Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Принц Чарлз (р. 1948) дольше всех в истории британской монархии пробыл и остается наследником престола – 60 лет.

Еще   [X]

 0 

Какова цель эволюции (Нагаев Вадим)

Сегодня уже очевидно, что господствующая в мире идеология либеральной демократии все больше заводит человечество в тупик. Каков же выход из сложившейся ситуации? Чтобы ответить на данный вопрос, необходимо знать, каковы движущие силы истории и какова ее цель.

В предлагаемой читателю книге изложена теория, дающая ответы на эти вопросы. Данная теория представляет собой фундамент, опираясь на который автор опишет путь развития человечества в ближайшем будущем. Но это уже тема следующей книги…

Год издания: 2015

Цена: 199 руб.



С книгой «Какова цель эволюции» также читают:

Предпросмотр книги «Какова цель эволюции»

Какова цель эволюции

   Сегодня уже очевидно, что господствующая в мире идеология либеральной демократии все больше заводит человечество в тупик. Каков же выход из сложившейся ситуации? Чтобы ответить на данный вопрос, необходимо знать, каковы движущие силы истории и какова ее цель.
   В предлагаемой читателю книге изложена теория, дающая ответы на эти вопросы. Данная теория представляет собой фундамент, опираясь на который автор опишет путь развития человечества в ближайшем будущем. Но это уже тема следующей книги…


Вадим Нагаев Какова цель эволюции

   © Нагаев В., 2015
* * *

От автора

   Много лет я размышлял над идеей, которая не давала мне покоя. Обстоятельства жизни не всегда позволяли мне работать над этой книгой, но я все равно возвращался к ее написанию.
   Возвращался потому, что мной постоянно двигал один мотив. Когда-то давно, когда я был еще школьником, моя мать по вечерам читала толстую книгу с непонятным для меня названием «Бег в темноте». Я спросил, о чем эта книга. «О жизни, – ответила мать. – Живет человек, к чему-то стремится, куда-то бежит, суетится, так и умирает, не зная, зачем жил, куда бежал».
   Эти слова врезались мне в память на всю жизнь. Часто их вспоминая, я никак не мог смириться с такой печальной перспективой.
   Человек рождается и живет только один раз, и куда он «бежит», он знать должен.

Глава I

   Обширный район, расположенный восточнее бывшего семипалатинского ядерного полигона, – одно из самых красивых мест во всей Средней Азии. Алтайские горы, леса и живописные озера в своем неповторимом сочетании чем-то напоминали пейзажи Швейцарии и Югославии.
   Но на свою беду недра этого прекрасного края оказались столь же богатыми, как и его красочные пейзажи.
   Усть-Каменогорск, ставший центром региона, о котором идет речь, возник как город горняков и металлургов.
   Позже широкое развитие здесь получила химическая промышленность, а после Второй мировой войны совсем рядом заработал ядерный полигон.
   Западные ветры относили смертоносные продукты ядерных взрывов прямо в густонаселенные промышленные районы, которые к тому времени уже интенсивно «орошались» выбросами свинцового, цинкового и алюминиевого производства.
   Нарушение технологии хранения и использования цианистого натрия на многочисленных обогатительных предприятиях привело к тому, что многие естественные водоемы превратились в ядовитые резервуары с высоким содержанием этого стратегического сырья.
   Вследствие широкого и интенсивного промышленного освоения этот живописный уголок природы всего лишь за несколько десятилетий был превращен в экологическую помойку с самым высоким в мире уровнем онкологических заболеваний.
   Именно здесь в начале 90-х годов, под видом регулярных диспансерных осмотров, группа казахстанских медиков занялась исследованием вопроса, связанного с функциональными изменениями в деятельности иммунной системы человека, находящегося в условиях экологического стресса.
   Данный регион был выбран не случайно. Если воздействие на человеческий организм радиации и отдельных химических канцерогенов было в общих чертах изучено, то о его реакции на такой огромный поток неблагоприятных факторов не было известно ничего, кроме странной и необъяснимой возрастной аномалии в статистике онкологических заболеваний. Раковые опухоли поражали преимущественно молодых людей в возрасте от 20 до 30 лет. В возрастной группе от 30 до 40 лет заболеваемость была минимальной. Затем после 40 лет происходил новый всплеск, значительно больший, чем первый.
   Для того чтобы получить более наглядную картину и разобраться, в чем дело, в качестве исследуемых были выбраны те категории населения, которые находились в самых худших условиях, – шахтеры, горняки, металлурги, рабочие химических предприятий. Это были люди, жизнь которых протекала в самых экстремальных экологических условиях, какие только можно найти сегодня на нашей планете. В процессе регулярных диспансерных осмотров было обследовано около 5 тысяч человек. Используя новейшие достижения в области иммунологии, ученые имели возможность по результатам анализов оценивать общее функциональное состояние иммунной системы.
   Результаты этих исследований выявили весьма любопытную закономерность, которая проливала свет на давно известную и необъяснимую возрастную статистику онкологических заболеваний.
   Было установлено, что у молодых рабочих со стажем работы в несколько лет иммунная система находится в перенапряженном состоянии.
   Такое перенапряжение длится порядка 9–10 лет. Затем наступает такой же по длительности период, когда система защиты организма возвращается в свое нормальное состояние.
   В предпенсионный этап, то есть через 18–20 лет работы в условиях экологического стресса, иммунная система для поддержания эффективной защиты организма снова входит в состояние перенапряженности, причем значительно превышающей ту, которая возникает в первый период у молодых рабочих.
   С помощью таких перестроек система защиты организма поддерживает себя в оптимальном рабочем состоянии, когда внешняя среда, в которой находится человек, становится неблагоприятной.
   Выявленная закономерность четко указывала на два достаточно длительных по времени (порядка 10 лет) периода – начальный и конечный, когда организм вынужден защищать себя от внешних неблагоприятных воздействий за счет перенапряженности иммунной системы.
   Средний период между ними можно расценивать как период адаптации ее к условиям экологического стресса. Однако он ограничен примерно такими же временными рамками – 9–10 лет.
   Если образно представить себе иммунную систему человека в виде жесткой металлической конструкции, то в начальном и особенно конечном периодах эта конструкция находится в крайне опасном аварийном состоянии, когда незначительный толчок может привести к катастрофе.
   Это периоды повышенного риска срыва главной системы защиты организма человека, и именно поэтому на них приходится сравнительно высокий процент возникновения серьезных заболеваний.
   А связано это с тем, что срыв иммунной системы ведет к ее бездействию, длительность которого тем больше, чем выше степень ее перенапряженности.
   Причиной же срыва может стать любая вирусная инфекция, нервный стресс или любое другое резкое неблагоприятное воздействие на организм. Временное ослабление иммунитета человека под влиянием нервных стрессов – явление хорошо известное. Но если человек находится в экстремальных экологических условиях, то оно гораздо более выражено, поскольку иммунитет падает до нуля.
   Полное отсутствие реакций иммуноответа делает организм совершенно беззащитным перед болезнетворными микробами и вирусами, но не только перед ними.
   Дело в том, что у человека ежедневно происходит деление около 1012 клеток. В этой астрономической цифре на каждый миллион делящихся клеток тела приходится одна мутационно измененная, отличающаяся от родственных ей чуждой генетической структурой.
   Поэтому ежедневно в организме человека появляется около одного миллиона клеток-мутантов.
   Если же в условиях экологического стресса на организм обрушивается комплекс неблагоприятных воздействий – повышенный радиоактивный фон, радионуклиды, химические канцерогены, то скорость клеточных мутаций значительно возрастает.
   Эти мутации представляют главную опасность возникновения раковых опухолей – огромных колоний чужеродных для организма паразитирующих на нем клеток.
   Единственной силой, уничтожающей мутированные клетки и тем самым обеспечивающей нормальную жизнедеятельность организму, является иммунитет. Однако срыв иммунной системы в период состояния перенапряженности, ведущий к иммунологическому параличу, позволяет раковым клеткам беспрепятственно создавать свои колонии.
   Статистический анализ заболеваемости среди обследованных рабочих Усть-Каменогорского региона показывал два характерных временных всплеска частоты онкологических заболеваний в зависимости от стажа работы.
   Первый из них приходился на первые 9–10 лет. Второй – на предпенсионный период, соответствующий стажу работы порядка 18–30 лет. Статистика показывала, что второй период гораздо более обширный по количеству раковых заболеваний. При этом заболеваемость среди тех, чей стаж колебался в пределах от 10 до 20 лет и соответствовал периоду адаптации иммунной системы к условиям экологического стресса, была минимальной.
   Эта картина полностью отражала характер установленных функциональных изменений в деятельности главного защитника организма человека.
   С другой стороны, те экстремальные условия, в которых находились исследуемые группы людей, позволили достаточно четко выявить закономерность, которая давно уже отмечалась в статистических исследованиях частоты возникновения онкологических заболеваний.
   Еще в начале 70-х годов медики обратили внимание на то, что некоторые из них (различные виды лейкозов) наиболее часто возникают у детей дошкольного и школьного возраста, приблизительно с 3 до 7 лет и с 11 до 13.
   Затем, после 14 лет, эта страшная статистика резко идет на убыль, а начиная с 35 происходит новый рост заболеваний, причем рост более обширный как по частоте, так и по «ассортименту» возникновения онкологических опухолей.
   И эта картина также вписывается в рассмотренную выше закономерность, связанную с функциональными изменениями в деятельности иммунной системы.
   Уже давно установлено, что химические канцерогены, попадая в женский организм во время беременности, концентрируются главным образом в плоде и грудном молоке.
   Поэтому среднестатистический человек сегодня с самого эмбрионального периода оказывается в неблагоприятных экологических условиях, при этом формирующаяся иммунная система защиты начинает соответствующим образом на них реагировать. Такая реакция менее выражена и трудноуловима по сравнению с той, которую наблюдали казахстанские иммунологи, обследуя рабочих, находящихся в экстремальных экологических условиях.
   Тем не менее именно данная реакция, приводя иммунную систему в «аварийное» состояние, дает первый всплеск частоты онкологических заболеваний в детском возрасте.
   Сравнительно небольшая масса тела у детей определяет и меньшее количество клеточных мутаций в их организме по сравнению с организмом взрослого. При этом различные органы и части тела у ребенка еще не подвергались длительным неблагоприятным воздействиям профессионального характера, являющимся мутагенными факторами. Что же касается кроветворной системы, которая у детей является наиболее уязвимой для онкологических заболеваний, то для большинства ее клеток характерна высокая интенсивность клеточных делений, что в свою очередь ведет и к большей вероятности клеточных мутаций.
   Кроме того, относительная масса кроветворной системы (масса, взятая по отношению к общей массе тела) у ребенка сравнительно больше, чем у взрослого.
   Все эти причины и ведут к тому, что начальный период перехода иммунной системы в состояние перенапряженности сопровождается преимущественно поражением кроветворной системы в форме различных лейкозов.
   Менее жесткие экологические условия (по сравнению с Усть-Каменогорским регионом) дают и более длительный период адаптации иммунной системы, когда она выполняет свои функции, не входя в состояние перенапряженности. По этой причине следующий период «аварийного» состояния наступает после 35-летнего возраста, то есть примерно через 20 лет после первого.
   Отсюда вытекает вывод: по мере ухудшения экологических условий на Земле будет уменьшаться период адаптации иммунной системы к условиям экологического стресса, а степень ее перенапряженности в периоды «аварийных» состояний расти.
   В итоге может наступить такая ситуация, когда экологический стресс будет переводить иммунную систему в жесткое «аварийное» состояние на большую часть периода жизни человека. И на протяжении почти всей своей жизни он будет находиться в условиях риска ее срыва и наступления состояния, при котором временно прекращаются реакции иммуноответа.
   Результаты исследований в Усть-Каменогорском регионе не только объяснили причины очень высокого уровня онкологических заболеваний в этой местности. Они показали, что лейкозная аномалия в детском возрасте есть результат реакции организма ребенка на ухудшающиеся экологические условия.
   Но самое главное – эти результаты позволили совершенно по-новому представить картину надвигающегося экологического катаклизма на нашей планете.
   Переход иммунной системы в состояние перенапряженности, когда условия внешней среды становятся неблагоприятными, и риск ее срыва с последующим наступлением состояния иммунологического паралича делают многоклеточный организм беззащитным как перед агрессивной микробиологической средой, так и собственными клеточными мутациями, скорость которых начинает расти.
   Такая ситуация создает условия для массовых вымираний человека как биологического вида.
   Этот вывод оказался своеобразным недостающим звеном в картине циклической эволюции земной биосферы, которая стала вырисовываться совсем недавно.
   Суть ее заключается в том, что наша планета – сложная саморегулирующаяся система, состоящая из множества взаимодействующих друг с другом подсистем.
   Весь биокомплекс Земли, включающий в себя флору и фауну, представляет собой единую подсистему наряду с атмосферой, гидросферой, магнитосферой и рядом других подсистем.
   Все они находятся в условиях динамического равновесия, нарушение которого ведет к целой цепочке взаимосвязанных изменений, итогом которых становятся глобальные экологические катаклизмы.
   Согласно теории системного отбора, выдвинутой российским исследователем Михаилом Дорошиным, эти катаклизмы были составной частью развития жизни на нашей планете, поскольку представляли собой своеобразный барьер. Преодолеть его могли лишь те представители флоры и фауны, которые обладали сравнительно большим жизненным потенциалом и могли в дальнейшем обеспечить большее многообразие форм жизни.
   По этой причине каждое массовое вымирание вело в последствии не к обеднению, а к бурному развитию и расширению всего биокомплекса Земли.
   Теоретическая модель, построенная на основе такого подхода, в такой же степени стройна и логически безупречна, в какой жестока и трагична, а ее контуры напоминают превратности человеческой истории, со всеми ее взлетами и падениями.
   В этой модели периодически сменявшие друг друга периоды похолодания и потепления, всплески вулканической активности и другие глобальные потрясения носили не случайный характер. Они органично вписывались в эволюционные процессы, которые протекали на нашей планете.
   А главным «провокатором», вызывавшим цепочку взаимосвязанных изменений, заканчивавшихся экологическими катаклизмами, была земная флора и фауна.
   За последние 550 миллионов лет на Земле произошло 8 глобальных экологических катастроф, приведших к исчезновению некогда доминировавших представителей земного биокомплекса.
   Но именно 550 миллионов лет назад сформировались условия, при которых наша планета стала работать как саморегулирующаяся система, и все 8 катаклизмов, разразившихся на ней, явились результатом динамического взаимодействия ее подсистем.
   При этом рычагом, выводящим их из состояния равновесия, было изменение газового состава атмосферы, а схема работы системы саморегуляции выглядит следующим образом.
   Бурное развитие земной флоры ведет к изъятию из атмосферы углекислого газа и накоплению в ней кислорода. Находясь в магнитном поле Земли и обладая парамагнитными свойствами, кислород ведет к усилению земного магнетизма.
   Такой процесс сопровождается глобальным похолоданием, поскольку магнитосфера задерживает часть солнечного излучения и общее количество солнечной энергии, достигающей поверхности Земли, уменьшается.
   Постепенно развиваются экстремальные условия для флоры, а вслед за этим и для фауны.
   Усиление магнитного поля ведет к росту внутренних напряжений земной коры, поднятию суши и, соответственно, обмелению морских территорий.
   Начинаются массовые вымирания всех представителей биокомплекса Земли, имеющих низкую экологическую устойчивость.
   По такому сценарию развивалась седьмая по счету экологическая катастрофа, происшедшая около 65 миллионов лет назад. Она длилась около 2 миллионов лет и была одной из самых опустошительных как для флоры, так и для фауны.
   Огромные залежи углей, горючих сланцев и других углеродосодержащих соединений, датируемых этим периодом, являются последствиями этих массовых вымираний.
   Что же касается биосферы в целом, то это были процессы изъятия из атмосферы углерода в виде углекислого газа и утилизации его в верхнем слое земной коры.
   Но длительные похолодания сопровождались образованием и ростом огромных снеголедовых масс в верхних широтах и горных массивах нашей планеты.
   Все это вместе с параллельно идущим процессом поднятия суши вело к смещению центра масс и центра остойчивости Земли.
   Менялся наклон ее оси вращения, и под действием центробежных сил происходила пластическая деформация земного геоида. Внутренние напряжения земной коры, связанные с усилением магнитного поля в совокупности с пластической деформацией приводили к взрыву тектонической и вулканической активности.
   Образование вулканов сопровождалось мощной генерацией углекислого газа в атмосферу. Вновь нарушалось динамическое равновесие подсистем планеты.
   Сам по себе углекислый газ, обладая диамагнитными свойствами, ослабляет внешнее магнитное поле, в котором находится.
   Но, кроме этого, молекулы двуокиси углерода, обладая магнитным моментом, ориентируются определенным образом в магнитном поле Земли. Такая ориентация требует затрат энергии, но циркуляция воздушных масс вследствие перепадов температуры между средними и высокими широтами, а также между дневной и ночной поверхностями нашей планеты ведет к дезориентации поляризованных молекул углекислого газа. Поляризация с последующей дезориентацией создают механизм дополнительного выкачивания энергии магнитного поля Земли и, соответственно, ослабления земного магнетизма. При этом высокоэнергетическая часть солнечного излучения, которая до этого задерживалась магнитосферой, теперь достигает земной поверхности. Начинается период потепления, который сопровождается усилением циркуляции воздушных масс, дезориентацией поляризованных молекул и, соответственно, дальнейшим ослаблением магнитного поля Земли.
   Так, наряду с парниковым эффектом начинает работать еще один фактор, способствующий глобальному потеплению.
   Вновь происходит бурное развитие флоры, а вслед за ней и фауны.
   Ослабление земного магнетизма ведет к ослаблению внутренних токов и внутренних напряжений нашей планеты. Суша опускается, что вместе с интенсивным таянием ледников сопровождается обширным наступлением на материки Мирового океана.
   Несмотря на в целом благоприятные условия для развития земного биокомплекса, такие периоды, так же как и периоды похолодания, вели к массовым вымираниям отдельных видов растительного и животного мира.
   За миллионы лет стабильных экологических условий те представители флоры и фауны, которые обладали наибольшими приспособительными возможностями, становились доминирующими. Однако, исчерпав свой генетический ресурс приспособительных возможностей, они вымирали в новых для них условиях теплового и радиационного дискомфорта, освобождая путь для более совершенных видов, которые со временем также становились доминирующими к приходу очередного природного катаклизма.
   Таким образом, развитие жизни на нашей планете шло в результате сложного взаимодействия ее подсистем, которые простираются от магнитосферы до самых земных недр.
   Это взаимодействие предопределяло процесс саморазвития, в котором биосфера сама выступает фактором, формирующим условия для очередных экологических катастроф.
   С этих позиций процессы, идущие сегодня на Земле, представляют собой стремительное развитие очередной, девятой по счету экологической катастрофы.
   Если обратиться к происходящим за последнее время изменениям в газовом составе атмосферы, то можно прийти к выводу: запущен главный рычаг, выводящий все подсистемы нашей планеты из состояния динамического равновесия.
   Как утверждают официальные источники, ежегодно количество кислорода в атмосфере уменьшается более чем на 10 миллиардов тонн.
   Уменьшение этой газовой компоненты идет главным образом за счет сжигания ископаемого топлива.
   Астрономические количества добываемых и сжигаемых угля, нефти и газа приводят к ежегодному выбросу в атмосферу более 30 миллиардов тонн углекислого газа, и эта цифра имеет устойчивую тенденцию к росту.
   В сущности, это есть не что иное, как мощная генерация углерода в атмосферу и вполне закономерный этап в развитии биосферы Земли, если учесть, что две предыдущие экологические катастрофы сопровождались его изъятием из обращения и накоплением в верхних слоях земной коры.
   Зольная пыль, образуемая в результате сгорания угля, обладает радиоактивностью, поэтому, кроме роста на поверхности Земли уровня солнечной радиации, происходит непрерывный рост естественного радиоактивного фона.
   Тепловой и радиационный дискомфорт дополняется непрекращающимся накоплением в атмосфере, почве, в растениях и водоемах канцерогенных веществ, образующихся при сгорании угля и нефтепродуктов.
   Быстрое развитие экстремальных условий на Земле неминуемо приведет к глубоким функциональным изменениям в деятельности иммунной системы человека, начальные симптомы которых были обнаружены иммунологами в Усть-Каменогорском регионе. Но и это еще не все.
   В одном примечательном эксперименте по фиксации азота бактериями было установлено, что самые первые обитатели нашей планеты обладают способностью широкого обмена генетической информацией, определяющей приспособление к условиям окружающей среды.
   Не случайно бактерии и вирусы – самая устойчивая форма жизни, и не случайно борьба современной медицинской науки со все более опасными возбудителями инфекций начинает походить на битву богатыря со сказочным драконом, у которого вместо одной срубленной головы вырастают две новые.
   Миллиарды лет назад в эпоху протерозоя микроорганизмы были единственными обитателями на Земле, они приспособились к ее условиям задолго до того, как это сделали все другие организмы. Бактерии могут существовать без высших организмов, в то время как последние без них существовать не могут. В процессе длительной эволюции мир бактерий органично вписался в фундамент всех других форм жизни на нашей планете.
   Поэтому интенсивные мутации вирусов в условиях роста радиоактивного фона и уровня солнечной радиации, а также искусственная селекция опасных болезнетворных микробов посредством создания все более изощренных антибиотиков приведут человечество к катастрофическим последствиям по мере ухудшения экологических условий и соответствующей реакции иммунной системы на эти ухудшения.
   Таким образом, результаты исследований в Усть-Каменогорском регионе выявили механизм массовых вымираний человека по мере ухудшения экологических условий на нашей планете. Сотни миллионов лет жизнедеятельность земной флоры и фауны периодически приводила к глобальным экологическим катастрофам. Поэтому нынешнее развитие экстремальной экологической ситуации на Земле связано не с изъянами природы человека, неразумностью его действий и т. д. Этот процесс вписывается в общую картину эволюции земной биосферы.
   Теория системного отбора дает представление о фундаментальных закономерностях, лежащих в основе этой эволюции, помогает понять ее смысл и направленность. Тем не менее, по ее логике, человек, являясь участником системного отбора, может исчезнуть как доминирующий представитель земной фауны в результате 9 экологической катастрофы.
   Однако на самом деле это не так, потому что на социальном уровне организации живой материи главная цель системного отбора становится качественно другой. Поэтому нет никаких оснований проводить параллели между судьбой человечества и судьбой навсегда исчезнувших представителей земного биокомплекса.
   И все же отсюда не следует, что теория системного отбора на этом этапе теряет смысл. Она позволяет выявить алгоритм развития растительной и животной жизни на Земле, и если в окружающем нас мире существует универсальный алгоритм, которому подчиняется эволюция в целом, то теория системного отбора является первым шагом к его поиску. В этом случае те фундаментальные закономерности, которые управляют человеческой историей, должны содержать в себе основные структурные элементы, которые характеризуют эволюцию земной флоры и фауны.
   Если так, то циклический характер этой эволюции, включающий в себя периодические глобальные катаклизмы, должен распространяться и на социальные процессы.
   Тогда нынешнее развитие событий на нашей планете ведет к созданию очередного жизненного барьера, как для представителей земного биокомплекса, так и для человеческих особей.
   Преодолеть этот барьер смогут лишь те, в ком будет заложен сравнительно больший жизненный потенциал, именно они положат начало следующему историческому циклу.
   Это второй сценарий развития событий будущего, при котором человек не исчезнет, как доминирующий представитель земной фауны, а общепланетный катаклизм станет очередной ступенью к дальнейшему усложнению земной биосферы.
   Подобные сценарии сегодня всерьез не рассматриваются, поскольку предполагается, что все негативные процессы в мире рано или поздно будут взяты под контроль. Будет достигнута экономическая стабильность, устранены все источники политической напряженности и решены экологические проблемы.
   Этот, третий сценарий будущего неоднократно подвергался критике со стороны философов как надуманная и ничем не обоснованная утопия.
   Тем не менее он до сих пор остается самым живучим и популярным, так как отражает извечное стремление человека уйти от проблем и нескончаемых противоречий бытия. И если в прошлом это стремление воплощалось в достижении «Царства небесного», то сегодня воплощается в наступлении «царства земного», без болезней, войн и экологических катаклизмов.
   Однако вся обозримая история человечества доказывает тщетность и наивность таких надежд. Поэтому в последнее время появился принципиально новый подход к этой проблеме, которая испокон веков волнует человека. В основе этого подхода лежит идея, согласно которой эволюция носит непредсказуемый характер, и мир, который мы видим сегодня, – всего лишь один из бесконечно возможных вариантов развития событий.
   Отсюда делается вывод о том, что невозможно в принципе ставить вопрос о каких-то конкретных путях исторического развития и что человечеству следует действовать по обстоятельствам и в соответствии со здравым смыслом. При этом подразумевается, что благодаря дальнейшим успехам науки людское сообщество все равно достигнет «царства земного», но только в том случае, если здравый смысл восторжествует. В противном случае человеческие особи уничтожат сами себя, но при таком ходе событий они именно этого и будут заслуживать.
   Такая сложная форма вероятностного агностицизма, претендующая на роль общечеловеческой мировоззренческой парадигмы, представляет собой гибрид наивности и трагического оптимизма. Сама же идея, согласно которой эволюционный процесс, если бы он начался заново, пошел бы по совершенно другому, непредсказуемому пути, делает бессмысленным представление об универсальности алгоритма развития Вселенной.
   Если же предположить, что такой алгоритм существует и что эволюция способна осуществляться бесконечно возможными путями, но в пределах этого алгоритма, то его выявление человеком, находящимся внутри эволюционного процесса, становится невозможным.
   Идея непредсказуемости процесса эволюции родилась на почве ничем не обоснованного обобщения положений математики, нелинейной динамики и теории фазовых переходов на все явления природы. С другой стороны, эта идея является психологической реакцией на тот факт, что все основные футурологические модели будущего, которые строились во второй половине XX века, оказались не состоятельными. Вместо ожидаемого благополучия и процветания, научно-технического «царства земного» мир вступил в новую фазу напряжённости и нестабильности.
   В итоге футурологию стали объявлять лженаукой, а в противовес образовавшемуся мировоззренческому вакууму строить хаотические парадигмы, предписывающие человечеству действовать по обстоятельствам.
   Однако наша внутренняя уверенность убеждает нас в том, что исторический процесс не может быть совершенно непредсказуемым. Интуиция подсказывает нам, что он предрешен глубокими закономерностями, которые незримо определяют ход истории, предрешен так же, как и весь ход эволюции.
   Исходя из этого, наиболее обоснованным представляется второй сценарий развития событий ближайшего будущего. Вот только глобальный катаклизм, предусмотренный этим сценарием, может приобрести совершенно неожиданные формы.

Глава II

   Свойства отдельных клеток мозга – нейронов – изучены достаточно хорошо, однако мозг человека, состоящий более чем из ста миллиардов нейронов, сложным образом взаимодействующих друг с другом, представляет собой орган, многие свойства и потенциальные возможности которого до сих пор неизвестны науке.
   Каждый нейрон – своеобразный электрохимический приемник и передатчик информации. Информация из окружающего мира и внутренней среды организма поступает в нейроны через многочисленные, очень тонкие отростки, исходящие из их тела. Посредством таких же, но более длинных отростков нейроны передают сигналы друг другу в виде электрических импульсов, организуя таким образом сложную систему, называемую мозгом.
   Отдельные нейроны способны выполнять множество операций, однако в процессе развития головного мозга они начинают «специализироваться» на выполнение каких-то преимущественных операций, в результате чего происходит разделение функций между различными областями мозга, между левым и правым полушариями. Так на долю левого выпадают такие функции, как речь, чтение, логическое мышление.
   На долю правого – чувственно-образное восприятие предметов и явлений внешнего мира.
   В процессе роста человека его психика постепенно развивается от образного познания, присущего раннему детскому возрасту, к познанию отвлеченному, абстрактному. При этом чувственное познание всегда остается основой в построении мыслей, возникновении идей, оно лежит в основе всего логического мышления, определяя побудительные мотивы в сознании человека.
   Чувства и эмоции – одна из самых загадочных сфер деятельности нашего мозга. Вдруг возникнув, они способны перевернуть сознание человека, направив мысли в совершенно неожиданную сторону.
   Целая гамма непонятных таинственных чувств возникает при созерцании красочных японских картин. Особенно впечатляет их специфический цветовой колорит.
   «…Так нужно рисовать женщину. Номерами обозначены цвета». Этими словами сопровождается один из рисунков трактата Ито-Сан, известного мастера японской живописи.
   На рисунке графическое изображение женщины, держащей в правой руке мухобойку. Все складки ее одежды, части лица и тела разделены на пронумерованные участки. К каждому участку дается подробное описание набора красок для получения необходимых тонов и другие рекомендации.
   Сам же трактат, содержащий массу сведений – от описания, как лучше держать кисть, до философских рассуждений, – напоминает рецепт патентованного средства, в котором выражено стремление поставить изобразительное искусство на постамент строгих правил и руководств. Этот трактат – один из штрихов к своеобразной, специфической психологии японцев, которая всегда отличала их от других народов.
   Однажды японский ученый, профессор физиологии заинтересовался вопросом, почему в Японии нет ни одной научной школы с мировым именем, занимающейся фундаментальными исследованиями. Почему, несмотря на высокий уровень образованности и технической оснащенности, японцы проявляют способности лишь в тех областях, где требуется внедрение уже сделанных открытий и изобретений, и не преуспевают там, где необходимо их совершать.
   Занимаясь исследованием этого вопроса, японский физиолог вскоре пришел к выводу, что его соотечественники практически лишены интуитивного мышления, играющего важную роль в фундаментальных науках. Именно интуитивное мышление, по словам многих выдающихся ученых, физиков, математиков, помогло им прийти к открытиям, прославившим их имена.
   И поскольку эта часть мышления относится к сфере чувственно-эмоциональной, то указанная характерная черта японцев должна была быть связана именно с этой сферой.
   Как ни странно, но в конечном итоге все сводилось к особенностям японского языка. Организация речи и анализ речевой информации являются важнейшей формой высшей нервной деятельности для человека. Восприятие и формирование речи играют ключевую роль в умственном развитии ребенка.
   Что же касается анализатора звуковой информации, то он, согласно логике японского ученого, будучи асимметричен, постепенно ведет к асимметрии в восприятии и анализе окружающего мира. Та его часть, которая анализирует гласные звуки, расположена в левом полушарии коры головного мозга, согласные звуки анализируются другой частью, расположенной в правом полушарии. В соответствии с этим левое полушарие мозга японцев с раннего детства получает сравнительно большую нагрузку и, соответственно, большее развитие по сравнению с правым. Это связано с аномально большим количеством гласных звуков в японском языке, алфавит которого вообще не содержит согласных звуков в чистом виде.
   Данное обстоятельство и формирует специфическую психику японцев – повышенную способность к логическим операциям, практичность и в то же время отсутствие интуиции как следствие недостаточно развитой чувственно-эмоциональной сферы, связанной с деятельностью правого полушария мозга.
   И, несмотря на то что некоторые ученые восприняли эту теорию как курьез, японский нейрофизиолог, сам того не ведая, коснулся глобальной темы.
   То, что он пытался объяснить, не является специфическим «японским» феноменом, скорее такого рода ситуация, выражаясь философским языком, есть особенное проявление всеобщего.
   В начале 60-х годов известный советский музыкант-педагог, профессор Московской консерватории Григорий Коган опубликовал статью, которая впоследствии долго обсуждалась в среде музыкальных теоретиков. В ней он отмечал тенденцию нарастания рационалистических проявлений в исполнительском искусстве, когда на фоне роста исполнительского мастерства отсутствует чувственно-эмоциональное самовыражение, отражение собственной индивидуальности исполнителя в исполняемом произведении.
   В те годы истоки этого явления не анализировались глубоко, и в конечном итоге все было списано на недостатки педагогического процесса. Однако сегодня вся эта ситуация представляется куда более сложной.
   Тенденция, отмеченная Г. Коганом, не ограничивается исполнительским искусством, она давно уже вторглась и в творческий процесс создания музыки.
   Чувственно-эмоциональный замысел, рождающийся в сознании композитора, является главным, исходным моментом его творчества. С помощью установленных в музыке законов, опираясь на свое музыкальное мастерство, маэстро выражает свой замысел в рациональных музыкальных формах, позволяющих его воспринимать.
   Многие специалисты в области теории музыки едины во мнении, что главный исходный момент в музыкальном творчестве играет все меньшую роль при создании музыкальных произведений.
   Иррациональная сторона в этом процессе все больше вытесняется рациональной, когда глубокий и непостижимый чувственно-эмоциональный порыв отходит на задний план, а на первый выходят мотивы, созвучные с трактатом Ито-Сан.
   Музыка представляет собой ту область, которая ближе всего соприкасается с чувственной стороной сознания человека, и именно ее можно рассматривать как чуткий барометр, отражающий процесс проникновения рационализма во все сферы нашей жизни.
   «Человечество, преодолевшее в прошлом великое оледенение Земли, должно преодолеть современное оледенение душ» – это слова другого педагога и известного советского физика-теоретика профессора Д. И. Блохинцева.
   Дмитрий Блохинцев был не только выдающимся представителем рационалистической науки, но и хорошо известен своим поэтическим и живописным творчеством. Это был человек, понимавший роль и значение эмоционального восприятия окружающего нас мира в научном познании.
   «Красоту в математическом построении мы видим после того, как поняли его логическую структуру; видение красоты возникает в результате размышления. В искусстве же, напротив, размышление возникает как следствие прямого восприятия красоты.
   Наука и искусство суть средства к познанию жизни. Они не антиподы, они дополнительны и будут существовать, пока существует род человеческий».
   Так ученый отразил ситуацию, которая в своей сущности не должна допускать «оледенение душ», вызывавшее у него беспокойство.
   Но откуда взялось такое «оледенение»? Да и можно ли вообще ставить вопрос о глобальном погружении человеческого сознания в мир рационалистических категорий? Если да, то что является причиной такого процесса и какова его логика?
   Чтобы ответить на первую часть вопроса, необходимо обратиться к научному наследию русского философа Николая Бердяева, который рассматривал религию христианства как могучую силу, создавшую предпосылки для научного познания природы. По его мнению, именно христианство освободило человека от власти природных стихий.
   Исходя из того, что все древние мифы построены на духовном состоянии человека, в основе которого ощущение природы как живого организма, одухотворенного, населенного демонами, Н. Бердяев рассматривал дохристианский период истории как период порабощенности человеческого духа «низшими стихийными началами». Эта порабощенность порождала страхи перед демонами природы, лишала мысль свободы полета.
   Анализируя внутреннее состояние людей в эпоху язычества, Н. Бердяев приходит к выводу, что человек психологически был не в состоянии возвысить себя над природой посредством ее научного познания. Миропонимание, построенное на мифологической основе, формировало такое духовное состояние, которое не позволяло ему активно вторгаться в природу, без чего научное познание невозможно.
   Христианство, по мнению русского философа, смогло вырвать человека из природы, возвысить его над ней благодаря тому, что выработало в его сознании отношение к природе не как к живому организму, а как к мертвому механизму.
   Процесс этот был длительным, человеческий дух, прежде чем обрести способность к объективному научному познанию реальности, прошел «инкубационный» период Средневековья, который наглухо закрыл в сознании человека внутреннюю жизнь природы, объявив связь с природными духами черной магией, одним из самых величайших грехов.
   С этих позиций мрачное Средневековье было чрезвычайно важным периодом в истории человечества. Оно не только создало психологические предпосылки для научного познания окружающего нас мира, но и положило начало формированию антропоцентрического мировоззрения, в основе которого лежит представление о мире как совокупности безразличных нейтральных вещей, существующих по определенным законам.
   Антропоцентризм, возникший на основе христианства и поставивший в центр мироздания человека, вырвал его из природной среды, а саму природу ему противопоставил.
   Шаг за шагом, овладевая сознанием, антропоцентризм начал формировать принципиально новое духовное состояние человечества, в основе которого – отношение ко всей внечеловеческой действительности как к гигантской кладовой, к которой следует обращаться только за средствами, позволяющими все полнее удовлетворять растущие потребности человека. Это духовное состояние стало главной основой для бурного научно-технического прогресса. Так, вторгнувшись в Европу, религия христианства сформировала духовные основы техногенной цивилизации, которые охватили все человечество и которые непосредственно к христианству уже никакого отношения не имеют.
   Антропоцентризм не просто вырвал человека из природной среды, он природу ему противопоставил. Итогом и показателем такого противопоставления стало сегодняшнее варварское отношение к ней, в основе которого – стремление использовать ее, израсходовать, а если того требуют экономические интересы, то и уничтожить. Такое отношение к окружающей среде есть проявление рационалистических тенденций в сознании человека, порожденных антропоцентрическим мировосприятием. Однако эти тенденции не могли ограничиваться только отношением к природе, очень быстро они полностью охватили духовный мир человека. Именно антропоцентризм стал причиной погружения человеческого сознания в пучины холодного рационализма. Сам же процесс такого погружения – это неотъемлемый атрибут исторической эпохи, породившей техногенную цивилизацию.
   Все это является ответом на первую часть вопроса о причинах роста рационалистических тенденций в сознании человека. Однако выявить логику в этом процессе и таким образом дать ответ на вторую часть вопроса значительно сложнее.
   В одном старом сборнике детективов был описан любопытный разговор следователя с разоблаченным преступником.
   Оправдывая свою жадность, которая привела его на скамью подсудимых, многоопытный расхититель сравнивал свои действия с одним примечательным стереотипом в поведении обезьян. Суть в следующем: некоторые племена для охоты на них используют лишь банан и тяжелый сосуд с узким горлом. Достаточно поставить сосуд под дерево, на котором сидит обезьяна, и на виду у нее положить банан на дно сосуда. Такое примитивное подобие мышеловки позволяет легко поймать гораздо более организованное млекопитающее, нежели мышь.
   Как только охотники уходят в укрытие, обезьяна спускается с дерева, чтобы заполучить банан. Но все рассчитано таким образом, что просунуть руку в узкое горло сосуда, равно как и вытащить ее обратно, она может лишь без заветной добычи.
   Схватив злополучный плод, несчастная обезьяна уже не может с ним расстаться, и, несмотря на то что она видит идущих к ней охотников (а ей достаточно разжать пальцы, вытащить руку и убежать на дерево), обреченная обезьяна так и не бросает банан.
   Удивительная нелепость ее поведения в данной ситуации заключается в том, что жажда легкой добычи оказывается для обезьяны превыше инстинкта самосохранения, что делает ее такой же легкой добычей.
   Такой стереотип в поведении родственного нам существа кажется забавным лишь на первый взгляд. На самом деле он представляет собой модель поведения человека, когда в его действиях рациональные принципы начинают доминировать над нравственными. В этом случае рано или поздно первые превращаются в свою абсурдную противоположность, и тогда голый прагматизм становится убийственным для человека.
   Этот случай произошел в России еще в эпоху «развитого социализма». Дело было в городе Мирном. Специалисты, ведущие контроль над состоянием питьевой воды, оказались весьма озадачены, получив результаты химического анализа прозрачной жидкости, взятой из водопроводного крана.
   Содержание свинца, цинка, целого набора других цветных металлов в десятки раз превышало допустимые нормы, а полный спектр примесей охватывал чуть ли не всю таблицу Менделеева.
   Недоумение эти результаты вызывали потому, что водозабор шел из экологически чистого источника, по чистоте очень близкого к дистиллированной воде. Вода проходила лишь дезинфекционную обработку и подавалась непосредственно в водопроводную сеть.
   Откуда же взялся такой источник загрязнения, который из чистой воды делал жидкость непригодную для питья и приготовления пищи? Таковым оказалась водопроводная система. Вернее, металл, из которого были отлиты трубы для нее. Представляя собой сталь самого низкого качества, этот металл отливался наиболее дешевым способом, и ему трудно было найти еще какое-либо применение.
   Мало кто мог подумать, что водопроводные трубы, отлитые из металлолома, состоящего из всевозможных оцинкованных изделий, аккумуляторов со свинцовыми пластинами и бог знает чего еще, ни при каких условиях нельзя использовать для монтажа водопроводной сети.
   Дело в том, что чем чище вода, тем «агрессивнее» она в химическом отношении. Поэтому питьевая вода, прошедшая все стадии очистки, попадая в водопроводную сеть, активно взаимодействует со стенками труб.
   Итогом такого взаимодействия и становится очень сложный по составу водный раствор, содержащий высокий процент опасных для здоровья человека компонентов.
   По оценкам специалистов, ни один другой из многочисленных источников загрязнения питьевой воды не идет ни в какое сравнение с самой водопроводной системой.
   Многие годы люди не подозревали, что ежедневно отравляют свой организм цветными металлами. И все потому, что эта ситуация оказалась закрытым ведомственным вопросом. Закрытым, чтобы не допустить формирования общественного мнения, которое потребовало бы значительных финансовых затрат на оздоровление второй после воздуха неотъемлемой части жизнедеятельности человека.
   Описанный случай является наглядным примером того, как человек, движимый прагматическими побуждениями, стремясь ухватить то, что лежит рядом, шаг за шагом уничтожает среду своего обитания. В итоге он неминуемо сам становится жертвой своих рационалистических поступков.
   Вот почему трудно увидеть логику в том, что связано с доминированием рационального мировосприятия в сознании человека. Вместе с тем, опираясь на философское наследие Н. Бердяева и ряда других, созвучных с ним мыслителей, а также на социально-исторический опыт последнего столетия, можно с уверенностью утверждать, что такое доминирование не статично, оно имеет определенную динамику развития и эта динамика для человечества убийственна.
   Чтобы осмыслить всю эту ситуацию, необходимо вновь обратиться к деятельности нашего мозга, вернее, к концепции человеческого сознания, выдвинутой американским психологом неоортодоксального направления Чарльзом Тартом. Согласно этой концепции, наше сознание имеет три уровня организации.
   Первым из них являются физические и химические законы, которым подчинены физиологические процессы, протекающие в коре головного мозга и нервной системе.
   Но сами по себе эти законы не достаточны для описания того, что происходит в нашей голове, поэтому вторым уровнем организации являются законы самого сознания, не сводящиеся к законам физики, химии и других естественных наук. Те самые специфические законы и свойства, которые приобретает система, объединяющая огромное количество нейронов, сложным образом связанных друг с другом. Эти закономерности представляют собой более высокий уровень в познании тайн человеческого мозга, и на протяжении последних лет именно они интенсивно изучаются представителями различных наук.
   Однако концепция Ч. Тарта предусматривает еще и третий уровень организации нашего сознания. Он определяется особенностями той культуры, в которой оно формируется, особенностями правил, норм, идеалов, принятых в ее рамках.
   Третий уровень, по сути, означает, что в сознании каждого человека имеется своего рода система координат, с помощью которой анализируется все многообразие событий и явлений окружающего нас мира.
   В одном споре о роли в жизни изобразительного искусства художник, отстаивая необходимость независимости и свободы творчества, задал вопрос: почему произведение искусства обязательно должно заключать в себе какое-то рациональное содержание? Почему я не могу просто наслаждаться рисунком каемочки на чашке, наслаждаться ее формой, цветом и все?
   Нет, возражал его оппонент, сам такой подход уже не является искусством. Все, что создается в искусстве и науке, есть результат отражения реальности в сознании человека, но отражения не пассивного, а целенаправленного. Цель такого отражения – глубже познать окружающий нас мир, чтобы лучше к нему приспособиться. Поэтому произведение искусства только тогда таковое, когда его содержание отражает эту цель. Только с таких позиций можно оценивать ценность того или иного художественного произведения.
   Не убедив сторонника свободного творчества, его оппонент развил свою мысль дальше: если одаренный художник наслаждается просто формой и цветом именно данной каемочки, отличающейся цветом и формой от других, не вызывающих у него эстетических чувств, значит, в ее форме и цвете, в сочетании с геометрической формой и цветом чашки, заложена какая-то скрытая природная гармония, которую художник чувствует интуитивно. Но опять же эта гармония в конечном итоге есть хоть и подсознательное, но целенаправленное творческое отражение окружающей нас действительности. И сам факт такого отражения уже шаг, направленный на преодоление дисгармонии в окружающем нас мире, пусть ничтожно маленький, но все же вклад в общий процесс целенаправленного отражения объективной реальности.
   Ну а конечная, главная цель этого процесса все та же, она диктуется главной целью эволюции – увеличение жизнеспособности тех, кто в этом процессе участвует.
   С этими доводами художник согласился, но в глазах его так и осталось недоверие к ним. Он согласился потому, что эти доводы представляют собой главный фундамент, на котором строится вся конструкция современной культуры, основанной на антропоцентрическом мировоззрении.
   На этом же фундаменте построена и та система координат в нашем сознании, в рамках которой мы оцениваем и анализируем все события и явления окружающей нас реальности.
   Познать окружающий мир, чтобы лучше к нему приспособиться и увеличить свою жизнеспособность. Такая позиция уже давно трансформировалась в глубинную мотивацию поведения человека и представляется единственно возможной и абсолютно правильной, при этом она, как мощный магнит, отрывает сознание от чувственно-эмоциональной сферы и сдвигает его туда, где доминируют рационалистические категории.
   Теперь обратимся к главному выводу, вытекающему из так называемой трояко детерминированной концепции сознания Чарльза Тарта.
   Он сводится к тому, что мы не способны воспринимать мир в целом, мы воспринимаем лишь ту его сторону, которая соответствует механизму нашего сознания, сформировавшемуся в рамках данной культуры. Другими словами, наше восприятие реальности не является единственно возможным, это всего лишь один из возможных механизмов мировосприятия.
   Формируя мировоззрение, различные мнения и чувства, сложившаяся культура, подобно матрице, производит определенный социальный продукт. Из большого числа различных способов поведения человека она производит отбор и развитие лишь тех из них, которые укладываются в ее рамки.
   По одному из определений, способ поведения – это один из инструментов реализации возможностей человека, поэтому в рамках данной культуры лишь небольшая часть этих возможностей проходит сквозь сито ее отбора, эта часть и образует структурные элементы, из которых состоит наше сознание.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →