Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Каждый третий житель Великобритании, происходящий из Бангладеш, работает официантом.

Еще   [X]

 0 

Досудебное производство по УПК Российской Федерации (Пан Тимофей)

В учебно-практическом пособии рассматриваются вопросы досудебного производства. К сожалению, в новом УПК РФ немало противоречий и неясностей. Авторы, в том числе и на основе своего практического опыта (один из них адвокат, другой – полковник милиции), отвечают в своем пособии на вопросы о том, как необходимо действовать дознавателю, следователю, прокурору в спорной ситуации, вызванной противоречиями норм, содержащихся в разных статьях УПК. В пособии подробно рассматриваются вопросы собирания, проверки и оценки доказательств в досудебном производстве, роль и полномочия суда в досудебном производстве. Подробно излагается порядок получения разрешения суда на заключение под стражу и применения иных процессуальных действий, производство которых возможно только по судебному решению.

В пособии описаны общие условия производства предварительного расследования и производства следственных действий. Подробно излагаются сложные вопросы, касающиеся нового порядка возбуждения уголовного дела, дознания и предварительного следствия.

Работа предназначена для студентов высших и средних учебных заведений юридического профиля (в том числе и в системе МВД и Минюста), для дознавателей и следователей, а также для широкого круга граждан, интересующихся своими правами в области уголовного судопроизводства.

2-е издание, исправленное и дополненное.

Год издания: 2004

Цена: 149 руб.



С книгой «Досудебное производство по УПК Российской Федерации» также читают:

Предпросмотр книги «Досудебное производство по УПК Российской Федерации»

Досудебное производство по УПК Российской Федерации

   В учебно-практическом пособии рассматриваются вопросы досудебного производства. К сожалению, в новом УПК РФ немало противоречий и неясностей. Авторы, в том числе и на основе своего практического опыта (один из них адвокат, другой – полковник милиции), отвечают в своем пособии на вопросы о том, как необходимо действовать дознавателю, следователю, прокурору в спорной ситуации, вызванной противоречиями норм, содержащихся в разных статьях УПК. В пособии подробно рассматриваются вопросы собирания, проверки и оценки доказательств в досудебном производстве, роль и полномочия суда в досудебном производстве. Подробно излагается порядок получения разрешения суда на заключение под стражу и применения иных процессуальных действий, производство которых возможно только по судебному решению.
   В пособии описаны общие условия производства предварительного расследования и производства следственных действий. Подробно излагаются сложные вопросы, касающиеся нового порядка возбуждения уголовного дела, дознания и предварительного следствия.
   Работа предназначена для студентов высших и средних учебных заведений юридического профиля (в том числе и в системе МВД и Минюста), для дознавателей и следователей, а также для широкого круга граждан, интересующихся своими правами в области уголовного судопроизводства.
   2-е издание, исправленное и дополненное.


Юрий Якимович, Тимофей Пан Досудебное производство по УПК Российской Федерации (участники досудебного производства, доказательства и доказывание, возбуждение уголовного дела, дознание и предварительное следствие)

   Рецензенты:
   В. А. Азаров, доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного процесса Омского государственного университета, заслуженный юрист РФ
   А. С. Прошляков, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой уголовного процесса Уральской государственной юридической академии

   © Ю. К. Якимович, Т. Д. Пан, 2004
   © Изд-во Р. Асланова
   «Юридический центр Пресс», 2004

Глава 1
Участники досудебного производства

   Новый УПК РФ построен на основе концепции действия принципа состязательности во всех стадиях уголовного процесса, в том числе и досудебных. Исходя из этой концепции, в УПК все участники уголовного процесса подразделяются на четыре группы:
   • суд;
   • участники уголовного процесса со стороны обвинения;
   • участники уголовного процесса со стороны защиты;

1.1. Суд в досудебном производстве

   1. Полномочия суда по разрешению производства следственных и иных процессуальных действий.
   В соответствии с ч. 2 ст. 29 УПК только суд, в том числе в ходе досудебного производства правомочен принимать решения:
   1) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста;
   2) о продлении срока содержания под стражей;
   3) о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы;
   4) о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц;
   5) о производстве обыска и (или) выемки в жилище;
   6) о производстве личного обыска, за исключением случаев, предусмотренных ст. 93 УПК РФ;
   7) о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях;
   8) о наложении ареста на корреспонденцию и выемке ее в учреждениях связи;
   9) о наложении ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях;
   10) о временном отстранении обвиняемого от должности в соответствии со ст. 114 УПК РФ;
   11) о контроле и записи телефонных и иных переговоров.
   2. Полномочия суда по разрешению жалоб на действия (бездействие) и решения прокурора, следователя, дознавателя, органа дознания (ч. 3 ст. 29 УПК РФ).
   В соответствии со ст. 125 УПК в судебном порядке прежде всего могут быть обжалованы постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела.
   Но далее в этой статье записано: «…а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд по месту производства предварительного расследования».
   Любое действие (бездействие) дознавателя, следователя, прокурора и любое принимаемое ими по уголовному делу решение, если не нарушают, то во всяком случае способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию. А значит, по смыслу УПК в суд могут быть обжалованы практически любое действие (бездействие) дознавателя, следователя, прокурора и любое принятое ими решение.
   К сожалению, не разрешается эта проблема и в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2003 г. № 18–П. Формулировки этого Постановления применительно к ст. 125 УПК весьма обтекаемы и неконкретны.
   Безусловно, судебный контроль в досудебном производстве необходим. Но не столь тотальный, как он предусмотрен действующим УПК. По существу, судья вольно или невольно превращается во второго прокурора и еще одного «начальника» следователя.
   Судья превращается в заложника принимаемых им в досудебном производстве решений, и есть реальные опасения, что он может из беспристрастного арбитра, разрешающего спор между сторонами обвинения и защиты, превратиться в придаток обвинительной следственной власти.
   Мы уже не говорим о том, насколько усложняется работа следователя и увеличивается нагрузка на суд.

1.2. Участники со стороны обвинения[2]

1.2.1. Прокурор

   В соответствии с ч. 1 ст. 37 УПК РФ прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, установленной УПК, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также органов дознания и органов предварительного следствия. А в ч. 4 этой же статьи установлено, что в ходе судебного производства по уголовному делу прокурор поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность.
   Таким образом, назначение прокурора, его функции и полномочия различны в досудебном и судебном производстве.
   В досудебном производстве прокурор осуществляет две функции:
   1. Уголовное преследование. Впрочем, анализ полномочий прокурора позволяет нам сделать вывод, что на самом деле по содержанию эта функция шире, чем просто уголовное преследование. Прокурор не просто осуществляет уголовное преследование, а, осуществляя уголовное преследование, руководит деятельностью других участников со стороны обвинения: дознавателя, начальника следственного отдела. Не случайно ранее эта функция прокурора в досудебном производстве обозначалась как процессуальное руководство предварительным следствием. Судя по полномочиям прокурора в досудебном производстве изменилось лишь название этой функции, но не ее содержание. «Хозяином», руководителем, главным лицом по любому уголовному делу является прокурор. Только с его согласия возбуждается и прекращается (по нереабилитирующим основаниям) любое уголовное дело. Прокурор может поручить расследование по любому уголовному делу (в рамках подследственности) любому дознавателю или следователю, а может и сам любое уголовное дело или производить по любому делу любые следственные действия. Письменные указания прокурора обязательны для дознавателя, следователя органа дознания, начальника следственного отдела и т. д.
   2. Осуществляя уголовное преследование, прокурор одновременно выполняет и функцию надзора за соблюдением закона при производстве предварительного расследования.
   На протяжении десятилетий в уголовно-процессуальной литературе отмечается ненормальное положение, когда прокуратура осуществляет одновременно две функции: руководство расследованием и надзор за законностью деятельности органов предварительного расследования. Получается, что прокуратура надзирает «сама за собой», и в лучшем случае такой надзор является по существу не чем иным, как ведомственным контролем. Представляются неудачными и теоретически несостоятельными попытки некоторых ученых обосновать тезис о том, что якобы руководством расследования прокурор и выполняет функцию надзора.
   Невозможно совместить несовместимое.
   Прокуратура должна осуществлять надзор, но не руководство предварительным расследованием.
   Именно из надзорных функций прокуратуры проистекают такие права прокурора, как санкционирование наиболее важных решений органов предварительного расследования, дача им согласия на прекращение уголовного дела или направление его в суд.
   Таким образом, по нашему убеждению, прокурор, во-первых, должен быть освобожден от не свойственной ему, противоречащей предназначению и сущности прокурорского надзора функции руководства деятельностью органов, ему не подчиненных, деятельностью, за законностью которой прокурор должен осуществлять надзор. Ибо реализация этой функции превращает прокурора в заурядного администратора по отношению к органам расследования.
   Во-вторых, органы прокуратуры не должны и сами расследовать или участвовать в расследовании уголовных дел. Это также противоречит функции надзора.
   Итак, применительно к предварительному производству прокурор, как и в других направлениях надзора, должен осуществлять только надзор за соблюдением и исполнением законов, должен быть освобожден от руководства предварительным расследованием и от производства предварительного расследования. Подобное решение проблемы, с одной стороны, несомненно, повысит эффективность надзора, а значит, и эффективность предварительного расследования. С другой стороны, следователь освободится от двойного подчинения, мелочной опеки со стороны органов прокуратуры. И, наконец, станет очевиднее необходимость скорейшего создания единого следственного аппарата.
   Полномочия прокурора в досудебном производстве установлены в ч. 2, 3, 5 ст. 37 УПК РФ.
   В ходе досудебного производства по уголовному делу прокурор уполномочен:
   1) проверять исполнение требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях;
   2) возбуждать уголовное дело и в порядке, установленном УПК, поручать его расследование дознавателю, следователю, нижестоящему прокурору либо принимать его к своему производству;
   3) участвовать в производстве предварительного расследования и в необходимых случаях лично производить отдельные следственные действия;
   4) давать согласие дознавателю, следователю на возбуждение уголовного дела в соответствии со ст. 146 УПК;
   5) давать согласие дознавателю, следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения;
   6) разрешать отводы, заявленные нижестоящему прокурору, следователю, дознавателю, а также их самоотводы;
   7) отстранять дознавателя, следователя от дальнейшего производства расследования, если ими допущено нарушение требований УПК при производстве предварительного расследования;
   8) изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю, передавать уголовное дело от одного следователя другому с обязательным указанием оснований такой передачи;
   9) передавать уголовное дело от одного органа предварительного расследования другому с соблюдением правил подследственности, предусмотренных ст. 151 УПК с обязательным указанием оснований такой передачи;
   10) отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего прокурора, следователя, дознавателя в порядке, установленном УПК;
   11) поручать органу дознания производство следственных действий, а также давать ему указания о проведении оперативно-розыскных мероприятий;
   12) продлевать срок предварительного расследования;
   13) утверждать постановление дознавателя, следователя о прекращении производства по уголовному делу;
   14) утверждать обвинительное заключение или обвинительный акт и направлять уголовное дело в суд;
   15) возвращать уголовное дело дознавателю, следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования;
   16) приостанавливать или прекращать производство по уголовному делу;
   17) давать письменные указания органу дознания, дознавателю, следователю, которые для них являются обязательными. Обжалование полученных указаний вышестоящему прокурору не приостанавливает их исполнения, за исключением случаев, предусмотренных ч. 3 ст. 38 УПК;
   18) прокурор вправе в порядке и по основаниям, которые установлены УПК, отказаться от осуществления уголовного преследования. Отказ прокурора от осуществления уголовного преследования влечет прекращение уголовного дела: в стадии предварительного расследования – самим прокурором, в стадии судебного разбирательства – судом;
   19) осуществлять иные полномочия, предусмотренные УПК.
   Иные полномочия должны быть прямо предусмотрены в статьях УПК. К иным полномочиям, в частности, относятся полномочия:
   1) на создание следственной группы (ст. 163 УПК);
   2) на составление нового обвинительного заключения при принятии решения по поступившему от следователя уголовному делу (п. 1 ч. 1 ст. 221 УПК);
   3) на изменение объема обвинения либо квалификации действий обвиняемого по уголовному закону о менее тяжком преступлении (п. 1 ч. 2 ст. 221 УПК);
   4) на дополнение или сокращение списка лиц, подлежащих вызову в суд со стороны обвинения (п. 3 ч. 2 ст. 221 УПК);
   5) на отмену или изменение ранее избранной меры пресечения, а также на избрание меры пресечения, если таковая не была избрана (п. 2 ч. 2 ст. 221 УПК);
   6) на возращение уголовного дела для пересоставления обвинительного акта (п. 2 ч. 1 ст. 226 УПК);
   7) на соединение уголовных дел в одно производство (ч. 3 ст. 153 УПК);
   8) на выделение уголовных дел (ч. 3 ст. 154 УПК) и др.[4]
   Кроме того, дополнительные полномочия прокурора предусмотрены также в разделе XVII УПК, устанавливающем особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц.
   Неопределенно в новом УПК решен и вопрос о том, кого считать прокурором как участника процесса со стороны обвинения.
   В соответствии с ч. 6 ст. 37 УПК полномочия прокурора, предусмотренные этой статьей (т. е. те, что были рассмотрены выше), осуществляются прокурорами района, города, их заместителями, приравненными к ним прокурорами и вышестоящими прокурорами. Однако п. 31 ст. 5 УПК РФ устанавливает, что «прокурор – Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры, их заместители и помощники и иные должностные лица органов прокуратуры, участвующие в уголовном судопроизводстве и наделенные соответствующими полномочиями федеральным законом о прокуратуре».
   Таким образом, эта норма относит к прокурорам и их помощников. Следует ли отсюда, что помощники прокурора наделены теми же полномочиями, что и сами прокуроры или их заместители? Очевидно, что нет. Действительно, помощники наделены в досудебном производстве, например, правами принимать заявления и иные сообщения о преступлении и проводить по ним проверку в целях установления наличия или отсутствия оснований для возбуждения уголовного дела. В суде помощники прокурора поддерживают государственное обвинение.
   Вместе с тем полномочия прокурора, его заместителя, помощника четко разграничены в конкретных нормах как Общей, так и Особенной частей УПК, а также и в федеральном законе о прокуратуре.

1.2.2. Следователь и начальник следственного отдела

   Вместе с тем п. 41 ст. 5 УПК определяет, что «следователь – должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также иные полномочия, предусмотренные настоящим Кодексом».
   К иным, т. е. не связанным с производством предварительного следствия, относятся полномочия:
   1) по возбуждению уголовного дела;
   2) по производству дознания;
   3) по поддержанию государственного обвинения в суде.
   В отличие от дознавателя, которым может быть в принципе любое должностное лицо, когда ему поручено производство дознания по конкретному делу, следователь одновременно является и должностным лицом, и органом предварительного расследования. Однако участником процесса со стороны обвинения по конкретному уголовному делу следователь становится лишь после того, как он принял его к своему производству.
   Представляется, что полномочия следователя не вправе выполнять (осуществлять) стажеры, «помощники» следователя и тому подобные должностные лица, ни тем более представители общественности (общественные помощники следователя или прокурора).
   В УПК органом предварительного следствия назван только следователь и никакие иные лица.
   После принятия дела к своему производству конкретным следователем, никакой другой следователь не вправе производить по нему следственные действия. Не вправе также без поручения следователя производить процессуальные действия или оперативно-розыскные мероприятия также и дознаватели или должностные лица органов дознания. В УПК предусмотрено лишь одно исключение: в случае направления прокурору уголовного дела, по которому не обнаружено лицо, совершившее преступление, орган дознания обязан принимать розыскные и оперативно-розыскные меры для установления лица, совершившего преступление, уведомляя следователя об их результатах.
   Полномочия следователя при производстве предварительного следствия определяются ст. 38 УПК.
   Следователь уполномочен:
   1) с согласия прокурора возбуждать уголовное дело;
   2) принимать уголовное дело к своему производству или направлять его другому следователю или дознавателю в соответствии с правилами подследственности, предусмотренными ст. 151 УПК;
   4) давать органу дознания в случаях и в порядке, установленных УПК, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении. К оперативно-розыскным мероприятиям ч. 1 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» относит контролируемую поставку, проверочную закупку, контроль корреспонденции, прослушивание телефонных переговоров, оперативный эксперимент и ряд других. Предоставление следователю результатов оперативно-розыскной деятельности осуществляется на основании требований УПК (ч. 4 ст. 21), Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и в соответствии с межведомственной Инструкцией «О порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд», утвержденной совместным приказом ФСНП, ФСБ, МВД, ФСО, ФПК, ГТК, СВР России от 13 мая 1998 г. (приказ МВД России № 336). Письменные поручения следователя направляются руководителю органа дознания, который поручает их исполнение подчиненным сотрудникам.[6] В случае необходимости производства следственных или розыскных действий в другом месте следователь вправе произвести их лично либо поручить производство этих действий соответственно следователю или органу дознания, который обязан выполнить поручение в срок не позднее 10 суток (ч. 1 ст. 152 УПК);
   5) осуществлять иные полномочия, предусмотренные УПК.
   К иным полномочиям относятся, в частности, следующие:
   1) получать объяснения от граждан и должностных лиц в стадии возбуждения уголовного дела;
   2) истребовать от любых учреждений, предприятий, организаций, должностных лиц, граждан любые документы и предметы, имеющие значение для дела (ч. 4 ст. 21 УПК);
   3) принимать решение о принудительном приводе подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего (ст. 113 УПК);
   4) признавать доказательства недопустимыми (ч. 2 ст. 88 УПК);
   5) задерживать лиц, подозреваемых в совершении преступления (ст. 91 УПК);
   6) вызывать граждан для допроса в качестве свидетелей (ст. 87 УПК);
   7) самостоятельно прекращать уголовные дела и уголовное преследование, в том числе и по реабилитирующим основаниям (ст. 24–28 УПК);
   8) привлекать для участия в производстве следственных действий переводчика, специалиста, понятых (ч. 5 ст. 164 УПК);
   9) разрешать заявленные отводы переводчику, эксперту, специалисту, защитнику (ст. 69–72 УПК);
   10) собирать, проверять и оценивать доказательства (ст. 86–88 УПК);
   11) освобождать задержанного подозреваемого, если подозрение не подтвердилось, либо отсутствуют основания применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу, либо задержание было произведено с нарушением закона (ч. 1 ст. 94 УПК);
   12) отбирать у подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего обязательство о явке (ч. 2 ст. 111 УПК);
   13) выделять в отдельное производство уголовное дело или материалы уголовного дела (ст. 154–155 УПК);
   14) отбирать подписку о неразглашении данных предварительного следствия (ст. 161 УПК).
   При производстве конкретных следственных и процессуальных действий следователь наделен также и другими полномочиями.
   Следователь обязан выполнять письменные указания начальника следственного отдела и надзирающего прокурора.
   Вместе с тем он в соответствии с ч. 3 ст. 38 УПК вправе представить уголовное дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражений в случае несогласия со следующими решениями или указаниями прокурора:
   1) о привлечении лица в качестве обвиняемого;
   2) о квалификации преступления;
   3) об объеме обвинения;
   4) об избрании меры пресечения либо отмене или изменении меры пресечения, избранной следователем в отношении обвиняемого;
   5) об отказе в даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения или о производстве иных процессуальных действий;
   6) о направлении уголовного дела в суд или его прекращении;
   7) об отводе следователя или отстранении его от дельнейшего ведения следствия;
   8) о передаче уголовного дела другому следователю.
   В этих случаях прокурор отменяет указание нижестоящего прокурора или поручает производство предварительного следствия по данному уголовному делу другому следователю. Обжалование других указаний прокурора не приостанавливает их исполнения.
   Начальник следственного отдела – должностное лицо, возглавляющее соответствующее следственное подразделение, а также его заместитель (п. 18 ст. 5 УПК). К следственным подразделениям относятся следственные комитеты, управления, службы, отделы, отделения, иные подразделения, созданные для производства предварительного расследования в структуре Генеральной прокуратуры РФ, МВД, ФСБ на основании соответственно Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», Федерального закона «Об органах федеральной службы безопасности Российской Федерации», Указа Президента РФ от 23 ноября 1998 г. № 1422 «О мерах по совершенствованию организации предварительного следствия в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации».[7]
   Полномочия начальника следственного отдела предусмотрены ст. 39 УПК РФ. Начальник следственного отдела уполномочен:
   1) поручать производство предварительного следствия следователю либо нескольким следователям, а также изымать уголовное дело у следователя и передавать его другому следователю с обязательным указанием оснований такой передачи, создавать следственную группу, изменять ее состав;
   2) отменять необоснованные постановления следователя о приостановлении предварительного следствия;
   3) вносить прокурору ходатайство об отмене иных незаконных или необоснованных постановлений следователя.
   Указания начальника следственного отдела по уголовному делу даются в письменном виде и обязательны для исполнения следователем, но могут быть обжалованы им прокурору. Обжалование указаний не приостанавливает их исполнения, за исключением случаев, когда указания касаются:
   1) привлечения лица в качестве обвиняемого;
   2) квалификации преступления;
   3) объема обвинения;
   4) избрания меры пресечения;
   5) производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению;
   6) изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю (ч. 4 ст. 39 УПК).
   В этих случаях следователь вправе предоставить прокурору материалы уголовного дела и письменные возражения на указания начальника следственного отдела. Прокурор либо отменяет указания начальника следственного отдела, либо передает дело другому следователю для дальнейшего расследования.
   Полномочия начальника следственного отдела значительно у́же полномочий надзирающего прокурора. И это правильно с точки зрения логики действующего УПК.
   Вместе с тем вызывает недоумение, что перечень вопросов, указанных в ч. 4 ст. 39 УПК, уже перечня, указанного в ч. 3 ст. 38 УПК. Наверное, это обстоятельство также следует отнести к небрежности законодателя, поскольку разумного объяснения оно не находит.

1.2.3. Потерпевший

   Из этого определения следует:
   1. Потерпевший – это, прежде всего, лицо, которое пострадало от преступления.
   2. Потерпевшим может быть как физическое, так и юридическое лицо.
   3. В законе установлены виды вреда, которые учитываются при признании лица потерпевшим:
   • физический, имущественный или моральный – для физических лиц;
   • вред имуществу или деловой репутации – для юридического лица.
   4. Не всякий пострадавший является потерпевшим, а только тот, который официально признан таковым постановлением дознавателя, следователя, прокурора или суда.
   Если определенное лицо считает, что оно должно быть признано потерпевшим, а дознаватель, следователь, прокурор по каким-то причинам не выносят постановления о признании этого лица потерпевшим, то пострадавший вправе обратиться с жалобой соответственно к надзирающему или вышестоящему прокурору либо в суд. Такое право предусмотрено ст. 123 УПК РФ.
   Не всякий пострадавший может быть признан потерпевшим. От последствий преступления страдают члены семьи потерпевшего, его близкие. Не найдется, пожалуй, такого жителя России, который не пострадал бы от «ваучеризации», приватизации и различных «пирамид». Но это вовсе не привело к тому, что каждый житель РФ официально признан потерпевшим.
   Потерпевшими как участниками процесса признаются лишь те пострадавшие, которым прямо, непосредственно вред причинен конкретным преступлением. Для признания потерпевшим должна быть установлена прямая причинная связь между преступными действиями (бездействием) и наступившим вредом.
   Независимо от того, направлено ли конкретное преступление на причинение только физического (например, причинение вреда здоровью) или только имущественного (хищения) вреда, в любом случае одновременно пострадавшему причиняется и моральный вред. Поэтому правы те дознаватели и следователи, которые в постановлении о признании потерпевшим наряду с физическим или имущественным вредом указывают и на причинение морального вреда. Тем более что действующее законодательство предусматривает возможность по возмещению морального вреда независимо от характера преступления.
   Неоконченные преступления также причиняют вред, во всяком случае, моральный. Поэтому в случаях приготовления к совершению преступления или покушения на совершение преступления пострадавших также следует признавать потерпевшими, как и по оконченным преступлениям.
   По уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего переходят к одному из его близких родственников. В этом случае дознаватель, следователь, прокурор также выносят постановление о признании близкого родственника погибшего потерпевшим.
   Если близкие родственники не могут прийти к единодушию по вопросу о том, кто из них будет потерпевшим, думается, следователь может признать потерпевшими и нескольких из них.
   С момента вынесения постановления о признании потерпевшим пострадавший на деле получает процессуальный статус потерпевшего. Права и обязанности потерпевшего установлены ст. 22, ч. 2–10 ст. 42, ст. 131, 198 и другими статьями УПК РФ.
   Потерпевший вправе:
   1) участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, а по уголовным делам частного обвинения – выдвигать и поддерживать обвинение в порядке, установленном УПК;
   2) знать о предъявленном обвиняемому обвинении;
   3) давать показания;
   4) отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК. При согласии потерпевшего дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний;
   6) заявлять ходатайства и отводы;
   7) давать показания на родном языке или языке, которым он владеет;
   8) пользоваться помощью переводчика бесплатно;
   9) иметь представителя;
   10) участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству либо ходатайству его представителя;
   11) знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания;
   12) знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы и заключением эксперта, заявлять отводы эксперту или ходатайствовать о производстве экспертизы в другом экспертном учреждении в случаях, когда экспертиза производилась в отношении потерпевших;
   13) знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из уголовного дела любые сведения и в любом объеме, снимать копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств. В случае если в уголовном деле участвуют несколько потерпевших, каждый из них вправе знакомиться с теми материалами уголовного дела, которые касаются вреда, причиненного данному потерпевшему;
   14) получать копии постановлений о возбуждении уголовного дела, признании его потерпевшим или об отказе в этом, о прекращении уголовного дела, приостановлении производства по уголовному делу, а также копии приговора суда первой инстанции, решений судов апелляционной и кассационной инстанций;
   15) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций;
   16) выступать в судебных прениях;
   17) поддерживать обвинение;
   18) знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания;
   19) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда;
   20) обжаловать приговор, определение, постановление суда;
   21) знать о принесенных по уголовному делу жалобах и представлениях и подавать на них возражения;
   22) ходатайствовать о применении мер безопасности в соответствии с ч. 3 ст. 11 УПК;
   23) потерпевшему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, а также расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя.
   В соответствии с п. 1–3 ч. 2 ст. 131 УПК потерпевшему возмещаются:
   а) расходы потерпевшего и его законного представителя, связанные с явкой к месту производства процессуальных действий и проживанием;
   б) недополученная заработная плата потерпевшего и его законного представителя за время, затраченное ими в связи с вызовом в орган дознания, к следователю, прокурору или в суд, а не имеющим постоянной заработной платы выдается вознаграждение за отвлечение их от обычных занятий.
   в) моральный вред.
   24) по иску потерпевшего о возмещении в денежном выражении причиненного ему морального вреда размер возмещения определяется судом при рассмотрении уголовного дела или в порядке гражданского судопроизводства.
   В случае признания потерпевшим юридического лица его права осуществляет представитель.
   Участие в уголовном деле законного представителя и представителя потерпевшего не лишает его прав, предусмотренных УПК.
   Наряду с правами в процессуальный статус потерпевшего включены и его обязанности.
   Потерпевший не вправе:
   1) уклоняться от явки по вызову дознавателя, следователя, прокурора и в суд. При неявке потерпевшего по вызову без уважительных причин он может быть подвергнут приводу;
   2) давать заведомо ложные показания или отказываться от дачи показаний. За отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний потерпевший несет ответственность в соответствии со ст. 307 и 308 УК РФ;
   3) разглашать данные предварительного расследования, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК. За разглашение данных предварительного расследования потерпевший несет ответственность в соответствии со ст. 310 УК РФ.
   Для защиты своих прав и интересов, оказания юридической помощи потерпевший для участия в деле может пригласить представителя-адвоката. Услуги представителя-адвоката могут оказываться и за счет федерального бюджета.
   Для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетними или по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители или представители потерпевшего.
   Законные представители и представители потерпевшего имеют те же процессуальные права, что и представляемые ими лица.

1.3. Участники уголовного судопроизводства со стороны защиты

1.3.1. Подозреваемый и обвиняемый

   В соответствии с этой статьей в качестве подозреваемого выступает лицо:
   1) в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, установленным гл. 20 УПК;
   2) которое задержано в соответствии со ст. 91 и 92 УПК;
   3) к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 108 УПК.
   Однако применение любой из указанных выше процессуальных мер возможно лишь в том случае, когда имеются объективные данные, доказательства виновности этого лица в совершении преступления. Этих данных должно быть достаточно хотя бы для обоснованного предположения виновности конкретного лица в совершении преступления. Если же такие данные, доказательства виновности отсутствуют, нельзя к лицу применять ни одной из указанных выше процессуальных мер: подозреваемый не может появиться в деле как участник процесса.
   С другой стороны, не всякое заподозренное лицо становится подозреваемым, а лишь то из них, в отношении которого возбуждено уголовное дело, либо оно задержано, либо к нему применена мера пресечения.
   Из изложенного выше следует, что подозреваемый – это лицо, в отношении которого имеются данные (доказательства) виновности в совершении преступления, недостаточные для привлечения в качестве обвиняемого, и которое задержано по подозрению в совершении преступления, либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения, либо в отношении которого возбуждено уголовное дело.
   В отличие от обвиняемого подозреваемый – не обязательный участник процесса. Если у следователя изначально имеется достаточно доказательств для привлечения лица в качестве обвиняемого, он должен вынести постановление о привлечении этого лица в качестве обвиняемого, предъявить ему обвинение и работать с ним как с обвиняемым.
   Другими словами, по многим уголовным делам подозреваемого может и не быть: сразу же появляется обвиняемый как участник процесса.
   Подозреваемый – кратковременный участник процесса. Если подозреваемый задержан, то в течение 48 часов должен быть решен вопрос о заключении его под стражу,[9] либо об избрании иной меры пресечения, либо он освобождается из ИВС и мера пресечения к нему не избирается, и, следовательно, он перестает быть подозреваемым.
   Если в отношении подозреваемого избрана любая мера пресечения, то обвинение ему должно быть предъявлено в течение 10 суток. Если этого не произошло, мера пресечения автоматически отпадает, и лицо перестает быть подозреваемым.
   Десятисуточный срок исчисляется с момента избрания меры пресечения, а если в качестве меры пресечения к подозреваемому избрано заключение под стражу, – то с момента его задержания.
   При возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица это лицо остается подозреваемым вплоть до вынесения обвинительного акта, т. е. до окончания предварительного расследования в форме дознания. Срок дознания установлен в 20 суток. Прокурор может продлить этот срок еще на 10 суток. Таким образом, лицо остается подозреваемым в течение достаточно длительного времени. Положение еще более усугубляется, когда дознание приостанавливается.[10] Тогда в качестве подозреваемого можно оставаться неопределенно длительный срок. Представляется, что это неправильно. Считаем, что в случае возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, так же как и при избрании в отношении подозреваемого меры пресечения, постановление о привлечении в качестве обвиняемого должно быть вынесено не позднее 10 суток со дня возбуждения уголовного дела.
   УПК содержит исчерпывающий перечень процессуальных оснований появления в уголовном деле подозреваемого как участника процесса.
   Нельзя поставить лицо в положение подозреваемого путем допроса заподозренного лица, производства у такого лица обыска, производства иных процессуальных действий или применения иных процессуальных мер.
   Правда, из содержания ч. 3 ст. 49 УПК можно сделать и иной вывод.
   В этой статье определяется момент допуска защитника.
   Защитник допускается к участию в уголовном деле:
   1) с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого;
   2) с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица;
   3) с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях:
   а) предусмотренных ст. 91 и 92 УПК;
   б) применения к нему в соответствии со ст. 100 УПК меры пресечения в виде заключения под стражу;
   4) с момента объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы;
   5) с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления.
   Если эту норму толковать отдельно от норм, содержащихся в ст. 46 УПК, то можно сделать вывод, что подозреваемым будет не только то лицо, которое прямо указано в ст. 46, но и любое другое, к которому применяют меры принуждения. Абсурдность такого положения очевидна, поэтому в данном конкретном случае следует применить метод систематического толкования норм, содержащихся в ст. 46 и 49 УПК РФ. При таком подходе становится ясным, что подозреваемыми можно считать только тех лиц, которые прямо указаны в ст. 46 УПК. В ст. 49 речь идет о тех случаях:
   1) когда подозреваемый не был заключен под стражу, но в отношении него была избрана другая мера пресечения, и соответственно услугами защитника он в тот момент воспользоваться не мог. Когда же появляется обстоятельство, указанное в п. 4 или 5 ч. 3 ст. 49 УПК, у лица, которое уже является подозреваемым, возникает право воспользоваться услугами защитника;
   2) в отношении лица возбуждено уголовное дело, или оно задержано, или заключено под стражу. С этого момента лицо становится подозреваемым и имеет право на защитника. Но в тот момент подозреваемый этим правом не воспользовался. Когда же наступило одно из обстоятельств, указанных в п. 4 или 5 ч. 3 ст. 49 УПК, подозреваемому вновь предоставляется возможность воспользоваться услугами защитника. И об этом он вновь должен быть поставлен в известность, если даже при первом допросе отказался от защитника или заявил, что услугами защитника желает воспользоваться с момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого.
   Обвиняемый. Для того чтобы в производстве по уголовному делу появился обвиняемый, необходимо наличие совокупности материальных и процессуальных оснований.
   Материальные основания установлены в ст. 171 УПК РФ. Ими является наличие достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления. Подробно об этом говорится в гл. 2. Здесь же подчеркнем, что доказательств должно быть столько:
   1) чтобы следователь, дознаватель были убеждены в виновности этого лица;
   2) если дело будет направлено в суд, то, по мнению следователя, дознавателя, суд на основе этих доказательств должен будет вынести обвинительный приговор.
   Процессуальные основания установлены ч. 1 ст. 47 УПК.
   Обвиняемым признается лицо, в отношении которого:
   1) вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого;
   2) вынесен обвинительный акт.
   Таким образом, обвиняемый является активным участником процесса фактически лишь при производстве предварительного следствия.
   При производстве дознания обвиняемого нет и быть не может. Появляется он лишь тогда, когда расследование в форме дознания окончено и составлен обвинительный акт.
   Обвиняемый, по уголовному делу которого назначено судебное разбирательство, именуется подсудимым. Обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, именуется осужденным. Обвиняемый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор, является оправданным (ч. 2 ст. 47 УПК).
   Обвиняемый вправе защищать свои права и законные интересы и иметь достаточное время и возможность для подготовки к защите (ч. 3 ст. 47 УПК).
   Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту – конституционный принцип уголовного процесса. В Уголовно-процессуальном кодексе он закреплен в ст. 16, состоящей из четырех частей:
   1) подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя;
   2) суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивают им возможность защищаться всеми не запрещенными УПК способами и средствами;
   3) в случаях, предусмотренных УПК, обязательное участие защитника и (или) законного представителя подозреваемого или обвиняемого обеспечивается должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу;
   4) в случаях, предусмотренных УПК и иными федеральными законами, подозреваемый и обвиняемый могут пользоваться помощью защитника бесплатно.
   Права подозреваемого и обвиняемого закреплены ст. 46, 47, 198 и другими статьями УПК.
   Подозреваемый и обвиняемый имеют право:
   1. знать, в чем он подозревается или обвиняется, и давать свои объяснения и показания по поводу подозрения или обвинения либо отказаться от дачи объяснений и показаний. При согласии подозреваемого или обвиняемого дать показания, он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательства по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, предусмотренного п. 1 ч. 2 ст. 45 УПК;
   2. пользоваться помощью защитника (в том числе и бесплатно) и иметь с ним свидания наедине и конфиденциально, в том числе до первого допроса, без ограничения их числа и продолжительности;
   3. представлять доказательства;
   4. заявлять ходатайства и отводы;
   5. давать объяснения и показания на родном языке, которым подозреваемый, обвиняемый владеет;
   6. пользоваться услугами переводчика бесплатно;
   7. знакомиться с протоколами следственных действий, проведенных с их участием, и давать на них замечания;
   8. участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по их ходатайству, ходатайству их защитника либо законного представителя;
   9. приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следователя и дознавателя;
   10. получать копии:
   а) подозреваемый: постановления о возбуждении против него уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения;
   б) обвиняемый: постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, копию постановления о применении к нему меры пресечения, обвинительного заключения или обвинительного акта;
   11. при назначении и производстве экспертизы:
   а) знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы;
   б) заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении;
   в) ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении;
   г) ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту;
   д) присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту;
   е) знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта;
   12. участвовать в рассмотрении судом вопросов:
   а) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста;
   б) о продлении срока содержания под стражей;
   в) о временном отстранении от должности.
   13. защищаться иными способами и средствами, не запрещенными УПК. Поскольку обвиняемый участвует в предварительном следствии на всем его протяжении, а также в суде, он имеет и другие права, которых нет и не может быть у подозреваемого в силу кратковременного пребывания последнего в процессе.
   Обвиняемый имеет право:
   – знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела и выписывать из уголовного дела любые сведения и в любом объеме;
   – снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств;
   – возражать против прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 27 УПК;
   – участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций;
   – знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания;
   – обжаловать приговор, определение, постановление суда и получать копии обжалуемых решений;
   – получать копии принесенных по уголовному делу жалоб и представлений и подавать возражения на эти жалобы и представления;
   – участвовать в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора.
   Участие в уголовном деле защитника или законного представителя не служит основанием для ограничения какого-либо права обвиняемого или подозреваемого.
   Кроме того, при производстве конкретных следственных или иных процессуальных действий подозреваемый и обвиняемый наделяются и другими правами.
   У подозреваемого и обвиняемого имеются и обязанности:
   1. являться по вызову дознавателя, следователя, прокурора;
   2. не препятствовать предварительному расследованию и не скрываться от него;
   3. не совершать преступлений и иных правонарушений;
   4. не использовать запрещенные законом способы и средства защиты.
   В случае нарушения этих обязанностей к обвиняемому, подозреваемому может быть применена или изменена на более суровую мера пресечения, они могут быть подвергнуты принудительному приводу, против них может быть возбуждено административное производство или новое уголовное дело.

1.3.2. Защитник и законный представитель

   На этапе предварительного расследования в качестве защитника может быть допущен только адвокат.
   В соответствии с Федеральным законом об адвокатской деятельности и адвокатуре адвокатом является лицо, внесенное в реестр адвокатов органа юстиции субъекта РФ.
   «Адвокат вправе осуществлять адвокатскую деятельность на всей территории Российской Федерации без какого-либо дополнительного решения.
   Иностранные граждане и лица без гражданства, получившие статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, допускаются к осуществлению адвокатской деятельности на всей территории Российской Федерации в случае, если иное не предусмотрено Федеральным законом» (ч. 5, 6 ст. 9 Федерального закона об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации).
   «Адвокаты иностранного государства могут оказывать юридическую помощь на территории Российской Федерации по вопросам права данного иностранного государства.
   Адвокаты иностранных государств не допускаются к оказанию юридической помощи на территории Российской Федерации по вопросам, связанным с государственной тайной Российской Федерации.
   Адвокаты иностранных государств, осуществляющие адвокатскую деятельность на территории Российской Федерации, регистрируются федеральным органом исполнительной власти в области юстиции (далее – федеральный орган юстиции) в специальном реестре, порядок ведения которого определяется Правительством Российской Федерации.
   Без регистрации в указанном реестре осуществление адвокатской деятельности адвокатами иностранных государств на территории Российской Федерации запрещается» (ч. 5, 6 ст. 2 Федерального закона об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации).
   Защитник участвует в уголовном деле:
   1) с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого;
   2) с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица;
   3) с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления в случаях:
   а) предусмотренных ст. 91 и 92 УПК РФ;
   б) применения к нему в соответствии со ст. 100 УПК РФ меры пресечения в виде заключения под стражу;
   4) с момента объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы;
   5) с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления.
   Если в течение 24 часов с момента задержания подозреваемого или заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу явка защитника, приглашенного им, невозможна, то дознаватель, следователь или прокурор принимает меры по назначению защитника. При отказе подозреваемого, обвиняемого от назначенного защитника следственные действия с участием подозреваемого, обвиняемого могут быть произведены без участия защитника, за исключением случаев, предусмотренных п. 2–7 ч. 1 ст. 51 УПК РФ.
   Значительные сложности для следователя создают правила, установленные ч. 3 ст. 50 УПК. В ней закреплено, что «…в случае неявки приглашенного защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника дознаватель, следователь, прокурор или суд вправе предложить подозреваемому, обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае его отказа принять меры по назначению защитника. Если участвующий в уголовном деле защитник в течение 5 суток не может принять участие в производстве конкретного следственного действия, а подозреваемый, обвиняемый не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении, то дознаватель, следователь вправе произвести данное следственное действие без участия защитника, за исключением случаев, предусмотренных п. 2–7 ч. 1 ст. 51 настоящего Кодекса».
   Использование этой нормы недобросовестным обвиняемым может привести к бесконечному затягиванию предварительного следствия, а производство дознания сделает просто невозможным. Получается, что обвиняемый приглашает одного защитника и он не может явиться для участия в производстве следственного действия. Следователь предлагает обвиняемому другого защитника, и тот также в течение 5 суток не может явиться. Следователь снова предлагает пригласить другого защитника, и так до бесконечности. Конечно, большинство обвиняемых в силу недостаточности средств не смогут позволить себе такой роскоши. Но для состоятельных обвиняемых закон предоставил прекрасную возможность затягивать расследование. Безусловно, это недоработка законодателя, и необходимо срочно внести соответствующие изменения в ч. 3 ст. 50 УПК.
   Адвокат допускается к участию в деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Выносить специальное постановление о допуске адвоката в качестве защитника не требуется.
   Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты (ч. 7 ст. 49 УПК). Это означает, что если адвокат представил ордер и допущен к защите, он обязан осуществлять ее на протяжении всего предварительного расследования. Следователь не должен принимать ордер, выданный для участия адвоката в конкретном следственном или нескольких следственных действиях. Число адвокатов, которые могут защищать одного подозреваемого или обвиняемого, не ограничивается. Однако если одного подозреваемого, обвиняемого защищают несколько защитников, то, по нашему убеждению, на следователе не лежит обязанность обеспечивать явку всех их для участия в производстве каждого следственного действия.
   Один адвокат вправе защищать нескольких подозреваемых или обвиняемых, но только с согласия каждого из них и если интересы одного из них не противоречат интересам другого (ч. 6 ст. 49 УПК).
   В случае если защитник участвует в производстве по уголовному делу, в материалах которого содержатся сведения, составляющие государственную тайну, и не имеет соответствующего допуска к указанным сведениям, он обязан дать подписку об их неразглашении (ч. 5 ст. 49 УПК).
   На этапе предварительного расследования в качестве защитника допускаются адвокаты – близкие родственники обвиняемого, а также другие лица могут быть допущены в качестве защитников только по определению суда или постановлению судьи, но только наряду (вместе) с защитником. Эта норма призвана гарантировать надлежащую квалификацию лиц, допускаемых к участию в деле в качестве защитников.
   Заведующий юридической консультацией или президиум коллегии адвокатов обязан выделить адвоката для осуществления защиты подозреваемого или обвиняемого в течение 24 часов с момента получения соответствующего уведомления.
   В случае если адвокат участвует в производстве предварительного расследования или судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя, прокурора или суда, расходы на оплату его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета.
   Участие защитника в уголовном производстве обязательно (ст. 51 УПК РФ):
   1) если подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника;
   2) подозреваемый, обвиняемый является несовершеннолетним;
   3) подозреваемый, обвиняемый в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту;
   4) подозреваемый не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу;
   5) лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь;
   6) уголовное дело подлежит рассмотрению судом с участием присяжных заседателей;
   7) обвиняемый заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела в порядке, установленном гл. 40 (упрощенное судебное производство).
   Подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника. Такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого или обвиняемого. Отказ от защитника заявляется в письменном виде и отражается в протоколе соответствующего процессуального действия.
   Отказ от защитника не обязателен для дознавателя, следователя, прокурора в любом случае. Это правило введено в УПК отнюдь не случайно. Ведь в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде признаются недопустимыми. Отсюда следует, что по общему правилу дознавателю и следователю лучше не принимать отказа от защитника и допрашивать подозреваемого или обвиняемого с участием защитника.
   Отказ от защитника не лишает подозреваемого, обвиняемого права в дальнейшем ходатайствовать о допуске защитника к участию в производстве по уголовному делу. Допуск защитника не влечет за собой повторения процессуальных действий, которые к этому моменту уже были произведены (ст. 52 УПК РФ).
   Если в случаях обязательного участия защитника он не приглашен самим подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого, то дознаватель, следователь, прокурор или суд обеспечивает участие защитника в уголовном судопроизводстве.
   Полномочия (не права, как было в УПК РСФСР, а именно полномочия) защитника закреплены в ст. 53 УПК РФ.
   С момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе:
   1) иметь с подозреваемым, обвиняемым свидания наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности. Адвокат не должен получать разрешение дознавателя или следователя на каждое свидание (см.: Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 г. № 103-AP). УПК РФ вообще не предусматривает получение таких разрешений. Конституционный Суд РФ разъяснил, что выполнение адвокатом процессуальных обязанностей защитника, имеющего ордер на право ведения защиты, «не может быть поставлено в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находятся уголовные дела» (Постановление Конституционного Суда РФ от 25 октября 2001 г. № 14-П по делу о проверке конституционности положений, содержащихся в статьях 47 и 51 УПК РСФСР и пункта 15 части 2 статьи 16 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», в связи с жалобами граждан А. П. Голомидова, В. Г. Кислицина и И. В. Москвичева);[11]
   2) собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи.
   В соответствии с ч. 3 ст. 86 УПК защитник вправе собирать доказательства путем:
   а) получения предметов, документов и иных сведений;
   б) опроса лиц с их согласия;
   в) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.
   Вряд ли можно считать эту деятельность защитника собиранием доказательств.
   Для того чтобы сведения, полученные защитником, стали действительно доказательствами, следователь, по ходатайству защитника, должен допросить указанных выше лиц в качестве свидетелей, приобщить к делу представленные защитником документы или предметы. Если же он откажет в удовлетворении ходатайства защитника, то эти сведения доказательствами так и не станут;
   3) привлекать специалиста в соответствии со ст. 58 УПК РФ;
   4) присутствовать при предъявлении обвинения;
   5) участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника в порядке, установленном УПК РФ;
   6) знакомиться с протоколами задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, обвиняемого, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, обвиняемому;
   7) знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из уголовного дела любые сведения и в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств;
   8) заявлять ходатайства и отводы;
   9) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций, а также в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора;
   10) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора, суда и участвовать в их рассмотрении судом;
   11) защитник, участвующий в производстве следственного действия, в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному вправе давать ему в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам, давать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия. Следователь может отвести вопросы защитника, но обязан занести отведенные вопросы в протокол;
   12) использовать иные не запрещенные УПК РФ средства и способы защиты.
   Защитник не вправе разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ. За разглашение данных предварительного расследования защитник несет ответственность в соответствии со ст. 310 Уголовного кодекса РФ (ч. 2 ст. 53 УПК РФ).
   Участие в уголовном деле защитника или законного представителя обвиняемого не служит основанием для ограничения какого-либо права обвиняемого.
   По уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, кроме защитника, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители. Законные представители – родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего обвиняемого, подозреваемого либо потерпевшего, представители учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний обвиняемый, подозреваемый либо потерпевший, органы опеки и попечительства (п. 12 ст. 5 УПК).
   В соответствии со ст. 426 УПК РФ законные представители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого допускаются к участию в уголовном деле на основании постановления прокурора, следователя, дознавателя с момента первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обвиняемого. При допуске к участию в уголовном деле им разъясняются их права.
   Законный представитель вправе:
   1) знать, в чем подозревается или обвиняется несовершеннолетний;
   2) присутствовать при предъявлении обвинения;
   3) участвовать в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, а также, с разрешения следователя, в иных следственных действиях, производимых с его участием и участием защитника;
   4) знакомиться с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие, и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в них записей;
   5) заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора;
   6) представлять доказательства;
   7) по окончании предварительного расследования знакомиться со всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме.
   Прокурор, следователь, дознаватель вправе по окончании предварительного расследования вынести постановление о непредъявлении несовершеннолетнему обвиняемому для ознакомления тех материалов уголовного дела, которые могут оказать на него отрицательное воздействие. Ознакомление с этими материалами законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого является обязательным.
   Законный представитель может быть отстранен от участия в уголовном деле, если имеются основания полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого. Об этом прокурор, следователь, дознаватель выносят постановление. В этом случае к участию в уголовном деле допускается другой законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого.
   Кроме того, в деле о применении принудительных мер медицинского характера могут участвовать законные представители лица, в отношении которого ведется производство. Законный представитель и в этом случае привлекается к участию в деле постановлением прокурора или следователя. По этим делам предварительное следствие является обязательным.

Глава 2
Доказательства и доказывание

2.1. Предмет и пределы доказывания

   В ст. 73 УПК РФ эти обстоятельства обозначены как «обстоятельства, подлежащие доказыванию».
   В соответствии с этой статьей при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:
   1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);
   2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;
   3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;
   4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;
   5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;
   6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;
   7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания;
   8) обстоятельства, способствующие совершению преступления.
   В общем виде предмет доказывания определяется рамками состава преступления, по поводу которого ведется расследование. По каждому уголовному делу должны быть установлены при помощи доказательств, прежде всего, все элементы состава преступления.
   Предмет доказывания конкретизируется применительно к разным категориям преступления (кражи, убийства и т. п.). Конкретизируется он и при расследовании конкретного уголовного дела с учетом его специфики. Ясно одно: какое бы преступление ни было совершено, необходимо доказать прежде всего все элементы его состава.
   Некоторые обстоятельства (из числа указанных в ст. 73 УПК) не относятся или не всегда относятся к элементам состава преступления. Однако их также требуется установить с помощью доказательств по каждому уголовному делу.
   Так, размер и характер вреда, причиненного преступлением, требуется устанавливать независимо от того, является ли размер вреда квалифицирующим признаком или нет. Требуется также доказывать обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность обвиняемого, а также устанавливать иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, поскольку те и другие учитываются при назначении наказания.
   И, наконец, подлежат установлению (доказыванию) также обстоятельства, способствующие совершению преступления.
   Как уже отмечалось, предмет доказывания конкретизируется применительно к категориям уголовных дел.
   В ряде случаев предмет доказывания конкретизируется применительно к определенным категориям уголовных дел в самом Уголовно-процессуальном кодексе. Так, в соответствии со ст. 421 УПК по делам о преступлениях несовершеннолетних, кроме обстоятельств, установленных в ст. 73 УПК, должны быть установлены (доказаны) также:
   1) точный возраст несовершеннолетнего, число, месяц и год рождения;
   2) условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности его личности;
   3) влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц.
   При наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, устанавливается также, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.
   Статья 433 УПК устанавливает особенности предмета доказывания по делам о применении принудительных мер медицинского характера.
   Однако перечень обстоятельств, подлежащих установлению с помощью доказательств, не исчерпывается только теми, которые непосредственно входят в предмет доказывания.
   При работе с косвенными доказательствами приходится устанавливать с помощью доказательств обстоятельства, непосредственно в предмет доказывания не входящие. Но с помощью этих обстоятельств (в литературе их именуют «промежуточными» или «доказательственными» фактами) уже устанавливаются обстоятельства, непосредственно входящие в предмет доказывания.
   С другой стороны, есть обстоятельства, которые входят в предмет доказывания, но доказывать их не надо. Это общеизвестные и преюдициальные факты. По общему правилу, если обстоятельство, входящее в предмет доказывания по конкретному уголовному делу, является общеизвестным фактом или установлено вступившим в законную силу приговором суда по другому уголовному делу (именно такие факты именуются преюдициальными), то вновь доказывать это обстоятельство уже не требуется.
   Вместе с тем новый УПК внес такие сложности в работу с преюдициальными фактами, что преюдиция утрачивает свое значение в практической деятельности органов предварительного расследования.
   В соответствии со ст. 90 УПК, которая так и называется «Преюдиция», обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда. При этом такой приговор не может предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.
   Откуда может знать дознаватель, следователь, прокурор, вызовут или не вызовут обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором суда (преюдициальные факты), сомнения у судьи, который будет затем рассматривать дело?
   И, наконец, в законе употребляется и более широкое понятие: «обстоятельства, подлежащие установлению».
   Разумеется, прежде всего и в конечном счете подлежат безусловному установлению все обстоятельства, входящие в предмет доказывания. Подлежат установлению также промежуточные (доказательственные) факты. И обстоятельства, входящие в предмет доказывания, и промежуточные (доказательственные) факты устанавливаются только при помощи доказательств, с использованием при условиях, установленных в законе, общеизвестных и преюдициальных фактов.
   Однако в ряде случаев УПК допускает установление определенных обстоятельств как с помощью доказательств, так и иными процессуальными и даже непроцессуальными способами.
   Так, в стадии возбуждения уголовного дела для установления оснований для возбуждения уголовного дела возможность использования доказательств ограничена. В этой стадии, по общему правилу, производство следственных действий не допускается. Поэтому в стадии возбуждения уголовного дела (и только в этой стадии) могут использоваться объяснения. Объяснение – это процессуальный источник. Но он не является источником доказательств.
   При принятии решения об избрании меры пресечения, о производстве выемки, обыска и т. д. могут использоваться как источники доказательств, так и иные процессуальные источники и даже непроцессуальные источники, в том числе и оперативная информация.
   Следует остановиться еще на одной проблеме. Нетрудно заметить, что и при закреплении перечня обстоятельств, подлежащих доказыванию, входящих в предмет доказывания, разработчики нового УПК исходили, как нам представляется, из приоритета принципа состязательности.
   Получается, что участники со стороны обвинения должны устанавливать:
   1) событие преступления;
   2) виновность лица;
   3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого с отрицательной стороны;
   4) обстоятельства, отягчающие наказание;
   5) обстоятельства, способствующие совершению преступления. Обстоятельства же:
   1) исключающие совершение преступления и наказания;
   2) смягчающие наказание;
   3) характеризующие личность обвиняемого с положительной стороны – обязаны устанавливать (доказывать) участники со стороны защиты. Ведь по новому УПК от дознавателя, следователя, прокурора уже не требуется объективности, всесторонности, полноты.
   Наверное, не вызывает сомнений абсурдность такого положения. И по новому УПК следователь должен беспристрастно и с достаточной полнотой устанавливать все обстоятельства, имеющие значение для дела, не полагаясь на добросовестность адвоката.
   Пределы доказывания. В уголовном процессе осуществляется познавательная деятельность. Одной из ее особенностей является ограничение познания рамками предмета и пределов доказывания.
   Предмет исследования по каждому делу имеет свой объем, границы, именуемые в уголовно-процессуальной науке и литературе пределами доказывания. Таким образом, предмет и пределы доказывания и определяют границы познания по уголовному делу. Более того, что входит в предмет доказывания по уголовному делу, устанавливать не требуется. А то, что входит в предмет доказывания, следует устанавливать лишь в тех границах, которые определяются пределами доказывания.
   1. Таким образом, пределы доказывания определяются прежде всего предметом доказывания. Это означает, как уже отмечалось, что дознавателю, следователю не нужно и запрещено устанавливать обстоятельства с помощью доказательств, которые не входят напрямую в предмет доказывания или не являются промежуточными (доказательственными) фактами.
   2. Пределы доказывания определяются также глубиной исследования каждого обстоятельства, входящего в предмет доказывания. Дознаватель, следователь обязаны для себя определить по каждому расследуемому делу, до какой степени точности необходимо установить время совершения преступления (сутки, часы, минуты), насколько точно следует определить место совершения преступления и т. д.
   3. Пределы доказывания определяют также объем доказательственного материала, который являлся бы достаточным для того, чтобы считать установленным (доказанным) каждое обстоятельство, входящее в предмет доказывания. Предмет доказывания всегда объективен для следователя: все обстоятельства, в него входящие, определены в законе. Следователю сложнее определить в каждом конкретном случае пределы доказывания. Дознаватель, следователь могут считать, что с достаточной глубиной и полнотой установили каждое из обстоятельств, входящих в предмет доказывания, а прокурор, утверждая обвинительный акт или обвинительное заключение, может прийти к противоположному мнению и направить дело для производства дополнительного расследования.

2.2. Цель доказывания

   1) осуществляется в строгом соответствии с уголовно-процессуальным законом, который регламентирует все стороны познания. Уголовно-процессуальный закон определяет границы познания (предмет и пределы доказывания), устанавливает способы и средства познания, ограничивает круг субъектов, осуществляющих познание по уголовным делам. Знания, полученные с нарушением УПК, признаются ничтожными, не имеющими силы для принятия решений по уголовному делу;
   2) познание по уголовным делам носит прерывный характер. Оно ограничено процессуальными сроками. Оно ограничено также предметом и пределами доказывания. Более того, что входит в предмет доказывания, познавать по уголовному делу не требуется;
   3) познание по уголовным делам носит опосредованный характер. Познаются обстоятельства прошедшего. В этом сложность познания по уголовным делам. Вместе с тем опосредованный характер познания придает ему большую объективность. Более того, закон запрещает производить расследование лицу, которое непосредственно наблюдало процесс совершения преступления. В таком случае очевидец будет осуществлять функции следователя, но он не может быть дознавателем, следователем, прокурором, судьей по этому делу.
   Познание по уголовному делу складывается из мыслительной деятельности. Но в то же время и главным образом уголовно-процессуальное познание – это практическая деятельность по собиранию, проверке и оценке доказательств.
   То, что целью доказывания является именно установление истины, пожалуй, не вызывает возражений ученых-процессуалистов. Уже не один век ведутся споры по поводу характера истины, которая должна быть установлена в ходе расследования и судебного разбирательства дела.
   В российской предоктябрьской литературе господствовало мнение о формальном характере истины, устанавливаемой в уголовном судопроизводстве. Так, И. В. Михайловский прямо писал, что «задачей всякого, а значит уголовного, суда должно быть не стремление к отысканию безусловной материальной истины, а стремление к истине юридической».[13] Или другой известный ученый Т. Г. Тальберг полагал, что «о полной несоменности не может быть и речи в области судебного исследования, и в делах судебных судья вынужден по несовершенству средств человеческого правосудия удовлетворяться по необходимости лишь более или менее высокой степенью вероятности».[14] Так же, или почти так же, считали и другие выдающиеся российские ученые (Розин, Викторовский, Фойницкий, Познышев).
   По существу на таких же позициях стояли и советские ученые в первые десятилетия коммунистического режима. Так, академик А. Я. Вышинский в 1937 г. писал, что «условия судебной деятельности ставят перед судьей необходимость решать вопрос с точки зрения установления максимальной вероятности тех или иных фактов, подлежащих оценке».[15]
   С. А. Голунский определял истину, как «ту степень вероятности, которая необходима и достаточна для того, чтобы положить эту вероятность в основу приговора».[16] Такого же мнения придерживались и другие советские ученые.[17]
   В 60-е годы прошлого века позиции советских ученых по этой проблеме резко изменились. Господствующим стало мнение о том, что в приговоре суда всегда устанавливается объективная истина. Обосновывалось это тем, что обвинительный приговор не может быть постановлен, если по существу дела есть сомнения. Пожалуй, один С. В. Курылев на примерах из судебной практики пытался поставить под сомнение господствовавшее тогда мнение, за что подвергся жесточайшей критике.[18]
   Более того, некоторые ученые стали писать о необходимости достижения абсолютной истины по уголовному делу, что само по себе не более чем абсурдное утверждение. А достижение абсолютной истины – это беспрерывный процесс человеческого познания, и она, абсолютная истина, в принципе недостижима. В уголовном же процессе, как уже не раз отмечалось, истина ограничена рамками предмета доказывания. Все, что не входит в предмет доказывания, устанавливать не только не нужно, но и запрещается УПК.
   В постсоветское время вновь возникли споры о характере истины в уголовном судопроизводстве: является ли она объективной (материальной) или носит характер истины формальной (юридической).[19]
   Споры эти обусловлены, главным образом, провозглашением новым УПК состязательности как главного начала уголовного судопроизводства во всех его (в том числе и досудебных) стадиях. Нам представляется, что в этом споре происходит смешение двух понятий: «цель» и «результат».
   Обратимся к задачам уголовного судопроизводства.
   В соответствии с ч. 1 ст. 6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением:
   1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;
   2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.
   Определив целью уголовно-процессуального доказывания установление некоей формальной, юридической истины, мы тем самым заранее обречены на то, что уголовный процесс не будет выполнять свое предназначение: невиновные будут осуждены, а виновные оправданы.
   Целью доказывания, целью уголовно-процессуальной деятельности, конечно же, является достижение объективной истины, естественно, в рамках предмета и пределов доказывания. Проще говоря, по каждому уголовному делу, находящемуся в производстве, следователь, дознаватель, а затем и суд обязаны установить то, что было на самом деле при совершении преступления и как это было.
   При этом они должны быть убеждены, что было именно так, а не иначе. И это убеждение должно основываться на достаточной именно для убеждения, а не предположения, совокупности доказательств.
   Другое дело, что не по каждому уголовному делу удается достичь цели доказывания – установления истины. Об этом свидетельствуют оправдательные приговоры, отмены приговоров с прекращением уголовного дела в кассационном порядке и в порядке судебного надзора.
   Поэтому лишь презюмируется, что в каждом приговоре, вступившем в законную силу, действительно установлена истина и истина объективная. Однако эта презумпция, как и многие другие уголовно-процессуальные презумпции, является опровержимой, поскольку приговоры, вступившие в законную силу, также могут быть пересмотрены и отменены в порядке надзора.

2.3. Понятие доказательств

   Однако не всякие сведения, имеющие значение для дела и могущие служить доказательствами, признаются таковыми. Часть 2 ст. 74 приводит исчерпывающий перечень источников, содержащиеся в которых (и только) сведения на самом деле имеют юридическую силу доказательств. К этим источникам относятся:
   1) показания подозреваемого, обвиняемого;
   2) показания потерпевшего, свидетеля;
   3) заключение и показания эксперта;
   4) вещественные доказательства;
   5) протоколы следственных и судебных действий;
   6) заключение и показания специалиста;
   7) иные документы.
   Отсюда следует, что более правильно определять доказательства как «сведения, на основе которых устанавливаются обстоятельства, имеющие значение для дела, полученные из источников, указанных в законе».

2.4. Относимость и допустимость доказательств

   Относимость доказательств. Относимость – внутреннее свойство доказательств. Относимыми считаются те доказательства, посредством которых в конечном счете устанавливаются обстоятельства, входящие в предмет доказывания (ст. 73 УПК), а также иные обстоятельства, имеющие значение для расследуемого уголовного дела.
   Относимость – это пригодность доказательства для установления имеющих значение для дела обстоятельств по его содержанию.
   Относимыми будут те доказательства, с помощью которых устанавливаются наличие или отсутствие:
   1) оснований для возбуждения уголовного дела;
   2) обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК (входящих в предмет доказывания);
   3) доказательственных (промежуточных) фактов;
   Относимость доказательств оценивается на каждом последующем этапе предварительного расследования и в каждой последующей стадии уголовного процесса.
   Поэтому представление об относимости или неотносимости конкретного доказательства может меняться по мере «движения» уголовного дела: ранее считавшиеся не относящимися к делу доказательства в последующем могут быть признаны относимыми, и наоборот.
   Отсюда следует ряд важнейших правил, которыми должен руководствоваться дознаватель, следователь, давая первоначальную оценку доказательства с точки зрения относимости и решая вопрос о приобщении их к делу:
   1) при собирании доказательств лучше их «перебрать», чем недобрать. Это не означает вовсе, что, например, надо изымать и приобщать все, что обнаружено при осмотре места происшествия. Однако если следователь сомневается, относится или не относится конкретный предмет или документ к делу, лучше его изъять и приобщить к делу;
   2) если доказательство приобщено к делу, оно остается в деле, даже если впоследствии это доказательство признают неотносимым. Ничего из дела «выбрасывать» нельзя! Оценка относимости меняется. Следователь оценил доказательство как относимое, прокурор счел его не относящимся к делу, но не исключено, что суд встанет на позицию следователя и вновь признает относимым спорное доказательство.
   Допустимость доказательства – это пригодность его к доказыванию по форме.
   Допустимым считается лишь то доказательство, которое получено и приобщено к делу без нарушений требований УПК.
   Можно выделить следующие условия допустимости доказательств:
   1) доказательство получено из одного из источников, указанных в законе (ч. 2 ст. 74 УПК). Еще раз подчеркиваем, что перечень этот исчерпывающий. Никакие сведения, полученные из иного источника, не могут считаться доказательством в силу их недопустимости;
   2) доказательство получено и приобщено к делу одним из лиц или органов, которым предоставлено право собирать доказательства. Перечень этих лиц и органов также является исчерпывающим. К ним относятся: дознаватель, орган дознания, следователь, прокурор, суд, судья;
   3) доказательство получено и приобщено к делу должностным лицом, в производстве которого оно находится, либо по его поручению;
   4) соблюдены общие правила обнаружения, изъятия и приобщения к делу доказательств (например, общие правила производства следственных действий);
   5) соблюдены правила производства конкретного следственного или иного процессуального действия, в результате производства которого получено данное доказательство;
   6) при получении доказательства не были нарушены предусмотренные Конституцией РФ и УПК РФ права и законные интересы участников производства по делу, а также других лиц, так или иначе принимавших участие в производстве конкретного следственного или иного процессуального действия.
   Конечно же, перечень этот далеко не исчерпывающий. В любом случае действует общее правило, установленное ч. 1 ст. 75 УПК: «Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса».[21]
   Часть 2 ст. 75 УПК приводит отдельные случаи явной недопустимости доказательств, и, что более важно, вновь подтверждается положение о том, что любое доказательство, полученное с нарушением требований УПК, является недопустимым.
   К недопустимым доказательствам относятся:
   1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;
   2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;
   3) иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ (ч. 2 ст. 75 УПК РФ).
   Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение или обвинительный акт (ч. 3 ст. 88 УПК РФ).
   Таким образом, в доказывании могут использоваться не любые сведения, а лишь те из них, которые обладают свойствами относимости и допустимости.
   В ст. 89 УПК особо оговорено, что в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК.
   Оперативно-розыскная деятельность имеет громадное значение для уголовного процесса вообще и для доказывания в частности.
   Как уже отмечалось, в результате ОРД нередко выявляются источники доказательств.
   Вместе с тем сама по себе информация, полученная в результате проведения оперативных мероприятий, не может служить доказательством, поскольку не обладает признаком допустимости. Для того чтобы результаты ОРД стали доказательствами, они должны быть введены в уголовный процесс в соответствии с нормами УПК.

2.5. Классификация доказательств

   1. По отношению к предмету доказывания все доказательства можно подразделить:
   1) на обвинительные и
   2) оправдательные.
   Обвинительные доказательства – это доказательства, посредством которых устанавливается виновность обвиняемого, а также обстоятельства, отягчающие его ответственность.
   Прямые обвинительные доказательства, уличающие обвиняемого, принято называть уликами.
   Оправдательные – это доказательства, которые опровергают обвинение, устанавливают невиновность обвиняемого, а равно доказательства, которые устанавливают обстоятельства, смягчающие ответственность обвиняемого.
   Прямые оправдательные доказательства принято называть алиби.
   Деление доказательств на обвинительные и оправдательные носит условный характер. Это деление применимо, главным образом, к доказательствам, устанавливающим элементы состава преступления, относящиеся к субъекту и субъективной стороне.
   Многие доказательства в этом плане носят нейтральный характер. Например, те, посредством которых устанавливается место совершения преступления, время и другие обстоятельства объективной стороны состава преступления.
   Следует также заметить, что одно и то же доказательство может быть обвинительным по отношению к одному лицу и оправдательным по отношению к другому.
   Как уже отмечалось ранее, несмотря на то, что объективность, полнота, всесторонность в новом УПК не закреплены в качестве принципа уголовного процесса, дознаватель, следователь обязаны выявлять и закреплять по каждому уголовному делу как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого доказательства, как отягчающие, так и смягчающие ответственность.
   2. Прямые доказательства устанавливают непосредственно обстоятельства, входящие в предмет доказывания.
   Посредством косвенных доказательств устанавливаются промежуточные (доказательственные) факты, которые, в свою очередь, служат доказательствами наличия или отсутствия обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Как прямые, так и косвенные доказательства могут быть и обвинительными, и оправдательными.
   Подлежит равно тщательной оценке достоверность и прямых, и косвенных доказательств.
   Недоброкачественное прямое доказательство (свидетель-очевидец лжет или заблуждается) может принести расследованию гораздо больший вред, нежели недоброкачественное косвенное доказательство.
   В практической деятельности органам расследования приходится чаще работать именно с косвенными доказательствами.
   Наукой уголовного процесса разработаны правила работы с косвенными доказательствами:
   1) каждый доказательственный (промежуточный) факт сам должен быть доказан;
   2) должна быть достаточная совокупность косвенных доказательств;
   3) все косвенные доказательства должны быть согласованы одно с другим, подтверждать одно другое, должны составлять гармоническое целое, цепь улик, все звенья которой неразрывно связаны между собой;
   4) косвенные доказательства должны находиться в причинной связи с обстоятельствами, входящими в предмет доказывания;
   3. По отношению к источнику доказательства делятся:
   1) на первоначальные;
   2) производные.
   Первоначальными называются доказательства, которые получены из первоисточника: подлинные документы, показания свидетеля-очевидца и т. п.
   Производными называются доказательства, не являющиеся первоисточниками сведений об обстоятельствах, подлежащих установлению, а содержащие сведения, взятые из другого источника: копии документов, показания свидетеля о том, что он слышал от другого лица.
   Органы предварительного расследования должны стремиться к выявлению первоисточников доказательств.
   Общеизвестно, что чем дальше удален источник доказательства от первоисточника, тем больше искажений он может содержать.
   В частности, УПК признает недопустимыми показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ).
   Однако не следует и приуменьшать значимость производных доказательств:
   1) производные доказательства служат средством для обнаружения первоначальных;
   2) производные доказательства могут и вовсе заменить первоначальные, когда их невозможно использовать (документ утрачен или испорчен, свидетель умер).
   Каждое доказательство должно быть проверено. Но производные доказательства нуждаются в особой проверке.

2.6. Иные документы и вещественные доказательства

   К документам безусловно относятся протоколы следственных и иных процессуальных действий, заключение эксперта. Под иными документами в данном случае понимаются все другие, кроме протоколов и заключений эксперта, истребованные или представленные документы.
   В уголовном процессе понятию «документ» придается иное значение, чем в обыденном понимании или в делопроизводстве. Документом как источником доказательства будет являться не только официальный, имеющий подпись должностного лица, печать документ, но и всякий другой носитель информации.
   В соответствии с ч. 2 ст. 83 УПК документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. К ним могут относиться материалы фото– и киносъемки, аудио– и видеозаписи и иные носители информации.
   Документы могут быть получены в результате производства следственных действий (осмотра, выемки, обыска). Тогда они описываются в протоколе соответствующего следственного действия, и в этом же протоколе делается запись, что документы изъяты для приобщения к уголовному делу.
   Если документ истребован дознавателем, следователем, то он приобщается к делу вместе с копией запроса либо сопроводительным письмом.
   Когда документ представлен лицом, не являющимся участником процесса по данному делу, необходимо допросить его с целью выяснения, при каких обстоятельствах этот документ оказался у него и почему он считает, что данный документ имеет значение для дела.
   Если документ представлен участником процесса, то обычно одновременно заявляется ходатайство о приобщении представленного документа к уголовному делу. И в этом ходатайстве содержатся сведения об указанных выше обстоятельствах. Поэтому допрашивать его нет необходимости, а защитника, кроме того, допрашивать в принципе нельзя.
   Как нам представляется, нет необходимости выносить специальное постановление о приобщении документа к уголовному делу.
   Документы приобщаются к материалам уголовного дела и хранятся в течение всего срока его хранения. По ходатайству законного владельца изъятые и приобщенные к уголовному делу документы или их копии могут быть переданы ему (ч. 3 ст. 84 УПК РФ).
   В соответствии с ч. 1 ст. 81 УПК РФ вещественными доказательствами признаются любые предметы:
   1) которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления;
   2) на которые были направлены преступные действия;
   3) имущество, деньги и иные ценности, полученные в результате преступных действий либо нажитые преступным путем;
   4) иные предметы и документы, которые могут служить средством для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.
   Часть 4 ст. 84 УПК также устанавливает, что документы, обладающие признаками, указанными в ч. 1 ст. 81 УПК, признаются вещественными доказательствами.
   Получается, что каждый документ, имеющий значение для дела, одновременно может считаться и вещественным доказательством. Между тем порядок приобщения к делу, хранения и определения дальнейшей «судьбы» после вынесения приговора или постановления о прекращении уголовного дела различен для документов и для вещественных доказательств.
   Как нам представляется, вещественными доказательствами признаются документы:
   1) которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления;
   2) на которые были направлены преступные действия;
   3) имущество, деньги и иные ценности, полученные в результате преступных действий либо нажитые преступным путем;
   4) иные документы, когда для расследования имеет значение не содержание документа, а его форма.
   В отличие от документа (кроме тех, которые являются вещественными доказательствами) каждое вещественное доказательство должно быть осмотрено (о чем составляется протокол) и приобщено к делу, о чем выносится соответствующее постановление. Порядок хранения вещественных доказательств определяется ст. 82 УПК РФ.
   В соответствии с общим правилом, установленным ч. 1 и 5 ст. 82 УПК, вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела и передаваться вместе с уголовным делом. В случае, когда спор о праве на имущество, являющееся вещественным доказательством, подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, вещественное доказательство хранится до вступления в силу решения суда.
   При передаче уголовного дела органам дознания следователю или от одного органа дознания другому, либо от одного следователя другому, а равно при направлении уголовного дела прокурору или в суд, либо при передаче уголовного дела из одного суда в другой вещественные доказательства передаются вместе с уголовным делом.
   Вместе с тем ст. 82 (ч. 2 и 3) предусматривает исключения из этого общего правила. Вещественные доказательства в виде:
   1) предметов, которые в силу громоздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле, в том числе большие партии товаров, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимостью:
   а) фотографируются или снимаются на видео– или кинопленку, по возможности опечатываются и хранятся в месте, указанном дознавателем, следователем. К материалам уголовного дела приобщается документ о месте нахождения такого вещественного доказательства, а также может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования;
   б) возвращаются их законному владельцу, если это возможно без ущерба для доказывания, о чем выносится постановление;
   в) передаются для реализации в порядке, установленном Правительством РФ, о чем также выносится соответствующее постановление. Средства, вырученные от реализации, зачисляются на депозитный счет органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств, на срок до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела. К материалам уголовного дела может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования;
   2) скоропортящихся товаров и продукции, а также имущества, подвергающегося быстрому моральному старению, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимостью. Они могут быть:
   а) возвращены их владельцам. В этом случае составляется соответствующее постановление;
   б) в случае невозможности возврата переданы для реализации в порядке, установленном Правительством РФ. Средства, вырученные от реализации, зачисляются на депозитный счет либо органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств, либо банка или иной кредитной организации, предусмотренных перечнем, который устанавливается Правительством РФ на срок, предусмотренный ч. 1 ст. 82 УПК. К уголовному делу может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования;
   в) уничтожены, если скоропортящиеся товары и продукция пришли в негодность. В этом случае составляется протокол в соответствии с требованиями ст. 166 УПК;
   3) изъятых из незаконного оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, а также предметов, длительное хранение которых опасно для жизни и здоровья людей или для окружающей среды, после проведения необходимых исследований передаются для их технологической переработки или уничтожаются, о чем составляется протокол в соответствии с требованиями ст. 166 УПК;
   4) денег и иных ценностей, изъятых при производстве следственных действий, после их осмотра и производства других необходимых следственных действий:
   а) должны быть сданы на хранение в банк или иную кредитную организацию;
   б) могут храниться при уголовном деле, если индивидуальные признаки денежных купюр имеют значение для доказывания;
   5) имущества, полученного в результате преступных действий либо нажитого преступным путем, обнаруженного при производстве следственных действий, подлежат аресту в порядке, установленном ст. 115 УПК РФ. Опись имущества, подвергнутого аресту, приобщается к уголовному делу.
   Правительством Российской Федерации могут быть установлены и иные условия хранения, учета и передачи отдельных категорий вещественных доказательств.
   В приговоре суда, а также в постановлении или определении о прекращении уголовного дела обязательно должен быть разрешен вопрос о судьбе вещественных доказательств (ч. 3 ст. 81, п. 9. ч. 2 ст. 213, п. 2 ч. 1 ст. 309 УПК РФ).
   При этом:
   1) орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются;
   2) предметы, запрещенные к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются;
   3) предметы, не представляющие ценности и не истребованные стороной, подлежат уничтожению, а в случае ходатайства заинтересованных лиц или учреждений могут быть переданы им;
   4) деньги и иные ценности, нажитые преступным путем, по приговору суда подлежат обращению в доход государства;
   5) документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при уголовном деле в течение всего срока хранения последнего либо передаются заинтересованным лицам по их ходатайству;
   6) имущество, деньги и иные ценности, полученные в результате преступных действий либо нажитые преступным путем, по приговору суда подлежат возвращению законному владельцу либо обращению в доход государства в порядке, установленном Правительством Российской Федерации;
   7) остальные предметы передаются законным владельцам, а при неустановлении последних переходят в собственность государства. Споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.
   Предметы, изъятые в ходе досудебного производства, но не признанные вещественными доказательствами, подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты (ч. 3 ст. 81 УПК РФ).

2.7. Процесс доказывания

   Доказывание состоит как в мыслительной, так и (главным образом) в практической деятельности дознавателя, прокурора, следователя, а также иных участников процесса как со стороны обвинения, так и со стороны защиты по собиранию, проверке и оценке доказательств.
   Процесс доказывания (и об этом прямо указано в законе) состоит из трех элементов:
   1) собирание доказательств;
   2) их проверка;
   3) оценка доказательств.
   В литературе эти элементы иногда обозначают как этапы доказывания. Однако это не так. Если собирание, проверку и оценку доказательств считать этапами доказывания, то тогда получается, что сначала надо собрать доказательства, проверить их, затем оценить. В практической же деятельности все происходит иначе. Обнаружив, например, документ или предмет, следователь прежде всего оценивает его относимость. И только затем, когда он признает обнаруженный объект относящимся к делу, следователь, дознаватель принимает решение о приобщении этого объекта к уголовному делу (собственно говоря, лишь после приобщения к делу данный объект и становится доказательством). Оценка, проверка доказательств – постоянный процесс в работе дознавателя, следователя, равно как и собирание доказательств. Все эти элементы постоянно перемежаются.
   Именно поэтому они и называются элементами, а не этапами. Между тем в доказывании действительно прослеживается этапность, последовательность. Так, первым этапом в доказывании является установление признаков преступления (оснований для возбуждения уголовного дела) в стадии возбуждения уголовного дела. Следующий этап начинается после возбуждения уголовного дела. Задачей этого этапа будет собирание доказательств (разумеется, с их проверкой и оценкой), достаточных для вынесения постановления о привлечении определенного лица в качестве обвиняемого, и т. д.
   Доказывание происходит на всех стадиях уголовного процесса, и на каждой стадии оно (доказывание) весьма специфично.

2.8. Собирание доказательств

   Собирание доказательств, в свою очередь, состоит из нескольких этапов: обнаружения, изъятия, фиксации (закрепления), приобщение к делу.
   Обнаружение доказательств – их отыскание, выявление. Доказательства выявляются, главным образом, при производстве следственных действий (осмотров, обысков, контроля и записи переговоров и т. д.).
   Могут они выявляться и при производстве других процессуальных действий, например ревизии. Доказательства могут выявляться и непроцессуальным путем, например, в результате производства оперативных мероприятий. Однако в последнем случае дальнейшие действия по закреплению и приобщению к делу выявленного доказательства должны производиться в порядке, предусмотренном УПК, и тем дознавателем, следователем, в производстве которого находится уголовное дело.
   Обнаружение предполагает оценку выявленных сведений как доказательств с точки зрения относимости. Естественно, это оценка носит предварительный характер.
   Следующим этапом в собирании доказательств является изъятие доказательства. Изъятие может производиться путем истребования, производства выемки в добровольном или принудительном порядке, иных следственных действий.
   Фиксация – это закрепление доказательства. УПК предусматривает различные способы фиксации доказательств. Но основным и обязательным средством (способом) фиксации является составление письменного протокола того следственного действия, в результате которого получено доказательство, или отдельного протокола осмотра документа или вещественного доказательства, когда осмотр производился как самостоятельное следственное действие.
   Доказательства могут фиксироваться и с применением технических средств: фотографирования, аудио– и видеозаписи, дактилоскопирования и т. д. Но все перечисленные способы фиксации доказательств являются вспомогательными, и результаты их применения (фотографии, видеозапись, слепки, дактилокарты и т. д.) имеют юридическую значимость лишь при наличии письменного протокола. И, наконец, доказательство должно быть приобщено к уголовному делу.
   УПК предусматривает различные способы приобщения к делу доказательств. Так, для приобщения к делу вещественного доказательства составляется соответствующее постановление. Документы могут быть приобщены к делу на основании копии запроса следователя или сопроводительного письма. Показания допрошенного лица фиксируются в протоколе допроса, и он приобщается к делу. При этом никакого специального документа о приобщении протокола допроса к делу составлять не требуется.
   Для того чтобы доказательство, приобщенное к делу, не было затем признано недопустимым, на каждом этапе собирания доказательств дознаватель, следователь обязаны неуклонно соблюдать все требования уголовно-процессуального закона.
   Существенным недостатком нового УПК РФ является то, что он (в отличие от УПК РСФСР) не указывает конкретные способы собирания доказательств.
   В ч. 1 ст. 86 содержится лишь общее правило о том, что собирание доказательств осуществляется путем производства следственных и иных процессуальных действий. Как нам представляется, способы собирания доказательств остаются прежними, т. е. теми, которые были до вступления в силу нового УПК РФ.
   1. Основным способом собирания доказательств остается производство следственных действий. УПК содержит исчерпывающий перечень следственных действий. Подробно порядок производства каждого из них излагается в гл. 10 настоящей работы.
   Среди всех следственных действий УПК выделяет те, производство которых допускается в стадии возбуждения уголовного дела: осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение экспертизы. Неотложным же по смыслу УПК РФ может быть признано по конкретному делу в конкретной обстановке любое следственное действие из числа предусмотренных УПК.
   2. Истребование документов и предметов. Дознаватель, следователь по находящемуся в его производстве уголовному делу вправе истребовать имеющие значение для дела предметы и документы от любого субъекта (физического, юридического лица, должностного лица, органа и организации и т. д.), у которого они находятся.
   Предметы, документы могут быть также получены в результате производства обыска и выемки.
   Истребование как способ собирания доказательств может использоваться при наличии двух условий:
   1) точно известно, какой предмет или документ необходим и где (у кого) он находится;
   2) нет оснований полагать, что документ (предмет) может быть утрачен, уничтожен или испорчен. Если же подобные предположения имеются, то следует незамедлительно производить обыск или выемку.
   3. Представление доказательств участниками процесса и иными лицами. Представить документы и предметы, могущие быть доказательствами, может любое лицо, в том числе и не имеющее никакого отношения к данному уголовному делу.
   Разница, однако, заключается в том, что если предметы (документы) представляет участник процесса (потерпевший, обвиняемый, защитник и др.), следователь обязан оценить относимость представленного доказательства и принять письменное решение (вынести постановление) об удовлетворении ходатайства и приобщении к делу представленного объекта или об отказе в этом. Как и любое иное, это постановление следователя можно обжаловать прокурору или в суд.
   Когда же предмет или документ представляет дознавателю, следователю иное лицо, не являющееся участником судопроизводства по данному делу, указанных выше действий следователь может и не производить, если признает представленный объект не имеющим отношения к делу.
   Порядок приобщения к делу истребованных документов и вещественных доказательств излагался выше.
   4. Назначение ревизий и документальных проверок. Ревизия и документальная проверка назначаются дознавателем, следователем путем вынесения постановления в тех случаях, когда не требуется производство соответствующей экспертизы.
   В отличие от экспертизы порядок производства ревизии и документальной проверки регламентируется не УПК, а ведомственными инструкциями. Однако акты ревизии и документальной проверки являются доказательством. Поскольку новый УПК (и в этом также его недостаток) специально не предусматривает производство ревизий и документальных проверок, относя их, по-видимому, к числу «иных процессуальных действий», – акты ревизий и документальных проверок следует относить к иным документам.
   В соответствии с ч. 2 и 3 ст. 86 УПК, подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательства.
   Защитник вправе собирать доказательства путем:
   1) получения предметов, документов и иных сведений;
   2) опроса лиц с их согласия;
   3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.
   Отсюда можно сделать вывод, что указанные выше участники процесса также вправе собирать доказательства. На самом деле это не так. Любые сведения становятся доказательством лишь после приобщения к делу источника, в котором они содержатся. А приобщает к делу доказательства дознаватель, следователь, прокурор после оценки их относимости. Таким образом, подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший и его представитель на самом деле не собирают, а лишь представляют дознавателю, следователю и не доказательства, а предметы и документы, ходатайствуя о приобщении их к делу. Вопрос же о том, являются ли представленные предметы, документы доказательствами или не являются, решает дознаватель, следователь, в производстве которого находится уголовное дело, после оценки их относимости.
   Доказательствами представленные документы и предметы становятся лишь после приобщения их к делу соответственно дознавателем, следователем, прокурором.

2.9. Проверка доказательств

   1) оценка самого доказательства, его относимости, допустимости, достоверности;
   2) сопоставление проверяемого доказательства с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле;
   3) получение новых доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.
   Оценка доказательств. Правила оценки доказательств устанавливаются ст. 88, а также ст. 17, 73–75 УПК РФ.
   1. Подлежит оценке каждое доказательство с точки зрения его относимости, допустимости, достоверности.
   2. Подлежат оценке все собранные доказательства в их совокупности с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела.
   3. Каждое доказательство и их совокупность оцениваются дознавателем, следователем, прокурором, судом по своему внутреннему убеждению.
   4. Внутреннее убеждение вместе с тем должно основываться не на интуиции, симпатиях или антипатиях, а на совокупности имеющихся в деле доказательств.
   5. При оценке доказательств дознаватель, следователь, прокурор, суд руководствуются законом и совестью.
   6. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, а потому при оценке доказательств не должно отдаваться предпочтение какому-либо из них (например, заключению экспертизы).

Глава 3
Меры пресечения

3.1. Понятие, виды и система мер пресечения

   В уголовном процессе применяются различные виды государственного принуждения. Весь уголовный процесс основан на возможности принуждения. Кроме того, для обеспечения процессуальной деятельности могут применяться не только уголовно-процессуальные, но и иные меры принуждения. В частности, для побуждения свидетеля, потерпевшего к даче правдивых показаний установлена уголовная ответственность ст. 307, 308 УК РФ. Установлена уголовная ответственность за заведомо ложный перевод (ст. 307 УК РФ), разглашение данных предварительного следствия (ст. 310 УК РФ), подкуп или принуждение к даче показаний или уклонение от дачи показаний либо к неправильному переводу (ст. 309 УК РФ) и многие другие нарушения в сфере уголовного судопроизводства.
   Предусмотрены и административно-правовые меры обеспечения уголовно-процессуальных обязанностей.
   Вместе с тем основное положение в механизме обеспечения уголовно-процессуальной деятельности занимают именно уголовно-процессуальные меры принуждения.
   В свою очередь, в практической деятельности из всех уголовно-процессуальных мер принуждения наиболее часто применяются именно меры пресечения.
   В УПК РФ не дано понятия мер пресечения. Перечислены лишь их виды и установлены основания для применения любой меры пресечения из числа указанных в законе.
   Прежде всего, следует отметить, что любая мера пресечения – это мера уголовно-процессуального принуждения, ограничивающая в той или иной степени свободу обвиняемого или подозреваемого.
   Мера пресечения – это не наказание. Мера пресечения носит, как правило, превентивный характер. Она применяется к обвиняемому или подозреваемому еще до того, как он совершил какое-либо уголовно-процессуальное правонарушение и именно с тем, чтобы он не смог его совершать, не смог помешать нормальному движению уголовного процесса.
   Мера пресечения в качестве ответственности может рассматриваться лишь тогда, когда в случае нарушения уже ранее избранной меры пресечения она заменяется обвиняемому на другую, более суровую (залог – на заключение под стражу, подписка о невыезде – на залог).
   Мера пресечения не включается в содержание наказания, не служит началом наступления уголовной ответственности.
   Отличие любой меры пресечения (в том числе и заключения под стражу) выражается в следующем:
   1) мера пресечения – институт уголовно-процессуального права, применяется в рамках уголовного процесса, не может и не должна содержать элементов кары;
   2) основанием уголовной ответственности и уголовного наказания служит совершение преступления. Основания для применения меры пресечения совершенно иные и не связаны с совершением преступления;
   3) как уже отмечалось, в отличие от наказания, меры пресечения носят, как правило, превентивный характер.
   4) наказание применяется только к лицу, официально судом признанному от имени государства виновным в совершении преступления. Меры же пресечения применяются не к преступникам, а к обвиняемым, подозреваемым, т. е. к субъектам не уголовного, а уголовно-процессуального права.
   5) уголовное наказание назначается только судом. Мера же пресечения может быть избрана дознавателем, следователем, прокурором, т. е. участниками уголовного процесса со стороны обвинения.
   Из вышеизложенных отличий следуют, во всяком случае, два положения:
   1) ограничения, связанные с применением меры пресечения, не должны носить карательного характера и должны ограничиваться лишь теми, которые препятствуют обвиняемому, подозреваемому мешать нормальному ходу уголовного процесса;
   2) мера пресечения не может избираться в карательных целях, когда отсутствует хотя бы одно из оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ. Не случайно в этой связи новый УПК РФ (в отличие от УПК РСФСР) отказался от возможности избрания меры пресечения заключение под стражу только лишь на основании тяжести преступления, в совершении которого подозревалось или обвинялось лицо.
   Вместе с тем тяжесть преступления, в совершении которого обвиняется или подозревается лицо, всегда учитывается при избрании меры пресечения вообще и конкретной меры пресечения в частности. В соответствии со ст. 98 УПК РФ мерами пресечения являются:
   1) подписка о невыезде;
   2) личное поручительство;
   3) наблюдение командования воинской части;
   4) присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым;
   5) залог;
   6) домашний арест;
   7) заключение под стражу.
   Указанный выше перечень мер пресечения является исчерпывающим. Никакие другие меры, как предусмотренные УПК, так и тем более им не предусмотренные, не могут использоваться в качестве мер пресечения.
   Меры пресечения в ст. 98 УПК РФ указаны в строгой последовательности: от менее серьезных к более серьезным. Это обстоятельство следует иметь в виду при замене одной меры пресечения на другую. Так, в случае нарушения обвиняемым такой меры пресечения, как залог, он не может быть заменен на подписку о невыезде, а только на заключение под стражу.

3.2. Порядок избрания и отмены меры пресечения

   Из смысла ст. 97 УПК РФ следует, что мера пресечения избирается с целью, чтобы обвиняемый не смог:
   1) скрыться от дознания, следствия, суда;
   2) продолжить заниматься преступной деятельностью;
   3) угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства или иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу;
   4) уклониться от исполнения вынесенного в отношении него приговора суда.
   С целями применения мер пресечения напрямую связаны и основания для их избрания.
   В соответствии со ст. 97 УПК РФ:
   1. Дознаватель, следователь, прокурор, а также суд в пределах предоставленных им полномочий вправе избрать обвиняемому одну из мер пресечения, предусмотренных УПК РФ, при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый:
   1) скроется от дознания, следствия, суда;
   2) может продолжать заниматься преступной деятельностью;
   3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства или иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.
   2. Мера пресечения может избираться также для обеспечения исполнения приговора.
   Отсюда следует, что мера пресечения избирается не на основании интуиции следователя. Для избрания любой меры пресечения должны быть фактические данные, сведения о том, что обвиняемый может скрыться, продолжить преступную деятельность, помешать расследованию.
   Но при этом следует учитывать, что:
   1) этих данных должно быть достаточно хотя бы для предположения, а не обязательно уверенности, что обвиняемый скроется, и т. д.;
   2) эти данные могут быть получены как из процессуальных, так и из непроцессуальных, в том числе и оперативных источников;
   3) если для избрания конкретной меры пресечения необходимо согласие суда, эти данные должны быть отражены в материалах, представляемых в суд вместе с постановлением о возбуждении ходатайства.
   Статья 99 УПК РФ устанавливает обстоятельства, которые должны учитывать дознаватель, следователь, прокурор при избрании меры пресечения вообще и конкретной меры пресечения.
   К таким обстоятельствам относятся: тяжесть предъявленного обвинения, данные о личности обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий.
   Естественно, что этот перечень не является исчерпывающим.
   Следует также отметить, что следователь должен критически относиться к представляемым документам – в случае необходимости, например, проверить медицинские документы, затребовать дополнительные характеристики, сведения о судимости и т. п.
   Мера пресечения может быть избрана в любой момент предварительного расследования: тогда, когда у дознавателя или следователя появляются основания полагать, что обвиняемый или подозреваемый путем сокрытия от предварительного расследования или иным путем может воспрепятствовать производству по делу. Избрать меру пресечения вправе тот дознаватель или следователь, в производстве которого находится уголовное дело. Надзирающий прокурор вправе избрать меру пресечения в отношении любого подозреваемого, обвиняемого по любому уголовному делу.
   В соответствии со ст. 101 УПК РФ об избрании меры пресечения дознаватель, следователь, прокурор или судья выносит постановление, а суд – определение, содержащее указание на преступление, в котором подозревается или обвиняется лицо, и основания для избрания этой меры пресечения.
   Копия постановления или определения вручается лицу, в отношении которого оно вынесено, а также его защитнику или законному представителю по их просьбе.
   Одновременно лицу, в отношении которого избрана мера пресечения, разъясняется порядок обжалования решения об избрании меры пресечения, установленный ст. 123–127 УПК РФ.
   Следует иметь в виду, что залог как мера пресечения избирается только с согласия прокурора, а домашний арест и заключение под стражу – с согласия суда.
   Мера пресечения может быть изменена или отменена. Изменяется мера пресечения на более мягкую или более суровую, когда изменились обстоятельства, послужившие основанием для ее избрания (обвиняемый нарушил подписку о невыезде и скрылся, находящийся под стражей обвиняемый заболел и нуждается в лечении в специализированном лечебном учреждении и т. п.).
   Изменить или отменить меру пресечения вправе тот дознаватель или следователь, в чьем производстве на данный момент находится уголовное дело. Надзирающий прокурор вправе изменить или отменить меру пресечения в любой момент производства по делу, в том числе и при утверждении обвинительного заключения или обвинительного акта.
   Мера пресечения, избранная в ходе досудебного производства прокурором, а также следователем, дознавателем по его письменному указанию, может быть отменена или изменена только с согласия прокурора.

3.3. Подписка о невыезде и надлежащем поведении

   В соответствии со ст. 102 УПК РФ подписка о невыезде и надлежащем поведении состоит в письменном обязательстве подозреваемого или обвиняемого:
   1) не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения дознавателя, следователя, прокурора или суда;
   2) в назначенный срок являться по вызовам дознавателя, следователя, прокурора в суд;
   3) иным путем не препятствовать производству по уголовному делу.
   Подписка о невыезде и надлежащем поведении может быть избрана в качестве меры пресечения, прежде всего, в отношении лица, которое постоянно проживает в месте производства предварительного расследования: в жилом доме, квартире, доме-интернате и иных специализированных учреждениях социальной защиты и т. д. Однако эта мера пресечения может применяться и в отношении лиц, состоящих на временном регистрационном учете, а постоянного места жительства они либо вовсе не имеют, либо имеют, но в другом регионе, районе: приехали в гости, в санаторий, проживают в гостинице, пансионате.
   Однако в последнем случае следует подходить более осторожно к избранию данной меры пресечения, учитывать, в частности, такие обстоятельства, как сроки, на которые предоставлено лицу право проживания в гостинице (пансионате), согласны ли родственники обвиняемого на длительное проживание последнего у них и т. п.
   В любом случае подписка о невыезде и надлежащем поведении может быть избрана в качестве меры пресечения только в отношении тех лиц, которые имеют постоянное или временное место жительства на территории Российской Федерации.
   Подписка о невыезде и надлежащем поведении – такая же мера пресечения, как и любая другая. И избирать ее можно лишь тогда, когда имеется хотя бы одно из оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ. Следователи же довольно часто в постановлениях об избрании в качестве меры пресечения подписки о невыезде пишут, например: «Обвиняемый имеет постоянное место жительства, ранее не судим, скрываться от следствия и мешать ему не будет… а потому избрать в отношении обвиняемого в качестве меры пресечения подписку о невыезде». В этих и подобных случаях следователь не только не приводит оснований избрания меры пресечения, но, напротив, обосновывает мнение о том, что мера пресечения не должна избираться вообще.
   Избрание в качестве меры пресечения подписки о невыезде вовсе не означает, что обвиняемый постоянно должен пребывать в месте, в котором проживает. Естественно, он вправе ходить на работу, учебу и т. д. Разрешение лица, в чьем производстве находится уголовное дело, требуется тогда, когда обвиняемому необходимо покинуть место постоянного или временного проживания более чем на одни сутки или выехать в другой район, город, регион и т. п.
   Не будут нарушением подписки о невыезде и надлежащем поведении те случаи, когда обвиняемый не явился по вызову следователя по уважительным причинам, например, из-за болезни. Следователь, естественно, вправе проверить уважительность причины неявки обвиняемого по вызову.
   Обязательство, установленное в п. 3 ст. 102 УПК РФ, означает, что обвиняемый не должен препятствовать производству по уголовному делу незаконными способами и средствами. Участие в деле защитника обвиняемого в определенном смысле мешает дознавателю, следователю. Но это законное право обвиняемого, и его реализация не служит основанием считать, что нарушено обязательство не препятствовать производству по уголовному праву.

3.4. Личное поручительство

   Условия применения данной меры пресечения следующие:
   1) должно быть письменное ходатайство одного или нескольких лиц о поручительстве;
   2) в качестве поручителей могут выступать лишь лица, заслуживающие доверия;
   3) каждый из поручителей дает обязательство о том, что он ручается за выполнение подозреваемым или обвиняемым обязанностей:
   а) в назначенный срок являться по вызовам дознавателя, следователя, прокурора, суда;
   б) не препятствовать производству по уголовному делу.
   4) согласие лица, в отношении которого дается поручительство;
   5) каждому поручителю должно быть разъяснено существо подозрения или обвинения, а также обязанности и ответственность.
   УПК РФ установлена ответственность поручителя в случае нарушения тем, за кого он поручился, своих обязанностей.
   На поручителя может быть наложено взыскание в размере до ста минимальных размеров оплаты труда. Взыскание налагается судьей районного федерального суда по месту производства предварительного расследования. Дознаватель, следователь или прокурор составляет протокол о нарушении, который направляется в районный суд и подлежит рассмотрению судьей в течение 5 суток с момента его поступления в суд. В судебное заседание вызываются лицо, на которое может быть наложено денежное взыскание, и лицо, составившее протокол. Неявка нарушителя без уважительных причин не препятствует рассмотрению протокола (ст. 118 УПК РФ).

3.5. Присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым

   Несовершеннолетний подозреваемый или обвиняемый может быть отдан под присмотр:
   1) родителей;
   2) опекунов;
   3) попечителей;
   4) других заслуживающих доверия лиц (например, 14-летний Н. проживал у своего дяди, который и занимался его воспитанием, однако не был официально признан его опекуном, поскольку родители Н. не были лишены родительских прав, хотя постоянно пьянствовали и не имели постоянных занятий. Находясь в гостях у своих родителей, Н. совершил кражу велосипеда. Вполне обоснованно Н. был отдан под присмотр своему дяде, а не родителям-алкоголикам);
   5) должностные лица специализированного детского учреждения, в котором находится несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый.
   У лиц, которым несовершеннолетний отдан под присмотр, берется письменное обязательство обеспечить его надлежащее поведение, т. е. он должен:
   1) не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения дознавателя, следователя, прокурора или суда;
   2) в назначенный срок являться по вызовам дознавателя, следователя, прокурора и в суд;
   3) иным путем не препятствовать производству по уголовному делу.
   При избрании данной меры пресечения дознаватель, следователь, прокурор или суд разъясняет лицам, указанным выше, существо подозрения или обвинения, а также их ответственность, связанную с обязанностями по присмотру.
   В случае невыполнения обязанностей по присмотру может быть наложено денежное взыскание в размере до ста минимальных размеров оплаты труда.

3.6. Залог

   Залог состоит во внесении подозреваемым или обвиняемым либо другим физическим или юридическим лицом на депозитный счет органа, избравшего данную меру пресечения, денег, ценных бумаг или ценностей в целях обеспечения явки к следователю, прокурору или в суд подозреваемого, обвиняемого и предупреждения совершения им новых преступлений. Вид и размер залога определяются органом или лицом, избравшим данную меру пресечения, с учетом характера совершенного преступления, данных о личности подозреваемого, обвиняемого и имущественного положения залогодателя (ч. 1 ст. 106 УПК РФ).
   Таким образом, залогодателем может быть не только сам обвиняемый или подозреваемый, но и любое другое лицо – как физическое, так и юридическое. Если залог вносится лицом, не являющимся подозреваемым, обвиняемым, то ему разъясняются существо подозрения, обвинения, в связи с которым избирается данная мера пресечения, а также связанные с ней обязательства и последствия их невыполнения или нарушения (ч. 3 ст. 106 УПК РФ).
   Закон не определяет ни минимальной, ни максимальной суммы залога. Однако при определении суммы залога следует учитывать реальное имущественное положение залогодателя, его доходы так, чтобы потеря залога в самом деле была для залогодателя существенной.
   В качестве залога могут приниматься не только деньги, ценные бумаги, но и любое движимое или недвижимое имущество, акции, облигации и т. п.
   Полагаем, что в ч. 1 ст. 106 УПК РФ неполно определены цели избрания залога в качестве меры пресечения.
   Следует исходить из того, что общие цели любой меры пресечения определяются ст. 97 УПК РФ. Поэтому и залог как мера пресечения применяется не только в целях обеспечения явки к следователю, прокурору, в суд и предупреждения совершения подозреваемым или обвиняемым новых преступлений, но и с тем, чтобы подозреваемый или обвиняемый не угрожал свидетелям или иным участникам уголовного судопроизводства, не уничтожал доказательства, иным путем не препятствовал производству по уголовному делу. Залог может применяться и для обеспечения исполнения приговора.
   Отсюда следует, что нарушение подозреваемым или обвиняемым любого из указанных выше обязательств может повлечь обращение залога в доход государства.
   В доход государства залог обращается судом в том же порядке, в каком налагается денежное взыскание (ст. 118 УПК РФ).
   Суд и прокурор указанную меру пресечения избирают самостоятельно, а дознаватель и следователь – только с согласия прокурора.
   Залог вносится на депозитный счет того органа, который избирает эту меру пресечения. О принятии залога составляется протокол, копия которого вручается залогодателю.
   Следует также иметь в виду, что когда внесение залога применяется вместо ранее избранных мер пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста, то подозреваемый, обвиняемый остается под стражей или домашним арестом до внесения на депозитный счет суда залога, который был определен органом или лицом, избравшим эту меру пресечения. О принятии залога составляется протокол, копия которого вручается залогодателю.

3.7. Домашний арест. Заключение под стражу

   Применение в качестве меры пресечения домашнего ареста определяется теми же основаниями и условиями, что и любая другая мера пресечения. Серьезность данной меры пресечения определяется тем, что и она применяется только на основании судебного решения. Не случайно поэтому в установленном ст. 98 УПК РФ перечне мер пресечения домашний арест расположен непосредственно перед заключением под стражу – наиболее серьезной мерой пресечения.
   В соответствии со ст. 107 УПК РФ домашний арест заключается в ограничениях, связанных со свободой передвижения подозреваемого, обвиняемого, а также в запрете:
   1) общаться с определенными лицами;
   2) получать и отправлять корреспонденцию;
   3) вести переговоры с использованием любых средств связи.
   Конкретные ограничения, связанные со свободой передвижения, а также конкретные запреты из числа указанных выше устанавливает суд по представлению прокурора при разрешении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста.
   В этом же постановлении суда указывается должностное лицо или орган, на который возлагается осуществление надзора за соблюдением установленных ограничений.
   Заключение под стражу – наиболее серьезная мера пресечения. Поэтому УПК РФ достаточно подробно регламентирует порядок ее избрания, а также порядок продления сроков содержания под стражей.
   Заключение под стражу как мера пресечения может быть применено при наличии любого из общих оснований, установленных ч. 1 и 2 ст. 97 УПК РФ.
   Вместе с тем ч. 1 ст. 108 УПК РФ устанавливает дополнительные условия, при наличии совокупности которых только и возможно применение данной меры пресечения. К этим условиям относятся:
   1. Лицо подозревается или обвиняется в совершении преступления, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свобода на срок свыше 2 лет.
   Правда, здесь имеется оговорка: в исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, но лишь при наличии одного из следующих обстоятельств:
   а) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;
   б) его личность не установлена;
   в) им нарушена ранее избранная мера пресечения;
   г) он скрылся от органов предварительного расследования или суда.
   2. Применение более мягкой меры пресечения невозможно. В постановлении о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу следователь должен будет теперь приводить данные о том, что другой мерой пресечения в данном случае ограничиться невозможно.
   

notes

Примечания

1

   Не рассматриваются также в гл. 1 такие участники, как гражданский истец, гражданский ответчик и их представители.

2

3

   Противники того, чтобы прокурор в суде осуществлял не только обвинение, но и надзор, обычно в качестве аргумента приводят то обстоятельство, что суд является одной из ветвей власти, и поэтому прокурор не должен осуществлять надзор за деятельностью суда. Однако подобная постановка вопроса несостоятельна по существу. Ведь осуществляет же прокуратура надзор за законностью принимаемых актов другими ветвями власти – исполнительной и законодательной. Прокурор вправе опротестовать любой акт, принятый как местным органом власти, так и администрацией, а также министрами и другими должностными лицами. Прокурор не осуществляет надзор за законностью деятельности высших исполнительных и законодательных органов (правительства, президента, парламента) РФ. Поэтому из числа субъектов, деятельность которых поднадзорна прокуратуре, обоснованно исключены высшие судебные органы (Верховный Суд, Высший Арбитражный Суд, Конституционный Суд). Но за законностью принимаемых судебных актов другими судами прокуратура должна осуществлять надзор и принимать все меры к отмене незаконных судебных актов, равно как и к отмене незаконных актов, принимаемых местными органами власти и администрацией.

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →