Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Дигестивное печенье никак не способствует пищеварению.

Еще   [X]

 0 

Россия, подъем! Бунт Расстриги (Доренко Сергей)

Каков главный талант президента Владимира Путина? Ждет ли Донбасс судьба Крыма? Кто сегодня главный враг России? Какая судьба ждет оппозицию? Как меняется сегодня мир и вернется ли СССР? Обо всем этом и о многих других остро актуальных темах в своей книге размышляет легенда отечественной журналистики Сергей Доренко.

Российский журналист Сергей Доренко во все периоды своей яркой карьеры отличается категоричностью формулировок, умением остро ставить неудобные вопросы своим собеседникам во время интервью и держать удар в самых ожесточенных диспутах и словесных баталиях. Его книга затрагивает самые злободневные темы. Автор верен себе – он предельно откровенно, резко и остроумно комментирует события, которые волнуют сегодня каждого. С Доренко можно соглашаться или нет, в одном можно быть уверенным – спокойным, ленивым и равнодушным он своего читателя не оставит, заставит думать, спорить, размышлять.

Год издания: 2015

Цена: 176 руб.



С книгой «Россия, подъем! Бунт Расстриги» также читают:

Предпросмотр книги «Россия, подъем! Бунт Расстриги»

Россия, подъем! Бунт Расстриги

   Каков главный талант президента Владимира Путина? Ждет ли Донбасс судьба Крыма? Кто сегодня главный враг России? Какая судьба ждет оппозицию? Как меняется сегодня мир и вернется ли СССР? Обо всем этом и о многих других остро актуальных темах в своей книге размышляет легенда отечественной журналистики Сергей Доренко.
   Российский журналист Сергей Доренко во все периоды своей яркой карьеры отличается категоричностью формулировок, умением остро ставить неудобные вопросы своим собеседникам во время интервью и держать удар в самых ожесточенных диспутах и словесных баталиях. Его книга затрагивает самые злободневные темы. Автор верен себе – он предельно откровенно, резко и остроумно комментирует события, которые волнуют сегодня каждого. С Доренко можно соглашаться или нет, в одном можно быть уверенным – спокойным, ленивым и равнодушным он своего читателя не оставит, заставит думать, спорить, размышлять.


Сергей Доренко Россия, подъем! Бунт Расстриги

Россия и «Русский Мир»

Эпоха неофеодализма и смена парадигм

   Каждый из вас вроде циркового пуделя: учится совсем молодыми десятку трюков, потом вы живете этим запасом всю жизнь и навязываете свою слепоту вашим детям и внукам. Это касается и экономики, и политики. Это касается вообще всего.
   Смотрите, вот эксперимент, проведенный в 98-м году Дэниэлом Самонсом и Дэниэлом Левиным. Парень слева спрашивает седовласого человека справа, как пройти по какому-то там направлению. В середине разговора между собеседниками проносят дверь. Собеседник меняется, но примерно половина невольных участников эксперимента не понимают, что перед ними другой человек, с другим голосом, с другим лицом.
   Это называется слепотой к изменениям.
   Я это вам потому рассказываю, что мы живем в эпоху больших перемен, вы чувствуете эти перемены, мы провели с вами наш очередной антинаучный опрос радиослушателей, и выяснилось – 95 % моих слушателей сказали – мы проживаем сейчас период абсолютно тектонического сдвига моделей развития общества, мы уже живем в новом мире, который непонятен, таинственен и враждебен.
   Мир враждебен, потому что вы слепы.
   Я читаю сливки русского общества в Интернете и понимаю, что основная оценка новой парадигмы развития – возвращение в СССР. «Совок возвращается!» – восклицает думающая интеллигентская масса.
   Чем не СССР – Россия поглощает бывшие свои территории, Россия враждует с Америкой. Что же не так – это же точная копия СССР.
   Так думает не только московская интеллигентская тусовка, то же самое пишут и американцы. Только американцы отмечают, что у России нет теперь идеологии и у нее нет теперь мощного блока наций, типа бывшего Варшавского Договора. И Россия теперь очень скоро падет под натиском сил добра, олицетворяемых несокрушимыми латышами и молдаванами под водительством нобелевского лауреата Обамы.
   Ошибка, ребята, пытаетесь прочитать будущее в терминах прошлого. Буквы знаете, а языка не знаете. Нет никакого совка, нет никакой попытки отвоевать себе СССР.
   Чтобы понять действия Путина и современность, попробуйте почитать историю Средних веков и, в частности, историю ордена тамплиеров, госпитальеров, тевтонцев.
   Мы уже живем в мире неофеодализма. Рыцарские ордена настоящего – мегакорпорации. Орден Фольксваген, орден Кока-Кола, орден Гугл и так далее. Их боятся и с ними договариваются слабеющие национальные государства. Но нигде в мире, насколько мне известно, нет единого ордена, управляющего огромной страной типа России. Даже в Китае нет, потому что в Китае нет сращивания политической и экономической власти в единый кулак.
   А в России есть – орден «Команда Путина», если угодно. Один из сильнейших орденов современного мира. Его цель – экспансия, его цель – контроль. Контроль ради контроля, потому что реальной идеологии нет. И экспансия не в пространстве – не завоевание территорий, как вы подумали на примере Крыма. Его цель – глобальная последовательная атака против всех для завоевания Времени. И изгнание из Времени Америки в том виде, в котором она там присутствует.
   Путин пытается выбить Америку из американского глобального будущего. Путин пытается создать новое будущее как новый горизонт событий. Завоевание горизонта событий важнее завоевания территории, уж поверьте. В этой атаке идеологией нового ордена станет внешняя консервативность сознания, не знаю, в какой степени искренняя консервативность. Я очень допускаю, что демонстрируемая вовне консервативность есть метод управления и нейтрализации христианнейшего народа. В этой атаке союзником Ордена станет Глобальный Юг и Китай. Желанным и несбыточным станет мечтание об особой дружбе с Германией. Врагом станет Америка. Идеальной конфигурацией нового мира станет германо-российский союз, доминирующий в Евразии. С кучей всяких сателлитов и новых врагов. Это не СССР никакой, забудьте. Это вообще небывалое будущее.
   И еще, как вы думаете, если Америку атакуют, это безумие?
   Не только мы и не только на Украине, Америку ведь многие атакуют по всему миру. Это безумие?
   А вдруг просто время пришло пошевелить кочергой старые угли в печке? Вдруг как раз время настало атаковать Америку, пусть пока еще вполне символически? Всем же понравилось в результате, неплохо же получилось, не так ли?
   Слепцы, не будьте слепы к изменениям, мир меняется.
   Апрель, 2014 год.

Дымовая завеса Крыма

   Во-первых, потому что Юго-Восток – не Крым.
   Крым – ключ к Черному морю; запирает гипотетическую базу НАТО в Одессе; Крым запирает Азов; Крым отпирает Новороссийск. Ну, просто к карте подойдите: Крым и Юго-Восток сильно отличаются в смысле геополитических выгод.
   Во-вторых, потому что Юго-Восток так и не поддержал массово ополченцев. Население темное, сознание хуторское, желания творить историю в населении практически нет. Это не важно было в Крыму, но это важно в Донбассе. Мне очень жаль, но социально активным типом восточного украинца в предыдущие пару десятилетий был полубандит, разновидность гопоты, склонной к насильственным и незаконным действиям в интересах личного обогащения. Я неоднократно путешествовал по Донбассу в годы так называемой «украинской независимости» и часто наблюдал хозяев местной жизни обнаженными по пояс в загородных гостиницах в обществе нескромных девиц. Их характеризовал в то время бильярдный кий в руке и убедительно складчатый кожаный затылок. Сторонний наблюдатель никогда не слышал от них душевного разговора о Русском мире и о нравственных идеалах восточного славянства. Они не очень любили Москву. Побаивались Москву. Причина: они наслаждались украинской договорной полуанархией и не допускали Киев до значимых дел в бизнесе. До прихода Путина к власти они говорили, что им на их голову не нужен Абрамович, они и сами неплохо управятся без русских олигархов. После прихода Путина они даже с большей опасливостью говорили, что не хотели бы сажать себе на голову русскую «гэбушку». Не забывайте, именно прошлые правители Украины старательно отдаляли Украину от России. Не бандеровцы, а советский коммунистический деятель Кравчук провернул отделение Украины и независимость. Днепропетровский советский красный директор Кучма заставлял писать учебники истории, в которых Россия была многократно оболгана, оклеветана и предана. Именно донецкий Янукович лгал из года в год о придании русскому языку статуса второго государственного и никогда не выполнял обещанного. Именно Янукович лихорадочно сближался с Евросоюзом и категорически отказывался от всех форм евразийских союзов с Россией. Это не бандеровцы делали. Это свои делали люди, прошлые якобы люди. Ровно для того, чтобы быть королями в оторванной от России Украине, ровно для того, чтобы мелко, воровато, паскудненько и бесконтрольно грабить свою вотчину. Ровно для того, чтобы сосать деньги из России под лживые обещания. Так было двадцать с лишним лет, не забывайте об этом. Хотели бы – давно бы были вместе с Россией. Но они не хотели. А очень прорусская Восточная Украина и такая же прорусская Южная Украина помалкивали. Приписывать восточным украинцам массовую пассионарность – ошибочно. Они крайне неодобрительно относятся к киевскому бесстыдству, но привыкли ворчать и приспосабливаться.
   В-третьих, Юго-Восток Украины слит, потому что нам входить на Юго-Восток – значит перестраивать всю жизнь страны – строить мобилизационную экономику, строить мобилизационное общество. Воевать и быть готовыми воевать со всем миром в условиях враждебности всего мира. И это на десятилетия. Путин такого не хочет. Путин считает комфорт одним из достижений своего правления. Многие с ним согласны, я думаю. Русский мир сам собой, но изнеженная столица хочет в отпуск в Италию. В гимнастерки москвичи не хотят одеваться ради Юго-Востока Украины.
   В-четвертых, мне самому страшно от этой мысли, но я так вижу, все это время Юго-Восток был просто дымовой завесой Крыма.
   Это жестоко, но это позволяло держать Запад за горло.
   Это жестоко, но это и впредь позволит держать Запад за горло по поводу Крыма.
   Мы можем долго еще давать понять Западу, что на каждое слово о Крыме мы сделаем больно в ответ.
   Мне обидно, что Юго-Восток играется втемную, но я это вижу именно так.
   В начале марта 2014 года, когда вежливые люди уже повсюду были в Крыму, готовился референдум, я разговаривал с одним из видных украинских пророссийских политиков. Он говорил мне о поднимающихся пассионариях в Донбассе. Я сказал ему именно тогда: «Вы – дымовая завеса. На вас планов нет. Брать Крым отдельно стоит, а если уж Донбасс, то почему не вся Украина? А взять всю Украину – это надо подождать на этом этапе. И вы – камуфляж, вы отвлекающий маневр, вы уж не сердитесь», – сказал я этому классному человеку тогда, в начале марта 2014 года.
   Так и вышло. Другой у меня вопрос теперь – не отвяжется ли Обама сразу по Крыму в смысле санкций следом за расстрелом Юго-Востока?
   А если Обама отморозится по Крыму, мы сможем второй раз камуфляжно поднять Юго-Восток? Какие у нас рычаги остаются после гипотетического подавления Юго-Востока Киевом? Или вслед за Донбассом ударят уже по нам?
   Июнь, 2014 год.

Русский мир и пустота Украины

   Еще 14 % респондентов из числа слушателей радиостанции хотят, чтобы донбасские ополченцы освободили от карателей также и Запорожскую и Херсонскую области.
   Таким образом Россия получила бы сухопутный коридор в Крым, стала бы контролировать воду в устье Днепра, смогла бы контролировать как минимум одну мощную гидроэлектростанцию, поставляющую энергию в Крым.
   Но огромное большинство радиослушателей высказалось за то, чтобы ополченцы освободили от карателей также и Николаевскую, и Одесскую области таким образом, чтобы украинские патриоты вместе с русскими братьями смогли контролировать все морское побережье, сухопутный коридор в Крым, сухопутный коридор к Приднестровью и к устью Дуная.
   Я не знаю, зачем мне прямо сейчас устье Дуная, но, сами знаете, вдруг понадобится. Помните: они не пили, но у них с собой было. Пусть бы и у нас было устье Дуная, мы его не сразу выпьем.
   Куда мы двинем дальше, неужели крест над святой Софией и родные наши исконно русские проливы? Спокойно, не надо торопиться. Я не экспансионист. Я стараюсь действовать в рамках логики и чувства гармонии.
   Чувство гармонии говорит мне, что пустота должна быть заполнена. Посмотрите вокруг России и скажите, где вы видите пустоту, которую надо заполнить в интересах гармонии?
   Первое, что приходит в голову, – Украина. Сегодняшняя Украина есть зияющая пустота общества и бездонная пустота государства. Сегодняшняя Украина есть территория, население которой занято планомерной деконструкцией своего невезучего государства. Введя наполненность в пустоту, мы послужим интересам гармонии мира, наполним пустое место новой жизнью, породим новую жизнь. И это прекрасно.
   Говорят, будто в ополчении можно легко встретить русских бывших и ныне действующих военных. Я не удивлен. Что же удивительного, что везде, где востребовано чувство справедливости, со злом и ложью борются русские добровольцы? Русские добровольцы ехали в Испанию, в Сербию, что же удивительного, что они на родной своей Украине, нашей милой и любимой Украине? Как это происходит организационно, спросите вы? А вот как – люди просят в частях отпуск за свой счет. Может ли командование не знать о цели таких отпусков по семейным обстоятельствам? Да, командование может не знать, потому что знать не хочет, даже и считает такое знание вредным и лишним.
   Должна быть структура или структуры, которые обеспечивают организованное прибытие военнослужащих в ополчение. Они есть. Полно у нас всяких патриотических организаций, деятельных отставников.
   Главный вопрос – может ли Путин это остановить и прекратить? Нет, не может.
   Путин не может сказать армии и народу, что он пошутил в Георгиевском зале в Кремле 18 марта 2014 года.
   Путин не может сказать, что Русского мира нет, что мы должны по приказу американцев оставаться глухими к просьбам о помощи наших братьев на Украине.
   Путин абсолютно несвободен от своей речи в Георгиевском зале 18 марта 2014 года.
   Так что он не может ничего отменить и запретить.
   Так что книга судеб уже написана, медленно, постепенно и неуклонно, вздыбленный Русский мир войдет в трепещущую пустоту Украины. Мы увидим устье Днепра, мы увидим устье Дуная. А зачем нам устье Дуная, я забыл? А, пригодится.
   Август, 2014 год.

Защита идеалов

   Быть европейцами, в частности, означает защищать право людей говорить на своем языке. Мы должны быть европейцами, а значит – мы должны быть гордыми людьми с непоколебимыми нравственными идеалами. Кто-то же должен постоять за старушку Европу, за постыдно проституированную старушку Европу. Да, да! А что, нет? А что, не Соединенные Штаты сказали fuck Europe? Европу оскорбляют их кураторы из Соединенных Штатов в ранге зампомощника главного конюха. Мы не должны уподобляться проституированной Европе. Мы должны быть гордой Европой, а именно – защищать Русский мир, защищать право людей говорить на своем языке, защищать жизнь человеческую и человеческое достоинство. Вот что мы должны делать. Жить для идеалов.
   Октябрь, 2014 год.

Победить Америку

   Ландшафт человеческих отношений перестроится кардинально. Люди будущего, даже ваши дети, не будут понимать привычных для вас вещей.
   Вы будете рассказывать, как навалом всюду было всего финского: финская молочка в каждом магазине. А ведь этому всему вокруг финскому всего-то 35 лет. Это не всегда так было. Это политическое было решение. В конце 70-х нефть резко подорожала нам на радость, маленькая ручная беззлобная Финляндия стала для нас источником всего западного. В 79-м после ввода войск в Афганистан от нас все, по команде США, отвернулись, а Финляндия не отвернулась и была вознаграждена русскими деньгами. Роль Финляндии гипертрофированно выросла в русском быту именно по политическим причинам. Сказке той пришел конец – новая сказка началась. Теперь Израиль и Швейцария должны будут возместить России целую Европу. Вспомнят теперь журналисты и историки, что у нас давняя нежная дружба, подошьют нашему сознанию новое прекрасное прошлое. И заживем по-новому. А старые воспоминания отменят и назовут фантазмом.
   Кстати, а почему Швейцарию не затронули санкции? Вы заметили? Швейцарию не наказали никак. А швейцарские антирусские санкции остались без ответа. Швейцария же ни разу не пропустила санкции против России? А вот почему – Швейцария вводит санкции каждый раз после Европы, но не сразу, а через пару-тройку недель. Европа вводит санкции следом за Америкой обычно, потом проходит время, достаточное, чтобы затронутые персональными санкциями люди вывели деньги из швейцарских банков в филиалы швейцарских банков в Сингапуре и иных удобных юрисдикциях, потом, заботливо удостоверившись, что все птенчики под крылом у мамы-курочки, Швейцария вдогоночку объявляет нам санкции. Президент Швейцарской Конфедерации приезжал в Москву 7 мая и встречался с Путиным, даже, я думаю, клялся в преданности и аккуратности по всем аспектам сотрудничества. Вот и вознаграждена швейцарская добродетель, купим у них сыру с шоколадом.
   Вообще, наказать Европу хочется. Европа стыдная и позорная. Именно в этом году мы увидели как никогда ярко позор Европы как постыдной политической проститутки Америки. Хочется презирать безвольных европейцев и за бардак, который они устроили на несчастной Украине. Но наказывать всех одинаково не хочется совсем. Хорошо бы итальянцам и испанцам просто презрительно усмехнуться в лицо, хорошо бы французам дать пенделя, немцев хорошенько потрясти за плечи, а политических блюдолизов из Восточной Европы хочется наказать как можно более жестоко. Хочется их помучить совсем подробно – за подлость вообще, за подлость предательства, за подлость двурушничества и стукачества, за мерзость плевков в наши общие могилы.
   Жалко, нельзя наказать их, презренных, каким-нибудь мучительным разорением.
   Мы сыр у них не купим, мы им набьем полные глотки их паршивых яблок, но этого мало все время – еще хочется. Потому что предатели. Это как ссора с бывшей женой – сердце рвется от ее подлости, на чужих так не обижаются.
   А может быть, что мы так сильно злимся, чтобы полегче нам было расстаться с прибалтами и поляками, с болгарами и венграми? Чтобы совсем безвозвратно расстаться, нам же ссора помогает в этом? Мы же знаем, что они продались Америке, но мы же их и толкаем наверняка к Америке своей обидой и ссорой? Не мы первые начали, это понятно, но мы же ссорой их отпускаем к Америке навсегда, надолго, так ведь?
   Мы им мстим за предательство, что они рабы американские, но мы же де-факто приближаем Америку к нашим границам, так ведь? Мы же элементарно получили американское присутствие под Петербургом и Псковом, под Белгородом и Воронежем, под Брянском и Курском.
   Америка же провоцирует наши ссоры и пользуется ими незамедлительно, в каждую щель американцы суют нос, в каждую приоткрытую дверь они суют свой ботинок, восстановить связи уже нельзя потом.
   Мы опять обижаемся все больше, но и редуцируемся, сжимаемся все сильнее. Может, и хорошо сжиматься – сжимаясь, становимся тверже, прочнее. А потом распрямимся или нет? Назад Россия вернется в Прибалтику, например? Хоть через 100 лет? А в Польшу? А нам нужно туда? Но мы же должны выгнать оттуда Америку? А мы справимся с американцами? А если не справимся, то зачем задираться? Китайцы говорят – не дергай тигра за усы, сразу убей. Если не можем убить Америку, зачем дергаем за усы? Но вести себя тихо Америка нам не позволяет – они достают, нас и атакуют, нас и теснят. Мы 20 лет назад вывели армию из Восточной Германии, а теперь американцы совсем уже рядом.
   Значит, если мы с Америкой по-хорошему – это не помогает, а если мы с Америкой по-плохому, то вот и проверим теперь, насколько это ужасно. Похоже, они будут нас теперь добивать. На их стороне как минимум 800 миллионов самых богатых людей в мире. А у нас 145 миллионов самых упрямых. Мы станем сопротивляться. И кто-то выиграет в конце. И мы знаем, что мы правы во всем, а кто выиграет – мы не знаем. Цена проигрыша для России – развал страны. Но война уже началась, и американцы уже точно нас станут добивать. Они добьют нас, либо мы заставим их попятиться и убраться с нашего горизонта лет на 50. Нам придется выиграть в этой войне. Пока непонятно, как.
   Август, 2014 год.

Умереть за Крым

   Есть некоторые вещи, которые имеют характер клятвы: «Лучше умереть, чем…» Это не значит, что вы умрете, но значит, что для вас есть вещи, которые никогда не должны происходить, и лучше умереть, чем допустить что-то. Когда люди воспринимают этот вопрос вот так, я удивлен, что не сто процентов готовы на ядерную войну за Крым. Я, безусловно, с этими 62 процентами опрошенных. Я считаю, что человек и даже некоторые животные в ряде ситуаций ставят некоторые вещи выше, чем жизнь. Человеческое достоинство – выше, чем жизнь. Жизнь родных, любимых – выше, чем твоя жизнь. Есть множество ситуаций, в которых человек с жизнью расстается легко. «Гвардия умирает, но не сдается».
   Народ вполне понимает, о чем говорит, осознает реальность ядерной кнопки. Они точно представляют, чем владеет их страна. Они представляют, что, говоря о применении ядерного оружия, они говорят о смерти, в том числе и своей собственной. Более того, они понимают, что мир, по большому счету, на этой кнопке и держится – она и есть залог мира. И когда обложили со всех сторон, остается только взорваться и взорвать врага. Это вопрос чести, вопрос национального достоинства. А вопросы чести выше жизни. То есть да, за Крым мы готовы умереть. Умереть и убить. И 62 % опрошенных нами в этом не сомневаются. И, повторю, я с ними. Нет счастья в рабстве, счастье – в достоинстве.
   Военное вторжение в Крым было более чем возможно. Более того, в марте прошлого года велись приготовления к нему. Нужна была только некая последовательность, объясняющая эти события для западных медиа. Нужно было, чтобы туда вторглись так называемые посланцы «революции достоинства», мясники из «Правого сектора»; нужно было столкновение и большая, хорошая кровь. После этого нужно было противостояние русскому гарнизону в Севастополе, после – высадка войск НАТО, которые пришли бы на помощь. Любая переброска наших сил вызвала бы возмущение НАТО, их слова о том, что мы нарушили правила, за чем последовало бы их появление на нашей территории. Вот и все. Год назад практически разыгралась мировая война, мы были на пороге. Но она не разыгралась: наши все аккуратно сделали. Сейчас уже всего этого произойти не может, поезд ушел.
   Прошел год, и сегодня реальных угроз для Крыма скорее нет, но мы остаемся верны нашей клятве, и мы повторяем самые важные для нас клятвы, определяющие наши критерии человеческого и национального достоинства.
   Ответили бы люди на наш вопрос с той же решительностью год назад, когда перспектива нажатия на ядерную кнопку была гораздо более угрожающей? А как же: люди не могут быть безэмоциональными. Иначе это были бы биохимические роботы, а не люди. В эмоциональности обвинять людей не надо, эмоциональность – это хорошо.
   Ведь Крым – это символ. Как знамя. За знамя люди погибают. И, согласитесь, странно в этом случае ставить вопрос: «Стоит ли погибать за отрезок текстиля?» Крым – символ очень многого: русской истории, страдания, побед. Символ того, что мы воспряли и начинаем восполнять потерянное. Самая большая трагедия прошлого века для русского человека – это распад Советского Союза, и мы потихоньку преодолеваем эту трагедию. Немногие произносят это вслух, но кто-то говорит: «Господи, неужели мы восстанавливаемся? Неужели мы снова сильны?»
   Сами крымчане коллективно ненавидят Киев и свою прежнюю принадлежность Украине. Более того, все украинцы это знают. Я говорю киевлянам: крымчане вас не любят, или ненавидят, или презирают. И я не нашел ни одного киевлянина, который бы со мной не согласился. Я – крымчанин. Я родился в Керчи в украинской семье, и для нас Крым все дни был русским. Даже больше того, я в детстве считал Кубань украинской. У моей бабушки, жившей в Керчи, были друзья в Темрюке, на Кубани. Мы с бабушкой иногда их навещали. И говор этих людей в Темрюке был самый для меня подозрительный. Они говорили непонятные мне слова, типа, кочет, ковун, щенков называли кутеня. Ну, злили меня своим запутыванием и нежеланием быть понятными. И я очень радовался всегда, когда с парома видел родную Керчь и родной Крым – понятную землю русской культуры. Мои отец, мать и бабки при нашей невероятной любви к Украине разводили руками, когда пытались объяснить мне, зачем Крым Украине подарили. Мы не могли придумать причины, по которой это отделение произошло. «Странно. Это, может, из-за удобства, потому что дорога идет через Украину?» – пожимал плечами мой отец. Ни одного дня и ни одной минуты никто из нас не считал тогдашнее положение Крыма нормальным. Но терпели. Потому что Украина самая была невозможно родная и братская. Тогда казалось, эти границы нелепы, но несущественны. Спросите любого советского человека, какая была разница, где проходили границы? Мы считали их фольклорной условностью. А сейчас украинцы предали наше прошлое и надругались над нашими, общими с ними могилами. Крым им отдать на поругание нельзя. Поэтому сегодня мы готовы терпеть многое, чтобы сохранить самоуважение. Ну, и красную кнопку нажать на ядерном чемоданчике готовы тоже.
   Март, 2015 год.

Новый Крым – Новая Россия

   Что он для нас для всех сделал? Я попросил бы отчитаться.
   Для начала Крым позволил нам ощутить себя едиными. Крым сильно объединил все общество вокруг понятного идеала русского единства и русской взаимной ответственности. Стало понятно, что русские стоят за своих, что не бросают, что о русских нельзя вытирать ноги. За это спасибо Крыму и еще востоку Украины.
   Еще Крым восполнил России недостаток в южных морях. Нам нужны южные берега и в военном смысле, и в развратно-оздоровительном. Прибавилось у нас южных берегов, получше стало.
   Во всем остальном Крым принес нам кучу проблем. Снабжение, электричество, вода, газ, мост и связь с большой землей – все надо строить заново. А строить все это трудно, потому что кризис и экономика почти рушится.
   Нет, мы, конечно, национальный подъем и национальное достоинство не променяем на мещанские рассуждения, но этот Крым, конечно, морока еще та. Хохлы его разграбили и опустили ниже некуда, все там убогое, старое, раздолбанное и на ладан дышит.
   Там последние стройки инфраструктурные были еще при Брежневе, а потом только разруха и воровство украинского замеса.
   А еще: мы национальное достоинство на мещанство не променяем, но строить нам надо не только новый Крым, но и новую Россию. Потому что Крым отсталый и убитый хохлами, но и внутренняя наша Россия отсталая и убитая нами самими. А строить и развивать мы не можем без технологий передовых. А значит, нам нужно догоняющее развитие, надо остальной мир догонять, а это хрена с два получится, потому что теперь у нас Европа и Штаты против нас, а где нам еще брать технологии. Европа и Штаты идут в будущее, в котором нет России. И, надо отдать им должное, пусть и с трудом и проблемами, они такое будущее без нас построить могут, а мы не можем.
   Я не шучу, не верьте, что у нас может получиться в одиночку. Я бы хотел, чтобы существовала планета Россия, но нет такой планеты. Планета называется Земля. Чтобы мы тут, на Земле, построили отдельную квазипланету, нам нужна технологическая помощь развитых стран и население не меньше полумиллиарда для полноценного внутреннего рынка. Этого нет и не будет. Надо догонять. Тут как у Черной королевы в «Алисе в Зазеркалье»: быстро бежать – значит стоять на месте; а для того, чтобы двигаться, надо бежать еще быстрее. А мы стоим пока и мастурбируем перед зеркалом. Не осознали пока – необходим срочный пересмотр экономической политики. Нужны невиданные энергии невиданных масс на месте гнилой коррупции. Нужны современные производства. Ладно, что говорить – сами знаете без меня. Без интенсивного догоняющего развития мы загнемся, а догоняющее развитие возможно только с Европой, а нам это запрещено, пока что и надолго. Любое другое догоняющее развитие – это что? Бразилию будем догонять? Южную Африку будем догонять?
   Реформ – ноль. Есть только довольные ухмылки меганачальников русской экономики и олигархов. Надежда у нас только на чудо. Чудо вот какое – мы должны перебодать Штаты, заставить Штаты сломаться и отдать нам контроль над Украиной. Не над востоком Украины, нет. Мы должны взять под контроль всю Украину, как это было веками. И только чудо и очень большое упрямство могут нам в этом помочь.
   Пока мы тут ждем чуда и нападения армии ИГИЛ на Вашингтон, пока мы тут ждем извержения Йеллоустонского вулкана и мора в Америке, мир идет вперед без нас. Будущее без России может стать явью. Но отметем неприятные мысли, соотечественники, продолжим же, о, несравненнейшие, мастурбировать перед зеркалом!
   Март, 2015 год.

Спасение России

   Я однажды спросил ее по случаю, что вообще она делает в России, что ее привело к нам. Она четко и ясно сказала, что ее цель – спасти Россию. Она спасает Россию, и любой честный человек на нашей планете должен так же поступать.
   Я застыдился тогда.
   Смотрите, я удивился тогда: я банально хожу на работу, банально ремонтирую свою машину, тупо копаю грядки на даче, а англичанка спасает мою страну для меня, недотепы мелкотравчатого.
   Я думаю, сейчас дело не изменилось. Иностранцы и эмигранты, и вообще все, кого раздражает непослушная Россия, непременно должны ее начать спасать. У Келли этой был богатый папа из «Де Бирс», семья владела неплохим домиком в Лондоне с собственным небольшим садиком. Келли была многолетней чемпионкой выпускного экзамена в школе – она набрала столько баллов, что никто потом еще десять лет не мог набрать столько же. И она блистала тут в обществе, и укоряла, и наставляла в порядке шефства над русской демократией всяких встреченных людей, меня в том числе. Я очень включался – у нее был прелестный акцент; я даже перенял у нее манеру сильно морщить лоб для выразительности.
   Эта Келли пошла работать в одну редакцию и бросила работу через два месяца, с отвращением заявив, что русские абсолютно бессмысленные люди – анархичны и тоталитарны одновременно. Это, в общем, верное наблюдение заставило ее ненавидеть спасаемых русских. Она вновь устроилась на работу и вновь ушла, расплевавшись со всеми очень скоро.
   А ведь умная была баба, я вот про что думаю. Она, патентованная умница, была и отличница всех времен и народов.
   Выводов из этой истории два: один – про иностранцев, другой – про молодых женщин. Про иностранцев – часто встречаю иностранцев, решивших положить жизнь на спасение России. Иногда их хватает на год. Это влюбленность в Россию как в страну мистического постижения. Как в страну спонтанной самореализации вопреки правилам и формальной логике. Это влюбленность в страну настоящей боли и полупьяного смакования страдания. Ну, не без достоевщины же? Короче, они любят Россию за то, чего им там, в Европе, не хватает. А попадают сюда – пытаются Россию мгновенно загнать в свои рамки своих кастрированных умов. Им кажется, Россия слишком уж, недопустимо русская. Россия – гибельно русская, как им представляется. Это надо исправить, а никак не получается. Я смеюсь над ними обычно. Но иногда думаю, что они отчасти правы…
   А про молодых женщин такое рассуждение: не первую уже встречаю донселью, которая вообще жить не может и не хочет в реальной жизни, а только умеет учиться. По три диплома за папин-мамин счет о высшем небесплатном образовании – это разминочка, потом с ходу MBA в Сколково или за границей, потом работа над кандидатской, которую никто никогда не прочтет. И так далее. Они умеют только одно – учиться. Я понимаю, это дико прогрессивно: всю жизнь получать знания и вообще никогда не работать. Келли, про которую этот текст, перестав спасать Россию, поступила на курс MBA в Париже.
   Август, 2013 год.

Хитрый Китай

   Он поздравил журналистов как сограждан. Он считал – все в восторге от сделки. Россия будто вышла из окружения: нас давили, нас хотели согнуть антирусские амеры и европейцы, но мы не дались, мы не сломались, окруженье пробито, мы уходим в Китай.
   И китайцы тоже довольны газовым контрактом с нами. Как только они довольны, я начинаю подозревать, западня тут какая-то.
   Цена, насколько я понял, нормальная за русский газ.
   Все как будто уважительно и классно.
   А тогда чего китайцы радуются?
   Китайцы же хитрые и обязательно хотят нас оставить в дураках.
   Китайцы могут совсем легко взять газ у туркменов и у иранцев.
   Туркмены и иранцы за счастье почтут снабдить Китай дешевым газом. Но китайцы взяли не у них, а у нас. И не за бесценок, а за нормальные деньги.
   Как это объяснить, ведь китайцы хитрые и обязательно хотят нас оставить в дураках?
   Китайцы берут пока совсем немного газа, примерно как брала у нас в год Украина. Огромный Китай покупает вполне украинский объем. Это зачем им, в чем хитрость? Китай хочет газа в пять раз меньше, чем берет Европа, а мы это празднуем, а что мы празднуем?
   Они привязывают нас к себе нефтепроводом за 55 миллиардов долларов? Они привязывают нашу Сибирь к себе? Это хорошо? А еще они будут строить нам порты и обустраивать нам Дальний Восток?
   Вам все еще классно или вам уже жутко? Порты – стратегические объекты. Китайцы быстро и аккуратно все нам сделают, а плату возьмут участием в управлении.
   А еще китайцы отныне начнут вкладывать в разведку и добычу в наших недрах, а это тоже стратегические отрасли. Ничего же страшного, что китайцы нам освоят наш Дальний Восток и превратят его в конфету? Да они нам легко всю Россию превратят в конфету: дороги построят не хуже китайских, заводы, и фабрики, и блистательные научные центры нам построят. Это же хорошо, или вам уже жутко?
   А еще китайцы войдут, если я правильно разобрался, на строительный рынок России. Они построят тут свои цементные заводы, они станут быстро, дешево и аккуратно строить нам жилье по очень низким ценам. Китайцы будут строить в два раза, как минимум, дешевле русских. Народу же понравится такое? Русские политики станут искать дружбы китайских строительных фирм, искать поддержки. Только поддержанные китайскими фирмами русские политики будут проходить в высший эшелон русской власти. И китайцы станут ставить нам наших губернаторов, а потом они поставят нам нашего президента. А потом они станут за нас все делать, думать за нас. А потом китайцы станут делать нам наших внуков, так ведь? Это же хорошо, или вам уже жутко?
   Май, 2014 год.

Глупый дядюшка Сэм

   Штаты сильно завязли в Ираке. Там создано исламское государство, как вы хорошо знаете. Исламское государство Ирака и Леванта. И на днях тамошние власти казнили американского журналиста, который был давным-давно, в 2012 году, похищен в Сирии. У палача, который отрезал голову американцу, кстати, превосходный английский выговор, изобличающий в нем уроженца города Лондона. Обещают исламисты убить еще одного американца, и, надо полагать, не шутят. Я не хотел бы нудеть тут о том, что американцам у Саддама Хуссейна голов не резали. А американцы сами создали нестабильность в Ираке и сами же и огребли. И это только начало, американцы еще очень сильно огребут за свою ковбойскую политику на Ближнем Востоке. Ввиду ее слабой интеллектуальной обеспеченности. Я хочу спросить вас – это выгодно России или нет?
   Радикальные исламисты, несущие террор и смерть в Ираке, нам выгодны или нет? Думаю, с перспективой лет в 50 они нам совершенно не выгодны. Потому что они потенциально могли бы однажды нарушить межконфессиональную динамическую стабильность в исламских регионах России.
   Но сегодня и в течение ближайших лет мы не можем не аплодировать любой проблеме, сковывающей Америку. От Бомбея до Марокко любая беда – это американская. Да восславится же беда наших врагов, и да будет ее как можно больше. Отвлечь враждебную Америку от наших границ их же собственной глупостью – что может быть прекраснее? Новый сериал называется «Глупый дядюшка Сэм и дерзкое Исламское государство Ирака и Леванта». Запасаемся попкорном, короче. Должны же быть в истории человечества войны, которые несут проблемы не нам? Должны же случаться войны, за которыми мы будем следить по телевизору? Должны же, наконец, происходить не наши войны?
   Август, 2014 год.

Хаос от США

   Соединенные Штаты давно уже ничего не оккупируют. США несут хаос. Это их концепция. Я напомню, что это концепция, которую сформулировал Дик Чейни в начале нулевых. Это концепция контролируемого хаоса. Соединенные Штаты несут не оккупацию, а хаос. Потому что они считают, что хаос лучше, чем плохие парни. Они хотят ввергнуть любую страну, которая им не дает должного респекта, в хаос. Вот и вся история. Они хотят ввергнуть в хаос Россию. Они не собираются совершенно ничего оккупировать, потому что они не могут. Потому что здесь будет девочка Аня в них стрелять, из рассказа Пепперштейна «Подвиг модели». У Пепперштейна об этом так: Москва оккупирована американцами. Русские девочки-модели, обнаженные, в огромных ботинках, на ногах кожаные подвязки, на них кобуры с пистолетами. Девочкам надо уже выходить на сцену – позировать перед генералами американской оккупационной армии. Они в последнюю минуту декламируют, сбившись в кружок, Ахматову. «Мужество нас не оставит». «Час мужества пробил на наших часах…». И потом выходит эта Аня, которая идет по подиуму, и американские военные ревут, пуская слюни от похоти, от желания обладать ею. И она подходит к краю подиума, где сидит главный американский генерал, начальник оккупационного режима, и расстреливает его из пистолета.
   Эта сцена – мечта о сопротивлении при военной американской оккупации России – ей не суждено сбыться. Нынешние войны ведутся Штатами по-другому. Сначала разрушается полностью или почти полностью военная и гражданская инфраструктура страны, уничтожаются штабы и лично уничтожаются ключевые люди в управлении страны. Потом в дело пускаются сочувствующие Америке люди на ставшей ничейной территории. Активчик такой американского посла. Эти люди быстро создают правительство и правят по мере сил. Америка заставляет весь мир признать своих марионеток законной властью. Вот и вся игра. Эта игра военная с военной агрессией. А вторая игра, практикуемая современной Америкой, – народное восстание в столице. Для народного восстания нужны две тысячи очень хорошо подготовленных боевиков, не менее ста тысяч жителей столицы на улице в непрерывном протесте, тысяч десять активистов в палатках в самом центре города. Побольше иностранных журналистов, сочувственная риторика мировых лидеров, стремительные переговоры с представителями национальных управленческих элит о личных гарантиях в случае сдачи власти прогрессивно мыслящим боевикам.
   Кстати, этот сценарий, называемый в последнее время «оранжевой революцией», в Москве не работает по ряду причин. Самая заметная – у проамериканской оппозиции нет двух тысяч очень подготовленных боевиков, которые могли бы разрывать строй омоновцев и захватывать символически и управленчески важные здания типа Кремля, ФСБ и всякое такое. Много чего есть хорошего и полезного у проамериканской оппозиции в Москве, но боевого крыла организации нет.
   Октябрь, 2014 год.

Пересмотр истории

   Я был потрясен. Я подумал о том, что ведь совсем чуть-чуть осталось до того дня, когда объявят, что даже и не украинцы, а немцы освободили вообще все концлагеря. Немцы. Мы имеем дело сейчас с называнием черного белым, белого черным. Мы абсолютно опрокинуты чудесами последнего времени, но самое удивительное все еще впереди. Мы потихонечку в конечном итоге придем к тому, что будет объявлено, и не шутя, больше того, заставят наших внуков учить, что Освенцим освободили немцы от русских. Что Освенцим построили русские… Что русские вурдалаки захватили сначала Польшу, потом там построили концлагеря, а немцы – люди чести и совести – не могли такого стерпеть и жертвенно и героически пошли освобождать мир от этого ада. Может, он неадекватный, этот польский министр?
   Он абсолютно адекватный. Больше того, министр иностранных дел Польши не просто адекватный человек, а он, я вам доложу, историк. Схетына Гжегож родился в 1963 году, 18 февраля, польский политик, государственный деятель. Министр иностранных дел с 22 сентября 2014 года. Он окончил философско-исторический факультет Вроцлавского университета. Он дипломированный историк. И он говорит, что «украинцы освобождали».
   Схетына считает, что Украинский фронт состоял из украинцев. Это анекдотично, потому что тогда на Волховском фронте, таким образом, военнослужащие должны были быть волхвами. Они должны были с бубнами идти, волхвы с бубнами, на Волховском фронте.
   Конев возглавлял Степной фронт. Там, соответственно, в атаку шли степняки.
   Я очень благодарен Холмогорову Егору, который выложил точные данные, он поискал в архивах: «Лагерь освобожден 27 января 1945 года войсками 59-й армии и 60-й армии Первого Украинского фронта во взаимодействии с войсками 38-й армии Четвертого Украинского фронта. День освобождения лагеря советскими войсками установлен ООН как Международный день памяти жертв Холокоста».
   Войска брали трех армий – 59-й, 60-й и 38-й, при поддержке 38-й, двух фронтов, Первого и Четвертого Украинского фронтов. «59-я армия целиком сформирована в Сибирском военном округе 15 ноября 1941 года. 60-я армия сформирована 15 ноября 1941 года на основании директивы Ставки от 2 ноября в Приволжском военном округе». И, наконец, 38-я сформирована 3 августа 1942-го в составе Брянского фронта. Мы понимаем, что брали 59-я и 60-я при поддержке 38-й. 59-я целиком сибиряки… Они «вызволяли обозу, они отворали браму обозу» – простите мне мой польский язык. Это слова, которыми польский министр иностранных дел говорит об освобождении. Вызволяли обозу – спасали лагерь, если я правильно перевожу с польского. Спасали лагерь сибиряки – сюрприз, поляки!
   Набор массово производился в Сибири. Потому что надо было на войну кого-то в огонь бросать. И бросали сибиряков. Точно так же, как под Москву бросили сибиряков и казахов. Москву отстояли на Волоколамке сибиряки и казахи. А москвичи сопротивлялись недавно памяти об этих казахах, кстати, не позволяли «Алма-Атинской» станцию метро назвать на востоке Москвы. Москвичи здесь начинали бузу разводить, грязью поливать, а Москву отстояли казахи и сибиряки! Москвичи на митингах против называния станции метро алма-атинской уподобились полякам в невежестве и неблагодарности. Так или нет?
   Мы возвращаемся к Освенциму и его освобождению добродетельными армиями украинцев, как полагает министр иностранных дел Польши. Вторая, 60-я армия, бившаяся за освобождение Освенцима, сформирована в Приволжском военном округе. Там мы имеем роскошество национальностей. Мы там видим: финно-угров, тюрков, мордву, татар… Ну, где там украинцы-то? Украинцы были там тоже. Они прямо были уже в Освенциме к моменту подхода Красной Армии, их называли травниками. Вот где обнаруживаются украинцы. Украинцы там были в зондеркоманде, они расстреливали евреев.
   Об этом целая статья в «Википедии» – «Травники». Кузница элитной охраны экс-коллаборационистов. Оказывается, есть такая легенда, мне трудно понять, насколько она подтверждена. Глава СС Генрих Гиммлер в августе 41-го посетил Минск. И он там встретился с Артуром Небе, бригаденфюрером, командиром айнзатцкоманды В. И тому Небе показалось, что Гиммлеру понравится развлечься. Потому что Гиммлер до этого давал приказы по уничтожению людей, а сам наверняка захочет развлечься. Утром парочка Гиммлер и Небе, в присутствии генерала полиции фон де Бах Залевского, поехали за город, где проходил массовый расстрел ста заключенных. По одним данным, это были евреи, по другим – советские военнопленные.
   По мере наполнения ямы трупами Гиммлеру стало плохо и его вырвало. Бах Залевский, полицейский, тотчас понял настроение Гиммлера и сказал, что палачи тоже потрясены. Сами немцы, которые расстреливали. И дальше цитата: «Посмотрите в глаза этих людей (немцев, которые расстреливали), у них тоже уже нет нервов на всю оставшуюся жизнь. Мы выращиваем здесь невротиков и варваров. Следует это прекратить». После расстрела Гиммлер обратился к палачам с патриотической речью, а командирам пообещал подумать о проблеме. То есть стояла проблема расстрела евреев и военнопленных силами немцев, Гиммлер пообещал ее решить. Проблема была решена двояко. Во-первых, в массовых убийствах стали применять газ, теперь палач не должен был стрелять непосредственно в свою жертву. А во-вторых, чтобы не портить нервы арийцам, для грязной работы привлекли иных, более низких людей. Впервые это продемонстрировали украинские националисты, которые совместно с немцами устроили казни евреев, захваченных в областях Западной Украины в 1941 году. Потом в массовых погромах отличались прибалты, желающие выслужиться перед новыми хозяевами. Кстати, именно в Освенциме в зондеркоманды входили литовцы, не только украинцы. Они как раз и убивали евреев, чтобы немцам руки не пачкать. Ход войны показал, что подразделения полиции с личным составом из числа украинцев и литовцев использовались и для расстрелов, и для охраны концлагерей.
   В дивном местечке Травники, в 30 км от Люблина, на территории Польши, на территории бывшего сахарозавода, появилось специализированное подразделение, которое обучало профессиональных надсмотрщиков из бывших граждан Советского Союза, в основном украинцев. Хотя там были и русские, это надо точно сказать для справедливости. Русские, татары, разные люди. То есть приглашали туда из военнопленных, а из гражданских брали добровольно пришедших украинцев. То есть военнопленным говорили: вы хотите служить Гитлеру и пройти переподготовку в Травниках? Нет? Тогда смерть! И кто-то шел. Но основная масса обучавшихся была из западных украинцев. Воспитанников, обученных мастерству охранников Украйненн СС маннерн, называли травниками, потому что лагерь был в Травниках.
   Действовать лагерь начал с июля 41-го года. Возглавлял Герман Хефле, и там было в самом начале 676 военнопленных, которых охраняли эти украинцы-травники. Они входили в инспекторат концентрационных лагерей охраны, подчиненный рейхсфюреру СС, которого самого вырвало от расстрела. Они были подчинены Гиммлеру. Сами охранники не были полноправными эсэсовцами, а лишь состояли на службе СД и охраны немецких лагерей «Мертвая голова». Вот они сейчас и маршируют по Донбассу с этими нашивками, которые их деды-прадеды получили… Сейчас есть 57 территориальных батальонов, часть из них, как хорошо известно, идут с нашивками эсэсовскими.
   Мне кажется, мы обращаем внимание польского министра иностранных дел и вообще людей на Западе на факты, упорствуем в отстаивании фактов, а они усмехаются над нами, потому что сами очень хорошо знают факты. Как можно не знать эти факты? В Германии есть евреи? В Польше есть евреи? Есть. Евреи не могут не знать эту историю. 27 января – День памяти жертв Холокоста. Евреи знают и помнят все за последние четыре тысячи лет. И значит, немцы могут просто спросить у евреев. Американцы могут просто у своих евреев спросить. Поляки могут просто у своих евреев спросить. И больше того, евреи врать не будут, потому что для них это святая тема.
   Травники распределялись по окончании обучения в следующие учреждения: Сабибор, Хемльмно, Майданек, Бельзец, Треблинка, Освенцим, Штутхоф и некоторые другие. Украинцы СС маннерн были замечены в Бухенвальде, но не большинство, только часть, а также использовались в мелких лагерях.
   Я обещал прочитать одному из наших слушателей, как происходило дело, когда бежали немцы от Красной Армии. Есть свидетельства о том, что когда немцы бежали уже от войск, бежали вместе с заключенными, заключенных брали с собой. Заключенные падали, может быть, кто-то из хитрости, а кто-то от слабости, кто-то от ранений, кто-то был покусан собаками, потому что говорят, что украинцы травили их овчарками. И люди падали. И немцы не добивали, потому что немцы уже свою жизнь сохраняли. Украинцы, надо сказать о них не без изумления, потому что они очень последовательный и очень упрямый народ, они останавливались, добивали прикладами упавших пленных и кричали немцам: «Смотрите, смотрите, мы еще одного поймали, который лежал». Свидетель, которого не добили, говорит, что немцы брезгливо смотрели на украинцев. Потому что украинские травники добивали из чувства холуйства и старательности. А немцы уже просто бежали, чуть ли не бросая все на свете, лишь бы уйти от советских войск. Такая вот подробность.
   Ну, надо же просто знать историю хоть сколько-нибудь. Кстати говоря, именно это очень важно. Министр иностранных дел Польши Схетына историю превосходно знает, потому что он окончил исторический факультет, философско-исторический факультет, он историк. И поэтому, когда он лжет, он лжет с точным пониманием лжи, с точным пониманием дела.
   Поэтому я жду, что через 30 лет, например, в Европе будут учебники истории в школах, на Украине, в Польше, везде, в которых будет сказано, что советские войска организовали концлагеря, где расстреливали евреев, а украинцы с немцами, разбив советские войска, наконец их освободили. Ложь в истории развернет результаты Великой Отечественной войны ровно наоборот, вы думаете, или правда все-таки победит?
   Январь, 2015 год.

Проблема Европы

   Нацизм, подобный гитлеровскому, возник во многих европейских странах одновременно – Польша, Прибалтика и многие еще. Это было всеевропейским заболеванием, но наци прижали уши после разгрома Германии. И отсиделись, попрятавшись. Война кончилась, и все дружно показали на немцев пальцем, все сошлись на том, что немцы будут за всех и за все платить. На самом деле цинизм такой позиции заключается в том, что Америке, в сущности, хотелось уничтожить, давайте называть своими именами, большую экономическую державу – Германию. И прикрыть, и пригреть, в сущности, бывших нацистов… Пожалуйста, они же продолжали не признавать якобы оккупацию Прибалтики, они продолжали пестовать прибалтийских нацистов у себя, в Америке, они продолжали заботиться о польских нацистах у себя, в Америке, и в Великобритании существовало якобы правительство Польши в изгнании, и довольно долго. То есть Америка сделала две вещи: первая – вырвала когти и зубы у страшной экономической большой Германии и в то же время тотчас начала пестовать, подогревать и давать убежище, кров и покровительство нацистам из Прибалтики и Польши, сразу.
   А вдруг бы сгодились против России? И они сгодились. И Америка с обычным цинизмом реабилитирует выгодных ей нацистов. Главное – они антирусские, считают американцы.
   Мне кажется, что в этом проблема Европы – в цинизме Америки.
   Февраль, 2015 год.

Наша Победа

   Всего четыре лидера стран Европы приедут к нам на юбилей Победы. Между прочим, нас как-то развратили эти годы, как нам казалось, потепления. Теперь мы думаем, что лидеров стран на празднике должно быть много. А их не должно быть много. Недавно я говорил с директором Института США и Канады Сергеем Роговым. Я позволил себе эмоционально обидеться на Запад, США, Джен Псаки, на их цинизм, на то, что они совсем не хотят слышать нашу правду. Нет общих критериев оценки ценности жизни и смерти человека. Мы им говорим: вот автобусную остановку снесли в Донецке, вот пакетный обстрел Луганска. А они: ну и ладно. Мы говорим: вот миллион беженцев. Джен Псаки отвечает: да нет, это не беженцы, они поехали навестить своих родственников или прекрасные горные курорты Ростовской области. То есть мы в ответ получаем странные плевки. Сергей Рогов – американист уже 50 лет подряд. Он в ответ на меня лукаво посмотрел и сказал: «Прекратите, никогда не было по-другому». И в этой ненависти жить нормально, это очевидно нормально.
   Может быть, важно, чтобы приехала Меркель. Нам важна немецкая поддержка, потому что мы с ними воевали. Пока что, как говорит МИД, «параметры ее участия уточняются». Лавров назвал тех, кто приедет лично: лидеры КНР (Китая), Индии, ЮАР, Монголии, Кубы, Вьетнама, КНДР. Из Европы – Чехия, Словакия, Греция, Кипр. Разве этого не достаточно? Нужно ли нам признание Западом наших заслуг?
   Ждали ли мы его в 1955-м, 1965-м, 1975-м? Нет, не ждали. У нас не было поддержки Запада, и нам она была не нужна. Цена, которую наш народ заплатил за эту войну, не предполагает ожидания приезда лидеров стран Европы. Мы самодостаточны в этом горе, в этой беде, и в этом счастье, и в этой победе.
   Март, 2015 год.

О русских

Мой мессианский народ

   Сталин: «Война, которую вы ведете, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!..»
   Пока шел парад, зенитчики сбили 34 немецких самолета, немцы прорывались пострелять по Сталину и командирам. Но обошлось.
   Прямо с парада большинство тех, кого вы сейчас видите, ушли на фронт под Москвой и полегли там, на фронте под Москвой.
   Кстати, чтобы не было иллюзий о патриархальной семье народов и людей в Советском Союзе – у всех до единого участника парада были изъяты патроны. Даже у тех, кто с Красной площади помаршировал прямо на фронт. Чтобы они не жахнули папу ненароком.
   А вот если бы Сталин выступил перед болельщиками «Спартака» в конце октября на стадионе «Шинник» в Ярославле? Я имею в виду дебош негодяйский разнузданной толпы спартаковских болельщиков на этом стадионе.
   А на фронт бы пошли прямо с такого парада спартаковские болельщики? Я думаю, запросто бы пошли. А против общего врага вместе с ОМОНом и с ярославцами пошли бы погибать на фронт спартаковские болельщики? Полегли бы как братья? Я думаю, запросто бы геройски полегли.
   А чего им тогда не хватает для сплоченности, для чувства единства? Почему они ведут себя, как разнузданные обдолбанные негодяи? Они же патриоты и негодяи одновременно, не так ли? Выходит дело, что все есть, а Сталина нет. Им Сталина не хватает?
   А представьте себе Сталина, отправляющего на фронт, на смерть, на геройство участников последнего нашего Русского марша.
   Вот идут они и слушают Сталина, а потом под немецкие танки без остановки. Пошли бы? Там много серьезных мужиков было, на Русском марше, они пошли бы, конечно.
   И Сталин не послал бы их под таджикские танки или азербайджанские танки. Он бы их всех с таджиками и азербайджанцами построил и отправил бы в огонь на более серьезного противника.
   Давайте разберемся тогда, хрена ли нам не хватает, когда все всё понимают?
   Все же умные. Все всё как на ладони видят, давайте перечислим. Нужен Сталин. А что это – Сталин? Сталин – это сочетание воли и идеи. Сталин – это упрямое точное понимание, что есть добро и что есть зло.
   Идея русским нужна, потому что мы – народ идеи, народ служения, народ миссии. Чехи могут жрать и переваривать пищу, австрийцы могут жрать и освобождать кишечник, а русским хочется подвига ради идеи. Это понятно.
   Только нет теперь Идеи, идеи никто не обещал. И даже на горизонте не теплится.
   И нужна воля, воля, определяющая общее дело, воля, преодолевающая лень, воля, точно называющая, что есть хорошо и что есть плохо.
   Русские, великие, красивые, неуемные, экстремисты во всем, где ваша идея? Когда же вы определитесь, что есть добро, и когда станет у вас воли сломить все на пути к вашему великому идеалу?
   Ноябрь, 2013 год.

Проблема коммуникации русских

   К сожалению, главное свойство в России людей любого уровня руководства, начиная со старшего помощника младшего конюха, – это полное презрение к коммуникации и к информации. Я думаю, что люди должны коммуницировать, говорить друг с другом. Вот в Европе люди в Средние века и позже жили теснее, чем у нас. Здесь можно нагадить под ноги и уйти на Камчатку, в Сибирь. А в Европе они жили тесно и вынужденно коммуницировали и научились разговаривать друг с другом не скотски, а по-человечески. Вот в Москве люди тесно живут, скученно, и, казалось бы, это должно вынудить их разговаривать. Но они не разговаривают, они друг другу засады все время делают!
   Я считаю, что скученность людей и способность к взаимодействию – это прямо пропорциональные вещи. Огромная скученность людей в долине Нила рождает систему ирригации при фараонах. То есть систему взаимодействия и кодификацию сценариев. Если это, если то. И они становятся очень сложными. Но не сверхсложными. Потому что в сверхсложных сценариях правила меняются ежемгновенно, как сейчас. В то время сценарии прописываются.
   В Европе однажды создается критическая масса людей. Некоторые уезжают в Америку. Но многие остаются. И они вынуждены говорить друг с другом, они вынуждены разрабатывать правила. И сегодня лежат в ратуше какой-нибудь венгерской документы, которые вам с 1300-го, с XIV века, точно расскажут, когда кто болел, сколько было больных, где захоронен скот, павший от заболеваний – его залили кислотой – и как это все сделано. В каждой ратуше лежат все эти документы.
   Россия, в отличие от Европы, от долины Янцзы, от долины Нила, земля первопроходцев. И как земля первопроходцев Россия позволяет здесь плюнуть всем в рожу и уйти к себе. Как это было в XIV веке – можно было всем здесь плюнуть в рожу и уйти в Рязань (Рязань была пограничным городом, потому что она граничила с тюрками, а тюрки были не наши люди.) Потом можно было плюнуть всем в рожу и уйти на Хопер, на Дон, в верховья Дона. Можно было плюнуть всем в рожу и уйти в то, что потом стало Новороссией. Уйти в Сибирь, уйти на Аляску. То есть Россия – страна, где многие века, по крайней мере, тысячу лет, всегда можно было плюнуть всем в рожу. Харкнуть в рожу и сказать «пошли вы все, я пошел».
   И сейчас традиция харкать в рожу осталась. Потому что коммуникации и сценарии не обязательны. Ввиду этого Россия – безусловная страна свободы, причем существенно большей свободы, чем почти любая другая страна в мире. Но это большая свобода исключает коммуникацию.
   А что такое свобода? Свобода – это и есть свобода от правил. Ты свободен выбирать любой сценарий. Несвобода – это предписанные сценарии. Предписанные сценарии у нас ассоциируются с тюрьмой или армией. Армия или тюрьма – это похожие в российской жизни вещи, были, во всяком случае. Это место, где ты не волен в выборе сценария, где они предписаны. По команде встаешь, по команде ешь, по команде опорожняешь кишечник – все по команде. Это все сценарии.
   Вот когда меня спрашивают: предписанные сценарии чем отличаются от понятий? Понятия и традиции, с моей точки зрения, абсолютно необходимая часть общества. И мы должны понимать, например, что по правилам был распят Христос, а по понятиям он был царем Иудеи. По правилам Понтий Пилат его отправил на крест. Поэтому законы – иногда лживые законы. Законы иногда нужно преодолевать понятиями, понятия важнее, чем законы. Абсолютно точно. Если ты бежишь по тревоге армейской, топча ребенка, то ты это делаешь по закону, но не по понятиям. И законы, и понятия должны дополнять друг друга.
   Другое дело, что понятия должны основываться на гуманизме. Если закон заставляет тебя растоптать ребенка, ты должен пренебречь законом. Понятия могут противоречить закону только в области большей гуманизации. Законы должны утверждаться потребностью общества. Но понятия должны давать исключения, причем не для начальства, а для немощного человека…
   Давайте скажем следующее. Скученность людей, тесная жизнь не позволяют харкать в лицо и уезжать дальше – сначала в Рязань, потом на Дон, потом на Украину, последовательно в Сибирь, в Восточную Сибирь, на Дальний Восток, и на Аляску, и даже в Калифорнию, где был русский форт капитана Кускова, как вы помните. Скученная жизнь Москвы создает элемент, похожий на Средневековье в Европе. То есть мы сейчас оказались в средневековой Европе. Мы – дикие люди, не умеющие коммуницировать, не желающие коммуницировать, желающие харкать в лицо, желающие избивать друг друга бейсбольными битами, желающие стрелять друг в друга из травматов, желающие пырять друг друга ножами. Мы, дикие люди, оказались в скученном месте, наподобие того, как это происходило с людьми в средневековой Европе. Сегодняшняя Москва – до известной степени модель, схожая со средневековой Европой. И мы должны выработать механизмы взаимодействия – через поножовщину, через расстрел друг друга, через свинство, скотство. Через все это мы должны выработать постепенно способы коммуницировать, разговаривать.
   Октябрь, 2014 год.

Тоска по крепостничеству

   Свобода.
   Что стало с этой свободой? Власть всюду взяли бандиты, в больших и маленьких городах, Подмосковье – везде бандиты. Их теснили силовики, но как-то они мирились с силовиками, сложная происходила притирка в конце 90-х. Это и есть следствие свободы в России.
   Общество стало организовывать огромные заборы.
   Свобода означала ненависть ко всему, что за забором. Дальше. Мы выезжаем на плохие дороги. Мы как общество могли сказать: можно построить хорошие дороги, давайте налоги платить, еще что-то. Мы как общество ответили: нет, мы купим «крузаки» и «гелики». Мы купили «гелики» и «крузаки». Я лично ездил на сотом «крузаке», потому что дорогие были плохие, и мой ответ был – я куплю «крузак». То есть у меня не было ответа гражданского. Гражданский ответ был бы: а почему дороги плохие, давайте соберемся, решим эту проблему. Скажите, пожалуйста, а можно ли собрать средства как-то всем миром? Давайте всем миром через телевидение себе построим дороги и купим себе Fiat Uno. Нет.
   Были очереди в начале 90-х на бензоколонках. У меня человек с оружием отнимал пистолет заправочный, а я с ним дрался. Ну, я думал, не будет же он стрелять прямо на заправке. Я с ним дрался, и отобрал, и заправил свою поганую «восьмерку», когда они сидели в каком-то джипе, сейчас не помню. Я хотел навести порядок в стране, я хотел по очереди получить бензин, построить как можно более высокий забор – вот моя была идея – и купить как можно более широкие колеса, огромные колеса.
   Я утверждаю, что русские, к сожалению, в 90-е годы, получив свободу, ответили не как граждане. Они сказали: мы друг другу не доверяем, мы будем каждый за себя. Вот что сказали русские люди.
   Мы не умеем думать коллективно, мы не умеем быть вместе, мы не умеем коммуницировать. Никогда не умели. Все было приказное. Руки мыть перед едой русским приказала советская власть. Делать прививки от туберкулеза русским приказала советская власть.
   Мы при малейшей возможности стремимся к несбыточному, а именно к коллективизму, а именно в форме крепостного права, и именно всегда против этого восстаем индивидуально. В этом кроется главный парадокс русской жизни. Русские при любой возможности, при любой предоставленной свободе стремятся сразу к двум вещам.
   Первая – ходить по головам друг у друга, как это было в 90-е, грабить друг друга и обирать друг друга. Вторая – тосковать по крепостному праву как идеальной конструкции общества.
   Поэтому вся русская жизнь – есть синусоида от крепостного права к бесчинствам идиотов, которые ходят по головам друг у друга, потом опять крепостное право, потом опять бесчинства идиотов, которые ходят по головам друг у друга, и так далее. В этом и есть специфика русской жизни. Дай нам свободу – мы пойдем по головам друг у друга и будем втайне мечтать о крепостном праве.
   Это парадокс. Нужен контрпарадокс, чтобы его излечить.
   Проблема – в фундаментальном недоверии русских друг к другу. На этом недоверии строится отчаяние от сиротства, без сильного отца, и стремление к крепостничеству как к ответственному отцовству. Ответственное отцовство в России есть крепостничество, а крепкий отец – есть патриарх. И от этого недоверия друг к другу мы, собственно, ничего другого не делаем, как ищем отца.
   Февраль, 2015 год.

Наше неравноправие

   Русские неравноправны. В том смысле, что права у всех русских не одинаковые. Это сами знаете. Права у русских и социальный статус каждого определяется правом права попирать. Чем больше законов, норм и установлений ты можешь попрать, тем выше твое социальное положение. Президент, например, наделен правом стрелять по парламенту из танков, а сержантик может пить водку в казарме и ходить с незастегнутой гимнастеркой. Я раньше думал, это мерзко, я думал, это гадко. А потом подумал, а вдруг неравное право презирать закон и есть основа русского общества, именно системообразующая такая фигня.
   Если считать презрение к закону и людям основой стройной пирамиды российской жизни, то картина примерно такая:
   1) есть подлинные русские граждане с мигалками, охраной и домом в Лондоне;
   2) за ними похуже – люди с мигалками, но без Лондона. Тут надо отметить, что Барселона какая-нибудь приравнивается к Саратову. Если дом у тебя не в Лондоне – ты в отстое;
   3) на третьем месте москвичи с пропиской и подержанным мерседесом Е-класса. Это уже эрзац-граждане. Разговаривать с ними еще не стыдно, но, в общем, уже незачем;
   4) на четвертом месте в шкале гражданства идут нищие москвичи с их морщинистыми целлюлитными попками. У них носы с прожилками, неоправданно завышенная самооценка и лишний вес. Это тунеядцы, они угощают пивом легкодоступных ветрениц из своего квартала – Нинку да Зинку. Деньги на пиво у них от сдачи квартиры милой мамочки. Милая мамочка любезно перекинулась пару лет назад и позволяет своему мальчику больше не работать. При всей омерзительности тип нищего москвича котируется выше богатого приезжего;
   5) богатый приезжий на пятом месте. У него дородное кавказское лицо, перстень, позапрошлая модель «семерки» «БМВ». Он тут дает денег кому надо и скоро станет депутатом. Он прохиндей с толстым слоем дремучих нравов родного аула;
   6) на шестом месте стоят рабы москвичей – бедные приезжие. Зовут их Абдурахман Абдурахманович, не знаем их фамилии. Они рабы властителей золотых печаток и мигалок и домов в Лондоне, и они рабы всех;
   7) внизу цепочки русского унижения, ниже всех рабов, обитают русские не из Москвы, презренные замкадыши. Они подозрительные идиоты. Им завещано-заповедано пить некачественный алкоголь, по пьяни им подобает гоняться друг за другом с топорами и боготворить царя.
   Видите, как сложно и красиво народ русский устроен?
   Так вот – хорошо, что остались сотни мигалок. Правильно это и справедливо. Потому что не могут же подлинные граждане смешиваться с человеческими отбросами на наших улицах.
   Май, 2012 год.

Бывшие русские

   Это от досады. Местные русские понимают, что их вытесняют азиаты и вытеснили уже.
   Если пройти по Жуковке, по Барвихе, по самым дорогим подмосковным поселкам, то пешие люди почти сплошь азиаты. Много азиатских женщин в очень азиатских нарядах.
   А если пройтись по деревням победнее и попроще, то вообще везде на улицах только азиаты и русские старики. А на Красной площади в праздники вообще десятки тысяч азиатов собираются.
   С этим можно спорить, а можно просто принять как факт: вы сдали эту страну. Смотрите – у вас в ментовке и прокуратуре северокавказцы. У вас абсолютно все, что надо делать руками, делают азиаты. Сложные какие-то вещи руками работают армяне и азербайджанцы – типа авторемонта.
   А вы-то что делаете?
   Вы сердитесь?
   Не нравится вам видеть вокруг инокультурных странных приезжих, поезжайте в города, где их нет. В Минск поезжайте, в Киев поезжайте.
   Белоруссия и Украина еще стоят, белорусы и украинцы все еще сами работают.
   В отличие от вас.
   И подумайте над такой разводкой: дело России в мире – обслуживать нефтегазовую трубу. Это за вас делают азиаты, а за ними присматривают в этом деле менты и прокуроры-кавказцы.
   А вам кидают пряник, чтобы вы не воняли и не мешали людям работать. Разоретесь, получите два пряника. Хозяева трубы вас не боятся. Они про вас кое-что знают…
   Они знают – вы ни при каких обстоятельствах не станете сами работать. Вы только станете орать, что вы русские. Только вы уже скоро будете бывшими русскими. Вы скоро станете воспоминанием о ленивых любителях выпить, населявших эту землю до прихода азиатов. Начинайте работать, черти, пока не поздно еще!
   Май, 2013 год.

Моральное одиночество русских

   Вот его фото, пассажира зовут Алексей, он гражданин России. Он говорил по телефону, не громко совсем, как сказали нам пассажиры. Он говорил по-русски, именно по-русски. И вдруг водитель остановил автобус, подошел к Алексею и сказал, что не поедет дальше, пока Алексей не пересядет назад. Крик поднялся. Тетенька кричала: «Понаехали, чурки!» Дяденька недобрый подошел и обещал чурку избить. Слово «чурка» пассажиров вдохновило, какая-то важная струна зазвенела в душах людей – они дали себе волю и много Алексею про чурок понарассказывали. А он-то объяснял им, что он доброкачественный чурка – он кореец по национальности, родился и вырос в России, он из русских корейцев, а совсем не то, что люди подумали. Народ поостыл, стал по-хорошему просить Алексея пересесть и не раздражать водителя.
   Это было в Москве, в России, в XXI веке.
   Но мы-то понимаем, что эта агрессия русских против русского с иной наружностью была не нахрапистой агрессией завоевателя. Русские люди в автобусе не были торжествующими победителями по жизни, атакующими человека второго сорта, с их точки зрения. Ровно наоборот. Это была агрессия слабых. Это была агрессия людей затравленных, забытых, забитых, людей растерянных, ненавидящих иных, но ненавидящих именно победителей по жизни.
   Русские чувствуют, что проигрывают жизнь и судьбу, и срывают зло на Алексее. Русские проигрывают наглым и солидарным инокультурным людям. Русские проигрывают свои улицы агрессивным инокультурным, у которых все схвачено, за которых и менты, и депутаты, и префекты, и мэры. Русский человек родился на своей земле и вырос, а потом выяснил, что там, где он жил, – уже не его земля, чужая земля. Страшно стало быть иностранцем у себя на Родине русскому человеку. Он одинок тут на Родине с продажными властями и наглыми иноземцами. Он воет от морального одиночества и утешает себя слабохарактерными глупостями про «долго запрягает, дескать, да быстро ездит», дескать. Это вранье. Никогда ничего не запрягает и никогда никак не ездит – я так эту пословицу прочитываю.
   Короче, русского корейца Алексея окунули в океан ненависти ни за что ни про что – вот и все запрягание.
   А кто в политической России ответит на запрос русских на политическое представительство, на выражение взглядов?
   Путин – государственник, он балансирует между интересами региональных и национальных элит, боится их напугать, разозлить. Путин верит, что русские ужасно умные лоялисты, что русские и так все понимают, что стабильность в их интересах, а потом и до русских дело дойдет.
   А кто еще? Поткина расследуют по каким-то банковским махинациям. Нехорошо залетел Поткин в какие-то нежелательные дела. Ему не до русских.
   Навальный подлизывает сапог Путину теперь, его американцы и московские мудрые евреи научили подлизывать сапог Путину и американцам одновременно, раздваивая змеиный язычок. Навальный был за русских, потом понял бесперспективность этого, стал за Женечку Альбац, потом Женечка Альбац присватала Навального американцам, которые научили теперь Навального стать хитрецом, который сразу за всех вместе.
   Ну и кто ответит русским на вопрос о причинах их морального одиночества? Кто скажет русским, почему из-под них выдернули их землю и их историю, почему они были честными служаками, а это не спасло их от беды? Может быть, аттестованный чуркой русский кореец Алексей взялся бы разъяснить?
   Октябрь, 2014 год.

Понимаете, товарищ голландец…

   Вот вы – голландский футболист, а стадион за вас против русской команды. Вы же считаете, что прилетели в Россию и играете против русской команды «Анжи». А стадион ненавидит свою русскую команду. Это как? Вот что вы подумаете, будучи голландцем?
   Это вам придется объяснять, что Москва и Питер ненавидят людей из некоторой части России. Считают их социально недоразвитыми, инокультурными агрессорами.
   Это вам надо объяснить, что вообще всюду в России принято сторониться некоей другой части России, которая любит культ кичливого насилия и смерти. Часть русских остерегается и сторонится другой части русских, которые считаются дикими и склонными к решению вопросов насилием, понимаете, товарищ голландец?
   Вы все еще в состоянии представлять себя голландцем на поле «Локомотива» в Москве? Ну, вы хоть поняли про Россию, или у вас там, в Голландии, все туповаты и ничего не понимают?
   Понимаете, голландцы милые, мы тут, в России, друг друга, честно говоря, любим ненавидеть. Мы тут, в России, любим обижаться, мы тут, в России, все ходим обиженные и в любую минуту готовы перестрелять друг друга. Не надо разбираться, кто прав, а кто виноват, все уже давно виноваты по кругу. Ну, прикиньте себе, как голландцы вас видят. Ну, вы скажете, дагам надо отомстить, а даги скажут, что они вас порежут у себя в Махачкале. Это понятно, это не ново. А голландцам вы что скажете? Я так думаю – мы реально все тут папуасы для голландцев. Притом переполненные злобой и ненавистью папуасы, у которых денег выше крыши покупать лучших игроков по всему миру и строить лучшие в мире яхты для своих олигархов. Мы нищие агрессивные простаки в богатой стране, которые друг друга ненавидят и хотят убить, так, что ли?
   Голландцы, ну вы поняли про нас?
   Август, 2012 год.

Fuckingrussians

   Смотрите: чеченские повстанцы в Беслане, северо-кавказские повстанцы, исламские повстанцы из России.
   Американцы придумали возвеличивать чеченцев, потому что сочувствовали, что эти благородные повстанцы льют кровь русских.
   Смотрите: чеченские повстанцы взяли на себя ответственность за взрыв поезда. Чеченские повстанцы захватили госпиталь…
   А теперь, елки, проблема – повстанцы эти распрекрасные взрывают американцев в Бостоне.
   Хвалить их становится трудновато. Происходит взрыв шаблонов. Но американцы предпочитают не сходить с ума, они быстро находят выход. Вот он: все чеченцы, которые убивают русских, – это хорошие повстанцы. А все чеченцы, которые убивают американцев, – это fuckingrussians.
   Забейте хэштег #fuckingrussians в твиттере и посмотрите. Пару киргизских чеченцев, проживших десять лет в Штатах, записали для удобства в русские.
   А вот еще один перл: «Путин осуждает двух русских братьев террористов». Далее в статье подробненько о том, что русские атаковали Америку, а также о том, что эта атака развивается на фоне общего похолодания в отношениях.
   Прелестно, не правда ли?
   Апрель, 2013 год.

Имитативная демократия в атомизированном обществе

   Почему это так?
   Сравните с окраинной Южной Россией, где окраинные южные русские катаются в эпилептических припадках по полу и спорят яростно по поводу политики. На окраине страшное напряжение, у нас в центре – апатия.
   А есть причина – жизнь киевлянских окраинцев неустроенна и ужасна, все через пень-колоду, все вызывает отчаяние, отсюда – вспышка гражданственного неравнодушия.
   С ними ясно все.
   С нами не ясно.
   В конце прошлого века русское общество на всех выборах обнаруживало 20 % неистовых патриотов-почвенников-коммунистов и 20 % неистовых либералов-западников. Итого 40 % избирателей ходили колесом и выцарапывали друг другу глаза. Болото, оплот стабильности, составляло 60 % населения. Прошло полтора десятилетия, и чокнутых осталось только 10 %, «красно-коричневых» – 5 %, да «пятая колонна» всякого разлива – до 5 % в самые удачные дни, а 90 % – оплот стабильности.
   Дело не только в экономическом благополучии, я думаю.
   Думаю, дело в умелых политических технологиях плюс экономическое благополучие.
   Вытеснением людей из мира политических споров все эти годы занималось телевидение. Каскады песенных конкурсов, прямое соучастие в жизни звезд посредством телеподглядывания, непрерывный пошловатый юмор и легкое отношение к жизни помогли спокойствию и отчуждению от политики.
   Мы получили урок – каждый за себя, и общества нет. Общей может быть только радость и смех, общее горе – стыдно; да и вообще горе, беда, болезнь – стыдно. Мы стали атомизированным стадом, стадом, где общность формальна.
   Мы любим себя, мы любим ныне активное поколение – мы хроношовинисты, мы живем в лучшем из времен. Хроношовинизм – неопознанный пока еще и неосознанный король современности. Хроношовинизм – действительно правящая идеология.
   Вот краткое обоснование презрения к людям до нас и после нас: идиоты и тупицы, жившие до нас, не знали даже интернета. У них не было мобильной связи, они умирали от болезней, которые сегодня лечит любой антибиотик. Это о людях прошлого. Люди будущего не лучше – уродские мутанты, которые после нас станут жить на отравленной планете, будут глубоко несчастны, они будут сосать беззубыми ртами свою генномодифицированную хавку из тюбиков или жевать что-то вроде собачьего корма. Итак, до нас – бесцветные неполноценные придурки, после нас – больные уродцы; мы – лучшие из людей – вот какой была философия 2000-х. И попробуйте с хроношовинизмом поспорить.
   У Путина хватило мудрости не лезть в наши дела, нам достало ума не приставать к нему – власть и народ ужасно друг другом довольны и разобщены.
   Я знаю, что в России нет судов. Я знаю, что в России сотни парламентов всюду на местах вызывают презрение и слезы жалости. Но устроилось же как-то все и без них? Путин классный и везучий, Собянин тут у нас, в Москве, справляется нормально. Они мне – иди на выборы, я им – не хочу, я лучше пойду выбирать новую «БМВ».
   Укро-Украинцы пусть ходят по выборам. Нам и так хорошо.
   А станет плохо, мы тоже не обязательно станем активничать на площадях. Русский ответ на политические проблемы – пьянство и разбойничество. Нам не надо выборов по-хорошему, нам не надо выборов и по-плохому. По-плохому мы станем грабить прохожих. И опять будем пробиваться по жизни малыми первобытными ватагами.
   Может, ну ее, эту демократию? И уж конечно, ну ее, эту имитативную демократию.
   Сентябрь, 2014 год.

Герметичность народа

   40 процентов – дремучие люди, абсолютно ничего не знают.
   Россия уникальна, кто будет спорить. На севере Иркутской области есть Тайтурка, я там жил. Ты приезжаешь из Тайтурки, например, в Омск, где я тоже жил, – это одно и то же. Яйца красят на Пасху, еще чего-то делают – все одинаково.
   Были опыты проведены на детях-билингвах, которые в 5–7 лет говорят на двух языках, знают много разных реальностей, их адаптационное качество выше. Если бросить, например, на Марс, вас и билингва, тот скорее приспособится, потому что он точнее понимает иные реальности, иные измерения, иные способы, иные подходы.
   Поезжайте, посмотрите на арабов и на евреев, которые живут на перекрестке планеты. Они говорят на трех-четырех языках.
   Арабский мальчик в Яффе говорит на трех языках спокойно. Это означает, что его действительность изменчивей, он пластичнее к действительности, адаптационные качества выше, а значит, он эволюционно выше нас.
   На юге от реки Кванза, в Анголе, есть Кабу-Леду – прекрасное место. И там можно поесть в маленьком ресторанчике рис с рыбкой кашушу. Там есть лунный пейзаж, когда ты едешь до реки Кванза, например, и тебе показывают, что вот здесь кубинцы разбили юаровцев. Это яркое пятно в твоей жизни. Одно из ярких пятен – поездки по Анголе. И ты всегда видишь Анголу зажмурившись, сколько бы лет ни прошло.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →