Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Ни один лист бумаги невозможно сложить пополам больше семи раз.

Еще   [X]

 0 

Аналитика безопасности. Учебное пособие (Махов Станислав)

В учебном пособии рассматривается широкий круг проблем по работе с разными по форме и содержанию источниками информации, обеспечению процесса подготовки и ведения аналитической работы.

Год издания: 0000

Цена: 149 руб.



С книгой «Аналитика безопасности. Учебное пособие» также читают:

Предпросмотр книги «Аналитика безопасности. Учебное пособие»

Аналитика безопасности. Учебное пособие

   В учебном пособии рассматривается широкий круг проблем по работе с разными по форме и содержанию источниками информации, обеспечению процесса подготовки и ведения аналитической работы.
   Раскрываются принципы аналитической работы, структура и содержание этапов аналитической деятельности, последовательность поиска, анализа и методы изучения аналитической информации.
   Предназначено, в первую очередь, тем, кто заинтересован в овладении теорией и практикой аналитической работы: преподавателям, аспирантам, руководителям и менеджерам организаций, сотрудникам правоохранительных органов и служб безопасности, сотрудникам аналитических служб и информационных отделов.


Станислав Махов Аналитика безопасности. Учебное пособие

   Рекомендовано редакционно-издательским советом МАБИВ в качестве учебного пособия

   Рецензенты:
   кандидат технических наук, доцент кафедры «Электроника, вычислительная техника и информационная безопасность» ФГБОУ ВПО «Госуниверситет – УНПК»
   А. В. Артемов
   кандидат экономических наук, доцент кафедры «Предпринимательство и маркетинг» ФГБОУ ВПО «Госуниверситет – УНПК»
   Н. А. Лебедева

Введение

   Современные методы управления предпринимательской деятельностью (менеджмент) ежедневно требуют новой информации о положении той или иной финансовой, деловой структуры на отечественном и международном рынке. Эти сведения (особенно, конфиденциальные) становятся товаром, который производится, помогая предпринимателю защитить свой бизнес от конкурентов, принять верное решение и выжить (до следующей схватки) в условиях жесткой конкуренции. Они же продаются и покупаются, вымогаются и похищаются для того, чтобы «раздавить» конкурента. Работу по обеспечению защиты и добыче информации в конкретных условиях рынка ведут различные как государственные, так и частные структуры: службы безопасности, детективные агентства, аналитические центры и т. д.
   Аналитика в деле обе с печения без опасности предпринимательской деятельности все эффективнее внедряется в новое российское бытие. Аналитическая деятельность, когда-то бывшая уделом спецслужб, придворных политических обозревателей, ученых и т. д., активно встает на службу бизнесу, становится материальной движущей силой и защитой рыночной экономики. Элитарная сфера приложения человеческого интеллекта все больше привлекает к себе представителей бизнеса, различных структур безопасности.
   Учитывая, что аналитическая деятельность по своей внутренней природе специфична, трудно говорить о практике её преподавания в обычном смысле слова. Многие специалисты сравнивают работу аналитика с творчеством ученого, исследователя, писателя, журналиста. Можно добавить, в ряде случаев – вместе взятых. Практика аналитической работы в безопасности бизнеса показывает, что аналитик должен: иметь развитый интеллект; обладать способностью к самосовершенствованию; знать специфику деятельности предприятия, учреждения, фирмы, банка; быть психологом; владеть писательским мастерством; работать (писать) в форс-мажорных обстоятельствах; и еще многое другое. . Естественно, все эти обстоятельства нужно учитывать при разработке учебной программы, наборе слушателей и студентов, желающих посвятить себя профессии аналитика. Одновременно следует заранее предполагать, что конечный продукт учебного процесса не всегда окажется будущим аналитиком.
   В данной работе нет попыток, охватить все стороны практической аналитики, поскольку аналитика как предмет еще требует своего всестороннего осмысления. Мы только попытаемся приоткрыть дверь в этот заманчивый мир творческого анализа для начинающих аналитиков. Для людей, которые хотят постичь азы науки мышления, устно и письменно правильно и четко излагать свои мысли. Уметь искать и находить нужную информацию, а поэтому познать нормы и правила человеческого общения. Испытать радость или горечь (последнее чувство обычное для начинающих аналитиков и в этом нет ничего зазорного) от процесса подготовки и выпуска в свет первого самостоятельного аналитического документа. Думаем, она вызовет интерес у руководителей предприятий, начальников и кадровиков служб безопасности и организаций, которые постоянно испытывают трудности с приемом на работу квалифицированных аналитиков. Да многие кадровики и не представляют себе, какие же кадры нужны для аналитики, какие требования предъявлять к кандидатам на данную профессию. А время учить и учиться аналитике уже наступило.

Часть 1
Аналитическое обеспечение безопасности бизнеса

Глава 1. Аспекты аналитического обеспечения безопасности

1. 1. Введение в аналитику

   Сложность современной аналитической деятельности заключается в том, что система обеспечения безопасности нынешнего бизнес-процесса требует для своего анализа профильных специалистов-аналитиков: математиков, статистиков, социологов, психологов. Но только аналитики с широким экономическим, политическим, социальным, оперативным кругозором на основе информации, полученной от данных сотрудников, могут предоставить потребителю понятный ему окончательный аналитический документ, сделать выводы из аналитического материала, дать перспективное видение проблемы, спрогнозировать дальнейшее развитие событий и иметь варианты выхода из виртуального кризиса.
   Учитывая, что аналитическая деятельность по своей внутренней природе специфична, трудно говорить о практике её преподавания в обычном смысле слова. Многие специалисты сравнивают работу аналитика с творчеством ученого, исследователя, писателя, журналиста. Можно добавить: в ряде случаев – вместе взятых.

   Практика аналитической работы в СБ показывает, что аналитик должен:
   – иметь развитый интеллект (от природы), – обладать способностью к самосовершенствованию (характер, практика),
   – знать специфику деятельности предприятия, учреждения, фирмы, банка (учеба, практика),
   – иметь представление об оперативной работе (учеба, практика),
   – быть психологом (учеба, практика), – владеть писательским мастерством (талант, учеба, практика),
   – работать (писать) в форс-мажорных обстоятельствах (характер, практика),
   – и еще многое другое…
   Интеллектуальные способности аналитика – это его «визитная карточка». Оригинальность и логика мышления, энциклопедические знания всегда были в цене. Интеллект (ум, рассудок, познание, разумение) – способность мышления, рационального познания, система умственных операций, индивидуальный стиль и стратегия решения проблем, врожденная и приобретенная на практике адаптация к разным жизненным ситуациям. Интеллектом наделен каждый человек. Не каждый стремится развить его. Развитие интеллекта – это тренировка внимания, памяти, мышления, психического состояния, воспитание трудолюбия, именно тех качеств, которые необходимы в повседневной работе сотрудников и аналитиков СБ. По мнению психологов, важнейшими признаками аналитического интеллекта являются:
   – глубина – способность проникать в сущность событий и фактов, понимать их причины и закономерности, взаимосвязи и перспективы развития,
   – критичность – объективная оценка фактов и явлений, стремление подвергать сомнению устоявшиеся взгляды, мнения, решения,
   – гибкость – способность переключаться с одной идеи на другую, в том числе противоположную собственной,
   – широта ума – способность видеть взаимосвязи явлений, объемное видение проблем,
   – быстрота – скорость решения задач, – оригинальность – способность находить неординарные решения, порождать новые идеи, отличные от общепринятых взглядов,
   – пытливость – стремление доходить до самой глубинной сути событий,
   – интуиция – способность предвидеть ход событий, после активного включения в работу всех признаков интеллекта.

   Психологические качества аналитика СБ: – уверенность в том, что выбор профессии правильный (чувство собственной удовлетворенности помогает карьере),
   – умеренный профессиональный снобизм обязателен, – усидчивость, педантичность (рутинная повседневная работа по ведению досье, пополнению банка данных, подшивок СМИ и т. д. часто надоедает, но является обязательным условием аналитического процесса),
   – знание методов и способов концентрации мыслительного процесса в нужный момент (умение отключиться от всех проблем, сосредоточиться на внимательном изучении и анализе имеющейся информации, работа – прежде всего),
   – умение отвлечься на время от исследуемой проблемы (важный момент, во время которого, отдохнувший мозг может «неожиданно» выдать интересные идеи),
   – полет фантазии – (вопросы типа: «а что, если?» постоянно присутствуют в процессе написания аналитического документа, любые фантастические предположения обостряют чувство реальности),
   – высокопарно – литературный дар, писательский талант (аналитик, обладающий писательским даром, ценится в СБ на вес золота),
   – способность выработать свой стиль написания документа (приходит с годами, помогает руководителю СБ. учить молодежь на положительных примерах),
   – умение менять стиль написания документа в зависимости от его содержания (политический портрет, экономический обзор, например, требуют разных стилей изложения),
   – умение работать «в команде» (качество, необходимое при написании коллективных аналитических документов),
   – способность профессионально отстаивать свою точку зрения (если руководство СБ сомневается в выводах, нужно уметь доказать правоту аналитических выводов и отстоять свою точку зрения на исследуемую проблему в определенных личными отношениями рамках, тогда уверенность, опыт и аналитические способности будут оценены по заслугам),
   – объективная самокритика (но не самоунижение, понимание того факта, что ты – не есть истина в последней инстанции),
   – здоровая (белая) профессиональная зависть (надежное качество, побуждающее к самосовершенствованию),
   – стремление к постоянному самосовершенствованию (отход от узкой специализации, труд – прежде всего),
   – способность ставить перед сотрудниками СБ задачи по сбору информации (в добро желательной манере, критика в их адрес – слабость аналитика), умение обучать сотрудников СБ и побуждать их к совершенствованию навыков подготовки аналитических материалов, чтобы добиться от сотрудников СБ такой проработки первичных документов, которая позволит аналитику экономить время и использовать его для обучения персонала СБ азам аналитической работы.
   Практика показывает, что в частных структурах безопасности аналитическую работу в настоящее время ведут лица, имеющие прошлый опыт работы в государственных силовых ведомствах. У них еще есть (при заинтересованном подходе предпринимателей) срок подготовить себе профессиональную замену. Нужно правильно наладить работу внутри СБ: постоянный обмен опытом, профессиональную учебу, оказание помощи начинающим аналитикам и т. д.
   Аналитик СБ должен хорошо ориентироваться:
   – в вопросах внешней и внутренней политики,
   – в проблемах рыночной экономики, финансов, маркетинга,
   – в процессах финансового и других видах мошенничества,
   – в окружающей криминальной и террористической среде,
   – в поисковых системах Интернета,
   – в местных и иностранных СМИ,
   – в специальной тематической литературе,
   – в грамматике и стилистике языка,
   – в мире разнообразной справочной и словарной литературы,
   – иметь представление обо всем, но досконально знать одну-две темы и во многом другом.
   Аналитик СБ, как правило, должен владеть иностранным языком. В СБ, которые имеют зарубежные филиалы, это является обязательным условием для карьеры аналитика и т. д. Обязанности и права аналитика СБ.
   Аналитик обязан:
   – быть всегда в хорошей физической и интеллектуальной форме (заказ на написание документа обычно поступает неожиданно, его подготовка иногда затягивается на неопределенный срок – день, ночь, суббота, воскресенье и т. д.),
   – быть всегда в курсе политики руководства (предвидеть проблемы, которые могут возникнуть у руководства и которые могут потребовать их срочного анализа),
   – иметь под рукой определенный информационный задел для начала составления аналитического документа, до поступления заказанных конфиденциальных сведений,
   – досконально знать пути поиска и сбора необходимой информации в Интернете,
   – уметь видеть за частоколом фактов главную цель и логическим путем шаг за шагом идти к ней,
   – вовремя заметить ошибочный путь и вернуться на правильную дорогу (свет в темной комнате),
   – обладать интуицией (предвидением), она может заменить недостающие факты, и особенно важна при выводах,
   – иметь в запасе и постоянно пополнять различные вставки – шаблоны (нужны при срочном написании документов),
   – писать грамотно, понятно, по – возможности, кратко, – избегать внесения в аналитический документ, околонаучных терминов, высокого стиля, набивших оскомину словесных штампов и т. д.,
   – подстраиваться под стиль письма и разумения руководства (это не подхалимство, а рабочий момент аналитики, помогающий избежать последующих ненужных согласований и недоразумений в понимании смысла подготовленного документа),
   – не паниковать в форс-мажорных обстоятельствах – отсутствие уверенности может свести к нулю все усилия растерянного аналитика, поскольку его мозг будет занят мыслями о подготовке документа к указанному сроку и в противном случае о грядущем служебном наказании,
   – объяснить руководству внятно, доходчиво и уверенно непонятые тому части подготовленного аналитического документа,
   – при подаче аналитического документа на подпись иметь под рукой основные материалы, которые использовались при его подготовке,
   – не спорить с руководством, если делать какие – то замечания по ходу неудовлетворительного для аналитика рассмотрения документа, то очень доказательно,
   – светиться уверенностью в значимости представленного документа.

   Аналитик не должен:
   – писать заумно (показывать свою ученость), документы, написанные заумно, как правило, читаются с трудом, до главной мысли приходиться пробираться через чащу абсолютно ненужных и часто непонятных потребителю терминов,
   – стремиться объять «необъятное» (у начинающего аналитика всегда под рукой «много важной информации», которую хотелось бы вставить в документ),
   – растекаться мыслью по древу: в аналитике краткость – сестра таланта,
   – вставлять в аналитический материал не проверенные, сомнительные факты без их собственного комментария,
   – давать волю субъективным суждениям, не подтверждающимися объективными фактами,
   – не быть категоричным в суждениях – освещение реальных событий и прогнозирование требуют гибкости в суждениях, поскольку природа вещей многогранна,
   – делать выводы, не вытекающие из основного содержания аналитического документа, и на далекую перспективу,
   – «обижаться» на внесенные руководством коррективы – оно обладает большим объемом информации, более широким видением проблемы в общей ситуации и реальном отрезке времени.
   Аналитик имеет право:
   – быть допущенным к основным конфиденциальным документам, в части его касающейся, и рассчитывать на помощь в подготовке дополнительных информационных материалов,
   – при необходимости получать от руководства рекомендации по составлению аналитического документа, советоваться с руководством соответствующих отделов во время написания аналитического документа,
   – свободно (в разумных пределах) распоряжаться своим рабочим графиком в рамках реального времени, отпущенного на написание аналитического документа.

   Советы по работе с начинающими аналитиками:
   – вспомните, как вы начинали свою работу,
   – вспомните все то, что вы хотели получить и не получили от своего наставника,
   – не повторяйте ошибок своих учителей, будьте вежливы и терпеливы с молодыми сотрудниками,
   – не раздражайтесь и в состоянии раздражения не делайте за них их же работу,
   – дайте понять, что в отделе все равны, и каждый обязан честно и качественно делать свою работу,
   – хороший будущий сотрудник надоедает постоянными вопросами, если они по – делу, не горячитесь, и отвечайте на них спокойно,
   – на первых порах совместно разбирайте написанное, не стесняясь, указывайте на ошибки,
   – давая задание, обязательно проверьте его исполнение,
   – будьте учителем, а не ментором, – остужайте молодые, талантливые, горячие головы, пресекайте бахвальство, шапкозакидательство,
   – будьте скупы на похвалу, но за дело похвалите,
   – не демонстрируйте молодым свою опытность, у них не было времени её приобрести.

1. 2. Специфика теоретического познания и его формы

   Теоретический уровень научного познания характеризуется преобладанием рационального момента – понятий, теорий, законов и других форм мышления и «мыслительных операций». Живое созерцание, чувственное познание здесь не устраняется, а становится подчиненным (но очень важным) аспектом познавательного процесса. Теоретическое познание отражает явления и процессы со стороны их универсальных внутренних связей и закономерностей, постигаемых с помощью рациональной обработки данных эмпирического знания. Эта обработка осуществляется с помощью систем абстракций «высшего порядка» – таких как понятия, умозаключения, законы, категории, принципы и др.
   На основе эмпирических данных здесь происходит мысленное объединение исследуемых объектов, постижение их сущности, законов их существования, составляющих основное содержание теорий – «квинтэссенции» знания на данном уровне. Важнейшая задача теоретического знания – достижение объективной истины во всей ее конкретности и полноте содержания. При этом особенно широко используются такие познавательные приемы и средства как абстрагирование – отвлечение от ряда свойств и отношений предметов, идеализация – процесс создания чисто мысленных предметов, синтез – объединение полученных в результате анализа элементов в систему, дедукция – движение познания от общего к частному, восхождение от абстрактного к конкретному и др. Присутствие в познании идеализации служит показателем развитости теоретического знания как набора определенных идеальных моделей.
   Характерной чертой теоретического познания является его направленность на себя, внутринаучная рефлексия, т. е. исследование самого процесса познания, его форм, приемов, методов, понятийного аппарата и т. д. На основе теоретического объяснения и познанных законов осуществляется предсказание, научное предвидение будущего.
   На теоретической стадии науки преобладающим (по сравнению с живым созерцанием) является рациональное познание, которое наиболее полно и адекватно выражено в мышлении. Мышление – осуществляющийся в ходе практики активный процесс обобщенного и опосредованного отражения действительности, обеспечивающий раскрытие на основе чувственных данных ее закономерных связей и их выражение в системе абстракций (понятий, категорий и др.). Человеческое мышление осуществляется в теснейшей связи с речью, а его результаты фиксируются в языке как определенной знаковой системе, которая может быть естественной или искусственной (язык математики, формальной логики, химические формулы и т. п.).
   Говоря о важнейшем значении мышления для научного познания, М. Борн подчеркивал, что «человеческий ум может проникать в тайны природы с помощью мышления вследствие гармонии между законами мышления и законами природы». Отсутствие такой гармонии, расхождение законов мышления с законами бытия закрывает путь к истине, ведет к заблуждению.
   Мышление человека – не природное его свойство, а выработанная в ходе истории функция социального субъекта, общества в процессе своей предметной деятельности и общения, идеальная их форма. Поэтому мышление, его формы, принципы, категории, законы и их последовательность внутренне связаны с историей социальной жизни, обусловлены развитием труда, практики. Именно уровень и структура последней обусловливают в конечном итоге способ мышления той или иной эпохи, своеобразие логических «фигур» и связей на каждом из ее этапов. Вместе с развитием практики, ее усложнением и внутренней дифференциацией изменяется и мышление, проходя определенные уровни (этапы, состояния и т. п.). Исходя их древней философской традиции, восходящей к античности, следует выделить два основных уровня мышления – рассудок и разум.
   Рассудок – исходный уровень мышления, на котором оперирование абстракциями происходит в пределах неизменной схемы, заданного шаблона, жесткого стандарта. Это способность последовательно и ясно рассуждать, правильно строить свои мысли, четко классифицировать, строго систематизировать факты. Здесь сознательно отвлекаются от развития, взаимосвязи вещей и выражающих их понятий, рассматривая их как нечто устойчивое, неизменное. Главная функция рассудка – расчленение и исчисление. Мышление в целом невозможно без рассудка, он необходим всегда, но его абсолютизация неизбежно ведет к метафизике. Рассудок – это обыденное повседневное житейское мышление или то, что часто называют здравым смыслом. Логика рассудка – формальная логика, которая изучает структуру высказываний и доказательств, обращая основное внимание на форму «готового» знания, а не на его содержание.
   Разум – (диалектическое мышление) – высший уровень рационального познания, для которого прежде всего характерны творческое оперирование абстракциями и сознательное исследование их собственной природы (саморефлексия). Только на этом своем уровне мышление может постигнуть сущность вещей, их законы и противоречия, адекватно выразить логику вещей в логике понятий. Последние как и сами вещи берутся в их взаимосвязи, развитии, всесторонне и конкретно. Главная задача разума – объединение многообразного вплоть до синтеза противоположностей и выявления коренных причин и движущих сил изучаемых явлений. Логика разума – диалектика, представленная как учение о формировании и развитии знаний в единстве их содержания и формы.
   Процесс развития мышления включает в себя взаимосвязь и взаимопереход рассудка и разума. Наиболее характерной формой перехода первого во второй является выход за пределы сложившейся готовой системы знания, на основе выдвижения новых – диалектических по своей сути – фундаментальных идей.
   Переход разума в рассудок связан прежде всего с процедурой формализации и перевода в относительно устойчивое состояние тех систем знания, которые были получены на основе разума (диалектического мышления).
   Формы мышления (логические формы) – способы отражения действительности посредством взаимосвязанных абстракций, среди которых исходными являются понятия, суждения и умозаключения. На их основе строятся более сложные формы рационального познания, такие, как гипотеза, теория и другие, которые будут рассмотрены ниже.
   Понятие – форма мышления, отражающая общие закономерные связи, существенные стороны, признаки явлений, которые закрепляются в их определениях (дефинициях). Например, в определении «человек есть животное, делающее орудия труда» выражен такой существенный признак человека, который отличает его от всех других представителей животного мира, выступает фундаментальным законом существования и развития человека как родового существа. Понятия должны быть г и бк и и п одв и жн ы, в з а и м ос в яз а н ы, е ди н ы в противоположностях, чтобы верно отразить реальную диалектику (развитие) объективного мира. Наиболее общие понятия – это философские категории (качество, количество, материя, противоречие и др.). Понятия выражаются в языковой форме – в виде отдельных слов («атом», «водород» и др.) или в виде словосочетаний, обозначающих классы объектов («экономические отношения», «элементарные частицы» и др.).
   Суждение – форма мышления, отражающая вещи, явления, процессы действительности, их свойства, связи и отношения. Это мысленное отражение, обычно выражаемое повествовательным предложением, может быть либо истинным («Париж стоит на Сене»), либо ложным («Ростов – столица России»). В форме суждения отражаются любые свойства и признаки предмета, а не только существенные и общие (как в понятии). Например, в суждении «золото имеет желтый цвет» отражается не существенный, а второстепенный признак золота.
   Понятия и суждения выступают «кирпичиками» для построения умозаключений, которые представляют собой моменты движения от одних понятий к другим, выражают процесс получения новых результатов в познании. Умозаключение – форма мышления, посредством которой из ранее установленного знания (обычно из одного или нескольких суждений) выводится новое знание (также обычно в виде суждения). Классический пример умозаключения:
   1. Все люди смертны (посылка).
   2. Сократ – человек (обосновывающее знание).
   3. Следовательно, Сократ смертен (выводное знание, называемое заключением или следствием).
   Важными условиями достижения истинного выводного знания являются не только истинность посылок (аргументов, оснований), но и соблюдение правил вывода, недопущение нарушений законов и принципов логики – не только формальной, но и диалектической. Наиболее общим делением умозаключений, является их деление на два взаимосвязанных вида: индуктивное движение мысли от единичного, частного к общему, от менее общего к более общему, и дедуктивное, где имеет место обратный процесс (как в приведенном примере).
   Следует иметь в виду, что рациональное (мышление) взаимосвязано не только с чувственным, но и с другими – внерациональными – формами познания. Большое значение в процессе познания имеют такие факторы, как воображение, фантазия, эмоции и др. Среди них особенно важную роль играет интуиция (внезапное озарение) – способность прямого, непосредственного постижения истины без предварительных логических рассуждений и без доказательств. В истории философии на важную роль интуиции (хотя и по-разному понимаемой) в процессе познания указывали многие мыслители. Так, Декарт считал, что для реализации правил своего рационалистического метода необходима интуиция, с помощью которой усматриваются первые начала (принципы), и дедукция, позволяющая получить следствия из этих начал.
   История познания показывает, что новые идеи, коренным образом меняющие старые представления, часто возникают не в результате строго логических рассуждений или как простое обобщение. Они являются как бы скачком в познании объекта, перерывом непрерывности в развитии мышления. Для интуитивного постижения действительности характерна свернутость рассуждений, осознание не всего их хода, а отдельного наиболее важного звена, в частности, окончательных выводов.
   Полное логическое и опытное обоснование этих выводов им находят позднее, когда они уже были сформулированы и вошли в ткань науки. Как писал известный французский физик Луи де Бройль, «человеческая наука, по существу рациональная в своих основах и по своим методам, может осуществлять свои наиболее замечательные завоевания лишь путем опасных внезапных скачков ума, когда проявляются способности, освобожденные от тяжелых оков строгого рассуждения, которые называют воображением, интуицией, остроумием». Крупнейший математик
   А. Пуанкаре говорил о том, что в науке нельзя все доказать и нельзя все определить, а поэтому приходится всегда «делать заимствования у интуиции». Действительно, интуиция требует напряжения всех познавательных способностей человека, в нее вкладывается весь опыт предшествующего социокультурного и индивидуального развития человека – его чувственно-эмоциональной сферы (чувственная интуиция) или его разума, мышления (интеллектуальная интуиция). Многие великие творцы науки подчеркивали, что нельзя недооценивать важную роль воображения, фантазии и интуиции в научном исследовании. Однако чтобы не зайти в тупик, интуитивный момент следует соединять с дискурсивным (логическим, понятийным, опосредованным), имея в виду, что это два необходимо связанных момента единого познавательного процесса.
   Познание как единство чувственного и рационального, эмпирического и теоретического, рассудка и разума, интуитивного и дискурсивного тесно связано с пониманием. Последнее не сводится только к тому, чтобы изучаемый объект выразить в логике понятий. Понимание – это проникновение в смысл чего-либо (текста, феноменов культуры и т. п.), постижение посредством диалога чужой субъективности, другой личности.
   Рассматривая теоретическое познание как высшую и наиболее развитую его форму, следует определить его структурные компоненты. К числу основных из них относятся проблема, гипотеза и теория, выступающие вместе с тем как формы, «узловые моменты» построения и развития знания на теоретическом его уровне.
   Проблема – форма теоретического знания, содержанием которой является то, что еще не познано человеком, но что нужно познать. Иначе говоря, это знание о незнании, вопрос, возникший в ходе познания и требующий ответа. Проблема не есть застывшая форма знания, а процесс, включающий два основных момента (этапа движения познания) – ее постановку и решение. Правильное выведение проблемного знания из предшествующих фактов и обобщений, умение верно поставить проблему – необходимая предпосылка ее успешного решения. Формулировка проблемы часто более существенна, чем ее разрешение, которое может быть делом лишь математического или экспериментального искусства. Постановка новых вопросов, развитие новых возможностей, рассмотрение старых проблем под новым углом зрения требуют творческого воображения и отражают действительный успех в науке.
   В. Гейзенберг отмечал, что при постановке и решении научных проблем необходимо следующее: а) определенная система понятий, с помощью которых исследователь будет фиксировать те или иные феномены; б) система методов, избираемая с учетом целей исследования и характера решаемых проблем; в) опора на научные традиции, поскольку, по мнению Гейзенберга, «в деле выбора проблемы традиция, ход исторического развития играют существенную роль», хотя, конечно, определенное значение имеют интересы и наклонности самого ученого. Как считает К. Поппер, наука начинает не с наблюдений, а именно с проблем, и ее развитие есть переход от одних проблем к другим – от менее глубоких к более глубоким. Проблемы возникают, по его мнению, либо как следствие противоречия в отдельной теории, либо при столкновении двух различных теорий, либо в результате столкновения теории с наблюдениями. Тем самым научная проблема выражается в наличии противоречивой ситуации (выступающей в виде противоположных позиций), которая требует соответствующего разрешения. Определяющее влияние на способ постановки и решения проблемы имеют, во-первых, характер мышления той эпохи, в которую формулируется проблема, и, во-вторых, уровень знания о тех объектах, которых касается возникшая проблема. Каждой исторической эпохе свойственны свои характерные формы проблемных ситуаций.
   Научные проблемы следует отличать от ненаучных (псевдопроблем), например, проблема создания вечного двигателя. Решение какой-либо конкретной проблемы есть существенный момент развития знания, в ходе которого возникают новые проблемы, а также выдвигаются те или иные концептуальные идеи, в том числе и гипотезы. Наряду с теоретическими существуют и практические проблемы.
   Гипотеза – форма теоретического знания, содержащая предположение, сформулированное на основе ряда фактов, истинное значение которого неопределенно и нуждается в доказательстве. Гипотетическое знание носит вероятный, а не достоверный характер и требует проверки, обоснования. В ходе доказательства выдвинутых гипотез одни из них становятся истинной теорией, другие видоизменяются, уточняются и конкретизируются, третьи отбрасываются, превращаются в заблуждения, если проверка дает отрицательный результат. Выдвижение новой гипотезы, как правило, опирается на результаты проверки старой, даже в том случае, если эти результаты были отрицательными. Выдающиеся ученые хорошо понимали важную роль гипотезы для научного познания. Гипотеза может существовать лишь до тех пор, пока не противоречит достоверным фактам опыта, в противном случае она становится просто фикцией. Она проверяется (верифицируется) соответствующими опытными фактами (в особенности экспериментом), получая характер истины. Гипотеза является плодотворной, если может привести к новым знаниям и новым методам познания, к объяснению широкого круга явлений.
   Гипотеза как метод развития научно-теоретического знания в своем применении проходит следующие основные этапы.
   1. Попытка объяснить изучаемое явление на основе известных фактов и уже имеющихся в науке законов и теорий. Если такая попытка не удается, то делается дальнейший шаг.
   2. Выдвижение догадки, предположения о причинах и закономерностях данного явления, его свойств, связей и отношений, о его возникновении и развитии и т. п. На этом этапе познания выдвинутое положение представляет собой вероятное знание, еще не доказанное логически и не настолько подтвержденное опытом, чтобы считаться достоверным. Чаще всего выдвигается несколько предположений для объяснения одного и того же явления.
   3. Оценка основательности, эффективности выдвинутых предположений и отбор из их множества наиболее вероятного на основе указанных свыше условий обоснованности гипотезы.
   4. Развертывание выдвинутого предположения в целостную систему знания и дедуктивное выведение из него следствий с целью их последующей эмпирической проверки.
   5. Опытная, экспериментальная проверка выдвинутых из гипотезы следствий. В результате этой проверки гипотеза либо «переходит в ранг» научной теории, или опровергается, «сходит с научной сцены». Однако следует иметь в виду, что эмпирическое подтверждение следствий из гипотезы не гарантирует в полной мере ее истинности, а опровержение одного из следствий не свидетельствует однозначно о ее ложности в целом. Эта ситуация особенно характерна для научных революций, когда происходит коренная ломка фундаментальных концепций и методов и возникают принципиально новые (и зачастую «сумасшедшие», по словам Н. Бора) идеи.
   Таким образом, решающей проверкой истинности гипотезы является, в конечном счете, практика во всех своих формах, но определенную (вспомогательную) роль в доказательстве или опровержении гипотетического знания играет и логический (теоретический) критерий истины. Проверенная и доказанная гипотеза переходит в разряд достоверных истин, становится научной теорией.
   Теория – наиболее развития форма научного знания, дающая целостное отображение закономерных и существенных связей определенной области действительности. Примерами этой формы знания являются классическая механика Ньютона, эволюционная теория Ч. Дарвина, теория относительности А. Эйнштейна, теория самоорганизующихся целостных систем (синергетика) и др.
   А. Эйнштейн считал, что любая научная теория должна отвечать следующим критериям: а) не противоречить данным опыта, фактам; б) быть проверяемой на имеющемся опытном материале; в) отличаться «естественностью», т. е. «логической простотой» предпосылок (основных понятий и основных соотношений между ними; г) содержать наиболее определенные утверждения: это означает, что из двух теорий с одинаково «простыми» основными положениями следует предпочесть ту, которая сильнее ограничивает возможные априорные качества систем; д) не являться логически произвольно выбранной среди приблизительно равноценных и аналогично построенных теорий (в таком случае она представляется наиболее ценной); е) отличаться изяществом и красотой, гармоничностью; ж) характеризоваться многообразием предметов, которые она связывает в целостную систему абстракций; з) иметь широкую область своего применения с учетом того, что в рамках применимости ее основных понятий она никогда не будет опровергнута; и) указывать путь создания новой, более общей теории, в рамках которой она сама остается предельным случаем.
   Любая теоретическая система должна удовлетворять двум основным требованиям: а) непротиворечивости (т. е. не нарушать соответствующий закон формальной логики) и фальсифицируемое – опровержимости, б) опытной экспериментальной проверяемости. Истинная теория должна, во-первых, соответствовать всем (а не некоторым) реальным фактам, а, во-вторых, следствия теории должны удовлетворять требованиям практики.

1. 3. Аналитика – знание – информация

   Современный мир каждодневно обогащается новыми знаниями, получая их из научных открытий и научных трудов, популярной научной литературы, беллетристики, произведений художников, СМИ и т. д. Философский словарь определяет знание как «продукт общественно-трудовой и мыслительной деятельности людей, представляющий идеальное воспроизведение в языковой форме объективных, закономерных связей практически преобразуемого мира». Методы познания, как
   таковые, применяются нами бессознательно везде и всегда, с самой первой минуты нашего рождения. Мы мыслим абстрактными категориями, используем законы логики, с их помощью ежесекундно изучаем окружающий нас мир. Но, как известный мольеровский герой не знал о том, что всю жизнь говорит прозой, так и мы не задумываемся о том, что всю свою сознательную жизнь живем и действуем по данным нам природой законам мышления. Человеческое сознание не в состоянии охватить сразу все накопленное знание. Поэтому каждый человек получает необходимые ему сведения частями, которые складываются в слова, предложения, тексты, символы, цифры, формулы, уравнения и т. д. В структурированном виде, все это является знанием – информацией о каком-либо событии, факте или явлении. В соответствии с Законом РФ «Об информации, информатизации и защите информации»: «Информация – это сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления». Накопленная человечеством информация не может оставаться «мертвой». Она объективно востребована для извлечения полезного знания из прошлого опыта. Это полезное знание используется для обучения современного поколения. Современное поколение, основываясь на прошлом знании, добывает новое знание и т. д. Угроза существования «мертвой информации», (разрыв между уже добытым человечеством знанием и низкой степенью его востребованности из-за объективно существующих проблем: трудно доступности или дороговизны его получения) была ликвидирована созданием всемирной информационной системы Интернета, которая приобщила к общемировым информационным источникам миллиарды людей. Предвосхищая современный информационный бум, В. И. Вернадский писал: «. . Мощь его (человечества) не связана с его материей, но с его мозгом, с его разумом и направленным этим разумом его трудом. . И перед ним его мыслью и трудом, ставится вопрос о перестройке биосферы в интересах свободно мыслящего человечества как единого целого».
   Сегодня информация становится «локомотивом» процесса мировой глобализации, предвестником общемировой «стандартизации» человеческого сообщества. Одновременно с этим, специфические свойства информации (её негативное влияние на человеческий мозг при целенаправленном воздействии, пропагандистском и техническом её оснащении) превращают информацию в грозное оружие 21-ого века, наряду с другими мощнейшими видами вооружения, изобретенными человечеством для своего уничтожения.
   Борьба между позитивным и негативным воздействием информации на умы людей является объективной реальностью, в горниле которой в ближайшей перспективе и будет выковываться новый этап эволюции человечества.
   Знание – информация делится на:
   – эмпирическое знание (экспериментальное), полученное в своем «первозданном» виде в процессе изучения учеными законов природы и эволюции человечества в таких науках как химия, физика, археология, ботаника, зоология, палеонтология и т. д.
   – логическое знание (аналитическое) математика, астрономия, молекулярная физика и т. д. Это расширенное знание, углубленное познавательным процессом человека. Здесь большую роль играет научное предвидение, интуиция.
   – художественное знание – "выданное" художником, музыкантом, литератором, отображающими объективную реальность художественными методами.
   – обыденное знание – традиции, нормы и правила поведения, национальные особенности и т. д.
   – оперативное знание – информация, необходимая для повседневной ориентации человеческого сообщества в политических, военных, социально – экономических проблемах, вопросах научно технического развития, предвидении социальных, техногенных и природных катаклизмов и т. д.
   – «протознание» – архивное знание.
   Вместе с тем, все эти деления условны, поскольку человеческое знание – это единый процесс познания окружающего нас мира, где один вид знания перетекает в другой, где одно знание устаревает и его сменяет новое. Исток этого процесса находится в повседневной человеческой практике, а сама река знания формируются в мозге человека и, расширяясь, несется через различные пороги к своему устью – познанию абсолютной истины. То есть, проще говоря, к тому, чтобы узнать, кто мы есть, зачем пришли в этот мир, что мы в нем и с ним обязаны делать?
   Оперативная информация структур безопасности (закрытая и открытая), добываемая (легальным путем и специфическими средствами) – это только частица общечеловеческого оперативного знания. Она необходима для обеспечения безопасности деятельности предпринимательских структур и обладает только ей присущими свойствами, обусловленными объективными законами развития рыночной экономики и системы её охраны. Основная цель получения такой оперативной информации – выживание предпринимательской структуры в конкурентной рыночной среде, которую в основном формируют государственные органы, конкуренты-предприниматели, криминальные структуры. Экономические условия рынка регулируются законами товарного производства, но опутаны многочисленными сетями государственных законов, правилами рыночной конкуренции, порождающими криминал. Жить, действовать разумно в этих жестких рамках и выжить – можно только при условии хорошей информированности о планах государственных чиновников, конкурентов и криминальных авторитетов.
   Простой пример, предприниматель и его служба безопасности тратят много времени и финансовых средств, чтобы наладить контакты в госструктурах, курирующих бизнес. Они нашли, в конце концов, подходы к нужным чиновникам, но тут внезапно узнают о реорганизации правительства. . и выясняется, что все их усилия были напрасными. Нужно начинать все заново. Для того чтобы предвидеть все нюансы развития кризисной ситуации, необходима информация и, прежде всего, информация: закрытая, конфиденциальная, упреждающая, прогнозирующая. Остальное – дело аналитика, который на её основе выдает то или иное решение проблемы. Нехватку информации аналитик восполняет своей интеллектуальной способностью к анализу.
   Сегодняшний аналитик – наемный работник умственного труда, который продает свой товар интеллектуальную способность в её различных проявлениях предпринимателю, путем предоставления последнему аналитически выверенного нового выводного знания, на базе которого тот должен в принципе строить тактику и стратегию развития своего дела (бизнеса).
   Подготовленный аналитиком новый документ тут же отчуждается от своего создателя, поскольку в него вносятся те или иные поправки и новое выводное знание становится коллективным творчеством службы безопасности и руководства фирмы, предприятия, банка и т. д., то есть интеллектуальной коллективной собственностью.
   Важно отметить, что подготовленный специалистом аналитический документ (при всей его объективности) может быть принят или отвергнут предпринимателем, имеющим свою точку зрения (при наличии более глубокой информации, недоступной по различным причинам аналитику) на существующую проблему. В этих противоречиях между аналитиком и предпринимателем (если они носят рабочий и объективный характер) обычно рождается предпринимательская истина. Таким образом, аналитический материал только тогда становится аналитическим документом, когда он принят предпринимателем к действию, поскольку лежащие в нем выводы отвечают субъективно понятой последним объективной реальности, сложившейся на рынке к данному моменту.

1. 4. Процессы анализа и синтеза

   Начнем с небольшого отступления. Скульптору предложили изваять женскую фигуру и для этого привезли огромную каменную глыбу. Скульптор внимательно осмотрел камень, ощупал руками его фактуру и задумался несколько минут, мысленно представив себе, что может получиться из этой глыбы. Затем, по только автору известным приметам, начал отсекать кусок за куском от глыбы. Постепенно глыба стала принимать грубые очертания женской фигуры. Он трудился много дней. И вот, наконец, скульптор последним ударом молотка по резцу закончил работу и перед зрителями в глубине каменной глыбы открылся силуэт прекрасного женского лица.
   Так человек, при помощи мысли и труда, в результате творческого процесса, из многофактурного и одновременно монолитного валуна, учитывая при работе свойства и качества камня, его внутреннюю структуру, получил спрятанный в ней природой шедевр. Также работает и аналитик, который из «информационной глыбы» (объём информации для аналитической обработки) создает свой аналитический шедевр. В мыслительных операциях анализ выступает как логические приемы мышления, совершающиеся при помощи абстрактных понятий и тесно связанные с другими мыслительными операциям: абстракцией, обобщением и т. д. Анализ и синтез играют важную роль в познавательном процессе и осуществляются на всех его этапах. Большую роль в познании играют также воображение, творческая фантазия, интуиция. Они позволяют аналитику, оживить свою мыслительную работу, увидеть тот или иной факт с такой стороны, которая не просматривается строго логически. Все это объединяется в понятии «творческий процесс». Естественно, творческий процесс требует мобилизации максимума активности, знаний и способностей аналитика. Такая мобилизация находит свое выражение в волевом напряжении и эмоциональном состоянии – творческом озарении, интуиции – способности непосредственного постижения истины без предварительного логического рассуждения. Наверное, этот волнующий душу момент и является по-настоящему, началом и венцом практического процесса аналитического мышления.
   Есть несколько смыслов, в которых употребляются термины «анализ» и «синтез». Во-первых, это анализ и синтез как характеристики строения доказательства в математике. В этом смысле говорят об аналитическом и синтетическом методах и т. п. Во-вторых, анализ и синтез в смысле кантовского различения «аналитических» и «синтетических» суждений, которое фактически означало отличение способа получения знаний путем чисто логической обработки данного опыта («аналитическое») от способа получения знаний путем обращения к содержанию, путем привлечения к исходному знанию каких-то иных данных опыта («синтетическое»). Но анализ и синтез с самого начала интересуют нас как движение в определенном содержании, отличное от получения знания путем формального вывода. Поэтому различение «аналитических» и «синтетических» суждений здесь неприменимо, ибо с этой точки зрения каждый момент движения мысли был бы синтетичен и, следовательно, в нем нельзя было бы увидеть никаких различий.
   Наконец, чаще всего термины «анализ» и «синтез» употребляются применительно ко всему мышлению в целом, к исследованию вообще. Познавая предметы, мы определенным образом их расчленяем, выделяем в них и рассматриваем отдельно те или иные их стороны, свойства, связи, то есть, производим «анализ». Мышление вообще есть отражение посредством абстракций. С другой стороны, всякое мышление есть установление каких-то отношений между зафиксированными в мысли предметами или их сторонами, то есть «синтез».
   Анализ (от греч. análysis – разложение, расчленение), процедура мысленного, а часто также и реального расчленения предмета (явления, процесса), свойства предмета (предметов) или отношения между предметами на части (признаки, свойства, отношения); процедурой, обратной анализу, является синтез, с которым анализ часто сочетается в практической или познавательной деятельности. Аналитические методы настолько распространены в науке, что термин «анализ» часто служит синонимом исследования вообще как в естественных, так и в общественных науках (количественный и качественный анализ в химии, диагностический анализ в медицине, разложение сложных движений на составляющие в механике, функциональный анализ в социологии и т. д.).
   Процедуры анализа входят органической составной частью во всякое научное исследование и обычно образуют его первую стадию, когда исследователь переходит от нерасчленённого описания изучаемого объекта к выявлению его строения, состава, а также его свойств, признаков. Но и на других ступенях познания анализ сохраняет своё значение, хотя здесь он выступает уже в единстве с другими процедурами исследования. Аналитические процедуры являются одними из главных не только в научном мышлении, но и во всякой деятельности, поскольку она связана с решением познавательных задач. Как познавательный процесс анализ изучается психологией, рассматривающей его как психический процесс, который осуществляется на различных уровнях отражения действительности в мозгу человека и животных, а также теорией познания и методологией науки, которые рассматривают анализ, прежде всего, как один из приёмов (методов) получения новых познавательных результатов.
   Анализ присутствует уже на чувственной ступени познания и, в частности, включается в процессы ощущения и восприятия; в своих более простых формах он присущ даже животным. Однако аналитико-синтетическая деятельность даже высших животных непосредственно включена в их внешние действия. У человека к чувственно-наглядным формам анализа присоединяется высшая форма анализа – мыслительный, или абстрактно-логический, анализ. Эта форма анализа возникла вместе с навыками материально-практического расчленения предметов в процессе труда; по мере усложнения последнего человек овладевал способностью предварять материально-практический анализ мыслительным.
   Развитие производственной деятельности, мышления и языка, приёмов научного исследования и доказательства привело к появлению разных форм мыслительного анализа, в частности расчленения предметов на неотделимые от них признаки, свойства, отношения. В отличие от чувственно-наглядного, мыслительный анализ совершается с помощью понятий и суждений, выражаемых в естественных или искусственных языках (знаковых системах науки). С другой стороны, и сам анализ, вместе с другими приёмами, служит средством формирования понятий о действительности.
   Существует несколько видов анализа как приёма научного мышления. Одним из них является мысленное (а часто, например, в эксперименте, и реальное) расчленение целого на части. Такой анализ, выявляющий строение (структуру) целого, предполагает не только фиксацию частей, из которых состоит целое, но и установление отношений между частями. При этом особое значение имеет случай, когда анализируемый предмет рассматривается как представитель некоторого класса предметов: здесь анализ служит установлению одинаковой (с точки зрения некоторых отношений) структуры предметов класса, что позволяет переносить знание, полученное при изучении одних предметов, на другие. Другим видом анализа является анализ общих свойств предметов и отношений между предметами, когда свойство или отношение расчленяется на составляющие свойства или отношения; одни из них подвергаются дальнейшему анализу, а от других отвлекаются; на следующем этапе анализа может подвергнуться то, от чего ранее отвлеклись, и т. д. В результате анализа общих свойств и отношений понятия о них сводятся к более общим и простым понятиям. Видом анализ является также разделение классов (множеств) предметов на подклассы – непересекающиеся подмножества данного множества. Такого рода анализ называют классификацией. Все эти и другие виды анализа применяются как при получении нового знания, так и при систематическом изложении уже имеющихся научных результатов. Анализ широко используют также в педагогическом процессе.
   Описанному смыслу понятия анализа родственно более специальное понятие формально-логического (логического) анализ. Логический анализ – это уточнение логической формы (строения, структуры) рассуждения, осуществляемое средствами современной формальной логики. Такое уточнение может касаться как рассуждений (логических выводов, доказательств, умозаключений и т. п.) и их составных частей (понятий, терминов, предложений), так и отдельных областей знания. Наиболее развитой формой логического анализа содержательных областей знания, содержательных понятий и способов рассуждения является построение формальных систем, интерпретируемых на этих областях или с помощью данных понятий, – формализованных языков. Логический анализ – один из основных познавательных приёмов науки, значение которого особенно возросло благодаря развитию математической логики, кибернетики, семиотики и разработке информационно-логических систем.
   В ином смысле понимается анализ в истории математики. Здесь анализ – это рассуждение, идущее от того, что подлежит доказательству (от неустановленного, неизвестного), к тому, что уже доказано (установлено ранее, известно); под синтезом же понимается рассуждение, идущее в обратном направлении. Анализ в этом смысле является средством выявления идеи доказательства, но в большинстве случаев сам по себе доказательством ещё не является. Синтез же, опираясь на данные, найденные в анализе, показывает, как из ранее установленных утверждений вытекает доказываемое, даёт доказательство теоремы или решение задачи.
   Собственно анализ и синтез есть мысленное расчленение и соединение предметов в указанном выше смысле. Однако необходимо при этом учесть, что исторически содержание этого процесса логической деятельности формируется впервые в предметно-вещественной деятельности человека (то есть отнюдь не в созерцании) и только впоследствии распространяется на предметы, связанные отношением «целое – часть», независимо от практики человека. На этом основаны как связь, так и различие вещественной и логической деятельности.
   Хотя процесс логического анализа и синтеза и возникает из практически-чувственной деятельности человека, но, раз возникнув, обладает своими собственными законами. Это видно уже из того, что практическое расчленение и воссоединение предмета исключают друг друга (расчленение предмета не дает его соединения), тогда как в применении к логическому процессу мы будем говорить об анализе посредством синтеза, и наоборот.
   «Часть» – внешне обособленный предмет, входящий в состав другого предмета («целого») и выполняющий в нем определенную роль. «Целое» – предмет, состоящий из различных частей и обладающий в силу этого определенными свойствами, которых нет у отдельных частей и которые присущи лишь их координации. «Суммативных» целых (то есть таких, которые целиком сводятся к свойствам своих отдельных частей) вообще не бывает. С другой стороны, целое не существует как особый, самостоятельный предмет наряду со своими частями. Оно отличается от своих частей лишь так, как координация отличается от координированных в ней элементов. Задача процесса отражения здесь заключается в том, чтобы зафиксировать части как различные и их отношение как координацию, а целое – как координированную сумму частей, выполняющих в нем в силу своих различий различную роль. Например, исследование какого-либо химического соединения должно раскрыть в нем его части и дать формулу его состава, объяснить его свойства как целого. Построение теории о какой-то предметной области предполагает наличие и аналитического и синтетического знания о каждом предмете этой области, объективно состоящем из частей: особого знания об отдельных предметах связи и знания о свойствах связи предметов, заключающего в себе результат переработки воедино отдельных знаний.
   Заметим, что синтетическое знание никогда не является простой механической суммой знаний о частях; оно представляет собой новое знание.
   Структурно единство анализа и синтеза означает как взаимозависимость знаний (аналитического и синтетического) или задач исследования, так и характеристику способа осуществления каждой из них в отдельности. Уже элементарный процесс отражения простейшей координации и ее различных элементов есть одновременно и анализ и синтез в смысле получения аналитического знания посредством синтеза и синтетического знания посредством анализа.
   Анализ есть вычленение отличных друг от друга частей и изолированное фиксирование их свойств в знании. Но «часть» – не просто пространственно отграниченный предмет с какими-то его свойствами, которые играют роль в его координации с другими частями целого. И если при анализе части интересуют исследователя в их отличии друг от друга, то имеются в виду не различия их и сходства, выделяемые сравнением и элементарным абстрагированием, а различия их места в связи. Анализ предмета осуществляется посредством синтеза частей.
   Но, с другой стороны, такое синтетическое сопоставление предметов предполагает знание связи целого. Синтез есть выявление координации частей и определяемых ею свойств целого. Само целое есть особый, самостоятельный предмет, обладающий и рядом свойств, которые вовсе не вытекают из наличия в нем частей, и отражение его как такового в знании отнюдь не есть синтез. Задача заключается в том, чтобы выявить его свойства, обусловленные связью каких-то специфических необходимых частей. Не будучи расчленено на последние, целое вообще не выступает как специфическое целое. Жидкость, не содержащая кислород, не есть вода.
   Целое или нельзя зафиксировать как отличное от других (например, воду в отличие от сходных жидкостей вообще), или его нельзя объяснить в зафиксированных отличиях, не выделяя из него части и не рассматривая их последовательно. Лишь расчленяя целое на части и последовательно фиксируя их свойства, мы воспроизводим его как данное целое. Процесс анализа частей здесь дает синтез.
   Таким образом, аналитическая и синтетическая задачи осуществляются каждая противоположно направленным в своих частях процессом. Это противоречивость самого процесса отражения. Лишь соединяя мысленно (или экспериментально), исследователь осознает части как части данного целого; лишь разлагая мысленно (или экспериментально), исследователь осознает целое как состоящее из специфических частей и обладающее вследствие этого специфическим свойством, отличающим его от других предметов.

   Вывод. Методы научного познания неотделимы друг от друга и находятся в тесном единстве и взаимосвязи. Все научные методы можно условно разделить на две группы: общие и особенные. Общие методы позволяют связывать воедино все стороны процесса познания. К ним относят метод восхождения от абстрактного к конкретному, единство логического и исторического. Особенные методы касаются только одной стороны изучаемого предмета. Это наблюдение, эксперимент, анализ, синтез, индукция, дедукция, измерение, сравнение. Для безопасности наиболее важны методы анализа и синтеза.
   Анализ – метод научного познания, в основу которого положена процедура мыслительного или реального расчленения предмета на составляющие части. Анализ обычно является начальной стадией любого исследования.
   Синтез – метод научного исследования, основанный на соединении различных элементов предмета в единое целое, в систему. Синтез выступает не как метод конструирования целого, а как метод представления целого в форме единства знаний, полученных при анализе. При синтезе происходит не просто объединение, а обобщение аналитически выделенных и изученных особенностей объекта.
   Необходимость анализа и синтеза в безопасности, например, в процессе принятия управленческих решений никогда не вызывала никаких сомнений. Практическое же его использование на макроуровне достаточно долго было ограничено лишь теми сферами, где чисто административные меры воздействия могли причинить слишком ощутимый и очевидный вред. Сейчас ситуация постепенно меняется к лучшему.

1. 5. Информационная аналитика

   Универсальность социальной функции информационной аналитики и ее субстрата (информации) привели к эффекту мультидеятельностного генезиса аналитических служб (подразделений) во всех узлах информационной инфраструктуры, т. е. во всех сферах деятельности, где концентрировались, перерабатывались мощные информационные потоки в целях
   принятия социально значимых управленческих решений. Именно поэтому информационно-аналитические службы (подразделения) стали создаваться в структуре органов федеральной и региональной власти, в министерствах и ведомствах, в органах СМИ, в сфере бизнеса, при политических партиях и движениях. Общей отличительной чертой данных служб являлась органическая включенность в соответствующие сферы деятельности, функциональный и организационно – деятельностный симбиоз с их социальными институтами и конкретными организациями. Аналитические службы в своих целях призваны осуществлять информационное сопровождение управления в соответствующих сферах.
   Информационная аналитика не является всего лишь еще одной относительно новой организационной службой, ее сущностная, базовая функция принципиально отличается от тех задач, которые решают в информационном пространстве эти службы. Их задачи: количественные преобразования информации(информационное свертывание – библиографирование, аннотирование, реферирование; консолидация больших информационных массивов в виде баз и банков данных) и ее структурное упорядочение (систематизация, предметизация и т. п.). Информационная аналитика, используя все возможности, предоставляемые данными службами, активно оперируя их информационными продуктами и услугами, выполняет, прежде всего, задачу качественно-содержательного преобразования информации, функционально пересекаясь в этом плане с научной (производство нового знания) и управленческой (разработка вариантов решений, сценариев) деятельностью. Характер функционального взаимодействия в системе аналитика – наука-управление определяется спецификой аналитики. С наукой ее объединяет информационный способ познания и научного анализа реальности. Аналитика наиболее близка к гуманитарной науке, опирающейся на интерпретацию текстов, документов, сообщений о событиях и т. п., а также к тем разделам науки, видам научных задач, когда выводное знание получают не опытно-экспериментальным путем, а на основе анализа и интерпретации существующих теорий, описаний фактов, средствами информационного моделирования реальности.
   Подобно исследователю такого профиля аналитик, опираясь на информационные модели (отпечатки в информационном пространстве событий, фактов, действий, идей, мнений, чувств людей, природных, социальных, политических, финансовых, экономических процессов и т. п.), выявляет в них объективные закономерности и тенденции, определяет движущие ими механизмы, причинно-следственные связи. В этом смысле аналитик создает новое знание о том фрагменте реальности, который находится в поле его профессионального интереса, выступая де факто исследователем своей предметной области.
   Вместе с тем существуют и принципиальные различия между аналитикой и наукой. Научный анализ призван выявлять, прежде всего, фундаментальные, объективные закономерности изучаемой области, повторяющиеся, существенные связи объектов, обобщенные параметры процессов и т. п.
   Информационная аналитика, опираясь на научное знание, общие закономерности, чаще всего имеет дело с феноменологией бытия, осуществляя оценку фактов и событий, прогнозируя их развитие с учетом не только обобщенных типичных параметров, но и целого спектра факторов, включая субъективно-личностные, случайные влияния, а также сознательные акции конкурирующих сил, противоборство интересов, активное вмешательство социальных технологий и т. п. Существенную роль играет и фактор времени. Производство научного знания осуществляется в том специфическом режиме времени, который продиктован непредсказуемостью эвристических процессов познающего человеческого интеллекта, логикой и темпами научного дискурса. Информационная аналитика работает в режиме реального времени – времени жизнедеятельности своей предметной области (политики, экономики, бизнеса) и в соответствие с темпом необходимых управленческих реакций на динамику событий, происходящих в данной области.
   С одной стороны, академические и отраслевые научно-исследовательские институты, разрабатывавшие фундаментальные и прикладные проблемы в тех областях знания, которые востребованы современной жизнью, практикой управления, так и не стали базовой структурой в системе формирующихся аналитических служб. И это не смотря на то, что еще в дореформенные времена Академия наук и ведущие НИИ рассматривались как инстанции для проведения экспертиз, им предъявлялись партийно-правительственные заказы на разработку научных обоснований для тех или иных проектов, концепций и планов, оценки и критики зарубежного опыта и т. д. С другой стороны, именно ученые, сотрудники академических институтов, НИИ, вузов в значительной степени пополнили ряды аналитиков при госструктурах, СМИ, в коммерческих фирмах, политических партиях и т. п.
   Анализ этих факторов – самостоятельная научная проблема, однако нельзя не упомянуть наиболее значимые тенденции. Тенденция социализации информационной аналитики, объективно закономерный процесс, характеризующий новую отрасль в стадии ее становления. Составляющими процесса социализации информационной аналитики являются социальные, социокультурные, социально психологические реакции общества на данную отрасль. Появление новой сферы профессиональной деятельности (информационная аналитика) ставит перед обществом аксиологические, психологические, культурологические, социометрические проблемы:
   – возникает необходимость социальной оценки значимости информационной аналитики, что требует ее позиционирования в ряду других, близких отраслей, выработки шкалы социальной оценки, построения системы социальных приоритетов и т. п. с учетом ценности тех целей, которые данная деятельность позволяет достичь;
   – формируются эмоциональные реакции, ожидания, общепринятые нормы поведения в связи с данной отраслью;
   – ценностные и социально-психологические реакции транслируются в область культурных норм и традиций, национальных форм социального бытия, включаются в систему мифов и ритуалов и т. п.;
   – выстроенные приоритеты, оценки, престижность новой отрасли позволяют определять ее социометрические параметры (интенсивность роста социальных институтов, связанных с новой отраслью, темпы и масштабы рекрутинга специалистов-профессионалов, пользователей ее продукции).
   Все эти проблемы характерны и для этапа становления отечественной информационной аналитики. Несомненно, итогом 90-х явилось достаточно широкое общественное признание социального статуса информационной аналитики, характеризующееся целым рядом признаков (информированность общества о существовании аналитики, признание феномена аналитики как инструмента управления сложными процессами, средства раскрытия сути происходящих событий и прогнозирования их дальнейшего развития, формирование представления о профессиональном аналитике как эксперте, владеющим эксклюзивным знанием, к мнению которого необходимо прислушиваться как сильным мира сего, так и рядовым гражданам и т. п.).
   За эти годы в России сформировался и социальный слой реальных и потенциальных клиентов, профессиональных потребителей информационно-аналитических продуктов и услуг, постепенно формируется представление об информационной аналитике как необходимом компоненте культуры управления, предпринимательской деятельности, инструменте современного менеджмента, составной части корпоративной культуры и т. п. Российское общество даже за столь краткий исторический период (90-е гг.) обрело достаточно разнообразный опыт в контактах с информационной аналитикой, чтобы осознать тот факт, что информационная аналитика может быть мощным и даже социально опасным орудием. Отметим, что широкая общественность имела возможность наблюдать применение аналитики, аналитического сопровождения в политической, экономической конкурентной борьбе, в процедурах лоббирования чьих-то интересов при принятии решений в самых высоких сферах отечественной политики, в массовых рекламных кампаниях, в кампаниях по манипуляции бщественным мнением, когда сталкивались мнения различно ангажированных аналитиков, в крупномасштабных и локальных информационных войнах, целенаправленных «сливах» компромата, многоходовых дезинформационных акциях и т. п., сценарии которых тщательно готовились аналитиками противоборствующих лагерей.
   В полном соответствии социального и научно-технического прогресса информатизация вывела на историческую арену виртуальные, социально-информационные технологии, способные повысить уровень социальной управляемости, обеспечить новый информационный режим. Сущность понятия «новый информационный режим» заключается прежде всего в качественно ином уровне интеллектуализации информационного пространства (ноосферы), необходимом для устойчивого развития общества, повышения меры его управляемости, нейтрализации фактора индетерминизма социальных процессов. Цель интеллектуализации заключается в создании системы производства и передачи на входы управляющих блоков социума смыслосодержащей информации, максимально отвечающей задачи формирования и принятия управленческих решений. Интеллектуализация информационного пространства осуществима при следующих условиях:
   – оптимальном структурировании мирового информационного пространства за счет упорядочения глобальной информационной инфраструктуры;
   – интеграции и структурировании мировых информационных ресурсов;
   – собственно интеллектуализации информационных потоков и процедур переработки информации.
   Некоторые из этих условий еще только намечены, но уже сегодня, очевидно, что их базовый элемент – совокупность информационных технологий во главе с информационной аналитикой. Во всех значимых точках пересечения и концентрации информационных потоков должны быть созданы узлы интеллектуальной переработки информации, формирующие интеллектуализированную инфраструктуру информационного пространства.
   Экстраполируя параметры и темпы прогресса в области компьютерных и телекоммуникационных техники и технологий и возрастающую виртуализацию всех сфер человеческой деятельности, можно определить информационную аналитику и информационный мониторинг как перспективные технологии социального управления ХХI века.

Часть 2
Научно-теоретические основы аналитики

Глава 2. Аналитика и логика

   К какой бы исторической эпохе ни принадлежал человек, он нуждается в истине. И первобытные люди, и наши современники, познавая окружающий мир, стремятся ее получить. Обладание истинным знанием одним людям приносит радость и удовлетворение, другим, наоборот, – горе. Сильных истина зовет на подвиг, у слабых парализует волю, приводит их к пессимизму и растерянности. Но, несмотря, ни на что, все люди стремятся к истине, получению новой информации о мире, в котором они живут. Обладание истиной продвигает всех нас вперед на нелегком пути познания. Но добыть истинное знание, пусть даже неполное, неокончательное, всегда нелегко. Порой это связано с самопожертвованием. Известны подвиги многих выдающихся ученых, отдавших свою жизнь служению людям, добывавшим истину для блага человечества. Итальянский ученый и философ Джордано Бруно, развивавший гелиоцентрическую космологию Коперника и выдвинувший концепцию о бесконечности и бесчисленном множестве миров Вселенной, был обвинен в ереси и сожжен инквизицией в Риме. Ряд ученых-физиков, изучавших радиоактивность, подверглись радиоактивному облучению. Некоторые ученые-микробиологи проводили опасные эксперименты на себе.
   К сожалению, на сегодняшний день не все научные достижения ставятся на службу человеку. Однако хочется верить, что наступит время, когда добытое с таким трудом истинное знание будет использовано только на благо человеку. Люди хотят познать не только законы природы и сущность общественных явлений, но и тайны человеческого мозга. Еще в XVII в. английский философ Ф. Бэкон говорил, что знание и могущество человека совпадают. Однако тернист путь к истине. Чтобы расширить возможности познания, человек создал микроскоп и телескоп, радио и телевидение, ЭВМ и космическую ракету, луноход и искусственные спутники планет, которые позволили ему глубже и полнее познавать свойства природных и социальных явлений. Изобретены различные методы познания, расширяющие возможности разума человека: моделирование и математические методы, в том числе методы теории вероятностей, физический и биологический эксперименты, методы генной инженерии и обработка информации на ЭВМ и др.
   Чтобы эффективно пользоваться всеми этими методами и изобретениями, мышление человека должно быть безупречным, логически правильным. Законы развития есть у природы, общества и, конечно же, у самого мышления. Человек с древних времен стремился познать законы правильного мышления, т. е. логические законы. Наука логика помогает познанию этих законов.
   Широко известное изречение классической материалистической диалектики: «От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике – таков диалектический путь познания истины, познания объективной реальности» – это логические границы человеческого познания, в пределах которых проходит осмысление глубинной сути той или иной проблемы. В тоже время начинающий аналитик может задать вопрос: «А зачем это нужно знать при написании аналитических документов?». Чтобы научиться излагать свои мысли на бумаге, готовить конечный аналитический документ, начинающий специалист должен, хотя бы приблизительно, ознакомиться с некоторыми основными моментами мыслительного процесса, важнейшими понятиями логики. Понимать, как из незнания получается знание, как из разрозненных сведений в результате творческого мыслительного процесса появляется и начинает жить своей жизнью новый, самостоятельный аналитический документ.
   Вокруг нас раскинут огромный мир. Человек является частью этого мира, разумным существом (обладающим интеллектом = разумом, умом, рассудком), который познает этот мир. Данный мир существовал до появления на земле человека, т. е. его существование не зависело от появления человека. Поэтому философы-материалисты говорят, что окружающий нас мир – это объективная реальность, независимая от нашего сознания. Став разумным существом, человек изучал природу, чтобы ориентироваться в ней. Он переделывал мир, чтобы ему было в нем комфортно жить. Для того чтобы знать, как поступать с теми или иными предметами, как реагировать на природные явления, как получить больше пользы от познания окружающей нас реальности человек сначала созерцал (смотрел на) мир, трудился, а после появления речи, начал активно обозначать словами все то, что он видел. Однако окружающая нас природа и её проявления многогранны и противоречивы, поэтому, чтобы отобразить в сознании какое-либо явление, оставить его в своей памяти человек начал обобщать все слова, относящиеся к этому явлению. Так появились понятия (показывают существенные стороны и признаки, явлений, процессов) и категории – законы (основные понятия, отражающие наиболее общие и существенные свойства, стороны, отношения явлений действительности и познания).
   Мышление человека продукт развития его мозга, реагирующего на окружающий мир (отражающего его). Оно, таким образом, принадлежит субъекту (индивиду), т. е. субъективно по отношению к окружающему его миру. С помощью мышления человек выполняет двуединую задачу:
   1. Познает объективный мир, его внутреннюю сущность, познавая, преобразовывает его.
   2. Стремится узнать внутренние механизмы мышления, т. е. понять, каким образом он сам познает мир, и для какой цели он это делает.
   В природе все эти действия происходят одновременно, диалектически зависимо. Мы специально разделим эти два момента познания и остановимся на втором, поскольку именно он нужен нам для понимания процесса мышления, который протекает в голове аналитика во время работы над документами.
   Познание – сложный диалектический процесс, осуществляющийся в различных формах, имеющий свои стадии и ступени, в нем участвуют различные силы и способности человека. Человек начинает познавать вещи с помощью чувственных восприятий – живого созерцания. Вне этого человек не может ориентироваться в окружающей среде. В аналитике это начало ознакомительного процесса с имеющейся информацией. Изучая полученную информацию, аналитик на этом уровне познания знакомится с её внешними качествами (в каком виде она находится? – на дисках, бумажная, перевод, открытая, конфиденциальная и т. д.). Воспринятые первичные качества, сохраняются в представлениях об информации. Позволяют свободно оперировать с имеющимися предметными сведениями (улавливать связь между ними, сортировать их по внешнему виду), т. е. готовиться к последующей работе с ними. Вместе с тем, чувственная форма познания сама по себе не дает возможность проникнуть в сущность имеющейся информации, понять её внутреннюю структуру, взаимосвязь фактов и т. д.
   Обработка и обобщение информации выполняется с помощью познавательной способности человека – «абстрактно-логического, языкового мышления», которое представляется в форме понятий, суждений, умозаключений. Философы-логики отмечают, что движение познания имеет определенную направленность. Сначала оно идет от целого (данного непосредственно как исходное в процессе познания) к его частям, т. е. к его расчленению на части. А затем от вычлененных его частей к воссозданию целого в его исходной целостности. Логическая деятельность мышления осуществляется в многообразных формах.
   Существует мнение, что человек может правильно мыслить и, не зная точных правил и законов логики, пользуясь ими лишь на интуитивном уровне. Ведь встречаются музыканты, которые играют на каком-либо музыкальном инструменте, не зная музыкальной (в частности, нотной) грамоты. Но такие музыканты ограничены в своем творчестве: они не могут, ни исполнить произведение, записанное с помощью нот, ни записать сочиненную ими мелодию. Человек, овладевший логикой, мыслит более четко, его аргументация убедительнее, чем у того, кто логики не знает. Он гораздо реже совершает ошибки, заблуждается. А ведь заблуждение, приведшее, например, к простой ошибке в расчетах при проектировании космического корабля, повлечет затем и аварию. Дорого обходятся людям их заблуждения.
   Логическое мышление не является врожденным, поэтому его можно и нужно развивать различными способами (методами). Систематическое изучение науки логики – один из наиболее эффективных способов развития логического абстрактного мышления.
   Логика одна из самых старых наук. Ее богатая событиями история началась еще в Древней Греции и насчитывает две с половиной тысячи лет. В конце прошлого начале нынешнего века в логике произошла научная революция, в результате которой в корне изменились стиль рассуждений, методы и наука как бы обрела второе дыхание. Теперь логика одна из наиболее динамичных наук, образец строгости и точности даже для математических теорий. Говорить о логике и легко, и одновременно сложно. Легко потому, что ее законы лежат в основе нашего мышления. Интуитивно они известны каждому. Всякое движение мысли, постигающей истину и добро, опирается на эти законы и без них невозможно. В этом смысле логика общеизвестна.
   Один из героев комедии Мольера только случайно обнаружил, что он всю жизнь говорил прозой. Так и с усвоенной нами стихийно логикой. Можно постоянно применять ее законы и притом весьма умело и вместе с тем не иметь ясного представления ни об одном из них. Однако, стихийно сложившиеся навыки логически совершенного мышления и научная теория такого мышления совсем разные вещи. Логическая теория своеобразна. Она высказывает об обычном о человеческом мышлении то, что кажется на первый взгляд необычным и без необходимости усложненным. К тому же основное ее содержание формулируется на особом, созданном специально для этих целей искусственном языке. Отсюда сложность первого знакомства с логикой: на привычное и устоявшееся надо взглянуть новыми глазами и увидеть глубину за тем, что представлялось само собою разумеющимся. Подобно тому, как умение говорить существовало еще задолго до грамматики, так и искусство правильно мыслить существовало до возникновения науки логики. Подавляющее большинство людей и сейчас размышляют и рассуждают, не обращаясь за помощью к особой науке и не рассчитывая на эту помощь. Некоторые склонны даже считать собственное мышление естественным процессом, требующим анализа и контроля не больше, чем, скажем, дыхание или ходьба. Разумеется, это заблуждение. Уже первое знакомство с логикой покажет необоснованность такого чрезмерного оптимизма в отношении наших стихийно сложившихся навыков правильного мышления.
   Истина и логика взаимосвязаны, поэтому значение логики невозможно переоценить. Логика помогает доказывать истинные суждения и опровергать ложные, она учит мыслить четко, лаконично, правильно. Логика нужна всем людям, не только аналитикам, но и работникам самых различных профессий. Логика поможет им отделить главное от второстепенного, критически воспринять различную информацию, определения и классификации разнообразных понятий, подобрать формы доказательства своих истинных суждений и формы опровержения ложных.

Глава 3. Основные законы логики

3. 1. Законы логики

   Существует три фундаментальных свойства логической мысли – определенность, последовательность и обоснованность. Они являются обязательными для мышления, когда оно занимается рассуждением. Основные законы логики отражают эти специфические черты мыслительной деятельности и в этом смысле производны от них. Определенность означает, что любая вещь, ставшая предметом логического анализа, обязательно должна мыслиться в совокупности одних и тех же однажды выделенных признаков; они задаются при определении понятий, и не могут бесконтрольно изменяться в рамках одного и того же рассуждения. Под последовательностью имеют в виду, что, приняв какое-либо положение за истинное, необходимо принимать и все вытекающие из него следствия, придерживаться их неукоснительно. Обоснованность отражает факт взаимозависимости любых мыслей от многих других; в логике можно рассматривать только такие высказывания, которые могут быть обоснованы, выведены из других положений. Содержание обоснованности раскрывается законом достаточного основания, в то время как другие фундаментальные свойства логической мысли выражаются через комбинацию остальных законов логики.

   Закон тождества.
   В этом законе непосредственно проявляется природа самых фундаментальных свойств логической мысли – определенности и последовательности. Наиболее кратко этот закон можно выразить так: мысли о предметах, свойствах или отношениях должны оставаться неизменными по содержанию в процессе всего рассуждения о них. Иногда это записывают в символической форме: А = А. Поскольку всякая вещь должна быть равной самой себе, то и мысль о ней должна быть равной самой себе.
   Известная поговорка «начал за здравие, а кончил за упокой» выражает как раз ошибку, порожденную нарушением этого закона. Иногда она совершается непроизвольно. Причем причиной ее возникновения чаще всего является многозначность слов. Как, скажем, понимать такое предложение: «Партия фортепиано доставила большой коммерческий успех»? Идет ли здесь речь о блестящем исполнении и большом сборе благодаря нему или имеются в виду проданные за хорошую цену музыкальные инструменты? Ответить на этот вопрос можно только после уточнения слова «партия», ибо оно имеет даже не два значения, а больше. Неоднозначность выражений может возникать и из-за двусмысленных грамматических конструкций. Путаница, вызванная такого рода обстоятельствами, знакома каждому благодаря знаменитому «казнить нельзя помиловать».
   Наряду с неумышленными нарушениями закона тождества не так уж редко встречается также и сознательное искажение смысла высказываний.
   Неточный, расплывчатый смысл слов и выражений является настоящим бедствием для логического процесса и науки в целом. Мышление в таком случае беспорядочно перескакивает с одного предмета на другой, или, начиная анализировать какие-то признаки, незаметно для себя смещает внимание на иные. Тем самым закрывается дорога к получению правильных, обоснованных выводов и утверждений. Чтобы этого не происходило, чтобы мысль не была путанной и сбивчивой, надо каждый раз точно и однозначно формулировать понятия, которые используются в процессе рассуждения, и потом неуклонно придерживаться их заданного содержания, не подменяя другим. Именно это и выражается с помощью формулы А = А.
   Следует, однако, помнить, что суть закона тождества не сводится к этой символической записи. Дело в том, что у него есть еще один аспект, который не укладывается в эту формулу и даже в некотором смысле противоречит ей. Открывается это тогда, когда приходится осмысливать не одни только вещи или их отдельные свойства и признаки, но и присущие им необходимые связи, благодаря которым все они соединяются в некое нерасторжимое единство. Допустим, предметом рассуждения у нас будет Северный полюс. Эта точка на Земле может быть охарактеризована несколькими разными признаками: она является местом, где сходятся все меридианы, или еще местом, где параллель стягивается в точку, может она быть названа и местом, откуда все направления ведут на юг. Каждый из этих признаков неотъемлемо присущ самой северной точке планеты. Поэтому никакой ошибки не будет, если мы заменим понятие «Северный полюс» на понятие «точка северного полушария, где сходятся все меридианы» или любое другое из перечисленных. Однако тождество типа А = А здесь уже не выдерживается, потому что признаки эти различны, задают хотя и один и тот же объект, но как бы с разных сторон: один раз через меридианы, другой раз через параллели, в третьем случае через направление на юг. И можно было бы назвать множество еще и других признаков, характерных для того же самого Северного полюса: место, где земная ось пересекает земную поверхность, место, где оборот вокруг земной оси можно сделать в несколько шагов, место, где видимые звезды не заходят за горизонт при суточном вращении Земли, и многое другое.
   В этих примерах открывается уже не определенность мысли, выраженная через закон тождества, а другое фундаментальное свойство из числа ранее названных – последовательность. Логический процесс предполагает получение содержательно новых выводов. Представить анализируемое содержание в точно определенном виде, как об этом говорилось до сих пор, – лишь одно из условий успешного осуществления логических операций. Наряду с этим надо быть также последовательным, то есть извлекать все следствия из используемых понятий и в дальнейшем столь же непоколебимо придерживаться их, в такой же мере неукоснительно признавать их, насколько обязательно в течение всего рассуждения сохранять неизменным содержание используемых понятий. Короче, назвав данную точку Северным полюсом, мы обязаны называть ее также и тем местом, где звезды не заходят за горизонт, и т. д.
   Содержание логического процесса, в конечном счете, сводится к получению новых высказываний из исходных. Однако поскольку для этого необходимо правильно отождествлять разные понятия, то этот аспект закона тождества уже нельзя выразить упомянутой формулой А = А. Смена понятий при этом, наоборот, происходит и даже делается необходимой, чтобы мысль не топталась на месте, не повторяла одно и то же, как это звучит в универсальном рецепте средневековых алхимиков: возьми то, что требуется, сделай то, что нужно, и получишь то, что желаешь. Но только смена должна регулироваться законом тождества, то есть извлекаться должны выводы, которые действительно вытекают из данных высказываний, хотя и отличаются от них. Так, понятие «точка Земли, где длина параллели равна нулю», правильно будет отождествлять с понятием «точка, где видимые звезды описывают круги с центром над головой наблюдателя», хотя в признаках второго понятия трудно узнать признаки первого. Но закон тождества будет нарушен, если любое из этих же понятий будет отождествлено, скажем, с «точкой, где длина параллели равна одному километру».
   При использовании закона тождества надо помнить, что он говорит о предметах, связях и отношениях только и исключительно неизменных, или хотя бы имеющих определенные временные рамки, а также четко отграниченных в пространстве. Относительно того, что находится в развитии или как бы распространяется вширь, сливаясь с его окружением, его применение, строго говоря, невозможно.

   Закон противоречия.
   Закон противоречия раскрывает те же самые свойства определенности и последовательности, но только выражает их в отрицательной форме. Если по закону тождества требуется, чтобы мысль о не изменяющихся предметах оставалась равной самой себе, то закон противоречия запрещает считать ее той и не той одновременно: А не может быть не-А (А не есть не-А). Или, говоря немного конкретнее, согласно этой норме мышления, в рассуждениях не должно быть одновременных утверждений и отрицаний относительно чего бы то ни было. Поэтому закон этот следовало бы назвать законом запрета противоречия, так как иначе может возникнуть обманчивое впечатление, будто в нем речь идет об оперировании противоречащими утверждениями, между тем на самом деле этот закон их исключает, не допускает.
   Отвергать этот закон можно лишь при условии его соблюдения. Признавать какое-либо положение и тут же от него отказываться всегда означает путаницу, отсутствие ясных и точных представлений. И когда нам надо показать несостоятельность, недопустимость тех или иных рассуждений или взглядов, то, прежде всего мы стремимся указать на наличие в них нелепых, несовместимых положений.
   Научные споры часто сводятся к поиску у оппонентов несовместимых положений. Например, длившееся веками выяснение истины насчет вращения Земли вокруг Солнца поначалу наталкивалось на обыденный опыт людей, который вдобавок получил отражение в библейских текстах: признавать движение Земли означало отказ от привычных, видимых каждый день восходов, перемещений по небесному своду и закатов Солнца. Понадобилась длительная, напряженная работа настоящих титанов науки, чтобы оказалось, что наблюдаемые каждодневно движения не противоречат тому, что утверждает астрономия.
   Может показаться странным, что в законе делается оговорка насчет одного и того же времени запрещаемых утверждений и их отрицаний, ведь тогда получается, что в разное время делать противоречащие высказывания об одном и том же вполне допустимо. Например, если на этой странице написать, что ртуть – жидкий металл, а мрамор – декоративный камень, то само собой понятно, отвергать это нельзя не только одновременно, но и через пять страниц и вообще всегда, поскольку речь будет идти об обычных условиях температуры и давления для ртути и об архитектуре цивилизованного общества, а не доисторических эпох для мрамора. Между тем закон противоречия в его буквальном понимании (вместе с указанной оговоркой) исключает, как кажется, только утверждения и отрицания в одном и том же предложении, как будто ртуть перестанет быть жидкой, а мрамор выйдет из употребления в отделке зданий. Указание на одновременность необходимо, однако, для того, чтобы этот закон логики распространялся и на изменяющиеся предметы и явления. Правда, в этом случае оговорка представляет собой сильную идеализацию.
   Как и в законе тождества, в законе противоречия наряду с определенностью мысли отражается также и ее последовательность. В аспекте определенности как фундаментального свойства логической мысли, выражаемого через закон противоречия, мы имеем дело с так называемыми прямыми противоречиями: предмет белый и небелый, поступок добрый и недобрый и т. д. Их недопустимость очевидна даже для неподготовленных умов. В другом аспекте – последовательности – противоречия непрямые. Здесь вступают, если можно так выразиться, в конфликт следствия, часто очень далекие и радикально отличающиеся по содержанию от исходных утверждений. Использование закона противоречия здесь уже не так просто. Допустим, кто-нибудь скажет, что снег в этом месте покрыт налетом сажи. Тогда про этот снег уже нельзя утверждать, что он растает позднее, чем тот, который такого налета не имеет. Прямо очень трудно увидеть связь между наличием сажи и способностью таять. И, кажется, между ними нет ничего общего: если одно высказывание о снеге считать А, то другое должно быть отнесено к не-А. Однако физика доказывает, что затемненные предметы лучше поглощают теплоту Солнца, следовательно, где снег покрыт темным налетом любого происхождения, там он растает раньше, а не позже.
   Закон противоречия (противоположности): противоречащие, точнее противоположные, мысли не могут быть одновременно истинными, по меньшей мере, одна из них ложна, по большей же мере обе могут быть ложными. Формальная запись его: А /\ В, или (поскольку В допустимо заменить на не-А) А /\ не-А, или А /\ А. Читаются формулы: «неверно, что А и В одновременно истинны», или более просто – «неверно, что А и В», или «неверно, что А и не-А одновременно истинны».

   Закон исключенного третьего.
   В логике принято различать два вида противоположности: контрарную (собственно противоположность) и контрадикторную (противоречие). Нам еще придется о них говорить в разделах о понятии и суждении. Здесь достаточно будет отметить, что, когда два понятия находятся в отношении контрарности, то это означает максимальную противоположность между ними. Выражается это в двух обстоятельствах: какой-нибудь признак, присущий одному из понятий, во-первых, отсутствует у другого и, во-вторых, вместо этого признака у него имеется несовместимый с ним. Таковы понятия «утро» и «вечер», «добрый» и «злой», «экспорт» и «импорт», «белый» и «черный». Некоторые признаки утра не присущи вечеру, однако, это еще не представляет собой самой характерной отличительной черты последнего, потому что день и ночь тоже не являются утром; вечер, сверх этого, противоположное утру время суток и в отображающее его понятие включаются признаки, противоположные тем, которые есть у начала дня: солнце идет вниз, а не вверх, темнеет, а не светает и пр. То же самое можно было бы сказать и про остальные контрарные понятия.
   Когда же у другого понятия отмечается только отсутствие какого-либо признака и ничего не говорится о том, какой ему вместо него присущ, то тогда возникает отношение контрадикторности или противоречия: «белый» и «небелый», «утро» и «не утро», «добрый» и «недобрый», «экспорт» и «не экспорт». Противоречащие понятия, в отличие от противоположных, делят весь массив родственных предметов строго на две разновидности: обладающих каким-то признаком и не обладающих им. Цвет – либо белый, либо небелый, никаких других альтернатив не существует; про белое и черное так сказать было бы нельзя, потому что помимо этих двух есть и другие цвета. Поступок – либо добрый, либо недобрый, торговая операция – либо экспортная, либо не экспортная (к последним, очевидно, относятся как импорт, так и все торговые дела, относящиеся к сфере внутреннего обмена).
   Закон исключенного третьего применим, следовательно, к высказываниям противоречащим и неприменим к высказывания противоположным. Правда, здесь есть одно существенное исключение. Оно касается индивидуальных, строго единичных предметов или явлений, применительно к которым бессмысленно говорить «все» или «некоторые». Противоположные и противоречащие высказывания в этом случае не различаются. Так, высказывание «Бородинское сражение состоялось 26 августа 1812 года» можно отрицать лишь одним способом: «Бородинское сражение не состоялось 26 августа 1812 года»; конечно, чисто формально можно образовать и такую конструкцию: «Все Бородинские сражения. .» или: «Некоторые Бородинские сражения не состоялись 26 августа 1812 года». Однако никакой новой информации такое надуманное искусственное изложение той же самой мысли не даст. Все возможные альтернативы исчерпываются исходным суждением и указанным нами единственным его отрицанием. Поэтому закон исключенного третьего распространяется также и на такую пару суждений, хотя, строго говоря, они являются противоположными, а не противоречащими (противоречащие суждения для таких понятий нельзя образовать).
   Более кратко закон исключенного третьего можно сформулировать так: из двух противоречащих суждений одно истинно, другое ложно, а третьего не дано.
   В процессе рассуждения надо доводить дело до альтернативного разделения: имеет данный предмет какой-либо признак или не имеет его. Когда это удается достигнуть, остается проверить какую-то одну из указанных возможностей – соответствует она истине или нет, тогда в отношении второй все решится автоматически. Например, предложение может быть высказано в форме единственного числа или в форме множественного числа; и если выяснится, что оно не имело формы множественного числа, то тогда значит оно высказано в форме единственного числа. То же самое – услуга бывает платной и бесплатной, шахматная партия начинается белыми или черными.
   Применяя закон исключенного третьего, надо помнить, что он ничего не говорит о том, какое из двух противоречащих суждений является истинным. Закон указывает лишь на то, что истинно одно и только одно из них, а другое обязательно ложно. Это значит, когда нам удалось установить значение истинности одного из двух противоречащих суждений, то тем самым определилось и значение истинности другого тоже. Отдельно устанавливать его уже не надо, потому что оно однозначно задается значением истинности сопряженного с ним понятия. Но какое из них именно должно быть оценено так, а какое иначе – для этого требуется отдельное исследование. Причем одной только логики для него уже, как правило, недостаточно и зачастую приходится вообще выйти за ее пределы и обратиться к специальным наукам. Закон исключенного третьего совершенно неприменим к событиям и явлениям лишь возможным, в частности к будущему.
   Закон исключенного третьего: противоречащие мысли не могут быть одновременно ни истинными, ни ложными, т. е. если одна из противоречащих мыслей истинна, то другая будет обязательно ложна, и наоборот. Третьего в этом отношении нет: либо истина, либо ложь. Формульная запись его А v не-А, или АvА. Читается формула: истинно А или не-А (черта над символом – знак отрицания).

   Закон достаточного основания.
   Четвертый основной закон формальной логики выражает то фундаментальное свойство логической мысли, которое называют обоснованностью или доказанностью. Формулируется он обычно так: всякая мысль истинна или ложна не сама по себе, а в силу достаточного основания. Это значит: любое положение, прежде чем стать научной истиной, должно быть подтверждено аргументами, достаточными для признания его твердо и неопровержимо доказанным. Тем самым дается объяснение: по каким причинам имеет место данное положение, а не другое.
   Следует помнить, что логика не всегда в состоянии указать, какая именно мысль должна обосновывать. Закон достаточного основания утверждает только, что у логической мысли такое основание всегда есть; ее преобразование с помощью логических процедур и правил возможно именно поэтому. Но как формулируется обосновывающее утверждение, этот вопрос чаще всего решается конкретными науками, а если даже и логикой, то все равно не через использование данного закона. Так, установив, что какое-то небесное тело имеет эллиптическую орбиту, астрономия уверенно делает вывод, что оно либо планета, либо спутник, либо комета; замкнутость эллиптических орбит служит основанием для такого заключения, и связь между тем и другим устанавливается в науке о небесных телах, а не в логике. Однако, используя закон исключенного третьего, можно из того же основания получить и такой вывод: движение данного тела не является прямолинейным, потому что прямолинейность и кривизна – противоречащие понятия.
   Закон достаточного основания, в конечном счете, покоится на универсальной взаимосвязи всех явлений и процессов. В природе нет ничего изолированного, нигде нет непроходимых перегородок. Каждая частица вещества испытывает на себе воздействие великого множества факторов и даже запечатлевает в себе и хранит следы таких воздействий. В капле воды отражается вселенная; один-единственный лучик света от бесконечно далекой звезды, разложенный в спектр, дает информацию о ее химическом составе, приоткрывая для разума окно в недоступные миры; палеонтологи по одной единственной кости в состоянии восстановить полный скелет давно вымерших животных. Всеобщая обусловленность вещей в природе является самой последней основой научного познания. Закон достаточного основания вводит ее в логику, превращая в фундаментальный принцип доказательного мышления.
   Закон достаточного основания может быть сформулирован так: всякая мысль имеет достаточное основание, т. е. раз уж она возникла, то на каком-то основании, по какой-то причине. В логике утвердился более узкий вариант формулировки этого закона: всякая истинная мысль имеет для этого достаточное основание. Но принцип имеет закономерную силу в одинаковой степени и к ложным мыслям, они тоже возникают на достаточном для этого основании, например, из-за отсутствия нужных знаний, из-за ошибочности мыслей и пр. Формульное выражение закона – В потому, что А.

3. 2. Методы мыслительной деятельности

   Освещая простейшие (элементарные) методы мыслительной деятельности, являющиеся основой остальных, более сложных методов, порой, казалось бы, совершенно отличных от этих простых, логика выполняет свою пропедевтическую (методологическую) функции по отношению к мыслящим, по отношению к другим наукам, вооружая их знаниями особенностей этих мыслительных средств. Логика не исследует все научные методы, в ее предмет входят основные, элементарные: анализ, синтез, сравнение, абстрагирование, обобщение и др.
   В большинстве учебников по логике, как правило, анализ, синтез и другие методы рассматриваются в качестве логических приемов образования понятий. На наш взгляд, представлять эти методы только как приемы образования понятий – значит сужать методологическую палитру этих методов, ибо они используются не только в образовании понятии, но в одинаковой степени присущи всей теоретической (да и практической) деятельности человека. Анализ как мысленный прием, как метод одинаково используется и в эмпирическом, обыденном, и в теоретическом, высоко-абстрактном мышлении. Эти методы одинаково работают при исследовании всех форм мысли.
   Аналитическая способность человека пронизывает всю его жизнедеятельность. Поскольку окружающий человека внешний (да и внутренний) мир состоит из структурированных объектов, т. е. из каких-то частей, из более простых элементов, то естественно, что вся познавательная деятельность человека и есть деятельность аналитическая, она предполагает разложение этих объектов на составные их части. В мышлении эта процедура выявляет некие свои составные части, свои элементы. Мышление «делимо» как на простейшие единицы мысли, так и на простейшие мыслительные действия, которыми и являются анализ, синтез, абстрагирование, обобщение, сравнение и некоторые другие. Логика не интересуется ни генезисом, ни историей аналитической способности человека, логика не оспаривает зависимость аналитической способности мышления от практической деятельности. Для логики важен лишь собственно анализ, т. е. поиск простейшего элемента.
   Анализ – мысленный прием, метод расчленения предмета мысли (предметом мысли может быть все что угодно, в том числе и сама мысль) на составляющие части. В определенном отношении можно даже проводить аналогию между анализом и арифметическим действием – делением.
   Синтез – мысленное соединение разрозненных в анализе частей в единое целое. Это противоположный анализу, но неотрывный от него, дополняющий его процесс, делающий анализ и синтез диалектическим единством противоположностей.
   Следует учитывать, что анализ – это и любое расчленение предмета мысли на составные части, и деление на закономерным образом связанные между собой части. Анализ, а в целом аналитическая деятельность человеческого сознания, мышления ценна именно последним – расчленением целого на такие его составные части, которые закономерным образом связаны между собой. Исследование самих частей, как и законов связи между ними, – вот что позволяет в перспективе осуществить и синтез, который будет не просто «сгребанием» в кучу разрозненных анализом частей, а соединением их по определенному закону, в соответствии с той необходимой взаимосвязью между ними, которая определяется природой данного целого, диалектическим единством составных его частей.
   Сравнение – мысленное установление сходства и различия предметов мысли между собой или между предметом мысли и неким эталоном. Понятно, что сравнение можно осуществить лишь между сходными то ли по объему, то ли по содержанию мыслями, потому что о несравнимых мыслях ничего иного отметить невозможно. Сравнение позволяет отличить тот или иной предмет мысли от других, ту или иную мысль от другой. Устанавливая общее между предметами мысли, сравнение позволяет приблизиться к открытию самого важного в науке – закона, который, как известно, есть общее, устойчивое и повторяющееся в предметах, явлениях, процессах. Устанавливая различие, сравнение позволяет по определенным показателям отличать тот или иной предмет (мысль) от других. Сравнение заметно сложнее анализа и синтеза, если их рассматривать в отдельности. Сравнение – это уже и выделение по какому-то признаку общего в предметах, и установление различия между ними.
   Сложным является и метод абстрагирования, который по определению есть метод выделения существенных для целей исследования признаков, при отвлечении от всех остальных, менее существенных, частных и пр. Результатом абстрагирования выступают абстракции, т. е. понятия разной степени общности, а так как понятия отражают существенное, поэтому многие и рассматривают данную операцию как способ образования понятий. Но абстрагировать можно любой признак, не обязательно существенный по природе предмета, а существенный для целей исследования, для решения узкоспециальных задач.
   Обобщение – мысленное расширение, увеличение, перенесение (экстраполяция) известного на область неизвестного; метод выделения отличительных черт, свойств и признаков, принадлежащих группам известных предметов (явлений, процессов, мыслей о них), и распространение их на другие, еще не известные группы. Обобщение – не просто выделение общего, а выделение отличительно-специфического для области предметов, для класса, объема, множества, для предмета мысли. Обобщение, кроме того, и подведение итога, суммирование, осмысление накопленного материала (знания), формирование на этой основе общего положения (например, определения или закона). Обобщенный взгляд на тот или иной предмет является в то же время и упрощением, поскольку общий взгляд, конечно же, опускает частности, детали; обобщение как бы сводит сложное к простому. Обобщение увеличивает объем мысли. Обобщение распространяет имеющееся знание на область неизвестного, как в случае перенесения на планету Марс признаков, присущих планете Земля. Обобщение, как и другие мыслительные, методы выполняет многообразные функции в интеллектуальной деятельности человека.
   Логика, исследуя основные методы и формы мышления, подготавливает этим мыслящих более эффективно и оптимально пользоваться данным арсеналом мыслительных средств применительно к любым предметным областям. А так как любая наука не может обходиться не только без мыслительных методов, но и форм мысли, без рассуждений, то знание структуры, внутренних законов их, безусловно, выполняет все ту же методологическую функцию, что и учение о методах.
   Реальный процесс движения от конкретного в действительности к абстракциям о нем, отображаемый правильным в научном отношении методом восхождения от абстрактного к конкретному в мышлении, как и другие сложные методы, в конечном счете основывается, опирается на эти простейшие, только что рассмотренные мыслительные методы.

Глава 4. Характеристика понятия

   Понятие есть форма мысли, отражающая общие, существенные и отличительные признаки чего бы то ни было, что может быть предметом нашей мысли. Понятие может отражать явление, процесс, предмет (как материальный, вещественный, так и идеальный, мнимый воображаемый). Главное для данной формы мысли – отражать общее и в то же время существенное, отличительное, специфическое в этом предмете.
   Общими признаками (свойствами) являются те, которые присущи хотя бы нескольким предметам (явлениям, процессам). Признаком будем называть любое свойство предмета, независимо от того, внешнее оно или внутреннее, очевидное или непосредственно не наблюдаемое, общее или отличительное, существенное или несущественное.
   Существенным по природе предмета признаком будем считать тот, который отражает внутреннее, коренное свойство предмета, который выступает определяющим для него, выражает внутреннюю закономерную связь его элементов. Это такой признак, изменение или уничтожение которого влечет за собой качественное изменение (уничтожение) самого предмета. Все остальные признаки – несущественные. При этом следует иметь и виду, что существенность того или иного признака зачастую определяется интересами самого человека, его позицией, задачами, целями, ситуацией. Так, существенными для жаждущего человека и для физика или химика признаками воды будут разные признаки. Для ученого – это структура молекулы воды (Н2О), для простого человека – способность утолять жажду. Среди признаков понятия различают родовые, как более общие, и видовые – частные, индивидуальные, специфические. Высший род – это предельно общее понятие, или философская категория, низший вид – единичное понятие, понятие, отражающее индивид.
   Генетическое родство понятия с высшей формой чувственного отражения – с представлением – подчеркивается некоторыми общими признаками. Но если представление включает в себя отвлеченность, опосредованность и обобщенность как привходящие, можно сказать, случайное для природы чувственного отражения, требующего непосредственного контакта органов чувств и отражаемого предмета, то понятию эти свойства присущи по его природе, они неотъемлемые его свойства, самые существенные и отличительные. Это родство, при всем качественном различии этих форм, подчеркивает связь непосредственного и опосредованного, чувственного и рационального, конкретного и абстрактного отражения.
   Поскольку понятие в силу своей идеальности не имеет непосредственного, собственного, вещественно-наглядного выражения, то материальным носителем понятия выступает слово или сочетание слов естественного языка (знак или сочетание знаков символического, искусственного языка): «дом», «стол», «человек», «любовь», «чернильница», «кентавр», «вакуум» и пр., или словосочетание: «автор концепции», «столица республики», «круглый квадрат», «абсолютно твердое тело» и т. п. Понятия, выраженные одним словом, как считают некоторые, являются простыми понятиями, выраженные двумя словами – сложными, а более чем двумя – дескриптивными.
   Отсутствие выработанного навыка различения свойств слова и понятия часто является причиной подмены понятия словом. Но слово лишь выражает понятие, само же по себе слово – вполне материальное образование, оно есть графический или звуковой комплекс, его можно записать, произнести, его можно хранить, преобразовывать, передавать на расстояние, через века (клинописные таблички, иероглифы, папирусы, книги, библиотеки). Понятия же и появляются и осмысливаются лишь человеком и только тогда, когда он осознает значение, смысл слова. Само по себе понятие в записанном слове (знаке, комплексе их), в книге не находится, понятие возникает каждый раз и только в голове читающего (или пишущего, думающего) человека, и никуда за рамки головы не выходит. Понятие – идеально, и идеальность его связана с тем, что оно неотрывно от особым образом организованной материи, оно – свойство этой материи, оно отражает общее, существенно-специфическое, которое тоже само по себе не существует в природе. В этой особенности соотношения понятия и слова желательно основательно и прочно разобраться, потому что на этой особенности основываются самые распространенные ошибки многих рассуждений, так называемые паралогизмы и софизмы. И это имеет место не только в обыденных рассуждениях, но и в научных, и не только в античности, но и в настоящее время.
   Окружающий нас предметный мир находится вне и независимо от человека. Он обладает бесконечным разнообразием свойств. Слово (язык в целом) выработано человеком для обозначения этих предметов, как бы для замены их, хотя ясно, что слово – не сам предмет. Оперирование, манипулирование предметами не всегда возможно, оперирование же словом значительно упрощает деятельность человека и тем оптимизирует ее. Слово, к тому же удобнее для хранения, передачи, переработки. Слово, обозначая предмет, называет, заменяет его. Понятие же, выражаясь в слове, – отражает этот предмет в его самых важных, общих и существенных признаках. Слово – замещающий предмет знаковый комплекс; понятие, выразимое словом, – идеальный образ этого предмета, и как таковой – «вещь», трудно уловимая, требующая интеллектуальных усилий для своего осознания. Слово, понятие и предмет – вот сложная и важная система отношений трех тесно взаимосвязанных, но не тождественных друг другу, «вещей», разобраться в которой необходимо для понимания специфики мысли и ее места в жизнедеятельности человека, для предотвращения мыслительных ошибок.
   Саму по себе мысль невозможно передать даже на самое маленькое расстояние. Передаем на расстояние мы не мысли сами по себе, а лишь сигналы о возникающие в нашей голове мыслях. И эти сигналы, будучи восприняты другими людьми, превращаются уже в их головах в соответствующие нашим исходным, но теперь уже (поскольку в их головах) их мысли. Мысль формирует тот или иной человек на языке определенных знаковых систем.
   Признаки предмета (явления процесса) и признаки понятия не совпадают между собой. Признаками любого материального предмета (явления, процесса) будут его внешние или внутренние свойства. Признаками же любого понятия – обобщенность, отвлеченность, абстрактность, идеальность. Признаки предмета изучают естественные, технические, медицинские, сельскохозяйственные и другие науки, признаки понятия как формы мысли – только формальная логика.

4. 1. Структура понятия

   Как цельная форма мысли понятие представляет собой закономерное единство двух составляющих его элементов: объема и содержания. Объем – структурный элемент понятия, отражающий собой совокупность предметов, обладающих одинаковыми существенными и отличительными признаками. Так, объем понятия «стол» отражает собой всю совокупность столов на нашей планете, все их множество, весь их класс. Объем понятия «человек» – пятимиллиардное население планеты. Содержание – элемент структуры понятия, отражающий собой совокупность существенных и отличительных признаков, присущих предмету, явлению (классу предметов, множеству явлений, процессов и пр.). Содержание понятия «стол», например, будет представлять собой совокупность таких существенно-отличительных признаков данного предмета, как искусственность его происхождения, гладкость и твердость плоскости, вознесенной над поверхностью земли (пола), жесткость точки (точек) опоры и пр., и предназначенность для различных видов ручной деятельности человека. Перечисляя признаки, входящие в содержание понятия "стол", – предмет всем хорошо известный, – мы не застрахованы от замечаний специалистов в этой предметной области.
   Закономерная связь объема и содержания понятия определяет целостность данной формы мысли. Внутренним законом структуры понятия является закон обратного отношения объема и содержания понятия. Увеличение объема понятия влечет за собой сокращение его содержания, а увеличение содержания – уменьшение объема, и наоборот. Так, добавление к перечню существенных признаков общего понятия «стол» еще и признака «квадратность» (а это определенно увеличивает содержание) сразу же сокращает объем исходного понятия до нового – «квадратный стол». Добавление еще одного признака, например «деревянность», сокращает объем еще более – до понятия «квадратный деревянный стол». Обратный процесс – сокращение содержания, – естественно, повлечет за собой увеличение объема понятия.
   Обратное отношение объема и содержания понятия выступает главным законом структуры данной формы мысли. Такие законы мы и будем в дальнейшем называть внутренними законами, законами структуры. Законы структуры являются определяющими для любого предмета, ибо отражают его внутренние, существенные связи. Закон структуры понятия является определяющим внутренним законом данной формы мысли, и все особенности ее находятся в прямой зависимости от этого закона.
   Некоторыми оспаривается правомерность этого закона на том основании, что развивающаяся наука по мере расширения области познания, т. е. объема предметов, на которые может распространяться то или иное понятие, увеличивает при этом и само содержание понятий в результате все более глубокого исследования познаваемой области. Здесь явное игнорирование или недопонимание специфики предмета формальной логики, которая отвлекается от конкретного содержания форм мысли и рассматривает их как таковые, ставшие, вне их исторического развития и изменения. Исторические изменения содержания тех или иных понятий, например, понятия «диалектика», понятия «человек», «метафизика» и прочее, исследуются не формальной логикой, а теорией познания, диалектической логикой, наконец, филологией. Логику интересуют лишь структурные зависимости составляющих форму мысли элементов, а они в любые времена (при любых объемах и содержании) остаются закономерными и даже диалектическими. Закон обратной зависимости объема и содержания понятия есть диалектический по своей сути закон, потому что он взаимосвязывает определенным образом несовпадающие (противоположные) элементы данной формы мысли, и эта взаимосвязь определяет целостность ее.
   На основании данного закона структуры можно по-иному определять само понятие: это форма мысли, элементы которой (объем и содержание) находятся в отношении обратной зависимости.

4. 2. Виды понятий

   За счет изменения одного из элементов структуры понятия последние могут подразделяться на виды. Так, по количественному признаку (по объему) понятия делятся на единичные, общие и пустые (нулевые). К количественному показателю следует отнести и подразделение понятий на регистрирующие (исчислимые) и нерегистрирующие (неисчислимые), ибо здесь главное – объемный показатель этих понятий. По качественному показателю (по содержанию) понятия делятся на: утвердительные и отрицательные, конкретные и абстрактные, безотносительные и соотносительные, собирательные и разделительные (несобирательные).
   Единичными понятиями являются те, которые отражают всего лишь один единственный предмет (явление, процесс), т. е. объем этих понятий индивидуален. Это, например, понятия о дневном светиле, об авторе «Мастера и Маргариты» или об авторе десяти днях 1917 г., которые потрясли мир, или о путче августа 1991 г., о затмении солнца в 585 г. до н. э. и т. п.
   Общими понятиями являются те, объемы которых отражают два и более однородных предмета (явления, процесса) вплоть до неисчислимого их множества. Такими понятиями будут «дом», «стол», «человек», «игра», «затмение», «облако», «стоимость», «совесть», «кривизна» и прочее. Легко заметить, что общее понятие в грамматической форме может выражаться и единственным числом; в логике слова «стол» и «столы» одинаково выражают общее понятие о столе.
   Пустые (нулевые) понятия – это понятия, объемы которых отражают пустые предметные области, им не соответствуют никакие реальные объекты; предметная область которых равна нулю. Это понятия, являющиеся результатом относительно самостоятельной абстрагирующей деятельности человеческого сознания, отражающие идеальные, идеализированные объекты, наделенные предельными свойствами («абсолютно черное тело», «несжимаемая жидкость», «идеальный газ», и прочее). Понятия о сказочных или фантастических, мифологических объектах тоже являются пустыми понятиями («сирена», «русалка», «конек-горбунок», «минотавр» и прочее).
   Регистрирующие (исчислимые) понятия – понятия, отражающие поддающуюся исчислению область (множество, класс) предметов. Например, «дни недели», «времена года» и прочее.
   Нерегистрирующие (неисчислимые) – все те понятия, объемы которых фактически не поддаются точному исчислению. Нерегистрирующими понятиями будут такие предельно широкие понятия, как «количество», «качество», «мера» и прочее, такие общие понятия, как «дерево», «река», «человек» и пр., абстрактные понятия «белизна», «кривизна», «курносость» и пр. Хотя, как известно, еще Архимед в своем «Псаммите» брался исчислить даже песчинки, т. е. в принципе и объемы понятий: «дом», «стол», «человек» могут быть исчислены, но фактически, реально это неосуществимо.
   Утвердительными (положительными) понятиями являются те, которые отражают наличие какого-то признака у предмета. Понятно, что положительными понятиями могут быть как общие, так и единичные, пустые. Понятия о городе, луне, цене, морали и прочее будут понятиями и положительными, и общими, а некоторые и пустыми.
   Отрицательные понятия указывают на отсутствие любого признака, утверждаемого положительным понятием; формируются они простым прибавлением к любому положительному понятию частицы «не»: «не-роза», «не-молитва», «не-кузнец» и пр. Общеупотребимое понимание отрицательности не всегда совпадают с логическим. Так, в повседневном обиходе понятия «жадность», «глупость» выражает отрицательную характеристику человека, но в логике эти понятия являются положительными; отрицательными же они становятся лишь с прибавлением к ним частицы «не» – «не-жадность», «не-глупость», при этом, правда, данные понятия выражают совсем не отрицательную черту человека.
   Конкретными понятиями являются те, которые отражают предмет (явление, процесс) в целом: «ночь», «улица», «фонарь», «аптека» и т. п. Конкретными понятиями могут быть любые утвердительные как общие, так и единичные, и даже пустые понятия.
   Абстрактными в логике считаются те понятия, которые отражают отдельное свойство предмета, отдельный его признак, и отражают его так, как будто бы он существуют независимо от своего предмета-носителя, например: «белизна», «крутизна», «всхожесть», «человечность», «лошадность», «вечность» и пр. Понятно, что ни белизны самой по себе, ни лошадности в природе нет, они – лишь признаки того или иного предмета. Понятия же отражают этот признак так, будто бы он существует сам по себе.
   Соотносительными понятиями в логике считаются те, которые содержанием своим требуют обязательного соотношения, соотнесения с другими понятиями, например: «копия», «больше», «хуже», «между», «отец», «начало», «причина», «проблема» и прочее.
   Безотносительными понятиями являются все те, которые мыслятся сами по себе, без обязательного соотнесения их с другими. Такими понятиями могут быть и утвердительные, и отрицательные, и конкретные, и абстрактные, и общие, и единичные, и другие, кроме соотносительных.
   Собирательные понятия специфичны, специфичны потому, что содержанием своим отражают определенное (строгое или не строгое) количество однородных предметов как нечто целое, например: «созвездие», «учебный класс», «группа», «взвод», «волосы Вероники» и т. п.
   Разделительные понятия – понятия, содержанием своим относимые к каждому в отдельности предмету множества (группы, класса), например: «всякий», «каждый» и пр. Иногда разделительный смысл того или иного понятия может быть определен только контекстом: «Россиянин имеет право на образование» – здесь явно, что понятие «россиянин» употреблено в разделительном смысле, потому что подразумевается каждый в отдельности россиянин. Но это же понятие в выражении «Россиянин шагнул в космос» выступает в собирательном смысле, поскольку имеется в виду не каждый в отдельности россиянин, а в общем.
   Для ориентации в разновидностях понятий можно использовать такую схему.
   Виды понятий:
   а) по количественному признаку (по объему):
   – общие, единичные, нулевые;
   – исчислимые (регистрирующие), неисчислимые (нерегистрирующие).
   б) по качественному признаку (по содержанию):
   – утвердительные, конкретные, соотносительные, собирательные;
   – отрицательные, абстрактные, безотносительные, разделительные.

4. 3. Типы отношений между понятиями

   Рассматривая отношения между понятиями, следует всего различать понятия сравнимые и несравнимые. Сравнимыми называются понятия, имеющие некоторые признаки, позволяющие эти понятия сравнивать друг с другом. Например, «пресса» и «телевидение» – сравнимые понятия, они имеют общие признаки, характеризующие средства массовой информации. Несравнимыми называются понятия, не имеющие общих признаков, поэтому и сравнивать эти понятия невозможно. Например: «квадрат» и «общественное порицание», «преступление» и «космическое пространство», «государство» и «симфоническая музыка» Они относятся к разным, весьма отдаленным друг от друга областям действительности и не имеют признаков, на основании которых их можно было бы сравнивать друг с другом. В логических отношениях могут находиться только сравнимые понятия.

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →