Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Каждые двадцать тонн воды полярных водоемов Земли содержат около миллиграмма золота.

Еще   [X]

 0 

Простодурсен. Зима от начала до конца (сборник) (Белсвик Руне)

Повести Руне Белсвика о Простодурсене и его друзьях очень популярны в Норвегии. В маленькой приречной стране жизнь героев полна обычных забот: тут рубят дрова и копают канавы, пекут хлеб и сушат башмаки, смотрят в небо и бросают в реку камешки… Но удивительное дело: чуть измени угол зрения – и самые простые вещи наполняются особым смыслом и трогают сердце. Мудрый Ковригсен и добряк Простодурсен, Октава с её песнями и Утёнок с его фокусами умеют радоваться и радовать других так, что заражают этим даже хитреца Пронырсена и некулёму Сдобсена.

В книгу вошли три из шести историй о Простодурсене. Продолжение следует!



Год издания: 2015

Цена: 219 руб.



С книгой «Простодурсен. Зима от начала до конца (сборник)» также читают:

Предпросмотр книги «Простодурсен. Зима от начала до конца (сборник)»

Простодурсен. Зима от начала до конца (сборник)

   Повести Руне Белсвика о Простодурсене и его друзьях очень популярны в Норвегии. В маленькой приречной стране жизнь героев полна обычных забот: тут рубят дрова и копают канавы, пекут хлеб и сушат башмаки, смотрят в небо и бросают в реку камешки… Но удивительное дело: чуть измени угол зрения – и самые простые вещи наполняются особым смыслом и трогают сердце. Мудрый Ковригсен и добряк Простодурсен, Октава с её песнями и Утёнок с его фокусами умеют радоваться и радовать других так, что заражают этим даже хитреца Пронырсена и некулёму Сдобсена.
   В книгу вошли три из шести историй о Простодурсене. Продолжение следует!
   В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн.


Руне Белсвик Простодурсен. Зима от начала до конца (сборник)

   Rune Belsvik
   DUSTEFJERTEN
   Dustefjerten og den store bekker ø veriet
   Dustefjerten og den store marsipanfesten
   Dustefjerten og den store v å rdagen

   Для младшего и среднего школьного возраста

   Книга издана при финансовой поддержке норвежского фонда NORLA (Норвежская литература за рубежом)

   Любое использование текста и иллюстраций разрешено только с согласия издательства.

   © Ольга Дробот, перевод, 2014
   Dustefjerten og det store bekkerøveriet. (Copyright © Cappelen Damm AS 1991)
   Dustefjerten og den store marsipanfesten. (Copyright © Cappelen Damm AS 1994)
   Dustefjerten og den store vårdagen. (Copyright © Cappelen Damm AS 1996)
   © Издание на русском языке, оформление, ООО «Издательский дом «Самокат», 2015
* * *
   По-моему, это книга о том, что жизнь – чудо, она готова изумлять нас каждый день. Но чтобы восхититься самому дару жизни, заметить его, порадоваться ему, надо жить в детском темпе, здесь и сейчас, и поменьше суетиться.
Ольга Дробот, переводчик книги
   За хлёсткими диалогами – волшебство дружбы и влюблённости… Мы с героями книги стоим на пороге счастья, и оно такое настоящее…
Наталья Евдокимова, Питерbook

Простодурсен и великое похищение реки

Кто-то зовёт на помощь


   В тот день, когда Простодурсен споткнулся о лопату, вообще многое стало совсем не так, как бывало раньше. Так уж устроена жизнь. Ходишь-ходишь одной и той же знакомой дорогой, а однажды вот так грохнешься и увидишь всё слегка, как говорится, под другим углом. Один так даже угодил в больницу. А ещё одному помог добрый прохожий. А я вот порвал штаны и впервые в жизни ставил заплатку.
   Тот день, когда Простодурсен споткнулся о лопату, начинался как самый обычный день. Простодурсен проснулся от стука дятла, долбившего носом сучок на стене его дома. Дятел частенько прилетал сюда завтракать. За планками обшивки водились какие-то букашки, и от стука они в страхе вылезали наружу, прямо дятлу в клюв.
   Простодурсен встал и положил одеяло на подоконник – проветрить. Постоял немного, изучая, какая за окном погода. Листья на яблоне желтели и краснели, были и коричневые, только не зелёные. Разноцветье красиво подсвечивалось солнцем. За яблоневым садом мирно и живописно текла река, чтобы после долгого путешествия влиться в море.
   День, повторюсь, был прекрасный. Редкие облачка на небе и нигде ничего неприятного глазу. Скоро из пекарни Ковригсена поползёт хлебный дух, и если Простодурсену захочется, можно будет сходить купить хрусткую ржаную коврижку и поболтать с Ковригсеном. Например, о реке. Ковригсен тоже её любит, он тоже видит её из своего окна.
   Простодурсен ничего не знал о том, что он вскоре грохнется, зацепившись о лопату. Он вообще не подозревал, что ещё до вечера его жизнь изменится.
   И он, как обычно, отправился на кухню посмотреть, не осталось ли со вчера пудинга на сегодня. Простодурсен проголодался, и больше всего ему хотелось поесть пудинга.
   И точно: в огромной коричневой миске колыхался жёлто-бежевый бугорок. Ровно как Простодурсен мечтал – удобная порция вкусного пудинга, которая ловко скользнула по языку вниз. Хорошо! Но плохо, что пудинг на этом кончился. Вдруг и совсем. Придётся днём делать новый, подумал Простодурсен. Пакетиков с сухим порошком у него припасено немало, но за остальным надо будет сходить.
   Простодурсен прикинул, не заняться ли ему сперва канавой. Копать – хорошая работа, трудная как раз в меру. Бывало, покопаешь – и успокоишься, и аппетит нагуляешь, и сон хороший.
   Канава начиналась от крыльца, обходила яблони и по склону спускалась к реке. Но хоть солнце в тот день и светило, в канаве чавкала грязь, а когда Простодурсен копал свою канаву в последний раз, он куда-то задевал лопату, так что теперь ему надо было для начала натянуть высокие сапоги и идти её искать. Оглянуться не успеешь – день пройдёт.
   Нет, лучше отложить лопату на другой день, например, дождливый. Ему ведь ещё пудинг делать… Да и камешков для бульканья почти не осталось, надо идти искать. И если потом ещё тащиться к Ковригсену…
   День опять получался полный хлопот. А Простодурсен боялся, что если ещё подумает, так ненароком и ещё какое дело вспомнит. Лучше, решил он, побыстрее уйти от беды подальше.
   На берегу лежали кучкой последние бульки и блестели. Круглые ровные камешки. Впрочем, их было так мало, что кучкой это уже и не назовёшь. Три камешка всего. Один совершенно белый. И два обычных, серо-чёрных.
   Простодурсен взял в руку серо-чёрный, и дятел, как всегда, вспорхнул и улетел, завидев, что кто-то тянется за камнем.
   Бульк радовал руку. Он был не такой горячий, как обычно летом. Тогда даже вечером, когда солнце село, камни долго не остывают и жгутся. Но и не такой холодный, как зимние камни. Эти в секунду забирают всё тепло из ладони.
   – Сейчас я кину тебя в реку, – сообщил Простодурсен. – Серый в крапинку, приготовься: вот я тебя поднимаю – раз-два, бульк!
   И он бросил камень в воду, и раздался «бульк». Аккуратный приятный «бульк».
   И следом Простодурсен бросил второй серо-чёрный камешек.
   И только взял в руку третий, совсем белый, как на том берегу возник Пронырсен.
   – Всё камни бросаешь, – сказал Пронырсен.
   – Да, – кивнул Простодурсен, – бульки. Сегодня как раз хороший день, а то в дождь на реке и без того всё булькает.
   – И как тебе не надоест, – фыркнул Пронырсен. – А у тебя притом есть лопата, лучше б канаву выкопал.
   – Я уже начал, – ответил Простодурсен.
   Он не удержался и стрельнул глазами в Пронырсена. У того была привычка нагличать, и вид он всегда имел такой, будто знал много больше остальных. Жил Пронырсен вверх по реке, но никто у него не бывал. Все его побаивались, хотя ни великаном, ни силачом он не был.
   – Ладно, – проговорил Пронырсен. – Я не могу терять здесь с тобой время. Мне надо домой, у меня невпроворот разных дел и проблем.
   Простодурсен подумал было спросить, что это за дела и проблемы, но решил, что чем меньше говорить, тем лучше. Тогда Пронырсен быстрее уберётся, и можно будет спокойно булькнуть последний камешек.
   – Смотри не перетрудись тут, – съязвил Пронырсен, загоготал и исчез так же внезапно, как появился.
   Простодурсен стоял, перекатывая в ладони камешек. Из пекарни Ковригсена густо-густо пахло хлебом. Может, пойти за коврижкой, а последний бульк припрятать на потом? Впереди ещё весь день, не хочется оставаться совсем без камешков. За новой порцией придётся идти за тридевять земель, в округе он всё давно собрал…
   Простодурсен стоял у воды и размышлял. Река журчала и струилась как обычно. Дно реки усеяно его бульками. Но они лежат глубоко. Если он полезет за ними, придётся нырять, и, неровен час, до того доныряется, что его унесёт в даль дальнюю, а этого ему вовсе не хотелось. Простодурсену хорошо жилось у себя дома.
   В животе заурчало. Если Ковригсен не хандрит и настроение у него не кислое, то тесто наверняка поднялось, а тогда самое время поспешить в пекарню, подумал Простодурсен, сунул камешек в карман и тронулся в путь.
   По дороге он решил обойти канаву и полюбоваться на свою работу. И вот когда он стоял на краю канавы и рассматривал грязь на дне, жизнь его изменилась.
   Во-первых, кто-то закричал «На помощь!». Во-вторых, Простодурсен споткнулся о лопату.
   Крик о помощи прорезал воздух внезапно. Кричали с реки. Что там творится, Простодурсен не видел. Слышал он такой призыв тоже впервые. Голос как будто был немного похож на голос Октавы – дамы, жившей ниже по течению, но сходства было до того мало, что Простодурсен почти не сомневался: кричала не она.
   Раз кто-то зовёт на помощь, значит, помощь ему нужна, решил Простодурсен и бегом припустил на выручку. Через канаву и прямиком по траве – это кратчайший путь к воде. Вот в траве его и подстерегла лопата.
   Шмяк!



   Простодурсен полетел носом вперёд и грохнулся в траву.
   «Лопата, – подумал он, тормозя. – Лопату я нашёл».
   Он вскочил и помчался дальше вниз, к реке.
   В воде барахталась утка. Она пыталась плыть против течения, пыхтела и отдувалась.
   – Помогите, – просипела она.
   – Вы хотите, чтобы я вам помог? – уточнил Простодурсен.
   – Что? – простонала утка.
   – Какая помощь вам нужна? – спросил Простодурсен.
   – Меня преследует хищная птица, огромная, страшная! Она хочет отнять у меня яйцо.
   – Ни одной хищной птицы здесь нет.
   – Можете помочь мне выбраться на берег?
   – Подождите минуточку, я принесу свой инструмент.
   Простодурсен помчался за лопатой. Как раз удобное приспособление для помощи уткам. Он опустил лопату в воду, подвёл под утку и вытащил её на берег.


   Утка лежала в траве и тяжело дышала. Бедная. Видно, приплыла издалека. Но разве у птиц не кончился сезон кладки яиц? Уже осень на исходе, для птенцов поздновато.
   – О, – стонала утка, – спасибо, что помогли. Никто, никто…
   – Не стоит благодарностей, успокойтесь.
   – О… – застонала она – и вдруг сомлела и завалилась на бок. Откуда-то из перьев выкатилось яйцо и покатилось по склону к реке.
   Простодурсен молча наблюдал за ним и страшно злился. У него была гора планов на день, а теперь поперёк них разлеглась эта утка. А яйцо утки вообще катится вниз по склону к воде. Нет, вон запуталось в траве.
   Яйцо оказалось голубым в мелкую чёрную крапочку. Красивое, ровно-округлое. Похожее на идеальный камешек для бульков. Простодурсен подошёл к яйцу и приложил к нему ухо. Внутри тишина. Простодурсен схватил яйцо и быстро сунул его под утку – а то ненароком забудешься да и булькнешь чужое яйцо в речку.
   Подумав, он понял, что пойти к Ковригсену прямо сейчас у него не получится. Хоть хлебом по-прежнему пахло на всю округу, а живот урчал, требуя коврижку, Простодурсен решил не отлучаться от утки. Должна же она очнуться, чтобы он довёл свою помощь до конца.
   Пока он так размышлял, на берег снова спустился Пронырсен. Можно подумать, он всё это время ждал в засаде за кустом.
   – Уткой разжился, – заметил Пронырсен.
   Он стоял на другом берегу и заявлял, что Простодурсен разжился уткой. Ну и словцо. Простодурсен даже не нашёлся что ответить.
   Он вообще замечал, что на иные вопросы Пронырсена трудно дать ответ. Они какие-то скользкие. Уткой разжился, ну-ну, мы-то с тобой понимаем…
   – Я видел, как ты огрел её лопатой.
   – Что? – разинул рот Простодурсен.
   – Мне ты сказки не рассказывай, – велел Пронырсен. – Я буду молчать как рыба. Но я уверен, что утка плыла ко мне.