Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Жираф может обходиться без воды дольше, чем верблюд.

Еще   [X]

 0 

Мировая элита. Кого пустят в клуб для избранных (Поликарпов Виталий)

Авторы данной книги известны своими расследованиями жизни и деятельности виднейших представителей мировой элиты – тех, кого часто называют членами «всемирного правительства». Книги В. Поликарпова и Е. Поликарповой «Загадка Генри Киссинджера. Почему его слушает Путин» и «З. Бжезинский. Сделать Россию пешкой» получили высокую оценку российских читателей.

В новом расследовании Виталия и Елены Поликарповых речь идет о влиянии современной мировой элиты на развитие человечества, на судьбы существующей цивилизации в условиях глобального финансово-экономического кризиса. Авторы на богатом материале показывают происхождение элиты, тайное управление обществом и прогнозируют будущее мировой элиты.

Отдельной темой проходит будущее российской элиты – в частности, смогут ли ее представители, в том числе Владимир Путин, войти в клуб для избранных; кто мешает и кто способствует этому.

Год издания: 2015

Цена: 129 руб.



С книгой «Мировая элита. Кого пустят в клуб для избранных» также читают:

Предпросмотр книги «Мировая элита. Кого пустят в клуб для избранных»

Мировая элита. Кого пустят в клуб для избранных

   Авторы данной книги известны своими расследованиями жизни и деятельности виднейших представителей мировой элиты – тех, кого часто называют членами «всемирного правительства». Книги В. Поликарпова и Е. Поликарповой «Загадка Генри Киссинджера. Почему его слушает Путин» и «З. Бжезинский. Сделать Россию пешкой» получили высокую оценку российских читателей.
   В новом расследовании Виталия и Елены Поликарповых речь идет о влиянии современной мировой элиты на развитие человечества, на судьбы существующей цивилизации в условиях глобального финансово-экономического кризиса. Авторы на богатом материале показывают происхождение элиты, тайное управление обществом и прогнозируют будущее мировой элиты.
   Отдельной темой проходит будущее российской элиты – в частности, смогут ли ее представители, в том числе Владимир Путин, войти в клуб для избранных; кто мешает и кто способствует этому.


Виталий Поликарпов Мировая элита. Кого пустят в клуб для избранных

   © Поликарпов В.С., Поликарпова Е.В., 2015
   © ООО «ТД Алгоритм», 2015

Предисловие. От Чингисхана до Путина

   Представляет немалый интерес численное количество представителей современной мировой элиты. Согласно исследованиям Д. Роткопфа, она представляет собой «суперкласс», насчитывающий примерно 6 000 человек и состоящий из 1000 миллиардеров, чей совокупный капитал почти вдвое превышает обобщенный капитал беднейших 2,5 миллиарда человек, руководителей государств, исполнительных директоров крупнейших компаний мира, медиамагнатов, нефтяных баронов, управляющих хедж-фондами, верхушки военных, предпринимателей в области новых технологий, выдающихся религиозных деятелей, некоторых ученых, художников, вождей террористических организаций и глав преступных синдикатов[2].
   Для представителей глобальной элиты (людей с деньгами) характерен феномен «только для членов», свидетельствующий об их изоляции от остального общества. Американские исследователи Э.Ф. Венкат и Дж. Браунелл следующим образом описывают этот феномен: сегодня «во всех областях жизни происходит стремительное распространение феномена «только для членов», охватывающего буквально все – от частных банковских услуг до клиник, в которых принимают только по приглашениям»: «люди с деньгами все чаще проводят свою жизнь за закрытыми дверями».
   Вместо того чтобы посещать мероприятия, привлекающие внимание СМИ, они устраивают частные концерты, показы мод и художественные выставки в своих собственных домах. Они ходят за покупками после того, как магазины закрывают свои двери для остальных покупателей, и имеют соседей (и потенциальных друзей), схожих по классовой принадлежности и достатку»[3]. Представители этого глобального класса имеют, например, «индийский паспорт, замок в Шотландии, место временного проживания в Нью-Йорке и частный остров в Карибском море».
   Парадокс здесь состоит в том, что члены этого глобального класса «проводят приватные обеды, делают приватные покупки, приватно смотрят произведения искусства, все вокруг приватное». Таким способом они создают свой собственный жизненный мир для решения своей герменевтической проблемы, так как «богатые семьи не могут просто приглашать к себе и ждать, что они поймут, что значит иметь состояние в 300 миллионов долларов». Их контакты с миром заключаются в бизнесе и гуманитарной деятельности (защита окружающей среды, борьба с болезнями, поддержка искусства и пр.).
   Представители глобального класса проводят свою жизнь преимущественно на лоне дикой природы, путешествуя по Патагонии, купаясь на пляжах частных островов. «Нельзя не заметить, – подчеркивает С. Жижек, – что базовой жизненной установкой этих сверхбогатых людей является страх: страх самой внешней социальной жизни. Главнейшим приоритетом этих «ультрадорогих персон», таким образом, является минимизация угроз безопасности – болезней, тяжких преступлений». Культура космополитического Запада – культура страха, невроза и эгоистического индивидуализма, культура Запада формирует эгоиста, который погружен в океан одиночества. Понятно, почему представители глобального класса являются полной противоположностью остальным людям. Перед нами две противоположности нового классового водораздела, присущего глобальному миру с его социальной несправедливостью и неравенством.
* * *
   Несмотря на определенные различия, в истории общества существуют общие черты правящих элит, которые имеют постоянный характер. Этот характер весьма четко и рельефно проявляется на примере жизнедеятельности Чингисхана, создавшего, по существу, современный мир. Здесь весьма кстати описание личности Чингисхана, приведенное средневековым арабским историком Рашид-ар-дином в его «Повествовании о Чингиз-хане, относительно его похвальных свойств, душевных качеств, о его избранных обычаях…»[4] Согласно ему, Чингисхан исходил из разработанных к этому времени в Китае основных принципов общечеловеческой мудрости. У народа, у которого сын не слушается отца, младшие братья – старших, «муж не полагается на свою жену, а жена не следует повелению мужа», «великие не защищают малых, а малые не принимают наставлений от старших», – у такого народа воры, лжецы и всякие мошенники затмевали солнце на его собственном стойбище». Тот, кто умеет управлять семьей, сможет управлять и государством. «Каждый, кто в состоянии содержать в порядке свой дом, в состоянии содержать в порядке и целое владение», «каждый, кто может так, как это положено, выстроить в бою десять человек, достоин того, чтобы ему дали тысячу или туман (десять тысяч человек. – В.П., Е.П.)». Начальником достоин быть тот, кто понимает нужды подчиненных, «который сам знает, что такое голод и жажда, и судит по этому о состоянии других». Все это совершенно правильно, и сегодня правящей элите чаще следовало бы использовать на практике данные принципы.
   Чингисхан считал, что управлять народами необходимо посредством наставлений (билик) и законов (яса), что делает монгольское государство упорядоченным и сильным. Это делается во имя того, чтобы подчинять и управлять «неупорядоченными и безрассудными народами» – именно Чингисхану для этого подали знаки своей милости высшие силы Неба. Во имя чего действует Чингисхан? Во имя того, чтобы члены его круга, его мужские потомки и их семьи, оделись в «затканные золотые одежды», чтобы они вкушали «вкусные и жирные яства», садились на красивых коней и обнимали «прекрасноликих жен». Столь же «красивую жизнь» должны получить те, кто служит хану. «Мои старания и намерения относительно стрелков и стражей, чернеющих, словно дремучий лес, супруг, невесток и дочерей, алеющих и сверкающих словно огонь, таковы: усладить их уста сладостью сахара своего благоволения и украсить их с головы до ног тканными золотом одеждами, посадить их на идущих покойным ходом меринов, напоить их чистой и вкусной водой, пожаловать для их скота хорошие травяные пастбища». Нет ни слова о том, что для этого необходимо работать, так как все это нужно взять у «неупорядоченных народов» силой, уничтожая непокорных – «если мы отправляемся на охоту, то убиваем много изюбрей», а если мы выступаем в походы, то уничтожаем много врагов»[5]. Такого рода сравнение военного похода с охотой отнюдь не является простой метафорой, так как окружающие народы, подобно лесу и степи, где в случае удачной «охоты» можно добыть все для прекрасной жизни правящей элиты. Хан и его войско, его «мужи», – это охотники, и «величайшее наслаждение и удовольствие для мужа состоит в том, чтобы подавить возмутившегося и победить врага, вырвать его с корнем и захватить все, что тот имеет, заставить его замужних женщин рыдать и обливаться слезами; в том, чтобы сесть на его хорошего хода, с гладкими крупами меринов; в том, чтобы превратить его прекрасноликих супруг в ночное платье для сна и подстилку, смотреть на их разноцветные ланиты и целовать их, а сладкие губы сосать!»[6].
   Перед нами сформулированная Чингисханом цель деятельности правящей элиты, которая состоит, во-первых, в управлении обществом (власть), во-вторых, в достижении богатства, в-третьих, в обеспечении передачи собственности наследникам, в-четвертых, в прекрасной, идеальной жизни, когда можно вкусно поесть и наслаждаться любовью с прекрасными женщинами, в-пятых, в использовании роскоши чистой экологии, в-шестых, в различного рода развлечениях и отдыхе, в-седьмых, в удовольствии, получаемом от красоты произведений искусства[7].
   Данная цель присуща практически всем элитам, начиная с элиты первобытного общества и кончая глобальной элитой современности, что и определяет их образ жизни, который выделяет эту специфическую социальную группу в противовес другим группам общества, не имеющим такого исключительного положения. Именно правящая элита живет в особом пространственно-временном континууме, ее менталитет отличается от менталитета остальных групп социума, принимаемые ею жизненно важные решения для судеб общества не исходят из его интересов. Образ жизни элиты представляет собою контраст по сравнению с образом жизни большинства людей, зачастую находящихся в нищете, лишенных элементарных жизненных условий.
* * *
   Рассматривая представителей мировых элит, нельзя обойти вниманием личность В.В. Путина. Она давно вызывает интерес – с момента его первого прихода к власти в 2000 году и до наших дней появилось множество книг и статей, пытающихся дать ответ на вопрос «Кто вы, мистер Путин?», что заставляет авторов давать свою интерпретацию и личности В. Путина, и его деятельности. Диапазон этих толкований весьма широк, начиная с утверждения, что правительство В. Путина довело Россию до глубокого кризиса и поставило ее на грань катастрофы (В.И. Илюхин), и кончая тезисом, согласно которому именно уникальные способности В. Путина позволили поднять Россию из экономических руин и вернуть россиянам чувство собственного достоинства за свою страну (К. Хатчинс)[8].
   Деятельность президента В. Путина рассматривается и в плане тайного управления обществом, что выражается в трактовке его шагов во внутренней и внешней политике с позиции эзотерического (тайного) знания. В этом смысле заслуживает особого внимания эзотерический подход западного мистика, поэта и литературного критика Жана Парвулеско к фигуре В. Путина, который создал привлекательный и соблазнительный образ Путин-2, отличающийся от реального Путина-1.
   Парвулеско считает, что тайная история последних пятидесяти лет в России представляет собою историю теневого «перехода власти» от «тотальной политической власти партии» к «тотальной политико-административной власти спецслужб». Данный «переход власти» увенчался восхождением президента В. Путина, что стало высшей ступенью их качественного восхождения, конечным воплощением их собственной исторической эволюции. «Не является ли полное переворачивание новейшей истории России, то есть превращение империалистического государства Сталина в имперское православное, – отмечает Ж. Парвулеско, – «трансцендентальное» государство Владимира Путина, всего лишь высшим проявлением «внутренней революции» русских спецслужб на марше, на тайном марше к их собственной конечной, тотальной власти?».
   Комментируя этот подход, отечественный исследователь А. Дугин пишет: «Хотя есть ли он вообще, этот Путин-1? Не спрашивают ли до сих пор себя аналитики всех мастей: “Who is Mister Putin?”, так и не находя ответа. Вот тут и начинается самое интересное – никакого Путина-1 нет. Его не было. И не будет. Мы имеем дело с маской, за которой скрыто нечто неизвестное. И даже если люди, которые видят президента, говорят с ним, взаимодействуют, зависят от него, работают с ним, скажут, что Путин есть, этот аргумент развеивается легко – не вам, друзья, судить о характере онтологических обобщений. То, что человек и президент по имени Владимир Владимирович Путин есть, никто не сомневается. Сомневаются лишь в том, кто он на самом деле? Какова его внутренняя сущность? Что у него на уме? А вот об этом с уверенностью сказать не может никто. Возможно, и он сам. Иногда «чужая душа – потемки», а своя – чистый мрак»[9]
* * *
   Авторы выражают искреннюю признательность за ценные советы и замечания в ходе работы над книгой профессору Южного федерального университета Г.А. Матвееву; ректору Института социальных и гуманитарных наук университета Хошимина, д.и.н., профессору Во Вану; декану факультета русской филологии Института русской филологии Института социальных и гуманитарных наук университета Хошимина, к.ф.н., доценту Фыонгу Ван Ви; профессору русского языка и литературы Пекинского университета Ли Цзишэню; китайским аспирантам Южного федерального университета Го Пэну и Лу Пин; вице-ректору Лиссабонского государственного университета Амалии де Мартинес-Лучао; ректору Католического университета Португалии, профессору Брагу де Крусу; декану факультета социально-гуманитарных дисциплин Католического университета Португалии Луизе де Абро.
   С теплой благодарностью авторы также вспоминают беседы с член-корр. РАН Ю.А. Ждановым, д.ф.н., профессором В.Е. Давидовичем, д.э.н., профессором Института мировой экономики и международных отношений В.И. Марцинкевичем (оставившими после себя светлую память).
   Немаловажную роль играют семейные предания и знания, которые своими корнями уходят к нашим предкам и родственникам – знатному казаку Войска Запорожского Нечитайло, представителям украинской и донской казачьей верхушки, деду (и прадеду) Н. Данилову, служившему в лейб-гвардии Николая II, полковнику авиации Г. Литвиненко, возившему в годы Великой Отечественной войны донесения Верховному главнокомандующему вооруженными силами Советского Союза И.В. Сталину, полковнику А.Ф. Поликарпову, закончившему Великую Отечественную войну начальником политотдела дивизии на фронте Г.К. Жукова и ставшему военным советником Главнокомандующего вооруженными силами ГДР в 50—60-х годах XX столетия, полковнику-чекисту М.Ф. Поликарпову.

Тайное управление обществом

   История человеческого общества с самого начала формируется правящей элитой (в первобытном обществе к ней относились знахарь, шаман, колдун и военный предводитель) и тайными обществами (уже в первобытном обществе существовали «тайные союзы»). История свидетельствует о том, что явное и тайное управление поведением общества и человека представляют собою две стороны одной медали, причем сила управления правящей элитой, как показал К. Маркс в своей классическом произведении «XVIII брюмера Луи Бонапарта», состоит в ее тайном управлении, в непрозрачности принимаемых ею решений. Поэтому вполне естественно, что в истории цивилизации, имеющей достаточно сложную социальную структуру, немалую роль в управлении играют тайные организации и общества. «Историю цивилизации с самого начала, – пишет С. Сора, – формируют элиты и тайные общества. Со времен крестовых походов и вплоть до XXI столетия горстка семейств управляет ходом событий во всем мире и совместными усилиями, а также с помощью межродственных браков укрепляет свое положение и благосостояние»[10]. Именно тайное управление обществом присуще элитам и контрэлитам социумов Запада и Востока, а теперь и суперклассу глобального социума со всеми его постоянно развивающимися новейшими технологиями.
   В Англии XVI столетия, когда правила династия Тюдоров, функционировал Тайный Совет (Privy Council), который под руководством короля управлял страной. Когда Елизавета I стала королевой после смерти своей сестры Марии, то она в первую очередь занялась его преобразованием, чтобы осуществлять свою деятельность в качестве протестантки. «Томас Кромвель в свое время сделал из него такой инструмент власти, который был способен функционировать в качестве эффективного правительства, и вот им Елизавета занялась сразу, буквально через несколько часов после того, как стала королевой Англии. Очень быстро она урезала его состав с 30 человек до 19 и сделала так, что одни члены Совета уравновешивали других, оставляя таким образом конечные решения в руках самой королевы. 10 человек из числа советников принадлежали к «консервативной партии» времен Генриха Восьмого – они безоговорочно принимали идею главенства английского монарха в делах Церкви, но в целом стояли за сохранение традиций. С другой стороны, девять советников были протестантами, вполне согласными с политикой Томаса Кромвеля и его питомца короля Эдуарда»[11].
   Следует отметить, что в составе Тайного Совета не было ни одного священника, какой бы версии доктрины он ни придерживался. Этот «коллективный разум» Елизаветы I способствовал, по инициативе Томаса Грешэма, начатой ею модернизации страны, в которой немалую роль сыграла финансовая стабилизация создание в Лондоне крупнейшего в Северной Европе торгового и финансового центра, Королевской Биржи, что в течение полутора столетий привело к экономическому расцвету Англии и становлению Британской империи[12].
* * *
   Ярким примером эффективности тайного управления обществом также может служить деятельность основанной в 1868 году самураем древнего рода тайной организации «Общество Черного Океана», «Геньеса» (разведка Японии), которое с началом прошлого века сменило «Общество Черного Дракона» (внешняя разведка Японии)[13]. В своем построенном на документальных фактах романе «Кованакадзуми» О.Г. Беляев описывает устами руководителя «Общества Черного Океана» Рехая Утиды его роль в развитии Японии эпохи Мэйдзи, превратившей страну в современное мощное государство: «Встретившись с хозяином, Рехай Утида поклонился ему и, присоединившись к свите монахов, медленно пошел по аллее из 250 каменных светильников. Затем все вошли в основные Ворота Карамон, украшенные изображениями китайских драконов, вырезанных из камня. Совершив обряд с поклонами, они вошли внутрь храма, стены и потолки которого были расписаны. Отслужив в память о почитаемом сегуне и выйдя из храма, монахи приблизились к пятиярусной пагоде и, поклонившись, отошли. Теперь самурай Утида остался со своим хозяином, одетым простым монахом, один на один… Он хорошо знал, кто только что стоял перед ним. Именно этот человек помог императору освободиться от сегуната, когда последний сегун не захотел менять политику страны. Именно он, настоятель монастыря Кованакадзуми, оставаясь в тени истории, разжег гражданскую войну между сторонниками и противниками сегуна. Тогда перед яростным сражением собрались на территории Каньэйдзи самураи, которые выступали за сохранение старых традиций и поклялись положить жизнь за власть военного правителя Японии. По совету того же настоятеля император назначил возглавлять войско его соратника и преданного друга Такамори Сайго, который и исполнил волю настоятеля. Но этим все не кончилось, и вскоре неожиданно Сайго сам поднял восстание против императора. Впоследствии Такамори Сайго был посмертно императором помилован, и в знак его заслуг и всех павших самураев в Уэно была воздвигнута статуя Сайго, доблестного военачальника, и рядом мемориал Сегибай, в память о верных сегуну самураях. Так завершилась война с примирением ко всем самураям, а настоятель монастыря Кованакадзуми стал негласным и никому не известным или малоизвестным в народе «серым кардиналом» уже Императорской династии»[14]. Все это было сделано, согласно мнению настоятеля монастыря Кованакадзуми, во благо Страны восходящего солнца, ее светлого будущего.
   Благодаря этой гражданской войне, развязанной «Обществом Черного Океана», произошел переход императора Мэйдзи и всей Японии из «тени в свет» – от закрытой всему миру Японии к открытой стране. «Одним из главных последствий правления Мэйдзи стало появление на свет японской нации. Без этого Япония не смогла бы конкурировать с Западом. Японская нация была сконструирована всего за несколько десятилетий под непосредственным европейским влиянием»[15]. Это конструирование японской нации началось после кратковременной гражданской войны в 1868 году, когда сегунская армия потерпела поражение. «Когда в 60-х годах XX века Япония начала превращаться в супермощную экономическую державу, заговорили о «японском чуде». Но на самом деле «чудо» случилось еще в правление Мэйдзи. Основа послевоенных успехов Японии была заложена еще при нем»[16]. Таким образом, деятельность основателя тайной разведки «Общества Черного Океана» лежит в основе созданной новой политической конструкции Японии, которая позволила ей в XX столетии стать супермощной экономической державой. Только совсем недавно (в 2011 году) Япония стала третьей экономической державой мира, уступив второе место Китаю.
* * *
   Весьма эффективной и самой таинственной организацией в истории человечества была SS (Schutzstaffeln) – охранные отряды НСДАП (национал-социалистической партии Германии), которую сами эсэсовцы называли «Черным орденом»[17]. Ведь SS охватывала все звенья духовной, научной, политической, экономической и военной жизнедеятельности Третьего рейха: от загадочной научной организации «Аненербе» до иностранных дивизий добровольцев, сражавшихся на стороне Гитлера. «Черный орден СС» занимался всеми важными проблемами – от «окончательного решения» еврейского вопроса и «кровавых» айнзацкоманд до выпуска фальшивой иностранной валюты, от боевой бригады немецких уголовников Оскара Дирлевангера до создания самой мощной в истории системы безопасности[18]. Анализ деятельности «Черного ордена СС» показывает, что он фактически представлял собою «государство в государстве», чья деятельность пронизывала все сферы жизнедеятельности Третьего рейха[19].
   Именно в «Черном ордене СС» разрабатывался глобальный проект мирового господства нацистской Германии. Для этого ее предназначение, прежде всего, заключалось в укреплении гитлеровского режима внутри страны и в стремлении создать новую «Европейскую конфедерацию» во главе с фюрером. «Обе эти задачи СС должна была осуществить как замкнутая организация, действующая с беспощадностью и фанатизмом. Цементирующей связью в ней выступали суровые внутренние правила поведения, основанные на слепом послушании, принципе «вождизма», интегрированном с монолитным расистским мировоззрением»[20].
   «Тайная государственная полиция располагала обширным штатом шпионов и информаторов, методично собирая материал на всех, кого она считала неблагонадежными. Операции гестапо проводились внезапно и тайно. Его агенты обладали неограниченным правом задержаний, арестов и приведения приговоров в исполнение. Генрих Гиммлер, создавая эту страшную организацию, имел в виду именно такой аппарат, который держал бы в устрашении сначала население Германии, а впоследствии всю Европу»[21]. Эта преступная организация опутала своей сетью миллионы людей, ее деятельность была весьма эффективной благодаря доносительству и подчинению вождям немцев, выполняющих функции важных колесиков в машине преследования, осуществляющей массовый тайный террор.
   И хотя нацистская Германия потерпела сокрушительное поражение во Второй мировой войне, где решающую роль сыграл Советский Союз, разработанная в недрах «Черного ордена СС» концепция «Европейской конфедерации», которая основана на принципах добровольного сотрудничества, национально-этнических свобод и гибкого социализма, варьировавшегося в зависимости от национальной и культурной специфики регионов, и концепция «Европейской хартии» нашли свое воплощение в современном Европейском союзе[22]. Мы уже не говорим о том, что Америка стала использовать в своей информационно-идеологической войне принципы геббельсовской пропаганды. Таким образом, деятельность «Черного ордена СС» не прошла даром, она оставила свой неизгладимый отпечаток в послевоенной жизни Западного мира.
* * *
   Мощной системой секретных разведывательных служб и закрытых мозговых центров обладает Америка – это входящие в разведывательное сообщество Америки ЦРУ, ФБР, АНБ, Министерство безопасности, «фабрики мысли» СМО, РЭНД и др. Национальный разведывательный совет США регулярно публикует доклады, посвященные основным тенденциям, выстраивает соответствующие стратегии. Председатель Национального разведывательного совета США Ч. Томас Фингар пишет о значимости этих докладов следующее: «Если вас устраивает то, к чему ведут события, вам, вероятно, захочется предпринять своевременные действия, чтобы сохранить их положительную траекторию. Если вас не устраивает то, к чему, по-видимому, они ведут, вам придется разработать и применять некоторые меры, чтобы их траектории изменить»[23].
   Деятельность тайных обществ в современных условиях невозможна без различного рода «мозговых центров» («аналитические центры», «think-tanks», «фабрики мысли», «резервуары мысли»), вырабатывающих стратегию и тактику развития цивилизаций и социумов. Эти мозговые (аналитические) центры в качестве институтов современной политической системы возникли в США в начале XX столетия. «Однако если в начале XX в. функция американских мозговых центров сводилась скорее к обслуживанию органов государственной власти, то после Второй мировой войны, с созданием и развитием корпорации «РЭНД» и других подобных ей организаций, об аналитических центрах США стали говорить как о «четвертой ветви» власти»[24].
   Чтобы иметь достаточно полное представление о социальной значимости выработки политических решений в виде рекомендаций американскими аналитическими центрами, приведем описание их функционирования одним из первых исследователей этих структур П. Диксоном в 1970 г.: «…Могущество этих центров закономерно возрастает – могущество, которому редко бросают вызов или хотя бы ставят его под вопрос… Они дают рекомендации в таких различных областях, как транспорт, природные ресурсы, оборона и внутренние программы социального обеспечения. Они распространяют свою деятельность также на политику и принятие решений правительством США. Во все большей и большей степени они проводят анализы и составляют планы для промышленности, муниципалитетов, органов власти штатов и иностранных государств. Фактически вряд ли найдется страна в так называемом свободном мире, которая за последний период своей истории не обращалась к услугам хотя бы одной американской «фабрики мысли», выполняющей самые различные функции, начиная с предоставления консультаций по общим вопросам до разработки какого-либо конкретного проекта»[25]. На настоящий момент Филадельфийский институт внешнеполитических исследований рассматривает уже более 5 тысяч «фабрик мысли» по всему миру.
   Необходимо иметь в виду процесс постоянного развития аналитических центров Америки, что проявилось в создании так называемых «центров влияния» (advocacytanks), занимающихся не только исследовательскими программами, но непосредственно разрабатывающих проблемы воздействия на политический процесс. Так, Фондом «Наследие» в 1980 г. был разработан масштабный 20-томный план действии «Мандат на лидерство», положенный в основу стратегии администрации президента Р. Рейгана. Следовательно, этот «центр влияния» можно квалифицировать как одного из «творцов» «неоконсервативной революции»[26]. Принципы данной неоконсервативной революции были осуществлены на практике весьма рельефно Дж. Бушем, что привело с одной стороны к относительно краткосрочным положительным результатам на тот момент и к тяжелым последствиям для США в долгосрочной перспективе – послужило одной из причин глобального финансово-экономического кризиса, разразившегося в наши дни.
* * *
   Свои тайные общества, оказывающие немалое влияние на развитие общества, издавна существуют и в Китае, задача которых состояла в решении насущных задач, обычно игнорировавшиеся властью. Самое интересное заключается в том, что участие в том или ином тайном обществе передавалось по наследству, становясь таким образом семейной традицией. «Однако среди сотен общественных организаций всегда существовали такие, которые преследовали националистические, военные, наконец, магические, оккультные цели и, несмотря на постоянное преследование правителей и наместников провинций, они продолжали свою деятельность, принимавшую временами форму разбойного противостояния, революций и восстаний»[27]. К древнейшим тайным обществам Китая относилось «Общество Белого Лотоса», которое подняло в 1796 году восстание против маньчжурской династии Цин, но было подавлено. Посвященные в «Общество Белого Лотоса» принимали участие в сложных ритуалах, пронизанных религиозным духом, изучали воинское искусство ушу (особенно прославилась школа боевых искусств монастыря Шаолинь). Этот монастырь был окружен цинскими войсками во время восстания и уничтожен почти полностью. Однако он затем был возрожден и положил начало одному из самых авторитетных тайных обществ «Триады»[28]. Многочисленные тайные общества, в том числе и «Триады», до сих пор контролируют государства, в которых проживают китайцы.
   Необходимо иметь в виду и крупномасштабный характер функционирования китайских «мозговых центров», особенно «центров философских и социальных наук». Британский специалист по социально-политическим исследованиям М. Леонард, прибывший в Китай по приглашению Ван Лолиня – вице-президента Академии общественных наук при ЦК КПК, в книге «О чем думают в Китае?» приводит следующие впечатляющие цифры, относящиеся к сотрудникам китайских «аналитических центров»: «КАОН – академическое научное учреждение, ведущий центр философских и социальных наук. В его состав входят пятьдесят исследовательских институтов, разрабатывающих двести шестьдесят тем и направлений, и в них с полной нагрузкой трудятся четыре тысячи сотрудников… Все сообщество «яйцеголовых» Британии исчисляется сотнями; в Европе насчитывается лишь несколько тысяч такого рода ученых. Даже в Соединенных Штатах, наиболее «продвинутых» в области философских исследований, суммарный штат такого рода специалистов не превышает десяти тысяч. Но здесь, в Китае, в одном лишь научном учреждении – только в Пекине находится около десятка различных организаций подобного профиля – работают четыре тысячи научных сотрудников!»[29].
   Если же принять во внимание наличие такого рода «мозговых центров» в других городах Китая и создание ста национальных научно-исследовательских университетов, то масштабный характер деятельности «мозговых центров», вырабатывающих политические решения, является громадным и уникальным. И все это вполне закономерно, так как Китай совершает восход в качестве новой сверхдержавы, а его планировщику необходимо в связи с этим принимать точные политические решения для последующего воплощения их в жизнь[30].
* * *
   Данный краткий обзор значимости тайных обществ и организаций в управлении различными цивилизациями и социумами дает основания предположить, что возникшая в последние десятилетия особая глобальная элита – суперкласс, насчитывающий примерно шесть тысяч человек и состоящий из первых лиц крупнейших государств, руководителей наиболее преуспевающих международных корпораций, общественных и религиозных лидеров, вершит судьбами мира[31]. Эти представители глобальной элиты собираются на всемирных экономических форумах в Давосе и встречах Бильдербергской группы, т. е. они и образуют тайное правительство Запада, стремясь стать теневым мировым правительством.
   «Каждый из членов этого суперкласса, – отмечает Д. Роткопф, – имеет возможность систематически оказывать воздействие на жизнь миллионов людей во множестве стран мира. Каждый из них активно пользуется своей властью и нередко укрепляет ее за счет налаживания отношений с другими членами суперкласса. В целом эпоха наследственной прижизненной власти осталась в прошлом, и, следовательно, сегодня исключительное положение большинства сверхвлиятельных людей недолговечно: по-настоящему отнести человека к суперклассу можно тогда, когда он продержался наверху как минимум достаточно долго, чтобы оставить след – то есть занять место в среде других членов суперкласса или как-то повлиять на нее, – примерно от двух до пяти лет»[32].
   Не следует забывать того существенного обстоятельства, что любая власть для своего успешного управления обществом должна концентрировать в своих руках информацию, недоступную обычным людям[33].

Что связывает Киссинджера и Путина?

   Итак, возникшая в последние десятилетия особая глобальная элита – суперкласс, насчитывающий примерно шесть тысяч человек и состоящий из первых лиц крупнейших государств, руководителей наиболее преуспевающих международных корпораций, общественных и религиозных лидеров, – вершит судьбы мира. Эти представители глобальной элиты собираются на всемирных экономических форумах в Давосе и встречах Бильдербергской группы, т. е. они и образуют тайное правительство Запада, стремясь стать теневым мировым правительством.
   Один из долгожителей (несколько десятков лет) этих «сверхвлиятельных людей» – стратегический аналитик, дипломат и политик Г. Киссинджер, который является членом Бильдерберского клуба, Комитета-300, Совета по международной политике (Council on Foreign Relations – CFR) и других влиятельных международных организаций, являющихся, согласно мнению конспирологов, структурами мирового тайного правительства.
   Нынешняя администрация Белого дома косвенно, а порой и напрямую пользуется как оперативными, так и долговременными рекомендациями Киссинджера. А когда Г. Киссинджер выпустил книгу «Нужна ли Америке внешняя политика?», он заехал в Москву, к В. Путину.
   Относительно взаимоотношений Г. Киссинджера и В. Путина отечественный разведчик-аналитик И.Н. Панарин выдвигает следующее гипотетическое предположение: «А теперь я выскажу еще одну авторскую гипотезу, касающуюся вопросов обеспечения преемственности власти в России в конце XX века. Можно предположить, что именно Г. Киссинджер сыграл определенную роль, возможно, даже ключевую, в выдвижении В. Путина на роль лидера России.
   Российские массмедиа также подчеркивают значимую роль Киссинджера в современной политике[35]. А. Пушков, ведущий на ТВЦ программу «Постскриптум», подчеркивает: «Генри Киссинджер, патриарх американской дипломатии… каждый год приезжает, встречается с Путиным…»
* * *
   Кто же такой Генри Киссинджер? Взлет его карьеры начался при президенте Р. Никсоне, когда он был назначен и помощником президента по национальной безопасности, и государственным секретарем. До прихода в аппарат Белого дома Г. Киссинджер занимался научными исследованиями в Гарвардском центре международных отношений, временно размещавшемся в помещении Гарвардского семитского музея (не следует забывать, что Гарвардский университет является одним из мощных аналитических центров Америки). Наряду с этим он находился на службе у Нельсона Рокфеллера, самого серьезного соперника Р. Никсона на президентских выборах (к тому же он в 1964 году женился на помощнице Н. Рокфеллера).
   Перед Второй мировой войной Г. Киссинджер в составе своей еврейской семьи прибыл в Америку, во время Второй мировой войны служил переводчиком в УСС (Управлении стратегических сил), потом поступил в Гарвардский университет, после окончания которого стал заниматься аналитическими исследованиями в основанном Рокфеллером и Морганом Совете по международным отношениям и читать лекции в Гарвардском университете. Затем волею причудливого и неожиданного стечения обстоятельств, уотергейтского скандала и рухнувшего авторитета президентской власти Г. Киссинджер предстал воплощением легитимности правительства Америки: общественный имидж Киссинджера вырос до колоссальных размеров и заполнил вакуум власти, образованный дискредитировавшим себя высшим лицом исполнительной власти. Он стал – для Вашингтона, средств массовой информации, мирового капитала – необходимой политической фигурой, которая олицетворяла авторитет и преемственность в период, когда доверие Америки подвергалось жестоким испытаниям.
   Мощный потенциал стратегического аналитика Г. Киссинджера был замечен правящей элитой Америки, поэтому не случайно, что пришедший к власти президент Р. Никсон назначил его на пост помощника по национальной безопасности (1969–1975). Этот пост играет ключевую роль в администрации при подготовке различных вариантов внешнеполитических решений, предлагаемых на выбор президенту. Возможность подбирать варианты решений позволяет частично влиять на их выбор, поскольку именно помощник президента осуществляет предварительный отбор, определяя сам, какие варианты стоит предлагать, а какие – нет. Это был самый плодотворный период деятельности Киссинджера во внешней политике Америки. Его дипломатия совмещала в себе невиданную ранее интенсивность международных встреч – как публичных, между главами государств и внешнеполитических ведомств, так и секретных, в виде закулисных переговоров. По некоторым подсчетам, только за период 1969–1972 годов он совершил 29 поездок в 26 стран мира. Такое урегулирование проблем путем интенсивных двусторонних переговоров получило название «челночная дипломатия». Его прагматичный подход к международным отношениям в духе Realpolitik («реальной политики»), избавленной от излишней идеологизированности, позволил ему достичь разрядки в отношениях США и Запада в целом с Советским Союзом. В 1971-м было подписано Четырехстороннее соглашение по Западному Берлину, а в 1972-м – Соглашение об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-1).
   Более того, президент Р. Никсон назначил Г. Киссинджера также и на пост государственного секретаря (1973–1977). Практически это единственный случай, когда произошло совмещение таких двух важнейших постов американской администрации в лице одного человека – дипломата и политика Г. Киссинджера. В данном случае имеет значение тот факт, что Г. Киссинджер является доверенным лицом семейства Рокфеллеров, которое прекрасно знает механизмы функционирования их транснациональной империи и которое представляет собою «Макиавелли № 2», «мастера по закулисным переговорам» в современной дипломатии.
* * *
   Это знание пригодилось ему как государственному секретарю, определявшему внешнеполитическую деятельность Америки во времена президента Р. Никсона, и как советнику президента Америки по национальной безопасности (оба они – члены СМО). В этом плане заслуживает внимания замечание А. Ситнина, заместителя начальника Управления внешней политики Администрации президента России в 2002–2005 годах, который пишет: «Следует сказать, что мы не совсем правильно понимаем себе организацию работы внешнеполитических ведомств Соединенных Штатов Америки. Они устроены по принципу бизнес-корпорации, аналогичной «Кока-Кола» или «Дженерал моторс». То есть люди, которые там работают, воспринимают это как обычный бизнес-проект по продвижению в данном случае товара особого рода, на то, что называется «emerging markets». Это огромный бизнес. Наверное, общая оценка его исчисляется в десятках миллиардов долларов. В основном, естественно, связанные, обслуживаемые бюджетом США. И на него работают, я думаю, сотни тысяч человек по всему земному шару. Остановить этот бизнес в одночасье так же невозможно, как и невозможно остановить работу крупной корпорации.
   Говорить, что они к нам относятся хорошо или плохо, совершенно бессмысленно. Они относятся к нам так же, как «Кока-Кола» относится к «Пепси-Коле». Она с ней борется, но сказать, что сотрудники «Кока-Колы» любят или не любят «Пепси-Колу», – это абсурд. Скорей всего, они и сами, может быть, и не пьют ни того, ни другого». Другими словами, лидеры Америки и России могут сколько угодно симпатизировать друг другу, однако это ничего не изменит в функционировании громадной бизнес-машины. Все дело заключается в том, что люди получают очень серьезные деньги, поэтому остановить эту машину способен только какой-нибудь глобальный катаклизм. «Вот это, на мой взгляд, момент, который в значительной степени недопонимается. Мы имеем дело не с какой-то такой централизованной системой, с которой можно о чем-то договариваться, а имеем дело с такой своеобразной матрицей, которая работает, в общем-то, вне зависимости от того, какой уровень существует между первыми лицами».
   Вся эта огромная машина распределяет значительные финансовые средства в виде грантов, денежных премий и других форм поощрения среди населения той или иной страны, формируя тем самым колоссальную и самодвижущуюся агентуру влияния. «И вот после крушения Союза выяснилось, что вся эта машина рассматривает полем своей деятельности уже не только окраины империи, но и собственно саму Россию». Иными словами, государственный департамент Америки – это мощная машина, оказывающая немалое влияние на мировую политику, эффективность которой определяется ее децентрализованным характером.
   Следует также иметь в виду то существенное обстоятельство, что государственный департамент Америки выстроен по образцу секретного общества, чтобы осуществлять тайное управление мировыми процессами. Ведь именно при президенте В. Вильсоне полковник Э. Хауз (1858–1938) создал по образцу английской секретной службы МИ-6 разведку госдепартамента США. Более того, им в 1916 году был организован внутри внешнеполитической разведки государственного департамента Америки специальный секретный Аналитический центр, который находился в оперативном подчинении МИ-6 и финансировался из секретных фондов Банка Англии. «Аналитический центр идеологически подчинялся лондонскому обществу «Круглый стол», а, следовательно, глобалистам. Этот Центр, помимо аналитической деятельности, занимался организацией финансирования Троцкого-Бронштейна, развивавшего идею мировой революции.
   Именно этот Центр стал разрабатывать идеологию глобализма, которая встретила осуждение и сопротивление со стороны большой части американского истеблишмента. По сути, именно тогда и началось условное разделение американской элиты на две группы: глобалистов (интернационалистов, троцкистов) и государственников (изоляционистов, сталинистов, националистов). Именно Аналитический центр Э. Хауза стал основой для формирования Совета по международным отношениям, который был учрежден американским банкиром Морганом в 1921 году при активнейшей поддержке госсекретаря США Э. Рут, семьи Рокфеллеров, финансовых домов Мэлона, Форда и Карнеги.
* * *
   Роль и значение Г. Киссинджера в мировой политике наглядно проявились в 1973 году, когда началась арабо-израильская война и нефтяной кризис. Поскольку Америка поддерживала Израиль, постольку ее задачей номер один было скорейшее заключение перемирия, согласно которому воюющие стороны отойдут на свои предвоенные позиции, а затем последуют усиленные поиски разрешения конфликта дипломатическим путем. Однако у Израиля в силу внезапности нападения быстро закончились боевые припасы, поэтому Америка решила обеспечить его некоторыми видами вооружения. Ситуация осложнилась тем, что в начале октября 1973 года Советский Союз стал осуществлять массированные военные поставки сначала в Сирию, силы которой начали отступать, а затем в Египет и одновременно с этим привел в состояние боевой готовности военно-десантные войска, призывая другие арабские страны вступить в войну.
   В этот же день Соединенные Штаты приступили к переговорам о возможности полетов большего числа самолетов El Al без опознавательных знаков для доставки дополнительных военных грузов в Израиль. Одновременно госдепартамент стал оказывать нажим на американских коммерческих перевозчиков, побуждая их начать чартерные перевозки военного снаряжения в Израиль. Киссинджер считал, что такое решение вопроса будет свидетельствовать об относительно сдержанной позиции США и поможет избежать отождествления Соединенных Штатов с Израилем. «Мы понимали, что необходимо беречь чувство собственного достоинства арабов», – позднее говорил Киссинджер. Но вскоре стали очевидны огромные масштабы советских военных поставок, и в четверг 11 октября американцам уже было ясно, что без военной помощи Израиль проиграет войну. Согласно формулировке Киссинджера и в еще большей степени Никсона, Соединенные Штаты не могли допустить, чтобы их союзник был побежден с помощью советского оружия. Более того, кто мог представить себе последствия сражения до последней капли крови?».
   Вместе с тем на арабо-израильскую войну наложилось объявление делегацией ОПЕК в Вене 100-процентное увеличение цены на нефть, что могло вызвать в случае расширения военных поставок вооружения Америкой Израилю возмездие в виде «эффекта снежного кома». Иными словами, речь шла об использовании нефти в качестве оружия, причем оружия весьма сильного в мире, где нефть является фундаментом существования сообщества цивилизаций.
   Опасаясь нефтяного эмбарго, Америка предприняла энергичные меры параллельно совещанию министров нефти арабских стран в Эль-Кувейте, когда сначала Киссинджер, а затем Никсон вместе с Киссинджером приняли четырех арабских министров во главе с саудовцем Омаром Саккафом, которого Киссинджер характеризовал как человека «спокойного и мудрого». «Встреча проходила в обстановке сердечности и, казалось, между ее участниками вырисовываются некоторые общие точки зрения. Никсон обещал прикладывать все силы к заключению перемирия, что позволит «вести работу в рамках резолюции 242», то есть той резолюции Организации Объединенных Наций, в соответствии с которой Израиль должен вернуться на исходные границы 1967 года. Государственный министр Саудовской Аравии, казалось, подтверждал, что Израиль имеет право на существование, пока будет находиться в границах 1967 года. Киссинджер пояснял, что возобновление американских поставок Израилю не следует воспринимать как действие, направленное против арабов, что это скорее вопрос отношений «между США и СССР»: Соединенные Штаты были вынуждены прореагировать на русские поставки вооружений. Положение, ранее существовавшее в регионе, добавил он, неприемлемо, и, когда война закончится, Соединенные Штаты возьмут на себя активную дипломатическую роль в достижении позитивного мирного урегулирования».
   В итоге президент Р. Никсон пообещал Саккафу помощь Г. Киссинджера как посредника, что должно было являться, по-видимому, безусловной гарантией успеха. Он стремился убедить Саккафа и других министров, что, несмотря на свою национальность, Г. Киссинджер «не был подвержен давлению внутренних, то есть еврейских кругов». Далее Р. Никсон сказал: «Я понимаю, что вас смущает тот факт, что Киссинджер – американец еврейского происхождения. Американец еврейского происхождения может быть хорошим американцем, и Киссинджер – это хороший американец. Он с удовольствием будет работать с вами». Если Г. Киссинджеру было весьма неприятно и он еле сдерживал ярость, то Саккаф выглядел растерянным, ему пришлось ограничиться фразой: «Мы все в какой-то степени семиты».
* * *
   После встречи Г. Киссинджер сообщил своему аппарату, что на совещании вообще не было никаких упоминаний о нефти, что арабы вряд ли будут использовать нефть в качестве оружия против Соединенных Штатов Америки. Однако это именно и случилось: «В субботу 20 октября в два часа ночи Киссинджер вылетел в Москву для обсуждения условий перемирия. Уже в самолете он узнал еще одну ошеломляющую новость: в ответ на продолжение военной помощи Израилю Саудовская Аравия, перешагнув установленный порог сокращения добычи, прекратила все до последнего барреля поставки нефти в Соединенные Штаты. Другие арабские страны уже поступили так же или готовились к этому. Нефтяное оружие теперь полностью вступило в игру, оружие, по словам Киссинджера, «политического шантажа». В результате существовавший почти тридцать лет послевоенный нефтяной порядок окончательно прекратил свое бытие, причем нефтяное эмбарго вызвало нефтяной кризис в Америке…
   Не только введение нефтяного эмбарго потрясло Америку, президентство Р. Никсона было поставлено под сомнение Уотергейтским делом, переросшим в серию скандалов. «Развитие уотергейтской эпопеи во время октябрьской войны, жаркий интерес к ней всей страны, влияние ее на ход войны и введение эмбарго, на умы и чувства американцев – все это сплеталось в одно целое и придавало странную и сюрреалистическую окраску этой центральной драме, разыгрывавшейся на мировой арене». Результатом переплетения целого ряда обстоятельств фактическое руководство американской внешней политикой перешло к Г. Киссинджеру, который был помощником президента по вопросам национальной безопасности и стал только что и государственным секретарем. Ему удалось стать той политической фигурой, которая сумела сохранить авторитет и преемственность власти тогда, когда Америка чуть не лишилась доверия на мировой арене.
   Это было время слишком большого числа событий, которые привели в замешательство средства массовой информации, общественное мнение и правительства многих стран, которые имели самые серьезные последствия для положения на Ближнем Востоке и для нефтяного бизнеса. «Эмбарго возвестило эру новых отношений в мире нефти. Как война была явлением слишком важным, чтобы отдавать ее на откуп генералам, так и решение нефтяных проблем, которые приобрели теперь такое колоссальное значение, не следовало предоставлять нефтяной отрасли. Нефть уже стала территорией президентов и премьеров, министров иностранных дел, финансов и энергетики, конгрессменов и парламентариев, регулировщиков и «царей», активистов и ученых мужей и в особенности Генри Киссинджера, который с гордостью заявлял, что до 1973 года мало смыслил в нефти и крайне мало в мировой экономике. Он предпочитал политику и большую стратегию. В первые месяцы введения эмбарго он неоднократно говорил своим помощникам: «Не докладывайте мне о баррелях нефти – для меня это как бутылки кока-колы. Я этого не понимаю!».
   Тем не менее, как только в игру вступило нефтяное оружие, этот акробат от дипломатии делал больше, чем кто-либо другой, чтобы этот меч вложили обратно в ножны». Заслуга Г. Киссинджера в том, что дипломатическим путем он сумел «вложить меч – нефтяное оружие – обратно в ножны», предотвратив пожар новой кровопролитной войны.
   Следует также отметить, что Г. Киссинджер внес значительный вклад в урегулирование дипломатических отношений между Америкой и Египтом, содействовал подписанию израильско-сирийского соглашения 1974 года.
   С этого времени авторитет Г. Киссинджера как стратегического аналитика, политика и дипломата вырос неизмеримо, без него не обходилось и не обходится ни одно важное событие в мировой политике и международных отношениях.
* * *
   Каким же образом Г. Киссинджер решал задачи, требующие фактически изменения конфигурации международных отношений? В данном случае Г. Киссинджер использовал изобретенную им «челночную дипломатию», которая оказалась гораздо эффективней традиционной дипломатии и которая носит тайный характер. Как-то раз во время интервью журналист попросил Киссинджера пояснить на примере, в чем ее смысл.
   «О, это очень просто, – улыбнулся Киссинджер. – Допустим, я прихожу к Рокфеллеру и спрашиваю:
   – Послушайте, Рокфеллер, вы хотите заполучить в зятья «крутого» сибирского мужика?
   – Что за идея взбрела вам в голову, – недоумевает Рокфеллер. – Зачем мне это?
   – А если он клиент швейцарского банка? – настаиваю я.
   – Это другое дело, – говорит он.
   Дальше – совсем просто. Я иду в банк и спрашиваю:
   – Хотите, чтобы вашим клиентом стал «крутой» сибирский мужик?
   – Этого еще нам не хватало! – возмущается директор банка.
   – Ну а если он зять Рокфеллера? – говорю.
   – Это меняет дело, – заинтересовывается директор банка.
   Теперь наступает завершающий этап. Я приезжаю к «крутому» сибирскому мужику и предлагаю:
   – Хочешь жениться на американке?
   Он пожимает плечами:
   – Зачем это мне?
   Я снабжаю его дополнительной информацией:
   – А если она дочь Рокфеллера?..
   – Ну, это – совсем другое дело, – соглашается он.
   Остается сущая ерунда.
   Я посещаю дочь Рокфеллера и спрашиваю ее:
   – Хочешь выйти замуж за клиента швейцарского банка?
   – Эка невидаль! – отвечает она. – Таких клиентов вокруг – пруд пруди. Выбирай любого…
   – Ну а если он «крутой» сибирский мужик?
   Выражение ее лица меняется.
   – Так бы сразу и сказал!».
   Данная социальная технология косвенного управления предполагает тайную политику (и дипломатию), которая будет эффективной и приведет к определенным результатам только тогда, когда тайное управление социальными процессами является последовательным, когда оно длится определенное время и когда оно основано на знании закономерностей управления обществом.
* * *
   Современный апологет Меттерниха, Г. Киссинджер стремится воссоздать миропорядок – новый Священный Союз – на основе консервативных антидемократических ценностей, хотя сам Г. Киссинджер открещивался от прямых аналогий с Меттернихом. В свое время помощник президента Никсона по национальной безопасности Г. Киссинджер стремился не допустить сближения Советского Союза и Китая «за счет перекрещивающихся договоренностей с обеими коммунистическими державами».
   В этом плане заслуживает внимания недавний (начало 2012 года) визит в Москву Г. Киссинджера и его встреча с В. Путиным, целью которой, вполне вероятно, было не допустить союза России и Китая. Здесь следует иметь в виду факт публикации в печатном органе ЦК КПК «Женьминь жибао» статьи, где России предлагался союз с Китаем против Америки и НАТО. Необходимо учитывать, что Г. Киссинджер – великолепный дипломат, он мастер использовать в переговорах «мягкую» силу, причем он менее ангажирован, чем З. Бжезинский.
   Ведь Г. Киссинджер теперь не тот, кем он был во время проведения информационной войны против Советского Союза вместе с глобалистами типа З. Бжезинского. Сейчас перед нами Г. Киссинджер, «активно содействовавший приходу к власти в России президента В.В. Путина, однозначно ставший на позиции государственников после событий 11 сентября 2001 года».
   Именно по инициативе Г. Киссинджера в 2006 году министром обороны Америки стал государственник Р. Гейтс, именно доминировавшие в системе силовых структур его сторонники сумели блокировать попытки начать новую мировую войну. «Но очередная мировая бойня была единственным способом предотвращения финансового кризиса. А в связи с тем, что война не началась, крах банков, контролируемых глобалистами, стал практически неизбежным. За августом 2008 года последовал сентябрь, когда рухнули ключевые банки Уолл-стрит. Начался глобальный кризис».
   Иными словами, Г. Киссинджер сыграл немалую роль в предотвращении новой мировой войны, которая окончательно решила бы проблему третьего передела мира. Не следует забывать, что Г. Киссинджер числится в списке бывших и нынешних членов «Комитета-300», представляющего собою, по мнению конспирологов, современную организационную форму мирового правительства. Но независимо от того, является Г. Киссинджер членом мирового правительства или нет, он, несомненно, обладает немалым политическим весом на глобальном уровне, чтобы оказывать влияние на происходящий третий передел мира с позиции государственников Америки.
* * *
   Выше отмечалось, что благодаря деятельности стратегического аналитика, дипломата и политика Г. Киссинджера на протяжении почти нескольких десятилетий XX века изменилась конфигурация мира. Это изменение конфигурации мира включает в себя доктрину ядерного сдерживания, завершение войны во Вьетнаме, установление дружественных отношений между Америкой и Китаем, достаточно хорошие торговые и культурные отношения Америки с Советским Союзом, однако ядром стратегии информационной войны против Советского Союза является создание условий для появления диссидентского движения, что и привело к распаду нашей страны. «Можно смело утверждать, – пишет И. Панарин, – что у истоков развала СССР вторым после А. Даллеса стоял Г. Киссинджер».
   Как считает И. Панарин, со временем Г. Киссинджер изменил свои представления о мире и России, а именно: в результате борьбы внутри американской политической элиты с позиции глобализма, которой до сих пор придерживается З. Бжезинский, он перешел на сторону государственников Америки. Это якобы обусловлено тем, что многие члены «Комитета-300» не в курсе дел относительно истинных тайных замыслов глобалистов (согласно наблюдениям И. Панарина, около одной трети членов «Комитета-300» входят в состав тайного сообщества глобалистов). Об этом говорит и то, что в августе 2008 года часть членов «Комитета-300» положительно отнеслась к вооруженному отпору Россией агрессии Грузии в Южной Осетии.
   «В ближайшие годы произойдет раскол внутри «Комитета-300», – утверждает И. Панарин, – и глобалисты останутся в меньшинстве. Этот процесс начался в августе 2008 года. Истинная сущность профессора Мориарти (под ним подразумевается З. Бжезинский. – В.П., Е. П.) становится понятной. Именно по инициативе людей, вставших в августе 2008 года на сторону России, появляется великолепный фильм «Шерлок Холмс – 2010». Его уже посмотрели десятки миллионов людей во всем мире. И неслучайно он появился вслед за кинофильмом «Аватар».
   Именно факт потери интеллектуальной власти в «Комитете-300» виртуальным профессором Мориарти (реальный – Збигнев Бжезинский) и станет определяющим при переходе к новой модели развития человечества. Информационные потоки мировой разведки раскроются перед многими членами «Комитета-300» в период с 21.03.2011 по 21.12.2012».
   Следует отметить, что данное утверждение И. Панарина выглядит весьма парадоксальным и что оно было подвергнуто сомнению многими аналитиками и экспертами.
   Однако И. Панарин продолжает строить свои предположения и утверждает: «Итак, позвольте мне высказать свою собственную гипотезу об эволюции взглядов Г. Киссинджера за 10 лет, с 1991 по 2001 год. Это было первое десятилетие без СССР, в развале которого режиссер-идеолог информационной войны против СССР Г. Киссинджер сыграл ключевую роль. С моей точки зрения, Г. Киссинджер, входящий в состав высшей элиты США, после распада СССР, в котором он сыграл важнейшую роль, несколько изменил свои взгляды. Такие случаи крайне редки в мировой политике, но тем не менее иногда они происходят. С моей точки зрения, ему открылись все негативные моменты глобализма… Конечно же, этот процесс не был одномоментным и занял несколько лет. Примерно с 1995 года начался процесс стратегического расхождения двух ключевых режиссеров-идеологов информационной войны против СССР: З. Бжезинского и Г. Киссинджера.
   Сотрудник британской разведки МИ-6 З. Бжезинский, глубоко внедренный в высшую элиту США, является высокопоставленным идеологом глобализма. Его влияние на эту идеологию неоспоримо. Можно даже утверждать, что именно З. Бжезинский является наиболее последовательным интеллектуалом, занимающимся идеологическим обеспечением деятельности глобализма. З. Бжезинский родился на территории Польши, в семье сотрудников британской разведки, давно внедренных в дипломатические структуры Польши, и это не случайно. Как я уже отмечал, именно Польша является государством – «троянским конем», предназначенным для «рассечения» единства Европы и Евразийского пространства. Поэтому исторически глобалисты создали на территории Польши мощные центры, которые искали людей, из которых потом формировали специальные ударные спецотряды для борьбы против Третьего Рима. Этот процесс шел на протяжении последних 600 лет.
   Концептуальная разница во взглядах З. Бжезинского и Г. Киссинджера проявилась в 1997–1998 годах, после появления их авторских трудов: «Великая шахматная доска» и «Дипломатия». Главный идеолог глобализма З. Бжезинский в своей книге «Великая шахматная доска» вновь призывал к необходимости расчленения России на несколько частей.
   Несколько иным был взгляд Г. Киссинджера, очень высоко оценившего деятельность генералиссимуса Сталина»[36].
* * *
   Перед окончанием срока действия администрации Дж. Буша-младшего Г. Киссинджер сделал следующий прогноз относительно будущего развития мирового сообщества цивилизаций. В своем интервью «Три революции» Г. Киссинджер говорит:
   «Общенациональные дебаты о национальной безопасности, о необходимости которых говорят уже давно, все никак не начнутся. По сути, вопросы тактики затмили самую важную проблему, с которой столкнется новая администрация США, а именно: как «вычленить» некий новый мировой порядок из трех революций, которые сейчас одновременно происходят на нашей планете: это а) преобразование традиционной государственной системы Европы; б) угроза радикального исламизма, бросающего вызов исторически сложившейся концепции суверенитета; и в) смещение «центра тяжести» международных отношений с Атлантики к Тихому и Индийскому океанам.
   По распространенному мнению, корнем разногласий между Европой и Америкой является гипотетическая доктрина однополярности, которой придерживается президент Буш. Но вскоре после смены администрации США станет очевидно, что главное разногласие между двумя сторонами Атлантики состоит в другом: Америка остается традиционным национальным государством, и ее население откликается на призывы чем-то пожертвовать ради национальных интересов, понимаемых намного шире, чем в Европе.
   Государства Европы, истощенные двумя мировыми войнами, согласились передать Европейскому союзу важные аспекты своего суверенитета. Однако, как оказалось, узы политической верности, которые ассоциируются с национальным государством, автоматической передаче не поддаются. Европа переживает переходный период: она на полпути между своим прошлым, от которого стремится уйти, и будущим, которого еще не достигла.
   В ходе этого процесса подвергся метаморфозе характер европейского государства. Поскольку страны больше не мыслят себя как имеющие индивидуальное будущее, но сплоченность Евросоюза пока не подвергалась испытаниям на прочность, большинство европейских правительств теперь намного менее способно просить свое население чем-то пожертвовать. Государства, дольше всего существующие как преемственные структуры, например Великобритания и Франция, наиболее охотно берут на себя международные обязательства, связанные с применением военной силы.
   Все это видно на примере разногласий вокруг использования сил НАТО в Афганистане. После 11 сентября 2001 года Совет НАТО, действуя без каких-либо просьб со стороны ООН, призвал к взаимопомощи на основе 5-й статьи Североатлантического договора. Но когда НАТО приступило к практической реализации обязательств, касающихся военной сферы, многие союзники были вынуждены, подчиняясь ограничениям в законодательстве своих стран, сократить численность воинского контингента и сузить количество миссий, сопряженных с опасностью для жизни. В результате Североатлантический альянс находится в процессе перерождения в двухъярусную систему – этакую структуру с гибкими правилами членства, потенциальная способность которой к слаженным действиям не отвечает ее общим обязательствам. Со временем произойдет трансформация либо в одну, либо в другую сторону: общие обязательства будут пересмотрены или будет формально закреплена двухъярусная система, где политические обязательства и военный потенциал будут как-то уравновешиваться путем некой системы альянсов по доброму согласию.
   В Европе традиционная роль государства уменьшается, поскольку так сознательно решили правительства. На Ближнем Востоке сужение роли государства заложено в том, как были основаны местные государства. Государства, которые стали преемниками Оттоманской империи, были учреждены державами-победительницами после окончания Первой мировой войны. Их границы, в отличие от границ европейских государств, отражают не рубежи расселения народностей или распространения определенных языков, а соотношение сил между европейскими державами, споры которых не имели прямого отношения к данному региону.
   Сегодня этим и без того хрупким государственным структурам угрожает радикальный ислам, что выражается в фундаменталистском понимании Корана как основы некой универсальной политической организации. Джихадистский ислам отвергает национальный суверенитет, основанный на моделях светской государственности; он стремится распространять свое влияние на все районы, где значительная доля населения – мусульманского вероисповедания. Поскольку в глазах исламистов не имеет законного статуса ни структура международного сообщества, ни внутренние структуры существующих государств, эта идеология почти не оставляет места для западных концепций переговоров или равновесия в регионе, который жизненно важен для безопасности и благополучия промышленно развитых государств. Эта схватка имеет эндемический характер; мы не имеем возможности от нее отстраниться. Мы можем отступить из какой-то отдельно взятой области, например из Ирака, но это лишь вынудит нас оказывать сопротивление на других огневых позициях, которые, вероятно, будут для нас еще менее выгодными. Даже приверженцы идеи одностороннего вывода войск из Ирака говорят о том, что надо оставить там некий контингент, дабы предотвратить новое усиление «Аль-Каиды» и радикализма.
   Эти преобразования происходят на фоне третьей тенденции – смещения «центра тяжести» международной политики с Атлантики к Тихому и Индийскому океанам. Как это ни парадоксально, такое перераспределение мощи благоволит части мира, где страны пока сохраняют черты традиционных европейских государств. Основные государства Азии – Китай, Япония, Индия, а со временем, возможно, Индонезия – смотрят друг на друга так, как участники европейской системы сил и противовесов в былые времена: как на конкурентов по определению, даже когда изредка участвуют в совместных делах.
   В прошлом подобные перемены в структуре мощи обычно влекли за собой войны; так случилось после укрепления Германии в конце XIX века. Сегодня многие встревоженные комментаторы приписывают сходную роль Китаю, который усиливается. Верно, что в китайско-американских отношениях неизбежно будут содержаться классические элементы геополитического соперничества и конкуренции. Не следует упускать их из виду. Но есть и другие элементы, которые служат противовесами. Экономическая и финансовая глобализация, срочные задачи, касающиеся окружающей среды и энергетики, а также разрушительная мощь современного оружия – все это требует активно заняться международным сотрудничеством, особенно между США и Китаем. Если эти страны будут видеть друг в друге противников, обе они окажутся в том же положении, что и Европа после двух мировых войн, когда другие страны заняли то видное место, которое стремились занять европейские страны путем саморазрушительных конфликтов друг с другом.
   Еще ни одному поколению человечества не приходилось иметь дело с несколькими различными революциями, одновременно происходящими в разных частях света. Попытка разработать единый, универсальный рецепт – это погоня за химерой. В мире, где единственная сверхдержава отстаивает прерогативы традиционного национального государства, где Европа застряла на промежуточной стадии, где Ближний Восток не вписывается в модель национального государства и находится на грани революции по религиозным мотивам, где государства Южной и Восточной Азии до сих пор практикуют принцип баланса сил, – как должен выглядеть в этом мире международный порядок, способный удовлетворить все эти разнородные перспективы? Какую роль следует играть России, которая декларирует понимание суверенитета, сравнимое с американским, и стратегическую концепцию баланса сил, сходную с азиатской? Годятся ли в этих обстоятельствах уже существующие международные организации? Какие реалистичные цели Америка может поставить перед собой и перед мировым сообществом? Достижимо ли внутреннее преобразование крупнейших стран? Каких целей следует добиваться сообща и в чем состоят чрезвычайные обстоятельства, оправдывающие односторонние действия?
   Вот о чем нам следует дискутировать, а не о слоганах, разработанных с расчетом на целевые группы и попадание в заголовки газет» [Конец цитаты].
* * *
   Фундаментальные тенденции, отмеченные Киссинджером, имеют ключевое значение для глобальной политики и мировой экономики. Ведь современная «рыночная экономика» представляет собою громадный всемирный пузырь, созданный по рецептам заигравшихся в экономику неолибералов. «Все это способствует уменьшению глобалистской эйфории, а также снижению активности мантрических танцев вокруг возведенного в культ постиндустриально-цифрового общества, зиждущегося на кредитно-долговых пузырях. Те государства, которые некоторое время назад добровольно отказались от собственных идей национального развития… начинают задумываться над самоидентификацией, источниками и векторами формирования стратегических приоритетов собственной внутренней и внешней экономической политики».
   Все дело заключается в том, что усеченный суверенитет влечет за собой ограниченное пространство, необходимое для политических и экономических маневров. Знаменательно признание Г. Киссинджера, которое показывает то, что происходит в данный момент в мире, и особенно на Ближнем Востоке. (Это признание было сделано Киссинджером 16 января 2012 года.) «Соединенные Штаты минимизируют Китай и Россию, и последним гвоздем в их гроб будет Иран, который, конечно же, главная цель Израиля. Мы позволили Китаю увеличить свою военную мощь, дали России время, чтобы оправиться от советизации, дали им ложное чувство превосходства, но все это вместе быстрее приведет их к гибели. Мы, как отличный стрелок, не нуждаемся в выборе оружия, подобно новичкам, и, когда они попытаются, мы сделаем «банг-банг». Грядущая война будет настолько серьезной, что только одна сверхдержава может выиграть, и это будем мы. Вот почему ЕС так торопились, чтобы сформировать свою сверхдержаву, потому что они знают, что грядет, и, чтобы выжить, Европе придется быть единым целым сплоченного государства. Эта безотлагательность говорит мне, что они хорошо знают, чего ждать от нас. О, как я мечтал об этом восхитительном моменте».
   Г. Киссинджер затем добавил: «Если вы обычный человек, то вы можете подготовиться к войне, переехав в сельскую местность, но вы должны взять оружие с собой, так как повсюду будут бродить орды голодных. Хотя элита будет иметь собственные убежища и приюты для специалистов, они должны быть столь же осторожными во время войны, как рядовые граждане, так как их убежища тоже будут под угрозой».
   Сделав паузу в несколько минут, чтобы собраться с мыслями, г-н Киссинджер продолжил: «Мы говорили нашим военным, что нам придется взять на себя семь ближневосточных стран из-за ресурсов, и они практически завершили свою работу. Вы знаете, какого я мнения о наших военных, но я должен сказать, что они выполняли приказы излишне рьяно этот раз. Это всего лишь последняя ступенька, так как Иран действительно нарушает баланс. Как долго Китай и Россия будут стоять и смотреть, как Америка убирает их? Великий русский медведь и китайский дракон будут вынуждены пробудиться от спячки, и в это время Израиль должен будет бороться изо всех сил, чтобы убить как можно больше арабов – столько, сколько он сможет. Надеюсь, если все пойдет хорошо, половина Ближнего Востока станет израильской.
   Наша молодежь обучалась за последнее десятилетие или около того в компьютерных играх, это интересно видеть по новым играм Call of Duty и Warfare 3, которые отражают именно то, что грядет в ближайшем будущем с его интеллектуальным программированием. Молодые люди в США и на Западе готовы, потому что они были запрограммированы, быть хорошими солдатами, пушечным мясом, и, когда им прикажут выйти на улицы и бороться с сумасшедшими китайцами и русскими, они будут подчиняться приказам.
   Из пепла мы будем строить новое общество, и в нем останется только одна сверхдержава, и это будет глобальное правительство, которое выигрывает. Не забывайте, что Соединенные Штаты имеют лучшее оружие, которого не имеет никакой другой народ, и мы покажем это оружие миру, когда придет нужное время».
   На недавно состоявшемся Петербургском международном экономическом форуме Г. Киссинджер заявил, что события в Ливии и Сирии являются частью большого стратегического плана Америки.
   Это значит осуществление мирового порядка с американоцентричной точки зрения, что будет достигаться одновременно тремя различными путями:
   1) создание собственно Американской империи как ядра среди близкого к хаосу окружения;
   2) создание многостороннего однополярного мира во главе с Америкой;
   3) форсирование глобализации с целью создания мирового правительства и Соединенных Штатов Мира, управляемых глобальной элитой.
   Некоторые аналитики приходят к выводу о том, что в результате будет выстроен «четвертый Рим» – принципиально новый универсум, где все подчинено деньгам.
   «Мир денег в некоем логическом пределе, – пишет А.И. Неклесса, – утверждает новую универсальность – унифицированную, анонимную власть над атомизированной и мистифицированной массой, представляющей собой не живое общество, а реестр, каталог, т. е. гротескный постсоциальный мир.
   В этом мире жизнь определяется следующей формулой: что продано, что котируется на рынках, у кого сколько капитала. Тот не человек, кто не налогоплательщик, – а бытие определяется правом на кредит»[37].
* * *
   Безусловно, В. Путина можно отнести к представителям «суперкласса», – но насколько Путин близок к «сверхвлиятельным людям» из мировой элиты? Немецкий политолог А. Рар утверждает, что Путин принадлежит к ней. Вот отрывок из его книги:
   «…Молодой европейский комиссар по вопросам расширения ЕС Штефан Фуле задумчиво сидит в ресторане в историческом центре Страсбурга. Экс-президент Польши Александр Квасьневский организовал с ним небольшой разговор. Каких границ достигнет Европа в отдаленном будущем? В XX веке ошибочно предполагалось, что величина территорий и численность населения перестанут быть стратегическими факторами могущества государств. Финансовый кризис всем доказал обратное. Для того, чтобы утвердиться в будущем мире, Евросоюзу необходимо расширение. Украина должна вступить в ЕС!
   А Россия? Вместе с Россией европейский внутренний рынок охватил бы 750 миллионов человек. Россия важна для генерирования благосостояния в Европе. И в который раз экономика должна стать в авангарде объединения общего цивилизованного пространства.
   Российское правительство состоит из убежденных европейцев, в чем я лично мог убедиться на ужине с Путиным в Кремле»[38].
   Следует, однако, отметить, что среди правящей элиты России В. Путин отличается достаточно неопределенным миропониманием. Прежде всего, надо вспомнить его неофициальный визит в сентябре 2005 г. на Афон – самое святое место для православных на планете. Не менее существенным является посещение В. Путиным знаменитого китайского монастыря Шаолинь как колыбели восточных единоборств. Эти «визиты» В. Путина в Грецию и Китай с посещением Святого Афона и буддийского монастыря Шаолинь «похожи друг на друга как две капли воды», «неясно только, какое из этих двух мест является для президента России предпочтительным»[39].
   В этом нет ничего удивительного, так как В. Путин по своей сути является сотрудником секретной спецслужбы, что изначально предполагает скрытый смысл его мировоззрения, которое публично представляется как некоего рода двойственность, неоднозначность. Не случайно А. Пушков свою книгу, посвященную различным аспектам деятельности В. Путина, назвал «Путинские качели»[40].
   Не подлежит сомнению, однако, что образ жизни Путина полностью соответствует образу жизни представителя «суперкласса», и мы постараемся доказать это в следующих главах книги.

«Только для членов»

   Элиты мира, начиная с глубокой древности и кончая современностью, всегда жили в мире роскоши и комфорта, которые обусловлены их властью и богатством. Во все времена именно для удовлетворения потребностей представителей элиты создавались предметы роскоши и комфортные условия. Они показывают высокий статус и особое положение своих владельцев; в настоящее время предметы роскоши являются настолько дорогими, что они оказываются по карману лишь нескольким десяткам людей на всей нашей планете (самым дорогим драгоценным камнем является знаменитый алмаз «Куллинан», или «Звезда Африки», стоимостью 7,5 млрд долл., подаренный английскому королю Эдуарду VII и превращенный в сотню бриллиантов разных размеров)[41]. К предметам роскоши относятся еда и напитки, одежда и обувь, драгоценности, инструменты и автомобили, и прочие предметы, которые могут приобретать очень богатые люди и которые недоступны для подавляющего большинства людей.
   Для современной элиты характерна роскошь, которая пронизывает всю ее повседневную жизнь в самых различных аспектах, демонстрируя богатство и власть. Это положение можно проиллюстрировать свадьбой между князем Монако Ренье III и «снежной королевой» Голливуда, великой актрисой, лауреатом премии «Оскар» и представительницей потомственной финансовой знати Филадельфии Грейс Келли. Само княжество Монако представляет собой город-государство с населением примерно 37 000 человек (из них коренных жителей всего 6000, остальные иностранцы из 100 стран мира) и занимает площадь 1,9 квадратных километра, что вдвое меньше Центрального парка в Нью-Йорке и равно по размеру лондонскому Гайд-парку. Оно «славится ярким солнцем, мягкими зимами, роскошными казино, дорогими ресторанами, кинозвездами, куртизанками, честолюбцами, яхтами, элитными ресторанами, шикарными отелями, безумно дорогими квартирами, ювелирными магазинами, банками, автогонками «Формула-1», почтовыми марками, дорогими ужинами, как в романах Скотта Фицджеральда, и отсутствием подоходного налога»[42]. Жители Монако занимают первое место в мире по доходам на душу населения, среди них нет бедных, уровень жизни превосходит французский. Резиденция князя Ренье III представляет собою расположенный на скале Ле-Роше дворец, его окна выходят на море, он имеет 225 комнат для личной жизни и официальных приемов.
   Свадьба между князем Ренье III и Грейс состоялась в 1956 году, она длилась 8 дней, на ней присутствовали представители практически всех правящих монархий Европы, за исключением королевы Елизаветы (она прислала в подарок золотой поднос), которые преподнесли молодоженам горы золота, серебра, хрусталя, множество картин, антикварные картинные рамы, ювелирные изделия. Множество подарков Ренье и Грейс было от американцев, немцев, французов, местных жителей, среди которых были золотая рама, фарфоровые сервизы, ожерелье из рубинов и бриллиантов, керамические фигурки животных и пр. «Пресса довольно неделикатно оценила общую стоимость подарков в миллион долларов»[43].
   Бракосочетание прошло в соборе, в котором было полно белой сирени и ландышей, резко контрастировавшими с красными шелковыми драпировками и красной ковровой дорожкой, протянувшейся от входа к алтарю. На Грейс было подвенечное платье, сделанное дизайнером по костюмам голливудской студии MGM Хелен Роуз, над этим нарядом цвета слоновой кости в стиле эпохи Возрождения трудилось около 40 белошвеек. На него ушло 23 метра тяжелой тафты, 23 метра шелковой тафты, 92 метра шелковой сетки и 274 метра валансьенских кружев для нижних юбок. «Шлейф составлял 3 метра 20 сантиметров. Кружевной лиф с длинным рукавом был украшен вышивкой, скрывавшей швы, и застегивался спереди на крошечные кружевные пуговицы. Надет он был на шелковый чехол телесного цвета. Верхняя юбка была в форме колокола без каких-либо складок впереди. Ее пышность сзади создавалась за счет складок у талии, отчего подол расходился вниз веером. Под юбкой были еще три нижние из тафты и кружев.
   Фата, которую Роуз нарочно сделала такой, чтобы она не закрывала Грейс лицо, была украшена старинным кружевом, купленным студией MGM в музее, и вручную расшита маленькими жемчужинами. Фату дополняла кружевная шапочка, украшенная венком флердоранжа с жемчужными листьями. На самом конце фаты были прикреплены два миниатюрных голубка. В руке у Грейс был молитвенник, обтянутый тафтой того же цвета, что и ее платье, и украшенный крестом из жемчуга»[44].
   Не случайно модный дизайнер Оскар де ла Рента характеризовал наряд Грейс как «икону», так как он от фаты до кружев и традиционного платья был создан для вечно юной невесты. Потом последовал прием, праздничное веселье в Монако, после чего молодожены взошли на борт яхты, чтобы отправиться в свадебное путешествие по Средиземному морю.
* * *
   В настоящее время происходит значительный рост предметов роскоши в Китае – на наших глазах происходит рождение и развитие новой китайской аристократии, благодаря чему Китай стал ключевым потребителем предметов роскоши на мировом рынке. «Состоятельные китайцы идут в авангарде нового общества и новой экономики, зависящей от автомобилей, туризма, мясной диеты и других форм потребления, прежде запрещенных или, по крайней мере, строго нормированных… Китайские потребители все больше внимания уделяют признакам высокого статуса. Заметьте, например, что в 2003 г. КНР стала крупнейшим на планете покупателем самой дорогой машины в мире, стрейч-лимузина «Бентли-728», продающегося за 1,2 млн долларов, а «Cadillac» открывает в Китае 40 автосалонов… сегодня 5 млн. китайцев вполне готовы платить за машины самых дорогих марок»[45].
   За годы реформ в Китае появился 1 млн миллионеров, предметами роскоши к 2010 г. владели 250 млн китайцев (даже если вся роскошь исчерпывалась единственной сумкой Lois Vuitton). Самые богатые китайцы предпочитают следующие бренды из существующих на Западе: в мире произведений искусства – Christies, в мире часов – Vacheron Constantin, в мире сигар – Davidoff, в мире дизайна готового платья – Giorgio Armani, в мире спиртных напитков – Hennessy, Chivas Regal, Dom Perignon, в мире яхт – Princess и в мире автомобилей – Ferrari, в мире ювелирных изделий – бриллианты De Beers.
   Китай импортирует из-за границы не только брендовые товары, но и формы досуга, популярные у западной элиты – гольф, горнолыжный спорт, разгульный шопинг, любовниц как показатель высокого социального статуса (к 2000 году таких наложниц, или «вторых жен», насчитывалось несколько миллионов). Все это средний класс перенимает у представителей китайской элиты, что встречает определенное сопротивление у широких слоев общества в силу традиционной бережливости китайцев и воспитанного при Мао презрения к потребительству. Следует иметь в виду то, что и народ, и правительство Китая видят генерируемые необузданным консьюмеризмом проблемы (здесь немалую роль играет потребительское поведение Америки и других стран Запада) и принимают значительные меры, чтобы умерить его, так как «куда пойдет Китай, туда пойдет и мир»[46].
* * *
   Роскошь и комфорт обеспечивают современному богатому человеку (представителю мировой элиты или элиты среднего класса) возможности жить вне шумных мегаполисов или изолироваться он них. Поэтому их дома представляют собою убежища, находятся на привычных путях миграции и являются целым своеобразным миром. В своей книге «Естественная история богатых» Р. Конниф описывает одно из таких роскошных и комфортных домов-убежищ, принадлежащее нью-йоркцу в Коннектикуте, где он проводит выходные. «Я открыл невзрачную дверь холла, поднялся по длинной лестнице и оказался на Тайм-сквер конца 1920-х годов. Там был театральный киоск, весь в огнях, и касса с покрытыми 24-каратным золотом пилястрами, внутри которой сидела билетерша-манекен ручной работы. Я вошел в вестибюль через стеклянные двери, на которых были медные таблички со старомодным курсивным логотипом Paramount Pictures, когда-то висевшие на подлинном кинотеатре 20-х годов. За буфетом с автоматом для попкорна и афишами к фильмам «Пожалуйста, не ешьте маргаритки» и «Король джунглей» находилось фойе с отделанным резным красным деревом камином и креслами, обтянутыми кожей. Далее был еще один вестибюль и лишь затем сам кинозал – фантастическое помещение в духе изящного искусства: шестиметровый потолок с кессонами, пилястры с каннелюрами и стены, обитые гобеленами. Огни рампы освещали кисточки занавеса. Свет погас, занавес поднялся, и шоу началось. Я то и дело замечал, как мерцает луч проектора, отражаясь от золотой фольги на рампе. Под полом располагались четыре сабвуфера Bose, каждый три с лишним метра в длину. Качество звучания гарантировало, что во время просмотра «Аполлона-13» возникнет ощущение, будто держишься за стабилизатор ракеты при старте. К сожалению, мы смотрели «Каспера» – фильм про дружелюбное, но скучное привидение.
   Весь кинотеатр стоил около восьмисот тысяч долларов, и цель этих расходов, по крайней мере, в теории, заключалась в создании ощущения, противоположного тому, что испытывает домосед. Масштаб и театральность места должны способствовать успеху небольших киновечеринок для друзей хозяина. «Лоуренс Аравийский» с бабаганушем[47] в перерыве – да; «Молчание ягнят» с конскими бобами и кьянти – пожалуй, нет. «В этом зале вы перемещаетесь в другое время и пространство. Это храм, – сказал мне владелец, – и окно с видом на остальной мир». Но меня поразили другие слова, сказанные им о кинотеатре, оснащенном всевозможными электронными играми и джойстиком, которому позавидовали бы и боги: «Идея заключалась в том, чтобы не нужно было никуда выходить, и я хотел, чтобы моим детям тоже не приходилось никуда выходить»[48].
   Современный мир богатыми (представителями элиты) воспринимается достаточно недружелюбным и опасным, поэтому они стремятся изолироваться от этого мира посредством дома как целого мира со всеми атрибутами окружающей социокультурной среды. «Я посетил один такой дом, – пишет Р. Конниф, – строящийся на вершине утеса над океаном южнее Лос-Анджелеса. В цокольном этаже расположен гараж площадью 6 тысяч квадратных футов для коллекции автомобилей хозяина, пародирующий автомагазин Frankie’s Motor Works. Здесь же воссоздан кусочек городского пейзажа: ювелирный магазин Kay’s Jewelers (с трехтонной сейфовой дверью), действующая закусочная Blossom Daisy Cafe, кинотеатр Rialto Theater и боулинг-клуб Beach Lanes Bowling Alley. Одна из стен, выходящая на запад, кажется продолжением склона скалы, но за этим декоративным фасадом скрыта спиральная водяная горка, ведущая в бассейн. По соседству другой домовладелец работал над проектом домашнего развлекательного комплекса, устроенного наподобие городской площади.
   В дополнение к стандартному набору (театр, похожий на парижскую оперу, пиццерия с печью на дровах, бассейн олимпийской длины) он собирался построить собственный ночной клуб и римские бани с фригидарием, тепидарием и калидарием[49]. Возникает естественный вопрос, который задал сам владелец, разворачивая свои чертежи: может ли семья, живущая с таким размахом и в такой изоляции, оставаться нормальной?»[50]. Ясно, что представители мировой элиты имеют деформированную психику, у них рождается ненависть и к окружающему миру, и к самим себе.
* * *
   В свете этого становится понятным присущий представителям элит современного мира феномен «только для членов», свидетельствующий об их изоляции от остального общества. Городом, который ярко демонстрирует данный водораздел, является, например, Сан-Паулу в Бразилии, имеющий 250 вертолетных площадок в самом центре. Они нужны для того, чтобы богатые люди не смешивались с простыми, что предполагает использование вертолетов. «Поэтому при взгляде на Сан-Паулу возникает ощущение, будто ты оказался в футуристическом городе из фильмов вроде «Бегущего по лезвию бритвы» или «Пятого элемента»: простые люди копошатся на опасных улицах внизу, на земле, а богатые перемещаются на более высоком уровне, по воздуху»[51].
   Все это свидетельствует о способности мировой элиты извлекать выгоду благодаря скрытым опциям за чужой счет. Мировая элита облает «опциональностью» за чужой счет (за счет миллиардов людей планеты), причем представители не-элиты об этом не знают. «Эффект от переноса опциональности, – отмечает мыслитель и предприниматель Насим Николас Талеб, – тем опаснее, что современность производит все больше и больше людей… – так сказать, героев наоборот…. Правительственные чиновники на постоянном контракте, члены научного сообщества, журналисты (из тех, кто не развенчивает мифы), врачебный истеблишмент, менеджеры фармацевтических фирм и т. д.»[52]. Эти возможности мировые элиты использовали, в частности, для тайной подготовки двух мировых войн, используют сейчас для рукотворных кризисов, революций и войн.
   Однако если на Западе феномен роскоши проявляется весьма рельефно, то в условиях российского общества данный феномен только начинает формироваться. Кроме того, на молодую российскую элиту накладывает свой отпечаток политический и экономический кризис в мире. Этот кризис может положить конец всем привилегиям – как мировой элиты, так и российской элиты, если она не сумеет приспособиться к возникающему на наших глазах новому общественному укладу.

Как живет элита

   Самоизоляция от окружающего мира проявляется и в выборе представителями современной элиты мест для отдыха. Они предпочитают провести отпуск (отдых) в малолюдных местах, одним из которых является Абу-Даби – столица Объединенных Арабских Эмиратов. Здесь внимание привлекает гостиничный комплекс Qasr Al Sarab – затерянный мир в пустыне Лива, ему подобные миры находятся и под водой, и в горах, и в джунглях. Особенность этого места состоит в том, что человек попадает из настоящего времени в прошлое. Как подчеркивает М. Симонова, Qasr Al Sarab (на арабском это означает «дворец миражей») представляет собою роскошные ворота в прошлое, где путешественник может испытать все «прелести» жизни по-бедуински[53].
   Когда гость просыпается утром на заре, то перед ним расстилается пелена, где небо и земля сливаются воедино. Потом появляются молочного цвета горы, которые постепенно становятся розовыми, потом почти оранжевыми и затем красными из-за песка красного цвета благодаря примесям железа. Если начнешь ходить по барханам (высота которых достигает 100 метров), то песок начинает «петь» таким образом, что мурашки пробегают по коже. К 8 часам утра воздух настолько нагревается, что пора затворяться в номере отеля с кондиционером.
   Одним из развлечений сафари на внедорожниках по барханам пустыни является то, что на них взмываешь по песку на самый верх, притормаживаешь и скользишь вниз по отвесной стене бархана и почти перпендикулярно земле. Резкий поворот руля и обратно, человеку приходится нестись вниз, но уже в песчаном вихре, в это время душа уходит в пятки. «Развлечение это, конечно, не из серии «как оно было сотни лет назад». Но на привалах водители с удовольствием и со знанием дела поведают о том, как «живут» и движутся пески, как ориентироваться в пустыне, как здесь выживать, кого можно встретить и с кем лучше не встречаться. Последняя такая остановка будет на вершине бархана, на фоне заходящего солнца. Романтика… Неудивительно, что некоторые коренные жители не перебираются в городские коттеджи. Есть что-то затягивающее в жизни в песках»[54].
   Понятно, что гость в Qasr Al Sarab может занять свое тело и душу: ему можно учиться стрелять из лука в соответствии со старинной техникой бедуинов, сидеть в бассейне, SPA-салоне, библиотеке, совершать «набеги» в разные города эмирата. Этот призрачный мир необходим для представителей мировой элиты, чтобы снять сильные стрессы. Поэтому он стремится выйти из бурной жизни мегаполисов, чтобы погрузиться в иное пространственно-временное измерение. Ведь в настоящее время происходит рост городов, точнее мегаполисов, которые представляют собою каменные джунгли, содержащие в себе скопление десятков миллионов человек.
   Мегаполис привлекает человека рядом факторов: во-первых, своими возможностями, начиная заработком на хлеб и кончая возможностью стать повелителем мира; во-вторых, достижение «успеха» в области карьеры, материальных благ и пр.[55] Однако все достигается достаточно высокой ценой, так как жизнь в мегаполисе представляет собою множество стрессов, вызванных интенсивным шумом городского транспорта, повышенной скученностью людей, низким содержанием кислорода и солнечного света и т. д., человек чувствует себя одиноким, он теряет свою индивидуальность, становится «таким, как все»; немаловажным является и необходимость жить в бешеном ритме, лишаясь тем самым подлинной жизни[56].
   В этом плане преимущество имеет представитель мировой элиты, в распоряжении которого находятся значительные финансовые средства, позволяющие ему осуществить то или иное желание или каприз.
* * *
   Особое место в жизни элиты занимает питание. В начале XXI столетия и мировая элита, и элита среднего класса любят вкусные блюда кулинарного искусства, чтобы удовлетворить свои эстетические чувства, насладиться вкусом и ароматом. В настоящее время изысканная пища, редкие лакомства настолько дороги, что их удается отведать далеко не многим[57]. Перечислим эти самые дорогие лакомства: во-первых, самая дорогая икра Almas, которая стоит 2000 долл. за 100 г – она добывается из брюха белуг-альбиносов возраста 80—100 лет не более 10 кг ежегодно и ее вкус не совсем обычен, продается только в лондонском Prunier Restaurant расфасованной по 100 г в банках из чистого золота; во-вторых, выращиваемый на крошечном французском острове Нуармутье неповторимый по вкусу картофель La Bonnotte по цене 700 долл. за кг, потому что каждый его куст выращивается индивидуально; в-третьих, созданное по особому рецепту из 28 сортов какао-бобов мороженое Frozzen Haute Chocolate, которое стоит 25 000 долл. и которое подается в покрытом изнутри съедобным золотом бокале, причем мороженое следует есть специальной золотой ложкой с двумя бриллиантами, основание бокала украшено золотым браслетом с бриллиантами общим весом в 18 карат; в-четвертых, самая дорогая пицца Luis XIII («Людовик XIII») стоимостью 12 000 долл., которая печется из особой муки, а в ее тесто добавляется изысканная австралийская розовая соль с реки Мюррей, причем наполняется пицца икрой тунца, омара, лангуста и поливается несколько раз коньяком Lois XIII Remy Martin, цена которого составляет более 3000 долл. за бутылку; в-пятых, мраморное мясо, которое стоит 500 долл. за 1 кг и которое при обработке становится таким сочным и мягким, что японцы называют его «мясом, для которого не нужно зубов» (сейчас методами биологической науки создано выращенное из стволовых клеток мясо, цена которого превышает 3–4 млн долл. за 1 кг).
   Немалое место в роскошной жизни представителей мировой элиты занимает мир звездных ресторанов. Следует иметь в виду то обстоятельство, отмечают У. Стадием и М. Гиббз в своей книге «100 легендарных ресторанов мира», что для представителей элиты рестораны представляют собою окно в общество, ведь звездные рестораны – излюбленные места встреч богатых и могущественных людей[58]. В связи с этим приведем описания нескольких знаменитых ресторанов современного мира, в которых осуществлены мечты представителей мировой элиты, недоступные для подавляющего числа обычных людей.
   Первым таким рестораном является «Серебряная башня», находящийся в Париже и привлекающий к себе многих представителей мировой элиты. «В заведение «La Tour d’Argent» («Серебряная башня»), – этот самый старый, самый знаменитый и самый впечатляющий ресторан мира, – пешком никто не ходит… У дверей вас встретит швейцар в наполеоновской ливрее, которая, видимо, согревала императора в московскую зиму, а дальше лакей при полном параде проводит вас через petit trianon салонов. Практически все звезды, которые когда-либо блистали на кинематографическом небосклоне, представлены здесь фотокарточками с автографами на стенах, наряду с Де Голлем, Эйзенхауэром, Кеннеди, Никсоном, Пикассо, Шагалом, Дали, кого здесь только нет. Однако прогулка по галереям, где Тосканини соседствует с Боуи, королева Виктория – с Тиной Тернер, а Эйнштейн – со Шварценеггером – это куда больше, нежели обычное сентиментальное путешествие… «Серебряная башня» по-прежнему лучший на свете ресторан для свиданий. Посетители щеголяют в только что купленных на авеню Монтень шикарных нарядах, что редкость для Америки, все более заметно тяготеющей к стилю casual. «Башня» – именно то место, где дамы могут смело появиться в своих драгоценностях, наконец-то «выгулять» их…
   Но если вы впервые окажетесь в этом ресторане, то возьмите утку. Caneton à la Tour d’Argent, или «выжатую утку», – это фирменное блюдо ресторана, его визитная карточка, и эта утка самая знаменитая в мире. Каждый гость, заказавший утку, получает сертификат с номером, достойный того, чтобы поместить его в рамку. Но не усмехайтесь. Теодор и Франклин Рузвельты едали здесь утку. Так же как и японский император Хирохито перед войной. И герцог Виндзорский, в последний раз отужинавший здесь незадолго до своего отречения. Здешние утки не простые, а с родословной…»[59] Понятно, что такая еда является самой дорогой в мире и приобрести ее могут немногие представители мировой элиты, обладающие несметным богатством.
   В престижных западных ресторанах развлекаются и представители российской элиты. Самый дорогой ужин принадлежит по праву вечеринке детей российских миллионеров, которая была устроена летом 2011 года в итальянском клубе Billionaire – молодые кутилы выпили напитков и съели закусок на 120 000 долл., но скрылись, не оплатив счет[60].
* * *
   В современной России тоже имеются ставшие уже знаменитыми рестораны, воспроизводящие атмосферу императорской старины и посещаемые не только новоиспеченными толстосумами, но также и элитными иностранцами. «Кстати, о диковинках: если вы хотите совершить путешествие во времени и оказаться в царской России, отправляйтесь, как это делает всякий именитый гость Москвы, в элегантное кафе «Пушкин», которое находится по соседству с рестораном «Night Flight», за углом, но свободно и от проституток «Night Flight», и от фейс-контроля «Галереи».
   Кафе «Пушкин» – детище главного конкурента Аркадия Новикова, Андрэ Деллоса, русского эмигранта из Франции, который вернулся домой, чтобы удачно использовать московский ресторанный бум. В то время как Новиков продает секс бизнесменам, Деллос продает историю туристам… Между тем в кафе «Пушкин», работающем круглосуточно, уже успели отобедать и Бушы, и Клинтоны, и Спилберги, и представители других именитых фамилий. Гостям предлагают три варианта обеденных залов: это «аптека» внизу; два этажа дворцовых залов, отделанных панелями и фресками (где сидят звезды), один бальный зал, просторная «библиотека», где играют струнные квартеты; и открытая терраса-сад на крыше, откуда открывается вид на московские небоскребы, прежде всего «семь сестер», которые торчат, как свечи на свадебном торте, знаменуя собой торжество сталинской архитектуры.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

   Беляев О.Г. Кованакадзуми: По следу самурайского тигра. М., 2002. С. 5–7. Следует иметь в виду, что Сайго считается «последним самураем»: «Погибшему мятежному герою (Сайго. – В.П., Е.П.) были устроены пышные похороны, и многие из присутствовавших там воинских чинов пролили слезы, оплакивая кончину славного воина, ознаменовавшую конец тысячелетней эпохи самурайства» (Синицын А.Ю. Самураи – Рыцари Страны восходящего солнца. История, традиции, оружие. СПб., 2001. С. 260).

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

43

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

58

59

60

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →