Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

За все время производства было выпущено 15 700 003 автомобилей Форд модели T. Все они были черного цвета.

Еще   [X]

 0 

Киллер (Гриньков Владимир)

«Стас наклонился к лобовому стеклу и поднес часы к глазам. Половина седьмого. Сейчас должна уйти секретарша. Он откинулся на спинку сиденья и посмотрел на деревянную дверь. Одно из окон уже погасло. Через минуту дверь открылась, и на крыльцо вышла высокая женщина в широкополой шляпе. Оглянувшись по сторонам, она спустилась по ступенькам и быстро пошла по тротуару, старательно обходя лужи».

Год издания: 2001

Цена: 19.99 руб.



С книгой «Киллер» также читают:

Предпросмотр книги «Киллер»

Киллер

   «Стас наклонился к лобовому стеклу и поднес часы к глазам. Половина седьмого. Сейчас должна уйти секретарша. Он откинулся на спинку сиденья и посмотрел на деревянную дверь. Одно из окон уже погасло. Через минуту дверь открылась, и на крыльцо вышла высокая женщина в широкополой шляпе. Оглянувшись по сторонам, она спустилась по ступенькам и быстро пошла по тротуару, старательно обходя лужи».


Владимир Гриньков Киллер

1

   Стас наклонился к лобовому стеклу и поднес часы к глазам. Половина седьмого. Сейчас должна уйти секретарша. Он откинулся на спинку сиденья и посмотрел на деревянную дверь. Одно из окон уже погасло. Через минуту дверь открылась, и на крыльцо вышла высокая женщина в широкополой шляпе. Оглянувшись по сторонам, она спустилась по ступенькам и быстро пошла по тротуару, старательно обходя лужи.
   Теперь толстяк. Он уйдет минут через пятнадцать, если не произойдет ничего непредвиденного. После его ухода у Стаса будет десять минут – фантастически много! Он чувствовал себя абсолютно спокойно, потому что на этот раз все складывалось очень удачно.
   Через десять минут Стас прильнул к стеклу. В одном из окон он увидел тень человека. Толстяк одевался.
   Машины в этот переулок почти не заезжали, лишь изредка какая-нибудь легковушка проносилась мимо и притормаживала у далекого перекрестка, и тогда Стас видел ярко вспыхивающие стоп-сигналы.
   Толстяк вышел на улицу, поправил шапку на голове и зашагал в сторону проспекта, куда пятнадцать минут назад ушла секретарша.
   Стас извлек из-под сиденья пистолет, снял его с предохранителя и, передернув затвор, опустил руку с пистолетом в карман плаща. Улица была совершенно пустынна. Убедившись в этом, Стас вышел из машины и направился к освещенным двумя фонарями дверям, на ходу натягивая на руки кожаные перчатки. Он успел надеть их еще до дверей и в здание вошел, держа правую руку в кармане плаща.
   В длинном и узком коридоре, в котором очутился Стас, стоял полумрак, но он уверенно повернул направо и пошел вдоль дверей с темными табличками. Он никогда раньше здесь не был, но шел уверенно, восстанавливая по памяти план здания, который ему показывали несколько дней назад.
   Одна из дверей была приоткрыта. Стас толкнул ее и вошел. За столом сидел молодой мужчина в хорошем темно-синем костюме и перебирал какие-то бумаги, лежащие перед ним. При виде Стаса мужчина удивленно вскинул брови и спросил:
   – Вы что-то хотели?
   В руках он по-прежнему держал бумаги.
   – Мне нужен Алтухов, – сказал Стас, чтобы подстраховаться на всякий случай.
   – Я слушаю вас, – кивнул мужчина.
   Его лицо не покидало выражение удивления.
   Стас вскинул руку с пистолетом и выстрелил Алтухову в голову. Удар пули отшвырнул Алтухова на спинку кресла. Из разбитого черепа потекла струйка крови. Не опуская пистолета, Стас выстрелил еще дважды, после чего погасил в комнате свет и вышел на улицу. Улица по-прежнему была пустынна. Стас сел в машину, завел двигатель. Пистолет лежал у него в кармане. В последний раз взглянув на освещенные двери, Стас включил передачу и поехал в сторону проспекта.
   Через два квартала он остановился у телефона-автомата. На третьем гудке на том конце провода сняли трубку.
   – Это я, – сказал Стас. – Я только что проколол шину.
   – Под передним правым сиденьем найдешь все, что тебе надо, – ответил мужской голос.
   Стас услышал короткие гудки. Он вернулся к машине и, сев за руль, запустил руку под соседнее сиденье. Нащупав бумажный пакет, он вытянул его из-под сиденья и положил себе на колени. В пакете оказалось несколько пачек денег и небольшой почтовый конверт. Пересчитав деньги, Стас растолкал их по карманам и вскрыл конверт. Там был билет на самолет до Саратова и небольшая записка: «Билет до Саратова на сегодня, на двадцать один час. Машину оставь в аэропорту у будки диспетчера такси. Ничего лишнего в салоне не оставляй». Слово «лишнего» было подчеркнуто. Стас развернул билет и убедился, что тот приобретен на его фамилию.
   На набережной он выбрал место, где не горят фонари, и, не заглушая двигатель, вышел из машины. Вода казалась черной, и только у противоположного берега на волнах перемигивались блики от далеких фонарей. Стас достал из кармана пистолет и бросил его в воду, после чего вернулся к машине и поехал в аэропорт.
   У здания аэровокзала он оставил машину в условленном месте и ушел, оставив ключ в замке зажигания.

2

   Улицы были пусты. Таксист гнал машину, игнорируя светофоры. На одном из перекрестков справа выскочил такой же лихач, таксист рванул руль, уворачиваясь, и, когда опасность миновала, выругался, не отрывая взгляда от дороги. «Изображает из себя крутого, – понял Стас. – Грубым таксистам люди обычно больше оставляют на чай».
   У сквера Стас обронил:
   – Останови здесь, приехали.
   Денег он дал не много и не мало – слишком щедрых и слишком прижимистых таксисты запоминают, а это ни к чему.
   В сквере было сыро. Фонари не горели, Стас шел, внимательно глядя под ноги, но пару раз попал-таки в лужу и теперь злился неизвестно на кого.
   Миновав сквер, он вошел в подъезд пятиэтажного дома и поднялся на третий этаж. Здесь все было по-старому, как и неделю назад, когда Стас уезжал.
   В квартире скинул плащ и пошел на кухню. Он продрог после самолета и теперь спешил приготовить себе кофе. В раковине стояла немытая сковородка, оставленная им неделю назад перед отлетом.
   Пока кофе заваривался, Стас включил телевизор. Передавали новости, и на экране он увидел Лену. Стас прибавил звук и сел на табурет.
   – Ну, привет! – сказал он, обращаясь к Лене.
   На ней сегодня было бело-черное платье, и сама она сейчас знала, что чертовски хороша. Только теперь, увидев Лену, Стас почувствовал, как напряжение покидает его: мысли становятся нейтрально-расплывчатыми, а мышцы расслабляются. Он дождался конца передачи, пожелал Лене спокойной ночи, выпил кофе и после этого уснул, уснул, едва добравшись до кровати, и кофе не был ему помехой.
   Сегодня все прошло нормально, сказал он себе, прежде чем заснул.

   Сообщение об убийстве Алтухова появилось через неделю в «Коммерсанте». Из небольшой заметки на пятьдесят строк читатели могли узнать, что в своем кабинете неизвестными лицами застрелен директор крупного коммерческого предприятия, и что, по мнению коллег покойного, совершили убийство конкуренты. Милиция, не отвергая этой версии, высказывала предположение, что преступление совершено человеком опытным.
   – Спасибо на добром слове, – буркнул Стас, откладывая газету в сторону.
   Всю неделю он пролежал в своей квартире на диване, выходя из дома лишь изредка. Чувствовал он себя неважно – простыл-таки в тот день, когда возвращался в Саратов. Простуда уже почти прошла, но Стас предпочитал лишний раз не покидать квартиру.
   Пару раз он пытался дозвониться до Лены, но ее московский телефон не отвечал, и Стас вынужден был довольствоваться созерцанием Лены на экране телевизора. План уже созрел в его голове: как только выпадет снег, он заберет Лену и отправится с нею в пансионат. На две недели, а еще лучше – на три! Он отдохнет за весь этот год, ему сейчас очень нужен отдых, он чувствовал это. Потом, когда Лена вернется в Москву и он снова останется один, он съездит на Урал, к друзьям, которых не видел тысячу лет. Если получится, он пробудет там до весны. Это и будет его отпуск.
   Стас потянулся к телефону, намереваясь опять позвонить Лене, но телефон сам зазвонил в этот момент, и Стас, вздохнув, снял трубку.
   – Алло! – сказал мужской голос. – Это ты?
   – Я, – буркнул Стас.
   – Узнал?
   – Конечно.
   – Ты нужен.
   – Я отдыхаю. – Стас бросил взгляд на газету с заметкой об убийстве.
   – Я знаю. Но тем не менее…
   Говоривший замолк, и Стас понял, что от него ждут ответа. Положительного ответа.
   – Хорошо, – сказал он. – До встречи.
   На другом конце провода молча положили трубку.

   Самолет вылетал в Адлер в семь утра. Накануне вечером Стас дозвонился до Лены.
   – Привет! – сказал он. – Тебя дома не застанешь.
   Лена рассмеялась, и в ее смехе Стасу почудилось смущение.
   – Как дела? – спросил он.
   – Нормально. Телевизор же смотришь, наверное.
   – Только выпуски новостей, – признался Стас.
   – Ну и как я тебе?
   – Ничего. Только зачем ты злишься каждый раз, когда режиссер не успевает запустить очередную картинку к твоему тексту?
   – А что, заметно? – рассмеялась Лена.
   – Еще как. В такие минуты ты косишь взглядом куда-то в сторону и готова лопнуть от злости.
   – Вот и неправда! – буркнула Лена. – Я не готова лопнуть, и к тому же я не в сторону смотрю, а за стекло, в аппаратную. У них там накладки, а я должна сидеть в кадре, как…
   – Как кто?
   – Не знаю, – буркнула Лена. – Ты-то сам как?
   – Нормально. В отпуск хочу.
   – Зимой? – удивилась она.
   – Зимой, – подтвердил Стас. – И тебя хочу с собой забрать. Я присмотрел отличный пансионат, где можно покататься на лыжах.
   – Стас, я не смогу, наверное.
   – Почему?
   – Не смогу.
   – Две недельки, Лен.
   – Стас, потом поговорим, ладно?
   – Хорошо, я тебе перезвоню дней через десять.

3

   – Повезло вам, – сказал таксист, который вез Стаса в Сочи. – Утром был туман, мог вас аэропорт и не принять – прилети вы раньше.
   Стас посмотрел на него задумчиво, но ничего не сказал. Он молчал всю дорогу, рассеянно поглядывая по сторонам, и только у гостиницы, прежде чем вылезти из машины, спросил:
   – А как вообще погода в последние дни?
   – А так: то солнце, то туман, – рассмеялся таксист.
   Стас хлопнул дверцей и пошел в гостиницу. Швейцар в дверях заступил дорогу, но Стас буркнул:
   – Мне в бар, старик. У меня там встреча.
   – Через ресторан, – сказал швейцар. – В бар, пожалуйста, через ресторан.
   – С одиннадцати ресторан, ты же знаешь. – Стас отодвинул швейцара в сторону и прошел в холл.
   Стоящий у стойки администратора милиционер скучающе смотрел в окно. Стас миновал холл и вошел в бар. Народу было немного. Стас заказал коктейль и сел за столик у стены. В помещении стоял полумрак, только стойка бара выделялась ярким пятном.
   Стас осмотрелся. Дяди Гриши не было. Люди входили и выходили, но Стас сидел, не оборачиваясь к дверям, и потягивал свой коктейль. Он опять вспомнил Лену. Не хочет ехать с ним в пансионат. Много работы? Покажите такую работу, с которой нельзя сбежать на пятнадцать дней. Что, телевидение прекратит передачи?
   – Здравствуй! – услышал он и вскинул голову.
   Перед ним стоял высокий лысеющий мужчина в спортивной куртке.
   – Здравствуй, дядя Гриша!
   Они пожали друг другу руки.
   – Как долетел?
   – Нормально.
   Дядя Гриша сел напротив, поставил на стол рюмку с коньяком.
   – Дома все нормально?
   Стас кивнул. Он сидел, расслабленно откинувшись на спинку кресла, и наблюдал за девчонкой-барменшей. Та готовила коктейль, пролила на стойку немного коньяка и теперь терла стойку тряпкой, словно там была целая лужа. Дядя Гриша мелкими глотками пил коньяк, думая о чем-то своем.
   В бар зашел милиционер, которого Стас видел, входя в гостиницу. Постоял в дверях, потом развернулся и вышел. Дядя Гриша усмехнулся каким-то своим мыслям и перевел взгляд на Стаса:
   – Слушай, а как оно – когда в газете про тебя пишут?
   – Что, читал? – поинтересовался Стас.
   – Читал, – усмехнулся дядя Гриша.
   – Гордись, – буркнул Стас.
   Дядя Гриша допил коньяк, поднялся:
   – Прогуляемся? На море посмотрим.
   Они вышли из гостиницы и направились к морю.
   – Я не стал бы тебя дергать, Стас, – сказал дядя Гриша. – Но дело, похоже, неотложное. Я сам ничего не знаю, будешь лично разговаривать с человеком. Он тебя здесь третий день дожидается.
   – Откуда человек-то? – поинтересовался Стас.
   – Из Москвы.
   – Москва – хороший город, – мечтательно протянул Стас.
   – Тебе виднее, – усмехнулся дядя Гриша.
   На пляже было пустынно, лишь несколько пожилых парочек прогуливались у кромки воды.
   – Я тебя с ним сведу, а дальше уже ваши дела.
   Стас кивнул. Они свернули с асфальтированной дорожки и направились в глубь парка. Здесь ветер с моря почти не чувствовался, и на лавочках сидели люди. Кто-то играл в шахматы, кто-то читал газеты.
   – Присядем? – предложил дядя Гриша.
   Они сели на лавку, занятую вальяжным парнем в кожаной куртке. Парень повернул к ним голову и посмотрел на дядю Гришу.
   – Вот, – сказал дядя Гриша. – Это он. Зовут Стас.
   – Знаю, – процедил парень, по-прежнему глядя на дядю Гришу. На Стаса он даже не взглянул.
   «И из-за этого хмыря дядя Гриша меня выдернул в Сочи?» – зло подумал Стас.
   Тем временем дядя Гриша поднялся с лавки и быстро пошел прочь. Парень в куртке проводил его взглядом и повернулся к Стасу.
   – Слышал о тебе, – сказал он, глядя Стасу в переносицу.
   – Неужели? – усмехнулся Стас. – По радио, наверное?
   Парень промолчал. Стас сел поудобнее, закинул ногу за ногу. Клиент ему не нравился.
   – В Москве есть один тип, который кое-кому мешает, – сказал парень. – Если этого типа не станет, ты получишь миллион.
   Он смотрел на Стаса, пытаясь уловить реакцию на услышанное.
   – Тебе самому эта цифра кажется, наверное, умопомрачительной? – поинтересовался Стас.
   – В ней достаточно нулей, – пожал плечами парень.
   – Нулей хватает, – согласился Стас. – Но первая цифра, чтоб ты знал, не обязательно должна быть единицей. Все зависит от личности типа, как ты говоришь, который кому-то там мешает.
   – Речь идет о миллионе, – напомнил парень.
   – Так кто мешает?
   – Этого я не знаю. Все подробности – в Москве.
   – Я не играю втемную, – сказал Стас.
   Парень закусил губу. «Шестерка, – понял Стас. – Мальчик на побегушках». Он поднялся, взглянул на парня сверху вниз:
   – Передай привет Москве.
   Парень хотел что-то сказать, но промолчал. Было видно, что он растерян. Стас поднял воротник плаща и пошел к выходу из парка. На дороге он остановил такси.
   – Куда? – спросил таксист.
   – В Адлер.
   – Садись.
   Стас сел на заднее сиденье, зло хлопнул дверцей. Таксист покосился недовольно, но промолчал. «Григорий, сволочь! – думал Стас, чувствуя нарастающее бешенство. – Подставил меня идиоту кожаному! Нашел туза!» До аэропорта он немного отошел, и злость уже сменилась досадой.
   В кассу стояла небольшая очередь. Стас посмотрел расписание. Самолет в Саратов улетал вечером. Придется побродить по зданию в ожидании рейса. Он встал в хвост очереди, расстегнул плащ.
   Сегодняшняя история не шла из головы. Стас думал о парне в коже все время, пока стоял в очереди. Ему оставался до кассы один человек, когда кто-то тронул его за рукав. Стас обернулся. Это был дядя Гриша.
   – Что такое?
   – Стас, послушай! Ты должен лететь в Москву!
   – Нет! – отрезал Стас. – Я в такие игры не играю.
   – Стас! Это действительно шестерка! – Дядя Гриша понизил голос до шепота. – Но его прислали очень серьезные люди!
   – Следующий! – сказала кассирша.
   Стас обернулся. Его очередь подошла.
   – Стас! Ты меня знаешь! – шептал дядя Гриша. – Это очень серьезное дело, поверь!
   Стас повернулся, посмотрел ему в глаза и увидел в них страх.
   – Следующий! – нетерпеливо крикнула кассирша.
   – Стас! Послушайся меня! Я тебя умоляю!
   Стас повернулся к окошку.
   – Один билет, – сказал он. – До Москвы.

4

   Прилетев в Москву, он первым делом отправился к Лене. Она жила на окраине, в одном из домов, похожих друг на друга, как близнецы. Поплутав по дворам, Стас нашел нужный дом и поднялся на пятый этаж. Лены дома не было. Стас потоптался под дверью и ушел, не оставив записки. Из ближайшего телефона-автомата он позвонил по номеру, который ему дал в Сочи парень в кожаной куртке. Когда на том конце провода подняли трубку, он сказал, как было условлено еще в Сочи:
   – Это я. Встретимся?
   – Через час, у входа в Бородинскую панораму, – ответил ему мужской голос. – Ты где сейчас?
   – В Медведково.
   Мужчина рассказал Стасу, как ему сподручнее будет добраться на метро, после чего спросил:
   – Что на тебе сейчас?
   – Темный плащ.
   – Хорошо, я тебя узнаю. Значит, ты понял, как тебе добираться.
   – Понял, – буркнул Стас. – До встречи.
   После этого он вышел на дорогу и остановил такси.

   Стас продрог, прохаживаясь у цилиндра панорамы. Несколько раз он звонил Лене, но телефон не отвечал.
   Смеркалось. Машины, включив габаритные огни, проносились по проспекту. В домах на противоположной стороне зажигался свет. Город погружался в вечерние заботы, и никому здесь не было дела до Стаса. Он почувствовал себя одиноким в этом большом и шумном городе, который не принимал его – чужака. Стас поднес к глазам часы. Пора бы уже и появиться этим людям. И почти сразу к нему подошел мужчина в пальто и элегантной шляпе.
   – Ты – Стас? – спросил он.
   – Да.
   Мужчина подал руку, и, когда Стас пожал ее, мужчина не выпустил руку Стаса из своей, а потянул за собой:
   – Поехали! Машина здесь недалеко.
   Он выпустил руку Стаса и пошел немного впереди, так что Стас видел его спину и светлые волосы, выглядывающие из-под шляпы. Первое впечатление о клиенте Стас уже составил. Эту публику он знал неплохо. Скопом рванули в коммерцию, считают себя белой костью, но методы предпочитают, увиденные в гангстерских фильмах. Сами по причине чистоплюйства ни на что серьезное не способны, поэтому каждый раз ищут кого-нибудь на стороне. «Это будет, как с Алтуховым, – думал Стас, шагая за человеком в пальто. – Что-то не поделили, и вот вам, пожалуйста – есть покойник».
   В машине было тепло. Стас сел на заднее сиденье, передернул плечами.
   – Озяб? – спросил его человек в пальто, садясь за руль.
   – Немного.
   – Можешь звать меня Виталием, – сказал человек. – Сигарету дать?
   – Не курю.
   – А я закурю, с твоего позволения, – сказал Виталий и, бросив шляпу на соседнее сиденье, достал из кармана пальто пачку дорогих сигарет. – Толик рассказал мне о тебе.
   – Кто такой Толик?
   – Тот парень, что разговаривал с тобой в Сочи.
   Стас вздохнул и посмотрел в окно.
   – Нашли кого прислать, – сказал он.
   – Он надежный человек, – не согласился Виталий.
   – Ну ладно, это меня не касается.
   Виталий смотрел через стекло вперед, вслед проносящимся мимо автомобилям.
   – Условия наши остаются прежними, – наконец сказал он после очередной затяжки. – Ты убираешь человека, который нам мешает, и получаешь свой миллион.
   Стас увидел, как дрожит сигарета в руке собеседника. «Психует», – понял он.
   – Что за человек? – спросил Стас бесцветным голосом.
   Виталий извлек из внутреннего кармана конверт, вынул из него фотографию и протянул Стасу.
   С фотографии смотрел молодой усатый мужчина. Взгляд у мужчины был уверенный. Он еще не знал, что его хотят убить.
   – Его фамилия Филонов, – сказал Виталий. – Не слыхал?
   – Нет.
   – Он председатель правления одного из коммерческих банков.
   Стас перевел взгляд с фотографии на Виталия. Тот сидел, глядя куда-то в сторону.
   – Адрес его конторы я тебе дам, – продолжал Виталий. – Каждый день в шесть часов он выходит из здания банка и садится в поджидающую его машину.
   – Его кто-нибудь сопровождает?
   – В машине, кроме него, только шофер. Примерно в шесть тридцать он подъезжает к дому, прощается с водителем и входит в подъезд.
   – Что за дом?
   – Стандартная шестнадцатиэтажка, – сказал Виталий. – Он живет на десятом этаже.
   – Семья есть?
   – Нет. Но в квартиру постороннему человеку проникнуть очень трудно: служба безопасности банка поставила ему какую-то умопомрачительную дверь с кучей замков.
   – У его двери кто-нибудь дежурит?
   – Нет.
   – А что это за служба безопасности банка, о которой вы упоминали?
   – У них там своя охрана. На входе в здание и непосредственно внутри, в помещениях.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →