Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Наибольший известный почечный камень весил 1.36 килограмма

Еще   [X]

 0 

Космопсихолухи. Том 2 (Громыко Ольга)

Приключений много не бывает, особенно в хорошей компании!

Год издания: 2014

Цена: 99.9 руб.



С книгой «Космопсихолухи. Том 2» также читают:

Предпросмотр книги «Космопсихолухи. Том 2»

Космопсихолухи. Том 2

   Приключений много не бывает, особенно в хорошей компании!
   Отважная команда и ее несгибаемый капитан продолжают бороздить просторы Галактики, обзаводясь новыми друзьями, врагами и ценными грузами и не обращая внимания на сгущающиеся над головой тучи. Впрочем, космолетчикам ли бояться каких-то туч? Пришло время узнать, когда и в кого выстрелят развешанные на стенах бластеры!


Ольга Громыко Космопсихолухи. Том 2

   © Ольга Громыко, 2014
   © Иллюстрации, Гаевская Е. И., 2014
   © Художественное оформление, «Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2014

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

* * *

Часть вторая
(продолжение)

   Пассажиром Вадим оказался тихим и непривередливым. Он не жаловался ни на еду, ни на сервис, ограничившийся выдачей комплекта постельного белья. Да и вообще Вениамин зря обозвал спецагента болтуном – за вычетом коротких вспышек разговорчивости Вадим предпочитал отмалчиваться и отсиживаться на диванчике, часами смотря простенькие комедийные сериалы с закадровым смехом и иногда глухо ему поддакивая. Наверное, он и вовсе не выходил бы из каюты, если бы не необходимость присматривать за коварным киборгом.
   Дэну из-за Вадима тоже пришлось пересмотреть свои привычки. Поскольку спецагент уже знал, что он «бракованный», прикидываться машиной не имело смысла, да и друзей это раздражало. Но и по-человечески общаться с взаимно неприятным пассажиром рыжему не хотелось. В итоге получилось черт-те что: при Вадиме Дэн вел себя нормально, но очень сдержанно, на вопросы отвечал максимально кратко, из-за стола уходил первым и даже перебрался спать в каюту, лишь бы лишний раз не пересекаться со спецагентом, оказавшимся глубоким полуночником.
   Все это только укрепляло Вадима во мнении: нормальным человеком киберу все равно не быть и что творится в его ущербном мозгу, непонятно. А вдруг рыжий вовсе не сбежал от Казака, а тот сам отправил его шпионить за Станиславом? Не мог же главарь процветающей работорговой империи, столько лет успешно скрывавшийся от полиции и безжалостно устранявший конкурентов, не замечать, что с его киборгом что-то неладно. Поменял же он остальных киборгов на «семерок», чуть подвернулась возможность, – военные, на которых он тогда работал, получили пробную партию на обкатку за год до официального релиза. А этого почему-то оставил. Вадим читал засекреченные файлы исследований по «бракованным» – психика на уровне двух-трехлетнего ребенка («срывало» их обычно как раз в этом возрасте), агрессивность и истеричность, усиленные повышенным уровнем стероидов, отсутствие общечеловеческих и моральных ценностей. Казаку такой коктейль должен был прийтись по душе, особенно если приручить и воспитать, заработав «сыновью», а то и собачью преданность одинокого озлобленного существа.
   Но самый важный вопрос – что киборгу нужно от Станислава теперь? Просто некуда деваться и приходится терпеть виновников ареста хозяина? Или дожидается удачного момента, чтобы им отомстить? Вадим пробовал осторожно расспросить команду, как именно в ней появился киборг, но все отвечали очень уклончиво, и единственное, что спецагент понял, – там была какая-то неприятная история, и с тех пор они вечно влипают в другие.
   Станиславу эти недомолвки тоже совершенно не нравились, но если Роджер был в первую очередь его другом, а уж потом копом, то насчет Вадима капитан крепко сомневался. Работа давно и прочно заменила спецагенту семью, он и на коноплю-то без укоризненного вздоха не мог посмотреть, поэтому рассказывать ему о Джек-поте, о фальшивых документах и (наверняка самое ужасное!) хакнутой Фрэнком программе подчинения Станислав опасался. А безболезненно выдрать из них историю Дэна не получалось.
   Вечером третьего дня Вадим подсел к Станиславу, наслаждающемуся чашкой чая и книжкой, и негромко, как если бы бывшие космодесантники снова сидели в укрытии на вражеской территории, спросил:
   – Славик, тебя в нашем маршруте ничего не настораживает? Я, конечно, не навигатор, – спецагент презрительно покосился на сидящего за пультом киборга, – но мне казалось, что с Шоарры на Шебу можно перелететь за два-три дня. А от нее до Птолемея – за полтора, а не за три, маршрутный лайнер именно столько идет, я помню расписание.
   Капитан тоскливо опустил планшет. Похоже, наступил момент либо объясниться, либо запутаться окончательно.
   – По-моему, твой «навигатор» либо ни хрена не понимает в трассах, либо что-то химичит, – уверенно заключил спецагент, явно напирая на второй вариант.
   – Вадик! – простонал капитан. – Опять ты за свое? Успокойся, я сам приказал ему сделать этот крюк.
   – Зачем?!
   – Ну-у-у… Есть некоторые станции, где нам не рады… – Врать друзьям Станислав действительно не умел, но очень старался, отчего его голос преисполнился тихого страдания. – Вот мы их и облетаем.
   – Почему не рады?!
   – Э-э-э… – Капитан попытался оттянуть время, прихлебнув чая, но кружка оказалась уже пустой, и Станислав печально уставился на прилипшие к дну чаинки. Гадать по ним он не умел, и, наверное, слава богу.
   – Славик, посмотри лучше на меня, – задушевно попросил Вадим, и капитан мигом вспомнил регулярные армейские «беседы» с агентами контрразведки в темной комнате с бьющим в глаза пучком света. Бойцов всего лишь ласково и доверительно расспрашивали о проведенных операциях («Вам не показалось, что ваш командир замешкался, отдавая приказ?», «Почему вы израсходовали четыре батареи для плазмомета, а не три, как все остальные?», «Вы точно видели, как сержанта такого-то сожрала леразийская химера, или есть вероятность, что он перебежал к врагу под прикрытием дымовой завесы?»), но даже матерые космодесантники выходили из комнаты на подкашивающихся ногах, судорожно вспоминая, не ляпнули ли они что-нибудь подсудное. – Признавайся, ты все-таки во что-то вляпался? У вас нелады с законом, верно? Из-за наркоты или из-за кибера?
   – Ничего подобного! – Станислав резко поставил кружку на стол. Та громко брякнула, но Дэн даже не шелохнулся, из чего капитан заключил, что навигатор бессовестно подслушивает их разговор. Иначе непременно обернулся бы проверить, что случилось. – Все у нас в порядке, просто транспортный бизнес – это жесткая конкуренция. Где-то мы чужой заказ перехватили, где-то наш, а коллеги мстительные попадаются… И вообще, пойду-ка я уже, пожалуй, спать, что и тебе советую!
   Капитан постыдно бежал из пультогостиной, в дверях разминувшись с Полиной, остервенело дергающей расческой еще влажные после душа волосы.
   При виде увлеченного работой Дэна девушка сделала охотничью стойку и начала с недвусмысленными намерениями подбираться к нему со спины.
   – Полотенца, нижнее белье, расчески и зубные щетки являются предметами личной гигиены, не подлежащими передаче другим членам экипажа, – обреченно процитировал киборг корабельный устав.
   – Не волнуйся, это твоя. – Полина стянула резинку с лохматого рыжего хвостика, растеребила волосы по плечам и упоенно вонзила в них расческу. – Ура, скоро уже можно будет косу заплетать!
   Вадим наблюдал за ними с растущим отвращением. У Полины было настолько же счастливое лицо, насколько у Дэна – безразличное. Со стороны казалось, будто киборг вынужденно терпит «хозяйскую ласку», а умиленно сюсюкающая дурочка даже не подозревает, что он в этот момент о ней думает. Но друзья знали, что, если бы Дэну это не нравилось, он просто отобрал бы расческу, а то и сам начесал Полину «против шерсти» до синих искр.
   – Ты с ним все-таки поосторожнее, – не сдержался Вадим. – Это же DEX, а не какой-нибудь Irien.
   – В том-то и кайф! – мечтательно отозвалась девушка, продолжая орудовать расческой с видом укротительницы, сунувшей голову в львиную пасть. Волосы Дэна были гордостью Полины, своим она и то меньше внимания уделяла.


   – Специально-то он тебя, может, и не тронет, – не отставал спецагент, – но у него же совершенно иные программы и реакции! Посильнее дернешь расческой, он штатно отмахнется, и все.
   – Я уже дергала.
   – И что?
   – И все. – Дэн тряхнул головой, закрыл программу и встал. Маячащий за плечом и подглядывающий в вирт-окна Вадим раздражал его куда сильнее Полины. Ничего, времени полно, можно завтра-послезавтра трассу доковырять. – Спокойной ночи.
   Если бы на спине у киборга были датчики вражеского взгляда, они раскалились бы.
* * *
   Вопреки капитанскому совету, Вадим в тот вечер засиделся перед головизором, отправившись на боковую немногим раньше, чем обычно вставал. Мгновенно проснувшийся Дэн выждал полчаса, чтобы убедиться – «соглядатай» хоть какое-то время не будет ему досаждать, и тихонько прошмыгнул в приятно пустую пультогостиную. Заварил себе чаю, открыл банку сгущенки и, с комфортом устроившись в кресле, продолжил вчерашнюю работу.
   Два часа пролетели незаметно. По кухне сегодня дежурила Полина, проснувшаяся в шаловливом настроении. К ее радости, в пультогостиной нашлось на кого оное излить.
   Девушка подкралась к навигатору, закрыла ему глаза ладонями и елейным голоском пропела:
   – Угадай, кто?
   – Полли, не мешай. – Киборг даже не шелохнулся, переключившись на внутренний экран и продолжив разбирать трассу «вслепую». – Я работаю.
   – Давай лучше я тебя научу шарлотку делать! Попозже доработаешь, не горит же.
   – Вот попозже и научишь. – Кулинарно изощряться для Вадима Дэну не хотелось, все равно не оценит.
   – Как ты смеешь перечить мне, смертный?! – пафосно вопросила Полина, перед сном обчитавшаяся фэнтези, и с драматическим: – Узри же мощь моего волшебного пенделя! – пнула кресло в спинку.
   В следующий миг девушка узрела мощь разозленного киборга: Дэн встал, сгреб подругу за шкирку комбеза, поднял над полом – невысоко, просто чтобы не доставала ногами – и куда-то понес. Кошка, задрав хвост, с триумфальным мяуканьем поскакала следом, чувствуя себя отмщенной.
   – А-а-а, за что мне эти муки?! – заголосила Полина, получив долгожданное развлечение. – Ну Дэ-э-энька! Отпусти меня! Я больше не бу-у-уду!
   – Будешь, – уверенно возразил киборг, не сбавляя шага.
   – Эй, ты свой детектор хоть когда-нибудь отключаешь?!
   – Он отключен.
   – Тогда почему ты мне не веришь?
   – Потому что для этого надо отключить мозги.
   Дэн свернул в коридор и чуть не столкнулся с Тедом.
   – Куда ты ее? – опешил напарник.
   – В кладовку, – спокойно сообщил рыжий. – Запру на часок, чтобы не отвлекала.
   – Замечательная идея! – Пилот расплылся в ухмылке и посторонился.
   – Предатель! – Полина попыталась его брыкнуть, но парень ловко увернулся и пошел следом. – Ну погоди, я тебе это припомню! Лю-у-уди! На по-о-омощь!
   Из машинного высунулся Михалыч, фыркнул, почесал взопревший лоб гаечным ключом и спрятался обратно, оставив после себя едкое облачко чада.
   Возмездие было неотвратимо. Дверь в кладовку разверзлась, как Ородруин перед Фродо. Полина растопырила руки и ноги, перекрывая проем, и из последних сил заголосила:
   – Спасите! Помогите! Убивают!
   Дэн невозмутимо повернул ее боком.
   Тед приготовился аплодировать, но тут его буквально смело в сторону полуголым запыхавшимся Вадимом с дико вытаращенными глазами. Судя по отпечатку ладони на левой щеке и «зализанному» кверху виску, еще десять секунд назад спецагент крепко спал и пробуждение у него вышло веселенькое.


   – А ну отпусти ее! – рявкнул он, наставляя на киборга бластер.
   Если бы не девушка, удачно загораживающая Дэна от Вадима, он не кричал бы, а стрелял. Впрочем, навигатор тут же разжал руки, и Полина с гневным воплем шлепнулась на попу у его ног. Но этой секунды хватило, чтобы Вадим спохватился: пальба в летящем корабле, да еще рядом с машинным, – не лучшая альтернатива рехнувшемуся киборгу.
   Рыжий не двигался, пауза затягивалась.
   – Стоп!
   Окрик Станислава сработал на манер команды дрессировщика, отработанной до безусловного рефлекса: «собачки» выполнили ее прежде, чем успели осознать.
   – Что здесь происходит? – поспешил закрепить успех капитан, вклиниваясь между Вадимом и Дэном.
   – Он пугал, что засунет меня в кладовку! – наябедничала встрепанная раскрасневшаяся девушка. В пылу потасовки она толком не поняла, что произошло.
   – Я не пугал, – возразил киборг, а когда подруга возмущенно подняла к нему лицо, пояснил: – Я засовывал.
   – Во, слышал?! – Вадим шагнул в сторону, чтобы снова взять рыжего на прицел, но Станислав расторопно повторил его маневр. – Он уже на своих бросаться стал!
   – Да мы просто дурачились! – возмущенно перебил его Тед. – Полина сама этого хотела!
   – Неправда! – Девушка наконец заметила бластер и перекошенное лицо Вадима, и тоже побледнела. – То есть правда! В смысле не совсем этого, но ничего такого не было!
   В последнем Станислав как раз не сомневался. Иначе Полина вопила бы совсем иначе – если бы вообще успела закричать.
   – Вадим, не делай глупостей, все в порядке, – как можно спокойнее начал он, разворачиваясь к однополчанину всем корпусом и пытаясь наладить контакт «глаза в глаза», чтобы отвлечь внимание сорвавшегося бойца от остальных членов команды и, если что, принять удар на себя.
   Но пик конфликта уже миновал.
   – Да ни черта не в порядке! – огрызнулся спецагент, неловко запихивая бластер в кобуру. Руки у него заметно тряслись. – Развел тут… гадючник!
   – Вадик!
   – И нечего со мной сюсюкать, ты, психолух недоделанный! Это не мне, а всем вам мозги вправлять надо! – Вадим выплюнул заковыристое ругательство, уточняющее, каким именно способом, развернулся, почти бегом вернулся к своей каюте и сначала стукнул по двери кулаком, а когда створки уже разъехались, с ненавистью добавил ногой по косяку.
   – Хулиган, – мелодично прокомментировала Маша.
   Из-за закрывшейся двери каюты донесся еще один глухой удар. Будь у Вадима не бесшумный бластер, а допотопный пулевой пистолет, Станислав не на шутку встревожился бы. Впрочем, ему и так совершенно не хотелось шутить.
   – А давайте выкинем его в шлюз без скафандра? – кровожадно предложил Теодор, но по капитанскому лицу понял, что первый кандидат на это вовсе не Вадим, и сник: – Я имел в виду чисто попугать…
   – Попугать?! Да вы и так уже человека до нервного срыва довели!
   – А что мы сделали-то? – смущенно пробормотала Полина. – Как будто в первый раз…
   – Вот именно! Взрослые люди, а ведете себя как…
   – Восьмилетки? – с невинным видом подсказал пилот.
   Станислав вздохнул. Увы, он прекрасно понимал и Вадима, и команду. Обе стороны были по-своему правы – а значит, одинаково виноваты.
   – В таком случае, деточки, придется на неделю лишить вас мультиков и сладкого, – безжалостно постановил он. – Маша, заблокируй этим обалдуям доступ к видеоразделу и играм, а сгущенку я сам сейчас пересчитаю и запру в своей каюте.
   – Станислав Федотович, это нечестно! – взвыл Тед. – Мы же ничего не сделали!
   – Вот именно! Разве не видно, что у человека серьезная психологическая травма? Неужели нельзя быть немного потактичнее? Не провоцировать его?
   – А почему это мы должны под него подстраиваться? У меня, может, тоже травма – не люблю психов!
   – Тед, хватит, – неожиданно подал голос Дэн, до сих пор так и стоявший столбом, будто выключенный. – Можете не считать сгущенку. Вам достаточно приказать мне ее не брать.
   Станислав с подозрением посмотрел на киборга, но понять, обиделся тот или признал наказание заслуженным, так и не смог. Впрочем, врать ему навигатор точно не стал бы, поэтому капитан многозначительно повторил:
   – Неделя. А там посмотрим на ваше поведение.
   – Чем же нам тогда заниматься? – растерянно поинтересовался пилот.
   – Книжки читайте! – отрезал Станислав. – Может, наконец думать научитесь.
* * *
   Вадим не выходил из каюты до вечера, хотя его честно позвали и на завтрак, и на обед. Спецагент понимал, что демонстративно бойкотировать экипаж судна, на котором ты летишь, глупо и неблагодарно, особенно по отношению к ни в чем не повинному Славику. Капитан же честно предупредил его о царящих на борту порядках (а тем паче беспорядках), дав приятелю возможность одуматься и перейти на другой корабль. Но Вадим этого не сделал, поэтому теперь отбрехивался, что хочет спать, а не есть.
   – Потом опять всю ночь свои сериалы дебильные смотреть будет, – завистливо прошипел Теодор, у которого уже начиналась ломка. Еще чуть-чуть – и терзаемый информационным голодом пилот согласился бы не только на дешевую комедию, но и на мыльную оперу для домохозяек со знойным Раджем, томной Гитой и кучей их поющей и танцующей родни.
   – Ну и пусть себе смотрит. – Полина единственная из троицы мучилась угрызениями совести. Вадим же все-таки ей на помощь прибежал, а не просто так на Дэна кинулся. – Меньше сталкиваться с ним будем.
   Тед покрутился в пилотском кресле, сделав несколько полуоборотов и один полный, и заключил:
   – Походу, у этого типа пунктик насчет киборгов. Вечно какие-то вопросы странные задает, намекает на что-то…
   Дэн промолчал, хотя благодаря острому слуху и «невидимости» киборгов для презирающих их людей знал о «пунктике» Вадима гораздо больше приятелей.
   – Может, этим все космодесантники страдают? – предположила Полина. – Дэнька, а ты-то почему от него шарахаешься? Если бы вы получше друг друга узнали…
   – Фигня, нормальные люди сразу общий язык находят! – презрительно перебил девушку пилот. – Мы же с Дэном с первого дня сработались, верно?
   – Верно, – соврал навигатор, чтобы не обижать друга. Все, чего он тогда хотел, – поскорее убраться с планеты, а потом и с корабля. Команду киборг оценивал исключительно по степени угрозы его легенде. Минимальную представлял Михалыч, а максимальную – как раз Теодор, с которым Дэну предстояло общаться плотнее всего. Что это общение может доставлять удовольствие, он обнаружил гораздо позднее, а вначале просто подстраивался под пилота и остальных, как под предыдущих хозяев. Поэтому и замкнулся в себе после «починки», считая, что друзья понятия не имеют о нем настоящем. А потом внезапно осознал: это как раз он не понимает, насколько раскрылся перед ними. Почти ничего и не изменилось, только притворяться не надо.
   С Вадимом же киборгу не хотелось ни дружить, ни враждовать. Только чтобы спецагент поскорее убрался отсюда, не успев доставить неприятностей.
   Теодор по привычке ткнул в иконку гоночного симулятора, но вместо игрового окошка выскочила красная табличка «Доступ запрещен», а Маша моментально облачилась в черное кожаное белье с шипами и сурово щелкнула хлыстом.
   – Блин, ну нечестно же! – вспылил пилот. – Крышу у Вадима сорвало, а отдуваться мы должны?!
   – Неужели ты, такой большой мальчик, не найдешь чем развлечься помимо игрушек? – пошутила Полина.
   – Найду, – зловеще пообещал Тед. – Еще как найду!
* * *
   До ужина Вадим снизошел, но после него сразу вернулся в каюту, даже чая дожидаться не стал, не желая задерживаться за столом ни одной лишней минуты. Команда тоже вяло ковырялась в тарелках, не поднимая глаз и вяло перебрасываясь репликами. Придраться капитану было не к чему, но в воздухе висело напряжение, не рассосавшееся даже после ухода пассажира.
   – Что? – громко и сердито спросил Станислав, откладывая вилку.
   Команда сделала неубедительно непонимающие лица.
   Капитан осуждающе покачал головой, взял обе кружки и пошел за Вадимом.
   Судя по алому цвету сенсора, дверь каюты была заблокирована. Изнутри не доносилось ни звука.


   – Вадик, можно с тобой поговорить? – вежливо постучался коленом Станиславом.
   – Говори, – ворчливо отозвался приятель, заскрипев койкой.
   – Сквозь дверь?
   – Это же твой корабль, – хмыкнул Вадим. – У тебя здесь везде полный доступ. Или нет?
   – Но каюта-то твоя. – Стас был само терпение, не желая усугублять ситуацию принуждением. К тому же не факт, что Маша действительно впустит его без спора, а Вадиму и одного своевольного искина многовато. – Мы же не в армии, где старший по званию имеет право в любое время в казарму вломиться.
   – Да уж, на армию этот зоопарк точно не тянет, – пробормотал приятель, но дверь открыл.
   Станислав протянул ему кружку.
   – Это все? – саркастически поинтересовался спецагент.
   – Ну, могу еще за печеньем сходить…
   – Я в смысле – ты решил поработать горничной?
   – Нет, я решил поработать капитаном. – Стас присел на стул, отметив, что Вадим даже не разобрал свою сумку – так и задвинул под койку. – И твоим другом. Что с тобой происходит?
   – Со мной?!
   Станислав поднял ладонь, стопоря встречный поток обвинений.
   – Ребятам скучно, вот они и развлекаются как могут. Да ты себя вспомни! Когда мы в ожидании выброски две недели на орбите куковали, кто предложил зубной пастой голую бабу на двери сержантской каюты нарисовать, а? Или бумажные флайеры складывать и на деньги спорить, чей дальше пролетит? Хотя нет, – Станислав слегка смутился, – флайеры – это моя идея была… Но ставки именно ты принимал!
   – Ребята – понятно, – отмахнулся Вадим. – Ну не нравлюсь я им, и черт с ними, переживу. Но это?!
   – Вадик, я раньше тоже опасался киборгов и до сих пор подозрительно к ним отношусь, но, видишь ли…
   – Славик, я ничего не имею против киборгов! – раздраженно перебил приятель. – Против нормальных, регулярно поверяемых машин, а не этого черт знает чего, да еще от Казака!
   – Ага… – Станислав, похоже, нащупал истинный камень преткновения. – То есть Дэн у тебя ассоциируется с Казаком и поэтому так не нравится?
   – Твой «Дэн» ассоциируется у меня с большой проблемой, – упрямо возразил приятель. – Которую ты почему-то в упор не замечаешь.
   – Потому что ее нет! А вот ты действительно ведешь себя странно. Девушку напугал, обматерил всех, чуть дырок в корабле не навертел…
   – Ладно, мне стыдно и я чувствую себя идиотом, – огрызнулся Вадим. – Доволен?
   – Нет, – честно сказал Станислав. – Я предпочел бы, чтобы ты чувствовал себя спокойным и счастливым.
   – Это не от меня зависит, – буркнул приятель.
   – Но и не от моей команды, – твердо сказал капитан, давая понять, что нового спора об уместности в ней Дэна не допустит. – А – не обижайся! – от хорошего психоаналитика.
   – И ты туда же… – с досадой проворчал Вадим.
   – Что, тебя к нему уже посылали?
   – Да ходил я к штатному психологу, раз пять! – отмахнулся приятель. – Никакого проку с этой говорильни, только время потерял, пока понял, как ему отвечать, чтобы справку о допуске к работе выдал.
   – Я сказал: сходи к хорошему психоаналитику, а не к штатному. И не для отмазки, а чтобы действительно подлечиться. Хочешь, попрошу Веньку, чтобы поискал по знакомым? Врачебные связи круче мафиозных! – Станислав улыбнулся, призывая Вадима оценить шутку, но тщетно – тот ее даже не заметил.
   – Схожу, – неубедительно пообещал он. – Как-нибудь. Пусть лучше он мне каких-нибудь пилюль даст, а то что-то в последнее время со сном нелады – полночи заснуть не могу, а утром еле глаза продираю, и снится хренотень всякая.
   Станислав понял, что дальнейшие уговоры Вадима только разозлят. Лучше вернуться к этой теме попозже, чтобы приятель постепенно привык к мысли: сходить все-таки надо.
* * *
   Когда капитан возвратился в пультогостиную, посуду со стола уже убрали, но команда никуда не разошлась. Тед, отставив свой стул на пару метров, громко, с надрывом читал с планшета, зверски подыгрывая лицом:
   – «…вибропила с чавканьем вгрызлась в дряблую плоть. В лицо ему полетели ошметки и брызги, но он не ощутил их, завороженный: из располовиненного черепа полезли зеленые тентакли, усеянные шипами и глазами. «Она не человек!!!» – с содроганием осознал он, слабея коленями, и взмахнул пилой раз и другой…»


   Полина рыдала, уткнувшись в плечо Дэну (Станислав сильно сомневался, что от сострадания). Киборг слушал напарника с исключительно сосредоточенным лицом (видимо, просчитывая варианты собственных действий в подобной ситуации), Вениамин – с брезгливо заинтригованным, и даже Михалыч зачарованно приоткрыл занавешенный усами рот.
   Теодор вызывающе покосился на Станислава – мол, добросовестно выполняю ваш приказ! – и продолжил, погромче и повыразительнее:
   – «…обезглавленное тело повалилось навзничь, дрыгая когтистыми лапами. Кровь хлынула, как из опрокинутого ведра. Родион попятился, тяжело дыша. По рукояти вибропилы медленно стекал желтый старушечий жир…»
   – Что это за мерзость?! – не выдержал капитан.
   – Почему сразу мерзость? – оскорбился Тед. – Между прочим, классика, «Преступление и наказание» называется! Серия «Новая жизнь старых книг», современные обработки средневековых бестселлеров.
   – А оригинал вам чем не угодил?!
   – Да ну, там же тоска зеленая! Этот придурок только ходит и ноет, на сотой странице уже его самого зарубить хочется. А тут вон какое шикарное мочилово, даже с картинками, смотрите! – Теодор повернул планшет к капитану.
   Станислав тоже не испытывал любви к классическому Достоевскому, но обработанный потряс его до глубины души.
   – Тогда читайте его, пожалуйста, каждый про себя, – отчеканил капитан.
   – Почему?!
   – Из уважения к покойному писателю и живому мне! – Станислав демонстративно уселся на диван и открыл собственную читалку, намекая, что прекрасно обойдется без звукового сопровождения.
* * *
   За следующие двое суток к списку запретов добавилось:
   – разучивать музыкальную партию Дарта Вейдера из «Звездных войн» на губной гармошке,
   – готовить (обычно кулинарного запала Теда хватало от силы на час, но в условиях видеоголода пилот выискивал рецепты самых сложных, трудоемких, многокомпонентных и в итоге малосъедобных блюд),
   – использовать в качестве симулятора полетов на космическом корабле собственно космический корабль (хотя диванчик уже тоже прикрутили к полу),
   – дрессировать кошку (ее недовольство учебным процессом было столь велико, что Вейдер с гармошкой выглядел жалким неудачником),
   – кидать шприцами в висящую на спинке диванчика мишень (это действительно было забавно, Станислав чуть не присоединился к состязаниям, но тут появился разъяренный доктор и всех дисквалифицировал).
   Конопля вызывающе стояла посреди стола, изображая вазу с цветами.


   Поднимать в таких условиях тему о центаврианах, конечно, не стоило – и так все на нервах, не только Вадим. Станислав и тот уже считал часы до прибытия на Шебу, а после звучно взорвавшейся в микроволновке пластиковой банки с паштетом (Полина клялась, что просто забыла отодрать крышечку) не выдержал и сбежал плакаться Вениамину – на всех сразу.
   – У твоего Вадика типичное ПТСР, посттравматическое стрессовое расстройство, – уверенно поставил диагноз доктор. – И таблетки ему нужны совсем другие.
   – Как же штатный психолог это прощелкал?
   – В том-то и штука, что оно не сразу развивается – месяца через полтора, а бывает, и на полгода запаздывает. Уже вышел на работу, тут его и накрыло.
   – И что теперь делать?
   – Антидепрессанты и психотерапия. Причем последняя даже важнее.
   – Он не хочет идти к врачу.
   – Еще бы! Вы же суровые космодесантники с железными нервами и стальными яйцами, вам к психиатру обратиться унизительнее, чем к венерологу! – саркастически заметил друг, все еще сердитый из-за испорченных шприцов.
   – А мои-то яй… нервы тут при чем? – возмутился Станислав. – У меня с ними все в порядке!
   – Сейчас – да, – согласился Вениамин. – А кто меня полгода назад неучтенным киборгом изводил?
   – Так то ж реальная проблема была! – смущенно поскреб подбородок капитан. – Все киборги должны быть учтены, поставлены на довольствие и припаханы к делу, тогда я спокоен.
   – Ну а Вадим успокоится, когда осознает свою проблему и необходимость ее решить.
   – Думаешь? Ты же все-таки терапевт, а не психиатр.
   – Хороший терапевт всегда немного психиатр. По крайней мере, у меня такое ощущение, что как минимум половина пациентов приходит ко мне просто выговориться, – лукаво посмотрел на друга доктор.
   Станислав машинально взял с полочки баночку с какими-то таблетками, побренчал ими и поставил на место.
   – Анжелики на этого Вадика нет! – в сердцах бросил он. – Уж она бы с удовольствием на нем новейшие методики испытала. Какое-нибудь там токолечение или тараканотерапию.
   – А что, Дэну же она правильно диагноз поставила, – усмехнулся Вениамин. – Насчет скрытного паршивца.
   – Да все они хороши! Видал, что вытворяют?!
   – А чего ты ожидал? – развел руками доктор. – Отобрал у команды любимые игрушки, вот она с ума и сходит.
   – Она с него уже давно сошла, а теперь меня сводит! Раньше ж люди как-то обходились без виртуальных развлечений.
   – Раньше они и в космос не летали, а сидели в пещерах, жгли костры и рисовали на стенах. О, предложи им стенгазету выпускать! – пошутил Вениамин.
   – Ты что! – ужаснулся Станислав. – Они ж выпустят! С частушками и карикатурами – угадай, на кого?
   – Да ладно, потерпел бы ради такого дела.
   – Если бы! Они же Вадима виноватым считают, а он точно не сдержится.
   – Стасик, еще сутки безделья – и они додумаются до стенгазеты сами. Или вообще спектакль по «Преступлению и наказанию» поставят, в современной версии. Полина в роли Раскольникова, парни в роли старушек.
   – А почему именно Полина? Тед как-то больше в образ вписывается.
   – Тед слишком увлекающийся, а Дэна с топором Вадим точно пристрелит.
   Станислав вспомнил иллюстрацию из Тедова планшета и заново содрогнулся.


   – Дался ему этот Дэн… Неужели Вадик считает меня идиотом, не способным адекватно оценить ситуацию?! Если не доверяет киборгу, то доверял бы мне!
   – Фобии иррациональны, Стасик. Если у человека боязнь высоты, ты можешь сколько угодно повторять, что мост совершенно надежен и по нему уже сто лет толпы народу ходят, – а больной возразит, что за сто лет мост сильно поизносился и уж теперь-то наверняка рухнет.
   – А моя команда этот мост еще и шатает, – мрачно продолжил аналогию Станислав.
   – Да-с, батенька… – озабоченным тоном средневекового эскулапа протянул Вениамин. – Запустили-с вы свой корабль, у вас тут уже не единичная фобия-с, а уникальный групповой психоз, вам уже всю команду лечить надо-с.
   Капитан безнадежно передернул плечами.
   – Зачем? Они на одном уровне, им комфортно.
   – Но что-то же надо делать, – уже серьезно сказал друг. – Это слишком далеко зашло. Еще пара таких выходок – и корабль взорвется без посторонней помощи.
* * *
   За ночь Станислав хорошенько все обдумал и вышел к завтраку при полном параде, в фуражке, мундире и даже начищенных ботинках. Вадим, как обычно, еще дрых в каюте, но это и к лучшему: капитан хотел пообщаться с хулиганами без посторонних.
   Станислав, не присаживаясь, оперся руками о столешницу и, дав команде ошеломленно на себя попялиться, ультимативно потребовал:
   – Прекращайте этот детский сад.
   – Какой? – прикинулся дурачком Тед.
   Капитан величественно его проигнорировал и продолжил:
   – Иначе в следующем порту я высажу Вадима и всех вас уволю.
   Станислав полюбовался вытянувшимися лицами и вытаращенными глазами, но, когда команда уже была готова взорваться возмущенными воплями и броситься рисовать ему черную метку, тоном ниже закончил:
   – А потом продам корабль и вернусь на Новый Бобруйск. Потому что с другой командой работать не хочу, а с этой, к сожалению, не могу справиться.


   Капитану удалось снова заткнуть всем рты – на этот раз не гневом, а проснувшейся наконец совестью.
   Первой сломалась Полина.
   – Ну, Станислав Федо-о-отович… – покаянно заскулила она. – Ну зачем же так сразу, мы ничего такого не хотели…
   – Очень вы даже хорошо справляетесь, – поддержал ее смущенный пилот. – Просто… Это… Если бы вы хоть тетрис оставили! Я б лучше еще тыщу километров отмотал…
   Дэн молча смотрел на капитана, и хотя чем более сильные эмоции киборг испытывал, тем глубже их запихивал, Стасу почему-то вспомнилась забившаяся под реактор Котька.
   Разволновался даже ни в чем не повинный Михалыч, принявшийся бурно изъявлять готовность слушаться за всю команду, а непокорных паршивцев собственноручно выпороть сложенным вдвое кабелем.
   Вениамин героически сдерживал улыбку. Ему-то бояться было нечего, к тому же он не сомневался в друге. Капитан любил свой корабль больше, чем все они вместе взятые, а в космофлоте ему удавалось «построить» и не таких раздолбаев. По мнению доктора, Станислав запросто дослужился бы как минимум до подполковника, если бы сам «строился» чуть получше. Такие идеалисты дальше старшины обычно не продвигаются – зато подчиненные уважают их не только по уставу.
   – Никаких «если», – отрезал капитан. – Либо вы подчиняетесь моим приказам, а не ищете в них лазейки, либо давайте расходиться. Не волнуйтесь, я вам хорошие рекомендации напишу, пусть эта история останется только между нами…
   – Не надо! – капитулировал главный зачинщик, а за ним и остальные. – Мы все поняли. Извините, это больше не повторится!
   – Я очень на это надеюсь, – многозначительно сказал капитан и, отточенным кивком поставив выразительную точку в разговоре, наконец сел.
   Завтрак прошел в атмосфере всеобщего уважения и предельной вежливости, как в президентском дворце после подписания мирного договора с заолтанцами (мирным он стал совершенно случайно, и обе стороны боялись лишний раз дыхнуть в сторону друг друга, чтобы не обнулить успешные переговоры).
   – Станислав Федотович, а может, вы нам хотя бы научно-популярные фильмы разрешите, а? – рискнула Полина, когда капитан уже по-домашнему расстегнул мундир, чтобы съеденные бутерброды устроились поудобнее. – Исключительно для самообразования!
   Хорошему правителю полагалось быть не только суровым, но и милостивым.
   – Только на личных терминалах в каютах, – величественно смягчил он приговор. – Но без пива и ТИХО! Если услышу хоть один вопль, получите еще одну штрафную неделю.
   Станиславу показалось, что так команда не радовалась даже при выдаче премии.
* * *
   В день посадки Вадим проснулся по-армейски рано, хотя лег, как всегда, два с половиной часа назад, маловато даже для киборга. Ледяной душ слегка поправил дело, но мешки под глазами так и не разгладил.
   – Рефлексы, – невесело пошутил спецагент при виде капитана.
   – У меня тоже, – усмехнулся Станислав. Сам он не считал этот пункт маршрута чем-то особенным, но подсознание рассудило иначе, подняв бывшего космодесантника за полчаса до будильника.
   – Так странно… – Вадим снова повернулся к иллюминатору, тщетно пытаясь понять, что испытывает при виде близкой белой звезды и крохотной изумрудной песчинки на ее орбите. – Раньше мы прилетали сюда на штурмовом крейсере… Высаживались строго на теневой стороне, под прикрытием орбитальных боевых комплексов… А теперь замороженные сосиски для сети быстрого питания везем.
   – Ну и отлично. – Станислав, напротив, смотрел на Шебу с заслуженной гордостью. Двадцать лет кряду – и еще три года назад – эта планетка была «диким западом», где окопались бежавшие с Земли боевики и прибившаяся к ним шушера (черт бы с ними, но у них были деньги, флот и доступ к урановым шахтам, что грозило серьезными проблемами в будущем). За время конфликта тут каждый третий космодесантник побывал – и каждый десятый остался. – Хоть посмотрю на нее днем и без оптического прицела.
   – Оружие там до сих пор разрешено, с четырнадцати лет, – возразил Вадим. – Природа очень агрессивная, по-хорошему надо бы биоформацию провести, но для этого придется всех годика на три-четыре отселить. А там промышленность налажена, да и обжились уже люди. На Шебе же и до боевиков сидела крупная община, плюс их семьи туда перебрались…
   – Центавриане вроде могут и без отселения формацию запустить, – заметил Станислав.
   – С их ценами дешевле новую планету освоить, чем эту исправить, – пренебрежительно отмахнулся спецагент. – Да и вообще, не доверяю я зеленомордым, бывали уже прецеденты: если что-то наперекосяк пойдет, их тут же как турбиной сдувает – мол, мы тут ни при чем, вы сами с инструкциями напортачили…
   Капитан украдкой покосился на приятеля. Может, все-таки рассказать? От мысли, что Вадим попал на его корабль не случайно, Станислав давно отказался. Тайные агенты обычно стараются втереться в доверие, а не в рекордные сроки настроить против себя весь экипаж. Другое дело, захочет ли он теперь им помогать? Или равнодушно посоветует обратиться в полицию – а я, мол, все равно в этом порту схожу? Последний вопрос деликатно не обсуждался, но это и так было ясно. Вадим гладко выбрился, крепко надезодорантился и надел чистую рубашку, не оставляя сомнений, что его сумка уже стоит у двери каюты.
   – Слушай, Вадик… – решился капитан.
   Приятель резко обернулся, заметив отразившееся в стекле движение.
   Дэн не собирался к ним подкрадываться и вообще шел к столу, но капитан пожалел, что хотя бы на эту неделю не повесил на киборга бубенчик, как в шутку предлагала Полина. Котька и та громче топала.
   – В чем дело, Денис? – поинтересовался Станислав с досадой – Вадим тут же демонстративно вышел из пультогостиной.
   – Я дежурный. – Дэн сразу почувствовал капитанское раздражение и напрягся. – У вас имеются какие-нибудь пожелания насчет меню?
   – А что, есть варианты?!
   Станислав быстро пожалел о своей вспыльчивости. Киборг вытянулся по струнке и принялся монотонно перечислять содержимое кладовки, начиная с замороженных пайков и плавно переходя к консервам.
   – Ладно, проехали! – сдался капитан между крахмалом и уксусом. – Готовь что хочешь, мне все равно.
   Станислав решил, что холодный душ ему тоже не повредит, и направился к санузлу. Дэн пару секунд постоял, сосредоточенно глядя на место, где только что был капитан, а потом неожиданно бросился его догонять:
   – Станислав Федотович!
   – Мм? – обернулся тот.
   Киборг тут же остановился как вкопанный, словно забыв, зачем, собственно, бежал, но, когда удивленный Станислав хотел поинтересоваться, что это значит, навигатор поднял на него глаза и негромко спросил:
   – Если вы продадите корабль, что будет со мной?
   «Ну так не доводите меня до его продажи!» – хотел уклончиво ответить Стас, но понял, что по отношению к Дэну это слишком жестоко.
   – Что-нибудь придумаем, – честно сказал он. – В крайнем случае с собой заберу, будешь мне готовить и квартиру убирать.
   – Боевых киборгов не рекомендуется использовать в бытовых целях.
   – Почему? – удивился Станислав, действительно припомнив такой пункт в инструкции к DEX’ам. – Ты ж вроде говорил, что можно просто другую программу закачать?
   – Перепрошивка от Mary даст только тридцать два процента эффективности. Это самое неудачное сочетание модели и программного обеспечения.
   – Денис, если ты не любишь мыть полы, так и скажи, – досадливо перебил его Станислав. – А не дури мне голову этим канцеляритом.
   – Хорошо, – кротко согласился Дэн. – Спасибо.
   – За что? – опешил капитан, ожидая очередного подвоха. – Я ж говорю: это в крайнем случае, вначале попробуем пристроить тебя на «Сигурэ» или к Веньке в клинику охранником, а то пациенты разные бывают…
   – Нет, все нормально. – Навигатор улыбнулся, не вымученно, а как будто даже с облегчением. – Зато я готовить люблю.
   И, развернувшись, пошел назад на кухню, а Станислав, недоуменно покачав головой, – дальше по коридору.
   В чем-то Вадим был прав: понять, что творится в этой рыжей башке, удавалось далеко не всегда. Но это, разумеется, не означало, что ей нельзя доверять.
* * *
   Дэн протер стол, расставил тарелки и, пока пайки разогревались, подошел к иллюминатору. Скрестив руки на груди, киборг долго разглядывал Шебу, уже подросшую до размеров просяного зернышка.
   Он тоже там бывал.
* * *
   – Она всем телом подается навстречу ему и жадно обволакивает долгожданного гостя влажной плотью… – журчал из динамиков бархатный женский голос.
   – Ты посмотри, чего вытворяет! – восхитился Тед, подкидывая в воздух несколько чипсин и ловя их ртом (по крайней мере, большую часть).
   – Это еще что! – покровительственно заметила Полина. – Сейчас она высунет тентакли и…
   – Теодор Лендер, тебе не пора за штурвал? – вкрадчиво поинтересовался Станислав, появляясь в дверях в самый напряженный момент фильма: шебская птицеловка облепила щупальцами судорожно трепыхающегося мышехвоста и медленно, неумолимо упихивала его в пищеварительное дупло.
   Парень глянул на комм, охнул, выронил пакет и вскочил со стула:
   – Да, Станислав Федотович, уже бегу!
   Врезаться в планету корабль, конечно, не мог – автопилот такого не допустит, но пролететь мимо – запросто. Маша честно предупредила Теда, что до часа икс осталось пятнадцать минут, тот отмахнулся, что «идет-идет», а в итоге помчался галопом, рассеивая за собой крошки от чипсов.
   Разворачиваться, к счастью, не пришлось – не дождавшийся напарника навигатор взял начальный этап управления на себя, скорректировав курс и включив тормозные двигатели.


   – Лучше бы вовремя меня позвал! – неблагодарно зашипел на него Тед.
   – Я же звал, – тихо возмутился тот. – Три раза.
   – Надо было настойчивее!
   – Вместе со стулом прикатить или на руках принести?
   Напарники синхронно покосились на Вадима. Пассажир, уже полностью одетый, сидел на диванчике, отстраненно наблюдая, как Маша играет сама с собой в карты на раздевание. Бластер вызывающе висел у спецагента на поясе, сумку Вадим зажал между ног, как будто кто-то мог ее здесь украсть.
   – Кажется, ему не терпится от нас свинтить, – злорадно заметил пилот.
   – Надо сказать ему, чтобы шел в каюту и пристегнулся.
   – Как будто он сам этого не знает! Хочет – пусть тут сидит, ну его на фиг. – Тед хищно улыбнулся, планируя виражик позаковыристее.
   Межпланетные войны, которые когда-то были любимой темой кинематографистов, – дело сложное, малоэффективное и дорогостоящее. Во-первых, надо построить и снарядить захватнический флот, а также усилить оборону – вдруг враги обидятся и ответят?! Во-вторых, несмотря на блестящие успехи в изобретении оружия массового поражения, пользоваться приходится только конвенционным, после которого на поле боя останется хотя бы поле. В-третьих, атакованная цивилизация тут же наябедничает в Межгалактическое содружество, и придется ждать, пока оно тщательно рассмотрит дело и решит, кого поддержать (а логика ксеносов бывает весьма причудлива). Ну и в-четвертых – открытые военные действия между представителями одной расы подрывают ее авторитет перед остальными: разве можно иметь с вами дело, если вы даже с внутренними проблемами не способны справиться?!
   Природа Шебы тоже не благоприятствовала быстрому разрешению конфликта: горы и джунгли, в которых сам черт ногу сломит, а потом его с аппетитом сожрут. В итоге тамошняя война напоминала средневековые феодальные стычки: освободительные войска то захватывали парочку городов, то уступали их, перемирия сменялись серией локальных боев и терактов. Шеба требовала у Земли автономии и в принципе без проблем ее получила бы, если б у власти стояли нормальные цивилизованные люди, а не агрессивный диктатор, помешанный на идее превосходства человеческой расы и одной из ее религий. Давать ему волю было ни в коем случае нельзя, иначе зараза укрепится и разрастется, испоганив только-только налаженные отношения с инопланетянами, поэтому командование Земли обреченно посылало на Шебу десант за десантом, чтобы держать ситуацию пусть не под контролем, но в рамках.
   Все закончилось совершенно логично: диктатора прирезали свои же, рассудив, что лучше владеть планетой на чужих условиях, чем окончательно раздолбать ее ради сомнительных идеалов, и договор о безоговорочной капитуляции наконец-то был подписан. Земля обрела новый геморрой, на этот раз чисто финансовый (мирное население охотно признало себя ее вассалами и потребовало причитающейся ему помощи, пособий и компенсаций за утрату имущества и кормильцев). Но, по крайней мере, бессмысленная гибель людей на Шебе прекратилась.
   Хроническая война сильно истощила планету – какая там биоформация, восстановить бы полуразрушенные города! Впрочем, жизнь потихоньку налаживалась, раз «Друг желудка» рискнул открыть здесь уже третью закусочную (а «Матушка Крольчиха» и не закрывалась, во время войны принося даже больший доход: надо же бравым воинам где-то сбрасывать стресс). А вот приличный космопорт на Шебе до сих пор не возвели, военные и грузовые суда садились где попало, лишь бы площадка была поровнее и поближе к цели; пассажирские же летали сюда так редко, что спешить с постройкой не имело смысла – лучше потратиться на школу или больницу.
   – Станислав Федотович, вы ведь здесь воевали, да? – жадно поинтересовался Теодор, высматривая, куда бы пришебиться. Корабль только что вошел в плотные слои атмосферы, но благодаря безоблачной погоде город лежал внизу как микросхема на изумрудной ладони. Сверху джунгли выглядели сочными, жизнерадостными и приветливыми, как населяющие их птицеловки, – пока наивный летун не спустится пониже.
   – Было дело, – уклончиво отозвался капитан.
   – Ну и как оно?!
   – Работа как работа… И ты давай не отвлекайся! – Станислав крайне редко и неохотно рассказывал о своем армейском прошлом, отговариваясь подпиской о неразглашении. Не то чтобы капитан его стыдился и боялся вспоминать (хотя бывали моменты, бывали…), просто не видел смысла. Подвигами хвастаться глупо, к тому же не так уж много их было, в основном рутина, а про нее неинтересно. Команда, возможно, полагала иначе, но Станислав предпочитал отмахиваться и отшучиваться.
   Зато внезапно оживился Вадим:
   – Да ладно тебе, Славик, не скромничай! Это же Грейград, наш отряд его северную окраину брал, я до сих пор каждый дом помню! Три улицы почти без потерь прошли, а потом наткнулись на подземный бункер, оттуда как повалит всякой погани, боевых робокрабов и киберов! Мы, надо признаться, поначалу опешили, но тут наш старшина ка-а-ак вжарил первому DEX’у в морду из плазмомета – только ошметки полетели! Обтер щиток запястьем и орет: «Что…, …ли?! Вперед, парни!» Ну мы им и дали жару!
   Если Вадим рассчитывал воодушевить приятеля и припугнуть киборга, то все вышло с точностью до наоборот: Дэн обернулся и с уважением посмотрел на смутившегося Станислава. «Шестерок» тогда еще не выпускали, а «пятерки» сильно им уступали, но подвиг отважного старшины все равно заслуживал медали. Которую он тогда и получил, напарники назубок знали все награды своего капитана.
   – Вон там вроде нормальное местечко. – Станислав поспешно ткнул пальцем в обзорный экран. – Если, конечно, за три года они оттуда все мины поубирали…
   – А не далековато от города? – засомневался Теодор.
   – Нормально, восемь километров. Стандартный марш-бросок.
   У пилота вытянулось лицо, и капитан, сжалившись, добавил:
   – Но мы, разумеется, полетим на флайере. Крылатых хищников здесь нет, а от наземных силовое поле выставим. Главное, впритык к лесу не садись, они по большей части оттуда лезут.
   Вадим замолчал и снова насупился, угрюмо глядя в одну точку. Маша оскорбленно сгребла проигрыш и выигрыш в невесомую кучку и исчезла, сменившись стандартным значком спящего режима.
   Несмотря на недобрые мысли, корабль Тед посадил аккуратно – с незнакомыми планетами шутить опасно, фиг их знает, на какую воздушную или магнитную аномалию напорешься.
   – Дэн, иди осмотрись, – распорядился Станислав, когда вибрация двигателей стихла.
   Навигатор послушно выбрался из кресла и направился к шлюзу.
   – Надень легкий скафандр! – догнал его капитанский оклик, и Дэн свернул к ячейкам со спецснаряжением.
   Вадим презрительно фыркнул, не подозревая, что дело тут не в тупости киборга, а в дисциплине, которую капитан упорно пытался привить своей безбашенной команде. Тед тоже выскочил бы из корабля в одних джинсах и кроссовках, а Полина – еще и с сачком. Ну а что тут такого, вокруг каменистая пустошь с редкими пучками лишайника, отлично просматривающаяся до самого леса! Если какая-нибудь тварь оттуда и вылезет, человек три раза успеет обратно в шлюз нырнуть, а киборг – все пять. Честно признаться, Станислав и сам поленился бы натягивать скафандр ради такой ерунды, но мелкое нарушение техники безопасности неизменно повлечет за собой крупное, поэтому лучше не расслабляться.
* * *
   Про шлем капитан ничего не сказал, и Дэн оставил его на полке. Главными достоинствами Шебы были богатая кислородом атмосфера и толстый слой почвы, после минимальной обработки пригодной для выращивания земных растений. Местные тоже перли как на дрожжах, и первое, что ощутил киборг, – терпкий цветочный запах, штопором вбуравливающийся в нос и через пару минут напрочь отшибающий людям обоняние. Угрозы он не представлял, но Дэну почему-то стало неуютно.
   В прошлый раз эти деревья тоже цвели.
   Киборг присел на корточки, сканируя ближайший кусок почвы, потом спрыгнул на нее и бдительно обошел «Космический мозгоед». Мин не было, хотя Дэн обнаружил несколько подозрительных, явно свежих воронок. Вся живность тоже разбежалась, напуганная шумом, запахом и размерами корабля, только возле одной из посадочных опор лежало гладкое темно-серое «яйцо» размером с футбольный мяч. В полете он развернулся в длинную многоногую гадину, судорожно извивающуюся и щелкающую ядовитыми клешнями, но пасанувший ее к лесу наглец остался далеко внизу.
   Дэн собирался доложить, что все в порядке, как вдруг заметил Вадима, уже спустившегося по ступенькам и целеустремленно идущего к джунглям.
   Окликать его киборг не стал, зато немедленно связался по комму со Станиславом.
   – Вадик, ты чего, …?! – без церемоний заорал капитан, выскочив на площадку трапа.
   Приятель, уже почти скрывшийся в лесу, отступил на пару шагов и обернулся:
   – А что?
   – Вернись на корабль!
   – Зачем? Мы же уже попрощались. – Вадим демонстративно поправил висящую на плече сумку.
   – Но я не думал, что ты тут же сойдешь!
   – А в чем проблема?
   – В восьми километрах инопланетных джунглей!
   Спецагент коротко, хрипло рассмеялся:
   – Обычный марш-бросок, как ты и сказал. У нас же здесь больше десятка вылазок было, причем ночных, и ничего.
   – Это у нас ничего, а Тим с Алексом так на базу и не вернулись!
   – Сейчас день, мир, и у меня две запасные батареи.
   – Погоди хоть пять минут, я тебе флайер организую!
   Вадим пренебрежительно махнул рукой, натянул капюшон, пригнулся и нырнул под ветку.
   – Вадик!!!
   Станислав забористо выругался, жалея о тех временах, когда неподчинение приказу старшины каралось «похоронами окурка» – копанием трехметровой ямы под «могилку». Потом вытащил бластер из кобуры, проверил предохранитель и швырнул киборгу:
   – Дэн, проводи этого самоубийцу до города. Только постарайся незаметно, ладно?
   – Хорошо. – Навигатор вскинул руку, и крутящееся в воздухе оружие словно прилипло к его ладони.
   – Назад не возвращайся, жди нас возле «Друга желудка». Мы тебя подберем.
   – Хорошо, – повторил киборг, углубляясь в лес параллельным Вадимову курсом.
   Станислав еще немного поругался на пороге, пользуясь тем, что его никто не слышит, затем приказал Маше включить силовое поле и вернулся в пультогостиную.
* * *
   – А где Дэн? – двадцать минут спустя спохватилась Полина.
   – Я его с Вадимом в город отправил, – нехотя сообщил Станислав.
   – Пешком?! – ужаснулась вся команда. – А вдруг с ним что-нибудь случится?!
   – Днем, с опытным вооруженным бойцом? Вряд ли, – повторил за Вадимом капитан.
   – Ну так пусть бы опытный боец и шел один, если он совсем ку-ку! – не сдержался пилот.
   На этот раз Станислав не стал его осаживать – как и оправдывать идиотский поступок приятеля, а терпеливо напомнил:
   – Дэн – боевой киборг шестого поколения, несколько лет применяв… участвовавший в военных операциях. Для него это всего лишь легкая прогулка, освежение навыков. А для Вадима – пятьдесят на пятьдесят, дойдет – не дойдет. Ты считаешь, что надо было просто так его отпустить?
   Теодор замялся и отвел глаза, признавая капитанскую правоту. Своих бросать нельзя, даже если формально они уже перестали быть своими.
   Станислав удовлетворенно кивнул, но тут Полина жалобно и испуганно сообщила:
   – Я Дэньку по комму вызываю, а он почему-то недоступен!
   – Наверное, далеко отошел, – предположил капитан.
   – Но не на пять же километров!
   – Или в овраг спустился. – Станислав тоже почувствовал укол тревоги и сжал кулаки, давя ее в зародыше. – А может, выключил передатчик, чтоб не запиликал в самый неподходящий момент.
   – Мог бы на вибрацию поставить!
   – Полина, не поднимай панику. Я уверен, что у него все в…
   Громкий, пронзительный сигнал воздушной тревоги чуть не уложил бывшего космодесантника на пол. Команда, не обремененная подобными рефлексами, озадаченно смотрела, как Станислав выпрямляется и раздосадованно рявкает:
   – Машка, что за дурацкие шутки?!
   – Милый, у нас гости, – отозвался искин озабоченным тоном жены-домохозяйки, лихорадочно вспоминающей, что в доме есть из еды и надраен ли до блеска унитаз.
   Капитан глянул на обзорные экраны – и снова едва справился с порывом нырнуть в укрытие.
* * *
   Древесные кроны смыкались так плотно, что земле не доставалось ни единого лучика, – а значит, зазывные светлые пятна были ловушками, как и путаница никуда не ведущих тропок. Стволы стояли довольно редко, но промежутки между ними заполнял черный, казавшийся мертвым кустарник с хрупкими веточками, из сломов которых тут же начинал сочиться млечный сок. Большинство лесных обитателей общались в ультра– и инфразвуковом диапазонах, недоступных человеческому уху, что, с одной стороны, давало Дэну преимущество перед Вадимом, а с другой – заставляло быть вдвойне осторожным, ведь в «тишине» шаги непрошеного телохранителя звучат на порядок громче.
   Насчет легкой прогулки Станислав погорячился, система оценивала враждебность окружения как «среднюю». Впрочем, особых хлопот оно Дэну не доставляло, на Медузе приходилось куда труднее – здесь хоть не надо гадать, настоящий перед тобой враг или вымышленный. А главное – все знакомо.
   Именно на Шебе рыжий киборг впервые осознал, что люди – великие, непогрешимые существа, чья воля закон! – намного слабее, медлительнее и неуклюжее его. И начал этим пользоваться.
   Идешь в трясину – иди, а я будто случайно приотстану. Отводишь рукой безобидную с виду лиану – ты хозяин и это твое решение. Не отреагировал на тихое характерное пощелкивание – значит, оно не представляет для тебя угрозы. Все-таки представляло? Какая неприятность…
   За неподчинение приказу киборгов уничтожают. За подчинение – убивают в бою. За тупость – всего лишь бьют, а болевой порог у них гораздо выше человеческого.
   Три возвращения на базу в одиночку, невредимым. Четвертое – с дыркой в боку и раненым командиром на плече, что заменило утилизацию на списание, Вариус и «Черную звезду».
   Рыжий усвоил урок, став еще осторожнее, хитрее и недоверчивее.
   Полгода назад паранойя Вадима была бы ох какой обоснованной. А если бы он мог заглянуть к Дэну в голову – не по вай-фаю, а телепатически, – то стала бы уже неизлечимой. Хотя сейчас киборг работал на совесть, обозначив порученного ему человека как опасный, но важный груз. Так не возникало соблазна «нечаянно» его потерять.
   Впрочем, пока спецагент и сам прекрасно справлялся: вовремя заметил зеленоватое марево на уровне своей груди, перепрыгнул через сторожевую лиану, услышал треск веток под тяжелыми лапами и влепил туда два заряда. Не попал, но отпугнул.
   Кажется, Вадима это даже разочаровало – постояв в напряженной позе и убедившись, что топот отдаляется, спецагент внезапно развернулся (Дэн едва успел присесть) и в упор расстрелял безобидный ствол, виноватый, похоже, только в том, что один из его бугров напоминал лицо, искривленное в издевательской ухмылке. Когда оно превратилось в сквозную дыру, тяжело дышащий мужчина медленно опустил бластер, сплюнул, поменял обойму и продолжил путь.
   Крадущийся за ним киборг внимательно осмотрел «вражеский труп», но так и не понял, чем тот заслужил такую кончину.
   Дальше стало еще интереснее: Вадим начал бормотать под нос, все громче и яростнее:
   – Нет, это уже ни в какой шлюз не лезет! Ну идиотизм же, идиотизм! Бред какой-то! И он еще утверждает, будто это у меня не все дома! А у самого-то! Как можно быть таким доверчивым?! К чер-р-ртовой матери… Надо же что-то делать, если он сам не понимает! Интересно, есть тут филиал этих кукловодов? Звякнуть туда и… Ты, Славик, как хочешь, но этой дряни в твоей команде делать нечего!


   Вадим закинул руку через плечо и ожесточенно почесал лопатку. Зудеть начало как-то внезапно и подозрительно, хотя спецткань куртки и плотно прилегающий воротник исключали возможность прокуса или пролаза за шиворот местных кровососов. «Как будто кто-то в спину смотрит», – мрачно подумал спецагент и, не удержавшись, обернулся, но заметил только легонько покачивающуюся ветку – то ли кто-то ее задел, то, ли она попыталась кого-то схватить и промахнулась.
   Вадим потихоньку начал жалеть, что ушел с корабля. Пар он уже спустил, а до города, судя по навигатору, оставалось немногим меньше семи километров. Нет, спецагент по-прежнему был уверен, что без проблем туда доберется. Но теперь этот поступок казался ему не демонстративным (мол, лучше в лесу с хищниками, чем на корабле с твоим кибером!), а малодушным. Станислав дважды спас Вадиму жизнь, и хотя капитан никогда ему об этом не напоминал, такое не забывается и постоянно зудит, как старые шрамы, требуя отдачи долга. Спецагент снова почесался и выругался, уже в свой адрес. Облажался и как друг, и как профессионал, распсиховавшись и уступив поле боя какому-то киберу! Бороться-то куда сложнее, чем, услышав о бесславной гибели бывшего однополчанина, утешать свою совесть злорадным «я же его предупреждал!». Может, вернуться? Засмеют же… Придется все-таки дойти до города, а там «случайно» поймать Славика, извиниться и напроситься обратно. От идеи связаться с местным отделением «DEX-компани» Вадим быстро отказался. Забрать бракованного кибера, который на людях мастерски прикидывается паинькой, они могут только по жалобе его хозяина или как минимум с его разрешения. Даже если Вадим посадит себе синяк и укажет на «напавшего» DEX’а, добрый наивный Славик снова заступится за своего «навигатора», соврав, что рыжий сделал это по его приказу. Поэтому надо действовать очень осторожно и планомерно, вначале собрав побольше доказательств – и для капитана, и для службы зачистки. В конце концов рыжий непременно проколется, и уж тогда-то…
   Это произошло даже быстрее, чем Вадим ожидал. Если бы он поумнее распределил внимание между внутренним миром и наружным, то не уткнулся бы в ствол с кляксой чуть-чуть иного оттенка, которая радостно распахнула рты с игловидными язычками, не оставив Дэну выбора.
   Спецагент только начал вскидывать бластер – а обугленный ком уже шмякнулся ему под ноги. Судя по густому черному дыму, он еще и жутко смердел, но цветочный запах все перебивал.
   Прятаться больше не имело смысла.
   Человек и киборг снова стояли друг против друга, как взъерошенные псы, ждущие, кто сорвется первым. Только бластеры теперь были у обоих, что не просто уравняло шансы, а подняло киборговы на недосягаемую высоту. Из растрепанной рыжей шевелюры торчали два плоских ветвистых сучка, отломавшихся и запутавшихся в волосах, когда Дэн пробирался сквозь кустарник. Вид у DEX’а был исключительно дурацкий, словно неудачная маскировка под лося, что бесило Вадима еще больше.
   – Какого хрена?! – наконец прошипел он, поняв, что эта песня может длиться вечно, а разнимать их на этот раз никто не прибежит.
   – Капитан приказал мне вас проводить.
   Спецагент подозрительно сощурился. В принципе это вполне в духе Славика – странно еще, что сам вдогонку не бросился. Но с тем же успехом киборг мог попытаться тишком свести с Вадимом счеты, отлучившись с корабля якобы на разведку. Вдруг этот сгусток плазмы предназначался вовсе не кляксе, человек просто вовремя отшатнулся?
   – А ну, живо отдай мне бластер! – качнул дулом спецагент. – Только не вздумай швырять! Медленно присядь, положи его на землю и отойди вот к тому дереву.
   Но Дэн не собирался ни бросать оружие, ни приседать и вообще даже глазом не моргнул.


   – Это собственность капитана.
   – Я полицейский и имею право его конфисковать!
   – Докажите, – нахально заявил рыжий.
   Вадим, покрепче стиснув бластер и не отрывая глаз от противника, залез во внутренний карман куртки и триумфально предъявил киборгу свой жетон:
   – Ну, убедился?!
   – Да, – согласился Дэн, честно его просканировав.
   – Тогда давай сюда бластер!
   – Нет.
   – Почему?!
   – Потому что вы мне не нравитесь, – прямолинейно сообщил киборг.
   – Я, …, и не должен тебе нравиться! – опешил Вадим.
   – Потому что мы одного пола?
   – Потому что ты вообще не человек!!! – Спецагента возмутил не столько сам вопрос, сколько искренний интерес, с которым он был задан. – И должен меня слушаться!
   – Идите Котьке это скажите. Она тоже не человек.
   Вадим попытался затолкать бесполезный жетон в карман, но выронил на землю и нагнуться за ним не рискнул.
   – Где ж твоя программа подчинения хозяину, а?! – вырвалось у него с досады.
   Дэн неопределенно пожал плечами. Где находится Фрэнк Фумагалли, хозяйственно скопировавший ее перед взломом, киборг понятия не имел.
   Спецагент дернул щекой и бессильно пригрозил:
   – С такого расстояния я по тебе не промахнусь!
   – Если успеете выстрелить.
   – Ты мне угрожаешь?!
   – Нет, просто информирую. – Киборг по-прежнему сохранял абсолютную неподвижность, в то время как у спецагента уже начала заметно дрожать рука.
   Вадим понял, что позорно проигрывает этот раунд.
   – Что, так и будем стоять? – желчно поинтересовался он, пытаясь свести опасную игру хотя бы к ничьей.
   – Пока вы не спрячете оружие, – спокойно подтвердил Дэн.
   – Сам прячь!
   – Мне некуда, – искренне ответил киборг, в очередной раз сбивая спецагента с толку то ли своей логикой, то ли юмором, то ли попросту глупостью. Кобура осталась у Станислава, не пихать же боевое оружие в карман или за пазуху.
   – Тогда опусти его!
   К удивлению спецагента, рыжий подчинился. Вероятность спонтанной атаки упала ниже десяти процентов, и необходимости сдерживать ее угрозой контрудара Дэн уже не видел.
   Вадим перевел дух, присел на корточки и поднял жетон, лихорадочно размышляя, что же теперь делать. Прогнать ублюдка на корабль? Не факт, что уйдет. Либо соврет, что не может нарушить приказ (ха-ха!), либо продолжит красться кустами.
   – Значит, так. – Вадим очень старался, чтобы его голос звучал сурово и категорично, но вышла до того убогая пародия на Станислава, что самому стало противно. – Раз ты мой проводник, иди впереди – так, чтобы я тебя постоянно видел. И только посмей что-нибудь выкинуть!
   – Приказ имеет обратную силу? – вежливо уточнил Дэн.
   – Э?
   – Я фантик от конфеты по дороге выкинул. Вернуться подобрать?
   Вадим понял, что на корабле киборг еще вел себя прилично.
   – Нет! – рявкнул он. – И не притворяйся, что ты тупее, чем есть, меня тебе не провести!
   Дэн, не отвечая, посмотрел вверх. В шебских джунглях этот жест был крайне заразительным – Вадим поднял голову раньше, чем сообразил, за кем повторяет, и, ожидаемо увидев только плотно сомкнутые кроны, хотел разразиться бранью, но тоже услышал низкий характерный гул.
   Все космодесантники (без разницы, как много они навоевали и сколько времени с тех пор прошло) реагировали на него одинаково: нырнуть в ближайшее укрытие, залечь, затаиться и ждать. Хватало одного урока, чтобы затвердить его на всю жизнь.
   Над джунглями летели штурмовые корветы. Судя по волнам звука – как минимум три.
   «Совсем обнаглели: средь бела дня без глушилок, на малых высотах ползут», – подумал Вадим и тут же с досадой вспомнил, что повстанческий флот давно расформирован и перешел в собственность государства. Теперь эти корабли несли не смерть, а закон – что, конечно, частенько совпадало, но честному человеку бояться и залегать незачем. Зря только куртку испачкал!
   Пока спецагент злобно отряхивался, гадая, мог ли рыжий спланировать такую подлянку или это вышло случайно (сам-то он даже не пригнулся, только поднял руку с коммом и попытался с кем-то связаться, но безуспешно), Дэн решительно тряхнул головой, сбрасывая рога, развернулся и пошел обратно к кораблю, оскорбительно утратив всякий интерес к человеку. Соблазн пальнуть ему в спину был так велик, что Вадим перехватил бластер левой рукой, не доверяя затекшей правой, и издевательски крикнул:
   – Эй, а как же я?! Тебе же вроде приказали меня защищать!
   – Защита хозяина приоритетнее.
   – У тебя ведь нет хозяина!
   – У меня нет программы, которая его назначает, – уточнил Дэн, скрываясь в кустах.
   – Тогда кого и от кого ты собрался защищать?!
   Но кусты не ответили.
* * *
   Станислав напряженно смотрел, как корветы заложили крутой вираж, вернулись, зависли над «Космическим мозгоедом» и, проорав по радио стандартное полицейское требование заглушить двигатели и готовиться к досмотру, правильным треугольником сели вокруг транспортника.
   Судя по расцветке корветов, космолетчиками действительно заинтересовалась полиция – что в общем-то неудивительно. Обессиленная войной планета – лакомый кусочек для контрабандистов, наркоторговцев и прочего жулья, которому без разницы, на чем наживаться.
   А вот два десятка высыпавших из шлюзов и тут же растянувшихся в цепь спецназовцев с плазмометами, пожалуй, были перебором. Хватило бы и одного, ведь единственное корабельное оружие сейчас бегало где-то в лесу.
   Капитану оставалось только сохранять спокойствие, со скрещенными на груди руками поджидая гостей на верхней ступеньке трапа.
   Убедившись, что территория чиста и сопротивления не предвидится, захватчики убавили градус свирепости и выслали к кораблю парламентера, мужчину лет тридцати пяти в потрепанной военной форме с полицейскими лычками и в новенькой фуражке – видать, все, на что хватило госбюджета. Выглядел он, может, и несолидно, но серьезно. Судя по повадкам – бывалый вояка, с худощавым обветренным лицом и выбеленными солнцем волосами.
   Полицейский поднялся по трапу, козырнул и сухо представился:
   – Старший инспектор планетарной полиции Ирэл Аш-Сэй.
   – Станислав Петухов, капитан и владелец этого судна, – в свою очередь сообщил Станислав и натянуто пошутил: – Чему обязан такой чести?
   Инспектор, не отвечая, обвел взглядом столпившуюся за капитанской спиной команду, а потом опустил его вниз, к упоенно трущейся о полицейские сапоги Котьке. То ли Аш-Сэй знал, что кошки так вовсе не ласкаются, а помечают территорию, то ли просто их не любил, но приязни в холодных серых глазах не прибавилось.
   – Это весь ваш экипаж?
   – Да, – ответил Станислав с заминкой, которую вполне можно было списать на общую растерянность. Пока капитан не понял, кто эти типы и чего от них хотят, откровенничать с ними не стоило. К тому же формально Дэн считался оборудованием, а Вадим к экипажу никогда и не относился.
   – А где ваш бластер? – Наметанный глаз копа сразу засек и кобуру на капитанском боку, и что она пуста.
   – Дома в сейфе лежит, – соврал Станислав. – Это именное оружие и дорого мне как память.
   – Почему тогда кобуру оставили?
   – Для солидности, я же капитан.
   Аш-Сэй недоверчиво хмыкнул и распорядился:
   – Выйдите из корабля и покажите мне все ваши личные документы, а также на судно и на груз.
   – Ладно, – пожал плечами Станислав, доставая и протягивая инспектору свою паспортную карточку. – Но мне все-таки хочется знать, что мы нарушили. Или вы всех так встречаете?
   Полицейский тщательно изучил документ и, обнаружив пометку о службе в космодесанте, не то чтобы подобрел, но снизошел до ответа:
   – К нам поступила информация, что у вас на борту находится крупная партия биологического оружия.
   Капитан охнул от неожиданности:
   – Бред какой-то! Да у нас даже мелкой нет, откуда б мы его взяли?!
   – Значит, вам нечего волноваться, что мы его найдем, – с каменным лицом сказал инспектор, за годы службы навидавшийся и более талантливых лгунов, и махнул рукой своим подчиненным.
   – Ищите, – разрешил Станислав, хотя от него уже ничего не зависело.
   Команду «Мозгоеда» тщательно обыскали и, согнав в кучу под присмотром четырех плазмометчиков, принялись за корабль.
   Несмотря на чистую совесть, капитан все равно волновался. После ящика с мусором он стал относиться к грузам гораздо подозрительнее и просил заказчиков вскрыть пару случайно выбранных контейнеров. Но если атомный фугас в мешке не утаить, то замаскировать пробирку или капсулу проще простого, сосиски-то они не надкусывали…
   На осмотр корабля ушло примерно полчаса. Все это время оттуда непрерывно доносился шум, а порой отчетливый грохот, устрашая команду. А ведь только-только от скуки навели порядок в каютах…
   Наконец из шлюза высунулся один из спецназовцев и разочарованно доложил прохаживающемуся возле трапа Аш-Сэю:
   – Чисто!
   Полина хихикнула. Судя по хаотичным черным мазкам на одежде спецназовца, ему досталось машинное отделение, и чисто там не было.
   – Ну что, убедились? – саркастически поинтересовался воспрянувший духом Станислав.
   – Мы еще только начали, – отрезал инспектор. Затаившихся бандитов и баллоны со зловещими символами его ребята не обнаружили, но это еще ни о чем не говорило (кроме того, что преступники не полные идиоты). – Вам придется последовать за нами в карантинную зону для более тщательного обследования судна.
   – На каком основании? – возмутился самый юридически подкованный Вениамин. – Вы же ничего подозрительного не нашли и даже ордер на обыск не предъявили! Это нарушение наших прав!
   – Вы на Шебе. – Аш-Сэй прошел мимо задержанных к своему корвету. – Здесь ваши права несколько урезаны.
* * *
   Когда Вадим добрался до опушки, все четыре корабля уже готовились к старту и пару минут спустя взлетели. У спецагента было время выскочить на открытое место и призывно замахать руками, но он не стал этого делать. Если это действительно полиция, то вмешательство в ее дела обернется арестом в лучших традициях: лицом в землю, силовые наручники и долгие нудные разбирательства, кто ты такой и какое отношение имеешь к задержанным. А если это прикинувшиеся копами бандиты, то свидетель похищения им тем более не нужен.
   Во что Славик опять впутался?!
   Корабли улетели в противоположную от города сторону. Вадим смутно помнил, что где-то в тех краях, километрах в тридцати отсюда, раньше была военная база, но найти ее в гуще джунглей, разумеется, нереально. Да и что с ней делать, если найдет? Снимать часовых и лезть через колючую проволоку или в ворота стучаться?
   Когда спецагент наконец оторвал взгляд от клубящейся над пустошью пыли, то обнаружил, что рядом с ним смирно сидит на корточках рыжий киборг.
   – Твою м-м-мать! – вырвалось у Вадима. – Ты-то что здесь делаешь?! Я думал, ты успел вернуться на корабль.
   – Капитан не хотел, чтобы я возвращался.
   – Откуда ты знаешь?
   – Он меня позвал бы.
   – Как?! Они же глушилку радиосигналов перед захватом включили, у меня тоже видеофон на полчаса отрубился.
   – Да, но если бы Станислав Федотович сказал полицейским, что у него есть боевой киборг, они дали бы ему возможность меня позвать и деактивировать, – терпеливо объяснил Дэн.
   Вадиму пришлось признать, что киборг прав. Но вслух соглашаться спецагент не стал и грубо поинтересовался:
   – Что здесь произошло?
   – Я пришел сюда за восемь минут и тридцать две секунды до вас. Полицейские закончили обыск корабля и забрали его в карантинную зону.
   – Зачем?
   – Не знаю.
   – Они что-то нашли?
   – Нет.
   – А это точно была полиция?
   – Да.
   – Уверен?
   – Нет. Вероятность ошибки два и семь десятых процента.
   – Ты нормально отвечать можешь, придурок?! – не вытерпел Вадим. – Рассказать мне, за какие темные делишки твоего капитана арестовали, а не да-нет отгавкиваться? Вы же контрабандисты, верно? У вас на корабле было что-то нелегальное, кроме того паскудного куста?
   – Нет. – Дэн тоже был зол, растерян и встревожен, иначе не стал бы так откровенно нарываться.
   Спецагент заскрипел зубами и с ненавистью выплюнул:
   – У-у-у, Казаково отродье!
   – Макс Уайтер не участвовал в создании моего генетического кода, – бесстрастно парировал киборг.
   – Ты знаешь, о чем я!
   – Нет.
   – Блин! – Это было первое и единственное относительно приличное слово в последовавшей за ним тираде. Фиг поймешь – кибер издевается или действительно не понимает, что имеет в виду человек? Объяснять это ему Вадим точно не собирался. – Стоять! Ты куда?!
   – За кораблем. – Дэн рассудил, что ждать «Мозгоеда» в городе не имеет смысла. Неизвестно, на сколько задержали команду и отпустят ли ее вообще, а бродящий по улицам киборг быстро привлечет нежелательное внимание. Это же маленький городок, где все собаки наперечет, не то что бесхозный DEX-6.
   – Ты же не знаешь, куда он улетел!
   – Знаю. На военную базу «Иблис».
   – Откуда?! Ты что, был здесь раньше?
   – Да.
   – Воевал?
   – Да.
   – И на чьей стороне?!
   – На своей. – Дэн размашисто шагал по пустоши, и, чтобы держаться с ним рядом, Вадим то и дело переходил на бег.
   – Стой, кому говорю! – Спецагенту надоело изображать вьющуюся у хозяйских ног собачонку, и он, нарочно отстав на пару метров, нацелил бластер киборгу в спину. – Если ты не будешь выполнять мои приказы, я тебя пристрелю!
   Дэн остановился, обернулся и задумчиво уставился на Вадима. Тот покрепче стиснул рукоять бластера, но киборг всего лишь перепроверил данные – частота дыхания, сердцебиения, размер зрачков собеседника, – после чего заключил:
   – Не пристрелишь.
   И пошел дальше.
   Спецагент с досадой опустил бластер. Действительно, убивать единственного, пусть и крайне опасного союзника было ошибкой, которую Вадим не совершил бы – разве что киборг нападет первым.
   «Ладно, поиграем пока по твоим правилам, – с ненавистью подумал спецагент. – В конце концов я же профессионал! Если я даже с работорговцами сумел сойтись, то неужели эту паскуду пару дней не вытерплю?! А потом один звоночек куда следует – и готово».
   Вадим сунул бластер в кобуру, поправил сумку и, спотыкаясь на камнях, бросился догонять рыжего:
   – Да погоди же ты! Давай все обсудим!
   Дэн даже не сбавил шаг, но, взбежав на невысокий холм, за которым скрылся киборг, спецагент обнаружил его стоящим на краю длинной глубокой расщелины – слишком широкой, чтобы ее перепрыгнуть. Придется идти в обход, надо только решить, в какую сторону.
   – Базу наверняка охраняют другие киберы, – пропыхтел Вадим, пытаясь отдышаться. – Они живо тебя засекут и уничтожат. Если тебе и удастся справиться с одним-двумя, то выйдет еще хуже: на тебя объявят охоту, а возмещать ущерб придется Славику.
   – Я буду осторожен. – Дэн тем не менее не трогался с места. Он трезво оценивал степень риска, просто у него не было иного выбора. Как и других друзей.
   – Лучше пойдем со мной в город, – окрепшим голосом продолжил спецагент. – Я сниму номер в гостинице, выйду в инфранет и по своим каналам разузнаю, за что арестовали твою команду и чем это чревато.
   На самом деле судьба киборга Вадима совершенно не волновала, пристрелят – туда ему и дорога. Но что он перед этим успеет натворить – страшно подумать. Идеальный способ разделаться со Станиславом: устроить резню на базе, а потом на голубом глазу заявить, что это сделано по приказу капитана. И будет Славик сидеть в камере по соседству с Казаком, мотая на двоих сотню пожизненных заключений…
   Дэн снова посмотрел вперед. На другом краю пустоши бродило стадо крупных животных, которых программа полагала травоядными, но сами они в этом сомневались, как-то недобро обнюхивая камни и облизываясь. К счастью, им расщелина тоже казалась широковатой.
   – Вы действительно хотите нам помочь?
   – А то! – хмуро, но искренне буркнул спецагент.
   – Почему? Вы же со всеми разругались и ушли с корабля.
   – И что с того? – снова начал злиться Вадим. Не хватало ему еще перед кибером оправдываться, причем тем, из-за которого эта каша и заварилась! – Как поругались, так и помиримся, а если ты попрешься на базу и всех там взбаламутишь, то ничего хорошего из этого точно не выйдет.
   Ни детектор, ни логика Дэна не находили, к чему тут прикопаться, но он все равно чуял подвох.
   – Ну ты со мной? – поторопил его Вадим.
   – Да, – решился Дэн. Если этот псих снова потратит заряды на ерунду, а реальной угрозы не заметит, у команды не останется даже такого мутного союзника. Надо как минимум довести его до города, а там по ситуации.
   – Тогда отдай мне бластер! – рано обрадовался спецагент.
   – Нет. – Киборг развернулся и пошел назад, уже соизмеряя свою скорость с человеческой.
* * *
   К управлению «Космическим мозгоедом» команду не допустили, но хотя бы позволили на нем остаться, под надзором все тех же четырех спецназовцев и инспектора. Тед возмущался по этому поводу больше всех, едко комментируя каждое действие полицейских пилотов, пока ему в спину «случайно» не уткнулось дуло плазмомета, напоминая о вежливости.
   – О, «Иблис»! – непонятно чему обрадовался Станислав, увидев, куда они садятся. – Надо же, почти не изменилась, только маскировку сняли.
   Аш-Сэй покосился на капитана, но промолчал. Вполне возможно, что их сегодняшняя встреча была не первой, однако опознать в собеседнике раскрашенного под местный пейзаж разведчика – или космодесантника в штурмовом бронескафандре, мельком виденного десять лет назад, ни тот, ни другой не сумели.
   Встречу космолетчикам организовали пышную, даже ковер до самого трапа расстелили – белый и едко пахнущий дезинфектантом.
   – Вы что, полагаете, что мы не только украли биооружие, но и выпили его? – сделал Станислав последнюю попытку завязать разговор с инспектором, однако тот лишь поморщился и ускорил шаг.
   Протокол задержания потенциально инфицированных лиц был именно таков, и Аш-Сэю тоже предстояло пройти неприятную процедуру дезинфекции, что не добавляло ему дружелюбия. По-хорошему арест следовало проводить в скафандре биозащиты, но на корвете он был только один, и то, как выяснилось в последнюю минуту, поломанный, поэтому инспектору пришлось выбирать между угрозами заразиться и задохнуться. Вторая показалась ему более вероятной.
   Команду с почестями препроводили в комнату с голыми стенами и рядом зловещих отверстий под потолком (вообще-то вентиляционных, но при желании из них можно пустить что угодно, тот же ХБК, мгновенно разлагающий любую органику) и приказали раздеться.
   – Совсем? – стыдливо уточнила Полина. Не то чтобы она ожидала увидеть или показать нечто новое и шокирующее – члены экипажа, живущие в тесном корабельном мирке, то и дело нечаянно вламывались друг к другу в душ или в каюту во время переодевания. Но одно дело – чисто для порядка завизжать и швырнуть в Теда мочалкой, и совсем другое – унизительный осмотр на глазах у всей команды.
   Суровые шебские полицейские оказались все-таки не зверями и поставили для девушки узкую белую ширму.
   «Медкомиссия» состояла из трех глухо упакованных в спецкостюмы людей и возглавляющего их центаврианина в легкой серебристой униформе (видимо, загадочное биооружие действовало только на людей). К счастью, основными инструментами исследования были не зонды и скальпели, а какие-то приборчики явно нечеловеческого происхождения, которыми медленно водили вдоль тела, вызывая щекотку и дрожь. Хотя, возможно, в этом был повинен холодный воздух комнаты, у Полины уже и зубы постукивали.


   Осмотрев космолетчиков, медики перешли к их одежде, изучая ее с пристрастием покупательниц в дорогом бутике: проверяли каждый карман, прощупывали и просвечивали все швы, разочарованно отбрасывая вещь за вещью в общую кучу, пока дело не дошло до Полининой тенниски, весело забренчавшей приколотым к воротнику амулетом.


   Разом насторожившийся центаврианин выхватил тенниску у ассистента, отцепил безделушку и, держа у самых глаз, принялся перебирать подвеска за подвеской. Потом попытался оторвать одну из них, и Тед не выдержал:
   – Эй, хорош чужие вещи портить!
   – Это принадлежат вам? – Центаврианин поднял голову и так холодно посмотрел на пилота темно-серебристыми, ничего не выражающими (по крайней мере, для человека) глазами, что парень почувствовал себя подопытным объектом на лабораторном столе, но так просто не сдался:
   – Да, это память о моей сестре!
   – Как давно она скончалась?
   – Чего?! Да она тебя переживет!
   – Тогда ничто не мешает вам попросить у нее на память что-нибудь еще, – отрезал центаврианин, роняя амулет на груду отсмотренных вещей. – У вас на борту еще есть подобные предметы?
   – Нет, но их полно в любой сувенирной лавке, – огрызнулся пилот. – Купи себе хоть сто штук и ломай на здоровье!
   Центаврианин оскорбленно моргнул третьими веками и продолжил осмотр. Но, судя по всему, ничего интересного больше не нашел, и медики, собрав свою загадочную аппаратуру и планшетки с пробами крови, удалились.
   – Нам уже можно одеваться? – поинтересовался Станислав у потолка, куда, как он знал, была вмонтирована скрытая камера.
   – Можно, – ответил Аш-Сэй, заходя в комнату. От инспектора за три метра шибало дезраствором, и от осознания бессмысленности перенесенных мук вид у копа был еще более кислый. – И пойдемте со мной. Вы, капитан, – в допросную, а остальные – пока в камеру.
* * *
   Дорога до города стала для Вадима сплошным кошмаром.
   Нет, лес вел себя прилично. Точнее, не хуже, чем всегда, – что-то подстерегало, что-то напрыгивало, что-то надеялось, что шустрая пища умрет сама, надо только ей немножко помочь, спеленав липкими воздушными корнями.
   Но этот проклятый киборг… DEX вился вокруг Вадима, как акула, безмолвной тенью скользя то слева, то справа, беззвучно ныряя в кусты и выныривая в совершенно неожиданном месте. Вообще-то боевые киборги так и работали, и в обычных условиях космодесантники не обращали на них внимания, как на сопровождающие военный крейсер дроиды, принимающие на себя беспорядочный вражеский огонь и отвечающие тем же. Вадим честно пытался сосредоточиться на дороге, выбросив из головы все лишние мысли, но они лезли обратно с назойливостью голодных пиявок. Он видел Дэна у Казака лишь мельком и на краю экрана, когда общался с работорговцем по видеосвязи. Второй киборг, «семерка», был гораздо опаснее, и на выход Казак обычно брал его. После аварии рыжий вообще куда-то исчез – теперь Вадим знал куда. Возможно, его ранило и Макс Уайтер отправил своего питомца на ремонт к кому-то из сообщников или им в помощь, а внезапный арест хозяина разлучил их окончательно. Или кибера нарочно внедрили в экипаж «Мозгоеда», чтобы Дэн завел его в ловушку, – для навигатора это раз плюнуть. Славик же доверчивый, как ребенок, не глядя утвердил трассу – и оказался на плантации. Потом еще радовался, что рыжий их «спас», даже Вадима за неблагодарность стыдил! Конечно, спас – когда почуял, что запахло жареным и надо срочно менять лагерь. Видели бы они сейчас своего бедненького худенького пай-мальчика, машиной смерти рассекающего джунгли…
   – Ты можешь не мельтешить?! – не выдержал спецагент, снова пропустив боковую атаку – и снова оставшись в живых благодаря своему жуткому телохранителю. – Иди впереди, как я тебе сказал! Ты меня только отвлекаешь!
   – Могу, – подтвердил Дэн. – Но тогда эффективность вашей защиты снизится на пятьдесят восемь процентов.
   – На черта мне такая защита!
   Киборг резко выбросил руку вперед и выхватил из воздуха возле Вадимова уха что-то мелкое, темное, отчаянно трепещущее. В стиснутом кулаке хлюпнуло, Дэн бросил останки кровососа человеку под ноги и снова нырнул в куст.
   – У-у-у, тварь… – прошипел спецагент явно не в адрес местной фауны.
   Спустя два с половиной часа джунгли наконец стали редеть. Четких опушек, как на Земле, у шебских лесов не было, просто вначале пошли просветы, затем полянки, а за ними отдельные купины кустов с непременным деревцем в центре. На открытой местности Дэн перестал кружить, пристроился сзади и чуть слева от подопечного. Опять-таки – все четко по программе, но от «правильного» киборга Вадима тошнило еще сильнее, чем от бракованного, и ему приходилось прилагать огромные усилия, чтобы не оглядываться каждые несколько секунд. Умом спецагент понимал, что если бы Дэн хотел с ним расправиться, то сделал бы это еще в лесу, однако едва слышные шаги за спиной отдавались в мозгу, как удары молотка. Собственное сердце бухало немногим тише, в ушах шумело. Не делает ли он еще большую ошибку, таща DEX’a в город?! Полицейские худо-бедно могли за себя постоять, а вот мирные жители окажутся абсолютно беззащитны перед боевым киборгом…
   Дэн неожиданно выдвинулся вперед, но вовсе не из сострадания к спутнику. Шебские мирные жители несколько отличались от классических: они встретили чужаков дулом, высунутым из окошка бронированного кунга[1]. Влево и вправо от него тянулись неубедительные (можно наклониться и подлезть) гирлянды колючей проволоки, а вдали виднелась еще одна подобная будочка.
   – Кто идет? – неожиданно дружелюбно окликнули изнутри.
   – Свои, – машинально ответил Вадим. – Это у вас тут что, КПП или таможня?
   – Да нет, – рассмеялся невидимый охранник, и место дула занял любопытный глаз. – Обычная сторожка, чтоб зверье из леса не лезло. Дежурим тут по очереди всем городом, постреливаем в самых тупых и наглых, но больше пугаем, чтоб не возиться потом с дохлятиной. Оп-па, а рыжий, что ли, кибер?!
   – Он самый. – Вадим обошел замершего Дэна, походя хлопнув его по локтю, чтобы тоже опустил бластер. При чужом человеке киборг без выпендрежа послушался, и это придало спецагенту уверенности. – Так можно нам пройти?
   – Проползайте, – щедро разрешил сторож. – А ты, похоже, не местный?
   Вадим имел полное право ответить: «Не ваше дело», – развлекать скучающего волонтера у него не было ни времени, ни настроения. Но и вызывать лишние подозрения не хотелось.
   – Нет, только что с грузовым судном прилетел. Флайер… сломался, пришлось пешком топать.
   – Ну да, с кибером-то не страшно, – уважительно поддакнул сторож, не догадываясь, почему собеседник болезненно скривился (наверное, в зубе стрельнуло). – А чего привезли? Торговать будете?
   – Вряд ли… – Вадим понятия не имел, что у Славика в трюме, помимо заказных сосисок, и останется ли оно там после ареста. – Не подскажешь, где у вас ближайшая гостиница?
   В кунге громко фыркнули:
   – Пятизвездочный отель с бассейном устроит?
   – Ну-у-у… – почуял подвох Вадим. – А номера сильно дорогие?
   – Пока бесплатные, я на днях мимо шел – строители уже второй этаж заканчивают. – Сторож довольно захихикал-закудахтал, не замечая, что собеседник не разделяет его веселья. – С их темпами годика через три, думаю, откроют.
   – А где тогда приезжие останавливаются?
   – Да кто где – обычно у друзей, туристы-то к нам, хе-хе, нечасто ездят… Слушай, мужик, что-то ты мне знакомым кажешься!
   Дверь кунга заскрипела, и оттуда выглянул неожиданно низенький, пухленький и почти лысый мужчина с заплетенными в косичку остатками волос, меньше всего похожий на отважного стража границ.
   У Вадима память была получше, да и смех этот кудахтающий ее освежил.
   – Стефан! Ну ты и ряху себе отъел!
   Ряха заулыбалась еще шире, наконец вспомнив старого знакомого, точнее, покупателя. Когда-то у Стефана была маленькая перелетная лавчонка со всякой хозяйственной ерундой и нелегальной бутылью спирта под прилавком. Одна пробирка на бутылку пива – и жизнь на время становится легче. В армии, конечно, такое не поощряли, но, когда отряд возвращался из боя с потерями, командиры закрывали глаза на «групповой поход за мотком бечевки». Цены Стефан не задирал, был расторопен и внимателен к каждому покупателю, поэтому маленький бизнес процветал, невзирая на сильную конкуренцию.
   – Все торгуешь?
   – Ага! – радостно подтвердил толстячок, протягивая Вадиму руку. Потом спохватился, переложил бластер в другую и повторил жест. – Только уже не летаю, женился и остепенился.
   – Здесь, на Шебе?
   – Ну да, жена-то из местных, к тому же тут теперь тихо и бизнес хорошо идет, все строятся и заново обживаются. Слушай, как удачно ты на меня попал! Пошли ко мне, у меня хата пустая, жена с детьми к теще на неделю умотала – благодать! Я ради такого дела даже лавку прикрыл, устроил себе полный отпуск.
   – Что ж ты тогда в этой будке сидишь? – удивился Вадим. – Наслаждался бы.
   – Я и наслаждался – первые три дня, а потом еда кончилась, – бесхитростно признался Стефан. – Ничего, по дороге заскочим в магазин, чего-нибудь прихватим.
   – Спасибо, но мне бы поскорее в инфранет попасть, – поморщился Вадим. – Со стационарного терминала, надо несколько очень важных межпланетных звонков сделать.
   – Что, даже полтора часа подождать не можешь? – удивился приятель. – Меня уже скоро сменить должны.
   Спецагент пораскинул мозгами и решил, что пара часов ничего не изменит, – скорей всего он столько же будет искать другое жилье, привлекая ненужное внимание. Стефана же тут все знают, и его гости вызовут только любопытство, а не страх и звонки в полицию.
   – Ты меня и вправду здорово выручишь, если приютишь на пару дней, – признался Вадим.
   – Да не вопрос, оставайся хоть до…
   Дэн неожиданно развернулся и влет пальнул куда-то в траву. Люди так ничего не увидели и не услышали, только розоватые стебли заколыхались дорожкой к лесу.
   – Промахнулся, – презрительно бросил Вадим, забыв, что живность полагается отпугивать, а не отстреливать.
   – Чуть не пропустили, – виновато пробормотал Стефан. – Заболтался, а у меня ж тут важная работа…
   – Вот кибер пусть и работает, – отмахнулся спецагент, наклоняясь и ныряя в низкий проем двери. Глаза уже слезились от излишне яркого то ли после леса, то ли в сравнении с земным солнца. – А мы пока еще немного поболтаем.
* * *
   Оставшись в одиночестве, Дэн расслабился, хотя со стороны это было совершенно незаметно. Просто теперь его тело работало в автоматическом режиме, а мозг «в ручном», и сколь бы неожиданно ни выглянул из окна «хозяин», он застанет киборга в полной боевой готовности.
   Сложившаяся ситуация нравилась Дэну не больше, чем новый «напарник». Возможно, стоило все-таки развернуться и отправиться на поиски базы, приказ-то был только проводить, даже без передачи временных прав. Киборг чувствовал, что сейчас рискует гораздо больше, чем в джунглях, где все зависело только от него. Но лучше рисковать собой, чем командой. Да, Вадим не соврал, что хочет помочь капитану, вот только в чем эта помощь будет заключаться? Как бы еще хуже не сделал.
   Дэн «снял» схему кунга, вычислил мертвую зону бойниц и при очередном обходе на минутку в ней задержался. Вытащил из ботинка подаренный Михалычем нож, облизнул кончик лезвия, чтобы хоть отчасти продезинфицировать (с его слюной иммунная система справится гораздо легче, чем с инопланетной микрофлорой), и спустил полурасстегнутый скафандр с левого плеча.
* * *
   Вадим в очередной раз выглянул из амбразуры и снова не нашел к чему придраться. Теоретически это должно было его успокоить, но на практике спецагент почувствовал только еще большее раздражение и тревогу. Что он там себе думает, интересно? Что-то замышляет или просто копит злобу?
   – Да не бойся, не украдут твоего киборга, – пошутил удивленный такой заботливостью Стефан.
   – Я не из-за него, – соврал Вадим. – Армейская привычка. Шеба, сам понимаешь, здесь даже с патрулем надо ухо востро держать.
   – Ну да, – понимающе покивал Стефан. – Тут быстро привыкаешь не зевать. Хотя в это время года у нас относительно спокойно, зверье за кордон особо не рвется, знает, что огребет. Вот через пару месяцев молодняк подрастет, дурной, прожорливый, тогда начнется веселье…
   Вадим слушал его треп краем уха. Все, что надо, он уже выяснил – в городе живут чуть больше десяти тысяч человек, по здешним меркам это много, больше только в маточнике (городе начала колонизации): около пятидесяти. Регистрировать прибытие не надо, но если столкнешься с шерифом или с мэром, то придется побеседовать. Нужды в регулярной полиции или войсках здесь нет, каждый житель сам прекрасно может за себя постоять. Среди них много бывших военных, так что в случае нужды народное ополчение формируется за полчаса. «Иблис» относится к маточнику, до которого около тридцати километров, а зачем он тебе? Вадим сказал, что просто так спросил, по старой памяти. Раньше-то он на базу прилетал, а не в город.
   Наконец, с опозданием на полчаса, явился Стефанов сменщик – и тут же был задержан как «незнакомый объект, нарушивший границы охраняемой зоны».
   – Хорошо хоть стрелять не стал, – мстительно хихикнул Стефан, которому уже тоже не терпелось домой.
   – Пусть бы только попробовал, – проворчал Вадим, свирепо глядя на невозмутимого киборга. Спецагент был уверен, что Дэн снова над ним издевается, – иначе просто заступил бы чужаку дорогу, а не уложил носом в пыль, вынудив «хозяина» извиняться за некорректный приказ.
   – Ну что, пойдем?
   Стефан помог ворчащему сменщику отряхнуться и, забрав из кунга свою куртку, выскочил наружу со счастливым видом спущенного с цепи пса, эдакого мелкого кривоногого бульдожки.
   Спецагент нехотя махнул киборгу, но тот остался стоять, делая вид, что у него нет программы распознавания жестов. Пусть Вадиму будет так же «приятно» притворяться хозяином, как Дэну – машиной!
   – Иди за мной! – вынужденно рыкнул спецагент, и на этот раз киборг послушался.
   Дорога к городу оказалась едва заметной тропой, пересекающей розовато-лиловый луг. Чем дальше от леса, тем ниже становилась трава, но все равно порой достигала колена.
   – Почему вы ее не выжигаете? – удивился Вадим. – Хоть бы пограничную полосу расчистили.
   – Пробовали – тут же начинает желтая плесень расти, а она ядовитая и живучая, как сволочь, никакие фунгициды не берут, кроме такой же отравы. Лучше уж пусть трава будет, главное – босиком по ней не ходить. – Стефан приподнял ногу, демонстрируя высокий сапог из плотного темного материала. – Дойдем до дома – одолжу тебе запасные.
   – Спасибо, у меня армейские, их тоже прокусить сложно.
   – Эти зато мыть легко.
   Не успел Вадим спросить «зачем?», как под ногой что-то мерзко хрустнуло и за подошвой потянулись нити слизи.
   – Улиточка, – с легкой грустью заметил Стефан. – Их тут много. Ну да, тоже могут ужалить, но все равно жалко. Нет-нет, не делай этого!
   Вадим попытался обтереть ногу о траву, и раздалось еще три хруста.
   – Блин, раньше тут такой дряни не было!
   – Они сезонные, через пару недель исчезнут. Зато скакунцы раскуклятся, вот это реально гадость, без комбеза из дома не выйти будет…
   Торговец уверенно шел вперед, как-то умудряясь замечать и обходить «улиточек». Дэн тоже, и каждый хруст заставлял Вадима скрипеть зубами, хотя внимание на эту ерунду обращал только он.