Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

В средние века считалось, что куриный бульон является хорошим возбуждающим средством.

Еще   [X]

 0 

Инструкция. Как приручить дракона (Шумовская Светлана)

Я всегда чувствовала себя чужой в семье магов, родившись обычным человеком без капли дара. Может, и дальше бы так жила, если бы неугодный жених, да к тому же еще и вампир, не устроил за мной охоту. Я, конечно, замуж идти не против, но только за того, кого выберу сама. Выход один – бежать! Бежать далеко, можно даже в другую империю! И не беда, если эта империя окажется драконьей, а все драконы жуткими, самовлюбленными и ехидными. Вот я и рванула от него со всех ног. А вот то, что произошло дальше, кардинально изменило всю мою жизнь!

Год издания: 2015

Цена: 129 руб.



С книгой «Инструкция. Как приручить дракона» также читают:

Предпросмотр книги «Инструкция. Как приручить дракона»

Инструкция. Как приручить дракона

   Я всегда чувствовала себя чужой в семье магов, родившись обычным человеком без капли дара. Может, и дальше бы так жила, если бы неугодный жених, да к тому же еще и вампир, не устроил за мной охоту. Я, конечно, замуж идти не против, но только за того, кого выберу сама. Выход один – бежать! Бежать далеко, можно даже в другую империю! И не беда, если эта империя окажется драконьей, а все драконы жуткими, самовлюбленными и ехидными. Вот я и рванула от него со всех ног. А вот то, что произошло дальше, кардинально изменило всю мою жизнь!


Светлана Шумовская Инструкция. Как приручить дракона

Глава 1

   – Поверьте, за пять лет у меня появился некоторый опыт в этом вопросе, – пытаясь вырваться из железного захвата, так же нервно прорычала я.
   – Я предупреждаю: когда-нибудь мое ангельское терпение закончится, и тогда я заявлю свои права на тебя. – Судя по выражению лица князя, можно было сделать неутешительный вывод, что его весьма преувеличенное терпение закончится намного раньше, чем мне бы хотелось.
   Князь осыпал болезненными поцелуями мою шею, завершив свои действия сладострастным «мм». Мне же от этих покушений на хрупкую шейку было мокро, страшно и немного противно. Раньше он не позволял себе подобных вольностей.
   – Для начала уберите руку, а иначе закончится уже мое совсем не ангельское терпение.
   Полувампир клыкасто улыбнулся, но свою весьма шаловливую ручонку с моей драгоценной пятой точки все же убрал. Нехотя. Мимоходом успел обласкать все близлежащие просторы нижней части моего тела.
   – Даниэль, – лукаво прошептал Тор, касаясь губами моего уха, – может, ты перестанешь сопротивляться, и мы покончим с этим издевательством надо мной? – с придыханием предложили мне.
   – Как только вы оставите меня в покое, я гарантирую вам полное спокойствие, – зло пообещала я, а потом решила добавить: – В противном случае могу предложить только упокоение особо извращенным способом.
   – Змея, – прошипел разгневанный князь.
   А я, пользуясь тем, что хватка в процессе разговора стала уже не такой мертвой, легко освободилась от крепких рук надоедливого ухажера.
   Входная дверь моей лавки очень вовремя открылась, вынуждая князя растаять в воздухе, а я, не скрывая своего счастья, бодренько побежала встречать так вовремя зашедшего посетителя.
   – Леди Жэнес! – радостно воскликнула я. – Вы с хорошими новостями?
   – Дани, милая, все получилось! – бросилась ко мне с объятиями совершенно счастливая леди. – Он теперь от меня не отходит, глаз не сводит и все-все для меня делает, говорит: звезду с неба достану!
   – Звезду, это да, это он теперь может, – задумчиво проговорила я.
   Все дело в том, что не более чем два часа назад я наварила для леди отменного приворотного зелья. У нее муж гулять начал, причем с феей! А они, развратные заразы, всех мужиков в Хараде перепробовали! У них чары приворотные врожденные, вот и пользуются ими по полной программе. А это несправедливо, потому что у наших леди таких чар нет! Собственно говоря, только из-за обостренного чувства справедливости, с детства мешающего мне спокойно жить, я милостиво согласилась сварить запрещенное законом приворотное зелье, когда ко мне обратились со слезной мольбой помочь вернуть блудливого мужа. Мне терять нечего, я и так давно и бесповоротно в бегах. Даже согласилась продать зелье с весьма солидной скидкой, что для меня совершенно нехарактерно. И правильно сделала! Потому что леди Жэнес именно сейчас появилась как нельзя кстати. Если бы ни ее визит, я даже не представляю, до чего бы мы с Торонаром договорились. Задето его самолюбие, да и мужская честь опять же…
   – А что это за туман у вас в углу? – напряженно поинтересовалась леди, указывая на сгусток сероватой дымки в дальнем углу комнаты.
   Ага, значит, Тор решил подождать… Ну я ему устрою!
   – Это пыль от сквозняка поднялась! – громко сказала я. И пока князь не заподозрил неладного, с криком: – Сейчас я ее веничком разгоню! – с тем самым веничком в руках бросилась в угол и начала усиленно им размахивать, при этом явственно ощущая, как мое оружие поражает намеченную мной цель в виде пятой точки Тора.
   Князь, по всей видимости, был уязвлен до глубины души и, скорее всего, оскорблен в лучших чувствах, а потому поспешил раствориться в воздухе, теперь уже окончательно. Я облегченно выдохнула. Значит, в ближайшее время он не вернется. У этого заклинания есть временные ограничения – невидимым полувампир может становиться только раз в шесть часов, а расхаживать по столице с гордым видом у него едва ли хватит смелости или дурости… Поскольку сам в бегах.
   – Ну вот и все! – гордо заявила я, потирая руки.
   Мне просто очень, очень повезло, что князю в Харад дорога заказана. Если его обнаружат, то сразу же схватят. Ну не любят в империи отщепенцев, а он как раз из таких, вот и скрывается. Он от закона, я от него, так вот и живем.
   Вообще-то в империи почти полное равноправие рас, но с Тором вышел конфуз. Дело в том, что он потомок вампира и горгоны. Гремучая смесь! Так вот, если к вампирам все относятся замечательно, а князья и вовсе входят в элиту аристократии, то с горгонами дела обстоят совершенно иначе. Они живут на территориях закрытых Западных гор вместе с василисками, големами, вивернами и прочими крайне опасными для человека существами. Как папашке князя удалось заделать ребеночка этой ядовитой змеюке, до сих пор тайна, покрытая непроглядным мраком. Вот только, когда малыш родился, любящая мамаша приползла и оставила его папеньке, а папенька – князь. Настоящий, чистокровный, породистый, одним словом. После того как его императорское величество узнал о смешении кровей имперской элиты и отбросов общества, он взял, да и сослал весь род на подгорные территории, чтобы подальше от столицы жили и глаза не мозолили.
   – Дани, а навари мне такого зелья еще, пусть будет про запас, – тихонько попросила леди, о существовании которой я уже успела забыть, погрузившись в воспоминания и усиленно растирая корешок аира в аптекарской ступке.
   – Заходите через час, будет вам запас, – с улыбкой ответила я и снова вернулась к корешку.
   О том, что леди удалилась, меня известил скрип совсем уже не новой двери. Радовало одно – Тор пока на безопасном расстоянии. Пять лет от него бегаю! А он все не унимается. В любом случае он сегодня вернется, как только сможет. Вернется и придушит, а может, и украдет в зависимости от настроения. Вот такие у них странные вампирские обычаи…
   Я – лекарь. Ну или знахарка, как кому угодно. Мне с детства вдалбливали, что ближнему в беде всегда необходимо помогать. Но откуда ж я знала, что, если помогу полумертвому горгонистому вампиру, который как бревно валялся на дороге, то наживу себе такое «счастье»?
   В то время я как раз заканчивала обучение в училище, и для благополучной сдачи экзамена мне необходимо было сварить самое лучшее зелье в моей жизни! Я возвращалась в общежитие из ближайшего городка, где запасалась нужными редкими травами. Дорога была долгая, через небольшой лесок, а потом через широкое поле. Сумерки уже окрасили все вокруг в серые тона, и нужно было торопиться, чтобы успеть до закрытия ворот в училище.
   Когда выходила по узенькой тропке из леска, до меня донесся сдавленный стон. Я остановилась, стала прислушиваться и вскоре услышала еще один стон, такой же жалобный и разрывающий сердце. Не раздумывая, отправилась на звук. В кустах прямо на земле лежал мужчина, на груди которого была огромная, просто потрясающая своими размерами рваная рана.
   Это уже потом выяснилось, что Тор пострадал в схватке с вожаком местного клана оборотней, которому не понравился полувампир, случайно забредший на его территорию. Я хотела обработать рану, но, когда присела на колени рядом с ним, он застонал. И тут я увидела у него во рту здоровенные клыки, при виде которых испуганно шарахнулась. Сначала очень хотела трусливо сбежать. Но, немного подумав, решила, что помочь ему все равно надо, иначе он просто помрет, и виноваты в этом будут не только оборотни, но и я. А моя совесть такой груз просто не потянет. Я же потом сама себя возненавижу за то, что могла помочь, но, испугавшись его острых клыков, решила этого не делать.
   Пришлось вспомнить все, что знала о вампирах, в том числе про их отличную регенерацию. Вот только отличной она становится при одном условии: подпитка вампира человеческой кровью. И я не помню, как правильно ее применять, то ли рану ею поливать, то ли в рот накапать. Вампиров мы изучали весьма поверхностно, ведь они не болели и услуги человеческих лекарей им были без надобности.
   Недолго думая достала из сумки острый маленький кинжал, сделала надрез на своей руке и сразу же приложила кровоточащий рубец к ране мужчины. Ничего не изменилось. Кровь капала в дыру на груди, а раненый не оживал, и рана не затягивалась. Я даже расстроиться успела.
   И тут вампир, видимо, почувствовав столь привлекательный для него запах, схватил цепкими пальцами меня за руку, подтащил к своему рту и жадно начал пить мою кровь. Я жутко испугалась и уже попрощалась с жизнью, решив, что он едва ли сможет остановиться, но после нескольких глотков мою руку отпустили.
   Рана мужчины затягивалась на глазах, но он продолжал лежать с закрытыми глазами и больше не шевелился. И тут я вспомнила, что бывает, когда голодный и истощенный после ранения вампир приходит в себя. Еще раз взглянула на почти уже затянувшуюся рану и, резво подскочив, бросилась бежать в сторону общежития.
   Теперь я точно знала, что он выживет, а вот оказаться рядом с ним в момент пробуждения мне совсем не хотелось. Существовала вероятность, что из-за перенесенной травмы и потери жизненных сил у него проснется жажда крови. Несмотря на то что в обычной жизни вампирам нужна была кровь примерно раз в месяц, совсем немного и не обязательно человеческая, он может выпить меня «до дна». Древний инстинкт у них срабатывает, чтоб ему…
   Добралась я до общежития успешно и полагала, что спасенного больше никогда не увижу, но очень сильно ошиблась. Уже через несколько месяцев полувампир объявился, представился и попытался заявить о каких-то мифических правах на меня, которыми теперь обладает только он и никто более.
   Оказывается, по вампирским законам, на мой взгляд, совершенно глупым, если вампира спасла женщина, да еще и своей крови дала попить, то у спасенного на нее неведомо откуда супружеские права появляются.
   Так я, по совершенно нелепой случайности, стала «невестой» полувампира. Если бы я только знала, чем все это закончится… Я бы ему ни капли своей крови не дала! Только он же такой истощенный был, избитый, рана не заживала, вот и дала глоточек. Но, если бы знала о последствиях, ни в жизни не дала бы! Лучше б в соседнюю деревню за мужиком каким-нибудь сбегала, да его кровью напоила, вот к мужику и приставал бы потом!
   Вообще-то Тор имел представительный вид. Высокий, плечистый, только бледный немного, но он же полувампир, ему можно. И все же есть несколько причин, по которым я никогда и ни за что на свете не буду с ним. И если понадобится, то буду бегать от него до конца дней своих… или его. А причины эти: чрезмерная наглость, шаловливые ручонки и безграничная самоуверенность. А еще меня пугают две змейки, постоянно путающиеся в его волосах. Наследство от матушки, ничего не поделаешь. И ладно бы болтались себе спокойно, так нет! Гипнотизеры умелые, два раза меня за князя чуть замуж под внушением не отдали! Ненавижу их! А что самое главное – присутствие немаловажного для моей романтичной человеческой натуры фактора: я его не люблю.
   Сегодняшний день, начавшийся так замечательно с хорошего заработка, с появлением «женишка» вдруг стал ужасным и даже отвратительным. А ведь я так замечательно обжилась в столице. Лавку свою открыла, арендовав по дешевке помещение в доме на одной из центральных улиц. Травами, снадобьями, маслами всякими косметическими торгую. Осела, можно сказать. А тут опять Тор… И как только нашел? Теперь снова бежать придется. Только вот куда? Я же за пять лет и так пол-империи оббегала, от греха, то есть от князя подальше.
   – Сумеречных дней! – послышалось со стороны открывшейся двери.
   Я мгновенно отвлеклась от ступки и посмотрела на вошедшую. Ага, старушка лет семидесяти. Точно за средством от ревматизма или от склероза пришла. Ой, а у меня от склероза как раз закончилось…
   – И вам сумерек.
   – Деточка, я у вас проездом, мне бы травок всяких лечебных с собой про запас набрать, – скрипуче отозвалась бабуся.
   – Список есть? – вежливо поинтересовалась я.
   Старушка поспешно кивнула и вручила мне длиннющий перечень из пятидесяти одного вида трав. Я задумчиво почесала кончик носа.
   – Всех у меня нет, но половину точно найду, – сначала огорчила, а после обрадовала я старушку.
   Получив положительный кивок, начала собирать с полок и заворачивать в бумагу лечебные травы. Я бережно упаковывала в отдельные аккуратные кулечки мирт, алоэ, омелу, мяту, а в глазах у меня уже светились отблески золотых монет, которые мне за это заплатят. С таким состоянием можно и сбежать! Это судьба, вот точно судьба. Обязательно забегу в храм и поставлю этой самой Богине Судьбы свечку.
   Через полчаса я уже отдавала бабуле собранные в один большой мешок кулечки, а еще через две минуты жадно считала свои золотые запасы.
   Осталось только собрать вещи, вернуть хозяину дома ключи, определиться с направлением и можно двигать! Одно только плохо – впереди суровая зима Сумеречной Империи, а травы, как известно, зимой не растут. Хорошо бы сбежать куда-нибудь туда, где полное имперское обеспечение. А где у нас обеспечение? Правильно, в университетах и академиях. Но поступать мне уже поздно. Знахарское училище за плечами, и за это хвала Богам. Потому как учат травников и знахарей в Могучем Лесу, а это земли дриад. С этими барышнями ужиться ой как непросто. Поэтому и срок обучения всего три года, а потом диплом в руки и на вольные хлеба. Но с трудоустройством проблем никаких нет. Знания дают такие, что каждый выпускник училища еще до окончания обучения уже нарасхват и без работы никто не остается.
   В Костарскую Академию Общей Магии меня в жизни не возьмут, потому что этой самой магии у меня вообще-то нет. Выходит, что во все образовательные заведения мне в качестве адептки не попасть. Вот и развеялись мечты о полном имперском обеспечении…
   Смахивая веничком оставшуюся после упаковки сухотравья пыль со своего рабочего стола, обнаружила, что старушенция забыла лист бумаги. Он одиноко лежал на том месте, где покупательница ожидала своего заказа. Лист какой-то странный… В первую минуту я совершенно ничего не могла прочесть, потому что буквы скакали как бешеные, но потом они вдруг аккуратно сложились в ровные ряды, являя загадочный текст:
   «Уважаемая Даниэла Дорг. Школа лекарей и магически одаренных целителей рада предоставить вам возможность усовершенствовать свои навыки и умения в избранной вами профессии. Мы приглашаем на собеседование талантливых знахарей для последующего зачисления на посты преподавателей тех из них, кто наиболее успешно пройдет конкурсный отбор. Сбор конкурсантов должен состояться не позднее истечения двух недель после получения письма».
   Дальше шел подробный адрес, просьба не выбрасывать приглашение и предъявить его по прибытии в школу. Также имелась пометка о наличии комфортабельного общежития и трехразового питания. Странное письмо… И старушенция какая-то странная, это же наверняка она его оставила. Я ведь точно помню, что до ее появления никаких бумаг на столе не было! Но содержание записки или, как значилось в самом послании, «приглашения» меня более чем привлекало. Это точно судьба! Нет, это – Судьба!!! «Вот прямо сейчас в храм и побегу», – подумала я, уже вылетая из двери лавки на оживленную столичную улицу.
   Несказанно радовало еще и то, что школа находилась в Рассветной Империи. Это наши ближайшие соседи. Смущал только один вопрос: «С каких пор драконы взяли к себе на попечительство лекарей?» Потому что это именно их империя. Там можно встретить всех, абсолютно всех драконов, какие только существуют. И истинных, и оборотней, эх… Правда, истинные в пещерах живут, а в городах только оборотни. И у многих драконов были способности к целительству, а если своих сил не хватало, то приглашались лекари от светлых эльфов.
   Теперь вполне закономерный вопрос: зачем им понадобились знахари-люди? Какими необычными знаниями мы можем с ними поделиться? Что-то здесь не то… И это настораживало. Вот только помимо смущающего меня вопроса был целый ряд того, что не могло меня не привлекать. Это полное обеспечение, другая империя (пусть попробует, поищет меня князь у драконов), ну и возможность получить новые ценные знания. А еще любопытство, куда же без него. Хотя его можно поставить даже на второе место после имперского обеспечения.
   В храме, совершенно счастливая, я поставила свечку уже любимой Судьбе и побежала домой паковать вещи. Комната, в которой я жила, находилась как раз за лавкой, что было очень удобно. Я аккуратно укладывала в дорожную сумку свою немногочисленную одежду. Вещи и обувь заняли чуть меньше половины пространства глубокой сумки, все остальное быстро заполнилось разнообразными баночками, флакончиками и пакетиками с травами и порошками. В дорогу я надела длинное серое платье и легкие удобные туфли на низком каблуке. Светло-русые волосы заплела в тугую косу, которую перевязала серой лентой в цвет платья.
   – Дани, я за приворотом, – послышался со стороны входной двери заговорщицкий шепот леди Жэнес.
   Быстро выбежав из своей каморки, я с готовностью протянула ей уже закупоренный флакончик.
   – Слова заветные помните?
   Леди поспешно достала из маленькой сумочки сложенный листок бумаги и, развернув, начала водить пальчиком, вчитываясь в содержание строк.
   – Ага, вот: «Чтоб ты (имя), тут Марк, козлина такая рогатая и похотливая, не гулял и жене не изменял!» – было прочитано со счастливейшей улыбкой на устах.
   Я кивнула. Эти словечки сама придумывала, чтоб пообиднее для мужа были, ну и силу магическую имели заодно. Конечно, силу в этом заговоре имеют только те слова, которые не оскорбительные. Все, что было сверх необходимого, я сама от сочувствия к обманутым женам приписала. А что такого? Она их скажет, и ей сразу приятно станет! Это же заговор, и произнести его нужно обязательно с чувством, а тут заодно такая возможность высказать все, что накипело. В общем, я своей задумкой была безумно горда!
   – А для закрепления эффекта? – тоном экзаменатора полюбопытствовала я.
   Леди снова задумчиво вчиталась.
   – Ну вот же: «Кобелина, не гуляй и жену не обижай», это? – неуверенно ответили мне.
   – Да, теперь я за вас спокойна.
   Леди тепло поблагодарила меня за помощь и спешно покинула лавку. Наверное, эффект закреплять побежала.
   Я никогда не завожу друзей на новом месте и уж тем более никогда ни с кем не прощаюсь. Мне кажется, что, если я кому-то поведаю про эту нелепую историю с полувампиром, непременно возникнет вопрос: «Почему же ты бегаешь?» А я даже не найду убедительных слов, чтобы объяснить. За волосы он меня, конечно, еще не пробовал в храм тащить, но чувствую, что и это уже не за горами. Как ни крути, а мужику у нас в империи за девушкой бегать негоже. Тем более Тор совершенно уверен в том, что я его по праву. Была у меня одна идея, еще года два назад появилась – мужа себе завести. Да такого злобного, чтоб похлеще князя был, но эта идея оказалась еще страшнее перспективы постоянно бежать. Взглянув на часы, поняла, что бежать нужно уже сейчас. Тор развеялся около трех часов назад, значит, появится не раньше, чем еще через три часа. За это время хорошо бы оказаться подальше от этого города.

Глава 2

   – Ась, ты чего? – украдкой, чтобы не заметили снующие повсеместно пассажиры, поинтересовалась я у отражения.
   – Не хочу туда ехать! – плаксиво отозвалось у меня в голове.
   Я махнула рукой на вечно несогласное со мной отражение и побежала покупать билет до станции Приграничная, выйдя на которой я должна буду воспользоваться паромом, дабы добраться до пункта назначения.
   – Здравствуйте, мне до Приграничной, – вежливо обратилась я к кассиру.
   Пожилой тролль подозрительно взглянул на меня поверх роговой оправы огромных очков.
   – Вам на скакового или на летного?
   Ах да, с вокзала пассажиров перевозили два вида ящеров: скаковые и летные. Передвижение на первых стоило подешевле, только было оно наименее комфортабельным, поэтому на них перемещаются по большей части на малые расстояния. До сих пор, экономя деньги, я передвигалась только на скаковых, но сейчас этот вариант был крайне неудобен из-за очень большого расстояния и ограничения во времени. М-да… Транспортировка моей особы на летном ящере выльется мне в копеечку. Но с учетом того, что мне нужно как можно быстрее скрыться с вампирских глаз, то придется разориться. Я немного подумала и выбрала комфорт, памятуя про перспективы полного обеспечения.
   – Давайте на летного.
   Через несколько секунд я попрощалась с одним из припасенных мной за время работы в Хараде золотых и с глупой улыбкой смотрела на свой, как я надеялась, счастливый билет.
   Времени еще хватало, и я медленно пошла в сторону нужной платформы. Там уже толпился народ. Драконы-оборотни заметно выделялись из основной массы пассажиров. Я легко вычисляла их по цвету глаз, которые издалека выглядели как кусочки расплавленного золота. К тому же они почти все были светловолосыми. Цвет шевелюр варьировался от пепельно-белого до огненно-рыжего, а вот драконов с темными волосами я пока не встречала.
   – Человечка летит в Приграничье? – насмешливо поинтересовался один из двух желтоглазых типов, стоявших рядом со мной.
   Я не сразу поняла, что вопрос адресован мне, и посмотрела по сторонам.
   – С такой милой мордашкой в Приграничье нелегко будет, – тем временем протянул второй.
   – Это еще почему? – убедившись, что обращаются именно ко мне, решила полюбопытствовать.
   Дракон хищно улыбнулся:
   – Драконы любят человеческих малышек со смазливыми мордашками.
   – Ага, раз десять за ночь могут залюбить, – с такой же хищной ухмылкой закончил реплику приятеля первый.
   – Озабоченные извращенцы, – тихо промямлила я.
   Но, как оказалось, у этих хищников превосходный слух, и веселые оборотни мое высказывание не оставили без внимания. Тот, который заговорил со мной первым, одним рывком подскочил ко мне. И пронзительно посмотрел прямо в мои испуганные глаза своими совершенно золотыми и блестящими очами.
   – Никогда не смей оскорблять представителей великого народа, – прошипел он, больше похожий сейчас на змеюку.
   Потом парень чуть расслабился, хмыкнул и даже заулыбался, противненько так.
   – Хотя сомневаюсь, что ты будешь хоть кому-то интересна… У тебя ведь даже магии нет.
   – И хвала небесам, – резко огрызнулась я.
   Дракон подарил мне очередную крайне презрительную улыбку и вернулся к своему товарищу.
   Настроение испортилось окончательно. Перспектива перелета в такой «приятной» компании не радовала. Особенно учитывая то, что прямо сейчас я буквально кожей ощущала на себе тяжелые взгляды драконов. Летели бы себе на своих крыльях, так нет… Имперские нововведения: все расы должны передвигаться общепринятым для всех способом. У себя в империи летайте, сколько влезет, а у нас вон даже настоящие драконы на ящерах передвигаются…
   Пока размышляла о странных новинках в законе, на платформу, расположенную высоко над землей, опустилась тень. Я подняла голову и с замиранием сердца проследила, как на посадку идет огромный пассажирский ящер. Он был грязно-серого цвета и просто фантастически огромный! Крепкие жилистые ноги с приличными такими когтями звучно ударились о настил посадочной платформы. А огромные кожистые крылья с грохотом захлопнулись, оглушая ожидающих. Над всем вокзалом раздался, явно магически усиленный, противный голос:
   – На платформу номер семь прибыл ящер, проследующий по маршруту Харад – станция Приграничная. Просим пассажиров занять свои места.
   И все пассажиры выстроились в достаточно длинную очередь для того, чтобы взобраться на ящера. Летающим транспортом управляли, как правило, двое – дежурный маг, который обеспечивал посадку-высадку пассажиров и их безопасность во время полета с помощью защитного купола, ну и наездник, который управлял ящером в полете.
   Наездник сидел в большом удобном кресле почти на самой шее ящера и держал животное под уздцы. В нашем случае это был мужчина лет сорока в высоких сапогах и широкополой шляпе. Маг же был явно с долей эльфийской крови, о чем свидетельствовали его немного заостренные на кончиках уши. Он поднимал каждого пассажира левитацией на спину огромного ящера. Там были закреплены сиденья с деревянными спинками, подлокотниками и привязными ремнями, располагавшиеся в два ряда так, что пассажиры сидели спиной друг к другу.
   Когда я оказалась наверху, сразу осознала крайне неприятную вещь – я боюсь высоты. А ведь мы еще не взлетели! Вот только коленки у меня уже активно подрагивали и в горле пересохло.
   – Эй, человечка, не трясись так, а то мало ли что, еще с ящера упадешь в полете, – подтрунивал наглый дракон, сидящий позади меня.
   От таких напутствий стало еще страшнее.
   Я поспешно достала из бокового кармашка своей сумки пучок сухой лаванды и шумно вдохнула терпкий, чуть сладковатый аромат.
   – Взлетаем! – громко крикнул наездник и с силой дернул поводья.
   И я закричала. Да что там закричала. Орала как резаная! Ящер спрыгнул с края платформы вниз и, активно хлопая крыльями, стал стремительно набирать высоту. Я с силой зажмурила глаза, чтобы не видеть, как удаляется земля. «Не смотри вниз, не смотри вниз», – бормотала себе под нос, пока не почувствовала, что полет стал более ровным и плавным. Глубоко вдохнув запах спасительной травки, широко распахнула глаза.
   – Человечка, тебе с твоими нервами перед полетом нужно было «гномьей смеси» покурить! – со смехом издевался дракон.
   Ага, видела я тех, кто это чудо гномьего травничества попробовал! Им все нипочем, весело только очень… Так весело, что потом рыдают, как истеричные леди, и остановиться не могут.
   Вскоре я решилась посмотреть вниз. Это был чистый восторг! Мы стремительно летели высоко над огромной, бескрайней долиной, щедро усеянной озерами разной формы и цвета. С высоты полета отличие в цвете озерных вод было намного заметнее, чего нельзя было увидеть, если бы я просто прогуливалась по Долине Озер. Это территории русалок, водяных и прочих водных обитателей. Неописуемо красиво выглядел кроваво-красный закат над потрясающей зеленой долиной. Невозможно было отвести глаза от чу́дного зрелища, представленного мне природой Сумеречной Империи.
   Я так увлеклась проплывающими под нами пейзажами, которые с Долины Озер плавно сменились величественными лесами с переплетенными кронами старых деревьев, что не заметила, как полет подошел к концу и мы начали снижаться. Вокруг уже было достаточно темно, но в свете кровавой луны я отчетливо разглядела огромное море, у которого не было видно ни конца ни края. Собственно, неподалеку от порта Приграничья и находился пункт нашего прибытия. И ящер, подобно стреле, пущенной из лука, стремительно понесся вниз. Я заорала снова, не в силах удержать рвущийся наружу страх и по старой памяти зажмурила глаза.
   Ящер тем временем продолжал стремительно снижаться и, только когда я почувствовала, что его ноги грузно опустились на платформу и теперь животное просто бежит, открыла глаза.
   – Нервы лечи, человечка, – протянул ехидный дракон.
   Я промолчала, не считая нужным отвечать. Высадка пассажиров прошла быстрее посадки. Все тот же маг с помощью левитации аккуратно опустил нас всех на землю. Я осмотрелась по сторонам и была приятно удивлена. Просто нам, жителям центральной или западной части империи, постоянно твердят, что Приграничье ужасно, отвратительно и очень опасно, но выглядело все вокруг вполне культурно. Вокзал здесь чуть меньше, но не хуже центрального вокзала в Хараде, откуда мы вылетали. Такие же люди и нелюди, снующие повсюду, разве что меньше народа, а так… Я подошла к гоблину, торгующему прессой прямо на платформе.
   – Можно мне карту Приграничья и Рассветной Империи?
   – Чего ж нельзя, гони серебрушку и получишь! – ворчливо отозвался гоблин, показывая мне свиток.
   Ничего себе расценочки! Целая серебрушка за клочок бумаги?
   – Может, медячок? – недоверчиво переспросила я.
   – Ты что, больная какая? – странно прищурившись, вопросил гоблин. – Серебрушку гони, я сказал, – и продемонстрировал мне, как именно выглядит серебрушка, достав ее из своего кармана.
   М-да, может, я и ошиблась насчет того, что здесь не так уж и плохо… Но серебрушку было откровенно жаль…
   – А за медяк карты нет?
   Гоблин снова посмотрел на меня злыми глазами. А потом снизошел до ответа.
   – Эта карта особенная. – Он покрутил передо мной свитком. – Тут все тропы-дороженьки нарисованы, все места, куда ходить не надобно, отмечены. Специально для человечек печатали!
   Ну, если так, то и серебрушки не жалко. А то как-то насторожили меня слова ехидного дракона. Что, если и вправду человеку тут не совсем безопасно? Рассудив, что без карты все равно никак, я нехотя, с тянущей болью в сердце попрощалась с серебряной монеткой.
   Немного отойдя от гоблина, развернула свиток и начала изучать подробную карту местности. В первую очередь мне необходимо было добраться до порта. И, следуя намеченному маршруту, я успешно добралась до побережья. На улице уже стемнело, на небе высыпали звезды, сложившись в незнакомые созвездия.
   Море в свете кровавой луны было невообразимо красивым, завораживающим и вообще неописуемым. Я остановилась, совсем немного не дойдя до причала, где колыхались на волнах пришвартованные лодки и паромы. Хотелось полюбоваться восхитительным видом. И тут мне на плечо опустилась тяжелая рука. Я вздрогнула и обернулась.
   – Что, человечечька, морем любуешься? – поинтересовался дракон с золотыми глазами, который доставал меня всю дорогу.
   Я поежилась и отступила на несколько шагов вправо, чтобы выбраться из-под гнета наглой драконьей конечности. Дракон моего порыва не оценил.
   – Да ладно тебе, на такое зрелище приятнее смотреть в приятной компании, – промурлыкал дракон, резко превращаясь из змеюкоподобного в котообразного.
   – В приятной и я бы посмотрела… – словно ни на что не намекая, ответила я.
   – То есть моя компания тебя не устраивает? – наигранно мягко поинтересовался дракон.
   – Не то, чтобы совсем уж… – целенаправленно напускала туману, плавно отступая от желтоглазого.
   Дракон быстро вычислил мою попытку к бегству и с ехидной улыбочкой очень осторожно делал маленькие приставные шажочки в мою сторону.
   – Как невежливо сбегать, когда с тобой разговаривают, – начал раздражаться мужчина, когда наши приставные шаги уже больше походили на настоящий бег по берегу моря.
   – А если тебе неприятен тот, кто пытается разговаривать, что тогда полагается делать по правилам приличия? – уже изрядно запыхавшись, поинтересовалась я.
   – Стоять! – грозно выкрикнул дракон.
   И я остановилась. Как вкопанная. Просто замерла на месте.
   – Вот так мне больше нравится, – задумчиво протянул нагнавший меня желтоглазый.
   – Что вам от меня нужно? – испуганно спросила я.
   – Я же говорил, драконы любят наглых, но таких беззащитных человечек, – чарующим, обволакивающим голосом ответили мне.
   – Но при чем тут я?!
   – А у тебя глаза такие, особенные… Как озера, не понять, то ли синие, то ли зеленые, – неожиданно мягко заговорил дракон. – В такие посмотришь, и утонуть в них хочется…
   – Найдите себе другую с бирюзовыми глазами и топитесь на здоровье! – гордо заявила я и, отмерев, начала осторожно отступать в сторону домика с вывеской «кассы».
   – То есть по-хорошему мы не хотим? – уже зло сказал желтоглазый.
   Я толком не поняла, что он имеет в виду, но головой в знак отрицания покачала, продолжая двигаться в намеченном направлении. Дракон вдруг насторожился и к чему-то прислушался.
   – Еще встретимся, – то ли предупредил, то ли пригрозил он и быстро побежал в сторону моря.
   «Идиот», – только и подумала я. Охладиться захотел? А дракон добежал до самой воды и оттуда взмыл над морской гладью уже в обличии прекрасного ярко-алого дракона, чешуя которого в свете луны переливалась золотыми отблесками. Я еще немного постояла, как завороженная глядя вслед удаляющемуся дракону.
   Когда алая молния в виде драконьей тушки скрылась из поля зрения, решительно направилась к билетным кассам порта.
   – Есть там кто? – уже в десятый раз спрашивала я, колотя костяшками пальцев по стеклу билетного окошка.
   Никто не отзывался. Горестно вздохнув, решила ждать, сколько потребуется, усевшись на лавочку рядом с кассой. Хотелось есть и пить. Теперь я уже жалела, что вообще решилась на эту авантюру. Это все Тор, если бы не он… Хотя кого пытаюсь обмануть? Три дня назад в зеркале вместо меня отразилась Ася, а это значит, что и папенька меня нашел.
   Ася, она неплохая. Это что-то типа моего двойника. Папа ее в детстве для меня наколдовал. Я помню, что очень просила сестричку, а маги, тем более боевые, на многочисленное потомство не готовы, вот и я у своих одна. Только создал он ее скорее для себя, нежели для меня. Раньше Аську постоянно заставляли за мной следить и докладывать папеньке, где я и что делаю. А сейчас вот для поисков нерадивой дочери использует. Аська по зазеркалью прогуливается и меня ищет.
   Вообще-то мы с ней дружим и, когда она три дня назад появилась в зеркале одного из магазинов, где я мерила потрясающий летний сарафан, мы договорились, что она меня не сдаст. Единственная загвоздка в том, что папенька какое-то заклинание знает, которое Аську полностью ему подчиняет. Но я свято верила, что пока он им не воспользуется, по собственной инициативе отражение информацией делиться не станет.
   С родителями разногласия у меня начались давно, еще тогда, когда они впервые узнали об отсутствии у меня всякого магического дара. Для боевых магов это позор! Тем более мы один из древнейших родов, фактически стоявший у истоков создания империи, а тут такое! Ребенок без магии.
   Мой отец очень сильный боевой маг, один из сильнейших в империи, и гонора у него по этому поводу также хоть отбавляй. Он очень расстроился, когда выяснилось, что у меня, его единственной дочери, даже слабые задатки магических способностей отсутствуют напрочь. А характер у папеньки, мягко говоря, не сахарный.
   Боевые маги, особенно такого уровня, в империи ценятся на вес золота и считаются высшей элитой. Они входят в самое ближайшее окружение императора и им позволено общаться с ним на равных. И, само собой, отец хотел, чтобы его наследник, конечно же мальчик, вариант девочки даже не рассматривался, стал его преемником, его опорой и продолжателем рода. Но случилось недоразумение – родилась я.
   Мало того что девочка, так еще и без способностей. И обвинил наш великий и ужасный в таком стечении обстоятельств, естественно, маму. Она у меня хорошая. Добрая, ласковая, домашняя, такая теплая и уютная… Но, что удивительно, она тоже обладает даром, и даже отучилась в академии, где и познакомилась с отцом. Как она умудрилась попасть на факультет боевой магии, для меня до сих пор загадка.
   Дело в том, что мама росла в достаточно богатой дворянской семье, в которой было заведено так: женщина сидит дома и воспитывает детей, если детей нет или их уже благополучно воспитали, то все свое время она уделяет мужу. Муж для молодых изнеженных дворянок – это что-то святое. Своеобразное божество, с которым нельзя спорить, ему нельзя возражать и им необходимо постоянно восхищаться. Так маменька, благополучно закончив академию магии, удачно вышла замуж за отца, и знаниями, полученными за время обучения, так и не воспользовалась.
   Я считаю, что они друг друга нашли. Отец, который привык быть лучшим во всем и всегда, и мама, которую с детства учили восхищаться мужчиной. И только я, не желающая становиться глупой дворянской куклой, как хотела маменька, и не обладающая ни каплей магии, о которой так мечтал папенька, совершенно не вписывалась в эту идиллию.
   Когда всем окончательно стало понятно, что магии во мне нет и не предвидится, на мне был поставлен жирный крест. Отец перестал обращать на меня внимание. Я его раздражала, поэтому старалась не попадаться на глаза. Он со служанками общался больше, чем со мной. Стараниями мамы ко мне приставили очень хорошую няню, но переселили в самое дальнее крыло дома. Когда я была маленькая, то много плакала, не понимая, за что меня так не любят. Мама украдкой, когда не видел отец, ласкала меня и подкармливала сладостями.
   А потом няня сказала, что слезы – это для слабаков. С тех пор не плакала ни разу. В десять лет я решила, если меня так не любят, то нужно бежать из этого дома, но сначала нужно выучиться. В школу я не ходила, для меня были наняты преподаватели для домашнего обучения. Хвала Богам и маме, учителя у меня были самые лучшие. Они мне и объяснили, что со мной не так. И решение сбежать окрепло во мне еще больше.
   Я очень быстро усвоила школьную программу. Меня даже учили танцам и этикету. А преподаватель по естественным наукам разглядел во мне тягу к лекарскому делу. Он и посоветовал поступить в Знахарское училище. Рассказал, чему там учат, где оно находится и как туда добраться. Даже рекомендацию написал. За это буду всю жизнь ему благодарна.
   Я заранее начала готовиться к побегу, даже накопила немного денег из тех, что выдавались мне мамой в качестве подарков на праздники и дни рождения. Я ждала четырнадцатилетия. Именно с этого возраста принимали в училище. Заранее узнала, как до него доехать. И когда наступил заветный год, сбежала из дома, когда родители куда-то уехали на несколько дней. До училища добралась на удивление легко и также легко поступила.
   С тех пор началась моя самостоятельная жизнь. Самое удивительное, что, пока училась, никто из родителей меня не искал. Домой на каникулы я не ездила, оставалась в училище и подрабатывала помощницей лекаря, а также весьма неплохо приторговывала косметическими средствами собственного изобретения. На жизнь мне хватало.
   Я успешно закончила учебу. Теперь живу совершенно самостоятельно и вроде бы даже неплохо. По крайней мере, домой я точно возвращаться не собираюсь. Хоть папенька уже не раз уговаривал, просил, ругался, заманивал. Но я не хочу всю жизнь чувствовать себя позором рода, которого стыдятся и стараются не замечать. А если вернусь, ясное дело, что будет: отдадут быстренько замуж за кого-нибудь побогаче и буду сидеть в родовом гнезде, никуда не высовываясь, деток воспитывая. А самое обидное во всем этом, что меня все равно будут стыдиться.
   От грустных воспоминаний и проснувшегося страха перед неизвестностью мне стало совсем паршиво. И настроение пакостное, как будто кто-то в грязных ботинках в душу влез, потоптался там хорошенечко, грязи целую кучу оставил и ушел. А я сижу среди всей этой грязи совсем одна.
   – Выпить есть? – прозвучал рядом басовитый голос с рычащими нотками, от которого я испуганно подпрыгнула на месте.
   Осмотрелась по сторонам – никого нет. Это что, плод моего больного воображения?
   – Вниз смотри, кулёма! – послышался тот же ворчливый голос.
   Я послушно опустила глаза вниз. А там!..
   – Гном!
   Нет, есть, конечно, выражение «напиться до гномиков», но я же не пила! Откуда в Приграничье гном?
   – От верблюда! – ответил гном, и я с ужасом осознала, что все это время размышляла вслух.
   – Выпить, говорю, есть? – повторил свой вопрос гном, причем орал он так, что сложилось впечатление, будто меня приняли за глухую.
   – Н-нет, – ответила, в совершеннейшем остолбенении рассматривая гнома.
   – А будешь? – лукаво поинтересовался представитель маленького народа, вынимая из-за пазухи бутыль какой-то сомнительной сивухи.
   Я задумалась. Странный народ эти гномы, сначала у меня пытался выклянчить, а потом уже сам расщедрился.
   – А паром ближайший когда?
   Мой новый знакомый задумчиво почесал густую бороду.
   – Так на рассвете только.
   – Тогда буду, – решительно ответила я.
   Гномы, оказывается, очень веселые! И травяной сбор у них высшей пробы! Правда, после курения этого сбора мы с Афанасием, так зовут гнома, бродили по порту в поисках чего-нибудь съедобного. Нашли у сторожа-оборотня. Отдал еду добровольно. Ну, почти… Не рискнул он связываться с двумя пьяными придурками, один из которых вооружен топориком гномьей работы. Потом пели, пили сивуху, потом снова пели, и опять пили и пели…
   Когда над морем начало подниматься только что проснувшееся солнышко, я чувствовала себя самой счастливой. Было очень весело и интересно, откуда-то взялась жажда приключений и открытий. Афанасий печально посмотрел на восходящее светило.
   – Ну что, Данька, пошли на паром?
   – А вы тоже плывете, да?
   Я откровенно обрадовалась такой компании. Гномы, оказывается, весьма интересные собеседники, и так много всего знают, вот всё и обо всем!
   – Куда ж я денусь, – пожал плечами гном, – я ж капитан!
   А вот после этого заявления смеяться расхотелось. Наоборот, мне стало страшно и захотелось завыть от досады. Сначала дракон с его причудами, а сейчас что? Пьяный гном-капитан?
   – А как же вы за штурвалом?
   – Опыт, Данька, не пропьешь! – гордо выпятив грудь, заявил гном. – Идем уже.
   И что мне оставалось делать? Вот именно, ничего, поэтому и пошла.
   – Залезай! – кричал гном, взобравшись на паром и протягивая мне хоть и маленькую, но довольно сильную руку.
   Я схватилась за предложенную конечность и, подпрыгнув, взошла на борт.
   – Эх, прокатимся с ветерком, Данька! – гордо заявил Афанасий, почесывая бороду.
   Я, кажется, позеленела. Во-первых, от запаха сивухи, коей разило и от меня, и от гнома. Во-вторых, когда стоишь на пароме, а он на волнах покачивается, а ты пила всю ночь, так и хочется пообщаться с природой.
   – А вы, что встали? Взбирайтесь! – зычно крикнул дядя Афоня толпе, ожидающей отправки парома.
   Ага, и ведь все с билетами, кроме меня.
   – Пошли, Данька, в мою каморку, с комфортом поплывем, – заявил гном, уже хватая меня за руку и таща в направлении носа парома.
   Там оказалась никакая не каморка, а настоящая капитанская рубка! Даже диван имелся. И штурвал! Настоящий капитанский штурвал! Я такой только в книгах видела.
   – Ну, иди уже, потрогай, – с улыбкой предложил гном, наблюдая за моим приступом восторга.
   Я подбежала к настоящему капитанскому штурвалу, разглядела со всех сторон, покрутила даже. Потом дядя Афоня меня прогнал, сказал, что плыть пора, а я уж точно не туда заверну, если мне это важное дело доверят. Через несколько минут мы отчалили от порта Приграничье. А меня укачало. Спешно подбежав к борту, я перегнулась через него и моментально приобщилась к природе. Огромные скаты, стаей плывущие рядом с паромом, мое приобщение расценили как оскорбление их чести и достоинства и начали пускать по волнам яркие электрические разряды. Меня несколько смутила такая бурная реакция и даже тошнить перестало. Медленно, чтобы не качнуться лишний раз, вернулась в каюту капитана и присела на облюбованный диванчик.
   Решив, что нужно принять что-нибудь от тошноты и похмелья, я начала перебирать пузырьки, аккуратно сложенные в дорожной сумке поверх одежды. На столе в ровный ряд выстроились баночки различного размера и формы.
   – Данька, а что это у тебя? – почесывая бороду, поинтересовался капитан.
   – Лекарства всякие. Вот от похмелья ищу.
   Гном разом оживился и бодренько направился ко мне, присев на диванчик рядом.
   – А у тебя что-нибудь для мужской силы есть? – шепотом спросил Афанасий, старательно отводя глаза.
   Мои же собственные глаза заметно расширились, а правый, кажется, начал дергаться. Но я быстро взяла себя в руки. Не то чтобы с такими вопросами ко мне никогда не обращались… Просто именно гномы – никогда. У меня-то точно есть, мужчины иногда захаживали перед свиданиями. Но дело в том, что мое средство для повышения мужской силы оно еще и приворотное немного. То есть приходит мужчина к облюбованной барышне, выпивает зелье, только обязательно глядя на нее, потому что, кого первого увидишь, в отношении того мужская сила и увеличится… Вот, собственно, и все, принцип очень прост: выпил, посмотрел и ничто уже не остановит на пути к цели, то есть к леди.
   – У меня-то есть, – протянула я, доставая из сумки нужный пузырек. – Но оно необычное, и пить его нуж….
   Я оборвалась на полуслове, потому что гном, видимо, на радостях резко выхватил из моей расслабленной руки пузырек и залпом его осушил.
   – Хорошо! – воскликнул Афоня, выдохнув характерное «ху».
   – О боги-и-и, – растерянно протянула я, сползая с дивана.
   Вот лучше бы я молчала! Потому что после того, как глупая знахарка подала голос, лукавый взгляд ерзающего на диване гнома упал на нее.
   – Данька-а-а, – протянул гном, с совершенно невменяемым видом двигаясь ко мне.
   Я нервно сглотнула подступивший к горлу комок и нерешительно встала.
   – Куда ж ты, милая? – ну о-о-очень хитро спросил Афанасий.
   – Пройдусь! – крикнула я, прямо с места срываясь на бег в сторону выхода.
   Гном не растерялся и бросился следом.
   – Какие виды! Какие изгибы! – орал он, следуя за мной по пятам.
   Я покраснела, прекрасно понимая, что именно этот бородатый раб похоти имеет в виду под «видами». Добежав до самого борта, я остановилась, потому что за борт не хотелось, а со стороны палубы уже наступал хищный гном.
   – Вот и свиделись, Данечка! – крикнул он, обнимая своими короткими ручонками место, которое у меня пониже спины. Выше капитан не дотянулся, потому что ростом мне был только по грудь! – Идем в каюту, милая, – предложил Афанасий, уже не поглаживая, а откровенно щупая мою пятую точку.
   Я, не найдя сразу, что предпринять для своего спасения, согласилась. И как только гном, потирая ручонки со словами: «Ох, как я тебя, Данька, сейчас… эх!», направился в сторону каюты, я рванула в противоположном направлении. Бежала по парому, постоянно оглядываясь, пока не налетела на неприметную узкую дверь. Спешно дернув за ручку, влетела в маленькое помещение, забитое каким-то грузом. Быстро осмотрев окружающее пространство, заметила ряд бочек у самой стены и малюсенький проемчик между ними. Туда и юркнула, преследуемая озабоченным гномом.
   – Здравствуй, – сказал кто-то прямо рядом со мной.
   Я подпрыгнула. Резко обернулась и обнаружила парня. Он так же, как и я, сидел, спрятавшись за бочками. А в дверь, которую я спешно подперла первым попавшимся тюком, уже вовсю колотил взбудораженный гном.
   – Данька, выходи! Выходи, кому говорю! – орал Афанасий из-за двери.
   – А, это… – хотел было сказать что-то мой случайный попутчик, но я попыталась закрыть его рот ладошкой.
   Попытка не удалась. Ничегошеньки у меня не вышло! Моя рука прошла сквозь парня, и я удивленно уставилась на него.
   – Ты кто? – спросила самым тихим шепотом, на который только была способна.
   Дело в том, что парень не был похож на призрака! Рядом со мной сидел с виду совершенно нормальный человек: пепельно-белые короткие волосы, вполне смазливое лицо, только заметны синяки под глазами, да губы совершенно белые.
   – Я – Рос, – так же тихо ответил парень.
   – Данька! Я сейчас секиру возьму и в щепки эту дверь разнесу!!! – орал «влюбленный» гном, продолжая бить в дверь.
   – Отсюда выход есть? – понимая, что ситуация тупиковая, с надеждой спросила я.
   – А как же! – воскликнул парень непонятного для меня происхождения.
   Он повернулся к дощатой стене за нашими спинами и пальцем вывел на ней какой-то символ. Как только палец Роса перестал касаться стены, символ засветился ярким, похожим на солнечный, светом.
   – Приложи ладошку и скажи «откройся», – с каким-то предвкушением предложили мне.
   Я мгновенно последовала совету моего нового знакомого, потому что первые удары секиры в дверь были уже отчетливо слышны.
   – Откройся! – шепотом попросила деревянную стену, смутно веря в успех побега.
   И тут же меня засосало в воронку. В такую разноцветную, совершенно удивительную воронку. Я словно пролетела по коридору, разукрашенному всеми возможными цветами. А потом коридор закончился, и меня резко и неожиданно выплюнуло прямо в воду.
   – Буль-буль-буль! – захлебывалась я, понимая, что это последняя минута моей жизни.
   Я же совсем не умею плавать! От отчаяния перестала молотить ослабевшими руками по воде и, смирившись, пошла ко дну.
   – Буль-буль, – единственное, что в этот момент могла издать я.
   И тут резко и неожиданно меня начало поднимать вверх. Через мгновение моя мокрая голова появилась на поверхности. Я начала жадно хватать воздух, одновременно отплевываясь и матерясь на все лады. Сразу даже не сообразила, что по-прежнему плыву и, более того, плыву, лежа на ком-то! Поняла это только тогда, когда впереди всплыла и повернулась ко мне клинообразная голова на тонкой длинной шее.
   – Ты-ы-ы, что-о-о, сдо-о-охнуть со-о-обиралась? – протяжно спросил у меня… дракон.
   Истинный! Настоящий водный дракон! Я видела таких только на картинках в учебной энциклопедии драконов. По размеру они немногим больше обычных слонов, которых в империи используют для распашки полей. Шея и ноги у этих драконов длинные, а вот крыльев у представителей великого и мудрого народа нет. У меня в памяти отчетливо всплыла картинка из учебного пособия, на которой особое внимание было уделено лапам водного дракона с перепонками между тремя когтистыми пальцами… Сейчас я рассматривала это чудо своими глазами.
   Весь покрыт меленькими голубыми чешуйками, которые невероятно красиво переливаются в лучах восходящего солнца. Голова у него изящная, узкая, небольшая, с костяным гребнем, похожим на корону, и глаза, синие-синие, как небо или море… Великолепное создание. Интересно, сколько лет этому прекрасному созданию? Истинные драконы могут прожить до десяти тысяч лет. Я даже вообразить себе не могу, сколько это времени! Можно успеть сделать абсолютно все, что пожелаешь. Посмотреть весь мир, получить все возможные знания и, наверное, даже устать от жизни… Я лежала у него на широкой спине, омываемая теплыми волнами, которые поднимал вокруг себя плывущий дракон.

   – Сумасшедшая? – тем временем подозрительно поинтересовались у меня.
   Я только отрицательно покачала головой и продолжила рассматривать дракона, словно сошедшего с энциклопедической картинки.
   – Се-е-ейчас сбро-о-ошу, – меланхолично предупредил он.
   – Нет! – вскрикнула я, испуганно косясь на воду, рванулась вперед и посильнее вцепилась в тонкую шею.
   – Не-э-э не-э-эмая, – совершенно спокойно сообщили мне.
   – Нет, – согласилась я. – Я просто плавать не умею.
   – За-а-ачем то-о-огда в мо-о-оре по-о-оперлась?
   – Не-э-эчаянно, – ответила я совсем как дракон и тут же испуганно прикрыла рот ладошкой.
   Мне показалось или на ехидной мордашке водного проскользнула ухмылка?
   – Ку-у-уда плы-ы-ывем? – весело спросили меня.
   – Мне нужно на полуостров Прит, – выдала я зазубренное по карте название.
   – Во-о-от э-э-еще, я не-э-э и-и-извозчик, – гордо отворачивая мордочку, сообщил дракон.
   – Нет, ну а зачем тогда спрашивать?!
   Дракон немного смутился.
   – По-о-одброшу, здесь совсем недалеко, вот за тем мысом.
   И зачем возмущаться, если все равно подбросишь? Странные эти драконы, но не такие противные, как те оборотни, с которыми я летела. Черт! Летела-то я с сумкой, а там всё-всё! Все мои вещи, лекарства, приглашение это окаянное… деньги! Там мои деньги!
   – У-у-у, – жалобно взвыла.
   – У-у-у? – с каким-то вопросом протянул дракон.
   – Су-у-умку-у-у потеря-я-яла-а-а, – зарыдала я.
   Дракон плачевностью ситуации не проникся и продолжил плыть молча. А я, скорчившись на спине дракона, дрожала от холода и сокрушалась по всем своим пожиткам, так глупо исчезнувшим из моей жизни.
   Потом почувствовала резкий толчок и поняла, что дракон уже не плывет, перебирая сильными лапами, а мягко идет по дну. Оторвав ладони от заплаканного лица, обнаружила, что мы подходим к обрывистому берегу, усеянному разноцветными камнями. Там, за узкой кромкой деревьев неизвестного мне вида, шумел город. Слышались крики портовых работников, какой-то грохот и лязг. А высоко в небе над нами кружили черные, как ночь, драконы.
   – Стр-а-а-а-жи, – протянул мой новый знакомый, поднимая голову вверх.
   Восхитительно.
   – Я-я-я те-э-эбя ту-у-ут сбро-о-ошу, – предупредил дракон.
   И слава Богам, что предупредил! Потому что меня тут же рывком сбросили с уже насиженного места. Упала я, по всем известному закону подлости, в грязную воду у самого берега, при этом еще и волной накрыло. И мое мокрое платье, и волосы – все тут же покрылось песком, ошметками водорослей и мелким мусором.
   – Кра-а-а-савица, – насмешливо протянул дракон, рассматривая меня, с трудом выбравшуюся на камешки.
   – Пошел ты! – резко огрызнулась я, уже решив для себя, что все драконы подлые и ехидные злюки!
   – По-о-ошла, – поправили меня.
   Отлично! Драконицы тоже подлые и ехидные злюки!
   – Спасибо, – буркнула удаляющейся дракоше.
   Водная немного отошла от берега, потом повернулась ко мне.
   – Я-я-я – Ле-е-езза.
   – Очень приятно, – зло огрызнулась я.
   Драконица попыталась сымитировать что-то типа пожатия плечами и, звучно хлопнув хвостом по водной глади, ушла под воду.
   – У-у-у, – в очередной раз завыла я.
   – У-у-у, – послышалось где-то за моей спиной.
   Я резко обернулась, чтобы увидеть автора нежданного эха, но никого не обнаружила. Постояв в растерянности несколько минут, совсем замерзла на ветру и решила хоть немного привести себя в порядок. Достала из нагрудного кармашка платья карту, она была совершенно мокрой. Бережно развернула промокшую бумагу и облегченно выдохнула – чернила не потекли. Я нашла на берегу за большими камнями местечко почище и с чистой водой у берега, разложила для просушки карту на камне. Сняла платье и нижнюю рубашку с панталончиками, прополоскала их, выкрутила, как смогла, и разложила платье на камнях в продуваемом ветром месте, пусть сохнет. Зашла в воду поглубже, окунулась, смывая с себя и выполаскивая из волос песок и мусор. Рубашку и панталончики хоть и мокрые, но опять натянула на себя, пусть на мне сохнут.
   Нашла на берегу лужицу с водой и стала всматриваться в свое отражение. Ну наконец-то!
   – Аська, ты где была? – как только вредное отражение соизволило появиться, спросила я.
   – На пароме, – прозвучал у меня в голове ответ, при этом Ася непрерывно хихикала.
   – Там мои вещи целы?
   Отражение просто залилось хохотом.
   – Почти все… Только Афоня все зелья выпил сразу, «противоядие» искал, теперь сидит в отхожем месте и выйти не может! – Ася истерически захохотала.
   – Почему? – в упор не понимала я причины ее веселья.
   – Так слабительное же, Дани! – громче, чем обычно, прозвучал голос в моей голове.
   Ой-ей-ей… Бедный Афанасий. Хотя за моральный ущерб, нанесенный моей неокрепшей психике, может, и сойдет…
   – Ась, а золото? – с мольбой в глазах спросила я.
   Отражение как-то замялось и посмотрело на меня очень грустными большими глазами.
   – Украли, – тихо отозвалось в моей голове.
   – Кто?!
   Двойник отвечать не стала, но решила порадовать меня картинкой. Водная гладь пошла рябью, и постепенно на воде проявилось изображение.
   На немного мутной картинке отчетливо был виден гном, выбегающий из своей комнаты с моей сумкой в руках, на ходу высыпая содержимое оной на палубу. Когда все баночки и пузырьки были рассыпаны, Афанасий безжалостно отбросил мою бедненькую сумочку, и она плавно проследовала до самого борта, пока в него не уперлась. Гном в это время судорожно перебирал пузырьки, валяющиеся на палубе.
   Видимо, не найдя ни на одном из них подходящей надписи, он решил рискнуть и, по очереди открывая бутылочки с зельями, залпом глотал все содержимое. После глотка гном либо морщился, либо кривился, пока не дошел до пузырька с сероватой жидкостью. Реакция на нее оказалась весьма неоднозначной. Афоня встал с колен, разом как-то подобрался и, положив свою широкую длань на свою же пятую точку, с выпученными глазами и криками: «Ой-ей!», понесся по палубе.
   Зрелище было еще то! Моя сумка, одиноко лежащая у борта парома, люди с того самого парома сходящие, мечущийся по палубе Афоня. Тут и я не удержалась от того, чтобы не хихикнуть. Все-таки представление восхитительное – гном, бегающий по палубе и держащийся за свою пятую точку, выглядел, мягко говоря, забавно. Через мгновение Афанасий скрылся из поля зрения, и теперь на палубе не было никого и ничего, кроме моей брошенной сумки. К ней, непрерывно озираясь по сторонам, подошел невысокий мужчина, явно человек, в странной одежде, похожей на костюм наемника. Он присел рядом с моим багажом и вместо того, чтобы забрать всю сумку себе, начал открывать кармашки и просматривать содержимое. Я видела, как он прочел мое приглашение в школу и аккуратно положил его обратно, как достал толстый блокнот из бокового кармана и, пролистав, положил в свою сумку. Потом мужчина нашел всю мою заначку, которую я так бережно спрятала в высокий сапог эльфийской работы…
   Я медленно села на песок у самой кромки воды. Смотреть дальше совсем не хотелось. Аська это поняла, потому что изображение тут же исчезло. Я еще понимаю, украл вор золотые, но мой дневник ему зачем? Настолько обидно мне уже давно не было. Без денег, без зелий, которые можно было бы хоть за какие-то деньги продать в аптеку… Что же мне теперь делать? Ася ответа на этот извечный вопрос тоже не знала, посему предпочла просто исчезнуть, оставляя меня наедине с собой и своей печалью.
   Потом, сидя на нагретом солнцем камне, я долго рассматривала на карте территорию полуострова. С трудом, но все же определилась, где сейчас нахожусь. Очень хотелось пойти в порт, найти паром и забрать свою сумку. Вот только перспектива свидания с пышущим страстью Афоней не радовала. Интересно, надолго его заклинило? Я даже не предполагала, что у этого зелья такой убойный эффект. Может, оно только на гномов так по-особенному действует?
   Тут за моей спиной что-то треснуло. Я резко обернулась, чтобы увидеть того самого Роса, который организовал мне «безопасный» выход с парома.
   – Ах ты, негодяй! – завопила, вскочив на ноги, и устремилась к нему.
   Рос не растерялся и, развернувшись, бросился прочь. Я поднажала, памятуя о потерянной сумке, моих золотых и… моих-х-х золотых-х-х! Подгоняемая этой мыслью, все-таки догнала бывшего попутчика – непонятно кого. С разгона прыгнула на Роса, от переизбытка эмоций совершенно забыв о том, что парень-то нематериален, и упала лицом в песок.
   – У-у-у, – непроизвольно завыла я, начиная чувствовать себя неупокоенным духом.
   – Вставай, набегалась, – меланхолично предложил парень.
   – Ты кто? – совершенно обессиленно спросила, даже не собираясь подниматься с земли.
   – Рос, я же говорил, – недовольно ответили мне.
   – А дотронуться почему нельзя?
   – А, это… Я дух воды.
   – Утопленник, что ли? – удивленно переспросила я.
   – Ага, – гордо отозвался парень.
   Ну вот, дожила, с утопленником болтаю. В училище нам рассказывали, что с утопленниками разговаривать невозможно, их даже видит не каждый. Не помню, по какому принципу дух воды выбирает, кому именно являться, но мне в очередной раз «повезло»… Они считаются одними из самых хитрых и озлобленных духов, которые ради забавы, под разными предлогами завлекают свои жертвы в водоемы и топят их. Зачем им это, я как-то не задумывалась. Может, из вредности?
   – Зачем меня в воду выбросил? – снова начиная злиться, полюбопытствовала я.
   Утопленник слегка замялся.
   – Ты бы утонула, и мне было бы веселее, – смущенно опустив глаза долу, сообщил парень.
   – Эгоист, других утопленников тебе мало? – заклеймила я духа, поднимаясь с песка. – Сумка моя где?
   – На пароме, – ответил парень, потом оживился: – Могу достать!
   – Валяй, – коротко согласилась я и тут же открыла рот от удивления – утопленник уменьшился в размерах, и через мгновение от моих ног отлетала маленькая белая чайка.
   «Вот это магия!» – восторженно подумала.
   Потом я сидела на камне и смотрела на море, пытаясь понять, что мне делать дальше. Полное отсутствие денег вырисовывало перспективы настолько плачевные, что я даже всплакнула от жалости к самой себе.
   – Я сумку принес, – прозвучал знакомый тонкий голос у меня за спиной.
   Быстро повернулась к Росу, принимая из его рук свою огромную, когда-то битком набитую сумку, и тут же начала один за другим открывать кармашки. Денег действительно не было, как и почти всех зелий, осталось только несколько ароматных масел для волос и пузырек со спиртовой настойкой череды. «Ну хотя бы одежда в порядке», – пытаясь верить в лучшее, подумала я. Мне было необходимо как можно быстрее переодеться в сухую и чистую одежду. Совершенно не хотелось идти в город в изрядно мятом и заскорузлом от морской воды платье. Я огляделась, увидела огромный валун в полтора моих роста, вытащила из сумки первое попавшееся платье, белье и пошла к нему.
   – Ты куда? – растерянно спросил утопленник, наблюдая за мной.
   – За камушек переодеваться, – грубо ответила я. – Отвернись!
   Парень послушно отвернулся, а я, зайдя за камень, стянула с себя почти уже высохшие рубашку и панталончики, натянула сухую одежду и теперь воевала с заевшей застежкой на платье, при этом костеря на чем свет стоит и платье, и драконов, и гномов, и утопленников, в общем, всех подряд. Наконец застежка сдалась и застегнулась.
   – Что-то случилось? – участливо спросил парень, когда я вышла из-за камня.
   – Случилось. – И я начала припоминать все недоразумения дня сегодняшнего. – Сначала я напоила гнома зельем для поднятия мужской силы, потом ты, – я грозно ткнула указательным пальцем в Роса, – чуть не утопил меня. А сейчас выяснилось, что все мои сбережения украли! И я совсем одна в этой империи тупых драконов!
   Утопленник, кажется, проникся. Потому что очень уж сочувственным был его взгляд. Но что мне посоветовать, явно не знал, потому и молчал. Я расчесала кое-как волосы и заплела их в косу. Обула эльфийские сапожки, засунула в сумку платье и белье. Забросила лямку сумки на плечо.
   – Ладно, пошла я, – обронила, уже проходя мимо Роса, и направилась по дорожке к лесу, надеясь, что она должна вывести меня к городу.
   – Прости! – крикнул мне вслед дух.
   – За что? – исключительно автоматически полюбопытствовала я.
   – За то, что хотел утопить, – растерянно ответил утопленник. – И если нужна будет помощь, ты просто нырни и позови меня.
   Я резко остановилась и обернулась к парню.
   – С этого момента подробнее, пожалуйста, – и выжидательно уставилась на духа.
   – Если нужно будет сбежать, например, – парень снова запнулся, явно подбирая слова, – то ты должна с головой уйти под воду и мысленно позвать меня.
   – И что тогда? – подгоняла я неразговорчивого утопленника.
   – И тебя перенесет ко мне, это магия духов, – растерянно закончил Рос.
   Я хмыкнула, потому что подозревала, что перенесет меня опять же куда-нибудь в открытое море, но все же обронила короткое «спасибо» и двинулась дальше по тропе.

Глава 3

   Полоса леса была совсем редкой, и деревья какие-то куцые, одни ветки и почти никакой зелени! Я быстро прошла сквозь убогий лесок и вышла прямиком к городским воротам. Город Таар-Каш, один из крупнейших портовых городов Рассветной Империи. Он просто потрясал своей величественностью. Здесь все было огромным! Арки и ворота явно были рассчитаны на габариты истинного дракона, да и ширина улиц говорила о том, что наравне с оборотнем или человеком тут легко может прогуляться и самый настоящий дракон.
   На входе в город даже не было охраны. Конечно, кому придет в голову нападать на драконов? Я остановилась недалеко от ворот и, достав свою карту, начала внимательно изучать местность. Пункт назначения моего путешествия находился, как оказалось, не в городской черте, а далеко за городом. Более того, на карте было написано, что это не лучшие места для прогулок человека. Хотя, если действительно следовать советам карты, то безопасной для человека является только центральная улица Таар-Каша… Так что можно особо не волноваться за выбор направления: куда ни пойдешь, везде опасно!
   Вся плачевность сложившейся ситуации заключалась в том, что время уже послеобеденное, а до той самой школы пешком добираться часов шесть. На постоялый двор не пойдешь, денег нет. Лошадь взять не могу по той же причине…
   В очередной раз горестно вздохнула по своей загубленной жизни и пошла вперед по самой безопасной для человека улице в Рассветной Империи к восточным воротам города, за которыми начиналась нужная мне дорога. Шла, рассматривая высокие дома и конечно же оборотней-драконов, которые были здесь повсюду. Высокие светловолосые мужчины и такие же стройные высокие белокурые женщины. Также обнаружила немало простых людей, которые в большинстве своем занимались торговлей.
   Я так увлеклась рассматриванием окружающего меня изумительного города, что совершенно не заметила, как добрела до центральной городской площади. «Значит, половина пути до ворот пройдена», – про себя отметила я, взглянув на карту. За площадью располагался небольшой скверик, изобилующий тенистыми деревьями, между которыми петляли узенькие дорожки, выложенные камнем, и стояло множество скамеечек.
   Выбрав одну из них недалеко от кишащей народом площади, уселась поудобнее, чтобы еще раз свериться с картой. Вместо карты по ошибке достала злосчастное приглашение. Я, кстати, уже откровенно жалела, что им воспользовалась. Могла бы от Тора и в другое место сбежать, а теперь не могу, теперь без денег особо не побегаешь. Порывшись в сумке еще, без особой радости нашла одну серебрушку, наверное, вывалившуюся из моего тайника в сапоге и не замеченную вором. Хотелось есть и пить, но на серебрушку особо не разгуляешься. Я чуть было не зарыдала снова, но кое-как сдержалась и теперь просто расстроенно сопела, роняя слезы, глядя на свои скудные пожитки.
   – Кто это здесь у нас? – прозвучал до боли знакомый голос прямо рядом со мной, – Человечка, ты, что ли? – продолжал издеваться дракон.
   Я медленно подняла голову и посмотрела прямо в глаза этому златоглазому противному типу.
   – Что нужно?
   Дракон явно не ожидал вопроса в лоб, а посему немного смутился. Хотя куда там смутился! Это же ехидный обозленный дракон.
   – Ты почему ревешь? – как-то уж очень серьезно поинтересовались у меня.
   – Не твое драконье дело, – тут же огрызнулась я.
   Оборотень глубоко и шумно вздохнул, как бы пытаясь успокоиться, и снова уставился на меня.
   – Я спрошу еще раз, – медленно проговаривая каждое слово, произнес он. – Почему ты плачешь?
   И взгляд у него сделался такой грозный, что я просто не смогла огрызнуться в очередной раз, хоть и очень хотелось.
   – В вашей империи все через одно место, – прошипела я. – Обокрали меня.
   Дракон противненько так улыбнулся:
   – И что, деньжат на ночлег не хватает?
   Я насупилась, но отвечать не стала. Вот еще, буду я каждому дракону о своих бедах плакаться. Мужчина хмыкнул и присел на лавку рядом со мной. Я инстинктивно отодвинулась подальше от неприятного типа и неожиданно шлепнулась на землю. У дракона произошедшее вызвало приступ истерического хохота, а во мне проснулось что-то кошачье, потому что шипела я знатно, быстро поднявшись с земли и отряхивая мягкое место.
   – Д-а-а, – протянул дракон. – Нелегко тебе в жизни придется.
   На этот раз хмыкнула я. Подошла к своему уцелевшему имуществу и, схватив все пожитки, молча двинулась в глубь парка, дабы убраться подальше от наглой драконьей морды.
   – Ничего не забыла? – прозвучал насмешливый вопрос мне в след.
   Я обернулась, а мерзкий оборотень повертел в руках мою драгоценную карту, без которой мне никуда не добраться, и принялся усердно ее изучать.
   – Т-а-а-кс, и куда это мы идем? – откровенно издевался дракон, водя пальцем по глянцевой бумаге. – В Гереш, значит. – И взгляд золотых глаз поднялся на меня.
   Я попыталась вырвать заветную карту из наглых драконьих лап, но не тут-то было, враг оказался и быстрее, и хитрее. После семи попыток отнять свое у меня опустились руки.
   – Отдай, – почти спокойно попросила я.
   – Нет, – с вызовом ответил оборотень.
   Я развела руками, потом демонстративно покрутила пальцем у виска, тем самым показывая все, что думаю о данном драконистом индивидууме. Совсем уже собралась развернуться и гордо уйти, но вспомнила, что совсем не хочу отдавать последнюю и единственную монету за новую карту, и предприняла еще одну попытку отобрать старую. Снова неудачно. Я нервно вздохнула и все же нашла в себе силы развернуться и уйти, безуспешно пытаясь выглядеть гордой. Меня остановил резкий рывок, когда рука дракона крепко обхватила мое запястье.
   – Человечка, ты сама не дойдешь, там опасно в лесу, – участливо предупредили меня.
   Вот только участие было явно наигранным, потому что взгляд дракона был слишком хитрым и каким-то предвкушающим. Я резко отдернула руку и легонько потерла запястье.
   – Если ты такой доброжелательный, то верни карту, с ней вероятность того, что я дойду до места без приключений, значительно возрастает.
   Дракон отрицательно покачал головой и карту, само собой, не отдал. Вместо этого он снова взял меня за руку и из своей горячей ладони переложил что-то в мою, при этом глядя мне прямо в глаза, словно не позволяя отвести взгляд.
   – Возле самых восточных ворот постоялый двор «Коготь дракона», там переночуешь, утром не так опасно идти пешком. Все поняла?
   Я, не в силах отвести взгляд от золотых глаз дракона, просто кивнула. Мужчина же резко отстранился и быстрыми шагами направился в сторону площади. Ошарашенная произошедшим, медленно разжала кулак, чтобы обнаружить в нем три золотые монеты, приятно холодящие кожу. Быстро подняла голову, чтобы остановить странного дракона и наградить его пламенной речью о том, что я не нуждаюсь в подачках, но его уже не было. Он просто исчез или смешался с толпой, мечущейся по площади. Его нигде не было, собственно, как и моей карты. Интересно, зачем она ему?
   Под впечатлением от выходок дракона по инерции я продолжила двигаться вперед к тем самым восточным воротам. С чего бы это дракону давать мне денег? Потом вспомнились слова о том, что драконы любят человечек… Либо это последние события взрастили во мне зерно недоверия к окружающим, либо просто включилась интуиция, но мне показалось странным, что дракон даже указал мне название постоялого двора, в котором я должна остановиться. Резко остановившись посреди дороги, я тут же получила тычок в спину от врезавшегося в меня прохожего и четко решила, что ни в какой «Коготь дракона» не пойду. По пути к восточной окраине города расспросила парочку прохожих о постоялых дворах и выяснила, что неподалеку от выхода из города есть еще одно место для ночлега с будоражащим мои воспоминания названием «Алый дракон», туда я и решила отправиться.
   Нашла заведение легко, здесь и карта ни к чему. Постоялый двор был не очень чистым… На первом этаже даже занавески на окнах висели прилично обгоревшие.
   – У вас был пожар? – полюбопытствовала я, подходя к стойке, за которой гордо восседал, по-видимому, владелец постоялого двора. Человек, явно не маг, достаточно грузный и почему-то красноносый.
   – Нет, – махнул рукой мужчина, отвечая на мой вопрос. – Это все драконы. Как напьются, так хвастаются друг перед другом, у кого в человеческом виде, значится, огонь пускать лучше получается.
   Я так и думала, что эти драконы полные идиоты.
   – А чего не замените?
   – Так каждый денек менять золотишка не напасешься, – печально ответил мужчина.
   «И то верно», – мысленно согласилась я.
   – Мне бы комнату.
   Мужчина просто расцвел на глазах. Видимо, не часто у него тут постояльцы бывают, скорее всего, драконы просто выпить приходят.
   Через десять минут мне была выделена вполне опрятная комнатка у лестницы на втором этаже. Туда же я попросила принести ужин и горячей воды для ванны, все-таки я сегодня изрядно извалялась в грязи. Да и волосы воняли какой-то рыбой, наверное, после моря.
   Пока осматривала место своего ночлега, работники постоялого двора притащили огромную бадью, ведра с горячей водой, мыло и что-то, напоминающее шампунь. Как только они покинули мою комнатушку, я поспешно разделась и приступила к водным процедурам. После неприятных событий последних дней хотелось просто расслабиться и ни о чем не думать. Я помыла спутавшиеся волосы не очень приятно пахнущим шампунем. Но все лучше, чем постоянный запах рыбы у самого носа. Хорошенько вымывшись, я вылезла из бадьи и, надев все чистое, устроилась на кровати в ожидании ужина. Еду принесли поздно, подавальщица сильно извинялась за нерасторопность, но я заверила ее, что мне все нравится. Быстро поужинав, завалилась спать. Постель хоть и была узкой и немного жестковатой, но мне после пережитых приключений это ни капли не помешало провалиться в глубокий сон.
   Просыпалась я тяжело. И почему-то было трудно дышать, как будто меня что-то душило, мешая вздохнуть полной грудью. Я с трудом подняла тяжелые веки и чуть не заорала, потому что рядом со мной на кровати лежал уже знакомый дракон. Его рука спокойно возлежала на моей груди, мешая дышать. Я испуганно уставилась на оборотня.
   – Человечка, – протянул дракон. – Даниэла, верно?
   Откуда он знает мое имя?!
   – Руку убери, – совсем не радуясь такому сюрпризу, как дракон в постели, прорычала я.
   Руку убрал. Но взгляд золотых глаз не стал менее пошлым.
   – Значит, тебя зовут Дани, – мягко произнес оборотень.
   Я промолчала, пытаясь подняться с постели. Дракон хмыкнул и немного отстранился, чтобы я могла встать. Поднявшись, схватила с тумбочки у кровати свое дорожное платье и быстро направилась к уборной. Юркнула внутрь, закрылась и начала переодеваться. Благо ночная рубаха у меня до самого пола. За дверью я сразу почувствовала себя увереннее.
   – Убирайся отсюда! – крикнула наглому дракону.
   – Как невежливо, Дани, – послышался голос мужчины у самой двери. – Я же посоветовал тебе отличное место для ночлега…
   – Как ты вообще меня нашел? – буйствовала я, уже высовываясь из уборной.
   И как только полностью оказалась за дверью, меня тут же с силой прижали к стене. Дракон навалился на меня всем телом и прерывистым шепотом ответил:
   – Я обошел все постоялые дворы в Таар-Каше. Все, малышка, до единого. – Такое чувство, что дракон был очень зол, потому что с каждым словом он все сильнее вдавливал меня в стену. – Ты понимаешь, сколько времени я на тебя потратил?
   Я изо всех сил пыталась оттолкнуть противного оборотня от себя, но наглый дракон пресек все мои попытки, обхватив цепкими пальцами мои запястья. Если бы умела, то сейчас бы точно ядом плюнула! А так стою и не знаю, что делать, только шиплю, как кошка дворовая.
   – Ты мне теперь должна, человечка, – почти простонал дракон, склоняясь к моим губам явно не с благими намерениями.
   – Урод, – прошипела я прямо в губы мужчине и почувствовала, как внутри что-то взрывается от чувства собственной беспомощности.
   По моему телу словно пробежали электрические разряды. В этот момент меня переполняло отчаяние, страх и ощущение полной безысходности. И дракон отскочил. Более того, он с грохотом повалился на пол. А я в растерянности посмотрела по сторонам, совершенно не понимая, что происходит и как это вообще получилось, пока не опустила взгляд на свои руки. На кончиках пальцев светились голубые разряды. Быстро потрясла руками, и разряды исчезли. Дракон на полу начал шевелиться, и я, схватив сумку, побежала к выходу из комнаты.
   – Я же найду тебя, ведьма, – шипел поверженный хрупкой знахаркой гордый дракон. – И тогда пощады не жди.
   Отвечать у меня времени не было. Я просто ускорилась и, сбежав по лестнице вниз, обронила короткое «до свидания» хозяину постоялого двора и со всех ног бросилась вверх по улице в сторону заветных восточных ворот.

   Пока бежала, постоянно оглядывалась, всерьез опасаясь погони. Пару раз натыкалась на прохожих, спешно извинялась, но уверенно бежала дальше. Мне обязательно нужно было добраться до этой злосчастной школы и еще раз обстоятельно поговорить с Аськой. Меня взволновали разряды, слетевшие с пальцев и так вовремя поразившие драконистого приставалу. Неужели во мне все-таки есть магия? Это весьма сомнительно, но спросить у Аси нужно.
   У ворот было огромное скопление торговых обозов и просто повозок с пассажирами. Я быстренько затерялась среди транспорта, спешащего покинуть город. А когда убедилась, что за множеством повозок меня совершенно не видно, сменила бег на шаг. У повозок крутился лоточник с тележкой, в которой были пироги и напитки в небольших кувшинчиках. Я вспомнила, что не позавтракала, да и в дорогу с собой нужно было что-то взять. Купила за серебрушку два пирога с мясом и кувшинчик с местным освежающим напитком, сложила все в сумку, опять подивившись здешней дороговизне. Но делать было нечего.
   Смущало то, что карту оборотень мне не вернул, а бродить одной по незнакомым местам было немного жутковато. К тому же дракон говорил про опасность, грозящую человеку в лесу. Из задумчивого состояния меня выдернул грубый и раскатистый бас.
   – Да, еду в Гереш, колба́сы везу, – кому-то говорил тучный мужчина с густой черной щетиной.
   – Мне тоже в ту сторону, – отвечал ему второй более тихим и приятным голосом.
   Я аккуратненько выглянула из-за повозки и увидела, что разговор ведут два торговца, чьи обозы стоят рядом в ожидании очереди на выезд из Таар-Каша. И тут в мою светлую голову пришла темная мысль: «А что, если мне тихонечко влезть в одну из повозок обоза и бесплатно, с удобствами доехать до этого проклятого Гереша?» Естественно, мой выбор сразу же пал на обоз с колбасами, принадлежащий голосистому мужику.
   Я бочком подкралась к последней повозке, чтобы в следующее мгновение горько разочароваться. Повозка оказалась не под тканевым навесом, как это обычно бывает, а покрытая каким-то твердым материалом, и у этой странной повозки имелась самая настоящая дверь, на которой красовался огромный амбарный замок. А в другие повозки этого обоза мне точно никак не попасть, там же народу тьма. Главное, не отчаиваться! И решение пришло само собой, стоило взглянуть на соседнюю, укрытую тканью, без каких-либо дверей. Кажется, второй мужчина говорил, что ему тоже в ту сторону… «Вот он меня и подвезет», – подумала я, уже запрыгивая в повозку.
   Внутри было мрачно и пыльно. Я осмотрелась. Судя по всему, этот обоз вез сбруи для лошадей. «Конечно, с колбасами ехать было бы веселее», – грустно подумала, заваливаясь на стопку аккуратно сложенных попон. А тут ничего, мягко и удобно. Я достала пирог, поела, запила напитком и почувствовала себя намного лучше. Обоз прошел через ворота без препятствий. Я на всякий случай спряталась, но никто из стражей в повозку не заглядывал. Она довольно бодро покатилась по вполне приличной, без ухабов, дороге. Размеренное движение быстро укачало меня. Укрывшись одной из попон и пригревшись под ней, не заметила, как заснула. Сон был нелепым: алый дракон, парящий как чайка над морем. Он просто летал кругами, иногда поглядывая на меня хитрыми золотыми глазами.
   Проснулась я от того, что мы стали ехать медленнее.
   – Тпру, – орал мужчина лошади, не желающей останавливаться.
   Этот звук подействовал на меня невероятно бодряще, и я поняла, что пора выбираться. Ведь если мы останавливаемся, значит, приехали, и обоз начнут разгружать, а тут неучтенный пассажир. Тихонько приподнявшись, подползла к щелке в тряпичном навесе повозки и аккуратно выглянула наружу. Поблизости никого не было, и я как можно тише спрыгнула на землю.
   Справа от меня было поле. Просто ровное поле, на котором спрятаться абсолютно негде. Я, уже пребывая в состоянии близком к отчаянию, заглянула за левый угол повозки. Не смогла сдержать облегченного вздоха, так как там было несколько длиннющих конюшен. Понятно, что это не Гереш, но раз есть конюшни, значит, есть и люди, у которых можно спросить, как до него добраться.
   Я быстро потрусила в сторону одного из строений, краем глаза отметив, что все, кто ехал с обозом, собрались вместе и вели громкие разговоры с каким-то рослым мужчиной. Наверняка он этими конюшнями и заправлял. Единственное, чего не могла понять: зачем драконам нужны лошади? Они же сами по себе замечательный транспорт! Скоростной, комфортабельный и совершенно бесплатный. Пока размышляла о драконах и их неумении экономить, вплотную приблизилась к строению. Решила воспользоваться случаем и зайти, посмотреть на лошадок, которые возят драконов.
   Но когда вошла и заглянула в первый же денник, то от удивления чуть не села прямо на пол. В деннике стояла не лошадь, а настоящий единорог! Я начала осматривать соседние стойла. Везде стояли единороги! Все коричневой масти, но разных оттенков. Подойдя к ближайшему животному, сразу обратила внимание на глубокую ссадину у него на боку. А я не могу мимо раненого пройти! Это профессиональное. Рана была явно от сильного удара кнутом. Что ж это такое! Священных животных, которые охраняются законом во всех империях на материке, держат в загонах, да еще и хлыстами бьют. Потом обратила внимание на то, что у некоторых животных спилены рога. И меня озарило. Рога ведь магические! Получается, какой-то «сильный» маг увеличивает свою силу за счет единорогов. Жаль, что с ними нельзя разговаривать и они не могут рассказать, кто и для чего их тут держит.
   Есть несколько видов единорогов: белые – благородные. Они, говорят, могут использовать свой рог, обладающий невероятной магической силой, как разрушительное и мощнейшее оружие, выпуская из него смертельный магический поток энергии. А есть дикие единороги, они коричневой масти, такие, как стоящие в загонах. Их рог не менее мощное оружие, не лишенное магической силы.
   Раньше рога белых единорогов использовались для сильнейших магических обрядов и черных ритуалов, а также для приготовления самых сложных зелий, например, для продления жизни. А рога коричневых применялись для создания мощных артефактов. Они одни из древнейших существ на планете, наверное, даже старше драконов. Раньше, как написано в учебниках, их было очень много, а потом они стали постепенно исчезать. На протяжении нескольких веков их истребляли из-за ценных материалов для артефактов. Люди порой совершают страшные вещи ради своей выгоды. Белых единорогов поймать значительно труднее, потому что они могут издавать боевые заклинания и активно защищаться, а у коричневых есть только физическая сила, которая, как я понимала сейчас, не всегда может помочь. Их стало так мало, что в наше время, даже несмотря на закон о защите, увидеть единорога стало настоящим чудом! Я никогда в жизни даже подумать не могла о том, что встречу их, да еще так много! Кто же посмел пленить единорогов да к тому же еще и издеваться над ними?!
   Я не знала, что делать дальше! Мне хотелось выпустить всех единорогов на волю. Но вот этот, с раной на боку, вряд ли сможет бежать так быстро, чтобы его не догнали те, кто их охраняет. Это сейчас все заняты разгрузкой обоза, но думаю, что табун единорогов, выбегающий из конюшни, привлечет внимание людей. Я решила попробовать хотя бы обработать рану бедному животному. Хорошо, что Афоня не нашел в боковом кармашке моей сумки небольшой пузырек со спиртовой настойкой череды. Я медленно вошла в денник. Единорог совершенно спокойно смотрел на меня своими огромными карими глазами.
   – Тихо, хороший мой, я тебя не обижу, – шептала я, подбираясь к раненому боку.
   Единорог не двигался, но коситься стал подозрительно, часто хлопая ресницами.
   – Хороший мальчик, – сказала я и осеклась. – Да ты девочка…
   Я осторожно присела на корточки рядом и, достав настойку, выплеснула половину пузырька на свой носовой платок. Легонько дотронулась до ранки. Самка единорога вздрогнула всем телом, но не издала ни звука. Они умные, все понимают. Я, осознав, что копытом в лоб, скорее всего, не получу, быстро промокнула платком всю рану. Заметила, что ранение совсем свежее и еще не успело загноиться. Закончив обработку, я ласково погладила животное по боку, наслаждаясь чувством нежной бархатистой шкуры под ладонью.
   «Спасибо», – эхом прозвучало у меня в голове.
   Я вздрогнула и быстро отдернула руку, ошалело оглядываясь по сторонам. Никого не обнаружила, кроме единорога, заглядывающего мне в глаза.
   – Это ты? – чувствуя себя умалишенной, спросила у животного.
   Единорожка кивнула и уставилась на мою руку.
   – Мне нужно приложить руку?
   Ответом мне стал уверенный кивок, и я быстро вернула ладонь на спину священного животного.
   – Но вы же не можете разговаривать!
   «Мы можем передавать мысли через прикосновение. Я – Зара, – снова зазвучал больше детский, чем женский, голос у меня в голове. – Спасибо».
   – Не за что, – тут же отмахнулась я. – Жаль, что у меня нет с собой никаких лекарств, чтобы снять твою боль.
   Тот факт, что совершенно ничего не могу сделать для раненых единорогов, очень сильно расстроил меня. И наверняка Зара здесь не одна такая.
   – Ты сможешь бежать? – спросила, уже окончательно решив освободить животных.
   Зара активно закивала головой.
   – Раненых много? – решила оценить я степень риска.
   «Нет, у всех раны уже почти зажили», – сообщила единорожка.
   Общаться с Зарой было непривычно. Это немного странно, когда ты спрашиваешь вслух, а ответ звучит в голове. С Аськой все иначе. Ее голос, это и мой голос тоже. Когда я общаюсь с ней, то как будто говорю сама с собой, только мысленно. А вот с Зарой ощущение такое, будто в моей голове сами собой появляются чужие мысли. Это слегка напрягало.
   – Значит, так, я выпущу тебя, ты откроешь всех остальных. Хотя нет, тебе будет сложно, пусть кто-то другой откроет, а я побегу в другие конюшни.
   Зара снова кивнула вместо ответа. Я спешно открыла ее денник, потом денник единорога напротив. Собственно, ему и отдала приказ открыть остальных. Сама же мелкими перебежками потрусила к следующей конюшне, проделала там все то же самое, потом к третьей… Благо конюшен было всего четыре. Они, наверное, всех единорогов в империи, и не только в своей, переловили!
   Через пятнадцать минут из дверей всех конюшен разом начали выбегать обозленные единороги. А я, как всегда, совсем не подумала о себе! Как же теперь выбираться буду отсюда? Тем более что куча людей, до этого занятых разгрузкой обоза, увидели разбегающихся животных, и теперь примерно дюжина, а может, и больше, мужчин с плетьми бежали наперерез табуну. Я металась без толку, совершенно не понимая, что теперь делать. Понятное дело, если меня увидят, то придется отвечать за свой поступок. Через несколько минут моих бестолковых метаний неподалеку от конюшен ко мне подбежал крупный единорог. Подбежал и остановился рядом, усиленно кивая головой с густой гривой в сторону своей спины.
   – Ты хочешь, чтобы я села? – нервно спросила я, наблюдая, как прямо на меня с криком: «Это она, хватайте ее!» – надвигается здоровенный мужик.
   Единорог габариты мужика тоже оценил и усиленно закивал в знак согласия. Я, недолго думая, запрыгнула на подставленную спину, и мы понеслись! Никогда не думала, что единороги бегают так быстро! Это было что-то совершенно невероятное. Мы словно летели по воздуху, настолько плавным был ход животного подо мной. Около получаса мы непрерывно двигались по бескрайнему, как казалось, полю, потом по редколесью, а после и вовсе влетели в чащу леса, где перешли на шаг, несмотря на то что весь остальной табун продолжал скакать все так же быстро, легко лавируя между деревьев и не обращая внимания на ветки и корни под ногами.
   «Я Зариан, вожак табуна», – прозвучал голос в моей голове.
   – Очень приятно, я Даниэла, – вежливо ответила я.
   В моей голове раздался смешок.
   «Можешь не врать насчет имени, мы же видим истину».
   Я густо покраснела. Ну, точно, как я могла забыть? На то они и священные животные, что истину видят и смотрят прямо в душу. Проницательные.
   – Почему мы отстали? – решила сменить тему я.
   «Зара хотела лично поблагодарить тебя, – ровно отозвался мужской голос в моей голове. – Она моя сестра. И… спасибо тебе».
   Единорог, повернув голову, заглянул в мои глаза. Я улыбнулась в ответ, потому что чувствовала его благодарность, она была почти материальна, а еще я свято верила в то, что все сделала правильно! Тем временем мы вышли на большую лесную поляну, где в одиночестве щипала травку Зара. Увидев нас, она резво подбежала и ткнулась боком в мое колено.
   «Спасибо», – искренне поблагодарила она.
   «Что мы можем сделать для тебя?» – вслед за сестрой раздался голос Зариана.
   – Скажите, кто держал вас там? – почему-то узнать это казалось мне крайне важным.
   «Мы не знаем», – с досадой прозвучал голос единорога, так, словно он совершенно не хотел об этом разговаривать.
   – Ты не ответила, что мы можем для тебя сделать?
   Пожав плечами, спрыгнула со спины Зариана.
   – Мне уже достаточно благодарности, – весело ответила я, а потом добавила: – Подскажите, в какой стороне Гереш.
   Единороги уставились друг на друга, явно о чем-то беззвучно беседуя. Потом Зара подошла ко мне и легонько коснулась своим светящимся рогом моего лба. Я ничего не поняла, только отчетливо увидела яркую вспышку, образовавшуюся от соприкосновения ро́га и моей головы.
   «Мы всегда будем рады видеть тебя в Долине единорогов, – снова зазвучал голос Зары. – Дорога, с которой мы свернули в лес, ведет прямиком в Гереш, здесь совсем близко. Ты должна добраться до темноты».
   – А что это сейчас было? – спросила я, потирая лоб, недвусмысленно намекая на странное прикосновение единорога.
   Зара в моей голове снова засмеялась.
   «Подарок!» – радостно воскликнула она.
   – Какой? – поинтересовалась я.
   Раз уж подарили что-то интересное, то надо узнать, что именно.
   «Пусть это будет сюрпризом», – весело сообщила Зара и хитро подмигнула мне карим глазом.
   В очередной раз поблагодарив меня, оба единорога, весело помахав золотистыми хвостами, скрылись среди густых деревьев. А я, чувствуя себя легко и радостно впервые за последние дни, быстро направилась к дороге.
   Пока брела, размышляла о «подарке», которым удостоила меня Зара. Самое обидное, что я даже не знаю, что это. Может, я теперь отлично вижу в темноте или могу тоже превращаться в единорога? Последнее предположение показалось мне заманчивым, хотя и понимала, что это бред и такого не бывает. И почему Зара мне не призналась? Нужно будет посетить Долину единорогов как-нибудь потом и все разузнать, ведь иначе какой смысл в подарке, о котором мне ничего не известно. Дорога была широкой. Вокруг ни души! Только со стороны леса изредка слышался протяжный вой, который заставлял мое сердце биться чаще, а ноги двигаться быстрее.
   В размышлениях о единорогах, любопытном подарке и неизвестном маге, который неволил бедных животных, время проходило незаметно. Сделав короткий привал, доела последний пирог, запила остатками напитка и бодро зашагала дальше. Уже очень скоро я обнаружила, что впереди виднеются очертания маленького городка, и прибавила ходу, дабы быстрее добраться до этой проклятой школы. Раз уже проделала такой путь, то поздно отступать. Тем более что денег на поиски других мест у меня все равно нет…

Глава 4

   Я уже минут десять стояла у ворот школы, теребя приглашение в руках и не решаясь войти в приоткрытые ворота.
   – Очень, – оглянувшись, ответила я высокой темноволосой леди с яркими зелеными глазами, почему-то одетой в брючный костюм.
   Школа действительно оказалась невероятно красивой и необычной. Само здание не очень большое, но выглядело каким-то волшебным, притягательным, словно окутанным магией. Меня привлекла пологая крыша, полностью покрытая густым мхом, и сама форма здания в виде яйца, стоя́щего на подставке. Этажей было всего пять, причем окна не прямоугольные, какие я привыкла видеть в империи, а овальные. К школе вела узкая дорожка, пролегающая среди деревьев, а отсюда, из-за ворот, казалось, что место воистину волшебное и сказочное.
   – Почему не проходишь? – снова полюбопытствовала леди.
   Я коротко пожала плечами. Не говорить же ей, что я явилась из другой империи, а теперь и сама не рада. Вот и стою, видами любуюсь.
   – Понятно, – зеленоглазая кивнула сама себе и решительно взяла меня под локоток, – идем.
   Я решила не сопротивляться, сама-то я вряд ли осмелилась бы сдвинуться с места, уж слишком много сомнений у меня возникло за время дороги. Леди обратила внимание на приглашение в моих руках и хмыкнула.
   – Можешь это уже выбросить, – меланхолично произнесла моя новая знакомая.
   – Там же написано, что его нужно предъявить по прибытии, – попыталась я убедить леди в важности данной бумажки.
   – Я тебя и так помню, сама лично его у тебя и оставляла.
   Я остановилась как вкопанная. Не может такого быть! Память на лица у меня замечательная, а такую привлекательную леди я бы точно запомнила. Поэтому не удивительно, что у меня возникли некоторые подозрения. Может, меня приняли за кого-то другого?
   – Ну, что встала? – спросили меня.
   – Приглашение оставила старушка, – растерянно произнесла я. – Может быть, вы что-то путаете?
   Леди обреченно вздохнула, как бы намекая на мое скудоумие. Потом один раз обернулась вокруг своей оси, причем с такой скоростью, что даже контуры расплылись. А когда остановилась, передо мной стояла та самая старушенция, после визита которой и нашлось злосчастное письмо.
   – Вот это номер! – Меня просто потрясла легкость, с которой произошло превращение.
   Уже старая леди довольно ухмыльнулась.
   – Вы аниморф? – Я удивленно хлопала ресницами.
   – Да, единственная и последняя в своем роде, – еще более довольно, не скрывая гордости, ответили мне.
   – Ух ты, – восторженно выдохнула я. – А вы во всех превращаться можете? Вот прямо во всех?
   – Да, – самодовольно заявили мне старческим скрипучим голосом.
   Потом леди снова закрутилась, и уже через мгновение передо мной стояла моя копия. Такая же большеглазая девушка с длинными, до середины бедра, светлыми волосами, с приятными и аристократически утонченными чертами лица. Я пощупала ткань одежды и обнаружила, что она совершенно не отличается от той, из которой сшито мое серое дорожное платье. От этого восторг стал еще больше. А женщина-маг, весьма довольная собой, послушно терпела мои попытки потрогать то ее волосы, то руки.
   – Все, хватит, – через некоторое время заявила леди, снова крутанувшись и став такой, какой я встретила ее у ворот школы.
   Меня осторожно взяли под локоток и увлекли к входу в школу по извилистой тропке, окруженной огромными раскидистыми липами, создающими приятную тень. Когда мы подошли к крыльцу, я обнаружила над дверью позолоченную вывеску, выведенную красивым фигурным шрифтом. Но когда я ее прочла, то была, мягко говоря, шокирована. Из моей груди вырвался нервный кашель, и я снова затормозила, уставившись на леди.
   – «Школа идеальных невест»? – выпучив глаза, ошарашенно спросила я.
   Магиня легонько пожала плечами – а что тут такого? Школа же.
   – Но меня приглашали знахаркой! – уже злобно воскликнула я.
   Злобно, потому что ситуация откровенно бесила. Меня приглашали в одно место, а попала я в совершенно другое. Дорога, прямо скажу, была не сахарком посыпанной! И это все для того, чтобы попасть в школу для идеальных невест?! «Судьба, скажи мне, какого черта я ставила тебе свечки?» – мысленно ругала я богиню.
   – Зачем так расстраиваться? – удивленно спросила леди. – Нам нужна знахарка-преподаватель.
   – Но в приглашении же написано… – И я всучила ей злосчастный клочок бумаги.
   Как ни странно, но она даже смотреть на него не стала, просто сунула в карман своих брюк.
   – Милая, – ласково начала леди, – это волшебная «бумага желаний». Слышала когда-нибудь о такой?
   Я-то, конечно, слышала. Она, кстати, у нас законом запрещена! На этой бумаге каждый читает именно то, что хочет прочесть, независимо от того, что там было написано изначально. Никогда раньше такой не видела, а уж тем более не держала в руках. А если бы ее у меня обнаружили? Меня бы арестовали! Наверное, поэтому на нее даже вор не позарился.
   – Но зачем? – интересовал меня только один вопрос.
   Выходит, что эта женщина маг-аниморф специально прилетела в Харад, чтобы подсунуть мне волшебную бумагу, которая бы заманила меня в эту «Школу идеальных невест». Кстати, в моем понимании идеальная невеста – это зомби, полностью подчиняющаяся жениху. Что поделать, это издержки моего воспитания в семье боевых магов, где мужчина – глава и перечить ему хоть в чем-то себе дороже. Хорошо, что я из дома вовремя учиться удрала и меня не успели воспитать подобным образом.
   – Идем, я выделю тебе комнату и все расскажу, – устало предложила леди.
   Я немного помялась, поборолась с желанием развернуться и уйти. В очередной раз осознав, что идти, собственно, некуда, последовала за зеленоглазой.
   Внутри школа оказалась намного просторнее, чем могло показаться с улицы. Все аккуратное, мебель новая, вокруг чистота и, вообще, чувствовалась хозяйская рука. Мы прошли через просторный холл, затем поднялись по лестнице на четвертый этаж и там еще прошли немного по коридору, пока не остановились у одной из дверей. Леди достала из кармана ключ и по-хозяйски ее открыла, пропуская меня вперед. Я нерешительно вошла в комнату и осмотрелась. Ничего особенного. Достаточно широкая кровать, шкаф, письменный стол со стульями и большое зеркало во весь рост на стене.
   – Тут будешь жить, – сообщила маг.
   – Но меня же еще не взяли, – ехидно заявила я, отметив, что начала перенимать худшие качества драконов.
   – Мы выбрали именно тебя, – в очередной раз шокировала меня леди.
   – Но почему?
   Конечно, хороших знахарей не так уж и много. Выпуск нашего училища совсем маленький, и каждый выпускник на вес золота ценится. Сейчас же всем магию подавай, и лечебную в том числе. Опять же маги-целители создают нам конкуренцию. К знахарям ходят те, у кого денег не так много. А таких больных намного больше, чем тех, кто в состоянии оплатить дорогие услуги магов. И весьма обеспеченные пациенты, кстати, часто приходили именно ко мне.
   Только вот все это не объясняет того, что я зачем-то понадобилась именно здесь. Ведь меня же еще нужно было найти! И это с учетом того, что я пряталась от полувампира. Меня сдал кто-то из своих… И это очень плохо.
   – Ну, ты окончила училище с отличием – это раз, ты одинокая – это два, и я нашла тебя совершенно случайно, а потом уже навела справки – это три.
   Ага, врет ведь зараза аниморфная и не краснеет даже! Ладно, поиграем в непонимание… Значит, училище с отличием, да? А ничего, что я училище под своим настоящим именем заканчивала? А уже потом, в стремлении скрыться от приставучего Тора, да и от папеньки заодно, выбрала себе имя, которое в газете случайно увидела, причем, кажется, даже в криминальной сводке… А она, значит, справки навела. В любом случае я была намерена выяснить всю правду.
   – Хорошо, – сделала вид, что поверила. – А отбор будет или я единственная претендентка?
   – Тебе повезло, причем крупно! – продолжала феерично врать леди. – Отбора не будет, мы готовы взять именно тебя!
   Вот если бы не обстоятельства, подтверждающие, что леди нагло врет, точно бы поверила. И глаза, главное, у нее такие честные-честные.
   – А почему в школе так пусто?
   – Некоторые преподаватели уже здесь, просто мы их не видели, а ученицы прибывают завтра и послезавтра. Как ты, наверное, уже поняла, у нас одни девочки.
   – Но зачем вам знахарка? – эмоционально вопросила я.
   Маг посмотрела на меня так, будто я не желаю видеть очевидного.
   – Любая, а тем более идеальная жена дракона должна уметь абсолютно все.
   – То есть мы будем учить невест для драконов? – на всякий случай уточнила я.
   – Не просто невест, а лучших из лучших! – с гордостью воскликнула леди. – Наши воспитанницы становятся женами представителей самых знатных семейств.
   – И чему их учат?
   – Ну, в первую очередь смирению и послушанию, остальное потом узнаешь, – уклончиво ответила маг. – Ты располагайся пока и спускайся на второй этаж, там столовая, найдешь сама, там такие ароматы…
   Я кивнула, и леди чинно двинулась к выходу.
   – Кстати, меня зовут Маргарита, я – директор этого заведения, – обернувшись уже в дверном проеме, обронила маг и спешно покинула комнату.
   Я хотела было крикнуть свое имя, чтобы завершить знакомство, но подумала, что она наверняка его знает, и я просто закрыла дверь. Бросила сумку на кровать и вывалила все свои пожитки. Выбрала сменную одежду, а остальное абы как запихала в шкаф, подумав, что раскладывать буду потом. Проследовала к двери в противоположном от кровати конце комнаты и поняла, что не ошиблась, обнаружив ванную. Быстро помылась с дороги, переоделась и принялась заплетать косу перед зеркалом. Уже через минуту стало ясно, что в зеркале отражаюсь совсем не я, а запыхавшаяся Аська.
   – Я все слышала, – сообщило отражение, как только я открыла рот для того, чтобы рассказать о случившемся.
   – С зеркала считала? – подозрительно спросила я.
   – Ага, – радостно закивала Аська. – И что ей от нас нужно?
   – А мне откуда знать?
   – Неспроста тебя сюда пригласили, – подозрительно протянула Ася.
   – Может, происки Тора? – поделилась предположением я.
   Двойник отрицательно покачала головой.
   – Сомневаюсь. Зачем Тору заманивать тебя сюда?
   – Ну, не знаю, чтобы выкрасть, например.
   – Выкрасть он тебя и из Харада мог, дуреха! – взбесилась Ася.
   – Папенька? – подозрительно прищурилась я.
   Отражение задумалось. Причем было видно, что задумалось всерьез, с перспективой зависнуть на несколько часов.
   – Постараюсь узнать, – задумчиво протянула Ася. – Ладно, пойди поешь, а то голодная ходишь, а я пока местные зеркала осмотрю.

   Отражение уже собиралось покинуть просторы щедро выделенного мне зеркала, когда я вспомнила о том, что случилось сегодня утром в таверне.
   – Ася! – резко окликнула я двойника.
   – Что? – испуганно отозвалась девушка из зазеркалья.
   Я подозрительно посмотрела на отражение, раздумывая: спросить сразу в лоб или пойти обходными путями?
   – Аська, вот если представить, что у меня вдруг совершенно неожиданно появилась магия…
   – Исключено, – серьезно перебил меня двойник.
   – Но почему?! – Я отчетливо помнила подобия маленьких молний, гуляющих по моим рукам в момент позорного падения на пол надоедливого дракона!
   – Это не-воз-мож-но! – отрезала Ася. – Это как снег летом. Как если бы солнце взяло и не взошло, как… э-э-э… – отражение печально вздохнуло. – В общем, совершенно невероятно.
   Я задумалась. Невероятно, значит, да? А что это тогда было? Что-то же в драконистую морду ударило! Причем знатно так.
   – Ась, а если я видела у себя голубые разряды на пальцах? – невинно поинтересовалась я.
   Показалось, что в моей голове прозвучал облегченный вздох. Да и Аська уже не выглядела такой взволнованной.
   – Что с тобой происходило в этот момент? – тоном матерого дознавателя спросила девушка.
   Я густо покраснела. И пыталась подобрать слова поприличнее.
   – Ко мне, мм… приставал дракон, – тихо, очень тихо ответила я.
   Ася всерьез задумалась и смешно поджала губки.
   – У меня есть два варианта, – вскоре произнесла девушка в зеркале, – либо на тебе надет защитный оберег, либо какой-то маг подарил тебе разовое оборонительное заклинание.
   – Это как? – удивленно спросила я.
   – Что как? – отказывалось понимать отражение.
   – Разовое заклинание, это как?
   – Маг может сделать что-то типа защиты, которая сработает в экстренной ситуации, но, как правило, такие заклинания в основном разовые. Потому что сильных магов не так-то и много, а слабый просто не сможет постоянно подпитывать заклинание, – лекторским тоном пояснила Ася.
   Я покивала в такт ее словам, но все равно ничего не поняла.
   – А магия? – в надежде уставилась на двойника уже раскатавшая губу на магический дар.
   – Не может быть у тебя магии! – буквально заорала Аська. – Забудь! Ты что, не помнишь, как тебя все детство по магам да лекарям таскали?
   Я помнила, как помнила и то, что и маги и лекари в один голос твердили, что магии у меня нет и быть в принципе не может. Нет, мол, какого-то там элемента в крови, присущего только магам… Отсутствуют напрочь всяческие задатки. В общем, чего я только тогда не наслушалась! Значит, то, что было в таверне, так и останется для меня загадкой?
   – Ладно, иди, – безрадостно отослала я Асю.
   Отражение послало мне воздушный поцелуй и исчезло.

   Ну а я, по совету двойника, направилась в столовую. Спустилась на второй этаж и поняла, что Маргарита была права – столовую не найти было практически невозможно прежде всего из-за приятного запаха съестного. Почувствовав предательское урчание в животе и приступ обильного слюноотделения от учуянных ароматов, я прибавила ходу. Долго идти на запах не пришлось, и уже через полминуты довольная и еще больше оголодавшая подходила к широкой двери, на которой гордо красовалась надпись «Столовая». Это заветное помещение было довольно просторным. По левую руку от меня располагались несколько рядов маленьких круглых столиков. Я предположила, что это места для учениц. А вот по правую руку стоял длинный прямоугольный стол, наверняка для преподавателей.
   – Дани! – воскликнула Марго, заметив меня в дверном проеме. – Иди сюда.
   Я послушно направилась к длинному столу, окруженному стульями с высокими спинками, за которым устроилась уже знакомая директриса собственной персоной, какая-то леди в годах, выделявшаяся странной прической в виде «гнезда» на голове, и трое мужчин примерно одинакового возраста, только вот двое были людьми, а один определенно дракон.
   – Знакомьтесь – это Даниэла, новая знахарка, с этого года работает с нами, – улыбаясь, указала на меня Маргарита.
   – Здравствуйте, – тихо произнесла я, выдавив из себя доброжелательную улыбку.
   – Присаживайтесь, Даниэла, – вежливо предложил дракон, отодвигая для меня стул рядом с собой.
   – Дариан, никаких интрижек на рабочем месте! – превратилась в обозленную фурию директриса. – Тем более с ней!
   «Вот это командный тон! – восторженно подумала я. – С чего она вообще взялась орать-то, оборотень всего-навсего предложил мне стул». Дракон смутился и, опустив глаза вниз, начал спешно дожевывать свой обед. А Марго указала на стул рядом с ней, к которому я и направилась. Пока ожидала своего обеда, который принес домовенок через несколько минут, мне успели представить пожилую леди Роол – преподавательницу этикета и того самого дракона Дариана – старшего представителя отборочной комиссии. Да-да, у них тут еще и отборочный тур для будущих невест имеется! То есть не все подходят на роль послушных жен злобных драконов. Представили мне также и двух мужчин, один из которых оказался завхозом, другой конюхом. Оказывается, юным леди преподавали действительно все-все-все, что должна уметь жена аристократа, включая верховую езду.
   Мне сообщили, что в школе чисто женский преподавательский состав, за исключением тех самых двоих мужчин, которые и преподавателями-то не являются. А вот дракон тут временно, проведет набор девушек для обучения и улетит восвояси. Пока обедали, Марго без умолку рассказывала мне об укладе школы, о коллективе, ученицах, предметах… Голова шла кругом. Не успела приехать, а уже столько информации.
   – Этот год особенный, – восторженно щебетала директриса.
   – А как же, такое событие! Была бы я моложе… – поддакивала ей леди Роол.
   – Дамы, я думаю, возраст тут не имеет значения, – со смехом произнес дракон, за что был удостоен нервного шипения от директрисы.
   – А что за событие? – робко спросила я, чтобы хоть немного войти в курс дела.
   – Будет общий сбор после прибытия всего педагогического состава и набора учениц, на нем я все и расскажу, – отмахнулась от меня Марго.
   Я молча пожала плечами, доедая тушеную картошку из горшочка. Расскажет, когда время придет. Еще неизвестно, на сколько я тут задержусь. Ведь с этой школой и моим приглашением сюда определенно что-то нечисто, и директриса совершенно точно в курсе дела. Пока размышляла, успела доесть и обнаружить, что за столом остались только мы с Марго, а за остальными уже даже тарелки прибрали! Вот клуша, когда задумаюсь, ничего вокруг не замечаю! Некрасиво как получилось, даже не попрощалась.
   – Ну и о чем ты думаешь? – заинтересованно спросила леди. – Такая увлеченная…
   – Думаю о странности моего появления здесь, – не стала лукавить я.
   – Даниэль, а что странного в том, что хорошего специалиста зовут на работу? Мы же разобрались с этим, верно?
   – Не-э-эт, – ехидно ответила я. – Вы попытались солгать мне, а я совершенно уверена в том, что вы рассказали мне не всю правду о цели моего пребывания в вашем учебном заведении весьма сомнительного характера.
   Не могу сказать, что леди сильно напрягали мои прямые обвинения во лжи. Она просто по-кошачьи фыркнула и, облокотившись на стол, подалась чуть вперед, чтобы быть ближе ко мне.
   – Ты мне нравишься, Даниэла. Не боишься говорить правду… – задумчиво протянула леди. – Маленький намек: наша школа находится под непроницаемым магическим куполом, ты понимаешь, что это такое?
   Я кивнула. Ну, конечно, понимаю, это территория, свободная от магии, колдовать нельзя, если только ты не отражение, как моя Ася, или аниморф, как леди, перевоплощение – это биологическое свойство ее организма. А вот если магия боевая, то под куполом она не сработает. Не сработает и невидимость Тора, так же, как и его гипнотические таланты, они тут тоже бесполезны… Но это ничего не меняет. Может, Марго и считает, что дала мне невероятно важную подсказку, но я все равно ничего не понимаю. Поэтому сижу и вопросительно взираю на директрису, всем своим видом демонстрируя, что этого намека недостаточно. Марго шумно выдохнула, посмотрев на меня то ли с сожалением, то ли с жалостью…
   – Еще один намек, – медленно проговорила леди, поднимаясь из-за стола. – Ваша маменька очень вас любит и совсем не хочет, чтобы ее дочь стала женой отщепенца, – выдала Марго и с кошачьей грацией покинула столовую.
   А я так и осталась сидеть, уставившись в одну точку. Родители знают про Тора уже довольно давно… Он приезжал к папеньке просить моей руки, будто бы его согласие меня вразумит и я стану его женой. Отец тогда сильно схитрил. Ничего конкретно не ответив полувампиру, он продолжал нагло использовать его для моих поисков.
   Тор всегда извещал папеньку, что нашел меня и чтобы тот начинал готовиться к «свадьбе». Но, по словам Аськи, отец просто смеялся над Тором, вовсе не собираясь давать согласия на брак. Возможно, леди сказала правду и к столь щедрому предложению приложила руку маменька. Я знаю, что мама меня любит, но отец – он же боевой маг! Главный, одним словом! Рядом с ним я постоянно чувствовала себя ненужной, сиротой при живом родителе, а мама просто не могла и слова сказать против, поэтому всегда соглашалась с отцом. Может, в самом деле решила обо мне позаботиться? «Нужно искать Асю, без нее не разберусь», – решительно поднялась из-за стола и бодро направилась в свою комнатку. Поспешно открыв дверь, я прямиком подошла к зеркалу.
   – Ась! – позвала я отражение, вглядываясь в огромное зеркало.
   Двойник появилась тут же и вопросительно уставилась на меня.
   – Ты что-то узнала?
   Ася довольно улыбнулась и радостно закивала.
   – Ну и? – раздраженно подогнала я вредное отражение.
   Девушка в зеркале наморщила ровный носик, и изображение пошло рябью. Через пару секунд я увидела маленькую комнатушку, обставленную со вкусом. За широким черным столом сидела Марго, закинув длинные стройные ноги в обтягивающих брюках прямо на столешницу. Через пару секунд послышался робкий стук в дверь.
   – Войдите! – крикнула директриса, отвлекаясь от чтения какого-то журнала.
   В комнату вошла невысокая фигура в длинном синем плаще с капюшоном, который полностью скрывал лицо. Принадлежность к женскому полу отчетливо была видна по походке.
   – Добрый день, – робко поздоровалась посетительница голосом моей матушки.
   – Добрый, – растерянно отозвалась Марго. – Набор через неделю, вы рано.
   – Я с просьбой, – тихо ответила маменька.
   Лицо Маргариты вытянулось, и она уже с любопытством рассматривала женщину.
   – Интере-э-э-сно, – протянула директриса. – Выкладывайте!
   Маменька достала увесистый мешочек, явно наполненный золотыми монетами, и бросила его на стол прямо перед Маргаритой. Глаза мага алчно заблестели, и она с предвкушающей ухмылкой засунула аккуратную ручку в мешочек, чтобы достать золотой. Полюбовавшись на монету, Марго заглянула в мешочек и влюбленными глазами верного щенка уставилась на маман.
   – Для такой милой леди все, что угодно, – радостно объявила директриса.
   «Все с ней ясно, – грустно подумала я. – Такая и душу за золото продаст».
   – Все просто, – тем временем уже решительно заговорила маменька. – Мне нужно спрятать дочь.
   Глаза Марго заметно округлились и продолжали округляться, пока мама рассказывала ей печальную историю моего знакомства с вампиром, который теперь меня достает. Со слов маменьки я поняла, что она абсолютно уверена в том, что, если я некоторое время проведу под куполом, который не пропускает даже самые сильные поисковые заклинания, Тор просто собьется со следа, и, если помогут Боги, он обо мне забудет. Потом она предупредила Марго, что я слишком гордая. Поэтому все нужно организовать так, чтобы я не догадалась, кто за всем этим стоит. И есть одна проблема: в качестве ученицы я не соглашусь поехать.
   – А кем мне ее пригласить, если не ученицей? – растерялась директриса.
   – Она знахарка, – немного стыдливо ответила маменька.
   Вот они всегда обо мне так говорят: или никак, или стыдливо потупив глаза!
   – Но зачем мне знахарка? – вытаращила глаза Марго.
   Маман начала злиться и, протянув руку к мешочку с золотом, прошипела:
   – А зачем вам тогда это?
   Маг тут же оживилась и вырвала мешочек прямо из рук маменьки. И, нежно поглаживая свою добычу, пролепетала: «Ну, знахарка так знахарка. Введу новый предмет, не беда! Преподавателем будет!» Мама удовлетворенно кивнула, и они радостно пожали друг другу руки.
   Изображение снова пошло рябью, и через секунду я уже смотрела на Асю.

   – Я хотела посмотреть все! – обиженно окликнула Асю.
   – Там ничего интересного больше не было! – раздраженно ответило отражение. – Маменька просто попросила, чтобы за тобой присмотрели и поберегли. И вообще, я для тебя стараюсь, выведываю, а ты еще и недовольна! – громко возмущался двойник в моей голове.
   – Ну прости, прости, – поджав губки, попросила я. – Ты же у меня самая-самая лучшая, спасибо.
   Аська немного смягчилась и снисходительно кивнула.
   – И что ты обо всем этом думаешь? – любопытно заглядывая в мои глаза, спросила она.
   Я, если честно, даже не знала, что сказать. Маменька заплатила за то, чтобы спрятать меня от Тора! Это казалось таким нереальным. Конечно, она по-своему любила меня. Но ведь все эти годы ей было плевать на то, где я скрываюсь и на что живу, а теперь расщедрилась, значит? Допустим, может, у нее наконец-то в полную силу проснулся материнский инстинкт и все такое… Но, скорее, не все так просто.
   – Какие варианты у нас есть? – спокойно спросила я отражение.
   – В смысле побега? – оживившись, переспросила Ася.
   Я утвердительно кивнула. Все же не хотелось быть зависимой ни от маменьки, ни тем более от папеньки. А если это дело рук мамы, значит, и отец когда-нибудь узнает!
   – У нас нет вариантов, Дань, – грустно вздохнув, ответила Ася.
   – Как это нет? Ну, хоть что-то мы же можем придумать! – начала заводиться я.
   – Смотри сама, – как маленькой начало объяснять мне отражение, загибая пальцы, – денег у тебя нет, Тор тебя ищет, холода на носу… И куда ты идти собралась?
   На самом деле Ася была права во всем. Здесь кормят, есть отдельная комната, да еще и зарплату будут платить… Можно поработать немного, подсобрать деньжат и, как только будет хватать на транспорт и съемное жилье на первое время, уехать куда-нибудь далеко и спокойно жить. Правда, у меня остались еще две золотые и пять серебряных монет из тех, что дал мне дракон. Этого вполне хватит на аренду скромной комнаты даже на несколько месяцев, но тратить эти деньги почему-то не хотелось. Грязные они какие-то. Драконья подачка.
   – Ладно, пока остаемся, – смиренно сообщила я.
   – Ну и славно, – будто и не рассчитывая на другой ответ, сказала Ася. – А теперь давай-ка ты баиньки, а то у меня из-за тебя круги под глазами!
   Я чуть не поперхнулась от возмущения.
   – Да тебе-то что? – возмущенно вопросила я. – Есть круги или нет, ты же в зазеркалье, тебя, кроме меня, никто не видит.
   – Так ты думаешь, что я тут одна обитаю? – покачав головой и скорчив смешную рожицу, спросило отражение.
   – А разве нет? – удивленно уставилась я на Асю.
   Брови двойника поползли вверх, как будто удивившись моей неосведомленности.
   – Да, Данька, спать тебе пора, спа-а-ать, – ехидно произнесло отражение и моментально исчезло.
   Вот же зараза! Как только хочу что-то действительно новое узнать, как только чем-то всерьез заинтересуюсь, она сразу исчезает! С этими мыслями об Асе, переодевшись в ночную сорочку, я завалилась на оказавшуюся удивительно мягкой кровать.

Глава 5

   – Мур-мур, – поприветствовал меня кот, мирно почивающий прямо на моей груди.
   – Брысь! – завопила я от неожиданности, резко садясь на кровати.
   Кот, не ожидавший от меня такого коварства, свалился на пол и обиженно зашипел.
   – Он еще и шипит! Ты что здесь делаешь? – Моему возмущению не было предела.
   Ну вот, дожила, с котами беседую, да еще и ответа жду. Кот, естественно, ничего отвечать не стал, а просто запрыгнул обратно ко мне на колени, уткнулся холодным носом в лицо и принялся обнюхивать.
   – Мур-мур, – через несколько секунд усиленного вдыхания моего запаха довольно произнес кот.
   Я поняла, что вроде как ничего плохого мне не делают, ласково погладила урчащего котика по спинке, заставив животное выгнуться от блаженства.
   – Хороший какой! Ты как сюда попал? – окончательно смягчилась я.
   – Мур-мур, – было мне ответом.
   Я осмотрела комнату. Дверь по-прежнему была заперта изнутри, а вот окно предательски распахнулось от дуновения легкого ветерка.
   – Через окошко, значит? – продолжала я гладить приблудного котика.
   – Мур-мур, – подтвердил котяра.
   – Возьму тебя с собой в столовую, там нас покормят, – обнадежила я животное.
   Кот спрыгнул на пол и встал у кровати, преданно заглядывая в мои глаза. А я вскочила и побежала умываться, попутно обратив внимание на часы, которые показывали уже четыре часа пополудни! Ничего себе заспалась! Пока умывалась, в маленьком зеркальце над умывальником появилась довольная Ася.
   – Ну ты и спишь! Ночь и весь день проспала! – с каким-то восторгом воскликнуло отражение.
   – Сама в шоке, – равнодушно отозвалась, заплетая косу.
   – Тебя директриса раз десять разбудить пыталась, так в дверь колотила, что даже я испугалась! И орала, и бранилась, а тебе хоть бы что!
   Я невольно покраснела. Интересно, чего она от меня хотела?
   – Что ей нужно было? – спросила, даже не сомневаясь, что Ася знает ответ.
   – Так она думает, что ее любовник ей с тобой изменяет! – совершенно спокойно сообщили мне.
   – Что?! – Я поперхнулась водой, которой до этого усиленно полоскала рот, и сейчас судорожно пыталась откашляться.
   – Какой любовник, Аська? – с выпученными от удивления глазами уставилась на отражение.
   Девушка в зеркале пожала плечами, мол, откуда мне знать.
   – Одуреть, – печально протянула я. – Не успела приехать, а тут уже в совращении чьих-то любовников обвиняют.
   – Ага, – грустно подтвердила Аська. – Может, ты не будешь выходить… еще пару дней, а?
   Я поперхнулась снова.
   – Чего это?
   – Ну, Марго, она сейчас очень злая, – заговорщицки зашептало отражение. – Кричала: патлы повырываю, глаза выцарапаю, зубы выбью…
   Я открыла рот от изумления. Просто так, ни за что собралась меня калечить?!
   – Мяу-мяу, – послышался за дверью кошачий голос.
   И я, помахав Аське на прощанье, побежала в комнату. У двери меня ждал котяра, который оказался несколько больше, чем показалось мне с первого взгляда. Сейчас, глядя на него сверху, я поняла, почему мне было так тяжело дышать, когда он на мне лежал. Экземпляр дворового кота был, мягко говоря, весьма отожравшийся и доставал мне аж до коленей, о которые ласково терся, пока я его разглядывала. В свете дня серая короткая шерсть кота отливала голубым цветом, и желто-зеленые глаза на фоне светлой шерсти смотрелись как-то уж очень хищно.
   – Ну, хороший, идем в столовую, – бодро предложила котику.
   В конце концов я ни в чем не виновата, а Марго не глупа, объясню ей все, и делу конец, не отсиживаться же мне в комнате весь остаток дня. Я искренне верила, что она, как мудрая женщина, с ходу мне зубы выбивать не станет. И подхватив почему-то сопротивляющегося кота на руки, я гордо вышла из комнаты, чтобы тут же услышать злобное рычание, разносящееся на весь коридор.
   – Ты-ы-ы, – рычала обозленная Марго, – кобелина-а треклятая-я-я.
   Я огляделась по сторонам в поисках того самого кобелины, потому что вряд ли она бы так обозвала меня. Но никого не обнаружила и сильнее прижала к себе вырывающегося кота. Так мне спокойнее было, и директриса, бегущая на меня со злобным оскалом, не выглядела такой ужасающей.
   – Пригрела змею на груди! – орала Марго, указывая уже явно на меня.
   – Да что здесь происходит?! – не выдержала я несправедливой клеветы.
   – Она еще спрашивает! – завопила изо всех сил директриса. – Отдай кобеля по-хорошему! – ткнула разгневанная фурия пальцем прямо во вцепившегося теперь в меня всеми лапами кота.
   Я по инерции прижала его сильнее и попыталась отвернуться от взбесившейся Марго, дабы прикрыть своей спиной бедное животное.
   – Ах, так ты его еще и защищаешь?! – заорала Маргарита, с силой разворачивая меня к себе.
   – Да что ты прицепилась к несчастному коту? – не выдержала уже я.
   А «несчастный» кот в это время безжалостно прихватил мою кисть, заставляя вскрикнуть от боли, и, воспользовавшись случаем, спрыгнул с рук, в полете трансформируясь в хорошо одетого мужчину среднего роста.
   – Мамочка, – шокированно пролепетала я, демонстрируя удивление.
   – Стерва! – громко закричала Марго, тыкая в меня пальцем.
   При этом леди хищно взирала на меня. И медленно двигалась навстречу.
   – Дамы, – мурчащим голосом произнес «кот», – зачем же так орать?
   И вот зря он это сказал… Точнее, для меня это здорово, что мужчина подал голос и отвлек взбесившуюся Маргариту на себя, но вообще он сделал это зря.
   – Кобель! – переключилась взбешенная женщина на встрявшего в разговор оборотня.
   – Ой, – тихо шепнул «кот», быстро срываясь на бег прямо с места.
   – От меня не уйдешь! – завопила Марго, бросаясь вслед за мужчиной.
   А я еще минуту пялилась им вслед, пребывая в состоянии шока. Потом немного отошла, мысленно возрадовалась, что теперь директриса выбрала целью своего гнева не меня, и медленно направилась в столовую. Ну не голодом же себя морить из-за того, что по школе носится бешеная директриса в активном поиске того, кому по шее надавать можно.
   Сегодня ароматы еды в коридоре были не менее притягательны, чем вчера, и я в предвкушении вкусной еды вошла в столовую.
   – Привет, – вежливо поздоровалась с Дарианом, одиноко сидящим за длинным обеденным столом.
   – Здравствуй, – меланхолично отозвался дракон.
   – Я присяду? – решила все же спросить разрешения.
   Дракон развел руками в приглашающем жесте. Не успела я усесться на стул, как из кухонного помещения вынырнул домовенок с подносом и спешно расставил передо мной тарелки с супом и с горячими пирожками.
   – Спасибо, – поблагодарила я малыша и легонько потрепала по головке.
   Еще через минуту смущенный домовенок принес и поставил на стол передо мной стаканчик, в котором красовалась маленькая чайная роза, и быстро убежал обратно на кухню. Дракон не смог сдержать улыбку, я тоже улыбнулась.
   – Веселое утро? – загадочно спросил он у меня.
   Я усиленно поглощала суп и поэтому просто пожала плечами. Мне это утро не показалось таким уж веселым.
   – Все слышали, как Марго бушевала, – продолжал улыбаться дракон.
   И по его взгляду было понятно, что он тоже уверен в том, что между мной и наглым кошаком что-то есть. Я снова покраснела.
   – Я не знаю, как он пробрался в комнату, – глухо попыталась отбиться от необоснованных подозрений.
   Мне показалось, что дракон облегченно выдохнул. Странный он какой-то. Когда я уже доедала последний пирожок, запивая его ароматным чаем, дверь за моей спиной тихонько скрипнула, и в столовую ввалилась Марго с тем самым мужчиной под ручку. Сейчас, при хорошем освещении столовой, я заметила, что мужчина рядом с директрисой был ниже ее ростом, с большой залысиной на макушке и вообще неказистый какой-то. Что она в нем нашла? Парочка тем временем направилась прямиком к нам.
   – Сейчас начнется, – пробубнила я себе под нос, вызвав улыбку на лице дракона.
   Я уже приготовилась оправдываться и долго объяснять Маргарите всю нелепость сложившейся ситуации.
   – Дани, милая, прости меня, – с раскаянием в голосе попросила Марго. – Я же не знала, что мой Лавик ловил в твоей комнате мышь.
   Я поперхнулась чаем. Интересно, что это за мышь он там ловил? Или это он мою грудь мышью назвал?! Я хотела было рассказать всю правду, но мужчина, стоявший чуть позади Марго, усиленно вращал глазами и корчил страшные рожи, пытаясь запугать меня, поэтому рассказывать все как было расхотелось.
   – Да ничего, – тихо ответила я. – Действительно, там была большущая мышь.
   Марго наморщила чуть курносый носик и присела на стул рядом со мной.
   – Просто любимый так редко меня навещает, он же у меня все по государственным поручениям… – с гордостью посмотрела директриса на довольного оборотня. – Познакомься, это мой жених лорд Лавинус Хорс, оборотень из кошачьих.
   После слова «жених» оборотень почему-то подавился воздухом, заслужив тем самым злой взгляд от Маргариты. Я вежливо кивнула, всем своим видом демонстрируя, что очень рада тому, что ситуация с оборотнем в моей комнате наконец прояснилась.
   – Я надеюсь, юная леди простит мою кошачью натуру, которая, следуя инстинктам, привела меня в ваши покои, – очень искренне извинился лорд Хорс, глядя на меня честнейшими глазами.
   Я кивнула снова, и сама уже почти поверила так убедительно лгавшему оборотню, но потом вспомнила, что действие происходило именно в моей спальне, и никаких мышей там не было…
   – Вы привезли письмо от императора? – вмешался в разговор дракон, обратившись к «коту».
   – Да, и для вас тоже, – ответил оборотень. – Я оставил его в ваших покоях.
   Дракон вскочил с места и очень быстро направился к двери. Наверное, ждал важного послания, хотя разве может письмо от императора быть не важным?
   Домовенок уже принес подносы с тарелками для Марго и ее кавалера и все время искоса поглядывал на меня. Как только директриса начала есть, дверь в столовую снова слегка приоткрылась, и в нее просунулась голова уже знакомой мне леди Роол, которая позвала Марго по какому-то неотложному делу. И магиня, шипя и ругаясь на все лады, ушла, пообещав вернуться через минуту. Оборотень проводил ее нежным взглядом.
   – Простите за историю с мышью, – виновато обратился ко мне «кот». – Я просто не хотел ее расстраивать.
   – Так зачем вы ко мне в комнату забрались? – сердито спросила я. А что? Он, между прочим, трогал мою грудь, и я не обязана быть вежливой!
   – Понимаете, Даниэла, животный инстинкт… Я почуял знакомый запах и, последовав за ним, обнаружил вас. В кошачьем обличии я приобретаю кошачьи повадки, с которыми непросто совладать… Почуяв запах хозяина, я не смог удержаться…
   – Какого хозяина? Я вас впервые вижу! – Неужели этот котяра пытается и мне наврать.
   Но ответить мне не успели, потому что в столовую уже быстро входила Марго, и оборотень тут же замолчал, потеряв ко мне всякий интерес.
   – Невесты прибыли, – на ходу сообщила она. – Можешь помочь Дару с отбором?
   – Я? – Мне совершенно не хотелось идти и глазеть на кучку безвольных девушек, единственная цель которых – научиться правильно ублажать драконов…
   – Ну не я же! – раздраженно воскликнула Марго. – У меня нервный срыв, и между прочим, по вашей вине! – Директриса грозно ткнула пальцем сразу в «кота», а потом в меня.
   И я отчетливо поняла, что идти придется.
   – Куда идти? – обреченно поинтересовалась у жующей директрисы.
   – На первый этаж в холл, – довольно ответила Марго.
   Я поднялась из-за стола и, пожелав приятного аппетита парочке, направилась к выходу. Мне обязательно нужно будет поговорить с этим оборотнем еще раз. Очень интересно, кто же его загадочный хозяин и почему на мне его запах. На лестничном пролете между вторым и первым этажом уже слышались голоса, доносящиеся из холла, и голоса в основном женские. А как иначе, это же невесты будущие. Я спустилась с лестницы и нерешительно, стараясь слиться со стеной, чтобы выглядеть незаметнее, направилась в сторону стоящего посреди холла большого стола, за которым сидел Дариан. Глядела я именно на дракона, потому что толпа щебечущих невест, расположившаяся по другую сторону стола, меня откровенно пугала. Подойдя прямо к мужчине и слегка наклонившись к нему, сообщила, что меня прислали помогать. Мне тут же любезно предоставили стул и стопку каких-то бумаг.
   – Это анкеты, – коротко пояснил Дариан. – Девушки, всем внимание! – громко выкрикнул дракон, поднимаясь из-за стола. – Сейчас вы выстраиваетесь в очередь и по одной подходите к нам, – он жестом указал на стул по другую от нас сторону стола, – для собеседования.
   Щебечущие до этого наперебой юные леди тут же затихли. И выстроились в ровную очередь. Я только поражалась их скорости и проворству. Такую бы армию нашей империи, слаженную, быструю, дружную – цены бы ей не было.
   – Я вызываю леди и задаю несколько вопросов, а ты сверяешься с анкетой и помечаешь, если мы что-то упустили, – пояснил для меня дракон, указывая на стопку листов передо мной.
   Кивнула. Честно говоря, очень обрадовалась, что мне с этими «милыми» леди общаться не придется.
   – Леди Батишта Прайт, – торжественно объявил Дариан.
   От очереди, состоящей в основном из стройных девушек, отделилась одна тучная фигурка и спешно направилась к нам. Подойдя, светловолосая драконица, по всей видимости, крайне наивная, раз ее угораздило попасть сюда, присела в низком реверансе. А я нашла в стопке анкету с соответствующим именем и вчитывалась в заполненные ровным почерком графы. Имя, происхождение, увлечения, ого, даже пристрастия в еде имелись! Жуть какая. Вот только возраст почему-то был не указан. Дракон тем временем скрупулезно рассматривал леди, словно пытаясь найти хоть какой-то изъян на ее прекрасном светлом лице. Потом осмотрел платье, немного скривился в районе талии, и поднял взгляд на смущенное лицо барышни.
   – Вам нужно похудеть, – недовольно произнес дракон.
   Леди тут же покраснела, как вареный рак, а я была удивлена до крайности таким бестактным заявлением дракона. И прямо в лоб! Ну нельзя же так с девушками!
   – Я буду стараться, – чуть ли не плача произнесла леди, пытаясь держать лицо и выглядеть гордо. Но предательские слезы помимо воли покатились по румяным щекам.
   Дракон кивнул своим мыслям.
   – Вы уже встали на крыло?
   – Да, лорд, – поспешно ответила леди.
   А я вспомнила, что драконы-оборотни начинают перекидываться в полноценного дракона после совершеннолетия, которое наступает у них в семнадцать лет, а вот у оборотней женского пола совершеннолетие наступает, если не ошибаюсь, в двадцать один год. Возникло подозрение, что такими наводящими вопросами Дариан пытается узнать возраст леди.
   – Как давно? – продолжал допрос дракон.
   – Три года назад, – радостно ответила леди, явно считая это событие одним из самых лучших в своей жизни.
   – Свободны, вы не подходите, – меланхолично произнес дракон, находя в списке имя следующей жертвы.
   – Но почему? – Слезы как-то сразу перестали литься градом из глаз драконицы, а черты лица из мягких и невероятно нежных превратились в грубые и отчасти злые.
   Причем вопрос драконица задала с такой яростью, что я невольно вздрогнула от ощущения тонких иголочек страха, пробежавших вдоль позвоночника.
   Дариан же удостоил ее лишь мимолетным взглядом.
   – Будем откровенны, нам нужны лучшие из лучших, а вы, мягко говоря, староваты, да и фигура мне не нравится. Свободны.
   – Уроды! Бюрократы! Ненавижу вас, всех вас ненавижу! – вопила леди, когда после короткого жеста Дариана ее буквально оттаскивали от стола те самые два работника школы. – Я до тебя доберусь! – продолжала орать леди, пытаясь прицельно плюнуть в Дариана. – Ты мне всю жизнь испортил, дракон плешивый!
   – Вот поэтому здесь и стоит купол. Драконья магия крайне разрушительна, – словно невзначай шепнул мне на ухо дракон. Ничего себе отборчик! У меня, кажется, задергался левый глаз, выдавая нервозность, вызванную этой ситуацией. Вот это характер у претендентки! А дракону хоть бы что, он уже выбрал очередную фамилию из списка и выглядел так, будто произошедшее только что было не более чем жужжанием надоедливой мухи у него над ухом.
   – Леди Рилиа Риас. – Торжественный голос дракона снова разнесся по большому холлу.
   От очереди отделилась очередная леди и почти бегом направилась к нам. Опять наблюдала тот же оценивающий взгляд дракона и трясущиеся руки претендентки в идеальные невесты. Я обратила внимание, что в анкете этой девушки, явно с незначительной примесью драконьей крови, были заполнены абсолютно все графы. Восемнадцать лет. Такая молодая, а уже хочет подарить себя какому-нибудь дракону.
   – Для вас у меня только один вопрос, – растягивая слова, начал дракон. – Как идеальная жена должна отвечать на любую просьбу своего мужа?
   Девушка даже не думала, она сразу начала тараторить:
   – Да, будет исполнено, для вас все, что угодно, мой господин… – Она нерешительно взглянула на Дариана.
   Дракон улыбнулся уголками губ.
   – Верно, приняты, – с улыбкой сообщил он счастливой леди.
   В общем, за следующие три часа, что мы с драконом провели в холле, я успела понять несколько вещей: драконы – законченные эгоисты, большие деспоты молоденьких девушек. Да они хуже боевых магов! Про невест я тоже кое-что уяснила: выбирали мы самых безвольных, самых наивных и самых красивых. Дариан иногда нашептывал мне на ухо, что девушка должна быть как пластилин, чтобы из нее можно было слепить все, что угодно, и что покорность – это главное качество настоящей жены дракона. Я же для себя четко усвоила одно – я никогда и ни при каких обстоятельствах даже близко не подойду к дракону с романтическими намерениями.
   Пересматривая списки принятых, заметила, что мы отобрали очень мало чистокровных дракониц. Когда спросила у Дара, почему так, то получила весьма странный ответ. Оказывается, драконицы обладают на редкость взбалмошными характерами и, в принципе, по силе равны дракону. А ведь для мужского самолюбия очень важно иметь рядом с собой покорную и готовую поддержать в любых начинаниях супругу.
   Отобрали мы также обычных человеческих девушек, коих на «смотринах» почему-то было особенно много. Потом Дар объяснил мне, что это перебежчицы из моей империи, которые хотят получить статус на землях драконов. Ну а выгодный брак, как известно, дает и статус, и положение. Такие девушки, как правило, готовы выполнять любые капризы супруга и стараться быть лучшими во всем.
   Когда отбор был закончен, несчастная половина девушек громко рыдала у входа в школу. А счастливая половина под руководством леди Роол получала комнаты в общежитии. Мы с Даром, честно исполнив свои обязанности, направились попить чаю после напряженной работы.
   Домовенок принес нам две большие чашки ароматного напитка и теплые булочки с маком. Настроение стало улучшаться, и дракон уже не казался таким занудным.
   – Дар, а как же любовь? – дуя на горячий чай, спросила я.
   Вопрос был задан не столько из любопытства, сколько для поддержания беседы.
   – А что любовь? Придет со временем, – совершенно спокойно ответил дракон.
   – А как же с первого взгляда, страсть… И чтобы на всю жизнь вместе?
   – Совершенно любая девушка в любом случае влюбится в дракона, если он этого захочет, – лекторским тоном ответил Дариан.
   Ничего себе у них самомнение! Я была немного сбита с толку таким заявлением.
   – Ладно, допустим, девушка влюбится, – решила все же не обижать оборотня, – а дракон? Вы что, готовы жить с нелюбимыми? Они же напрочь лишены собственного мнения и вообще бесхарактерные!
   Мой вопрос вызвал у Дара приступ лихорадочного кашля.
   – За этим в большей степени их сюда и привозят. Чтобы окончательно лишить их любой самостоятельности. То, чем мы с тобой занимались сейчас, – это уже второй этап отбора.
   – А первый? – с интересом спросила я, все больше убеждаясь в том, что драконы очень ответственно подходят к выбору второй половинки, но критерии этого выбора очень странные.
   Вот у нас в империи ни одной такой школы нет! И не надо! Это только драконы так могут поступать. Готовят идеальных невест… По мне, если человека любишь, то все его недостатки наравне с достоинствами будут для любящего складываться в идеал.
   – Первый отбор проходит в Тарка-Аше, в центральном храме. Туда приводят всех девиц на выданье и с помощью «Слезы дракона» выбирают девушек, – с какой-то неохотой поведал дракон.
   Может, у них в империи это и стандартные процедуры, а для меня все больше в диковинку эта странная система, поэтому и глаза от удивления и любопытства заметно округлились. Получается, что всех девиц империи везут в столицу для отбора на обучение в этой школе? Вот это заведеньице…
   – А что такое эта «Слеза дракона»?
   Дракон вздохнул. Так вздыхают родители, когда маленький ребенок задает сто вопросов кряду.
   – Это артефакт. Там очень сложная система… В общем, сначала артефакт выбирает тех, кто едет сюда. Здесь уже я оцениваю претенденток, а до этого был мой отец, – с гордостью пояснил Дар. – Я рассматриваю невест в основном по внешним данным, потому что как раз их-то артефакт в храме учесть не в состоянии. Потом обучение в школе, и все! Готовые идеальные жены! – весело подытожил дракон.
   Ничего себе драконы напридумывали. Нет, это определенно армия! Женская, тщательно отобранная, а впоследствии еще и обученная, суперпослушная приказам армия.
   – Ты совсем ничего не знаешь про наши обычаи? – глядя на меня как на ущербную, спросил Дариан.
   Я отрицательно покачала головой. Ну откуда мне знать про какие-то там брачные обычаи драконов? Да мне вообще на них было наплевать! Просто сейчас стало любопытно. Они же такой гордый древний народ и все такое… Единственное, что я знаю, так это то, что истинные драконы выбирают себе возлюбленных, когда те находятся еще в стадии яйца…
   – Драконы из самых знатных семей не выбирают себе жен сами, – окончательно загнал меня в тупик Дар.
   – А как? – Меня с новой силой одолело любопытство.
   – Это называется Божественным провидением, – восторженно произнес дракон. – А мы просто сводим риск к минимуму, отбирая лучших из лучших и обучая их так, как нам нужно.
   Я задумалась: казалось бы, великий народ с богатой историей и традициями, но даже они на любимом человеке жениться не могут?
   – Что за провидение, это тоже какой-то артефакт? – Мне уже было просто интересно узнать об архаизме «самых гордых и великих».
   Дракон немного помялся, либо не зная, как сформулировать ответ, либо не желая отвечать в принципе.
   – Я думаю, Даниэль, если бы тебе нужно было знать все нюансы, Маргарита сама бы просветила тебя, а так…
   – Не скажешь, значит, – скорее утвердительно, чем вопросительно протянула я, отхлебывая чай.
   Мне показалось или драконы тоже умеют краснеть? Я сдавленно хихикнула, глядя на рассматривающего крошки на белой скатерти Дариана. Ну не скажет, и черт с ним, мне-то какая разница? Это так, простое любопытство. Я же не дракон, и мне не грозит, что выбор кто-то сделает за меня. Только от Тора отвязаться и можно будет самой выбирать.
   – Еще один день отбора, и сразу после выбора учениц я улетаю, – почему-то грустно произнес Дар. – Поможешь мне завтра?
   – Нет! – слишком поспешно воскликнула я.
   Дракон, как ни странно, заулыбался. И хотел что-то сказать, но в столовую неожиданно ввалилась Марго на пару с невысокой темноволосой леди в длинном зеленом платье.
   – О, Дани! – воскликнула директриса, стуча каблучками о мраморный пол во время стремительного движения к нам.
   Она почему-то очень приветливо посмотрела на меня и совсем неприветливо на Дара. Дракон одарил Маргариту не менее недоброжелательным взглядом, а потом поднялся и молча покинул столовую.
   – Что ему от тебя нужно? – шепотом спросила Марго, глядя вслед удаляющемуся дракону.
   Я молча пожала плечами. С чего она взяла, что ему что-то от меня нужно? Просто чай пили, болтали о том о сем. И тут поймала себя на мысли, что этот дракон не казался мне таким противным, как те, с кем я уже имела сомнительную честь общаться.
   – Это леди Анрис. – Она указала на миловидную брюнетку средних лет. – Она преподавательница скандалов. Лучшая в империи! – с гордостью закончила Марго.
   – Чего? – недоуменно переспросила я.
   – Скандалов, – подтвердила мои опасения Маргарита.
   Я снова окинула взглядом леди. Приятная, еще не старая, глаза вон какие добрые и чистые. Прямо трепетная лань в годах! И вот это чудо, трепещущее ресничками и поднимающее при этом приятный ветерок, преподает скандалы? И тут же поймала себя на мысли, что леди чем-то напоминает всех тех невест, которых мы так старательно отбирали с драконом. Вот теперь мне действительно стало интересно, чему еще учат в этой загадочной школе?
   Я продолжала внимательно рассматривать леди, не в силах поверить, что это милое создание в состоянии хоть кого-то обидеть, а тем более устроить скандал. Лучшая в своем деле, как продолжала расхваливать Марго… Мы немного еще посидели в столовой, поболтали о Сумеречной Империи, леди оказалась моей землячкой, переехавшей к драконам пятнадцать лет назад после замужества. И более того, леди Анрис была очень приятной собеседницей. Потом Маргарита объявила мне, что общий сбор состоится завтра вечером, и присутствие всех обязательно. Я тепло попрощалась с дамами и по темному коридору побрела наверх в свою комнату. Сейчас здесь уже не было так тихо, как вчера. Иногда по пути я встречала девушек, которые сегодня были зачислены в учебное заведение, самое интересное, что некоторых из них я на отборе не видела…
   Войдя в комнату, я первым делом потопала к зеркалу.
   – Ася-а-а, – устало позвала я.
   Отражение появилось моментально.
   – Даня!!! Я такое узнала, такое узнала, – весело защебетала Аська. – Я дома была!
   Не знаю почему, но я сразу оживилась и одновременно напряглась. Конечно, сомневаюсь, что отражение сдало меня папеньке, потому что тогда она бы вряд ли выглядела такой счастливой. В таких случаях она обычно образец раскаяния и невинности. А сейчас прямо светится!
   – И что? – готовая слушать, я уселась на пол перед зеркалом.
   – Тора арестовали имперские стражи! – с блеском в глазах прямо в лоб сообщила Ася.
   – К-как? – ошеломленно спросила я.
   Не могу сказать, что я была не рада, но Тор уже стал своим, привычным. Вот если бы не его поганки-змейки в волосах, я бы даже расстроилась!
   – Он прибыл к папеньке инкогнито, разумеется. Поведать, что ты от него опять улизнула, и в очередной раз попросить помощи в поисках. И когда они беседовали, прямо в кабинет ввалилась стража, и Торчика взяли! – Энтузиазм просто переполнял моего двойника.
   – Но как же так? – не могла понять я.
   Тор, он же практически неуловим. Он передвигается исключительно под невидимостью, нигде не светится, не останавливается на постоялых дворах, потому что прекрасно знает, чем ему это грозит. Изгнание по законам империи – штука серьезная. За самовольное исчезновение с территории поселения грозит весьма серьезное наказание. Вроде даже казнь предусмотрена. Когда подумала про казнь, рука сама поднялась и прикрыла раскрытый от удивления рот.
   – Его сдали, – радостно сообщила Ася, а потом добила меня окончательно: – Маман!
   – Ого, – только и смогла выдавить я.
   Что случилось с мамой? Неужели в ней воскрес погребенный еще в далекой юности дух бунтарки? Вот это дела…
   – То есть теперь Тора казнят? – печально поинтересовалась я.
   – Не знаю, – уже грустно ответила Ася. – Но постараюсь разузнать все, что смогу.
   Я кивнула. Мне не хотелось для него такой участи. Ведь отчасти и я буду виновата, если с ним что-то случится. Постаралась отогнать нехорошие мысли. Ася попыталась перевести тему разговора.
   – Что здесь нового?
   – Ты знаешь, что такое «Слеза дракона»? – повелась на провокацию отражения я.
   – А то! – оживилась Аська. – Артефакт!
   – Артефакт, – противным голосом передразнила я двойника. – Это я и так знаю! Для чего он?
   Аська заметно обиделась и смешно поджала губки. Неужели я тоже так же нелепо выгляжу, когда дуюсь?
   – Не знаю, – зло ответило отражение. – Но для меня узнать не проблема! Это же тебе тяжело спуститься в библиотеку на первом этаже и взять в магическом отделе книгу по артефактам…
   Когда Ася произносила последнее слово, я была уже около двери, стремительно направляясь по указанному двойником адресу.
   В коридоре царил полумрак, развешанные на стенах подсвечники все же не давали такого эффекта, как дневное освещение. Было немного жутковато, учитывая, что стены коридора четвертого этажа были украшены росписью в виде изображений драконов различных видов и размеров. В сумраке казалось, что со стен меня буравят десятки желтых драконьих глаз. Я прибавила шагу, чтобы побыстрее добежать до лестницы и спуститься вниз.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →