Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Только 55% американцев знают, что Солнце - звезда

Еще   [X]

 0 

Манипулирование и защита от манипуляций (Шейнов Виктор)

В книге описаны все встречающиеся манипуляции: между руководителями и подчиненными, женщинами и мужчинами, родителями и детьми, учителями и учениками, преподавателями и студентами; манипуляции в деловых отношениях, торговле и бизнесе.

Год издания: 2014

Цена: 198 руб.



С книгой «Манипулирование и защита от манипуляций» также читают:

Предпросмотр книги «Манипулирование и защита от манипуляций»

Манипулирование и защита от манипуляций

   В книге описаны все встречающиеся манипуляции: между руководителями и подчиненными, женщинами и мужчинами, родителями и детьми, учителями и учениками, преподавателями и студентами; манипуляции в деловых отношениях, торговле и бизнесе.
   Раскрыта психологическая сущность манипулирования и манипуляторов, описана модель манипулятивных воздействий, предложена и показана в действии эффективная система защиты от манипуляций.
   Издание адресовано всем, кто не только интересуется психологией отношений между людьми, но и желает приобрести надежную защиту от манипуляторов.


Виктор Павлович Шейнов Манипулирование и защита от манипуляций

От автора: почему написана эта книга

К. Роджерс
М. Монтень
   Тем более не позавидуешь тем, кому приходится постоянно иметь дело с манипулятором, будь то его начальник, сослуживец, продавец, член семьи и т. д.
   Как защититься от манипулятора? Ответу на этот вопрос и посвящена книга, которую вы держите в руках. В ней приводится универсальная система защиты от манипулирования описаны и проанализированы манипуляции, наиболее часто встречающиеся в различных сферах нашей жизни.
   Защите от манипуляций в значительной степени способствует понимание их сущности. Поэтому мы попытаемся разобраться в них, а также в истоках и последствиях манипулирования и вскрыть его опасность как для жертв манипуляции, так и для самих манипуляторов. Тем самым мне хотелось бы предостеречь желающих манипулировать от подобных действий, разрушительных для манипулятора и его взаимоотношений с окружающими.
   Анализируемые в книге манипуляции «подсмотрены» мной в течение многих лет наблюдений. Все они укладываются в единую модель, предложенную и обоснованную в главе 2.
   С уважением, Виктор Шейнов

1. Манипулирование и манипуляторы

Евангелие от Матфея

Глава 1. Сущность манипулирования

Определение понятия «манипуляция»

   Итак, манипуляция – это:
   ♦ психическое воздействие, которое производится тайно, а следовательно, в ущерб лицам, на которых оно направлено [72];
   ♦ целенаправленное управление [83];
   ♦ духовное управление, осуществляемое в результате принуждения воздействием иррациональных и эмоциональных средств [71];
   ♦ средство порабощения человека [73];
   ♦ форма духовного воздействия, скрытого господства, управления людьми, осуществленная ненасильственным образом [2];
   ♦ побуждение поведения посредством обмана, или игры на предполагаемых слабостях другого [82];
   ♦ использование тонких, едва уловимых или нефизически агрессивных способов, таких как обман, подкуп или запугивание [65];
   ♦ скрытое принуждение, программирование мыслей, намерений, чувств, отношений, установок, поведения [62];
   ♦ скрытое применение власти (силы) вразрез с предполагаемой волей другого, хорошо организованный обман [74];
   ♦ стремление управлять, главенствовать, властвовать, выигрывать любой ценой, относясь к людям как к вещам; ложь, контроль, цинизм [63];
   ♦ отношение к другому как к средству, объекту, орудию [37];
   ♦ мастерское управление или использование [81];
   ♦ господство над духовным состоянием, управление изменением внутреннего мира [10];
   ♦ такое структурирование мира (инициатором), которое позволяет (ему) выигрывать [80];
   ♦ обманное косвенное воздействие в интересах манипулятора [89];
   ♦ вид психологического воздействия, искусное исполнение которого ведет к скрытому возбуждению у другого человека намерений, не совпадающих с его актуально существующими желаниями [14];
   ♦ скрывая свои подлинные намерения, инициатор с помощью ложных отвлекающих маневров добивается того, что адресат, сам того не осознавая, изменяет свои цели [88];
   ♦ стратегия социального поведения в личных целях манипулятора, противоречащего собственным интересам (адресата) [17];
   ♦ ловкое скрытое управление для достижения власти и господства с отношением к людям как к объектам, вещам [21];
   ♦ скрытое побуждение адресата к переживанию определенных состояний, принятию решений и/или выполнению действий, необходимых для достижения инициатором своих собственных целей [39];
   ♦ манипулятор – это человек, который эксплуатирует, использует или управляет другими как вещами в совершенно ущербной манере [64].
   Наиболее авторитетные словари определяют манипуляцию следующим образом:
   ♦ скрытое управление и ловкое использование кого-либо, часто нечестным путем [78];
   ♦ использование или управление так, чтобы (адресат) делал или думал так, как хочет (инициатор) [79];
   ♦ проделка, махинация [28].
   Таким образом, общим для всех определений является следующее:
   1. Манипуляция рассматривается как специфический способ управления адресатом.
   2. В большинстве определений прямо указывается на скрытый характер воздействия на адресата (а остальные, судя по всему, подразумевают это).
   3. В еще большем числе определений подчеркивается то, что выгода манипулятора является односторонней, а его действия идут вразрез с волей адресата и наносят ему ущерб.

   Таким образом, манипуляция – это скрытое управление, при котором инициатор достигает своих эгоистических целей, нанося ущерб адресату своего воздействия. В отличие от открытого (явного) управления, при котором его цель доводится до адресата.

   При скрытом управлении адресату дается такая информация, исходя из которой он сам принимает решение (выполняет действие), запланированное инициатором.

   Часто скрытое управление преследует социально одобряемые цели. Это относится в первую очередь к психотерапевтической и психокоррекционной работе, а также к процессу воспитания. Например, когда родитель ненавязчиво побуждает ребенка к полезным действиям в отношении здоровья, труда, взаимоотношений с окружающими и т. д. Или когда женщина, скрыто (ассертивно) управляя мужчиной, помогает ему избавиться от вредных привычек. Или когда начальник управляет действиями своих подчиненных с выгодой не только для компании, но и для самих работников. Такое скрытое управление принято называть ассертивным. Ассертивность (англ. assertiveness) – это способность человека уверенно и с достоинством отстаивать свои права, не попирая при этом прав других [7]. При ассертивном скрытом управлении в выигрыше оказываются обе стороны.
   Из сказанного ясно, что скрытое управление может производиться с различными целями и намерениями инициатора.
   Рис. 1. Виды скрытого управления

Степень распространенности манипулирования

   В 2001 году автор провел опрос среди руководителей различного уровня (директоров, главных инженеров, начальников служб и отделов и т. п.). На вопрос «Доводилось ли вам быть свидетелем манипуляции на работе?» положительно ответили около 80 % респондентов. На тот же вопрос относительно семьи 29 % опрошенных (независимо от возраста) указали, что им доводилось часто или очень часто становиться жертвой манипуляции (при этом мужчины чаще отвечали положительно, чем женщины). В иных сферах жизни манипуляции оказались не столь заметны – их отметило всего около 13 % респондентов.
   43 % опрошенных признают, что сами манипулируют на работе, 28 % – в семье. Женщины в семье манипулируют больше, чем мужчины (38 и 23 % соответственно), старшие руководители – чаще младших (48 и 38 % соответственно).
   При этом 85–88 % респондентов желали бы научиться манипулировать, 92–95 % – защищаться от манипуляций.
   Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что манипулирование является социально значимым и широко распространенным явлением [52].
   Этому способствует несколько обстоятельств.
   1. Манипуляция как технология скрытого управления дает власть над людьми. А власть, как известно, – сильнейший наркотик.
   Представим, что некто – вынужденно или целенаправленно – провел успешную манипуляцию. Скажем, переложил на кого-то свою работу и ответственность за нее. И вот появилась новая работа. Бросится ли успешный манипулятор на ее исполнение или, памятуя о предыдущем успехе, постарается вновь переложить все на другого? Скорее всего, манипулятор пойдет по второму пути. При этом с каждым новым опытом его искусство манипулирования людьми будет лишь…совершенствоваться, и он почувствует вкус именно к манипулятивным действиям. Тем более, что каждая победа дает ощущение власти над людьми и наслаждение этой властью.
   Автору приходилось много раз встречаться с тем, что неловкие поначалу манипуляторы через несколько лет представали истинными асами манипуляции, что лишь подтверждает наше предположение.
   2. Распространенности манипулирования также способствует наличие отлаженных механизмов управления человеком.
   3. По мнению Эриха Фромма [44], еще одним институтом, способствующим манипулятивным тенденциям, являются рыночные отношения.

Издержки манипулятивных отношений

   Раз за разом побеждая, успешный манипулятор создает вокруг себя «выжженное поле»: пострадав от его действий, люди просто-напросто отворачиваются или уходят. И в конечном итоге манипулятор терпит сокрушительное поражение (в карьере, в семейной жизни, в любви, в дружбе). Выигрывая в малом, он в итоге проигрывает в большом.
   Проявлением неблагополучия во взаимоотношениях являются межличностные конфликты. Так, 67 % всех опрошенных все в том же исследовании оценили манипулирование как серьезную причину конфликтов на работе (женщины чаще, чем мужчины, – 70 % против 63 %). На конфликтность как следствие манипуляций в семье указал 51 % всех респондентов (54 % мужчин, 45 % женщин).
   На уточняющий вопрос «Когда происходят конфликты, порожденные манипулированием?» респонденты, как правило, отвечали: «Когда понимаешь, что стал(а) объектом манипуляции». При этом если намерение манипулятора разгадано сразу, то конфликт возникает тут же. Но если манипулятор действовал умело, то осознание человеком того, что им манипулировали, приходит вместе с отрицательными последствиями данного действия. И только тогда уже возникает конфликт.
   Суммировав все вышесказанное, можно прийти к следующим выводам:
   ♦ манипулятивные отношения являются источником конфликтов;
   ♦ значимость манипулирования как источника конфликтов вполне осознается теми, кто пострадал от манипуляций [52].

   Наличие неблагоприятных последствий манипулирования установлено и в исследованиях Л. И. Рюмшиной. Ее выводы: 1) «применение манипуляций нарушает отношения между людьми»; 2) «уровень удовлетворенности браком в исследованных 30 супружеских парах ниже в тех семьях, где выраженность склонности к манипулированию наблюдается хотя бы у одного из супругов. При этом чем выше уровень выраженности к манипулированию, тем ниже удовлетворенность браком».
   Наиболее разрушительные последствия для жертв манипулятивных воздействий имеют место в случае попадания их во всевозможные религиозные секты. Это заведомо манипулятивные религии, поскольку они заставляют человека поверить в собственное несовершенство, а точнее – ничтожество. Они вселяют в него недоверие к собственной природе, после чего человек начинает испытывать потребность во внешнем руководстве собой. Основатели сект преследуют эгоистические цели личного обогащения и властвования над людьми, поддавшимися их влиянию. Взамен последние получают ложное чувство безопасности, уверенности в своем будущем и в правильности выбранного пути.

Глава 2. Моделирование манипулятивного воздействия

Модель манипуляции

   Модель скрытого управления была предложена ранее [55], затем было приведено обобщение этой модели и ее обоснование для общего случая психологического влияния [56]. В случае манипулятивного воздействия эта модель может быть представлена в следующем виде:
   Рис. 2. Модель манипулятивного воздействия

   Сбор информации об адресате производится с целью обнаружения приманок и мишеней воздействия, создания благоприятного для манипуляции фона и стимулов, побуждающих адресата принять решение, отвечающее целям манипулятора.

   Вовлечение в контакт (приманка) – предъявление адресату информации в соответствии с интересами инициатора воздействия. Расшифровка «приманки» подчеркивает, что инициатор рассматривает адресата не как личность, а всего лишь как объект манипулирования и средство достижения своих целей. Приманки облегчают манипулятору достижение его цели, помогают привлечь внимание адресата к «выгодной» для него стороне дела и тем самым скрыть истинные цели инициатора. Приманки тем самым способствует выполнению необходимого условия любой манипуляции – непониманию адресатом того, что им управляют. Это может быть разговор о том, чем интересуется адресат, или о предмете его беспокойства, или о том, что он желал бы услышать, и т. д.

   Использование фоновых факторов (фона) – эксплуатация состояния сознания и функционального состояния адресата и присущих ему автоматизмов, привычных сценариев поведения; создание благоприятного внешнего фона (доверие к инициатору, его высокий статус, симпатия к нему и т. п.).

   Мишени воздействия – источники мотивации адресата. К ним относятся интересы, склонности, желания, влечения, убеждения, идеалы, чувства, эмоции адресата и т. п.

   Побуждение адресата к активности – тем действиям, которых от него ожидает манипулятор (принятие нужного решения, совершения действия). Побуждение может явиться суммарным результатом влияния приманок и фоновых факторов или стимулироваться специальными приемами – подталкиванием к включению нужного психологического механизма у адресата (внутреннее побуждение), а также прямой актуализацией желаемого мотива, подходящим распределением ролей (позиций), заданием сценариев, включением адресата в соответствующую деятельность или референтную для него группу, подпороговым воздействием и т. п.
   Проиллюстрируем модель манипулирования двумя примерами.
   В известной всем басне «Ворона и Лисица» манипулятором является Лисица, адресатом – Ворона. Приманка – льстивые слова Лисицы, которые вовлекают Ворону в процесс самолюбования. Слова и поведение Лисицы создают фон, который благоприятствует тщеславным мыслям и желанию слышать похвалы еще и еще (мишень воздействия). Побуждение к действию осуществляется словами «Спой, светик, не стыдись. При красоте такой, сестрица, видать, и петь ты мастерица».
   Другим примером манипуляции является рыбная ловля.
   Манипулятор – рыбак, адресат – рыба. Мишень воздействия – потребность рыбы в пище. Приманка – червяк, насаженный на крючок. Фоновое обеспечение достигается созданием условий: выбором времени и места, тихой, спокойной обстановкой, прикормом. Побуждение рыбы к действию здесь является результатом всех предыдущих факторов.

Манипулирование информацией

   Решающее влияние на адресата манипулятивного воздействия может оказать доведенная до него информация. Естественно, что принимаемое им решение зависит от характера этой информации. Манипулируя информацией – искажая ее (сообщая откровенную ложь или подтасовывая факты), утаивая или сообщая лишь частично, – инициатор может достичь своей цели.
   В повседневном общении искажение информации – обычная вещь, особенно при передаче информации через третьих лиц. И тем не менее, многие не придают этому факту должного значения, хотя это приводит к конфликтам и недоразумениям – серьезным и не очень:
   Старый еврей возмущается современной музыкой.
   – Вот все говорят «Битлз», «Битлз»… А по мне – так все это полная ерунда! Картавят, фальшивят, никакой гармонии, и музыка, и слова примитивные.
   – А вы что, были на концерте?
   – Нет, мне Мойша напел!
   Утаивание информации – это умалчивание или сокрытие определенных тем.
   Гораздо чаще используется метод избирательной подачи материала.
   Иногда выдают информацию так, что создается лишь видимость ее передачи, тогда как на самом деле информация не передается вовсе. Пример – ответы на вопросы, когда множество произнесенных слов лишь иллюстрирует известный афоризм «язык дан дипломату, чтобы скрывать свои мысли».
   – Девушка, а девушка! А телефончик ваш не скажете, а?
   – Возьмите телефонный справочник, он там есть…
   – Но я же не знаю вашу фамилию!
   – Она тоже есть в телефонном справочнике.

Манипулятивные способы подачи информации

   1. Обилие несистематизированной информации позволяет заполнить сообщение бесполезными сведениями, осложняющими для адресата поиски смысла.
   2. Информация, поданная мелкими порциями, не позволяет ею эффективно воспользоваться. И в первом, и во втором случае тем не менее манипулятора нельзя упрекнуть в сокрытии тех или иных сведений.
   3. Ближе всего к собственно манипулятивному воздействию стоит прием особой компоновки тем, который наводит получателя информации на вполне однозначные выводы. Если в одном ряду (рубрике или разделе) даются сообщения о курьезах и чьей-либо голодовке, то информация о голодовке не будет серьезно восприниматься собеседником.
   4. Немалую роль играет момент подачи информации. Самый известный прием использует телевидение – показ в наименее (наиболее) удобное для зрителей время. Другой способ реализации этого приема: в зависимости от того, в каком порядке ставятся на голосование вопросы или обсуждаются пункты повестки собрания, итог голосования или обсуждения будет разным. Это происходит из-за влияния результатов предыдущего голосования или обсуждения на последующие. После предварительного выполнения пустяковой просьбы экспериментатора люди становятся уступчивее к последующим просьбам. Срабатывает тот же психологический механизм, что и в правиле Сократа (или правиле трех «да», которое гласит, что если вы хотите получить положительное решение по какому-либо важному вопросу, задайте перед ним два коротких и простых вопроса, на которые собеседник без затруднений ответит положительно).
   5. Еще один распространенный прием – смена фона. Например, смена музыкальной темы в фонограмме в момент, когда в дикторском тексте подается материал, на который необходимо обратить внимание аудитории. Непроизвольная реакция зрителей на смену фона повышает пропускную способность также и смыслового канала. Этот прием применяется и при записи монологов (или диалогов) на радио.
   6. «Догрузка» к посланию снижает сопротивление информации, которая в нем содержится. Приятная музыка расслабляет, рассеивает внимание. Неприятное шумовое сопровождение вызывает раздражение – на этом фоне информация запоминается лучше!
   7. Еще одну группу приемов составляют способы одновременной подачи противоречащих друг другу сообщений. Например, противоречие между словами и интонацией. Адресату приходится выбирать, на какой нюанс сообщения реагировать. Какая бы реакция ни была, манипулятор всегда может возразить, что имелось в виду иное.
   Противоречие может быть также между словами и ситуацией: «Я больше не буду занимать ваше время своей пустой проблемой» – такое заявление ставит вас в неловкое положение. Если признать проблему никчемной, это одновременно обесценит и то, что вы уже сделали для ее решения. Если же проблему все равно считать важной, то вместо ее решения придется переубеждать в этом вашего собеседника. В любом случае вы оказываетесь в положении «Направо пойдешь – головы не снесешь, налево пойдешь – жизнь потеряешь». В деловом общении этот прием встречается довольно часто. Посетитель заявляет: «Я отниму у вас всего лишь 30 секунд». Если серьезно отнестись к сказанному, то правильным был бы ответ: «Эти 30 секунд истекли. До свидания».
   8. Домысливание в нужном направлении. Этим приемом пользуются, когда по каким-либо причинам сказать о чем-то прямо нельзя (цензура, опасность судебного иска за клевету или договоренность о «ненападении»), а сказать хочется.
   Обсуждается кандидатура одного из математиков (Х), баллотирующихся в члены-корреспонденты Академии наук. Руководители соперничающих научных школ договорились о «ненападении» – не поливать грязью соперников. На решающем заседании берет слово оппонент математика Х: «Великий Гаусс, – говорит он, – обладал тремя отличительными особенностями: он был гениальным математиком, он имел несносный характер, у него не было учеников. При всех своих достоинствах, уважаемый Х обладает лишь двумя из названных качеств».
   Кандидатура Х с треском проваливается. После заседания сторонник Х дает оратору звонкую пощечину. Отнести Х к гениям никто, естественно, не решился, поэтому намек на два его серьезных недостатка был более чем очевиден. И хотя формально выступивший не нападал на Х, намеченной цели он достиг.
   9. Предоставление ложной информации. Например, ссылка на новые (несуществующие) законодательные акты или на поддержку (также несуществующую) авторитетного лица.
   10. Намек на доступ к конфиденциальным источникам информации, секретным материалам.
   Офицер ведет занятие со студентами на военной кафедре.
   – У нашей армии на вооружении появился новый танк. Он выдерживает температуру от минус 300 до плюс 300 градусов по Цельсию.
   Голос с места:
   – А физики утверждают, что температуры ниже 273 градусов не бывает.
   – Товарищ студент! Вашим физикам вряд ли известно про наш новый танк, так что помолчите и не сбивайте с толку остальных слушателей.
   11. Ссылки на цитаты из отчетов и на мнения лиц, к которым остальные участники коммуникации не имеют доступа.
   Разговор двух мужчин:
   – Вы должны мне три тысячи. Вот вексель на эту сумму. Выписан на очень престижную фирму.
   – На какую же?
   – На фирму Ротшильда.
   – А где его подпись?
   – Подпись? Это лишнее. Уж кому-кому, а Ротшильду можно верить на слово!
   12. Уход от ответа на вопрос или от неприятной темы за счет шуток, намеков – с целью обескуражить, а то и унизить адресата манипулятивного воздействия. К примеру:
   – Ну, это полная бессмыслица! Нагорожено бог знает что! Такого в бизнесе просто не может быть!
   – Непонятно, говоришь… А китайский язык ты понимаешь?
   – Нет, а что?
   – Вот видишь. Ты в нем просто не разбираешься, тем не менее он существует и доступен другим, более сведущим.
   13. Паралингвистическое и невербальное сопровождение передаваемой информации:
   • уверенный голос, часто громче обычного;
   • быстрый, напористый темп речи;
   • уменьшенная дистанция, «нависание» над адресатом;
   • улыбчивость;
   • жалобный тон;
   • слезы;
   • длительные паузы;
   • продолжительный, пристальный взгляд.

Софизмы

   Однако очень скоро их главной заботой стал подбор и применение различного рода уловок, с помощью которых можно добиться победы над противником, доказать любое положение, каким бы нелепым оно ни было.
   Утверждая, что сделать необразованного человека образованным значит убить его, софист рассуждал следующим образом: «Став образованным, он уже не будет тем, чем был». Если софиста уличали во лжи, он выворачивался примерно так: «Кто лжет, говорит то, чего нет. Но того, чего нет, нельзя сказать, следовательно, никто не может лгать». Или: «Вор не желает приобрести ничего дурного. Приобретение хорошего – есть дело хорошее, следовательно, вор желает хорошего». «Лекарство, принимаемое больным, есть добро. Чем больше делать добра, тем лучше. Значит, лекарства нужно принимать как можно больше».
   Приведу другие примеры софизмов.
   1. Защита от критики:
   • Не ошибается только тот, кто ничего не делает.
   • Мы ошибаемся, чтобы не ошибаться впредь.
   • Наши недостатки – это продолжение наших достоинств.
   • Никакое правительство не может быть революционным уже потому, что оно правительство.
   • Бог открывается только тому, кто в него верит. Таким аргументом были сражены все, какие только имелись, еретики и отвергающие бога.
   • Чтобы понять диалектический материализм, надо родиться философом! Так сторонники этого направления нейтрализовывали атаки идейных противников.
   Следующие фразы переводят нападающего в положение защищающегося:
   • Чтобы говорить о чистоте, надо самому быть чистым.
   • Каждый все понимает в меру своей испорченности.
   Сюда же можно отнести известные всем слова Иисуса: «Пусть бросит в меня камень тот, кто без греха».
   2. Перекладывание вины и ответственности на других:
   • Женщина всегда такая, какой рядом с ней мужчина.
   • Каждый народ имеет такое правительство, какого он достоин.
   • Нет плохих учеников (студентов), есть плохие учителя (преподаватели). Этот коронный ход какого-то анонимного софиста убаюкивает все поколения школьной и вузовской «серой массы».
   • Нет слабых диссертаций, есть просто мало связей или просто много врагов у диссертанта. Какое остроумное спасение любой провальной ситуации!

Психологическая нагрузка

   ♦ «универсальные высказывания», которые в принципе проверить невозможно, а потому они не подлежат обсуждению; например, «все женщины обманщицы», «на всякого мудреца довольно простоты»;
   ♦ генерализации (расширенные обобщения): «Работы здесь на полчаса. Но ведь они старики» – скрытая генерализация: «Старики не в состоянии выполнить даже и легкую работу»;
   ♦ расширения во времени: «всегда», «постоянно», «вечно»; например: «От тебя всегда ждешь подвоха»;
   ♦ неявное указание на нарушение общепринятой нормы: «Вы даже дверь за собой не закрыли» давит сильнее, чем простое указание: «Закрой дверь»;
   ♦ расширение сообщения: «Несмотря на отношения между ними, их все-таки послали вместе в командировку» – этим сообщается: «У них “такие” отношения». Или еще примеры: «Он ведь не знает английского!», «Она и училась-то заочно»;
   ♦ замещение субъекта действия: «Начальство не простит нас…», «Как мы теперь себя чувствуем?»;
   ♦ подмена нейтральных понятий эмоционально-оценочными и наоборот: «товары секонд-хенд» вместо «вещи, бывшие в употреблении», или того хуже – «с чужого плеча»; вместо негативного «шпион» – доброжелательное «разведчик» и др.;
   ♦ ложная аналогия: «“Вольво” – автомобиль для людей, которые мыслят» – как будто все остальные автомобили изготавливаются для тех, кто мыслить не способен;
   ♦ тематическое переключение: «Ну как, ты говорил с начальником?» – «А почему у тебя такой тон?»;
   ♦ неявные допущения, вводимые в информационный обмен: «Как вы понимаете, я не могу это сделать» – нечто само собой разумеющееся;
   ♦ опущения: вместо однозначного ответа на вопрос «Пойдешь с нами?» – фразы типа «Куда мне теперь деваться…» или «А у меня есть выбор?» – очевидный намек на принуждение и, как следствие, снятие с себя ответственности за это и следующие действия.

Мишени воздействия

   В качестве мишеней воздействия манипуляторы чаще всего используют основные потребности человека, его слабости, особенности психики и стереотипы поведения.
   В соответствии со своими намерениями и знаниями об адресате манипулятор более или менее представляет, какое воздействие даст результат.
   При этом чем шире аудитория, на которую требуется оказать воздействие, тем универсальнее должны быть используемые мишени. Специализированность и точная направленность массового воздействия возможна тогда, когда манипулятору известны специфические качества интересующей его группы людей. Соответственно, чем малочисленней предполагаемая аудитория, тем более точно можно к ней подстроиться. В случаях, когда подстроиться по каким-либо причинам невозможно, используются все те же универсальные побудители: чувство достоинства адресата, его стремление к успеху, материальной выгоде, получению удовольствия, комфорту, желание быть здоровым, иметь благополучную семью, детей и т. п.

Формирование мишеней

   Более «продвинутые» способы манипулирования как раз и предполагают предварительное культивирование и закрепление в сознании адресата таких мнений или желаний, к которым можно будет позднее апеллировать в целях манипуляции. Например, создается миф о заботливом директоре, о респектабельности предприятия, фирмы, формируется убеждение индивида в том, что ему хотят помочь или что ему угрожает опасность, и т. д.
   Некоторые руководители прикладывают немалые усилия по формированию заниженной или завышенной самооценки у своих подчиненных, чтобы затем использовать ее в своих целях.
   Исследования свидетельствуют о том, что хорошее мнение людей о себе и, соответственно, поддержание ими своего положительного «Я-образа» может служить надежной мишенью для манипулирования ими. Так, например, при оценке собственных физических возможностей, в чем большинству мужчин трудно обмануться, 60 % опрошенных заявили, что они входят в верхнюю четверть по атлетическим данным, и только 6 % признали, что как атлеты они ниже среднего. В других исследованиях лицам обоего пола предлагалось оценить себя по шкалам: «хороший – плохой», «умный – глупый», «красивый – некрасивый». Подавляющее большинство респондентов оценили себя выше среднего уровня. Важно отметить, что сравнение всех перечисленных самооценок с объективными данными показало, что большинство респондентов значительно завысили свои показатели.
   Мишенью воздействия очень часто (особенно в отношениях между супругами, родителями и детьми, учителями и учениками) является чувство вины. Манипуляторами это чувство эксплуатируется особенно охотно, для чего чувство вины у жертвы создается искусственно. Мишенью воздействия также нередко становятся зависть, страх, осознание адресатом своей беспомощности перед превосходящей силой. Мишенями могут служить и низменные влечения человека или его агрессивные устремления, чувство собственности, неустойчивость перед искушением деньгами, властью, славой.
   В выборе мишеней воздействия играют роль местные традиции, а тем более – национальный менталитет. Например, по западной традиции, имидж человека резко падает, если на него обнаруживаются компрометирующие материалы. В славянской традиции иногда происходит совсем наоборот. Когда государственные СМИ эпохи Горбачева «набросились» на Ельцина, его рейтинг от этого только поднялся.

Эксплуатация потребностей человека

   Особенно чувствительны все мы, когда речь заходит о нашем «Я-образе». Известно, что всякого возмутит сомнение в его умственных способностях, а многих (практически всех женщин) смертельно обидит даже слабый намек на их физическую непривлекательность. Напротив, комплименты на эту тему ценятся весьма высоко. Мы все используем любую возможность самоутвердиться на этот счет.
   Подтверждений этому очень много. Упомянем лишь об экспериментах Т. Г. Богдановой [3].
   Двум группам испытуемых было предложено решить геометрическую задачу, допускающую несколько решений. Первую группу просто просили решить задачу, а второй дополнительно сообщали, что задача является тестом на умственные способности. Первая группа быстро закончила работу, найдя первое подвернувшееся решение, а вторая долго продолжала работать, находя все новые варианты решения, хотя инструкция этого не требовала.

Потребность принадлежать к какой-то группе

   В английских газетах сообщалось о концерте тишины, который дал однажды некий безвестный пианист. Шумная реклама сделала свое дело – в день концерта зал был полон. Виртуоз тишины садится за рояль и играет, но, поскольку все струны сняты, не раздается ни единого звука. Люди в зале начинают коситься друг на друга. Каждый ждет, что сделает сосед, и в результате вся аудитория сидит, затаив дыхание. После двух часов гробовой тишины концерт оканчивается. Пианист встает и кланяется. Его провожают бурными аплодисментами. На следующий день виртуоз тишины рассказал эту историю по телевидению и в заключение признался: «Я хотел посмотреть, как далеко простирается человеческая глупость: она безгранична».
   В словах этого «пианиста» есть одна неточность. Он столкнулся не с глупостью, а с конформизмом. Так называется психологический феномен зависимости участника группы от общего мнения. Как точно отметил Блез Паскаль: «Общественное мнение правит людьми». Нужно набраться немалого мужества, чтобы произнести первому «А король-то голый!», как это произошло в известной сказке Г. Х. Андерсена «Новый наряд короля».
   Социальными психологами установлено, что под давлением случайной группы, например в очереди, треть ее членов меняют свое мнение и не пытаются его отстаивать, когда оно не совпадает с оценками остальных, т. е. проявляют конформизм.
   Как вы думаете, чье групповое давление будет более сильным: коллектива, к которому вы принадлежите, или случайной группы незнакомых людей в очереди? Воздействие своего коллектива вы, несомненно, считаете более сильным.
   Однако экспериментальные исследования выявляют обратное. Влияние случайно собравшихся людей проявляется в большей степени. Принятие человеком господствующего мнения в незнакомой, случайной группе обусловлено недостатком информации о ее участниках. Мы зачастую готовы верить первому встречному, в то время как к мнению хорошо знакомого человека относимся с недоверием, зная его хорошие и плохие стороны характера и отношение к себе, не всегда однозначное.
   Отстаивая свое мнение, мы принимаем на себя ответственность за его правильность. Присоединяясь к общему мнению, мы снимаем с себя ответственность.
   Сорван урок, весь класс с него сбежал. Идет разбор происшествия.
   Завуч: Иванов, почему ты ушел с урока?!
   Иванов: Все пошли, и я пошел.

Потребность в положительных эмоциях

   Психологами установлено громадное значение положительных эмоций для психического здоровья человека (а значит – и здоровья физического).
   Практически все взрослые люди ощущают значительную нехватку положительных эмоций (негатива у нас вполне хватает!). О мере этой недостачи дают представление следующие цифры: ребенок ежедневно смеется в среднем 400 раз, взрослый – 15 (это в среднем, бывает, что и ни разу).
   Дети ближе к природе. Еще не связанные множеством «нельзя», они ведут себя наиболее естественно и потому оптимально для здоровья: они без конца смеются, если больно – они плачут (что является наилучшим способом облегчения горя), при приступах злости – дерутся. Вырвавшись на перемену – бегают, прыгают, компенсируя неподвижное сидение на уроках, разгоняя кровь, улучшая обменные процессы.
   Взрослый лишен этой естественности. Более всего он обделен положительными эмоциями. Ему не хватает добрых слов в свой адрес, не говоря уже о ласке. Ребенок не стесняется напроситься на ласку.
   Женщина, сравнительно недавно ставшая бабушкой, рассказывает: «Внук в кроватке, засыпает. Я его глажу, приговаривая: “Ванечка хороший, Ванечка пригожий, мама Ваню любит, папа любит, бабушка…” Что-то задумалась, глажу молча, а он: “Бабушка, ты говори, говори!”»
   Авраам Линкольн (1809–1865), 16-й президент США, инициировавший закон об отмене рабства, сформулировал эту благую идею вполне манипулятивно: «Каплей меда поймаешь больше мух, чем галлоном отравы». Дейл Карнеги рекомендует использовать это обстоятельство для формирования мишеней воздействия. То, что адресаты уподобляются «мухам», вполне символично для манипулятивных тактик.

Потребность в общении

   В результате фирма собрала неплохой урожай в денежных знаках. Что им помогло?
   Многие овдовевшие испытывают настоятельную потребность поговорить с умершим супругом или супругой. Думается, что большинство клиентов этой фирмы не верили в возможность передать их послание на тот свет. Но сама процедура написания письма – это как бы разговор с близким человеком. И именно это обстоятельство послужило эффективной мишенью воздействия на тех, кто поддался на обещание «экстрасенсов». Последние же проявили знание психологии пожилых людей.

Использование человеческих слабостей

Тщеславие

Мы прославлять судьбу свою должны,
Пока живут на свете хвастуны.
На хвастуна не нужен нож,
Ему немного подпоешь —
И делай с ним что хошь.

Корыстолюбие

Покуда живы жадины вокруг,
Удачу не упустим мы из рук:
На жадного не нужен нож.
Ему покажешь медный грош,
И делай с ним, что хошь!

   Все аферы – от мелких до самых крупных – строятся, как правило, на использовании жадности людей, желания быстро разбогатеть. Желание легкого барыша так сильно, что парализует самую элементарную осторожность. Примеров этому, к сожалению, великое множество. Многочисленные аферы инвестиционных фондов и финансовых компаний, обещавших неправдоподобно высокие дивиденды, миллионы одураченных россиян – как тут не вспомнить Поле Чудес Страны Дураков!

Неуверенность в себе

   Зная, например, о недостаточной образованности собеседника, манипулятор говорит: «Всем известно…» или «Всякий специалист знает…». Или может аргументировать свою мысль ссылкой на несуществующее высказывание кого-то из великих.
   Неуверенному человеку трудно сказать «нет». Такого легче убедить, показав, что ничего страшного, если он согласится, не произойдет. О том, как научиться говорить «нет», можно прочесть в книге автора [54].

Глупость

   В старину тыкву использовали для ловли обезьян. В тыкве делали небольшое отверстие и вкладывали внутрь горстку риса. Обезьяны просовывали лапу, брали рис, но вытащить назад кулак уже не могли, а разжать пальцы им не позволял недостаток сообразительности.
   Приходили люди и «брали» обезьян.

Медлительность

   О том, как медлительность автора этих строк, по темпераменту флегматика, использовала одна из его подчиненных, рассказано в разделе «Подчиненные манипулируют руководителями» главы 9.
   В устном народном творчестве это явление отразилось в серии анекдотов о «горячих эстонских парнях».
   Едут по лесу два эстонца на телеге. Один вдруг говорит:
   – О-о! Смотри, на обочине – по-моему, это рука Уно!
   Другой:
   – О, да!
   Едут дальше, первый опять:
   – О-о! По-моему, это нога Уно!
   – О, да!
   Проходит еще минута, первый опять с удивлением:
   – О-о! По-моему, это голова Уно!
   Второй:
   – О-о! Надеюсь, с ним все в порядке?

Жалостливость

   Это явление также не обошел вниманием народный юмор:
   Новый русский бросил десять долларов в шляпу нищего. Тот молчит. Новый русский:
   – Мужик, ну ты нагленький! Мог бы за десять баксов хоть спасибо сказать!
   – Вы что, за свою мятую десятку чуда хотите? Я же – глухонемой!..

Интерес к оккультным наукам

   Так, используя интерес к оккультизму, можно управлять даже крупными политиками. Что уж говорить о простых людях.

Невежество

   В одном из рассказов Серафимовича невежество солдат использовал в споре с ними начальник железнодорожной станции. Солдаты ехали на фронт в битком набитых вагонах. Во время остановки они потребовали создать им нормальные условия. Однако начальник станции ловко вышел из затруднительного положения. На вагонах имелась надпись: «40 человек 8 лошадей». Она означала, что в вагоне можно провозить либо 40 человек, либо 8 лошадей. Но эта надпись была прокомментирована начальником так: по существующим нормам в железнодорожном вагоне можно разместить не более сорока пассажиров и восьми лошадей одновременно. Вот и выбирайте, предложил он, что лучше: уменьшить число людей в вагонах до сорока, но зато добавить в каждый из них восемь лошадей, или пусть все остается по-старому. Солдаты согласились на второй вариант.
   В романе Болеслава Пруса «Фараон» чужим невежеством воспользовались древнеегипетские жрецы для доказательства богоизбранности их касты. Они ловко сыграли на непросвещенности народа, спровоцировав нападение на храм перед наступлением солнечного затмения.
   – Ломайте ворота! – кричали сзади, и град камней полетел в сторону Херихора и его свиты.
   Херихор поднял обе руки. Когда же толпа снова стихла, верховный жрец громко воскликнул:
   – Боги! Под вашу защиту отдаю святые храмы, против которых выступают изменники и святотатцы.
   Внезапно где-то над храмом прозвучал голос, который, казалось, не мог принадлежать человеку:
   – Отвращаю лик свой от проклятого народа, и да низойдет на землю тьма!
   И свершилось что-то ужасное. С каждым словом солнце утрачивало свою яркость… При последнем же стало темно как ночью. В небе зажглись звезды, а вместо солнца стоял черный диск в кольце огня…
   Ни одно проигранное сражение не кончалось еще такой катастрофой.
   – Боги! Боги! – стонал и плакал народ. – Пощадите невинных!
   – Осирис! – воскликнул с террасы Херихор. – Яви лик свой несчастному народу.
   – В последний раз внемлю я мольбе моих жрецов, ибо я милосерд, – ответил неземной голос из храма.
   В ту же минуту тьма рассеялась, и солнце обрело прежнюю яркость.
   Новый крик, новые вопли, новые молитвы прозвучали в толпе. Опьяненные радостью люди приветствовали воскресшее солнце. Незнакомые падали друг другу в объятия. И все на коленях ползли к храму приложиться к его благословенным стенам.
   Автору и самому доводилось быть жертвой собственного незнания. Приведу историю времен своей студенческой поры.
   Перед летними каникулами нам объявили, что желающие поработать летом на ремонте институтского корпуса будут освобождены от осенних сельхозработ. Но главное – была обещана плата за этот труд (в отличие от труда на колхозных полях).
   Автор в числе других добровольцев поддался на это обещание и испытал все прелести труда подсобного рабочего, используемого на самых тяжелых и пыльных работах.
   Самое обидное, однако, было потом. В течение нескольких месяцев мы ходили в стройуправление, где нам отвечали, что наша работа «не запроцентована». Стыдясь признаться, что не знаем, что это такое, мы продолжали свои безуспешные хождения, натыкаясь на тот же самый ответ.
   Теперь-то мы знаем цену невежеству. Тогда это была очередная плата за него.
   На невежестве также были основаны массовые манипулирования со стороны сектантских проповедников, которые имели три источника:
   1) неустойчивость личности;
   2) отсутствие идеалов, когда на смену коммунистической идеологии не пришла другая общенациональная идея;
   3) несовершенство законодательства, допускающего бесконтрольное функционирование тоталитарных сект.

Зависть

   Известна такая притча: Волшебник сказал человеку: «Проси, что хочешь. Но соседу сделаю вдвое». Хотел попросить корову, а соседу – две? Нет уж! Что ни придумает, все соседу больше да лучше. Наконец придумал: «Сделай, чтоб я ослеп на один глаз. Пусть сосед вовсе ослепнет».
   Социологи утверждают, что зависть распространена у нас несколько больше, чем принято считать. Для нормального человека чей-то успех – это пример и стимул для него самого попытаться добиться того же. Завистник же в первую очередь думает, как бы подпортить счастливчику его радость.
   Это обстоятельство не могло не найти отражения в устном народном творчестве:
   Муж с женой на вечерней прогулке; заглядывают в одно из окон:
   – Живут же люди: телевизоры, холодильники, ковры. Так и хочется в окно гранату кинуть!
   – Ты что? Это же наше окно!
   А вот другой сюжет.
   У нового русского сгорела вилла. Казалось бы, кроме страхового агентства, кому какое дело? А приятно…
   К сожалению, наш исторический путь был более тернист, чем в странах давних демократических традиций. Философ Н. Бердяев сказал горькие слова: «Социализм – это идеология зависти». Действительно, лозунг «Грабь награбленное», борьба с богатыми (а не против бедности), борьба с «вещизмом» и «накопительством», со «стилягами» (модно одетыми людьми) и т. п. – эти и другие изыски идеологов социализма отнюдь не способствовали притуплению такого черного чувства, как зависть, а, скорее, разжигали и культивировали ее.
   Понятно, что такое сильное чувство, как зависть, не может не быть использовано в качестве мишени манипулятивного воздействия. Вызвать к человеку зависть – значит создать ему врагов. Многие, не задумываясь об этом, хвастаются сами или расхваливают своих близких.
   Родители, учителя, воспитатели, ставящие в пример одного ребенка другим, вызывают у детей неприязнь к нему: с ним не дружат, не играют, а могут и поколотить.
   Хвала, похвала, а тем более хвастовство – это попытка возвысить одного человека над другим. Но всякое проявление превосходства является конфликтогеном, то есть фактором, могущим привести к конфликту. (Подробнее об этом – в книге автора о конфликтах [49].) В том, что это так, мы уже убедились. А каково же противоядие?
   Защитные механизмы были выработаны в различных культурах: славянской, древнекитайской, в христианской морали.
   В славянской культуре издревле высоко ценилось такое качество человека, как скромность: «Не хвались, жди, когда другие похвалят».
   Древнекитайский философ Лао Цзы еще за три века до нашей эры учил: «Реки и ручьи отдают воду морям и океану потому, что те лежат ниже. Так и человек, желая возвыситься, должен держать себя ниже других». Та же скромность, но выраженная в аллегорической форме.
   Сегодня эти мудрости подчас выражаются в грубоватой форме, вроде того, что: «Не высовывайся и не получишь по голове». Или: «Ты можешь быть умнее других, красивее других, богаче других – но только никому не говори об этом!»
   Все эти приемы позволяют избежать возникновения зависти или, по крайней мере, значительно снизить вероятность ее появления.

Безволие

Страхи

   Страх смерти и страх неизлечимой болезни, страх разоблачения, боязнь потери престижа, страх за будущее – это все те наживки, на которые человек клюет, когда ему говорят: не сделаешь то-то и то-то, потеряешь то-то и то-то. Нередко комплекс страха используют колдуны и целители: «У вас пробита аура, есть энергетический хвост, испорченная карма, двойная порча или венец безбрачия…» Объективных доказательств ноль. Да они и не нужны, главное – напугать. Охранные фирмы выступают под лозунгом: «Мы защитим все, что дорого вам», а дальше следует длинный перечень бизнесменов, которых убили. «Тот, кто экономит на охране, разоряется на похоронах». Работу с психокомплексом страха великолепно используют страховые компании. Клиента нужно напугать, тогда он согласится выложить деньги за страховку.

Жажда справедливости

   Желание, чтобы справедливость торжествовала, есть в каждом из нас. Но это желание столь неистребимо, что порой превращается в ловушку. И вы сразу бросаетесь в бой, заслышав призывные звуки, как вам кажется, фанфар справедливости. А на самом деле кто-то лишь говорит вам примерно следующее: «Чем ты хуже Иванова, Петрова, Сидорова? Но они тебя обходят, предают на каждом шагу. Они пользуются твоими связями, выдают твои идеи за свои. Это же несправедливо!»

Желание отомстить

Ревность

   Бороться с ревностью трудно – она возникает стихийно и способна все смести со своего пути, как лавина. А вызвать ее легко. Достаточно кому-то посеять в вас зерна сомнений, и они тут же прорастут чертополохом подозрений и обид. Люди способны ревновать жен и мужей, братьев, сестер, детей и даже домашних животных. Обычно бывает достаточно намека: «Я не сплетница, но ты моя близкая подруга и потому не могу промолчать. Понаблюдай сама за своим мужем – и у тебя откроются глаза…»

Вовлечение в контакт (приманки)

Сущность психологической приманки

   Приманкой часто служат особенности восприятия адресата, воздействие яркого образа, возможность удовлетворить любопытство, привычки, в частности, следовать нормам поведения, логике, умозаключениям, реагировать на ситуацию и т. п.

Любопытство

   Чтобы привлечь больше посетителей, владелец ночного ресторана в Колумбии, административном центре штата Южная Каролина, пригласил женскую танцевальную группу, которая выступала в чем мать родила на сцене. От клиентов отбоя не стало. Но нашлись двое прилежных полицейских, которые подали в суд на владельца злачного места и исполнительниц.
   Чтобы показать перед судебными заседателями, сколь аморальным выглядит весь спектакль, полисмены прямо в зале повторили представление: кривлялись, вертели бедрами, симулировали любовные сцены. И при этом вздыхали и издавали другие соблазняющие звуки. Однако судебные заседатели, просмотрев всю «программу» до конца, зааплодировали полицейским, отметив, что все это очень интересно и сегодня же вечером они отправятся посмотреть на настоящее представление. Обвинение же сочли недоказанным…
   Возбудив любопытство, высоконравственные блюстители порядка пали его жертвой.
   Любопытство в манипуляциях используется для привлечения и удержания внимания. Не случайно во всех пособиях по ораторскому искусству рекомендуется начинать выступление с какой-нибудь истории, возбуждающей любопытство. А во время выступления – вставлять обещания рассказать чуть позже о чем-то, вызывающем интерес. (Подробнее об этом можно прочесть в книге автора [50].)
   Очередная серия в сериалах прерывается, как правило, на неоконченной сцене. Любопытство (а что там дальше?) обеспечивает просмотр и следующей серии.

Захват воображения

   С открытыми ртами любители шахмат из богом забытых Васюков слушали разглагольствования великого комбинатора:
   – Мой проект гарантирует вашему городу неслыханный расцвет производительных сил. Подумайте, что будет, когда турнир окончится и когда уедут все гости. Жители Москвы, стесненные жилищным кризисом, бросятся в ваш великолепный город. Столица автоматически переходит в Васюки. Сюда переезжает правительство. Васюки переименовываются в Нью-Москву, Москва – в Старые Васюки. Ленинградцы и харьковчане скрежещут зубами, но ничего не могут поделать. Нью-Москва становится элегантнейшим центром Европы и всего мира.
   – Всего мира!!! – застонали оглушенные васюкинцы.
   – Да! – А впоследствии и вселенной. Шахматная мысль, превратившая уездный город в столицу земного шара, превратится в прикладную науку и изобретет способы междупланетного сообщения. Из Васюков полетят сигналы на Марс, Юпитер и Нептун. Сообщение с Венерой сделается таким же легким, как переезд из Рыбинска в Ярославль. А там, как знать, может быть, лет через восемь в Васюках состоится первый в истории мироздания междупланетный шахматный конгресс!

   «Подвод к теме»
   Один из писателей спрашивает другого:
   – Чем ты сейчас занят?
   – Пишу мемуары, – отвечает второй.
   – Хорошее дело. А ты уже дошел до момента, как одолжил у меня 100 долларов?

   Неожиданное оформление
   Некий аристократ попросил одну газету так дать информацию о некой особе, чтобы ее прочел каждый. Метранпаж с задачей легко справился. Он просто поместил эту информацию вверх ногами. И конечно, ее прочитал каждый.
   В этой истории приманкой послужило необычное представление материала.
   Заокеанский коллекционер эпитафий, высеченных на могильных плитах, обнаружил среди печальных надписей в местах вечного упокоения немало приманок меркантильного свойства. Например:
   «Здесь погребен мистер Джеральд Бэйтс, чья безутешная вдова Энн Бэйтс проживает по Элм-стрит, 7, и в свои 24 года обладает всем, что только можно требовать от идеальной жены» и «Здесь лежит Эстер Райт, которую Бог призвал к себе. Ее безутешный супруг Томас Райт, лучший каменотес Америки, собственноручно выполнил эту надпись и готов сделать то же самое для вас за 250 долларов».

Неожиданный поворот

   В морском сражении сошлись две противоборствующие эскадры. Первая открыла шквальный огонь, вторая, не сделав ни одного выстрела, обратилась в позорное бегство. Собрал командующий своих уцелевших незадачливых капитанов и задал вопрос: почему не стреляли? Ему ответили: «Было на то пятнадцать причин: первая – порох отсырел. Вторая – не было приказа. Третья…» – «Достаточно и первой», – понял адмирал.
   – Так вот, ребята, – закончил директор – давайте сделаем так, чтоб порох у вас в нужный момент был сухим.
   Прошло 50 лет, а автор и сейчас помнит, как он и его товарищи старались на той спартакиаде! Заняли призовое место, дирекция школы была поощрена городским руководством. Однако участникам команды даже «спасибо» не сказали!
   Вовлечение было осуществлено посредством образной подачи мысли о бесполезности отговорок в случае неудачи.
   Неожиданная подробность
   Старый Рокфеллер зарабатывал в неделю более 1 миллиона долларов, но мог потратить на свою еду только 5 долларов, потому что был болен и питался лишь кашей и картофельным пюре.
   Это прекрасная приманка для покупателя, чтобы он раскошелился на предлагаемое лекарство от болезней органов пищеварения.

Обращение к интересам адресата

   Например, легкое кивание слушателя является сильным побудителем для говорящего продолжать свою речь, поскольку свидетельствует о заинтересованности слушателя.
   Каждый из нас с удовольствием говорит о себе, о своих делах. Причем мужчинам это присуще даже в большей степени, нежели женщинам. Используя это, манипулятор заводит прежде разговор о том, что интересно собеседнику, – о нем, о его проблемах.
   «Незавершенная картинка»
   Этот прием успешно срабатывает в рекламе, доказывающей необходимость ее для финансирования телевидения: мяч послан футболистом в сторону ворот, но не видно, попал ли он в них, поскольку часть ворот скрыта; закадровый голос сообщает, что именно такая доля финансирования телевидения осуществляется за счет рекламы.
   «Отступление от канона»
   На телеэкране – видеоклип сестры Майкла Джексона, Джанет, также известной певицы. Но что это? В идеальном ряду белоснежных зубов исполнительницы – черный провал, как будто отсутствует один из передних зубов. Зритель не может оторваться от этого «безобразия»: как, неужели она может демонстрировать аудитории этот непорядок?
   Наконец доходит: это же она специально «зачернила» один из зубов – для необычности. Вовлечение зрителя, заставившее разглядывать, а заодно и прослушать клип.
   Психологической основой эффективности этого приема является следующий феномен:

Право на ошибку есть, но у всех – разное

   По ходу эксперимента в половине сюжетов один из участников как бы случайно совершал небольшую «оплошность» – проливал немного кофе на свой костюм. В первом сюжете это был участник с высоким исходным статусом, во втором – с низким. Другой участник имел высокий статус и не проливал кофе, точно такое же соотношение было и среди двух участников с низким статусом. После просмотра сюжетов зрителям снова предлагали оценить привлекательность каждого участника.
   Как же распределились симпатии зрителей после эксперимента? С позиции здравого смысла кажется, что победителем должен был бы стать участник с высоким статусом, который «не облился». Однако на самом деле наибольшую симпатию к себе вызвал тот, кто, имея высокий статус, пролил на себя кофе. Совершив такую маленькую оплошность, этот участник как бы проявил «человеческую слабость», стал в чем-то ближе простым зрителям, чем и повысил свою привлекательность в их глазах. Что касается «облившегося» участника с исходным низким уровнем зрительских симпатий, то этот проступок в дополнение к другим его недостаткам еще больше понизил его статус, и он занял последнее место.
   Мораль: если вы пользуетесь высокой популярностью у окружающих, то небольшие промахи могут только добавить вам очарования и уменьшить возможную зависть. Если же симпатии не на вашей стороне – ошибки и оплошности должны быть сведены к минимуму. Так что каждый из нас имеет разное право на ошибку.
   Например, люди с положительным имиджем могут позволить себе небольшую небрежность в одежде – это добавит им шарма. Совсем другое впечатление в этом случае оставит лицо, не обладающее привлекательным имиджем. Иллюстрацией этому может служить следующий эпизод.
   Популярный американский политик Джон Кеннеди, еще до того, как стал президентом США, имел привычку, обедая с кем-то в ресторане, не платить за себя, предоставляя другим возможность сделать это. Те, кто интересовался политикой и считал Кеннеди харизматичной личностью, воспринимали это как милую безделицу, делающую его образ еще более привлекательным. Тем же, кто не был очарован личностью политика, данная привычка представлялась крайне возмутительной.

Выступая перед людьми…

   Ясно, что на фоне достигнутых успехов (и в свете описанных выше экспериментов) слушателям более импонирует последний вариант.

«А вот был случай…»

   ♦ «Расскажу такой случай…»
   ♦ «Хотите верьте, хотите нет, но однажды…»
   ♦ «И вот что я услышал…»
   ♦ «Приключилось со мной вот что…»
   ♦ «Хотите пример?»
   ♦ «Ну уж коль вы настаиваете, расскажу…»
   ♦ «Кажется, пришло время раскрыть некоторые секреты…»
   ♦ «Моя память многие годы хранит такое происшествие…»
   Произнеся эти слова, мы можем с большим основанием надеяться на успешное вовлечение слушателей в процесс восприятия нашей речи.

Действие фоновых факторов в процессе манипулирования

Воздействие фона

   На заре кинематографа режиссер Лев Кулешов проделал эксперимент. Он напечатал на пленке один и тот же крупный план – лицо звезды немого кино Ивана Мозжухина. И склеил – смонтировал – мозжухинское лицо с тремя другими планами: тарелка супа, который жадно ест человек; тело умершего ребенка; прекрасная девушка. Одни и те же зрители, глядя на три прокрученных перед ними фрагмента пленки, по-разному трактовали увиденное лицо актера: герой голоден; герой обезумел от горя; герой влюблен и исполнен нежности. Но лицо одно и то же, и выражение его просто не менялось! Значит, дело не в том, что изображает актер, а в том, что воспринимает зритель. А трактовка происходящего зависит только от контекста, от фона, от того, с какими кадрами режиссер смонтирует изображение. Это получило название «эффекта Кулешова».
   Другое замечательное открытие, касающееся воздействия фона на восприятие события, сделал выдающийся англо-американский кинорежиссер Альфред Хичкок. Его фильмы отличались специфической атмосферой страха. Режиссер добивался этого, основываясь на следующем наблюдении: сам выстрел не так ужасен, как ужасно его длительное ожидание.

Создание благоприятного для манипуляции фона

   Манипулятор может намеренно приводить жертву в нужное психическое состояние, делающее ее более уязвимой для последующего манипулирования. Используется неопределенность положения жертвы, нетерпеливость, некритичность, сосредоточенность, подавленность, растерянность, нерешительность, эйфория и др. Например, решается вопрос о повышении в должности (или наоборот – о возможном увольнении) работника. Начальник не поздоровался с этим человеком. Неопределенность его положения значительно усиливается, человек будет более покладист и управляем.

Изменение окружения

   Правила поведения в церкви, за обеденным столом, в офисе и в кабинете руководителя хорошо известны. Несмотря на отдельные различия, в целом люди ведут себя в этих местах и ситуациях вполне предсказуемо.
   Культурные нормы порой оказываются важнее индивидуальных различий. Так, подвижный экстраверт очень быстро приспособится к спокойной и тихой атмосфере библиотеки. Сдержанный интроверт охотно согласится петь со всеми на дружеской вечеринке, будет вскакивать и кричать во время футбольного матча. Люди делают то, что положено делать.
   Изменение окружения, возможно, самый действенный способ изменения поведения человека. Он гораздо эффективнее, чем наследственные механизмы, воздействие группы или семейное воспитание. Окружение определяет поведение, и добиться от человека определенного поведения проще всего, поместив его в другое окружение.
   Изменяя окружение человека, можно формировать разные модели его поведения. Например, меняя расположение предметов мебели и внутреннее убранство помещения, можно регулировать взаимоотношения людей, в частности способы и характер взаимодействия их друг с другом (от этого напрямую зависит их взаимная симпатия (или неприязнь), уровень тревожности, а также степень их внутреннего комфорта (или дискомфорта)).
   Сотрудницы отдела (полностью женский коллектив из 11 человек) работают в одной большой комнате. Рабочие места отделены шкафами и ширмами.
   Коллектив был сплоченный, дружили семьями, вместе отмечали праздники. Однажды женщины решили, что для облегчения общения нужно сделать перестановку. Столы поставили в форме каре так, что теперь все сидящие видели друг друга.
   Случилось неожиданное: через месяц в отношениях появились элементы недоброжелательства, а через два-три месяца коллектив раскололся на группировки, нередки стали ссоры… В чем дело? Ведь люди – те же. Многие годы работали вместе. И вдруг – такое…
   Неужели расстановка столов может стать причиной конфликтов? Оказывается – да, может.
   Все дело в объеме информации, который мы можем воспринимать, не утомляясь. При прежнем расположении рабочих мест женщины общались и виделись только тогда, когда к тому возникало желание или необходимость. Теперь каждая из них постоянно видела перед собой 10 человек – независимо от того, хотелось ей в данный момент этого или нет.
   Многочисленными исследованиями установлено, что человек свободно воспринимает и держит в памяти до семи единиц независимой информации (исключение составляют лишь особо одаренные от природы или натренированные в этой части люди). Не случайно цифре 7 посвящено у всех народов множество пословиц и поговорок («Семеро одного не ждут», «Семь раз отмерь – один отрежь», «Один с сошкой – семеро с ложкой», «Семь бед – один ответ» и т. д.). В большинстве религий числу 7 придается особое значение, а в нашей неделе – семь дней.
   В менеджменте это нашло свое отражение. Например, в США системы управления строятся преимущественно так, чтобы у каждого руководителя было не более семи подчиненных и он мог держать в памяти всех, не позволяя никому расслабиться.
   Описываемое свойство нашей памяти давно используется солдатами в армии, где на одного командира приходится значительное число солдат. Старослужащие свято соблюдают заповедь: не попадешься на глаза начальнику – не получишь поручения, ибо командир не в состоянии держать под контролем столь большое число подчиненных.
   На восприятие человеком поступающей информации влияют даже такие, казалось бы, мелочи, как цветовая гамма обстановки: ковровых дорожек, мебели и обоев.
   При перемещении человека из одного окружения в другое (особенно когда это новое окружение незнакомо) в его головном мозге происходят определенные изменения: в первую очередь усиливается внушаемость.
   Знание этого поможет определить, следует ли оставаться в привычной обстановке или ее следует сознательно изменить. Что же касается изменения поведения других людей, то эта информация поможет понять, следует ли пообщаться с адресатом на «своей» территории или в кафе, на природе, во время совместной поездки. Чем дальше от среды, привычной для адресата, тем больше вероятность того, что инициатору удастся добиться от него большей покладистости и уступчивости.
   От конкретной обстановки во многом зависит то, какой ответ – положительный или отрицательный – инициатор получит от собеседника. Итак, окружение – важнейший фактор успешного влияния.
   Подходящий для манипуляции фон может быть создан третьими лицами.
   В учебных переговорах участвуют две команды. Столы расставлены П-образно. Руководители сидят за столом-«перекладиной», а их команды (по три человека) – одна против другой. На том этапе, когда делегации обменивались аргументами относительно важных деталей соглашения, К. – руководитель одной из команд – применил следующую тактику. Когда говорил кто-нибудь из членов его команды, он внимательно выслушивал. Когда же слово брал кто-то из чужой команды, К. чуть склонялся к своему коллеге-руководителю и тихонько задавал какой-нибудь вопрос справочного характера. Систематическое косвенное рассеивание внимания привело к созданию у игроков впечатления, будто aргументы команды К. были более весомыми. Конечный текст соглашения в итоге больше устраивал именно эту команду [14].

«Мы из одного гнезда…»

   Мы склонны лучше относиться к членам своей общности, своего круга. Помогаем родственникам, друзьям. Нередко радуемся, встретив своего земляка за рубежом или давнишнего однокашника на улице. Люди одной национальности, оказавшись среди других, тянутся друг к другу. В поликлинике более внимательно отнесутся, узнав, что пациент – сам медик, и т. д.
   Таким образом, принадлежность к одной общности создает благоприятный фон для влияния, в том числе и манипулятивного. И многие используют это, когда надо убедить. Например: «Вы тоже мать и поймете меня…» или «Мы с вами земляки (учились в одном институте)…» и т. п.
   Данный феномен лег в основу рассказа О. Генри «Родственные души».
   Хозяин дома и вор, который собирался его ограбить, быстро нашли общий язык уже только потому, что оба они страдали ревматизмом. В итоге, вместо того, чтобы воспользоваться немощью хозяина, вор помог тому одеться, и они отправились «пропустить рюмочку».
   Почему многим телезрителям полюбился детектив Коломбо из одноименного сериала? Потому, что авторы сериала о нем: 1) наделили этого лейтенанта из отдела по расследованию убийств редкостной наблюдательностью и сообразительностью и 2) создали ему имидж «простого парня», выводящего на чистую воду самых хитроумных и преуспевающих злоумышленников. Подавляющее большинство зрителей относят себя к «простым людям», и им больше импонируют такие «простые парни».
   С подачи авторов Коломбо достигает цели с помощью ряда манипулятивных приемов. Первый из них – создание образа недалекого провинциала (потрепанный плащ в любую погоду, старый-престарый автомобиль, неуклюжесть манер, неуместные рассказы о своей жене, восхищение своими собеседниками и т. д.). Всем этим он расслабляет подозреваемых, они теряют бдительность и… сообщают ему детали, по которым сыщик составляет картину преступления. Показательно, что главный свой вопрос лейтенант всегда задает уже после того, как попрощался (расслабленность расспрашиваемых в этот момент наибольшая).

Общность интересов

   Выдающийся американский политический деятель Ф. Д. Рузвельт, единственный, кто четырежды избирался президентом США, был мастером создания благоприятного фона. Среди его приемов был, в частности, и такой:
   Для расположения к себе собеседника Рузвельт использовал увлечения последнего. Готовясь к разговору, узнавал о хобби будущего собеседника, знакомился с предметом увлечений – чтобы можно было поддержать разговор на эту тему. Например, любителя коллекционировать марки он просил «проконсультировать» его, какую марку стоит подарить племяннику – начинающему филателисту. После заинтересованного разговора «консультант» был в значительной степени готов к достижению согласия с таким приятным собеседником.

«Быть на виду»

   Исследования показали, что в многоэтажных домах большей популярностью пользуются жильцы квартир, расположенных вблизи почтовых ящиков, дверей лифтов и подъездов, то есть мест, через которые проходит большое количество людей. Правда, выяснилось, что в подобных случаях у отдельных людей может возникать и чувство враждебности по отношению к тому, кто «мозолит глаза». Однако в целом рост симпатий идет гораздо более впечатляющими темпами, нежели проявления враждебности. Поэтому тем, кто считает себя «пренебрегаемым», можно посоветовать почаще находиться «на людях». Такое поведение, кстати, является своеобразным тренингом по избавлению от застенчивости.
   Эксперимент на эту тему был проведен в США. По окончании войны во Вьетнаме и возвращении домой многие военнослужащие, спаянные фронтовой дружбой, предпочитали селиться вместе в специальных поселках с общим расположением домиков в виде подковы. Края подковы выходили к автостраде, по которой люди утром отправлялись на работу, а вечером возвращались домой. При этом все жители поселка для того, чтобы попасть на автостраду, должны были миновать ближайшие к ней домики. Как показал проведенный психологами спустя некоторое время опрос, наибольшую симпатию в поселке вызывали жильцы ближайших к автостраде домиков, наименьшую – самых удаленных.
   Человек, находящийся в центре внимания, подсознательно наделяется окружающими более высоким статусом.

Вопросы

   Тактичные вопросы придают мыслям слушателя нужное направление, а ленивых заставляют прислушиваться к говорящему – неудобно беспомощно таращить глаза, когда к тебе обращаются с вопросом. Другой способ – задавать вопросы за собеседника: «Возможно, вы думаете, а почему я ничего не сказал о… Отвечаю…»
   Готовя вопросы, манипулятор учитывает два обстоятельства:
   1) необходимо продемонстрировать «искренний» интерес к тому, что скажет собеседник;
   2) сохранить «двойную перспективу» – учитывать не только то, что вы сами хотите услышать, но и то, что хочет сказать или возразить партнер.
   Не стоит «без разогрева» задавать собеседнику слишком расплывчатый вопрос, на который ему, скорее всего, неинтересно отвечать: «Расскажите мне о себе…», «Как прошел день?» и так далее. В эту же категорию входят и слишком сложные вопросы.
   Еще одна ошибка – отказываться от ответа до того, как вопрос задан: «Вы можете и не отвечать мне, но расскажите, пожалуйста, о…»
   За рубежом функционируют группы социально-психологического тренинга, в которых обучаются искусству вести разговор с «интересными людьми» во время вечеринок и приемов. Существует ряд ненавязчивых вопросов, позволяющих поддерживать и стимулировать такую беседу: «Если бы вы могли выбрать другую профессию, то какую бы предпочли?», «Если бы вы имели возможность поехать сейчас на отдых, то какое бы место выбрали?» и так далее. Цель в начале знакомства – заинтересовать собеседника, втянуть его в разговор, и подобные вопросы позволяют это сделать.
   После выбора «интересного» человека рекомендуется улыбнуться и установить с ним визуальный контакт. Разговор лучше начать с нескольких закрытых вопросов (это такие вопросы, которые предполагают лаконичный ответ: «Да», «Нет», «Был», «Знаю» и т. п.). Начинать лучше с общих тем, постепенно переходя на более личный уровень.
   Подобные наработки специалистов – это одновременно и пособие для манипуляторов.

Чтение «между строк»

   Напротив, демонстрация уважительного отношения к партнеру, а также наличие в высказываниях тонких комплиментов создают благоприятный фон, облегчающий манипулирование собеседником.

Шутки

   Неоднократно доводилось быть свидетелем ситуации, когда загнанный в угол претензиями начальства подчиненный уместной шуткой менял настрой руководителя с гнева на милость.
   Однако шутить с малознакомым человеком весьма рискованно. Если тот лишен чувства юмора, то воспримет пошутившего как несерьезного человека.
   Сотрудничая с датской компанией «Time Manage International», обучающей деловых людей, я обратил внимание, что руководство фирмы требует от своих преподавателей («инструкторов»), чтобы в каждом их выступлении было определенное число шуток (в зависимости от длительности выступления). Причем разрешается использование только стандартных шуток, «изготовленных» в фирме. Рекламные буклеты таких фирм обязательно включают фотографии, изображающие аудиторию, смеющуюся шутке лектора – инструктора этой фирмы.
   Предостережение. Если человек обладает чувством юмора, то пошутить ему нетрудно, нужно только помнить, что шутка не должна обидеть никого из присутствующих, иначе она даст обратный результат.

Особенности воздействия на молодежь

   Молодежь любит посмеяться. Чтобы развеселиться, молодым нужно совсем немного. О том, что юмор создает благоприятный фон, мы уже говорили. Но нужно быть готовым к репликам молодых, которые не всегда отличаются корректностью, а то и просто к дерзким высказываниям. Тот наберет дополнительные очки, кто остроумно их парирует. Очень важно показать знание молодежного жаргона и проблем молодежи.

Использование автоматизмов и стереотипов поведения

   Огромное влияние на наше восприятие оказывают установки: мы слышали то, что ожидали услышать. Для иллюстрации приведем следующий случай:
   В одно и то же время должны были состояться два выступления: в одном месте – лекция известного академика, в другом – встреча со знаменитым клоуном.
   Но организаторы выступлений все перепутали. Академика привезли к любителям цирка, туда, где ждали клоуна. А клоуна – к тем, кто готовился услышать научную лекцию.
   Что произошло дальше? Как ни старался клоун рассмешить аудиторию – никто даже не улыбнулся, а некоторые даже что-то конспектировали. Зато на лекции академика слушатели покатывались со смеху, и бедный ученый никак не мог взять в толк, что же смешного в его исследованиях.
   Влияние установки, задаваемой ситуацией, на восприятие и понимание вопроса отражено в следующем сюжете:
   Женщина обращается к прохожему:
   – Скажите, пожалуйста, как найти площадь Ильича?
   – Нужно умножить ширину Ильича на высоту Ильича!
   – ???
   – Марьванна, вы же у нас математику вели. И у меня была твердая четверка!
   Интересный пример влияния установок рассмотрен Г. Ф. Салтыковым [38]:
   Во II в. до н. э. в Китае была создана Палата песен – своеобразный институт для формирования общественного мнения. Представители этой организации собирали наиболее популярные в народе стихи, песни («ночные песнопения»). Затем проводилась переработка текстов песен в необходимом направлении. Текстам песен придавался иной смысл, хотя использовались популярные мелодии. Затем специально нанятые люди исполняли их в местах скопления населения, воздействуя тем самым на общественное мнение, внедряя в сознание слушателей нужную для власти информацию.
   Знакомая мелодия способствовала преодолению фильтра критического отношения к словам песни.
   На наши высказывания часто накладывается предвзятая оценка допустимости этого высказывания. Именно это показывает, в частности, эксперимент, который описывает Мишель-Луи Рукетт (Rouquette, 1994).
   Трем группам студентов, составленным по случайному принципу, дают восемь предложений из программы немецкой национал-социалистической партии, опубликованной Гитлером в 1920 г. (например, такие: «Мы требуем участия в прибылях крупных предприятий»; «Мы требуем введения широкой системы пенсий по старости»; «Государство должно заниматься здравоохранением, защитой матери и ребенка, запретом детского труда» и т. п.). Испытуемые должны указать степень своего согласия с каждым пунктом по пятибалльной шкале. Первой группе было сказано, что это требования «какой-то политической партии» без дальнейшего уточнения; второй группе сообщили, что это требования «национал-социалистической партии», а третьей – «нацистской партии». Результаты эксперимента показали, что отвергающие ответы в третьей группе встречались чаще, чем в первой (соответственно 48 и 29 %). Во второй группе число отвергающих ответов оказалось таким же, как в первой: также 29 %. Между тем предложенные высказывания совпадали буквально, а наименования партий – «национал-социалистическая» и «нацистская» – объективно синонимичны.
   То, что испытуемые, по-видимому, этого не знали, не помешало им высказываться по-разному на основе одного только наименования. Именно это и требовалось доказать. Можно констатировать, что именно «эффект ярлыка», а не разумность мобилизует мнение, определяющее оценку. Пропаганда уже давно использует этот феномен как одно из основных правил своей технологии.

   Отождествление
   «После этого, стало быть, по причине этого» – гласит формулировка одного из часто встречающихся заблуждений людей, отмечавшегося еще античными логиками.
   Здесь проявляется коварное свойство аналогии. Поскольку следствие всегда происходит после причины, то по аналогии некритичный слушатель воспринимает следующее во времени как следствие предыдущего.
   Такую же природу имеет заблуждение: «если рядом – значит, вместе». (Чаще всего оказываются рядом не случайно, значит, они – вместе; отсюда – и заблуждение.)
   Вследствие указанного феномена нахождение рядом со знаменитым или высокопоставленным человеком несколько повышает статус в глазах окружающих. Не случайно те, кто запечатлен на фото рядом с «большими» людьми, со знаменитостями, с удовольствием демонстрируют эти фотографии.
   В соответствии с этим же принципом предусмотрительные люди избегают находиться рядом с одиозными личностями, а тем более – фотографироваться с таковыми.
   Заблуждение «рядом – значит, вместе» нашло отражение в народном изречении: «не то он украл, не то у него украли». Зная это, люди, пекущиеся о своей репутации, избегают упоминания своего имени в связи с сомнительными историями, даже если они ни в чем не виноваты.
   Автор, еще будучи мальчишкой, был свидетелем того, как очень уважаемый человек, один из немногих в городе, носящий звание «Народный артист СССР», отказался от расследования с целью найти того, кто украл у него очень дорогую шапку, – только бы «не полоскали» его имя.
   Ритуалы
   Лучшие умы человечества давно поняли роль ритуалов в нашей жизни, о чем говорит, в частности, и высказывание великого китайского философа и моралиста Конфуция: «Почтительность без ритуала приводит к суетливости; осторожность без ритуала приводит к боязливости; смелость без ритуала приводит к смутам».
   Ритуалы упрощают прогнозирование, предсказуемость наших действий в стандартных ситуациях. Облегчая нашу жизнь, они одновременно дают потенциальным манипуляторам рычаги скрытого управления нами.
   Когда представители какой-либо религиозной организации приглашают новых людей принять участие в их богослужении или собрании, они, разумеется, не рассчитывают на мгновенное изменение убеждений приглашенных. Им просто предлагают принять участие (другими словами, «примерить» эту идеологию на себя, посмотреть, подходит ли она им). Но какая-то часть приглашенных остается в сектах навсегда.
   Так уж устроен человеческий мозг: освоив определенную последовательность действий, мы постепенно привыкаем к ним и даже начинаем испытывать дискомфорт, если «выбиваемся из сценария». Это свидетельствует о том, что изменение поведения (выполнение определенных «ритуалов») привело к перемене вашего отношения, мнений и убеждений.

   Приветствие
   Каждый из нас воспитан так, что необходимо здороваться при встрече. Первоначальный смысл – пожелания здоровья – уступил место обычному приветствию. Знакомые мужчины обмениваются еще и рукопожатием.
   Однако даже эти вполне заурядные действия могут стать оружием психологической борьбы и, следовательно, использоваться с целью манипулирования.
   Не ответивший на приветствие начальник может доставить мнительному или дорожащему мнением руководителя подчиненному множество треволнений. Так (безмолвно) может быть выражено неодобрение или создан из манипулятивных соображений необходимый психологический настрой подчиненного. А главное – при желании он всегда может сослаться на то, что «задумался, не заметил».
   Но и поздороваться можно по-разному. Человек, желающий вызвать расположение, произвести наилучшее впечатление во время приветствия, внимательно посмотрит в глаза. Чем сосредоточеннее взгляд, тем более сильное впечатление он оказывает.
   К сожалению, многие мужчины поступают с точностью до наоборот – во время приветствия смотрят в сторону. Чаще всего это происходит с сослуживцами, что говорит о безразличии или даже о негативном отношении. Бывает это и по отношению к посетителям. Это показатель низкой деловой культуры.
   Некоторое время назад я проводил по приглашению тренинг персонала латвийских фирм. Выучил по-латышски несколько фраз: «Лаб диен» («Добрый день»), «Лаб рит» («Доброе утро»), «Палдис» («Спасибо»), «Лудзу» («Пожалуйста») и т. п., и начинал любое общение (в гостинице, в кафе, со слушателями и т. п.) с приветствия на латышском языке. А затем уже говорил по-русски. Никакого недоброжелательства со стороны латышей не замечал и слова «оккупант» не слышал. Но когда мой сопровождающий начинал сразу по-русски – иногда чувствовалась неприязнь.
   Как видим, простое приветствие несет психологическую нагрузку и информацию, которая формирует соответствующий фон общения. Знающий может использовать это в своих целях, незнающий может оказаться в проигрыше.
   Некоторые вместо традиционного «Как дела?» используют обращение: «Как ваше “ничего”?» Оно построено на стереотипе, что обычно на вопрос: «Как дела?» отвечают: «Ничего». Человек, спрашивающий про наше «ничего», проявляет пренебрежительное к нам отношение, что, безусловно, влияет на наше настроение.
   Традиционный стереотип обращения удобен тем, что позволяет проявить необходимую вежливость, не потеряв на это ни минуты времени. Грубым нарушением стандарта поведения является и тот случай, когда на вопрос «Как дела?» субъект принимается подробно объяснять состояние всех своих многочисленных дел (для верности крепко держа собеседника за пуговицу или за руку). Манипулятор может сделать это для собственного удовольствия, видя, что собеседник спешит.
   «Какие люди – и без охраны!» Эта шуточка, ставшая привычной для некоторых, не так безобидна, как это первоначально может показаться. Ее ложный пафос легко принимается за насмешку и создает соответствующий фон предстоящему разговору.

   Правила этикета
   Чтобы защититься от нежелательного разговора, встречи, можно использовать тот факт, что отвлекать деловых людей от неотложных дел и встреч считается неприличным:
   – Добрый день!
   – Здравствуйте.
   – Могу я поговорить с директором?
   – А кто спрашивает?
   – Заместитель директора предприятия (называет).
   – Директор на совещании.
   Целью манипуляции является сохранение положительного имиджа руководителя, который избегает встречи, но при этом он как бы ни при чем.
   Манипуляторы используют и то обстоятельство, что в нашей культуре принято сочувствовать человеку, попавшему в беду, а по возможности – и помочь. Под предлогом возникших проблем (часто надуманных) отпрашиваются с работы. Студент на экзамене или ученик на уроке рассчитывают на снисхождение преподавателя, симулируя, например, зубную боль.
   Сочувствие попавшему в беду может демонстрироваться «для проформы»:
   Хозяйка – служанке:
   – Поезжайте в больницу к леди Уинтер, поинтересуйтесь у нее, как ее самочувствие.
   После возвращения служанки:
   – Вы поинтересовались здоровьем леди Уинтер?
   – Да, мэм.
   – Спасибо. На сегодня вы свободны.
   Нужное манипулятору состояние адресата может быть создано бесцеремонным нарушением норм поведения.
   Правила поведения в обществе осуждают нецензурную брань. Большинство слышащих непечатные выражения – особенно женщины – испытывают дискомфорт. Это обстоятельство может быть использовано манипуляторами для создания выгодного для себя ситуативного фона:
   Пассажирка автобуса попросила молодую цыганку, занявшую переднее сиденье, уступить место старушке. Цыганка довольно грубо отмахнулась от этой просьбы. Слышавшие это вмешались, стали ее увещевать. В ответ та обрушила на окружающих такой шквал самых грязных ругательств, что присутствующие были буквально парализованы. Шок был столь сильным, что все боялись даже посмотреть друг на друга, как будто каждый был облит помоями.
   Многие из тех, кто не изучал деловую этику, считают, что стучаться надо и в дверь служебного кабинета. Хотя на самом деле это необходимо делать только в нерабочее время (до и после работы и в обеденное время). Нарушивший это правило как бы предполагает, что хозяин кабинета может заниматься в рабочее время чем-то предосудительным.
   Но уж если постучались, требуется дождаться положительного ответа. Врываться, не дождавшись разрешения, – это или невоспитанность, или желание получить компрометирующий материал, или манипулятивное намерение начать разговор с психологически неготовым к этому хозяином кабинета. Последнее проиллюстрируем отрывком из произведения Юлиана Семенова «Семнадцать мгновений весны».
   Выходя из своего кабинета, Штирлиц увидел, как по коридору несли чемодан Эрвина. Он узнал бы этот чемодан из тысячи: в нем хранился передатчик.
   Штирлиц рассеянно и не спеша пошел следом за двумя людьми, которые, весело о чем-то переговариваясь, занесли этот чемодан в кабинет штурмбанфюрера Рольфа.
   …Все в нем напряглось, он коротко стукнул в дверь кабинета и, не дожидаясь ответа, вошел к Рольфу.
   – Ты что, готовишься к эвакуации? – спросил он со смехом.
   – Нет, – ответил Рольф, – это передатчик.
   Именно внезапное начало разговора обеспечило то, что «вещественное доказательство» не было убрано от посторонних глаз, и это позволило Штирлицу под благовидным предлогом завести речь о нем.
   Манипулятор может задать нужный фон встречи своей пунктуальностью – и наоборот. Желающий проявить уважение – придет пораньше, тот, кто хочет подчеркнуть зависимость от него партнера, – заставит себя дожидаться.
   Например, Сталин, встречаясь с Рузвельтом и Черчиллем, неоднократно появлялся последним – на несколько секунд позже остальных.
   Этот прием нередко используют опытные кокетки. Не желая рисковать, некоторые из них приходят на свидание заранее, выбирают наблюдательную позицию (например, в магазине напротив) и появляются тогда, когда мужчина явно начинает беспокоиться, что его дама вообще не придет. В результате получается и максимально набить себе цену, и избежать риска сорвать встречу.
   Для обоснования своих неблаговидных действий манипуляторы могут ссылаться на «вынужденность» своего поведения. Об этом убедительно повествуют русские народные сказки. В русской народной сказке «Краса ненаглядная» захваченный разбойниками Иван-царевич пытается разрешить проблему мирными средствами.
   – Зачем я вам? Отпустите меня. Я только жить начинаю…
   Однако лиходеи Кремень и Труха отвечают на это:
   – Кабы мы были простые разбойники, мы бы тебя, Иван-царевич, отпустили, а как мы есть разбойники удалые, злодеи окаянные, мы тебя не пощадим.
   Та же идея предопределенности, задаваемой статусом и происхождением, блестяще проиллюстрирована в пьесе-сказке Е. Шварца «Обыкновенное чудо».
   Король. Я страшный человек!
   Хозяин (радостно). Ну да?
   Король. Очень страшный. Я тиран!
   Хозяин. Ха-ха-ха!
   Король. Деспот. А кроме того, я коварен, злопамятен, капризен.
   Хозяин. Вот видишь? Что я тебе говорил, жена?
   Король. И самое обидное, что не я в этом виноват…
   Хозяин. А кто же?
   Король. Предки. Прадеды, прабабки, внучатные дяди, тети разные, праотцы и праматери. Они вели себя при жизни как свиньи, а мне приходится отвечать. Паразиты они, вот что я вам скажу, простите невольную резкость выражения. Я по натуре добряк, умница, люблю музыку, рыбную ловлю, кошек. И вдруг такого натворю, что хоть плачь.
   Хозяин. А удержаться никак невозможно?
   Король. Куда там! Я вместе с фамильными драгоценностями унаследовал все подлые фамильные черты.
   Невербальные средства
   По данным некоторых психологов, до 60 % всей информации при общении передается невербальными средствами. Темп и ритм речи, интонация, различные жесты, мимика, продолжительность зрительного контакта, дистанция, на которой протекает беседа, частота смены поз позволяют не только более или менее точно судить о настроении собеседника, его эмоциональном состоянии, но и о степени его искренности.
   С помощью невербальных средств манипулятор может оказать довольно сильное давление на адресата, вывести его из равновесия, подтолкнуть его к желанию свернуть разговор, пойти на уступки и т. д. Например, ведет беседу громко, напористо, с бравадой, апломбом, осуществляя натиск, «припирая к стене» адресата. Нависает над адресатом или стоит за его спиной. А может дружески улыбаться, чтобы адресат поверил в его искренность и раскрылся (излюбленные приемы следователя на допросах). Профессиональные лжецы используют невербальный язык, чтобы его средствами скрывать заведомую ложь. Они следят за тем, чтобы смысл жестов совпадал со значением слов. Но поскольку постоянно контролировать себя трудно, то проще, чтобы тело не выдавало, вывести его из поля зрения собеседника. Легче лгать, сидя за столом (тело частично скрыто), а наиболее легкий способ лжи – по телефону, когда из невербальных средств задействована только интонация и все силы можно направить на контроль над ней.

Побуждение адресата к активности

   Напомним, что внутреннее побуждение адресата при манипулировании им может быть результатом комплексного воздействия на мишени, использования приманки и действия фоновых факторов. Но существуют и специальные приемы побуждения: риторические уловки, приемы внушения и убеждения, просьбы «с подходом», воздействие посредством слухов, специальные техники НЛП. Все эти способы будут описаны далее, а сейчас обратим внимание на другие возможности.
   Практика скрытого управления (и в частности – манипулирования) показала, что один из наиболее эффективных приемов побуждения состоит в следующем. Инициатор находит такую формулировку проблемы (которую ему требуется разрешить), чтобы разрешение ее отвечало и каким-то интересам адресата. В этом случае адресат (руководитель, коллега, родственник, знакомый) примет участие в решении проблемы, подключив свои ресурсы. Подобный прием нередко используют манипуляторы. Побуждением здесь выступает сформированная манипулятором личная заинтересованность адресата.

Прямая актуализация мотива

   Обещание – это мостик между нашими желаниями и их осуществлением, это надежда на их свершение. Тому, кто берется осуществить наши желания, – наши симпатии и «зеленый свет» его действиям.
   Конечно, разные люди в разной степени склонны верить обещаниям. Сильнее всего верят дети, еще не пострадавшие серьезно от обманов. С годами многие вырабатывают защитные схемы по отношению к обещаниям. В народной мудрости это нашло отражение в пословицах и поговорках: «Обещанного три года ждут», «Обещанка, потешанка, дурню радость», «Обещать – не значит жениться», «Обещание хорошо тем, что о нем можно забыть».
   Однако возраст и жизненный опыт – недостаточная защита от ложных обещаний. Вспомним миллионы вкладчиков, доверившихся обещаниям «МММ», «Чары», «Властелины», «Русского дома Селенга» и многих-многих других им подобных компаний. Любопытно, что многие пострадавшие были обмануты не единожды. А некоторые и до сих пор верят надувшим и ограбившим их проходимцам, считая, что «если бы государство не помешало», те бы свои обещания выполнили.
   Знаменитый интриган (и, следовательно, – манипулятор) министр иностранных дел Франции Талейран (1754–1838) знал, что говорил, произнося: «Обещайте, обещайте и обещайте!»
   Намеки
   Очень эффективно побуждение посредством намеков. Гостю неудобно сказать, что он проголодался, но он может подвести хозяев к мысли об угощении.
   Незабвенный Остап Бендер сообщил об этом так: «В некоторых странах так поздно садятся за обед, что нельзя понять, обед это или ужин». Хозяйка намек поняла и сразу же пригласила за стол.
   «Чтение мыслей»
   Стремление людей к собственной безопасности позволяет диктаторам легко «угадывать» их желания.
   Во времена Сталина существовала практика приглашать выдающихся артистов выступить перед вождем и его ближайшим окружением. Выслушав выступление Козловского, слушатели стали спорить, что заказать спеть еще. Их прервал Сталин:
   – Что же вы, товарищи, нельзя так. Надо попросить артиста исполнить то, что ему хочется. А хочется товарищу Козловскому исполнить «Я помню чудное мгновенье».
   Комментарии излишни.
   Провокация
   Забавной иллюстрацией провокации может послужить современная вариация знаменитой басни Крылова:
   – Ворона, – сказала Лиса, – что вчера было, помнишь?
   Ворона покрепче сжала сыр в клюве.
   – Я очень виновата перед тобой, – призналась Лиса, смахнув слезу. – Я солгала тебе. В корыстных целях. Ты вовсе не так хороша. У тебя совершенно заурядные перья. Нос, каких тысячи. Глаза, честно говоря, глуповатые. А уж голос твой… даже не знаю… не стоит, право…
   Лиса замолчала.
   – Нет уж, договаривай! – хрипло каркнула Ворона.
   Ссылки на традицию
   К очевидным выгодам манипулятивного воздействия через обычаи и традиции следует отнести то, что влияние последних на индивида происходит на психически неосознанном, иррациональном уровне восприятия. Это в какой-то мере объясняет, почему так трудно противостоять обычаям и традициям.
   При решении своего вопроса манипулятор (например, экзаменующийся – преподавателю) как бы между прочим сообщает, что у него сегодня день рождения. Неудобно огорчать именинника, и он получает шанс на снисхождение.

   Создание видимости происшедшего
   Прямая актуализация мотива наиболее эффективна тогда, когда создано подходящее фоновое обеспечение. Проиллюстрируем это примером из классики.
   В дворянской среде было принято: если холостой мужчина регулярно бывает в доме, где есть девушка «на выданье», то это означает, что у него серьезные намерения и он готовится сделать предложение руки и сердца. Если этим не завершалось, то общество считало, что он поступил бесчестно, «скомпрометировав» молодую особу.
   Лев Толстой в «Войне и мире» описал, как регулярное пребывание в доме потенциальной невесты было организовано князем Василием Куракиным для того, чтобы женить богатого Пьера Безухова на своей дочери Элен.
   Обратимся к первоисточнику, приводя ради краткости лишь выдержки, относящиеся к основным этапам манипулирования.
   Пьер был у него под рукой, и князь Василий устроил для него назначение в камер-юнкеры <…> и настоял на том, чтобы молодой человек с ним вместе ехал в Петербург и остановился в его доме… Князь Василий делал все, что было нужно для того, чтобы женить Пьера на своей дочери… <…>
   Пьер через полтора месяца после вечера у Анны Павловны и последовавшей за ним бессонной, взволнованной ночи, в которую он решал, что жениться на Элен было бы несчастьем и что ему нужно избегать ее и уехать, Пьер после этого решения не переезжал от князя Василия и с ужасом чувствовал, что каждый день он больше и больше в глазах людей связывался с нею <…>
   В день именин Элен у князя Василия ужинало маленькое общество людей самых близких, как говорила княгиня, – родные и друзья. Всем этим родным и друзьям дано было чувствовать, что в этот день должна решиться участь именинницы. <…>
   …Гости стали разъезжаться.
   – Алина, – сказал он (князь Василий. – В. Ш.) жене, – посмотри, что они делают.
   Княгиня подошла к двери, прошлась мимо нее с значительным, равнодушным видом и заглянула в гостиную. Пьер и Элен так же сидели и разговаривали.
   – Все то же, – отвечала она мужу.
   Князь Василий <…> решительными шагами, мимо дам, прошел в маленькую гостиную. Он скорыми шагами, радостно подошел к Пьеру. Лицо князя было так необыкновенно торжественно, что Пьер испугался, встал, увидев его.
   Слава Богу, – сказал он, – жена мне все сказала! – Он обнял одной рукой Пьера, другою – дочь. – Друг мой Леля! Я очень, очень рад. – Голос его задрожал. – Я любил твоего отца… и она будет тебе хорошая жена… Бог да благословит вас! <…> Через полтора месяца он был обвенчан.
   Использование внешних факторов
   На качество принимаемых решений немалое влияние оказывает время, потраченное на их выработку. Исходя из своих интересов, принимающая сторона может использовать следующие невербальные средства давления на оппонентов. Сторона может быть заинтересована в более (или менее) глубокой проработке, поскольку речь на переговорах идет о взаимоисключающих факторах: выигрыш одной стороны достигается обычно за счет проигрыша другой. Наличие слабостей в своей позиции рождает желание сделать переговоры поверхностными. Например:
   ♦ установлено, что если в помещении температура несколько ниже комфортной, беседы завершаются быстрее, причем без ущерба для качества принятого решения;
   ♦ наоборот, более высокая температура сказывается на качестве решения и удлиняет встречу за счет «размягчения мозгов»;
   ♦ курение увеличивает время, за которое приходят к решению, в среднем на 40 %;
   ♦ яркий свет возбуждающе действует на нервную систему. Затем начинает раздражать, чем способствует сокращению длительности деловой встречи без ущерба для ее качества. Удобные, особенно мягкие, кресла действуют расслабляюще и удлиняют встречу;
   передвигающаяся на глазах стрелка часов действует как ускоритель беседы, что дает большую экономию времени. Поэтому желательно, чтобы посетитель видел их перед собой.

Психологические механизмы и модель влияния

Психические и психологические механизмы

   «“Психологические механизмы” это такое понятие, в котором сливается образно-метафорическое описание (ведущее начало от родового “механизма”) и научное представление о внутрипсихических процессах, обеспечивающих эффективность – в нашем случае – психологического воздействия» – так описывает психологические механизмы Е. Л. Доценко [14].
   В зависимости от задействованных психологических механизмов и характера внутриличностных процессов различают несколько видов манипуляций.

   Модель перцептивно-ориентированной манипуляции
   ♦ Вовлечение – восприятие через образ.
   ♦ Мишени – желания, интересы адресата.
   ♦ Фон – межмодальные ассоциации, соответствие образа мотиву, намеченному в качестве мишени воздействия.
   ♦ Побуждение – прямая актуализация мотива, соблазнение, провокация.

   Простейшие приемы выстраиваются на предъявлении таких стимулов, которые актуализируют необходимую манипулятору потребность. На этом принципе строится подавляющее большинство, например, сексуальных уловок: обнажение участков тела, подчеркивание эротически привлекательных форм, использование движений и жестов, ассоциирующихся с сексуальными играми, и т. п.
   Близкие по природе приемы основаны на непосредственном управлении воображением адресата. Поучительный пример находим у А. С. Пушкина в «Сказке о царе Салтане». Это история о том, как князь Гвидон добился того, чтобы царь-батюшка навестил его город на острове Буяне. Манипуляция заключается в том, что Гвидон ни разу не пригласил Салтана к себе, каждый раз ограничиваясь лишь передачей приветственных поклонов, но в конце концов дождался-таки (непрошеного!) визита. Расчет был на то, что после рассказов удивленных купцов об увиденном на острове Буяне царь сам изъявит желание нанести визит своему новому соседу. Для того Гвидон и старался удивить купцов – первый манипулятивный прием был несколько раз успешно испытан на них. Принцип его простой: большинству людей трудно удержаться от того, чтобы не рассказать об удивительных вещах – и удивить этим слушателя. Второй же прием – побуждение желания Салтана навестить Гвидона – опирается в основном на любопытство, которому, несомненно, и цари подвластны.

   Модель конвенционально-ориентированной манипуляции
   ♦ Вовлечение – с помощью специальных схематизмов: правил, норм, сценариев.
   ♦ Мишени – готовые образцы поведения.
   ♦ Фон – социально заданные и индивидуально усвоенные программы жизни, принятые адресатом сценарии поведения, личностно усвоенные представления о том, что необходимо исполнять, и проч.
   ♦ Побуждение – распределение ролей, соответствующие сценарии, напоминания (о договоренности, об общении, о должном, о запретах, об ожидаемом и т. п.).
   Повсюду, где крепки социальные нормы, традиции, найдется подходящая жертва для манипулятора. Само понятие культуры включает в себя систему запретов и табу, которые должен учитывать каждый воспитанный человек. Те, кто понимает это слишком буквально, выполняет правила чересчур усердно, неизбежно попадают в число конвенциональных роботов. Предлагаем несколько шутливых иллюстраций к данному тезису. Чаще всего подтрунивают над приверженностью традициям англичан.
   Судно причалило к необитаемому острову. При высадке на берег команда обнаружила там англичанина, давным-давно спасшегося при кораблекрушении, а также три построенных им дома.
   – Неужели все это вы сами построили? Невероятно! Но зачем вам, одному, три дома? – недоумевали путешественники.
   – Вот этот, первый, – мой дом (он же – моя крепость); второй – клуб, в который я хожу; третий – клуб, в который я не хожу.
   Еще эпизод из жизни конвенционального робота, похоже, опять-таки англичанина.
   Поздней ночью дворецкий осмелился нарушить покой своего хозяина для того, чтобы сообщить:
   – Сэр, я сожалею… В спальню вашей супруги через окно проник неизвестный…
   – Джон, достань мое ружье и охотничий костюм. Я полагаю, пиджак в клетку подойдет для данного случая?
   При всей жесткости ограничительных рамок традиций приходится признавать, насколько они необходимы как атрибут культурного человека. Очень точно на этот счет выразился Антуан де Сент-Экзюпери: «Правила поведения порой напоминают ритуальные обряды: они кажутся бессмысленными, но они воспитывают людей». То, что их используют манипуляторы, – неизбежные социально-психологические издержки.
   По безлюдной знойной пустыне ползет человек, еле слышно повторяя:
   – Пить, пить, пить…
   Ему навстречу ползет другой человек и шепчет:
   – Галстук, галстук, галстук…
   Первый путник даже перестал стонать и возмутился:
   – Какой, к черту, галстук, когда умираешь от жажды?
   – В трех милях отсюда я обнаружил ресторан, где есть и вода, и соки, и коньяк. Но без галстука туда не пустят.
   Столь строгие приверженцы традиций будто сами напрашиваются, чтобы нашелся кто-либо на роль лидера-манипулятора и принялся ими руководить.
   Портрет конвенционального робота, законопослушного советского гражданина нарисовал в своей известной юмореске Михаил Жванецкий.
   Алло?.. Это милиция?.. Скажите, вы меня не вызывали?.. Я вернулся из командировки, а соседи говорят, кто-то приходил c повесткой – меня куда-то вызывают… Чижиков Игорь Семенович, Лесная, 5, квартира 18… Я не знаю, по какому делу… Нет, я не в магазине… Нет, не блондин… 33… Я на всякий случай. Вдруг вы… Не вызывали… Может, ограбление?.. Я-то нет… Но мало ли… Может, кто-нибудь оклеветал?.. Может, вы знаете?.. Нет, пока ничего. Значит, вы не вызвали?.. Извините за беспокойство.
   Алло?.. Это военкомат?..
   …
   Алло?.. Это суд?.. Алло?..
   …
   Это диспансер?..
   …
   Алло! Это милиция?.. Это Чижиков из диспансера. Мне сказали, чтобы я к вам обратился. Не блондин… Лицо чистое. Сто шестьдесят семь, сороковой, тридцать три, голубые… Я все-таки зайду… Ну пожалуйста, доведем до конца… Можно?.. Спасибо. Бегу…
   Модель операционально-ориентированной манипуляции
   ♦ Вовлечение – посредством использования таких автоматизмов, как сила привычек, инерция, навыки, логика действий.
   ♦ Мишени – привычные способы поведения и деятельности.
   ♦ Фон – инерция, стремление к завершению гештальта.
   ♦ Побуждение – подталкивание адресата к включению соответствующего автоматизма.
   Примерами манипуляций данного вида могут служить упоминавшаяся ранее басня Крылова «Ворона и Лисица» и рыбная ловля.

   Модель манипуляции, ориентированной на умозаключение
   ♦ Вовлечение – когнитивная схема, внутренняя логика ситуации, стандартное умозаключение.
   ♦ Мишени – закономерности познавательных процессов, когнитивные установки.
   ♦ Фон – снятие когнитивного диссонанса.
   ♦ Побуждение – намек, «озадачивание», имитация попыток решения проблемы.

   Манипуляции данного вида осуществляют наиболее удачливые следователи в тех случаях, когда есть уверенность в том, что подозреваемый действительно совершил преступление, но не хватает доказательств для предъявления ему обвинения. Следователь сообщает преступнику некую информацию, побуждая его к действиям по уничтожению улик, и ловит его на этом. Именно так поступал сыщик Коломбо в знаменитом сериале.

   Модель манипуляции, ориентированной на личностные структуры
   ♦ Вовлечение – поступок, принятие решения.
   ♦ Мишени – мотивационные структуры.
   ♦ Фон – принятие ответственности за выстраданный в сомнениях выбор.
   ♦ Побуждение – актуализация внутриличностного конфликта, имитация процесса принятия решения.

   Весьма показательна в этом плане манипуляция, которую мы называем «Хочу с вами посоветоваться». Манипулятор, получая совет, тем самым возлагает ответственность за последствия на того, кто этот совет дал. В соответствующих главах мы покажем, как это используется манипуляторами в служебных и деловых отношениях, во взаимоотношениях между родителями и детьми.

   Модель манипуляции, ориентированной на духовную эксплуатацию
   ♦ Вовлечение – совместный поиск смысла.
   ♦ Мишени – отношения между мотивами, смыслы.
   ♦ Фон – привычные для адресата способы совладания со смысловой дезориентацией и заполнения смыслового вакуума.
   ♦ Побуждение – актуализация существующих смыслов и ценностей, подталкивание к смысловой дестабилизации и переоценке ценностей, имитация процесса поиска смысла.

   Знаменитая фраза Васисуалия Лоханкина «А может, в этом и есть сермяжная правда?» имеет прямое отношение к манипуляциям данного вида.
   К этому же виду относятся случаи вербовки в свои ряды, которые проводят всевозможные религиозные секты. Это заведомо манипулятивные организации, ибо они заставляют человека поверить в собственное несовершенство. Они вселяют в него недоверие к собственной природе, после чего человек начинает испытывать потребность во внешнем руководстве собой. Основатели сект преследуют, как правило, эгоистические цели личного обогащения и властвования над людьми, поддавшимися их влиянию. Взамен последние обретают чувство безопасности, уверенности в своем будущем и в правильности выбранного пути.

Глава 3. Сущность манипуляторов

   Причиной манипулирования может быть так называемый макиавеллизм личности.

Макиавеллизм личности

   Понятие «макиавеллизм» первоначально было введено для обозначения политики, пренебрегающей нормами морали.
   Отправной точкой к его возникновению послужили взгляды и труды средневекового итальянского политического мыслителя, писателя, историка Никколо Макиавелли (1469–1527). Правда, недавние исследования показали, что труды Макиавелли о государстве, которые большинством воспринимались как самобытные и оригинальные, на самом деле представляют собой переработку старых авторов – Платона, Теренция, Ливия и Данте [21]. Так что идеи, легшие в основу понятия «макиавеллизм», берут начало в глубокой древности.

   «Макиавеллизм» как психологическая категория
   В психологии можно встретить такое определение данного понятия: «Макиавеллизм обычно определяется как склонность человека в ситуациях межличностного общения манипулировать другими людьми тонкими, едва уловимыми или нефизически агрессивными способами, такими как лесть обман, подкуп или запугивание» [61].
   Наиболее активные исследователи макиавеллизма Р. Кристи и Ф. Гейс формулируют свое определение следующим образом: «Макиавеллизм представляет собой психологический синдром, основанный на сочетании взаимосвязанных когнитивных, мотивационных и поведенческих характеристик» [86]. При этом главными психологическими составляющими макиавеллизма как свойства личности являются:
   1) убеждение субъекта в том, что при общении с другими людьми ими можно и даже нужно манипулировать;
   2) навыки, конкретные умения манипуляции.
   П. Уилсон определяет макиавеллизм как стратегию социального поведения человека, включающую манипуляции другими в личных целях. «Макиавеллизм следует рассматривать как количественную характеристику. Каждый в разной степени способен к манипулятивному поведению, но некоторые люди к нему более склонны и способны, чем другие» [88].

О понятиях «макиавеллист» и «манипулятор»

   Для принятого нами определения манипуляции как скрытого управления, характеризующегося эгоистическими мотивами инициатора, этот вывод очевиден и естественен.
   Но такое совпадение создает противоречие для тех авторов, которые не исключают того, что «манипуляция может производиться в интересах манипулируемого» [14], что «манипуляции могут проводиться из лучших побуждений, желания помочь ближнему» [18] и др.
   Ведь макиавеллист всегда поступает эгоистично, а манипулятор – далеко не всегда.
   Чтобы снять это противоречие, В. В. Знаков предлагает ответить на следующие вопросы:
   1. Испытывает ли манипулирующий угрызения совести от своих манипулятивных действий? Макиавеллист никаких угрызений не испытывает, поскольку считает, что манипулирование соответствует природе человека. Манипулятор, напротив, угрызения совести испытывает. И это главное.
   2. Добровольно и осознанно ли производятся акты манипуляции? Макиавеллист действует всегда осознанно и ради своей выгоды; манипулятор – далеко не всегда.
   Однако остается не совсем ясно, как практически определить выполнение предложенных двух критериев. Тем более что для жертвы манипуляций не имеют значения внутренние побуждения и саморефлексия его обидчика. Вспомним хотя бы одного из персонажей «12 стульев» Ильфа и Петрова – «голубого воришку».
   Завхоз 2-го дома Старсобеса был застенчивый ворюга. Все существо его протестовало против краж, но не украсть он не мог. Он крал, и ему было стыдно. Крал он постоянно, постоянно стыдился…
   Его жертвам вряд ли было легче от того, что он стыдился.
   Поэтому здесь и далее понятия «макиавеллисты» и «манипуляторы» будут нами отождествляться.

Возрастные и гендерные различия

   У молодежи уровень макиавеллизма в целом выше, чем у взрослых людей [18]. Полученные на российской выборке данные [34] подтверждают то, что уже давно известно в зарубежной психологии [88]. C подросткового возраста до поздней юности уровень макиавеллизма растет, а затем начинает снижаться. Даже в группе учащихся старших классов зафиксированы значимые различия между 14–15-летними и 16–17-летними юношами и девушками.

   Гендерные различия
   Гендерные различия в манипулятивных тактиках начинают проявляться еще в детстве, после того, как ребенку исполнится 10 лет. Девочки-макиавеллистки стараются манипулировать скрытно, чтобы не портить общее положительное впечатление. Мальчики-макиавеллисты манипулируют с помощью прямых агрессивных тактик [67].
   Мужской макиавеллизм в более зрелом возрасте качественно отличается от женского как на уровне установок, так и на уровне конкретного поведения. Это проявляется, в частности, в готовности и склонности к самораскрытию в общении: как в конкретных высказываниях, содержащих сведения о личной жизни, так и в общей предрасположенности рассказывать о себе другим людям.
   В то время как у мужчин высокий уровень макиавеллизма коррелирует с закрытостью, у женщин он соотносится с открытостью [70]. Так происходит потому, что в обществе принято считать, будто мужчина достигает успеха исключительно благодаря собственным усилиям, а доверительные отношения с другими рассматриваются как слабость и стремление к подчинению.
   У женщин все иначе: популярность, умение ладить с другими людьми, понимание и сочувствие более ценятся ими, чем мужчинами. И все это невозможно без значительного самораскрытия.
   Женщины традиционно считаются более покорными и уступчивыми, они лучше приспосабливаются и менее склонны к манипуляции. Однако в действительности оказывается, что некоторые женщины могут использовать покорность и уступчивость в манипулятивных целях. Например, некоторые женщины просто боятся конкурировать с мужчинами и умудряются избегать успеха там, где могли бы достичь больших результатов, чем мужчины.
   Считается, что женщины больше склонны к хитрости и лжи. Поскольку популярность, умение ладить с людьми более ценятся женщинами, чем мужчинами, то женщины с их ориентацией на межличностное общение и желание нравиться используют свою «маленькую» ложь в целях покорения других. Этому способствует и то, что они обладают более открытым невербальным поведением и более чувствительны к сигналам такого рода.
   В связи с тем, что устойчивых связей между успешностью распознавания невербального поведения и макиавеллизмом не просматривается, можно полагать, что свои «невербальные умения» женщины применяют не столько для использования других в своих целях, сколько для игры. Двусмысленный взгляд, поправление прически, покачивание бедрами, поглаживание предметов цилиндрической формы (символов фаллоса), разглаживание несуществующих складок на одежде – это элементы флирта, игры: полуправда (показываются достоинства) и полуложь (скрываются недостатки).
   

notes

Примечания

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →