Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Между 1838 и 1960 годами на более чем половине фотографий фигурировали младенцы.

Еще   [X]

 0 

Друзей не выбирают. Эпизод I (Кувайкова Анна)

Думала ли юная магичка, внучка известного на весь мир архимага, отправляясь учиться в Академию Магии, что её ожидает? Даже понятия не имела! И началось всё несколько странно: поругалась с фрейлиной принцессы, получила нагоняй от директора, поступила в Академию без экзамена да ещё познакомилась с двумя принцами-близнецами темноэльфийской Империи!

Год издания: 2012

Цена: 149.9 руб.



С книгой «Друзей не выбирают. Эпизод I» также читают:

Предпросмотр книги «Друзей не выбирают. Эпизод I»

Друзей не выбирают. Эпизод I

   Думала ли юная магичка, внучка известного на весь мир архимага, отправляясь учиться в Академию Магии, что её ожидает? Даже понятия не имела! И началось всё несколько странно: поругалась с фрейлиной принцессы, получила нагоняй от директора, поступила в Академию без экзамена да ещё познакомилась с двумя принцами-близнецами темноэльфийской Империи!
   С этого момента развесёлая жизнь Хеллианы Валанди только началась. Судьба, словно в насмешку, посылает ей разные испытания, которые, как это ни странно, заканчиваются вполне благополучно, а Хелли обзаводится новыми знакомыми, каждый из которых вовсе не так прост, как кажется… Впрочем, они этого особо и не скрывают…
   Перед читателями – эпизод I романа, события только разворачиваются…


Анна Кувайкова Друзей не выбирают. Эпизод I

   Эта книга посвящается моему самому дорогому и близкому человеку – моей бабушке, Нине Вячеславовне.
   Бабуля, спасибо за то, что воспитала меня такой, какая я есть. Без тебя у меня бы ничего не получилось.

Глава 1

Хеллиана
   Ну, не виновата я, что положила её в задний карман штанов! Может, немного и виновата…
   – И долго ты будешь на неё смотреть? От этого дорога сама не покажется! – раздался насмешливый голос с моего левого плеча.
   Я с двойным усердием уставилась в карту, пытаясь сделать вид, что мне очень и очень стыдно. Судя по недовольному фырканью, мне это не ахти как удалось.
   – Да ладно тебе, Химо, не будь таким ворчуном. – Я с улыбкой почесала живое чучело паучка, который сразу же принялся отмахиваться от моей ласки практически всеми лапками, но вскоре довольно прищурился и забавно заурчал.
   Да, этот паук фыркает и урчит, я сама в шоке до сих пор! Особенно если учесть, что это действительно чучело…
   – Тебе всё лишь бы шутить! – пробурчал Химо, перебираясь с моей руки на карту.
   Я с интересом следила за его действиями. Может, действительно разберётся, куда мы забрели? Хотя мне кажется, что мы просто свернули не туда и дорога в Эллидар вот за тем поворотом. Об этом я и сообщила своему спутнику. Химо выпучил глаза:
   – Ты что, ельфик, что ли, чтобы лесные тропинки чувствовать?
   – Не ельфик, Химо, а эльф!
   Я убрала карту обратно в карман, а паучок тем временем уже прочно обосновался у меня на голове, окончательно превращая в воронье гнездо то, что раньше называлось волосы… Я махнула рукой на это безобразие и невозмутимо потопала дальше по тропинке. Встретятся разбойники, так хоть будет чем их напугать. А что, вполне сойду за местного лешего, благо и вид у меня после недельного путешествия по здешним лесам вполне подходящий: неумытая физиономия, пыльная одежда, из каждой складки которой торчат листья и веточки, плюс к этому ещё и стоптанные сапоги. В лесу, при отсутствии ручья поблизости и потерянного по собственной глупости зеркала, особо-то себя в порядок не приведёшь. Отдельное спасибо за мой внешний и не совсем подобающий вид стоит сказать Химо, которому, видите ли, почудился ручеёк «вон за тем кустиком»! Собственно говоря, мы из-за этого и заплутали.
   Несмотря на все заскоки этого старенького, местами побитого молью чучелка, Химо мне безгранично дорог как мой друг, советник и память о дедушке.
   Дедушка, он же почтенный архимаг Ауст Валанди, один из старейших магов Аранеллы, живёт последнее неполное столетие в небольшом городке под названием Скайра, находящемся в десятидневном переходе от главной человеческой столицы – Эллидара, которую, впрочем, населяют и другие расы, но их число не столь велико.
   Ауст воспитывал меня с тринадцати лет. Что было до этого… я не хочу вспоминать. Все свои познания о магии, да и о мире вообще, я получила именно от него.
   «У тебя удивительные способности, девочка», – не раз повторял он вечером, сидя за чашечкой отвара из пустырника. Кстати, пустырник хорошо успокаивает нервы, что Аустом было доказано на практике, ведь с такой нерадивой ученицей, как я, ему приходилось тратить весьма много нервных клеток. Что стоил только мой опыт по смешиванию стихий, которым я нечаянно (или, как сказал потом Химо, благодаря врождённой криворукости) запустила в старое чучело паука-тарантула. Как же было весело, когда чучело вдруг чихнуло, по-гномьи выругалось и в голос завизжало, увидев входящего в кабинет Ауста. Девушка, жившая по соседству и каждый день приносившая нам свежие овощи, как раз зашла в этот же момент, вместе с дедушкой… Стоит ли говорить, что она к нам потом месяц не приходила и мне пришлось самой ковыряться в грядках? А каково же было моё удивление, когда я узнала, что то несформировавшееся заклинание могло взорвать не только наш уютный домик, но и весь город! Смешивать стихии и так было запрещено, а теперь и вообще думать было нечего о том, чтобы повторить такой эксперимент, а вот на некромантию после этого случая Ауст решил обратить побольше внимания.
   Чучелко же мы в итоге успокоили, отряхнули, накормили, назвали Химо и оставили жить у нас. А старичок и не возражал. Да, это чучело ело, спало и вообще поражало нас всевозможными талантами практически каждый день. Так мы и жили, пока мне не исполнилось семнадцать лет и Ауст не решил, что мне пора отправляться в Академию Магии. Вот не было бы печали… Но дед сказал своё категоричное: «Хочешь всю жизнь прокопаться в огороде?», и я со скоростью дракона, раненного в ж… в пятку, в общем, понеслась собирать вещи.
   – Хелл! Ну, Хелл!! – запрыгал на моей голове Химо, отвлекая от воспоминаний.
   – Чего тебе надобно, старче?
   – Я те дам «старче»! Вперёд посмотри, дитя неразумное! – ещё сильнее запрыгал старый безобразник.
   Я подняла голову. Опачки…
   Впереди заканчивался лес, а за ним виднелась основная дорога, с которого мы день назад свернули в лес. По обеим сторонам пыльного тракта, в ширину которого могла бы поместиться небольшая армия, между высокими деревьями то и дело проглядывали маленькие, но симпатичные домики с аккуратными палисадниками. Полуденное солнце уже не просто освещало, но и вовсю припекало, вызывая дикое желание освежиться в ближайшей реке. Да и дорожную пыль не помешало бы смыть. И всё-таки я доползу до ближайшего трактира! В реке волосы так просто не отмоешь, да и город уже совсем недалеко. А там и горячий, сытный ужин, и горячая ванна… Окрылённая этой мечтой, я с удвоенной силой потопала прямиком к городским воротам.
   – Кто такая, к кому пришла, к какой расе принадлежишь? – задал дежурные вопросы солдат, стоящий на въезде в город.
   При этом даже не посмотрел на меня. А мне было не до этого, я уже мысленно окунала свою бренную тушку в ванну с горячей водой. Мррр… сейчас начну мурлыкать…
   Стражник, так и не дождавшись ответа, поднял-таки на меня глаза и усмехнулся в жиденькую бородёнку:
   – Шла бы ты отсюда, побирушек в городе и так хватает!
   – А? – Минуты две я тщетно пыталась поймать отвисшую челюсть.
   Я, конечно, понимаю, что сейчас похожа на малость пропылённый коврик у порога лесной избушки, но не настолько же!
   – Любезный, вообще-то я вполне нормальный человек, пришедший поступать в Академию Магии!
   Страж заржал:
   – Ой, не могу… В Академию она собралась! Милочка, спешу тебя огорчить, но в поломойках там не нуждаются!
   Остальные стражи, стоящие неподалеку, синхронно загоготали. Ну всё, этот чайник наполированный меня достал!
   Высвободив немного магии, я позволила ей пробежаться по моим рукам и остаться на ладонях зелёным некромантским огнём. В глазах заплясало такое же пламя, а если сюда прибавить мой не совсем идеальный внешний вид и ледяное выражение лица, то зрителям можно посочувствовать. Стражники впечатлились и тут же заткнулись, глядя на меня с благоговейным испугом. Я же рявкнула:
   – Слушай, ты, бесхребетный выползень в консервной банке! Повторяю: Я ИДУ В АКАДЕМИЮ!
   Страж закивал так, что казалось, голова отвалится. Следующие полчаса я наблюдала, как с бешеной скоростью заполняется въездной пергамент. Всё это сопровождалось извинениями («Простите, госпожа некромант, я больше не буду, госпожа некромант»), стенаниями («Как же мы ученицу самого Ауста Валанди не признали-то?!»), комплиментами («Ах, вы так молоды для некромантки!»), подхалимством («Давайте я знакомому записку в таверну напишу, что бы он вас поселил без проблем») и признанием, что они, засранцы такие, просто не признали мага в маленькой взлохмаченной мне. Химо только возмущённо фыркал у меня в волосах, не вмешиваясь в представление.
   – Смотри-ка, эта груда железа меня не обманула! – сообщила я Химо час спустя, алчно рассматривая немалых размеров деревянную бадью посреди комнаты.
   Страж действительно не обманул, и меня без проблем поселили в таверне со смешным названием «Пьяный дракон». Комната моя располагалась на чердаке, но была светлой, просторной, идеально чистой и с большой кроватью. Пока я обедала в общем зале, хозяин таверны, полуорк по происхождению, подсуетился и нагрел мне полную деревянную ванну воды.
   Химо не выдержал первым и с улюлюканьем спрыгнул в воду. Я же стала рыться в рюкзаке в поисках того, что поможет мне привести себя в порядок. Чую левой пяткой, дело это очень долгое и неблагодарное…
   – Ну вот, так намного лучше! – заметила я ещё спустя час, с удовольствием глядя в зеркало.
   Если раньше в нём отражалось Нечто с большой буквы, то сейчас вполне можно было полюбоваться на невысокую стройную девушку семнадцати лет, закутанную в большое полотенце. Аусту так и не удалось откормить моё немного тщедушное тело до более-менее приличного состояния, да я и не жаловалась, меня моя фигура устраивала. Иссиня-чёрные волосы теперь свободно ниспадали до талии шёлковым водопадом, зелёные глаза хитро изучали в зеркале мягкие, плавные черты лица, прямой носик и чёткие контуры чуть пухлых губ. Симпатичненько…
   – Хелл, ну у тебя точно кто-то из предков с ельфиком согрешил! – прокомментировал с подоконника Химо.
   – Да ну тебя! – Я отмахнулась от ворчуна. – Если и согрешил, то это было давным-давно, слава богам, моих ушек это не коснулось!
   – Что верно, то верно. Эльфы презирают полукровок, а тебя с ними легко спутать.
   – Я не полукровка, Химо. Я человек, – заверила я паучка и, напоследок показав язык своему отражению, отвернулась от зеркала.
   Я натянула чистую рубашку, новенькие замшевые бриджи и ботиночки. Распихала по карманам немного денег, посадила на плечо Химо и, довольная, вприпрыжку выскочила на улицу. До вечера было ещё достаточно времени, на сегодняшний отбор в Академии я должна успеть. Спросив у прохожего дорогу, я уверенно пошла к центру города. Насколько я знаю (пару раз была здесь с Аустом, когда он по делам ездил), от центральной площади ведут три дороги: налево – к Академии, направо – на один из рынков, прямо – к королевскому дворцу. Значит, мы пойдём на-ле-во! Я хихикнула, вспомнив присказку всех жён: «Дорогой, ты хочешь идти налево? Иди, за рога тебя никто не держит!»
   И мне налево надо! Но рогов у меня нет… Да и парня тоже нет… Ну и ладно, всё равно все мужики сволочи! Правда, кто не сволочи, с теми скучно… Хм, чувствую себя сборником цитат и афоризмов.
   Просторный двор Эллидарской Академии Магии встретил меня шумной толпой абитуриентов. Кого здесь только не было! Большинство, конечно, люди всех сословий, но встретились и несколько эльфов, множество полукровок и даже парочка дроу! Причём эти дроу явно были близнецы! Вау… Держите меня семеро, но только не за интимные места…
   Я во все глаза уставилась на тёмных эльфов, стоящих чуть в отдалении от основной толпы. Просто образцы мужской красоты! Ну или эльфийской, если точнее. Точёные, красивые и явно аристократические черты лица, крепкие, мускулистые фигуры, светлые волосы до лопаток, отливающие на солнце платиной, высокий рост – я, наверное, макушкой до подбородка им не достану. Если только попрыгать.
   Н-дя уж… Я с тоской оглядела присутствующих. Так и есть, вся женская часть с взглядами влюблённых блондинок нервно дышала в сторону дроу. Понимаю их состояние, однако. Практически все эльфы отличаются красивой внешностью и тренированными фигурами (особенно дроу, у них куда ни плюнь – в воина попадёшь), но одно дело, когда ты встретишь одного остроухого где-нибудь на улице, а другое – два абсолютно одинаковых красавца. Они, кстати, лениво оглядывали толпу, ни на кого не обращая внимания.
   Интересненько, а где же все архимаги Академии? У кого бы спросить?
   В середине толпы мелькнула одна подозрительно знакомая взлохмаченная макушка. Вот сейчас всё и узнаем! Я, с драконьей упёртостью расталкивая толпу, направилась к увиденному «объекту», в предвкушении потирая руки. Хоть одна знакомая физиономия здесь будет учиться!
   Взлохмаченный паренёк, одетый в простую тёмно-синюю рубаху и чёрные штаны, спрятавшись за какую-то огромную тушу, во все глаза пялился на стоящих неподалеку двух девиц. Туша, кстати, при ближайшем рассмотрении оказалась «немного» перекормленным абитуриентом, который и сейчас не переставал жевать огромный пирожок, мечтательно уставившись в пустоту.
   Я пристроилась рядом и шепнула на ухо созерцателю женской красоты:
   – Что-то интересное увидел?
   – Ага! По слухам, это сама принцесса Лея! И её подруга, дочь старшего советника леди Друсилия! – шёпотом ответил паренёк, не поворачивая ко мне головы.
   Наше с ним «убежище» в лице фигуристого адепта на нас не обратило никакого внимания, продолжая спокойно жевать.
   – Да… И что, нравится? – вкрадчиво поинтересовалась я, мысленно хихикая.
   Это ж как надо увлечься, чтобы не понять, кто стоит рядом с тобой!
   – Ага… У неё такие глаза!.. А какие нежные руки!.. – вздохнул в ответ этот явный поклонник королевского двора.
   И тут я не выдержала и рявкнула ему прямо в ухо:
   – Слушай, ты, юный фетишист! Приди в себя!
   Он подпрыгнул и уставился на меня ярко-голубыми, невинными до безобразия глазами:
   – Хелли?
   – Нет, эльфийская принцесса! Что, похожа?
   – Да!!! – заорал приятель и кинулся душить меня в объятиях.
   И это у него отлично получалось, несмотря на его комплекцию, которая, к слову, чем-то напоминала мою. По крайней мере, вес у нас почти одинаковый, приблизительно равный весу голодающего барашка. Только вот мой немощный, а точнее, просто не созревший друг даже при своей несколько угловатой фигуре умудрился меня стиснуть так, что глаза из орбит вылезли!
   – Идик, да отпусти уже меня… – прохрипела я, пытаясь вдохнуть.
   – Ой, Хелл, прости, я просто очень рад тебя видеть! – Идик наконец отпустил моё, наверное, уже посиневшее тельце и заботливо отряхнул. Удостоверившись, что я могу нормально дышать, тут же начал допрос: – Так это правда? Ауст отправил тебя учиться?
   – Нет, конечно, я просто мимо проходила и решила на принцесску местную попялиться!
   Идик покрылся румянцем. Ой, ну я не могу! Каждый раз краснеет, стоит мне что-нибудь ляпнуть. А так как он приходится младшим сыном директору Академии, который очень часто навещает Ауста, то мы с Идиком общались довольно много. Некоторые даже думают, что ярко-свекольный цвет его лица – натуральный. Чуть выше меня ростом, с нереально невинными голубыми глазами, вечно взлохмаченными светло-русыми волосами, нескладной фигурой и простым, но симпатичным лицом, Идик представляет собой забавное зрелище. Да и по его способности влипать в самые нелепые ситуации не скажешь, что он – сын директора Академии. Да и никто об этом знать, конечно, не должен… Но Идика я всё равно обожаю.
   – Ну, рассказывай, горе моё, чем ты тут занимался без меня? За кем ещё подглядывал? – устроила и я допрос приятелю.
   Лицо Идика, только что принявшее более натуральный цвет, опять начало медленно краснеть.
   – Ну что ты опять краснеешь, как девственница в первую брачную ночь? У-у-у… Ну, Идик!.. – взвыла я, увидев знакомый свекольный оттенок.
   Идик опустил голову и виновато поковырял ботинком землю.
   Я только рукой махнула:
   – Понятно всё с тобой. А где все маги?
   Идик тут же поднял голову и мгновенно побледнел:
   – Готовят зал для экзаменов и Испытания Силы.
   – Угу? Ты всё-таки боишься экзаменов?
   Идик кивнул:
   – Папа сказал, что если с первого раза не поступлю, то он меня женит на леди Айрин!
   – Нет!.. Он же не такой садист!.. – вздрогнула я.
   Идик грустно кивнул, подтверждая, что такой. М-дя… Айрин Норин, наверное, самая популярная придворная дама всей стране. О её таланте спугивать кавалеров ходят легенды. Маленькая, страшненькая, в больших очках, с вечно торчащими непонятно какого цвета волосами, она влюбляется во всех особей мужского пола и сразу же начинает завоевывать бедную жертву весьма оригинальным способом: бросается на шею и начинает выть в ухо нереально скрипучим голосом, при этом дико картавя: «Ох, как вы пхгекгасны! Пойдё-о-омте же пхгогуля-аемся!»
   Я представила это чудо в белом подвенечном платье рядом со своим приятелем и нервно хихикнула. Лучше бы ему сразу поступить! Или повеситься.
   – Да уж, Идик, не завидую я тебе! Идик… Идик, ау!
   Идик снова пялился на принцессу, не реагируя на внешние раздражители. И что он такого увидел? Вроде не красавица, даже невзрачная, на мой взгляд, с тусклыми жиденькими волосами, худощавой фигуркой, недостатки которой пышное платье с кринолином только подчёркивало. Нет, я понимаю, если бы у неё были рожки, как у козла, или там хвост, тогда – да, экзотика и всё такое… А так на что там смотреть?
   А вот её компаньонка, конечно, другой разговор. Пышное бархатное платье с очень глубоким декольте подчёркивало все достоинства фигуры (недостатков пока не наблюдалось), очень светлые пшеничные кудри аккуратно лежали на спине и плечах, красивое лицо с гладкой кожей, розовыми губками и холодными карими глазами так и излучает надменность.
   Суду всё ясно. Среднестатистическая стерва. Да уж, когда Ауст рассказывал мне о внешности принцессы и её первой фрейлине, я думала, что он сильно привирает. Ан нет, дедушка, как всегда, оказался прав. Ладно, упырь с ними, лучше уж я попытаю приятеля на тему вступительных экзаменов и о событиях прошлого года, может, у него что интересного произошло?
   Кстати, пока мы с Идиком делились новостями, два объекта его наблюдения переместились к увиденным мною недавно дроу и теперь вели неспешную светскую беседу. Точнее, пытались вести. Близнецам, похоже, было весьма скучно, если судить по их сонливым физиономиям. Один из них чуть повернул голову и лукаво мне подмигнул. Советница начала сатанеть, а мне стало интересно, кто из них надменнее: придворные дамы или близнецы-дроу?
   От размышлений меня отвлёк дикий визг, который тут же перекрыл громовой хохот. Что за?.. Упс…
   – Идик, стой здесь, я сейчас! – крикнула я другу и рванула в сторону надменных особей… э-э-э, простите, особ!
   Дело в том, что визжала советница, смеялись все подряд, а причиной всего этого стал некий паук-тарантул, который неизвестно как оказался в декольте, а затем и в прическе названной дамы. Ну вот, а ведь Ауст просил меня вести себя культурно. Да не мне нужно было это говорить, а одному тарантулу-маразматику!
   – Прошу прощения! – Подойдя к месту событий и стараясь не попасться под мельницу рук визжащей девицы, я аккуратно постучала её по плечу.
   Всё-таки не рекомендуется ссориться с лицами, приближёнными к королевской семье… Мне-то, конечно, всё равно, но вот Ауст сильно просил.
   Девица, не обращая внимания, продолжала истерично визжать и крутиться на месте, шаря руками в некогда красивой прическе. Близнецы продолжали глумливо улыбаться, явно пытаясь не заржать в голос. Даже принцесса тихонько хихикала, пряча лицо в ладошках.
   – Да хватит вертеться! – повысила я голос, а то от её визга уже уши начало закладывать. Ноль реакции. Проще, по-моему, докричаться до привидения без заклинания вызова. Ну всё… – Да заткнись же ты, курица ощипанная! Что орёшь, как будто тебе волосы в зелёный цвет покрасили?! – изо всех сил рявкнула я, так что близстоящие люди шарахнулись в стороны, а эта… баньши, наконец, заткнулась и послушно замерла на месте, глупо хлопая длиннющими ресницами.
   Я же совершенно спокойно забрала у неё с волос Химо, который тут же шмыгнул мне на плечо и замаскировался моими волосами, подмигнула в ответ дроу и невозмутимо направилась к Идику.
   Меня остановил гневный окрик:
   – А ну стой, деревенщина!
   Я резко повернулась:
   – Это ты мне?
   – Тебе, тварь без рода и племени! Ты оскорбила меня! Тебе теперь придётся за это ответить! – взвизгнула порядком растрёпанная девица.
   Идик за моей спиной нервно икнул. Уж он-то знает, что бывает, если меня разозлить.
   – А харя не треснет? – скрестила я руки на груди.
   Как же бесят меня такие вот надменные личности, которые думают, что если у них есть титул, то им всё позволено! И ведь практически все окружающие думают так же, что меня бесит вдвойне! В пригороде Скайры, где я жила, таких не наблюдалось, там все друг друга знали, а вот в самом городе аристократов хватало. В город за травами и по поручениям дедушки я моталась часто, так что приходилось сталкиваться с подобным отношением к моей почти скромной персоне.
   – Да как ты смеешь? Да я…
   – Дай угадаю! – продолжила я и неспешно начала вышагивать кругами вокруг неё, заложив руки за спину. – Я никто, и звать меня никак, я оскорбила и прилюдно унизила дочь королевского советника, высокородную и титулованную особу, мизинца которой даже не стою! Теперь я должна нижайше молить о прощении и понести тяжелейшее наказание, дабы кровью своей смыть позор и грех с души моей!
   Навернув кругов пять вокруг девицы, которая застыла памятником самой себе, я остановилась и насмешливо поинтересовалась:
   – Это всё или я о чём-то забыла?
   Девицу снова заклинило:
   – Да ты…
   – Вай! Так мне продолжить? – обрадовалась я.
   Окружающий народ уже просто ржал в открытую, даже дроу не удалось до конца сохранить надменный вид, они буквально согнулись пополам от хохота. – Если нет, то я закончила. И обломись, дорогая, твоя проникновенная речь здесь не сработает.
   Глаза девицы опасно сверкнули, а я напряглась. Если я правильно разбираюсь в людях, то сейчас в меня что-то полетит.
   – Qartium Skutumus… – шепнула я, поворачиваясь к ней спиной.
   Мелодичный перезвон дал понять, что мои опасения оправдались и эта курица всё-таки не удержалась и швырнула что-то в меня. Слава Творцам и Хранителям, что мой щит сработал! Не зря я тайком лазила в записях дедушки, ой как не зря.
   – Что здесь происходит? – раздался громовой голос от дверей Академии, не предвещающий ничего хорошего ни мне, ни леди Тайцит.
   Опа… Баста, карапузики, кончилися танцы! Вот и новое действующее лицо пожаловало.
   – Хелл, а твой щит ещё долго держаться будет? – шёпотом спросил Идик, мгновенно спрятавшийся за моей спиной при появлении местного блюстителя порядка.
   А он за порядком действительно строго следит, уж поверьте!
   – Минуты две, – так же тихо шепнула я, пытаясь сообразить, во что может вылиться этот небольшой скандальчик с первой фрейлиной принцессы Эллидара.
   – Пусти меня к себе, а? – с затаённой надеждой раздалось над моим правым ухом.
   Ага, а потом вместе куда прятаться будем? Ибо грозный архимаг с басистым голосом, рассматривающий нас сейчас из-под кустистых бровей, не кто иной, как Турин Итрон Тар Дайн Восьмой, отец Идика и директор Эллидарской Академии Магии. Эх, говорил мне Ауст, скромнее надо быть, тогда и проблем не будет. А судя по леденящему взгляду мага, проблемы у меня будут. И не маленькие… А ведь мне ещё сегодня экзамен сдавать!
   – Прошу проследовать за мной. – Архимаг круто развернулся на месте, взмахнув полами белоснежной хламиды, в которую был одет, и бросил через плечо металлическим голосом: – Леди Тацит, Хеллиана, не заставляйте меня повторять дважды.
   Поймав сочувствующий взгляд близнецов, почему-то виноватый Идика и злой Дурсилии, я понуро поплелась к крыльцу, тихо молясь Хранителям, чтобы меня не выперли из Академии ещё до поступления. Представляю, что в таком случае мне Ауст скажет! Ой… Похороните меня за плинтусом, а?

Глава 2

Хеллиана
   – Сгиньте, глюки позорные, – пробормотала я и уткнулась обратно в подушку.
   Спать хотелось неимоверно, вчерашний щит вычерпал мой резерв практически до дна, да и разборка с директором Академии тоже сил не придала. Правда, в Академию я всё же поступила, причём не сдавая экзамена. Директор Итрон так и сказал напоследок: «Если ты не только знаешь о „Хрустальном щите“, но и смогла воссоздать его и использовать, то я не вижу смысла устраивать тебе обычный экзамен. Ты принята».
   Когда я вышла из его кабинета, уставший мозг отказывался понимать своё счастье, а сейчас просто не проснулся. Подумаю об этом позже… и отпраздную тоже.
   – Смертная, вставай, мы не собираемся с тобой возиться! – раздался голос прямо у меня над ухом, и с меня стянули одеяло.
   От возмущения у меня даже широко открылся один глаз. Странно, неужели щит вчера не до конца сработал и мне прилетело по голове, вызвав галлюцинации как после знаменитых грибов орков? Иначе откуда бы в моей комнате оказались вчерашние близнецы-дроу?
   – Наверное, мне это снится, – пробормотала я, закрывая глаз.
   А что я ещё могла подумать?
   – Вставай, человечка! – рявкнул один из них, поднимая меня с кровати и ставя на пол.
   Вот это наглость! Я же буду мстить! Когда проснусь…
   – Потрясающая девица, – вздохнул второй, глядя, как я уткнулась лбом в плечо первого и пыталась досмотреть сон.
   Ну, не могу я сразу проснуться, не варит у меня башка! Хотя левая пятка в явном шоке оттого, что я позволяю трогать себя кому попало, да и вообще, как-то странно реагирую на присутствие двух мужиков в моей комнате. Точнее, не странно, а вообще никак не реагирую, словно так и должно быть!
   – И что ты предлагаешь? Устроить ей душ? – раздалось над моей головой, и, честно сказать, мне это предложение не понравилось.
   – Принесите мне чаю, – пробормотала я, так как запах, исходивший от тела дроу, который меня держал, вызвал довольно-таки приличный аппетит. Мандарин и корица – приятное сочетание, что ни говори.
   Послышалось хмыканье, а потом меня бесцеремонно закинули на плечо и куда-то потащили. Эльфы в основном двигаются невероятно плавно, но этот, похоже, специально перепрыгивал через каждую ступеньку, и поэтому, когда он сгрузил мои кости за стол в обеденном зале таверны, моё тело вполне проснулось и даже открылись глаза, но вот мозг категорически отказывался работать. Второй подошедший эльф заказал чаю и пирожные всем троим.
   – О, спящая красавица открыла глазки! – съехидничал дроу, который меня сюда притащил.
   – Сейчас я проснусь и буду тебя бить! – пообещала я, рассматривая потенциальную жертву.
   Всё-таки навестившие меня с утра пораньше дроу действительно были совершенно одинаковыми: абсолютно идентичные серые глаза с чуть приподнятыми кверху внешними уголками, ехидные улыбки, чуть резковатые скулы, даже выражения лиц! Оба одеты в тёмно-синие костюмы, состоящие из узких брюк, рубашек, облегающих мощную грудную клетку, и колетов до талии с золотистой вышивкой. О, я нашла отличие! У одного сегодня волосы свободно лежат на плечах, а у другого собраны в высокий хвост. У того, который меня сюда тащил, кстати.
   – Чем обязана такому пробуждению? – спросила я, закончив осмотр моих пленителей и с тоской глядя в сторону кухни.
   Похоже, мой желудок определённо начал просыпаться намного быстрее мозга.
   – Мы пришли…
   – Так, так, так, кого я вижу! – перебил моего собеседника хриплый голос.
   Я лениво повернула голову в его сторону. Ух ты, похоже, у нас прибавление!
   В двух шагах от того столика, где расположились я и близнецы (точнее, расположились они, меня никто не спрашивал), стоял какой-то мужик, алчно сверкая красными, явно с перепоя, глазами. Я поморщилась, чувствуя противный запах из его рта. За его спиной торчало ещё пять таких же небритых и «ароматных» красавчиков.
   – Мужик, отвянь, а? Мне чокнутых дроу с утра хватило, – с надеждой обратилась я к нежданному гостю.
   Дроу синхронно хмыкнули в ответ на мои слова и тоже уставились на мужика в ожидании ответа. Тот усмехнулся:
   – Меня предупреждали, что ты остра на язычок. И велели его укоротить.
   – Слушай, иди уже отсюда, а? Меня тошнит от твоего зловонного присутствия! – Я демонстративно зажала нос… и тут же получила неслабый удар по лицу, который опрокинул меня на пол. – Ай!.. Больно же!
   Лёжа на полу, я попыталась найти ответ на вечный вопрос всех магов-экспериментаторов: «Что это было?», но, когда падала, видимо, ещё и головой приложилась, так как мысли удирали без оглядки. Хм, кстати, неплохо удирали и те мужички, которым уже успели помять и даже поломать некоторые части тела мои утренние «будильники». Красиво они их отделали! Интересно, дроу с пелёнок учат драться? Да ещё и так красиво?
   Я села на пол и тряхнула головой, которая тут же отозвалась звенящей болью. Нисколько не запыхавшиеся дроу тем временем направились ко мне, а я уже с нечеловеческой скоростью неслась к ним, увидев, как напоследок один из нападавших бросил в спину близнецам заклинание. Близнецов-то я снести успела, а вот заклинание снесло меня… Проехавшись по полу, моё тельце, наконец, встретило препятствие в виде барной стойки, и сознание всё-таки решило меня покинуть.

   – Чтобы я ещё раз связался с человеком, да ни за что! – послышалось ворчание сквозь пелену боли и темноты.
   Чья-то прохладная рука скользила по моей спине, явно втирая какую-то мазь.
   – Дерек, успокойся. Если бы не девчонка, ты бы сейчас мог быть в Бездне, попивать чаёк с Хранителем Дарком, – послышался такой же голос, но с успокаивающими интонациями и немного со стороны.
   – Он наверняка был бы очень рад тебя видеть, – высказала я своё предположение, разлепляя глаза.
   Увиденная картина удивила меня до нервного тика верхнего века правого глаза: я в своём номере, в одних штанах, лежу на животе на кровати, а один из близнецов, тот, что с хвостиком, втирает в мою спину какую-то приятно пахнущую мазь, а второй дроу сидит в кресле напротив кровати.
   – И как это понимать? – спросила я, впрочем не пытаясь подняться.
   Всё-таки бесплатное шоу я показывать не собираюсь, я же не девочка облегчённого поведения!
   – Легко и просто, – хмыкнул мой «лекарь», у которого, я надеюсь, руки из одного места растут. – Ты поймала заклинание, которое предназначалось нам.
   – Это я помню, – буркнула я.
   Хех, лучше бы им не знать, что за заклинание это было, а то ещё и испугаются ненароком.
   – Ну, дык вот, – продолжил дроу. – Тебя вырубило, я так и не понял, что в тебя попало, но ты была жива и без сознания. Содранная кожа на спине и синяк на лице не в счёт. Через пару часов от твоего падения не останется и следа, если не будешь шевелиться.
   – Подожди секунду, – мигом насторожилась подозрительная часть моей натуры, большая часть, кстати. – Вы накостыляли бандитам, утащили меня наверх, да ещё и лечите! С чего такая щедрость? Эльфы презирают людей, а дроу считают, что они им не ровня, и даже не думайте переубеждать меня в обратном. Да и в благотворительность, кстати, я не верю.
   Дроу, сидевший в кресле, легко встал и опустился на корточки возле моей кровати так, что теперь его лицо было напротив моего.
   – Малышка, я ведь понял, что это было за заклинание. «Энергетический удар», так?
   – Да. – Внимательный взгляд тёплых серых глаз, в которых читалась забота (ещё один глюк?), почему-то заставил сказать правду.
   – А тебе ли не знать, что он только у людей отключает сознание, а вот у дроу способен остановить сердце. Ты ведь поэтому кинулась под заклятие?
   – Угу. Но ведь это не основная причина вашей доброты, ведь так?
   Ага, раскусил. Хм, а ведь он явно умнее своего брата!
   – Ты необычайно проницательна для человека. – Дроу одобрительно хмыкнул.
   О, а чего это его на комплименты пробило?
   – И к тому же слишком красива, – добавил второй, ни на минуту не прекращая лечебный массаж. Странно, но под его руками я полностью расслабилась, даже никакого неудобства от присутствия посторонних не ощущалось. Видимо, по тыкве мне всё-таки хорошо стукнули! – Но главная наша причина появления здесь – это Академия.
   Пальцы дроу невесомо порхали вдоль позвоночника.
   – А что Академия?
   – Сегодня мы узнали результаты экзамена. Как ты знаешь, сегодня на закате состоится ритуал Испытания Силы. По результатам экзамена адепты разбиваются на квадриум. Это…
   – Знаю, четверо магов, примерно равные по силам, – перебила я дроу, обняв двумя руками подушку и пристроив на ней голову так, чтобы дроу с распущенными волосами не исчез из поля моего зрения. – На ритуале произносятся настоящие имена и скидываются все личины, дабы у членов квадриума не было тайн друг от друга. Для этого же четвёрка живёт в одном спальном блоке до окончания учёбы. В квадриум входят четыре стихийника, но также один из них должен быть некромантом, а целители учатся совершенно отдельно.
   – Ну ты и заучка! – фыркнул «массажист», за что тут же и получил по рёбрам моей ногой. Спина мгновенно отозвалась саднящей болью, и я зашипела. Дроу положил на больное место руки и начал аккуратно поглаживать, при этом продолжив: – Как ты, наверное, догадалась, малышка, мы трое входим в один квадриум. А так как нам дико понравилось твоё вчерашнее представление, то мы решили нанести тебе визит и всё обсудить, чтобы потом не было скандалов и недопонимания.
   – Разумно. Кстати, а кто четвёртый – известно?
   – Ещё нет. Сейчас как раз заканчивается последний экзамен…
   – Угу… – Под чуткими пальцами новообретённого коллеги меня потянуло в сон, но уснуть мне не дали, легонько поцарапав кожу под лопаткой.
   – Не спи! Кстати, Хеллиана Валанди твоё настоящее имя? И кем тебе приходиться архимаг Ауст Валанди?
   – Настоящее. И опережу твой вопрос, я чистокровный человек. А Ауст Валанди – мой дедушка, а по совместительству и мой учитель.
   – Это он научил тебя тому щиту, который ты поставила вчера? – В голосе дроу, сидящего около кровати, проскользнуло уважение.
   Приятно, однако! Уважения от дроу так просто не получишь, проверено тысячами людей и веками жизни, не моей, правда.
   – Сдурел? Нет, конечно. Это же уровень архимага! Посмотрела нечаянно в его записях и долго потом тренировалась. «Хрустальный щит» даёт абсолютную защиту, но и сил затрачивается немало, у меня он вчера практически весь резерв выкачал. Кстати, а как вы узнали, где я остановилась?
   – Легко. Сегодня утром в Академии нам попался один до боли знакомый паучок, который всё и рассказал.
   – Ага, и где, интересно мне знать, сейчас этот членистоногий предатель?
   – Остался у директора Итрона, – послышалось сверху, а точнее, сзади.
   Хех, сзади – эльф в засаде! Да, у меня нездоровая фантазия, я знаю, и чувство юмора – тоже.
   – Ясно, – протянула я. Наверняка Химо сейчас передаёт директору привет от Ауста. Кстати, мне показалось или близнецы упорно не хотят называть свои имена? Глупо, всё равно на ритуале узнаю, но всё-таки стоит спросить: не убьют же они меня за это? – Вы ничего мне не хотите сказать?
   Руки дроу на моей спине на мгновение остановились, но тут же двинулись дальше. Тот, что напротив, поменял позу и теперь, всё так же сидя на полу, но уже скрестив ноги, уставился на меня невинным взглядом:
   – Нет. А что, надо?
   Не показалось, левая пятка, как всегда, права!
   – Надо. Например, сказать, как вас зовут.
   Дроу печально вздохнул:
   – Всё равно этого не избежать… – поднялся с колен и, отвесив на удивление изящный поклон, произнёс: – Позвольте представиться: я лорд Терен де Рен из Старшего Дома Аллианэр, а это мой брат – лорд Дерек де Рен из Старшего Дома Аллианэр.
   – Ой, хрдыр…
   Н-да уж… Действительно, стоит узнать человека поближе, как тут же хочется послать его подальше. В моём случае не совсем человека, а скорее нелюдя, и даже двух, но вот послать их хочется ой как далеко…
   Ибо судьба мне послала в квадриум двух близнецов из правящей королевской династии дроу. Два принца одной маленькой мне – это уже, пожалуй, чересчур!
   Всё, вот уж теперь мне точно стоит немного поспать. Мой организм в кои-то веки был полностью со мной согласен, и уже через несколько минут я на удивление быстро и спокойно заснула.
Дерек де Рен
   «Ты уверен, что мы правильно сделали, усыпив её?» – мысленно спросил я брата, аккуратно вставая с кровати, на которой безмятежно спала человечка, раскинув руки в стороны. Я чуть-чуть попялился на обнажённую спину, кожа на которой уже почти затянулась, и накрыл её лёгкой простыней.
   «Абсолютно. У людей есть такая интересная способность: всё произошедшее перед сном не кажется им столь важным после него. Не думаю, что она исключение», – так же мысленно ответил мне Терен, покидая комнату человечки и навешивая на её дверь защитные заклинания.
   С чего вдруг на него нашла такая доброта, я так и не понял.
   Спустившись, мы уселись в зале таверны, где хозяин этого заведения уже успел убрать устроенный утром бедлам, и заказали обед. Служанка вихрем кинулась исполнять поручение. Интересно, на её скорость повлияла длина наших клыков или наше обаяние?
   – Скорее второе, – фыркнул братец, прекрасно услышав мои размышления.
   Я улыбнулся и, удостоверившись, что в таверне сейчас мало народу и нас никто не сможет подслушать, продолжил разговор:
   – Вернёмся к нашей человечке. Кстати, ты заметил, на кого она похожа? Я уже грешным делом сначала подумал, что это она. Ну да ладно, это всё равно невозможно. Кстати, я полагаю, что она исключение и после её пробуждения нас ждёт скандал.
   – Не думаю. Мне кажется, она каждое утро вот так медленно просыпается, – выдвинул предположение братец.
   – С чего ты взял?
   – Она вчера отреагировала на заклинание, которое даже не видела, мощным щитом, а под проклятие, которое отразит и первокурсник, кинулась сама. Вывод…
   – Она спросонья ничего не соображает.
   – Я восхищён! Как же ты быстро догадался! – притворно схватился за сердце братишка и закатил глаза.
   Я насмешливо фыркнул и достал из кармана мандарин.
   – Терен, сердце находится с другой стороны.
   Брат вздохнул, перестал кривляться и достал такой же фрукт.
   – А если серьёзно, предполагаю, что она не будет падать нам в ножки из-за того, что мы принцы, и уж тем более принцы Империи дроу. Вспомни, как она вчера королевской советнице язычок укоротила?
   – Согласен, это было что-то… Похоже, нам с ней не придётся скучать. – Я в предвкушении потёр руки.
   – Похоже, человечка тебе понравилась? – вопросительно поднял бровь братишка. – Или же тебя тянет к ней только из-за сходства с Ниэль?
   Я усмехнулся, дочищая мандаринку:
   – Она забавная, красивая и не надменная. Такая же, какой была малышка. Ты же знаешь, маменькины фрейлины при Имперском дворе надоели до лысого демона. К тому же у Хеллианы прекрасное чувство юмора и огромный магический потенциал. Поправь меня, где я ошибся.
   – Снимаю перед тобой шляпу. Такие люди – редкость. Нам повезло, что мы попали в один квадриум. Но всё же предлагаю не лететь вперёд дракона, а дождаться её реакции на наше происхождение, а уже потом записывать её в вечные друзья.
   Я потянулся через стол и постучал Терена по лбу:
   – Ты чего тупишь, как пьяный орк? Не спорю, её отношение к этому немаловажно, но вот только то, что эта малышка спасла наши шкурки, а мы в свою очередь – её, уже делает нас практически кровниками!
   Терен согласно кивнул и ответил с набитым ртом, а я, наконец, получил возможность съесть любимый фрукт.
   – Я уже думал об этом. Демон тебя подери, братишка, мне тоже дико нравится эта девчонка. Кстати, о демонах, ты не думал, кто мог послать к Хеллиане утренних гостей? Да ещё и с готовым заклинанием?
   Я дожевал мандарин и пробубнил:
   – Конечно же вчерашняя оскорблённая невинность, кто же ещё. Но я думаю, после сегодняшнего они больше к ней не сунутся, с дроу мало кто рискнёт связаться, и жители этого города не исключение.
   – Возможно. Но не факт. Заселение в общежитие только завтра, как ты смотришь на то, чтобы после обеда переехать в эту таверну?
   – Положительно, – во все клыки улыбнулся я девушке, несшей нам обед.
   По тому, как сильно она побледнела, я понял, что перестарался с «обольстительной» улыбкой…
Хеллиана
   – Хелл, ну вставай же… Ну, Хелл! – уже минут пять прыгал на моей подушке Химо, пытаясь меня разбудить.
   Вставать было, как всегда, лень, но, кое-что вспомнив, я аккуратно приоткрыла один глаз. Убедившись, что дроу в комнате не наблюдается, я с наслаждением потянулась и открыла второй, прислушиваясь к ощущениям своего тела. Спина не болела абсолютно! Хорошо живём, однако.
   Пока я умывалась, Химо настойчиво расспрашивал, чего же от меня хотели близнецы. Пришлось рассказать, а то он же не отвяжется! Да и потом, от него-то мне что скрывать? Химо у меня друг, советчик, подсказчик и записная книжка в одном флаконе. Стандартный фамильяр, которого вроде как положено иметь каждой вздорной магичке, если верить легкомысленным эльфийским романам, а точнее, даже сказкам.
   – И что ты обо всём этом думаешь? – поинтересовался тарантул, чуть прищурив жёлтый, янтарной пуговицы глаз. Именно пуговицы, он же чучелко всё-таки.
   Я напялила рубашку и вздохнула:
   – Ты же знаешь, что спросонья я это не умею. Ну а если серьёзно, то, по мне, будь они хоть тёщей Дарка, мне это не важно. Уже тот факт, что дроу сами пришли поговорить с обычной человеческой девчонкой, о многом говорит. Они сильные маги, да и дерутся выше всяких похвал – похоже, что мне действительно повезло с командой. И самое главное, Химо, я могу им доверять.
   – Почему ты так решила? – подозрительно спросил паучок, зная моё абсолютное недоверие к малознакомым личностям.
   – Химо, ну выключи ты уже маразм! Они ничего не сделали со спящей мной, разрешили за меня проблемы с теми наёмниками, кстати, если бы не близнецы, неизвестно, чем бы это закончилось; не тронули, а, наоборот, вылечили мою бессознательную тушку. И к тому же похоже, что они навесили охранное заклинание на дверь перед уходом. – Я махнула рукой в сторону двери, от которой ощутимо несло чужой магией. Пробуждать истинное зрение, оно же магическое, чтобы посмотреть узор, было лень. – Ещё сомнения будут?
   – Нет, – ответил удовлетворённый доводами паучок, ловко забираясь ко мне на плечо.
   – Вот и славненько, – вздохнула я и, подавляя дикое желание упасть обратно спать, потопала вниз обедать. Хотя нет, скорее уже ужинать.

   Как же мне хорошо…
   Я с наслаждением погладила заметно округлившийся животик. Наверное, второй кусок яблочного пирога был лишний. Но, посмотрев, как Химо уплетает свою порцию, начала подумывать, не заказать ли мне ещё один кусочек. Только я начала обшаривать зал глазами в поисках разносчицы, как тут же наткнулась на входящих в таверну близнецов. Те сразу направились ко мне, Терен уселся по другую сторону стола, а Дерек рядом со мной на скамью. Пока один из них был с хвостом, различить их было можно и даже легко.
   – О, прынцы пожаловали! – ухмыльнулась я, разглядывая что-то непонятное, прикреплённое к левому бедру Дерека поверх штанов.
   Терен усмехнулся:
   – Это значит тебе всё равно, что мы особы королевских кровей?
   – А мне до упыря! Этикету меня всё равно не учили, кланяться я не умею, да и вы, похоже, не кричите о своём происхождении на каждом углу, так зачем мне тогда напрягаться? – ответила я, пододвигаясь к Дереку и незаметно протягивая руки к заинтересовавшему меня предмету.
   За что тут же и получила по слишком шаловливым ручкам:
   – Малышка, осторожнее нужно быть! Ты так когда-нибудь без пальцев останешься! Ты всегда такая любознательная?
   – Угу. А что это такое? – тыкнула я пальцем в незнакомый предмет, больше похожий на простую деревянную рукоять, обитую кожей, с вязью непонятных рун и гербом Старшего Дома Аллианэр – приготовившаяся к прыжку громадная, хищная, чёрная кошка, объятая языками пламени.
   И как я раньше этого не заметила?
   – Это сатар. Наше национальное оружие. Как-нибудь потом покажу, – ответил Дерек, легонько щёлкнув меня по носу.
   – А я-то думаю, что это такое она пытается там разглядеть! – хохотнул Терен, явно намекая на некую двусмысленность ситуации.
   – Фи, пошляк неприличный, – улыбнулась я в ответ, так как, несмотря на намёк, особой пошлости, а точнее, неприятной и обидной пошлятины в его интонации и взгляде не было.
   – А я что, я ничего, – прикинулся мальчиком-одуванчиком дроу. – Мне же из-за стола не видно!
   Я хихикнула, представив наш с Дереком разговор со стороны. Да уж… а близнецы-то забавные, оказывается!
   Со стола раздался довольный вздох. Это Химо, наконец, справился со своим куском пирога и, сыто икнув, перевернулся на спину, да так и остался лежать, подёргивая в воздухе волосатыми лапками.
   Дерек тут же выдвинул предложение:
   – Расскажу о сатаре в обмен на рассказ, где ты взяла это мохнатое чудо.
   Я со вздохом поднялась:
   – Ладно уж, торговец-самоучка! Хватай этого бездельника и пошли в Академию, по дороге секретами и поделимся.
   Дерек что-то прикинул в уме и, хитро усмехнувшись, обошёл стол и схватил брата в охапку! Терен возмущённо похлопал ресницами, словно наивная гномиха, которой эльф жениться предложил.
   – Дерек, я Химо имела в виду! – заржала я, не удержавшись, уж слишком смешно выглядела эта парочка.
   Ох, чует моя пятка, учиться в Академии будет веселее, чем я думала!
   Спустя час мы с хохотом ввалились во двор Академии – скоро должен был начаться ритуал. Близнецы всю дорогу смешили меня рассказами о своих похождениях при дворе. Чего они только не вытворяли! Да я сущий ангел по сравнению с ними! Кстати, общаться с ними оказалось невероятно легко, словно мы тысячу лет друг друга знали. У меня ни разу не возникло ощущения, что что-то не так. А они же откровенно дурачились, заставляя меня забыть о том, кто они такие на самом деле. Несмотря на то что я знала их первый день, неловкости между нами не было. Симпатия к ним возникла сама собой, хотя я обычно не сильно доверяю незнакомцам. Это было странно… но меня почему-то радовало, что рядом со мной находились эти дроу.
   Мы не переставали ржать всю дорогу и изрядно распугали прохожих: я своим безумным хохотом, а близнецы своими клыками. Уже во дворе Академии, где собралась приличная толпа поступивших студентов (которая, кстати, была в два раза меньше, чем вчера), я начала прыгать около Терена:
   – Ну, Терен, ну покажи! Ну, пожалуйста! Дерек, скажи ему!
   Терен только отмахивался от моих попыток залезть в его рот, а Дерек, стоя немного в стороне, видимо надеясь, что его такая же участь не коснется, ухмылялся:
   – Малышка, ну что ты, в самом деле, клыков не видела?
   – Не-а! К нам в город редко дроу заглядывали! В основном орки и гномы. Я про эльфов много читала, но вблизи не видела. Ну, покажи клыки, жалко, что ли?
   Терен, наконец, сдался и, наклонившись ко мне, открыл рот.
   – Ой, какая прелесть! – заявила я, оглядывая пару клыков на верхней челюсти, которые выделялись среди остальных зубов своим размером ногтя на два.
   – Чудовище, – с улыбкой прокомментировал Дерек. – Представь, что будет, если ей вампир где-нибудь по пути попадётся!
   – Заранее ему сочувствую! – заявил Терен, звучно захлопнув рот.
   – Э-э-э! Не надо из меня монстра делать! – возмутилась я, пытаясь в толпе разглядеть Идика, но из-за моего невысокого роста и стоящих перед нами студентов мне ни демона не видно. Я даже попрыгала немного. Да что ж такое! На ворота залезть, что ли?
   Дерек ещё немного понаблюдал за моими мучениями, но потом не выдержал:
   – Хелл, ты чего прыгаешь, как пустынный попрыгун?
   – Мне же не видно! А я хотела ещё до начала ритуала Идика найти, – загрустила я.
   Дерек устало вздохнул и, подойдя поближе, схватил меня за ноги. Через секунду я уже сидела на его широком плече, даже не успев испугаться, и с высоты оглядывала студентов. На плече дроу было удобно, и с чего-то пришла уверенность, что Дерек меня ни за что не уронит. Это было странно… но приятно, ничего не могу сказать.
   Идик ошивался около самого крыльца.
   – Идик! – со всей мочи заорала я и замахала руками.
   Дерек дёрнулся, придержав меня за ноги, чтобы я не свернулась, и свободной рукой демонстративно прочистил ухо:
   – Малышка, давай поаккуратней! Так же и оглохнуть недолго!
   – Прости, – виновато улыбнулась я.
   Совершенно забыла, что у эльфов слух в несколько раз лучше, чем у людей. Увидев, что Идик помахал в ответ и начал продвигаться к нам, я намного тише попросила:
   – Опусти меня.
   Терен легко снял меня с плеча брата и осторожно поставил на землю. Я благодарно улыбнулась близнецам и тут же повисла на шее у подошедшего Идика:
   – Привет!
   – Теперь ты решила мня задушить? – спросил приятель, отбиваясь от моей маленькой, но цепкой тушки.
   – Ага! Мстю за вчерашнее! Кстати, тебе вчера сильно влетело? – поинтересовалась я, отпустив приятеля.
   Идик вздохнул:
   – Да не особо. Но отец так валил меня на экзамене!
   – Но ты же сдал?
   – Ага! – радостно улыбнулся парень. – Представляешь, со мной в квадриуме сама принцесса!
   Хм, а у меня два принца, и что теперь? Говорить об этом я, конечно, не стала, но зато не упустила случая поддразнить приятеля:
   – Поздравляю! Теперь у тебя появилась шикарная возможность следить за ней днём и ночью! Идик, ну не красней! А представь, если она в неглиже будет?
   Дроу не выдержали и заржали, увидев свекольный оттенок лица моего приятеля.
   – Хелл, он всегда так краснеет? – с ехидной клыкастой улыбочкой поинтересовался Дерек, пристально рассматривая Идика, заставив его покраснеть ещё больше.
   Пришлось вспомнить о приличиях:
   – Ага. Кстати, позвольте вам представить: это мой друг Идикар Итрон. Идик, а это братья Дерек и Терен.
   Идик икнул и во все глаза уставился на дроу. Те переглянулись, усмехнулись, и в ответ уставились на моего приятеля с несколько плотоядным интересом. Молчаливый поединок прервал вышедший на крыльцо директор Академии. Он окинул серьёзным взглядом толпу перед собой и поднял вверх руку, требуя тишины. Студенты понятливо заткнулись.
   – Уважаемые адепты! Сегодня для вас великий день. Сегодня вы все пройдёте ритуал Испытания Силы. Ещё вчера мы разделили вас на квадриумы. Первое правило квадриума: между его членами не должно быть тайн. Также никакой вражды и никаких любовных отношений. Главный и ответственный за четвёрку в каждом квадриуме будет тот, у кого наибольшая сила некромантии. Я надеюсь, это понятно? – Директор обвёл взглядом возмущённую толпу.
   Народ, конечно, негодовал, но промолчал.
   – Отлично, – продолжил директор. – Теперь прошу запомнить следующее: я называю номер квадриума, его члены идут в холл и там по одному проходят ритуал. На ритуале вы ОБЯЗАНЫ назвать своё настоящее имя и принять истинный облик. После того как вы войдёте в эти двери, пути назад уже не будет. Желающие отказаться есть? Нет? Ну что ж, тогда, пожалуй, начнём. Первым пойдёт квадриум номер тринадцать! Прошу пройти в Академию.
   – Это мы. Идём, – шепнул Дерек и, расправив плечи, уверенно шагнул вперёд.
   Толпа быстро расступалась пред ними, что неудивительно – тёмных эльфов всегда опасались, о жестокости и равнодушии этой расы ходили легенды, и по большей части правдивые, но мне, похоже, повезло. Я быстренько пристроилась между близнецами, посматривая по сторонам в поисках последнего члена нашего квадриума. Каково же было моё удивление, когда к нам на крыльце присоединилась Друсилия! Вот демон…
   – Ты… – зло прошипела она, когда я вслед за Дереком поднялась на крыльцо.
   – Я тоже рада тебя видеть, – помахала я ей ручкой, мысленно матерясь так, что тролли бы от зависти нервно икали пару дней.
   Да, знаю, подслушивать чужие разговоры, особенно если это разговор наёмников в таверне, нехорошо, но что поделать? Жизнь такая… разнообразная, вот! И всё же, Хранители, сделайте так, что бы это было ошибкой и эта титулованная курица не входила в наш квадриум!
   – Заткнись, дрянь! – огрызнулась она и направилась к дверям.
   Дерек, слышавший перепалку, еле заметно улыбнулся и, легко открыв передо мной тяжеленную, обитую кованым железом дверь, галантно поклонился, приглашая войти. Я фыркнула и, благодарно кивнув, прошла. Следом за мной проскользнули близнецы, захлопнув перед носом несносной девицы дверь! Хохот студентов был слышен даже здесь!
   – Дерек, я тебя обожаю! – Я чмокнула эльфа в подбородок.
   Выше просто не достала.
   – А меня? – обиделся Терен и, не дождавшись ответа, распахнул обратно дверь и с презрением поинтересовался у застывшей каменным изваянием Друсилии:
   – Тебя долго ещё прикажешь ждать?
   Друсилия моментально вспыхнула и, приподняв край пышного платья, гордо шагнула вперёд… чтобы тут же получить по блестящим туфелькам захлопнувшейся дверью! Ой, я не могу…
   – И тебя я обожаю! – бросилась я на шею Терену, который не просто улыбался, а вовсю лыбился, показывая уже любимые мною клыки.
   – Прошу вас подойти ближе, – раздался ледяной голос, который эхом отскакивал от каменного свода Академии и проникал, кажется, в каждую клетку тела, вызывая толпу бодро марширующих по спине мурашек.
   Похоже, шутки кончились.
Дерек де Рен
   Девчушка во все глаза рассматривала позвавшую нас лесную эльфийку. Как и все представительницы этой расы, она была красива – с волнистыми белыми волосами и небесно-голубыми глазами, но всё впечатление портила надменность и отчужденность на её лице. Маленькая и хрупкая, даже не так – невероятно стройная и изящная, одетая в летящее голубое платье, она почти вежливо кивнула нам с братом, но вот человечку смерила презрительным взглядом. Я невольно оскалил клыки. Не люблю лесных сородичей именно за их отношение к людям. Наша раса более к ним снисходительна. А отдельные экземпляры людей даже заслуживают доверия и уважения.
   Такой вот один «экземпляр» на данный момент с детским любопытством рассматривал теперь холл Академии. Её интересовало буквально всё: и высоченный каменный свод потолка, и узорная лепнина стен, разноцветные арки порталов, и конечно же мраморный пол, в центре которого была высечена гексаграмма – шестиугольная звезда. Каждый её угол символизирует одну из стихий: вода, огонь, земля, воздух, стихия жизни и стихия смерти. Хелли говорила, что и раньше бывала здесь, но, видимо, сейчас рассматривала холл с другой точки зрения: примерялась к месту обитания на ближайшие пять лет.
   – Меня зовут Чаринита ти Зауэр, – представилась эльфийка. – Я маг земли.
   Громаднейшее пренебрежение в её взгляде, направленном на нашу человечку, вызвало желание побыстрее начать ритуал, чтобы наше истинное имя заставило эльфийку склониться перед нами.
   «С каких пор тебе приходят в голову такие мысли?» – телепатически спросил брат.
   «Сам не понимаю. Стоит мне только заметить, что ей что-то угрожает, как душу словно кто-то переворачивает. А ведь я знаю её всего два дня».
   «Такая же ситуация. Она такая маленькая, но такая шебутная. Словно наша младшая сестрёнка. Хочется о ней заботиться. Как о Ниэль».
   «Молчи! Мне до сих пор больно о ней вспоминать».
   – Для того чтобы пройти ритуал, вставайте по одному в центр гексаграммы и называйте своё истинное имя, тогда ритуал сам начнётся. И кстати, гексаграмму невозможно обмануть, – напомнила эльфийка, взяв в руки перо и пергамент, видимо для записи. – Кто начнёт первым?
   – Я!!! – Взбешённая Друсилия буквально влетела в центр гексаграммы. – Леди Друсилия Тацит Эллидарская, человек.
   Центр гексаграммы коротко вспыхнул, подтверждая правдивость её слов, затем начали загораться углы: слабо засветился голубой угол воздуха, ярко зазеленел угол земли, чуть посинел угол воды, не загорелся вообще угол жизни и угол огня, а вот некромантский вспыхнул с немалой силой. Вот демон! Вряд ли у нашей малышки такой же уровень тёмной силы. Даже наша с братом вряд ли её перевесит. Не хватало только главенства этой смертной!
   – Маг земли. Вероятный лидер квадриума, – объявила Чаринита.
   Друсилия, довольно улыбаясь и не скрывая злорадства, вышла из гексаграммы. Её место тут же занял брат:
   – Лорд Терен де Рен из Старшего Дома Аллианэр, тёмный эльф.
   Чаринита вздрогнула, но заставила себя поклониться. Правильно, не стоит ухудшать дипломатические отношения между светлыми и тёмными эльфами, открыто показывая своё неуважение.
   У брата, так же как потом и у меня, загорелись все углы. Королевским отпрыскам подвластны все стихии, именно это и отличает старшие дома эльфов от остальных. Но как я и подозревал, уровня дара смерти не хватило для лидерства ни у меня, ни у него. Терен стал магом воздуха, а я – воды. Настала очередь Хелли. Она безмятежно вошла в гексаграмму:
   – Хеллиана Валанди, человек.
   Несколько долгих секунд ничего не происходило, и я уже начал сомневаться: вдруг она нам солгала? Но тут, наконец, вспыхнул первый угол – дар жизни. Не слишком сильно, но вполне ощутимо, следом – угол земли, воды и воздуха примерно на одинаковом уровне, достаточно высоком. А вот угол огня полыхал неимоверно ярко, жар от него ощущался даже в другом конце зала, у второй двери, где мы и стояли. Но самое удивительное, что угол некромантии вспыхнул так, словно Хелл была племянницей Дарка, как минимум! Все шесть стихий, как такое может быть подвластно человеку?!
   – Не может быть, – тихо прошептал рядом со мной Терен.
   – Огонь и смерть… Лидер квадриума… – произнесла потрясённая эльфийка и, быстро буркнув: – Портал общежития, руна направления та же, что и номер квадриума. Вам разрешено осмотреть комнаты до заселения, заселение завтра в полдень, – вылетела из холла.
   Человечка недоумённо пожала плечами и, как ни в чём не бывало, пошла искать портал. Почти сразу же нашла нужную арку, начертила в воздухе руну и, спросив у нас: «Ну, вы идёте или нет?», исчезла в портале.
   Я переглянулся с братом и шагнул следом. Нам предстоял долгий разговор…

   – Да не представляю я, о чём вы говорите! Я человек, ты же сам видишь по ауре! – продолжала настаивать человечка, падая в глубокое кресло, обитое тёмно-синим бархатом.
   Кстати, кресел в нашей общей комнате было четыре, все стояли около камина. Всю обстановку и другие комнаты мы так и не успели осмотреть, ведь как только зашли, так сразу же устроили человечке допрос. Но она отрицала принадлежность к другой расе и вообще кричала, что ничего об этом не знает. Я вздохнул и сел на пол около её ног, положив голову ей на колени, заглянул в глаза и тихо спросил:
   – Ты точно в этом уверена? Малышка, это очень серьёзно, такая сила не даётся просто так.
   – Уверена. Это просто бред какой-то! Может, я просто очень одарённая, вот и всё? – с надеждой спросила Хелли, машинально запуская руку в мои волосы. – Ведь Ауст мне ничего не говорил!
   – Я уже готов поверить во всё, что угодно, – сел на подлокотник кресла Терен и устало потёр переносицу.
   Он, как и я, ничего не мог понять.
   – Разве кому-то так важна моя сила?
   – Важна? – Терен подскочил с кресла и заходил по синему с белыми разводами ковру, пытаясь объяснить всю серьёзность ситуации. – Малышка, если о твоей силе узнают эльфы, то тебя тут же попытаются уничтожить, человеческие короли всеми способами будут заставлять служить им, а аринии в каждом озере будут за тобой охотиться! Тебе этого мало? Это я ещё вампиров, демонов и некромантов к списку не прибавил!
   – Упс… – Тихий выдох человечки заставил меня понять, что зря мы на неё кричим, ей и так тошно. Поэтому я поднялся с пола и, вытащив Хелли с кресла, уселся в него сам, устроив человечку на коленях. Та тут же уткнулась мне носом в плечо и тихо шмыгнула: – И что мне теперь делать?
   Я погладил её по шелковистым волосам, ощущая, как в душе разливается тепло оттого, что нам она решилась довериться, пусть и познакомились мы совсем недавно.
   – Всё хорошо, Хелл. Мы что-нибудь придумаем. В первую очередь нужно выяснить, откуда у тебя такая сила.
   – А если не успеем и об этом кто-то узнает? – тихо спросила человечка, поднимая на меня взгляд испуганных зелёных глаз с жёлтыми искорками.
   Демон, похоже, она действительно до жути испугалась!
   – Не волнуйся, малышка. Мы не дадим тебя в обиду.

Глава 3

Хеллиана
   Итак, что мы имеем? Просторная комната, выполненная в синих и голубых тонах, огромный и сильно вышарканный ковёр на полу, четыре кресла с потёртой обивкой около камина, с правой стороны огромное витражное окно в половину стены, под ним небольшая кушетка, обитая кожей. Видно, что эта обстановка не родная и досталась она нам от адептов, которые ранее проживали здесь, но, Хранители, как же давно это было?
   Слева холодильный шкаф, заполненный вечным льдом, и небольшой стол с табуретами, количество последних – четыре штуки, я даже не удивилась. Около входа вешалка, по всему периметру стен на приличной высоте развешаны магические светильники. По обе стороны камина две двери. Я, не задумываясь, зашла в левую, а дроу унеслись в правую.
   Угу… Я так понимаю, мне здесь жить? Ещё и с Друсилией… Перспективка ещё та, конечно.
   Две простые, грубо сколоченные кровати напротив друг друга, узкие до невозможности, письменный стол с потрескавшейся от времени столешницей около окна и два кособоких шкафа возле двери – вот и вся обстановка комнаты. Я тяжко вздохнула и отправилась к близнецам. Они стояли на пороге собственной комнаты, грустно повесив уши, причём в прямом смысле слова! Ушки-то у них длинноватые, как и положено тёмным эльфам.
   Я оглядела комнату, которая, несомненно, являлась копией той, в которой я только что была, и хихикнула:
   – Знакомая картина.
   – У тебя то же самое? – спросил Терен.
   – Угу.
   – Есть идея! – ухмыльнулся Дерек, предвкушающе потёр руки и… выставил меня за дверь!
   Вот гадство!
   – Хех, – проворчал с моего плеча Химо. – Хорошие ельфики, правильно делают, нечего тебе в комнате мужчин делать!
   – Да ну тебя! – отмахнулась я и прислушалась.
   Судя по всплескам магии, близнецы вовсю занялись декором комнаты. О! А я тогда займусь преображением общей гостиной! Я оглядела предстоящее поле боя.
   Что бы такое натворить?
   Неожиданно вспомнилась чудной красоты лесная полянка, которую я однажды видела во сне. Хм, а почему бы и нет? Настоящей земли сюда не натаскаешь, я просто не знаю, где её взять в этом городе, а вот иллюзиями и мороками побаловаться могу легко! Решено! Вперёд и с песнями!
   В первую очередь я создала сложное плетение изменяющейся иллюзии на потолке. Полюбовалась на голубой небосвод с лёгкими облачками, подкорректировала немного свойства, чтобы с наступлением ночи потолок темнел и появлялись звёзды, и удовлетворённо кивнула. Теперь стены. Что бы с ними сотворить? О, придумала!
   На месте холодильного шкафа обосновался вполне осязаемый фантом роскошного дерева с могучим стволом и пушистой кроной, упирающейся и закрывающей собой большую часть неба, извиняюсь, потолка. Теперь, чтобы залезть в холодильный шкаф, нужно отодвинуть кору дерева. Правда, я хотела многовековой дуб, но получилось что-то экзотическое с узкими листьями и кучей лиан. Я не поняла, что это такое у меня вышло, но мне понравилось! Этими же лианами я украсила стену с дверью, ведущей в коридор, а из вешалки соорудила зелёненький мохнатый кактус, заколдовав его так, что он будет падать на каждого входящего, на ком нет магической привязки. Настроила я его, разумеется, на себя и близнецов.
   Немного поразмышляла и – вуаля! Стену позади дуба оплела виноградная лоза с распустившимися цветами. Каменный пол покрыл ковёр из мягкой травы и мха, а кресла вообще уничтожила к упырям. Теперь на их месте появились сиденья из сгустков воздуха, меняющих форму по желанию отдыхающего. Выглядели они как четыре пушистых облачка. Кстати, это, наверное, единственный элемент декора, не являющийся иллюзией. Двери в комнаты я сделала арочными с двумя колоннами в виде священных эльфийских берёз, верхушки которых переплелись между собой над каждой дверью, а сами двери немного состарила и сделала массивнее, наподобие тяжёлых дверей в старинных замках. Их я негусто оплела тоненькими лианами. Камин перекрасила в глубокий серый цвет, добавила немного трещин и вьющихся веток с цветками омелы.
   Самое сложное было с последней стеной. Я исчерпала на декор комнаты больше половины резерва, но оно того стоило. Теперь ни окна, ни стены просто не было! Нет, они, конечно, были. Сквозящие чары довольно сложные, их изучают только на третьем курсе, но не зря же меня учил бывший преподаватель магии воздуха!
   Суть заклинания заключается в том, что можно видеть сквозь предметы. Но не больше трёх минут. Как я сейчас наложила эти чары на стену и окно, да так, что со стороны казалось, будто их просто нет, я не знаю. Да и получилось так, что останется это плетение на довольно долгий срок. Наверное, мне всё-таки удалось вплести заклинание в структуру стен, а если учесть то, что стены Академии пропитаны магией… Как бы это заклинание навечно здесь не осталось! Ну да упырь с ним, за то теперь можно любоваться на бескрайнее синее небо за окном и город внизу.
   Я вытерла пот со лба и вздохнула. Собралась с силами и с мыслями и решилась на последние штрихи: повесила длинную лиану посередине комнаты, наподобие качелей, добавила несколько белых цветков то тут, то там и уселась на качели, созерцая дело своих рук. Красота…
   Улыбнулась, кое-что вспомнив, и прищёлкнула пальцами, воплощая самое первое выученное мною заклинание. Заклинание иллюзорных бабочек, которые, повинуясь моей воле, тут же закружили по комнате, перелетая с цветка на цветок. Вот теперь действительно всё готово.
   – Хелли, иди полюбуйся, что мы сделали! – Из комнаты вылетели радостные и довольные до безобразия близнецы, но тут же остановились и захлопали глазами: – Ого…
   – Сама в шоке, – улыбнулась я, глядя на их ошарашенные лица. – Нравится?
   – Не то слово! Это же восхитительно! – одобрил Терен, подходя к бывшему окну.
   – Не бойся, не вывалишься, – засмеялась я, глядя, как он осторожно ощупывает невидимую стену. – Это всё иллюзия, правда полностью осязаемая. Фантом, в общем-то это даже мороком назвать сложно. Реальны только двери, камин и кресла.
   – Малышка, ты гений, – подошёл Дерек и чмокнул меня в щёку. – Пойдём посмотришь, что мы сделали со своей комнатой!..
   – Какая прелесть… А можно я жить у вас останусь? – с надеждой спросила я, оглядывая изменённую комнату близнецов. Пол теперь застилал огромный пушистый бежевый ковёр, стены были перекрашены ему в тон. Окно непонятно как сдвинули влево, а справа, упираясь в стену с окном, теперь расположилась невероятного размера кровать (на которой спокойно бы уместилось человек пять) с резными столбиками из красного дерева и с лёгким полупрозрачным балдахином. Напротив кровати возвышался большой шкаф с гербом Старшего Дома близнецов, такой же герб был и на ковре. Слева от двери стояло большое зеркало в резной раме, а справа в углу – большой письменный стол. Сверху лился мягкий свет из небольшого магического светильника, прикреплённого к потолку.
   – Как вы всё это сделали?
   – Заклинание сужения пространства. Всё это мы привезли из дома, кроме стен, конечно, – объяснил Дерек, явно гордый их с братом достижениями.
   – А окно?
   – Академия настолько пропитана магией, что буквально состоит из неё. Чуть поменять плетение нам не составило труда, – подключился к пояснениям Терен, подтвердив мои мысли насчёт стен.
   – Я тоже так хочу!!!
   Близнецы переглянулись и притворно вздохнули. Дерек улыбнулся:
   – Я так и думал. Пошли уж, посмотрим, что можно сделать.
   – Уря! – завопила я от радости и надежды, что жить в пустых стенах не придётся, и понеслась в комнату впереди всех.
   – Неисправимое создание, – прокомментировал Химо, перепрыгивая на руки к Терену.
   – За это она нам и нравится, – усмехнулся дроу и почесал паучка.
   Тот даже отворачиваться не стал, предатель несчастный! Впрочем, Химо, как и я, быстро привык к близнецам.

   – Э-э-э… неплохо… – пробурчала я, оглядывая то, что в итоге натворили близнецы.
   Опишу кратко: серебристо-серые стены, дымчатый ковёр, две кожаные кушетки с металлическими витыми ножками, почти чёрный полированный стол, огромнейшее зеркало в оправе из чернёного серебра. Шкафы остались те же, только изменили цвет на чёрный с серебристым узором. На стенах – тяжёлые канделябры.
   Всё вместе смотрелось довольно красиво и даже шикарно, но мне хотелось бы что-нибудь… поуютнее, что ли?
   Терен почесал затылок:
   – М-да… Похоже, мы маленько перестарались.
   – Согласен. Хелл, тебе не очень нравится?
   Я развалилась на одной из кушеток и, оценив удобства, ответила:
   – Жить можно. Правда, я не привыкла к такой роскоши. А так вполне даже ничего.
   – На этой обстановке настоял наш брат, дабы мы не позорили своим вкусом честь Старшего Дома, – объяснил Дерек, привалившись плечом к дверному косяку.
   – Терен, погодь, если мне не изменяет память и не врут учебники по истории, получается, что ваш брат – это кронпринц?
   – Да, – кивнул дроу и уселся на стоящую напротив кушетку, подогнув под себя одну ногу. – Наследник Старшего Дома Аллианэр. Не советую тебе с ним знакомиться.
   – А что так? – Мне стало интересно, хотя и терзали сомнения по поводу того, что он не такой обаятельный хулиган, как близнецы.
   – Он не любит людей. К тому же он слишком расчётлив и жесток. Холоден и циничен. В общем, типичный будущий правитель дроу, – пояснил Дерек, скривившись.
   Ага, старшего братика он не любит, однако, и даже не скрывает этого! Вот и доказательство: я слепо доверяю им, а они мне. Стал ли кто-нибудь другой раскрывать тайны своей семьи? Особенно такой семьи!
   – Но вы же не такие! – Я перебралась на кушетку к Терену и улеглась на спину, положив свою голову ему на колени. Так разговаривать определённо было удобнее.
   – Мы не наследники, малышка. Нас не готовили с рождения управлять страной. Да и жестокости в нас никогда не было. Неужели этого не заметно? – легонько щёлкнул меня по носу Терен.
   – Заметно. Вы какие-то дефективные дроу.
   – Эй! А в лоб? – шутя замахнулся на меня Терен.
   Инстинкты сработали вперёд меня. Я даже понять ничего не успела, как оказалась на полу, закрывая голову руками. Это действие я не могла контролировать, и, как бы ни старалась, такие вот шутки если и случались, то всегда заканчивались одинаково.
   В комнате стало так тихо, что начало закладывать уши.
   – Хелл… – неуверенно позвал меня Терен.
   Только тогда я поняла, что произошло. Но было слишком поздно. Вот млять… Я неуверенно отняла руки от лица. Ко мне тут же подскочил Дерек, стараясь, впрочем, не касаться меня руками:
   – Малышка, ты в порядке? Почему ты так испугалась?
   Рядом опустился Терен и осторожно коснулся моей руки, но тут же её отдернул, боясь напугать:
   – Хелл, поверь, я бы никогда тебя не ударил!
   – Я знаю, – тихо вздохнула я, пытаясь подняться.
   Это было сложно – колени дрожали. Дерек помог мне:
   – Тогда что случилось?
   – Я не хочу об этом говорить. Не сейчас, – мотнула я головой, чувствуя, как в горле встаёт ком и начинает подкрадываться паника.
   – Малышка, прости. У меня правда и в мыслях не было… – снова начал извиняться Терен.
   Я снова мотнула головой:
   – Это не твоя вина. Извините, ребята, я хочу побыть одна, – тихо прошептала я и выскользнула из комнаты, а затем и вообще из Академии.
   На душе скребли не просто кошки, а драконы, разрывая сердце в клочья, которые я, наверное, так никогда и не смогу собрать в одно целое.

   «Ты дрянь! Ты безмозглая девка, позорящая честь нашей семьи! В нашем роду никогда не было ни одного презренного мага! В кого ты уродилась, тварь?! Тебе не место в нашем доме!»
   «Ты снова это сделала?! Ты ведь снова использовала магию! Я запретила тебе! Ты живёшь в моём доме, значит, ты должна подчиняться мне!»
   «Ты жалкий отброс! Я тебя родила, значит, ты моя собственность! Ты будешь делать так, как я сказала!»
   Удары, тычки, пинки, свист плети… Издевательство отца… Домогательство брата…
* * *
   – Нет! Этого больше нет!.. – зашептала я, пытаясь отогнать призрачные видения прошлого.
   Это было давно! Давно и уже не имеет значения! Но почему-то кажется, как будто вчера…
   Видения не проходили, так же как и вызванная ими дрожь и животный ужас, сковывающий всё тело, мешающий не то что двигаться, а даже просто дышать.
   – Расскажи мне, девочка. Расскажи, – тихо попросил Химо, вытирая пушистой лапкой слёзы с моего лица.
   Надо же… Я даже не заметила, что плачу.
   – Я не могу, Химо. Это слишком больно.
   – Тебе станет легче. Поверь мне, старому дуралею.
   Я вздохнула, пытаясь привести себя в чувство, и, проглотив комок, вставший в горле, выложила всё, о чём раньше знал только Ауст.
   О том, что я родилась в семье, где презирали магию. О том, как я стала рабом, домашней зверюшкой для того, кого называла отцом; рабыней для той, кто являлась моей матерю; пустым местом для женщины, называвшей меня внучкой, и… игрушкой для того, кто приходился мне родным братом. О том, как я терпела постоянные побои и унижения, с какой ненавистью смотрела на собственные синяки, как мучилась под ударами плети.
   Так продолжалось, пока мне не исполнилось тринадцать лет. После того как меня практически насмерть запороли на конюшне, конюх, который всегда относился ко мне с теплом и заботой, тайком ото всех отнёс меня в соседний город к единственному магу, которого знал, – к Аусту.
   Пожилой архимаг, бывший преподаватель Академии, выходил меня, залечил все переломы, смог убрать застаревшие шрамы, заменил мне родных и дал своё имя. Четыре года я училась жить по-новому и пыталась забыть. И это почти получилось.
   Но Ауст не смог избавить меня от постоянных ночных кошмаров и не смог научить доверять людям. Я очень тяжело сходилась с людьми, ведь, какая бы я ни была теперь, прошлое всё равно преследует меня.
   – Я не знал, – тихо выдохнул тарантул, не представляя, что ещё можно сказать в такой ситуации.
   – А ты и не мог знать. Знаешь, Химо, а ведь близнецам я доверяю, хоть и не знаю почему. И они никогда не тронут меня, я уверена. Они не люди, у них иное восприятие мира и больше ценностей. Но захотят ли они теперь со мной общаться?
   – Захотят. Но ты должна им всё рассказать. Они успели полюбить тебя за то, какая ты есть, а не за то, что с тобой было. Они мудрые ребята. Держись их. – В устах паука это звучало странно, но почему-то правильно.
   Что ж, остаётся надеяться, что чутьё меня не подвело и что близнецы хорошие и понимающие ребята.
   Я вздохнула и вытерла слёзы:
   – Идём домой.

   – Хелл, а где мы? – неуверенно спросил Химо, пытаясь разглядеть дорогу в непроглядной темноте.
   Получалось это, если честно, и мне с большим трудом.
   Когда я выскочила из Академии, не хотела ничего и никого замечать, и, как добралась до этой части города и как уселась под мостом, наблюдая за потоками быстрой реки, я не помню. За это время мне стало не намного, но всё же чуть получше, но к тому моменту, как я пришла в себя, сильно стемнело, а небо заволокло иссиня-чёрными грозовыми тучами. Сейчас я чувствовала себя абсолютно разбитой, разговаривать не хотелось вообще. Но нужно было вернуться в Академию!
   Эх, была не была!
   Я двинулась по первой попавшейся улице. В конце каменной мостовой виднелся единственный фонарь, а под ним какая-то табличка, освещённая тусклым, желтым светом.
   – Хелл, ты видишь, что там написано? – спросил Химо, поглубже зарываясь во внутренний карман моей куртки, так как погода рассердилась не на шутку.
   Дул ледяной ветер, пронизывая буквально до костей, небо хмурилось, готовое вот-вот разразиться дождём. В конце августа погода до ужаса обманчива. Утром может быть жара, а уже через час реально насквозь промокнуть от налетевшей из ниоткуда грозы.
   Я передёрнула плечами и двинулась вдоль улицы, стараясь идти как можно тише.
   – Мне даже читать не нужно, я тебе и так скажу, где мы, – ответила я шёпотом, оглядывая улицу, из домов на которой раздавался пьяный смех и треск деревянных кружек, скрип ставен и храп спящих почти под каждым третьим забором мужиков.
   – Здесь пахнет алкоголем и рыбой, Химо. Мы в квартале Бедных рыбаков.
   Дурная слава квартала Бедных рыбаков ходила по всем ближайшим городам. Здесь жили самые отпетые пьяницы и разгильдяи, дебош в этом месте царил практически круглосуточно, и не дай Хранители зайти сюда обычному человеку… Если выживет, то он просто счастливчик, ведь этим людям, у которых в жизни только два удовольствия: рыбалка и пьянка, всегда нужны деньги на выпивку и девочки для компании. А про трупы, прикопанные у соседа под кустом, они наутро и не вспомнят.
   Король Эллидара многие годы пытался что-то исправить, но это всё равно что заставить дракона танцевать балет: никому не удавалось, да и пробовать как-то нет желания. А от крайних мер его величество отделяет то, что общество Бедных рыбаков (в редком трезвом состоянии) снабжает городской рынок рыбой, а лучшая рыба из королевской Рыболовной гильдии идёт на дворцовые кухни.
   Пройдя как можно тише до конца улицы, я почти бегом припустила на соседнюю, так как там, если пройти через Мёртвый переулок (позитивное название, правда?), можно оказаться недалеко от последних рядов Северного рынка, а там уже и до Академии недалеко, меньше часа ходьбы.
   Но стоило мне завернуть за угол, как я на полном ходу в кого-то влетела и, по закону подлости, повалила этого кого-то на землю, упав вместе с ним. Послышался грохот, мат, и я почувствовала дикий перегар. Кажется, я попала…
   – Так-так-так… Знакомые всё лица!.. – пробурчал уже слышанный мною ранее голос, и его владелец поднялся с земли.
   Я потёрла копчик и с тоской узрела вчерашнего посетителя таверны. Везёт мне, как утопленнику, который после смерти к некромантам попал!
   Вот упырь, а ведь утро так хорошо начиналось, я даже забыла и про странности с моим даром, и про вчерашних посетителей! Благо меня близнецы всё время развлекали, пока мы в общежитие заселялись. А тут на тебе, такой бухой подарочек.
   – О, а мои друзья тебя уже били! – почему-то жизнерадостным голосом заявила я, созерцая возвышающегося над собой мужчину довольно-таки крепкого телосложения.
   Ну, не могу я молчать. Когда мне страшно, у меня абсолютно сносит крышу.
   Вчерашний алконавт с сегодняшним запахом алкоголя за шкирку поднял меня на ноги и прорычал в лицо:
   – Не радуйся раньше времени! Теперь очередь моих друзей тебя бить. Мужики, подружка на ночь нужна?
   От стены ближайшего дома отлепились три фигуры и с сальными шуточками направились в нашу сторону. Вот демон! На этой улице ни одной души, сплошная темнота из-за отсутствия фонарей, даже свет в окнах не горит. А близнецов-то нету!
   Меня стала бить крупная дрожь от какого-то нереального, животного страха. Про то, что я молодой, но очень неплохо обученный маг, я напрочь забыла. Ага, болтать глупости – это я могу, а вот действовать – нет, поджилки трясутся, и мозг на время отключился.
   – Не, на мне отрываться за свои ошибки нечестно! Я же тебя не била! – попыталась я восстановить справедливость, одновременно выкручиваясь из хватки главного алконавта.
   Получалось плохо, отчасти из-за того, что у меня дико тряслись колени, а отчасти из-за того, что державший меня мужик был раза в три сильнее – ну не дал мне Хранитель Жизни нормального телосложения!
   Мне до хруста вывернули руку, заставив упасть на колени. А три фигуры тем временем приближались с угрожающей быстротой. Демон, глупо вот так умирать… В то, что я не выживу после этой передряги, я даже не сомневалась. Даже если меня, после всех издевательств, каким-то чудом отпустят, то я просто жить не захочу.
   А вот упырь вам! Я не хочу умирать! Я недаром терпела долгие годы мучений! Не для того, чтобы стать жертвой придурков, в руки которых попала по собственной глупости! Я не буду больше никогда чьим-то развлечением, хватит с меня!
   Невероятная, нереальная злость охватила меня, подпитываясь страхом, смешивая абсолютно все ощущения в кучу, что тут же привело к спонтанному выбросу сырой магии. Подобное невозможно проконтролировать даже опытному архимагу, так что уж говорить обо мне, малолетней смертной девчушке, хоть и обладающей невиданной для обычного человека силой? Подходящих мужиков разнесло в клочья, так же как и ближайшую пятёрку ветхих, но всё же каменных домов. Кругом, радиусом метров в сто, вздыбилась брусчатка, заборы разлетелись в щепки, останки которых тут же объяло магическое пламя. Кроме меня, в округе не выжил никто.
   И как оказалось, кроме того наемника, который меня держал. Видимо, остатки инстинкта самосохранения машинально заставили его во время взрыва спрятаться за меня, и его только отбросило на землю вместе со мной. Но у меня исчерпался до дна весь резерв, а вместе с ним и все физические силы.
   – Ах ты, малолетняя мразь! – Мужик сплюнул кровь с разбитой губы и с трудом поднялся с развороченной взрывом и опалённой огнём брусчатки.
   С соседней улицы уже раздавались крики разбуженных взрывом жителей. Если меня сейчас не прикончит этот человекоподобный упырь, то уничтожат живущие в этом районе отбросы общества, Магический Патруль просто не успеет появиться.
   Глаза нещадно щипало от дыма горящих домов, но сквозь слёзы я видела блеснувшую у наёмника в зареве пламени сталь короткого кинжала. Ну вот, пожалуй, и всё.
Дерек де Рен
   – Терен, что это было? – находясь в абсолютном апофигее, спросил я, глядя вслед выскользнувшей из комнаты человечке.
   – Я не знаю. Химо? – в полном замешательстве спросил брат у тарантула, сидящего у него на плече.
   – Не имею не малейшего понятия! Но я постараюсь узнать, – ответил тарантул и, перепрыгивая на стену и быстро перебирая лапками, выскользнул из комнаты.
   – Не оставляй её одну, – прошептал Терен ему вслед и упал на кушетку.
   Я сполз на ковёр, облокотился на кушетку и уставился в окно. По небу лениво плыли лёгкие облачка, а мозг лихорадочно соображал, но ему дико мешали сосредоточиться мысли и чувства брата: растерянность, непонимание и чувство вины.
   – Что я сделал не так? – вслух спросил Терен, хотя мы могли общаться и мысленно.
   Постоянно это делать нереально: или речь родную забудем, или окружающие подумают что-нибудь не то, и ладно, если просто за немых примут! Немой дроу – это, конечно, интересное зрелище.
   – Я не знаю почему, но ты напугал её, – вынес я неутешительный вердикт.
   – У меня и в мыслях не было…
   – Я знаю, – перебил я его оправдание. – Но это напугало малышку.
   – Я идиот. – Терен запрокинул голову и стукнулся пару раз головой об стенку.
   – Угу. Посильнее постучи. Только стену не пробей. Нужно было сразу всё разузнать о ней, чтобы сейчас не было таких неприятностей.
   – Неприятностей?! – Брат подскочил с кушетки и гневно тряхнул головой, кончики ушей нервно трепыхались, выдавая крайнюю степень взволнованности. – Это не неприятности, это полный хрдыр! – употребил братишка практически самое неприличное троллье ругательство. Я подозревал, что дело хуже некуда, но, когда брат прокрутил в памяти выражение глаз человечки, сердце полоснуло острой болью. Похоже, невинная шутка Терена пробудила какое-то слишком болезненное воспоминание Хеллианы.
   – Ты думаешь, Ауст жестоко с ней обращался?
   – Вряд ли, – ответил я, – Летрак описывал его как мудрого и сильного архимага, но никогда не упоминал о его суровости, что уж говорить о чём-либо большем? Особенно о таком, что заставляет её инстинктивно пугаться каждого замаха.
   – Брат мог и ошибаться, – заметил Терен, со вздохом активируя мини-портал в нашу тайную кладовую в Империи дроу и выуживая оттуда бутылку темноэльфийского вина.
   Самое то под наше настроение.
   – С его отношением к людям он действительно мог ошибаться, – подтвердил я, извлекая оттуда же два бокала, и небрежным взмахом закрыл портал.
   Терен разлил янтарное вино по бокалам и протянул мне один.
   – Но я всё же сомневаюсь. Что-то тут не так. Хелл отреагировала так, будто её много лет сильно били, но зачем Аусту бить её и учить одновременно?
   – Метод воспитания? – неуверенно предположил я, пригубив вино.
   Крепость этого напитка обожгла горло и заставила мозг соображать. Кстати, люди чисто физически не могут и глотка его сделать. Ант’турин – излюбленное вино аристократов дроу и чистый яд для человека.
   – Нет, не верю. Химо знал бы. Демон знает что! – выругался брат и залпом опрокинул в себя бокал вина, даже не поморщившись.
   Я чувствовал его настроение, да и мне было не по себе от того, что мы пусть и нечаянно, но всё же сильно обидели человечку. А ведь она только начала нам верить, а доверять дроу, тем более из королевской семьи, равносильно самоубийству, изощрённому, болезненному и гарантированному. Наверное, поэтому у нас и не было близких друзей. Знакомых и приятелей полно, имеются такие и в Эллидаре, а вот по-настоящему дорогих нам – нет.
   – Кроме неё, – продолжил, услышавший мои мысли, Терен.
   Я поднял бокал, признавая его правоту, и выпил его содержимое до дна, уже абсолютно не ощущая вкуса. Трудно терять первого в своей жизни друга, пусть ты и знаешь его всего три дня.
   Терен разлил по второй.
   – Я не хочу терять её.
   – Ты сейчас говоришь это как мой брат и её друг или как главный советник кронпринца? – Я не мог не удержаться, чтобы не припомнить братцу один нехороший период его жизни.
   – Дерек, прекрати. Это была моя ошибка.
   Я хмыкнул, рассматривая ножку бокала из чернёного серебра с изящным узором. Было такое время, когда Терен с головой ушёл в политику Империи, поддавшись влиянию кронпринца Летрака, нашего старшего брата. Но слава Хранителям, он всё же одумался и не стал столь же жестоким и холодным, скрывая под маской отчуждённости ненависть ко всему миру.
   – Летрак бы захотел заполучить её. Превосходный экземпляр для него.
   – Угу. Только через мой труп. Я не позволю никому обидеть моего первого и единственного друга.
   – Я тоже. За неё. Чтобы она смогла меня простить, – приподнял бокал Терен.
   Я его без тени сомнения поддержал.
   До самого вечера мы сидели в комнате, поджидая человечку и выпивая уже не знаю которую бутылку. Правда, пришлось перейти на лёгкое светлоэльфийское вино, чтобы не сильно опьянеть. За окном сгущались сумерки, через пару часов уже закроется на ночь Академия, а человечки всё ещё не было, не появлялся и Химо.
   – Ну, хватит! – поднялся на ноги Терен, глядя, как за окном разбушевался ветер. – Идём её искать.
   Я был с ним полностью согласен. Проходя через общую комнату, где ещё сегодня весёлая до крайности Хелли с любовью создавала каждую мелочь в обстановке, я почувствовал, как снова защемило сердце. Кстати, обстановка что-то мне напоминала, но вот что? Ладно, подумаю об этом позже, сейчас нужно её найти.

   – Есть новости?
   – Нет. – Терен помотал головой, пытаясь не обращать внимания на сильный ветер.
   Мы стояли на опустевшей рыночной площади, где встречались уже пятый раз и, не найдя Хелли, снова расходились, прочесывая квартал за кварталом, таверну за таверной, каждый закоулок, каждый тупик Эллидара, но всё без толку, человечки нигде не было.
   – Эллидар в пять раз меньше Карата, а мы не можем найти здесь одну-единственную человечку, – проворчал Терен, вглядываясь в темноту рядов Северного рынка.
   Торговые ряды, абсолютно пустые, зияли пустотой прилавков, отпугивая своей невзрачностью случайных прохожих. На рассвете это призрачное место снова наполнится галдящими продавцами, богатыми торговцами и множеством покупателей, придавая рынку обычный суетливый и оживлённый вид. Нужно будет сводить сюда Хелли. Хотя нет, лучше уж на Центральный, тот, что расположен на соседней от Академии улице.
   – Осталось только несколько кварталов, где мы не были, – подвёл я итог поисков.
   – Ты думаешь, она бы пошла в квартал Красных занавесок или Бедных рыбаков? – засомневался я.
   – А кто знает, куда она могла забрести в таком состоянии… – Терен уверенно двинулся в сторону Мёртвого переулка.
   – Логично. Но мы с тобой не проверили ещё одно место. – До меня внезапно дошла одна простая истина, которую, видимо, выдул ветер из моей головы.
   – Какое? – остановился на миг братишка.
   – Комнату её друга в Академии.
   – Точно! Тот, который краснеет постоянно, Идикар, кажется, – загорелись глаза Терена. – Пойдём в Академию или сначала проверим всё здесь?
   Выбор за нас сделали Хранители. По другую сторону рынка произошёл взрыв, магический всплеск которого долетел и до нас, сметая на своём пути с торговых рядов всё волшебство, которое навешивали владельцы на свои прилавки, дабы выглядели они поприличнее.
   Мы тут же рванули туда.
   – Квартал Бедных рыбаков, улица Наёмников! – с ходу определил Терен.
   Вот демон!
   «Надеюсь, с малышкой всё в порядке», – подумал я, издалека увидев пылающие дома.
   «Я надеюсь, что она вообще в Академии», – мысленно ответил Терен, заворачивая в Мёртвый переулок, располагавшийся между двумя тавернами и постоялыми дворами, которые прилегали плотно друг к другу и образовывали какую-то непонятную руну. Самый тёмный и нехороший переулок Эллидара (в него опасался заходить даже Магический Патруль), во тьме которого погиб не один десяток воров, наёмников, простых людей, случайных прохожих и красивых девушек. Надеюсь, наша человечка не станет одной из них.
   Терен выбежал из переулка первым, я же остановился, что бы посмотреть, какой самоубийца швырнул в нас кинжал, от которого я, впрочем, легко увернулся. Им оказался человеческий мальчишка, по возрасту чуть старше Хелли. Вот упырь, ну не убивать же его, в самом деле?
   Как показала практика, мне хватило просто достать сатар и зловеще улыбнуться. Мальчишка хлопнулся в обморок, а я побежал по улице, туда, где бушевал очаг магического пламени. Там же была и человечка, лежащая на земле, где ещё сохранились остатки каменной дороги. Не обращая внимания на пожар и разрушения, я подбежал к человечке, краем глаза заметив, как брат рядом легко отбивает сатаром удары нападающего на него мужика.
   – Хелл, ты в порядке? – Я опустился на колени перед ней. Она не отрывала застывшего взора от Терена. Я повернулся. Демон, да на что там смотреть? Этот наёмник с кинжалом в руках и полминуты не выстоит против вооружённого дроу. – Малышка, да очнись же ты! – легонько встряхнул я человечку.
   Та перевела на меня абсолютно бессмысленный взгляд и тихо прошептала, практически не разжимая губ:
   – Floresco Formido…
   – Нет!
   Из кармана человечки выпрыгнул Химо, но было поздно.
   За спиной раздался хрип, я обернулся. Терен ещё ничего не успел сделать, а наёмник схватился за горло и с хрипом упал на колени. Сосуды в его глазах полопались, из ушей тонкими струйками потекла кровь. Несколько долгих мгновений он катался по земле со страшным сипом, пытаясь вдохнуть хоть каплю воздуха, но всё тщетно. Агония продолжалась несколько минут, пока его сердце не остановилось. Хеллиана в оцепенении наблюдала, как умирает наёмник.
   – Хелли, зачем? – едва различимо сквозь треск пламени спросил тарантул.
   – Он хотел убить меня, – так же тихо ответила человечка, но в её глазах не было ни тени жалости или осознания того, что она только что убила человека.
   Для молодых девушек это более чем ненормально.
   – Ты в порядке? – спросил Терен, подходя к нам и убирая сатар.
   Я поставил человечку на ноги.
   – Да, – так же не реагируя ни на что, ответила человечка.
   Меня начало это пугать. Терен быстро взглянул на меня и, подойдя к человечке, приподнял её голову, ухватившись пальцами за подбородок, и заглянул в глаза:
   – Что случилось?
   На мгновение в зелёных глазах промелькнуло узнавание, затем боль, страх и понимание. Потом её глаза помутнели и закрылись, человечка начала падать. Терен тут же подхватил её на руки, а я просмотрел ауру. Сильный шок, магическое истощение, вывихнутое предплечье. Но жить, несомненно, будет.
   – Она просто в обмороке. Идём в Академию, сейчас появится Магический Патруль, – сообщил я Терену, увидев, как из уцелевших домов начали показываться люди.
   Скоро здесь соберётся полгорода.

   – Вам нельзя! Академия уже закрыта два часа назад! Те, кто приходит после начала комендантского часа, в Академию попадут только на рассвете! – начал возмущаться молодой некромант, дежуривший на входе, а точнее, читавший книжку, сидя на жёстком стуле в холле около двери.
   – Слушай, ты! – рявкнул я, легко приподняв его за шкирку чёрного балахона. – Запомни раз и навсегда наши лица. Мы будем приходить и уходить тогда, когда посчитаем нужным. А ты ни слова не скажешь ни нам, ни директору Итрону. Ясно?
   – Я бы не был в этом так уверен, – раздался спокойный голос за моей спиной.
   Вот упырь!
   Извиняюсь, директор Итрон собственной персоной. Хорошо, хоть брат уже успел войти в портал, ведущий в общежитие.
   – Отпустите молодого некроманта и следуйте в мой кабинет, – отдал приказ архимаг и, спокойно повернувшись, скрылся в портале, предназначенном только для учителей. Теперь в нём побываю и я.
   – Хранители, какая честь! – проворчал я, разжимая руки.
   Некромант шлёпнулся на пятую точку и быстро засеменил на четвереньках от меня подальше. И это третий курс? Надеюсь, что к пятому его отучат бояться дроу, а то ведь ему ещё и с трупами всю жизнь работать… Хотя мы в гневе бываем пострашнее несчастных покойников.
   Директор ждал меня на выходе из портала и тут же повел в сторону своего кабинета. Этаж учителей ничем особенным не отличался от этажей общежития студентов, разве что тут было почище, присутствовали статуи и живые цветы в кадках и на каждую дверь было навешано столько охранных заклинаний, что скулы сводило от витавшей здесь магии.
   Кабинет директора был просторным, освещён десятком магических светляков, с огромным письменным столом, заваленным разнообразными артефактами, свитками, и с невообразимым количеством стеллажей с книгами и манускриптами, расположенными вдоль стен. Было такое ощущение, что в этом помещении собрались все знания и мудрость веков, прожитых этим человеком.
   Архимаг уселся за стол и жестом велел мне присаживаться. Я упал в кресло, пытаясь подавить дикое желание помолиться Хранителям. За то, что мы устроили, нас вполне могут вышвырнуть из Академии. О суровости директора Итрона среди адептов ходили легенды.
   – Я надеюсь, ты понимаешь, что, не успев приступить к учёбе, вы уже нарушили главное правило Академии? Приходить после начала комендантского часа строжайше запрещено. – Директор внимательно посмотрел на меня.
   Я мгновенно вспомнил, что он один из самых сильных архимагов Аранеллы, да и старше меня раза в три, как минимум. А ведь с первого взгляда и не скажешь.
   – Угу, – буркнул я, рассматривая витражную мозаику незашторенного окна.
   – Не волнуйся, выгонять я вас не буду. Но и позволить такое поведение вам не могу. Предлагаю такой вариант: ты мне рассказываешь, что произошло, а я не назначаю вам наказание.
   Я поспешно закивал. Это было самым меньшим наказанием из всех возможных, и меня оно вполне устраивало…
   – Интересно, – задумчиво постучал пальцами по столешнице директор, когда я закончил свой рассказ.
   – Что именно? – осторожно спросил я, боясь услышать что-либо касающееся таланта Хелли.
   – Всё. – Архимаг откинулся в кресле и принялся накручивать на палец конец длинной, наполовину седой бороды. – Я не встречал в своей жизни людей с таким уровнем дара.
   – А может, среди её предков были другие расы?
   – Видишь ли, мой мальчик, – директор поднялся со своего места и прошёл несколько шагов по комнате. Подол его длинного серого одеяния тихо шуршал, задевая ворс светло-коричневого ковра, – я отлично знаю её деда, Ауст ни одно столетие преподавал в Академии, и я могу с точностью утверждать, что он абсолютно чистокровный человек. А какова была причина вашей ссоры?
   – Это не важно, – упрямо ответил я, против воли сжимаясь в кресле под пронизывающим взглядом архимага. Но, несмотря на это, всё же решил немного обнаглеть. – Если Ауст Валанди ваш друг, то почему тогда он никогда вам не говорил о силе Хелли? Он даже ничего не сказал ей самой.
   – Думаю, это дело тебя не касается. – Мне ненавязчиво дали понять, что развивать эту тему не стоит. – Знаешь, что мне действительно интересно, Дерек? Впервые на моей памяти дроу защищают и, даже более того, принимают в своё общество человека. И к тому же уважают её мнение, желание и тайны. Зачем вам это?
   – Она наш друг.
   Архимаг удовлетворённо кивнул и вернулся в своё кресло:
   – Первый и единственный, я полагаю? Что ж, я был прав, когда составлял квадриум. Из вас получатся великие маги. Если вы не вылетите из Академии, конечно. С вашими-то талантами к разрушению… – Директор красноречиво покосился в сторону окна.
   Даже отсюда виднелось зарево пожара на другом конце города.
   Мне стало почти стыдно. Ключевое слово тут – «почти».
   – Сейчас иди спать. Я так полагаю, помощь целителей Хеллиане не требуется?
   – Нет, мы справимся сами. Директор Итрон, скажите, а Хеллиане…
   – Ей ничто не грозит, её никто там не видел. Хотя я и удивлён, что она использовала это заклинание, за него обычно как минимум сажают в темницу. А насчёт разрушений – наверняка это был просто спонтанный выброс магии, он не карается по закону. Что же касается её силы – постараюсь, чтобы об этом никто не узнал. А сейчас иди. И ради всех Хранителей, постарайтесь до начала учебного года ничего не натворить, а то не посмотрю, что вы принцы, а она внучка моего давнего друга!
   Ага, а друг тот ещё жук, про силу своей внучки даже директору Академии не рассказал! Или же сам не знал?
   Со счастливой улыбкой наевшегося сметаны кота я дошёл до нашего крыла, распугав своим видом очень редких неспящих адептов. Правильно, нечего шарахаться по Академии, когда полночь наступила уже давным-давно!
   Терен сидел в общей комнате, слегка раскачиваясь на качелях из лиан. Химо пристроился неподалеку на небольшом пеньке, хмуро уставившись в одну точку.
   – Что было? – вяло спросил Терен, словно ему было и неинтересно вовсе.
   А то он сам не знает! Скорее, для проформы спрашивает.
   Я плюхнулся на траву, кстати, весьма осязаемую, мягкую и прохладную, и, вытянувшись во весь рост, заложил руки за голову, рассматривая ночное небо над головой:
   – Я рассказал всё директору. Ну, почти всё, кроме причины ссоры и того, кто нанял наёмников, у нас же всё ещё нет доказательств. Кстати, нам за наши приключения ничего не будет.
   – Слава Хранителям, – вздохнул Терен с облегчением. В чём-то он прав – мы легко отделались.
   – А где малышка?
   – Спит. – Брат кивнул в сторону двери, ведущей в нашу комнату. – Я пока не стал лечить её плечо, пускай отдохнёт.
   – Угу. Химо, ты ничего не хочешь нам рассказать? – покосился я на паучка, который обычно не в силах воздержаться от комментариев, но сейчас угрюмо молчал, задумчиво перебирая передними лапками.
   – Не хочу, но надо. Она сама не сможет, – с болью в голосе проговорил тарантул.
   Он, как и мы, сильно переживал за малышку Хелли. Когда она стала для нас малышкой, я так и не понял, но думаю, это уже было не важно.
   – Говори.
   И он рассказал.
   Твою ж мать…
   Как вообще так можно?! У меня в голове не укладывалось. Дроу бывают жестоки, но не настолько. Даже они так не поступают со своей семьёй! Да, они могут отречься от кого-то, лишить наследства, презирать, в конце концов, но не так издеваться! Как правило, в случае любой угрозы каждый из Дома голову оторвёт тому, кто посмеет унизить или нанести вред его родственнику, пускай даже дальнему! Но так калечить жизнь своей собственной сестре не стал бы и самый чокнутый дроу.
   Я машинально опустошил наш тайник в Империи на пару бутылок самого крепкого вина. Выпив залпом бокал грога, я тут же налил ещё, пытаясь собрать мысли в кучу. Получалось плохо, я был в полном шоке.
   – Кем была её семья? – тихо и спокойно спросил Терен, хотя его глаза метали молнии.
   – Она не сказала. Да и вряд ли скажет, – вздохнул тарантул. – Боюсь, эту тайну она никогда не раскроет, уж слишком многое ей пришлось пережить.
   В моих руках хрустнула и осколками осыпалась на пол бутылка из-под вина.
   – Узнай, какую фамилию она носила раньше, возможно, мы бы могли выяснить, откуда у неё такая сила. Выяснить, а потом уничтожить эту чокнутую семейку.
   Когда нужно, я могу стать истинным дроу, жестоким и беспощадным, как и принято нас считать. А это как раз тот случай.
   – Я с тобой, брат. Нужно аккуратно это выяснить. Но так, чтобы опять не потревожить память Хелли, ей и так слишком досталось в этой жизни.
   Некоторое время посидели молча, методично пытаясь напиться, но получалось из рук вон плохо. Первым нарушил тишину Терен:
   – Бедная малышка.
   – Не то слово. Неудивительно, что она убила наёмника. Я бы поступил точно так же.
   Терен поднял на меня глаза. Мне не нужно было спрашивать, что он думает или чувствует, я и так его понимал. И чувствовал то же самое: боль, волнение, тревогу, жалость и непередаваемую нежность к человеческой девчонке. Это трудно описать, это можно именно только почувствовать.
   Демон, если нам сейчас так плохо, то каково же ей?
   Ответ пришёл тут же: из нашей комнаты раздался женский крик. Мы с братом тут же вскочили.
   – Хелли…
Хеллиана
   Как же страшно… Демон, это темнота меня пугает до дрожи в коленках. Уже не знаю, сколько часов я бреду в промозглом сером холодном тумане. Так холодно, что сердце сжимается и грозит вот-вот покрыться коркой льда и остановиться совсем. Но я упрямо шла, надеясь, что это всё закончится, что пустота кругом сменится ярким рассветом и смехом людей, пусть незнакомых, но всё же живых. Мне кажется, что я уже здесь была. Когда-то, может, давным-давно. Нет, не могу вспомнить.
   Я хочу уйти отсюда, но я не знаю, куда мне идти. Хранители, помогите мне… Слёзы против воли потекли из глаз, и мне на миг захотелось перестать жить, чтобы не ощущать этого, чтобы вообще ничего не чувствовать…
Блуждаешь в тумане…
Звенит пустота…
И сердце сжимает от боли…
Не плачь! Не грусти!
Ты уже не одна!
Очнись! Моя песня с тобою.

Очнись, мой малыш!
Слышишь голос в ночи?
Пускай он тебя обнимает.
Не плачь! Не грусти!
«Я смогу!» – прошепчи,
Надежда лишь сердце спасает.

Блуждая в тумане,
Средь холода тьмы,
Наверно, устала до дрожи.
Скатилась слеза…
На мой голос иди!
Забудь всё, что сердце тревожит!

   Тихая песнь буквально вывела из отчаяния. Тихая песнь, словно доносящаяся из ниоткуда, высушила слёзы. Голос, несомненно, мужской, такой приятный и ласкающий слух, заставил туман исчезнуть, стало не так холодно. Я пошла на звуки голоса. Каким-то внутренним чутьём я ощущала, что он выведет меня отсюда, что он узнаёт меня. Кто же ты, неизвестный певец? Почему мне кажется, что я много лет тебя знаю? И я… я уже слышала эту песню! В своих снах и… наяву?
   Голос начал замолкать, тут же у моих ног вновь начал стелиться туман, а руки заледенели от окутывающего плечи холода. Нет, не исчезай, прошу! Но голос смолк, погружая меня в отчаяние…
   – Не-е-е-ет!!!
   – Малышка, проснись! Ну, проснись же!! Ты с нами, тебя больше никто не обидит!
   Кто-то тряс меня за плечи, я отбивалась, как могла, не видя ничего из-за пелены слёз. Было страшно, так страшно, снова я опять вернулась в далёкое прошлое, имя которому – боль и безысходность.
   – Ну же, Хелли, посмотри на меня! Это был всего лишь сон! Просыпайся, девочка!
   Распахнув пошире глаза, я с каким-то нервным облегчением поняла, что руки, аккуратно трясущие меня за плечи, принадлежат близнецам.
   – Терен? Дерек?
   – Слава Хранителям! – Терен крепко прижал меня к себе, давая время успокоиться. Дерек осторожно погладил пальцы, я же пыталась подавить всхлипы. Я в Академии, в комнате близнецов, они рядом, они со мной, это был всего лишь кошмар! Кошмар, страшный сон, со мной всё хорошо, со мной рядом друзья! – Всё хорошо, малышка? – заглянул мне в глаза Терен, вытирая слёзы с моих щёк, когда я чуть успокоилась, согретая теплом тела дроу.
   – Да. – Я глубоко вздохнула и мягко попыталась отстраниться от его рук. – Теперь в порядке.
   – Ты нас напугала! – Дерек перехватил меня у Терена и усадил к себе на колени.
   – Это был кошмар, но такой страшный…
   Меня всё ещё трясло от пережитого кошмара, но страх постепенно сходил на нет, особенно когда я, не выдержав, прижалась к сильному телу Дерека.
   – Всё уже позади, Хелли. Всё закончилось, – тихо прошептал мне на ухо Дерек, аккуратно поглаживая спутанные волосы.
   Я уткнулась в плечо дроу, вдыхая приятный аромат корицы и чуть уловимый запах мандаринов.
   – Никогда не думала, что буду рыдать на плече у принцев дроу, – шмыгнула я носом, сдержав нервный смешок.
   Да уж, давно меня кошмары не посещали!
   – А мы никогда не думали, что будем сломя голову носиться по городу, разыскивая вредную человечку! – усмехнулся Терен.
   По городу… Вот демон! Я мгновенно вспомнила, что натворила.
   Дерек тут же почувствовал моё настроение и крепче прижал к себе:
   – Всё в порядке, малышка. Он заслужил свою смерть. Так же как и те, что довели тебя до такого состояния.
   – Вы всё знаете? – Я подняла глаза на Дерека.
   Тот ласково улыбнулся и стёр последнюю слезинку с моей щеки.
   – Нам рассказал Химо. И поверь, нам всё равно, что было. Для нас важно то, какая ты есть сейчас.
   – Вы не стыдитесь меня? – Меня их поведение и раньше удивляло, как и моё собственное, но теперь это вообще казалось чем-то невозможным.
   – Нет, малышка. – Терен протянул мне бокал с вином и потрепал по волосам. – Ты же ни в чём не виновата. Что было, то прошло. Просто забудь об этом.
   – А мы тебе в этом поможем, – поцеловал меня в висок Дерек.
   Я улыбнулась и залпом выпила вино, чувствуя, как начинает оттаивать сердце и на душе становится тепло. Похоже, что я действительно встретила друзей. Плевать на то, что мы знакомы всего три дня. Они меня не обидят, я это чувствую всем сердцем.
   – Терен, а как вы нашли меня? Вы действительно облазили весь город? – Собственная подозрительность решилась-таки задать каверзный вопрос.
   – Угу. – Ничуть не смутившись, дроу кивнул, отпивая из своего бокала.
   Он вольготно разлёгся на кровати напротив нас с Дереком.
   – Да… – Я попыталась пригладить спутавшиеся волосы.
   Заставила я близнецов понервничать, однако!
   Дерек неожиданно пересадил меня на кровать и, приманив со стола серебряный гребень, начал распутывать мои волосы. К нему тут же присоединился Терен. Я же, довольно щурясь, потягивала вино. Непривычно, но хорошо, что ни говори!
   – Хелли, у меня возник вопрос: а как ты нас различаешь? – спросил за моей спиной Терен.
   Кстати, судя по ощущениям, мне заплетали пару косичек у висков под основной массой уже распутанных волос.
   – Не знаю. Вы абсолютно одинаковы. Но ты, Терен, сейчас сидишь слева. Я права? – наугад спросила я, тоже решив задаться этим вопросом. – Как, как… Не знаю, чувствую, и всё!
   – Я в шоке. Нас практически невозможно различить.
   Близнецы вновь уселись напротив меня.
   Я с удивлением осматривала косички необычного плетения, на концах которых были закреплены две продолговатые бусины из чёрного серебра, тончайший узор на которых оплетал две буквы древнеэльфийского алфавита: на одной «Т», а на другой «Д».
   – Что это?
   – Чёрное серебро – отличительный знак нашего рода. Такие бусины, мы их называем акор’элван, дроу в нашем роду дарят девушкам, которые им очень дороги. Это украшение невозможно потерять, а ту, которая их носит, всегда можно найти, где бы она ни находилась, – объяснил Дерек.
   – Я же не ваша девушка…
   – Да. Но ты в некотором роде наша подопечная и наш друг. Для своих будущих девушек мы сделаем ещё, а ты будешь под защитой нашего Дома. Ни один эльф тебя не тронет, увидев эти бусины. К тому же на них навешано множество охранок и запреток, – моментально успокоил моё возмущение Дерек, легонько щёлкнув меня по кончику носа.
   – Спасибо вам. – Я сползла на подушку, чувствуя, как начинают закрываться глаза.
   Обычно меня так резко не тянуло спать, но, похоже, на сегодняшний день я сильно потрепала собственные нервы. Да и истратить за два дня два раза резерв полностью – это вам не печенюшки у Ауста в буфете воровать!
   – Не за что. – Дерек лёг напротив меня, сграбастав в обнимку одну из подушек и погасил все светильники лёгким щелчком пальцев.
   – Спи, малышка, – прошептал Терен, устраиваясь за моей спиной.
   Я, уже находясь в полудрёме (всё-таки этот день меня слишком вымотал), прижалась спиной к Терену, сцапала за руки Дерека и прошептала:
   – Большие грелки…
   Близнецы тихо рассмеялись, а я заснула, понимая, что этой ночью ни один кошмар меня больше не посетит. На то, что я нахожусь в одной постели с двумя мужчинами, мне, откровенно говоря, было наплевать. Я почему-то знала, что они меня не тронут.

Глава 4

Хеллиана
   – М-м-м… Отстань… – Я поплотнее завернулась в одеяло, надеясь ещё хотя бы немножечко поспать.
   Размечталась, ага… Тормошение продолжилось, только вот занимался этой экзекуцией уже Дерек:
   – Хелл, ну вставай уже, засоня. На завтрак пора.
   – Я на диете. – Я постаралась отвоевать одеяло, не открывая глаз.
   Наивная… Одеяло безжалостно забрали, так же как и подушку. Вот гадство!
   Я разлепила один глаз. На меня с улыбкой смотрели бодренькие и переодетые близнецы. За окном вовсю светило летнее солнышко, отчего в комнате было очень светло и уютно, прямо как дома. Подниматься с кровати категорически не хотелось, в глаза словно насыпали песка, а тело напрочь отказывалось шевелиться, так же как мозг – соображать. Но близнецы сидели по обеим сторонам от меня в одинаковых позах, скрестив руки на груди и постукивая пальцами по подбородку, а в серых глазах сверкали смешинки. Тоже мне, молчаливые будильники нашлись!
   Плюнув на всё, я переползла поближе к Терену и, положив голову к нему на колени, решила ещё поспать. Угу, так мне и дали! Он просто выскользнул из-под меня:
   – Вставай, соня. Завтрак пропустим, а если сейчас не встанешь, пропустим и обед!
   – Не хочу…
   – Надо! – Дерек легко взял меня на руки и поставил на пол.
   Вот что они меня, как куклу, тягают, а? Они ж в несколько десятков раз меня сильнее, а значит, сопротивляться бесполезно! И пользуются этим, заразы одинаковые. Вот и сейчас пришлось открывать глаза.
   – Злые вы, уйду я от вас! Не даёте бедному ребёнку поспать!
   – Куда ж ты от нас денешься?
   – Угу… Пойду на завтрак, например. – Я потопала в сторону двери.
   Уже в гостиной меня поймали близнецы и развернули в сторону моей комнаты:
   – Стой, горе луковое! Умойся хотя бы! Всех студентов пораспугаешь своим видом.
   – Да и упырь с ними, нам же еды больше достанется, – буркнула я, но покорно побрела в комнату, которую, как это ни странно, пока оккупировала в личное пользование. Где шлялась всё это время Друсилия, я не имела ни малейшего понятия, да и, если честно, не очень-то и хотелось знать. Поинтересуются учителя, почему у нас квадриум не в полном составе живёт, – так и скажу, что леди Тацит сделала куда-то ноги. А куда, упырь её знает!
   Зашла, напугала зеркало, испугалась сама и пошла умываться. Переоделась в простые брюки и рубашку светло-серого цвета, лёгкие сандалии и вышла к близнецам. Терен раскачивался на лианах, а Дерек стоял возле окна, с высоты птичьего полёта рассматривая город. Я подошла к нему:
   – Так что, мы идём?
   – Сейчас, только этот ребёнок докачается. – Дерек кивнул в сторону брата, который буквально взлетал до потолка.
   – Терен, осторожней. – Я попыталась подавить зевок и продолжить фразу о том, что это всё-таки иллюзия и от сильного воздействия она разрушается, но не успела. Возле самого потолка лиана исчезла, и Терен полетел вниз. Ой… Высота-то огромная!
   Но Терен, летевший спиной вниз, быстро перегруппировался и с тихим шелестом приземлился на одно колено. Я замерла, как окаменевший дракон, и икнула от неожиданности. Ничего себе акробат!
   – Показушник, – фыркнул Дерек.
   Терен легко поднялся и, улыбнувшись мне, вернул шпильку брату:
   – У тебя учился. Хелл, спасибо, что предупредила.
   – Я… это…
   – Не проснулась? Я так и понял. Ладно, не волнуйся. – Терен потрепал меня по волосам.
   Я фыркнула, всё ещё находясь под впечатлением. Красиво он исполнил прыжок, а главное, как изящно! Я действительно аж проснулась.
   – Малышка, не стоит так впечатляться. Нас таким прыжкам с детства учили, как и любых других воинов дроу, – рассмеялся Терен, глядя на мою замечтавшуюся физиономию.
   – Хелл, а у тебя есть ещё что-нибудь надеть, кроме этого? – обойдя меня кругом и подозрительно рассмотрев, спросил Дерек.
   Надо заметить, что ни один листочек, ни одна травинка не шелохнулась под его сапогами! Нужно попросить его, чтобы научил меня так же двигаться. Ну, мало ли, всякое в жизни может пригодиться!
   – Не-а. А что? – спросила я в ответ, рассматривая его.
   Сегодня на тёмном эльфе красовались узкие кожаные брюки, заправленные в сапоги до колена, из-за голенищ которых красноречиво выглядывали кинжалы, чёрная шёлковая рубашка с серебряной вышивкой и такого же цвета шнуровкой на груди, чёрная приталенная жилетка. Чёрный цвет выгодно подчёркивал платиновые волосы, свободно спадающие на плечи, а наличие серебряного цвета в одежде оттеняло бронзовую кожу. Терен выглядел точно так же, у него даже ни одна волосинка не растрепалась за время прыжка!
   Демон, какие же они всё-таки красавцы! Я аж прям сама себе завидую.
   – Да я вот думаю, необходимо тебя приодеть! – отвлёк меня от размышлений Терен, переглянувшись с братом.
   – ???
   – Подбери челюсть, малышка, а то споткнусь, – хмыкнул Дерек. – Всё-таки ты в одном квадриуме с принцами, пусть об этом и немногие знают, так что тебе нужно выглядеть соответственно. К тому же ты лидер, если ты не забыла!
   – И что, ты предлагаешь нарядить меня в чёрный балахон, купить парочку черепов для антуража и кучу всяких амулетов на шею? – попробовала я отшутиться, но близнецы практически в один голос возмущённо вскрикнули, закатив глаза:
   – Хелли!
   – Что Хелли? Мне и так неплохо! – На этот раз я уже возмутилась.
   Подумаешь, у меня всего три комплекта одежды! Мне их всегда вполне хватало. Хех, но, похоже, я опять забыла, что общественное мнение – это мнение тех, кого не спрашивают.
   – Хелл, ну не упрямься! – Близнецы оперативненько схватили меня под ручки и вытащили в коридор общежития. – Ты, конечно, в любом виде красавица, но всё же…
   – У меня денег нет!
   – А кто их у тебя просит? Ну, дай нам тебя побаловать!
   Близнецы упорно настаивали на своём, уже подходя к арке стандартного портала, ведущего в холл Академии, а уже оттуда – в столовую.
   – Выбора у меня нет? – тяжко вздохнула я, понимая, что этих двоих мне не переупрямить.
   Близнецы радостно закивали, мысленно потирая руки. И почему мне кажется, что я попала?
   – Упырь с вами! Только, чур, никаких рюшечек, кружавчиков, бантиков и ленточек!
   – По рукам! Может быть…

   – И куда мы пойдём? – буквально падая на лавку за низкий деревянный столик возле окна, спросила я у Терена, так как Дерек пошёл всем за едой.
   Мы всё-таки добрались до столовой, которая располагалась упырь пойми на каком этаже. Судя по виду из окна, этаже на шестом, если не выше! Дело в том, что в главном корпусе Академии нет вообще ни одной лестницы, несмотря на то что само здание состоит из высоченной башни (этажей в пятнадцать) и шести корпусов вокруг неё. Всё это обнесено вокруг высоким кованым забором из белого чугуна, хрупкого и тонкого на вид, но на самом деле его и дракон не снесёт.
   В башне находятся этаж учителей, столовая, кухня, библиотека, хранилище артефактов, медицинский кабинет и собственно общежитие адептов. А в корпусах соответственно: учебные кабинеты, тренировочные площадки, боевые арены, лаборатории алхимиков, залы предсказаний и прочие «пыточные» помещения, кошмар для любого адепта.
   Они никак не соединены между собой, только тропинками, но в главном холле башни (там, где проходил ритуал при поступлении) установлено несколько стандартных телепортов, ведущих в разные корпуса. Арка телепорта зелёного цвета – корпус земли, белого – целительства, чёрного – некромантии, голубого – воздуха, синего – воды, красного – огня, сиреневого – столовая, золотистого – этаж учителей, серый – библиотека, жёлтый – общежитие.
   Столовая занимала весь этаж башни и представляла собой немного мрачное помещение с тремя незашторенными окнами и кучей столиков, каждый из которых мог вместить не более четырёх человек. Тёмно-серый мраморный пол, серая стойка с множеством блюд да недовольное лицо раздатчицы (тётка неопределённого возраста с непонятной прической). Тусклое освещение и невыспавшиеся лица адептов буквально сразу же заставили меня потерять аппетит, как, впрочем, и принесённая Дереком еда.
   Я вяло поковырялась вилкой в чём-то непонятном, что должно напоминать гречку, и попыталась откусить то, что когда-то, лет двести назад, было котлетой, и бросила это гиблое дело. Проще заставить меня с утра делать зарядку, чем съесть это нечто!
   – Это же есть невозможно! Хелл, посиди секундочку, мы сейчас придём, – поднялся со скрипучего стула Терен, отбросив в сторону бесполезную вилку с погнутыми зубчиками.
   И близнецы, совсем недобро улыбаясь, направились к разносчице.
   Я же хмыкнула и уставилась в окно. Отсюда Центральный городской рынок виднелся как на ладони, так и приманивая к себе множеством лавок, прилавков, улыбчивыми продавцами и невозможным разнообразием товаров. На главной площади было не протолкнуться, люди, словно муравьи, сновали туда-сюда, пытаясь найти нужный товар и, насколько это возможно, сбить цену.
   И близнецы собрались меня туда утащить? Да ни за что! Меня же там затопчут!
   – Хелл, идём, – окликнул меня Терен, направляясь к арке телепорта.
   Судя по их лицам, договориться о нормальной еде не удалось. Обидно!
   Как и предполагалось, рынок встретил нашу троицу оживлённой толпой, всевозможными запахами и невероятным разнообразием товаров. В глазах рябило от различных украшений, россыпью лежащих на прилавках, изобилие одежды вызывало желание всё перемерить, широкий выбор оружия радовал глаз, а аромат свежей выпечки вызывал дикий голод. Одним словом: рынок!
   Терен, глядя на мои голодные глаза, не удержался от смеха и купил мне плюшку с вареньем у помощника булочника, что стоял неподалеку от пекарни, держа в руках большой лоток разнообразной и дико ароматной выпечки.
   Я аж попрыгала на месте от восторга. Мне начинает нравиться этот день!
   – Хелл, что ты как ребёнок? Как будто на рынке никогда не была! – хохотнул Дерек, глядя, как я зубами вцепилась в плюшку.
   – Нехприхотилош…
   – Хелл, выплюнь плюшку, она никуда не убежит!
   Я замотала головой, выпечка оказалась на удивление вкусной, с начинкой из апельсинового джема.
   – Да отстань ты от ребёнка, пусть поест! – возмутился Терен и с приторной улыбочкой потрепал меня по щеке. – Ешь, деточка! Дяденька ещё тебе купит!
   Я аж подавилась! Вот зараза!
   Дерек захохотал и потащил меня по рядам. За пару часов я насмотрелась и на оружие, и на украшения, и на животных, и на фрукты, и на лекарства, в общем, на всё, чем может похвастаться приличный рынок крупного города. В Скайре тоже был рынок, и не один, но не настолько обширный и богатый, это однозначно!
   В конце концов близнецы потащили меня туда, где обычные скромные прилавки заканчивались, а на глаза всё чаще стали попадаться небольшие строения местных вышивальщиц, а потом и огромные дома портных, домики белошвеек, ювелирные мастерские, оружейные палаты и аптеки, предназначенные для высших сословий общества.
   – Нам сюда. – Дерек увлёк меня к симпатичному двухэтажному деревянному домику с затейливой резьбой по всему фасаду.
   Я немного опасливо поднялась на крылечко и вошла внутрь. Мало ли, куда они меня притащили, от них всего можно ожидать!
   Тихо звякнул колокольчик, оповещая владельца о приходе клиентов. Первый этаж встретил нас приятной прохладой и лёгким запахом лаванды, который витал по торговому залу, где стояли манекены с готовой одеждой, небольшой диванчик для ожидания и деревянный прилавок, за которым сидела владелица этого заведения – среднего роста пухленькая женщина с приветливым открытым лицом. Смешные каштановые кудряшки забавно топорщились в хвостике на затылке, открывая по-эльфийски заострённые ушки.
   Увидев нас, она тут же вскочила и затараторила:
   – Дерек, Терен, как же я рада вас видеть! Неужели вы наконец решили посетить старушку Монти?
   Она с любовью обняла обоих братьев, улыбающихся до ушей, и посмотрела на меня:
   – А это что за очаровательная девушка? Терен, познакомь меня с этой прелестницей!
   – Тётя Монти, позвольте представить: эта девушка наш новый друг и лидер нашего квадриума Хеллиана Валанди. Хелли, эта весёлая хохотушка Монтиэла де Кан, пятиюродная сестра нашей матери и самая лучшая швея на всём белом свете!
   Хохотушка засмеялась и погрозила пальцем:
   – Ты мне льстишь, проказник! Хеллиана, я очень рада с тобой познакомиться! Кстати, поздравляю вас всех с поступлением в Академию. Может быть, чаю?
   – Нет, спасибо, тётя. Нам бы одеть эту малышку, – вежливо отказался Дерек, чуть подтолкнув меня вперёд.
   – Это запросто! Давайте сначала подберем что-нибудь из готового. – Эльфийка потащила меня в примерочную.
   – Тётя, ей нужно… – попытался вставить слово Терен, но Монти его перебила:
   – Цыц! Девушки сами знают, что им носить! Пейте пока чай, а мы тут сами разберёмся. – Она махнула в сторону диванчика, около которого на столике стояли расписной чайник, пара кружек и тарелочки с пирожными, печеньем и конфетами.
   Близнецы вздохнули, но покорно пошли пить чай.
   – Итак, девочка моя, что бы ты хотела? – Монти утащила меня в комнату, дверь которой виднелась за прилавком. Внутри, вдоль стен, стояли десятки манекенов с одеждой и зеркало. Всё это освещалось тёплым солнечным светом, льющимся в комнату через огромное окно.
   – Я даже не знаю, это была идея близнецов. Но платья я точно носить не буду! – завозмущалась я, увидев, как Монти рассматривает ближайшее голубое платье с корсажем и пышной юбкой.
   Она рассмеялась:
   – Я так и думала! Ну что ж, тогда приступим…
   За следующий час я перемерила огромное множество брюк, штанов и бриджей. В итоге остановились на неприлично узких кожаных брючках, с золотистыми нитями по швам, шёлковых зелёных и лиловых шароварчиках и бархатных штанах глубокого синего цвета.
   Также прибавили к этому свободные замшевые штаны серого цвета, облегающие бёдра, и парочку чёрных кожаных бриджей чуть ниже колена. Вообще-то оголять ноги и носить брюки для девушек считается неприличным, так же как и отсутствие корсета. Но я ж магичка, мне чужое мнение и запреты вообще до упыря!
   – Так… Теперь подберём рубашки, – окинув меня довольным взглядом, продолжила поиск вещей Монти.
   В итоге мы подобрали пару чёрных шёлковых рубашек с золотистой вышивкой, бледно-золотистый жилет к ним, две белые блузы с раскошенными рукавами и глубоким вырезом, лёгкую курточку из эльфийского бархата, колет из серой замши с воротником-стоечкой. Простого, но изящного кроя бледно-зелёную рубашку со шнуровкой на груди, голубую тунику со средней длины рукавами и очень красивую блузу бледно-сиреневого цвета со шнуровкой по всей длине рукавов.
   Теперь весь мой гардероб прекрасно сочетался. Я не удержалась и влезла в шароварчики и сиреневую блузку. Монти принесла такого же цвета ленту и забрала мои волосы в высокий хвост, спрятав косички.
   – А может, их лучше оставить?
   – Нет. – Эльфийка покачала головой. – Не стоит выставлять их напоказ, очень многим известно их значение.
   – Вы же не думаете, что я… – смутилась я, думая как бы продолжить фразу.
   Ещё не хватало, что бы она подумала, будто я их возлюбленная, а то и ещё что похуже.
   – Не думаю. Я вижу, что ты дорога им как друг, но остальные могут и не понять. А у людей языки злые, думаю, это ты и сама знаешь. Тем более вам могут попасться люди, которые знают, что чёрное серебро – металл королевской династии. Сложить два и два и понять, что они принцы, – не сложно. Им может грозить опасность.
   – Но зачем тогда их вообще носить? – удивилась я.
   – Эльфы их всё равно почувствуют. И они будут знать, что есть кому тебя защитить.
   – Ясненько… А почему здесь нигде нет серебра?
   Монти усмехнулась, упаковывая мой свежеприобретённый гардероб:
   – Я родня их матери, но я полукровка. Я не имею права на фамильные реликвии, отличительные знаки и прочее. Неужели ты сразу не поняла? Чистокровных пухлых эльфов не бывает.
   – Вы не пухлая… Монти махнула рукой:
   – Хелли, зеркало не обманешь. Да я и не горюю. Давай забудем об этом, лучше скажи, ты точно платья мерить не будешь?
   – Точно, Монтиэла.
   – Зови меня Монти. Вот возьми, это мой тебе подарок. – Она протянула мне относительно небольшой кожаный рюкзак.
   – Что это?
   – Эта сумка бездонна. В неё ты можешь складывать что угодно, подходящее по размеру, а весить она всегда будет столько, сколько весит первая положенная в неё вещь.
   – Она наверняка стоит огромных денег, это же практически артефакт! Монти, я не могу её взять!
   – Давай договоримся так. Ты берёшь рюкзачок, а взамен сделаешь мне приятное: через недельку придёшь хотя бы просто померить платье. Идёт?
   – Хорошо, – улыбнулась я, закидывая за спину рюкзак.
   У Монти такая приятная улыбка, что ей трудно отказать.
   Мы вышли к близнецам, которые к этому времени уже вели приятную беседу с двумя юными девушками, неизвестно как оказавшимися в салоне. Точнее, оказались-то они там наверняка через дверь, а вот как мы не услышали колокольчик? Видимо, слишком увлеклись одеждой.
   При виде нас близнецы тут же забыли про девушек и бросились навстречу.
   Терен склонился и поцеловал мне руку:
   – Малышка, ты прекрасна.
   – Терен, я ж сейчас покраснею!
   – От тебя дождёшься!.. Тётушка, спасибо, что приодела Хелли. Сколько мы тебе должны? – Дерек поцеловал руку Монтиэле.
   Та шлёпнула его по лбу:
   – Ещё раз заговоришь про деньги, и я оторву твои хорошенькие ушки! А теперь бегите, меня клиентки ждут. Хелли, ты мне обещала!
   Монти многозначительно посмотрела в сторону девушек, которые возмущённо обмахивались веерами, глядя на ушедших от них дроу, и быстренько выставила нас за дверь.
   – Дерек, а почему она не взяла с нас деньги? – спросила я уже на улице.
   – Когда-то давно она поругалась с нашей матерью и уехала жить сюда. Мы помогли ей открыть своё дело, и теперь она считает себя нам обязанной, хотя мы тысячи раз твердили, что это не так. Хелл, нам сюда! – Дерек увлёк меня в следующую лавку, стоящую через пару домов от магазина Монти.
   Там мы заказали ботиночки, сандалии под шаровары и высокие сапоги для верховой езды. И что самое приятное – мы купили настоящие дриадские сапожки! Лёгкие, изящные, удобные, в них просто невозможно стереть ноги! А ещё они меняют цвет и некоторые детали отделки по желанию владельца.
   На этом покупки не закончились. В ювелирной лавке мы, а точнее мне, купили ленту, расшитую жемчугом, специальные декоративные палочки для волос из железного дерева, несколько пар серёжек: с сапфирами, с жемчугом, с бриллиантами и с изумрудами.
   Честно, я сопротивлялась, как могла, всё же это не дешёвая подделка, которая продаётся на основном рынке, а изделия известного мастера! Им, кстати, оказался вампир…
   Пока близнецы торговались, я на свои деньги быстренько у помощника ювелира, стоявшего за вторым прилавком, купила им подарки, которые на улице им на шею и повесила.
   – Малышка, что это? – спросил Терен, рассматривая чёрный с серым отливом блестящий камень в форме удлинённой капли, висевший на серебряной цепочке ажурного плетения.
   Естественно, подарки были абсолютно одинаковыми.
   – Это гем’этат, его ещё называют Запретным камнем. Он защитит вас, если кто-то попытается проникнуть в ваше сознание. Думаю, вы всегда опасались, что ваш мысленный трёп кто-нибудь услышит.
   – Спасибо, малышка. – Близнецы чмокнули меня с двух сторон в щёки.
   Я только рассмеялась, увидев презрительный и недоумённый взгляд проходящего мимо светлого эльфа.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →