комментарий и анализ.
   Пособие предназначено для широкого круга читателей.


Н. Г. Пономарева Анализ арбитражной практики по сделкам с недвижимостью

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Введение

   Недвижимость (недвижимые вещи) – объекты, перемещение которых в пространстве невозможно без несоразмерного ущерба их назначению.
   В настоящее время понятие недвижимости закреплено в ч. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации (ч. 1, 2, 3 и 4) (далее – ГК РФ). В ст. 130 ГК РФ называет недвижимыми вещами земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, т. е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения, объекты незавершенного строительства. К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество (ч. 1 ст. 130 ГК РФ).
   Федеральным законом от 30 декабря 2004 г. № 213-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» в ч. 1 ст. 130 ГК РФ внесены изменения, вступившие в силу с 1 января 2005 г. Данный закон относит объекты незавершенного строительства к недвижимому имуществу. Ранее этот момент вызывал множество споров, так как до внесения изменений данные объекты считались движимом имуществом. Так, некоторые авторы считали, что до момента государственной регистрации недостроенные объекты не могут считаться недвижимыми, а представляют собой известную совокупность строительных материалов и конструкций, в которую вложен также труд строителей[1].
   Одним из принципов гражданского права является возможность совершения субъектами любых сделок, не запрещенных законом. «Под сделками законными разумеются не только сделки, основывающиеся на прямом определении положительного законодательства, на той или иной статье Свода законов, но также и сделки, только не противные законодательству»[2].
   Сделка представляет собой действие субъекта гражданских правоотношений, направленное на установление, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ).
   Регулирование отношений по поводу недвижимости, как правило, носит специальный характер. Это находит свое выражение, например, в обязательствах по передаче ее в собственность, в аренду и т. д.
   Права на недвижимость, такие как право собственности, иные вещные права, а также ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации уполномоченными учреждениями в едином государственном реестре.
   Сделки с недвижимым имуществом составляют значительную часть российского имущественного оборота. Такая ситуация обусловлена вовлечением в гражданский оборот все большего числа объектов недвижимости, а также относительной новизной, сложным составом и недостаточной ясностью законодательства, регулирующего сделки с недвижимостью. При таких обстоятельствах приобретает весьма важное значение практика российских судебных органов, среди которых центральное место занимает Высший Арбитражный Суд РФ.
   Время подтвердило справедливость суждения, высказанного В. В. Витрянским: в целом успех (или неуспех) ГК РФ во многом будет зависеть от того, насколько точно и правильно будут применяться новые гражданско-правовые нормы в судебной практике[3].
   Нельзя не заметить того влияния на сферу правового регулирования имущественного оборота, которое оказали содержащиеся в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ выводы по сделкам с недвижимостью.
   Автор данного издания имел целью проанализировать судебную арбитражную практику по сделкам с недвижимостью в соответствии с нормами Гражданского кодекса РФ, Земельного кодекса РФ от 25 октября 2001 г. № 136-ФЗ (в ред. от 29 декабря 2004 г.)(далее – ЗК РФ), Жилищного кодекса РФ от 29 декабря 2004 г. № 188 (далее – ЖК РФ), который вступил в законную силу с 1 марта 2005 г и других нормативных актов Российской Федерации.

Глава 1. Аренда недвижимости

   В данной главе приведены не только отдельно взятые арбитражные споры, рассмотренные Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ, но и примеры из арбитражной практики, которые нашли свое отражение в Обзоре практики разрешения споров, связанных с арендой, доведенный Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ до сведения арбитражных судов Информационным письмом от 11 января 2002 г. № 66[4] (далее – Обзор практики по аренде), Обзоре практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона РФ от 21 июля 1997 г. № 122 «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (в ред. от 30 декабря 2004 г.) в Информационном письме от 16 февраля 2001 г. № 59[5] (далее – Обзор практики по Закону о регистрации), Обзоре практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований в Информационном письме от 29 декабря 2001 г. № 65[6] (далее – Обзор практики по зачету), Обзоре практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров в Информационном письме от 5 мая 1997 г. № 14[7] (далее – Обзор практики по договорам) и Обзоре практики применения арбитражными судами земельного законодательства в Информационном письме от 27 февраля 2001 г. № 61[8] (далее – Обзор практики по земельному законодательству).
   Арендные отношения регламентируются в основном гл. 34 ГК РФ. Ряд широко распространенных на практике договоров аренды вообще не урегулирован в ГК РФ. Нелогично отсутствие в ГК РФ такого вида договора, как аренда недвижимости. Данный вид регламентируется ЖК РФ. Здесь надо сказать о том, что новый ЖК РФ затрагивает данные отношения поверхностно. Вероятно, законодатель решил, что правоприменителю будет достаточно общих положений ГК РФ об аренде, хотя, на наш взгляд, аренда недвижимости имеет свои специфические особенности, которые необходимо было бы рассмотреть в отдельных статьях ЖК РФ. Практически ничего не сказано в ГК РФ и об аренде земли, лишь раскрываются общие права данного вида сделки в ч. 1 гл. 17 ГК РФ и ст. 22 ЗК РФ не вносит полной ясности в арендные отношения. По сути дела, ст. 22 ЗК РФ изменяет или дополняет ГК РФ. Полноценный раздел, посвященный аренде земли, отсутствует в ЗК РФ.
   Прежде всего необходимо разобрать основополагающие начала аренды недвижимого имущества.
   Итак, что же такое аренда недвижимости?
   По общему правилу к недвижимому имуществу относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, т. е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения, объекты незавершенного строительства. К недвижимости относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимости может быть отнесено и иное имущество (ч. 1 ст. 130 ГК РФ).
   Федеральным законом от 30 декабря 2004 г. № 213-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации»[9] в ч. 1 ст. 130 ГК РФ внесены изменения, вступившие в силу с 1 января 2005 г. Данный закон относит объекты незавершенного строительства к недвижимому имуществу. Ранее этот вопрос был наиболее спорным, так как до внесения изменений данные объекты считались движимым имуществом. Так, некоторые авторы считали, что до момента государственной регистрации недостроенные объекты не могут оцениваться в качестве недвижимости, а представляют собой известную совокупность строительных материалов и конструкций, в которую вложен также труд строителей.[10]
   Аренда – это один из видов договорных обязательств по передаче имущества в пользование. Правовая форма реализации экономических отношений товарообмена, в которой в качестве товара выступает не имущество, а право пользования ею для удовлетворения предпринимательских или личных нужд.
   В зависимости от особенностей субъективного состава, вида и целей использования имущества, иных существенных признаков аренда недвижимости делится на: аренду земельных участков, аренду жилых помещений, аренду зданий и сооружений, аренду предприятий, аренду иного недвижимого имущества.
   Договор аренды относится к числу возмездных, консенсуальных, двусторонне-обязывающих. Сторонами договора являются арендодатель и арендатор. Основная обязанность арендодателя состоит в передаче арендатору объекта аренды во владение и пользование или только в пользование, основные обязанности арендатора заключаются во внесении арендной платы и возврате арендованного имущества после прекращения договора аренды (ст. 606 ГК РФ).
   Договор аренды на срок более года, а если хотя бы одной из сторон договора является юридическое лицо, то независимо от срока, должен быть заключен в письменной форме (ч. 1 ст. 609 ГК РФ).
   Согласно ст. 26 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (в ред. от 30 декабря 2004 г.)[11] (далее – Федеральный закон о регистрации) государственная регистрация аренды недвижимого имущества проводится посредством государственной регистрации договора аренды этого недвижимого имущества.
   С заявлением о государственной регистрации договора аренды недвижимого имущества может обратиться одна из сторон договора аренды недвижимого имущества.
   Государственная регистрация договора аренды объекта недвижимого имущества возможна при условии наличия государственной регистрации ранее возникших прав на данный объект в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ч. 2 ст. 13 Федерального закона о регистрации).
   По поводу регистрации договора аренды выносит свое мнение Высший Арбитражный Суд РФ в вышеназванном Обзоре практики разрешения споров, связанных с применение Федерального закона о регистрации.
   Регистрация порождаемого договором аренды недвижимого имущества обременения вещных прав арендодателя на недвижимое имущество правами арендатора производится на основании ст. 26 Федерального закона о регистрации только при регистрации самого договора аренды недвижимого имущества, так как нормы ГК РФ не предусматривают обязательной регистрации права аренды недвижимого имущества. По мнению Высшего Арбитражного Суда РФ из ч. 3 ст. 26 Федерального закона следует, что регистрация права аренды не является самостоятельной государственной регистрацией этого права, а представляет собой запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о произведенной государственной регистрации договора аренды недвижимого имущества, на основании которого возникают права арендатора, обременяющие недвижимое имущество. Поэтому если договор аренды недвижимости не подлежит государственной регистрации, то не подлежит регистрации и обременение в виде прав арендатора, возникающее в связи с заключением и исполнением такого договора аренды (п. 6 Обзора по Федеральному Закону РФ о регистрации).
   Согласно ч. 2 ст. 651 ГК РФ договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок не менее 1 года, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации. Следовательно, договор аренды таких объектов, заключенный на срок менее 1 года, не подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента его подписания. Поскольку регистрация договора аренды сопряжена с известными сложностями (например, высокой платой за регистрацию), арендодатели обычно предпочитают заключать договор на срок менее года.
   Арендодатель обратился в арбитражный суд с иском к арендатору о взыскании договорной неустойки за просрочку внесения арендных платежей. Ответчик (арендатор) иск не признал, ссылаясь на то, что договорная неустойка не подлежит применению, так как подписанный с истцом договор аренды здания согласно ч. 2 ст. 651 ГК РФ не является заключенным в связи с отсутствием его государственной регистрации. Арбитражный Суд РФ отказал в удовлетворении иска.
   В договоре аренды здания срок его действия был определен с 1 июня 2000 г. по 31 мая 2001 г., т. е. составлял ровно 1 год, поэтому такой договор в соответствии с вышеуказанной нормой подлежал государственной регистрации и из-за ее отсутствия не мог считаться заключенным. К примеру, если бы датой окончания договора было не 31 число, а 30 мая 2001 г., то договор считался бы заключенным, а иск, следовательно, был бы удовлетворен (п. 3 Обзора практики по аренде).
   Срок договора аренды может быть определенным и неопределенным. Определенный срок должен быть установлен в договоре способами, предусмотренными ст. 130 ГК РФ (ч. 1 ст. 610 ГК РФ). Если срок аренды в договоре не указан, договор аренды считается заключенным на неопределенный срок. В этом случае каждая из сторон вправе в любое время отказаться от договора, предупредив контрагента за 3 месяца (при аренде недвижимого имущества). Законом или договором может быть установлен и иной срок для предупреждения о прекращении договора аренды, заключенного на неопределенный срок. Отказ от договора аренды, заключенного на неопределенный срок, является правом, а не обязанностью сторон. Если ни одна из сторон не заявляет об отказе от договора, последний может длиться сколько угодно долго (ч. 2 ст. 610 ГК РФ).
   В качестве иллюстрации применения данной нормы очень интересен следующий пример, приведенный Высшим Арбитражным Судом РФ в Обзоре практики по аренде.
   Арендодатель обратился в суд с иском к арендатору о выселении из нежилого помещения на основании ст. 622 ГК РФ в связи с истечением срока аренды.
   Решением суда первой инстанции исковое требование удовлетворено. Арендатор подал кассационную жалобу в Высший Арбитражный Суд РФ об отмене решения суда первой инстанции. Кассационная жалоба арендатора была отклонена.
   В договоре аренды нежилого помещения было указано окончание срока действия договора – до начала реконструкции здания, в котором расположено сданное внаем помещение. Данное событие произошло; началась плановая реконструкция соответствующего здания.
   Если в договоре аренды указано, что он действует до начала реконструкции сданного внаем объекта недвижимости, то такой договор считается заключенным на неопределенный срок и его прекращение осуществляется по правилам п. 2 ч. 2 ст. 610 ГК РФ, т. е. он может быть расторгнут любой из сторон в одностороннем порядке с предварительным предупреждением об этом другой стороны при аренде недвижимости – за 3 месяца.
   Вывод суда основывался на норме ст. 190 ГК РФ, согласно которой срок может определяться указанием лишь на такое событие, которое должно неизбежно наступить, т. е. не зависит от воли и действий сторон, а начало реконструкции к числу таких событий не относится, поскольку оно зависит от воли и действий арендодателя.
   В данном случае не имеет значения, какие обстоятельства предопределили намерение арендодателя отказаться от договора, он мог это сделать в любое время (п. 4 Обзора практики по аренде).
   Возможна ситуация, когда арендодатель, сделав арендатору предупреждение о расторжении договора в соответствии с ч. 2 п. 2 ст. 610 ГК РФ, обращается в суд с иском об истребовании предмета аренды до истечения установленного в упомянутой норме срока. Такой иск оставляется без рассмотрения, но по истечении требуемого срока он может быть предъявлен вновь без повторного предупреждения о расторжении договора со стороны арендодателя, так как оставление иска без рассмотрения не лишает юридической силы первоначальное предупреждение (п. 7 Обзора практики по аренде).
   Законом могут устанавливаться максимальные (предельные) сроки договора для отдельных видов аренды, а также для аренды отдельных видов имущества. Так, например, в соответствии с ч. 3 ст. 28 Федерального закона от 21 декабря 2001 г. № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» (в ред. от 27 февраля 2003 г.)[12] (далее – Федеральный закон о приватизации) предельный срок аренды земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, если на нем находится здание или сооружение, принадлежащее частному лицу, не может превышать 49 лет. В этих случаях, если срок аренды в договоре не определен и ни одна из сторон не отказалась от договора до истечения предельного срока, установленного законом, договор по истечении предельного срока прекращается (ч. 3 ст. 610 ГК РФ).
   Согласно ч. 2 ст. 621 ГК РФ, если арендатор продолжает пользоваться имуществом после истечения срока договора при отсутствии возражений со стороны арендодателя, договор считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок.
   Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 октября 2000 г. № 3015/00 было установлено, что суд отказал в иске о расторжении договора аренды и освобождении помещения правомерно, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 621 ГК РФ договор аренды между арендодателем и арендатором возобновился на тех же условиях на неопределенный срок.
   Арендодатель обратился в суд с иском к арендатору о расторжении договора аренды и освобождении арендатором занимаемого им помещения.
   Судом первой инстанции иск был удовлетворен.
   Апелляционная инстанция оставила решение без изменения. В кассационном порядке предыдущие решения были отменены и в иске отказано.
   Между арендатором и арендодателем был заключен договор аренды нежилого помещения на определенный срок с 1 января 1999 г. по 1 января 2000 г. После окончания срока аренды арендатор продолжал пользоваться данным помещением, так как арендодатель не требовал вернуть арендованное имущество. Согласно ч. 2 ст. 621 ГК РФ, если арендатор продолжает пользоваться имуществом после истечения срока договора при отсутствии возражений со стороны арендодателя, договор считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок.
   В данном случае между арендатором и арендодателем был возобновлен договор аренды, но уже на неопределенный срок.
   В соответствии со ст. 610 ГК РФ в этом случае каждая из сторон может расторгнуть договор в любое время, предупредив об этом другую сторону за 3 месяца.
   Арендодатель поясняет, что предупредил арендатора о расторжении договора в частной беседе и просил его освободить помещение с 01 апреля 2000 г. Но арендатор отказался от данного требования и потребовал официального предупреждения. После данной беседы арендодатель больше не настаивал на расторжении договора, а просто обратился в суд с иском.
   В данном случае судом обоснованно принято к сведению мнение о том, что арендодатель не предупреждал арендатора о расторжении договора аренды, так как данный факт не был подтвержден материалами дела.
   Арендатор правомерно использует арендованное им помещение в соответствии с ч. 2 ст. 621 ГК РФ.
   В арбитражной практике немало дел, в которых оспариваются непосредственно права и обязанности сторон арендных отношений.
   Обязанность арендодателя предоставить арендатору имущество в состоянии, соответствующем условиям договора аренды и назначению имущества. Состояние имущества, подлежащего передаче в аренду, должно быть определено договором аренды. Если это не сделано, состояние имущества определяется его назначением, которое в свою очередь также может быть установлено договором или вытекать из целей, ради которых данное имущество обычно используется. Необычные требования к состоянию имущества, передаваемого в аренду, должны быть особо оговорены. Но в любом случае имущество должно быть передано без недостатков, в той или иной мере препятствующих его использованию по назначению (ч. 1 ст. 611 ГК РФ).
   Имущество сдается в аренду вместе со всеми принадлежностями и относящимися к нему документами (техническим паспортом, сертификатом качества и т. п.), если иное не предусмотрено договором. Если такие принадлежности и документы не переданы, а без них арендатор не может пользоваться имуществом в соответствии с его назначением либо в значительной мере лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора, он может потребовать предоставления ему арендодателем таких принадлежностей и документов или расторжения договора, а также возмещения убытков (ч. 2 ст. 611 ГК РФ).
   Имущество должно быть передано в аренду в установленный срок. Этот срок должен быть указан в договоре аренды. Если срок передачи договором установлен не был, имущество подлежит передаче в разумный срок. При нарушении правила о сроке предоставления имущества в аренду арендатор вправе истребовать от него это имущество в соответствии со ст. 388 ГК РФ и потребовать либо возмещения убытков, причиненных задержкой исполнения, либо расторжения договора и возмещения убытков, причиненных его неисполнением (ч. 3 ст. 611 ГК РФ).
   Арендодатель отвечает за недостатки сданного в аренду имущества, даже если во время заключения договора аренды он не знал (не должен был знать) об этих скрытых недостатках. Распространение начала риска на ответственность за недостатки передаваемого в аренду имущества объясняется тем, что арендодатель является собственником соответствующего имущества и несет риск его случайной гибели или повреждения, в том числе и риск наличия в нем тех или иных недостатков (ст. 211 ГК РФ).
   При обнаружении таких недостатков арендатор вправе по своему выбору потребовать от арендодателя либо безвозмездного устранения недостатков имущества, либо соразмерного уменьшения арендной платы, либо возмещения своих расходов на устранение недостатков имущества; непосредственно удержать сумму понесенных им расходов на устранение данных недостатков из арендной платы, предварительно уведомив об этом арендодателя; потребовать досрочного расторжения договора.
   Сроки соответствующего требования или уведомления определяются в соответствии с нормами ст. 314 ГК РФ.
   Арендодатель, извещенный о требованиях арендатора или о его намерении устранить недостатки имущества за счет арендодателя, может без промедления произвести замену предоставленного арендатору имущества другим аналогичным имуществом, находящимся в надлежащем состоянии, либо безвозмездно устранить недостатки имущества. Если удовлетворение требований арендатора или удержание им расходов на устранение недостатков из арендной платы не покрывает причиненных арендатору убытков, он вправе потребовать возмещения непокрытой части убытков (ч. 1 ст. 612 ГК РФ).
   Арендодатель не отвечает за недостатки сданного в аренду имущества, которые были им оговорены при заключении договора аренды или были заранее известны арендатору либо должны были быть обнаружены арендатором во время осмотра имущества или проверки его исправности при заключении договора или передаче имущества в аренду (ч. 2 ст. 612 ГК РФ).
   Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 мая 2003 г. № 1577/03[13] установлен факт передачи арендованного имущества без документаций и в аварийном состоянии.
   Арендодатель предъявляет иск к арендатору о взыскании задолженности по арендной плате и пеней за просрочку платежа, расторжении договора аренды и обязании ответчика освободить нежилые помещения.
   Своим решением суд первой инстанции произвел зачет стоимости произведенных ответчиком ремонтных работ в счет арендной платы и в удовлетворении исковых требований отказал.
   Постановлением суда апелляционной инстанции решение изменено: во взыскании с арендатора пеней решение оставлено без изменения; в части взыскания задолженности по арендной плате, расторжения договора аренды и обязания ответчика освободить нежилые помещения исковые требования удовлетворены.
   Суд кассационной инстанции постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.
   Президиум считает, что постановления судов апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене, решение суда первой инстанции оставлению в силе по следующим основаниям.
   Между арендодателем и арендатором при участии и с согласия Минимущества России заключен договор аренды, в соответствии с которым арендатору сданы в аренду нежилые помещения на срок 15 лет.
   В соответствии с ч. 1 ст. 611 ГК РФ арендодатель обязан предоставить арендатору имущество в состоянии, соответствующем условиям договора аренды и назначению имущества. Между тем при передаче арендатору арендованного имущества его недостатки не были оговорены и не могли быть обнаружены последним из-за отсутствия технической документации, что не позволило определить фактическое состояние помещений.
   После заключения договора арендатор установил невозможность использования имущества для целей аренды и, руководствуясь п. 2.2.4 договора аренды, произвел обследование технического состояния инженерно-технических коммуникаций арендованных помещений.
   Проверка производилась с участием представителя арендодателя, который согласился с выводами комиссии о том, что в переданном в аренду имуществе имеются скрытые существенные недостатки, а именно: аварийное состояние инженерно-технического оборудования, системы отопления, канализации, горячего и холодного водоснабжения, теплового пункта, системы контроля пожарной безопасности, лифтов, высокая степень износа здания.
   Результаты обследования нашли отражение в акте дефектной ведомости. Они не противоречат содержанию акта приемки-передачи основных средств от Минимущества РФ в хозяйственное ведение арендодателя, в котором были зафиксированы те же недостатки.
   Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что имущество было передано в аренду обществу с неустраненными недостатками.
   В соответствии с ч. 1 ст. 612 ГК РФ арендодатель отвечает за недостатки сданного в аренду имущества, полностью или частично препятствующие пользованию им, даже если во время заключения договора он не знал об этих недостатках; при обнаружении таких недостатков арендатор вправе непосредственно удержать сумму понесенных им расходов на устранение данных недостатков из арендной платы, предварительно уведомив об этом арендодателя.
   Арендатор, обнаружив недостатки, сообщил об этом Минимущества РФ и арендодателю письмами с приложением акта технического состояния помещения, в которых указал ориентировочную стоимость ремонта имущества и просил заменить арендные платежи эквивалентной суммой инвестиционных вложений.
   Минимущества РФ и арендодатель дали согласие на проведение капитального ремонта и реконструкции здания и зачет стоимости ремонтных работ в счет арендной платы, хотя из положений ст. 612 ГК РФ не следует, что такое согласие требуется, тем более что Минимущества РФ не является арендодателем по договору аренды.
   Арендатор заключил договоры с подрядными организациями на проведение ремонтных работ в арендованном помещении, которые были выполнены и приняты арендатором от подрядных организаций по актам приемки и по мере приемки выполненных работ направлял арендодателю и территориальному управлению Минимущества РФ документы, подтверждающие факты выполнения работ и их оплаты.
   Учитывая указанные обстоятельства, суд признал произведенное арендатором удержание правомерным, а потому обязательства по уплате арендных платежей выполненными, отказал во взыскании суммы задолженности, пеней за просрочку платежей полностью, а также не нашел оснований для расторжения договора аренды и обязанностей ответчика освободить арендуемые помещения.
   Обязанностью арендатора является своевременное внесение платы за пользование имуществом. Порядок, условия и сроки внесения арендной платы определяются договором аренды. Установление этих характеристик арендной платы в законе и подзаконных актах ГК РФ не предусматривает. Поэтому, если размер, порядок, условия и сроки внесения арендной платы установлены каким-нибудь нормативным актом, договор аренды должен обязательно содержать ссылку на этот акт. В противном случае применяется правило, в соответствии с которым размер, порядок, условия и сроки внесения арендной платы устанавливаются такими же, какие обычно применялись бы при аренде аналогичного имущества (ч. 1 ст. 614 ГК РФ).
   Арендная плата устанавливается за все арендуемое имущество в целом или отдельно по каждой из его составных частей в зависимости от того, какие положения на этот счет содержатся в договоре (ч. 2 ст. 614 ГК РФ).
   Если иное не предусмотрено договором, размер арендной платы может изменяться по соглашению сторон (не чаще 1 раза в год). Законом могут быть предусмотрены иные минимальные сроки пересмотра размера арендной платы для отдельных видов аренды, а также для аренды отдельных видов имущества (ч. 3 ст. 614 ГК РФ).
   Высший Арбитражный Суд РФ рекомендует судам при применении ч. 3 ст. 614 ГК РФ исходить из того, что в течение года должно оставаться неизменным условие договора, предусматривающее твердый размер арендной платы либо порядок (механизм) ее исчисления.
   Арендатор обратился в арбитражный суд с иском к арендодателю о признании недействительным условия договора аренды, предусматривающего ежеквартальное повышение арендодателем размера арендной платы путем ее индексации с учетом инфляции, так как это условие противоречит императивной норме ч. 3 ст. 614 ГК РФ, устанавливающей возможность изменения размера арендной платы не чаще 1 раза в год.
   Суд первой инстанции удовлетворил иск, указав, что ч. 3 ст. 614 ГК РФ содержит императивную норму в отношении периодичности изменения размера арендной платы, в связи с чем стороны не могут изменить или установить в договоре условие, отличное от предусмотренного данной нормой. Поэтому условие договора, предусматривающее возможность ежеквартального изменения размера арендной платы, является ничтожным в силу ст. 168 ГК РФ как не соответствующее закону ч. 3 ст. 614 ГК РФ.
   Суд кассационной инстанции отменил решение, в иске отказал по следующим основаниям.
   Спорным условием договора арендная плата установлена не в твердой сумме, а является определяемой, т. е. подлежащей исчислению по каждому сроку платежа. Таким образом, стороны согласовали условие о размере арендной платы, устанавливающее способ ее расчета.
   Фактическое изменение размера арендной платы в результате корректировки на процент индексации не является изменением в соответствии с ч. 3 ст. 614 ГК РФ условия договора о размере арендной платы, а представляет собой исполнение данного условия.
   При таких обстоятельствах иск удовлетворению не подлежит.
   В другом случае арендатор обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным дополнительного соглашения к договору аренды, в котором ставка арендной платы была определена сторонами в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте. В обоснование заявленного требования истец ссылался на то, что такое определение размера арендной платы противоречит ст. 140 ГК РФ, согласно которой законным платежным средством является рубль, и ч. 3 ст. 614 ГК РФ, так как влечет, по мнению истца, более частое изменение размера арендной платы.
   Арбитражный суд отказал в удовлетворении иска.
   Принимая решение, суд руководствовался ч. 2 ст. 317 ГК РФ, в соответствии с которой в денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах.
   Поскольку такое определение суммы денежного обязательства не означает, что непосредственное исполнение денежного обязательства производится в иностранной валюте, довод истца о нарушении ст. 140 ГК РФ является неосновательным.
   Согласно ч. 3 ст. 614 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором, размер арендной платы может изменяться по соглашению сторон в сроки, предусмотренные договором, но не чаще 1 раза в год.
   В рассматриваемом случае установление ставки арендной платы в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте, означает установление механизма ее исчисления.
   Такое определение размера арендной платы имеет целью устранение неблагоприятных последствий инфляции. Изменение курса иностранной валюты не означает изменения размера арендной платы в соответствии с ч. 3 ст. 614 ГК РФ (п. 11 Обзора практики по аренде).
   Арендатор имеет право потребовать соответственного уменьшения арендной платы, если в силу обстоятельств, за которые он не отвечает, условия пользования или состояние имущества существенно ухудшились (ч. 4 ст. 614 ГК РФ). Предоставление арендатору такого права связано с тем, что арендодатель как собственник имущества несет риск его случайной гибели или повреждения. Ухудшение по случайным причинам – риск собственника. Что же касается ухудшения условий пользования, которые выступают как внешние обстоятельства по отношению к предмету договора аренды, то в этом случае речь идет о риске случайной невозможности исполнения договора.
   Однако потребовать уменьшения арендной платы арендатор может не при любых обстоятельствах, а лишь при существенных. Согласно ч. 2 ст. 450 ГК РФ существенным должно быть признано такое ухудшение, при котором арендатор в значительной мере лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора.
   Так, арендатор обратился в арбитражный суд с иском к арендодателю о взыскании излишне уплаченной арендной платы.
   В ходе судебного разбирательства было выяснено, что между арендатором и арендодателем был заключен договор аренды.
   В соответствии с ч. 1 ст. 611 ГК РФ арендодатель обязан предоставить арендатору имущество в состоянии, соответствующем условиям договора аренды и назначению имущества.
   Однако для достижения целей аренды арендатору необходимо было переоборудовать арендованные помещения, и п. 2.1 договора аренды стороны предусмотрели данное обстоятельство.
   В п. 4.3 договора аренды указано, что капитальные затраты на ремонт и переоборудование помещений возмещаются арендатору путем частичного (до 50 %) погашения арендной платы в течение 22 месяцев при предоставлении согласованных актов на выполненные работы.
   При таких обстоятельствах право арендатора на уменьшение арендной платы с целью возмещения затрат по переоборудованию помещений возникает при наличии названных документов (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 апреля 2000 г. № 8567/99)[14].
   Арендная плата может выплачиваться в любые сроки, установленные договором. Если арендатор существенно нарушает сроки внесения арендной платы, арендодатель вправе потребовать от него досрочного внесения арендной платы в установленный арендодателем срок. При этом арендодатель не вправе требовать досрочного внесения арендной платы более чем за 2 срока подряд (ч. 5 ст. 614 ГК РФ). Существенное нарушение срока должно толковаться так же, как и существенное ухудшение условий пользования или состояния арендованного имущества.
   Договором аренды могут быть установлены и иные правила (например, о запрете требовать досрочного внесения арендной платы, или, напротив, о возможности требовать такого внесения не только при существенном нарушении сроков, но и при других условиях).
   Департамент государственного и муниципального имущества (арендодатель) и ТОО «Дива» (арендатор) заключили договор аренды нежилого помещения сроком на 5 лет. Договор зарегистрирован комитетом по регистрации прав.
   Согласно п. 4.1.4 договора в 20-дневный срок после регистрации договора арендуемое имущество передается арендатору по акту.
   Порядок внесения арендных платежей установлен п. 5.1, 5.2, 6.2 договора аренды, в том числе и условие о том, что в случае нарушения сроков внесения арендной платы более 2 раз подряд, арендодатель имеет право требовать досрочного внесения арендной платы за 2 срока.
   В связи с невнесением арендатором арендной платы арендодателем предъявлен иск в арбитражный суд о взыскании задолженности по арендной плате за 2 срока аренды, а также взыскания досрочной арендной платы за 2 срока.
   Согласно ч. 5 ст. 614 ГК РФ, в случае существенного нарушения арендатором сроков внесения арендной платы, арендодатель вправе потребовать от него досрочного внесения арендной платы в установленный арендодателем срок. При этом арендодатель не вправе требовать досрочного внесения арендной платы более чем за 2 срока подряд. Данная норма была оговорена сторонами в договоре аренды.
   Судом установлено, что арендатор не вносил арендную плату за 2 срока подряд в связи с простоем производства, что не является смягчающим обстоятельством.
   В данном случае данное требование правомерно и подлежит удовлетворению, о чем и вынесено постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 июля 2002 г. № 4093/02[15].
   Арендатор обязан пользоваться арендованным имуществом в соответствии с условиями договора аренды, а если такие условия в договоре не определены, в соответствии с назначением имущества (ч. 1 ст. 615 ГК РФ). Если арендатор пользуется имуществом не в соответствии с условиями договора аренды или назначением имущества, арендодатель имеет право потребовать расторжения договора и возмещения убытков (ч. 3 ст. 615 ГК РФ).
   АО «Зенит» (арендодатель) обратилось в арбитражный суд с иском к ЧП «Соловьев» о расторжении договора аренды.
   Истец требует расторжение договора аренды на основании ч. 3 ст. 615 ГК РФ по причине использования нежилого помещения не в соответствии с договором аренды.
   Арендодатель и арендатор заключили договор аренды, согласно которому первый предоставляет второму в аренду нежилое помещение с условием использования его в качестве склада промышленных товаров.
   Арендатор вместо склада организовал в арендуемом помещении обувную мастерскую и тем самым нарушил условие договора. Кроме того, арендатор содержит данное помещение в ненадлежащем виде.
   Решением арбитражного суда иск удовлетворен.
   Ответчик не согласился с вынесенным решением, объяснив, что данное помещение состоит из 2 комнат, в одной комнате находится склад, а в другой мастерская. Ответчик считает, что условия договора он не нарушил. Суды апелляционной и кассационной инстанций в иске отказали.
   Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ вынес постановление, на основании которого решение суда первой инстанции остается в силе, постановления судов апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене.
   Право аренды как право пользоваться имуществом, являющимся объектом аренды, всегда сопровождается определенными обязанностями в силу самого факта пользования. Эти обязанности вытекают из закона или договора и касаются порядка и условий пользования имуществом, его содержания, а также возврата после прекращения аренды.
   Согласно ч. 1, 3 ст. 615 ГК РФ арендатор обязан пользоваться арендованным имуществом в соответствии с условиями договора аренды, а если такие условия в договоре не определены, то в соответствии с назначением имущества. В противном случае арендодатель вправе потребовать расторжения договора и возмещения убытков (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 мая 2002 г. № 6754/02).
   Арендатор не может без согласия арендодателя сдавать арендованное имущество в субаренду, передавать свои права и обязанности по договору аренды другому лицу (по так называемому перенайму), предоставлять арендованное имущество в безвозмездное пользование, а также отдавать арендные права в залог и вносить их в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных товариществ и обществ или паевого взноса в производственный кооператив, если иное не установлено ГК РФ, другим законом или иными правовыми актами (ч. 2 ст. 615 ГК РФ).
   Все вышеназванные действия направлены на передачу другому лицу не только прав, но и обязанностей арендатора. Передача же обязанностей требует обязательного согласия кредитора (ч. 1 ст. 391 ГК РФ), в роли которого выступает арендодатель, а ему не безразлично, кому имущество или права на него могут быть переданы.
   Согласие арендодателя может быть выражено в договоре аренды или в дополнительном соглашении к нему, а также в форме одностороннего действия.
   В п. 18 Обзора практики по аренде Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указывает на то, что генеральное разрешение на перенаем может содержаться и в самом договоре аренды.
   Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к комитету по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним о признании недействительным решения об отказе в регистрации сделки перенайма, заключенной истцом (новым арендатором) с прежним арендатором в соответствии с ч. 2 ст. 615 ГК РФ.
   Ответчик в отзыве на иск просил суд отказать истцу в удовлетворении его требования, полагая, что сделка перенайма является ничтожной как заключенная без согласия арендодателя (собственника имущества).
   Судом к участию в деле в качестве третьего лица привлечен арендодатель.
   Изучив обстоятельства спора, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что отказ ответчика в регистрации права аренды истца является правомерным, поскольку на заключение сделки перенайма в нарушение требований ч. 2 ст. 615 ГК РФ не получено согласия арендодателя спорного помещения.
   При этом суд указал, что условие договора аренды, заключенного между собственником помещения (арендодателем) и прежним арендатором, в соответствии с которым за арендатором закреплялось право сдавать арендованное помещение в субаренду и передавать права и обязанности в перенаем без получения дополнительного разрешения арендодателя, не соответствует ч. 2 ст. 615 ГК РФ.
   Данная норма закона, требующая при совершении сделок с арендными правами получение согласия арендодателя, является императивной, а поэтому не может быть изменена договором. По мнению суда по смыслу ч. 2 ст. 615 ГК РФ согласие арендодателя требуется в отношении каждой сделки субаренды, перенайма и иных упомянутых в этом пункте сделок. Указанное правило не может быть изменено по соглашению сторон путем выражения арендодателем в договоре аренды генерального согласия на совершение арендатором таких сделок.
   Из материалов дела усматривается, что арендодатель возражал против перенайма акционерным обществом прав и обязанностей арендатора, что подтверждается представленными третьим лицом письмами, получение которых истец не отрицал.
   Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил и исковое требование удовлетворил.
   По смыслу ч. 2 ст. 615 ГК РФ согласие арендодателя не обязательно должно быть дано в отношении каждой конкретной сделки субаренды, перенайма и иных упомянутых в этой норме сделок. Поскольку ч. 2 ст. 615 ГК РФ не устанавливает порядок и форму дачи арендодателем согласия на совершение таких сделок, по воле сторон договора аренды согласие арендодателя может быть выражено в общем виде в самом договоре аренды, что освобождает арендатора от обязанности получать такое согласие на каждую конкретную сделку.
   В случаях, указанных в ч. 2 ст. 615 ГК РФ арендатору запрещается передавать другому лицу свои права полностью или частично. Полная передача прав имеет место в случае перенайма.
   Общество с ограниченной ответственностью (арендатор) обратилось в арбитражный суд с иском к негосударственному учреждению (субарендатору) о выселении из занимаемого помещения.
   К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, привлечен кооператив.
   Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в иске отказано.
   Как следует из материалов дела, в 1995 г. комитет по управлению имуществом (арендодатель) заключил с акционерным обществом (прежним арендатором) договор на аренду нежилых помещений сроком на 25 лет.
   Акционерное общество с согласия арендодателя в 1998 г. одно из арендуемых помещений сдало в субаренду сроком на 5 лет учреждению (ответчику по данному делу).
   В 1999 г. комитетом по управлению имуществом, акционерным обществом и обществом с ограниченной ответственностью (истцом) подписан контракт, в соответствии с которым акционерное общество передало свои права и обязанности по договору аренды в перенаем обществу с ограниченной ответственностью, а последнее обязалось провести капитальный ремонт и реконструкцию всего здания за свой счет.
   Новый арендатор (истец) полагал, что с момента заключения упомянутого контракта договор субаренды с негосударственным учреждением прекращен, поскольку права и обязанности арендатора переданы прежним арендатором (субарендодателем) в порядке перенайма.
   По мнению истца, к договору субаренды неприменимы положения ч. 1 ст. 617 ГК РФ о сохранении в силе договора аренды в случае перехода прав на объект аренды к другому лицу, поскольку в указанной норме речь идет о переходе к новому правообладателю вещных прав, а в рассматриваемой ситуации в порядке перенайма к истцу перешло обязательственное право, принадлежавшее прежнему арендатору.
   Ссылаясь на отсутствие в законе специальной нормы о сохранении в силе договора субаренды в случае перехода права аренды к другому арендатору, истец полагал, что принадлежавшее ответчику право субаренды прекратилось и спорное имущество свободно от обременений, поэтому с согласия арендодателя (комитета) заключил договор субаренды с кооперативом (третьим лицом в данном деле) и предъявил учреждению иск о выселении с тем, чтобы во исполнение требований ст. 611 ГК РФ передать помещение новому субарендатору.
   Отказывая в удовлетворении иска, суд указал, что в силу ч. 2 ст. 615 ГК РФ к договорам субаренды применяются правила о договорах аренды, если иное не установлено законом или иными правовыми актами.
   Следовательно, к договорам субаренды применяются положения ст. 617 ГК РФ о сохранении договора аренды в силе при изменении сторон.
   Так как ответчик занимает спорное помещение на основании договора субаренды, заключенного в 1998 г. с согласия арендодателя сроком на 5 лет, оснований для его выселения не имелось (п. 17 Обзора практики по аренде).
   Субаренда является наиболее распространенным случаем передачи третьему лицу арендных прав. При субаренде арендатор по отношению к субарендатору становится арендодателем, сохраняя в то же время некоторый объем арендных прав и за собой. К договорам субаренды применяются правила о договорах аренды, если иное не установлено законом или иными правовыми актами. Договор субаренды не может заключаться на срок, превышающий срок договора аренды. В противном случае он в соответствии со ст. 168 ГК РФ будет недействительным.
   Требования гражданского законодательства о регистрации договора аренды распространяется и на договор субаренды.
   АО «Оазис» (арендатор) обратился в арбитражный суд с иском к ООО «Лето» (субарендатору) о взыскании в соответствии с договором субаренды неустойки за просрочку внесения арендной платы.
   Суд первой инстанции признал подписанный сторонами договор субаренды незаключенным из-за отсутствия его государственной регистрации, в связи с чем в иске о взыскании неустойки, предусмотренной этим договором, отказал.
   Обжалуя решение суда в апелляционной инстанции, истец сослался на то, что договор субаренды является производным от договора аренды, не обладает самостоятельностью, заключается на срок, не превышающий срок договора аренды, дополнительно не обременяет вещные права собственника имущества, а поэтому не подлежит государственной регистрации.
   Суд апелляционной инстанции доводы заявителя признал необоснованными, указав, что в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 615 ГК РФ к договорам субаренды применяются правила о договорах аренды, если иное не установлено законом или иными правовыми актами.
   В гражданском законодательстве (в частности, в ГК РФ и в Федеральном Законе РФ о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним) не содержится норм, исключающих для договоров субаренды применение требования о государственной регистрации.
   Постановлением от 30 мая 2000 г. № 7859/99 Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ посчитал вывод суда первой инстанции обоснованным и правомерным. Договор субаренды нежилого помещения в силу ч. 2 ст. 609 ГК РФ, ч. 2 ст. 651 ГК РФ подлежал государственной регистрации и мог считаться заключенным с момента такой регистрации.[16]
   Досрочное прекращение договора аренды влечет прекращение заключенного в соответствии с ним договора субаренды. Субарендатор в этом случае имеет право на заключение с ним договора аренды на имущество, находившееся в его пользовании в соответствии с договором субаренды, в пределах оставшегося срока субаренды на условиях, соответствующих условиям прекращенного договора аренды.
   Если договор аренды ничтожен, ничтожным является и заключенный в соответствии с ним договор субаренды (ч. 2 ст. 618 ГК РФ).
   Комментируя данные нормы Высшего Арбитражного Суда РФ в п. 15 Обзора практики по аренде дает следующее пояснение.
   Если арендодатель дал согласие на субаренду и при этом не оговорил ее предельного срока, арендатор вправе возобновлять договор субаренды в пределах срока аренды без получения дополнительного разрешения арендодателя.
   Акционерное общество (субарендатор) обратилось с иском к комитету по управлению государственным имуществом (арендодателю) об обязании заключить договор аренды нежилого помещения.
   Истец, подтверждая свои требования, сослался на то, что занимал указанное помещение на основании договора субаренды, который прекратил свое действие согласно ч. 1 ст. 618 ГК РФ в связи с досрочным прекращением договора аренды. В этом случае субарендатор имеет право на заключение с ним договора аренды на имущество, находившееся в его пользовании в соответствии с договором субаренды, в пределах оставшегося срока субаренды на условиях, соответствующих условиям прекращенного договора аренды.
   В качестве третьего лица к участию в деле был привлечен арендатор.
   Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении иска отказано.
   Данные судебные инстанции исходили из того, что срок договора субаренды, заключенного между истцом (субарендатором) и третьим лицом (арендатором) с согласия ответчика (арендодателя), истек в период действия договора аренды. Второй договор субаренды с истцом третье лицо заключило, не получив согласия арендодателя, и этот договор был заключен на весь оставшийся срок аренды.
   В кассационной жалобе истец, считая второй договор субаренды не противоречащим закону, просил отменить судебные акты первой и апелляционной инстанций и удовлетворить иск.
   Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела и согласившись с позицией истца, отменил обжалуемые судебные акты и удовлетворил иск по следующим основаниям.
   Между ответчиком (арендодателем) и третьим лицом (арендатором) был заключен договор аренды нежилых помещений сроком на 5 лет. Впоследствии с согласия арендодателя арендатор сдал одно из помещений в субаренду истцу.
   В деле имеется письмо арендодателя, из которого можно сделать вывод, что он, разрешая арендатору заключить договор субаренды с истцом, не сделал никаких оговорок в отношении срока субаренды.
   Первоначально договор субаренды был заключен сроком на 1 год. По истечении этого срока стороны заключили второй договор на 2 года, т. е. на весь оставшийся срок аренды.
   По соглашению сторон договор аренды прекращен досрочно – за полтора года до истечения его срока. Арендатор освободил занимаемые помещения.
   Принимая во внимание изложенные обстоятельства, суд кассационной инстанции указал, что согласие арендодателя на субаренду распространяется на период с момента дачи согласия до истечения предусмотренного договором срока аренды. Поэтому второй договор субаренды является действительным и субарендатор в связи с досрочным прекращением договора аренды вправе был предъявить арендодателю соответствующее требование на основании ч. 1 ст. 618 ГК РФ.
   Поскольку при определении срока действия второго договора субаренды стороны не вышли за пределы срока аренды, установленного договором аренды, требование истца (субарендатора) о понуждении ответчика (арендодателя) заключить с ним договор аренды на весь оставшийся срок субаренды правомерно.
   Обязанностью арендодателя является производство за свой счет капитального ремонта переданного в аренду имущества, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором аренды.
   Под капитальным ремонтом понимается такое восстановление основных частей (конструктивных элементов) арендованного имущества, без которого последнее нельзя использовать по назначению. Срок проведения капитального ремонта должен быть установлен договором аренды. Если этот срок не установлен или возникла неотложная необходимость проведения ремонта, он должен быть произведен в разумный срок. Ремонт производится за счет арендодателя и его силами. На время ремонта арендатор приостанавливает свою деятельность или ограничивает пользование арендованным имуществом, это устанавливается договором аренды.
   Нарушение арендодателем обязанности по производству капитального ремонта дает арендатору право по своему выбору: произвести капитальный ремонт, предусмотренный договором или вызванный неотложной необходимостью, и взыскать с арендодателя стоимость ремонта или зачесть ее в счет арендной платы; потребовать соответственного уменьшения арендной платы; потребовать расторжения договора и возмещения убытков (ч. 1 ст. 616 ГК РФ).
   Комитет по управлению имуществом (арендодатель) обратился с иском к обществу с ограниченной ответственностью о расторжении договора аренды в связи с невнесением в установленные сроки арендной платы и о выселении ответчика из занимаемого нежилого помещения.
   Решением суда первой инстанции в иске отказано на том основании, что ответчик (арендатор) произвел капитальный ремонт системы центрального отопления арендуемого помещения и в соответствии с ч. 1 ст. 616 ГК РФ зачел его стоимость в счет арендной платы.
   Постановлением апелляционной инстанции данное решение отменено и иск арендодателя удовлетворен с ссылкой на то, что в рассматриваемой ситуации арендатор не имел права на зачет стоимости работ по капитальному ремонту в счет арендной платы.
   При этом суд апелляционной инстанции указал следующее.
   Согласно условиям договора арендодатель обязан проводить капитальный ремонт сданного внаем нежилого помещения вместе с капитальным ремонтом всего здания, но срок планового капитального ремонта спорного строения еще не наступил. Арендатор взял на себя обязательство по капитальному ремонту объекта аренды в случае неотложной необходимости, так как, зная о недостатках переданного в аренду помещения, в частности об аварийном состоянии системы центрального отопления, принял это помещение по акту приема-передачи (об аварийном состоянии системы центрального отопления была сделана отметка в указанном акте). Тем самым арендатор лишил себя права отнести расходы по капитальному ремонту, вызванному неотложной необходимостью, на арендодателя.
   Суд кассационной инстанции, проверив материалы дела в связи с жалобой ответчика, установил, что ответчик, возражая против заявленных требований, ссылался на проведение им капитального ремонта системы центрального отопления в связи с неотложной необходимостью (аварией) и отказом арендодателя осуществить такой ремонт.
   Согласно ст. 611 ГК РФ арендодатель обязан предоставить арендатору имущество в состоянии, соответствующем условиям договора аренды и назначению имущества. Однако, как видно из акта приема-передачи помещения, система центрального отопления в момент передачи находилась в аварийном состоянии.
   Оценивая это обстоятельство, суд кассационной инстанции отметил, что ссылка в акте приема-передачи на аварийное состояние системы центрального отопления сама по себе не означает, что арендатор принял на себя обязанность устранить последствия возможных аварий и осуществить в случае необходимости за свой счет ее капитальный ремонт.
   Материалами дела подтверждается и истцом не оспаривается факт аварии системы центрального отопления. Актами обследования, составленными с участием представителей теплоснабжающей организации и арендодателя, подтверждается необходимость проведения ее капитального ремонта.
   Арендатор неоднократно обращался к арендодателю с просьбой принять неотложные меры по устранению последствий аварии и проведению капитального ремонта системы центрального отопления, о чем свидетельствуют имеющиеся в деле заявления и телеграммы.
   Поскольку арендодатель не принял соответствующих мер, арендатор был вынужден произвести капитальный ремонт за свой счет, заключив договор с подрядчиком.
   При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о праве ответчика в соответствии с ч. 1 ст. 616 ГК РФ зачесть в счет арендной платы стоимость работ по капитальному ремонту системы центрального отопления, вызванных неотложной необходимостью.
   Приняв во внимание изложенное, а также учитывая, что иной задолженности по арендной плате у ответчика не имелось, суд кассационной инстанции отменил постановление апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении требования истца (п. 21 Обзора практики по аренде).
   Обязанностью арендатора является поддерживать арендованное имущество в исправном состоянии, производить за свой счет текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества, если иное не установлено законом или договором аренды (ч. 2 ст. 616 ГК РФ).
   Поддержание в исправном состоянии имущества – это обслуживание, которое позволяет использовать имущество в любой момент. Это устранение неисправностей имущества без прекращения его использования.
   Под текущим ремонтом понимается устранение недостатков имущества, не связанное с заменой главных составных частей. Текущий ремонт не увеличивает стоимость арендованного имущества.
   Расходы по содержанию имущества – это расходы, которые обусловлены социально-экономическими условиями использования имущества, без которых его невозможно использовать.
   Арендатор при прекращении договора аренды должен вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором (абз. 1 ст. 622 ГК РФ). Вместе с имуществом арендодателю должны быть переданы все принадлежности и относящиеся к нему документы, которые ранее были получены арендатором. Если без таких принадлежностей и документов использование имущества невозможно или арендодатель в значительной мере лишается того, на что был вправе рассчитывать при возврате имущества, обязанность арендатора по возврату имущества должна считаться невыполненной со всеми вытекающими отсюда последствиями.
   Если арендатор не возвратил арендованное имущество либо возвратил его несвоевременно, арендодатель вправе потребовать внесения арендной платы за все время просрочки. В случае, когда указанная плата не покрывает причиненных арендодателю убытков, он может потребовать их возмещения (абз. 2 ст. 622 ГК РФ).
   Взыскание арендной платы за фактическое использование арендуемого имущества после истечения срока действия договора производится в размере, определенном этим договором, однако арендодатель не вправе требовать с арендатора арендной платы за период просрочки возврата имущества в связи с прекращением договора в случае, если арендодатель сам уклонялся от приемки арендованного имущества. Если в период с момента прекращения договора аренды до возврата арендованного имущества арендатор допустил просрочку внесения арендной платы, арендодатель вправе требовать от арендатора уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ.
   Закрытое акционерное общество «Телос» (арендодатель) обратилось в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу «АРС» (арендатору) о взыскании задолженности по арендной плате и процентов за пользование чужими денежными средствами.
   В ходе судебного разбирательства установлено, что после прекращения договора аренды ответчик (арендатор) вернул арендодателю предоставленное по договору имущество со значительной просрочкой. Истребуемая истцом (арендодателем) арендная плата начислена за период с момента прекращения договора аренды до возврата сданного внаем имущества.
   Решением суда первой инстанции иск удовлетворен частично. На основании ч. 2 ст. 622 ГК РФ с ответчика взыскана арендная плата за весь период просрочки возврата имущества.
   В удовлетворении требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами отказано со ссылкой на то, что ст. 622 ГК РФ не предусматривает иного вида ответственности за несвоевременный возврат арендованного имущества, кроме возмещения причиненных арендодателю убытков.
   В силу указанной нормы в случае, когда арендная плата, взыскиваемая за период просрочки возврата арендованного имущества, не покрывает причиненных арендодателю убытков, он может потребовать их возмещения.
   В кассационной жалобе истец просил решение суда в части отказа в иске о взыскании процентов отменить и иск удовлетворить в полном объеме, считая, что проценты за пользование чужими денежными средствами могут быть взысканы в соответствующих случаях по любому денежному требованию независимо от основания его возникновения.
   Суд кассационной инстанции согласился с доводами истца (арендодателя), обратив внимание на следующее.
   Статья 395 ГК РФ устанавливает общую норму, согласно которой за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.
   Исходя из содержания приведенной нормы и иных положений ст. 395 ГК РФ данная статья подлежит применению к любому денежному обязательству независимо от того, в рамках правоотношений какого вида оно возникло.
   Обязательство арендатора по внесению арендной платы за период просрочки возврата сданного внаем имущества является денежным.
   Кроме того, суд отметил, что норма ч. 2 ст. 622 ГК РФ не может быть истолкована таким образом, чтобы арендодатель в отношениях с арендатором, не возвращающим имущество после прекращения договора аренды, был поставлен в худшее положение, чем в отношениях с арендатором, пользующимся имуществом на основании действующего договора.
   Учитывая изложенное, суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции изменил и иск арендодателя удовлетворил в полном объеме (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 июня 2004 г. № 3661/04).
   Произведенные арендатором отделимые улучшения арендованного имущества являются его собственностью, если иное не предусмотрено договором аренды (ч. 1 ст. 623 ГК РФ). Отделимые улучшения – это такие улучшения вещи, которые могут быть отделены без ее повреждения. После окончания договора аренды такие улучшения могут быть оставлены арендатором.
   Арендодатель обязан возместить арендатору стоимость неотделимых улучшений, произведенных с согласия арендодателя и за счет арендатора, если иное не предусмотрено договором аренды (ч. 2 ст. 623 ГК РФ). Под неотделимыми понимаются такие улучшения, которые не могут быть отделены от арендованного имущества без причинения ему вреда.
   Высший Арбитражный Суд РФ в соответствии с вышеуказанными нормами разъясняет следующее.
   Если иное не предусмотрено договором, арендатор имеет право после прекращения договора аренды зачесть в счет арендных платежей стоимость неотделимых улучшений, произведенных с согласия арендодателя за счет собственных средств.
   В арбитражный суд обратился арендодатель с иском о взыскании с арендатора арендных платежей.
   Ответчик не признал долга по арендным платежам, так как он с согласия арендодателя произвел за счет собственных средств неотделимые улучшения арендованного имущества, и после прекращения договора аренды заявил о зачете причитающихся с него арендных платежей в сумме, на которую произведены упомянутые улучшения.
   Истец, не оспаривая факта произведенных улучшений, в судебном заседании указал, что зачет в данном случае невозможен, поскольку не предусмотрен ст. 623 ГК РФ.
   Суд первой инстанции иск удовлетворил, отметив при этом, что ч. 2 ст. 623 ГК РФ не предусматривает возможности зачета таких требований арендатора и, кроме того, до определения сторонами или судом стоимости улучшений, подлежащей уплате арендодателем арендатору, денежного обязательства у арендодателя не возникает.
   Суд апелляционной инстанции решение отменил и в иске отказал со ссылкой на следующее. В соответствии с ч. 2 ст. 623 ГК РФ арендатор имеет право после прекращения договора на возмещение стоимости неотделимых улучшений, произведенных с согласия арендодателя, если иное не предусмотрено договором. Поскольку арендатор имеет упомянутое право, на арендодателе лежит корреспондирующая обязанность. Право на возмещение стоимости указанных улучшений, равно как и право на арендные платежи, является денежным требованием. Часть 2 ст. 623 ГК РФ не обусловливает возникновение данного права арендатора наличием отдельного соглашения или судебного акта о взыскании сумм, израсходованных на неотделимые улучшения.
   Так как ст. 623 ГК РФ прямо не регулирует данные отношения по зачету встречных однородных требований, суд, руководствуясь общими положениями гражданского законодательства о зачете (ст. 410 ГК РФ), признал произведенный арендатором зачет соответствующим закону и прекращающим обязательство арендатора (п. 8 Обзора практики по зачету).
   Стоимость неотделимых улучшений арендованного имущества, произведенных арендатором без согласия арендодателя, возмещению не подлежит, если иное не предусмотрено законом (ч. 3 ст. 623 ГК РФ).
   Улучшения арендованного имущества, как отделимые, так и неотделимые, произведенные за счет амортизационных отчислений от этого имущества, являются собственностью арендодателя (ч. 4 ст. 623 ГК РФ).
   Право пользования арендованным имуществом может сопровождаться возможностью выкупа этого имущества (ст. 624 ГК РФ). В договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены. Если условие о выкупе арендованного имущества не предусмотрено в договоре аренды, оно может быть установлено дополнительным соглашением сторон, которые вправе договориться о зачете ранее выплаченной арендной платы в выкупную цену. Таким образом, договоренность о выкупе арендованного имущества может возникнуть на любой стадии арендных отношений.
   Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 июля 2003 г. № 3343/03[17] признало положение законодательства о том, что возможность выкупа арендуемого помещения допускается только при наличии в договоре аренды права на такой выкуп, неправомерным, так как действовавшее на момент направления оферты для заключения сделки приватизации законодательство о приватизации такого требования не содержало.
   Истец ООО «Ярославна» обратился в арбитражный суд с иском к Департаменту государственного и муниципального имущества о признании недействительным распоряжения департамента и плана приватизации муниципального предприятия «Гостиница «Золотой колос»» в части внесения в уставный капитал ОАО «Гостиница «Золотой колос»» нежилого помещения, которое является собственностью истца. Исковые требования мотивированы тем, что общество «Ярославна» как правопреемник арендного предприятия, выкупившего арендованное государственное имущество магазина и арендовавшего указанное помещение, в соответствии с п. 2.6 и 5.14.6 Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 24 декабря 1993 г. № 2284 (в ред. Указов Президента РФ от 26 марта 2003 г. № 370, от 16 августа 2004 г. № 1084)[18] (далее – Государственная программа приватизации), имеет исключительное право приобретения в собственность или долгосрочной аренды арендованного помещения. Планом приватизации магазина, утвержденным Комимуществом, помещение было передано истцу в аренду с правом выкупа через 1 год.
   Судом первой инстанции иск был удовлетворен.
   Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции. При этом суд ссылался на ч. 12 ст. 43 Федерального закона о приватизации, согласно которой возможность выкупа арендуемого помещения допускается только при наличии в договоре аренды права на такой выкуп, а также на то, что спорное помещение находилось у гостиницы на праве хозяйственного ведения, арендовалось истцом по договору аренды, заключенному с гостиницей, который не предусматривал права выкупа помещения арендатором.
   Суд кассационной инстанции отменил постановление апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции.
   Истец, согласно договору аренды с правом выкупа от 11 декабря 1990 г. арендовал занимаемое им помещение по договорам аренды с муниципальным предприятием «Гостиница «Золотой колос»», которое являлось балансодержателем помещения.
   На момент предъявления иска (11 апреля 2002 г.) еще действовали п. 2.6. и 15.14.6 Государственной программы о приватизации (Указом Президента РФ от 26 марта 2003 г. № 370 Государственная программа о приватизации признана утратившей силу за исключением разделов 2.15.19 и п. 3.1. приложения 2), согласно которым истец приобрел исключительное право на приобретение арендуемого помещения в собственность или долгосрочную аренду. При этом заключение договора аренды предполагало в дальнейшем возможность выкупа помещения. Согласно п. 2.6 Государственной программы приватизации отказ в продаже сданных в аренду зданий, сооружений, нежилых помещений в жилых домах арендаторам, приватизировавшим имущество государственных или муниципальных предприятий, допускается только в случае, когда приватизация этих объектов запрещена, а также в отношении зданий и сооружений, являющихся недвижимыми объектами исторического и культурного значения, культовых зданий и зданий и сооружений, занимаемых органами государственной власти и управления, а также судами. Объекты, находящиеся в хозяйственном ведении государственных и муниципальных предприятий, в этот перечень не включены.
   Законодательство о приватизации, не ставило право на выкуп занимаемых помещений указанными арендаторами в зависимость от наличия в договоре аренды права на выкуп помещения.
   Ссылка в постановлениях судов на то, что в соответствии со ст. 43 Федерального закона РФ о приватизации возможность выкупа арендуемого помещения допускается только при наличии в договоре аренды права на такой выкуп, является неправомерной, так как эта норма не подлежала в данном случае применению.
   Департамент при издании распоряжения о преобразовании муниципального предприятия «Гостиница «Золотой колос»» в открытое акционерное общество включил в состав имущества, передаваемого в уставный капитал акционерного общества, и помещение, занимаемое истцом, тем самым нарушил исключительное право истца на приобретение в собственность помещения. В этой части распоряжение является незаконным.
   Согласно ч. 2 ст. 43 Федерального закона о приватизации № 178 с даты его вступления в силу продажа государственного и муниципального имущества осуществляется в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, за исключением случаев, когда до указанной даты тем или иным образом направлена оферта для заключения сделки приватизации. В этих случаях сделка должна заключаться в соответствии с ранее действовавшим законодательством о приватизации.
   Истец направил оферту о приватизации помещения 23 января 2002 г., которая департаментом была принята 24 января 2002 г., т. е. до вступления в силу Федерального закона о приватизации № 178.
   Прекращение договора аренды производится по основаниям, предусмотренным гл. 26 и 29 ГК РФ, с учетом правил ст. 617–620 ГК РФ, частично изменяющих общепринятый порядок.
   Смена собственника арендованного имущества не влечет прекращения договора аренды, даже если его заключение было обусловлено личными качествами арендатора (ч. 1 ст. 617 ГК РФ).
   Пример из арбитражной практики.
   Общество с ограниченной ответственностью «Главный вычислительный центр Интуриста» (арендатор) обратилось в арбитражный суд с иском к АКБ «Еврофинанс» (арендодателю) об обязании произвести государственную регистрацию договора аренды.
   Решением суда первой инстанции в иске отказано, постановлением апелляционной инстанции решение было отменено. Апелляционная инстанция привлекла к участию в деле в качестве третьего ответчика Москомрегистрацию и обязала ее произвести государственную регистрацию договора аренды.
   Суд кассационной инстанции оставил вышеуказанные решения без изменения.
   В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ предлагается все состоявшиеся по делу судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение.
   Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению частично по следующим основаниям.
   Договор аренды от 6 июля 1999 г. административно-офисного здания заключен между арендодателем и арендатором сроком на 5 лет.
   Пунктом 2.1.1 договора предусмотрена обязанность арендодателя произвести государственную регистрацию этого договора в срок не позднее 3 месяцев со дня его подписания.
   При рассмотрении дела судом установлено, что арендодатель в установленный договором срок регистрацию не произвел. Направив в регистрирующий орган письмо от 18 октября 1999 г. о проведении регистрации договора аренды и получив уведомление Москомрегистрации от 16 ноября 1999 г. о приостановлении государственной регистрации договора аренды ввиду отсутствия некоторых необходимых для этого документов, арендодатель не известил арендатора о необходимости предоставить данные документы.
   Арендодатель 18 февраля 2000 г. заключил договор купли-продажи спорного здания с ЗАО «НПП «Тема», право собственности которого на этот объект подтверждено свидетельством о государственной регистрации права от 20 апреля 2000 г.
   Принимая решение, суд первой инстанции правильно исходил из того, что к ЗАО «НПП «Тема»» не перешли права и обязанности арендодателя по договору от 06 июля 1999 г. в силу ст. 608, 617 ГК РФ.
   Согласно ч. 1 ст. 617 ГК РФ переход права собственности (хозяйственного ведения, оперативного управления) на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора аренды.
   Договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения (ч. 1 ст. 425 ГК РФ).
   В соответствии с ч. 3 ст. 433 ГК РФ договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом.
   Частью 2 ст. 651 ГК РФ предусмотрено, что договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок не менее 1 года, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации.
   Таким образом, к новому собственнику права и обязанности по исполнению незаключенного договора аренды в порядке, предусмотренном ст. 617 ГК РФ, перейти не могли, а арендодатель с момента перехода права собственности на здание к ЗАО «НПП «Тема»» перестал быть стороной по договору аренды.
   Следовательно, требование истца об обязании произвести регистрацию договора аренды не подлежало удовлетворению (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 февраля 2002 г. № 6810/01).[19]
   При перемене собственника сданного в аренду имущества далеко не всегда производится переоформление договора аренды на нового собственника, поэтому важное значение имеет сделанный в п. 23 Обзора практики по аренде вывод о том, что при перемене собственника арендованного имущества независимо от того, ставился ли вопрос о переоформлении договора аренды, прежний собственник утрачивает, а новый приобретает право на получение доходов от сдачи имущества в аренду. Такой вывод основан на правиле ст. 617 ГК РФ, согласно которому переход права собственности на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора аренды.
   По этой же причине переход права собственности на сданное в аренду имущество к другому лицу сам по себе не является основанием для внесения в судебном порядке изменений в условия договора аренды, заключенного прежним собственником с арендатором. Однако это правило не распространяется на внесение в договор изменений в части сведений об арендодателе, поэтому новый собственник вправе с соблюдением правил ст. 452 ГК РФ предъявить иск об изменении в договоре аренды сведений об арендодателе. Такой подход основан на том, что в силу ст. 608 ГК РФ арендодателем по договору аренды является собственник имущества, в связи с чем при смене собственника арендованного имущества прежний арендодатель перестает быть стороной по договору аренды (п. 24 Обзора практики по аренде).
   Договор может быть расторгнут досрочно по инициативе арендодателя в случаях, когда арендатор:
   1) пользуется имуществом с существенным нарушением условий договора или назначения имущества либо с неоднократными нарушениями, а также существенно ухудшает арендованное имущество (абз. 1, 2 ч. 1 ст. 619 ГК РФ).
   Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора (ч. 2 ст. 450 ГК РФ), что же касается существенного нарушения назначения имущества, то под ним следует понимать такое изменение назначения, которое влечет за собой существенное нарушение условий договора.
   ООО «Колос» (арендодатель) обратился в арбитражный суд с иском к частному предпринимателю о расторжении договора аренды.
   Между арендодателем и арендатором был заключен договор аренды нежилого помещения в отдельно стоящем здании под швейные мастерские. В п. 2.1. договора аренды это условие было предусмотрено. Также договором аренды были установлены срок договора и арендная плата. Состояние арендованного имущества было удовлетворительным.
   Арендатор стал использовать данное помещение не в соответствии с его назначением, он открыл в нем магазин. Помещение было переоборудовано, сделан дополнительный вход. Также ответчик несвоевременно вносил арендную плату.
   Согласно ч. 1 ст. 615 ГК РФ арендатор обязан пользоваться арендованным имуществом в соответствии с договором аренды, а если такие условия в договоре не определены, в соответствии с назначением имущества.
   Арендатор своими действиями нарушил условия договора, в котором было определено условие – использовать нежилые помещения под швейный мастерские.
   Также ответчик переоборудовал помещение под магазин. По материалам дела видно, что ответчик сместил несколько стен, а также вывел дополнительный вход наружу. На все свои действия арендатор не получил согласие собственника арендованного имущества.
   В соответствии с абз. 1 ч. 1 ст. 619 ГК РФ иск арендодателя о расторжении договора аренды подлежит удовлетворению (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 1998 г. № 4279/98)[20];
   2) более 2 раз подряд по истечении установленного договором срока платежа не вносит арендную плату (абз. 3 ч. 1 ст. 619 ГК РФ);
   Высший Арбитражный Суд РФ в п. 26 Обзора практики по аренде поясняет следующее. Несмотря на то что абз. 3 ч. 1 ст. 619 ГК РФ предусматривает в качестве одного из оснований для досрочного расторжения договора аренды двукратную просрочку внесения арендной платы, ч. 2 ст. 619 ГК РФ не исключает возможности установления в договоре аренды права арендодателя на досрочное расторжение договора судом и в случае однократного невнесения арендатором арендной платы в установленный договором срок.
   Комитет по управлению имуществом (арендодатель) на основании ч. 2 ст. 619 ГК РФ обратился в арбитражный суд с иском к кооперативу о расторжении договора аренды и выселении ответчика из занимаемого помещения.
   В обоснование исковых требований комитет сослался на условие договора, согласно которому арендодатель вправе потребовать досрочного расторжения договора аренды в случае однократного нарушения арендатором установленного договором срока внесения арендной платы.
   Ответчик просил суд в иске отказать, считая, что упомянутое условие договора противоречит положениям абз. 3 ч. 1 ст. 619 ГК РФ.
   Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано по следующим основаниям.
   В силу абз. 3 ч. 1 ст. 619 ГК РФ по требованию арендодателя договор аренды может быть досрочно расторгнут судом в случае, когда арендатор более 2 раз подряд по истечении установленного договором срока платежа не вносит арендную плату.
   Поскольку такое основание расторжения договора, как просрочка внесения арендной платы предусмотрено в ч. 1 ст. 619 ГК РФ, условие договора, на которое ссылался истец в обоснование своего требования, не соответствовало ч. 2 ст. 619 ГК РФ, так как не устанавливало другого основания расторжения договора.
   С учетом того, что ст. 619 ГК РФ не допускает изменения положений ее ч. 1 по соглашению сторон, требования истца не подлежали удовлетворению.
   Истец в апелляционной жалобе настаивал на том, что спорное условие включено в договор в полном соответствии с требованиями ч. 2 ст. 619 ГК РФ. В соответствии с абз. 3 ч. 1 ст. 619 ГК РФ основанием расторжения договора является невнесение арендной платы более 2 раз подряд. Однократное нарушение арендатором установленных договором сроков внесения арендной платы есть другое основание расторжения договора аренды.
   Суд апелляционной инстанции поддержал позицию истца, дополнительно отметив, что предусмотренное в ч. 1 ст. 619 ГК РФ основание включает в себя не только такой элемент, как просрочка уплаты, но и еще 2 элемента: «более 2 раз» и «подряд». С этой точки зрения в рассматриваемой ситуации стороны определили в договоре иное основание его расторжения, чем это предусмотрено абз. 3 ч. 1 ст. 619 ГК РФ.
   Решение суда первой инстанции отменено, исковые требования удовлетворены;
   3) не производит капитального ремонта имущества в установленные договором аренды сроки, а при отсутствии их в договоре в разумные сроки в тех случаях, когда в соответствии с законом, иными правовыми актами или договором производство капитального ремонта является обязанностью арендатора (абз. 4 ч. 1 ст. 619 ГК РФ).
   Невыполнение арендатором его обязанности производить текущий ремонт или нести расходы по содержанию арендованного имущества в соответствии с ч. 2 ст. 616 ГК РФ может быть основанием к досрочному расторжению договора аренды только в случае, если в результате данного бездействия арендатора происходит существенное ухудшение арендованного имущества.
   Договором аренды могут быть установлены и другие основания досрочного расторжения договора по требованию арендодателя в соответствии с ч. 2 ст. 450 ГК РФ.
   По этому поводу выносит свое пояснение Высший Арбитражный Суд РФ в п. 28 Обзора практики по аренде.
   Договор аренды может быть расторгнут в связи с внесением арендной платы не в полном объеме, если данное нарушение суд признает существенным.
   Арендодатель обратился в арбитражный суд с иском к арендатору о взыскании задолженности по арендной плате, неустойки за просрочку платежа и расторжении договора аренды в связи с его существенным нарушением арендатором.
   Решением суда первой инстанции с ответчика взыскана задолженность по арендной плате и неустойка, в иске о расторжении договора аренды отказано в связи с тем, что между сторонами ранее имелись разногласия по размеру подлежащей перечислению арендной платы. Ответчик своевременно осуществлял арендные платежи, однако в меньшем размере, в связи с чем и образовалась предъявленная к взысканию задолженность.
   Основания досрочного расторжения договора аренды по требованию арендодателя предусмотрены ст. 619 ГК РФ. Договором аренды могут быть установлены и другие основания в соответствии с ч. 2 ст. 450 ГК РФ.
   Стороны в договоре аренды не оговорили возможность его досрочного расторжения в случае невнесения арендной платы в полном размере. Такое основание досрочного расторжения договора ст. 619 ГК РФ не содержит.
   Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции в части отказа в расторжении договора аренды, указав, что наличие ст. 619 ГК РФ, устанавливающей специальные правила досрочного расторжения договора, не исключает возможности досрочного расторжения договора аренды на основании ст. 450 ГК РФ.
   Согласно ч. 2 ст. 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть расторгнут по решению суда при существенном нарушении договора другой стороной. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.
   Оценив обстоятельства дела и придя к выводу, что нарушение, допущенное ответчиком, является существенным, суд расторг договор аренды.
   Арендодатель вправе требовать досрочного расторжения договора только после направления арендатору письменного предупреждения о необходимости исполнения им обязательства в разумный срок (ч. 3 ст. 619 ГК РФ). Данные нормы были применены в следующем арбитражном деле.
   Комитет по управлению имуществом (арендодатель) обратился в арбитражный суд с иском к акционерному обществу закрытого типа (арендатору) о его выселении из занимаемого нежилого помещения.
   В качестве третьего лица на стороне истца к участию в деле привлечено Правительство г. Москва.
   В обоснование исковых требований арендодатель сослался на то, что договор аренды от 28 февраля 1995 г. им расторгнут в одностороннем порядке в связи с включением спорного помещения в перечень зданий, подлежащих реконструкции в соответствии с постановлением Правительства г. Москва от 23 апреля 1996 г. «Об изъятии зданий, реконструируемых с привлечением средств инвесторов, на которых длительное время не ведутся работы (Центральный административный округ)».
   Решением суда исковые требования удовлетворены. Постановлением апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения.
   Суд кассационной инстанции судебные акты отменил и в иске отказал, сославшись на неправильное применение судом первой инстанции и апелляционной инстанцией норм материального права.
   В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ предлагается постановление кассационной инстанции отменить и оставить в силе решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции, поскольку досрочное расторжение договора в одностороннем порядке по вышеуказанному основанию предусмотрено п. 6.3 договора аренды, заключенного между истцом и ответчиком.
   Между истцом и ответчиком заключен договор аренды нежилого помещения. На основании ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.
   Пунктом 6.3 вышеназванного договора предусмотрена возможность его одностороннего расторжения арендодателем в случае передачи строения под реконструкцию.
   В материалах дела имеется постановление Правительства Москвы от 23 апреля 1996 г. и распоряжение заместителя премьера правительства г. Москвы от 1 августа 1996, в которых указанное строение включено в перечень зданий, подлежащих реконструкции.
   Поскольку досрочное расторжение договора арендодателем в одностороннем порядке предусмотрено п. 6.3 договора, ответчик знал о последствиях, указанных в этом пункте, так как договор подписан сторонами и скреплен печатями.
   Согласно ст. 8 Федерального закона от 26 января 1996 г. № 15-ФЗ «О введении в действие части второй ГК РФ» (в ред. Федерального закона от 26 ноября 2001 г. № 147-ФЗ)[21] обязательные для сторон договора нормы ч. 2 ГК РФ об основаниях, о последствиях и о порядке расторжения договоров отдельных видов применяются также к договорам, которые продолжают действовать после введения в действие ч. 2 Кодекса независимо от даты их заключения.
   В соответствии с ч. 2 ст. 619 ГК РФ договором аренды могут быть установлены и другие основания досрочного расторжения договора по требованию арендодателя в соответствии с ч. 2 ст. 450 ГК РФ, что имело место в данном случае.
   Арендодатель направил арендатору уведомление о необходимости исполнения им обязательства в разумный срок и в противном случае о расторжении договора аренды.
   Арендодатель выполнил все условия порядка расторжения досрочного договора в соответствии с ч. 2, 3 ст. 619 ГК РФ, поставил вопрос о расторжении договора в судебном порядке и документально обосновал данное требование.
   Постановление кассационной инстанции отменено.
   Решение суда и постановление апелляционной инстанции оставлено в силе (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 1997 г. № 4181/97).[22]
   Арендатор в свою очередь может расторгнуть договор аренды досрочно в случаях, когда:
   1) арендодатель не предоставляет имущество в пользование арендатору либо создает препятствия пользованию имуществом в соответствии с условиями договора или назначением имущества. Создание препятствий пользованию имущества может трактоваться очень широко.
   Вот очень интересный (на наш взгляд) пример из арбитражной практики по данному поводу.
   Предприниматель (арендатор) обратился в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу (арендодателю) о досрочном расторжении договора аренды и взыскании убытков в виде недолученных доходов, возникших вследствие препятствий в пользовании арендованным помещением, созданных арендодателем, а также компенсации за совершение действий, порочащих его деловую репутацию.
   Решением суда в иске отказано. В апелляционной инстанции дело не рассматривалось. Суд кассационной инстанции изменил решение и взыскал с арендодателя убытки в полном объеме. В остальной части решение оставлено без изменения.
   В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ предлагается названные судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение.
   Президиум полагает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
   Как видно из материалов дела и установлено судом, по договору аренды арендодателем передано предпринимателю (арендатору) нежилое помещение под офис. Срок (на 1 год) и арендная плата установлены договором аренды.
   Пунктом 7.2 договора арендатору предоставлено право пользоваться системами коммуникаций, расположенными в здании, обозначать свое местонахождение путем размещения вывесок, указательных табличек, рекламных стендов на входе в здание и перед входом в помещение.
   Согласно свидетельству о регистрации предприниматель (арендатор) осуществляет свою деятельность без образования юридического липа, занимаясь оказанием юридических услуг, торгово-закупочной и посреднической деятельностью.
   Предприниматель (арендатор) представил суду акты, из которых следует, что ответчик (арендодатель) систематически удалял с входных дверей здания, в котором находится арендованное помещение, бумажные таблички, отпечатанные на компьютере, которые извещали о расположении в комнате № 219 (предмете аренды) юридической консультации. Пластмассовая вывеска, на которой имелась надпись «Юридическая консультация. Устные консультации. Составление любых заявлений. Подготовка договоров, в том числе договоров дарения, мены, купли-продажи и др. Составление учредительных документов для предприятий всех видов собственности. Участие в суде по уголовным и гражданским делам и другие юридические услуги (с последующим адресом и телефоном)», была снята.
   Из актов видно, что ответчик неоднократно опечатывал комнату № 219, а предприниматель, чтобы пользоваться своим офисом, вынужден был срывать печати. Кроме того, в комнате отключались электроэнергия и телефон.
   Указанные обстоятельства (по мнению истца) привели к тому, что вследствие отсутствия необходимой информации о деятельности предпринимателя и невозможности пользования арендованным помещением он понес убытки в виде неполученных доходов за указанный период времени.
   Размер убытков определен расчетным путем. За основу расчета истцом взяты данные о его доходах за 1 месяц.
   В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Под убытками понимаются также неполученные доходы (упущенная выгода), которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.
   Однако для взыскания убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, лицо, требующее их возмещения, в силу ст. 393 ГК РФ должно доказать совершение ответчиком противоправных действий и наличие причинной связи между допущенным нарушением и возникшими убытками.
   В случае выяснения всех обстоятельств и утвердительного решения о том, что ответчик препятствовал истцу использовать арендованное имущество по назначению согласно абз. 1 ч. 1 ст. 620 ГК РФ, иск в части расторжения договора аренды подлежит удовлетворению.
   При определении размера упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.
   Возражая против иска, ответчик ссылался на то, что систематически снимал бумажные вывески в связи с тем, что они указывали на нахождение в комнате № 219 юридической консультации, а не предпринимателя, оказывающего услуги, в том числе и юридические. Опечатывание кабинета производилось на время командировки истца в другой город с целью обеспечения сохранности имущества. Возникшие нарушения в энергоснабжении арендованного помещения могли быть устранены, но заявок на это от арендатора не поступало. Доказательств, что в указанные в актах дни истец не пользовался спорным помещением, не представлено.
   Однако этим доводам суд не дал оценки.
   При новом рассмотрении спора необходимо исследовать вопрос, являются ли действия ответчика по снятию упомянутых вывесок и опечатыванию кабинета нарушением условий договора (препятствием в пользовании арендным помещением по назначению) и прав гражданина-предпринимателя, а если являются, то имеется ли причинная связь между этими действиями и убытками истца (неполученными доходами) в заявленной ко взысканию сумме и подлежит ли расторжению договор аренды.
   Дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 мая 2004 г. № 4163/03);
   2) переданное арендатору имущество имеет препятствующие пользованию им недостатки, которые не были оговорены арендодателем при заключении договора, не были заранее известны арендатору и не должны были быть обнаружены арендатором во время осмотра имущества или проверки его исправности при заключении договора;
   3) арендодатель не производит являющийся его обязанностью капитальный ремонт имущества в установленные договором аренды сроки, а при отсутствии их в договоре в разумные сроки;
   4) имущество в силу обстоятельств, за которые арендатор не отвечает, окажется в состоянии, не пригодном для использования. Досрочное расторжение договора по этому основанию производится независимо от того, виноват в том арендодатель или нет.
   В соответствии с ч. 2 ст. 450 ГК РФ договором аренды могут быть установлены и другие основания досрочного расторжения договора по инициативе арендатора.
   Однако требование о расторжении договора аренды не подлежит удовлетворению, если в разумный срок устранены нарушения, послужившие основанием для обращения в арбитражный суд.
   На рассмотрение арбитражного суда передано заявление с просьбой о расторжении договора в связи с существенными нарушениями договора в виде систематических неплатежей арендной платы, невыполнения обязательств по ремонту арендованного помещения, заключения договоров субаренды без разрешения арендодателя.
   В ходе разбирательства дела в заседании суда ответчик представил доказательства об устранении перечисленных нарушений.
   Арбитражный суд в удовлетворении исковых требований отказал по следующим основаниям.
   Согласно ч. 2 ст. 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда при существенном нарушении договора другой стороной, а также в иных случаях, предусмотренных ГК РФ или другими законами.
   Как следует из ст. 619 ГК РФ, перечисленные нарушения могут служить основанием для постановки вопроса о расторжении договора в судебном порядке только после направления арендатору письменного предупреждения о необходимости исполнения им обязательств в разумный срок.
   Учитывая, что допущенные арендатором нарушения условий договора, явившиеся причиной для обращения в арбитражный суд, в необходимый для этого срок устранены, у арендодателя не было оснований для предъявления такого иска (п. 8 Обзора практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров).
   Отдельные виды договоров аренды требуют к себе особого внимания.
   Аренда земельного участка. В соответствии с ч. 1 ст. 130 ГК РФ земельные участки относятся к недвижимым вещам (недвижимому имуществу, недвижимости) и могут быть переданы в аренду (ч. 1 ст. 607 ГК РФ). В соответствии с ч. 2 ст. 22 ЗК РФ могут быть предоставлены их собственниками в аренду земельные участки, за исключением изъятых из оборота участков, указанных в ч. 4 ст. 27 ЗК РФ. Арендодателями могут быть также лица, управомоченные законом или собственником сдавать имущество в аренду (ст. 608 ГК РФ).
   Относительно сроков аренды земельных участков земельное законодательство пока не определилось. Практически же существуют краткосрочные (до 3 лет) и долгосрочные (до 25–50 лет) сроки аренды.
   Согласно ст. 9 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» (в ред. Федерального закона от 21 декабря 2004 г. № 172-ФЗ)[23] (далее – Федеральный закон о землях сельхозназначения) в аренду могут быть переданы земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения, в том числе земельные участки, находящиеся в долевой собственности, прошедшие государственный кадастровый учет. Договор аренды земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения может быть заключен на срок, не превышающий 49 лет. Договор аренды, заключенный на срок, превышающий установленный предельный срок, считается заключенным на срок, равный предельному сроку.
   По данному поводу имеется судебный спор между фермерским хозяйством (арендодателем) и акционерным обществом (арендатором).
   Сторонами был заключен договор аренды земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, находящихся в собственности арендодателя. Данные земли предоставлены арендатору для ведения подсобного хозяйства.
   Арендатор выдвинул против арендодателя исковые требования в отношении срока аренды данных земель. Арендатор требует заключения аренды земельного участка на срок 49 лет, т. е. предельный срок аренды земель сельскохозяйственного назначения.
   Ответчик согласен заключить с истцом договор аренды, но не на 49 лет, а на 48, так как арендатор уже год арендует данные земли.
   Проанализируем ситуацию.
   Между сторонами был заключен договор аренды сроком на 1 год. После истечения срока договора арендатор продолжал использовать арендованные земли, а арендодатель не возражал против этого.
   В соответствии с ч. 2 ст. 621 ГК РФ, если арендатор продолжает пользоваться имуществом после истечения срока договора при отсутствии возражений со стороны арендодателя, договор считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок. Иными словами, договор – новый, а его условия прежние, кроме условия срока – договор считается заключенным на неопределенный срок.
   Таким образом, между сторонами есть заключенный и зарегистрированный договор аренды сроком на 1 год, который в силу ст. 621 ГК РФ возобновляется, но уже на неопределенный срок. Так как в соответствии с ч. 3 ст. 9 Федерального закона РФ о землях сельхозназначения назначения договор аренды земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения может быть заключен на срок, не превышающий 49 лет, то можно считать, что договор аренды между истцом и ответчиком заключен на 49 лет (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 октября 2002 г. № 1206/01).
   В соответствии с ч. 3 ст. 28 Федерального закона о приватизации собственник объекта недвижимости, расположенного на земельном участке, относящемся к государственной или муниципальной собственности, может заключить договор аренды соответствующего участка на срок не более 49 лет. Договор аренды указанного земельного участка не является препятствием для его выкупа.
   По истечении срока договора аренды земельного участка его арендатор имеет преимущественное право на заключение нового договора аренды земельного участка, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 46 ЗК РФ (ст. 621 ГК РФ, ч. 3 ст. 35, ст. 22 ЗК РФ).
   Исключительное право на приобретение права аренды земельных участков, которые находятся в государственной или муниципальной собственности и на которых расположены здания, строения, сооружения, имеют граждане и юридические лица – собственники зданий, строений, сооружений в порядке и на условиях, которые установлены ЗК РФ и федеральными закона (ч. 1 ст. 36 ЗК РФ).
   В случае, если здание (помещения в нем), находящееся на неделимом земельном участке, принадлежит нескольким лицам на праве собственности, эти лица имеют право на приобретение данного земельного участка в аренду с множественностью лиц на стороне арендатора, если иное не предусмотрено ЗК РФ, федеральными законами (ч. 3 ст. 36 ЗК РФ).
   На практике подобных договоров очень мало по причине того, что нет возможности уговорить всех собственников помещений заключить такой договор аренды. А принудить всех собственников помещений в здании к заключению такого договора нет никаких правовых оснований, так как заключение договора аренды является правом, а не обязанностью собственников помещений. Так что при нежелании хотя бы одного из собственников помещений заключать договор тот из собственников, кто все-таки решит заключать договор аренды земельного участка, не сможет заключить его так, как требуется.
   В связи с этим возникла практика заключения договоров с одним из собственников помещений, при этом в договорах указывается доля в праве аренды или доля в арендной плате. Но Высший Арбитражный Суд РФ признает такие договоры недействительными сделками.
   Постановлением от 1 июля 2003 г. № 12168/02[24] Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ отказал в иске о признании незаконным отказа в государственной регистрации договора аренды земельного участка исходя из того, что действующим законодательством предусмотрена возможность сдачи в аренду земельных участков и других обособленных природных объектов, а не долей в праве аренды на них, что в данном случае просил зарегистрировать истец.
   Гаражно-строительный кооператив (арендатор) обратился в суд с иском к городскому комитету по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним о признании недействительным отказ в государственной регистрации договора аренды земельного участка, заключенного между истцом и земельным комитетом и об обязании ответчика совершить такую регистрацию.
   Суд первой инстанции удовлетворил иск и признал отказ в регистрации сделки незаконным.
   Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили данное решение без изменения.
   Согласно ч. 1 ст. 13 Федерального закона о регистрации при проведении государственной регистрации должна осуществляться правовая экспертиза документов и проверка законности сделки.
   В соответствии с ч. 1 ст. 17 Федерального закона о регистрации основанием для государственной регистрации прав являются договоры и другие сделки в отношении недвижимого имущества, совершенные в соответствии с законодательством.
   Ответчиком было отказано истцу в государственной регистрации договора аренды земли по тем основаниям, что договор не соответствовал требованиям ч. 3 ст. 36 ЗК РФ в части множественности лиц на стороне арендатора.
   Договор, представленный на государственную регистрацию, заключен земельным комитетом с ГСК, т. е. только с одним из арендаторов. Основанием для его заключения послужило распоряжение префекта Юго-Восточного административного округа г. Москва, устанавливающее ГСК долю в размере 920/1000 в праве пользования земельным участком площадью 1,283 га на условиях аренды сроком на 49 лет для эксплуатации гаражного комплекса.
   Предметом договора аренды является общий земельный участок, относительно которого арендатору установлена доля в праве аренды указанного участка. Такой объект не отвечает установленным ч. 1 ст. 607 ГК РФ требованиям, согласно которым в аренду могут передаваться земельные участки и другие обособленные природные объекты, а не доли в праве аренды на них.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →