Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

При совершении 100-километрового марша в горной местности механики-водители танков Т-55 и Т-62 теряли до нескольких килограммов веса

Еще   [X]

 0 

На том берегу (Волохина Наталья)

Цикл коротких рассказов, посвященных ушедшим друзьям и любимым. Хотелось бы, чтобы читатель имел еще один шанс из немногих – встретиться с героями из живой жизни, а не из детектива, фэнтези, любовного романа. Бытийность, затеплившая огонёк «живых» чувств.

Год издания: 0000

Цена: 520 руб.



С книгой «На том берегу» также читают:

Предпросмотр книги «На том берегу»

На том берегу

   Цикл коротких рассказов, посвященных ушедшим друзьям и любимым. Хотелось бы, чтобы читатель имел еще один шанс из немногих – встретиться с героями из живой жизни, а не из детектива, фэнтези, любовного романа. Бытийность, затеплившая огонёк «живых» чувств.


На том берегу Цикл маленьких рассказов, посвященных ушедшим и ушедшему Наталья Волохина

   © Наталья Волохина, 2015
   © По лицензии Creative commons, фотографии, 2015

   Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru
   «Берега, берега, берег этот и тот,
   Между ними река – моей жизни…
   Между ними река, моей жизни течет,
   От рожденья течет и до тризны…
   А на том берегу – незабудки цветут
   А на том берегу – звезд весенний салют
   А на том берегу, мой костер не погас
   А на том берегу, было все в первый раз…»
«На том берегу».
Ю. Рыбчинский (песня)
   «Куда все уходят, куда?
   Бегут, как подземные реки.
   А кажется мне и не реки,
   Куда все уходят, куда?
   Слагают иные союзы
   Попутчики славы моей…

   Куда все уходят, куда?
   Не знаю и думать не буду.
   Я знаю, уходят отсюда,
   И в сердце навек, навсегда
   Бедою открытые двери
   Грозой за собой затворив»
Алла Пугачева (песня)

   Я благодарю людей, прошедших через мою жизнь, через моё сердце – друзей, родных, любимых. Живых и ушедших, оставивших неизгладимый след в моей душе. Люблю вас, тоскую о вас, благодарю вас, надеюсь на встречу на том или этом берегу. Простите за все, если можете.
   Все имена и фамилии в книге изменены, совпадение с реальными людьми абсолютная случайность, за исключением имен моих близких родственников, которые в силу обстоятельств уже не смогут предъявить мне претензий.

Гурий


   Мой дед был младше меня на девять дней. Я родилась первого числа львиного месяца августа, а он десятого. Поэтому, он хоть и считался главой прайда, старшинство было моё. Дедушка приходился братом своей жене, Дарье Григорьевне – тоже был Григорьевич. Имел Райское происхождение – звался Гурий. Из любимых сказок мне было известно, что Гурии живут в Райских кущах и поскольку они все особы женского пола, получалось, дедушка у них главный. Когда моя тетя, называла его коротко «дядя Гутя», сразу же получала выговор от внучатой Гурии. Потрясением стала встреча с женщиной – Гурией, тёткиной соседкой, оказавшейся на поверку Бабой Ягой, сидящей в валенках при тридцатиградусной жаре на завалинке своей развалюхи. Наличие черной курицы подтвердило мои подозрения в ведьмачестве бабы Гути и оправдало отсутствие ног у её избушки. Сперла шустрая квохчущая шельма ноги! Оправившись от испуга, признавать старуху Гурией я категорически отказалась.
   Гурий Григорьевич – «белый» брат «красного» командира. Первое надолго определило его на земляные работы, второе спасло жизнь. Главное! Ни у кого не было такого красивого стеклянного глаза, как у деда. Впрочем, дедом его назвать было трудно, даже в пору моей юности. Все незнакомые принимали его за моего папу, когда в воскресный день мы совершали ритуальное шествие по «нашему» маршруту. Григорьевич в синем габардиновом костюме, голубой рубашке с распахнутым воротом, высокий, благоухающий воскресным одеколоном, ведет за руку маленькую девочку кукольной внешности и размеров. Большая часть Дюймовочки состоит из пышного платьица, полыхающего алыми маками и красного банта. Дедушка гоооордый! Я первая, и единственная пока, внучка, он сам дал мне необычное, звучное имя. Каждый выходной гуляет со мной, как молодой папаша, а когда может, не только в выходной. Мы идем по родной улице Горького к знакомому магазину, покупаем две шоколадки «Аленка». Большая потом пойдет на угощение домашним, а маленькая, размером с ладошку, принадлежит только мне. Фантики со сказочной Аленкой, аккуратненько уложены в жестяную, раскрашенную коробку. Дальше место тайное, запрещенное бабушкой страшным заклинанием «близко с ребенком не подходить» – уличная пивная. Стол гораздо выше меня, на уровне моих глаз только металлические крючки для авосек на его единственной ноге, да дедовы синие брюки и начищенные ботинки. За другими столами дядьки, сдувая пену, пьют пиво, жуют рыбку, блаженно покуривают. Что делает дед, мне из под стола не видно. Поэтому на бабушкин вопрос, пил ли он пиво, с чистой совестью отвечаю: «Не знаю», хотя она и так унюхает «всего одну кружку».
   Возможно, профессия наложила отпечаток на дедовский характер, но только утаить выпитую рюмочку дедушка не мог от бабушки никогда, не только по причине запаха. «Купил разговор!» – немедленно раскрывала она его тайну. «Купи разговору – поговоришь», – советовала язвительно золовке, комментируя её неудачные попытки душевно побеседовать с братом. Но в трудные жизненные моменты именно дедушка говорил, где нужно и кому нужно веское мужское слово, защищая интересы семьи. На работе и дома проводил он в одиночестве целые дни в мастерской, напевая за работой. Радио в столярке никогда не было. Чистота, запах дерева, кружева стружек. Вся мебель в дедовском доме была сделана его руками. Точеные ноги с фигурой восточной красавицы под огромным круглым обеденным столом, рюмочки балясин на «последнем этаже» буфета, матовый блеск лака на дверцах шкафа, кожаный корабль дивана, с резной спинкой вместо классической полочки для слоников. «Столяр краснодеревщик» называлась уважительно его профессия, ныне убитая высокотехнологичным ширпотребом.
   Пел редко. Играл на гитаре, на балалайке охотнее, но если случалось ему петь, все замирали. Густой мощный голос выдавал натуру волевую, чувственную. «Ревела буря, гром гремел, во мраке молнии блистали, и беспрерывно дождь шумел, и вихри в дебрях бушевали» – песня об атамане Ермаке воспринималась бабушкой, как протест всему мироустройству в целом и семейному в частности, она немедленно начинала шикать, что, мол, надо меру знать, пора чай разливать. Бдительность проявлялась уже на первых шагах к бунту. «Сижу за решеткой в темнице сырой, вскормленный в неволе орел молодой!» – низко, прочувствованно запевал дед. Обычно жена старалась пресечь митинг и перевести мятежника в безопасное русло: «Ой, папка, не надо о грустном, давай твою любимую». Иногда получалось и «папка» начинал нашу с ним любимую: «Забота наша такая, работа наша простая… И снег, и ветер, и звёзд ночной полет…». Довольно долго я пыталась понять, что такое «извёст ночной полет», придумывая разные варианты вместо того, чтобы спросить, кто такой этот «извёст», придававший таинственную значительность дедовской песне.
   Никогда не слышала, чтобы предки ссорились, просто появлялось какое-то напряжение, бабушкина непривычная молчаливость, дед же, всегда был немногословен. Но на семейный уклад размолвки не влияли ни в коем случае. Каждое воскресенье дедушка становился бабушкой. Она не вставала с постели ни свет ни заря, не проводила время до обеда на кухне. Дед надевал коротковатый ему фартук и гремел отчаянно кастрюлями и противнями. В результате погрома на круглом, накрытом воскресной скатертью столе, появлялись его коронные блюда: холодец с хреном, рыбный пирог, куриная лапша. Меню страдало одним недостатком – перебором специй, соли и черного перца. Я мужественно – солидарно съедала все, сводя на нет бабушкину критику.
   Стирка и глажка. Сам процесс я обычно не наблюдала, но дискуссии о его результатах заставала примерно еще с недельку после. Бабушкиной патологией домоводства я страдала лет до тридцати пяти. Стирать, полоскать на 2–3 раза, отбеливать, крахмалить, подсинивать, утюжить каждую складку строго определенным образом, до идеального результата, переживая долго досадные промахи. Однажды, когда Григорьевич был в командировке, помочь вызвалась его племянница, о чем сильно пожалела. Безнадежно «испорченное» бельё, Гурий вынужден был по возвращении перестирать и перегладить заново. Стиральные машины появились не очень давно, и результат их облегчения физического труда некоторое время рассматривался бабушкой критически, до выведения собственной технологии машинной стирки. Тут надо уточнить одну деталь. Довольно молодой еще женщиной бабушка перенесла инсульт и до конца своих дней самостоятельно передвигалась только по дому с помощью трости, переставляемых табуретов и множества ручек, закрепленных на косяках. При этом, много лет вела идеально хозяйство немаленькой семьи в огромном доме. Но сейчас речь о дедушке. У них с бабушкой была настоящая семья. Мои родители не смогли повторить и части успеха их тандема. Разве что, дядя немножко приблизился к родительским пережиткам успешного домостроя. Построить дом, добыть продукты, наладить хозяйственный быт – кладовую, погреб, теплый туалет в доме (в те давние времена!), добыть новейшие чудеса технически, как только они поступили в продажу (телевизор, радиола, стиральная машина, холодильник, увлажнитель воздуха – в 60-е годы, черт побери!), к Новогодним праздникам перебелить весь дом и украсить потолки нежно голубыми облаками, а стены модным «накатом» под обои (можно переделать, если жене не понравится), не забыть шампанское…
   Долго берегли меня от взрослой жизни, хранили семейные тайны. Думаю, это к лучшему, иначе человек лишается «детства золотого». Но взросление приходит неумолимо и превращает Деда Мороза в ряженого дядьку с оплаченными подарками. Уже в отроческом, или даже юношеском возрасте, мне стала очевидной бабушкина ревность, а еще позже понятна её причина. Впервые она поделилась со мной, как со взрослой лет в четырнадцать, хотя, наверное поспешила, или я была недоразвитая, но смысл происшествия постигла не сразу. Сосед – большой начальник Петр Иванович, был на службе, а его супруга – сдобная, изнеженная Людмила Иннокентьевна (за глаза – Людочка) попросила дедушку помочь открыть заклинившую раму. Его не было, со слов бабушки, подозрительно долго и она пошла к соседям. Из дальнейшего эмоционального словоизлияния я поняла, что преступление заключалось в созерцании соседкиного шикарного неглиже (пеньюара) вместо того, чтобы уйти от бесстыдницы, возлежащей в соблазнительной позе на диване, дед продолжал ковыряться с окном. Понятливая подруга разъяснила мне, что раз не уходил – значит, возжелал, изменник! Бабушка-то все экивоками изъяснялась. И уж совсем взрослой от мамы я узнала, что построив после войны дом, дед ушел к другой женщине, по причине внезапной страстной любви. Бабушка осталась с параличом на нервной почве и двумя маленькими детьми. Дед одумался, хотел вернуться, но куда там, гордость, ревность, обида за предательство не только не отпускали много лет, но и подняли на ноги эту железную женщину. Она согласилась впустить мужа только на свадьбу старшего сына, моего отца, и разрешила остаться. Они пережили вместе «любовь» родины к ним, деклассированным элементам, страшную войну, голод, дедову дизентерию, общую цингу, бабушкину «куриную слепоту», тяжелую стройку под ссуду! Я никогда не слышала упреков и ссор, но дедовское молчание в ответ на любую бабушкину «правоту» стало мне понятным только после «взросления» правдой. Однажды стареющая бабушка еще раз пожаловалась мне на деда, обвинив его в ругательствах, долго не соглашаясь сказать «страшное», очень обидное слово. Через несколько лет я все же допытала её, слово оказалось «падлюкой». Вообще, мне неинтересно было жаловаться на деда, я совершенно искренне не верила и не понимала что к чему. Кроме того, я всегда немедленно становилась на его защиту, как и он на мою. Я прощала ему не только прегрешения против бабушки, но и по отношению к себе. Раз в месяц проводил он генеральную уборку и тогда, «кто не спрятался, я не виноват». Все, что не там лежало, не являлось вещами их дома, безжалостно отправлялось в мусорку. Жертвами «генералки» стали две пары моих моднейших перчаток, на его же деньги купленных, регулярно забываемых надолго на полке в прихожей. Перчатки было жаль, но как только бабушка начала его распекать, я немедленно перевела все в шутку. На третью пару мне, разумеется, выдали.
   Мой сдержанный, молчаливый дед скучал обо мне всегда, а я, подрастая, все реже успевала забегать в дедовский дом. Помню, как он приходил к нам и сидел на кухне с мамой за рюмочкой, говорил свой душевный, «купленный» разговор, потом мы провожали его до такси.
   Львы болеют редко, но метко. В нашем прайде все случилось неожиданно и судьбоносно. Я лежала в больнице, были страшные боли и страшная болезнь. Однажды ночью очень уж расшумелись в коридоре и бессонная я, пошла посмотреть, что к чему. У деда был какой-то там постинсультный шок. Он пытался вскакивать, падал с кровати, ничего не соображал, меня не узнал. У меня тоже был шок. Я не могла поверить, что это с ним, что это он, но не кричала, тихонько плакала в туалете. За ним ухаживали сначала дядя, потом отец. Я пришла в родной дом, непривычно пахнущий болезнью, мучением, страхом. Мне сказали, что он никого не узнает, вывезли в коляске. Он узнал меня и заплакал. Я держала его за руку и слезы размывали родные черты, так и не утратившие благородной породы. День, когда он ушел, был страшным. Я думала, что самое жуткое уже пережила в день похорон бабушки, ошибалась. Отец ушел вниз, в дедовскую мастерскую и сидел там, тупо глядя на столярный инструмент. Кстати, в свое время папа там именно умер – судьба! Хуже всего стало на кладбище. Было ощущение, будто у меня отрезали всю нижнюю часть тела, невыносимо болело внутри. Не было больше ног, опоры, половины души. И еще – пустые отцовские глаза!
   Он ушел, оставил меня без защиты и любви, дедушка с небесным именем Гурий, нарекший меня вдохновительницей, наделивший львиной породой, дедушка, который был младше меня на девять дней.
2015 г.

8-е Марта


   Во времена моего детства 8-е марта не объявляли выходным, праздник был – Международный женский день (не советские народы об это не догадывались), а выходного не было. По всем городам и весям необъятной родины: в детских садах, школах, организациях, предприятиях – везде, строго соблюдался ритуал чествования. Особ женского пола всех возрастов мужская половина коллектива одаряла сувенирами, цветами, песнями к концу рабочего дня, вернее, к середине. Дальше, школьники шли по домам, трудящиеся к праздничному столу с коллегами. Потом, кто куда – одни домой к женам, другие «продолжать» в гостях.
   Всю жизнь моя бабушка была домохозяйкой, совсем не советская профессия, да и праздника такого не было в её дореволюционном детстве. Каждый год дедушка, моложавый, красивый мужчина, в Женский день особенно тщательно наряжался, уходил на работу и возвращался в подпитии. Бабушка возмущалась. Она его очень ревновала, а тут, совершенно ясно, что наряжался для дам и оправданно весело проводил с ними время. Подарок ей, разумеется, преподносил, но присутствовать на служебном застолье супруге было нельзя. Однажды бабуля придумала вот что: «У них на работе праздник, а у меня дома». И 8-го марта пригласила неработающих подружек в гости. Набралось три с половиной человека: тетя Валя, тетя Надя, золовка Фаина и я.
   Меня считали за половинку по росту и возрасту. Не помню, по какой причине в тот день я с удовольствием прогуливала школу. С детства отличаясь аполитичностью и презрением к формализму, я ненавидела процедуру официального поздравления в классе. Мальчики дарили девочкам, закупленные чьей-то мамой на собранные деньги, одинаковые подарки, читали нелепые стихи, учительница торжественно-именинным голосом несла разный вздор и все чувствовали себя участниками идиотской пьесы. 23-го февраля (День Советской Армии) все повторялось, только теперь одаривали девочки. Однажды наша «классная», славная, толстая математичка, решила изменить обряд, предложила каждому преподнести, что захочется, но одариваемого выбрали не по желанию, а по жребию (чтобы не обидно было). Дома я спросила папу, что подарить однокласснику (мальчика «вытянула» хорошего, он мне нравился). Отец ответил, не задумываясь, мол, дарить надо самое ценное, что бы сама хотела получить. Подарила – мое любимое роскошное издание арабских сказок. Одноклассницы и их родители, видно, имели другое мнение, обошлись расческами, мелкими сувенирами, короче, я выглядела полной дурой и парня засмущала (сразу зашептались о нашей симпатии). 8-го марта, помня мою историю, мальчишки не выделывались – подарили всем зеркальца и прочий сувенирный хлам. На следующий год учительница от своей затеи отказалась.
   Тети пришли нарядные, принесли к столу свои кулинарные шедевры и наливочку. Выпили, закусили, поздравили друг друга. Поздравляли интересно, не то, что в школе. Это всё были женщины, пережившие войну, а бабушка и раскулачивание. Они поздравляли друг друга с тем, что выжили, что сберегли и вырастили детей, вспоминали, смеялись, плакали, пели. Потом бабушка взяла гитару, заиграла, стали плясать. Запели частушки: «Ах, проклятая война, что наделала она! Позабрала мужиков, не досталось женихов!.. Кому Федя, кому Вася, кому Коля Голышов… кому чо, кому ни чо, а кому через плечо!». Валя и Надя выражения в частушках пропускали, заменяли, а Фаину, как известную матершинницу, бабушка предупредила: «Смотри мне! Ребенок тут!». Файка терпела, как могла: «Оба-оба – зеленая ограда!», «Обана, да обана, вся деревня в елочку». Но где там! То и дело под бабушкино шиканье и общий хохот вырывалось: «Ох, елка стой и березка стой, первый раз вижу я мужика с мандой!». Запыхались, уселись за стол и запели свое, женское: «Что стоишь качаясь, тонкая рябина…», смахнули слезинки вдовые подружки. «Отчего такие песни невесёлые в праздник?» – раздалось от порога. Это дед пришел, с первыми весенними цветами, с подарком. Застолье изменилось. Сразу почувствовалось – мужчина рядом. Женщины преобразились, расцвели, защебетали. А он успевал за всеми ухаживать. Потом взял балалайку, кивнул жене: «Давай нашу!». И гитара подхватила перебором знакомую мелодию: «Степь да степь кругом…».
   Дедушка проводил всех женщин. Две жили неподалеку, а Фаину посадил в автобус. Так закончился официальный праздник «8-е марта» для неорганизованных домохозяек.
2015 г.

Свет земной


   Снежинки были огромные. Под фонарями кристаллы искрились, переливались, как блестки на шубе ватного Деда Мороза. Если смотреть на свет сквозь намерзшие инеем ресницы, получалась радуга огней из игрушки «калейдоскоп». Мороз щипал щеки, студил ноги, гнал скорей в тепло, а красота задерживала, и маме приходилось дергать мою руку в варежке. Если бы не мама, я бы плелась, конечно, разглядывала, пока не занемели от холода пальцы на руках и ногах. Дома бы поплатилась страшной ломотой в отогревающихся конечностях. Вечная история – красота требует жертв. Взять елочные игрушки. Какие красивые они были в моем детстве! Но хрупкие! Задел еловую веточку – сказочный заснеженный домик «дзинь» об пол и на меееленькие кусочки, и слезы. Мама знает, как вдохнуть новую жизнь в порушенную красоту. Нужно завернуть осколки в плотную бумагу, растереть пустой молочной бутылкой и «оп-ля!» – блестки как из сугробов на улице, даже лучше. Теперь нужно вырезать картонную корону, оклеить ватой, сверху тоже намазать клеем и посыпать драгоценной стеклянной «пудрой». Сказочно! Как у принцессы, как у Снегурочки, как… Когда взрослых нет дома, можно надеть мамины туфли на каблуках, корону, бусы с елки и танцевать, петь перед зеркалом. Каблуки мешают, и губнушки не хватает, но мама не красится, а туфли можно и скинуть.
   Солнечный зайчик от зеркала, луч сквозь тюль, мерцание голубой звезды, которая жила прямо напротив моего окна много лет, всегда завораживали. Я проверяю себя каждый раз, когда славливаю красоту – засматриваюсь или нет? Да – облегченно вздыхаю – со мной все хорошо. Вечером в зазвездившемся небе первым делом отыскиваю свою подружку. Почему-то я думаю, что это Венера.
   Серебряный морозный узор на стекле, грубое подражание которому рисуют кругом под Новый год, нужно успеть рассмотреть, пока окна не «заплакали». Потом бабушка выдаст две стерильные тряпочки для утирания этих плакс. Солнце взойдет и окончательно высушит множество оконных глазиков, они заблестят радостно – облегченно, как у деток после прощенных обид.
   Свет преломляется в голубых папиных глазах. Он ведет меня из детсада, вернее, несет на одной руке, а я заглядываю ему в глаза, рассматриваю отражение солнечных лучиков. Можно прищуриться и посмотреть на закат и красное пламя будет почти до самого дома у меня под ресницами. Так бывает, если сильно надавить пальцами на опущенные веки и резко отпустить, но это не солнце, а кровь – другое. Багровой стрелой летит в нас закатный свет, когда дядька пускает лошадь в галоп и крепко держит меня перед собой, а я ловлю ртом ветер и глазами мельканье вокруг. Под ложечкой холодок, но не ору, то ли от страха, то ли из упрямства.
   С дядей всегда много света и цвета. Капельки воды на веслах драгоценными бусинами, ослепительный блеск речной глади за кормой лодки. Изумрудно – переливающиеся под ветром и солнцем юные листочки, вдоль дороги. Мы едем в запряженной лошадкой коляске, обдаваемые сквозь лиственное сито, светящимся дождем! Ярко – желтые цветы акации, превращенные дядькой в свистульку. Шок от Врубелевского «Демона». Огромный альбом с репродукциями на коленях девятилетней девочки. Дядя вручил мне его и ушел по своим делам, даже не подозревая, о том, что натворил. Картин были сотни, но запомнился именно Демон. Похоже на удар током, к тому времени опыт имелся. От опасного электричества тоже есть свет – искры, но дело может кончиться слезами. Дергаю за шнур утюга (не за вилку, как было велено) и вижу веер искр. Удар, ожег, вопль, распухшая синяя ладошка, испуганные теткины глаза – голубые, как у отца. Искры могут быть просто из глаз. Врезалась переносицей в жесткий угол холодильника, похоже на бенгальский огонь, от удивления даже боль сначала не почувствовала.
   В лесу никто не мешает разглядывать свет. Солнечный луч пробивается сквозь плотные кроны деревьев, в нем медленно плавают пылинки. В тени их нет, они все слетаются в эти лучики, а говорят, что только растения тянутся к свету. Рано утром, в пионерском лагере, можно отойти на несколько шагов в сторонку от домика и, присев на корточки, замереть перед капелькой на земляничном листочке, пока, разбуженное горнистом множество ног, не разрушит хрупкую красоту. Днем горн ослепительно искрится в пионерской комнате, вечером искры от костра возбуждают, греют, прожигают майку и шорты. Если подержать прутик в огне, можно раскаленным кончиком рисовать мерцающие магические знаки в воздухе.
   Когда-нибудь я увижу другой свет, а пока мои земные глаза видят свет земной и все чудесное через него, и это огромное счастье – ВИДЕТЬ!
2015 г.

Глухой?


   Я жалела бы любимого дядю за глухоту, если бы могла представить, как это – не слышать. Жалко мне стало его, когда я услышала нечаянно, как он поет. Во время вечернего пения после ужина, на праздничных застольях он молчал. Музыкальное семейство никогда не заостряло на этом внимания. Он читал по губам, а если не слышал, то его окликали громче или прикасались легонько. Все было так естественно, и я долго не понимала, что он плохо слышит. На своей половине к домашнему телефону дядя приладил световой сигнал, я решила – для красоты. По утрам, если дядечка не приходил к завтраку, бабушка, боясь, что он опоздает на работу, посылала будить. На предложение позвонить, отшучивалась: «Дядька твой спит, как медведь в берлоге, из пушки не разбудишь, не то что, телефонным звонком».
   Наше притяжение с дядей было взаимным, и если рядом не шлялся злой петух, а огромный волкодав был надежно заперт, я ускользала на другую половину при первой возможности. Услышав странные, похожие на плач, звуки из-за двери, замерла столбиком, решив, что дяде плохо, ринулась спасать. Он не плакал, он… пел, завывая громко, как все глухие, да еще пытался себе аккомпанировать на отцовской гитаре. Пел ужасно фальшиво и так вдохновенно – яростно, что вены вздулись на шее и на лбу. Я не узнала ни мелодии, ни даже слов, наверное, от шока. Не помню, сколько это длилось, но самое страшное случилось, когда он меня увидел. Его шок был не меньше моего. Воцарилось молчание. Встретились два взгляда: мужской – полный невыносимой муки, стыда и детский – полный изумления, сострадания. Я мгновенно поняла, что значит «он глухой». Невыразимая жалость стиснула детское сердечко, слезы хлынули градом, дядя очнулся, прижал меня к себе и молча поглаживал по голове. Ни слова не было сказано, он простил мне жалость так же легко, как я прощала детские обиды. Тот случай сблизил нас еще больше. Конечно, я никому не рассказала, даже любимой бабушке. Со временем поняла, как она оберегала сына, ничем не привлекая внимания к его недостатку, приучив к этому всех домашних.
   Я выросла бы другой, мир вокруг стал иным, если бы природа не наделила меня слухом и голосом. Пение настолько естественно участвовало в познании мира и выражении чувств, сотворении жизни, что я не могла представить, как можно по-другому. Мамино пение и легкое похлопывание при укачивании – покой, тепло, сонливая истома. Бабушкины песни за работой, задорные отцовские песенки, чтобы уйти от щекотливых материнских расспросов, мощный дедовский бас, передающий все душевные волнения нашего молчуна, озорные частушки двоюродной тетки с притопочкой на семейном празднике – из этого и состояла жизнь. Все можно пропеть, поправить, выплеснуть, сделать через песню. Потому и невыразимо жаль было моего глухого родного человека.
   По вечерам, после ужина, играли в лото, карты, домино и, конечно, пели. Дедушка играл на балалайке, бабушка на гитаре. В молодости они выступали в любительском оркестре народных инструментов. Красавец отец разбил не одно женское сердце своим пением под гитару. Едва я подросла, стала петь за игрой, за работой, за столом вместе со всеми. Бабушка вздыхала: «Смотри, певунья, пропоёшь своё счастье!». Частушка, городской и классический романс, народные песни – все вошло, вросло, стало частью меня. Когда появились проигрыватели, телевизоры, бабушка, страстная любительница технических новинок, немедленно завела их у себя. И тогда полилось: Шульженко, Бернес, Трошин, Пьеха, Кристалинская, Воронец, Зыкина. Я, думаю, не смогла бы воспринимать классическую музыку так остро, как сейчас, если бы не музыка из бабушкиного дома. Классику слушала мама, детдомовская девчонка, завороженная чудесными, необыкновенными звуками. Но и её восприятие музыки выросло из народной песни. Она пела русские и украинские, родные для неё, песни. С трагическим сюжетом, протяжные, трогательные, красивые. Как бы она ещё выжила в жуткое военное детдомовское время?
   Когда в мою жизнь вошли Окуджава, Высоцкий, меня поразило соединение мелодики слова и музыкального звука. Как немногим раньше слилась для меня проза Паустовского с музыкой Грига, Моцарта. Пробуя новый синтезированный продукт на слух, на соединение с моим внутренним ритмом, обнаружила, что они управляют мной, я ими, а вместе, мы управляем слушателем. Невероятная возможность, как при пении, передать страсть, боль, нежность, с помощью речи и музыки, увеличить «температуру» чувств, усилить остроту восприятия. Стихи Лорки в сопровождении музыки Андреаса Сеговии производили невероятное, гипнотическое действие даже на людей «глухих» к музыке и поэзии. Не столько смысл, сколько энергетический эффект этого действа, создавал необычайный душевный подъем, который многие запомнили на всю жизнь. Часто люди узнавали мой голос, услышанный при исполнении стихов Лорки. Позже силу воздействия речевого магнетизма, я наблюдала во время своих психотерапевтических сеансов, консультаций. Донести до человека главное с помощью мелодики слова, его энергетики – самое действенное.
   По-прежнему удивляюсь, отчего люди не лечат себя таким простым способом, как пение, музыка. Все плохое и хорошее можно пропеть. Ненужное уходит, лучшее растет. Тяжело на душе, запою протяжненько, из самого нутра: «Ой, ты степь широооокая…» или «Среди долины ровныя…», глядишь, полегчало. Устала душой и телом, Моцарт вернет силы, наполнит. С ним всегда хорошо, как дома, у мамы. Не двигаюсь вперед, Бетховен, пожалуйста. Часто задают вопрос о любимой музыке, вынуждая признать мою всеядность. Что делать, если я и рок, и рок-н-ролл, и хоровое пение, и много еще чего люблю. Музыка, как жизнь, разная, она и есть жизнь. Дар Божий!
   Помню, танец с моим постаревшим дядей. Он вел, идеально чувствуя ритм. Глухие слышат всем телом, всем своим существом, всей душой. Там, где он сейчас внимает музыке сфер, душа идеальный орган слуха, надеюсь, что в следующей жизни Господь вернет его земной слух.
2015 г.

Рыбий глаз


   Она мне сразу не понравилась. Я ей тоже. Хоть все время улыбалась мне и сюсюкала – дура! В семье никому из пятерых взрослых в голову не приходило принимать единственного ребенка за недоразвитую куклу. В прайде растили будущего льва, вернее львицу. Она была лживой, искусственной, принаряженной деревенской девицей. Выделялись большие, голубые, водянистые, рыбьи глаза. Остальное – ничего особенного. Квартирантка, одна из трех девочек, снимавших комнату в большом дедовском доме.
   Как, чем она его взяла, моего молоденького, породисто-красивого, робкого, замкнутого, глухого дядю? Сначала дядька воспринимал «их», как и все домашние, целиком – девушки-постоялицы. Она и не выделялась особо. Наверное, рискнула невинностью с сыном хозяина, а он, порядочный, в свою очередь, лишенный ею невинности, женился. Девушки за ним ухаживали и до неё, значит, не единственный шанс. Сначала, в квартирантках, она играла роль бесхитростной простушки. Помалкивала, улыбалась деланно скромной улыбкой, только глазищи выдавали скрываемый темперамент. Как все в доме, никогда не повышала голоса, если дядя не услышал, старалась говорить, чтобы видел губы, прикасалась окликая. Истеричный хохляцкий, заполошный, визгливый голос прорезался вскоре после свадьбы.
   Я стала главным тайным её врагом. Опасная, наблюдательная, любящая и любимая соперница. У меня не находилось взрослых оправдалок для неё: простая девочка из большой сельской семьи (восемь сестер), ничего, что без профессии, работящая – выучится, главное, любит его, раз за глухого пошла. Я точно знала – она его не любит, чувствовала, как все дети и животные. Ей нравилась роль хозяйки на их половине (в деревне на всю ораву две комнаты). «Рыба» подавляла желание вышвырнуть «живой укор», зная, я – единственный человек, из-за которого дядя готов был на любые жесткие, категоричные поступки. Оставалось молча ревновать и ненавидеть.
   Когда впервые раздался её истошный крик, мы с бабушкой решили – что-то случилось. Дома кроме нас – никого. Бабушке не добежать, метнулась я. Слов не разобрать, сплошной поток, выпученные рыбьи, невменяемые её глаза, растерянные дядины, испуганные мои. Поначалу скромная девушка оправдывалась – он плохо слышит. Потом пошли обвинения – от него слова не добьёшься, что ни говори, только улыбается. Дальше – больше, что ни делает дурак, все он делает не так. С возрастом я поняла, почему он её нервировал, злил. В нелюбимом мужчине раздражает абсолютно все, что и как бы он ни делал. Поступки, голос, походка, короче, хоть яйца вызолоти и на пуанты поставь, все равно бесит. В детстве эта нелюбовь воспринималась на уровне чувств, как направленное против родного человека зло. Вот она улыбается, говорит что-то сестре, спокойная, миловидная и вдруг меняется в лице, голос приобретает режущий металлический оттенок, становится громче, лицо словно залили гипсом, жесткая презрительная маска – это муж пришел.
   Он стал выпивать. Понемножку, больше, сильно, снова меньше. Но голос никогда не повышал, даже пьяным. Больше молчал, как отец. Это бесило её еще больше. Однажды дооралась до нервного тика, а потом один глаз безобразно выпучился, как у дохлой рыбы – что-то случилось с лицевым нервом. Потихоньку прошло, но не впрок. Старалась задушить любую радость, каждую улыбку на дядином лице. Вот мы сидим во дворе их дома, на поваленном дереве и возбужденно ждем теткиного возвращения. У нас лица людей, приготовивших сюрприз. Она просекла все от ворот, скорчила недовольную мину. Взахлеб рассказываю, как нашли под нашим деревом огромною семью шампиньонов, уже нажарили с картошкой (её любимое блюдо). Завернули сковороду в одеяло.
   – Сыта я, у мамы ела. Лучше бы перепилил дерево на дрова для бани, – выговорила она так, чтобы он прочитал по губам. И ушла удовлетворенная в дом.
   – Там же грибница, под деревом, – растерянно, жалко говорю ей вслед.
   Дерево дядя распилил в тот же день.
   Вот он показывает мне новорожденного теленочка, специально отвез в деревенский коровник. Малыш нежно трогает губами мою руку. Опускаю её в ведро с молоком, коровёнок сует туда кудрявую, лобастую голову, удивительно быстро выпивает все, до дна, облизывает мою ладошку. Язык неожиданно жесткий и шершавый. Щекотно и страшновато. Дядя смеется вместе со мной, показывает, подошедшей тетке звездочку на лбу теленка. Она улыбнулась, но заметив радость в мужниных глазах, поджала губы: «Ничего особенного! Пятно, как пятно». Так много лет.
   Все же однажды она его достала. Я пришла в гости в их новый, выстроенный дядей дом, и с порога наткнулась на жалобную тираду:
   – Вот, полюбуйся, что твой любимый дядечка устроил! Ты всегда на его стороне. Конечно, кто я вам – чужая, а он всегда хороший.
   Посмотреть было на что. Дверь на другую половину дома заколочена гвоздями с огромными шляпками, да еще крест – накрест двумя толстенными досками.
   – Отделился от меня. Бзик у ненормального. Вчера разговаривали, он ни с того ни с сего, соскочил и давай дверь заколачивать. Велел тут жить и на его половину – ни ногой.
   – А как же он входит в дом, там ведь нет второго выхода.
   – Через окно твой сумасшедший дядечка ходит.
   – Да, за столько лет ты все же его достала!..
   – Аааа, я так и знала!..
   Дальнейший монолог бедной украинской девушки ясен, в переводе не нуждается.
   Двух детей родили они. Мальчика, копию дяди и девочку – копию тети. Но характер у обоих детей вышел отцовский. Душевная уравновешенность, чуткость, внешнее спокойствие, одаренность в разных ремеслах, жизнерадостность, доброта, исключительная порядочность, интеллигентность. На мою вахту защитницы позже заступила его дочь. Именно она, став взрослой замужней женщиной, решительно собрала отцовские вещи после очередной материнской истерики и перевезла его к себе. Он привык работать, обеспечивать, мастерить, строить. В новой перестроечной жизни, даже в своем возрасте хотел чего-то добиться, не быть дочери обузой. Снял в аренду какие-то помещения, ремонтировал, оборудовал вместе с сыном. В тот день остался ночевать на объекте. Беда подкралась, как тать в ночи, окружила огненным кольцом, заперла плотно окна и двери, между ним и жизнью, как он когда-то закрыл дверь между собой и нелюбовью…
   Жену дядину звали Тать-яна. Бог спас его старшего сына, случайно не оставшегося с ним в ту ночь, сероглазого, широкоплечего, высокого, молчаливого мужчину, женатого по большой любви на не любившей его женщине.
   Я узнала не сразу. Моя крестная, заливаясь слезами, вспоминала, как он пришел на похороны брата, моего отца. Непривычно худой, с длинными, абсолютно седыми волосами, раньше бывшими смоляными. Казался беззубым из-за худых ввалившихся щек. Родственники с трудом признали в нем его самого. Будто злой волшебник выпил все жизненные соки из цветущего, красивого человека. Ведь он был младше моего отца. Она говорила, а я вспоминала его совсем другим. Узорчатая беседка, сотворенная дядиными руками, пронизана июльским солнцем. Он смеется, протягивает мне арбуз, откидывает со лба прядь черных волос. Коричневый ослик ходит по кругу, месит глину с соломой, дядя берет сырой комочек и лепит из него фигурку точно такого же ослика. Тетка хмурит брови или жмурится на солнце?
   Я встретила её случайно. Она по – прежнему служила в каком то гос. учреждении. Между нами ничего не изменилось. Не исчезли ни её ревность, ни страх, что вижу рыбу насквозь.
   – Хорошо выглядишь, даже слишком, для своих лет. А дядечка твой любимый умер, – мстительно добавила она, зыркнув рыбьим глазом – попала ли в цель.
   Лицо её, как в далеком моем детстве улыбалось, но теперь уже откровенно цинично. Стрелы ненависти часто попадают в цель, как и стрелы Амура. Принято считать, будто у рыб холодная кровь. Думаю, напрасно. Может, они просто способны только на ненависть, а она не менее жгучее чувство, чем любовь. И в огне нелюбви можно сгореть, как в любовном пламени.
2015 г.

Домовой


   Однажды, когда моя бабушка был еще только мамой, она сидела за печкой в доме мужевой тетки и баюкала моего маленького дядю. Как часто случается, пока ляльку качаешь, сама задремлешь, и не то сон, не то явь – морок. Морок и случился. Что мягкое коснулось ноги, думала кошка, хотела прогнать, да «кыш» в горле застрял. На ноге у неё сидело маленькое, мохнатое существо и молча смотрело прямо в глаза. Хотела перекреститься, да руки дитем заняты, собралась помолиться или «почурать»: «Чур, меня!» – но губы сами выговорили неизвестно откуда пришедшее: «К худу или к добру?». «И к худу, и к добру», – ответил домовой и сгинул. Так сбылось. К добру – достроились скоро, новоселье сыграли, а к худу – дед из дому ушел к любовнице и бабушку хватил паралич. Арина, та самая дедова тетка, говорила, что её домовой буйный, как она сама. Действительно боевая была бабка. Прожила до ста лет, ни дня из которых нигде не работала.
   – Ты, баба Оря, кем работала? – спрашивал шустрый правнук Колька.
   – Зачем меня срамишь? Что бы я у кого-то служила?!
   Советский Колька не понимал, что значит «служила» и как можно не работать.
   – А что ж ты делала? – недоумевал он.
   – Что женщине положено – домом, детьми занималась.
   – А, деньги где брала? – продолжал напирать правнук.
   – Муж для чего нужен? Семью содержать.
   – А он кем работал?
   – Так – писаришка пиздяной.
   – Это что за профессия такая? – пропускал Колек мимо ушей бранное слово.
   – Бухгалтер значит. Бухгалтером главным служил в конторе зернозаготовительной.
   Про мужа лучше было не спрашивать. Арина серчала и крепких словечек для «этого сученка из подворотни» не жалела. Сестры Анна и Арина были девушки происхождения опасного, но благодаря сообразительности, но главное, красоте, вышли замуж удачно и дальше Казахстана их не выслали, живы остались. Имелся, правда, у Ариши небольшой недостаток, один глаз слегка косил, но поклонники находили в этом мистическое своеобразие. Главный бухгалтер, не помню, на каком году их длительного брака, устав не то от буйного, ведьминого нрава жены, не то от её многочисленных поклонников, ушел к тихой кассирше – толстой, мягкой и уютной. Прощения отныне, присно и во веки веков он от Арины не получил. Случилось, что кассирша умерла, и немолодой дядька тоже преставился, а хоронить некому. Пришли к Бабе Оре.
   – Везите, – решительно сказала она.
   Пришедшие проститься дети и внуки, обмерли. Писаришка был обряжен мстительной супругой в старые, пузырившиеся на коленках тренировочные штаны, застиранную клетчатую рубаху и домашние стоптанные тапочки. Никакими силами не смогли уговорить её переодеть мужа. Когда катафалк медленно и чинно тронулся с места, бабушка решительно потребовала у ошарашенного шофера: «Быстрей давай! Так скоро, как можешь». Не менее изумленные Гаишники не тормознули ритуальную машину, и последний путь покойник проделал с ветерком, только вывалился разок, а так ничего – живенько. Живенько же и закопали, так что никто не только заплакать, но и последнюю горсть земли бросить на могилу не успел.
   Дома ждал традиционный поминальный стол. Смущенные родственники молча выпивали и закусывали, думая, как бы потихоньку испариться. Но потихоньку опять не получилось. После третьей Арина приказала приглашенному гармонисту играть, а всем петь и первая запела. Народ засмущался, но подхватил. На этом пункте план мести полностью исполнился, но помилование изменнику не было даровано до конца её дней. Как до конца дней она пила свою наливочку, сама справлялась по хозяйству. Вскрытие показало, что легкие давно разложились, и совершенно непонятно, чем она дышала столько времени, почему ни разу не кашлянула и не пожаловалась на боль или недомогание. И какой после этого мог быть домовой в доме бабушки Ори, и что хорошего можно было ждать от его предсказаний?
   В доме моей бабушки Даши «хозяин» был нравом в хозяйку – обстоятельный, спокойный. Без нужды не беспокоил, за всем присматривал.
   Дом отчима помнил много страшного, хранил семейные тайны, приоткрывая иногда неожиданно через разные знаки маленькую щелочку в прошлое или будущее. Домовой был старый, задерганный. К посторонним относился недоверчиво, иногда предвзято. Помнил, наверное, ночные визиты непрошенных гостей, когда уводили ни в чем неповинного отчимового отца. Был он управляющим государственного банка, коммунист, само собой. Служащая одна, молодая девица, вступила с кем-то в случайную связь до замужества и забеременела. «Связной» жениться не пожелал, и она свела счеты с едва начавшейся жизнью. Все бы ничего, но была она комсомолкой и дед, как старший партийный товарищ обязан был следить за её моральным обликом и, соответственно, интимными отношениями. Умер от сердечного приступа в тюрьме. Все, как у всех. А у бабушки на руках три студента – отчим, его старший брат и младшая сестра. Пока оставалось что продать, было полегче, потом устроилась работать на мясокомбинат и выносила под одеждой мясо. Продавала, деньги посылала детям, сама голодала. Умерла от «заворота кишок», наевшись после долгого недоедания жареного краденого ливера.
   Недоверчивость духа иногда была чрезмерной и доставляла море хлопот. Однажды осталась у нас ночевать отцовская двоюродная сестра Надежда. Спать легла почему-то со мной в проходной комнате. Едва мы заснули, раздался Надин заполошный крик. Прибежали родители, свет включили. На все вопросы отвечала одно:
   – Душит, душит!
   Кое-как угомонилась, но едва погасили свет, раздался вопль:
   – Рядом садится, задушит.
   Так повторялось несколько раз. Наконец, и я его увидела. Он действительно присаживался на край нашей постели и нависал над Надеждой. Тут отец, чтобы успокоить сестренку, спросил меня, вижу ли я кого-нибудь. Не знаю, поверил он мне или решил, что я поверила в страхи тетки, только собрался и пошел ночью провожать её пешком до дома. Некоторое время у впечатлительной Надежды были расстроены нервы, за проделки нашего домового отдувался её ни в чем не повинный кот, неосторожно сверкнувший из темноты зеленым глазом.
   Смерть «хозяин» хорошо чувствовал. Никогда не боялась оставаться одна в огромном доме, но однажды летом сильно он меня напугал. Случилось наводнение, вода стояла поверх пола. Я была у дедов, родители у кого-то из знакомых. В один из летних дней непонятная тревога погнала домой, не смотря на уговоры бабушки. Я знала – все на работе, дома нет никого, но что-то упорно толкало к дому. Ключа почему-то на обычном месте не оказалось, на двери висел знакомый замок. Все было ясно заранее. Не могу объяснить, зачем я стала заглядывать в окна, может, убедиться, что вода сошла. Почему-то было страшно. Я не боялась увидеть кого-то или что-то в запертом доме, но страх обжигал горло и сжимал тело. Все было на местах, как обычно, воды на полу не было, только в той самой проходной комнате стоял какой-то незнакомый красный ящик, вернее два, один посередине горизонтально, другой у стены, на попа. Сказать, что меня охватил ужас – ничего не сказать. Хотя, что меня напугало, понять и потом объяснить бабушке не могла. Отпрянула, решив, что это обман зрения, переборов себя, заглянула еще раз. Ящики были на месте. Так быстро я до тех пор не бегала. Все разъяснилось через день, когда пришла мама. Черная, осунувшаяся, качалась тихонько из стороны в сторону и подвывала неожиданно низким голосом. Спустя некоторое время смогла выговорить страшное – мой младший брат умер от пневмонии, простудившись во время наводнения. Это были первые похороны в моей жизни. Тогда и узнала, что красные ящики – гроб и его крышка. Стояли они там, где я их увидела через окно, но в ТОТ день мой братик был еще жив!
   В маму домовой влюбился с первого взгляда, как отчим. Когда тот был на дежурстве, не стыдился даже укладываться к ней в постель. Она просыпалась от лохматого прикосновения или утром изумленно обнаруживала себя без нижнего белья. За мной присматривал по-родственному. Будил постукиванием или маминым голосом, если пора в школу или на молочную кухню сестре за кефиром. Оберегал нас от лихих людей, бродящих за стенами в ночи. Однажды не дал маме закрыть ставни – «забыла». А ночью, услышав, что кто-то шуршит и ходит под окнами, включила свет. Стало видно – в доме шаром покати, на кровати, как на ладони, женщина с тремя ребятишками. Ушли.
   Семья переехала в новую квартиру, домового взяли с собой. Он поселился под маминой кроватью, где тихонько постукивал, как мой дед в столярке. Привычно будил меня вовремя. Если что-то не нравилось в доме, грохотал на кухне сковородками и кастрюлями так, что иногда приходилось проверять – не забрался ли кто. Еще пару раз он переезжал с мамой, а потом остался, видно, у них тоже есть свой срок. Может, на пенсию вышел.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →