Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Апельсин – ягода, а клубника – нет.

Еще   [X]

 0 

Комментарий к Федеральному закону «Об электронной подписи» (постатейный) (Кирилловых Андрей)

Предлагаемое издание представляет собой постатейный комментарий к Федеральному закону от 6 апреля 2011 г. № 63-ФЗ «Об электронной подписи» в актуальной редакции.

Год издания: 2011

Цена: 90 руб.



С книгой «Комментарий к Федеральному закону «Об электронной подписи» (постатейный)» также читают:

Предпросмотр книги «Комментарий к Федеральному закону «Об электронной подписи» (постатейный)»

Комментарий к Федеральному закону «Об электронной подписи» (постатейный)

   Предлагаемое издание представляет собой постатейный комментарий к Федеральному закону от 6 апреля 2011 г. № 63-ФЗ «Об электронной подписи» в актуальной редакции.
   Закон развивает положения законодательства, регламентирующего механизм подписания электронных документов, и восполняет ряд пробелов в регулировании отношений участников электронного взаимодействия.
   Раскрываются вопросы правового регулирования и принципов использования электронных подписей, их видов и порядка признания. Уделяется внимание статусу и деятельности удостоверяющих центров, их аккредитации, условиям выдачи квалифицированных сертификатов.
   Комментарий рассчитан на руководителей и специалистов предприятий, организаций, органов власти, оформляющих хозяйственную деятельность и оказание государственных (муниципальных) услуг в рамках электронного документооборота.


А. А. Кирилловых Комментарий к Федеральному закону «Об электронной подписи» (постатейный)

Принятые сокращения

   Конституция РФ – Конституция Российской Федерации, принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.
   ГК РФ – Гражданский кодекс Российской Федерации, часть первая от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 6 апреля 2011 г.) // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301; 1996. № 9. Ст. 773; № 34. Ст. 4026; 1999. № 28. Ст. 3471; 2001. № 17. Ст. 1644; № 21. Ст. 2063; 2002. № 12. Ст. 1093; № 48. Ст. 4737, 4746; 2003. № 2. Ст. 160, 167; № 52 (ч. 1). Ст. 5034;
   2004. № 27. Ст. 2711; № 31. Ст. 3233; 2005. № 1 (ч. 1). Ст. 18, 39, 43; № 27. Ст. 2722; № 30 (ч. 2). Ст. 3120; 2006. № 2. Ст. 171; № 3. Ст. 282; № 23. Ст. 2380; № 27. Ст. 2881; № 31 (ч. 1). Ст. 3437; № 45. Ст. 4627; № 50. Ст. 5279; № 52 (ч. 1). Ст. 5497, 5498; 2007. № 1 (ч. 1). Ст. 21; № 7. Ст. 834; № 27. Ст. 3213; № 31. Ст. 3993; № 41. Ст. 4845; № 49. Ст. 6079; № 50. Ст. 6246; 2008. № 17. Ст. 1756; № 20. Ст. 2253; № 29 (ч. 1). Ст. 3418; № 30 (ч. 1). Ст. 3597; № 30 (ч. 2). Ст. 3616; 2009. № 1. Ст. 14, 19, 20, 23; № 7. Ст. 775; № 26. Ст. 3130; № 29. Ст. 3582, 3618; № 30 (ч. 2). Ст. 3617; часть вторая от 26 января 2006 г. № 14-ФЗ (ред. от 7 февраля 2011 г.) // СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410; № 34. Ст. 4025; 1997. № 43. Ст. 4903; 1999. № 51. Ст. 6288; 2002. № 48. Ст. 4737; 2003. № 2. Ст. 160, 167; № 13. Ст.1179; № 46 (ч. 1). Ст. 4434; № 52 (ч. 1). Ст.5034;
   2005. № 1 (ч. 1). Ст. 15, 45; № 13. Ст. 1080; № 19. Ст. 1752; № 30 (ч. 1). Ст. 3100; 2006. № 6. Ст. 636; № 52 (ч.1). Ст. 5497; 2007. № 1 (ч. 1). Ст. 39; № 5. Ст. 558; № 7. Ст. 1929; № 27. Ст. 3213; № 31. Ст. 3993, 4015; № 41. Ст. 4845; № 44. Ст. 5282; № 45. Ст. 5428; № 49. Ст. 6048; № 50. Ст. 6247; 2008. № 17. Ст. 1756; № 29 (ч. 1). Ст. 3418; № 52 (ч. 1). Ст. 6235; 2009. № 1. Ст. 16; № 15. Ст. 1778; № 29. Ст. 3582; часть третья от 26 ноября 2001 г. № 146-ФЗ // СЗ РФ. 2001. № 49. Ст. 4552; 2004. № 49. Ст. 4855; 2006. № 23. Ст. 2380; № 52 (ч. 1). Ст. 5497; 2007. № 1 (ч. 1). Ст. 21; № 49. Ст. 6042; 2008. № 18. Ст. 1939; № 27. Ст. 3123.
   КоАП РФ – Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (ред. от 3 июня 2009 г.) // СЗ РФ. 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 1; № 30. Ст. 3029; № 44. Ст. 4298; 2003. № 1. Ст. 2; № 27 (ч. 1). Ст. 2700; № 27 (ч. 2). Ст. 2708, 2717; № 46 (ч. 1). Ст. 4434, 4440; № 50. Ст. 4847, 4855; № 52 (ч. 1). Ст. 5037; 2004.
   № 19 (ч. 1). Ст. 1838; № 30. Ст. 3095; № 31. Ст. 3229; № 34. Ст. 3529; № 34. Ст. 3533; № 44. Ст. 4266; 2005. № 1 (ч. 1). Ст. 9, 13, 37, 40, 45; № 10. Ст. 762, 763; № 13. Ст. 1077, 1079; № 17. Ст. 1484; № 19. Ст. 1752; № 25. Ст. 2431; № 27. Ст. 2719, 2721; № 30 (ч. 1). Ст. 3104; № 30 (ч. 2). Ст. 3124, 3131; № 40. Ст. 3986; № 50. Ст. 5247; № 52 (ч. 1). Ст. 5574, 5596; 2006. № 1. Ст. 4, 10; № 2. Ст. 172, 175; № 6. Ст. 636; № 10. Ст. 1067; № 12. Ст. 1234; № 17 (ч. 1). Ст. 1776; № 18. Ст. 1907; № 19. Ст. 2066; № 23. Ст. 2380, 2385; № 28. Ст. 2975; № 30. Ст. 3287; № 31. (ч. 1). Ст. 3420, 3432, 3433, 3438, 3452; № 43. Ст. 4412; № 45. Ст. 4633, 4634, 4641; № 50. Ст. 5279, 5281; № 51 (ч. 1). Ст. 5498; 2007. № 1 (ч. 1). Ст. 21, 25, 29, 33; № 7. Ст. 840; № 15. Ст. 1743; № 16. Ст. 1824, 1825; № 17. Ст. 1930; № 20. Ст. 2367; № 21. Ст. 2456; № 26. Ст. 3089; № 30. Ст. 3755; № 31. Ст. 4001, 4007, 4008, 4015; № 41.Ст. 4845; № 43. Ст. 5084; № 46. Ст. 5553; № 49. Ст. 6034, 6065; № 50. Ст. 6246; 2008. № 10 (ч. 1). Ст. 896; № 18. Ст. 1941; № 20. Ст. 2251, 2259; № 29 (ч. 1). Ст. 3418; № 30 (ч. 1). Ст. 3582, 3601, 3604; № 45. Ст. 5143; № 49. Ст. 5738, 5745, 5748; № 52 (ч. 1). Ст. 6235, 6236, 6248; 2009. № 1. Ст. 17; № 7. Ст. 777; № 19. Ст. 2276; № 23. Ст. 2759, 2767; № 26. Ст. 3120, 3122, 3131, 3132; № 29. Ст. 3597, 3599, 3635, 3642; № 45. Ст.5265, 5267.
   НК РФ – Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31 июля 1998 г. № 146-ФЗ (ред. от 19 июля 2009 г.) // СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3824; 1999. № 14. Ст. 1649; № 28. Ст. 3487; 2000. № 2. Ст. 134; 2001. № 1 (ч. 2). Ст. 18; № 13. Ст. 1147; № 23. Ст. 2289; № 53 (ч. 1). Ст. 5016, 5026; 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 2; 2003. № 23. Ст. 2174; № 27 (ч. 1). Ст. 2700; № 28. Ст. 2870, 2873; № 52 (ч. 1). Ст. 5037; 2004. №; 27. Ст. 2711; № 31. Ст. 3231; № 45. Ст. 4377; 2005. № 26. Ст. 2717; № 45. Ст. 4585; 2006. № 6. Ст. 636; № 31 (ч. 1). Ст. 3436; 2007. № 1(ч. 1). Ст. 28, 31; № 18. Ст. 2118; № 22. Ст. 2563, 2564; 2008. № 26. Ст. 3022; № 27. Ст. 3126; № 30 (ч. 2). Ст. 3616; № 48. Ст. 5500, 5519; 2009. № 29. Ст. 3632.
   УК РФ – Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 3 июня 2009 г.) // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954; 1998. № 22. Ст. 2332; № 26. Ст. 3012; 1999. № 7. Ст. 871, 873; № 11. Ст. 1255; № 12. Ст. 1407; № 28. Ст. 3489—3491; 2001. № 11. Ст. 1002; № 13. Ст. 1140; № 26. Ст. 2587, 2588; № 33 (ч. 1). Ст. 3424; № 47. Ст. 4404, 4405; № 53 (ч. 1). Ст. 5028; 2002. № 10. Ст. 966; № 11. Ст. 1021; № 19. Ст. 1793, 1795; № 26. Ст. 2518; № 30. Ст. 3020, 3029; № 44. Ст. 4298; 2003. № 11. Ст. 954; № 15. Ст. 1304; № 27 (ч. 2). Ст. 2708, 2712;
   № 28. Ст. 2880; № 50. Ст. 4848, 4855; 2004. № 30. Ст. 3091, 3092, 3096;
   2005. № 1 (ч. 1). Ст. 1, 13; № 30 (ч. 1). Ст. 3104; № 52 (ч. 1). Ст. 5574;
   2006. № 2. Ст. 176; № 31 (ч. 1). Ст. 3452; № 50. Ст. 5279; 2007. № 1 (ч. 1). Ст. 46. № 16. Ст. 1822, 1826; № 21. Ст. 2456; № 31. Ст. 4000, 4008, 4011; № 45. Ст. 5429; № 49. Ст. 6079; № 50. Ст. 6246, 6248; 2008. № 7. Ст. 551; № 15. Ст. 1444; № 20. Ст. 2251; № 30 (ч. 1). Ст. 3601; № 48. Ст. 5513; № 52 (ч. 1). Ст. 6235; 2009. № 1. Ст. 29; № 7. Ст. 788; № 18 (ч. 1). Ст. 2146; № 23. Ст. 2761; № 26. Ст. 3139; № 31. Ст. 3921, 3922; № 44. Ст. 5170; № 45.Ст. 5263, 5265.
   Закон об ЭЦП – Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи» (ред. от 8 ноября 2007 г.) // СЗ РФ. 2002. № 2. Ст. 127; 2007. № 46. Ст. 5554.
   Закон об информационных технологиях – Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (ред. от 6 апреля 2011 г.) // СЗ РФ. 2006. № 31 (ч. 1). Ст. 3448; 2010. № 31. Ст. 4196; 2011. № 15. Ст. 2038.
   Закон о техническом регулировании – Федеральный закон от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании» (ред. от 28 сентября 2010 г.) // СЗ РФ. 2002. № 52 (ч. 1). Ст. 5140; 2005. № 19. Ст. 1752; 2007. № 19. Ст. 2293; № 49. Ст. 6070; 2008. № 30 (ч. 2). Ст. 3616; 2009. № 29. Ст. 3626; № 48. Ст. 5711; 2010. № 1. Ст. 5, 6; № 40. Ст. 4969.

   2. Официальные издания:
   БНА ФОИВ – Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти.
   Ведомости СНД и ВС (СССР, РСФСР, РФ) – Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета (СССР, РСФР, РФ).
   СЗ РФ – Собрание законодательства Российской Федерации.

   3. Органы власти:
   Минкомсвязь России – Министерство связи и массовых коммуникаций Российской Федерации.
   МНС России – Министерство по налогам и сборам Российской Федерации.
   Правительство РФ – Правительство Российской Федерации.
   Президент РФ – Президент Российской Федерации.
   ФАПСИ – Федеральное агентство правительственной связи и информации.
   ФНС России – Федеральная налоговая служба.
   ФСБ России – Федеральная служба безопасности РФ.
   ФФОМС – Федеральный фонд обязательного медицинского страхования.
   ПФ РФ – Пенсионный фонд Российской Федерации.

   4. Прочие сокращения:
   ВТО – Всемирная торговая организация.
   ЕГРЮЛ – Единый государственный реестр юридических лиц.
   ЕЭК – Европейская экономическая комиссия.
   КЭП – квалифицированная электронная подпись.
   МТП – Международная торговая палата.
   НЭП – неквалифицированная электронная подпись.
   ОГРН – основной государственный регистрационный номер.
   ООН – Организация Объединенных Наций.
   ПЭП – простая электронная подпись.
   РСФСР – Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика.
   РФ – Российская Федерация.
   СССР – Союз Советских Социалистических Республик.
   ФГИС – федеральная государственная информационная система.
   ЭП – электронная подпись.
   ЭЦП – электронная цифровая подпись.
   ЮНСИТРАЛ – Комиссия Организации Объединенных Наций по праву международной торговли.

Введение

   Информационный потенциал, отвечающий самым строгим меркам научно-технического прогресса, является основой для построения правового государства, экономического роста, создания системы эффективного управления в различных сферах общественной жизни. Государственная, общественная и хозяйственная деятельность все чаще сталкиваются с увеличением информационного потока, который традиционно предстает в бумажном виде как при обращении граждан в органы власти, так и в рамках экономической деятельности хозяйствующих субъектов. Такая практика приводит к большим затратам времени и создает значительные неудобства для населения.
   Проблемой является также неконтролируемый рост объема информации о гражданах, организациях и объектах хозяйственного оборота, содержащейся в государственных информационных системах. При этом не обеспечены надлежащим образом или вообще отсутствуют эффективные механизмы контроля использования информации, что создает также угрозу нарушения прав граждан.
   Расширение границ информационной деятельности, развитие информационных технологий в рамках информационного права определяют потребность в наличии специального законодательства, призванного регулировать отдельные механизмы упорядочения информационного потока.
   Решению обозначенных проблем может способствовать дальнейшее развитие нормативной основы электронной формы взаимодействия в различных сферах общественной жизни в контексте информационного пространства. Следует отметить, что информационное пространство и его правовое регулирование активно формируется не только на территории России, но и в сопредельных странах. В настоящее время в ряде государств – участников Содружества Независимых Государств действуют законы об электронном документе – в Республике Армения, Республике Беларусь, Кыргызской Республике, Республике Молдова, Республике Узбекистан, Азербайджанской Республике, Республике Казахстан и других.
   Базу для развития российского законодательства об электронном документообороте и электронных подписях в отдельных сферах деятельности составляет целый ряд международных правовых актов, в первую очередь направленных на развитие внешнеэкономических связей. К ним, в частности, можно отнести Директиву «Об обработке персональных данных и защите частных интересов в области телекоммуникации», Директиву «О ряде правовых аспектов электронной коммерции на внутреннем рынке», которые составляют основу европейской законодательной базы в области Интернета с позиций обмена информацией и электронной коммерции. В эту же группу можно включить Унифицированные правила поведения для обмена торговыми данными по телесвязи (ЮНСИД/UN CID), принятые в Париже 22 сентября 1987 г. на 51-й сессии Исполнительного совета МТП (публикация МТП № 452). В апреле 1988 г. ЕЭК приняла Правила ООН по международному компьютерному обмену для управления, коммерции и транспорта – United Nations Rules for Electronic Data Interchange for Administration, Commerce and Transport (UN/EDIFACT). Они определяются как «межкомпьютерная передача коммерческих или административных актов с использованием согласованной структуры банка данных по этим актам». В свою очередь, Типовой закон ЮНСИТРАЛ об электронной торговле, принятый 28 мая 1996 г. – 14 июня 1996 г. в Нью-Йорке, является своеобразным эталоном для национального законодательства различных стран. Определенное значение имеет Окинавская хартия глобального информационного общества, принятая на совещании стран «Восьмерки» 22 июля 2000 г.[1], которая провозглашает принципы содействия развитию конкуренции в телекоммуникационной сфере, развития трансграничной электронной торговли в контексте ВТО, механизма защиты частной жизни потребителя, электронной идентификации, электронной подписи, криптографии.[2]
   Завершающим документом в сфере международных торговых контрактов в рамках ЮНСИТРАЛ является принятая Нью-Йоркская конвенция ООН об использовании электронных сообщений в международных контрактах (Конвенция об электронных сообщениях).
   Следуя международным тенденциям регулирования информационного пространства, российская правовая система стремится воспринимать такую практику в нормах действующего законодательства.
   Первоначально на решение проблем электронного документооборота в России был направлен ряд нормативных актов, прежде всего Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи»[3] (далее – Закон об ЭЦП). В законе об ЭЦП была предпринята попытка отказаться от такого реквизита документа, как «печать», с заменой его определенным видом подписи, приемлемой для данного носителя, в частности ЭЦП.
   Следует отметить, что Закон об ЭПЦ стал отправной точкой для разработки и реализации долгосрочных программных инструментов в целях стимулирования развития всего высокотехнологического бизнеса в России, информатизации российского общества. В частности, постановлением Правительства РФ от 28 января 2002 г. № 65 была утверждена Федеральная целевая программа «Электронная Россия (2002—2010 годы)»[4], поставившая основной целью повышение эффективности взаимоотношений государства и общества, межведомственного взаимодействия, государственного управления в целом.
   Программой планировалось обеспечение комплексного внедрения системы электронной торговли в сфере поставок продукции для государственных нужд, стандартизированного документооборота и систем обеспечения информационной безопасности. Конечный итог реализации программных мероприятий – формирование единого информационного пространства. Целью направления «Переход на предоставление государственных услуг и исполнение государственных функций в электронном виде федеральными органами исполнительной власти» является реализация плана перехода на предоставление государственных услуг и исполнение государственных функций в электронном виде федеральными органами исполнительной власти. В Концепции формирования в Российской Федерации электронного правительства до 2010 года обосновывалась необходимость оказания государственных услуг населению с использованием современных информационно-коммуникационных технологий, в том числе через создание специальных объектов – многофункциональных центров предоставления государственных и муниципальных услуг (далее – многофункциональные центры).
   Дальнейшее развитие подзаконной нормативной базы определило основные направления формирования электронно-информационной инфраструктуры деятельности государственных органов, а также субъектов хозяйственной деятельности.
   Особый упор сделан на функционирование системы электронного правительства. К 2010 г. был утвержден ряд нормативных документов, определивших направления развития Российской Федерации на среднесрочную и долгосрочную перспективу, в том числе в части распространения информационных и телекоммуникационных технологий. Среди основных документов можно назвать Стратегию развития информационного общества в Российской Федерации (утв. поручением Президента Российской Федерации от 7 февраля 2008 г. № Пр-212)[5], Концепцию долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года (утв. распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. № 1662-р)[6]; Основные направления деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2012 года (утв. распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. № 1663-р)[7]; План перехода на предоставление государственных услуг и исполнение государственных функций в электронном виде федеральными органами исполнительной власти (утв. распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 октября 2009 г. № 1555-р)[8]. Формирование в Российской Федерации электронного правительства является одной из приоритетных задач, поставленной в Концепции формирования в Российской Федерации электронного Правительства до 2010 г., одобренной распоряжением Правительства Российской Федерации от 6 мая 2008 г. № 632-р[9]. В 2009 г. был принят план по реализации указанной Концепции.
   Следует также отметить активную практику реализации программных документов на уровне отдельных территорий. Так, в соответствии с Федеральной целевой программой «Электронная Россия» субъектами РФ также были приняты соответствующие программы, например Городская целевая программа «Электронная Москва» была утверждена Законом г. Москвы от 9 июля 2003 г. № 47, а последняя редакция на 2009—2011 годы – постановлением Правительства г. Москвы от 5 августа 2008 г. № 709-пп «О городской целевой программе «Электронная Москва» (2009—2011 гг.)».
   Программа «Электронная Россия» завершила свое действие в 2010 г., однако работа в направлении формирования информационно-коммуникационной среды продолжается, свидетельством чему являются перспективы разработки и появления нормативных актов, части долгосрочной целевой программы «Информационное общество (2011—2018 годы)». В рамках обозначенной программы должны быть определены мероприятия, направленные на продолжение формирования в Российской Федерации электронного правительства в 2011—2018 годах.
   Конституирующим актом, определяющим новый этап в обозначенной сфере общественных отношений, является принятый Федеральный закон от 6 апреля 2011 г. № 63-ФЗ «Об электронной подписи» (далее – Закон об электронной подписи, новый Закон, Закон № 63-ФЗ, Закон об ЭП), который существенным образом изменяет правовое регулирование отношений, связанных с подписанием электронных документов. Данный закон пришел на смену указанному выше Закону об ЭЦП. Новый нормативный акт – это важный шаг к безбумажному ведению дел: наряду с традиционной подписью на бумаге всем юридическим и физическим лицам разрешается оформлять электронные подписи, предназначенные для использования в электронных документах.
   Закон носит характер общего нормативного акта в части правил использования электронной подписи по отношению к ряду иных нормативных документов, которыми регулируются отдельные виды отношений. В зависимости от специфики такие отношения являются предметом отдельных специальных законов (например, использование электронной подписи при подготовке и проведении выборов, совершении гражданско-правовых сделок, оказании государственных услуг, осуществлении банковских операций, ведении бухгалтерского учета и т. п.).
   Одной из причин изменения в правовом регулировании подписания электронных документов выступала ограниченная сфера применения электронных цифровых подписей. Закон об ЭЦП не позволял использовать в электронном документообороте иные технологии подтверждения аутентичности текста документа, кроме указанных в этом Законе. Использование иных аналогов собственноручной подписи, чем тех, применение которых регламентировано законами и иными нормативными правовыми актами, как указывали отдельные специалисты, возможно только по соглашению сторон электронного документооборота. Причем такое соглашение может носить как частноправовой характер, так и публично-правовой характер, но требует закрепления конкретного способа аутентификации электронного сообщения (определения понятия аналога собственноручной подписи и способ проверки его подлинности).[10]
   В связи с этим правомерно обсуждался вопрос о необходимости урегулирования порядка обеспечения юридической значимости электронных документов, в том числе являющихся результатом оказания государственных услуг физическим лицам с целью обеспечения возможности их дальнейшего использования в органах государственной власти и судебных органах.[11]
   Более простые виды электронных подписей (не основанные на технологии асимметричного шифрования, как ЭЦП) никак не регулировались Законом об ЭЦП, что ставило их за рамки правового регулирования. В рамках хозяйственных связей такой очевидный правовой пробел на практике мог вызывать проблемы с оформлением соглашений сторон, и в первую очередь с доказательством совершения сделки. Правовой риск представляли последствия признания соглашения незаключенным.
   При этом главная проблема заключалась в том, что Закон об ЭЦП в принципе не позволял выдавать сертификаты ЭЦП юридическим лицам. Как правило, именно эти участники оборота чаще используют электронные документы. Закон об электронной подписи устраняет это ограничение, что должно способствовать более широкому распространению электронных подписей в России. Низкая эффективность действия законодательства об ЭЦП подтверждалась статистикой слабого распространения ЭЦП в российском деловом обороте, которая давалась на этапе рассмотрения проекта закона в пояснительной записке. В частности, как указывают разработчики нового Закона, по состоянию на февраль 2007 г. в России было выдано около 200 000 сертификатов ключа ЭЦП, что составляет лишь 0,2% от населения страны. При этом отмечалось, что в Европе за аналогичный период времени от введения в действие Директивы ЕС от 13 декабря 1999 г. № 1999/93/ЕС «Об общих принципах электронных подписей» (DIRECTIVE 1999/93/EC OF THE EUROPEAN PARLIAMENT AND OF THE COUNCIL of 13 December 1999 on a Community framework for electronic signatures) (далее – Директива ЕС № 1999/93/ЕС) усиленные электронные подписи использовало около 70% населения.
   К недостаткам Закона об ЭЦП нужно также отнести отсутствие в его положениях основных принципов, реализуемых в иностранном законодательстве и международном праве при осуществлении правового регулирования электронных подписей (ЭП). Речь идет в первую очередь о таком принципе, как «технологическая нейтральность» законодательства, правовое признание различных видов электронной подписи, свободное использование средств ЭП, аккредитация удостоверяющих центров.
   По справедливому мнению Н.И. Соловяненко, правовое признание любых электронных аналогов собственноручной подписи и юридическая сила последних не ограничиваются в зависимости от применяемой технологии.[12]
   Кроме того, Закон об ЭЦП не согласован с иными законодательными актами РФ, в том числе о лицензировании отдельных видов деятельности и техническом регулировании, что значительно снижает эффект его регулирующего воздействия на общественные отношения в соответствующей сфере.
   В рамках общей характеристики Закона об электронной подписи необходимо обратить внимание на отдельные положительные моменты по сравнению с законодательством 2002 г. В частности, устранены отдельные пробелы и неточности Закона об ЭЦП. Например, требования к средствам электронной подписи приведены в соответствие с законодательством Российской Федерации о техническом регулировании.
   Законом определен перечень информации, подлежащей хранению в удостоверяющем центре, в том числе всех данных, позволяющих при необходимости осуществлять оперативно-розыскную деятельность. В качестве позитивных изменений нужно отметить процедурный характер Закона и обеспечение его прямого действия, что достигается максимально возможным сокращением актов, направленных на реализацию механизма его действия. Отдельного внимания заслуживают порядок признания иностранных электронных подписей для каждого вида электронных подписей, что обеспечивает решение вопросов, связанных с оформлением внешнеторговых сделок и участием российских компаний в международной торговле.
   Между тем нельзя оставить без внимания несколько ограниченный, по сравнению с международными примерами, способ использования электронных подписей. В этом контексте следует также указать, что практика развитых стран по сравнению с российским законодательством более демократично подходит к решению вопросов форм электронных подписей. В частности, в США, согласно Закону об электронных подписях в мировой и национальной торговле (Electronic Signatures in Global and National Commerce Act), электронной подписью является любой электронный звук, символ или процесс, прикрепленный либо логически связанный с договором либо иным документом и осуществленный либо примененный лицом с намерением подписать документ.[13]
   В этой связи в рамках отдельных законодательных инициатив опыт иностранных государств предлагалось учесть в российском праве в одном из проектов федерального закона «Об электронной подписи» (внесен депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации IV созыва С.В. Житинкиным), который был отклонен Госдумой 16 октября 2007 г.
   Специалисты, тем не менее, рассматривают различные варианты электронных подписей, не сводя их только к графической имитации обычной рукописной подписи. Это может быть звук, символ или процесс. Они могут представлять собой, по мнению Н.А. Иванова, «воспроизведение записи голоса, отправленной либо полученной через Интернет, сканирование сетчатки глаза, отпечаток пальца, который послан с помощью электроники, рукописную подпись, отсканированную графически, частный номер (типа PIN) или даже сообщение электронной почты, в котором человек напечатает его или ее имя»[14]. В рамках дальнейших шагов в нужном направлении было бы полезно учесть подобные предложения в действиях по унификации подходов к развитию информационных систем в современном законодательстве.
   Попутно в одном «пакете» с Законом № 63-ФЗ Государственной Думой принят Федеральный закон от 6 апреля 2011 г. № 65-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об электронной подписи».[15]
   Указанным нормативным актом вносятся изменения в Гражданский кодекс РФ 1994 г.[16], Арбитражный процессуальный кодекс РФ 2002 г.[17], Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. № 218-ФЗ «О кредитных историях»[18], Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»[19] (далее – Закон об информационных технологиях) и в иные законодательные акты. Изменения в обозначенные документы связаны с устранением технических противоречий в нормативных актах и приведением в соответствие их содержания с требованиями нового Закона. В свою очередь, Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг»[20] дополнен самостоятельными статьями 21.1 «Использование электронной подписи при оказании государственных и муниципальных услуг» и 21.2 «Правила использования простых электронных подписей при оказании государственных и муниципальных услуг», закрепляющих основы механизма применения электронных подписей в рамках использования информационно-телекоммуникационных технологий при предоставлении государственных и муниципальных услуг.
   Развитие системы электронного взаимодействия предполагает применение электронной подписи на портале государственных услуг. Широкий спектр действия электронных подписей увеличит поток электронных документов в рамках налоговой отчетности, передачи обязательных документов в ПФР, Росстат и другие ведомства от юридических лиц.
   Механизм действия электронных подписей внедряется в Москве с мая 2011 г., а в течение 2011 г. планируется внедрение еще в 80 регионах страны. Следует отметить, что в связи с принятием Закона № 63-ФЗ Закон об ЭЦП не утрачивает силу и перестает действовать с 1 июля 2012 г. При этом новый закон подтверждает легитимность и действие сертификатов электронных цифровых подписей выданных в соответствии с законом об ЭЦП в период с 2002 г. по 2010 г.
   Следовательно, сертификаты ЭЦП, выданные в соответствии с этим нормативным актом, можно будет использовать и далее.

Комментарий к Федеральному закону
от 6 апреля 2011 г. № 63-ФЗ
«Об электронной подписи»

   (в ред. Федерального закона от 1 июля 2011 г. № 169-ФЗ)

Статья 1. Сфера действия настоящего Федерального закона

   Первоначально возможность использования электронной цифровой подписи, закрепленная в ГК РФ, стала новацией в российском гражданском законодательстве, которое требует определенного технического обеспечения для своего функционирования.
   Отправным элементом для использования ЭЦП явился п. 2 ст. 160 ГК РФ, предусматривающий возможность применения, наряду с факсимиле (клише), электронной цифровой подписи при совершении сделки в письменной форме. Тем самым гражданское законодательство официально признавало письменную форму сделки, если ее оформление произведено с помощью ЭЦП.
   Гражданско-правовые сделки – основная область развития электронного документооборота. Перспективу увеличения числа обязательств, принимаемых на себя хозяйствующими субъектами через совершение электронных документов с помощью электронных подписей, преследует новый закон. Напомним, что закон об ЭЦП не позволял в полной мере использовать этот инструмент, чем значительно сдерживал развитие электронных подписей в экономической сфере.
   Гражданским законодательством, в частности гл. 9 Гражданского кодекса РФ (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ[22], определяются понятие и виды сделок, а также условия их совершения.
   Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ). При этом сделки могут быть двух– или многосторонними (договоры) и односторонними (ст. 154 ГК РФ).
   Подавляющее большинство сделок, совершаемых в хозяйственном обороте, являются двухсторонними и многосторонними. Они представляют собой отдельные виды обязательств, предусмотренные Гражданским кодексом РФ (часть вторая) от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ[23], такие, например, как купля-продажа, поставка (гл. 30), аренда (гл. 34), подряд (гл. 37), возмездное оказание услуг (гл. 39) и т. п.
   Новый вид подписи должен выполнять функции, аналогичные тем, что выполнял ее традиционный вид: указывать, кем подписан документ, символизировать выражение воли стороны по сделке (одобрение, разрешение и т. д.), быть сложной для воспроизводства любым другим не уполномоченным на то лицом, обеспечивать нецелесообразность подделки.
   Как полагают специалисты, применительно к договору электронная форма приравнивается к письменной при соблюдении двух условий.
   Во-первых, законом, иными правовыми актами или соглашением сторон предусмотрено использование в ходе обмена документами по согласованию условий договора факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронной цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи. Во-вторых, средства связи позволяют достоверно установить, что электронные документы исходят от сторон по договору.[24]
   Применение технологий электронного взаимодействия участников гражданского оборота предполагает использование ряда обязательных соглашений. В гражданско-правовой сфере Е.Ю. Шишаева выделяет три группы подобных соглашений.
   1. Схема, в которой участники электронного документооборота заключают сначала соглашение с фирмой-провайдером, причем провайдерами могут быть различные фирмы, а затем соглашение об электронном документообороте между собой.
   2. Схема, по которой выстроена самая популярная в мировом масштабе система электронного документооборота S.W.I.F.T. Фирма-провайдер S.W.I.F.T. SCRL утверждает единые правила корпорации, к которым путем подписания соответствующих документов присоединяется каждый новый пользователь; таким образом, все пользователи и фирма-провайдер оказываются связанными договорными условиями.
   3. Для третьей схемы договорного взаимодействия ее участников характерно отсутствие фирмы-провайдера и наличие договорных отношений, регулирующих порядок электронного документооборота между участниками.[25]
   Надо также отметить, что благодаря новым техническим решениям возрастает число сделок, осложненных иностранным элементом (трансграничные сделки). Их увеличение является прямым следствием активного использования компьютерных технологий, отражает общую тенденцию глобализации мировых хозяйственных рынков.
   Как отмечается, электронная торговля – это не новый вид договоров, а усовершенствованный способ оформления традиционных обязательств, таких как купля-продажа, возмездное оказание услуг, расчеты и др..[26]
   Основополагающим правовым актом в России должен стать Федеральный закон «Об электронной торговле»[27], целью которого должно быть закрепление прав и обязанностей лиц, осуществляющих электронную торговлю, определение правил совершения сделок с использованием электронных документов, подписанных аналогами собственноручной подписи (электронной цифровой подписью), и т. д.
   Оказание государственных (муниципальных) услуг осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 27 июля 2010 г. № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг».
   Определение государственных (муниципальных) услуг дано в названном законе.
   Государственная услуга – деятельность по реализации функций соответственно федерального органа исполнительной власти, государственного внебюджетного фонда, исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации, которая осуществляется по запросам заявителей в пределах установленных нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации полномочий органов, предоставляющих государственные услуги.
   В свою очередь, муниципальная услуга – деятельность по реализации функций органа местного самоуправления, которая осуществляется по запросам заявителей в пределах полномочий органа, предоставляющего муниципальные услуги, по решению вопросов местного значения.
   Вопросы местного значения определены Федеральным законом от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ[28] и включают в себя вопросы непосредственного обеспечения жизнедеятельности населения муниципального образования, решение которых осуществляется населением и (или) органами местного самоуправления самостоятельно (ст. 2). Например, к вопросам местного значения поселения относятся: формирование, утверждение, исполнение бюджета поселения и контроль за исполнением данного бюджета; установление, изменение и отмена местных налогов и сборов поселения; владение, пользование и распоряжение имуществом, находящимся в муниципальной собственности поселения (ст. 14) и т. п.
   Отдельно в сфере действия закона находятся государственные и муниципальные функции. В рамках деятельности федеральных органов исполнительной власти государственные функции в соответствии Указом Президента РФ от 9 марта 2004 г. № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти»[29] подразделяются на функции:
   1) принятия нормативных правовых актов;
   2) контроля и надзора;
   3) управления государственным имуществом;
   4) оказания государственных услуг.
   Для целей оказания услуг закон предусматривает использование единого портала, который представляет собой федеральную государственную информационную систему (ФГИС). Информационная система предусматривает представление заявителям доступа к сведениям об услугах в электронной форме, через использование сети «Интернет». В рамках закона обеспечивается ведение реестров государственных и муниципальных услуг.
   Общие положения, касающиеся условий и порядка предоставления услуг с использованием электронной подписи, закреплены в ст. 21.1 и 21.2 Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 210-ФЗ.
   Юридически значимые действия связываются с деятельностью государственных (муниципальных) органов и иных организаций. При этом такие действия влекут определенные юридические последствия как для лица, обращающегося за их совершением, так и для субъекта, обязанного данные действия совершить.
   Виды юридически значимых действий весьма разнообразны. Это могут быть выдача документов, предоставляющих права или освобождение от обязанностей (например, выдача прав на управление автомобилем), и принятие (с соответствующим оформлением) решений, являющихся основанием совершения действий (бездействия) другими субъектами (например, признание инвалидом влечет возникновение обязанности назначить пенсию), и т. п. Но юридически значимыми действия могут быть признаны только в том случае, если они влекут за собой правовые последствия. Такой подход к понятию юридически значимых действий предлагают теория права и судебная практика.
   Кроме того, именно правовые последствия являются основным критерием признания действий юридически значимыми. Виды последствий, так же, как и виды действий, весьма разнообразны и зависят от характера первых.
   Отдельные виды юридически значимых действий легально закреплены в гл. 25 Налогового кодекса РФ (часть вторая) от 5 августа 2000 г. № 117-ФЗ[30], посвященной вопросам государственной пошлины. В частности, к юридически значимым действиям налоговое законодательство относит рассмотрение дел в судах, совершение нотариальных действий, государственную регистрацию актов гражданского законодательства, государственную регистрацию юридических лиц, выпуска ценных бумаг и т. п.

Статья 2. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

   1) электронная подпись – информация в электронной форме, которая присоединена к другой информации в электронной форме (подписываемой информации) или иным образом связана с такой информацией и которая используется для определения лица, подписывающего информацию;
   2) сертификат ключа проверки электронной подписи – электронный документ или документ на бумажном носителе, выданные удостоверяющим центром либо доверенным лицом удостоверяющего центра и подтверждающие принадлежность ключа проверки электронной подписи владельцу сертификата ключа проверки электронной подписи;
   3) квалифицированный сертификат ключа проверки электронной подписи (далее – квалифицированный сертификат) – сертификат ключа проверки электронной подписи, выданный аккредитованным удостоверяющим центром или доверенным лицом аккредитованного удостоверяющего центра либо федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в сфере использования электронной подписи (далее – уполномоченный федеральный орган);
   4) владелец сертификата ключа проверки электронной подписи – лицо, которому в установленном настоящим Федеральным законом порядке выдан сертификат ключа проверки электронной подписи;
   5) ключ электронной подписи – уникальная последовательность символов, предназначенная для создания электронной подписи;
   6) ключ проверки электронной подписи – уникальная последовательность символов, однозначно связанная с ключом электронной подписи и предназначенная для проверки подлинности электронной подписи (далее – проверка электронной подписи);
   7) удостоверяющий центр – юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, осуществляющие функции по созданию и выдаче сертификатов ключей проверки электронных подписей, а также иные функции, предусмотренные настоящим Федеральным законом;
   8) аккредитация удостоверяющего центра – признание уполномоченным федеральным органом соответствия удостоверяющего центра требованиям настоящего Федерального закона;
   9) средства электронной подписи – шифровальные (криптографические) средства, используемые для реализации хотя бы одной из следующих функций – создание электронной подписи, проверка электронной подписи, создание ключа электронной подписи и ключа проверки электронной подписи;
   10) средства удостоверяющего центра – программные и (или) аппаратные средства, используемые для реализации функций удостоверяющего центра;
   11) участники электронного взаимодействия – осуществляющие обмен информацией в электронной форме государственные органы, органы местного самоуправления, организации, а также граждане;
   12) корпоративная информационная система – информационная система, участники электронного взаимодействия в которой составляют определенный круг лиц;
   13) информационная система общего пользования – информационная система, участники электронного взаимодействия в которой составляют неопределенный круг лиц и в использовании которой этим лицам не может быть отказано.
   Электронная подпись. Прежде всего, электронная подпись представляет собой информацию в электронной форме. В соответствии с законом об информационных технологиях информация – сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления.
   Термин «информация» становится универсальным, он обозначает любые сведения о ком-либо или о чем-либо, получаемые из любого источника в любой форме: письменной, устной, визуальной и т. п.
   Информация присоединяется к другой электронной информации (информации в электронной форме), которая, как правило, представлена в виде электронного документа.
   Понятие «электронный документ» дано в нескольких нормативных актах. Согласно Закону об информационных технологиях под электронным документом понимается документированная информация, представленная в электронной форме, т. е. в виде, пригодном для восприятия человеком с использованием электронных вычислительных машин, а также для передачи по информационно-телекоммуникационным сетям или обработки в информационных системах (подп. 11.1 ст. 2). Специальное определение электронного документа в рамках электронного взаимодействия содержит Закон об ЭЦП: электронный документ – документ, в котором информация представлена в электронно-цифровой форме (ст. 3). Основной признак, присущий всем видам электронной подписи, – возможность использования подписи для идентификации подписавшего информацию в электронной форме физического или юридического лица.
   Сертификат ключа проверки электронной подписи. Сертификат ключа проверки электронной подписи – официальный документ, который может существовать в двух вариантах: 1) в электронном виде (электронный документ); 2) в бумажном виде (бумажный носитель). Сертификат фиксирует принадлежность ключа проверки электронной подписи конкретному лицу, а именно – владельцу сертификата ключа электронной подписи.
   В Российской Федерации действует зарегистрированная 15 ноября 1993 г. Госстандартом России за № РОСС RU 0001.03001 «Система сертификации средств криптографической защиты информации», которая определяет порядок сертификации средств защиты информации, использующих шифрование и криптографию. Эта система сертификации аппаратно-технических и программных средств направлена на защиту интересов государства и государственного информационного ресурса, а также интересов и прав собственников и владельцев информации – предпринимателей и граждан России.
   Согласно ст. 2 Федерального закона от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании»[31] (далее – Закон о техническом регулировании) сертификация – форма осуществляемого органом по сертификации подтверждения соответствия объектов требованиям технических регламентов, положениям стандартов, сводов правил или условиям договоров. Сертификат выдается удостоверяющим центром либо его доверенным лицом (см. комментарий к подп. 7 ст. 2).
   Квалифицированный сертификат ключа проверки электронной подписи (квалифицированный сертификат). Квалифицированный сертификат – документ, который выдается либо аккредитованным удостоверяющим центром (его доверенным лицом), либо уполномоченным федеральным органом исполнительной власти. Порядок аккредитации удостоверяющего центра определен в ст. 16 комментируемого Закона. В соответствии с постановлением Правительства РФ от 2 июня 2008 г. № 418[32] уполномоченным органом использования электронной цифровой подписи является Министерство связи и массовых коммуникаций Российской Федерации.
   Владелец сертификата ключа проверки электронной подписи. Владельцем сертификата ключа, согласно определению, является лицо, которому выдан соответствующий сертификат. Исходя из расширения сферы применения электронных подписей, значительно увеличен субъектный состав лиц, которые могут выступать в качестве их владельцев. Закон допускает получение электронной подписи, в частности, юридическими лицами или государственными органами, что не допускалось Законом об ЭЦП. В пункте 11 ст. 2 Закона № 63-ФЗ установлено, что участниками электронного взаимодействия могут быть, помимо прочих, и организации, т. е. юридические лица. Следовательно, юридические лица могут являться полноправными владельцами электронных подписей. Надо сказать, что понятие «организация» охватывает как юридическое лицо, так и госорган. В этой связи интерес представляет соотношение управомоченного субъекта, поскольку согласно п. 1 ст. 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы. В рамках организационной структуры юридического лица его правоспособность персонифицируют физические лица (например, учредители или работники).
   В данном случае необходимо признать статус владельца за юридическим лицом. Оно выступает владельцем соответствующего сертификата, а физическое лицо – действующим от его имени на основании учредительных документов или доверенности.
   Ключ электронной подписи. Ключ электронной подписи определяется как уникальная последовательность символов, предназначенная для создания электронной подписи. Ключ образуют символы. Символ – знак, получающий по соответствующему соглашению дополнительные ассоциативные связи с замещаемым объектом (сущим) и приобретающий в результате этого значимо-расширенное (расширенное по значению) применение в обеспечении информационно-семантической деятельности.[33]
   Создание ключа обеспечивается совокупностью символов. Такая совокупность должна быть расположена в определенной последовательности, что и указывает на ее уникальность. Уникальность обеспечивает неповторимость комбинации символов, образующих создание электронной подписи. Иначе говоря, ключ электронной подписи является тем уникальным элементом, без знания которого невозможно подделать электронную цифровую подпись его владельца.
   Ключ проверки электронной подписи. Ключ проверки электронной подписи – категория, созвучная с понятием «ключ электронной подписи». Это такая же уникальная последовательность символов, имеющая связь с ключом электронной подписи. Основное назначение такой символьной комбинации – проверка подлинности электронной подписи.
   Удостоверяющий центр. Удостоверяющий центр – это юридическое лицо или индивидуальный предприниматель. Признаки юридического лица установлены в гражданском законодательстве. Юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. Юридические лица должны иметь самостоятельный баланс и (или) смету (п. 1 ст. 48 ГК РФ).
   Согласно ст. 50 ГК РФ юридическими лицами могут быть организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности (коммерческие организации) либо не имеющие извлечение прибыли в качестве такой цели и не распределяющие полученную прибыль между участниками (некоммерческие организации). По смыслу комментируемого определения, функции удостоверяющего центра могут осуществлять коммерческие организации. Надо сказать, что юридические лица, являющиеся коммерческими организациями, могут создаваться в форме хозяйственных товариществ и обществ, производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий.
   Статус индивидуального предпринимателя вправе приобрести гражданин. Для осуществления индивидуальной предпринимательской деятельности не требуется создания юридического лица. Гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации (ст. 23 ГК РФ).
   Как следует из содержания определения, из числа субъектов, которые вправе выступать в качестве удостоверяющих центров, исключены органы государственной власти и местного самоуправления. Представляется, что юридические лица, созданные публично-правовыми образованиями, также не вправе осуществлять функции удостоверяющего центра. По крайней мере, их участие в подобной сфере услуг представляется малоцелесообразным, поскольку ведет к смешению публичных и управленческих функций.
   Основная функция удостоверяющего центра – создание и выдача сертификатов ключей проверки электронных подписей. Иные функции удостоверяющего центра определены в ст. 13 Закона № 63-ФЗ. К ним, в частности, отнесены установление сроков действия сертификатов ключей проверки электронных подписей; аннулирование выданных сертификатов ключей проверки электронных подписей; проверка уникальности ключей проверки электронных подписей в реестре сертификатов и т. п.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →