Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Композитор Дмитрий Дмитриевич Шостакович (1906–1975) написал свою Восьмую симфонию в курятнике.

Еще   [X]

 0 

Лавка забытых карт (Мур Улисс)

Перед вами второй секретный дневник Улисса Мура. Временной портал, скрытый за старой дверью, приводит близнецов Джейсона и Джулию и их друга Рика в Древний Египет. В лабиринтах времени непросто найти правильный путь. Тем более, кто-то ещё стремится разгадать тайну старой виллы Арго и помешать друзьям.

Год издания: 2010

Цена: 99 руб.



С книгой «Лавка забытых карт» также читают:

Предпросмотр книги «Лавка забытых карт»

Лавка забытых карт

   Перед вами второй секретный дневник Улисса Мура. Временной портал, скрытый за старой дверью, приводит близнецов Джейсона и Джулию и их друга Рика в Древний Египет. В лабиринтах времени непросто найти правильный путь. Тем более, кто-то ещё стремится разгадать тайну старой виллы Арго и помешать друзьям.
   Всё, что известно об Улиссе Муре, читай на сайте www.ulyssesmoore.ru


Улисс Мур Лавка забытых карт

Вниманию читателя


   Наш сотрудник сумел наконец расшифровать код и перевести вторую тетрадь Улисса Мура. Но тайна Килморской бухты и её обитателей пока ещё не раскрыта. По этой причине он решил задержаться в графстве Корнуэлл и провести дополнительное расследование.
   Редакция «РИПОЛ классик»

   Дорогие мои!
   Пишу вам из Сент-Ива, чудесного городка в графстве Корнуэлл. Фантастическое место! Если не возражаете, я бы задержался тут ещё на несколько недель.
   Мне удалось перевести и вторую тетрадь, и, должен сказать, сюрпризов предостаточно. Более того, выясняется уйма интересного... Но не буду забегать вперёд.
   Работаю день и ночь и чувствую себя совсем разбитым. Вчера, например, чуть не ослеп от яркого света, когда ненадолго вышел на улицу. Спасибо хозяевам гостиницы – это они заставили меня прогуляться по воздуху, иначе я так и сидел бы в комнате, разбирая немыслимый почерк Улисса Мура.
   Вообще, хозяева очень славные люди. Я рассказал им, чем занимаюсь, и теперь они относятся ко мне, как к родному.
   Завтракаю я вместе с ними. Вы когда-нибудь пробовали пшеничные лепёшки? Потрясающе вкусно с кофе с молоком! Потом сажусь за стол, открываю записную книжку и роюсь в бауле в поисках чертежей и фотографий, которые могут подтолкнуть меня к разгадке.
   Самое забавное, что в конце дня хозяева просят прочесть им вслух то, что я перевёл, и мы горячо обсуждаем этот отрывок.
   Знаете, очень странно, но хозяйка «Замка на скале» слышала про Килморскую бухту, только не представляет, как туда добраться.
   Так или иначе, у меня мало времени, чтобы путешествовать.
   Прежде чем попрощаться, сообщу кое-что для вашего сведения. Я обнаружил некую Обливию Ньютон, успешную предпринимательницу, которая занимается продажей домов, туризмом и отдыхом. Как вы думаете, это та же особа,что в записках?
   Ещё нашёл в лондонском телефонном справочнике множество разных Кавенантов и охотно позвонил бы им всем.

   Но, увы, Килморской бухты нет нигде, и это меня удивляет – настолько, что я даже хочу обратиться за информацией в мэрию Сент-Ива. Или же поищу какую-нибудь старую дорожную схему или очень подробную туристическую карту, чтобы найти это странное поселение.
   Время поджимает, мне нужно идти.
   До скорого, Сергей.

Тетрадь вторая



Глава 1
Суббота в Килморской бухте



   Дождь лил как из ведра, небо чернотой напоминало школьную доску. На скалистый берег обрушивались огромные пенистые волны. Кроны деревьев в парке встревоженно перешёптывались. Из-за сильных порывов ветра свет в башне то и дело мигал.
   Нестор, садовник, уже не в первый раз за сегодняшний вечер пошел проверить, все ли окна закрыты. Он хорошо знал каждый уголок дома, потому что преданно служил здесь долгие годы.
   Прихрамывая, он обходил комнату за комнатой, стараясь не задевать в темноте старинную мебель. Со стен за ним наблюдали индийские и африканские маски, казавшиеся зловещими в ярких сполохах молний. Чтобы пройти под старинной венецианской люстрой в гостиной, ему пришлось пригнуться.
   Миновав лестницу, Нестор задержался у бронзовой рыбачки, чинившей сеть, и посмотрел за окно. Там, где обычно синело море, темнота была особенно густой и... какой-то тревожной.
   Пытаясь согреться, садовник потёр руки и стал подниматься по лестнице мимо портретов прежних владельцев дома. Осмотрев записи и коллекцию судов в башне, он спустился на первый этаж, прошёл в каменную гостиную и наконец включил свет.
   На полу валялись скомканные листы – он понял, что ребятам не так-то просто было разгадать тайну замка.
   Волк. Хамелеон. Олень. Дятел.
   Как бы то ни было, они всё-таки открыли дверь...
   Нестор провёл рукой по двери. Тёмное дерево покрывали царапины, местами виднелись подпалины. Разумеется, теперь она была заперта, наглухо заперта. Дверь времени... Мало кто знает, что она так называлась...
   – Будем надеяться, у них всё в порядке, – проговорил Нестор вслух и посмотрел на тяжелый хронометр, подарок старого друга – часовщика; длинные, тонкие стрелки двигались медленно. – Наверное, уже добрались. – В его голосе слышалось волнение.

Глава 2
За Дверью времени



   Откинув с глаз мокрые волосы, Джейсон пояснил:
   – Тут коридор.
   – И немного света, – добавила его сестра.
   Рик, стоявший сзади, на всякий случай достал из кармана огарки свечей и добавил:
   – Мне кажется, здесь теплее.
   Они еще немного прошли по коридору, кутаясь в одежду, которую нашли на судне: брюки и рубашки не по размеру. На ногах у ребят были неудобные деревянные сандалии.
   Вскоре им стало жарко. Тут и в самом деле было намного теплее, чем в гроте, где стояло судно «Метис».
   Джейсон наклонился, желая понять, что под ногами.
   – Песок, – сказал он. – Всюду песок.
   Джулия потрогала каменные стены из тёмного известняка, непохожего на тот, что им уже приходилось видеть.
   – Кажется, мы входим в вулкан, – пошутила девочка.
   Рик обернулся. Дверь, в которую они вошли, скорее угадывалась, чем была видна. Ну, не страшно... Поправив на плече моток верёвки, он зашагал дальше.
   Джейсон нервно присвистнул.
   – Осторожней, смотри, куда ступаешь... – посоветовала сестра. – А то ещё угодим в какую– нибудь ловушку.
   Ребята свернули за угол и оказались в тесном коридоре с узкой лестницей, ведущей куда-то вверх. Через решётку в потолке пробивался солнечный свет. Джейсон поднял голову и зажмурился – лучи падали прямо на него.
   Джулия обрадовалась:
   – Наконец-то хоть немного солнца!
   Рик покачал головой.
   – Не может быть, – растерянно проговорил он. – Мы же не всю ночь провели в гроте...
   Только тут Джулия заметила, что её часы стоят.
   – Наверное, светает? – растерянно предположила она.
   – Ну, думаю, солнце уже высоко поднялось, – взглянув на решётку, сказал Рик. – Иначе лучи не попали бы в люк вертикально. Невероятно. Неужели столько времени прошло? Нет, не может быть!
   – Кто-нибудь из вас представляет, где мы находимся? – спросила Джулия, подходя ближе к друзьям.
   – Я думаю. всё ещё под Солёным утёсом. Может, чуть подальше от виллы Арго, – ответил Рик.
   – Остаётся только убедиться в этом, – заключил Джейсон и стал подниматься по лестнице.
   Его сестра и Рик двинулись за ним, но тут из-за решётки донеслись голоса:
   – ...груз смолы лучшего качества.
   – Надеюсь, ты уже отправил его на рынок возле мастабы?
   – Конечно, но сегодня трудно двигаться из-за всех этих проверок!
   – Что ж, придется поблагодарить фараона за визит...
   – А как же! Поблагодарю, и ещё как, если в следующий раз останется дома!
   Голоса зазвучали неразборчиво, затем совсем стихли, и ребята в растерянности переглянулись.
   – Вы тоже слышали? – спросила Джулия.
   – Да... они говорили отчётливо, – ответил Джейсон.
   – И слово... «фараон»?
   – Да... Так называют цесарок, или фараоновых кур... Но...
   – А ты, Рик?
   Рыжеволосый мальчик открыл «Словарь забытых языков» и принялся листать его.
   – Минутку, Джулия. Хочу понять, что такое мастаба.
   Джейсон взбежал по лестнице и остановился перед кирпичной стеной.
   – Ты, случайно, не знаешь, что такое мастаба? – спросила Джулия, поднимавшаяся вслед за братом, и, увидев стену, добавила: – Только не вздумай уверять меня, будто отсюда нет выхода.
   Мальчик постучал костяшками пальцев по кирпичу:
   – Выхода здесь и в самом деле нет. Но это... это ложная стена.
   – Мастаба, – заговорил Рик с волнением в голосе, – египетская гробница в виде усечённой пирамиды. Внутри может быть украшена фресками. Вход в могильную камеру скрыт, чтобы в неё не проникли расхитители гробниц.
   У Джулии округлились глаза:
   – Египетская гробница? Могильная камера? Расхитители гробниц! – Она не могла поверить. – Джейсон, ты слышал?
   Рик закрыл словарь.
   – Скажите, что мне всё это снится... – восторженно проговорил он.
   – Джейсон! – снова окликнула Джулия. – Джейсон, не молчи!
   Джейсон недоверчиво улыбнулся.
   – Так, значит, сработало... – пробормотал он, прислонившись к кирпичной стене. Там, на палубе «Метис», он всей душой пожелал попасть в... Египет!
   Рик сразу понял друга:
   – Всё ясно. Это не Килморская бухта. Килморской бухтой это быть не может.
   – В каком таком смысле – быть не может? – рассердилась Джулия. – Что вы имеете в виду?
   Рик указал на решётку над головой:
   – Ты слышала разговор этих людей? Смола, мастаба, фараон.
   Джейсон почувствовал, как радостно заколотилось его сердце.
   Джулия повернулась и направила на брата указательный палец:
   – Джейсон, ну-ка, теперь ты.
   Она не закончила фразы, потому что в этот момент кто-то тихонько постучал в стену.

   Над Килморской бухтой продолжала бушевать гроза. В такую погоду вряд ли кто-нибудь выйдет в море, однако маяк все равно работал. На башне горел ровный оранжевый свет, хорошо заметный издалека, работали и прожекторы: два белых конуса, медленно перемещаясь, шарили в ночной темноте.
   Посёлок внизу спокойно спал, и только одна машина стремительно неслась по пустынным улицам – огромный чёрный автомобиль, один в один как в гангстерских фильмах. Новенькие дворники скользили по лобовому стеклу, словно конькобежцы по льду. На крутом повороте затенённые стёкла не смогли задержать яркого луча прожектора, и ослеплённый водитель остановил машину.
   С заднего сиденья тут же раздался сердитый женский голос:
   – Никогда больше не делай так!
   Водитель что-то буркнул в ответ и снова нажал на педаль газа.
   Машина проехала мимо каменного мола, оставив маяк позади, и свернула в узкую, кривую улочку, поднимавшуюся от моря.
   – Здесь не проехать, – недовольно заметила женщина.
   – Зато быстрее, – ответил водитель.
   Женщина хмыкнула и откинула назад светлые волосы. В зеркале заднего вида блеснули её длинные фиолетовые ногти.
   Машина выехала на круглую площадь, в центре которой высилась конная статуя. Несколько чаек укрывались от дождя под брюхом бронзового коня.
   – А, понятно теперь, для чего нужно искусство, – усмехнулся водитель и направил машину в переулок. Здесь было так много воды, что, казалось, лимузин плывет по маленькой бурной реке, преодолевая течение.
   – Ну, кажется, приехали, – наконец сказал водитель, выехав из переулка и остановив машину у двухэтажного дома с террасой, увитой цветами. Дом был чуть больше остальных, с красивым слуховым окном и наклонной черепичной крышей.
   – Прекрасно! – пропела пассажирка, щедро полила себя духами и открыла дверцу. – Пошли, быстро!
   – Мне тоже идти?
   – Ты забыл, что должен делать, Манфред? – прошипела Обливия Ньютон (это была она) и направилась к старому дому, не потрудившись закрыть дверцу за собой.

Глава 3
Стена


   Стук повторился.
   Удар. Два удара. Удар. Два удара.
   – Вернёмся. – прошептала Джулия, но Джейсон жестом велел сестре замолчать.
   Удар. Два удара...
   Лёгкий стук, словно кто-то с другой стороны хотел убедиться, что стена и в самом деле существует.
   – Зачем они стучат? – шёпотом спросила Джулия.
   – Наверное, кто-то слышал наш разговор, – ответил Рик, – и теперь проверяет толщину стены, как только что сделал твой брат.
   Джейсон приложил ухо к стене.
   – Что слышно? – нетерпеливо спросила Джулия.
   – Помолчи, я только тебя и слышу! – буркнул мальчик и дважды постучал по стене.
   Джулия ойкнула:
   – Джейсон, что ты делаешь?!
   – Не видишь, что ли? Стучу в ответ.
   Рик покачал головой:
   – Может, не стоит? Не уверен, что нам следует сообщать о своём присутствии.
   Из-за стены послышались два удара, потом ещё один, более громкий. Джейсон ответил так же.
   – Джейсон. – испуганно прошептала девочка. – Ты слышал, что сказал Рик?
   – Тсс! Там что-то делают.
   До ребят донеслись какие-то странные звуки, потом наступила тишина, и наконец раздался сильный скрежет.
   – Ты слышал?
   – Да, да...
   – Что это было?
   – Похоже, орудуют чем-то железным. Царапают камень...
   Ребята снова прислушались. Вдруг в помещение вырвалась сильная струя воздуха.
   Джейсон попятился и закричал:
   – Прочь! Бегите! Бегите!
   Его слова утонули в оглушительном грохоте. В воздух взметнулась туча белой пыли. Окутанная этой пылью, Джулия бросилась вниз по лестнице.
   – Джулия, беги! Беги! – слышала она голос брата.
   Рик бежал за ней. Он тоже кричал:
   – Беги! Беги!
   Кирпичи наверху продолжали осыпаться.
   Лестница осталась позади. Джулия свернула в коридор, домчалась до двери, потянула её на себя, шагнула и тут же оказалась в кромешной темноте. Споткнувшись обо что-то, она потеряла равновесие и упала...
   ...на ковёр.
   Ковёр?
   Обернувшись, девочка увидела – вернее, услышала, – как Дверь времени закрылась с лёгким щелчком. Джейсона и Рика рядом не было.
   Она вскочила, словно пружинка.
   Дверь времени? Как странно, откуда ей известно это название?
   Куда она попала?
   Ковёр, столик, шкаф, сдвинутый в сторону, диван и кресла... Дождь барабанит в окно...
   – Это вилла Арго? – громко спросила она, потом увидела чью-то тень и в страхе закричала.

   Услышав вскрик, Нестор отбросил бумаги, которые читал.
   – Джулия? – удивленно спросил он. – С тобой всё в порядке?
   Девочка открыла рот, но ответить не смогла. Она смотрела на Дверь времени, на пыль, покрывавшую одежду, и ничего не могла понять.
   – А... твой брат... Рик... где они? – в голосе Нестора слышалось удивление.
   Джулия покачала головой. Дверь времени была закрыта. Те же царапины... Те же подпалины... Ромб замочных скважин казался ей насмешливой физиономией.
   Рика нет. Джейсона нет. Она одна, одна...
   – Не знаю, – наконец проговорила она. – Не знаю.

   Миссис Клеопатру Бигглз, которая все свои шестьдесят пять лет прожила в Килморской бухте, разбудил стук. Нащупав в темноте выключатель лампы, стоявшей на тумбочке у кровати, она зажгла свет.
   – Что происходит, Антонио? – спросила пожилая дама у одного из своих котов, спавших в ногах. – Ты что-нибудь слышал, малыш?
   Антонио лениво прыгнул на подоконник и посмотрел в окно. Другой кот продолжал спать как ни в чём не бывало.
   – Мне жаль будить тебя, Цезарь. Но, думаю, кто-то стоит за дверью.
   Миссис Бигглз протёрла глаза и взяла с тумбочки будильник-луковку. Посмотрев на циферблат, она обнаружила, что уже далеко за полночь.
   – Да кто же это может быть в такой час?
   Кто бы там ни был, но в дверь по-прежнему громко и требовательно стучали.
   – Иду! Иду! – проворчала миссис Бигглз, нашаривая ногой домашние туфли. При этом она наступила на хвост третьему коту, который, испустив вопль, тотчас вскочил на кровать. – Ох, извини, Марк Аврелий!
   Поправляя худыми руками растрёпанные волосы, она стала спускаться по деревянной лестнице на первый этаж, обходя дремавших на ступеньках животных.
   – Прочь, ребята, прочь! Дайте пройти! – Всего у неё было двадцать котов самого разного возраста, и, надо сказать, характер большинства из них был прескверный.
   На улице раздался оглушительный громовой раскат. Миссис Бигглз с сожалением подумала, что все вазы на террасе будут залиты. Как бы не погибли её бегонии...
   Сквозь стекло входной двери проникал слабый свет, очерчивая чей-то силуэт. Совсем как в детективе, недавно показанном по телевизору... Миссис Бигглз поёжилась и неохотно приоткрыла дверь на ширину цепочки.
   – Миссис Ньютон, это вы? – воскликнула она в полнейшем изумлении, как только поняла, кто перед ней. – Но... но что случилось?
   – Так вы откроете или нет? – холодно улыбнулась Обливия Ньютон, кутаясь в плащ леопардовой расцветки. – Тут просто конец света!
   Сбросив цепочку, миссис Бигглз наконец впустила гостью. Обливия звонко простучала острыми каблучками по паркету. Увидев её, коты, дремавшие на лестнице, недовольно шипя, попрятались по углам.
   – Миссис Ньютон, мне очень неловко, что я в таком виде, но я не ждала вас! В доме беспорядок и. – Миссис Бигглз хотела закрыть дверь, но чья-то крепкая рука не позволила ей сделать этого.
   Яркая вспышка молния осветила безобразную физиономию Манфреда. Пожилая дама в испуге зажала рот руками, хорошо ещё, что рядом оказались Марк Аврелий с Антонием!
   – Миссис Ньютон! Этот человек с вами? Что. что это значит?
   Но Обливии в прихожей уже не было. Решительно прошагав по коридору, ведущему в кухню, она остановилась у двери в подвал и принялась, дюйм за дюймом, ощупывать стену.
   – В это доме, что, нет света? – негодованию её не было предела, и только тут она услышала голос хозяйки:
   – Миссис Ньютон!
   – О чёрт, Манфред! – вполголоса выругалась Обливия и крикнула: – Да, да, миссис Бигглз, позвольте войти и моему водителю.
   Немного успокоившись, миссис Бигглз отступила.
   Манфред со злостью посмотрел на двух котов, стоявших позади пожилой дамы. Они явно были готовы броситься на него в любую минуту.
   – Ненавижу котов, – сказал он и принялся отряхивать с себя воду.
   В доме было душно, и Обливия Ньютон сбросила плащ. Одета она была модно, пожалуй, даже чересчур: сумасшедшие сандалии со шнуровкой по всей голени, льняная юбка выше колен, верёвочный пояс, пышная кофта с манжетами из шкуры леопарда и такими же пуговицами. Длинную шею украшало великолепное ожерелье с пластинами из настоящего золота.
   Глядя на неё, миссис Бигглз невольно стала поправлять волосы и разглаживать ночную рубашку в голубой цветочек.
   – Миссис Ньютон, у вас великолепный... – «Вкус», хотела сказать она, но Обливия перебила её:
   – Свет! Зажгите свет!
   Миссис Бигглз послушно щёлкнула выключателем. В люстре зажглись только две лампочки из трёх, но и этого хватило.
   – Наконец-то! – сказала Обливия, что-то рассматривая на двери. – Наконец-то мы добрались!
   Услышав её возглас, коты выпустили когти, и миссис Бигглз попыталась усмирить своих любимцев.
   – Простите, что? – вежливо переспросила она.
   Обливия провела рукой по замочной скважине, затем собрала с пола несколько песчинок.
   – Ничего особенного, моя дорогая. – ответила она притворно ласково. – Ничего особенного... Почему бы вам не пойти спать?
   Эти слова послужили сигналом Манфреду, стоявшему позади миссис Бигглз. Он тотчас поднёс платок с хлороформом к её носу.
   Пожилая женщина вытаращила от изумления глаза и тут же упала на руки водителя при общем недовольстве котов, которые ничего не могли сделать.
   – Увидимся, Манфред! – прошипела Обливия Ньютон. – Ты знаешь, что делать.
   Она извлекла из кармана миссис Бигглз ржавый ключ с головкой в виде кота, вставила в замочную скважину и попробовала повернуть.
   Щёлк! – звякнула замочная скважина.

Глава 4
Гости


   Когда пыль осела, первое, что увидел Джейсон, – страшную морду каменной собаки, смотревшую на него из груды кирпичей.
   Он без труда узнал Анубиса, бога-шакала Древнего Египта. Бога мёртвых, если быть точным.
   Пробив стену, статуя рухнула на лестницу.
   – Джулия! – позвал Джейсон, поднимаясь.
   Он попытался определить, где находится, но вокруг ещё клубилась пыль.
   – Рик!
   Его рыжеволосый друг стоял внизу у лестницы, только теперь его волосы были не рыжими, а белыми от пыли.
   – С тобой всё в порядке?
   – Да. А с тобой?
   – Вроде нормально, ничего не сломал. А где Джулия?
   – Не знаю, – ответил Рик, прокашлявшись. – Она бежала впереди меня. Наверное, добралась до двери и вернулась в грот. Надо пойти посмотреть.
   – Подожди! – остановил его Джейсон, прислушиваясь. Ему показалось, будто наверху, за стеной, кто-то тихо зовёт на помощь. – Там, кажется, кто-то есть!
   Друзья подошли к упавшей статуе и осторожно заглянули в образовавшуюся брешь. Там, среди осколков битых амфор, лежала девочка примерно такого же возраста, как они.
   – По. помогите! – простонала она.
   – Чёрт побери, Рик! Похоже, ей нужно помочь... – воскликнул Джейсон, разгребая кирпичи.
   Вдвоём ребята быстро вызволили девочку. На ней была туника, ещё минуту назад белая, но теперь грязная и рваная. Голова девочки почти вся была выбрита, но сбоку свисала длинная чёрная коса.
   Ребята помогли девчонке подняться, она отряхнула одежду и убедилась, что цела.
   – Кажется... кажется, я что-то натворила! – прошептала она.
   Ребята с таким любопытством осматривались по сторонам, что даже не ответили ей.
   Они оказались в тесном помещении, загромождённом ветхой деревянной мебелью странной формы. Тут же была какая-то огромная каменная нога, стояли баулы в виде крокодила, несколько столов с ножками, похожими на птичьи лапы, а весь пол усыпан красноватыми черепками амфор.
   Девочка выпрямилась, упёрла руки в бока и, сощурившись, взглянула на брешь, пробитую в стене.
   «Она близорука», – подумал Рик.
   – Откуда вы? – потребовала ответа девочка.
   От неё исходил сильнейший цветочный аромат, хотя вся кожа была в красных пятнах от ударов черепками и осколками кирпича.
   – Оттуда, – ответил Джейсон и показал рукой за спину.
   – А что там?
   Ребята переглянулись.
   – Да ничего. Там ничего нет. Ну, примерно то же, что и здесь. И конечно, немало пыли.
   – Какой ужас! – простонала девочка. – Если папа заметит, я пропала!
   – Надо полагать, заметит, – вздохнул Джейсон.
   Рик промолчал, поджав губы.
   Девочка посмотрела на упавшую статую Анубиса и спросила:
   – А зачем вы стучали в стену?
   – Э... – заговорил Джейсон, – просто так, без всякой цели. Мы с другом стояли, разговаривали о том о сём и между делом постучали по стене. Хотелось узнать, крепкая ли она.
   – Эта стена тонкая, как себа. Я сразу услышала ваш стук.
   – Ну да, конечно, тонкая, как... как эта, себа, – решительно кивнул Джейсон.
   Рик за его спиной быстро пролистал «Словарь забытых слов» и шепнул на ухо:
   – Себа – зонт от солнца. – И с тревогой добавил: – Джейс, это древнеегипетское слово!
   Девочка принялась рассказывать, что случилось:
   – Я искала какой-нибудь подходящий остра– кон и вдруг услышала ваши голоса...
   – Остракон – глиняный черепок; обычно используется для написания шуток или проклятий, – снова подсказал Рик и снова добавил, еще более тревожно: – А это слово из Древней Греции.
   – ...подошла, чтобы постучать, – продолжала девочка. – Сначала я подумала, что ослышалась, но, когда вы ответили на мой стук, решила поискать что-нибудь подходящее и нашла статую Анубиса. Она уже давно у нас стоит... Я хотела пробить с её помощью стену, но. как видите, всё рухнуло и.
   Джейсон понимающе улыбнулся.
   – Я вовсе не собиралась устраивать ничего подобного, но... но мне стало интересно. Я подумала, что случайно открыла какой-то тайный проход. или... или что-то в этом роде.
   – И случайно обнаружила нас, – засмеялся Рик.
   – Да, – кивнула девочка и замолчала.
   – Послушай, тебе этот вопрос может показаться странным, но... не могла бы ты объяснить, где мы сейчас находимся? – осторожно спросил Джейсон; он никак не мог решить, можно ли доверять девчонке.
   – На складах Гостиного двора, – быстро ответила она.
   – Ты ведь думала, что открыла тайный проход, но на самом деле это не так, потому что коридор там, внизу, это... это тоже склады. Гостиного двора. – сказал Рик. – И мы с другом... – Он незаметно дёрнул Джейсона за край одежды.
   – И мы с другом пришли оттуда, – подыграл ему Джейсон.
   – А что вы там делали? – спросила девочка.
   – А. Мы. Ну. Мы. Мы гости, естественно!
   Девочка радостно хлопнула в ладоши:
   – Гости? То есть вы хотите сказать, что прибыли с последним судном?
   Джейсон дважды мотнул головой – сначала в знак отрицания, затем в знак согласия.
   Рик поддержал его:
   – Да, всё именно так и обстоит: мы прибыли с последним судном.
   – Потрясающе! Я и не знала, что на корабле есть мои сверстники, мне-то казалось, там одни только дряхлые придворные. Но всё равно видно, что вы иностранцы. – лукаво улыбнулась она. – Я сразу догадалась! И одежда у вас какая– то странная, и выговор смешной, я такого никогда не слышала.
   Разговор принял опасный поворот, но Рик успел вмешаться.
   – Послушайте, а может, нам стоит закрыть эту брешь? – предложил он.
   Все трое дружно принялись за работу. Конечно, и речи не было о том, чтобы восстановить кирпичную кладку. Из-под груды разбитых амфор они вытащили длинную доску с полулунием на загибающемся конце, которая, как объяснила девочка, была старой, выброшенной за ненадобностью кроватью, и, поднатужившись (доска оказалась довольно тяжёлой), приставили её к стене. Затем собрали с полу черепки и осколки кирпича, сложили в угол, прикрыли рогожкой и немного подмели.
   К счастью, пока они прибирались, в комнату никто не зашёл. А раз так, то и повода для беспокойства пока не было.
   Правда, Джейсона тревожило отсутствие Джулии, но он не решался заговорить об этом с Риком в присутствии незнакомой девочки.
   – Отлично, – заявила она, когда работа была закончена. – Дыру не видно. Ну, или почти не видно... Во всяком случае, пока кто-нибудь не вздумает отодвинуть кровать... А если мы поскорее уйдём отсюда, то нас вообще никто не станет ругать... Вы как, пойдёте со мной?
   Джейсон решил немного потянуть время.
   – Конечно, – сказал он. – Иди вперёд. А мы. Нам надо собрать вещи. Соберём и догоним тебя.
   Как только девочка вышла, Рик положил в рюкзак «Словарь забытых языков», проверив заодно, на месте ли дневник Улисса Мура. Ему захотелось вытащить его и перечитать, но сейчас надо было не читать, а действовать.
   – Рик, как по-твоему, Джулия вернулась в грот? – донесся до него шёпот Джейсона.
   – Не знаю... Я бежал за ней, но потом споткнулся и упал. Она легко могла попасть в грот, ведь мы только прикрыли дверь, но... Чтобы выбраться отсюда. из любого места. Боюсь, это может быть слишком рискованно.
   – Ммм... Не думаю, чтобы моя сестра оказалась в опасности. Наверное, она просто не может вернуться сюда.
   – Почему ты так считаешь?
   – Я же её брат. Чувствую, вот и всё. Давай оставим для неё письмо, – предложил он, указывая на глиняные черепки.
   – Письмо? – удивился Рик.
   – Ну да. Черепком можно написать на стене... Или на доске... Вон у тебя под ногами острый валяется.
   В комнату заглянула девочка-египтянка:
   – Так вы идёте или нет?
   – Идём, идём! – направляясь к ней, воскликнул Джейсон. В дверях он обернулся и выразительно посмотрел на друга.
   Рыжеволосый мальчик тут же подобрал с пола черепок, подошёл к доске, закрывающей проём в стене, и написал на ней огромными буквами:
   НИКУДА НЕ УХОДИ. МЫ СЕЙЧАС ВЕРНЁМСЯ!
   И добавил ниже:
   P. S. Думаю, мы в Египте.

   Нестор с трудом уговорил Джулию присесть на диван. Девочка всё ещё не могла опомниться. Она одна прошла через Дверь времени, а её друзья остались там...
   Там? Где – там? Почему она убежала? Там, где они оказались, что-то.
   – Ты хочешь сказать, там что-то взорвалось? – спокойно поинтересовался Нестор.
   – Д-да... А откуда вы знаете? Там была лестница у стены. Джейсон сказал, что эта стена ложная. Ну, знаете, бывают такие тонкие-тонкие стены... Похоже, за стеной кто-то стоял. кто-то стучал по ней. Джейсон ответил на стук. А потом раздался ужасный грохот, поднялась туча пыли. Джейсон крикнул, чтобы я бежала, я и побежала. Добралась до двери, открыла её. и оказалась тут. По другую сторону.
   Джулия вдруг обнаружила, что у неё в кармане лежат ключи – четыре ключа, которыми они открыли дверь за шкафом. Когда она выкладывала их на стол перед собой, руки у неё слегка дрожали. Она не помнила, как выбралась из грота. Просто шагнула... и сразу попала в эту комнату.
   – Странно, – проговорил садовник, в волнении прохаживаясь по комнате.
   – Постойте... – прервала его Джулия. – Вы говорите «странно». Что вы имеете в виду?
   Нестор покачал головой:
   – То, что случилось с тобой, моя дорогая.
   Потрясённая внезапной догадкой, девочка вскочила:
   – Так вы всё знали? Вам было известно, что находится по ту сторону двери!
   Вместо ответа Нестор спросил:
   – Хочешь чаю?
   – Нет! Что это за дверь, говорите! Мы действительно перенеслись в Египет, как думал Джейсон? Почему я вернулась сюда, а мои друзья остались там? Почему?!
   – Я всё-таки пойду приготовлю чай. Уверен, он не будет лишним, – сказал Нестор и поспешно вышел из комнаты.
   – Куда вы? Нестор! Нестор! Не хочу я никакого чая! Лучше объясните толком, что происходит!
   Схватив ключи, девочка бросилась к таинственной двери.
   – Сейчас, сейчас, погодите, – бормотала она. – Волк, Хамелеон, Олень, Дятел. ВХОД. Слово «ВХОД». Чёрт, ничего не получается!
   – Бесполезно! – донёсся до неё голос Нестора. – Не откроется!
   – Это мы ещё посмотрим! – Джулия налегла на дверь плечом, но та не поддалась.
   Убедившись, что все попытки тщетны, девочка медленно побрела на кухню, ей не хотелось оставаться одной.
   Нестор задумчиво смотрел в окно, в медном ковше на огне закипала вода.
   – Вы, кажется, сказали «не откроется»? Почему? Что вам известно про эту дверь? Где сейчас Джейсон и Рик? И где мы были за несколько минут до того... до того, как стена упала?
   Нестор пожал плечами:
   – Ты задаёшь слишком много вопросов, моя дорогая. Я не могу ответить сразу на все. Конечно, если бы я мог это сделать. но ты не должна ни в коем случае придавать этому значения.
   Джулия подвинула к столу табурет, накрытый стёганым красно-белым чехлом, села и обхватила голову руками.
   – Нестор, вы говорите какими-то загадками... Что я вам плохого сделала? Ведь там мой брат остался... и Рик... – Она почувствовала, что сейчас расплачется.
   Нестор погасил конфорку, взял из чайницы бело-голубого веджвудского фарфора горстку чая и бросил его в ковш.
   – Ничего не сделала, напротив. Я рад, что ты здесь, вернулась живая и здоровая.
   – Живая и здоровая? А что, разве. Нестор вздохнул. Вода в ковше сделалась цвета меди.
   – Я рад, что ты вернулась оттуда, куда вы решили отправиться. – помолчав, заключил Нестор.

Глава 5
Ночные откровения


   Когда ребята подошли к лестнице, ведущей наружу, девочка сказала:
   – Кстати... Меня зовут Марук.
   – Очень приятно. Я – Джейсон, а моего друга.
   Рик наконец нагнал их.
   – А моего друга зовут Рик! – с облегчением закончил мальчик.
   – Какие странные у вас имена. Вы что, нубийцы? – Марук стала подниматься по крутым каменным ступеням.
   – Не-ет, – в один голос ответили друзья.
   – Что ж, хорошо. – улыбнулась Марук. – Мой отец говорит, что все нубийцы – воры. А если учесть, как мы познакомились.
   – Ну, мы тоже могли принять тебя за нубийку. Ещё неизвестно, с какой целью ты стену пробила, – пошутил Джейсон.
   Марук не обиделась и продолжила:
   – Так откуда же вы приехали, если не секрет? Кожа у вас и в самом деле чересчур светлая для нубийцев. Наверное, вы финикийцы или с острова Минос, а может, семиты, ливийцы?
   – Вообще-то. – заговорил Рик. – Это довольно трудно объяснить. Скажем так, прибыли мы издалека, очень, очень издалека.
   – Я англичанин, а он – ирландец, – коротко пояснил Джейсон.
   – Илландец?
   – Ир... Ир-лан-дец. С буквой «р», а не «л». Ирландия – это остров. Я тоже живу на острове, только мой остров намного больше. Великобритания называется.
   Девочка покачала головой, её явно забавляло всё это.
   – Никогда не слышала о такой земле.
   – Что-о? Ты никогда не слышала про Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии? – в свою очередь удивился Рик.
   – Если ты имеешь в виду Верхний и Нижний Египет, то всё понятно. Но, признаться, я не слишком сильна в географии.
   – А о клубе «Манчестер Юнайтед» ты что– нибудь слышала? – спросил Джейсон. – Ну, о футбольном.
   Марук пожала плечами, и мальчик посмотрел на друга, как бы говоря: «Неужели нашёлся человек, который никогда не слышал про нашу команду, не видел, как она играет?»
   Однако от его спеси не осталось и следа, когда они поднялись наверх и вышли наружу.
   Перед ними простирался тропический сад – такой они видели только на картинках. Сбоку тянулась высокая стена, выложенная из красных камней. Цвет был настолько яркий, что даже в глазах зарябило. По верху стены тянулись бойницы, но пушек мальчики не разглядели. Высоко в небе кружили чайки, что говорило о близости воды.
   – Какой уж тут «Манчестер Юнайтед»... – восхищённо присвистнул Рик.
   Марук всё это, понятно, не удивляло. Она уверенно шла по саду, в тени пальм и фиников. У бассейна девочка ненадолго задержалась, зачерпнула пригоршню воды, ополоснула лицо (ребята последовали её примеру) и направилась дальше. Обогнув тростниковые заросли, она свернула в аллею, вдоль которой выстроились каменные сфинксы, чудовища с телом льва и головой человека.
   Джейсон и Рик с волнением следовали за ней.
   – Джейс, ущипни меня, может, мне это снится? – шепнул Рик, когда аллея вывела их на просторную лужайку, по которой спокойно расхаживали цапли и ибисы с длинными, изогнутыми книзу клювами.
   – Сам не верю, – в растерянности проговорил Джейсон. – Надо порасспрашивать девочку, она единственная, кто может объяснить всё это...
   – Если не возражаете, я зайду на минутку к своему учителю. – обернувшись, сказала Марук. – А потом представлю вас своему отцу, Великому мастеру Скрибу. Так у нас называют Великого писца, чтоб вы знали.
   – Хорошо. – кивнул Джейсон и с тревогой взглянул на Рика. – Мы будем очень рады познакомиться с твоим отцом.
   Марук остановилась возле высокой, в несколько метров, статуи: человек с головой павиана и пером в руке.
   – Это бог Тот, покровитель наук, – пояснила девочка, поклонилась статуе и направилась к квадратному зданию, видневшемуся за спиной божества.
   Рик прочитал в словаре:
   – Тот – бог Луны в Древнем Египте; научил людей письменности и счёту; согласно мифам, вёл запись земных деяний человека; обычно изображается в виде человека с головой ибиса или павиана.
   – Всё это, конечно, интересно, – сказал Джейсон, – но получается, что мы вернулись на тысячи лет назад только для того, чтобы оказаться в школе! Куда она пошла, спрашивается!
   – Ладно, не заводись, – осадил друга Рик.
   Фасад здания украшали яркие цветные иероглифы.
   – Дом Скриба... – без малейшего затруднения прочитал Рик. – Но. Джейсон!
   – Не спрашивай меня, как это получается! – развёл руками мальчик. – Я тоже почему-то всё понимаю!
   В Доме Скриба оказалось темно.
   При появлении девочки и её друзей люди, находившиеся в просторном зале, склонились в поклоне.
   Мальчики смутились и неловко закивали головой в ответ. Потом Рик отважился спросить Марук:
   – Если, как ты говоришь, твой отец – Великий мастер Скриб, то. он, наверное, очень важная фигура здесь?
   Марук улыбнулась и откинула назад свою чёрную косичку.
   – Я бы сказала, что после фараона и Главного жреца это самый важный человек в Египте.
   Ребята переглянулись и пошли дальше. Марук вела их по узкому коридору, стены которого сплошь исписаны иероглифами. Наконец они оказались у бассейна, выложенного голубыми плитками. Бассейн наполняла вода, лившаяся из множества отверстий в потолке.
   – Это Зал воды. – объяснила Марук. – А дальше – Зал каллиграфии. За ним – цветущие бассейны. Наверху, если подняться по лестнице, устроена терраса. Подождите меня там, я сейчас вернусь.

   Нестор протянул Джулии чашку с дымящимся чаем. Девочка с наслаждением сделала маленький глоток. Только сейчас она почувствовала, как устала.
   – Я всё больше убеждаюсь, что мы попали в Египет. Во всяком случае, очень похоже... – задумчиво произнесла она.
   – Египет? Да, конечно. – кивнул садовник. – Но как вы туда попали? Ты помнишь?
   Прихлебывая чай, Джулия стала рассказывать. Она старалась не упустить ни одной детали: как они открыли замок, как попали в круглую комнату, как летели по жёлобу, как оказались в гроте, освещённом светлячками, как увидели «Метис»...
   – Джейсон повернул руль и...
   При этих словах Нестор улыбнулся.
   – Конечно, Джейсон. Я так и думал! А потом, когда вы вошли в дверь, над которой была черепаха. Что было потом?
   – Там оказался коридор, на полу песок. Мы поднялись по лестнице и упёрлись в стену. За стеной кто-то стучал, потом она обрушилась, я побежала и... В общем, я попала сюда, а ребята остались там.
   – Да-а, дела. – произнёс Нестор.
   – Мне кажется, это вас нисколько не удивляет, – сказала Джулия. – Почему?
   Садовник пожал плечами:
   – Не знаю. Наверное, воспитание сказывается. Нам, англичанам, несвойственно выставлять чувства напоказ.
   – Ну, это уж слишком! – вскипела Джулия. – Терпеть не могу, когда надо мной издеваются!
   – Что ты собираешься делать? – спросил Нестор, сдерживая улыбку.
   – А вам-то какое дело? Оставьте меня в покое!
   Девочка решительно поставила чашку на стол и выбежала из кухни.
   За стенами виллы по-прежнему бушевала гроза. Дождь яростно хлестал в закрытые окна. Удары грома были оглушительными.
   Ноги сами принесли Джулию в гостиную. Включив свет, она подошла к круглому столику, на котором стоял телефон.
   – Что я собираюсь делать? Сама не знаю... И что скажу родителям? О господи, Джейсон... – Её тонкие пальчики дрожали, пока она набирала номер лондонской квартиры. Больше всего ей сейчас хотелось услышать мамин голос. Она расскажет маме всё, и мама посоветует хоть что-то.
   На телефонный аппарат закапали крупные слёзы.
   Наконец девочка услышала первый гудок и глубоко вздохнула, чтобы успокоиться.
   В эту минуту в гостиную вошёл Нестор. Он взял со стола какие-то предметы и показал их Джулии.
   – Голова покойника, – сказал он. – Приобретена на базаре в Верхнем Египте. Ей около трёх с половиной тысяч лет. Мистер Мур привёз её домой из своего третьего путешествия в Египет на борту «Метис».
   Джулия открыла от изумления рот и оторвала трубку от уха.
   – А вот в этой коробке лежат иллюстрации к «Книге мёртвых», – продолжил садовник. – Религиозный текст, которого сегодня уже не найти. Ему пять тысяч лет. Иллюстрации приобретены после долгих переговоров мистера Мура во время шестого путешествия в Египет. Шестого, если ты не слышала. – Он бережно положил предметы на стол и спросил: – Теперь ты понимаешь, почему я так спокоен?
   Джулия шмыгнула носом и положила трубку на рычаг.

Глава 6
На террасе


   Следуя совету Марук, Джейсон и Рик вышли на террасу. Вид отсюда был захватывающий. По ту сторону высокой стены виднелось множество квадратных домов, стоявших в хаотичном порядке. Город тянулся вдаль, к широкой реке.
   – Это, наверное, Нил. – восхищённо сказал Джейсон.
   Голубая вода блестела на солнце, отражая небо, в речных волнах тут и там виднелись треугольные паруса.
   Ребята с изумлением оглядывались, не веря собственным глазам.
   – Слушай, Джейс, ты что-нибудь понимаешь? – спросил Рик.
   Джейсон почесал затылок и ответил:
   – Ну, мы с тобой оказались в Древнем Египте. Это, конечно, странно, но и ты, и я умеем читать иероглифы...
   – Нет, я другое имел в виду, – сказал Рик, листая дневник Улисса Мура. – Почему мы попали именно сюда? Может, так пожелал прежний владелец виллы?
   На одной из страниц мелькнул рисунок маски Тутанхамона c пометкой «Сокровище фараона».
   – Смотри! – воскликнул Джейсон. – Думая об этом рисунке, я повернул руль там, в гроте...
   – Фараон-ребенок, – проговорил Рик. – Он стал властителем Египта, когда ему было двенадцать лет. Ну, «властителем» – это громко сказано...
   – Здесь должна быть какая-то связь, – перебил его Джейсон. – Я подумал о рисунке и повернул руль... Но при чем тут прежний владелец виллы? Мне бы хотелось выяснить это!
   Рик перевернул страницу и увидел несколько зарисовок, сделанных Улиссом Муром. «Город Пунто» – гласила надпись. Карандашный эскиз воспроизводил аллею сфинксов, по которой ребята прошли к Дому Скриба.
   – Ого, так он был тут. – проговорил Рик. – Ну да, был...
   – Я ещё в гроте подумал, что Улисс Мур и его жена приезжали сюда на «Метис». Мы повторили их путь.
   Рик кивнул и стал листать дневник дальше:
   – Владелец виллы пишет, что фараоны очень любили этот город за его красоту и часто наведывались сюда. Ммм. Вот послушай: «Пунто – это исчезнувший город. его так и не смог найти ни один археолог».
   – А он ничего не пишет об этих красных стенах?
   Рик перевернул страницу:
   – Пишет! Не очень понятно, правда. Вот смотри: «Стены ограждают самое большое богатство Пунто. Это лабиринт из лестниц и коридоров, колодцев и башен, галерей и переходов, в самых разных направлениях.» Под землей тоже есть лабиринт.
   Джейсон с удивлением посмотрел на стены.
   – Лабиринт?
   Рик нетерпеливо мотнул головой:
   – Дай дочитать. А, вот! Где-то в этом саду имеется вход в лабиринт, а также в храм под названием «Дом жизни». Этот храм посвящен богу Тоту, мы с тобой видели его статую. В лабиринте хранится «Коллекция» – здесь так и написано, в кавычках, видишь? Эта «Коллекция» содержит все знания Древнего мира, накопленные за тысячу лет до создания Александрийской библиотеки.
   Джейсон в изумлении присвистнул:
   – Александрийская библиотека? Она была создана в третьем веке до нашей эры. Потом её сожгли римляне, часть книг вывезли в Константинополь.
   Рик продолжал читать:
   – «Коллекция» – желанная и недостижимая цель всех исследователей древности. В городе Пунто можно найти всё что угодно. В порту или на базаре, где сходились караванные пути, каждый день обменивался самый разный товар: папирусы, смола, янтарь, золото, слоновая кость, пигмеи. – Он внезапно остановился. – Как это понимать – пигмеи?
   – Думаю. низкорослые люди, ну, они ещё до сих пор в джунглях живут, в тропической Африке, – ответил Джейсон.
   – Смотри, тут изображено что-то вроде примитивной карты города! – вскрикнул Рик.
   – Покажи.
   Мальчики склонились над карандашным рисунком. Какие-то места на карте были помечены кружочками.
   На соседней странице ребята увидели странную, явно сделанную наспех запись:
   ЧТОБЫ СОРИЕНТИРОВАТЬСЯ, ТЕБЕ ПОНАДОБЯТСЯ УДАЧА И ДВЕ ХОРОШИЕ ЗВЕЗДЫ. ИЩИ КАРТУ В БАШНЕ ЧЕТЫРЁХ ПАЛОК.
   – Эй, где вы там? – раздался звонкий голосок Марук.
   Рик спрятал тетрадь в рюкзак и спросил:
   – Ну, что будем делать?
   – Пока пойдём за ней, – ответил Джейсон, – а там увидим.
   Все трое вышли из Дома Скриба. Девочка пояснила, что днём её отца можно найти в Доме жизни. Услышав это, мальчики переглянулись.
   Пока шли по саду, Джейсон пытался расспросить Марук о «Коллекции» и прочих вещах, описанных в дневнике (разумеется, без ссылки на него), но она отвечала как-то неопределенно, словно ей было скучно говорить о том, что и так всем известно.
   Дом жизни оказался очень красивым сооружением. Крышу его поддерживали огромные статуи, ступени из гладкого камня были окрашены в разные цвета.
   Внутри сновал народ, Джейсон даже подумал, что в лондонском метро в час пик бывает не меньшее столпотворение.
   Онемев от удивления, мальчики рассматривали гигантский зал, в центре которого находился огромный колодец без воды – как шахта, пытался подобрать сравнение Джейсон; раньше ничего подобного ни ему, ни Рику видеть не приходилось. На внутренних стенах колодца разместились сотни лестниц, ведущих во внутренние помещения. Кроме этого верх и вниз двигались веревочные подъёмники, перевозившие свертки папирусов и людей.
   В самом зале на немыслимую высоту возносились бесчисленные ярусы-галереи, также соединенные лестницами.
   Жаркий и пыльный воздух был напоён ароматами. Пахло шкурами, подгнившим папирусом, коричным деревом, мускатным орехом и ещё чем-то.
   – Добро пожаловать в нашу «Коллекцию». – торжественно произнесла девочка.
   – Так это и есть «Коллекция»? – удивился Джейсон. – Эй, Рик, осторожней, – крикнул он другу, который, засмотревшись на подъёмник, едва не свалился вниз.
   – Ну да. Здесь хранятся папирусные свитки, таблички. Всё, что написано разными людьми. Ещё всякие вещи, мебель, инструменты, монеты.
   Их отдают сюда на хранение. А кое-что жрецы приказывают сберечь для будущего...
   Джейсон ещё раз оглянулся по сторонам и наконец-то понял, на что это похоже: на муравейник. Гигантский муравейник в городе Пунто, затерявшемся во времени...
   – И твой отец управляет всем этим? – спросил Рик в растерянности.
   – Да, – с гордостью ответила Марук. – Пойдемте!
   Она подвела мальчиков к двум мужчинам в длинных красных одеждах; их головы мужчин украшали голубые тюрбаны с белыми перьями, немного напоминавшие индийские. Укрывшись в спокойном углу за статуями, они пили красный чай, каркаде. Увидев ребят, мужчины вскочили и не уклюже поклонились.
   – Уважаемые указатели, – обратилась к ним Марук, словно не замечая поклона, – нам необходимо повидать Великого мастера Скриба, то есть мне с друзьями нужно пройти в его покои.
   При слове «указатели» Джейсон чуть не рассмеялся, хорошо хоть Рик вовремя толкнул его в бок.
   Один из мужчин, повыше и посуше (склонный к сравнениям Джейсон счёл его похожим на тростник), немного помявшись, ответил:
   – Мне жаль, юная дочь, но Правило тридцать два не позволяет мне и моему помощнику исполнить твое желание.
   Другой, толстячок поменьше ростом, с огорчением покачал головой.
   Марук нахмурилась:
   – А что это за Правило тридцать два?
   – Оно предписывает не замечать и не обижать детей.
   Марук уставила руки в бока:
   – Но я – дочь Великого мастера Скриба!
   Высокий мужчина прищурился, словно желая рассмотреть её получше:
   – Думаю, ты права, прости меня. И всё же просьбу твою выполнить невозможно.
   – Почему это?
   – Правило четыре гласит: безопасность. Говорят, с минуты на минуту сюда может прибыть фараон. Разве ты не заметила, какое сегодня столпотворение в Доме жизни? Вот-вот, все они надеются на встречу с правителем. Однако задача указателей – следить за выполнением Правила двенадцать: ни один человек не должен входить во внутренние покои до особого распоряжения.
   Толстячок согласно покивал, хотя лицо его выражало сочувствие.
   – Вообще-то не видно, что вы убивались на работе. – ехидно заметила Марук, кивая на каркаде.
   – Мы не... – хотел что-то сказать толстячок, но его остановил грозный взгляд напарника.
   – Так или иначе, я и мои друзья должны немедленно пройти к отцу, – топнула ногой Марук.
   – Да. конечно, конечно! Но дело в том, милое дитя, что согласно Правилу.
   – Меня не интересует, что там говорит ваше дурацкое правило! – рассердилась девочка. – Какие могут быть правила, когда речь идёт о моём отце!
   Высокий мужчина потёр руки и с важным видом заявил:
   – Хорошо, ты – это понятно. Но твои друзья останутся здесь.
   – Почему?
   – Потому что никто не отменял Правила двенадцать. Вынужден повторить: во внутренние покои вплоть до особого распоряжения входа нет.
   – Вот я и даю вам это распоряжение: пропустите!
   – В таком случае. – проговорил мужчина, – Пепи, объясни.
   – Правило восемь, – звонким голосом заговорил толстячок. – Гость всегда должен иметь пропуск. Верно, Мичерино?
   – Верно, верно, так и есть, – ответил высокий, явно довольный.
   Марук вспыхнула и повернулась к Рику и Джейсону:
   – Они всегда такие зануды! Ладно... – Это уже относилось к указателям. – У моих друзей действительно нет пропуска. А если бы был. вы могли бы пропустить их со мной?
   Указатели стали что-то обсуждать друг с другом. Ребята слышали номера каких-то правил и параграфов, потом Мичерино ответил:
   – Вообще-то могли бы...
   – Но есть правило, которое не позволяет проходить посторонним, – строго добавил Пепи.
   – И есть ещё одно правило, указывающее на особые случаи.
   – Отлично! – воскликнула Марук, останавливая их. – Осталось узнать, где можно получить пропуска?
   – Правило сорок один: иногда достаточно попросить пропуск у указателя, – с готовностью ответил Пепи.
   Мичерино нахмурился, но ничего не сказал.
   – Мне нравится Правило сорок один, – просияла девочка. – Замечательное правило! Будьте так любезны, выдайте нам пропуска!

   – Большинство вещей в этом доме, – сказал Нестор Джулии, – привезены из путешествий Улисса Мура и его жены. Как ты уже знаешь, свои путешествия они совершали на судне «Метис».
   – А Вы никогда не ездили с ними? – спросила девочка, поглядывая на Дверь времени.
   Нестор ответил не сразу:
   – Нет. Я оставался на вилле и занимался всем остальным.
   – Они, что же, никогда не приглашали тебя с собой?
   – Ещё как приглашали, – усмехнулся садовник. – Особенно Пенелопа, жена Мура. Она всё время упрашивала меня подняться с ними на борт. Конца не было этим разговорам, так она хотела, чтобы я составил им компанию. Но я. отказывался. Мне и в Килморской бухте хорошо, я люблю это место. По крайней мере, здесь всё стабильно. Мистер Мур понимал меня. Он всегда говорил: «Только когда стоишь на месте, замечаешь, сколько людей вокруг движется беспрестанно и понапрасну».
   – Но сам-то он не сидел на месте. – заметила Джулия.
   – Мистер Мур был путешественником, – покачал головой садовник. – Путешественники путешествуют, это совсем другое. Как бы тебе объяснить... Чтобы отправиться в путешествие, нужно иметь исходную точку – место, откуда отправляешься в путь и куда возвращаешься, чтобы подготовиться к новому путешествию. Не может быть путешествия без возвращения. Это не мои слова, это слова Улисса Мура. Правда, есть ещё одно путешествие, и я не уверен, что из него возвращаются...
   – Вы говорите о смерти? – тихо спросила Джулия.
   – Да, о смерти...
   Джулии захотелось сменить тему:
   – Скажите, а что за человек был этот Улисс Мур?
   Нестор ответил не сразу:
   – Очень образованный и умный. Этот дом он любил больше всего на свете. Этот дом и свою жену.
   – Пенелопу? Расскажите о ней!
   – Чудесная женщина! Приветливая... Добрая... Мечтательница...
   

notes

Примечания

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →