Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Очки были изобретены в Европе в 1286 году.

Еще   [X]

 0 

Друзей не выбирают. Эпизод II (Кувайкова Анна)

Новые знакомства, новые друзья юной магички Хелли Валанди, каждый из которых вовсе не так прост, как кажется. Впрочем, они этого и не скрывают… И всё было бы хорошо и весело у героев, но только за все подарки судьбы приходится рано или поздно платить. А какова будет цена – не знает никто. Как говорится: поживём – увидим. Если, конечно, после этой самой расплаты удастся выжить…

Год издания: 2012

Цена: 149.9 руб.



С книгой «Друзей не выбирают. Эпизод II» также читают:

Предпросмотр книги «Друзей не выбирают. Эпизод II»

Друзей не выбирают. Эпизод II

   Новые знакомства, новые друзья юной магички Хелли Валанди, каждый из которых вовсе не так прост, как кажется. Впрочем, они этого и не скрывают… И всё было бы хорошо и весело у героев, но только за все подарки судьбы приходится рано или поздно платить. А какова будет цена – не знает никто. Как говорится: поживём – увидим. Если, конечно, после этой самой расплаты удастся выжить…
   Перед читателем – эпизод II романа, события закручиваются в колючий клубок жгучих обид и непонимания.


Кувайкова Анна Друзей не выбирают. Эпизод II

Глава 19

Хеллиана
   А под рычание собственного одеяла – тем более. Интересно, а рычит оно на кого? Спиной ощущаю чьё-то присутствие в комнате, но переворачиваться на другой бок, чтобы посмотреть, кто это, лень. Чувствую себя Лаучианом, только ему всегда всё лень, а мне только по утрам.
   – Хелли.
   – Нет меня, – буркнула я, натягивая на голову ворчащее одеяло.
   Шерстяное изделие тут же успокоилось и заботливо подтолкнуло свои края мне под бока.
   – Хелл, у тебя сегодня зачёт по травологии, ты же сама просила тебя разбудить пораньше.
   – Холл, ты бяка, – потянулась я, высунув ногу из-под одеяла. – Хорошо, хорошо, я встаю.
   – Вот так бы сразу. Эй, да ты на учебнике уснула, – удивился аронт, глядя, как я выбираюсь из-под одеяла.
   Оно не отпускало и жалобно поскуливало.
   – Холл, я днём и ночью не расстаюсь с учебниками, – вздохнула я, отгоняя одеяло. – И как только Дереку и Терену удалось сдать сессию досрочно?
   – Вот вернутся со дня рождения принца Маркуса, тогда у них и спросишь, – улыбнулся аронт.
   – Угу, – буркнула я, глядя в окно на заснеженный двор.
   Прошло три месяца с тех пор, как в нашей с Лин комнате был пойман источник моих бед в лице девушки-вампира по имени Мириса. И почти месяц, как Дерек, Терен и Латриэль уехали в королевство лунных эльфов. Они звали и меня, и Лин, но у меня на носу висели соревнования по некромантии, а Лин просто не хотела пропускать учёбу. Вместе с близнецами я отправила Химо, чтобы тарантул своими глазами посмотрел на королевство.
   Уезжая, Латриэль зачаровал нашу с Лин комнату в общежитии от постороннего проникновения так, что потом сам зайти не смог, собственные щиты не пропустили. Впрочем, он это тут же исправил, настроив защиту на близких моих друзей. Такая же участь постигла и мою комнату на чердаке в таверне у Холла. Почти неделю перед отъездом они хором твердили мне наставления (и Киртану тоже, ятугар, на свою голову, пообещал за мной приглядывать) и зачаровывали различные амулеты. Причиной такой заботы послужило то, что напарника (или напарницу) Мирисы так и не нашли. Саму же девушку отправили с конвоем на родину, где её и будут судить.
   И до, и после отъезда друзей я не расставалась с учебниками и конспектами Зарнаона за первый курс. Причин было много: и соревнования (я сильно отставала в боевой некромантии), и пропущенная неделя занятий, и тот факт, что близнецы сдали сессию досрочно. Магистр Пилат сообщил нам, что если мы с Лин сдадим программу с двойной нагрузкой, как это сделали близнецы (архимаги Академии очень и очень тщательно проверяли их знания на экзаменах), то со следующего полугодия мы будем учиться уже на втором курсе. Отдаляться от любимых шалопаев нам не хотелось, и поэтому, взяв у преподавателей списки необходимых вопросов, мы принялись терзать гранит науки зубами, руками, ногами и всеми доступными подручными средствами (в качестве подручных средств у Лин выступал отличник Дебар, а у меня Киртан). Лин справлялась достаточно легко, а мне довольно сильно мешали тренировки, которые озверевший Фифтик назначал аж по пять раз в день.
   – На этой неделе соревнования, а близнецов нет и нет, – загрустила я, нашаривая тапочки на полу.
   Одеяло, которое вновь и на долгий срок оживили близнецы в качестве постоянного напоминания о них, обиженно свернулось в клубок около подушек.
   – Хелли, не грусти, они должны вернуться к этому времени, – попытался успокоить меня аронт. – Точный день состязаний известен?
   – Нет, – покачала я головой, направляясь в ванную и шаркая тапочками по полу. – Сегодня скажут на собрании.
   – Ясно. Ну, давай спускайся, Лин уже завтракает, да и Киртан вот-вот придёт, – сообщил Холл, разворачиваясь, чтобы выйти.
   – Угу, – опять буркнула я, глядя в зеркало над умывальником.
   На левой щеке чётко отпечатались руны из учебника по ядовитым растениям. Шикарненько… Поплескав водой на слегка опухшую физиономию и почистив зубы заклинанием, я принялась расчёсывать волосы. Вот только они меня и радуют на данный момент своим ускоренным ростом. Длиной моя шевелюра теперь ниже лопаток, а косички с акор’элван так вообще уже в районе поясницы.
   Недолго думая, а точнее, как всегда ничего не соображая спросонья, я собрала волосы в высокий конский хвост и начала одеваться: тёплые темно-синие брюки, вязаный чёрный свитер с высоким горлом и чёрные же замшевые ботинки на толстой подошве. Плащ, подбитый мехом росомахи, надену после завтрака.
   Собрав в кучу учебники, конспекты и свитки, валяющиеся по всей комнате, и отделив талмуды по некромантии, я засунула нужные мне для экзамена книги в бездонный рюкзачок и, убедившись, что ничего не забыла, побрела вниз завтракать.
   Лин сидела за нашим любимым столом и ела, уткнувшись в учебник по редким растениям Аранеллы.
   – Что на завтрак? – уселась я напротив неё, отчаянно зевая.
   – Овсянка, – кивнула Лин на тарелку, не поднимая глаз от учебника.
   – Бррр, – поёжилась я.
   Ненавижу эту гадость, а иритари ничего, ей нравится, хорошо, хоть она меня не заставляет её есть! Надеюсь, Холл порадует меня бутербродами.
   Кстати, Котик и Аилиния уже два месяца живут вместе (точнее, Лин живёт у Холла) и души друг в друге не чают. По этой причине я тоже живу в таверне, ведь, когда уехали близнецы, Лин не хотела оставлять меня одну в Академии, а мне, в свою очередь, не хотелось разлучать подругу с аронтом. Так что в комнату в общежитии я заглядываю, только чтобы проведать Кексика да переодеться.
   – Доброе утро, дамы. – Рядом со мной присел неслышно подошедший Киртан.
   – И тебе того же, – кивнула я, не отрываясь от своего конспекта. – Ты завтракал?
   – В нашей столовой? Шутишь, что ли? – уставился на меня ятугар, как на говорящий ботинок.
   – Сейчас Холл бутерброды принесёт, – успокоила нас Лин и, перевернув страницу учебника, погрузилась снова в чтение.
   – Ура, – одновременно выдохнули мы с ятугаром.
   За прошедший месяц мы с ним окончательно и спелись, и спились (спились всего один раз, честно!). Киртан, по моему мнению, слишком близко к сердцу принял наказ близнецов и теперь буквально повсюду меня сопровождал. Правда, далеко не всегда успевал проводить меня от одного кабинета до другого, но вот прийти утром к Холлу, проводить меня туда же вечером и составить компанию по дороге на тренировки – это запросто. Мне общество ятугара нравилось, и даже очень. С ним было легко и спокойно, он никогда не навязывал своё внимание, но всегда был рядом, когда это было нужно. С ним было о чём поговорить, да и наши с ним и с Зарнаоном тренировки приносили намного больше пользы, чем с Фифтиком, например. Киртан, как правило, нападал, а мы с Заром защищались, улучшая нашу работу в паре. Магистр некромантии, буквально помешанный на этих соревнованиях, каждый день твердил, что мы обязаны быть лучшими, чтобы не уронить честь Академии.
   Участие первокурсницы в Турнире Некромантов Академий Всех Стран (так он официально называется) вызвало огромный переполох среди преподавателей, но директор полностью поддержал мою кандидатуру. А вот адептам имена участников пока не сообщили (интересно, КАК преподавателям удалось держать это в тайне?). Да и слава Хранителям, а то меня невзлюбили бы ещё и старшие курсы. Первый курс меня, скажем так, «немного» недолюбливал после пожара в кабинете рас. Ага, а ещё «чуточку» не переваривал, «капельку» злился и совсем «чуть-чуть» опасался!
   Перешёптывания за спиной я слышала постоянно, да и косые взгляды и неприкрытая грубость встречались довольно часто. Возглавляла травлю конечно же Друсилия – вот уж где она нашла своё призвание. До открытой войны не доходило, практически никто не решался ко мне подходить, пока близнецы были рядом. Адепты у нас, конечно, отчаянные, но не законченные психи, чтобы цапаться с дроу. А мне, если честно, на всё это чхать с высоты полёта Эльтара, мне бы сессию сдать.
   Общество Киртана и полная загруженность учёбой как-то не давали времени скучать по близнецам, но всё же мне не хватает этих оболтусов с их постоянной опекой. Мы даже как-то поругались с ними из-за этого! Несильно, но всё же. Помирились мы в тот же день, и они клятвенно пообещали больше не возиться со мной как с маленьким ребёнком, но на следующий же день потащили меня на рынок купить что-нибудь. Я махнула рукой и решила оставить всё как есть. Меня никогда не баловали в детстве, так зачем же отказываться от этого сейчас? Тем более близнецы мне никогда не надоедают, я их обожаю, даже если они таскаются со мной, как драконица с яйцом.
   У меня есть ещё несколько причин тесного общения с Киртаном. Одна из них та, что Идик стал меня избегать. Ему почему-то не нравился, причём очень сильно не нравился ятугар, с которым мы стали закадычными друзьями. Приятель постоянно косился на Киртана, старался с ним не пересекаться, а если встреча всё-таки состоялась, то парень всегда молчал. Как я их обоих ни пытала, Идик только ворчал, что не стоит мне связываться с ятугаром (подробностей не разглашал), а Кирт просто пожимал плечами. Лея разрывалась между мной и Идиком, но надолго её не хватило, и она поклялась с нами обоими не разговаривать, пока мы с приятелем всё не выясним. Айсантер был от нас в тихом шоке и неожиданно решил сесть на диету. Ялиса, четвёртая в квадриуме Леи (а если точнее, в квадриуме Айсантера, он ведь у них некромант), была всеми руками и ногами и даже крыльями за это. Ялиса – это высокая сногсшибательная красотка с белокурыми волосами и томным взглядом, принадлежит к расе демонов, которые зовутся эрханами. Я о них знаю мало, так как до книги по южным расам добраться никак не могу. Крылья Ялиса, естественно, прячет под мороком. Да что там говорить, практически на всех адептах в Академии накинут морок и заклинания изменения ауры. Вот у Киртана, например, аура человека, в котором есть маленькая частичка крови дроу (как он сам всем говорит: прабабка согрешила), причём наложенная так великолепно, что и с пятого взгляда не разберёшь. Хех, и после пятой бутылки тоже, проверено лично мной.
   А я всё не понимала, как ему удалось принять участие в скачках три месяца назад. Сам ятугар на вопрос о назначении такой секретности отвечал кратко: «Так надо». А про Ялису мне Лея по секрету рассказала, когда ещё разговаривала со мной.
   Холл был вовсю занят Аилинией, а Лин, в свою очередь, отношениями с аронтом и учёбой. Про меня они не забывают, но всё же у них своя жизнь, я это прекрасно понимаю и стараюсь их не отвлекать. Тамиор умотал за новой партией каких-то редких жеребят, а Ветар, редиска непочищенная, так и не приехал. Лаучиан нашёл себе девушку, но из-за собственной природной лени с ней расстался (точнее, она его бросила – ему было лень с ней гулять), и парень теперь страдал. Мой ехидный вопрос: «А тебе страдать не лень?» – парень обдумывал где-то около часа, а потом выдал: «Лень. Но делать что-нибудь другое – вдвойне лень!» Спросить его, как он вообще с такой ленью доучился до третьего курса, я не успела, тренировка началась, мы как раз сидели в кабинете и ждали Фифтика. А потом вообще замоталась и забыла. Память-то девичья…
   Она же склероз.
   Вот и получилось, что моими двумя сопровождающими на этот месяц стали книги и ятугар. Ну да ладно, плакать не буду, и так лицо опухшее, да и Дерек и Терен скоро вернутся. Хех, куда ж они от меня денутся? Я же пообещала им сказать, зачем мне рубашка Кирта, только когда они приедут.
   Так, ладно, это всё лирика, а экзамен никто не отменял. Итак:
   «Омела – это универсальное растение, которое можно применять в качестве растения-оберега всем без исключения. Произрастает она…»
   – Хелл, ты есть будешь или нет? – раздался над ухом голос ятугара.
   – Завтрак? Где?
   К упырю учебник, я есть хочу!!!!
   – Прямо перед тобой, – хихикнул некромант, глядя, как я, перевернув книгу и плюхнув её на стол, стала озираться по сторонам.
   – Под твоим учебником, – тоже развеселилась Карька, молодая пышнотелая разносчица, которая как раз забирала у Лин пустую тарелку.
   – О демон… – застонала я.
   Я же говорила, что за сыр родину продам? Ну так вот, Холл это запомнил и по утрам всегда готовил овсянку для Лин, а для меня бутерброды с ветчиной и расплавленным сыром. Кстати, большая часть постояльцев Холла заказывали на завтрак то же самое, что и я, вот только деньги за еду, в отличие от них, Котик категорически отказывался с меня брать. Но я честно свой завтрак отрабатываю, то и дело подновляя заклинания, наложенные на таверну, конюшню, но в особенности – на кухню таверны.
   Мой завтрак вышел мне боком: учебник хлопнулся прямо на расплавленный сыр, который мгновенно прилип к странице. А я ж ещё эту главу не дочитала!..
   Ну всё! Сдам сегодня экзамен – напьюсь к упыревой бабушке! И если не сдам, тоже напьюсь.
   – Дай угадаю, – посмотрел на меня Киртан, – сегодня ты напьёшься?
   – Как ты догадался? – послала я ему скептический взгляд.
   – Ты уже неделю грозишься это сделать, – ответил Холл вместо ятугара, старательно пряча улыбку.
   – И я это сделаю, – твёрдо пообещала я, вставая из-за стола.
   Время поджимало, последний и самый сложный экзамен должен был начаться через полчаса. Бутерброд был безжалостно испорчен, а ждать другой просто не было времени. Так что придётся мне сдавать экзамен на голодный желудок.
   Знала я по травологии довольно много, но, чтобы доказать это магистру ти Зауэр, придётся постараться. Сомневаюсь, что мои знания хотя бы наполовину соответствуют требованиям светлой эльфийки, ибо светлые эльфы просто фанатики природы. К тому же Чаринита ти Зауэр является деканом квадриума Друсилии. Вот и отомстит мне магистр ти Зауэр за свою любимую ученицу!
   Мысль, что мне по жизни крепко не везёт, прочно засела в голове и не отпускала всю дорогу до Академии.
   Эльтар в такой снегопад наотрез отказался выходить из конюшни, не помогла в уговорах даже его любимая сливочная тянучка, поэтому пришлось топать пешком, расшвыривая ногами комья снега на дороге.
   – Теперь не мёрзнешь? – покосился на меня Киртан, шагавший рядом.
   – Не-а, – мотнула я головой. – Это просто чудо, а не ботинки.
   – Но они же тяжеленные! – недоумевала Лин, шедшая слева от меня.
   На её ногах красовались лёгкие эльфийские сапожки, в которых иритари было комфортно в любую погоду. Холл научил её лёгкому заклинанию, которым пользуются все маги, владеющие стихией огня. У Лин раньше профилирующей стихией был именно огонь. И хотя при переводе в наш квадриум она стала магом земли (обе стихии подчинялись девушке с равной силой), девушка продолжала посещать оба предмета. И теперь она с чистой совестью подогревала свою кровь, заставляя её бежать быстрее, и никогда не мёрзла. Мне же такое было не по силам. Хотя, если точнее, это заклинание было НЕ для моих сил. Магия огня у меня постоянно зашкаливала, и под действием этого заклинания я могла элементарно сгореть изнутри.
   Вот и пришлось идти на крайние меры в виде покупки тёплых ботинок, которые, кстати, мне безумно нравились. У Киртана были практически такие же, он как-то раз заикнулся, что такая обувь просто создана для боевых поединков, и я стрясла с него обещание, что он преподаст мне пару уроков. На его вопрос: «Хелл, зачем тебе это надо?» – я решила отомстить и, сделав таинственное выражение лица, заявила: «Так надо!»
   А что мне было ему сказать? Ятугар не знает истинные имена моих оболтусов, пришлось даже придумывать, куда Дерек, Терен и Латриэль поехали (на юбилей матушки Латриэля, примерно так звучала причина отъезда).
   Я не настолько наивна, я прекрасно понимаю, что, когда мы закончим Академию, наши с близнецами пути разойдутся. Им придётся вернуться в Империю дроу, а что буду делать я? Мне нельзя ехать с ними: если мой очередной магический всплеск разнесёт половину дворца, вряд ли это закончится чем-нибудь хорошим.
   Да, сейчас близнецы не дадут меня в обиду, а что потом? Сила-то у меня огромная, и по окончании Академии я буду знать, как её правильно расходовать, но резерв-то не бесконечен, и иногда хороший меч надёжнее сильного заклинания. Лишь единицы магов сохраняют целостность своего квадриума после окончания учёбы, и, чую левой пяткой, мы к этой единице относиться не будем.
   С моими друзьями я чувствую себя беззаботным ребёнком, но всё это рухнет в тот момент, когда мы выйдем из Академии с дипломами в руках. И не потому, что мы слишком разные и быстро забудем друг друга. А потому, что наши дороги разойдутся, и неизвестно, смогут ли Хранители сделать так, чтобы однажды мы с близнецами увиделись вновь.

   – Итак, господа некроманты. Как вы знаете, близится окончание сессии, и некоторые квадриумы уже её сдали. Но это сейчас не самое важное. Близится турнир некромантов, – рассказывал нам последние новости магистр Пилат, расхаживая по постаменту в лекционном зале, в котором собрали абсолютно всех, кто владел даром смерти.
   Я, Зарнаон и Киртан сидели на самом верхнем ряду, обмениваясь шуточками по поводу нового стиля в одежде Фифтика, который маячил в районе двери. Настроение зашкаливало, так как экзамен я всё же сдала! Лин, наша умничка, ответила на «отлично» и убежала радовать приятной новостью Холла, я специально попросила её меня не ждать, так как предчувствовала, что магистр долго ещё меня не отпустит. Так и получилось: экзамен я сдавала больше часа. И это несмотря на то, что все вопросы, данные для экзамена, я вызубрила! Замялась я только на одном: на той самой распроклятой омеле, про которую не успела дочитать, и знания мои об этом растении были ну очень скудны. Но! Комиссия, присутствующая на досрочном экзамене, поставила мне четыре и решила, что моих знаний более чем достаточно для перевода на второй курс.
   Из кабинета травологии в корпусе целительства я вышла, вытанцовывая на ходу что-то непонятное и радостно напевая: «А я молодец, а я умничка, а я просто золото! А скромная-то я какая!» И тут же наткнулась на обалдевшего от такой картины Луксора. Узнав, в чём дело, вампир сердечно меня поздравил, завистливо вздохнул и, напомнив, что сегодня понедельник, пошёл на экзамен. Пожелав ему ни пуха ни пера и дождавшись посыла по известному адресу, я, радостная до невозможности, побежала к своему декану, дабы его обрадовать. Хе, чувствую, он действительно обрадуется только тогда, когда я прибегу к нему забирать дипломы нашего квадриума.
   Со всей этой подготовкой я совершенно забыла, что сегодня понедельник. По понедельникам Луксор меня похищает. Шучу, конечно. Узнав, что именно из-за него меня чуть не убили, вампир долго раскаивался и извинялся. Но быстро был прощён, и теперь по понедельникам я забегаю к нему на чашку кофе. У нас с ним договор: с него кофе (который встречается на рынках очень редко и стоит невероятно дорого), а с меня пирожные. Во время одного из кофепитий и пирожнопоеданий я и подстрекла парня на досрочную сдачу экзаменов. Идея потратить на обучение в два раза меньше времени, чем нужно, вампиру пришлась по душе.
   – Хелл, а может, нужно было тебе такие сапоги купить? – толкнул меня в бок Кирт, указывая на Фифтика, тем самым прервав мои размышления о том, какие пирожные лучше вечером взять с собой.
   – С ума спрыгнул? – округлила я глаза. – Меня и так гложет любопытство: если все его цепочки полить водой, надолго ли Фифтик примёрзнет к ближайшей железной ограде?
   – Пока все цепочки не отстегнёт, будет стоять, – хохотнул Зар, видимо представив эту картину.
   – Ага, он быстрее сам замёрзнет, чем отстегнёт всю эту груду металла, – хихикнула я.
   – Ничего вы не понимаете, – с серьёзным лицом повернулся к нам Киртан, – магистр Ксилосценифанифифт носит эти украшения, чтобы его ветром не сдуло!
   Мы с Зарнаоном заржали, старательно зажимая рты, даже ятугар сам не сдержался.
   – Задние ряды, вас это тоже касается, – обратилась к нам архимаг Велиданна, ещё один преподаватель некромантии, присутствующий на собрании.
   – Да не тоже, а в первую очередь, – грозно посмотрел на нас магистр Пилат, – но об этом потом. Итак, турнир будет проходить в три этапа в ближайшие пятницу, субботу и воскресенье. На первом этапе будут проверяться теоретические знания каждого участника, на втором последуют практические задания, а на третьем – боевая некромантия. То есть участники сойдутся в поединках. Если пострадавших не будет, то в последний день турнира состоится бал. Некроманты, ваша задача – оповестить свои квадриумы о грядущих мероприятиях. Оформлением праздника займутся целители, им всё равно пока делать нечего, а организация самого турнира – не ваших умов дело. Вот, наверное, и всё… Нет, что-то я забыл…
   Декан старательно поскрёб затылок. Так и не дождавшись просветления в его голове, за Пилата продолжил магистр Ческалат, неприятный на вид мужчина, преподававший в Академии ритуалы некромантов:
   – Остался один невыясненный вопрос: где селить гостей. Я так понимаю, вы не согласитесь принять их в своих комнатах?
   Разумеется, никто не согласился, адепты были категорически против того, чтобы делиться собственным жильём. Несмотря на то что я жила вне Академии, отдавать свою милую, а тем более нашу общую с близнецами комнату категорически не хотелось!
   – Так я и думал, – кивнул Ческалат, оглядев адептов, возмущённых от такого покушения на их жилплощадь, – но делать что-то надо. У кого-нибудь есть предложения?
   В голову закрались кое-какие мыслишки. Не очень-то и хорошие, а точнее, совсем некультурные. Как там говорится? Друзей держи близко, а врагов ещё ближе?
   – Магистр Ческалат, я знаю одно место, – подняла я руку, – оно совсем рядом с Академией. Таверна с хорошими комнатами, мест достаточно, да и еда выше всяких похвал. Заведение принадлежит моему очень хорошему другу, думаю, что я смогу договориться.
   – Я зайду туда сегодня, предупреди, пожалуйста, владельца, – попросила меня архимаг Велиданна, быстро посовещавшись с преподавателями.
   По залу прокатился вздох облегчения адептов, сообразивших, что их комнатам ничего не угрожает и что чужаки в Академии появляться не будут вплоть до самого турнира.
   – Поставляешь Холлу клиентов? – уставился на меня Кирт.
   – Не, хочу присмотреться к противникам заранее, – отмахнулась я от него.
   – Это ты хорошо придумала, – довольно кивнул Зарнаон, – я буду заходить туда почаще.
   – Магистр Пилат! – неожиданно раздался голос с первого ряда. – Вы нам так и не сказали, кто будет участвовать.
   Ух ты, Друсилия проснулась! А я-то думала, что она вообще не заговорит! Н-дя, а после ответа декана она вообще не заткнётся… Или наоборот, онемеет от неожиданности, тут уж как повезёт.
   – От нашей Академии выдвигаются два участника: Зарнаон Солхал, третий курс, и Хеллиана Валанди…
   – Первый курс?! – вскричал какой-то парень, сидящий впереди нас.
   Видимо, новости его настолько возмутили, что он аж подскочил с места и уставился на меня пылающим от возмущения взглядом. Ой, а у него глаза тоже немного узковатые, как и у Кирта!
   Кстати, о ятугаре. Киртан посмотрел на возмутителя нашего спокойствия долгим и пронизывающим взглядом и с таким неповторимым выражением лица, что бедный парнишка мгновенно сник и уже молча уселся на своё место. Эй, я тоже так хочу! В смысле смотреть, а не молча садиться.
   – Да, первый, – подтвердил магистр Пилат, не слушая недовольный ропот адептов. – Это вопрос уже решённый.
   – Но почему? – спросил кто-то из первокурсников.
   Третий курс некромантов, присутствовавший тогда на кладбище, обо мне знал, но по просьбе магистров никому ни слова не сказал, что, между прочем, очень и очень странно. Чтобы адепты да не делились слухами… Неправильные адепты какие-то! Или это Киртан приложил к этому свою когтистую лапу?
   – Да потому, – со смешком огрызнулся магистр. – Я, что ли, виноват, что у неё трупы вскакивают по одному шевелению пальца?
   – И совсем не по одному, – тихонько буркнула я.
   Рядом фыркнул всё прекрасно расслышавший Зарнаон:
   – Ага, ошибочка вышла, тебе и пальцем шевелить не надо!
   Что правда, то правда. На первом практическом занятии у магистра Ческалата труп молодого юноши, выделенный мне из городского морга, поднялся сразу же после призыва и не только ответил на все вопросы, но и битый час повествовал о своей нелёгкой жизни. Еле отправила его обратно, хотя девчонки-некромантки, занимавшиеся со мной в одном зале, слёзно умоляли дать им ещё чуток послушать трагическую историю жизни моего подопытного.
   – Разговорить труп способен любой первокурсник. Это не показатель, – въедливо заметил какой-то четверокурсник.
   Пятый курс в Академии практически не появлялся, так как пропадал в разных городах на практике.
   – А удержать душу погибшего в этом мире больше чем на час твой первокурсник сможет? – обратился к адепту Фифтик.
   – Это невозможно! – возмущенно фыркнула Друсилия. – Любой некромант знает, что душу невозможно удержать дольше трёх минут.
   – Это мнение устарело, поверьте нам, леди Тацит, – вступилась за меня Велиданна.
   Адепты замолчали, переваривая полученную информацию.
   А собственно, чего я-то молчу? Адепты, похоже, считают меня совсем никчёмной некроманткой. Ну уж нет! Дар у меня не слабый, для участия в турнире его хватит с лихвой, а умение с ним обращаться я уже отработала на приличном уровне. Зря я, что ли, спала три месяца с книгами и пропадала часами на тренировках?
   – Архимаг Велиданна, не стоит меня защищать. Если кто-то недоволен, то я готова отстоять своё право на участие в турнире, – сказала я достаточно громко, поднимаясь со своего места, и направилась вниз, к преподавателям.
   – Хеллиана, не стоит, вопрос о твоём участии уже решён, – попытался меня остановить магистр Пилат.
   – Нет, – покачала я головой, поднимаясь на постамент и повернулась к аудитории. – Задета моя честь. Пускай адепты выберут самого сильного, по их мнению, некроманта, и я сражусь с ним.
   – Хорошо, – согласился Пилат. – Итак, кто будет отвоёвывать право Хелли на участие в турнире? По одному человеку с каждого курса.
   Среди адептов тут же начался ажиотаж: они сбились в группы по курсам и оживлённо переговаривались, кто-то даже размахивал руками от переизбытка эмоций. Я рассматривала это действо внешне спокойно, но внутри шевелилось смятение.
   – Хелли, ещё не поздно все отменить. – На плечо легла рука магистра Пилата.
   – Нет, – твердо сказала я. – Я должна это сделать. Должна доказать, что достойна. Если остановить всё сейчас, то все решат, что я струсила.
   – Смотри сама, – вздохнул декан. – Но будь осторожна.
   – Я постараюсь, – кивнула я в ответ.
   – Мы решили, – раздался голос с верхних рядов, заглушивший остальные звуки, – от четвёртого курса идёт Гатис.
   Я посмотрела на парня среднего роста, спускавшегося по ступеням. Ой… Я видела его один раз в зале ритуалов. Серьёзный конкурент! Как говорили преподаватели, сначала хотели его отправить на турнир вместе с Зарнаоном. Надеюсь, он не мстить мне собрался?
   – Мы тоже решили. – С верхнего ряда поднялся Киртан. – Третий курс видел своими глазами, на что способна адептка Валанди. От нас представителей не будет.
   – Это общее решение? – обратился к нему магистр Ческалат.
   Адепты, толпившиеся рядом с Киртаном, кивнули, подтверждая слова ятугара. Вот же ёжик подстриженный! Мог бы хотя бы для приличия кого-нибудь отправить! Хотя бы того, который от скелетов на кладбище бегал – он так забавно ноги подкидывает.
   – Ну хорошо, – кивнул магистр Ческалат, – второй курс?
   – И от нас никто не пойдёт, – поднялась со своего места девушка, одетая в тёмно-синее изящное платье. – Мы присутствовали на тренировке Хеллианы и знаем, что она достойна защищать честь Академии. Хелли, удачи тебе!
   – Спасибо, Дайрина, – улыбнулась я некромантке.
   Это её курс присутствовал тогда, на допросе трупа.
   Кхм, не думала, что она меня запомнила. Странно, меня многие недолюбливают, но… уважают? Никогда не думала, что это возможно, и теперь не могу сообразить: а мне вообще это надо?
   – Первый курс? – посмотрел на ряды магистр Пилат.
   – Я иду. – С первых рядов поднялся долговязый юноша.
   Хм, а он силён, знаю не понаслышке, мы с ним тренировались как-то на уроке у Фифтика. Итого у меня два приличных противника. Ну что ж, я сама в это влезла, сама виновата и сама буду это расхлёбывать. Какая же я, демон меня побери, самостоятельная!
   – Начнём. Гатис, ты первый, – посмотрел на парня магистр Пилат, освобождая место на постаменте.
   Преподаватели отошли к стене, а Фифтик накрыл нас непроницаемым куполом, чтобы шальное заклинание не попало в адептов. Мы с парнем остались одни на расстоянии десяти шагов друг от друга.
   – Посмотрим, что ты можешь без своих дроу, – ухмыльнулся парень и швырнул в меня сгустком чёрного пламени.
   Тихо матюгнувшись, я пригнула голову, позволяя сгустку пролететь над головой и растечься по щиту, и ответила «Падающим камнем», довольно редким заклинанием, вычитанным мной в тайных архивах Ауста. Гатис совершил самую распространённую ошибку: он выставил «Тёмный щит». Заклинание прошло сквозь щит, впитав в себя его энергию и, впечатавшись в грудь парня, сработало, как и должно было. То есть вызвало у противника угнетённое состояние, ухудшая работу с энергетикой, и синяк на груди у него останется, как от камня. Сообразив, что защита не сработала и силы уходят, некромант резко выбросил вперёд руку с растопыренными пальцами, с каждого из которых сорвались чёрные иглы размером с мою ладонь.
   Ах, зараза! «Тёмный щит» они пробьют, так же как и другие некромантские щиты! О, идея! Я мгновенно воссоздала «Радужный щит», но изменив его порядок: некромантский щит, плетение воздуха, плетение земли, щит огня, щит целительства, плетение воды. Иглы застряли намертво. Я вздохнула с облегчением, мысленно себя похвалив. Ещё бы: одна ошибка в расчётах взаимодействий стихий – и здравствуй, Хранительница Душ! А так и от игл защитилась, и условия поединка некромантов выполнила (в смысле сражаться только тёмной магией). Да и вряд ли кто из адептов поймёт, что я вообще натворила, а преподаватели и так о моих способностях знают.
   Гатис обомлел от неожиданности, дав тем самым мне фору на пару секунд, и я решила завязывать с поединком. Неизвестно, насколько он затянется, а ведь меня ещё один противник ждёт. Тщательно вспоминая каждое слово, я начала выплетать заклинание, не убирая щита. Некромант, сообразив, что я делаю, начал закидывать меня заклинаниями. Щит дрожал, но стойко держался. Надолго его не хватит, а подпитывать его и одновременно плести заклинание «Тюльпана» я не смогу. Щит распался в тот момент, как я закончила. Выбросив вперёд руку, я преднамеренно отправила сгусток энергии в виде тюльпана под ноги некроманту – прямое попадание в тело разорвало бы его в клочья.
   Раздался взрыв, некроманта ударной волной отбросило на стенку купола, твёрдого как камень. Ударившись головой, парень потерял сознание. Я же мысленно себя материла. И было за что! А если бы щит распался на секунду раньше? Меня потом соскребали бы с пола!
   – Мои поздравления, – похлопала в ладоши архимаг Велиданна и взмахом руки убрала купол.
   Я кивнула в ответ и повернулась к аудитории. Адепты молчали, лишь Киртан улыбался во весь рот, Зарнаон довольно щурился, а Айсантер показывал оттопыренный вверх большой палец.
   – Я надеюсь, что ни у кого теперь нет сомнений, что четвёртый курс не достоин участия в Турнире? – Магистр Пилат обвёл взглядом адептов.
   Тишина…
   – Тогда следующий! – крикнул Фифтик, как только бессознательного Гатиса унесли.
   Я размяла пальцы. Ну что ж, приступим…
* * *
   – Ты молодчинка, – приобнял меня за плечи Зарнаон, когда мы выходили из лекционного зала.
   – Не-а, – сдула я чёлку с глаз, – у меня комбинация «Дер’Таррана» не получилась.
   – Ты просто не успела, – успокоил меня Киртан, шедший немного позади.
   – В том-то и дело! Я не успела, пришлось разрывать плетение, чтобы на «Удушение» не напороться! – пожаловалась я, скидывая руку Зара и надевая плащ.
   – Ничего страшного же не случилось, – заметил Киртан, подавая мне мой рюкзачок. – Ты отстояла своё право на участие в турнире.
   – Банальной чёрной молнией, которой тюкнула ему по темечку? – покосилась я на ятугара. – Это было неоригинально.
   – Зато практично и действенно, – хохотнул Зар, шагая в арку портала, и добавил, как только я появилась следом за ним в главном холле Академии: – Если тебя так это беспокоит, давай завтра отработаем эту комбинацию, она нам может пригодиться. Хотя это очень сложно, я не уверен, что у меня получится.
   – Давай, – расплылась я в улыбке. – Ты обедать с нами идёшь?
   – Нет, у меня ещё дела, может, позже загляну, – ответил Зар и направился к арке портала в общежитие.
   – Идём? – поинтересовался Киртан.
   – Ага.
   Всю дорогу до Холла мы вели себя как маленькие дети. Бесились, пытались догнать друг друга, поиграли в снежки, даже умудрились слепить снеговика. Настроение забралось на невероятную высоту, и я прекрасно знала, что испортить мне его сегодня не сможет никто. Даже Киртан, который хорошенько повалял меня в снегу. В таверну мы ввалились раскрасневшиеся, все в снегу, с мокрыми волосами, но счастливые…
   Не испортила настроения даже Карька, сообщившая о том, что Холл с Лин умотали на верховую прогулку. Ну и ладно, пускай голубки воркуют.
   – Кстати, там, в кабинете Холлимиона, его ждёт какой-то мужчина, – махнула девушка рукой в сторону кабинета, – и он просил сказать, чтобы ты туда же зашла.
   – Ты кого-то ждёшь? – спросил Кирт, старательно отряхиваясь от снега.
   – Нет, – мотнула я головой, тоже стряхивая снежинки с волос, и сняла плащ. – Идём посмотрим.
   В кабинете тихо потрескивал камин, а в моём любимом кресле сидел абсолютно седой мужчина с бокалом вина в руке.
   – Ветар?
   – Привет, племяшка! – Ветар поднял голову и счастливо улыбнулся.
   – Ветар Валанди! Ты пупырчатая жаба! – упёрла я руки в бока и начала приближаться к дяде. – Ты когда обещал приехать?!
   – Ну, прости меня, – покаялся Ветар, подскакивая со своего места и прячась за спинку кресла. – У меня была уважительная причина.
   – Если это не конец света, то можешь лучше и не заикаться, – сощурила я глаза.
   – Это лучше! – улыбнулся дядя, его глаза буквально сияли от счастья. – Тамина беременна.
   – А… Что?!
   – Тамина беременна! – ещё раз произнёс Ветар и схватил меня в охапку. – Я скоро стану отцом!!!
   – Это же здорово!!! – завопила я, обнимая что есть силы Ветара. – У меня будет племянник!!! Поздравляю!!! Кирт, я же тебе говорила, что сегодня я напьюсь!!!

Глава 20

Хеллиана
   Так-с, где-то я уже это слышала. Не совсем это, но слово «соня», произнесённое этим голосом, моё сознание помнило прекрасно. Так же как и кожа на лице помнила шелковистость рубашки, на чьём владельце я бессовестно дрыхла.
   – Доброе утро, Киртан, – буркнула я, пытаясь окончательно проснуться. – Что ты тут делаешь?
   – Сплю. Точнее, спал, – произнёс Киртан, запуская руку в мои волосы.
   – Это я уже поняла. Но как ты здесь оказался?
   – Я здесь оказался, потому что кое-кто вчера напился, – хмыкнул ятугар.
   Ой…
   – Был повод, у меня скоро племянник родится! – возмутилась я, поднимая голову с груди приятеля.
   – Знаю, – кивнул некромант, наблюдая, как я нашариваю на полу тапочки. – За это ты пила вчера двадцать семь раз подряд.
   – Ложь и провокация, – отпарировала я, направляясь в ванную комнату.
   Приняв душ и помыв голову, я более или менее пришла в себя. Не найдя ни халата, ни чистой одежды, я махнула рукой и напялила рубашку Киртана, которую всё-таки выпросила у него после отъезда близнецов. Ятугар отвёл меня в свою комнату в Академии и, распахнув шкаф, щедрым жестом разрешил выбирать любую. Я выбрала угольно-чёрную, с золотистыми пуговицами и такого же цвета вышивкой на спине. Золотистые нити образовывали гексаграмму, которая являлась символом нашей Академии. Киртан горько пожалел, что пригласил меня, ведь, как выяснилось, это его любимая рубашка. Но обещание было дано, и ему пришлось держать своё слово.
   – О, где-то я её уже видел! – притворно удивился Кирт, бесстыдно рассматривая мои коленки, которые не прикрывала рубашка.
   Показав приятелю язык, я закуталась в тёплое одеяло и, взяв с тумбочки гребень, протянула его ятугару:
   – Помоги, а?
   – Садись, – произнёс Кирт, свешивая ноги на пол.
   Я уселась прямо на пол, между его ног, и чуть наклонила голову назад, чтобы ему было удобнее.
   – Ты так и не сказала, зачем тебе моя рубашка, – напомнил Кирт, принимаясь бережно расчёсывать мои волосы, одновременно просушивая их. Некромант был также магом воды, и поэтому ему это не составляло труда. Мне тоже, но ведь приятно, когда о тебе заботятся.
   – Вот пристали, – вздохнула я и созналась: – Сплю я в ней.
   – У тебя что, ночнушек нет? – удивился Кирт.
   Хе, откуда такие познания в деталях женской одежды?
   – Есть. Но на рубашке сохранился твой запах, а мне он очень нравится. Да и… Да что тебе объясняю? – возмутилась я. – Нравится – и всё!
   – Тихо, тихо, я просто спросил, – успокаивающим тоном произнёс ятугар, продолжая приводить в порядок мою шевелюру. – Спи сколько угодно, я не против.
   – Но на тебе спать удобнее, – призналась я, заставив ятугара нервно закашляться.
   – М-да, впервые на моей памяти девушка использует меня как подушку, – покачал головой некромант.
   – А тебе хотелось, чтобы было по-другому? – задала я парню провокационный вопрос, который заставил его ненадолго задуматься.
   – Вот и всё. – Ятугар отложил гребень и, подняв меня с пола, посадил к себе на колени. – А насчёт твоего вопроса… Может быть, и хотелось. А может, и нет. В любом случае я не хочу разбивать тебе сердце.
   – А почему ты обязательно должен его разбить? – удивилась я, прижимаясь к ятугару.
   Почему мне с ним так хорошо и спокойно?
   – Ты же ничего обо мне не знаешь, – немного грустно вздохнул ятугар. – Давай забудем об этом на время? Кстати, а как ты смотришь на то, чтобы ещё немного поспать? Время есть, до полудня ещё далеко.
   – А никак не смотрю. Ибо я уже сплю.
Холлимион де Див
   – Лин, подожди!
   – Зачем? – Иритари, стоящая на крыльце, резко развернулась ко мне. – Я уже всё слышала.
   – Ты меня неправильно поняла! – попытался я оправдаться. – Я просто сказал, что с Хелл происходит что-то не то!
   – Ты много ещё чего сказал, – гневно сверкнула глазами моя девушка, а после этой ссоры, возможно, и бывшая девушка.
   – Да я ничего такого не сказал! Я просто беспокоюсь за неё! Она ведь мой друг!
   – А мне кажется, что она тебе больше чем друг! – заявила Аилиния, открывая входную дверь.
   – Лин, да подожди ты! – взмолился я.
   Девушка только дернула плечиком и скрылась внутри таверны. Да что с Лин такое происходит? Последние несколько дней её словно подменили, она стала весьма нервной и раздражительной. А тут ещё и это. Аилиния, моя добрая и ласковая Аилиния, меня приревновала! Да и к кому! К нашему общему другу!
   А ведь я всего лишь заметил, что Хелл изменилась. Не внешне, внутри. И не полностью, а лишь кое-какие черты характера. Все эльфы, и тёмные, и светлые, эмпаты по своей сути, и поэтому я прекрасно видел эмоции Хелли. В них что-то постоянно творилось, но вот что именно, из-за того, что я наполовину аронт, я понять не мог.
   Лин рассказала мне, как Хелл защищала её в подвале, и я был глубоко признателен подруге, ведь я люблю Аилинию всем сердцем. Нет, чувства к Хелли не прошли, просто они сформировались в нечто другое. В любовь и заботу к очень хорошему другу. И естественно, меня волновали колебания в её эмоциях. Вот только чем это было вызвано, я не знал. Это могло быть и волнение из-за турнира, и из-за долгого отсутствия близнецов и Латриэля, а возможно, причина была в ятугаре. Нельзя было не заметить, какими глазами Киртан смотрит на человечку, и она сама просто не могла этого не замечать.
   Я не очень любил ятугаров (и дело даже не в личном отношении, мне парень ничего плохого не сделал, тут сказывались гены: ненависть к ятугарам у аронтов в крови), но мысленно признавался себе, что Киртан позаботится о нашей буйной человечке, как никто другой.
   Выяснять сам, что же так беспокоит Хеллиану, я не хотел. Я не тот, кто может лезть ей в душу, поэтому и поделился своими мыслями с Лин. А она подумала, что я слишком много внимания обращаю на Хелли. Да что с Аилинией такое?
   И что мне теперь делать?
   Вздохнув поглубже, я вошёл в таверну. Лин нигде не было видно, Хелли с Киртаном ещё не спустились, несмотря на то что время было уже обеденное. В таверне было много народу, две разносчицы едва справлялись с работой. Наверное, нужно отправить Лика за третьей, благо она живёт неподалеку. Оглядев обеденный зал, я ещё раз убедился в своём решении, принятом неделю назад. Нужно расширять таверну. Этот зал оставить для адептов Академии, которые с лёгкой руки Хелли (а точнее, после праздника, ею организованного) завтракали, обедали и ужинали здесь. А в дополнительной пристройке нужно сделать ресторан. Ладно, это всё потом, буду решать проблемы по мере их поступления. А сейчас нужно узнать у управляющего, сколько участников турнира приехало и всем ли они довольны.
   Забавно, а ведь Хелл не оставила желания оплачивать проживание в моей таверне. Совсем с ума сошла! Если бы не она, вряд ли бы Ночные Всадники оставили мою таверну в покое (я даже представить не могу, что Ветар их предводитель), и моего заведения сейчас просто не существовало бы. Да и с адептов у меня получался весьма приличный и стабильный доход, хотя цены для них были порядочно снижены. Количество адептов и посетителей было внушительным, а тут ещё вчера пришла одна из преподавателей Академии с просьбой разместить гостей, чьё проживание будет оплачивать Рантисар Эллидарский, король Эллидара и отец Леи. Выходит, что это не Хелли мне должна, а я ей! А она упорно в это не верит.
   Найдя Лика на кухне, я отправил его за Биркой, третьей разносчицей, работающей у меня, и решил подняться к Хелли. Всё равно Лин меня сейчас и слушать не захочет, а человечка, может, что дельное посоветует. Но не успел я сделать и пару шагов, как наверху раздались дикий грохот, магический всплеск и чья-то не совсем приличная ругань. В обеденном зале воцарилась полнейшая тишина, стало слышно, как за окном свистит ветер.
   И что это было?
   Только я направился к лестнице, как ругань повторилась, послышался чей-то вскрик, и хрупкие перила, расположенные от верхушки лестницы и до ближайшей стены, кем-то снесло. Как я успел заметить, этим кем-то была Хелли. Девушка успела развернуться в воздухе и быстрым пасом руки натянула внизу, между двумя ближайшими столиками, паутину, на которую и приземлилась. Паутина мягко спружинила и откинула человечку в сторону. Быстро сделав пару шагов, я поймал Хелли.
   – А, Холл, это ты, – сдула человечка чёлку с лица.
   – Хелли, что происходит? – спросил я, ставя её на ноги.
   – Э-э-э… – потёрла спину человечка, – давай я тебе позже объясню, ладно?
   Не успела Хелли договорить фразу, как наверху раздались шаги и кто-то спрыгнул вниз. Я уставился на ближайший столик, куда приземлилась черноволосая девушка, одетая в брюки и блузку с жилетом коричневого цвета. Волосы распущены, зелёные глаза полыхают ненавистью, клыки яростно оскалены, а длинные, заостренные кончики ушей нервно подёргиваются.
   – Далеко не сбежишь! – прорычала дроу, спрыгивая со стола, и, взмахнув рукой, отправила в сторону Хелли фаербол.
   – Ну, куда ж я от тебя денусь! – закатила глаза Хелли, выставляя «Радужный щит», который уже стал её любимым видом защиты.
   Она отработала его до такой степени, что на его плетение у человечки уходила буквально доля секунды.
   – Лучше бы тебе промолчать! – ещё громче рыкнула очень разозленная дроу, продолжая обстреливать щит Хелли, за которым она стояла.
   Ну, и я был там же и пытался понять, когда эти две успели познакомиться и что они не поделили. Вмешиваться я не собирался, прекрасно зная, что Хеллиана справится сама. Всё равно им обеим ещё в турнире участвовать.
   – Да счаз-з-з, – ухмыльнулась Хелли, незаметно швыряя из-под щита заклятие липкости, отчего ладони дроу склеились, лишив её возможности колдовать.
   Девушка взвыла и схватилась обеими руками за сатар, висевший у неё на бедре. А вот это уже серьёзно!
   Хелли убрала щит, но я знал, что дроу сейчас кинет оружие в неё, и, толкнув человечку на пол, отпрыгнул сам, слишком поздно сообразив, что за моей спиной могут быть посетители. Те, кто поспешно не ретировался в начале разборок двух магичек, а остался поглазеть на бесплатное развлечение.
   Но непоправимого, слава Хранителям, не произошло. Другой сатар столкнулся в воздухе с оружием тёмной эльфийки, и оба со звоном отлетели на лестницу.
   – Какой хрдыр это сделал?! – завопила дроу, гневно оглядываясь по сторонам.
   – Я, – раздался спокойный голос в районе двери, ведущей на внутренний двор.
   – Хан, – как-то сразу сникла эльфийка, ранее напряжённая, словно натянутая струна, и готовая к атаке на того, кто ей помешал.
   – Кирана, ты обещала, – сузил глаза только что вошедший дроу, – ты уже забыла об этом?
   – Но она сама виновата! – обиженно воскликнула тёмная эльфийка, указывая на Хелли, лежащую на полу.
   – Ничего подобного, – невозмутимо заявила человечка.
   Задней мыслью я понимал, что необходимо помочь ей подняться, но был слишком поражён происходящим.
   – Ступай к себе, – таким же ровным, а поэтому и устрашающим голосом сказал дроу, подходя ближе и взмахом руки нейтрализуя мое заклинание на её руках. И добавил, видя, что его не послушались: – Живо, я сказал.
   Дроу нервно дёрнулась, но поспешно ушла наверх, захватив по дороге сатар, а я же уставился на нового постояльца, который, впрочем, не обратил на меня внимания и склонился над человечкой:
   – Вам помочь?
Хеллиана
   – Было бы неплохо, – уставилась я на неожиданного помощника.
   Парень усмехнулся и легко поставил меня на ноги, и я еле сдержалась, чтобы не зашипеть от боли. Всё же у меня спина не железная, а перила были достаточно прочные. Ключевое слово тут «были».
   – С вами всё в порядке? – заботливо спросил незнакомец, при повторном взгляде оказавшийся дроу.
   – Ага… – уставилась я на него.
   Вот это да… Или я отвыкла от близнецов, или этот экземпляр расы тёмных эльфов действительно привлекателен до дрожи в коленках! Высокий, загорелый и светловолосый, как и положено представителям его расы. Небольшие клыки присутствуют, одет в тёплую походную одежду. Снежно-белые густые волосы, разделённые на прямой пробор, спереди едва касаются скул, а сзади достигают плеч. Таки необычная причёска для дроу! Да и глаза необычного оттенка – лазурные, в обрамлении белых же, пушистых ресниц. И такие приятные мужественные черты лица.
   – Что-то не так? – вопросительно наклонил он голову.
   – Да я вот думаю, где вы откопали такую спутницу? Сразу видно, что вы не родственники, – ляпнула я, вызвав нервное покашливание Холла.
   – И не допустите такое Хранители! – рассмеялся дроу низким голосом. – Она всего лишь моя напарница.
   – Не повезло вам, – искренне посочувствовала я, глядя, как тёмный эльф поднимает сатар с лестницы и вставляет два чуть изогнутых лезвия в рукоять. Мне всегда было интересно, как они туда помещаются? Рукоять длиной примерно в две мои ладони, а широкие изогнутые лезвия раза так в три длиннее, причем каждое! Без магии тут явно не обошлось.
   – Наверное, – пожал плечами молодой дроу (по человеческим меркам он выглядел лет на двадцать семь, чуть старше близнецов, а то и Латриэля). – Могу я узнать, что вы не поделили с Кираной?
   – А, вот как её зовут! – хмыкнула я. – Она подслушивала под моей дверью. Сообразив, что в коридоре кто-то стоит, я распахнула дверь и попала ей по лбу. Ну а потом мы не сошлись во мнениях.
   – Сильно не сошлись, – уточнил дроу, оглядывая опустевший обеденный зал (посетители, поняв, что продолжения не предвидится, двинулись на выход) и разломанные перила, части которых валялись на полу.
   – Ну да, – почесала я голову, едва не взвизгнув от боли, кольнувшей поясницу при моём резком движении.
   Но удержалась, не хватало ещё при незнакомом дроу вести себя как кисейная барышня.
   – Прошу прощения за неё, – слегка склонил голову дроу. – Она слегка несдержанна в своих чувствах.
   – Сильно несдержанна, – с улыбкой скопировала я манеру разговора дроу.
   Тот лишь улыбнулся и обратился к аронту, внимательно слушавшему наш разговор: – Здравствуй, Холлимион.
   – И тебе доброго дня, Хантар. Что тебя привело сюда? – очнулся аронт, до этого изображавший гранитный монолит.
   – Дела, мой друг, дела, – ответил Хантар, пожимая руку Холлу.
   Руку, а не запястье. Значит, просто знакомые.
   – У тебя дела в Эллидаре, да ещё и в паре с Кираной? – скептично произнёс Холл, глядя на совершенно спокойного дроу.
   – Не совсем дела. Мы приехали на турнир некромантов.
   Ага, так, значит, это наши с Заром будущие соперники!.. Турнир обещает быть интересным.
   – Так я и думал, – удовлетворённо кивнул аронт.
   – Холл, ты не мог бы меня проводить к хозяину таверны? – спросил дроу. – Хотелось бы принести ему свои извинения.
   – Да не нужны мне твои извинения, – с улыбкой махнул рукой Холл.
   – Так, значит, ты владелец этого заведения? – немного удивился дроу. – А вот эта юная леди твоя девушка?
   Я фыркнула, а Холл улыбнулся:
   – Нет, это мой хороший друг. Хелли, позволь тебе представить…
   – Хантар, – перебил его дроу, целуя мне руку. – Просто Хантар.
   – Хелли, – улыбнулась я в ответ. – Просто Хелли.
   – Хелли, прости ещё раз за несдержанность Кираны, – извинился Хантар и обратился к аронту: – Я, пожалуй, пойду поговорю с Кираной. Увидимся позже.
   Холл кивнул в ответ и повернулся ко мне:
   – А где Киртан?
   Дроу, поднимавшийся по лестнице, на секунду остановился, но тут же продолжил свой путь.
   – Ушёл примерно час назад. А я решила немного поиграть в комнате, но потом услышала шуршание под дверью.
   – Ты опять играла на скрипке? – улыбнулся аронт. – Сыграешь ещё вечером?
   – Сколько угодно и когда угодно, – улыбнулась я в ответ. – Холл, а у тебя мази никакой нет? А то что-то спина ноет.
   – Конечно есть, – кивнул аронт. – Пойдём в кабинет.
   В кабинете я завалилась на кушетку. Задрав мой свитер и разглядев повреждения на спине, аронт охнул, витиевато выругался и поспешил за мазью. Я же погрузилась в раздумья. В голове крутилась какая-то мелодия, настойчиво требуя выхода. Но сыграть её на любимом инструменте я так и не успела, помешала та нервная эльфийка. Она что, фанат музыки? Я в тот момент играла всего лишь всем известную мелодию, так, для разминки.
   Я с детства мечтала играть на синтаини. Просто грезила этим инструментом, благодаря которому можно было извлекать звуки, затрагивающие все потаённые частички души. Мечта, а точнее, большая её часть сбылась в первый год моей жизни у Валанди. В Скайре и ближайших городах синтаини было днём с огнём не сыскать, и Ветар подарил мне человеческий аналог эльфийского инструмента – мою первую скрипку. Найти учителя было делом несложным. С тех пор я всегда выражала накопившиеся эмоции не словами, а музыкой. Получалось вроде неплохо.
   – Там всё так ужасно? – поинтересовалась я у вернувшегося аронта, который ворчал что-то себе под нос.
   – Скажем так: фиолетовый цвет к твоему оттенку кожи не подходит, – смягчил ответ Холл, втирая мазь круговыми движениями.
   – Холл, ты, как я поняла, знаком с этим дроу? Скажи, он силён в некромантии? – спросила я, разглядывая спинку кушетки, на которой лежала.
   – Весьма силён. Уровень дара, вероятно, меньше, чем у тебя, но умение им пользоваться выше всяких похвал. К тому же вековой опыт…
   – Вековой? Ну, ё-моё… – застонала я. Никак не привыкну, что для дроу сотня лет – это как для меня десять. – Холл, я тебя умоляю, никогда даже не смей заикаться о своём возрасте! Или возрасте близнецов. Что-то мне неохота чувствовать себя младенцем.
   – Хорошо, – пообещал Холл.
   – И чем это мы здесь занимаемся? – раздался ну очень недовольный голос Аилинии.
   – Лин, ничего такого, – засмеялась я. – Просто Холлу пришлось меня немного подлечить.
   – Можешь ничего не говорить! Я всё прекрасно понимаю! – неожиданно закричала Линн. – Я всегда знала, что между вами что-то есть! Вот и оставайтесь друг с другом!
   – Не поняла… – шокированно пробормотала я, услышав звук хлопнувшей двери. – И что это было?
   – Это была Лин, – вздохнул Холл, закупоривая баночку с мазью. – Я не знаю, что с ней происходит.
   – Ещё вчера же с ней было всё в порядке, – изумилась я, принимая сидячее положение и одёргивая свитер. – Такое поведение для неё ну никак не характерно!
   – С ней уже давно происходит что-то не то, – ещё больше помрачнел Холл.
   – Так нужно же с этим разобраться! – подскочила я.
   – Боюсь, она меня даже слушать не станет, – покачал головой аронт.
   – Зато меня станет! Жди, я скоро вернусь, – хлопнула я друга по плечу и направилась в их с Лин комнату.
   То, что произошло, меня определённо не устраивает! Чтобы наша замечательная и мудрая Аилиния так себя вела? Да никогда такого не было! Что-то здесь явно не так…
   Аилиния вся в слезах методично вышвыривала свои вещи из шкафа. Я прикрыла за собой дверь и опёрлась на неё спиной.
   – Лин, что происходит?
   – Что происходит? Что происходит?! – резко развернулась ко мне иритари. – Это у тебя нужно спросить! Как ты могла?! Я думала, ты моя подруга!
   – Так, стоп! – подняла я руку. – Между мной и Холлом нет ничего. Вообще ничего. Мы просто друзья! И если ты думаешь по-другому, значит, ты не та Лин, которую я знала раньше.
   – Я осталась такой, какая была! – ещё больше разозлилась иритари. – А вот ты стала подлюкой.
   Вот это да…
   Нет, это вообще не Аилиния! Моя подруга никогда бы такого не сказала. Да и вряд ли бы даже подумала об этом!
   – Лин, ты пьёшь лекарство? – Неожиданная мысль, а точнее, подозрение внезапно стукнуло в голову. А-ля озарение.
   – А что? – саркастично посмотрела на меня Аилиния, перестав на секунду вышвыривать ни в чём не повинные платья из их традиционного убежища.
   Дело в том, что способности иритари всё же начали проявляться у Лин. Она остро чувствовала все эмоции окружающих её людей, но вот поглощать их и пользоваться ими не могла. Или не умела, мы ещё с этим не разобрались. От этого она становилась несдержанной и раздражительной, хоть и не настолько, как сейчас. Нужно было что-то делать, и мы пошли к магистру Пилату, который и договорился с магистром ти Зауэр, чтобы она готовила для Лин особую настойку.
   – Так да или нет? – с нажимом повторила я. – И где оно?
   – Вот стоит, – указала иритари на столик, где виднелась наполовину пустая бутылочка. – Я пила его час назад.
   Вытащив зубами пробку и ощутив запах лаванды, я почувствовала раздражение. Но так не должно быть! Это зелье, наоборот, должно успокаивать чувства и приводить мысли в порядок! Если только…
   Накапав пару капель зелья на ладонь, я с тихой злостью убедилась в том, что в зелье, судя по насыщенному цвету, слишком сильный концентрат лаванды. При употреблении этого растения в больших количествах у людей (и нелюдей) повышается раздражительность, агрессивность, а затем появляются галлюцинации, которые приводят к помешательству. В большинстве случаев тот, кто принимал слишком много лаванды, заканчивал жизнь самоубийством.
   – Найду кто – убью, – с нарастающей яростью процедила я сквозь зубы и, распахнув окно, вышвырнула бутылочку, отправив ей вслед фаербол.
   – Нет!!! – кинулась Лин к окну. – Она нужна мне!
   – Лин, нет, тебе это кажется! – успела я перехватить подругу, пока она не выпрыгнула в окно.
   – Нет!!! – ещё яростнее стала сопротивляться Аилиния.
   – Холл!!! – заорала я, поняв, что одной мне долго подругу не удержать.
   Аронт явился буквально через секунду, хвала его реакции и мозгам! Он мгновенно оценил ситуацию и, захлопнув окно, забрал у меня вырывающуюся и ревущую в голос иритари.
   – Что происходит?! – уставился на меня аронт шальными глазами, получив в челюсть от сопротивляющейся Лин.
   – Объяснения потом. У тебя есть араукария? – Я кинулась к выходу.
   – Откуда у меня тёмное растение?! – возмутился Холл до глубины души.
   – Ясно! Так, держи её, никуда не отпускай, в руки ничего не давай, неизвестно, что она может натворить!!! Я скоро вернусь.
   Демон, демон, демон!!! Где я сейчас найду это растение, в простонародье прозванное «ёлкой некроманта»?! Оно позарез как нужно!!!
   – Эльтар, или ты сейчас идёшь со мной, или я тебе хвост повыдергаю!!! – заорала я на пегаса, забегая в конюшню.
   Знаю, грубо, но мне некогда уговаривать упрямое животное. Сумрак опешил, выпучил глаза, но покорно вышел из денника. Седлать его не было времени, и, с разбегу вскочив на него, мы вылетели из конюшни, чуть не снеся по дороге Зарнаона.
   – Хелли? – опешил некромант.
   – Да я это!!! Зар, где можно найти чёрную араукарию? – Я натянула поводья.
   – В лавке Жинира, – пожал плечами парень.
   – Ты знаешь, где это?! – Я сжала коленями бока Эльтара, который, почувствовав моё волнение, не мог устоять на месте. – Поехали, покажешь! Давай запрыгивай, по дороге всё объясню!..
   Мы ворвались в маленькую лавку с мыслью о том, что можем не успеть и Лин просто сойдёт с ума. И ошарашенно застыли на пороге.
   В лавке царила полная разруха. Все мешочки и коробочки с травами были распотрошены, и их содержимое густым слоем покрывало пол, деревянный прилавок был изрезан чем-то острым, все окна выбиты, а всё остальное поломано и разрушено.
   – Что здесь произошло? – Зар пнул ногой стул, валявшийся у двери.
   В разбитое окно залетел порыв ветра, окончательно погасив едва горевший огонь в камине. Только сейчас я заметила, что забыла надеть плащ. Да и хрдыр с ним!
   – Не знаю, – покачала я головой. – Поищи владельца, а я найду «ёлку»!
   Зар, кивнув, скрылся в подсобке, а я принялась шарить на полу. Демон, всё без толку! Травы словно кто-то специально перемешал да ещё и практически растёр их в порошок! К тому же сильно мешали осколки стекла, которые щедро усеивали пол. Да что ж такое!!!
   – Хелл, – раздался голос Зара из соседней комнаты.
   Хранители, хоть бы парень нашёл то, что нам надо!
   – Нашёл? – влетела я в подсобку и чуть не хлопнулась на пол, споткнувшись о ноги… трупа?
   – Не то, что надо, – мрачно буркнул парень. – Это Жинир. Нужно узнать, что случилось.
   Присев на корточки, Зар начал расчищать место на деревянном полу вокруг уже остывшего тела пожилого гнома с остекленевшими глазами.
   – Я принесу уголь, – кивнула я.
   Да, времени нет, но мы не можем просто так уйти, профессия некроманта обязывает разобраться. Да и есть надежда, что гном расскажет нам, где найти араукарию. Как мне сказал Зар по дороге сюда, кроме этой лавки, «ёлка» нигде больше не продаётся.
   Для начертания пентаграммы со всеми рунами и защитными кругами ушло, как всегда, две минуты, не больше и не меньше. Не зря мы с Зарнаоном столько тренировались.
   А может, и зря…
   Труп не ответил на призыв. Вообще. Не пошевелился и не заговорил. Не получилось ни у Зара, ни у меня! Последний факт меня просто убил.
   – Да не может такого быть! – уселась я прямо на пол, вытирая пот со лба. Затем, кое-что вспомнив, отправила через окно в ночное небо сноп сине-красных искр для призвания Магического Патруля.
   – Ничего не понимаю, – рядом опустился Зар. – Он должен подняться!
   – А ты осмотрел его на запретки и амулеты?
   – Да. Но посмотрю ещё раз. – Не вставая, парень закрыл глаза и отправил блуждать по маленькой лавке магический светляк бледно-розового цвета.
   Он должен стать красным, когда найдёт какую-либо магическую вещь. Пролетая над гномом, маяк слабо мигнул и отправился дальше. Зар кинулся обыскивать труп. А я задумалась.
   Те, кто сделал это с лавкой, словно знали, что мы сюда придём. И сделали всё, чтобы помешать нам найти нужное растение. Но зачем, а главное, кому это нужно? Да и неумело как-то это сделали, ведь сейчас мы снимем с гнома амулет и всё узнаем.
   Зачем же нам тогда оставили труп? Только если специально…
   – Зар, стой, – остановила я парня, нашаривая на полу и собирая в кучу растёртую практически в порошок веточку укропа.
   – В чём дело? – повернулся некромант и зацепился взглядом за траву в моей руке. – Неужели это…
   – Сейчас узнаем, – швырнула я горсть сухой травы на гнома. Раздалось тихое потрескивание, и гном исчез, явив нашему взору спящую рыжую кошку.
   – Морок, – закончил-таки свою мысль Зарнаон. – Но зачем?
   – Либо хотели нас задержать, либо сбить со следа. Ты знаешь, где живёт владелец? – повернулась я к некроманту.
   – Да, в паре кварталов отсюда, – кивнул тот.
   – Едем.
   На полпути Сумрак начал упрямиться. Очень сильно упрямиться и наотрез отказался скакать дальше.
   – Да в чём дело? – стукнула я пятками по его бокам. – Мы же не на кладбище!
   – Не на кладбище, но я чую чёрную магию, – резко выдохнул парень, сидевший позади меня.
   – Угу, – кивнула я, тоже почувствовав, как ноздри щекочет приторно-сладкий аромат магии смерти.
   Зарнаон соскочил с коня, помог слезть мне, и мы рванули туда, откуда шёл запах.
   – Кто-то накладывает проклятие! – крикнул Зар на ходу.
   На улице уже практически стемнело, крупными хлопьями с неба валил снег, заставив горожан не высовываться в этот вечер из дома. Да и похолодало дико. Что за сговор-то такой?!
   – Вижу! – крикнула я в ответ, выбежав из-за угла и увидев двухэтажный дом из клееного бруса, объятый зелёным пламенем некромантского проклятия.
   – Зар, останови его, а я остановлю проклятие! – живо распределила я обязанности, увидев фигуру в чёрном плаще у крыльца дома.
   – Понял, – кратко ответил некромант, прибавляя ходу.
   Пробудив истинное зрение, я принялась осматриваться. На наше счастье, а точнее, благодаря быстрому атакующему заклинанию Зарнаона, отвлёкшего некроманта, плетение проклятия не было законченным. Точнее, закончить-то он его закончил, а вот закрепить и напитать магией не успел.
   Борьба Зара и неизвестного некроманта шла с переменным успехом, а значит, нужно поторопиться. Заклятие мне незнакомо, но почти такое же плетение я видела в учебнике. Снимается ритуалом на крови. Но где же его провести? Нужна черта вокруг дома, а на снегу проводить её не вариант, её тут же занесет.
   Эх, была не была!
   Немного раззадорив себя, я обежала вокруг дома, потянув за собой мощную огненную стену, которая не только растопила снег, но и запекла землю под ним до состояния камня. Снег, падающий на получившийся круг, сразу таял. Так, теперь нужно создать сферу, чтобы проклятие не ушло, и зайти внутрь, найти центр дома. Первое я сделала легко, но, поднявшись на крыльцо, наступила на что-то и тут же повисла вверх ногами, на одной из которых была затянута верёвка. Какой же, простите за выражение, дебил догадался поставить эту старую как мир ловушку против некроманта, который всегда обязан иметь при себе ритуальный кинжал?
   Дебилом оказался гном, чей «труп» мы видели в лавке. Он испуганно прятался за приоткрытой дверью и сжимал в руке старую и видавшую лучшие времена чугунную сковородку.
   У меня нет слов…
   Достав из ножен тонкий стилет из серебра с небольшой гардой и круглым рубином у основания рукояти, я легко перерезала веревку и, шмякнувшись на жёсткий пол, хоть и с небольшой высоты, дико выругалась.
   – Что тебе нужно? – взвизгнул гном неожиданно тонким голосом.
   – Да вот, шла мимо, решила с вами познакомиться, – ответила я с неприкрытой иронией и пинком распахнула дверь, отчего пожилого гнома снесло внутрь.
   Да знаю, знаю, старость надо уважать! Но лучше я сделаю это немного попозже!
   – Вы не посмеете! – вскричал гном, замахнувшись на меня сковородкой.
   – Слушай, если хочешь оставить свой дом в целости и сохранности, то лучше заткнись и покажи мне, где центр твоего дома! – рыкнула я так, что гном уронил сковородку себе на ноги, но не обратил на это внимания и поспешно засеменил из небольшого коридорчика, распахивая на ходу двери. Я, поражаясь сама себе, а точнее, своим талантам, пошла следом.
   Как ни странно, гном привёл меня в бальный зал. Небольшой по размеру, с монолитным деревянным полом, наполированным до блеска, и множественными диванчиками вдоль стен. А травник неплохо зарабатывает, однако…
   Попросив его не вмешиваться, я принялась вырезать прямо на полу нужные мне руны так, чтобы они образовывали несколько кругов. Самый большой снаружи дома, поменьше в центре его, затем ещё меньше и ещё. Всего их получилось пять. Я встала в самый маленький круг, диаметром в два локтя, сделала по глубокому порезу на ладонях, где и так было множество мелких ран от стекла, и с силой припечатала окровавленные ладони на ближайшие руны. Стоило только начать читать заклинание, как руны одна за другой вспыхнули ярко-алым светом, а в зале поднялся ветер.
   Гном внимательно наблюдал за моими манипуляциями, спрятавшись под старинный рояль.
   Когда вошёл Зар, всё уже было закончено.
   – Что с некромантом? – повернулась я к парню, пряча стилет в ножны за поясом.
   – Сбежал, но я успел нацепить на него маяк. Ты сняла проклятие? – спросил в ответ парень, держась за левое предплечье, которое было всё в крови.
   – Ты в порядке? – подбежала я к нему.
   – Пустяки, – отмахнулся Зар, – от одной из «Чёрных игл» не успел увернуться, одна воткнулась под ключицу. Если не шевелить рукой, то кровь почти не идёт. Что с араукарией?
   – Не знаю, – мотнула я головой, и, сделав несколько шагов, вытащила гнома из-под рояля. – У тебя есть «ель некроманта»?
   – Для вас всё, что угодно! – заверещал гном. – Вам какую? Чёрную или зелёную? Семена или шишки?
   – Чёрную! – рявкнул Зар, не дожидаясь дальнейших речей местного мастера трав. – Нам нужна хвоя чёрной араукарии с самой верхней её ветки!
   – Их у меня нет, – тихо вякнул заметно побледневший гном.
   – Что?!
   – Точнее, она есть! – тут же поправился старик. – Но только в саду, я не смог её собрать, она мне не даётся!
   Мы с Зарнаоном переглянулись.
   – Веди.
   Араукария, подобно папоротнику, не каждому дастся в руки. Если папоротник предпочитает эльфов, то нужное нам растение действует по принципу, который только ему одному и известен. Ауст как-то рассказывал, что во времена его обучения «ёлка» самому сильному некроманту того времени настучала пушистой лапой по попе.
   Мне «ёлка» далась. Стоило только обратиться к могучему дереву, которое было в несколько десятков раз выше меня, как оно зашелестело хвоей, стряхивая снег, и чуть наклонило пушистую и зимой и летом крону, словно пытаясь рассмотреть маленькую меня получше. Я высказала вслух свою просьбу. Выслушав, могучее растение нежно скользнуло пушистой веткой по моей щеке и кинуло к моим ногам крохотную пушистую веточку с чёрной хвоей. Поблагодарив дерево, я помчалась к пегасу.
   Вскоре мы вошли, а точнее, влетели в таверну. Зарнаон поспешил готовить ритуал очищения, а я помчалась на кухню – для ритуала нужны были ещё кое-какие травы.
   – Готова? – обратился ко мне Зар, как только я бегом поднялась в комнату Холла.
   Пентаграмма на полу была уже вычерчена, в её центре сидел Киртан, держа на руках извивающуюся Аилинию. Аронт с белым как полотно лицом стоял около подоконника, пока мы с Заром раскладывали травы.
   – Кирт, ты знаешь, что делать, – кивнула я ятугару.
   Когда мы с Зарнаоном начали ритуал, Аилиния задергалась с нечеловеческой силой, а из её рта потекла фиолетовая пена – отвар из лаванды выходил обратно. Аронт дёрнулся, но с огромным трудом заставил себя остаться на месте. Холл не был некромантом, и вход в пентаграмму ему был воспрещён. Если бы здесь не было Киртана, держать Лин, которая стремилась во что бы то ни стало покинуть пентаграмму, пришлось бы Зару, а я бы истратила весь резерв до капли, чтобы провести ритуал.
   По комнате заметались потоки магии, вызванные мной и Заром, и, пойманные начертанными рунами, вошли в Лин, заставив её тело нереально изогнуться.
   Когда всё было закончено, Лин обмякла на руках некроманта, потеряв сознание. Мягкий откат закончившегося заклинания слегка взъерошил мои волосы и ушёл в никуда, оставив в комнате привкус магии смерти. Мы едва успели. Но похоже, что на сегодня всё плохое закончилось…
   – Холл, – тихо проговорила я, опускаясь на пол, так как ноги меня уже не держали, – теперь ты можешь подойти. С Лин всё будет хорошо.
   Аронт со всех ног бросился в центр пентаграммы и забрал у Киртана бледную, но уже абсолютно здоровую иритари. Рядом со мной уселся Зар, сжимая кровоточащее предплечье и качая головой:
   – Да уж… Я на практике так не выматывался.
   – А я вообще никогда так не выматывалась, – усмехнулась я, чувствуя, как тело ломит от усталости.
   Вдобавок меня начало морозить, и я положила голову на здоровое плечо моего напарника, проверенного, так сказать, в бою.
   – Вы молодцы. – Напротив нас с улыбкой на лице на корточки присел ятугар.
   – Не то слово! – раздался чей-то весьма довольный голос.
   Мы одновременно повернулись, дабы узреть трёх магов, стоящих в дверях. Извинтеляюсь, трёх чёрных архимагов, если судить по их чёрным одеждам с соответствующими нашивками. Об этом же свидетельствовали и тяжеленные посохи в руках каждого. Один из магов был тёмным эльфом, а двое других – людьми, хотя это, конечно, далеко не факт…
   – Что вам нужно? – гневно спросил Холл, держащий на руках Аилинию.
   – Мировая гильдия некромантов приветствует вас, – церемонно склонил голову тёмный эльф.
   – И что ей от нас надо? – не совсем вежливо спросила я, заставив этого же дроу округлить глаза и резко поднять голову.
   – Мы пришли вас поздравить с победой в турнире, – поспешил сказать человеческий маг, по виду самый старший.
   – В смысле… – протянул Зарнаон с таким злобным лицом, что трое магов поневоле сделали шаг назад.
   – Вы успешно прошли испытания и показали себя с лучшей стороны, – торжественно произнёс третий маг, который, по всей видимости, решил, что мы очень обрадовались таким известиям и бить их не собираемся. И где только таких наивных берут?
   – Та-а-ак… – протянула я, пытаясь подняться. Кирт помог мне встать. – Значит, всё произошедшее сегодня было испытанием турнира?
   – Ну да, – довольно улыбнулся дроу.
   И чему он лыбится? Я ж его сейчас прибью!
   – Так, значит, моя подруга чуть не погибла из-за того, что кучка отморозков, которые только из-за слишком завышенной самооценки называются великими некромантами, решили ТАК провести турнир?
   – Девушка, вы нас неправильно поняли! – попытался мне что-то объяснить тёмный.
   – Вон, – очень тихо и очень зло сказала я, чувствуя кипение магии в крови.
   – Но вы не поняли, юная леди! – попытался что-то вставить человеческий маг.
   – Я СКАЗАЛА: ВОН!!! – заорала я, непроизвольно выплескивая магию, которая на сей раз обернулась некромантией.
   Магов снесло. Конкретно так, вместе с дверью и куском стены. Раздался дикий грохот, а спустя пару минут с улицы послышался крик тёмного эльфа:
   – Мы завтра зайдём!
   Вот упырь…
   – М-да… – почесал голову Киртан.
   Я покачнулась и невольно уцепилась за его руку.
   Резерв был исчерпан до дна.
   – Холл, прости, – покаялась я, теснее прижимаясь к обнявшему меня ятугару.
   – Да ладно, – улыбнулся аронт, – это поправимо.
   – А вот если сейчас кое-кто не отнесёт одну бесшабашную магичку в горячую ванну, то её здоровье потом будет поправить очень тяжело, – с улыбкой покосился на меня Зарнаон.
   – Намёк понял, – улыбнулся ятугар, поднимая меня на руки.
   – Так, всем приводить себя в порядок и спать, – распорядился аронт, направляясь к тому, что было когда-то дверью.
   Надеюсь, что хоть лестница где-то там осталась.
   – Полностью с тобой согласна, – чихнула я в ответ, прижимаясь к тёплому и такому родному ятугару.
   Неужели на сегодня все закончилось? Надеюсь, что да. Ибо того, кто посягнёт сегодня на мой спокойный сон, ждёт неминуемая расплата. Нет, сил, чтобы подняться, у меня уже не будет.
   Я попрошу ятугара.

Глава 21

Хеллиана
   – Апч-хи!
   – Будь здорова!
   – Апч-хи!
   – Ещё раз будь здорова!
   – Апч-хи!
   – Да будь ты уже здорова! Хелл, ты что, издеваешься? – завопил ятугар.
   – Не-а. Апч-хи! – ответила я.
   Простудилась, несмотря на то что больше часа отлёживалась в горячей ванне с пихтовым маслом и терпела ночью кусачие шерстяные носки. Да ещё Киртан, зараза небритая, укутал меня в три одеяла и сам улёгся рядом, обнимая меня руками и ногами, чтобы я ночью не раскрылась. На моё активное сопротивление он грозился сменить ипостась. Я тут же затихла.
   Ещё бы, спать с такой тёплой и пушистой грелкой я не согласна. Хм, а вот где-нибудь в походе ятугар был бы незаменим.
   – Ну, вот что мне с тобой делать? – вздохнул ятугар, ставя на тумбочку поднос с чашкой травяного чая и с тарелкой омлета с ветчиной.
   Эй, а где мой законный бутерброд?
   – Принести ребёнку кусочек хлеба! – состроила я милые глазки.
   – Нет уж, получишь свой бутерброд не раньше вечера, и то если не будешь вставать с постели, – поставил условия Киртан, откидывая свою длинную чёлку, чтобы она не лезла ему в глаза.
   – Вот и кто ты после этого? – задала я риторический вопрос, принимаясь за завтрак.
   – Самый добрый, хороший и заботливый друг! – улыбнулся ятугар, показав белоснежные зубы. – Кстати, там с тобой хочет кое-кто поговорить.
   – И кто же это? – поинтересовалась я.
   – Сама увидишь, – сказал Кирт, потрепал меня по волосам и, захватив уже пустую тарелку, вышел из комнаты.
   Я выпила немного отвара и с удовольствием откинулась на подушки. Эх, поспать, что ли?
   Послышался тихий стук в дверь, и после непродолжительной тишины в комнату вошла Аилиния, одетая в тёплые брючки светло-коричневого цвета и тонкий свитер цвета корицы. Иритари упорно смотрела только в пол. Право слово, как будто в первый раз видит пушистый тёмно-серый ковер, который мы с ней вместе покупали!
   – Лин! – радостно крикнула я, совершенно забыв, что у меня саднит горло. – Проходи, садись! Как ты себя чувствуешь?
   – Хелли, прости меня, пожалуйста! – Аилиния неожиданно заплакала и, бросившись на кровать, повисла у меня на шее.
   Я с улыбкой обняла подругу, ведь Лин, наша милая Лин вернулась! Уря!
   – Да успокойся ты, глупышка, – погладила я иритари по багровым волосам, – всё уже закончилось.
   – Это было ужасно, – всхлипнула девушка, отцепившись от моей шеи. – Я чувствовала, что говорю ужасные вещи, но остановиться не могла! Я наговорила таких глупостей, из-за которых чуть не порвала с Холлом… Хелли, я в огромном долгу перед тобой.
   – Так, ты закончила? – со всей серьёзностью спросила я. – Вот и чудненько! А теперь слушай. Не знаю, сказал ли тебе Холл, но всё произошедшее – это не твоя вина. Какой-то упырь, а точнее, их было трое, подстроил всё это ради турнира. Клянусь любимыми тапочками: увижу их ещё раз и засуну им их посохи туда, где солнышко не светит и птички не поют!
   – Хелли! – попыталась пристыдить меня Лин, расслышав последнюю, не совсем приличную, ну ладно, очень неприличную фразу.
   А что сразу я? Не у меня же больная фантазия, я такие идиотские испытания не придумываю.
   – Ладно, ладно, – закатила я глаза, наткнувшись на неодобрительный и укоряющий взгляд светло-карих глаз.
   Наконец-то всё вернулось на круги своя. Как же я по этому скучала…
   – Кстати, тут ещё кое-кто хотел к тебе зайти, – добавила Лин, глядя, как я пытаюсь вытащить из-под одеяла пятку, а противная постельная принадлежность не даёт мне этого сделать.
   – Лин, сделай одолжение, пошли всех к упырям до вечера. А я посплю пока, – попросила я подругу, сползая с подушек и устраиваясь поудобнее.
   Аилиния вздохнула, явно не одобряя мой посыл, но согласилась. Не успела подруга дойти до двери, как я уже уснула.
   Проснулась я под вечер, когда солнце уже скрылось за горизонтом. Самочувствие было прекрасным, так же как и настроение. Приняв ванну, я начала рыться в шкафу, который не так давно, буквально несколько недель назад, притащил мне Холл. А что было делать? Вещей становилось всё больше, близнецы, бяки неадекватные, весьма этому способствовали, да и стипендию мою никто не отменял, а вот складывать одежду было абсолютно некуда. Не бегать же постоянно в Академию, чтобы переодеться?
   Откопав в шкафу чуть великоватую мне рубашку (Ветар ошибся с размером, когда мне её покупал) из мягкой ткани и такие же штаны, я напялила всё это и довершила наряд любимыми тапочками. Волосы, к моему большому сожалению, пришлось расчесывать и сушить самой. Не став их заплетать, я вышла в коридор.
   Где и натолкнулась на Кирану. Эльфийка презрительно фыркнула, оглядев меня с ног до головы:
   – И вот это победило в турнире?
   – М-м-м… – на полном серьёзе задумалась я, в свою очередь окинув её взглядом. – Может, «это» как раз и победило потому, что не обвешано с ног до головы бесполезной дребеденью, которое зовётся оружием?
   – Это оружие стоит больше, чем ты, – тихо и зло проговорила дроу, словно невзначай кладя ладонь на рукоять большого кинжала, торчащего за поясом.
   Да уж, она действительно больше похожа на воина, чем на адептку Академии. Или у дроу так принято?
   – Ты, наверное, разорилась, когда его покупала? – не удержалась я от усмешки.
   Да, я знаю, я очень скромная…
   – Да как ты смеешь! – прошипела Кирана. Ох, чует моя пятка, сейчас мы с ней опять «не сойдёмся во мнениях».
   – Кирана, – из-за ближайшей двери своевременно показался Хантар, – я же сказал, чтобы ты меня не ждала.
   О, так мы, оказывается, живём в соседних комнатах! То есть рядом с его комнатой, в конце коридора, начинаются ступеньки, ведущие ко мне на чердак.
   – Здравствуй, Хантар, – поздоровалась я и вдруг поняла, что соскучилась по дедушке. Ведь это он учил меня, что первым здоровается тот, кто лучше воспитан.
   Вот поеду на практику и обязательно заскочу к нему на пару дней! Тем более Ветар, уехавший вчера на рассвете, и Тамина, ждущая ребёнка, живут сейчас у него. Для полного счастья нашей семьи и для полнейшего несчастья наших соседей не хватает только меня и Химо.
   – Добрый вечер, Хелли, – склонил голову дроу.
   Кирана презрительно фыркнула и, специально толкнув меня плечом, гордо удалилась.
   О, а перила уже починили! Может, их заново сломать, но только уже не моим телом?
   – Составишь мне компанию на ужине? – спросил Хантар, отвлекая меня от плана мести.
   Эх, видимо, придётся в другой раз. Хотя что может быть лучше, чем украсть её напарника на весь вечер, оставив её одну жевать свои локти вместо ужина, оттого что нельзя со мной ничего за эту маленькую пакость сделать?
   – С удовольствием! – как можно искреннее улыбнулась я.
   Спустившись в обеденный зал, я машинально отправилась за любимый столик. Народу было, как всегда, много, но большой дубовый стол у стойки никто не занимал. Кхе, зря я, что ли, трудилась больше месяца над специальным заклинанием? Плюхнувшись на деревянную лавку, я принялась осматривать зал в поисках Карьки. Разносчица обслуживала парочку богато одетых господ неподалеку и должна была вот-вот освободиться.
   – Я слышал, что вы со своим напарником благополучно прошли испытания турнира, – обратился ко мне Хантар, присаживаясь напротив.
   – Угу, – буркнула я. – Прошли. Только я думала, что испытания будут проводить несколько по-другому.
   – Признаться, я тоже так думал поначалу, – улыбнулся дроу. – А тут всё просто: никаких поединков или ритуалов под присмотром судей. Только работа двух некромантов в чрезвычайной ситуации.
   – А вас с Кираной уже проверили? – полюбопытствовала я.
   – Да, ещё по дороге в Эллидар, – ответил эльф. – Но, увы, мы его не прошли. Из-за несдержанности Кираны. Но была и моя вина, признаю… Я удивлён, что человеку, да ещё и в столь юном возрасте, удалось стать победителем турнира.
   – А как я была удивлена! – хмыкнула я, вспомнив, что сотворила с великими некромантами. Так им и надо, между прочим! А если покажутся мне на глаза в ближайшие два дня – ещё добавлю. Ибо не фиг!
   – Но вы же справились, – констатировал дроу. – Хотелось бы вас с этим поздравить.
   – Да ладно, – махнула я рукой. – Карька, ну где ты ходишь, а? Я ж счас с голоду помру!
   – От тебя дождёшься! – хихикнула подошедшая разносчица, строя глазки Хантару. – Что будете заказывать?
   – Хелли, может, ты мне что-нибудь посоветуешь? – спросил эльф, не обращая внимания на Карьку.
   Девушку, похоже, это не устроило, и она украдкой расстегнула ещё одну пуговку на платье. Ноль реакции со стороны дроу. Я мысленно усмехнулась.
   – Бери что угодно, здесь всё вкусное, – посоветовала я. – Карь, мне бутерброд и горячий шоколад.
   – Мне то же самое, – кивнул эльф.
   Карька сердито засопела от явного пренебрежения к своей персоне и гордо направилась в сторону кухни, покачивая на ходу объёмными бедрами и привлекая внимание некоторых посетителей, которые явно предпочитают женщин в теле.
   – А если бутерброд будет невкусный? Нельзя же так просто верить людям, – лукаво посмотрела я на дроу.
   – Я уже пробовал стряпню Холла, так что запугать меня тебе не удастся, – улыбнулся в ответ Хантар.
   Эх, какая досада! А вот выражение лица Кираны, которая сидела за дальним столиком, очень сильно грело мне душу.
   Пока готовился наш ужин, мы с Хантаром вели ничего не значащую беседу. Дроу оказался неплохим собеседником, но слишком уж он какой-то спокойный! Речь размеренная, движения плавные, лицо умиротворенное, а глаза внушают доверие. Даже скучно как-то.
   – Хелли, насколько мне известно, послезавтра в вашей Академии состоится бал в честь окончания турнира, – неожиданно сказал Хантар. – Ты определилась, с кем пойдёшь?
   – А оно вообще мне надо? – выпучила я глаза.
   И правда, мне что, прямо сейчас бежать заказывать платье, подбирать к нему туфли, а потом два часа пыхтеть над причёской? И послезавтра мучиться на каблуках несколько часов подряд в богато украшенном холле Академии, в толпе народу, ради хвалебных речей представителей Мировой гильдии некромантов и заслуженного приза? Да к упырю всё это! Не знаю, как Зар, а я лучше завтра забегу к Пилату, сцапаю приз (хоть узнаю, что нам с Заром положено как победителям), вернусь в таверну и устрою гулянку. Тем более Тамиор уже должен будет вернуться. Хоть развеселим приезжих гостей танцующим троллем.
   – А почему нет? – удивился Хантар. – Любая девушка мечтает пойти на бал.
   – Это не про неё, – хмыкнула подошедшая Карька, выставляя на стол перед нами наш заказ. – Здесь, в таверне, она ой как отплясывает, аж дух захватывает! Но не думаю, что красота и изысканность шикарных празднований для неё.
   – Ну, спасибо! – надулась я.
   Она что, меня совсем деревенщиной считает? И вообще, где она нахваталась таких слов? Неужели из тех самых знаменитых эльфийских романов?
   – Не уверен, что это так. – Дроу явно не поверил девушке. – А потому я прошу тебя стать моей спутницей на этом мероприятии.
   Вот упырь!!! Ну, нельзя же так сразу. Я же только что откусила бутерброд! И он застрял в горле… Надёжно застрял, зараза!
   Кто-то крепко стукнул мне по спине и спокойно проговорил:
   – Она с тобой никуда не пойдёт.
   – Простите… – Прокашлявшись, я повернулась к распорядителю моего свободного времени.
   Им оказался ятугар, который совсем только что вошёл в таверну. Это было видно по его одежде, а в особенности по зимнему плащу, на котором виднелись ещё нерастаявшие снежинки.
   – Этот вопрос должна решить сама девушка, – едва повернул к нему голову Хантар, оставаясь абсолютно спокойным.
   – Вот-вот! – поддержала я его, возмущённо глядя на друга.
   Киртан оставался совершенно серьёзным, на лбу залегли морщинки, вновь делая его старше. Ятугар положил свою руку мне на плечо и твёрдо произнёс, глядя на дроу:
   – Я сказал, что Хелли никуда с тобой не пойдёт. Это понятно?
   – Да. – Хантар неожиданно поднялся из-за стола и, склонив перед ятугаром голову в коротком поклоне, удалился.
   Не поняла…
   – Ты ешь, ешь, – как ни в чём не бывало потрепал меня по волосам ятугар, плюхаясь рядом на скамью.
   От серьёзности на его лице не осталось и следа. Вновь весёлый, наглый и беззаботный парень. Э нет, здесь больше подходит весёлая и беззаботная скотина!
   – Я сейчас кому-то руки повырываю, – зашипела я. – Какого упыря ты себе позволяешь?
   – А что я сделал? – уставился на меня некромант невинными глазами.
   – Ты сам знаешь что. Ты не имеешь права за меня решать! – Мой голос потихоньку набирал обороты. – Я сама прекрасно знаю, что мне делать!
   – Хелли, поверь, так надо! – нахмурился парень, сразу же становясь на пару лет взрослее.
   – Надо?! – рыкнула я. – Да кому это надо?! Не мне точно! Как ты вообще посмел?!
   – Успокойся, пожалуйста, – поморщился ятугар. – Я тебе всё сейчас объясню.
   – Засунь себе свои объяснения куда подальше! Я не твоя вещь, чтобы мной распоряжаться! – почти выкрикнула я, резко поднимаясь со скамьи.
   Кружка с горячим шоколадом зашаталась от резкого колебания и опрокинулась, ароматная жидкость мгновенно растеклась по деревянной столешнице.
   Не судьба мне сегодня нормально поужинать.
   Не обращая внимания на неодобрительные взгляды, я направилась к выходу. Выйдя на улицу, я быстренько пробежалась по ледяному камню дорожки и оказалась в тёплой конюшне. Эх, хорошо, хоть конюх чистит внутренний двор, а то сейчас бы столько снега в тапочки нагребла!
   – Сумрак, привет, мой хороший, – погладила я жеребца, который высунул морду из денника, как только меня почуял.
   В соседнем деннике всхрапнул Хадар, коняга ятугара.
   – И тебе не кашлять, – поздоровалась я с мерином, но погладить не подошла. Это животное ещё вреднее своего хозяина. Раз в пять. Только Киртан хоть не кусается.
   – Да когда же я буду жить спокойно? – задала я сама себе риторический вопрос, упираясь лбом в тёплую морду Эльтара.
   Жеребец фыркнул, раздув мне волосы, а Хадар глумливо заржал, услышав звук открывающейся конюшни. И кого же принесло на этот раз?
   – Хелли, привет. – К деннику подошёл Холл. – С тобой всё в порядке?
   – Привет, Котик, – улыбнулась я, поглаживая Сумрака за ухом. – Всё в полном порядке.
   – И поэтому ты стоишь в конюшне одна, да ещё и в тапочках? – насмешливо поинтересовался аронт. – Решила окончательно заболеть?
   – Да нет, это просто мода такая! – фыркнула я, заставляя магией ушки на тапочках шевелиться.
   Забавно получилось.
   – Я так и понял, – хмыкнул аронт. – У меня в кабинете кое-кто тебя ждёт.
   – И кто же это? Близнецы вернулись? – подпрыгнула я от волнения.
   Ну пожалуйста, ну пожалуйста, ну пожалуйста…
   – Нет, – расстроил меня аронт.
   Демон, когда же они вернутся?!
   – А жаль. Что ж, идём посмотрим, кого там леший принёс.
   Нет, не леший. И даже не упырь. Какой-то очень мерзкий демон притащил в кабинет Холла вчерашнего дроу!
   – Чего хочу? – уставилась я на него, плюхаясь в своё любимое кресло.
   Второе всегда занимал аронт, но сейчас Холл проявил чуткость и, извинившись, куда-то вышел, оставив меня с одним из Великих некромантов наедине. Эй, а если я его убью нечаянно?
   – Оригинальное приветствие, – хохотнул дроу, отпивая вино из бокала. – Тебе налить?
   – Нет, спасибо, я жить хочу, – отказалась я.
   – Ты знаешь, что тебе нельзя пить ант’турин? Откуда такие познания? – спросил некромант, наливая мне вина из другой бутылки.
   – У меня в квадриуме двое тёмных эльфов. Такой ответ вас устроит? – Я попыталась изобразить вежливость.
   Хотя если честно признаться, то желания грубить этот дроу определённо у меня не вызывал. Не знаю, в чём тут причина, может, в его открытом, приятном лице или в тёмно-зелёных глазах с шальными искорками смеха, но шмякнуть ему чем-нибудь тяжёлым по голове мне больше не хотелось.
   – Давай на ты? – предложил некромант, тряхнув светло-русыми волосами до плеч. – Я Малаксар де Арк.
   – Хеллиана Валанди, – в тон ему ответила я, отсалютовав бокалом.
   – Намёк понял! – засмеялся эльф и протянул мне руку: – Макс.
   – Хелли, – улыбнулась я в ответ, пожимая его ладонь с длинными и сильными пальцами.
   – Но на людях я архимаг де Арк, – серьёзно посмотрел на меня дроу.
   Демоны и упыри, он что, меня совсем за блондинку считает?
   Хотя мага можно понять, люди всякие встречаются, кому не захочется похвастаться, что он на ты с одним из магов Мировой гильдии некромантов? Хех, знал бы он, кем являются тёмные эльфы, учащиеся со мной, не тратил бы лишних слов для предосторожности. Хотя он вполне может знать младших принцев Империи дроу в лицо. Даже не знаю, хорошо это или плохо, что Дерека и Терена здесь нет.
   – Ладно, понял, – улыбнулся некромант, глядя на моё выражение лица.
   Умный парень… И забавный к тому же. Только он наверняка раза в три старше Латриэля, раз входит в гильдию. Нет, всё, хватит, я зареклась думать о возрасте эльфов, у меня настоя валерианы с собой нет!
   – Итак, что тебя привело сюда? – уставилась я на нового знакомого и, отщипнув веточку винограда, лежащего в вазе на столе, забралась с ногами в кресло.
   – Турнир, что ж ещё, – ответил некромант, закидывая ногу на ногу. – В этом году он оказался намного интереснее, чем те, что проводились раньше. Во-первых, участвовали на редкость сильные маги, а во-вторых, изменились условия. Ты же понимаешь, что стандартные испытания ничего не определят? К ним легко подготовиться заранее.
   – Это я знаю, – кивнула я. – Не спорю, может, вам так и проще определиться с выбором, но о последствиях вы вообще думали?!
   – Мы же не идиоты! – возмутился Макс. – За ходом подготовки и проведения испытаний следили как маги гильдии, так и маги Академий. И поверь, следили как следует. Не буду объяснять как, но за проведением вашего испытания следил именно я.
   – Ну конечно, кому же оценивать юных человеческих некромантов, как не тёмному эльфу? – поймала я его мысль. – Учитывая отношения наших рас.
   – А ты неплохо понимаешь суть вещей, – удивился эльф. – Ты точно первый курс?
   – Уже второй, – ответила я и добавила, видя непонимающий взгляд эльфа: – Сдала первый экстерном.
   – Похвально. Я, собственно, что пришёл. – Эльф налил себе и мне ещё вина. – Так как главный архимаг не смог прийти сам по причине недуга (а если начистоту, то его после вчерашнего падения ревматизм прихватил), то гильдия отправила меня. Велели выяснить, как вам удалось такое провернуть, и просили напомнить, что послезавтра бал, где вам с напарником будут вручены призы: кубок турнира, хвалебные грамоты от нашей гильдии и денежное вознаграждение в размере пятисот золотых монет. Расспрашивать тебя я не буду, сам всё видел. Кстати, а где твой напарник?
   – В Академии, ключицу лечит, – находясь в прострации от названной суммы, ответила я.
   Да на эти деньги можно огромный особняк купить! Со всей обстановкой, утварью, здоровенным садом, прислугой и живностью!
   Что-то расщедрились господа некроманты… Ох, не к добру это!
   – Признаюсь, перестарался я с иглами, – наморщил лоб Макс. – Не смотри так, я это был, я, только под мороком. Но и твой напарник тоже молодец – чуть в меня «Молотом ведьм» не попал! И что бы я потом делал без магических сил?
   – Пошёл бы в дворники, – хихикнула я. – А что, на войне как на войне, сам напросился! Мы же не знали, что это испытание турнира.
   – Ну да, – согласился со мной эльф. – Прости, что так обошлись с твоей подругой.
   – Вот перед ней и её парнем извинишься, тогда и прощу, – заявила я, допив залпом остававшееся в бокале вино.
   – Уже, – растянул губы в улыбке маг, – и они меня простили.
   – Тогда ладно, – махнула я рукой.
   – Раз всё так хорошо, я, пожалуй, пойду, – поднялся с кресла дроу. – И не забудь про бал, вам с Зарнаоном там быть необходимо. Скажи, что ты придёшь!
   – Да приду я, приду, – скрепя сердце пообещала я. А куда деваться-то?
   – Тогда до встречи, – кивнул Макс и заметил, уже открывая дверь: – Милые тапочки!
   – Хочешь, я тебе такие же подарю?! – успела крикнуть я, прежде чем тёмный эльф захлопнул дверь.
   В ответ раздался тихий смех и громкий ответ: «Ага!» Вот дурной, я же и в самом деле ему их подарю!
   Мне же не жалко.

   В моей комнате меня ожидал сюрприз. На кровати, поблескивая драгоценными камнями, лежал наряд: обтягивающие кроваво-красные лосины, такого же цвета блузка с широкими рукавами, полностью кружевная, изящный узор кружев напоминает паутинку, и чёрная плащ-накидка из гладкой кожи. Никогда не видела такого костюма. Особенно мне понравилась накидка. Что-то вроде сюртука, длиною почти до пят, с двумя разрезами, доходящими до бёдер, без рукавов, с высоким воротником и широким поясом с пряжкой, покрытой мелкими рубинами. Камни также встречались и на воротнике накидки, они образовывали что-то вроде тесьмы, изящно украшая наряд.
   Внизу, подпирая ножку кровати, стояли высокие сапожки из такой же кожи, как и накидка, с красной шнуровкой и на небольшом квадратном каблучке. Какая прелесть…
   – Нравится? – вкрадчиво спросил знакомый голос за моей спиной.
   – Кирт, это ты подлизываешься или пытаешься так извиниться? – повернулась я к ятугару, который вошёл, как всегда, незаметно.
   – И то и другое, – улыбнулся одними губами некромант, пряча руки за спину.
   А мне больше нравится, когда у него улыбаются глаза.
   – Нет. Это просто подарок, – передумал Киртан и, неожиданно опустившись на одно колено, протянул мне небольшой футляр, обшитый бархатом. – А вот это извинения.
   – Кирт, если ты думаешь, что я тебя просто так прощу, то ты глубоко… – начала я, но тут же замолчала, очарованная увиденным. В футляре лежали серьги в виде капель из чёрного хрусталя на длинных цепочках и колье. Точнее, даже не колье, а чёрная атласная лента в два моих пальца шириной, на которой висел чёрный хрусталь, выполненный в той же манере, что и серьги. Просто, но невероятно изящно. – К-Киртан, ты меня п-подкупаешь? – немного заикаясь, спросила я.
   – Ну… В общем, да, – сознался ятугар, поднимаясь. – Хотя нет, я просто пытаюсь загладить свою вину. Я действительно виноват перед тобой.
   – Угу. И мне даже не нужны твои извинения. Просто скажи, почему ты это сделал? – Я таки оторвала взгляд от украшений и как можно суровее посмотрела на друга.
   – Хелли, я не успел тебя предупредить, – взглянул мне в глаза Киртан, – Хантар де Шан является ближайшим доверенным лицом кронпринца Летрака.
   – Что??? – Кажется, я впала в шоковое состояние.
   – Ты не ослышалась, – ещё больше нахмурился Кирт.
   – Но как?
   – Он сейчас учится в тёмноэльфийской Магической Академии. Но, насколько я слышал, Летрак отправил его не учиться, а следить за Кираной, чтобы она ничего не натворила. Кирана приходится сводной сестрой близнецам и Летраку.
   – Вот это да… – плюхнулась я на кровать.
   Оказывается, не всё так просто, как хотелось бы.
   – Хелли, я не знаю, зачем на самом деле здесь Хантар. Турнир может быть всего лишь прикрытием. Но возможно, волноваться и не стоит, Летрак мог просто отправить Хана выяснить, как дела у Дерека и Терена.
   – Нет, – отмела я эту мысль, – кронпринц Империи просто обязан знать о таком мероприятии, как день рождения наследника союзной страны. И он в курсе, что близнецы отправятся туда.
   – Да, но это не факт. Поэтому я и не мог допустить того, чтобы ты пошла с этим дроу на бал. Он верный соратник кронпринца и его преданный слуга. Всё, что знает Хан, знает и Летрак. И поверь, если Хантар узнает о твоей силе, то близнецы вскоре получат приказ доставить тебя в Империю.
   – Но, Кирт, как он может об этом узнать?
   – Но я же узнал, – довольно улыбнулся ятугар. – Хотя вы до последнего не хотели мне говорить. Достаточно просто за тобой понаблюдать некоторое время. Да, не спорю, сейчас ты стала куда осторожнее, и магию земли не используешь вообще. Но представь на секунду: ты идёшь на бал с Хантаром, Кирана от этого бесится, нападает на тебя, причём прилюдно. Я её знаю, она и не такое может. Не раздумывая, отвечай, чем ты будешь защищаться?
   – «Радужный щит»! – выпалила я, совершенно не соображая, к чему он клонит.
   – Угу, он состоит из переплетения всех стихий. А на балу будут представители как минимум десяти государств. Понимаешь, к чему я клоню? – Кирт положил футляр на тумбочку и, приподняв моё лицо за подбородок, заставил посмотреть себе в глаза. – Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.
   – Кажется, теперь моя очередь извиняться, – загрустила я.
   Эх, куда ни плюнь, ятугар везде прав!
   – Нет, что ты! Я действительно виноват в том, что повёл себя как собственник. Надеюсь, ты меня простишь за это? – Парень нежно провел пальцами по моей щеке, с затаённой надеждой ожидая моего решения.
   Конечно, я его простила. Ведь он прав: пойдя с дроу на этот проклятый бал, я бы точно раскрылась и тогда: «Привет, Хранители, давненько не виделись! Да нет, вы что, это не от диеты я такая худая, это просто из меня всю кровь для экспериментов выкачали!»
   Так, что-то меня на чёрный юмор потянуло…
   С чего бы это?
   Турнир вроде закончился, сессия тоже, а жизнь легче и приятнее не стала. Много чего осталось неизвестным, и особенно меня волновал вопрос: откуда ятугар знает столько о Хантаре? И почему дроу послушался простого на вид адепта и не стал повторять своё приглашение?
   Конечно, я могла спросить об этом Киртана, но что-то мне подсказывало, что даже если парень мне ответит, то его ответ мне ой как не понравится…

   Кое-как сбежав от порядком захмелевших четверокурсников, я уселась на подоконник единственного окна в конце этажа, на котором располагалась библиотека. Конечно, хмельные напитки были строго-настрого под запретом на сегодняшнем балу, но кого это останавливало? Все адепты стояли на ушах оттого, что кубок достался именно нашей Академии. Честно, мы с Заром провели на балу всего пару часов, но уже порядком устали принимать поздравления от всех курсов подряд. А сколько приглашений потанцевать, познакомиться поближе и продолжить праздник в более тесном кругу мы получили! Ужас просто!
   Да, вот она, вторая сторона медали. Известность и популярность дело хорошее, но не до такой же степени! Единственное, что действительно приятно, – так это похвала учителей. А вот зависть некоторой части женского состава Академии меня несколько напрягает. Адептки расстарались на славу, они, наверное, перевернули все окрестные магазины в поисках идеальных платьев, туфелек, средств для укладки волос и прочей дребедени. Да что там говорить, за час перед балом на нашем этаже в общежитии дышать было нечем, многие явно перестарались с парфюмом!
   Но как же все девушки разочаровались, когда в самом начале бала в холл вошли участники турнира… Чего только стоили платья двух иритари, повергшие всех в шок! Но когда вошли мы с Зарнаоном, это было просто неописуемо! Зар заранее подобрал себе наряд таких же цветов, что и у меня: чёрные кожаные брюки с красными узорами вдоль швов, красная рубашка с чёрным шёлковым галстуком, поверх которой накинут чёрный кожаный сюртук длиной до колен и с широкими отворотами на рукавах. И сапоги, практически как у меня, только без каблука. Парочка получилась, конечно, ещё та.
   Когда я увидела Друсилию, разодетую в пух и прах, мне захотелось найти Киртана и расцеловать его за подарок. Ибо у леди Тацит было такое лицо… Ух, как вспомню, так сразу поржать охота. А Киртан, засранец эдакий, куда-то запропастился, как назло. В числе ятугаров, что приехали из Академий своих стран, я его не увидела, хотя думала, что он не откажется пообщаться с сородичами.
   Но даже после того, как мы с Заром обогатились на двести пятьдесят золотых монет каждый и получили приглашения на обучение в гильдии некромантов после окончания обучения здесь, праздник меня всё равно не радовал. Ибо в толпе танцующих и среди тех, кто развлекал себя беседой на уютных диванчиках, я не видела двух любимых лиц.
   Я тяжко вздохнула, разглядывая своё отражение в оконном стекле. Хранители, вот как я теперь верну свои волосы?! Лея, начавшая со мной разговаривать, сговорилась с Лин, и сегодня днём эти две занозы утащили меня в уже знакомый магический салон, где меня несколько часов готовили к празднику. Результат: гладкая кожа без единого изъяна, аккуратно подпиленные ногти, покрытые красным лаком, губы блестят, а волосы, мои любимые прямые волосы теперь завиты крупными полукольцами и выглядят так, словно они ещё влажные. Хорошо, хоть их в причёску укладывать не стали!
   Получилось красиво, не спорю, да и выглядела я на все сто, но чувство, что чего-то не хватает, глубоко засело внутри. Я отпила вино из бокала, который всучила мне радостная Дайрина перед тем, как убежать в толпу танцующих. Глупышка очень хотела познакомиться с кем-нибудь из вампиров, прибывших на турнир.
   – Грустишь? – поинтересовался кто-то.
   В отражении стекла, за которым падали крупные хлопья снега, я увидела приближающегося Макса, одетого, как и все остальные члены гильдии, в парадную чёрно-зелёную одежду.
   – Есть маленько, – согласилась я, полуобернувшись.
   – Тебе это не идёт, – подмигнул мне дроу, усаживаясь напротив.
   – Да ладно, – махнула я рукой, – можно подумать, вот это всё мне к лицу.
   – Очень. Ты отлично выглядишь, – расщедрился Макс на комплимент, оглядев меня с ног до головы.
   В принципе я согласна с дроу, но уж лучше бы я сейчас отплясывала с Мором в таверне, обутая в любимые тяжёлые ботинки, а сквозь музыку слышались бы шуточки близнецов. Демон, как я по ним скучаю! Хоть бы написали, что ли!
   – Да ну тебя, – отмахнулась я. – Макс, скажи, а почему среди участников я не видела лунных эльфов?
   – А их там и нет, – ответил маг. – Академия Эвритамеля и Академии остальных эльфийских городов не высылают участников. Да, многие высшие эльфы, те, кто из Старших Домов, приближенных ко двору Владыки, обладают даром смерти, но они им практически не пользуются. Они его очень не любят, да и уровень дара не ахти. Светлые эльфы так вообще некромантов ненавидят и силой не владеют. А почему тебя это вдруг заинтересовало?
   – Да так, – отмахнулась я.
   Если честно, то я просто надеялась, что узнаю у лунных ушастиков о том, закончился ли праздник в Эвритамеле. В самом деле, у принца Маркуса же не совершеннолетие и не юбилей, тогда почему моих друзей так долго нет?
   – А адептам пить нельзя, – сварливо заметил Малаксар.
   Хе, он что, обиделся на то, что я ему не ответила? Да и упырь с ним, в самом деле, что он, ребёнок маленький?
   – А что, архимагам можно? – насмешливо приподняла я бровь.
   От дроу исходил явный запах алкоголя. Нельзя такой пример адептам подавать, ой нельзя! Кажется, это понял и Макс, потому как немного смутился под моим многозначительным ехидным взглядом:
   – Ладно, я ничего не видел, и ты тоже! И хватит уже грустить, сегодня твой праздник!
   – Ты прав, – спрыгнула я с высокого подоконника.
   В самом деле, пойду я в таверну, а лучше съезжу и проверю, вернулся ли Тамиор. Если нет, то спокойно попью вина в своей комнате на чердаке. Хоть отдохну от этого шума. Но вот как слинять из башни Академии, чтобы не проходить через холл?
   – О чём задумалась? – Некромант помахал рукой перед моим лицом.
   – Ты мне не поможешь окно открыть? А то я могу его сломать нечаянно, – попросила я дроу. Тот пожал плечами и, немного повозившись и негромко выругавшись, открыл заклинившую раму. – Спасибо. Ладно, может, ещё увидимся, – попрощалась я, вставая на подоконник.
   – Собираешься покончить с жизнью? – меланхолично поинтересовался Малаксар, наблюдая за моими манёврами.
   – Да не дождётесь! – оскалилась я в улыбке.
   – Значит, сбегаешь, – угадал со второй попытки маг. – Туфельку-то оставь!
   – Э нет, ты уж определись, либо туфельку, либо тапочки! – погрозила я ему пальцем и, поежившись от холода, выпрыгнула в окно.
   – Тапочки! – донёсся вслед мне крик.
   – Ну, тапочки так тапочки, – буркнула я и начала плести заклинание левитации. Забавный дроу, жаль, что он у нас не преподает.

   Обеденный зал таверны встретил меня тишиной и темнотой, лишь вышибала спокойно дремал на своём месте – на табуретке около двери. Слабое освещение давал большой камин слева от стойки, в котором тихонько потрескивали практически прогоревшие дрова, да мягкий свет нескольких свечей, которые располагались в подсвечниках, висящих на стенах в коридоре вдоль всего второго этажа.
   Странно, а где все посетители? До полуночи ещё далеко. Понятно, что все адепты в Академии, гости там же. Да что там говорить, если туда пошёл даже Холл, сопровождающий Аилинию? Представляю, с каким трудом аронт покинул любимую кухню. Кстати, о кухне…
   Выпросив у ночного повара бутылочку «Эльфийской слезы», бокал и вазу с фруктами, я поднялась к себе. Намагичив пару не слишком больших и ярких светляков, я вошла в свою комнату. И тут же чуть не уронила бутылку. Что стало с моей комнатой?!
   Подоконник завален белоснежными и благоухающими розами с длинными стеблями без шипов, небольшую тумбочку практически не видно из-под многочисленных футлярчиков, коробочек и шкатулочек, а кровать просто завалена свёртками, бумажными пакетами и коробками.
   Я плюхнулась прямо на пол, и, налив себе вина (благо повар бутылку уже откупорил), выпила залпом весь бокал. Интересно, это что, подарки тайных поклон ников?
   – Ну и как? – неожиданно вкрадчиво поинтересовался до боли знакомый голос.
   Ох, кажется, моё второе «я» проснулось…
   – Я в шоке, – буркнула я, наливая ещё вина.
   – Что, не нравится?
   – Я даже не знаю, что это, – ошеломлённо покачала я головой, – и откуда!
   – А ты проверь!
   – Нет, здесь может быть какое-то заклятие. Так что даже не уговаривай!
   – А если дам мандаринку?
   – Всё равно нет, – отказалась я, но внезапно в голове что-то щёлкнуло, заставив задуматься. – Так, стоп! Будем рассуждать логически.
   – Давай! – с радостью согласился голос.
   – В эту комнату могут войти только те, на кого настроено заклинание, либо те, кто накладывал охранки, – это раз. Крупные белые розы – любимый цветок Латриэля – это два. И третье – кто у нас постоянно жует мандарины?
   – Мы! – раздался тот же радостный голос, а точнее, уже два.
   Я задрала голову: на потолочной балке, вверх ногами, подобно летучим мышам, висели близнецы, улыбающиеся во весь рот!
   – А-а-а!!! – заорала я.
   Они вернулись!!!
   Засмеявшись, Дерек и Терен спрыгнули вниз, но не успели даже выпрямиться, как я просто их снесла. Завалившись все втроём на ковер, мы принялись смеяться, обниматься и тискать друг друга.
   Как же я скучала по этим тёплым серым глазам с озорными смешинками, по их улыбкам, по их весёлым лицам!
   Как же мне не хватало их смеха, их шуточек, их самих с их непередаваемым запахом мандаринов и корицы.
   – Балбесы! Вы что сотворили с моей комнатой? – вцепилась я руками Дереку в одно ухо, а Терену в другое.
   – Малышка, это подарки! – засмеялся Дерек, обнажив мои любимые клыки.
   От неожиданности я икнула и, отпустив их уши, уселась на пятую точку:
   – Подарки? Вы что, с ума сошли?!
   – Да не волнуйся ты так, – сгрёб меня в охапку Терен и радостно чмокнул в лоб.
   – Там не всё тебе. Кое-что для Лин, Леи и Холла. И для Киртана. Но большая часть твоя! – подключился к объяснениям Дерек, пересаживая меня к себе на колени.
   Ну вот, меня опять тискают, как маленького ребёнка…
   Хранители, спасибо за то, что они вернулись!!!
   – А где Латриэль? И где мой тарантул? – спросила я, прижимаясь к дроу, как к любимому плюшевому мишке.
   – Он задержался ещё на пару дней, но скоро приедет и привезёт Химо, – ответил Терен и кивнул в сторону окна: – Это его извинения.
   – Или я чего-то не понимаю, или все мужики одинаковы, – фыркнула я. – Всё, что сейчас надето на мне, – это извинения Киртана.
   – Он тебя обижал? – мгновенно нахмурились близнецы.
   – Нет, конечно. Просто тут был небольшой инцидент… В общем, в этой таверне сейчас живут Хантар де Шан и ваша сестра Кирана, – сообщила я.
   Глаза близнецов так округлилась…
   – Так, малышка, – поднялся с пола Дерек, – пошли в нашу комнату, там всё и расскажешь. А завтра, когда будем разбирать подарки, расскажем, что мы делали без тебя целый месяц.
   – Идёт! – согласилась я, вскочив на ноги.
   Хитро улыбнувшись, я немного разбежалась и запрыгнула на спину к Терену, который уже практически дошёл до двери.
   – Что, так соскучилась? – улыбнулся дроу, поудобнее перехватывая мои ноги у себя на талии.
   – Не то слово!!!
   Легли спать мы почти на рассвете. Усевшись прямо на полу перед камином в комнате близнецов и попивая мою любимую «Эльфийскую слезу», я делилась всеми последними новостями, которых накопилось немало. Близнецы охали и ахали, злились и радовались, услышав очередную новость. А я… Я пристроилась между ними, схватив их за руки, и с наслаждением слушала, как они вновь зовут меня малышкой.
   С завтрашнего дня всё вернётся на круги своя: и наши шуточки, и незабываемые утренние побудки, и верховые прогулки, и вечерние посиделки. И опять со мной будут обращаться как с ребёнком. Я буду злиться, психовать, нервничать, ругаться и даже попытаюсь их побить, но даже не подумаю от этого всего отказаться. Ведь невозможно отказаться от части своей жизни.
   А потом мы уедем на практику, а там и новый учебный год. Не знаю, что нас там ждёт и что нам принесёт год грядущий, но одно знаю точно: я очень люблю своих друзей, и расставаться с ними мне будет очень больно.
   Но это всё будет потом. А сейчас главное, что они рядом.
   Заснула я так, как уже давно не спала: прижимаясь спиной к Дереку и вцепившись руками и ногами в Терена.
   Как же мне их не хватало…

Глава 22

Хеллиана
   Кстати, Терен действительно мозг нашей компании, в то время как Дерек является безрассудством, а Лин душой. А я же всего лишь лидер. Скромненько и со вкусом, как и положено некроманту. И это не я, это Кирт так сказал!
   – Без понятия, – покачал головой старший дроу, проделывая то же самое, что и я.
   – Весело живём! – хохотнул Дерек, который уже закончил очищать лезвия своего сатара от крови. – Лин, ты там как?
   За кустом уже в третий раз послышались булькающие звуки. М-да, желудок Аилинии явно не одобряет такое зрелище. Под зрелищем я подразумеваю тело вурдалака, располосованное нашими с близнецами мечами. Хорошо так располосованное, прямо до костей! Слава Хранителям, у меня нервы покрепче, да и привыкла я за год в Академии ко всяким трупам и прочим «весёлым» вещам на уроках некромантии. Хотя, честно сказать, я даже не знаю, что страшнее: убегать от ожившего наполовину разделанного трупа или же сделать собственноручно это труп. Но одно скажу точно: человек – такая сволочь, которая ко всему быстро привыкает.
   Эти полгода оказались весьма тяжёлыми. Зимой мы так и не отправились на практику, да и никто из адептов не мог выехать из Эллидара из-за невероятно обильного снегопада. Преподавателям пришлось срочно перестраивать расписание занятий, чтобы адепты за время, отведённое на практику, не разнесли всю Академию. Так что занятия боевыми искусствами начались намного раньше, чем планировалось.
   Ох, как же я на них намучилась… Близнецам-то всё побоку, их с детства обучали, а вот нам с Лин пришлось туговато. Ежедневные пробежки, прыжки, растяжки, отжимания, как я всё это ненавидела! Но понимала, что мне это пригодится в жизни, и каждое утро с драконьей упёртостью тащила своё измученное тело на тренировки. А потом к этому добавились и упражнения с мечом и рукопашные бои. О, близнецы всласть повеселились, валяя меня по полу во время тренировок. Сволочи ушастые, одним словом!
   Примерно через месяц после начала тренировок появились первые достижения: отработка нужных движений до полного автоматизма и размахивания деревянным мечом перестали мне казаться бесполезным делом, и во мне даже взыграл спортивный интерес. К началу лета я уже с удовольствием носилась по территории Академии и фехтовала на мечах с близнецами. Конечно, мне до мастерства дроу как ползком от Академии до Карата, но определённые успехи всё же были. Я с большим усилием, но всё же могла побить в поединке любого адепта Академии, конечно, если только он был человеком. Вампиры, эльфы и другие расы мне были не по зубам, у них физическая сила намного больше от природы, да и ловкость и реакция тоже. Про опыт я скромненько умолчу.
   А так наши с Лин знания и умения касаемо физической обороны и обращения с холодным оружием были намного выше, чем у остальных адептов. Конечно, у старших курсов больше опыта, но у нас с иритари были и дополнительные учителя. Аронт, ятугар и близнецы учили всему, что знали сами. Посмотрев однажды, как дерутся на сатарах Холл и Дерек с Тереном, я несколько дней ходила как пришибленная, чувствуя себя бесполезной человечкой, неучем и вообще бревном. Ещё бы, дроу двигались так быстро, красиво, изящно и при этом смертельно опасно, что просто дух захватывало! После этого я загорелась диким желанием научиться как следует обращаться с мечом, и тренировки начали мне нравиться всё больше и больше.
   Подогревался мой интерес ещё и тем, что близнецы привезли мне в подарок лёгкий меч, обоюдоострый, не слишком длинный, с рукоятью и гардой в виде креста, в центре которого был вделан круглый и довольно крупный рубин. Как объяснил Латриэль, вернувшийся спустя две недели после приезда Дерека и Терена (эльф из-за снегопада добирался до Академии порталом, который открыли для него в Эвритамеле), он подбирал его под мой ритуальный нож. Меч и стилет действительно смотрелись как работа одного и того же мастера, и мне было очень стыдно не уметь обращаться с таким оружием. Вот я и старалась, как могла, бесконечно тренируясь либо с друзьями, либо с магистром Н’хартом, нашим учителем по боевым искусствам. К слову, магистр был доволен такой настырной ученицей и всегда повторял, что у меня талант к обращению с оружием.
   А вот Лин оружие не любила и всегда неохотно шла на тренировки. Но приходилось, ибо нас учили ещё и работать в квадриуме. Нельзя было не заметить, что за полгода мы стали единым целым. Может, нам было намного проще, чем всем остальным адептам, потому что близнецы уже умели действовать как одно целое. Да и к тому же все мы уважали и ценили друг друга. Нам незачем было ссориться, никто не стремился быть лучшим, и мы выступаем слаженно. Это касалось не только работы с оружием, но и магии. Объединять наши силы нас начнут обучать только со следующего курса, то бишь с осени. Да, мы опять сдали сессию досрочно (на этот раз мы сдавали основы экономики, травологию и каждый свою стихию), и наш квадриум, начиная с этого месяца, числится уже на третьем курсе. Киртан, перешедший на четвёртый, шутливо ворчал, что мы скоро его догоним. Но мы решили больше не торопиться, ведь третий и четвёртый курсы самые сложные. Знания о магии, предназначенные для обучения в течение первых двух лет, мне надёжно вдолбил Ауст, все, кроме работы в квадриуме. Хотя я и основы знала. Знания же близнецов ушли далеко вперёд, но им нравилось узнавать что-то новое, а Лин всегда всё схватывала на лету.
   Директор Итрон был очень нами доволен, ведь, по его словам, уже давно в Академии не было столь талантливых адептов. Мы страшно гордились этим и старались изо всех сил, благодаря чему и закончили два курса за один год. И, успешно сдав вторую сессию, прошли обряд «посвящения».
   Теперь мы гордо назывались посвященными адептами Академии и носили в ушах знаки отличия. Серьги, проще говоря. У Дерека в левом ухе красовалась серьга в виде гексаграммы, от которой шла тонкая короткая цепочка с небольшим лазуритом кристаллической формы на конце. Тёмно-лазурный цвет символизировал магию воды, основную стихию младшего дроу. Старший носил такую же серьгу, но с кристаллом алмаза, прозрачного, как воздух, чьей магией пользовался Терен. У Лин же кристалл был нефритовый, как и её стихия – земля.
   А что касается меня… Директор Итрон – самая большая бяка в мире! Наверное, когда он выбирал мне серьгу, вспомнил Химо, так как на моём ухе красовался маленький паучок с серебряными лапками и тельцем, вырезанным из чёрного агата. А так как я не только некромант, но ещё и маг огня, у паука были крошечные глазки из рубина. У меня же всё не как у людей! Посмотрев в зеркало после церемонии, я плюнула на это дело и решила не возмущаться. А что? Серьга же мне понравилась! Кстати, теперь у меня три дырки в ушах: две в левом ухе и одна в правом. В отличие от Лин, у меня до посвящения уже были проколоты уши.
   – Хелл, не тереби серьгу, сломаешь, – отвлёк меня Дерек от воспоминаний об обряде.
   – Да ничего с ней не будет, – отмахнулась я, вынырнув из воспоминаний. – Ну что, привал?
   – Не помешало бы, – поддержал меня Терен, окинув взглядом вечернее небо над нашими головами. – Скоро начнёт темнеть, да и лицо Лин мне что-то не нравится.
   – Мне тоже, – посмотрела я на бледную иритари, вышедшую из-за кустов. – Лин, ты сможешь немного потерпеть? Здесь неподалеку должно быть озеро, около него и заночуем.
   – Попробую, – неуверенно кивнула иритари, держась за живот, – только дайте мне ещё немного времени.
   – Да без проблем! – улыбнулась я. – Я как раз поймаю свою будущую колбасу.
   Под колбасой подразумевался, разумеется, Эльтар. Пегас на дух как не переносил, так и не переносит любую нечисть и нежить, поэтому этот… как бы его назвать так, чтобы сильно не ругаться? В общем, эта бяка скинула меня со своей спины и умчалась в глубь леса, как только нам на глаза попался вурдалак.
   Что мы забыли в лесу? Да всё просто, как труселя Дерека, – мы искали поляну для ночлега, поэтому и свернули с основного тракта. Поляну нашли практически сразу, но только до нас её облюбовал вурдалак, который устроил себе гнездо в корнях старой сосны. Естественно, он на нас напал, да и мы бы его так просто не оставили в покое. Действовали быстро и чётко: Дерек накинул на него заклинание ловчей сети, Лин поставила ограждающий барьер, а мы с Тереном… ну, понятно, в общем! Немного помахали мечами. И вот на этом месте Лин срочно потянуло в кустики.
   – Вот ты где, чудила высокомерная! – от души высказалась я, заметив, наконец, среди деревьев тёмно-шоколадную шкуру пегаса.
   Эльтар стоял в густых кустах шагах в двадцати от поляны, где в данный момент находились Лин и близнецы. Хм, недалеко ушёл, в прошлый раз в такой же ситуации я его больше часа в чаще леса искала!
   – Сумрак! – вкрадчиво и обманчиво ласково позвала я непослушную конягу.
   Жеребец, услышав мой голос, виновато прижал уши к голове и, очень медленно переставляя ноги, вышел мне навстречу. При этом у него были такие жалостливые глаза…
   – И не смотри на меня так, ты всё равно на сегодня остался без сладкого! Будешь травкой питаться! – сердито топнула я ногой и постаралась воззвать к совести этой вредной лошади: – Эльтар, ну сколько можно? Я понимаю, ты пегас и с нечистью раньше не встречался, но сколько же можно?! Я же тебя на кладбища не тяну, а просто прошу спокойно стоять на месте или драпать куда подальше, но это уже по обстоятельствам. Неужели это так сложно?
   Сумрак, подойдя поближе, виновато ткнулся мне мордой в плечо. Аккуратно ткнулся, прекрасно понимая, что я от его толчка в ближайшие кусты улететь могу. Вот всё понимает, несчастное копытное, а слушаться не хочет!
   – Значит, так, мой дорогой, – схватила я его за поводья. – Если ты ещё раз меня скинешь – то я отправлю тебя обратно в Академию, а сама куплю другую лошадь в ближайшем населённом пункте.
   Жеребец недовольно фыркнул.
   – А что ты хотел? В следующий раз я могу не так удачно приземлиться, и мне очень повезёт, если я просто что-нибудь сломаю. А если я свалюсь на какую-нибудь нечисть? Тогда ты точно отправишься в Академию, но уже без гарантии моего возвращения туда. А если ты прекратишь шарахаться от всех нечистиков, то всем будет хорошо! Ну что, мы с тобой договорились?
   Жеребец умоляюще на меня посмотрел, но, видя мой упрямый и грозный (сама боюсь, честно!) взгляд, всё же кивнул.
   Так, договорённость достигнута, пора возвращаться на поляну. Близнецы уже влезли на своих коней, которых купили перед практикой у Тамиора, и даже Лин была уже в седле своей каурой кобылки по кличке Зорька. Тисса, летучая мышь иритари, дремала вверх ногами, вцепившись в хвост кобылы. А той, похоже, вообще всё было до упыря.
   – Терен, сколько добираться до озера? – спросила я у старшего дроу, попутно забираясь в седло Сумрака.
   – Около получаса, – мысленно прикинув расстояние, ответил дроу, который не расставался с картой с того момента, как мы выехали из Академии.
   За воротами нас ждал магистр Пилат с открытым порталом, который и доставил нас до границы Принта, небольшого человеческого города, располагавшегося в десяти лигах дальше Скайры. К дедушке заехать, увы, не получилось.
   – Тогда двигаем отсюда, – предложила я, запуская огненный сгусток в тело поверженного вурдалака.
   Не оставлять же этого волка-переростка с задницей шакала гнить здесь?
   Озеро действительно показалось примерно через полчаса езды неспешной рысью. И вовремя, так как солнце уже начало клониться к горизонту, а ночевать посреди пустынного тракта у меня нет никакого желания. Да и спорю на любимые тапочки, не только у меня одной.
   Подыскав подходящее место на берегу озера, близнецы отправили нас с Лин купать и чистить лошадей, а сами остались заниматься лагерем. За шесть дней пути от Принта мы только один раз ночевали в придорожном трактире, на окраине крохотного городка, и лишь потому, что началась гроза. А так мы предпочитали спать под открытым небом. Всё-таки это первая наша практика, и нам хотелось насладиться каждым её моментом, включая все преимущества и недостатки кочевой жизни. Обычно Терен занимался лагерем, Лин готовкой, а я и Дерек лошадьми, но сегодня иритари было явно не до кухни.
   Схватив под уздцы Тыга и Сумрака, я повела их к озеру. Лин взяла Дыма и Зорьку. Тыг и Дым – это фризы близнецов. Оригинальные имена, я сама до сих пор от них косею. А как хохотал Тамиор, который им этих коней и продал… Он полбазара распугал, честное слово!
   Стоило только расседлать коней, как умные животные сами вошли в воду. Пускай немного постоят, отдохнут, охладятся и отмокнут, а то намаялись бедолаги с нами. Почищу их чуть позже.
   – Лин, ты как? – спросила я, наблюдая с песчаного берега за оранжево-красным закатом.
   Лучи заходящего солнца отражались от зеркальной глади воды, придавая ей загадочный мистический вид. Само озеро – небольшое, с крутым берегом на той стороне и песчаной отмелью на этом. Чуть выше того места, где мы с Лин сидели, росла мелкая травка, а за ней – небольшие кусты и карликовые деревья. Чуть подальше, примерно в пятидесяти шагах, обустраивали лагерь Терен и Дерек.
   – Уже нормально, – успокоила меня Лин, нашаривая в седельных сумках наши полотенца.
   Я пожалела, что оставила близнецам свой рюкзак, ведь там, где-то на дне, валялась моя рубашка, та самая, немного мне великоватая. В ней я обычно купаюсь.
   – Хелли, ты что, прямо так пойдёшь? – округлила глаза подруга, глядя, как я скидываю лёгкую курточку, дриадские сапожки и аккуратно кладу сверху оружие.
   – Конечно, – усмехнулась я. – Наши лошади потные, а эту одежду всё равно стирать. Так что почему бы и нет? Убью двух зайцев.
   – Хоть кулон сними, вдруг потеряешь! – предостерегла меня иритари, начиная разуваться.
   – Не-а. Кирт очень просил, чтобы я его никогда не снимала, – не согласилась я, хватая щётки для чистки лошадей.
   Уже полгода я не снимаю чёрную шелковую ленту с хрусталем – подарок ятугара. Причин несколько: украшение мне нравится, на нём защитные заклинания и самое главное, что оно полностью закрывает шрам на шее. Да и Кирт очень просил, а я не смогла отказать ему в такой малости. Все же ятугар слишком многое для меня сделал.
   У Лин не было необходимости носить что-либо на шее – шрама от проклятого металла у неё не осталось, так как в тот день на ней было надето платье с очень высоким воротником, плотно облегающим шею. Мне так не повезло.
   Почистить и искупать лошадей оказалось делом недолгим, работу облегчил Сумрак, которому надоело ждать своей очереди, и он просто покатался по песчаному дну на мелководье, очищая шкуру, и совершил короткий заплыв, смывая со своей шкуры налипшие на него песчинки. Как говорил мне Латриэль, пегасы – самые чистоплотные и умные животные в мире. И это правда, я в этом убедилась лично, только эльф забыл упомянуть, что они жуткие трусы! Или это просто мне, как всегда, не везёт?
   Вдоволь наплескавшись в прохладной водичке и простирнув одежду, мы отправились к близнецам. Лошади мирно жевали сочную зелёную травку на берегу; на небольшой полянке, окружённой высокими деревьями, весело потрескивал костёр с подвешенным над ним котелком, пахло чем-то съестным и очень вкусным; а между двумя пихтами было натянуто заклинание паутины-гамака, на которую накинуты одеяла. Невольно улыбнувшись вещам, которые стали мне уже привычными, я, развесив мокрые шмотки на ближайшем к костру кустике, уселась на поваленное дерево, вытирая ещё влажные волосы.
   – Что на ужин?
   – Перловка! – радостно объявил Терен, помешивая содержимое котелка деревянной ложкой.
   – Я на диете! – быстро проговорила я, мгновенно передумав ужинать.
   Честное некромантское, я ненавижу эту кашу!
   – Я так и думал! – уперев руки в бока, сердито проговорил старший из близнецов. Младший в это время сидел на траве, опираясь на ствол клёна, и старательно точил лезвия сатара, прислушиваясь к нашему разговору. – Готовишь для них, готовишь, а никакой благодарности! Я целый час в поте лица трудился, а она? Вот как так можно? – резко сменив тактику уговоров, всхлипнул Терен, утирая слёзы, на что я украдкой хихикнула.
   Ну точно как оскорблённая мамаша!
   Встав с бревна, я, старательно пряча глаза, подошла к Терену и подергала его за край кружевного фартука, который незаметно для брата (но не для нас) наколдовал Дерек, которому, видимо, пришли в голову такие же, как и у меня, мысли.
   – Мамочка, прости меня, плохого ребёнка, я больше так не буду! – жалостливым голосом пообещала я, делая большие невинные глаза с каплями слёз.
   При этом губы мои нервно подрагивали. Такой милый ребёнок получился…
   – Э-э-э… – замялся Терен, глядя на меня, и задумчиво почесал затылок.
   Ох, лучше бы он этого не делал!
   – Это что ещё такое?! – ещё больше удивился он, сжав в руке деревянные бигуди, которые только что обнаружил в волосах.
   Нервно хихикнув, я начала медленно пятиться назад, с трудом удерживаясь от смеха. Дерек, тоже подленько хихикая, довольно разглядывал дело своих рук. Даже Лин не смогла удержаться от смеха, глядя на дроу. Дерек всегда был умельцем накладывать мороки, и сейчас на его брате красовались старые, стоптанные и давно потерявшие более или менее приличный вид розовые тапочки, синее платье с весёленькой расцветкой в горошек, большая скалка в руке и куча бигуди на голове. И при этом дроу поправился раз так в пять…
   – Хелли!!! – огласил поляну гневный вопль.
   – Это не я!!!

   Время уже было около полуночи, когда меня тихонько позвал Терен, сидевший около костра:
   – Не устала ещё?
   – Не-а, – ответила я, спрыгивая с паутины.
   Дерек и Лин мирно посапывали на другой паутине, которую подпитывал Терен, дежуривший в эту ночь. Я же, натянув это же заклинание неподалеку, отрабатывала некоторые акробатические прыжки. На импровизированном батуте они получались, а на земле мне не всегда удавалось их повторить. Рассеяв заклинание отработанным взмахом руки, я подошла к дроу:
   – Терен, а тебе не показалось странным, что здесь так много вурдалаков?
   – Показалось. Пять штук, и все находятся в пяти лигах друг от друга – это слишком много, – нахмурился друг, продолжая шевелить угли в костре длинной веткой.
   – А мне не даёт покоя тот упырь в деревне. Он оказался слишком сильным, – поделилась я своими мыслями, вспомнив недавние приключения.
   – Я тоже никогда не слышал, чтобы упырь не умирал от удара мечом в сердце, – ещё больше нахмурился Терен. – А этот умер только после того, как Дерек снёс ему голову.
   – Тебе это не кажется странным? – посмотрела я на безоблачное ночное небо, словно пытаясь найти там ответ.
   К сожалению, там он написан не был.
   – Кажется, – кивнул дроу. – В этих местах слишком неспокойно, впрочем, как и говорил магистр Пилат.
   – Угу. Но мы же с этим разберёмся?
   – Конечно, – улыбнулся Терен. – Иначе зачем вообще мы поехали на практику?
Дерек де Рен
   «Дерек! Дерек, вставай! Кажется, у нас проблемы!» – послышался сквозь сон мысленный крик Терена.
   Какие ещё к упырям проблемы?
   Только я собрался его послать куда подальше, как братец снова завопил:
   «Дерек, твою ж мать! Вставай немедленно и только попробуй вякнуть хоть что-нибудь вслух! И вообще не издавай ни звука!»
   Да что, демон его побери, происходит?!
   С трудом разлепив глаза и подняв голову, я огляделся по сторонам. Судя по чуть посветлевшей кромке неба, скоро должен наступить рассвет. Но в лесу всё ещё стояла темень непроглядная. Поляну, где мы расположились, слабо освещали только тлевшие угли в костре. Лин спала, свернувшись в клубочек слева от меня, а Хелли справа, прижавшись ко мне спиной и закутавшись в одеяло так, что была видна только её макушка с взлохмаченными волосами. Братец стоял по ту сторону костра, лицом к озеру, держа в руке сатар. Ноги в боевой стойке, всё тело напряжено, одна рука чуть отведена назад, а другая, державшая сатар, чуть заметно подрагивает. Не понял, он что, боится?
   «Да разлепи ты уже глаза! Сам ещё и не так испугаешься!» – рыкнул Терен.
   Осторожно отодвинувшись от Хелли, я бесшумно слез с паутины и подошёл к Терену, двигаясь так, что даже аронт бы меня не сразу услышал. Терену я верю, он бы не поднимал панику просто так.
   Около спящих лошадей, сразу за контуром защитного круга, который, как обычно, мы ставили на ночь, стояло нечто: ростом где-то в два локтя, с телом покрытым жёсткими чёрными волосами длиной с мою ладонь, а на лице (если его так можно назвать) из-под обильных спутанных волос виднеется большой рот с треугольниками зубов в три ряда. Если сказать точно, то, встань это на две руки, оно бы было с меня ростом. Причём именно на руки, а не ноги. Это существо, а точнее, нечисть, имело четыре жилистых руки непонятно какого цвета, на которые и опиралось при передвижении. И маникюр такой милый… Чёрные острые когти, треугольные, под стать зубам, каждый из которых размером с мой палец.
   «Эньха…» – мысленно выдохнул я.
   «Вижу, что не грудастая русалка!» – огрызнулся Терен, напряжённо наблюдая за каждым движением нечисти, которая внимательно обнюхивала траву около защитного контура. Видимо, её привлек запах лошадей, который чувствовался даже через заклинание. Заклинание настроено на магов, и поэтому нас эта тварь и не чувствовала, но вот услышать вполне могла.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →