Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Древнегреческая демократия прожила всего 185 лет.

Еще   [X]

 0 

Происхождение человека и половой подбор (Дарвин Чарльз)

автор: Дарвин Чарльз категория: Эволюция

В первой части ученый предоставляет доказательства происхождения человека от некоторой низшей формы. Часть вторая посвящена половому подбору у животных. Часть третья - половому подбору у человека.

Об авторе: Чарлз Ро́берт Да́рвин (англ. Charles Robert Darwin; 1809—1882) — английский натуралист и путешественник, заложивший основы современной эволюционной теории и направления эволюционной мысли, носящего его имя (дарвинизм). еще…



С книгой «Происхождение человека и половой подбор» также читают:

Предпросмотр книги «Происхождение человека и половой подбор»

ЧАРЛЬЗ ДАРВИН.

Происхождение человека и половой подбор.

Предисловие автора ко 2-му английскому изданию.

Во время последовательных перепечаток первого издания
этого труда, изданного в 1871 году, я успел внести несколько
существенных поправок; теперь, по прошествии еще большего
времени, я попытался воспользоваться тем строгим обсуждением,
которому подверглась моя книга и принял во внимание все критические
замечания, показавшиеся мне здравыми. Я также чрезвычайно
обязан значительному числу моих корреспондентов за
сообщение поразительного количества новых фактов и замечаний.
Материал был так обилен, что я мог воспользоваться лишь
самым важным. Добавлено несколько новых рисунков и
четыре старых заменены лучшими, снятыми с натуры Т. У. Уудом.
Я должен обратить особое внимание на некоторые замечания, которыми
я обязан доброте проф. Гексли (см. Приложение к концу
I части), относительно природы различий между мозгом человека
и высших обезьян. Особенно охотно привожу эти замечания, потому что в самые последние годы на материке появилось несколько
мемуаров по этому вопросу, и значение их, в некоторых случаях,
было сильно преувеличено многими популяризаторами.
Пользуюсь случаем заметить, что мои критики часто допускают
будто я приписываю все перемены в телесном строении и
душевных способностях исключительно естественному подбору
таких изменений, которые часто называются самопроизвольными;
тогда как, даже в первом издании "Происхождения видов", я
определенно указал, что значительная роль должна быть приписана
унаследованным последствиям упражнения, и это справедливо
как для тела, тая и для души. Я также приписал некоторую
долю видоизменения продолжительному прямому действию
изменявшихся условий жизни. Некоторая роль также должна быть придана редким случаям возврата к строению предков; не
следует забывать и того, что я назвал "соотносительным" ростом,
подразумевая под этим, что различные части организации связаны
между собою некоторым неизвестным образом так, что если одна часть изменяется, то изменяются и другие части; а если
изменения одной части накопляются подбором, то изменятся и другие
части. Далее, многие критики утверждали, что когда я нашел, что
многие подробности строения у человека не могут быть объяснены
естественным подбором, то я изобрел половой подбор; однако
я дал довольно ясный очерк этого последнего принципа еще в
первом издании "Происхождения видов" и там же высказал,
что он применим и к человеку. Этот вопрос о половом
подбор рассмотрен с значительной полнотою в настоящем
сочинении, просто потому, что здесь впервые представился для меня
удобный повод. Меня поразило сходство некоторых полуодобрительных критических замечаний о половом подборе с теми,
которые были высказаны сначала об естественном подборе; так
напр., что этот подбор объясняет некоторые, да и то немногие
подробности, но наверное не может быть применен в том
объеме, как я применил его. Мое доверие к силе полового подбора остается непоколебленным; но вероятно, или даже почти
достоверно, что некоторые из моих выводов впоследствии окажутся
ошибочными; этого едва ли можно избежать при первой обработке.
любого вопроса. Когда натуралисты ознакомятся с понятием о половом подборе, он, я думаю, будет допущен ими в гораздо
боле широком объеме; впрочем, принцип этот уже всецело
и с полным одобрением усвоен многими компетентными авторами.

Доун, Беккенгэм, Кент.
Сентябрь, 1874 г.
ЧАРЛЬЗ ДАРВИН.

Происхождение человека и половой подбор.

Предисловие автора ко 2-му английскому изданию.

Во время последовательных перепечаток первого издания
этого труда, изданного в 1871 году, я успел внести несколько
существенных поправок; теперь, по прошествии еще большего
времени, я попытался воспользоваться тем строгим обсуждением,
которому подверглась моя книга и принял во внимание все критические
замечания, показавшиеся мне здравыми. Я также чрезвычайно
обязан значительному числу моих корреспондентов за
сообщение поразительного количества новых фактов и замечаний.
Материал был так обилен, что я мог воспользоваться лишь
самым важным. Добавлено несколько новых рисунков и
четыре старых заменены лучшими, снятыми с натуры Т. У. Уудом.
Я должен обратить особое внимание на некоторые замечания, которыми
я обязан доброте проф. Гексли (см. Приложение к концу
I части), относительно природы различий между мозгом человека
и высших обезьян. Особенно охотно привожу эти замечания, потому что в самые последние годы на материке появилось несколько
мемуаров по этому вопросу, и значение их, в некоторых случаях,
было сильно преувеличено многими популяризаторами.
Пользуюсь случаем заметить, что мои критики часто допускают
будто я приписываю все перемены в телесном строении и
душевных способностях исключительно естественному подбору
таких изменений, которые часто называются самопроизвольными;
тогда как, даже в первом издании "Происхождения видов", я
определенно указал, что значительная роль должна быть приписана
унаследованным последствиям упражнения, и это справедливо
как для тела, тая и для души. Я также приписал некоторую
долю видоизменения продолжительному прямому действию
изменявшихся условий жизни. Некоторая роль также должна быть придана редким случаям возврата к строению предков; не
следует забывать и того, что я назвал "соотносительным" ростом,
подразумевая под этим, что различные части организации связаны
между собою некоторым неизвестным образом так, что если одна часть изменяется, то изменяются и другие части; а если
изменения одной части накопляются подбором, то изменятся и другие
части. Далее, многие критики утверждали, что когда я нашел, что
многие подробности строения у человека не могут быть объяснены
естественным подбором, то я изобрел половой подбор; однако
я дал довольно ясный очерк этого последнего принципа еще в
первом издании "Происхождения видов" и там же высказал,
что он применим и к человеку. Этот вопрос о половом
подбор рассмотрен с значительной полнотою в настоящем
сочинении, просто потому, что здесь впервые представился для меня
удобный повод. Меня поразило сходство некоторых полуодобрительных критических замечаний о половом подборе с теми,
которые были высказаны сначала об естественном подборе; так
напр., что этот подбор объясняет некоторые, да и то немногие
подробности, но наверное не может быть применен в том
объеме, как я применил его. Мое доверие к силе полового подбора остается непоколебленным; но вероятно, или даже почти
достоверно, что некоторые из моих выводов впоследствии окажутся
ошибочными; этого едва ли можно избежать при первой обработке.
любого вопроса. Когда натуралисты ознакомятся с понятием о половом подборе, он, я думаю, будет допущен ими в гораздо
боле широком объеме; впрочем, принцип этот уже всецело
и с полным одобрением усвоен многими компетентными авторами.

Доун, Беккенгэм, Кент.
Сентябрь, 1874 г.

СОДЕРЖАНИЕ.

Предисловие автора ко 2-му изданию.

Введение.

Часть первая.

ГЛАВА I. Доказательства происхождения человека от некоторой
низшей формы.
Природа доказательств, относящихся к происхождению человека.
Гомологичные строения у человека и низших животных.
Различные соответствия.
Развитие.
Рудиментарные строения, мускулы, органы чувств, волосы, кости,
органы воспроизведения и т. д.
Значение этих трех крупных групп фактов, по их отношению
к происхождению человека.
ГЛАВА II. О способе развития человека из некоторой низшей формы.
Изменяемость тела и души у человека.
Наследственность.
Причины изменчивости.
Законы изменения одинаковы у человека и у низших животных.
Прямое действие жизненных условий.
Действие усиленного употребления и неупотребления частей.
Остановка развития.
Возврат (реверсия).
Соотносительные изменения.
Человек - господствующее на земном шаре животное.
Важное значение его телесного строения.
Причины, приведшие к прямостоячему положению.
Последующие перемены в строении.
Уменьшение величины клыков.
Увеличение и изменение формы черепа.
Нагота.
Отсутствие хвоста.
Беззащитное состояние человека.
ГЛАВА III. Сравнение душевных способностей человека и низших
животных.
Различие душевных способностей наивысшей обезьяны и наинизшего
дикаря - огромно.
Некоторые общие инстинкты.
Душевные волнения (эмоции).
Любопытство.
Подражание.
Внимание.
Память.
Воображение.
Разум.
Прогрессивное улучшение.
Орудия и оружия, которыми пользуются животные.
Способность к отвлечению; самосознание.
Язык (членораздельная речь).
Чувство прекрасного.
Вера в Бога, в духовных деятелей; суеверия.
ГЛАВА IV. Сравнение душевных способностей человека н низших животных.
Нравственное чувство.
Основное положение.
Качества общественных животных.
Происхождение общественности.
Борьба между противоположными инстинктами.
Человек - общественное животное.
Более прочные общественные инстинкты одерживают верх над другими,
мене стойкими.
Лишь одни общественные добродетели уважаются дикарями.
Добродетели, имеющие личное значение, приобретаются на более
поздней ступени развития.
Важное значение оценки поведения членами той же общины.
Передача нравственных склонностей.
Общие выводы.
ГЛАВА V. О развитии умственных и нравственных качеств в
первобытные и цивилизованные эпохи.
Повышение уровня умственных способностей посредством естественного
подбора.
Важное значение подражания.
Общественные и нравственные качества.
Их развило в пределах данного племени.
Влияние естественного подбора на цивилизованные нации.
Доказательства того, что цивилизованные нации были некогда варварскими.

ГЛАВА VI. О сходстве и о родословной человека.
Положение человека в ряду животных.
Естественная система генеалогична.
Приспособительные признаки малоценны.
Разные мелкие черты сходства между человеком и четверорукими.
Положение человека в естественной системе.
Родина и древность человека.
Отсутствие ископаемых связующих звеньев.
Низшие ступени генеалогии человека: вывод их из его сродства и
из строения.
Древнее гермафродитное состояние позвоночных.
Заключение.
ГЛАВА VII. Человеческие расы.
Природа и значение видовых признаков.
Применение к человеческим расам.
Доводы за и против причисления так называемых человеческих рас к
различным видам.
Подвиды.
Моногенисты и полигенисты.
Сходимость признаков.
Многочисленные пункты сходства тела и души человека у различных рас.
Состоите человека при первичном его расселении по земному шару.
Каждая раса не произошла от одной единственной пары.
Вымирание рас.
Образование рас.
Следствия скрещиванья.
Малое влияние прямого действия жизненных условий.
Малое или вполне отсутствующее влияние естественного подбора.
Половой подбор.
Примечание Гексли. О сходстве и различиях в строении и развитии мозга
у человека и обезьян.

Часть вторая. Половой подбор.

ГЛАВА VIII. Законы полового подбора.
Вторичные половые признаки.
Половой подбор.
Способ действия.
Избыток самцов.
Многоженство.
Вообще говоря, только самец видоизменяется посредством полового подбора.
Страстность самца.
Изменчивость самца.
Выбор, проявляемый самкою.
Сравнение полового подбора с естественным.
Наследственность в соответственные периоды жизни и в соответственные времена
года.
Наследственность, ограниченная полом.
Соотношения между различными формами наследственности.
Причины, почему один из полов и детеныши не видоизменяются половым подбором.
Прибавление: О сравнительной численности обоих полов у животных, принадлежащих
к разным классам.
ГЛАВА IX. Вторичные половые признаки у низших классов животного царства.
Признаки эти отсутствуют у низших классов.
Блестящая окраска.
Моллюски.
Кольчатые черви.
Ракообразные: сильное развитие у них вторичных половых признаков.
Диморфизм; окраска у пауков; стрекотание самцов.
Многоножки (Myriapoda).
ГЛАВА X. Вторичные половые признаки, у насекомых.
Различные приспособления, которыми обладают самцы для схватывания самок.
Половые различия, значение которых не ясно.
Различие роста у обоих полов.
Thysanura, Diptera, Hemiptera.
Homoptera - только самцы обладают
музыкальными способностями.
Orthoptera: музыкальные органы у самцов; крайнее разнообразие строения;
драчливость; окраска.
Neuroptera: половые различия в окраске.
Hymenoptera, драчливость и окраска.
Coeoptera: окраска; обладают большими рогами, очевидно как украшениями;
драки; стрекочущие органы обыкновенно общи обоим полам.
ГЛАВА XI. Насекомые (продолжение). -Чешуекрылые (бабочки и мотыльки).
Ухаживание у бабочек.
Драки.
Тикающие звуки.
Окраска, общая обоим полам или более яркая у самцов.
Примеры.
Окраска не зависит от прямого действия жизненных условий.
Окраска, приспособленная к целям охраны.
Окраска ночных мотыльков.
Показывание себя.
Воспринимающие способности чешуекрылых. Изменчивость.
Причины различия окраски между самцами и самками.
Миметизм.
Самки у бабочек иногда ярче окрашены, чем самцы.
Яркая окраска гусениц.
Общие выводы и заключительные замечания о вторичных половых
признаках у насекомых.
Сравнение птиц с насекомыми.
ГЛАВА ХП. Вторичные половые признаки у рыб, амфибий и пресмыкающихся.
Рыбы. Ухаживанье и драки между самцами.
Боле крупный рост самок.
Самцы: яркая окраска и украшающие придатки; другие странные признаки.
Окраска и придатки приобретаются самцами только в пору размножения.
Рыбы, у которых оба пола ярко окрашены.
Охранительная окраска.
Мене заметная окраска самки не может быть объяснена принципом охраны.
Рыбы-самцы, строящие гнезда и заботящиеся о яйцах и о молодых.
Amphibia: различия в строении и окраске между полами.
Голосовые органы.
Reptiia: черепахи.
Крокодилы.
Змеи; окраска иногда охранительного характера.
Ящерицы; драки между ними.
Украшающие придатки.
Странные различия в строении между полами.
Окраска. Половые различия почти так же значительны, как у птиц.
ГЛАВА XIII. Вторичные половые признаки у птиц.
Половые различия.
Закон боя.
Специальное оружие.
Голосовые органы.
Инструментальная музыка.
Любовные ужимки и пляски.
Украшения, постоянные и сезонные.
Двойная и простая годичная линька.
Показывание своих украшений самцами.
ГЛАВА XIV. Птицы (продолжение).
Выбор, обнаруживаемый самкою.
Продолжительность ухаживания.
Неспарившиеся птицы.
Душевные свойства и вкус к прекрасному.
Предпочтение или антипатия, обнаруживаемая самкою к известным самцам.
Изменчивость у птиц.
Изменения порою внезапны.
Законы изменчивости.
Образование глазков.
Переходные формы.
Пример: павлин, аргус и Urosticte.
ГЛАВА XV. Птицы (продолжение).
Обсуждение вопроса, почему у некоторых видов только самцы ярко
окрашены, а у других оба пола.
Наследственность, ограниченная полом, и ее применение к
разным строениям и к ярко окрашенному оперению.
Построение гнезд в зависимости от окраски.
Утрата брачного оперенья зимою.
ГЛАВА. XVI. Птицы (окончание).
Незрелое оперенье птиц, в зависимости от характера оперенья у обоих
полов, когда они достигнуть зрелого возраста.
Шесть разрядов случаев.
Половые различия между самцами близко родственных или заместительных
видов.
Самка, принимающая признаки самца.
Оперение молодых в связи с летним и зимним оперением взрослых.
О возрастании красоты у птиц всего земного шара.
Охранительная окраска.
Заметно окрашенные птицы.
Оценка новизны.
Общие выводы о птицах.
ГЛАВА XVII. Вторичные половые признаки у млекопитающих.
Закон боя.
Особенное оружие, свойственное только самцам.
Причина отсутствия оружия у самки. Оружие, общее обоим полам,
однако первоначально приобретенное самцом.
Другие применения такого оружия. Его высокое значение.
Боле крупный рост самца.
Средства защиты.
Предпочтете, оказываемое тем и другим полом у млекопитающих,
при спаривании, данным особям другого пола.
ГЛАВА XVIII. Млекопитающие (продолжение).
Голос.
Замечательные половые особенности у тюленей.
Запах.
Развитие волос.
Окраска волос и кожи.
Ненормальный пример самки, боле украшенной, чем самец.
Окраска и украшения, зависящие от полового подбора.
Окраска, приобретаемая ради охраны.
Окраска, хотя общая обоим полам, часто зависит от полового подбора.
Об исчезновении пятен и полос у взрослых четвероногих.
Об окраске и украшениях у четыреруких.
Общие выводы.

Часть третья. Половой подбор у человека и заключение.

ГЛАВА XIX. Вторичные половые признаки у человека.
Различие между мужчиной и женщиной.
Причины таких различий, а также того, что известные признаки
общи обоим полам.
Закон боя.
Различия в душевных способностях и в голосе.
Влияние красоты, при определении браков у людей.
Внимание, обращаемое дикарями на украшения.
Их понятия о женской красоте.
Склонность преувеличивать всякую природную особенность.
ГЛАВА XX. Человек (продолжение).
Действие продолжительного подбора женщин, сообразно с различным
уровнем красоты у каждой расы.
О причинах, служащих помехою половому подбору у цивилизованных
и диких племен.
Условия, благоприятные половому подбору в первобытные времена.
О способе действия полового подбора у человеческого рода.
Женщины у диких племен обладают некоторой возможностью
выбирать себе мужей.
Отсутствие волос на теле и развитие бороды.
Цвет кожи.
Общие выводы.
ГЛАВА XXI. Общие выводы и заключение.
Главный вывод тот, что человек произошел от некоторой низшей формы.
Способ развития.
Генеалогия человека.
Умственные и нравственные способности.
Половой подбор.
Заключительные замечания.


1

Происхождение человека и подбор по отношению к полу.

ВВЕДЕНИЕ.

Характер настоящего сочинения поймут легче всего, если я вкратце
расскажу, по каким причинам оно было написано. В течение многих лет
я собирал заметки о начале или происхождении человека, без всякого
намерения напечатать что либо по этому вопросу, или скорее с решимостью
не печатать, так как я думал, что могу только увеличить предубеждения
против моих взглядов. Для меня показалось достаточным указание. в
первом издании моего "Происхождения видов", что это сочинение "прольет
свет на происхождение человека и его историю"; под этим подразумевается,
что человек должен быть включен, вместе с другими органическими
существами, в любое общее положение, относящееся к способу появления
жизни на земном шаре. Но теперь дело приняло совсем другой
оборот. Если натуралиста, подобный Карлу Фогту, осмеливается сказать в
своей президентской речи в Женеве, в Национальном Институте (1869):
"никто, по крайней мере, в Европе, не осмеливается более утверждать независимого сотворения нынешних видов такими, каковы они теперь", - то
после таких слов ясно, что, по крайней мере, значительное число натуралистов склонны допустить, что виды представляют измененных потомков
других видов; и это в особенности подтверждается относительно молодых
и начинающих натуралистов. Большинство допускает действие естественнаго подбора; хотя некоторые утверждают, - справедливо ли это, решит
будущее, - что я значительно преувеличил его значение. Из старейших,
почтенных представителей естествознания многие, к несчастью, до сих пор
противятся началу эволюции, в какой бы то ни было форме.
Соображаясь с взглядами, усвоенными теперь большинством натуралистов,
и которые, как всегда бывает, в конце концов будут приняты
публикой, я решился собрать свои заметки, чтобы увидеть, насколько общие
заключения, к которым я пришел в моих прежних сочинениях, применимы
к человеку. Это казалось тем боле желательным, что я намеренно
никогда не применял еще этих взглядов ни к одному виду, взятому
в отдельности. Когда мы приковываем наше внимание к одной какой
либо форме, то лишаемся важных доводов, зависящих от природы сродства, связывающего целую группу организмов - их географического распределения
в прошедшем и настоящем и их геологической преемственности.
Гомологическое строение, эмбриональное развитие и рудиментарные органы данного
вида могут, однако, быть рассмотрены, все равно идет ли речь о человеке
или о каком-либо другом животном, на которое может быть направлено
наше внимание; а эти крупные разряды фактов доставляют, мне
кажется, важное и убедительное свидетельство в пользу начала постепенного
развития. Необходимо постоянно иметь ввиду также сильную поддержку,
являющуюся со стороны доводов другого рода.
Единственный предмет этого сочинения состоит в том, чтобы во-первых,
рассмотреть, произошел ли человек, как и всякий другой вид,
от некоторой предсуществовавшей формы; во-вторых, узнать способ его
развития и, в-третьих, оценить различия между так называемыми человеческими
расами. Глубокая древность человека была недавно доказана трудами
множества выдающихся ученых, начиная с Буше де Перта; а это
является необходимым основанием для того, чтобы понять происхождение
человека. Я, поэтому приму этот вывод за общепризнанный и отошлю читателей
к превосходным сочинениям Чарльза Ляйэлля, Джона Леббока и
др. Мне не представится также случая сделать что-либо, кроме намека на
величину различия между человеком и человекообразными обезьянами, потому
что проф. Гексли, по мнению наиболее компетентных авторов, окончательно
доказал, что во всех видимых признаках, человек меньше отличается
от высших обезьян, чем эти последние от низших членов того же
отряда приматов.
Мое сочинение едва ли содержит какие-либо новые факты относительно
человека; но так как выводы, к которым я пришел, после того как
набросал их вчерне, показались мне интересными, то я подумал, что они
могут заинтересовать также других. Часто самоуверенно утверждали, что
происхождение человека никогда не может быть узнано; но невежество гораздо
чаще приводит к самоуверенности, нежели знание: малознающие, а не
многознающие любят так положительно утверждать, что та или иная задача
никогда не будет решена наукой. Вывод, что человек, вместе с
другими видами, произошел от некоторой древней, низшей и вымершей
формы, нисколько не нов. Ламарк давно уже пришел к этому заключению,
которое в последнее время было поддерживаемо многими выдающимися
естествоиспытателями и философами, напр., Уоллесом, Гексли, Ляйэллем,
Фогтом, Леббоком, Бюхнером, Ролле и др. и особенно Геккелем. Этот последний натуралист, кроме своего капитального сочинения Generee Morphoogie
(1866), недавно издал Naturiche Shopfungsgeschichte (1868 и 2-е
изд. 1870), где он подробно рассматривает генеалогию человека. Если бы
сочинение появилось раньше, чем был написан мой очерк, я, быть
может, никогда бы не довел работы до конца. Почти вей выводы, к которым
я пришел, как оказывается, подтверждены этим естествоиспытателем,
а знания его по многим вопросам полнее моих. Где я привожу
какой либо факт или взгляд по сочинениям проф. Геккеля, я ссылаюсь на
него в текст; другая утверждения оставлены, как они были сначала в
ей рукописи, и лишь порою даны указания в примечаниях на его труды,
в виде подтверждения более сомнительных или любопытных пунктов.
В течение многих лет мне казалось чрезвычайно вероятным, что
половой подбор играл важную роль в дифференцированных человеческих
ас; но в моем "Происхождении видов" (в 1-м изд.) я ограничился
простым намеком на это воззрение. Когда мне пришлось применить этот
взгляд к человеку, то оказалось необходимым рассмотреть весь вопрос
очень подробно, поэтому вторая часть настоящего сочинения, в которой
рассмотрен половой подбор, разрослась непомерно по сравнен!" с первой
частью; но этого нельзя было избежать.
Первоначально я намеревался присоединить к этой книга очерк, касающейся
вопроса о выражении различных эмоций (душевных волнений) человека
и низших животных. Мое внимание было много лет тому назад
привлечено к этому вопросу превосходным трудом Чарльза Белля. Знаменитый
анатом утверждает, что человек обладает ИЗВЕСТНЫМИ мускулами.
предназначенными единственно для выражения его эмоций (душевных волнений).
Но так как этот взгляд очевидно противоречит убеждению, что человек
произошел от некоторой Другой низшей формы, мне пришлось рассмотреть
этот вопрос. Я также хотел проверить, насколько одни и те же
эмоции выражаются одинаково различными человеческими расами. Но по причин больших размеров настоящего труда, я предпочел отложить этот
очерк до будущего сочинения.

ЧАСТЬ I. Происхождение человека.ЧАРЛЬЗ ДАРВИН.

Происхождение человека и половой подбор.

Предисловие автора ко 2-му английскому изданию.

Во время последовательных перепечаток первого издания
этого труда, изданного в 1871 году, я успел внести несколько
существенных поправок; теперь, по прошествии еще большего
времени, я попытался воспользоваться тем строгим обсуждением,
которому подверглась моя книга и принял во внимание все критические
замечания, показавшиеся мне здравыми. Я также чрезвычайно
обязан значительному числу моих корреспондентов за
сообщение поразительного количества новых фактов и замечаний.
Материал был так обилен, что я мог воспользоваться лишь
самым важным. Добавлено несколько новых рисунков и
четыре старых заменены лучшими, снятыми с натуры Т. У. Уудом.
Я должен обратить особое внимание на некоторые замечания, которыми
я обязан доброте проф. Гексли (см. Приложение к концу
I части), относительно природы различий между мозгом человека
и высших обезьян. Особенно охотно привожу эти замечания, потому что в самые последние годы на материке появилось несколько
мемуаров по этому вопросу, и значение их, в некоторых случаях,
было сильно преувеличено многими популяризаторами.
Пользуюсь случаем заметить, что мои критики часто допускают
будто я приписываю все перемены в телесном строении и
душевных способностях исключительно естественному подбору
таких изменений, которые часто называются самопроизвольными;
тогда как, даже в первом издании "Происхождения видов", я
определенно указал, что значительная роль должна быть приписана
унаследованным последствиям упражнения, и это справедливо
как для тела, тая и для души. Я также приписал некоторую
долю видоизменения продолжительному прямому действию
изменявшихся условий жизни. Некоторая роль также должна быть придана редким случаям возврата к строению предков; не
следует забывать и того, что я назвал "соотносительным" ростом,
подразумевая под этим, что различные части организации связаны
между собою некоторым неизвестным образом так, что если одна часть изменяется, то изменяются и другие части; а если
изменения одной части накопляются подбором, то изменятся и другие
части. Далее, многие критики утверждали, что когда я нашел, что
многие подробности строения у человека не могут быть объяснены
естественным подбором, то я изобрел половой подбор; однако
я дал довольно ясный очерк этого последнего принципа еще в
первом издании "Происхождения видов" и там же высказал,
что он применим и к человеку. Этот вопрос о половом
подбор рассмотрен с значительной полнотою в настоящем
сочинении, просто потому, что здесь впервые представился для меня
удобный повод. Меня поразило сходство некоторых полуодобрительных критических замечаний о половом подборе с теми,
которые были высказаны сначала об естественном подборе; так
напр., что этот подбор объясняет некоторые, да и то немногие
подробности, но наверное не может быть применен в том
объеме, как я применил его. Мое доверие к силе полового подбора остается непоколебленным; но вероятно, или даже почти
достоверно, что некоторые из моих выводов впоследствии окажутся
ошибочными; этого едва ли можно избежать при первой обработке.
любого вопроса. Когда натуралисты ознакомятся с понятием о половом подборе, он, я думаю, будет допущен ими в гораздо
боле широком объеме; впрочем, принцип этот уже всецело
и с полным одобрением усвоен многими компетентными авторами.

Доун, Беккенгэм, Кент.
Сентябрь, 1874 г.

СОДЕРЖАНИЕ.

Предисловие автора ко 2-му изданию.

Введение.

Часть первая.

ГЛАВА I. Доказательства происхождения человека от некоторой
низшей формы.
Природа доказательств, относящихся к происхождению человека.
Гомологичные строения у человека и низших животных.
Различные соответствия.
Развитие.
Рудиментарные строения, мускулы, органы чувств, волосы, кости,
органы воспроизведения и т. д.
Значение этих трех крупных групп фактов, по их отношению
к происхождению человека.
ГЛАВА II. О способе развития человека из некоторой низшей формы.
Изменяемость тела и души у человека.
Наследственность.
Причины изменчивости.
Законы изменения одинаковы у человека и у низших животных.
Прямое действие жизненных условий.
Действие усиленного употребления и неупотребления частей.
Остановка развития.
Возврат (реверсия).
Соотносительные изменения.
Человек - господствующее на земном шаре животное.
Важное значение его телесного строения.
Причины, приведшие к прямостоячему положению.
Последующие перемены в строении.
Уменьшение величины клыков.
Увеличение и изменение формы черепа.
Нагота.
Отсутствие хвоста.
Беззащитное состояние человека.
ГЛАВА III. Сравнение душевных способностей человека и низших
животных.
Различие душевных способностей наивысшей обезьяны и наинизшего
дикаря - огромно.
Некоторые общие инстинкты.
Душевные волнения (эмоции).
Любопытство.
Подражание.
Внимание.
Память.
Воображение.
Разум.
Прогрессивное улучшение.
Орудия и оружия, которыми пользуются животные.
Способность к отвлечению; самосознание.
Язык (членораздельная речь).
Чувство прекрасного.
Вера в Бога, в духовных деятелей; суеверия.
ГЛАВА IV. Сравнение душевных способностей человека н низших животных.
Нравственное чувство.
Основное положение.
Качества общественных животных.
Происхождение общественности.
Борьба между противоположными инстинктами.
Человек - общественное животное.
Более прочные общественные инстинкты одерживают верх над другими,
мене стойкими.
Лишь одни общественные добродетели уважаются дикарями.
Добродетели, имеющие личное значение, приобретаются на более
поздней ступени развития.
Важное значение оценки поведения членами той же общины.
Передача нравственных склонностей.
Общие выводы.
ГЛАВА V. О развитии умственных и нравственных качеств в
первобытные и цивилизованные эпохи.
Повышение уровня умственных способностей посредством естественного
подбора.
Важное значение подражания.
Общественные и нравственные качества.
Их развило в пределах данного племени.
Влияние естественного подбора на цивилизованные нации.
Доказательства того, что цивилизованные нации были некогда варварскими.

ГЛАВА VI. О сходстве и о родословной человека.
Положение человека в ряду животных.
Естественная система генеалогична.
Приспособительные признаки малоценны.
Разные мелкие черты сходства между человеком и четверорукими.
Положение человека в естественной системе.
Родина и древность человека.
Отсутствие ископаемых связующих звеньев.
Низшие ступени генеалогии человека: вывод их из его сродства и
из строения.
Древнее гермафродитное состояние позвоночных.
Заключение.
ГЛАВА VII. Человеческие расы.
Природа и значение видовых признаков.
Применение к человеческим расам.
Доводы за и против причисления так называемых человеческих рас к
различным видам.
Подвиды.
Моногенисты и полигенисты.
Сходимость признаков.
Многочисленные пункты сходства тела и души человека у различных рас.
Состоите человека при первичном его расселении по земному шару.
Каждая раса не произошла от одной единственной пары.
Вымирание рас.
Образование рас.
Следствия скрещиванья.
Малое влияние прямого действия жизненных условий.
Малое или вполне отсутствующее влияние естественного подбора.
Половой подбор.
Примечание Гексли. О сходстве и различиях в строении и развитии мозга
у человека и обезьян.

Часть вторая. Половой подбор.

ГЛАВА VIII. Законы полового подбора.
Вторичные половые признаки.
Половой подбор.
Способ действия.
Избыток самцов.
Многоженство.
Вообще говоря, только самец видоизменяется посредством полового подбора.
Страстность самца.
Изменчивость самца.
Выбор, проявляемый самкою.
Сравнение полового подбора с естественным.
Наследственность в соответственные периоды жизни и в соответственные времена
года.
Наследственность, ограниченная полом.
Соотношения между различными формами наследственности.
Причины, почему один из полов и детеныши не видоизменяются половым подбором.
Прибавление: О сравнительной численности обоих полов у животных, принадлежащих
к разным классам.
ГЛАВА IX. Вторичные половые признаки у низших классов животного царства.
Признаки эти отсутствуют у низших классов.
Блестящая окраска.
Моллюски.
Кольчатые черви.
Ракообразные: сильное развитие у них вторичных половых признаков.
Диморфизм; окраска у пауков; стрекотание самцов.
Многоножки (Myriapoda).
ГЛАВА X. Вторичные половые признаки, у насекомых.
Различные приспособления, которыми обладают самцы для схватывания самок.
Половые различия, значение которых не ясно.
Различие роста у обоих полов.
Thysanura, Diptera, Hemiptera.
Homoptera - только самцы обладают
музыкальными способностями.
Orthoptera: музыкальные органы у самцов; крайнее разнообразие строения;
драчливость; окраска.
Neuroptera: половые различия в окраске.
Hymenoptera, драчливость и окраска.
Coeoptera: окраска; обладают большими рогами, очевидно как украшениями;
драки; стрекочущие органы обыкновенно общи обоим полам.
ГЛАВА XI. Насекомые (продолжение). -Чешуекрылые (бабочки и мотыльки).
Ухаживание у бабочек.
Драки.
Тикающие звуки.
Окраска, общая обоим полам или более яркая у самцов.
Примеры.
Окраска не зависит от прямого действия жизненных условий.
Окраска, приспособленная к целям охраны.
Окраска ночных мотыльков.
Показывание себя.
Воспринимающие способности чешуекрылых. Изменчивость.
Причины различия окраски между самцами и самками.
Миметизм.
Самки у бабочек иногда ярче окрашены, чем самцы.
Яркая окраска гусениц.
Общие выводы и заключительные замечания о вторичных половых
признаках у насекомых.
Сравнение птиц с насекомыми.
ГЛАВА ХП. Вторичные половые признаки у рыб, амфибий и пресмыкающихся.
Рыбы. Ухаживанье и драки между самцами.
Боле крупный рост самок.
Самцы: яркая окраска и украшающие придатки; другие странные признаки.
Окраска и придатки приобретаются самцами только в пору размножения.
Рыбы, у которых оба пола ярко окрашены.
Охранительная окраска.
Мене заметная окраска самки не может быть объяснена принципом охраны.
Рыбы-самцы, строящие гнезда и заботящиеся о яйцах и о молодых.
Amphibia: различия в строении и окраске между полами.
Голосовые органы.
Reptiia: черепахи.
Крокодилы.
Змеи; окраска иногда охранительного характера.
Ящерицы; драки между ними.
Украшающие придатки.
Странные различия в строении между полами.
Окраска. Половые различия почти так же значительны, как у птиц.
ГЛАВА XIII. Вторичные половые признаки у птиц.
Половые различия.
Закон боя.
Специальное оружие.
Голосовые органы.
Инструментальная музыка.
Любовные ужимки и пляски.
Украшения, постоянные и сезонные.
Двойная и простая годичная линька.
Показывание своих украшений самцами.
ГЛАВА XIV. Птицы (продолжение).
Выбор, обнаруживаемый самкою.
Продолжительность ухаживания.
Неспарившиеся птицы.
Душевные свойства и вкус к прекрасному.
Предпочтение или антипатия, обнаруживаемая самкою к известным самцам.
Изменчивость у птиц.
Изменения порою внезапны.
Законы изменчивости.
Образование глазков.
Переходные формы.
Пример: павлин, аргус и Urosticte.
ГЛАВА XV. Птицы (продолжение).
Обсуждение вопроса, почему у некоторых видов только самцы ярко
окрашены, а у других оба пола.
Наследственность, ограниченная полом, и ее применение к
разным строениям и к ярко окрашенному оперению.
Построение гнезд в зависимости от окраски.
Утрата брачного оперенья зимою.
ГЛАВА. XVI. Птицы (окончание).
Незрелое оперенье птиц, в зависимости от характера оперенья у обоих
полов, когда они достигнуть зрелого возраста.
Шесть разрядов случаев.
Половые различия между самцами близко родственных или заместительных
видов.
Самка, принимающая признаки самца.
Оперение молодых в связи с летним и зимним оперением взрослых.
О возрастании красоты у птиц всего земного шара.
Охранительная окраска.
Заметно окрашенные птицы.
Оценка новизны.
Общие выводы о птицах.
ГЛАВА XVII. Вторичные половые признаки у млекопитающих.
Закон боя.
Особенное оружие, свойственное только самцам.
Причина отсутствия оружия у самки. Оружие, общее обоим полам,
однако первоначально приобретенное самцом.
Другие применения такого оружия. Его высокое значение.
Боле крупный рост самца.
Средства защиты.
Предпочтете, оказываемое тем и другим полом у млекопитающих,
при спаривании, данным особям другого пола.
ГЛАВА XVIII. Млекопитающие (продолжение).
Голос.
Замечательные половые особенности у тюленей.
Запах.
Развитие волос.
Окраска волос и кожи.
Ненормальный пример самки, боле украшенной, чем самец.
Окраска и украшения, зависящие от полового подбора.
Окраска, приобретаемая ради охраны.
Окраска, хотя общая обоим полам, часто зависит от полового подбора.
Об исчезновении пятен и полос у взрослых четвероногих.
Об окраске и украшениях у четыреруких.
Общие выводы.

Часть третья. Половой подбор у человека и заключение.

ГЛАВА XIX. Вторичные половые признаки у человека.
Различие между мужчиной и женщиной.
Причины таких различий, а также того, что известные признаки
общи обоим полам.
Закон боя.
Различия в душевных способностях и в голосе.
Влияние красоты, при определении браков у людей.
Внимание, обращаемое дикарями на украшения.
Их понятия о женской красоте.
Склонность преувеличивать всякую природную особенность.
ГЛАВА XX. Человек (продолжение).
Действие продолжительного подбора женщин, сообразно с различным
уровнем красоты у каждой расы.
О причинах, служащих помехою половому подбору у цивилизованных
и диких племен.
Условия, благоприятные половому подбору в первобытные времена.
О способе действия полового подбора у человеческого рода.
Женщины у диких племен обладают некоторой возможностью
выбирать себе мужей.
Отсутствие волос на теле и развитие бороды.
Цвет кожи.
Общие выводы.
ГЛАВА XXI. Общие выводы и заключение.
Главный вывод тот, что человек произошел от некоторой низшей формы.
Способ развития.
Генеалогия человека.
Умственные и нравственные способности.
Половой подбор.
Заключительные замечания.


1

Происхождение человека и подбор по отношению к полу.

ВВЕДЕНИЕ.

Характер настоящего сочинения поймут легче всего, если я вкратце
расскажу, по каким причинам оно было написано. В течение многих лет
я собирал заметки о начале или происхождении человека, без всякого
намерения напечатать что либо по этому вопросу, или скорее с решимостью
не печатать, так как я думал, что могу только увеличить предубеждения
против моих взглядов. Для меня показалось достаточным указание. в
первом издании моего "Происхождения видов", что это сочинение "прольет
свет на происхождение человека и его историю"; под этим подразумевается,
что человек должен быть включен, вместе с другими органическими
существами, в любое общее положение, относящееся к способу появления
жизни на земном шаре. Но теперь дело приняло совсем другой
оборот. Если натуралиста, подобный Карлу Фогту, осмеливается сказать в
своей президентской речи в Женеве, в Национальном Институте (1869):
"никто, по крайней мере, в Европе, не осмеливается более утверждать независимого сотворения нынешних видов такими, каковы они теперь", - то
после таких слов ясно, что, по крайней мере, значительное число натуралистов склонны допустить, что виды представляют измененных потомков
других видов; и это в особенности подтверждается относительно молодых
и начинающих натуралистов. Большинство допускает действие естественнаго подбора; хотя некоторые утверждают, - справедливо ли это, решит
будущее, - что я значительно преувеличил его значение. Из старейших,
почтенных представителей естествознания многие, к несчастью, до сих пор
противятся началу эволюции, в какой бы то ни было форме.
Соображаясь с взглядами, усвоенными теперь большинством натуралистов,
и которые, как всегда бывает, в конце концов будут приняты
публикой, я решился собрать свои заметки, чтобы увидеть, насколько общие
заключения, к которым я пришел в моих прежних сочинениях, применимы
к человеку. Это казалось тем боле желательным, что я намеренно
никогда не применял еще этих взглядов ни к одному виду, взятому
в отдельности. Когда мы приковываем наше внимание к одной какой
либо форме, то лишаемся важных доводов, зависящих от природы сродства, связывающего целую группу организмов - их географического распределения
в прошедшем и настоящем и их геологической преемственности.
Гомологическое строение, эмбриональное развитие и рудиментарные органы данного
вида могут, однако, быть рассмотрены, все равно идет ли речь о человеке
или о каком-либо другом животном, на которое может быть направлено
наше внимание; а эти крупные разряды фактов доставляют, мне
кажется, важное и убедительное свидетельство в пользу начала постепенного
развития. Необходимо постоянно иметь ввиду также сильную поддержку,
являющуюся со стороны доводов другого рода.
Единственный предмет этого сочинения состоит в том, чтобы во-первых,
рассмотреть, произошел ли человек, как и всякий другой вид,
от некоторой предсуществовавшей формы; во-вторых, узнать способ его
развития и, в-третьих, оценить различия между так называемыми человеческими
расами. Глубокая древность человека была недавно доказана трудами
множества выдающихся ученых, начиная с Буше де Перта; а это
является необходимым основанием для того, чтобы понять происхождение
человека. Я, поэтому приму этот вывод за общепризнанный и отошлю читателей
к превосходным сочинениям Чарльза Ляйэлля, Джона Леббока и
др. Мне не представится также случая сделать что-либо, кроме намека на
величину различия между человеком и человекообразными обезьянами, потому
что проф. Гексли, по мнению наиболее компетентных авторов, окончательно
доказал, что во всех видимых признаках, человек меньше отличается
от высших обезьян, чем эти последние от низших членов того же
отряда приматов.
Мое сочинение едва ли содержит какие-либо новые факты относительно
человека; но так как выводы, к которым я пришел, после того как
набросал их вчерне, показались мне интересными, то я подумал, что они
могут заинтересовать также других. Часто самоуверенно утверждали, что
происхождение человека никогда не может быть узнано; но невежество гораздо
чаще приводит к самоуверенности, нежели знание: малознающие, а не
многознающие любят так положительно утверждать, что та или иная задача
никогда не будет решена наукой. Вывод, что человек, вместе с
другими видами, произошел от некоторой древней, низшей и вымершей
формы, нисколько не нов. Ламарк давно уже пришел к этому заключению,
которое в последнее время было поддерживаемо многими выдающимися
естествоиспытателями и философами, напр., Уоллесом, Гексли, Ляйэллем,
Фогтом, Леббоком, Бюхнером, Ролле и др. и особенно Геккелем. Этот последний натуралист, кроме своего капитального сочинения Generee Morphoogie
(1866), недавно издал Naturiche Shopfungsgeschichte (1868 и 2-е
изд. 1870), где он подробно рассматривает генеалогию человека. Если бы
сочинение появилось раньше, чем был написан мой очерк, я, быть
может, никогда бы не довел работы до конца. Почти вей выводы, к которым
я пришел, как оказывается, подтверждены этим естествоиспытателем,
а знания его по многим вопросам полнее моих. Где я привожу
какой либо факт или взгляд по сочинениям проф. Геккеля, я ссылаюсь на
него в текст; другая утверждения оставлены, как они были сначала в
ей рукописи, и лишь порою даны указания в примечаниях на его труды,
в виде подтверждения более сомнительных или любопытных пунктов.
В течение многих лет мне казалось чрезвычайно вероятным, что
половой подбор играл важную роль в дифференцированных человеческих
ас; но в моем "Происхождении видов" (в 1-м изд.) я ограничился
простым намеком на это воззрение. Когда мне пришлось применить этот
взгляд к человеку, то оказалось необходимым рассмотреть весь вопрос
очень подробно, поэтому вторая часть настоящего сочинения, в которой
рассмотрен половой подбор, разрослась непомерно по сравнен!" с первой
частью; но этого нельзя было избежать.
Первоначально я намеревался присоединить к этой книга очерк, касающейся
вопроса о выражении различных эмоций (душевных волнений) человека
и низших животных. Мое внимание было много лет тому назад
привлечено к этому вопросу превосходным трудом Чарльза Белля. Знаменитый
анатом утверждает, что человек обладает ИЗВЕСТНЫМИ мускулами.
предназначенными единственно для выражения его эмоций (душевных волнений).
Но так как этот взгляд очевидно противоречит убеждению, что человек
произошел от некоторой Другой низшей формы, мне пришлось рассмотреть
этот вопрос. Я также хотел проверить, насколько одни и те же
эмоции выражаются одинаково различными человеческими расами. Но по причин больших размеров настоящего труда, я предпочел отложить этот
очерк до будущего сочинения.

ЧАСТЬ I. Происхождение человека.

ГЛАВА I. Доказательства происхождения человека от некоторой низшей формы.

Тот, кто желает решить, является ли человек видоизмененным потомком
некоторой предсуществовавшей формы, вероятно, сначала исследует,
изменяются ли у человека, хотя немного телесное строение и душевные
способности; а если так, то передаются ли изменения потомству, сообразно с
законами, господствующими у низших животных. Дале, представляют ли
изменения, насколько наше ограниченное знание позволяет нам судить об
этом, результат тех же общих причин и законов, как и для прочих
организмов; напр., соотносительной изменчивости, наследуемых влияний
упражнения и неупражнения и т. д. Подвержен ли человек таким же
уродствам, результатам остановки развития, удвоения частей и т. п. и проявляет ли он в какой либо из этих аномалий возврат к некоторому
прежнему древнему типу строения? Естественно можно также спросить, дал
ли человек, подобно многим другим животным, начало разновидностям
или подпородам, различающимся между собою незначительно? Или же эти
расы различаются между собою так, что их следует считать по малой
мере сомнительными видами? Как распределены эти расы по земному шару; а
при скрещивании, как они действуют друг на друга в первом и последующих
поколениях? Тоже во многих других случаях.
Затем исследователь был бы приведен к важному пункту: стремится
ли человек размножиться в такой быстрой прогрессии, чтобы порою
быть вынужденным к суровой борьбе за существование? Следствием были

бы сохранение полезных изменений, все равно телесных или душевных, и
исключение вредных уклонений. Могут ли расы или виды людей - все равно,
какое мы ни изберем название - подавлять и вытеснять друг друга, так,
что некоторые, в конце концов, вымрут? Мы увидим, что все эти
вопросы, как это совершенно очевидно в большинстве случаев, должны
получить утвердительный ответ, в том же смысле, как и для низших
животных. Но многие соображения, только что указанные, с удобством
могут быть отложены на некоторое время: сначала же мы посмотрим, в
какой мере строение человеческого тела выказывает боле или менее ясные

5

следы п&heip;

2 комментария  

0
Николай

спасибо!"

0
Владимир

давайте читать

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →