Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Скунс может распылять свои вонючие аромат более чем 10 футов.

Еще   [X]

 0 

Новые модели банковской деятельности в современной экономике (Лаврушин Олег)

Книга посвящена исследованию направлений развития банковского сектора России. В ней проанализированы причины и факторы, вызывающие необходимость перехода на новые модели развития банковской деятельности. Особое внимание уделяется современной практике участия государства и банков в реализации социальных программ, развитию правового и нормативного обеспечения нейтрализации банковских рисков.

Для специалистов в области банковского дела, научных и практических работников, занимающихся изучением и регулированием банковской деятельности, аспирантов, магистров и студентов экономических и финансовых вузов.

Год издания: 2013

Цена: 420 руб.



С книгой «Новые модели банковской деятельности в современной экономике» также читают:

Предпросмотр книги «Новые модели банковской деятельности в современной экономике»

Новые модели банковской деятельности в современной экономике

   Книга посвящена исследованию направлений развития банковского сектора России. В ней проанализированы причины и факторы, вызывающие необходимость перехода на новые модели развития банковской деятельности. Особое внимание уделяется современной практике участия государства и банков в реализации социальных программ, развитию правового и нормативного обеспечения нейтрализации банковских рисков.
   Для специалистов в области банковского дела, научных и практических работников, занимающихся изучением и регулированием банковской деятельности, аспирантов, магистров и студентов экономических и финансовых вузов.


О.И. Лаврушин Новые модели банковской деятельности в современной экономике Монография

   Авторский коллектив:
   О.И. Лаврушин, Н.И. Валенцева, И.В. Ларионова, О.С. Рудакова, М.А. Поморина, О.У. Авис, Е.И. Мешкова, Д.Ю. Рябов, В.Е. Косарев

Введение

   Банки являются достаточно консервативными образованиями. Их сущность как денежно-кредитных институтов, осуществляющих регулирование платежного оборота в наличной и безналичной форме, остается неизменной. Формы и виды деятельности могут, однако, претерпевать определенные изменения. Банки специализированные могут стать универсальными, государственные – частными, региональные – межрегиональными и международными, коммерческие – инвестиционными, розничные – узкопрофильными.
   Подобные изменения происходят не часто. Один банкир, отправляясь на пенсию, пошутил, что единственное изменение, которое он наблюдал, – это установка компьютеров в его банке.
   Конечно, на самом деле происходят более частые и радикальные изменения. По своей сущности оставаясь денежно-кредитными институтами, банки неизбежно оказываются вынуждены под воздействием экономических и политических факторов, достижений научно-технического прогресса осуществлять модернизацию своей деятельности. Менять стратегию своего развития, регулировать стратегию, внутренние структуры управления, совершенствовать технологию обслуживания клиентов банки заставляют не только макроэкономические факторы, но и внутренние обстоятельства.
   Современная банковская история не является исключением. Как показывает практика, последние годы эффективность банковской деятельности снижается. Часто банки обвиняют в неумелом управлении рисками, снижении качества предоставляемых услуг, коррупционной деятельности.
   Доверие к банкам во всем мире остается невысоким. По оценке результатов опроса, проведенного в ряде стран одной крупной международной компанией в 2012 г., доверие к кредитным институтам снизилось. На вопрос, доверяют ли клиенты своим банкам, лишь 58 % ответили положительно. Во избежание риска потери своих сбережений клиенты размещают свои деньги в двух банках (32 % опрошенных), а некоторые (45 %) держат свои вклады в трех кредитных учреждениях [1].
   Цель настоящего издания монографии состоит в том, чтобы проанализировать, как меняются банки, какие модели своего развития они предлагают рынку, что является причиной происходящих изменений, что является решающим фактором, обусловливающим направления развития банковского дела, что может стать наиболее эффективной его моделью.
   Анализируя деятельность российских коммерческих банков, авторы выявляют некоторые позитивные тренды в их развитии, связанные с расширением продуктовой линейки, ассортимента предоставленных услуг, совершенствованием технологий выполняемых операций и особенно с новым техническим оснащением, использованием в банковской практике дистанционного обслуживания, компьютеров, интернет-технологий. К сожалению, российские банки с позиции «индустриализации» своей деятельности пока отстают от своих зарубежных партнеров, в силу экономических причин некоторые из них снизили объемы инвестиций в новое оборудование, однако так или иначе эта работа продолжается, хотя и не столь высокими темпами, как это требует современная банковская деятельность.
   Проводимый анализ, однако, одновременно показывает, что технологическая модернизация банков, набирающая обороты, при всей ее важности не затрагивает другие, более глубокие пласты банковской деятельности, а именно ее содержание. Попытка видеть в технической модернизации трансформацию облика банка была бы явным преувеличением, в действительности такая модернизация характеризует банки только с одной стороны.
   Кроме технологической стороны важно не забывать, что банк – это общественный институт. Его сущность отражается в экономико-социальной стороне его деятельности, когда коммерческий банк постоянно сориентирован не только на получение своей коммерческой выгоды, а прежде всего на сохранение и приумножение своей социальной значимости. Самый доходный (прибыльный) банк – это совсем не обязательно банк, имеющий облик общественного социально ориентированного денежно-кредитного института, работающего на принципах социально ориентированной кредитной организации.
   Авторы полагают, что клиентоориентированность представляет собой совокупность постоянных действий (деятельности) банка в интересах удовлетворения потребностей клиентов; это не только расширение ассортимента (перечня, линейки) услуг и продуктов, но и повышение их качества; это деятельность, приоритетом которой является первостепенное повышение эффективности работы с клиентом как основного инструмента повышения эффективности деятельности банка; это партнерские, взаимовыгодные отношения, содействующие реализации целей обеих сторон.
   К сожалению, в современном хозяйстве клиентоориентированность банковской деятельности проявляет себя в большей части теоретически, как лозунг, не наполненный должным содержанием. К более глубоким переменам в стратегии банка подталкивают межбанковская конкуренция, появление на рынке игроков, предоставляющих банковские услуги (в том числе кредитные и расчетные операции). Практика показывает, что корпоративные клиенты и физические лица все чаще предпочитают получать финансовую помощь не в банке, а в других организациях, выполняющих банковские операции на более приемлемых для клиентов условиях.
   Рассматривая факторы, обусловливающие переход банков на иные модели развития, авторы прежде всего видят в них возможности предотвращения снижения доверия клиентов к деятельности банков. Кризис, усиленный недоверием к кредитным институтам, является наиболее значимым фактором, заставляющим банки извлечь уроки из прежней политики, существенно менять свою деятельность. Перемены могут происходить не только исключительно в силу необходимости технологической модернизации, а прежде всего в силу внешних и внутренних причин, устранение которых позволит по-новому построить отношения с клиентом. Поиски новых направлений деятельности, основанных на укреплении лояльности клиентов и доверия к ним банков, являются основным направлением развития банков в будущем. Потребности клиентов, необходимость их удовлетворения останутся той фундаментальной базой, которая позволит кредитным учреждениям в дальнейшем не только расширять масштабы своего бизнеса, но и всемерно повышать свою эффективность и роль в экономике.
   Зачатки этих новых моделей развития банковской деятельности можно наблюдать уже в сложившейся практике отдельных зарубежных банков, стремящихся закрепить свой облик общественных кредитных институтов посредством социализации отношений с клиентом. В банковской практике все чаще стала проявляться более активная, целенаправленная деятельность кредитных учреждений по поддержке государственных программ развития региональных экономик, малого и среднего бизнеса, поддержке технологически чистых производств, противодействию развитию вредных проектов, «экологизации» кредитов, благотворительности. За счет лояльности своих клиентов, перемещая на второй план только коммерческую выгоду, банки, осуществляющие социально ориентированную политику, получают более высокие финансовые результаты.
   Подобная модель банковской деятельности постепенно стала находить свое отражение и в отечественной банковской практике. Уже сейчас крупные российские коммерческие банки (Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк) не только определяют специальные направления банковского обслуживания, притягивающие клиента к банку, но и анализируют их реальное выполнение. Полагаем, что данная стратегическая модель развития банковской деятельности в будущем вместе с расширением государственно-частного партнерства получит в Российской Федерации еще большее распространение.
   В поисках эффективных моделей развития банковской деятельности по-прежнему фундаментальной задачей, сохраняющей свою определяющую роль в банковском обслуживании, остается задача повышения его качества и снижения цены банковского продукта. Как показывают опросы предпочтений банковских клиентов, при выборе того или иного банка 34 % из них называют наилучшие банковские продукты и их стоимость. В связи с этим авторы не могли пройти мимо этой проблемы, она также включена в орбиту изучения. В монографии специально выделены разделы, где дана характеристика российских банковских продуктов, раскрыты пути снижения их цен.
   Известно, что в своей современной истории мировое банковское хозяйство искало самые разнообразные модели развития. На определенных этапах считалось и считается сейчас, что наиболее эффективной из них является ориентация банков на такую деятельность, которая обеспечивает наиболее высокие дивиденды, универсальный тип обслуживания в сочетании с мультиспециализацией, развитие дистанционного обслуживания, обеспечение полноценного информационного обеспечения. Подобные модели сохраняют свою значимость и в настоящее время, однако не для всех типов банков они являются достаточными. Более существенной стратегической моделью развития, безусловно, становится модель устойчивого развития. Именно этой проблеме авторы уделили особое внимание. Современный финансово-экономический кризис показал, что наиболее значимые ценности заключены в той модели, которая обеспечивает устойчивость и стабильность функционирования денежно-кредитных институтов.
   Все это не дает, однако, права на принижение роли других направлений развития, в том числе дистанционного обслуживания. В этом направлении отечественными банками проделана большая работа. Некоторые российские банки отмечают, что в 2012 г. по сравнению с 2011 г. число пользователей интернет-банкинга возросло более чем в 2 раза, а в первом полугодии 2013 г. по сравнению с 2012 г. – более чем в 2,5 раза. Наряду с этим банковские специалисты отмечают, что «российским банкам еще далеко до западных коллег. В 63 % российских банков считают, что переходу банковского обслуживания на инновационный режим мешает сложность внедрения инноваций в банковские бизнес-процессы» [2].
   К препятствиям на пути развития технологической базы банки по-прежнему относят безопасность транзакций, большой срок окупаемости, несовершенство банковского законодательства и др. Рассматривая данную проблему, авторы полагают, что работа по внедрению инноваций, несомненно, должна быть продолжена. В целях дальнейшего повышения роли банков в российской экономике важным остается также всестороннее развитие ими потребительского и ипотечного кредитования.
   Формулируя выводы о новых моделях развития банковского дела, практические рекомендации по модернизации банковской деятельности, авторы адресуют их как исполнительной, так и законодательной власти, Центральному Банку РФ, регулирующему деятельность кредитных организаций. Вопрос о совершенствовании банковского законодательства в контексте развития новых моделей банковской деятельности авторы рассматривают в отдельной главе.
   Не без основания авторы полагают, что модернизация экономической деятельности кредитных учреждений не может быть полной без учета использования этических принципов. Без них, без морального и этического наполнения банковская деятельность остается односторонней, не позволяет банкам достичь должного уровня доверия и эффективности.
   Исследование выполнено при поддержке Научного фонда Финансового университета при Правительстве РФ.
   В подготовке настоящего издания, опирающегося на международный и отечественный опыт, приняли участие ведущие работники кафедры «Банки и банковский менеджмент» Финансового университета при Правительстве РФ, известные своими публикациями по банковскому делу. Авторами отдельных параграфов выступили:
   О.И. Лаврушин, заслуженный деятель науки РФ д-р экон. наук, проф. (научный руководитель);
   Н.И. Валенцева, заслуженный деятель науки РФ, д-р экон. наук, проф.;
   И.В. Ларионова, зам. зав. кафедрой, д-р экон. наук, проф.;
   О.С. Рудакова, д-р экон. наук, проф.;
   М.А. Поморина, д-р экон. наук, проф.;
   О.У. Авис, канд. экон. наук, доц. (ответственный исполнитель);
   Е.И. Мешкова, канд. экон. наук, доц.;
   Д.Ю. Рябов, канд. экон. наук, доц.;
   В.Е. Косарев, канд. техн. наук, ст. препод.

1. Анализ факторов, определяющих необходимость развития новых моделей банковской деятельности

1.1. Современные направления банковской деятельности и факторы, определяющие необходимость развития ее новых форм

   Масштабы экономического развития не являются при этом единственной причиной, оказывающей воздействие на денежно-кредитные институты. Существенным фактором, определяющим направление развития банковской деятельности, является изменение экономических отношений. Для России, как известно, таким фактором стал переход к новому типу отношений – рыночной системе хозяйства. В период перехода к экономике, ориентированной на рынок, произошла смена взаимоотношений между банками и их клиентами, кредиторами и заемщиками, появились новые формы банковского обслуживания, обновился арсенал банковских ссуд, изменилась технология выдачи и погашения кредитов.
   Для данного исторического периода характерной стала тенденция к расширению границ кредитования, субъектов и объектов кредита, обеспечения ссуд, сроков и целевого характера кредита. Субъектами кредитования становилась все более широкая аудитория заемщиков (в том числе пожилые граждане и молодые семьи). В составе объектов кредитования появились как индивидуальные объекты, так и консорциальные потребности. Распространенным в современной практике стало не только материальное обеспечение, но и обеспечение в виде ценных бумаг и других обязательств.
   В рамках рассматриваемой трансформации экономических отношений и банковской деятельности довольно заметными стали изменения срочности кредитования. Если на долю кредитов, предоставленных организациям на срок более одного года, на 1 января 1998 г. приходилось 26,7 %, то к началу 2013 г. доля этих ссуд выросла до 69,3 %.
   В период перехода к рынку происходили и другие важные процессы. Вслед за реформой банковской системы в конце 1980-х гг. началась коммерциализация кредитных отношений и их приспособление к новой системе хозяйствования. От кредитования объектов банки переходили к кредитованию субъектов. Шел процесс освоения новой технологии и процедур рассмотрения кредитной заявки, расчета размера кредита с учетом различного рода рисков. Принципы кредитования оставались с экономической точки зрения прежними, однако их реализация приобретала иные формы.
   В данный период происходили также важные структурные изменения. Они коснулись не только типов банков (государственных и частных, коммерческих и инвестиционных, универсальных и специализирующихся, розничных и корпоративных), но и их главного продукта – кредитов. На практике возникали новые ссуды (по овердрафту, в пределах кредитной линии, с применением векселей и др.). В российской практике все чаще стали прибегать к жилищным ипотечным ссудам, синдицированным кредитам, лизингу и др. Практически шел своеобразный процесс обновления кредитного портфеля.
   Структурные изменения заметно проявлялись по отношению к субъектам кредитования, когда интенсивно возрастала доля кредитов населению. Если в 1988 г. на кредиты, предоставляемые физическим лицам, приходилось 4,6 %, то к началу 2013 г. их доля возросла до 22,8 %.
   Изменения как реакция на меняющийся мир проявляют себя и в современной экономике. По своим масштабам эти изменения, конечно, уступают трансформации, вызванной сменой характера общественных отношений, однако они также заметны. «Драйвером» здесь стала реакция на стихийность, неравномерность экономического развития, накопившиеся противоречия в экономике и банковской деятельности.
   Основным фактором, оказавшим сильное воздействие на происходящие события в банковском секторе, при этом стала смена экономической конъюнктуры. Смена траектории движения экономики от подъема к спаду и последующей рецессии, переход от экстенсивного роста, создававшего иллюзию процветания, к резкому снижению деловой активности и масштабов банковской деятельности резко сократили объем банковских доходов. Кризис заметно усложнил условия ведения банковской деятельности. Вместе с сокращением прироста ВВП в посткризисной экономике заметно сократились и темпы прироста банковских активов и пассивов.
   Опубликованные данные по итогам 2012 г. по ряду западных банков свидетельствуют о сокращении совокупных доходов. Из 22 крупнейших банков Европейского союза семь банков показали потери. По сравнению с предшествующим годом прибыль итальянских финансовых институтов снизилась на 34 %. Как отмечают эксперты, банки во всем мире претерпевают «значительные изменения, масштаб которых… беспрецедентен. Глобальный финансовый кризис выявил существенные упущения в стратегии развития банков за последние 10 лет и особенно недостатки корпоративного управления, раскрытия информации, риск-менеджмента» [3].
   Современный финансовый экономический кризис и сопутствующий ему банковский кризис, приведший к заметным экономическим и социальным потерям, сокращению темпов экономического развития, доходов предприятий и граждан, стали, на наш взгляд, главной причиной, обусловившей переход на новые модели развития банковской деятельности, вызвали острую необходимость перемен в области управления как производством, так и банковской деятельностью.
   Неслучайно руководители ведущих стран сегодня провозглашают намерения изменить существующий мировой порядок – построить новую финансовую конструкцию, снижающую вероятность возникновения новых кризисных процессов. К сожалению, вопрос о том, какая новая модель будет создана, пока остается неразрешенным, ни у теоретиков, ни у практиков нет полного понимания того, какие перемены следует осуществить в банковской политике как части экономической политики.
   Кстати, такая вероятность не является иллюзорной. Кризис в мировой экономике продолжается. Экономическая конъюнктура остается по-прежнему неустойчивой. Анализ показывает, что напряжение в мировой экономике и опасения нового спада деловой активности сохраняются. «Мировая финансовая система, – отмечает генеральный управляющий Банка международных расчетов (Базель) Х. Каруна, – переживает период, когда должны быть приняты решения, направленные на ужесточение финансовой реформы»[4]. Полагаем, что эти преобразования неизбежно должны затрагивать как мировой монетарный порядок, так и экономическую политику отдельных стран, где действуют как фундаментальные общеэкономические факторы, затрагивающие наши исходные представления о модели развития, так и внутренние и внешние причины, а также направленные на изменение механизма регулирования.
   Необходимость перемен в банковском секторе России усиливается и наличием крупных народно-хозяйственных проблем и противоречий, потребностью устранения уязвимых мест в его развитии. Сохраняющаяся в нашей стране инфляция, продолжающийся отток капиталов за границу, неразвитые межбанковский рынок и конкуренция, высокие процентные ставки по ссудам, недостаточная капитализация банковского сектора в еще большей степени обостряют проблему. Без решения этих фундаментальных проблем российские банки вряд ли смогут решать задачи повышения роли монетарных факторов в экономическом развитии.
   Современная практика, к сожалению, показывает, что кредитные организации пока остаются невостребованными в поддержке экономического развития, их роль в решении социально-экономических задач по-прежнему остается приниженной. Объем долгосрочных кредитов банков не только не сохранился на прежнем уровне, но и снизился за последние четыре года.
   Если на начало 2008 г. доля кредитов в инвестициях в основные фонды составляла незначительную величину (11,1 %), то к началу 2013 г. она еще больше сократилась и составила лишь 7,9 %. Кредиты физическим лицам в активах банковского сектора к 2013 г. составили 15,6 %, незначительно превысив уровень начала 2006 г. (14,4 %). В то время как в западных банках кредиты корпоративным клиентам и населению примерно равны по объемам.
   Не лучшим образом выглядит роль отечественных кредитных организаций и в развитии малого и среднего предпринимательства. На долю кредитов таким заемщикам приходится менее 10 % банковских активов. Неудивительно, что на долю данного сектора экономики в создании ВВП выпадает менее четверти его объема. Кредиты реальному сектору на начало 2012 г. в среднем по России достигали лишь 42,8 % объема ВВП страны, а в развитых странах этот показатель в 2–2,5 раза выше. Субъекты экономики ощущают неудовлетворенную потребность в обеспечении банковскими продуктами и услугами. Как свидетельствует статистика, в среднем по России интенсивность распространения банковских услуг в расчете на 100 тыс. населения не превышает 30 % потребностей экономики, что сдерживает развитие производства и рост качества жизни населения, не стимулирует интенсификацию труда и рост накоплений. Показатель институциональной насыщенности регионов банковскими услугами в расчете на 100 тыс. населения колеблется на уровне 15–35 %. Сказывается недостаточность кредитных ресурсов и их дороговизна для хозяйствующих субъектов и населения.
   Уязвимость национального банковского сектора связана также с наличием теневой экономики. По данным Всемирного банка, доля теневого сектора в России выросла с 12 % в 1989 г. до 51 % в 2011 г. (по данным Российской академии наук, – до 65 %). Теневая экономика и коррупция оказывают отрицательное влияние на размер и вектор кредитных вложений, снижают уровень конкуренции, увеличивают риск дефолта по теневым заявкам и дефолта банков, покрываемого антикризисной поддержкой за счет средств налогоплательщиков, снижают рентабельность производства и в целом долгосрочный потенциал российской экономики.
   В финансово-кредитной сфере только за последние девять месяцев 2012 г. выявлено около 45 тыс. преступлений. В их структуре преобладают сомнительные банковские операции по обналичиванию денежных средств и легализации доходов, полученных преступным путем, мошенничество (незаконная банковская деятельность, незаконное получение кредитов, финансовые пирамиды и др.).
   Все это свидетельствует о том, что в экономике страны, ее банковском секторе продолжают действовать деструктивные факторы, усиливающие существующие противоречия. Несмотря на то что российская банковская система преодолела острую фазу своего развития, еще сохранились негативные факторы, ослабляющие ее устойчивость. Исследования показывают, что выполнение банками их роли в экономике как ускорителя общественного развития во многом сдерживается рядом факторов, в частности:
   • низким уровнем капитализации и высоким уровнем рисков кредитования, в том числе долгосрочных проектов;
   • отсутствием в структуре банковского сектора достаточного представительства крупных банков, способных взять на себя решение проблем национальной экономики;
   • пробелами в региональной составляющей национальной банковской системы;
   • незавершенностью формирования банковской инфраструктуры;
   • низким уровнем конкуренции.
   Из-за острой потребности в денежных ресурсах, неудовлетворенности спроса на заемные средства и юридических, и физических лиц российский банковский рынок по-прежнему остается рынком продавцов, отстает в своем превращении в рынок покупателей. Развитие национального банковского сектора продолжает носить догоняющий характер. Известно, что по уровню отношения банковских активов, в том числе кредитов, к ВВП российские банки заметно отстают от западных денежно-кредитных институтов. Даже по количеству кредитных учреждений российский рынок остается слабо банконасыщенным.
   Наличие сдерживающих экономических факторов (однородность экономического развития, его волатильность, неустойчивость ситуаций на нефтяном рынке и др.), а также недостаточно совершенное банковское законодательство тормозят улучшение развития банковского сектора.
   Разумеется, все это свидетельствует о необходимости модернизации национального банковского сектора, обновления моделей его развития. Цикличность экономического развития и опасность возникновения новых волн кризиса подтверждают такую необходимость. Банковская система страны должна быть в большей степени ориентирована на решение задач обеспечения долгосрочного экономического роста и модернизации отечественной экономики.
   Нельзя однако не заметить, что постепенно деятельность российских банков приобретает новые черты. К развитию их побуждают изменения как в мировой экономике, так и в самой банковской деятельности. Среди них процессы глобализации и интернационализации, усиление конкуренции и возрастание рисков, а также трансформация потребностей клиентов – юридических и физических лиц. В частности, к переменам банки подталкивают требования более высокого качества банковских продуктов, скорости обработки информации и проведения операций по приемлемым расценкам, получения услуг в универсальном финансовом центре, в том числе нефинансовых консультационных услуг (например, по туризму, обучению, здравоохранению, экологии).
   Неслучайно в связи с высокими требованиями экономических субъектов технологическая модернизация все более настойчиво становится важнейшим направлением деятельности банков. Еще недавно применение мобильных телефонов для подведения баланса банковского счета, получения кредитов через банкомат, перевода денег в онлайн-режиме казались экзотическими операциями, а сейчас некоторые кредитные организации кроме планшетного и интернет-банкинга используют цифровое телевидение. Наибольшим спросом пользуются усовершенствования в области мобильного банкинга и платежей.
   В ближайшей перспективе кредитные организации с помощью электронных устройств будут предоставлять консультационные услуги по инвестиционным вопросам в трехмерном измерении и клиенты из предложенного множества смогут выбрать необходимые им услуги. Банки при этом представляются хранилищами коллективных потребностей.
   Настало время для глубокой модернизации банковской деятельности. «Виртуальными» становятся не только банки, но и их клиенты, организующие взаимоотношения с кредитным учреждением при помощи мобильного и интернет-банкинга, банкоматов и контактных центров.
   Как будет показано в дальнейшем, существенное значение в банковской модернизации придается интеграции стратегического и инновационного менеджмента, планированию инновационной деятельности, дальнейшему развитию маркетинга (исследованиям финансовых услуг, влияния групп потенциальных клиентов, ценовых границ, изучению деятельности конкурентов в сфере продвижения банковских продуктов, выдвижению креативных идей). Не меньше внимания банки уделяют совершенствованию инфраструктуры основных бизнес-процессов, дифференциации сбытовых каналов и развитию бренда, мотивации клиентов к накоплению сбережений, индивидуализации депозитных программ, трансформации банковского бизнеса. Кредитные организации все в большей степени осознают, что им станет весьма затруднительно развиваться в течение продолжительного времени без инвестиций в инновационные технологии.
   По оценкам аналитиков, мировая банковская система в технологическом отношении переживает период кардинальной перестройки и трансформации[5]. Широкое повседневное использование мобильных телефонов, Интернета и банкоматов для осуществления различных финансовых операций сокращает число платежей через банки, снижает их роль как центров, через которые осуществляется управление денежными потоками.
   К сожалению, во время последнего кризиса IT-бюджеты банков, по оценкам, сократились в 2 раза. Все перспективные проекты были либо заморожены, либо отменены, финансировались главным образом проекты высокой степени готовности. Сдержанное отношение к новым проектам отчасти сохранилось и после кризиса. Сказывается неуверенность в дальнейшем развитии, ожидание новой волны кризиса. Вместе с тем, по мнению аналитиков, крупные предприятия «стали тратить несопоставимые с докризисным временем деньги» [6].
   Посткризисный период вызвал усиление внимания к автоматизированной системе управления доходностью. Акценты смещаются в сторону автоматизации функционально-стоимостного анализа, трансфертного управления ресурсами, управления активами и пассивами. И это неслучайно. Согласно исследованиям Accenture, «девять из десяти российских банкиров уверены, что усиление межбанковской конкуренции неизбежно и будет в основном продиктовано снижением рентабельности» [7]. Все яснее банкиры осознают необходимость диагностики и автоматизации (в том числе автоматизации расчетов обязательных нормативов и их прогнозирования).
   Безусловно, банкам будущего окажется необходимой аналитика, они хотят знать все о клиенте, его интересах, предпочтениях, иметь его реальный портрет. Это потребует анализа большого объема информации, разбивки клиентов на множество целевых групп. Активно внедряя маркетинг, предложения, адресованные непосредственно клиенту, западные банки получают значительный эффект [8].
   В контексте происходящих тенденций в будущем следует ожидать [9]:
   • определенного изменения природы инноваций. Если раньше, как отмечают эксперты, банки фокусировались в основном на продуктовых инновациях, обеспечивающих временное конкурентное преимущество, то сейчас главное место отводится инновациям бизнес-модели, которые позволят существенно улучшить финансовые показатели и которые трудно превзойти конкурентам;
   • стандартизации банковского продукта в соответствии с географической спецификой;
   • дальнейшего изменения отношений с клиентами – сокращения физического взаимодействия между банковским персоналом и клиентом и расширения интерактивного общения;
   • использования нейрокомпьютерных технологий;
   • изменения общей схемы отношений, при которых не клиент идет в банк, а банк идет к клиенту;
   • совершенствования механизма проведения платежа в любое время и в любом месте, создания мультиканального обслуживания в режиме 24×7;
   • расширения предложений таких продуктов, которые предназначены для конкретных потребителей различных категорий, учитывают их поведенческие потребности, перехода от «массового общего» к «индивидуальному, личному»;
   • в целом изменения технологии банковской деятельности, приводящей к сокращению затрат, повышению производительности труда, сокращению трудоемкости операций.
   Интенсивный технический процесс даст возможность существенно повысить эффективность банковской деятельности. Хотя некоторые банки и продолжают развиваться рывками, а их руководители заявляют об ориентации инновационного портфеля на прорывные технологии [10], тем не менее значительная часть банкиров предпочитает планомерное развитие своих инвестиций и оперативно внедряет новые технологии. Так, считается, что к 2015 г. мобильный канал обслуживания станет главным, за ним по своему удельному весу станут Интернет, банкоматы, call-центры и только потом – традиционные каналы – через банковские отделения.
   Хотя традиционное банковское обслуживание в наши дни сохраняет свое значение, его все больше теснят новые технологии, которые уже в недалеком будущем приобретут более предпочтительные для клиента формы. Облик отделений банков будет заметно отличаться от современного. Становясь центрами продаж денежно-кредитных продуктов, они все больше будут оснащаться зонами отдыха и получения консультаций. Специалисты считают, что недалек этап «умных банкоматов», оснащенных системами распознавания лиц и позволяющих обойтись без пластиковых карт и без необходимости запоминать PIN-коды. Предполагается, что «умные банкоматы» позволят использовать дистанционных экспертов, общение с которыми будет возможно в режиме видеоконференции [11].
   Хотя количество отделений снизится, но с другой стороны возрастет сеть представительств в продовольственных магазинах. В отделениях клиенты сами будут совершать операции через терминалы, операционисты останутся в прошлом. Клиентов будут консультировать специалисты высокой квалификации [12]. Неслучайно Сбербанк России создает проект офиса будущего, предполагая, что это будет способствовать сокращению занимаемых помещений, количества сотрудников, уменьшению операционных расходов [13].
   Клиенты все более заинтересованы не только в традиционных банковских продуктах, но и в получении индивидуальных финансовых услуг, в том числе рекомендаций по поводу управления капиталом, направлений кредитования, реализации сберегательных предпочтений. Примером тому можно назвать пиринговое кредитование. Размер такого кредита находится в пределах 5–10 тыс. дол. Интернет-компании, выдающие такие кредиты, переносят центр ответственности за возврат кредита на кредиторов, которыми являются не банки, а конкретные люди, уделяющие больше внимания своим средствам, предоставляемым взаймы.
   Неудивительно, что доля проблемных ссуд в таких компаниях существенно ниже, чем у банков. Более строгое отношение к удовлетворению заявок клиентов (до 90 % их общего числа отклоняется) позволило данным компаниям эффективнее управлять кредитными рисками. Компании считают, что секрет успеха такого кредитования в том, что удалось создать более выигрышную психологию обслуживания кредита.
   Существенным фактором, обусловливающим обновление банковской деятельности, является конкуренция. Ее значимость в дальнейшем, бесспорно, будет возрастать. Известно, что вхождение России в ВТО дает банкам с иностранным участием возможность расширить сферу деятельности на российском рынке. Это усилит давление маржи и затрат кредитных учреждений, их борьбу за клиентов. Нельзя не учитывать и появление новых конкурентов, не являющихся банками. Практика показывает, что результаты деятельности банковских учреждений зачастую порождают сомнения в эффективности банковской деятельности. Как отмечалось, высокая доля недоверия к банкам сохраняется. Будущее банков кажется в связи с этим не таким безоблачным. Клиенты все чаще предпочитают получать денежно-кредитные услуги не через банки, а через социальные сети (интернет-компании). По оценкам Федеральной корпорации страхования США, только в 2011 г. около 50 млн человек сознательно сократили пользование банковскими услугами. В особенности эта тенденция проявилась среди выпускников колледжей (около 50 %) и высоконадежных заемщиков (25 % общего числа). Клиенты все чаще предпочитают использовать предоплаченные дебетовые пластиковые карты в качестве способа оплаты стоимости своих покупок в интернет-магазине. Объем таких карт в США превысил 200 млрд дол.
   Объем платежей на основе мобильных технологий набирает силу, показывая, что выполнять операции, ранее бывшие монополией кредитных организаций, можно и без получения банковской лицензии. Новые игроки рынка оказываются более мобильными и энергичными, чем денежно-кредитные институты, заставляя их искать новые модели развития.
   Банки меняются медленно, зачастую они не успевают за достижениями научно-технического развития. Не все отечественные банки располагают при этом финансовыми ресурсами, которые требуются для масштабного внедрения новых технологий совершения денежно-кредитных операций. Однако интересы клиентов и самих кредитных организаций, желающих сохранить свои конкурентные преимущества, неизбежно потребуют от банков новых инвестиций, направленных на модернизацию. Известно, что удельный вес счетов, открытых физическим лицам дистанционным способом, пока относительно мал (11 %), а доля их платежей в электронном виде (в конце I квартала 2012 г.) составила 16,6 % общего количества платежей физических лиц, в том числе через Интернет – 13,4 % [14]. Тенденция к развитию дистанционного обслуживания, безусловно, будет продолжена.
   Важно, однако, чтобы рассмотренные тенденции в развитии дистанционного обслуживания не воспринимались как единственный и главный магистральный путь модернизации банковской системы. Следование за потребностями клиентов в форме дистанционного обслуживания и прочее – это, конечно, важное направление модернизации банковской деятельности, но лишь одно из важных. Вряд ли, однако, можно сказать, что уже в технологическом обновлении произошла трансформация облика банка. С технологической точки зрения, действительно, это может быть и так, ибо банк уже становится центром, где можно управлять собственными финансовыми ресурсами в режиме реального времени, но с точки зрения содержания здесь пока мало что меняется. Банки будущего – это не только структуры с экзотическими для современного мира технологиями. Можно предположить, что и в будущем в работе банков будут появляться новые технико-экономические приемы, отвечающие потребностям клиентов. Но важно не только это. Важнее социально-экономический аспект, социально ориентированная политика, учитывающая как экономический интерес банка, так и интересы потребителей его продуктов и услуг.
   При всей важности перехода на «индивидуально-личные» рельсы обновления технологии банковской деятельности, развития новых продуктов и услуг, отвечающих потребностям клиентов, общая оценка деятельности денежно-кредитных институтов остается неполной, односторонней, оторванной от сущности банка как общественного института. Самые совершенные банковские продукты и технологии, безусловно, расширяют деятельность кредитной организации, делают ее более яркой, отвечающей интересам потребителей. Но важно при этом, чтобы с появлением новых форм, с технологической модернизацией изменилось и содержание банковской деятельности, содержание взаимоотношений банка с клиентами.
   Технологическое обновление банковской деятельности как одно из важных направлений ее модернизации должно сочетаться не только с получением материального интереса, но главным образом с установлением особого стиля отношений, при которых банк будет функционировать ради реализации интересов клиентов. При таком подходе рост благосостояния клиента с помощью инвестиций банка (при условии возврата кредита и уплаты ссудного процента) неизбежно составит основу роста благосостояния кредитной организации.
   Однако изменения в банковской деятельности будут происходить не только под влиянием внутренних факторов (конкуренции, повышения большей требовательности клиентов к качеству и разнообразию банковских продуктов и услуг, внедрения новых технологий и др.), но и под воздействием внешних факторов. Известно, что за последние десятилетия довольно бурно проявляет себя тенденция интернационализации. Регулирование банковского капитала, ликвидности, кредитных рисков все в большей степени строится на основе рекомендаций Базельского комитета. Хотя национальные банковские системы сохраняют свои особенности, учитывают внутреннюю экономическую конъюнктуру и традиции, тем не менее банковская деятельность в России все более отчетливо отражает нормы, их общий тренд, принятые в международном банковском сообществе.
   Под влиянием новых требований (рекомендаций) международного банковского сообщества (Базель II и Базель III) российские банки приспосабливаются и в будущем в еще большей степени будут приспосабливаться к более жестким нормам, ограничивающим банковские риски.
   Необходимость совершенствования все более настойчиво будет проявлять себя и в будущем. Под влиянием необходимости, накопленного опыта и знаний банки, как и в течение всей истории банковской деятельности, будут искать новые, более эффективные методы управления своими продуктами. Практически совершенствование банковской деятельности отражает общую закономерность развития как перехода от одного качества к другому, в том числе перехода к более совершенным формам работы кредитных учреждений России.

1.2. Содержание партнерских отношений и их развитие в банковской деятельности

   На этом основании можно утверждать, что двигателем технологического и инфраструктурного развития банковской деятельности постоянно оказывалась их ориентированность на набор качественных продуктов, которые предлагались банковской клиентуре.
   Нуждаясь в постоянно увеличивающемся объеме денег и капиталов для своего развития, экономика и общество находились в зависимости от возможностей банков, подстраивались под их условия и требования, не всегда адекватные с их точки зрения, не всегда обоснованные и справедливые. Вероятно, во времена дефицита денег и доминирования банков на рынках капиталов сформировалось то своеобразное неравенство в отношениях кредитных учреждений и их клиентов, которое и сегодня ощущается в практической банковской деятельности.
   За последние 50 лет мир радикально переменился. Существенно выросли финансовые рынки, они стали глобальными, на них появились разного масштаба и потенциала игроки, резко усилилась конкуренция между финансовыми и кредитными институтами. Реальная и виртуальная отмена границ дала возможность сравнения, сопоставления качества услуг и продуктов до этого локальных и узкоспециальных рынков. Пользователи финансовых и банковских услуг становятся грамотнее, более требовательными и, естественно, более свободными в выборе тех продуктов и тех институтов, предложение которых их устраивает в наибольшей мере.
   Собственно говоря, финансовый и банковский рынок из рынка продавцов – тех, кто что-то предлагает, т. е. продает, превратился в рынок покупателей, – тех, кто пользуется этим предложением, этими продажами, имея большой выбор как по качеству, ценам и условиям предлагаемого ассортимента, так и по статусу, рангу, привлекательности и комфортности обслуживания в соответствующем банковском институте.
   Такая трансформация отношений в направлении доминирования потребностей клиентов банков заставляет банки обратиться к самым важным элементам идеологии своего выживания, сохранения завоеванных позиций и перспектив развития – к категориям партнерства, доверия и лояльности.
   Существует достаточно много разных определений партнерства как категории отношений между людьми, экономическими и политическими субъектами в рамках как одного проекта, отдельной программы, так и в течение всего цикла таких отношений.
   Так, «Толковый словарь русского языка» Кузнецова определяет партнерство как отношения в духе сотрудничества, взаимного доверия и взаимной выгоды.
   Партнерство как понятие первоначально употреблялось в качестве личного соучастия в совместном действии, а затем распространилось на сферу общих деловых интересов в осуществлении объединяющей стороны деятельности.
   В узком смысле этого слова партнерство в настоящее время используется как родовой признак определенной юридической формы. Как существо организации общего дела, сотрудничества.
   В более широком смысле партнерство охватывает большой пласт обязательств и ответственности, как правило, разделяемых сторонами по письменному или устному соглашению, в общих интересах достижения намеченного результата. Если коммерческое партнерство ставит перед собой целью получение прибыли, то некоммерческое партнерство в приоритете не преследует экономических интересов, но удовлетворяет нематериальные запросы своих участников.
   Современные банки, испытывая острую конкуренцию с другими коммерческими банками, а также с различными финансовыми институтами и посредниками, во имя сохранения и усиления своих позиций на финансовом и банковском рынках обязаны строить стратегию своего развития в отношениях с надежными, постоянными и эффективными клиентами, во все большей мере придавая им партнерские качества.
   На наш взгляд, партнерство – это в первую очередь открытость, понятность, предсказуемость, готовность разделить не только выгоду от реализации совместного проекта, но и последствия неудачного решения. Это отказ даже от малейшего намека на желание переложить такую ответственность на другую сторону, а тем более от однозначного предпочтения своих интересов.
   Но ведь именно нарушение баланса отношений между банками и их клиентами определило суть проблем, которые привели мир к финансовому и экономическому коллапсу. Безудержная погоня банков за сиюминутной прибылью при игнорировании связанных с нею рисков, за повышением рыночной стоимости своих акций и других ценных бумаг на основе усиления непрозрачности своей деятельности, использования сложных и непонятных продуктов финансового инжиниринга существенно исказили декларировавшуюся ими склонность к партнерству. При этом ущерб нанесен не только материальным интересам клиентов банков, но и провозглашенным равноправными и равнозначными отношениям доверительности.
   Клиенты банков в основной своей массе во времена кризисов резко изменили свое отношение к ним. Они все меньше видят в банках надежных и эффективных посредников при реализации своих экономических интересов, а также считают их миссионерские претензии на ведущее место в мировой и национальной экономике необоснованными. Это находит свое отражение в поиске клиентами альтернативных институтов и каналов управления денежными и финансовыми потоками, включая получившие в настоящее время широкое распространение социальные сети.
   Безусловно, сегодня перед банками, сохранившимися после финансового кризиса, не менее важной, чем задача обеспечения своей надежности и капитализации, является задача сохранения и закрепления доверия уже сложившейся клиентуры, а также привлечения новых клиентов, базируясь на ценностях партнерства, прежде всего на основе восстановления отношений лояльности.
   Различные авторитетные источники достаточно единообразно определяют доверие, связывая его с чьей-нибудь добросовестностью, искренностью, правильностью чего-нибудь.
   Ф. Фукуяма в книге «Доверие. Социальные добродетели и созидание благосостояния»[15] характеризует доверие как основу добродетели и благосостояния, выражающуюся в предположении того, что в обществе будут преобладать такие качества, как порядочность, честность, взаимная выручка, создающие стандарты традиций и этических норм. Эффект их соблюдения значительно выше следования исключительно материальному расчету, они не требуют значительных затрат на рассмотрение и разрешение возникающих в последнем случае конфликтов. То есть недоверие существенно ухудшает конечные результаты экономической деятельности, так как требует создания и применения целого набора инструментов и институтов, призванных выяснять действительные намерения так называемых партнеров до совершения с ними общих сделок.
   Формирование доверия, как и отношений партнерства, не является исключительной прерогативой, обязанностью и миссией коммерческих банков. Здесь важна правильная, адекватная реакция тех, к кому обращены эти действия. Похоже, что пришло время, когда банки вынуждены проявлять в этом особую активность, использовать те средства и приемы, которые могут нацелить их клиентов на особое к ним отношение, называемое лояльностью.
   Лояльность как цельная характеристика человеческих и экономических отношений не отличается терминологическим единством в трактовке ее сущности.
   По мнению одних исследователей, лояльность – это готовность так же строго воспринимать права других, как и собственные. Эта добродетель часто высмеивалась как пережиток. Но теперь она снова востребована. Легко быть лояльным в тесном кругу, когда очевидны ее достоинства. Однако тот, кто мыслит шире, нуждается в доверии, что позволит ему уверенно смотреть в будущее.
   Сама по себе лояльность, как свидетельствуют энциклопедии, справочники и толковые словари, – это все-таки прежде всего осознанный выбор индивидуумов, находящихся в статусе потребителей.
   По одним источникам («Википедия», «Энциклопедический словарь»), лояльность – это верность, верность действующим законам, постановлениям органов власти (иногда только формальная, внешняя).
   Лояльность – это корректное, благонадежное отношение к кому-либо или чему-либо. Это положительное отношение и эмоциональная привязанность, являющиеся определяющими факторами при принятии любых решений, касающихся объекта лояльности.
   Потребительская лояльность – приверженность покупателей торговой марке, мотивированная прочно укоренившейся привычкой покупать одно и то же изделие, товар или пользоваться одной и той же услугой, невосприимчивость к цене товара, отвержение альтернативы.
   Лояльность сотрудника – желание соблюдать установленные правила поведения в фирме, ценности, нормы поведения.
   В «Психологическом словаре» лояльность характеризуется безусловным разделением ценностей с объектом лояльности, честностью и верностью по отношению к нему и связанным с ним, демонстративно проявляемым чувством гордости, готовностью оказать поддержку и содействие.
   В связи с этим представляется очень важным соблюдение банками меры отношений со своими клиентами, чтобы понимаемая ими лояльность не воспринималась как навязываемая банками. На наш взгляд, в решении этой задачи очень важное значение приобретает возможность достижения партнерства, равнозначности и равноправия в интересах, уважения и понимания позиции партнера, отказ от защиты прав одной стороны, нацеленность на совместный поиск выхода из непростых, проблемных ситуаций.
   Партнерство банков с его клиентами – это взаимонаправленные и взаимозаинтересованные действия. И если партнеры разделяют эту точку зрения, то их стратегически выстраиваемые отношения будут отличаться безусловной лояльностью.
   Однако складывается впечатление, что банки пока что такую цельность в отношении своих клиентов воспринимают и демонстрируют далеко не всегда. Их позицию можно назвать лояльностью продавца. А она должна быть лояльностью партнера.
   Этот тезис можно подкрепить массой практических ситуаций, опровергающих декларируемую лояльность банков. Назойливое предложение всего продуктового ряда, чрезмерное мотивирование имеющихся и потенциальных клиентов на фазе продажи продуктов и услуг и жесткое отношение к возникающим у них проблемам – это не признаки лояльности и партнерства. Иногда проявляются скрытые попытки навязать клиентам как можно больше из того, чем располагает банк, уговорить их воспользоваться всем набором продуктов и услуг, т. е. опять-таки доминировать в отношениях с ними. Так, один из руководителей крупного банка заявил буквально следующее: «…нам нужны лояльные клиенты. Взъерошенные покупатели микроволновок в кредит нам уже неинтересны. Мы хотим, чтобы клиент пришел к нам и взял автокредит, положил деньги на депозит или в ПИФ, открыл кредитную карту. Чтобы это был наш, лояльный клиент, который заинтересован в долгосрочном сотрудничестве с банком» [16].
   То есть и здесь все-таки проявляется, на наш взгляд, большая заинтересованность банков в лояльности их клиентов, чем такой же интерес клиентов к банкам. Смещение центра тяжести деловой стратегии банков с доминанты интереса в сторону его второстепенности, вероятно, является объяснением такой трансформации отношений, но не оправданием навязываемой лояльности.
   Категории лояльности и партнерства, являющиеся неотъемлемыми составляющими этики человеческих отношений, корпоративной этики, этики банковской деятельности, в настоящее время оказывают самое серьезное влияние на коммерческий успех, перспективы развития и конкурентные преимущества. И поэтому лояльность и партнерство должны быть основой успешного перехода банков от продукт-ориентированной к клиентоориентированной модели.
   Эта зависимость однозначно прослеживается в зарубежном опыте ориентирования банков на запросы клиентов и выстраивания ими соответствующей стратегии развития.
   Изучение опыта зарубежных банков показывает, что повышения лояльности имеющихся клиентов и возможностей для кросс-продаж они достигают путем создания различных программ, представляющих интерес для пользователя, инициируемого банком, самими клиентами и в составе программ лояльности.
   К программам, инициируемым банком, можно отнести те, что вызывают интерес клиента и включают его в выполнение каких-либо операций – это чаще всего розыгрыши призов за активность, когда банк из года в год поощряет своих клиентов, увеличивающих число своих платежей, в виде льготных туристических путевок, авиабилетов и т. п.
   Однако эксперты полагают, что более интересной программой будет программа, созданная им самим для себя. В Европе распространено создание инструментов личного финансового планирования внутри интернет-банков. Так, планирование пенсионных отчислений клиента как отдельная услуга банка позволяет банку вовлечь клиента в финансовое планирование в долгосрочной перспективе. Другим примером является программа создания клиентом своей финансовой истории, классифицируемой по таким видам расходов, как отдых, расходы на жизнь и учебу детей. Тем самым клиент видит, на что регулярно расходуются его деньги, и хотя это сугубо приватная информация, но это демонстрирует заботу банка о нем, к тому же экономия времени сильнее связывает клиента с банком. Такие программы банка уникальны и повышают лояльность его клиентов.
   Применение встроенных программ лояльности тоже привлекательно для клиентов. Ряд зарубежных банков уже давно используют систему лояльности в составе своего продуктового ассортимента, что постоянно информирует клиента о баллах лояльности – заработанных и потенциальных.

1.3. Государственно-частное партнерство и его влияние на обновление моделей банковского дела

Понятие государственно-частного партнерства и его роль в трансформации современной модели банковского дела

   Общеизвестно, что интересы коммерческих банков не совпадают с интересами общества на таких направлениях деятельности, как финансирование развития социальной инфраструктуры, реализация долгосрочных и капиталоемких проектов по развитию экономической инфраструктуры, финансирование инноваций, обслуживание предприятий малого и среднего бизнеса. При этом административное принуждение банков к предоставлению подобных услуг и финансированию нерентабельных проектов и отраслей несовместимо с рыночными принципами их функционирования.
   Выходом является обновление финансовой модели взаимодействия государства и инвестиционного сообщества, которая могла бы, не нарушая законов рынка, стимулировать частный бизнес к решению социально значимых, в том числе долгосрочных стратегических задач общества. Такая модель последнее время успешно реализуется во многих странах в форме отношений государственно-частного партнерства (ГЧП).
   ГЧП можно определить как метод решения задач, стоящих перед публичной властью, путем привлечения частного капитала, компетенций частного партнера и его искусства управления инвестиционными проектами на условиях разделения выгод, рисков и компетенции.
   Все проекты ГЧП должны получить необходимое финансирование, причем бюджетное финансирование является, по всеобщему признанию, отнюдь не самым оптимальным подходом к решению данной задачи. Банки, имеющие опыт работы с инвестиционными проектами, намного более эффективны в данной сфере, чем государственный аппарат. В связи с этим именно банки являются основными посредниками между государством и представителями частного бизнеса в организации финансирования проектов ГЧП.
   При этом основную роль в системе ГЧП играют не коммерческие банки, а банки развития. Вместе с тем нельзя умалить и значение коммерческих кредитных организаций, так как чаще всего банки развития не имеют достаточно развитой региональной сети и реализуют многие свои функции через двухуровневую систему кредитования.
   Таким образом основными участниками системы ГЧП оказываются
   • государство, определяющее приоритеты национального развития и необходимые для их достижения проекты;
   • банки и иные институты развития, организующие программы финансирования данных проектов и сотрудничества с частным бизнесом по их реализации;
   • коммерческие банки, принимающие на себя часть рисков данных проектов в системах двухуровневого кредитования (в том числе предоставляя частично и свои финансовые ресурсы) и, таким образом, также вступающие в отношения ГЧП;
   • представители частного бизнеса, являющиеся основным исполнительным звеном при реализации проектов ГЧП, а также, возможно, и участвующие в их финансировании.
   Главное, что в результате возникновения проектов на условиях ГЧП государство может непосредственно определять цели данных проектов и критерии их эффективности и активно участвовать в управлении данными проектами через банки и иные институты развития, а также коммерческие банки, заключающие соответствующие соглашения с банками развития или напрямую государством.

Особенности организации деятельности институтов развития и характеристика их функционирования в России и за рубежом

   Система отношений государственно-частного партнерства является новой, существенно отличающейся от традиционной рыночной формой организации функционирования экономики. Она может затрагивать деятельность всех секторов общественного производства: частных фирм, государства и даже домохозяйств. И банковская система является лишь одним из ее субъектов. Однако чаще всего именно измененная для решения задач ГЧП банковская система выполняет роль основного инструмента в организации отношений государственно-частного партнерства, выступая здесь в двух основных качествах.
   Основную управляющую роль в системе отношений ГЧП играют так называемые институты развития, на которые возлагаются функции реализации соответствующей государственной экономической политики. Они принимают формы корпораций развития, иных специализированных государственных структур, технопарков, особых экономических зон и т. д. Но чаще всего их деятельность организована на основе системы банков развития, активно действующих как в развитых (например, Германия), так и развивающихся (Бразилия, Китай) экономиках.
   Миссия и цели функционирования банка развития, предпосылки его создания зависят от макроэкономической ситуации в той или иной стране, уровня развития рыночных механизмов, идеологических установок, проводимой экономической политики.
   Функционирование национальных банков развития помогает восполнить нехватку долгосрочных инвестиционных ресурсов в экономике и обеспечить возможность реализации проектов, коммерческое финансирование которых затруднено из-за более высоких рисков, длительного срока окупаемости, низкой доходности и необходимости значительных стартовых капиталовложений. Долгосрочный характер и относительно невысокая стоимость ресурсов этих банков обусловлены тем, что основными источниками их ресурсов являются государственный бюджет (формирование уставного капитала и субординированные кредиты), внебюджетные фонды и рыночные инструменты фондирования (облигации и займы). На бюджетные и иные государственные средства приходится в среднем до 20 % всех обязательств национальных банков развития; на средства, привлекаемые под гарантии государства, – 60–70 %; на внешние заимствования – 15–20 %.
   Как правило, деятельность национальных банков развития регламентируется особыми нормативно-правовыми актами. В них подчеркивается, что деятельность этих банков направлена на заполнение рыночных ниш, которые по той или иной причине не освоены или не могут быть освоены коммерческими банками, и поэтому национальные банки развития не вступают с ними в конкуренцию. Работая с капиталоемкими инвестиционными проектами, эти институты дополняют деятельность коммерческих банков и стимулируют их к инвестиционному кредитованию экономики. Соответственно чем более развит, диверсифицирован и устойчив частный финансовый сектор, тем больше сужено поле деятельности банков развития.
   Учитывая особый статус национальных банков развития и возложенные на них функции, как правило, их освобождают от необходимости выполнять нормативные требования регулирующих органов, создавать резервы на возможные потери, уплачивать налоги и сборы. Банки развития имеют право благодаря государственным гарантиям и высокому рейтингу привлекать дешевые ресурсы на международных финансовых рынках на длительный срок – 10–12 лет и более.
   К основным функциям национальных банков развития относятся:
   • выполнение роли катализатора в привлечении инвесторов для крупных финансовых операций;
   • отбор и анализ эффективности инвестиционных проектов;
   • долгосрочное и льготное кредитование инвестиционных проектов;
   • предоставление гарантий под инвестиционные кредиты коммерческих банков;
   • оказание технической помощи отраслям экономики, являющимся ключевыми для роста;
   • снижение негативного влияния финансовых кризисов путем предложения кредитных ресурсов для восстановления экономики.
   Согласно современному подходу, сформулированы следующие направления совершенствования деятельности банков развития для повышения эффективности их деятельности:
   • переход от поддержки целых отраслей к поддержке конкретных технологий и производств новых продуктов;
   • тесное взаимодействие банков развития и бизнеса при принятии решений с сохранением их достаточной автономии («включенная автономия»);
   • целостный подход к диагностике и поиску решения проблем развития;
   • использование гибких средств, а также элементов экспериментального подхода к нахождению оптимальных средств для решения конкретных задач;
   • акцент на частно-государственное партнерство при реализации задач;
   • реорганизация менеджмента на базе внедрения технологий «управления по результатам» и управления внутренними рисками;
   • строгий внешний контроль за банками развития.
   Для определения более конкретных рекомендаций относительно совершенствования деятельности российской группы Внешэкономбанка (Банка развития) и повышения ее роли в новой модели банковского сектора имеет смысл рассмотреть характеристики деятельности нескольких наиболее успешных институтов развития, действовавших или действующих в условиях, схожих с современной социально-экономической ситуацией. Для этих целей были выбраны банки развития Германии и Бразилии.
   Прежде всего надо отметить, что масштабы деятельности Группы ВЭБ еще очень далеки от аналогичных показателей банков развития как развитых стран (например, немецкого Банка KfW), так и стран группы BRICS (например, Бразилии) (табл. 1.1). Оправдано ли такое значительное участие государства в развитии рыночной экономики? Надо заметить, что, несмотря на критику сторонников political theory и судя по результатам экономического роста и роста национального благосостояния, институты развития этих стран успешно решают проблемы национальной экономики.

   Таблица 1.1. Основные показатели деятельности банков развития России, Германии и Бразилии на 1 января 2013 г.

   ** Источник данных: официальный сайт KfW https://www.kfw.de/Download-Center/ Konzernthemen/Nachhaltigkeit/englisch/Sustainability-Report-2012-1.pdf
   *** Источник данных: официальный сайт BNDES http://www.bndes.gov.br/ SiteBNDES/export/sites/default/bndes_en/Galerias/Download/Accounting_Release1212.pdf

   К настоящему времени в Российской Федерации используется практически весь арсенал методов государственного содействия экономическому развитию.
   Центром координации и организации финансирования деятельности институтов развития является Внешэкономбанк, действующий на основании Федерального закона от 17.05.2007 № 82-ФЗ (ред. от 25.06.2012) «О банке развития». Целями Внешэкономбанка являются обеспечение конкурентоспособности экономики Российской Федерации, ее диверсификация, стимулирование инвестиционной деятельности. При этом банк использует следующие механизмы: долговое и долевое финансирование, выдача гарантий и поручительств, страхование экспортных кредитов, лизинговые операции, инвестиционное консультирование.
   Основными приоритетными направлениями, на развитии которых сосредоточена деятельность Внешэкономбанка, являются: сектора инфраструктуры, авиастроение и ракетно-космический комплекс, судостроение, атомная промышленность и атомная энергетика, транспортное, специальное и энергетическое машиностроение, металлургия, включая производство специальных сталей, деревообрабатывающая промышленность, оборонно-промышленный комплекс, агропромышленный комплекс, стратегические компьютерные технологии и программное обеспечение, информационно-коммуникационные системы, медицинская техника, фармацевтика, энергоэффективность.
   Надо отметить, что помимо осуществления функций развития, так же как и в других странах, на Внешэкономбанк возложены задачи поддержки устойчивости национальной экономики, применения антикризисных мер и поддержки финансового сектора экономики, с которыми банк имел дело в 2008–2010 гг.
   Как государственная корпорация, он имеет совершенно четко определенные задачи, которые в основном относятся к исполнению организационных функций в реализации конкретных проектов путем оказания финансовой и организационной поддержки роста крупнейших производств, комплексного развития территорий, отраслевых и межотраслевых проектов и систем, в том числе на условиях государственно-частного партнерства.
   К финансовому меморандуму банка добавляются все новые и новые задачи, например инвестиции на развитие моногородов, а в результате его предстоящего пересмотра их круг может быть расширен.
   К 2015 году кредитный портфель ВЭБ должен составить 850 млрд руб. Дальнейшее наращивание его сдерживается недостаточностью капитала и пределами заимствования. Прибыль банка по определению не может быть ощутимым фактором капитализации, а бюджетная поддержка в настоящее время весьма ограниченна.
   В среднесрочной и долгосрочной перспективе Банк развития сохранит свои позиции ведущей организации в области финансирования и экспертизы крупных инвестиционных проектов, имеющих общегосударственное значение. На сегодняшний день ВЭБ участвует в финансировании 151 проекта, объем кредитных средств, предоставленных Банком, превышает 831 млрд руб.
   На экспертизе во Внешэкономбанке по состоянию на 1 марта 2013 г. находятся 103 проекта общей стоимостью 1,59 трлн руб. с предполагаемым участием Внешэкономбанка 986,3 млрд руб.
   Однако складывающаяся структура кредитного портфеля ВЭБ в настоящее время существенно отличается от его миссии, в нем представлены проекты, слабо связанные с задачами ВЭБ. По словам В. Дмитриева, председателя правления ВЭБ, Банк используется как квазибюджетный инструмент при отсутствии возможности бюджетного финансирования или возникновении кризисных проблем в тех или иных отраслях экономики, в том числе и в банковской сфере [17].
   Для содействия развитию малого и среднего бизнеса активно используется дочерний Российский банк поддержки малого и среднего предпринимательства (МСП Банк), реализующий инновационные проекты, а также проекты, направленные на модернизацию производства и энергоэффективность. К концу 2015 г. объем финансовой поддержки малого и среднего предпринимательства составит 150 млрд руб., к ней подключились и другие дочерние коммерческие банки.
   ВЭБ начинает реализацию гарантийных программ, с помощью которых малому и среднему предпринимательству удастся привлечь в виде заемных средств около 80 млрд руб.
   Другое важное направление, в котором ВЭБ играет ключевую роль, – это поддержка российского промышленного экспорта. На базе организаций, входящих в группу Внешэкономбанка (ВЭБ, Росэксимбанк и ЭКСАР), создается национальная система его комплексной поддержки.
   Динамику развития группы Внешэкономбанка можно считать стремительной. Но тем не менее масштабы ее деятельности пока не соответствуют масштабам деятельности рассмотренных нами институтов развития Германии и Бразилии, а реальное влияние на экономический рост и инвестиционную деятельности в России пока нельзя считать значительным в силу небольших относительно ВВП и инвестиций объемов операций. Кроме этого, в отличие от других стран в России еще недостаточно развита деятельность региональных институтов развития при наличии существеннейших региональных диспропорций в национальной экономике. При этом внутренний потенциал ВЭБ, определяемый его капиталом и накопленной прибылью, практически исчерпан.
   Однако перед российской системой институтов развития сегодня стоят задачи увеличения объемов инвестиционной деятельности и ее дифференциации в региональном масштабе, а также более масштабного развития отношений ГЧП. Определим, какую роль в их решении может сыграть изменение современной модели банковской деятельности.

Перспективы развития моделей российской банковской деятельности на основе отношений государственно-частного партнерства

   Современный потенциал финансового сектора России недостаточен для удовлетворения потребностей инновационного роста. В развитых индустриальных странах главным источником финансирования являются внутренние поступления (прибыль и амортизация), на которые приходится в среднем 55–60 % всех инвестиций. В то же время доля внешних источников составляет 40–45 %, причем из них доля банковских кредитов – 35–45 %, а акционерного капитала – 2–3 %. В России внешние источники финансирования находятся на уровне 55–62 %, но на долю банковских кредитов приходится около 8 % ресурсов и она постоянно сокращается (рис. 1.1).


   Доля банковских кредитов, выданных на инвестиционные нужды, также незначительна и в совокупных активах банковской системы России, а также в совокупном объеме кредитов, выданных нефинансовым организациям (рис. 1.2).

   Рис. 1.2. Доля инвестиционных кредитов банков в объеме кредитов, выданных нефинансовым компаниям в России. Источник: Банк России. Отдельные показатели деятельности кредитных организаций – http://www.cbr.ru/statistics/?Prtid=pdko

   К тому же в 2012 г. сделки M&A с российскими активами в объеме 1,5 трлн руб. вдвое превысили объем кредитов, выданных коммерческими банками на обновление основного капитала. То есть концентрация капиталов не генерирует инвестиции в реальную экономику, не насыщает ее достаточно длинными деньгами.
   Еще одной структурной проблемой банковского сектора экономики является неравномерность распределения кредитной нагрузки по регионам. Так, на банки Московского региона приходится 86,5 % активов банковской системы, 93,7 % ее прибыли и только 48,5 % кредитов корпоративным заемщикам и 27,1 % кредитов субъектам малого бизнеса (СМБ) и индивидуальным частным предпринимателям (ИЧП) (рис. 1.3).

   Рис. 1.3. Концентрация совокупного объема операций банков и отдельных видов операций в Московском регионе и остальных регионах России на 1 июля 2013 г. Источник: Банк России. Отдельные показатели деятельности кредитных организаций // http://www.cbr.ru/statistics/?Prtid=pdko

   В связи с этим можно говорить о необходимости трансформации существующей российской модели банковского дела в направлении большей ее гармонизации с нуждами национальной экономики. Для данной гармонизации необходимо как увеличение объемов кредитования реального сектора экономики, так и изменение их характера (от краткосрочного кредитования к кредитованию инвестиционной деятельности), а также более равномерное распределение кредитов и инвестиций банковского сектора по регионам.
   Очевидно, что такая задача может быть быстро решена только на базе развития отношений государственно-частного партнерства.
   Рассуждая о государственно-частном партнерстве в банковской сфере, приходится вспоминать события, происходившие на первом этапе становления современной российской банковской системы: большинство коммерческих банков начала 90-х гг. предыдущего столетия создавались с активным участием государственных предприятий и организаций, отраслевых министерств и ведомств, общественных и общественно-политических организаций.
   Первоначально это были своего рода кэптивные банки, миссия их изначально была нацелена на кредитную поддержку развития своих учредителей, стремившихся, создавая коммерческий банк, прибрести банковский инструмент, с помощью которого они смогли бы решать в первую очередь финансовые проблемы своего развития и консолидировать в своих интересах денежные потоки принадлежащих им компаний.
   Хотя в настоящий момент во многих из них влияние государственных субъектов сильно ослабло или вообще было потеряно, до сих пор в руках государства сосредоточен контроль над большей частью активов российской банковской системы: на банки, в которых государство владеет контрольным пакетом акций, приходится более 55 % активов банковского сектора, а также 72,3 % в совокупном объеме активов 30 крупнейших банков.
   Спустя 25 лет после начала трансформации банковской системы в стране складывающаяся экономическая и социально-политическая ситуация ставит в повестку дня проблему модернизации деятельности банков с государственным участием, так как, несмотря на контроль в управлении этими кредитными учреждениями, их деятельность нельзя признать эффективной с позиций интересов национальной экономики.
   Анализ деятельности 30 крупнейших банков, большая часть которых является государственными, показывает – данные банки строят свою деятельность на коммерческих принципах, что приводит к чрезмерному росту их рыночных финансовых портфелей и кредитов физическим лицам при невысоких темпах развития кредитования реального сектора и инвестиционного кредитования. При этом уровень рисков их кредитных портфелей и уровень удельных издержек (несмотря на эффект масштаба) оказываются более высокими, чем у средних и малых банков.
   В настоящий момент, по нашему мнению, задача повышения эффективности государственных банков должна решаться иначе: их деятельность надо как можно больше интегрировать с институтами развития, достигая синергии от использования аккумулированных в них национальных финансовых ресурсов для целей инновационного развития российской экономики.
   Цели и стратегии банков с государственным участием должны определяться не изолированно, а в рамках стратегий и планов развития национальной экономики. Это позволит наряду с монетарными методами регулирования денежно-кредитной сферы эффективно применять и другие инструменты государственного регулирования, такие как налоговая политика, административные ограничения роста процентных ставок и спекулятивных составляющих банковских портфелей государственных банков, административное регулирование операций государственных банков в иностранной валюте и иных операций, способствующих вывозу капитала, государственные дотации по процентным ставкам для финансирования приоритетных направлений социально-экономического развития и т. д.
   Банки с государственным участием наряду с группой ВЭБ в рамках согласованных государственных планов могли бы более широко развивать инвестиционное кредитование, участвовать в финансировании проектов ГЧП как федерального, так и регионального уровня, кредитовать деятельность субъектов малого и среднего бизнеса по согласованным процентным ставкам, проводить государственную процентную политику, влияя на всех участников рынка. Масштабы их деятельности достаточно велики, чтобы в короткие сроки существенно увеличить объемы данных операций.
   Однако систему мер по изменению модели функционирования российского банковского сектора нельзя ограничить только изменением подходов к управлению государственными банками. Вопрос стоит в том, что государственно-частное партнерство в банковской системе необходимо вывести за рамки отдельно взятых банков развития и банков с государственным участием.
   Сегодня эффективность функционирования таких институтов неочевидна, потому что определяется их государственной природой. Их потенциал явно недостаточен для решения огромных проблем огромной страны с изношенной материальной базой, несовременной технологией и отсталой инфраструктурой; их продуктовый ряд и предлагаемые технологии не успевают за новациями, оперативно и успешно внедряемыми частными коммерческими банками.
   В связи с вышесказанным предстоит решить задачу объединения достоинств и преимуществ двух типов кредитных институтов: государственных и частных – в интересах развития страны и ее экономики и достижения в перспективе некоего оптимума в их взаимодействиях.
   В. Дмитриев считает, что банк развития «не панацея, не единственный институт развития, но банк мог бы сыграть весомую роль в прорывных направлениях за счет инвестиций в реальный сектор». При этом он обращает внимание на то, что динамика кредитного портфеля банков явно достаточна для обеспечения нормального функционирования экономики [18].
   В последнее время возникло много настораживающих и тревожных обстоятельств, на которые следует адекватно реагировать. К ним следует отнести уменьшение экономического роста, если не сказать падение; реальное сокращение темпов прироста ВВП; реальное снижение производства в отдельных отраслях; сокращение инвестиций в основной капитал. По мнению руководства Банка, в этих условиях следует сосредоточиться на ключевых, прорывных направлениях, где он как Банк развития мог бы сыграть весомую роль.
   С учетом представленного выше анализа текущей ситуации в ВЭБ следует подчеркнуть, что в настоящее время потенциал основного института развития в направлениях существенной инвестиционной поддержки экономики практически исчерпан в ряде случаев в связи с выполнением им ряда других государственных задач, поэтому крайне необходимо создать соответствующие условия для привлечения к решению задач модернизации и структурной перестройки экономики страны других коммерческих банков и финансовых институтов на основе государственно-частного партнерства.
   Одной из основных форм государственно-частного партнерства в банковском секторе могут стать государственные гарантии. Механизм государственных гарантий по кредитам, привлекаемым предприятиями и организациями приоритетных отраслей экономики, в России активно применялся в начале 2000-х гг., когда государство не располагало возможностями прямого финансирования реализуемых им проектов и компенсировало связанный с этим дефицит бюджетных средств облегченным доступом к заемным средствам банков. Новый всплеск обращений за государственными гарантиями вызвал мировой экономический и финансовый кризис 2008 г., в связи с чем пришлось упрощать условия получения таких гарантий на фоне сокращения других антикризисных мер.
   На начало 2013 г. объем государственных гарантий достиг почти 1 трлн руб., и только за 2012 г. их было выдано в объеме 271,8 млрд руб. И хотя Министерство финансов РФ предложило по мере завершения кризиса отказаться от них и в 2015 г. выдать их на сумму 11 млрд руб., от этого пришлось отказаться: в 2013 г. объем выданных гарантий запланирован в сумме 625,9 млрд руб., в 2014 г. – 574 млрд руб. и в 2015 г. – 410,7 млрд руб.
   Ряд экспертов считают, что продолжение действия гарантийных программ является признаком обозначающегося дефицита бюджета и сокращения объемов целевых суверенных фондов, поэтому государство заменяет целевое финансирование помощью в привлечении заемных средств. Тем более что гарантии могут вообще не понадобиться в случаях успешной реализации проектов или потребуют необходимых для этого средств лишь в будущем.
   Однако следует признать, что использование государственных гарантий во многих случаях оправданно, так как это снижает риски и дает возможность заемщикам банков претендовать на пониженные проценты по кредиту и на другие льготы в режиме наибольшего благоприятствования.
   Правда, опыт показывает, что в реальности основной недостаток государственных гарантий связан с длительным сроком их исполнения и возможными проволочками и даже отказом в соответствующих выплатах. Некоторые банкиры предлагают упростить процедуру взыскания банками средств по государственным гарантиям, что значительно повысило бы эффективность их применения.
   Создание эффективной системы отношений государственно-частного партнерства с частными коммерческими банками требует также решения проблемы доминирования в банковском секторе банков с государственным участием, приоритетной поддержки их деятельности и создания для них более благоприятных условий в ущерб остальным банковским институтам. Четко сформировалась и поддерживается регулятором тенденция сокращения количества коммерческих банков и их доли на рынке, а значительная часть экспертов связывают это с отсутствием у рядовых банков возможностей государственной поддержки.
   Такая избирательность не отвечает рыночным принципам, в соответствии с которыми должна развиваться российская экономика, не способствует становлению ее институтов, контрастирует с общепринятой мировой практикой развития банковских систем, а потому не может содействовать требуемому повышению эффективности и экономическому росту.
   При этом, как свидетельствует имеющийся аналитический материал, монополизация рынка крупных инвестиционных проектов банками с государственным участием и банками развития не обеспечивает возможность регулярного и адресного мониторинга хода их реализации и кредитного сопровождения, концентрирует крупные риски конкретных банков, игнорирует возможности мобилизации региональных финансовых ресурсов и удорожает издержки кредитного и инвестиционного процессов.
   Размеры страны, необходимость масштабной и одновременной реализации многих проектов отечественной экономики, а также оптимизации всех этапов кредитных процессов сталкиваются как с ограниченным доступом заинтересованных участников к банкам из-за их загруженности при обработке заявок и чрезмерно формализованных процедур, так и с недостаточным наличием ориентированных на это банковских институтов.
   Сложившаяся практика государственно-частного партнерства в банковской системе России нуждается в радикальном пересмотре, она при правильном построении может послужить формированию новой институциональной модели, способной существенно повысить свой модернизационный эффект.
   План конкретных мер, направленных на повышение эффективности государственно-частного партнерства в банковской сфере, мог бы содержать следующие пункты:
   1) включение федеральных и региональных частных банков в программы государственной кредитной поддержки развития приоритетных экономических и социально значимых отраслей и реализации инновационных проектов;
   2) стимулирование частных коммерческих банков к созданию банковских консорциумов (синдикатов) как одно из принципиальных условий их участия в реализации государственных программ;
   3) формирование на принципах государственно-частного партнерства группы банков, в которых доля кредитования предприятий и организаций реального сектора превышает 50 %, для более активного использования их в решении важных общегосударственных и региональных экономических и социальных задач и применения к ним Банком России пониженных норм пруденциального надзора, приоритетного рефинансирования кредитных портфелей в Банке России и льготного налогообложения их доходов;
   4) предоставление банкам, участвующим в программах государственно-частного партнерства, возможностей участия на конкурсной основе в привлечении целевых инвестиционных ресурсов государства для последующей кредитной поддержки приоритетных отраслей экономики;
   5) формирование агентских отношений банков с государственным участием и банков развития с частными коммерческими банками для делегирования им части задач кредитования реального сектора экономики и выделения соответствующего фондирования;
   6) обеспечение банков, участвующих в программах государственно-частного партнерства, возможными формами поддержки в случае возникновения у них временных проблем платежеспособности и в период обострения кризисных явлений;
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

   Для стимулирования инновационных разработок в области розничного обслуживания инициируется присуждение между народных премий. Например, награда британского журнала The Bankers китайскому Industrial and Commercial Bank of China (JCBC) за создание персонализированной финансовой бизнес-системы, позволяющей клиентам контролировать свои счета. Испанский банк Caja Madrid получил награду за программу, позволяющую распознавать по голосовым характеристикам эмоции и даже степень искренности говорящего. Использование данной программы позволило банку лучше понимать потребности своих клиентов, предоставлять им новые персонализированные услуги. Бразильский банк Banco Real за счет интеграции между сетями телефонного обслуживания получает информацию о том, с кем из клиентов следует срочно связаться.

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →