Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Японские овцы говорят «ме».

Еще   [X]

 0 

Интим. Разговоры не только о любви (Вишневский Януш)

Януш Вишневский и врач-сексолог Збигнев Издебский ведут долгий, подробный разговор о сексе как о важной составляющей жизни каждого взрослого человека. Более чем откровенно они обсуждают природу и химию женской и мужской сексуальности, интимные мечты и желания, сексуальные переживания и предубеждения, одним словом – то сокровенное, что происходит за дверями спален. Авторы убеждены: секс привносит в человеческую жизнь счастье, а самый мощный афродизиак – это любовь.

Год издания: 2015

Цена: 176 руб.

Об авторе: Януш Леон Вишневский - один из самых популярных писателей современной Польши. Был моряком рыболовного флота, затем окончил университет, получил степень доктора информатики и доктора химических наук. Живет во Франкфурте-на-Майне, занимается молекулярной биологией. Дебютировал в литературе романом «Одиночество… еще…



С книгой «Интим. Разговоры не только о любви» также читают:

Предпросмотр книги «Интим. Разговоры не только о любви»

Интим. Разговоры не только о любви

   Януш Вишневский и врач-сексолог Збигнев Издебский ведут долгий, подробный разговор о сексе как о важной составляющей жизни каждого взрослого человека. Более чем откровенно они обсуждают природу и химию женской и мужской сексуальности, интимные мечты и желания, сексуальные переживания и предубеждения, одним словом – то сокровенное, что происходит за дверями спален. Авторы убеждены: секс привносит в человеческую жизнь счастье, а самый мощный афродизиак – это любовь.


Януш Вишневский, Збигнев Издебский Интим. Разговоры не только о любви

   © Перевод, 2015
   © ООО «Издательство АСТ», 2015
* * *

ВВЕДЕНИЕ,
или Что можно ждать от этой книги?

   Януш Леон Вишневский: Встретились два мужика и разговаривают. О чем они могут говорить? Только об очень серьезных вещах. О любви и о том, что с этой любовью неразрывно связано: о сексе, интиме, близости. Недостаточно серьезно? Ну тогда я удивлю тебя: готовясь к этому разговору, я изучил статистику самоубийств в Польше. В 2011 году в Польше покончили с собой 8700 человек, и мужчин среди них было больше, чем женщин. Мало кто из них оставил прощальное письмо, разве что короткие записки. Более чем в 80 % случаев на решение покончить счеты с жизнью повлияли эмоции, желания, неутоленная сексуальная жажда. Косвенно самоубийства были связаны с той интимной стороной жизни, которую мы называем сексуальностью, с возможностью, а вернее, с невозможностью воплотить свои эротические мечты в жизнь. В более чем 80 % случаев у людей были проблемы в собственной эмоциональной жизни. Возможно, это прозвучит слишком патетично, но, в сущности, они лишали себя жизни из-за любви. Из проведенных социологами Венского университета в 2014 году исследований мы узнаём, что примерно 45 % лиц, испытавших неудачу на любовном фронте, подумывали о самоубийстве. Так что от любви не только рождаются дети. От любви еще многие уходят из жизни.
   Збигнев Издебский: Ты прав, слишком мало говорят о проблеме самоубийств в этом контексте.
   ЯЛВ: Меня как раз и удивило, до какой степени любовь определяет нашу самооценку, наше самоощущение, считаем ли мы себя счастливыми. Я нашел и другие интересные данные – статистику, представленную Каролингским институтом (это в Швеции), который, в частности, занимается исследованиями уровня счастья. Есть и такое понятие. Так вот, в ходе изучения этого уровня выяснилось, что одна из базовых потребностей человека – это желание полноты сексуальной жизни. Тот, кто в анкетах отмечал удовлетворенность в плане сексуальной жизни, значительно чаще оказывался более счастливыми, чем тот, кто испытывал усталость от партнера, находился в поиске нового партнера или был в разводе. Что бы мы ни говорили о карьере, о профессиональной самореализации, о материальном богатстве, любовь и не отягощенная проблемами сексуальная жизнь играют огромную роль в жизни человека. Нехватка, а то и вовсе отсутствие любви и секса заставляют одних накладывать на себя руки, другие продолжают тянуть лямку лишенного любовной страсти брака. Невесело получается, но, направляясь к тебе, я думал, что начнем мы в серьезном тоне. Потому что разговор будет о вещах исключительно важных, влияющих на жизнь человека.
   ЗИ: Я тоже думал о сегодняшней встрече, но, честное слово, никак не ожидал, что начнем мы с самоубийств. А может, оно и к лучшему: по крайней мере, четко видишь, насколько любовь – это трудноопределимое чувство – важна в нашей жизни. Впрочем, в случае самоубийц мы говорим скорее о любви обманутой или безответной. К этой группе риска я хотел бы добавить также молодых людей, которые, вступая во взрослую эмоциональную жизнь, должны дорасти до своей сексуальности, выявить ориентацию, которую они зачастую бывают не в состоянии до конца объяснить; важен также вопрос возможно пережитого сексуального насилия, с которым они не знают как справиться, или, что тоже является частой проблемой в молодом возрасте, безответная любовь…
   ЯЛВ: Да, молодость не так безоблачна, как может показаться. А один жуткий случай подвиг меня начать наш разговор о таком прекрасном предмете, как любовь, с такого трагического сюжета, как смерть. В домике в кемпинге недалеко от Франкфурта (Германия, земля Гессен) произошло коллективное самоубийство трех молодых девушек в возрасте 21–26 лет. Причина – разочарование в жизни и то, что мужчины относились к ним потребительски. Я не стану приводить примеры из литературы, особенно из романтической, о трагедиях, в основе которых лежит неразделенная любовь, уязвленное чувство, ревность. А еще с самого начала хотел бы отметить, что наша книга будет не о спаривании, не о диких объятиях, эякуляциях или клиторах…
   ЗИ: …Что касается меня, то я как раз думаю, что придется поговорить и об этом тоже – об объятиях, клиторах, эрекциях и про всякое такое…
   ЯЛВ: Согласен, но разделенная или неразделенная любовь, страхи и фобии, кроющиеся под этим высоким понятием, – вовсе не второстепенная проблема. Любовь во многом определяет нашу жизнь, и о ней мы будем говорить. Но предлагаю так: ты будешь говорить о ней как социолог и сексолог, вглядываясь в любовь с несколько иных позиций, чем я, биохимик и нейробиолог, который изучает человеческий мозг и проверяет, что в нем происходит, когда люди любят. В одной из глав мы затронем тему афродизиаков, действуют ли они? Мы зададимся вопросом: является ли сама любовь афродизиаком? Должны ли люди любить, чтобы ощущать сексуальную близость как удачную? Испытывает ли проститутка оргазм на том же самом уровне, что и влюбленная женщина с мужчиной своей мечты? Спросим вот еще что: можно ли быть счастливым без секса? Ведь монахи и монашки, живущие в абсолютной сексуальной аскезе, несмотря ни на что…
   ЗИ: …счастливы, ты хочешь сказать?
   ЯЛВ: Когда мы выясним вопрос сексуального воздержания, тоы займемся теми, кто одержим сексом, находится в зависимости от него. Интересно, как велика роль сексуальности в жизни мужчины…
   ЗИ: …и в жизни женщины.
   ЯЛВ: Тебе наверняка известны многие пары, которые можно назвать социально моногамными, то есть существующими в виде семьи, но не являющимися в то же время сексуально моногамными. Почему любящие друг друга люди изменяют? Что толкает их на измену? Не стоит ли за этим химия? А может, нейробиология? Короче, мы сосредоточимся на тяготах моногамии.
   ЗИ: В жизни много чего бывает, и в силу разных причин люди меняют сексуальных партнеров. Однако теперь этому способствует, чтобы не сказать, что к этому просто-таки подталкивает, сильно облегчившаяся возможность подыскать себе сексуального партнера через Интернет.
   ЯЛВ: Интересно, а качество i-Sex’а, или, как его еще называют, киберсекса, отличается от качества традиционного секса? После акта в Сети так же хочется закурить?
   ЗИ: Подумаем также над тем, каковы шансы вернуть страсть и желание тем парам, где уже поселилась скука. Да и возможно ли это?
   ЯЛВ: Мы расскажем также об импотенции и о мужских страхах, связанных со сменой социальных ролей, и сексуальным раскрепощением женщин после появления пероральных контрацептивов. Женщина, осознающая свои сексуальные потребности и ожидающая их удовлетворения, требует, чтобы ее мужчина, партнер, переживал секс только с ней – с женщиной, с которой он каждый день. Какие проблемы в связи с этим появляются у мужчины?
   ЗИ: Вопрос, конечно, интересный, тем более что хотелось бы, чтобы нашу книгу прочли не только женщины, но и мужчины. У меня такое впечатление, что современный мужчина знает о сексуальности значительно меньше, чем женщина. И поэтому он начинает чувствовать себя не в своей тарелке, испытывает непонятный страх.
   ЯЛВ: Вот-вот… и в спальне у него ощущение, что он участвует в каком-то отборочном соревновании, в кастинге. Найдется ли в современном мужчине столько смелости, чтобы объяснить своей партнерше, чего он хочет, о чем мечтает? Естественна ли потребность орального или анального секса или это извращение? Уже сама ситуация, в которой он попросит об этом, пугает многих мужчин.
   ЗИ: Важно изучить собственную сексуальность, собственные потребности. Вот почему мне хочется, чтобы эта книга послужила установлению диалога между женщинами и мужчинами, чтобы она стала хорошим поводом для доверительного разговора о сексе, любви, об отношениях. Мы – я имею в виду всех нас – как правило, не умеем нормально поговорить со своим партнером о взаимных ожиданиях, потребностях, даже если находимся в длительном и благополучном браке. Часто у меня складывается впечатление, что к сексу мы относимся как к тесту на сообразительность: выискиваем подтексты и размышляем, что она имела в виду или что он на самом деле хочет. Неужели так трудно сказать важные для нас вещи: что было так, что было не так и как бы мне хотелось? Оказывается, трудно. Поэтому разговоров о сексе много не бывает.
   ЯЛВ: Это точно. Начнем, пожалуй.

Глава I. КАК ЭТО ДЕЛАЕТ ОН, А КАК ОНА?
О сексуальной активности поляков

   ЗИ: Изучая отношение поляков к сексу, я учитываю не только такие объективные показатели, как частота актов или средняя их продолжительность, но и их общую удовлетворенность половой жизнью, и это, я думаю, самое главное – как сам человек оценивает свою жизнь.
   ЯЛВ: А нет ли у тебя подозрений, что анкетируемые склонны идеализировать свой брак, своего партнера, когда отвечают на вопрос о том, насколько он счастлив?
   ЗИ: Естественно, но это всё потому, что они порой не знают до конца, чего сами хотят. Или, если знают, их останавливает некий внутренний тормоз: в силу разных причин они не в состоянии реализовать это желание.

   ЯЛВ: Ты полагаешь, что, несмотря на засилье порнографии, обилие обучающих фильмов в Интернете, учебников, от которых ломятся книжные магазины, еще есть мужчины и женщины, не знающие, чего они хотят? Разве недостаточно примеров, которые подсказали бы всем – от настроенных на самый что ни на есть классический секс до наиболее изощренных, – к чему стремиться?
   ЗИ: Понимаешь, у меня сложилось впечатление, что это вовсе не такая уж маленькая группка, которая не до конца знает, чего ей желать. А кроме того, как я уже говорил, у нас в Польше много внутренних тормозов: может, нам и хотелось бы испытать что-нибудь новенькое, да как-то слегка боязно.
   ЯЛВ: А почему? Это что, противоречит религиозным установкам?
   ЗИ: Считаю, что ключевым здесь является воспитание и только на более поздних этапах жизни – религиозность. Из моих работ четко следует, что подавляющее большинство поляков довольны своей жизнью. Целых 68 % наших соотечественников утверждают, что весьма удовлетворены или, скорее, удовлетворены сексуальной жизнью. А неудовлетворенных вместе с затруднившимися оценить степень своей удовлетворенности всего 23 %.
   ЯЛВ: А что у тебя в этих опросах принято за показатель удовлетворенности – достижение оргазма?
   ЗИ: Нет, здесь речь идет об общей оценке сексуальной жизни безотносительно того, испытывает человек оргазм или нет. И что интересно, эти 23 % неудовлетворенных или неопределившихся в ответе на вопрос – часто люди, которые занимаются сексом в четверг вечером после новостей, при погашенном свете. Такой человек сам не знает, удовлетворен он или нет. Получается, что это категория людей, занимающихся сексом просто по привычке, если не сказать – из чувства супружеского долга. Определенно неудовлетворенных в Польше около 9 %, что тоже немало, так ведь?
   ЯЛВ: Понял, намотаю на ус, и не буду заниматься «этим» в четверг вечером, особенно после новостей. А если честно, то после новостей в последнее время не хочется не только секса… и не только в четверг… Возвращаясь к твоим исследованиям: можно ли сделать вывод, что оргазм перестал быть показателем удовлетворенности? Потому что, как все мы теперь знаем и ты тоже это подтверждаешь, женщины значительно реже испытывают оргазм.
   ЗИ: Оргазм слишком разрекламирован. Поясняю: мы не хотим умалять значения оргазма, но чем больше мы о нем знаем (благодаря современным исследованиям, например, с помощью компьютерной томографии), чем пристальнее присматриваемся к оргазмам, получаемым в половом акте или при мастурбации, и вообще, чем больше изучаем источники удовольствия, испытываемого во время полового акта, тем больше видим, что на уровень удовлетворенности женщины сексуальной жизнью оргазм не влияет. Можно также предположить, что отмечаемый в исследованиях высокий уровень удовлетворенности поляков сексуальной жизнью может иметь своей причиной их малопритязательность в том, что касается половой жизни.
   ЯЛВ: К тому же оргазм для каждого свой. Оргазм, если уж он и случается (а согласно немецкой статистике он случается у 80 % мужчин и лишь у 30 % женщин), имеет также и свою, что называется, глубину, силу. Я познакомился с немецкими данными на эту тему. Одним из пунктов анкеты была шкала интенсивности – от 1 до 12. Мужчин в возрасте 25–34 лет, удовлетворенных интенсивностью своего оргазма (а это выше 8 на шкале), в Германии 80 %, тогда как женщин из этой же возрастной группы всего 68 %. Это очень свежие данные – от января 2014 года. Меня удивило, что в возрастной категории 55 лет и выше лишь 58 % мужчин были удовлетворены своим оргазмом, тогда как среди женщин этой же возрастной группы таких было 67 %. Это разрушает стереотип, что после определенного возраста в постелях и на лесных паркингах – во всяком случае в Германии – ничего не происходит. И тогда встает вопрос: существует ли связь между частотой занятий сексом и удовлетворенностью?
   ЗИ: В принципе, чем чаще мы занимаемся сексом, тем большее удовлетворение испытываем от секса. Но есть и такие, кто сравнительно часто совокупляется, но остается неудовлетворенным.
   ЯЛВ: В смысле секс со многими партнерами?
   ЗИ: Нет, имеется в виду секс в рамках постоянной пары. И вот здесь стоит задуматься, что этих людей держит вместе. Они соглашаются на половые отношения в рамках исполнения супружеского долга, хоть отношения между ними отнюдь не самые радужные. Они не любят друг друга, они всего лишь терпят друг друга. Это относится как к мужчинам, так и к женщинам. Часто слышишь: «Ну да, в физиологическом смысле секс был нормальным, но радости от него мало». Примерно одинаковое количество женщин и мужчин (67–68 %) заявляют, что их сексуальные потребности удовлетворены.
   ЯЛВ: Странно, у мужчин в принципе показателем удовлетворенности является эякуляция, всегда связанная с более или менее интенсивным оргазмом, в то время как женщины, которые достигают оргазма значительно реже (на это у тебя тоже есть соответствующая статистика, причем не только польская), несмотря на это, заявляют об удовлетворенности. Это значит, что эмоциональность женщин, если речь идет о сексуальных контактах, обладает совершенно иной динамикой и состоит из других компонентов. Тебе не кажется, что женщине достаточно прикосновения, проявления интереса к ней, просто побыть рядом с мужчиной? Это порой для них оказывается важнее, чем оргазм.
   ЗИ: Само собой, сфера переживания сексуального опыта у женщин гораздо богаче, чем у мужчин. Но есть и «сложные» мужчины, которым надо обязательно создать атмосферу, что традиционно приписывается женщине. Оказывается, что для некоторых мужчин дружеские отношения с партнершей необходимы для достижения полной удовлетворенности в сексе. Для таких мужчин существенно, был скандал или нет.
   ЯЛВ: Я разговаривал со многими женщинами на тему близости и интима в браке. Чаще всего они очень поэтично рассказывали «про это». В сущности, секс для них начинался утром за завтраком с разговора, с проявления нежности… И всё это было прелюдией к тому, что происходило вечером.
   ЗИ: Статистика сексуальных обычаев поляков сообщает следующее: среднее время от начала прелюдии до завершения акта составляет 28 минут, а средняя продолжительность самого акта – 13,9 минуты.
   ЯЛВ: Это, наверное, вместе с душем до и после, так? В Германии (данные от января 2014 года) продолжительность акта чуть дольше – 17,6 минуты. Один очень популярный бразильский писатель, в свою очередь, считает – и даже написал об этом целую книгу, – что только 11 минут.
   ЗИ: Не стоит отношения сводить к эпизоду в постели, послушай, что говорят люди: «В сущности, предварительная игра, прелюдия, начинается с утра, и очень важно бывает, какие слова мы скажем друг другу в течение дня». Нередко слышу от женщин, что полученная ими от мужа смс для них важна, значит, муж думает о них, помнит. Возможно, это удивит, но мужчины тоже обращают внимание на подобные детали. Не раз я слышал: «Ей кажется, что только у нее есть душа; так вчера костерила всех моих – и родителей, и сестру, – что никакого желания я к ней теперь не испытываю».
   ЯЛВ: То есть она его как бы немножечко кастрировала. Критиковать родственников своей второй половины перед сексом должно быть запрещено законом.
   ЗИ: Вот именно, потому что, когда дело доходит до секса, у него пропадает всякая охота: он чувствует себя задетым, раненым. Самое главное, любят ли они друг друга… Проблема в том, что мужчины не любят говорить о любви. Даже если они любят своих партнерш, то редко говорят им об этом.
   ЯЛВ: Действительно, женщины часто жалуются, что мужчины не говорят им о чувствах. Мне это напоминает анекдот, вроде как реальный случай из практики сексолога, на прием к которому пришла супружеская пара. Женщина жаловалась: «Доктор, вся проблема в том, что мой муж никогда не говорит мне, что любит меня». Присутствовавший здесь же муж не смог скрыть удивления: «Как это не говорю?! А что я тебе сказал 15 лет назад, когда делал предложение? Больше повторять не буду».
   ЗИ: Общение в супружестве – очень важный момент даже тогда, а может быть, как раз именно тогда, когда у нас за плечами много совместно прожитых лет. Надо разговаривать о потребностях, ожиданиях, страстях и возможностях. Всё это суть факторы, которые изменяются с возрастом, и если мы хотим проявить заботу о качестве отношений, то их надо обсуждать, о них надо разговаривать. Неправильно полагать, что мы всё уже знаем друг о друге. Если в чем и должна быть привычка, так это в ощущении надежности, а во всем остальном надо избегать рутины и искать разнообразие. Наши любовные контакты происходят в одних и тех же формах, в одних и тех же местах, в одно и то же время (когда дети заснут), может, стоит рискнуть и сымпровизировать?
   ЯЛВ: Да, кстати, а как это делают поляки? Классические позы? При выключенном свете? В своей спальне? А может, на паркингах? Или в кухне на столе? И когда он идет в ванную, она уже знает, что будет через минуту, две и т. д.
   ЗИ: За явным преимуществом на первом месте (практически в 100 % случаев) находится спальня. Мы предаемся любви в основном дома, хотя примерно 44 % исследованных случалось заниматься сексом на лоне природы или в машине. Отмечаются также необычные места – лифт, кино, театр, школа, общественный транспорт (всего около 5 %). Что касается дней недели, в которые поляки чаще всего занимаются сексом, то это пятница, суббота, воскресенье, между 21.00 и 24.00. Реже мы занимаемся этим в будни, и это, видимо, связано с весьма прозаическим фактом, что в уик-энд у нас больше времени, потому что не надо идти на работу. Если что и удивляет, так это почему мы выбираем для секса вечерние часы?
   ЯЛВ: Вечером мы принимаем горизонтальное положение, чаще всего в постели…
   ЗИ: Да, но вечером, особенно в пятницу, мы такие уставшие! Очень мало поляков занимается сексом по утрам, а ведь с точки зрения физиологии это самый лучший момент, потому что наш организм отдохнул.
   ЯЛВ: Конечно, с точки зрения химии, нейробиологии утренние часы для организма самые благоприятные. Однако в пятницу вечером мы возбуждены, с нас еще не спало напряжение, накопленное за день, за неделю, но мы предвкушаем перспективу выходных… А не занимаемся этим по утрам, потому что мы любим поспать подольше, в комнате светло, кроме того, по утрам имеют место чисто физиологические проблемы.
   ЗИ: Это точно, по утрам бывает запах изо рта.
   ЯЛВ: Но ведь если надо, то всегда можно сказать: «Дорогая/-ой, давай-ка почистим зубки». Ничего другого тут не предложишь.
   ЗИ: Оно конечно, но такого рода приготовления лишают секс спонтанности, убивают удовольствие. Вот схожу, приму душ, почищу зубы, потом она сходит… Ну и где романтика? Лучше всего сразу – проснуться и заключить ее в свои объятия!
   ЯЛВ: Недавно я столкнулся с мнением, что те, у кого снижается интенсивность сексуального желания и в отношения закрадываются рутина, скука, устанавливают определенный день недели для секса.
   ЗИ: В четверг вечером?
   ЯЛВ: Почему обязательно вечером? Но допустим, что в четверг. Исследования, проведенные Институтом Кинси, членом которого, как мы знаем, ты состоишь (завидую тебе: такой диплом на стене кабинета!), подтверждают, что те, кто следует этому принципу, отмечают повышение качества сексуальной жизни. Такой секс по договоренности действует как свидание, взбадривает. А то, что она знает, что должно произойти, является своего рода подготовкой. Он тоже знает и уже радуется от одной только мысли. Этого ждут они оба, и ожидание само по себе является возбуждающей прелюдией к любовной игре. Еще одним элементом, вносящим разнообразие в альковную жизнь, является оральный и анальный секс.
   ЗИ: Начнем наш разговор, пожалуй, с орального секса. Для одних это высшая форма интимности, для других – нечто неприемлемое.
   ЯЛВ: Многих женщин и мужчин от одной только мысли о том, что их рот мог бы касаться гениталий, передергивает от отвращения. Другие считают, что это страшный грех и вообще никакой не секс. На память приходит скандал с президентом Клинтоном и Моникой Левински. Когда факты стали доступны общественности, Клинтон продолжал утверждать, что секса с Моникой у него не было, Моника же считала иначе. Тогда его юристы интерпретировали ситуацию следующим образом: оральный контакт без проникновения (в гениталии) не следует считать сексуальным актом, потому что это просто один из видов петтинга (ласк), в связи с чем нельзя утверждать, что отношения между стажеркой и президентом дошли до сексуальной близости.
   ЗИ: Между прочим, Клинтон внес казусом этого судебного решения замешательство в круги сексологов. Вспоминаю один из конгрессов по вопросам СПИДа, на который прибыл президент США. Клинтон возглавляет Фонд борьбы со СПИДом, так что ему частенько случается бывать на подобных встречах. Зная, что в зале присутствуют сексологи, он пошутил: «Хотелось бы отметить, что и у меня есть свой вклад в развитие сексологии».
   ЯЛВ: Не у него, а у его адвокатов. А в Польше, интересно, как ты считаешь, много ли народу занимается оральным сексом?
   ЗИ: Исследования говорят, что около 44 %, и примерно половина из них соглашается на эякуляцию в рот, впрочем, основная часть сторонников такого финала – мужчины.
   ЯЛВ: Гедонисты… Понятно, основное удовольствие перепадает им.
   ЗИ: Да, но не только мужчины в такого рода контактах получают удовольствие, женщины также рассказывают, каким громадным эротическим переживанием стал для них оральный секс. Утверждают, что испытывают интенсивный оргазм, когда мужчина ласкает их гениталии своими губами. Это неправда, что женщинами пользуются лишь в качестве инструмента, а удовлетворение получает мужчина. Здесь важно вот что отметить: если один из партнеров не хочет такого рода контактов, то не следует понуждать его к ним.
   ЯЛВ: Всё это верно, но многие женщины говорят, что испытывают оргазм, когда возбуждают партнера своим ртом, губами, даже если не получают в этот момент оральных ласк с его стороны. Для многих традиционный, классический вагинальный секс с проникновением является чем-то обыденным, а вот секс оральный представляет собой акт абсолютной преданности. Да, почти половина опрошенных говорит, что занимается оральным сексом, но можно ли сказать, что поляки одобряют сексуальную активность в такой форме? Есть у тебя какая-нибудь статистика, подтверждающая, что оральный секс стал самостоятельной формой сексуальной активности, или его рассматривают лишь как элемент прелюдии? Как к нему относятся мужчины, а как женщины?
   ЗИ: В молодежной среде оральный секс – один из способов близости без риска нежелательной беременности. Проникающий, вагинальный секс может привести к зачатию, оральный – нет. А еще его распространению среди молодежи способствует то, что она более открыта для поиска, для нового опыта и менее скована в выражении своих желаний. Молодым легче удается сформулировать свои ожидания, и во многом этому способствует Интернет. У зрелых людей свои привычки, и им труднее решиться на что-то, что они считают непозволительным.
   ЯЛВ: А что, в какой-то степени это может быть объяснением: молодые хотят, чтобы секс был приятным и в буквальном смысле необременительным. Вот почему очень часто свидание у них ограничивается оральным сексом. Аналогично выглядят и так называемые дискотечные контакты, вызванные определенным настроением, очень быстротечные. Это сводится главным образом к оральному сексу в туалете дискотеки. Такой секс не грозит беременностью, он удобен, быстр и т. д. А как формулируют свое неприятие такого секса люди зрелые? Как они называют такие отношения? Ты часто встречаешься с такими ситуациями, что люди фантазируют на тему орального секса и хотели бы эти фантазии реализовать, но что-то им мешает?
   ЗИ: Во время полового акта возбуждение сопровождается выделением секрета и появлением запахов, мягко говоря, резких. И тогда контакт рта с гениталиями может ассоциироваться с чем-то нечистым. К тому же против такой практики работает воспитание, учение церкви, советы мамы и бабушки. У многих оральный и анальный секс ассоциируется с отсутствием гигиены.
   ЯЛВ: Для того чтобы успокоить всех считающих, что оральный секс связан с «грязью», я хочу напомнить, что бактерий в полости рта (даже после чистки зубов) в пятнадцать раз больше, чем на гениталиях. Так что во время поцелуя мы получаем от партнера гораздо больше бактерий, чем касаясь языком пениса или вводя пенис во влагалище.
   ЗИ: Наряду с оральным сексом, всё шире принимаемым поляками, особенно молодыми, активными пользователями Интернета, есть еще секс анальный, то есть связанный с проникновением в задний проход.
   ЯЛВ: В мусульманской традиции подразумевается, что женщина должна выходить замуж с ненарушенной девственной плевой. Поэтому, если дело доходит до сексуальных контактов до свадьбы, то вариант анального секса, позволяющий сохранить девственную плеву, становится своего рода решением проблемы добрачного секса. Особенный интерес представляют исследования по Израилю, арабская часть населения которого живет в соответствии с мусульманской традицией. Здесь хирургическое восстановление девственной плевы превратилось в доходный бизнес. А как дело обстоит в Польше? Насколько распространен у нас анальный секс?
   ЗИ: Я занимаюсь исследованием этой проблемы с 1997 года, и последние анкеты говорят о том, что 17 % мужчин и 13 % женщин от всей популяции страны имеют опыт анального секса. Почему ты смеешься?
   ЯЛВ: Прошу прощения, Збышек, но не сдержался, бывает. Только что в кабинет заглянула твоя ассистентка, пани Эдита, с распечатками материалов лекций, и сказала, цитирую: «Господин профессор, здесь аналы и оралы, а преждевременные эякуляции немного задержу, принесу попозже». Химику нужно некоторое время, чтобы привыкнуть к сентенциям такого рода.
   ЗИ: Действительно, новичков вроде тебя это немного забавляет. Я же к этому давно привык. Потому что анальный и оральный секс – важная тема серьезных научных исследований.
   ЯЛВ: Ты скажи мне как сексолог, каких особых ощущений ждут женщины, когда допускают проникновение пениса в свой анус, а каких – мужчины во время анального секса с женщиной? Я еще могу себе представить, что многие мужчины, особенно с маленькими пенисами, получают гораздо более интенсивные ощущения при анальном контакте. В Соединенных Штатах большой процент женщин признаются (в анкетах Института Кинси), что стали практиковать анальный секс после рождения ребенка. Причиной был сильный дискомфорт, связанный с люфтом во влагалище, и как следствие – снижение остроты ощущений не только у них, но и у их партнеров.
   ЗИ: Часть молодых людей, занимающихся анальным сексом, трактует его как своего рода способ не забеременеть, другие видят в нем возможность сохранить девственность при контакте с проникновением. Но есть и такие, кто хочет поэкспериментировать, ищет новых ощущений и находит их в этой форме секса. Действительно, бывает, что вагинальный контакт не приносит полного удовлетворения из-за неполной прилегаемости влагалища. Как раз тот случай, когда размер пениса не имеет значения. Это, в частности, может быть связано со слабостью мышц Кегеля, с многочисленными родами. При этом мы обязаны помнить, что анальный секс – самая опасная форма сексуального контакта с точки зрения профилактики ВИЧ. Анус физиологически не приспособлен для сексуальных отношений, и в связи с этим во время акта могут лопнуть кровеносные сосудики и произойти повреждение. Тогда происходит контакт с кровью, к тому же имеет место потертость пениса. Анальный секс безотносительно к полу принимающих в нем участие – дело рискованное. И если уж люди пошли на контакты такого рода, то должны понимать абсолютную необходимость презерватива как средства снижения риска заразиться ВИЧ и другими инфекциями, передающимися половым путем, да и просто по соображениям гигиены.
   ЯЛВ: Иногда в порнофильмах можно увидеть оральные и анальные контакты, а минутой позже – вагинальный акт. Но при этом мы должны помнить, что происходящие одна сразу после другой сцены могут быть сняты с перерывом в несколько дней или даже в неделю.
   ЗИ: Кино – одно, а жизнь – другое. В сексуальном поведении вопросы гигиены имеют основное значение, и использование презерватива обеспечивает безопасный секс.
   ЯЛВ: Полностью согласен. Хорошо, а о чем еще фантазируют поляки?
   ЗИ: В исследованиях сексуальных фантазий мужчин наряду с анальным и оральным сексом на третьем месте (а в некоторых социальных группах даже на первом) появляется треугольник. То есть мечты о сексе втроем, особенно об оральном сексе с двумя партнершами, или о ситуации, в которой он наблюдает за ласками двух женщин. Многих это возбуждает.
   ЯЛВ: Как следует из имеющейся в распоряжении Института Кинси статистики продаж порнофильмов, повышенным спросом пользуются фильмы с сексуальными отношениями между женщинами.
   ЗИ: Я часто спрашиваю своих пациентов: «Что вам хотелось бы испытать в своей сексуальной жизни такого, что до сих пор не было вам дано?» И чаще всего слышу, что секс втроем.
   ЯЛВ: Неужели в наших польских домах, в этих панельных домах из бетона, бывает секс втроем? Или только в каких-нибудь там пентхаусах?
   ЗИ: И там и там. Интернет в этом отношении помогает. Люди договариваются и заранее четко определяют, что они хотят попробовать. Решают, что им обоим придется по вкусу… Как женщины, так и мужчины.
   ЯЛВ: Секс втроем – сильнейший удар по сексу вдвоем вообще и по браку в частности.
   ЗИ: Поэтому я всегда обращаю внимание пациентов на это обстоятельство, спрашиваю, уверены ли партнеры, что хотят именно такой конфигурации. И только после того, как приходит понимание, что к чему, появляется еще один мужчина или еще одна женщина… Партнер смотрит, как секс его жены с другим мужчиной возбуждает и удовлетворяет обе стороны: она никогда с мужем такого секса не демонстрировала, не достигала такого интенсивного оргазма… Здесь как раз и заключены те опасности, о которых надо знать, когда мы говорим о сексе втроем.
   ЯЛВ: Внезапно появляются гомосексуальные мотивы.
   ЗИ: Да, и это может очень беспокоить женщин: они боятся, что их партнер откроет в себе гомосексуальные склонности.
   ЯЛВ: Я знаю такие случаи. Об одном я написал в совместной с Малгожатой Домагалик книге «188 дней и ночей». Дело было в Германии, но теперь это не имеет значения. Женщина пережила огромную трагедию, когда муж признался ей, что полюбил мужчину и что расстается с ней не ради другой женщины, а ради мужчины. После долгих лет супружеской жизни (у них был общий ребенок!) он вдруг открыл в себе гомосексуальные позывы. По-моему, это была двойная измена. Страшный удар. Как ты думаешь, может ли мужчина, открывший в себе гомосексуальные наклонности, получить согласие партнерши на второго мужчину, предлагая ей секс втроем?
   ЗИ: Так тоже бывает. При бисексуальных или гомосексуальных склонностях предложение расширить сексуальный опыт вполне возможно. Но это всегда грозит опасностью, потому что возвращение к прошлому станет невозможным.
   ЗИ: Поэтому люди, соглашающиеся на секс втроем, должны отдавать себе отчет об опасностях. Бывает, что ему уже не хочется возвращаться к жене и к прежним привычкам. Просто в новых отношениях он чувствует себя комфортней, на него никто не давит. Впрочем, бывает и так, что гомосексуальный эпизод остается лишь эпизодом в жизни мужчины, и он возвращается к традиционным сексуальным отношениям, к отношениям с женщиной.
   ЯЛВ: В мире появилось новое явление – полиамория. Это значит, что мужчины и женщины строят связи параллельно со многими партнерами и при одобрении с их стороны. Это объясняется тем, что у человека много желаний, и один мужчина или одна женщина не в состоянии исполнить их все, не сможет удовлетворить его полностью во всем. Это не значит, что с одной он идет в театр, а с другой ложится в постель, с каждой у него своя полнота отношений, свои темы для разговоров, свой отличный от всех прочих мир. У мужчины бывает по нескольку таких референтных точек, и женщины мирятся с подобным положением дел. Очень часто такие пары подбираются по принципу взаимной полиамурности: и у нее тоже есть много партнеров. Это что, новая западноевропейская мода или ты и в Польше встречался с подобными вещами?
   ЗИ: С такой ситуацией мы в Польше встречались всегда, но у нас это явление нельзя назвать распространенным. Я задавался этим вопросом уже в исследованиях от 1997 года. Один мужчина говорил: «Я люблю жену, мы очень хорошая пара», но в то же время оказалось, что он находится в любовной связи еще с одной женщиной. И он снова уверял: «Я по-своему люблю и эту женщину. Это как бы дополнение к моему браку». Если бы он оказался в ситуации выбора, он не смог бы его сделать. Это случай типа: у меня два легких – правое и левое, – и я могу дышать полной грудью только с помощью обоих легких. У меня две женщины в жизни, и они дополняют друг друга. Мне известны такие случаи.
   ЯЛВ: Ну а что на это его «вторая половина»? Ибо, насколько я понимаю, такое может произойти только по взаимной договоренности?
   ЗИ: Да. Есть такие пары, которые договариваются о подобного рода отношениях, вырабатывают условия.
   ЯЛВ: Партнеры вместе, но в то же время не ограничивают свободу друг друга? Как ты считаешь, возможно ли, чтобы оба были счастливы в таком союзе? Насколько это согласуется с природой человека?
   ЗИ: Есть люди, которые могут быть счастливыми только в таких условиях… Он тогда меньше нервничает и лучше относится к детям, к жене… Раньше жена боялась, что муж слишком часто ходит налево с разными женщинами, теперь у него другой тип поведения. Он четко определился, и жена поняла, что он не бросит ее ради той, другой, не покинет их общий дом. Впрочем, часто бывает и так, что та, другая, вовсе и не ждет себе такого подарка, не хочет постоянно видеть перед собой мужика с его рубашками, носками и прочим барахлом… А секс время от времени, гостевой, почему бы и нет?
   ЯЛВ: Что ж, практично выглядит полиамория по-польски. Я представил себе, как бы это выглядело в Германии: мужчина одновременно проживает в двух квартирах, и в каждой у него свои рубашки, и практично бывает то у одной, то у другой, и обе женщины знают о существовании друг друга… А в тех случаях, о которых говоришь ты, как жены принимают такой расклад?
   ЗИ: По-разному бывает, но в любом случае это компромисс: она знает, что если бы поставила вопрос ребром, то существует большая вероятность, что он уйдет к другой Это, однако, не означает, что он наверняка ушел бы. Другая, по всей вероятности, не хочет, чтобы у нее постоянно ошивался мужик, или не хочет детей, или у нее есть постоянный партнер… Не смейся, разные бывают причины. В Польше это явление существует с давних пор, и не только в больших городах, в деревнях такое тоже бывает.
   ЯЛВ: Короче говоря, те связи, в которые вступают люди и в которых они находят счастье, в высшей степени трудноопределимы. И Польша в этом отношении не исключение. В Германии в последнее время очень много пишут об опасностях полиаморных союзов, которые бывают поначалу счастливыми, а со временем отдельные их участники начинают требовать исключительности, причем не обязательно тела, но и эмоций, и внимания. И в конце концов одна из сторон не выдерживает.
   ЗИ: Но ведь и любой традиционный брак (в котором нет третьего) тоже может не удержаться на плаву. Повседневная рутина приводит к распаду. Порой я задаюсь вопросом: есть ли в жизни человека что-то более сложное, чем его сексуальность?
   ЯЛВ: Какое совпадение: с начала нашего с тобой разговора я всё чаще задаю себе именно этот вопрос.

Глава II. (НЕ)ОСОЗНАЮЩИЕ СВОИ ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ…
Зачем людям верность? О тяготах моногамии

   ЯЛВ: Я все думаю, почему двое, мужчина и женщина, хотят быть вместе, почему мужчина каждый день возвращается домой, что им движет? Более того, он возвращается к той же самой женщине, хотя с точки зрения эволюции (я имею в виду распространение генов и здоровье потомства) было бы лучше, если бы после работы он пошел к другой. Чем сильнее различаются гены партнеров, тем здоровее потомство. Коль скоро главной целью нашего размножения является развитие человечества, мужчина, для того чтобы оправдать своё существование, должен оплодотворить максимальное количество женщин. И чем больше он оплодотворит женщин, тем выше шансы оплодотворить женщину с генами, максимально отличающимися от его собственных. То есть в эволюционном плане мы созданы не для моногамии. Да… противоречие, однако: как удержаться мужчине в рамках сексуальной моногамии при огромном количестве спермы, при прокреационном характере сожительства, при эволюционно встроенном механизме распределения, распространения своих генов как можно в большем количестве партнерш?
   ЗИ: Институт брака нам навязан обществом, культурно и религиозно обусловлен. В племенные и более древние времена моногамии не было.
   ЯЛВ: Если бы наш предок, живший десять тысяч лет назад, появился здесь и сейчас, его удивила бы необходимость быть вдвоем и спать вдвоем с одной только женщиной. Чем жизнь вдвоем лучше от сожительства со многими женщинами? Почему индейцы яномами (есть такое племя в Амазонии) живут в полигамии? Все занимаются «этим» со всеми и не называют это промискуитетом, считают нормой. Почему люди западной, средиземноморской цивилизации считают, что жизнь вдвоем – лучшее решение сексуальных проблем?
   ЗИ: Культурный аспект секса определяется термином «сексуальная социализация». Общество вырабатывает определенные моральные образцы, функционирует в соответствии с определенными принципами, строит модель семьи; принимая эти правила, человек приспосабливается к жизни в коллективе, социализируется. Сколько стран – столько и обычаев; по-разному к вопросу пола подходят в Польше, в Германии, на Украине или в России. Более того, даже в одной стране этот вопрос решается по-разному на разных этапах ее исторического развития. Каждое общество строит свои собственные образцы, традиции, и члены данного сообщества придерживаются этих принципов, даже когда находятся далеко от дома.
   ЯЛВ: Соглашусь, что социальные, религиозные, этические нормы, в которых мы воспитаны, приводят к тому, что мы пребываем в нелегкой моногамии. То, что люди могут вместе прожить несколько десятков лет, достойно похвалы. В свое время в Советском Союзе и даже в ПНР супружеские пары с солидным стажем отмечали государственными наградами. Вообще-то ордена, медали дают за самоотверженность, за исключительные поступки. Что же получается: они отвергали себя, самоограничивались или всё-таки любили друг друга всё это долгое время? В семидесятые годы ХХ века было проведено множество исследований, которые искали аналогии между зависимостью от другого человека (потому что любовь – это зависимость) и действием наркотиков. Аналогия потрясает. И зависимость от наркотиков, и зависимость от другого человека существуют на биохимическом уровне. Многие ученые считают, и это очень смелое утверждение (внимание, дамы!), что мужчина возвращается домой к той же самой женщине не за хорошим самочувствием, а потому что хочет избежать плохого самочувствия. В своей практике сексолога ты встречался с тем, чтобы хоть одна из сторон заявила, что он остается с этой женщиной, а она с этим мужчиной потому, что боятся жизни друг без друга? Живут вместе потому, что боятся порознь?
   ЗИ: Разумеется. И даже очень часто. «Что со мною будет, когда я останусь один/одна?» Люди существуют в браке, который, пусть и не токсичен, но и здоровым, благоприятным для них тоже не назовешь. Этот союз инертен, он не дает ничего нового. Мир без эмоций, без страстей. Эти люди могут рассчитывать друг на друга, дать друг другу ощущение безопасности – это тоже немало, но там всё холодно.
   ЯЛВ: Короче говоря, они предпочитают сохранять не слишком хорошее самочувствие, дабы не обрести еще худшего. Причина, по которой мужчина возвращается к той же самой женщине, вовсе не в том, в чем уверяют писатели-романтики и весь этот Голливуд. На молекулярном уровне у любви очень простое объяснение.
   ЗИ: Сравнительно недавно появились возможности заглянуть в человеческий мозг, подглядеть, что там происходит в то время, когда человек чем-то увлечен, занят: переживает любовь, ненависть, печаль, тоску и так далее. Под конец ХХ века это стало возможным, появились методы сканирования, томографии, ядерного магнитного резонанса (ЯМР) – теперь можно заглянуть и удивиться, что у нас в голове, какие там бушуют страсти.
   ЯЛВ: Я как раз хотел сказать об этом. Первым проблемой любви, понимаемой как зависимость, занялся профессор Джордж Куб (George Koob), руководитель известного американского The Scripps Research Institute, исследующего зависимости. В семидесятые годы ХХ века в Соединенных Штатах после эпохи детей-цветов, хиппи и необузданной свободы всё громче заявляла о себе проблема наркомании. Поэтому и возник специальный институт, занимающийся этим вопросом. Джордж Куб нашел связь между эмоциями, их продолжительностью и зависимостью. Он выдвинул тезис: любовь – та же зависимость. У находящихся в состоянии влюбленности необычно высока концентрация дофамина. Область мозга, которую называют мезолимбической, под влиянием определенных стимуляторов производит в прилежащем ядре (есть такой отдел мезолимбической системы) огромное количество дофамина. Когда мы что-то хотим (уточняю: в данном случае «что-то» – половое желание, вожделение) и наше желание получает удовлетворение, мы получаем награду в виде порции дофамина, то есть, как только наш голод утолен, выделяется дофамин и заливает определенные участки прилежащего ядра. Мы получили дофаминовый «приз», потому что насытились, успокоили голод. После полового акта мы тоже получаем этот приз – происходит выделение огромного количества дофамина.
   ЗИ: Интересно.
   ЯЛВ: Успокоение голода, жажды, глоток этанола, амфетамина приводят к образованию дофамина. Нам хорошо, наше самочувствие улучшается. Ровно так же происходит в случае секса: мы имели секс с привлекательной для нас особой, в прилежащее ядро выливается дофамин, и мы получаем сигнал, что всё прекрасно. Мы строим связи, вступаем в отношения, потому что хотим вновь испытать эти ощущения. Как наркоман, который еще раз хочет почувствовать себя лучше всех, мы стремимся к награде. Но однажды люди заметили, что можно обмануть систему вознаграждения и достичь выделения дофамина без, как ни крути, хлопотной суеты по воссозданию ситуации, при которой он выделялся, а просто выпить алкоголь или принять на слизистые оболочки носа (или на гораздо большие по размеру слизистые оболочки влагалища или ректума) дозу наркотика. Интересно, что хорошее самочувствие мы получаем также во время разрядки сексуального напряжения. Так же начинается и любовь – с зависимости: мы получаем положительный сигнал от системы вознаграждения. Со временем мы привыкаем к позитивным сигналам и переходим к другой фазе: нам нужно всё больше наркотика, чтобы ощущать состояние удовлетворенности, это значит, что прилежащему ядру надо всё больше и больше дофамина. Однако этого не происходит, потому что со временем половой акт с той же самой партнершей высвобождает гораздо меньше дофамина. И тогда, оставшись без дозы своего наркотика, мы чувствуем себя плохо.
   ЗИ: То есть теперь нашей главной задачей станет предотвращение плохого самочувствия?
   ЯЛВ: После какого-то времени впавшие в зависимость люди уже не к радости стремятся, получая свою дозу, их главная цель – избежать плохого самочувствия. Как мы говорили, Джордж Куб занимается зависимостью, в том числе и зависимостью от любви, на уровне нейробиологии. Профессор Куб ставил опыты на мышах-полевках. Эти степные грызуны славятся своими моногамными привязанностями. Самец мыши-полевки совокупляется с первой попавшейся самочкой и живет с ней в моногамном союзе всю жизнь. Он метит свою территорию, прогоняет с нее других самцов и – что интересно – других самок, даже когда у него гон, а у них течка. Аналогия зависимости от любви как от наркотика была исследована как раз на полевках. На людях в силу разных причин вряд ли удалось бы проверить правильность медицинских теорий, связанных с наркотическими состояниями.
   ЗИ: Неважно, на нейробиологическом уровне это всё равно даст ответ, почему мы вступаем в моногамные союзы и хотим оставаться в них.
   ЯЛВ: Я, понятное дело, не хочу свести человека до уровня молекул, я всего лишь пытаюсь выяснить, почему люди хотят быть друг с другом, почему они долгие годы остаются в браке, хотя природа скорее выступает за то, чтобы мы были полигамными.
   ЗИ: Ты хочешь сказать, что через пару лет у нас может возникнуть проблема новых стимулов для того, чтобы обеспечить новые интенсивные дозы дофамина?
   ЯЛВ: Это не так просто даже на нейробиологическом уровне. Джордж Куб провел на грызунах два необычных опыта. Опыт первый. Он собрал в закрытом пространстве группу полевок, «наркотизовал» их, а вернее – позволял спариваться. После совокупления самец мыши-полевки приблизительно 24 часа оставался рядом со своей избранницей – защищал ее, оберегал, отгонял других самок. После чего Куб резко разделил пары влюбленных полевок, распределил «супругов» в разные помещения и проводил «тест пловца» – каждого самца бросал в молоко…
   ЗИ: Оригинально.
   ЯЛВ: Разлученные с самочками влюбленные самцы мыши-полевки не пытались спастись, они дрейфовали на поверхности молока. Зато те самцы-полевки, которые не успели построить отношения, прежде чем утонуть, изо всей силы били лапками по жидкости, борясь за жизнь. Заметьте, что мыши-полевки не знают, что, потеряв смысл жизни и отрешенно дрейфуя на поверхности, они не утонут, а те, кто отчаянно боролся за жизнь, как раз наоборот. Еще один жизненный парадокс, гримаса судьбы. Различие в поведении возникало из-за разного психического состояния: разделение вызвало подавленность, влюбленные не видели смысла в жизни без любимой, они находились в состоянии сильнейшего стресса, полного безразличия. Не подсевшие на любовную зависимость мыши-полевки боролись за жизнь, подсевшие – дрейфовали в состоянии апатии.
   ЗИ: Очень интересный пример. Прекрасная аналогия между зависимостью от наркотиков и зависимостью от самки.
   ЯЛВ: Второй опыт включал подвешивание полевки за хвост (ужас, а не опыты!). Полевки-одиночки бешено махали лапками, чтобы не упасть. А вот полевки, которых разлучили с самочками, а также полевки, которым перестали давать наркотики, безвольно висели. В плане наркотиков и эмоций биохимия очень схожа. После прекращения поступления наркотика и после разлучения с любимой происходит одна и та же химическая реакция: отсутствие дофамина – отсутствие счастья, и полевка больше не видит смысла в жизни. Но между наркотиками и любовью все-таки есть существенная разница, и, по-моему, прекрасная. Длительный прием психоактивных субстанций ведет к медленной дегенерации мозга. Чрезмерное выделение дофамина в прилежащее ядро мозга через некоторое время приводит к полной дегенерации дофаминовых нейронов в этом отделе мозга, и таким людям все труднее становится найти что-нибудь приятное в жизни. Сначала они перестают ощущать естественное вознаграждение, а потом и то вознаграждение, которое они получают от наркотика. Эндогенно продуцируемые наркотики, связанные с эмоцией любви и вожделения, этого не вызовут. То есть имеется весьма существенное качественное различие, возникающее из способов производства дофамина мозгом. Это установила в своих исследованиях Нора Волков (Nora Volkow), руководящая Национальным институтом по вопросам злоупотребления наркотиками (NIDA) в США. Кстати, внучка весьма любвеобильного советского революционера (был любовником, между прочим, мексиканской художницы Фриды Кало) Льва Троцкого.
   ЗИ: Ну хорошо, мы уже более или менее знаем о той зависимости, которая связана с любовью. Но давай подумаем, почему люди соглашаются на моногамию и остаются в браке, любят друг друга, и находятся в половой связи со своей половиной, и тем не менее некоторые из них ищут секса на стороне. Как же так получается, что люди, зависящие друг от друга, любящие друг друга, бывают неверными (особенно мужчины, хотя в последнее время не только мужчины)?
   ЯЛВ: Ты хочешь узнать ответ на один из самых трудных вопросов, которые человек задает сам себе? Почему женщина ложится в постель не с мужем, а потом возвращается к своему мужу и хочет прожить с ним остаток жизни? И почему то же самое делает мужчина? Откуда это? Я попытаюсь найти ответ на биохимическом уровне. Установлено, что у некоторых людей есть ген, который отвечает за измену. Этот ген кодирует (гены служат для кодирования белка) рецептор D4, связанный с центром удовольствия. Рецептор выявляет полиморфичность, это значит, что те, у кого он присутствует, имеют склонность к связи со многими партнерами, то есть имеют тенденцию «ходить налево». У животных этот рецептор называется D4, а у людей – это DRD4. Ген, который кодирует DRD4, выступает в семи разных вариантах. Те, у кого он присутствует во всех семи вариантах, более склонны к полигамии, чем другие. Это так называемый полиморфизм 7R+. Интересно, что практически у всех индейцев племени яномами имеется ген с полиморфизмом 7R+. Это значит, что они генетически предрасположены к получению большого количества дофамина. Если ты хочешь чувствовать себя прекрасно, ты должен иметь много партнеров. Понимаешь, просто у них такие рецепторы, и всё тут. Но я не хочу, чтобы у наших читателей сложилось впечатление, что я оправдываю изменников-мужей или жен. Думаю, что и ты этого не хочешь.
   ЗИ: Нельзя не сказать о социализации. Биология биологией, но мы живем в обществе, и живем по определенным правилам, хотя кое-кому трудно бывает к ним приспособиться. Мы корректируем поведение других своими замечаниями, оценками, а другие точно так же корректируют наше поведение.
   ЯЛВ: Я не хотел бы здесь руководствоваться мнениями, что скажет соседка или коллега по работе. Два человека хотят быть вместе, но порой у них получается, что они вроде как вместе, но в то же время порознь… В социальном плане они моногамны, остаются парой в браке, но в сексуальном плане они отнюдь не моногамны, у них бывают эпизоды измены.
   ЗИ: Очень интересно и в то же время очень сложно, почему люди, заявляющие, что хотят быть вместе, не собирающиеся разрывать свои отношения, потому что счастливы в них, допускают супружескую неверность со своей стороны? Не хотим ли мы этим самым сказать: ты можешь любить и, несмотря на то что ты любишь, вступать в отношения с кем-то другим?
   ЯЛВ: В сексуальные отношения?
   ЗИ: Да, сексуальные.
   ЯЛВ: Здесь другие отношения не важны, здесь главное – сексуальные отношения. Наверняка у тебя были пациенты, которые изменяют. Как они объясняли это? Потому что, как это выглядит на нейробиологическом, нейрохимическом уровне, мы уже немного знаем.
   ЗИ: У меня такое впечатление, что, разговаривая о подобного рода проблемах, невозможно не учитывать социальный контекст, потому что как биологически, так и эволюционно мужчина создан для того, о чем ты говоришь, – для как можно более широкого распространения как можно большего количества сперматозоидов. Мужчину тянет на секс со многими женщинами.
   ЯЛВ: Вот именно. Его коснулся палец дьявола-воспроизводителя, хотя воспроизводиться, размножаться он вовсе не желает, потому что это обрушит на него массу проблем. Особенно если он уже женат.
   ЗИ: И этого люди тоже часто не могут понять, особенно в ситуациях, когда узнают об измене и говорят: «Он/она не любит меня, если бы любил/любила, то не изменил/не изменила бы». А те, кто изменяет, чаще всего говорят совсем наоборот, что, мол, любит, что это был ничего не значащий эпизод. Более того, они прекрасно отзываются о своем партнере, которому они только что изменили, убеждают всех в прекрасных отношениях с ним. Я слушаю их, и у меня складывается впечатление, что они говорят о настоящей большой любви, о чем-то важном в их жизни, что не связано с сексуальным измерением. Что им хорошо друг с другом, что они любят быть вместе, что у них общие интересы, они одинаково чувствуют, одинаково глядят на мир. Но при этом оказывается, что вспыхивающее в них вожделение сильнее их. Довольны ли они этим? Нет, недовольны. У них есть дискомфортное ощущение своей нелояльности, они знают, что не должны причинять партнеру боль. И опять-таки, когда мы разговариваем о том, зачем они делают это, некоторые говорят так: «Любовь любовью, но для меня удобнее, если иногда у меня будет секс с кем-то другим».
   ЯЛВ: То есть по принципу: я люблю домашнюю готовку, но иногда и фастфуд оказывается очень кстати?
   ЗИ: Да… Однако надо подчеркнуть, что у современных поляков очень разное отношение к сексу и к сексуальному партнеру. В моей книге «Сексуальность поляков в начале XXI века» я упомянул эти разные установки: пуритане, пассивные, гедонисты, абстиненты (т. е. воздержавшиеся). Для представителей каждой из этих категорий внебрачная интимная связь строится по-своему. Для пуритан это практически немыслимая ситуация, и если такое случается, то они могут воспринять ее как трагедию. Для гедонистов она практически ничего не значит. У меня такое впечатление, что происходящие в наши дни изменения в стиле поведения людей, в обычаях приводят к росту числа тех, кто четко разделяет любовь и секс. Из обследованной мною группы в 10 000 пользователей Интернета 30 % имели реальный секс с теми, с кем познакомились в Интернете.
   ЯЛВ: То есть практически каждый третий из установивших контакт в Интернете стремится к реальному сексуальному контакту и достигает своей цели?
   ЗИ: Да. Для поляков это многовато.
   ЯЛВ: Часто ими оказываются люди, у которых есть несколько партнеров в реальности и которые охарактеризовали бы эти контакты как счастливые.
   ЗИ: Да, часто это люди, находящиеся в браке, причем считающемся удачным. Однако у них есть секс на стороне. Но это не значит, что в законном супружестве этот человек чего-то недополучает. Часто оказывается совсем наоборот: эти люди говорят, что они удовлетворены своей сексуальной жизнью. Мог бы секс быть лучше в их брачном союзе? Они говорят: «Да, мог бы, но я его/ее и так люблю». И опять эта любовь. Секс эпизодический, случайный их возбуждает и удовлетворяет. Они не хотят образовывать новую пару ни официально, ни неофициально, параллельно официальной, которая могла бы стать угрозой законному союзу.
   ЯЛВ: Они заявляют, что счастливы, довольны своей сексуальной жизнью, но, несмотря на это, у них бывают случаи нарушения принципа сексуальной моногамии, но не социальной. Возникает вопрос: это всего лишь прилив дофамина при виде женщины в лифте? Она выглядит как девушка, которую я когда-то видел на обложках журналов, она прекрасно одета, она в очках – как раз то, что мне нравится, – и она на расстоянии вытянутой руки. При ее виде меня заливает дофамин и наступает своеобразная борьба разума с эмоциями, что ты или сразу после выхода из лифта познакомишься с ней, или сядешь за своим письменным столом и подумаешь, что нет, я слишком много могу потерять. Но есть и такие люди, которым практически нечего терять, или они знают, что есть что, но тем не менее идут в этом рискованном направлении – почему?
   ЗИ: Так поступают не только мужчины, но всё больше женщин… Вот ты говоришь: мужчина входит в лифт и смотрит, так? Но ведь часто бывает, что как раз женщина входит в лифт и смотрит; всё больше историй в наше время начинается именно таким образом.
   ЯЛВ: Это называется сексуальным браконьерством. В 2011 году в США были проведены исследования на очень больших выборках. Вопрос звучал так: «Предпринимал (а) ли ты попытки соблазнить женщину или мужчину, о которых ты знал (а), что он (а) находится в браке?» И представь себе, что 62 % мужчин предпринимали такие попытки (хоть и не всегда увенчанные браконьерскими трофеями), а среди женщин таких было меньше – 34 %.
   ЗИ: В Польше исследования на тему сексуального браконьерства проводили психологи из Гданьска. А теперь давай развернем нашу тему под другим углом: она замужем и не знает, женат ли тот тип, который ей так понравился в лифте…
   ЯЛВ: Это сразу две отдельные темы.
   ЗИ: Но это созвучно с тем, о чем мы говорим, потому что она замужем и любит, но вдруг воспылала страстью к мужчине. И говорит мне так: «Профессор, я знаю, что в этом лифте я должна смотреть в потолок, но я смотрю прямо в пах. Делаю вид, что перевожу взгляд на пол, но я смотрю ему прямо в пах, а на нем обтягивающие джинсы». Невероятно, да? Работает ее фантазия, приходит в действие, и прежде чем они доедут до какого-то там – четырнадцатого или пятнадцатого – этажа, она успевает послать ему сигналы, в смысле невербальное послание, показать свое желание секса. Знакомы ли они? Она его не знает и, возможно, не узнает, но в мыслях уже занялась с ним сексом.
   ЯЛВ: В лифте, что ль? Это я смеюсь, шучу, но действительно так. Чистейшая химия. Такой голод по вознаграждению, что (здесь я снова выхожу на химический уровень) происходит внезапная ассоциация этого человека с дофаминовым приливом в ожидании вознаграждения. Желание столь сильно, что она забывает о риске, об усилиях, с которыми обычно сопряжено достижение результата, она просто делает это и продвигается по тропинке вознаграждения на биохимическом уровне. Это отчасти напоминает людей, идущих через пустыню; они находят оазис и бросаются пить. Этому никто не удивится, и это понятно. Почему же тогда удивляются сексу в лифте сексуально голодных людей?
   ЗИ: Женщины не любят, чтобы такого рода инциденты повторялись слишком часто, но иногда они позволяют себе подчиниться страсти, увлечься. То, что ты называешь стремлением к вознаграждению, они трактуют как своего рода манифест свободы. Иногда в лифте или еще где-нибудь они занимаются мастурбацией, целуются взасос, и этого им абсолютно хватает. Некоторые отваживаются на секс. Чистое удовольствие. Дань гедонизму.
   ЯЛВ: Расскажу об одном очень интересном эксперименте, который хорошо иллюстрирует тему нашего разговора. Об эксперименте на мышах-полевках, образующих только моногамные связи. Самцам-полевкам вводили леводоп, L-DOP. Это лекарство, которое применяют в лечении страдающих болезнью Паркинсона, потому что одним из симптомов данного заболевания является исчезновение центров, ответственных за производство дофамина. В клетку к самочкам запустили три вида самцов: успевших образовать пару, но без укола леводопа; успевших образовать пару, но с уколом леводопа, и тех самцов-полевок, у которых еще не было своих партнерш. Полевки-одиночки совокуплялись с доступной самкой и после 24 часов образовывали с ней пару. Те самцы-полевки, которым не делали инъекции, вели себя иначе, верные обычаю прогонять любую не свою самочку, даже если бы у нее была течка. Но те, кто получил укол L-DOPа, то есть после искусственного вызывания у них дофамина, покрывали доступных самок, не обращая внимания на то, есть у тех течка или нет. Заметь, что совокуплялись даже полевки, имеющие партнерш! Это точное воспроизведение ситуации, происшедшей с той женщиной в лифте: она в результате игры своего воображения, привычек или мечтаний неожиданно получила порцию L-DOPа. То есть она произвела дофамин сама в себе и в связи с этим повела себя в точности как полевки из опыта, как наркоман. Иначе этого не объяснишь. Когда L-DOP перестал действовать, полевка-самец послушно возвращался к своей самке и дальше вел себя как верный супруг, отгонял других самцов, отгонял находящихся в течке чужих самочек. И только тогда, когда действовал введенный L-DOP и симулировалось образование дофамина, он вел себя так нестандартно.
   ЗИ: Вот и она – женщина в лифте – не думала, что ее порыв может угрожать ее браку, она любила мужа и прежде всего не хотела даже в малой степени осложнять свою жизнь. Она открыла в себе такое, о существовании чего даже не подозревала. Поэтому мы говорим о сексуальности, что это очень сложный предмет, потому что на разных этапах своей жизни, получая новый опыт, мы открываем в себе разные ее моменты.

Глава III. ТЫ МЕНЯ БОЛЬШЕ НЕ ЛЮБИШЬ?!
О привыкании и изменчивой/переменной частоте секса

   ЯЛВ: Сексуальные контакты влюбленных со временем теряют свою интенсивность, увлеченность не может длиться вечно. Огромное количество выделяемого дофамина толкало людей в объятия друг к другу и в постель. Мы уже знаем об этом из предыдущей главы о тяготах моногамии. Однако со временем выделяется всё меньше химических субстанций, сопровождающих возбуждение, вызываемое общением с человеком.
   ЗИ: Постепенно один из партнеров приходит к сакраментальному вопросу: «Ты меня больше не любишь?»
   ЯЛВ: Люблю, но немножко… как бы это сказать… по-другому, чтобы не сказать «меньше». Происходит нормальный процесс, который в социологии называется габитуация, что означает привыкание. Ему подвержены и ящерицы, и карликовые шимпанзе бонобо. Хотя обезьянки, наверное, нет, потому что они так часто меняют партнеров, что не успевают привыкнуть. Привыкание свойственно практически всем приматам. И мышкам-полевкам тоже. Количество актов совокупления у верного, моногамного самца-полёвки со временем тоже падает.
   ЗИ: Люди уже не тянутся друг к другу так сильно, как на начальном этапе их, скажем так, брака. Исследования Института Кинси подтверждают, что сексуальная привлекательность партнеров друг для друга за первые два года супружества резко падает. Наполовину или даже больше. Примерно как цена автомобиля в течение первых двух лет пользования им, хотя такое сравнение, может, и не самое удачное. Люди пребывают вместе, потому что… И тут широчайшая гамма мотиваций. Не исключая, естественно, любви, интенсивность которой неуклонно падает, и жизнь вместе становится привычкой.
   ЯЛВ: Жизнь в течение длительного времени под одной крышей и общение приводят к тому, что люди привыкают друг к другу. Меняется их поведение в отношении друг друга. Причем в разных контекстах, не только в сексуальном. Мы часто наблюдаем, как мужчины и женщины, которые знакомы довольно близко, обходятся в своем общении без элементов флирта, потому что флирт они «уже проходили». Их союз больше не такой романтический. Хотелось бы сказать – как бы саркастически и обидно это ни прозвучало, – что настоящая семья начинается тогда, когда мужчина вместо цветов начинает приносить домой картошку. Мы знаем, что со временем люди перестают желать друг друга так, как это было в самом начале их знакомства. На эту тему снято огромное количество фильмов, написана обширнейшая литература. Это прекрасная тема для творцов, тема, заряженная драматизмом. Внезапно один перестает желать свою вторую половину и начинает испытывать любовную страсть к другому человеку или вовсе никого не хочет, остывает в своих желаниях. Несомненно, имевшее место либидо куда-то исчезает. Здесь можно было бы представить некий график. У разных людей это проходит по-своему, но тем не менее всегда это кривая падения, показатели никогда не растут. Просто это так.
   ЗИ: Существует статистика – и касается она благополучных пар – падения частоты совокуплений после свадьбы. После года совместной жизни среднестатистические супруги совокупляются через день. И что интересно: много измен происходит через год или два после свадьбы. Такова реальность, в которую втянуты как мужчины, так и женщины.
   ЯЛВ: Это значит, что одна из сторон теряет влечение значительно раньше другой и, желая снять сексуальное напряжение, решается на измену?
   ЗИ: Практически сразу после свадьбы…
   ЯЛВ: Да, но это «сразу после» вовсе не означает, что молодые не знали друг друга до свадьбы; в наше время, пока люди дойдут до ЗАГСа, успевают пожить вместе не один год. Первая брачная ночь уже не такая, как это было когда-то. Так что ко времени свадьбы люди успевают привыкнуть друг к другу. Собственно говоря, свадьба ничего не меняет в их сексуальных отношениях, а если что и меняет, так только в социальном статусе, дает право общей собственности и прочие привилегии семейного человека. В свое время мне случилось побывать на свадьбе, заметьте – молодых людей, которым еще не исполнилось тридцати. Я сидел недалеко от невесты и услышал, как она говорила подруге: «Магда, как я рада, что сегодня наконец высплюсь после всех этих хлопот».
   ЗИ: А ведь это первая брачная ночь! Поэтому фраза: «Он изменил ей через два года после свадьбы» вводит в заблуждение, поскольку уже три года до свадьбы «молодожены» жили в незарегистрированном браке, а познакомились и того раньше – еще в институте.
   ЯЛВ: И в результате получается, что они вместе уже лет десять.
   ЗИ: Но я все-таки настаивал бы на том, что заключение законного брака имеет значение. Он изменяет взгляд на жизнь. Люди, находящиеся в законном браке, получают большее ощущение безопасности, у них есть совместное имущество, дети. У многих такое положение дел меняет взгляд на «нас». Они начинают замечать, что он – ее, а она – его, что они принадлежат друг другу… В результате страсть стихает, и знавшие их люди могут даже воскликнуть: «Боже, как же она/он изменился после свадьбы!» То есть человек больше не борется за сохранение союза всеми неформальными средствами, как он делал это раньше.
   ЯЛВ: Свадьба срывает с союза двух флер романтичности.
   ЗИ: Не со всех.
   ЯЛВ: Однако химия любви ничего не знает о том, в сожительстве находятся молодые, в законном браке или брак им только предстоит: они просто живут друг с другом, состоят в половых отношениях, обычных отношениях между мужчиной и женщиной. Гомосексуальные партнерские связи мы пока что оставим в стороне. В главе «Можно ли считать любовь афродизиаком. О химии любви» пойдет речь о фенилэтиламине, который относится к группе амфетаминов и вызывает активацию эндорфиновых рецепторов. Мы хотим быть рядом с тем, кого любим, потому что присутствие именно этого человека вызывает появление дофамина в системе вознаграждения. Дофамин дает ощущение насыщения, удовлетворенности, очень похожее на ощущение, получаемое от действия наркотиков. Неврологи изучили, как долго это может продолжаться, на какое время нам хватает фенилэтиламина в мозгу, чтобы купаться в счастье. Подсчитано, что период восхищения, восторженного обожания длится примерно до восемнадцатого месяца после начала сожительства. Кое-кто утверждает, что этот период может растянуться максимально на 4 года. Антропологи полностью подтверждают это.
   ЗИ: Я знаю мужчин, у которых либидо пропадает уже после восьми часов с момента первого полового контакта; для его восстановления им приходится выбирать другой объект вожделения.
   ЯЛВ: Срок от 18 до 48 месяцев – средняя величина. Исследования проводились в разных странах и в разных культурах. От Гренландии до Новой Гвинеи. Об этом подробно и увлеченно писала в своих книгах (они издаются во многих странах, в том числе и в Польше) американская антрополог, профессор и исследовательница поведения человека Хелен Фишер (Helen Fisher). Мы говорим о типичных парах, в которых появляется элемент эмоции, называемый любовью, о тех, кто в своих анкетах четко заявил, что любит. Ты можешь подтвердить это? Приходят ли к тебе пациенты с такими вопросами: «Господин доктор, господин профессор, я больше не испытываю влечения к своему мужу» или «Я пришел к вам, потому что по-прежнему люблю свою жену, но перестал желать ее».
   ЗИ: Может быть, кому-то не понравится, но это правда: любовь не обязана сопровождать жизнь пары. Эротическая увлеченность может перейти в такую фазу любви, когда нет больше вожделения, но при этом мужчина не думает менять союз с этой женщиной на связь с кем-то другим. Он начинает ценить свой брак вне зависимости от того, как идут дела в сфере секса. Его теперь больше занимают вопросы детей, общих интересов. И это оказывается важным. Со временем появляются проблемы со здоровьем как у него, так и у нее, партнеры начинают поддерживать друг друга в других областях. Порой у меня складывается впечатление, что женщины тенденциозно оценивают мужчину в категориях эрекции и не замечают, что сильной в мужчине может быть не только эрекция, но и его сентиментальность.
   ЯЛВ: Что ж, такова их логика: в начале брака женщины жалуются, что у мужчин только одно на уме, а потом обижаются, что после какого-то времени это одно у них из головы уходит.
   ЗИ: Точно.
   ЯЛВ: С точки зрения биохимии привыкание – абсолютно нормальная вещь. Это следует из четырехфазной структуры любви, из ее часто накладывающихся друг на друга элементов. Поначалу в любви определяющим является сильное либидо, вожделение просто-таки физическое. Позже появляется эрос (здесь, простите, переходим с латыни на греческий), то есть строительство сексуальных отношений на базе определенной близости, на совместном времяпрепровождении, на постоянно доминирующей эротике. Потом наступает третья фаза (это фаза, когда уже начинается привыкание), которая называется (и здесь опять греческий термин) филия, то есть «дружба»: привыкание, привязанность, желание вместе проводить время, а у некоторых и она ничуть не исключает эроса и либидо, но присутствие всех этих приятных компонентов случается реже. Однако, несмотря на их отсутствие, партнеры все еще хотят быть вместе. Действительно, либидо на склоне лет может быть полностью исчерпано, но появляется нечто более прекрасное, что дано испытать немногим, а именно – абсолютная каритас, если на этот раз прибегнуть к латыни, то есть способность жертвовать собой ради другого человека с целью обеспечить ему максимальный уровень счастья. Любовь Бога к людям и людей к Богу – чистая каритас. Здесь нет ничего общего с либидо, с физическим сожительством.
   ЗИ: Интерес к сексу просто угасает с возрастом.
   ЯЛВ: Это понятно. Если мужчина думает, что и год спустя после свадьбы женщина будет ждать его возвращения с работы на пороге дома, чтобы побыстрее стянуть с него брюки и заняться с ним оральным сексом, прежде чем он успеет скинуть плащ, он будет разочарован. Такое могло быть разве что в первый месяц после свадьбы, а точнее – в первый месяц знакомства.
   ЗИ: В разные периоды жизни, и особенно после пятидесяти лет, у нас при виде спальни начинает болеть голова. Это недомогание чаще становится уделом женщин, то есть гораздо больше женщин говорит, что секс их больше не интересует. Из мужчин старше пятидесяти лет так говорят 14 %, а среди женщин – более 40 %.
   ЯЛВ: О! Вот это ножницы!
   ЗИ: Снижается не только частота сексуальных контактов, но и вообще желание заниматься сексом.
   ЯЛВ: Причем и негативным-то это явление не назовешь, поскольку процесс привыкания естествен. Здесь стоит вспомнить эффект Кулиджа, о котором мы подробнее расскажем в главе, посвященной неврозам.
   ЗИ: Да. Эффект Кулиджа распространяется также на обезьянок бонобо, мартышек, быков… Да, и с ними тоже проводили эксперименты. Когда к быку, который перестал интересоваться сексом со знакомыми ему коровами, приводили новую корову, он немедленно принимался покрывать ее. И здесь неважно, результативной была та случка или нет, главное – у него появлялось желание.
   ЯЛВ: Эффект Кулиджа работает всегда.
   ЗИ: Но в сексуальных ожиданиях и желаниях, кроме вагины и пениса, огромную важность имеют и другие элементы. А мы почему-то слишком часто забываем о них. Важно ощущение близости, нахождения вместе, тактильные контакты…
   ЯЛВ: Разумеется, в противном случае большая часть пар самое позднее после четырех лет совместной жизни распадалась бы.
   ЗИ: Я не устану повторять, что в браке очень важно общение. Люди должны разговаривать друг с другом обо всем, но больше всего – о своих потребностях, желаниях, потому что это самый простой рецепт счастья. Основа всех удачных отношений – общение. Женщина может сказать: «Мне сейчас не нужен секс, мне нужна простая ласка». Если же он хочет секса, как-то разрядить напряжение, то в рамках нормальных отношений (в том числе и сексуальных) она может согласиться на то, чтобы он прижался к ней и занялся мастурбацией.
   ЯЛВ: Да, но для многих такой способ является нарушением определенной границы. Ты это советуешь парам?
   ЗИ: В том-то всё и дело: надо нарушать границы, надо экспериментировать. Зачастую мы даже не знаем, где они, эти границы. Но естественно, всё делается только при согласии другой стороны. Мы обязаны идти на это для собственного счастья.
   ЯЛВ: Ну а если она говорит: «Нет, никакой мастурбации я не допущу, меня от нее просто воротит», что ты ей скажешь тогда?
   ЗИ: Скажу: «Тогда уступите ему, займитесь сексом». А она: «Но мне не хочется заниматься сексом!»
   ЯЛВ: Ну вот.
   ЗИ: Тогда женщина говорит: «Понимаете, я не могу так, как моя сестра. Она живет со своим мужем. Стискивает зубы и отдается ему, хоть ей совсем не хочется. Даже если у нее что-нибудь болит, она всё равно без звука отдается мужу. А я не позволю так обращаться со мной». И тогда я спрашиваю ее, говорила ли она ему об этом. Но в ответ тишина.
   ЯЛВ: Ну и что тогда?
   ЗИ: Я спрашиваю с точки зрения вашего брака и ваших отношений, того, что вас объединяет, не лучше ли, что он разряжает напряжение близко от тебя, а не где-то там на стороне. Если между людьми существует взаимопонимание, то они становятся ближе друг к другу. Это форма проверки чувств. Или вот такой пример: молодая пара, женщина в положении опасается секса. На поздних этапах беременности ей просто трудно это делать, а он говорит, что не выдержит. Здесь аналогичная ситуация, когда он может заняться мастурбацией, приобняв ее.
   ЯЛВ: Если есть жажда, то существует и возможность утолить ее – заняться, например, оральным сексом.
   ЗИ: Бывает, что женщина не приемлет и этого. И тем не менее надо разговаривать друг с другом, надо искать точки взаимопонимания. У меня была пациентка, которая сказала мне: «Если бы вы вошли к нему в комнату, то увидели бы, что весь экран забрызган». И еще добавила: «Удивляюсь, что в его возрасте ему еще чего-то хочется».
   ЯЛВ: У молодых людей, особенно у пользователей Интернета, несколько иной подход к мастурбации, в этом смысле они более открыты. Многие относятся к перекрестной мастурбации, петтингу или к мастурбации в присутствии партнера как к части прелюдии. Прикосновение к гениталиям рукой или ртом возбуждает. Петтинг повышает вероятность оргазма на 12 %.
   ЗИ: Они смогут перенести такую практику и на более поздние фазы жизни. Потому что, если люди умеют хорошо общаться, они сумеют хорошо познать свою физиологию, анатомию, сексуальные реакции, и я думаю, что на более позднем этапе жизни они легче будут переносить трудности: снижение интереса, снижение либидо, связанного с течением времени, возрастом или болезнью. И это отнюдь не инструментальное отношение к партнеру.
   ЯЛВ: Женское либидо гораздо сложнее, чем мужское. Если женщина дает сигнал, что сегодня ничего не получится, то мужчины пасуют, отступают. А ведь Мастерс и Джонсон установили, что женщина начинает чувствовать влечение сразу после первого поцелуя или прикосновения. Влечение, возможно, появится, но надо, чтобы что-то произошло. Может, мужчинам не стоит так сразу впадать в амбиции и, несмотря на негативные сигналы, всё-таки попытаться подключить элементы прелюдии? Мы не призываем к насилию над женами или партнершами, но объятия и поцелуй могут оказаться тем стимулом, который вызовет желание.
   ЗИ: Разве что будет явный и решительный сигнал «я не хочу».
   ЯЛВ: Мы можем сделать массу дополнительных вещей, чтобы вызвать настроение: купить цветы, приготовить ужин; позитивно уже само желание изменить ритуал – обнять, приласкать, погладить, посмотреть вместе фильм; после какого-то времени в сексуальную активность может внести разнообразие разговор. Кроме того, полагаю, что для того, чтобы переспать со своей женой после ужина, надо готовиться к этому с завтрака.
   ЗИ: Можно, например, сделать ставку на спонтанность. Остановить машину на автостраде…
   ЯЛВ: Это ты сейчас придумал? Хочешь, чтобы она сказала тебе: «Ты что, спятил?»
   ЗИ: Но у меня был пациент, который именно так и поступил. Они с женой долго ехали, вели приятный разговор, все вроде было нормально. Он остановился на трассе и стал домогаться собственной жены. Тут же разразился страшный скандал: «Ты что себе позволяешь?!» – а потом посыпались упреки и подозрения, что наверняка он так же поступал со своими любовницами.
   ЯЛВ: У женщин часто бывают неоправданные и слишком далеко заходящие подозрения. И хотя рассказанное тобой вызывает скорее смех, я считаю, что поиск новых ситуаций, новых стимулов, усиливающих влечение, необходим, ведь вполне может оказаться, что они прекрасный афродизиак.
   ЗИ: Да, скука убивает любовь. Для того, чтобы брак был привлекательным, чтобы после нескольких совместно прожитых лет хотелось возвращаться домой, жизнь в браке должна быть разнообразной. Отдадим детей дедушкам-бабушкам, а сами сходим на дискотеку. Возможны варианты – ресторан, свечи, все что угодно. Главное – создать атмосферу. Если все прошло удачно, у нас хорошее настроение. Не было влечения прежде, а теперь оно заискрилось, а от него – всё вокруг, да так сильно, что вечер закончился бурной в хорошем смысле слова сценой в спальне.
   ЯЛВ: В спальне до утра. С шампанским!
   ЗИ: Люди, находящиеся в длительной связи, должны заботиться о том, чтобы посылать друг другу как можно больше позитивных посланий, быть причиной, источником хороших событий в жизни партнера, делать друг другу приятное не только в сексуальном плане.
   ЯЛВ: Здесь покупкой эротического белья не обойдешься, кроме этого, есть еще прогулка, разговор, прикосновение рук, переживание чего-то необычного… Иногда нужно всего лишь хорошо выспаться, съездить вместе в отпуск, чтобы набраться сил для возвращения, что называется, на круги своя. Лето, солнце, откровенный костюм, прогулка по берегу моря, немного алкоголя (этого безотказного афродизиака), и вот уже счищена ржавчина со старых отношений. Но привыкания не избежать, и об этом стоит помнить. Прекрасно, когда люди ценят то, что в нашей средиземноморской культуре брак базируется на доверии, на желании проводить друг с другом время, на уважении, что в ней есть элемент, мощно скрепляющий брак, – дети. Так что даже если влечение пропадет после четырех лет и появится неизбежное привыкание, то мы подумаем: пусть наш брак уже стакан не горячего чая, а всего лишь тепленького, но всё-таки стакан и всё-таки чая.
   ЗИ: Точно.
   ЯЛВ: Но существуют культуры, где дела обстоят иначе. На это указывают исследования Хелен Фишер, автора книги «Анатомия любви». Фишер – известная антрополог из Университета Рутгерса в Нью-Джерси – исследовала сексуальное поведение мужчин и женщин в разных культурах. Она заметила, что во всех культурах важное место занимает четырехлетний период. После этого срока происходят кризисы, люди расстаются, меньше интересуются друг другом. В других сообществах или племенах расторжение брака не столь сложно, как в западноевропейской культуре. У нас должен иметь место формальный развод с последующим разделом имущества и так далее. Многие не разводятся только из-за этого. В некоторых культурах достаточно, если мужчина скажет женщине, что больше не хочет ее. Существуют также культуры, где господствует полиандрия…
   ЗИ: А вот здесь, пожалуйста, поподробнее.
   ЯЛВ: …и там женщина может сказать, что не хочет больше жить с этим мужчиной. В одних государствах нужен развод, а в других достаточно выгнать женщину из вигвама, шалаша или хаты. Не говоря о культурной стороне расставания, распад брачного союза даже в простых племенных культурах тоже приходится приблизительно на четвертый год совместной жизни, впрочем, иногда всё происходит раньше. С той только разницей, что либидо там имеет большее значение, чем в нашем культурном кругу. Антропологи своими исследованиями подтверждают открытия нейробиологов. Снижение выделения эндорфинов, неизбежность привыкания, ослабление и утрата влечения – таковы однозначные итоги. Появляется эффект Кулиджа. Очень часто муж больше не испытывает влечения к своей жене, зато проявляет интерес к дочке ее приятельницы, а то и к внучке.
   ЗИ: Очень даже часто.
   ЯЛВ: Но и у женщины тоже часто болит голова рядом с мужем, а при появлении нового сотрудника из отдела маркетинга с шестого этажа голова чудесным образом проходит. Она готова отдаться ему даже на кухне.
   ЗИ: А что, бывает и такое.
   ЯЛВ: Я читал книгу Памелы Друкерман (Pamela Druckerman). «Почему мы изменяем?». Она описывала дилемму мужчин, проживавших в тауншипах в Южной Африке. Тауншип – это конгломерация разных племен чернокожих жителей юга Африки. В одной из деревушек к врачу зачастили мужчины с жалобами на импотенцию. После тщательной проверки оказалось, что эти чернокожие пациенты могут в течение ночи совокупиться только два раза, а на третий их уже не хватает. Там очень бурная сексуальная жизнь. Большинство мужчин имеют как минимум двух женщин. Для них импотенция состоит в том, что они не могут третий раз со своей женой.
   ЗИ: Поэтому очень важно, оценивая явление привыкания и рутины, иметь в виду конкретные социально-культурные условия. Для американки африканская модель импотенции абсолютно непонятна. Звучит словно какая-то сексуальная сказка.
   ЯЛВ: Привыкание – нормальный процесс, и здесь не о чем печалиться, но можно предпринять некоторые шаги для освежения брачного союза, если есть еще чувство, привязанность и уважение.
   ЗИ: Привыкание должно появиться. Правда, случается иногда, что на время уменьшения увлеченности своей женой приходит увлечение каким-то другим человеком, но это вовсе не означает, что брак автоматически распадается. Мы часто сталкиваемся с такими ситуациями, когда женщина говорит: «Мне нелегко вынести это, но ничего, потерплю, еще поживем в браке».
   ЯЛВ: Подружки говорят, что такое недопустимо, что она наивная дурочка, а оказывается, что женщина права.
   ЗИ: Считаю, что устраивать сцены, семейные разборки, скандалы – дело бесполезное. Ничего, кроме злобы и ненависти, не оставляющих шансов поправить ситуацию и вернуться к добрым отношениям. После мимолетного увлечения мужчина говорит мне на приеме: «А знаете, я сам не знаю, что со мной произошло: прошла новая любовь» – или: «Чувства с новой партнершей не такие, как с женой: ведь мы когда-то очень крепко любили друг друга, и она меня понимает. Я сам себе удивляюсь: мне снова хочется быть с женой».
   ЯЛВ: Это если она ведет себя спокойно.
   ЗИ: Он хочет быть с ней в знак благодарности за ее уважение, за ее отношение к нему и понимание.
   ЯЛВ: Измена – это мука. Измена – нарушение самых главных обетов и клятв.
   ЗИ: Она могла послушаться подружек и расстаться с ним. Но, несмотря ни на что, она решила пойти на компромисс, потому что он не ушел из дома и не бросил ее ради любовницы. Со временем выяснилось, что любовница не такая уж и привлекательная, как ему казалось сначала, и не такая страстная. Мужчины потом часто признают себя виноватыми перед женой за свое поведение.
   ЯЛВ: У мужчин есть антропологическое если не оправдание, то во всяком случае обоснование измены, и оно в том, что в мужчинах закодирован атавизм самца, осознают они это или нет. Мы самые обычные животные, ими и останемся.
   ЗИ: Но это вовсе не значит, что измена неизбежна.
   ЯЛВ: Аминь.

Глава IV. МОЖНО ЛИ СЧИТАТЬ ЛЮБОВЬ АФРОДИЗИАКОМ
О химии любви

   ЗИ: Это так ты говоришь о чувстве, которое придает жизни смысл, которому человечество посвятило тома поэзии, из-за которого вспыхивали войны?
   ЯЛВ: Мы можем с большой точностью указать на ту часть мозга (ну, не сердца же!), которая за нее отвечает. Что поделаешь, химия любви очищена от романтизма. Любовь и неразрывно связанное с ней вожделение – суть эмоции. Любовь как эмоция локализована (результаты сканирования мозга людей, заявивших о том, что они влюблены) в части лимбической системы, находящейся в затылке. В лимбическую систему входят, в частности, гипокамп, миндалевидное тело и прилежащее ядро – участки мозга, которые у влюбленных наиболее активны. В них появляются высококонцентрированные химические соединения, вызывающие состояние восхищенности и приподнятости. В середине восьмидесятых годов ХХ века ученые с помощью томографов сумели показать активность именно этих участков мозга.
   ЗИ: Да, действительно, современная компьютерная техника, магнитный резонанс прекрасно показывают все цвета любви.
   ЯЛВ: Вот именно что цвета, потому что графики на экранах мониторов, подключенных к томографам, удивительно цветастые. Группа немецких и английских ученых исследовала мозг тех, кто утверждал, что влюблен. Представители университетов в Оксфорде и в Йене вели большой исследовательский проект, в котором был изучен мозг 75 человек, заявивших о наличии у них влюбленности. Действительно, в 98 % случаев наибольшая активность была отмечена в той части, которую занимает лимбическая система. Весь frontal cortex, то есть главная часть мозга, находящаяся в лобной части, ответственная за логическое, сознательное мышление, практически бездействовала. В чем состоит активность мозга? Активная зона, видимая на томографической картинке, забирает больше всего энергии, а энергию черпает, естественно, из сахара. У влюбленных лимбическая система (средоточие эмоций) была исключительно цветастой, а та зона мозга, что связана с мышлением, практически целиком была черной. Один из сотрудников, работавший в этой группе, предложил организовать выдачу удостоверений влюбленного человека. Теперь ничего не скроешь. Картинка мозга у всех влюбленных одинакова. Характерно и то, что зоны, ответственные за зрительное восприятие, с которыми соединены мозговые нервы, тоже были темными.
   ЗИ: Вот оно доказательство народной мудрости, утверждающей, что любовь слепа.
   ЯЛВ: Вполне возможно. Просто влюбленные не вполне хорошо видят, потому что их активность перенесена в лимбическую систему.
   ЗИ: А ты знаешь, предложенная в шутку сертификация влюбленных, может, и не такая плохая идея. Помню, была у меня в консультации одна пара, где одна сторона (женщина) сомневалась, что другая сторона (мужчина) любит ее.
   ЯЛВ: Ну и? Ты послал мужчину на томографию?
   ЗИ: Я нет, но она точно послала бы. Говорила: «Я не верю ему. Я могу столько потерять в этом браке, что просто не верю ему». Не знаю, чем всё закончилось, потому что эта дама делала всё, чтобы направить его на томографию.
   ЯЛВ: С ума сойти. Она его таким манером могла и на вариограф послать.
   ЗИ: Нечего смеяться. Всё это очень важные и серьезные дела человеческие. У нее были сомнения, и она хотела получить ответ на них на официальном бланке.
   ЯЛВ: Серьезно? Исследование может нам показать лишь состояние влюбленности, но не даст имени того, в кого мы влюблены.
   ЗИ: Вот я ей и говорю: «Понимаете, ведь может быть так, что у кого-то есть любовь на стороне, не так ли? То есть ваш муж – при том, что он остается с вами, – может быть влюблен в другую женщину».
   ЯЛВ: Так что, перед ученым еще много неизведанного.
   ЗИ: Действительно, только существует определенный риск: воспользовавшись прогрессом в медицине, кто-то сможет уговорить партнера пройти обследование и выявить, что партнер не так уж и влюблен.
   ЯЛВ: Дорогой Збышек, спешу успокоить тебя, а заодно и всех поляков, которым светят подобного рода обследования. Очередь на томографические обследования, финансируемые из Национального фонда здравоохранения, в Польше длинная, время ожидания составляет пять лет. За это время влюбленность легко может испариться. Кроме того, необходимо иметь в виду, что если после нескольких лет в брачном союзе не видна больше активность лимбической системы, это вовсе не означает, что партнер собирается вас бросить, уйти или что он нашел себе кого-то другого.
   ЗИ: Почему лимбическая система светится как лампочка на экранах томографов?
   ЯЛВ: Главным образом потому, что она возбуждена появившимися в мозгу некими специфическими веществами. Вот здесь мы можем задаться вопросом: с каких веществ начинается любовь? И сразу один комментарий: ученые знают, что появляется в мозгу влюбленных, но не могут определить (и это очень радует, по крайней мере меня, как отчасти поэта, отчасти ученого), почему эти вещества появляются. Мы знаем, что появляется – и это уже огромное научное достижение, – но всё еще не можем сказать, почему у этой женщины или у этого мужчины при встрече с тем мужчиной или с той женщиной в организме выработались именно эти химические соединения. На этот вопрос пока еще никто не ответил. Первой субстанцией, которую заметили у людей, объявляющих себя влюбленными, является фенилэтиламин. Он появляется в очень высокой концентрации, так как она превышает 1500 %, а сам он очень маленький, как будто специально придуманный Природой или Богом, в зависимости от того, кто во что верит, чтобы беспроблемно проникать через все рецепторы, проходить практически в каждую мозговую клетку, во все нейроны. Сразу поясняю: рецептор – это белок, протеин, который чаще всего расположен на поверхности нейрона и имеет отверстие, своеобразную сважину для ключа, через которую определенное химическое вещество должно проникнуть внутрь клетки, в данном случае нейрона, и вызвать самые разные химические реакции. Всё, что происходит в нашем мозгу, происходит благодаря простому механизму: появляется некое химическое соединение, которое проходит через рецептор внутрь клетки и вызывает определенную реакцию, которая реализуется в наших ощущениях.
   ЗИ: Ты с таким знанием, с такой страстью говоришь о любви, что я помолчу еще немного.
   ЯЛВ: Меня давно интересовало, почему, когда мы влюблены, ведем себя очень нерационально. Может, не столько нерационально, сколько нетипично, нестандартно. У нас масса физиологических реакций на появление в мозгу химических веществ: мы краснеем, потеем, у нас учащенно бьется сердце. В состоянии влюбленности человек для того, чтобы функционировать, может обойтись в среднем на две трети меньшим сном! Внимание всем соням: сна на две трети меньше! В этом состоянии у нас наступает нарушение восприятия времени: влюбленному человеку ожидание объекта любви в течение пяти минут может показаться часами, а не минутами. Мы начинаем хуже видеть, многого не замечаем…
   ЗИ: Ну да, в состоянии влюбленности недостатки предмета обожания становятся невидимыми.
   ЯЛВ: Это следует из того, что в наших клетках появлялись определенные вещества. И с самого начала люди чувствовали, что это какая-то химия, соединенная с биологией. Короче, биохимия. А если есть химия, то должны быть и молекулы. В наше время эти молекулы удалось идентифицировать, назвать, измерить, взвесить, узнать их атомную массу и изобразить структуру. Первое из появляющихся веществ, первая ласточка, сообщающая о любви, – как раз фенилэтиламин, причем в высокой концентрации. Фенилэтиламин – простое соединение, встречающееся, например, в шоколаде. Неслучайно, когда чувство уходит и мы пребываем в стрессе, мы объедаемся шоколадом. Возможно, такое происходит как раз потому, что в связи с исчезновением объекта любви нам не хватает фенилэтиламина?
   ЗИ: То есть появилось объяснение, почему у некоторых водителей, особенно у женщин, когда что-то идет не так с любовью и появляется чувство потери, вдруг в бардачке машины обнаруживается ворох оберток от шоколадок?
   ЯЛВ: Возможно, это какой-то атавистический механизм пополнения запасов фенилэтиламина. Только я сразу предупреждаю всех, надеющихся измену партнера заесть шоколадом: для восстановления уровня содержания фенилэтиламина пришлось бы съесть приблизительно пять тонн шоколада. Трудно фенилэтиламин чем-то заменить, это производная аминов, соединение, похожее на наркотический стимулятор, поэтому можно сказать, что мы с самого начала из-за любви находимся как бы в состоянии наркотического опьянения. На самом деле в период влюбленности появляется эндогенно произведенная приличная доза вещества, похожего на наркотик. И то, что это наркотическое соединение эндогенного происхождения, имеет огромное значение, потому что нельзя вколоть себе фенилэтиламин в вену, чтобы он заработал в мозгу. Для того, чтобы он действовал, он должен быть выработан самим организмом, эндогенно. В этом и состоит этот прекрасный механизм. Фенилэтиламин находится в мозговом кровообращении, его огромная концентрация вызывает ряд самых разных процессов, прежде всего активацию рецепторов: рецепторы вибрируют на поверхности клетки и выхватывают другие химические вещества, затягивая их внутрь. Какие рецепторы чаще всего возбуждаются от фенилэтиламина? Вот здесь уже не до смеха, потому что фенилэтиламин возбуждает опиоидные рецепторы, которые в состоянии возбуждения могут принять большие количества опиатов. Все мы знаем, что опиаты – это прежде всего морфин. Короче говоря, в начале любви появляется вещество, похожее на наркотический метилфенил-этиламин, – фенилэтиламин, которое возбуждает опиоидные рецепторы, а те, в свою очередь, с огромным удовольствием поглощают наркотические вещества. В нашем мозгу ничего не делается случайно, опиоидные рецепторы там тоже не случайно. Любовь, подобно морфину, может успокоить боль. Любовь возбуждает, как наркотические вещества. Долгое время не верили, что в мозгу может находиться нечто такое, как опиоидные рецепторы, потому что никто не верил, что Бог (или, если угодно, Природа) создал в нашем мозгу рецепторы для приема веществ, которые нас убивают. Ведь не мог же Бог знать, что где-то там будут производить наркотики, а если знал, то не должен был готовить нас к приему того, что убивает. Тем не менее в нашем мозгу присутствуют опиоидные рецепторы. Это уже с 1972 года стало научным фактом благодаря открытию Кэндейс Перт (Candace Pert), аспирантки из Университета Джона Хопкинса.
   ЗИ: В момент влюбленности выделяются эндорфины и делают нас счастливыми.
   ЯЛВ: Действительно, опиатные вещества были названы эндорфинами. Их открыли в 1975 году немецкий химик Ханс Костерлиц (Hans Kosterlitz), работавший в Шотландии в Университете Абердина, и его друг, американец Джон Хьюз (John Hughes). Они выделили первый из эндорфинов, который им удалось измерить, взвесить, определить структуру. В статье в журнале «Нэчюр» (Nature) от 1975 года его назвали энцефалином, но из-за того, что американцам трудно давалось произнесение этого слова (sic!), его позднее переименовали в эндорфин. Он принадлежал к группе пептидов. Пептид – не что иное, как белок, а белок – не что иное, как соединение аминокислот. Первый выделенный эндорфин состоял всего из пяти аминокислот. Кроме того, Костерлиц и Хьюз подтвердили, что мы производим опиаты в мозгу под влиянием экстремальных ситуаций, как влюбленность или страдание. Организм тех, кто очень страдает, естественным образом вырабатывает опиаты, морфин, чтобы успокоить боль. Исследование мозга шаманов, тех, кто ходит босиком по горящим углям, то есть переносящих страдание, обнаружило наличие громадного количества опиатов, аналогичных морфину, то есть веществ, заглушающих боль.
   ЗИ: Интересно.
   ЯЛВ: Громадная концентрация эндорфинов вблизи воспринимающих опиоиды рецепторов появляется в мозгу человека во время полового акта. Секс имеет для любви связывающее значение, он – строительный материал. Без секса нет настоящей любви. Появляются такие химические вещества, которые вводят нас в состояние эйфории, благодаря чему мы привязываемся к определенному человеку, поэтому, ложась с объектом своего вожделения в постель, всегда следует иметь в виду, что половой акт, даже случайный, может закончиться зависимостью. Ведь эндорфины не знают, что в вашей жизни это всего лишь эпизод.
   ЗИ: Как это обнаружили?
   ЯЛВ: Американская нейробиолог, упоминавшаяся выше Кэндейс Перт, кстати, красавица, доказала, что опиоидные рецепторы находятся также в человеческом мозгу. Сначала она исследовала это на бедных хомячках и крысах, без которых многих важных вещей мы так и не узнали бы. Молодая женщина-ученый, доктор из Университета Джона Хопкинса в США, позднее работавшая в Институте национального здравоохранения в Вашингтоне, поставила довольно жестокий опыт, а именно: спаривала крыс и на разных этапах полового акта снимала самца с самки, вскрывала черепные коробки, вынимала мозг, помещала в миксер, облучала их радиоактивными веществами, чтобы установить, насколько рецепторы активны в этот момент, и устройством, напоминающим счетчик Гейгера – Мюллера, исследовала активность опиоидных рецепторов перед половым актом, в его разгар и после него. Она установила, что в момент эякуляции или мгновением раньше концентрация эндорфина, то есть как раз опиатов, в мозгу превышает 240 % по сравнению с уровнем на начало акта. Самая большая концентрация была зафиксирована за мгновение до эякуляции. И тогда возник вопрос, присутствует ли такое же явление в человеческом мозгу (на людях ведь такого эксперимента не проведешь). И тогда Перт осенило, она подумала: если опиаты и эндорфины выделяются в мозгу, то они естественным образом поступают и в системные жидкости, в том числе и в слюну. Она попросила знакомого химика сделать для нее специальную жевательную резинку, которую она жевала с мужем во время соития. На разных фазах полового акта они выплевывали свои резинки, а потом изучали содержащиеся в слюне химические вещества, измеряя содержание опиоидов. Ей удалось установить, что люди во время секса эндогенно производят опиаты в огромном количестве. В мозгу человека, как и у тех бедных хомячков, отмечается превышение активных опиатов на 200 % за мгновение до оргазма и в ходе полового акта по сравнению с их наличием на начало полового акта. Потом наша доктор уговорила еще нескольких коллег из лаборатории на повторение ее опыта с жевательной резинкой, поскольку не могла поверить в результаты своего единичного эксперимента. Таким образом, имело место исследование внутри репрезентативной группы. Кэндейс Перт описывает этот эксперимент в книге «Молекулы эмоций» (Molecules of Emotion). О своем нестандартном эксперименте с жевательной резинкой она написала статью, но ни один из американских научных журналов не пожелал напечатать ее в те времена. Иногда американцы со своим лицемерным пуританизмом просто смешны…
   ЗИ: Правильно ли я понял: любовь начинается с производного фенилэтиламина, а потом появляются интенсивные эндорфины?
   ЯЛВ: Мало того – всё это сопровождается еще одной химией – химией, связанной со стрессом и страхом: любовь всегда связана с этими двумя состояниями. Стресс возникает из опасения, что мы можем не удовлетворить человека, с которым связаны. Нас мучают сомнения, неуверенность и страх, поэтому в крови человека появляется кортизол – гормон стресса. В малых дозах кортизол стимулирует, а в больших может привести к смерти. И опять для доказательства этого тезиса использовали крыс. Специально повышали уровень концентрации кортизола в крови грызунов, подвергая их воздействию электротока: уровень кортизола был таким высоким, что крысы подыхали. Их пульс учащался, переставали функционировать защитные механизмы. Вот и у людей – влюбленных и любящих – отмечается наличие довольно больших доз кортизола. К этому добавляется связанный с возбуждением адреналин в большой концентрации. То есть мы напичканы стимулирующим фенилэтиламином, эндорфинами, а вдобавок атакованы громадной концентрацией кортизола. Уровень адреналина соответствует дозе, выделяемой посетителем американских горок. С медицинской точки зрения такая химия вызывает «отравление» организма, а появляющиеся в результате такого отравления физиологические реакции не могут длиться слишком долго.
   ЗИ: Само собой.
   ЯЛВ: Потому что это привело бы к абсолютному истощению организма. Отсутствие сна, потеря аппетита, концентрация на мыслях, кружащих около одной лишь темы. У большинства людей любовь можно сравнить с навязчивым неврозом. Влюбленный человек посвящает 97 % времени размышлениям о предмете любви. Это такой же навязчивый невроз, как и постоянное мытье рук.
   ЗИ: Тогда, будь добр, скажи, почему мы хотим быть влюбленными, гонимся за любовью?
   ЯЛВ: Со временем концентрация химических веществ в мозгу снижается и естественным образом происходит привыкание к этому состоянию, о чем мы уже говорили в главе «Ты меня больше не любишь?!» Впрочем, каждый морфинист знает, что с течением времени требуется всё больше и больше морфина, чтобы он подействовал. Нам, людям, страдающим хроническими болями, это известно, и это подтвердит каждая медсестра из паллиативного отделения: сначала дают пять миллиграммов морфина, чтобы не так болело, а четыре месяца спустя уже надо давать 25 миллиграммов, чтобы утихомирить боль.
   ЗИ: А мог бы ты еще раз рассказать, только языком, понятным тем, кто прогуливал уроки химии?
   ЯЛВ: Ладно, постараюсь. Начнем романтично и поэтично. Ты танцуешь с женщиной, которая тебе приглянулась, и нежно целуешь ее во время танца в ушко. Она получает сигнал, и ты тоже получаешь сигнал. Ты чувствуешь запах женщины, мягкость ее волос, тебе нравится тембр ее голоса. Ты перерабатываешь эту информацию в мозгу. И по какой-то причине – пока еще никто не знает почему – в твоем мозгу повышается концентрация определенных химических веществ. Фенилэтиламин (о нем ведь речь) относится к группе возбуждающих нервную систему веществ, то есть это стимулятор… Он появляется в определенном отделе мозга. Пространство нескольких миллиардов нейронов, где-то там, в затылке, в лимбической системе, это как раз та самая дорожка в системе вознаграждения. Поцелуй в ушко дамы – и эти несколько миллиардов нейронов заливаются дофамином, а мы испытываем приятное чувство, наслаждение. Мы знаем точно: это гормон счастья. Он появляется в результате действия фенилэтиламина. Сначала раздражитель (поцелуй в ушко, запах женщины, мягкость ее волос), потом фенилэтиламин в мозгу – весь мозг как единая сеть – производит дофамин и заливает систему вознаграждения. Дофамин продвигается к гипокампу (есть такое пространство в мозге, которое отвечает главным образом за эмоции, но это не имеет ничего общего с химией), и этот самый гипокамп дает сигнал – «Мне прекрасно! Супер!».
   ЗИ: А поэт пишет о любви: «Продлись мгновенье, ты прекрасно». Однако это пока еще не влюбленность. Это всего лишь констатация того, что в жизни бывают приятные вещи. Не так ли?
   ЯЛВ: Так. Твой мозг запоминает, что ситуация была приятной, и желает ее повторения. И здесь начинается аналогия между наркотической зависимостью и зависимостью любовной. Тот же самый механизм, как бы это ужасно ни звучало. Рассуди: сначала ты видишь предмет своей любви раз в неделю, потом три раза в неделю, потом ты с ней каждую ночь, потом, чтобы закрепить за собой все последующие ночи, ты женишься на ней. Таков механизм попадания в зависимость любовного наркомана. Впрочем, и симптомы лишения его этанола, героина и любви тоже очень похожи.
   ЗИ: Действительно, даже если дело не доходит до влюбленности, есть такие места, ситуации, в которые мы охотно возвращаемся, потому что они приятны нам. Лично мне нравится ходить по клубам, танцевать на вечеринках.
   ЯЛВ: Ты можешь значительно усилить чувство «супер», если выпьешь: алкоголь в небольших (ты обратил внимание на это слово?) в небольших (!) дозах – тоже афродизиак, потому что он ускоряет выработку дофамина. Алкоголь, вкусовые вещества – как раз те субстанции, поступающие через слизистые оболочки, которые вводят в вены, вдыхают в легкие или глотают. А ещё ритмичная музыка, звук – всё это вызывает повышение выработки дофамина в той системе вознаграждения, которая спешит сообщить гипокампу: «Блаженство, благодать».
   ЗИ: У каждого свой способ поддержания настроения, вызывающего чувство приятного или восхищения: классическая музыка, запах свечей или рок-н-ролл. Разные события могут вызвать выработку дофамина. На дискотеку снова пришла та самая девушка, которую ты когда-то поцеловал в ушко. Появляется сигнал, что в ее присутствии прилежащее ядро в системе вознаграждения вырабатывает большое количество дофамина, который снова дает сигнал в гипокамп, что нам «супер». Присутствие этой женщины приводит к тому, что дофамин поступает в гипокамп, положительно стимулируя его.
   ЯЛВ: Сначала ты пытаешься вызвать соответствующее настроение: посещаешь места, где тебе когда-то было хорошо, создаешь соответствующий фон для повышенного выделения дофамина. Любым способом ты хочешь войти в этот дофаминовый кайф. Привязываешься к присутствию конкретного человека, женщины, мужчины (здесь не имеет значения сексуальная ориентация), и провоцируешь эндогенно выделение прекрасных химических соединений. Мы можем вызвать точно такое же состояние экзогенно, введением себе в вену наркотика – тогда произойдет моментальное выделение дофамина, очень быстрое. Гипокамп снова узнает: «Я чувствую себя мега-супер!» Вот почему любовь и зависимость от опиатов очень похожи своим химическим механизмом. Но разница весьма существенная: любовь себе в вену не введешь.
   ЗИ: Но это старо, как мир. Заметь, что все племенные ритуалы в первобытных племенах связаны с танцем, музыкой и обязательно с каким-то химическим веществом, с трубкой, пущенной вокруг костра. Мы можем обратиться к обычаям индейцев, они курили не никотин, а коноплю.
   ЯЛВ: Действительно, в индейских трубках мира была конопля. Может быть, поэтому заключаемый мир так долго держался? Секс связывает людей на химическом уровне. Впрочем, аналогичное удовольствие, наслаждение можно получить и от тех, с кем ты не состоишь в эмоциональной связи. Мужчина идет в публичный дом, и его гипокамп тоже получает сигнал: «Супер!» Срабатывает тот же химический механизм, что и у влюбленного человека. С той лишь разницей, что публичный дом, если дело рассматривать с экономической точки зрения в длительной временной перспективе, обходится значительно дешевле.
   ЗИ: Ты хотел сказать, что люди могут заниматься сексом без любви?
   ЯЛВ: Именно это я и хотел сказать. Именно это объясняет существование проституции, внебрачных сексуальных отношений, на этом основаны феномены Казановы или Дон Жуана, а также стремление к сексу с незнакомыми.
   ЗИ: Это может относиться и к интернет-знакомствам.
   ЯЛВ: Да, они также доставляют удовольствие, посылают сигнал. Этот стимул действует очень короткое время, но порой он оказывается единственным путем для получения очень быстрого эмоционального вознаграждения. Не все мы влюблены, но всем нам нужна любовь, пусть даже в урезанном виде.
   ЗИ: Не станем ни морализировать, ни давать оценки, что для человека лучше, а что хуже.
   ЯЛВ: Само собой. Химическая реакция, вызванная необременительным сексом, для получателя этого переживания является реакцией позитивной, воспринимающейся положительно, как стимул системы вознаграждения. Дофамин гея в плане химического состава ничем не отличается от дофамина гетеросексуальной пары. То же касается и дофамина лесбиянки – он точно такой же. Лесбиянка получает удовольствие от тактильного контакта, полового акта с женщиной, мужчина-гомосексуалист – с мужчиной, а гетеросексуалы – в своем разнополом мини-коллективе. Поэтому утверждение, что гомосексуалиста можно каким-то образом «вылечить», является абсурдом и очень опасным мнением, передающим носителя этого психического вируса на психиатрическое лечение.
   ЗИ: Да. Я хотел бы еще вернуться к тому, что мы говорили о случайном сексе или о встречах в отпуске, командировках, на дискотеке. Даже после эпизодического секса, который, что греха таить, случается, в нас остается ощущение приятного. Это вовсе не правило, что секс должен быть итогом любви; бывает и так, что повторяемое сексуальное общение со временем перерастает в любовь.
   ЯЛВ: Утверждение наших бабушек и мам (опять-таки с точки зрения химии), что секс на первом свидании – стопроцентный конец любви, неверно. Существует масса примеров, показывающих, что удовольствие, возникающее от сексуального контакта во время первого свидания, может быть началом определенной химической реакции, которую мы захотим еще много раз повторить. А это со временем переродится во что-то, что мы назовём любовью. Впрочем, действительно, в связи с существующими стереотипами поведения секс на первом свидании, возможно, не лучшее решение. Потому что многие мужчины со сдержанностью отнесутся к женщине, которая сразу «нырнет в постель». Если она так сделала со мной на первом свидании, то где гарантия, что она не делала и не станет делать это с другими. Вот такой стереотип мышления. А проводились какие-нибудь исследования секса на первом свидании?
   ЗИ: Да, Институт Кинси проводил такие исследования, и касались они удовлетворения от сексуального контакта, произошедшего на первом свидании. Лишь 35 % женщин испытали оргазм при половом контакте на первом свидании. А вот 60 % женщин говорили, что достигли оргазма только на шестом свидании. Действительно, чем дольше вы находитесь с данным человеком, тем выше вероятность достижения оргазма.
   ЯЛВ: Из этого становится понятно, что не только «техника», но и эмоциональная близкая связь играют здесь роль. Прикосновение и физическую близость женщины в большей степени, чем мужчины, рассматривают как проявление эмоций. Любовь – это химия, механизм которой хорошо исследован, то есть еще раз: фенилэтиламин вначале, эндорфины потом, раздражение опиоидных рецепторов, появление большого количества дофамина, возбуждающего гипокамп, ощущение приятного, повторение, ожидание сигнала приятного. Из чего следует, что любовь означает зависимость. Возможно, кто-то ехидно заметит, что человек всегда от чего-нибудь зависит, что сумма зависимостей в человеке одна и та же, только сами эти зависимости меняются в течение жизни.
   ЗИ: Вот еще что скажу: у тех, кто завязывает знакомства в Интернете и переживает свои отношения в виртуальном мире, имеют место те же самые химические реакции, что и у людей, контактирующих в реальности. Такой вывод подтверждают томографические исследования мозга. Мы не собираемся давать здесь оценку такого рода отношениям, но желаем всем испытать хорошую, взаимную, полную любовь, а если такого не случится, то давайте вступим в отношения с другими людьми, которые хотя бы дадут нам ощущение приятного… Стоит того.

Глава V. КАК (ПО)ЛЮБИТЬ ИМПОТЕНТА?

   ЯЛВ: Если мужчину называют импотентом, то, согласись, для него это звучит унизительно. Это как удар по понятию мужественности. Если у мужчины нет эрекции, то он себя и мужчиной-то не чувствует. Ирония в том, что слово «импотенция», являющееся в обиходе синонимом слабости, никчемности и бессилия, само по себе имеет громадную силу, а потому негоже швыряться им направо и налево. Импотенция известна с давних времен. Еще Гиппократ вспоминал скифских кочевников, отмеченных импотенцией, которые приобрели ее из-за постоянной тряски при езде верхом и обивании промежности о седло. Такой образ жизни приводил к хроническим заболеваниям. Их современным аналогом являются велосипедисты: как только они садятся на свои сёдла, поступление крови в член уменьшается на две трети. Есть разные виды импотенции. Мы имеем дело с импотентами, если можно так сказать, стопроцентными, как бы жестоко это ни звучало. Я имею в виду мужчин, у которых имеется некий хронический дефект, чаще всего органического характера, приводящий к тому, что даже при наличии либидо у них отсутствует эрекция.
   ЗИ: Импотенцию, в общем, понимают как некую сексуальную дисфункцию, которая проявляется в отсутствии эякуляции или эрекции и имеет разные основания.
   ЯЛВ: Проблема не только половая, но и ментальная. Еще Фрейд говорил, что проблемы многих импотентов с эрекцией имеют не органическую, а психическую этиологию. Этим вопросом занимались Вирджиния Джонсон и Уильям Мастерс, они показали, сколько случаев импотенции начинается в голове, а сколько в паху. Вот пример: у многих мужчин, не имеющих проблем в постели с женой, есть сексуальные проблемы с любовницей. Причина – страх быть разоблаченным, блокировки, связанные с угрызениями совести, и так далее.
   ЗИ: Если во всех сферах своей жизнедеятельности мужчины чувствуют себя постоянно оцениваемыми, то в законном браке они чувствуют себя в безопасности, всё им знакомо, они не обязаны лезть из кожи вон. А в ситуации, когда они ищут что-то новое, более привлекательное, наступает стресс, вызывающий у некоторых мужчин проблемы с потенцией. Мужчина принимает вызов судьбы, хочет, что называется, не ударить в грязь лицом…
   ЯЛВ: Сказать мужчине, что он импотент, – жестоко, поскольку эволюционно импотенция считается абсолютным поражением. Это касается всех самцов, не только из группы приматов. Если самец не может похвалиться эрегированным членом, с ним не станут считаться, он оказывается на дне иерархии в каждой группе. У многих приматов половые органы находятся на виду, нередко имеют яркую окраску. И это не столько для самок, сколько для других самцов. В сообществе приматов, очень близких к нам генетически, пенис демонстрируют другим самцам главным образом для того, чтобы показать, кто в стае главный. Так откуда же берется импотенция? Оказывается, что только 10 % мужчин испытывают регулярно повторяющуюся импотенцию, возникающую как следствие психических проблем. В большинстве случаев это следствие дефекта довольно сложной гидравлики полового члена. С возрастом естественным образом появляются сбои, гидравлика то и дело отказывает. Ибо что такое эрекция? Мужчина во время полового возбуждения перекачивает в область подбрюшья, к пещеристому телу своего члена в 23 раза больше крови, чем тогда, когда пенис находится в состоянии покоя. В двадцать три раза! Это очень много.
   ЗИ: До сих пор мы говорили об эрекции.
   ЯЛВ: Ну да, об эрекции. О средствах, предотвращающих эректильную дисфункцию (виагра, максигра, спредра, циалис, упримия, левитра), мы поговорим потом. А пока нам главное понять, как кровь проходит через огромную сеть кровеносных сосудов, прежде чем она достигнет цели, то есть пениса. Если сосуды по какой-то причине засорены – а так бывает, и главная причина их непроходимости – холестерол, то мы сразу почувствуем нарушение эрекции. Гидравлика перестает работать, и кровь не поступает туда, куда обязана поступать. Трудно накачать дирижабль через соломинку.
   ЗИ: Это значит, что, чем старше мужчина, тем выше вероятность нарушения эрекции, потому что склеротические изменения накапливаются с возрастом.
   ЯЛВ: Несомненно. Болезни, печаль и старость – наиболее часто встречающиеся причины мужского полового бессилия.
   ЗИ: Возраст – не диагноз и тем более не приговор, у мужчин любого возраста случаются проблемы с эрекцией, но в более старшей группе мы наверняка найдем мужчин, у которых нарушения будут иметь место из-за проблем со здоровьем.
   ЯЛВ: Почему нас не удивляет, что с возрастом сердце хуже снабжается кровью, что другие органы работают всё слабее, и очень поражает и даже пугает то, что символ мужественности – половой орган – сильно сдает? Мы едим слишком жирную пищу и, как правило, понимаем, что после съеденной свиной рульки сердце не станет работать лучше, но ожидаем, что член отреагирует так, будто его хозяин совсем не ел эту рульку.
   ЗИ: Да, конечно, но… Прости, что я смеюсь, но одно дело, когда у нас проблемы с сердцем, и совсем иное, когда у нас проблемы с эрекцией. Если у нас проблемы с сердцем, то все нас жалеют, все о нас заботятся: семья, жена, начинают искать лучших специалистов.
   ЯЛВ: Даже Национальный фонд здравоохранения иногда деньжат подбросит.
   ЗИ: Святое дело. Вокруг нас собираются врачи, и все нас подбадривают, все нам что-то советуют, где лечиться, как скорректировать образ жизни. Но представь себе, что мы обратимся к обществу за помощью по вопросу… нашей персональной эрекции.
   ЯЛВ: Вот именно. И смешно, и не очень-то хочется смеяться.
   ЗИ: Если у человека кардиологические проблемы, вся семья сочувственно склоняется над ним. А если ты скажешь, что у тебя проблемы с эрекцией, то сразу чувствуешь, как будто ты во что-то вляпался.
   ЯЛВ: Да, да, причем не в какие-то собачьи какашки в парке, а как будто ты наступил на мину. Я думаю, это неправильный подход.
   ЗИ: Понятно. Сравнение с сердечными делами бьет прямо в суть проблемы. Если мы допускаем, что гидравлика сердца может сломаться, то почему то же самое не может произойти с половым членом.
   ЯЛВ: Тем более что гидравлика полового члена гораздо сложнее.
   ЗИ: И тут засоряется, и там забивается.
   ЯЛВ: Да, там есть чему засориться: к пенису ведет огромное количество кровеносных сосудов. Полагаю, что Национальный фонд здравоохранения должен помочь прочистить эти сосуды, устранить засоры, поскольку количество болезней, связанных с проблемами эрекции, возникающих от переживаний мужчины, что он неуклонно приближается к импотенции, огромно. Многие мужчины впадают в депрессию, появляются психосоматические заболевания, в основе которых лежат как раз проблемы, связанные с эрекцией. Заботясь об эректильной функции поляков, можно сэкономить массу денег, необходимых на лечение сопровождающих ее заболеваний. Мужчина в определенном возрасте начинает отдавать себе отчет, что эректильная дисфункция может затянуться надолго.
   ЗИ: Взглянем на статистику: 55 % мужчин в возрасте старше 70 лет имеют нарушения эрекции, причем длительные и регулярные. В группе молодых мужчин есть десяток с небольшим процентов с нарушениями эрекции, а если мы посмотрим на людей в возрасте 60–69 лет, то этот показатель вырастет до 30–35 %.
   ЯЛВ: Когда у мужчины перестает работать пенис, у него начинает побаливать сердце. У меня тоже болело бы. Потому что это связано с огромным стрессом, со страхом, с боязнью потерять ощущение нужности, которое влияет на его жизнь в обществе. Так что проблема, которая, извините за выражение, стоит, не менее важна для общества, чем та проблема, которая бьется.
   ЗИ: Нарушения эрекции, даже поначалу небольшие, могут, например, быть симптомами кардиологических проблем или проблем, связанных с диабетом, гипертрофией простаты, о которых мы еще не знаем, но пенис показывает, что в организме не всё в порядке. То есть пенис – не только эротика.
   ЯЛВ: И еще как не в порядке!
   ЗИ: Он может быть также индикатором состояния здоровья, сигнализировать о тех проблемах в твоем организме, о которых ты пока не догадываешься. Всё в организме связано друг с другом.
   ЯЛВ: Из 200 препаратов, выписываемых в США по поводу хронических заболеваний, 16 вызывают нарушения эрекции, о чем говорят даже врачи… Ты читаешь все эти брошюрки по 70 страниц? Не читаешь. А там в 75-м пункте отмечено мелким шрифтом, что лекарство может вызвать нарушение эрекции. Недавно я из спортивного интереса всё же прочитал от корки до корки такую брошюрку о действии одной противозачаточной таблетки. И представляешь, даже там нашел предупреждение о возможных нарушениях эрекции у партнера.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →