Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Клей на британской почтовой марке содержит 5,9 калории.

Еще   [X]

 0 

Блондинки предпочитают джентльменов. Подслушанные разговоры (Онегина Ева)

Незамужние 27-летние школьные подруги Дина и Саша пару раз в месяц созваниваются по скайпу. Для них не существует запретных тем: неожиданная беременность, поклонница-бисексуалка, алкоголизм и уголовное прошлое жениха – в любой ситуации каждая поддерживает подругу. В ходе, казалось бы, непринуждённой болтовни они не только иронично подтрунивают друг над другом, но и делятся весьма мудрыми советами, которые могут оказаться полезными читателям книги. А комичность ситуаций, в которые попадают подруги, умение девушек посмеяться над собой и обстоятельствами заставят читателей улыбаться.

Год издания: 0000

Цена: 69 руб.



С книгой «Блондинки предпочитают джентльменов. Подслушанные разговоры» также читают:

Предпросмотр книги «Блондинки предпочитают джентльменов. Подслушанные разговоры»

Блондинки предпочитают джентльменов. Подслушанные разговоры

   Незамужние 27-летние школьные подруги Дина и Саша пару раз в месяц созваниваются по скайпу. Для них не существует запретных тем: неожиданная беременность, поклонница-бисексуалка, алкоголизм и уголовное прошлое жениха – в любой ситуации каждая поддерживает подругу. В ходе, казалось бы, непринуждённой болтовни они не только иронично подтрунивают друг над другом, но и делятся весьма мудрыми советами, которые могут оказаться полезными читателям книги. А комичность ситуаций, в которые попадают подруги, умение девушек посмеяться над собой и обстоятельствами заставят читателей улыбаться.


Ева Онегина Блондинки предпочитают джентльменов. Подслушанные разговоры

   Всем блондинкам, брюнеткам и рыжим, чувствующим, что Он где-то близко.
   Спасибо Анютио, натуральной блондинке, телефонный разговор с которой превратился в первую главу этой книги.

1


   – Алло. Привет, дорогая!
   – Привет, Динка.
   – Как твоя новая работа, довольна?
   – Разве можно быть довольной, если работаешь в офисе? Эти понятия несовместимы, за редким исключением. Да кому я рассказываю? Ты же сама из тех, кто чаще в творческом поиске, чем на рабочем месте.
   – Ну, не без этого. «Работа – последнее прибежище тех, кто больше ничего не умеет», Сашка. Читала сейчас один умный журнал. Оказывается, большинство серьёзных отношений, приводящих к браку, завязывается именно на службе.
   – И что, мадемуазель искусствовед решила срочно найти работу?
   – Не угадала! Вспомнила, что ты недавно устроилась в новую компанию, звоню узнать, завязались ли уже «серьёзные отношения».
   – В таком случае ошиблась номером. Здесь, как на подбор, одни лохи. Начиная с угрюмого охранника и классического очкарика-программиста с немытыми волосами, стянутыми резинкой от крышки для консервации овощей, и заканчивая начальником, у которого столько тараканов в голове, что хватило бы на десять человек.
   – Неужели домогается?
   – Как раз наоборот. В очередной раз убеждаюсь, что мужчинам вредно читать псевдопсихологические брошюры типа «Блондинкам не место на планете Земля».
   – Он что – голубой?
   – Хуже. Возомнил себя повелителем человеческих судеб. Знаешь, как я попала на эту работу? Случайно. Встретила соседку, она вся запаренная: на работе аврал – кто-то уволился, кто-то в декрет ушёл, кто-то отдыхает, лето всё-таки. Хочешь, говорит, поработать? А я как раз с очередного неудачного собеседования приехала. О’кей, думаю, если я не могу найти работу, пусть она сама меня найдёт. И буквально на следующий день поехала к ним в офис. Генеральный директор был в отпуске, проводить смотрины соискателей было некому, да и некогда. Без лишних экивоков заместитель начальника утвердила мою жаждущую аванса кандидатуру. И вот я быстренько вникла в суть работы и уже делала первые профессиональные успехи, когда приехал загорелый директор. Заместитель представляет меня ему, улыбаясь во весь рот: «Вот, Фёдор Андреевич, пока вы отдыхали, у нас появилась новая сотрудница – Александра». Ты бы видела его лицо! Удивление – негодование – ухмылка – обида. Как зашипит: «Когда? Почему? Кто принимал?» Я почувствовала себя инопланетянином, залетевшим в кабинет как минимум президента страны. Как ты думаешь, чем ему не угодила моя персона?
   – Не знаю. Неужели предпочитает толстушек?
   – Нет! Я оказалась единственной блондинкой во всём офисе! Представляешь, он принципиально нанимал на работу исключительно темноволосых женщин. Видимо, начитался лабуды типа «блондинки пусты и легкомысленны, брюнетки – исполнительны и серьёзны». Взрослый человек, управляет собственным бизнесом, и такая косность мышления.
   – Да-а, прямо волосяная дискриминация получается. Наверняка в Америке за такое можно в суд подавать. Ущемление прав человека по цветовому признаку.
   – Смейся, смейся. Подумай, каково было мне. Первая мысль – послать эту черноголовую организацию подальше. Но удержалась. Ну, думаю, я тебе ещё покажу, что натуральные блондинки поумнее и покреативнее многих брюнетов.
   – Помнишь, у Фицджеральда было что-то вроде: «Если блондинка не умеет поддержать разговор, мы называем её куклой, молчаливого блондина считаем болваном. А наряду с этим мир полон «молчаливых брюнетов» и «томных брюнеток», абсолютно безмозглых, но никто их почему-то за это не винит».
   – Кстати, неплохой тест на профпригодность: «А вы знаете, что говорил Фрэнсис Скотт Фицджеральд по поводу блондинов и брюнетов?», и первым задать этот вопрос следует нашему кретину-начальнику. Уверена, он и знать не знает об этом писателе.
   – Но ведь не уволил всё-таки.
   – А на каком основании? «Не соответствует цветом головы большинству сотрудников компании». Такая запись в трудовой? Все профессиональные обязанности выполняю безукоризненно, пять лет зубрёжки в институте экономики всё же не прошли даром.
   – Да ты, оказывается, скромница. Безукоризненная.
   – Приходится. Сама себя не похвалишь, сама себя будешь пялить. Знаешь такую аксиому?
   – Вах, Шурка, это новый начальник так повлиял на твой лексикон? Раньше не подозревала тебя в знании подобных циничных фразочек.
   – Это моя коллега, наша секретарь Юлиана, всё свободное рабочее время проводит в Интернете и извлекает время от времени оттуда подобные истины.
   – Вот оно что! Ты тоже в сети торчишь?
   – Да мне некогда. Я ж вся в работе, постигаю тонкости. Смотрю на коллег – интернет-наркоманы: приходят на работу, сразу к компьютеру – не прокомментировал ли кто-нибудь их фотографии в соцсетях. Время обедать – «Нет, я поработаю». Сами ёрзают в ожидании бессмысленных сообщений от сто лет назад позабытого соседа по парте или на сайтах знакомств зависают. Конец рабочего дня, пора домой: «Я ещё посижу полчасика». Глаза выпучены, взгляд безумный, строчат по клавишам, как заведённые. Не хочу такой стать.
   – Боишься контроль потерять?
   – Ну, я человек увлекающийся, всякое может случиться.
   – Сашка, а давай свои анкеты разместим на сайте знакомств.
   – Подруга, ты меня пугаешь. Ладно я – среднестатическая внешность, лишний вес, куча комплексов. В лучшем случае окружающие мужчины воспринимают меня как сестру, в худшем – вообще не замечают. Но ты! Красивая, стройная, умная. Вокруг тебя парней хоть пруд пруди, даже на дизайнерских курсах умудрилась влюбить в себя весь мужской состав группы, один даже за город тебя возит после каждого занятия. Дина, да никто не поверит, что ты отчаялась найти любовь в реале и доверилась Интернету.
   – Вот-вот-вот. Ты хоть и знаешь меня с детского сада, а думаешь, как все: умная, привлекательная – значит, не одинока. А на самом деле?
   – Ну, у тебя всегда какие-то поклонники есть.
   – В том-то и дело – какие-то! Либо самовлюблённые женатики, мечтающие просто затащить меня в постель разок-другой, либо неудачники, ждущие от девушки инициативных предложений. А нормальные мужчины, достойные моего внимания, считают, как и ты: раз красивая – значит, не одинока, и подходить не осмеливаются. И даже если каким-то чудом со мной знакомятся, не верят, что у такой леди никого нет и, подозревая меня в беззастенчивой лжи, спешат откланяться.
   – Ах ты, бедная-несчастная. Значит, зря тебе завидуют все женщины вокруг?
   – Это я завидую тем, у кого стабильные полноценные отношения, доверие, никто никому не изменяет. Есть только «мы».
   – Странно слышать именно из твоих уст такие сантименты, Динка. Всегда считала тебя востребованной на рынке невест, хотя знаю, что в твоей жизни была всего пара-тройка мимолётных романов.
   – Востребованность женщины определяется не тем, сколько у неё было мужчин, а количеством желающих обладать ею. Увы, среди них нет родственной мне души.
   – Ладно, страдалица-красотка. Что нужно написать в анкете, чтобы лучшие парни планеты начали приглашать нас на свидания? Хотя знаю, кто может меня проконсультировать по этому поводу.
   – Наверное, начальник, знающий толк не только в женском цвете волос, но и в мужском.
   – Да если шеф узнает, что его доблестные сотрудники бóльшую часть рабочего времени заседают в Интернете, поувольняет всех к чёртовой матери. Я первая навылет.
   – А кто же тогда этот таинственный консультант?
   – Та самая секретарь, активная посетительница сайтов знакомств. У неё виртуальный роман с каким-то белорусом, уже несколько месяцев переписываются. Когда Юлиана открывает очередную порцию его сочинений, у неё аж глаза загораются и грудь на полразмера вырастает.
   – Здорово! А в реале встретиться не хочет?
   – Я думаю, если б не расстояние, уже бы встретились.
   – И тебе насоветует каких-нибудь далёких недоступных кавалеров, Санька.
   – Можно прямо в анкете оговорить радиус нахождения потенциальных женихов от моего компьютера. Думаешь, надо встречаться сразу, не тратить время на переписку?
   – Конечно! Можно три года строчить письма и блестеть глазами, а потом увидеть человека и за две минуты понять, что нет, это не твоё, надо бежать, пока не поздно!
   – Слушай, подруга, на днях слышала именно такую историю. Приехала из отпуска девчонка. Она почти полтора года переписывалась-созванивалась с иранцем. Тот учился у нас в Лумумбе, потом вернулся на родину, увидел её фото в сети – и понеслось. Письма, разговоры, признания. Она уже была готова принять иноземное подданство и нарожать несколько русско-иранских или ирано-русских (тут уж как получится) ребятишек. Договорились встретиться на нейтральной территории, в Марокко. Девчонка видела его фотки, слышала голос, но в реале он был ниже и толще, чем она ожидала, глядя на отфотошопленные снимки времён его юности. Кроме того, оказался жаден, самовлюблён, авторитарен, и ещё длиннющий список недостатков. Короче, через день она не выдержала и послала его. Благо жили в разных номерах.
   – Ну вот, Шурик, ты сама подтвердила мою теорию. Незачем тратить время на писанину, надо сразу встречаться.
   – Как ты думаешь, товарищ эксперт, какую фотку лучше поставить основной – портрет или в полный рост?
   – Конечно, в бикини! А лучше без. Сто процентов искателей невест напишут именно тебе.
   – Нет, серьёзно! Мне нравятся фотографии, где я смеюсь во весь рот, а мужчинам нужна загадочность, улыбка Джоконды.
   – А что, идея! Может, какой-нибудь цирковой клоун ищет партнёршу, увидит тебя – алле-ап: и жених, и новая творческая специальность.
   – Ха-ха-ха! Интересно, Динка, а как профессиональные клоуны ведут себя в постели?
   – Ну, раз тебя посещают подобные мысли, Шурик, точно: выбирай самую улыбчивую фотку. Ответ на этот вопрос не заставит себя долго ждать.
   – Всё, позвоню тебе.
   – Чао.

2


   – Ты куда пропала, подруга? Привет! Заставила меня зависать в Интернете, искать пути завоевания самых достойных пользователей, а сама не звонишь.
   – Да всё не до этого, здорово.
   – Понимаю. Наверное, усиленно занимаешься изучением тонкостей интерьерного дизайнерского искусства со своим одногруппником, а по совместительству ещё и шофёром.
   – Сашка, ты для этого мне звонишь? Охота поиздеваться над кем-нибудь?
   – Вовсе нет. Звоню похвастаться первыми успехами в области покорения мужского населения интернет-пространства.
   – О, ты времени зря не теряла! Давай рассказывай.
   – Следуя твоим заветам, я заполнила анкету.
   – Да ты уже стихами изъясняешься. Влюбилась, что ли?
   – Если бы! Тогда не звонила бы тебе и не жаловалась. Заполнила все пункты профиля, фотку загрузила.
   – Какую? В купальнике?
   – Да сейчас. Обойдутся. Обычную. Почти портрет.
   – Почти? Верхнюю его часть или нижнюю?
   – Как остроумно! Я там до пояса. Больше чем портрет, но меньше, чем в полный рост.
   – Ну, ты хоть в декольте?
   – Нет, но наличие третьего размера груди скрыть не удалось.
   – Смотри, маньяки вычислят тебя и начнут караулить. Кстати, а какие требования к партнёру?
   – Какие-какие. Добрый, весёлый, интересный.
   – Двоечница! Много тебе известно людей, считающих себя любимого неинтересным?
   – Ну а что писать? Ищу богатого и сексуального?
   – А почему нет? Ты ведь на самом деле этого хочешь! Зачем прикрываться заезженными эпитетами типа «весёлый – добрый», если ищешь того, кто в состоянии в рестораны тебя выводить, да и в постели умеет не только храпеть.
   – Но я и сама могу сходить в ресторан.
   – Ага, то-то я смотрю: каждый день ходишь. И в постели тоже можешь сама себя ублажить. А зачем тогда мужики нужны? Чтобы нервы нам трепать?
   – Ну, они же тоже люди. Так, поболтать, пофлиртовать иногда.
   – Шурик, тебе сколько лет? Не нафлиртовалась ещё? Признайся, что ищешь своего единственного, с которым хотелось бы прожить всю жизнь в достатке и гармонии. Так?
   – Ну, допустим. Это и написать в графе «ожидаемый партнёр»?
   – Конечно! Зачем заявлять «хочу просто дружить», если каждого кандидата будешь рассматривать с позиции «каким отцом он будет для наших детей».
   – Вообще-то, уже пришло несколько писем, одни малолетки какие-то. Вроде честно указала свой возраст.
   – Ищут, кто бы их девственности лишил наконец, вот и выбирают дам постарше. Не вздумай отвечать! Ещё прыщавых альфонсов нам не хватало. Наверняка всем новичкам женского пола на сайте отсылают одно и то же письмо.
   – А я только ответ начала сочинять.
   – Немедленно удаляй свою романтическую писанину. Заяви честно, что ищешь мужа, состоятельного, умного, симпатичного. Чтобы мог не меньше двух раз в день.
   – Ага, точно. Так много достоинств, а он сидит себе у компьютера и отчаянно ищет невесту.
   – Ну, по крайней мере, нищие студенты перестанут морочить тебе голову. И женатиков отсеем, нечего на сайтах знакомств торчать, пока супруга у плиты ужин готовит. И желаемый возраст обязательно укажи, чтоб моложе тридцати пяти не смели дотрагиваться до клавиатуры.
   – А понравлюсь ли я со всеми своими недостатками состоявшемуся морально и материально мужчине?
   – Поверь, Алекс, у любого мужика комплексов не меньше, чем у тебя. Кривые ноги, короткие члены и волосатые спины порой тревожат своих хозяев даже больше, чем ликвидность нажитых ими активов, я уж про лысины молчу. Что касается женской красоты, часто она только отталкивает нормальных парней, им нравится естественность и непосредственность девчонки из соседнего подъезда, а не гламурная прилизанность дамы, только что вышедшей из солярия. Сделай вид, что очень довольна своей внешностью и таишь некую загадку.
   – Ой, вспомнила одну такую мадам: со мной в группе училась девочка, у неё была школьная подруга Фаина. Внешне никакая: глаза в кучу, стрижка ёжиком и повышенная конопатость в придачу. То ли ей родители с детства внушали, что их принцесса – самая красивая, то ли у неё зеркало было с изъяном, но вела себя эта Фая так, будто неотразимее неё на целом свете никого не было. Самое забавное, что окружающие начинали в это верить. Моя одногруппница говорила: «Вот Файка красивая, у неё всегда от кавалеров отбоя не было». Мы с девочками недоуменно переглядывались: «Каким это местом Фаина красива?» Однако все её поклонники со школьных времён действительно так считали, за одного из них она выскочила замуж по залёту, и до сих пор живут, два сына уже. Хорошо, что не дочки, а то такие же страшилки, как мать, получились бы.
   – Какая ты циничная, Александра. Добрее надо быть к людям, глядишь, и они к тебе другим местом развернутся! Внешность твоя для ярмарки невест вполне конкурентоспособна, найди в себе изюминку и делай акцент на ней. Впрочем, две твои большие изюмины итак впереди тебя шагают, это я про грудь, а что ещё мужикам надо? Ресницы накрась повыразительнее и хлопай ими направо-налево. Наивно-доверчивый взгляд цепляет парней, им нравится опекать. Ну и задорный блеск в очах!
   – Да где ж его возьмёшь? Капель, что ли, залить туда глазных?
   – Никакой фантазии у тебя, Санька, ты ещё сок белладонны в них закапай, как итальянки в эпоху Ренессанса! Всё проще: представь, например, что выиграла в лотерею сумку-мечту из последней коллекции Диор и едешь её забирать, а не на какое-то там свидание!
   – О-о-о! У меня они уже замигали! Оригинальный способ зажечь огонь в глазах, Динка, надо попробовать! Кстати, последние новости о сумках. Вчера Юлиана зачитывала нам выдержки из статьи о связи сексуальной удовлетворённости женщины и величиной её ридикюля. Оказывается, чем меньше у дамы проблем в этой сфере, тем меньше её сумочка. Ну, ты понимаешь, какое место она символизирует! Чем больше кошёлок женщина покупает, тем более обеспокоена она своей половой жизнью, самый актуальный для неё вопрос: «Как их наполнить!»
   – Да неужели?
   – Мы тут же провели внутриофисное исследование, и точно! Кто состоит в романтических отношениях – аккуратные маленькие клатчи, у кого горизонт чист или, напротив, давно погряз в пучине семейных ссор – хозяйственные баулы с кучей хлама внутри. А маркетолог наша говорит: «Когда мы только начали жить с бойфрендом и секс был почти каждый день, я вообще перестала пользоваться сумкой. Телефон и помада в кармане, а деньги и ключи – у него. Так сразу легко стало, и спина выпрямилась, освободившись от тяжести килограммов ненужных вещей».
   – Так, наверное, существует и обратная зависимость, Шурик? Может, перехитрить невезение, приобрести мини-сумку, глядишь, и достойный претендент на её анатомическую проекцию появится? Обязательно купи себе оранжевый клатч!
   – Динка, да ты просто имиджмейкер и психолог-новатор в одном лице! А давай твою анкету заполним. Посмотрим, сколько тебе холостых олигархов напишут.
   – Я бы с удовольствием, но на это требуется время и терпение, а у меня ни того, ни другого.
   – Было бы желание, нашла бы и то, и другое. Так и скажи, что влюбилась в своего шофёра-партнёра. По учёбе, разумеется. Да?
   – Честно? Рада бы, да слишком много препятствий.
   – Как интересно! Например?
   – Ну, внешне он далеко не Аполлон.
   – Ой, подумаешь. Леонардо ди Каприо занят, а клонировать его ещё не успели. Неужели такой страшный?
   – Да нет, вовсе не страшный. Слегка толстоват.
   – Слегка? Или всё-таки не в меру упитанный? Говори конкретнее.
   – Ну, килограммов сто двадцать, думаю.
   – Офигеть! Да, ты попала! У вас уже было что-нибудь?
   – Ты чего! Мы просто дружим. Понимаешь, он обаятельный, энергичный, отзывчивый, деловой. Но в постели с ним я себя не представляю.
   – Сто двадцать килограммов против твоих сорока восьми! Он тебя задавит в первую же ночь, детка.
   – Надеюсь, её не случится. Шурик, думаешь, толстяки занимаются сексом?
   – Конечно, нет, Динка. Знаешь, чем больше они едят, тем быстрее у них отмирают некоторые органы.
   – Ну, ведь не секрет, что в постели мужчины любят быть сверху. А если такой мачо ляжет на тебя, какой там оргазм, можно прощаться с жизнью.
   – Ого. Прошли те времена, когда ты была оптимисткой, подруга. Кстати, недавно читала интервью с актёром, толстым таким, ну, который пиво рекламировал. Представляешь, он женат, и даже дети есть. Значит, и пухляки как-то умудряются обниматься!
   – Слушай, Алехандро, какой секс, мы просто общаемся. Он не пристаёт, не намекает ни на что. Так, привет-пока, как дела – и всё.
   – Это как раз означает, что ему нужно не просто твоё тело, а что ты интересуешь его как личность. Да и ты, я чувствую, к нему неравнодушна.
   – Сама не знаю, как объяснить. Понимаешь, мне с ним очень легко. Я ведь человек довольно закрытый, кроме парочки проверенных временем людей, я ни с кем не откровенничаю, никого в свою жизнь не впускаю. А ему почему-то многое рассказываю. Такое ощущение, что мы знакомы всю жизнь. Есть выражение «свой человек». Вот Паша абсолютно мой. Рядом с ним я чувствую себя самой собой. Ничего не нужно изображать, мне легко и комфортно. Ну, прям как с тобой!
   – Вау! Спасибо за комплимент. Ну что я могу сказать, Диана? Совет да любовь!
   – Понимаешь, я не воспринимаю его как мужчину. Как друга – да, как старшего брата. Но у меня не возникает желания поцеловать его или даже обнять.
   – Ну, с братьями как раз обниматься не запрещено. Вот так всегда: если любовник хороший – поговорить не о чем, если собеседник – супер, в постели никакой. Или даже вовсе не хочется к нему в постель, как в твоём случае. Что будем делать?
   – Да ничего. Пусть всё идёт само собой. Буду консультировать тебя насчёт интернет-женихов. Может, и мне перепадёт какой-нибудь, отвергнутый тобою. Только обязательно напиши, что тебя интересует не дружба-флирт, а серьёзные отношения со свадебным тортом в четыре яруса.
   – Ладно, внесу кое-какие поправки в свою анкету. Представляешь, Динка, до чего дожила твоя подруга! Сидела сегодня в вагоне метро, рядом стоял мужчина, я поймала себя на том, что смотрю на его ширинку! Причём на лицо ему я даже не удосужилась поднять глаза, мне всё равно было – блондин это или брюнет, какого возраста, главное, что джинсы довольно плотно облегали его бедра, и мне дико захотелось расстегнуть их.
   – Надо было так и сделать, маньячка! Пассажирам синей ветки метро ещё долго было бы что вспомнить, не говоря уже о том счастливчике, которому, наверное, и не снилось, что этим можно заняться прямо в общественном транспорте по пути на работу.
   – Всё-таки длительное воздержание сильно сказывается на нашей психике, надо срочно налаживать половую жизнь! Кстати, намекни толстяку, что всегда можно сесть на диету, было бы желание. Удачи! Пока.
   – Ок. Адьёс, созвонимся.

3


   – Дорогая, приветик! Что-то давно не звонишь. Нечем похвастаться или, наоборот, всё настолько хорошо, что некогда даже подругу порадовать?
   – Сама не знаю, смеяться или плакать. Результат превзошёл мои ожидания.
   – Кто же он? Принц, олигарх, а может быть, сам Филипп Киркоров?
   – Только его ещё мне не хватало. Не люблю переростков. Самовлюблённых драчунов. К тому же неопределённой ориентации.
   – Итак, Санька-привереда, ближе к делу. Ты исправила анкету?
   – Да уж, послушала тебя, указала возраст «от тридцати лет». Что ты думаешь? В Интернете случился «день открытых дверей в доме престарелых».
   – Надо было указать «не старше шестидесяти пяти».
   – Ой, как смешно! Один особо активно навязывался. Ну, не совсем пенсионер, конечно. Лет сорок семь примерно, хотя в анкете скостил себе пятёрку.
   – Да это ж то, что надо! Оптимальный возраст, перебесился уже, да и денег подзаработал. Самое время тратить их на тебя.
   – Дина, если б ты его видела! Похоже, фотку на сайте разместил пятнадцатилетней давности. В реале оказался какой-то невзрачный, лысеющий, зачуханный, лицо в пигментных пятнах.
   – Может, устал человек просто. А проплешины с пятнами и у молодых бывают. Какая машина?
   – Полный отстой! Начал оправдываться, мол, были дорогие, но уже два раза угоняли, поэтому на этот раз решил взять подешевле. Женат, две дочки-студентки. Короче, банально ищет любовницу.
   – Так и сказал?
   – Нет, конечно. Якобы готов уйти из семьи. Живут в коттедже в пригороде, но у него ещё есть квартира в центре. Мол, рад переехать в неё насовсем, было бы с кем.
   – На ровесницу-жену не встаёт, молодой крови ищет.
   – Вероятно. Сам выглядит довольно удручающе. Какой-то неопрятный, дёрганый, тусклый. Беличьи зубки редкие, глазёнки бегают. Вроде в костюм наряжен, но то ли покрой неудачный, то ли не идёт он ему – смотрится нелепо. Себя бы сначала в порядок привёл. Неудивительно, что такому даже законная супруга не даёт. А надушился как! Парфюм дорогой, но такое количество на себя выплеснул, что в машине окна запотели.
   – Куда ходили?
   – Какой там ходили! Он позвонил, я предупредила, что у меня есть два часа свободных. Вполне можно успеть хотя бы кофе попить, а лучше пообедать. Ага, мечтай, девочка. Села в машину, он: «Мне надо документы отвезти, тут недалеко». Оказалось, внимание… в Ломоносов!
   – И правда, близко.
   – Приехали наконец, куда Макар телят не гонял, а человека, которому везли бумаги, на месте не оказалось! Пришлось срочно соображать, кому можно оставить. Звонки, нервы, суета. Ещё время прошло, ну и обратно поехали по пробкам. Я, как идиотка, накануне джемпер абрикосового цвета купила в Боско стоимостью чуть ли не вполовину моей зарплаты, думала выглядеть достойно рядом с «преуспевающим джентльменом» в каком-нибудь приличном ресторане, а мне даже плащ не довелось расстегнуть! Никакого кофе-чая, ничего!
   – Бедняжка! Слышала, британцы проводили опрос, готовы ли женщины на полтора года отказаться от секса взамен на сезонные обновления гардероба?
   – Где сто процентов респонденток предпочли шопинг каким-то там половым выкрутасам? Да, слыхала! Я бы тоже с удовольствием пополнила их ряды. Хотя у меня и так секса не бывает по шесть месяцев.
   – А у меня и того больше.
   – Лучше вообще пусть зарастёт одно место, чем с такими недоразумениями спать. Я чуть не задохнулась в машине от передоза одеколона потрёпанного ловеласа. А этот вонючка воодушевился, на меня глядя, губу раскатал, чуть ли не слюни текут, и кокетливо так: «Когда поедем мою квартиру смотреть?» Так и просилось на язык: «В зеркало сначала посмотри, дедуля редкозубый, кто к тебе, такому пугалу похотливому, поедет!» Но я девушка интеллигентная, сама знаешь, пролепетала, мол, на выходных занята, а там созвонимся.
   – Понадеялась, что за уик-энд его вожделеющий пыл поостынет и он забудет тебя, такую молодую и цветущую.
   – Да уж, не тут-то было! Позвонил в понедельник в девять утра! Нормальные люди спят в это время, а этот чухлик с тремя прозрачными взъерошенными волосками уже готов демонстрировать свою квартиру!
   – И что же ты ответила в столь ранний для богемы час?
   – Да ничего. Выключила звук. Но он не унимался, раз восемь позвонил. Решила прекратить эти телефонные домогательства, отправила смс: «Извините, в выходные встретила мужчину своей мечты. Желаю удачи в поисках новой невесты». Примерно так.
   – Как деликатно. А что, действительно встретила?
   – Ага, пять штук. Ездила на дачу к родителям картошку копать.
   – Шурик, да ты для любого мужчины просто идеал! Напиши в графе «Хобби»: по выходным копаю картошку. Вот увидишь – поклонников из числа садоводов значительно прибавится.
   – После этого навязчивого парфюмированного чучела у меня возникло отчаянное желание навсегда удалить свою анкету и всех лысеющих пользователей Интернета заодно.
   – Ну, не впадай в депрессняк, Сантьяго: первый блин комом. Будет и на нашей улице праздник! Отрицательный опыт – тоже опыт. Следующему кавалеру суждено быть гораздо лучше, вот увидишь.
   – Хитрая, идея твоя, а я отдувайся. Что у тебя нового с толстячком?
   – Общаемся.
   – Как ёмко. Целовались?
   – Нет, но всем своим поведением намекает, что пора.
   – А ты отчаянно сопротивляешься?
   – Не то чтобы, я всё ещё вижу в нём только друга. Сама подумай, к чему приводят поцелуи. Быть раздавленной мне пока не хочется.
   – Перестань, Динка. Толстуны тоже люди. Им тоже хочется любить.
   – Представляешь, курить бросил, после того как я сказала, что не переношу сигаретный дым.
   – Вау! Это глобальный шаг для заядлого курильщика. На всё готов, чтобы покорить принцессу!
   – Кстати, ещё один изъян внешности отваживает меня от его поцелуев.
   – Окладистая борода или третий глаз?
   – У него выбита пара передних зубов.
   – А-а-а! Где ты находишь таких колоритных героев, подруга? Не бойся, даже кариес при поцелуе не передаётся, а уж щербатость тем более. Сейчас вставные зубы такие красивые делают, не отличишь от настоящих.
   – Это женщине ничего не стоит между маникюром и шопингом заглянуть к стоматологу, а для мужика поход к врачу – подвиг, на подготовку к которому уходят месяцы, а то и годы.
   – Твоя правда, Динка! У моего братца как-то раз зуб прихватило, он весь Интернет перерыл в поисках народных рецептов. И чеснок к руке привязывал, и корой дуба рот полоскал. Даже вычитал, что если на запястье шерстяную ниточку носить, боль в течение трёх дней пройдёт. Чуть до реанимации не доносил! А дел то было на полчаса в кабинете дантиста.
   – Должен же парень в двадцать девять лет и сам догадываться, что зияющая дыра в улыбке выглядит не очень эстетично.
   – Может, он хоккейный фанат? У них модно беззубыми ходить.
   – Да ну тебя, Санька! Представляешь, едем, болтаем на отвлечённые темы, и вдруг он выдаёт: «А давай квартиру снимем, вместе поживём». Я аж рассмеялась!
   – Вот видишь, значит, в отношении тебя самые серьёзные намерения! Не сжимай ладонь, на которой сидит бабочка, дорогая. А с кем он сейчас живёт?
   – Не поверишь! С папой и братом.
   – Как необычно. И что же ты ответила?
   – Ничего. Превратила всё в шутку. Посмеялись вместе. Ладно, Алекс, гуд-бай, надо доделывать проект. Не теряй времени – знакомься со всеми более-менее годными кандидатами. Рано или поздно нам повезёт!
   – Слушаюсь, будущий дизайнер – мечта щербатых пухляков. Удачи! Звони.

4


   – Салют, Динка. Вспоминала о тебе.
   – Вах, и по какому же поводу? Привет!
   – Поняла, что мне тоже нравятся толстяки.
   – Интересно, как же ты это вычислила? Эмпирическим путём?
   – Скорее, методом от противного.
   – Ага, значит, тебя настолько разочаровал мужчина обычной комплекции, что ты решила искать счастье в объятьях не в меру упитанных мачо.
   – Если бы обычной! Кощей! Настолько тощий, что не то что обниматься не хочется, чахоткой побоишься заразиться от него. Такое ощущение, что мужчины с нормальным телосложением повымирали, остались либо скелеты, либо карлсоны.
   – Не вы ли говорили, Александра, что любой может похудеть, было бы желание. Значит, следуя твоей логике, каждый может и поправиться. Так?
   – Не знаю. Глядя на этого сухаря, сомневаюсь, что его может хоть что-нибудь спасти, краше в гроб кладут.
   – Если худоба – единственный недостаток твоего кавалера, можно попробовать его откормить.
   – Видимо, не единственный, раз не зацепил.
   – Чем же ещё примечателен твой воздыхатель, помимо блокадной толщины?
   – Ну, он высокий.
   – Вот. Неоспоримейшее достоинство! Дальше.
   – Всё. На этом достоинства заканчиваются… А, ещё – наличие джипа.
   – Вау! А что ещё нужно для счастья? Высокий, на внедорожнике. Мечта!
   – А что, дорогая машина и высокий рост – критерии автоматической влюбляемости в человека?
   – Нет, конечно. Хотя большинство людей, причём обоих полов, считает эти условия достаточными для того, чтобы быть в топе на рынке женихов.
   – Понимаешь, он какой-то необаятельный, скованный, нескладный. Будто аршин проглотил. Внешность обыкновенная, не урод, не красавец: печальная поволока мутноватых глаз, похожих на раковины моллюсков, выброшенных на берег прибоем, рот едва открывает, когда говорит, будто наполовину зашит изнутри.
   – Ну, ты напридумываешь метафор, Санька! Умеешь рассмешить.
   – Одет вроде недёшево, но совсем безлико, в серо-чёрных тонах. Сейчас столько стильной яркой одежды для парней. Иногда иду мимо мужских магазинов и завидую. Такое ощущение, что женская мода нынче менее интересная, чем мужская. Зачем напяливать серое, когда вокруг столько красивых цветов?
   – Ну, это поправимо. Сама знаешь, стильно одетый мужчина, в большинстве случаев – заслуга женщины. Парням часто не хватает смелости или уверенности в себе, чтобы надеть, например, жёлтый свитер или фиолетовый пиджак. Хотя эти недоработки вполне можно исправить совместным походом в магазин и обилием комплиментов: «Милый, тебе так это к лицу!» Что интересного рассказывал твой герой?
   – Вот именно, что не рассказывал, а приходилось выпытывать, сидел, будто воды в рот набрал. Чувствовала себя следователем на допросе. Знаешь, хочется, чтобы беседа текла сама собой. Не в виде монологов, конечно, но без напряга. Чтоб не возникало дурацких пауз, чтобы лихорадочно не придумывать вопросы типа «Какой предмет в школе нравился больше всего?» или «А кем ты хотел стать, когда вырастешь?». Раньше я считала, что болтливый мужчина – это фигово, теперь понимаю, что молчун – ещё хуже.
   – Ну, у него же рот наполовину зашит, наверное, нитки натирают, когда разговаривает. Да, Шурик, тут действительно надо совпасть. Либо чтоб один был говорун, другой – молчаливый, либо чтоб потребность слушать и высказываться была примерно одинаковой.
   – А твой нынешний ухажёр болтлив?
   – Знаешь, с ним не только можно обсуждать всё на свете, но и легко молчать. Когда люди мало знакомы, любая пауза вызывает дискомфорт. Рассказала одну историю, возникла тишина. Смотришь на собеседника – молчит, чувствуешь напряжение и начинаешь нести всякую околесицу, антимонии разводить. Потом жалеешь. А у нас такого нет: поболтали – помолчали, снова поговорили. И это молчание настолько естественно, прямо благодать какую-то ощущаешь.
   – Да ты, подруга, влюбилась по полной. Мы тебя теряем.
   – Вот ты когда с мамой общаешься или с братцем, вы же не беспрерывно тараторите. Наверняка бывают и паузы. Ты же нормально себя при этом чувствуешь.
   – Ну… да. Перерывы есть, напряга – нет.
   – Вот и у нас так. Прямо как с братом – легко и непринуждённо. Ну, так что же удалось вытащить клещами из твоего молчаливого поклонника?
   – Разведён много лет назад. Занимается крупными строительными заказами, типа офисных центров.
   – Слушай, Санька, такие люди просто обязаны быть коммуникабельными.
   – Вот и я о том же. Видимо, на профессиональном уровне умеет сделки заключать, раз на джип заработал. А с женщинами надо быть улыбчивым, раскованным, обаятельным. В строительном бизнесе эти качества явно не обязательны.
   – Куда ходили?
   – Посидели в кафе, причём этот не жадничал, наоборот: «Может, ещё что-нибудь?» Договорились съездить погулять.
   – В лес?
   – Зачем в лес? В Петергоф, например, или в Пушкин во дворец. Интеллектуальный отдых, в общем.
   – Надо же, как необыкновенно. Значит, есть ещё достойные представители отстойного пола, которые не тащат на первом свидании девушку к себе домой. Честно тебе скажу, за весь мой недолгий период работы экскурсоводом я почти не встречала влюблённых парочек, интересующихся искусством. Только группы иностранцев и школьников, незамужних дамочек-подружек, бабушек с внуками, студентов-искусствоведов, изредка геев. Так что тебе повезло с кавалером.
   – Вроде бы хорошим манерам обучен, а сердце не лежит к нему.
   – Меланхолик?
   – Ипохондрик!
   – Дожили, Александра. Вот уже и настоящие джентльмены тебе не милы.
   – Трудно объяснить. Да, высокий, да, интеллигентный, да, уже в меня влюбился. Но всё не то. Нету харизмы, что ли, химии. Помнишь, в школе на полях рисовали сердечки с инициалами возлюбленного и замирали от счастья от одного его случайного взгляда? Вот снова бы испытать чувство, от которого возникает желание нарисовать сердце с заветным именем! Не хочется лететь за сухарём, понимаешь?
   – Ну, ты же согласилась на загородную прогулку, значит, всё-таки даёшь ему шанс!
   – Согласилась от нечего делать. А может, проснулась тяга к прекрасному. Соскучилась по дворцам, паркам и художественным шедеврам. Ты же дипломированный искусствовед, Дина, должна меня понимать!
   – Смотри, эстетка, романтические прогулки провоцируют пробуждение чувств.
   – Боюсь, в моём случае, поспособствуют их угасанию. А твой-то щербатый как? Не похудел ещё?
   – Я его не взвешиваю. Представляешь, выкинул тут финт. Ни с того ни с сего звонит, мол, сейчас заеду – есть разговор. А я, во-первых, суп варила, во-вторых, племянник в гостях был, надолго его одного не оставишь. Ладно, думаю, сменю обстановку минут на пятнадцать. Вышла налегке: телефон в руке, ключ в кармане. Что ещё нужно для непродолжительной беседы? Приезжает на такси, взбудораженный весь.
   – Выпил, что ли?
   – Нет, но, видимо, собирался. Усадил в машину, какую-то ерунду мелет. Спрашиваю: «Куда едем?» Он, мол, увидишь. Что за выкрутасы? У меня там суп на плите закипает, а этот толстяк сюрпризы устраивает. Я начинаю злиться: «Ты хотел поговорить, погода хорошая, давай прогуляемся». Он вдруг приобнимает так невзначай, раньше себе такого не позволял: «Давай поболтаем, но в более непринуждённой обстановке. На улице много народу, а я хочу, чтобы мы были только вдвоём». Что я хочу, его нисколько не интересует. «Мы знакомы полгода, сколько можно строить глазки друг другу? Больше так не могу. Я снял квартиру на сутки, возьмём вина, фруктов, расслабимся». Тут меня прорвало – как можно вот так решить: хочу и всё! Не то что не спросив меня, даже не намекнув, не узнав, располагаю ли я свободным временем, в конце концов.
   – То есть, если бы не варила суп и не развлекала племянника, ты бы ему отдалась?
   – Конечно, нет! Мы ведь даже не обнимались ни разу. Только беседы. И тут вдруг на тебе! Знаешь, это настолько неожиданно, как если бы подруга детства сказала ни с того ни с сего: «Мы с тобой так давно знакомы, давай, наконец, займёмся сексом, чего зря время тянем!» Эффект аналогичный. Я совершенно не была готова морально к такому повороту. Да и физически тоже. Надо предупреждать.
   – Что, эпиляцию зоны бикини не успела сделать?
   – Да элементарно хотя бы сумку с собой взяла. У меня ведь даже расчёски не было. Можешь себе представить мою шевелюру после ночи любви? Чем расчёсывать? Пальцами?
   – Можно вилкой. Если бы ты её нашла, конечно, в этой непонятной квартире.
   – Вот именно – непонятной. Мне нужно, чтобы всё было красиво: свечи, шёлковые простыни, любимая музыка. А не где попало.
   – Какая ты требовательная!
   – Ну, хотя бы в первый раз можно создать романтическую обстановку?
   – Динка, а ты, оказывается, романтик! Всегда считала тебя прагматичным человеком.
   – Жизнь заставляет быть реалисткой, а в душе я сентиментальна и ранима.
   – Ой-ой-ой! Ну и чем же закончилось ваше необыкновенное свидание?
   – Чем-чем. Я высказала Жиру всё, что о нём думаю, надула губки и потребовала отвезти меня обратно.
   – И он беспрекословно подчинился?
   – А что ему оставалось делать? Наброситься и изнасиловать меня прямо в машине?
   – Да уж, такие обломы сильно задевают мужское самолюбие.
   – Представляешь, как удивился таксист! Ехали-ехали, вдруг: «Поворачивай назад!»
   – Нескучные попались пассажиры. Как дальше будете общаться?
   – Не знаю. Скоро семинар, у нас общее задание, придётся разговаривать. Знаешь, если бы он разозлился и послал меня, я бы его просто игнорировала. А он так любезно: «Ну, обратно так обратно». Проводил до дома, улыбнулся: «Пока, увидимся».
   – Сделаешь вид, что ничего не было?
   – Посмотрю, как он будет себя вести.
   – Ты мне напомнила Салтыкова-Щедрина: «Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать». Тебе и отношений хочется, и толстяк нравится, но при этом оскорбляет, что за полгода ухаживаний ему захотелось от тебя чего-то большего, чем подготовка к семинару. Что ж, удачи, мисс Неприступность! Позвони, интересно, чем это закончится.
   – Ладно, наберу тебя. Пока, искусительница кощеев.

5


   – Привет, Динадин!
   – О, привет, Сашка! Чувствую, тебе не терпится рассказать, как прошло ваше романтическое свидание с сухарём.
   – Чуть-чуть не угадала. Вообще-то, я звоню, чтобы узнать, как развиваются твои отношения с толстуном.
   – Нет! Ты первая. У тебя стопудово интересней.
   – Да уж, давно так не гуляла. Созвонились, приехал. Подхожу к машине, он выскочил, дверь открывает – на сиденье три красные розы.
   – Как банально.
   – Вот именно! Я не люблю именно розы. И тем более красные, потому что это настолько заезженный выбор, что просто тошнит от заурядности дарящего.
   – Сейчас такое многообразие цветов, что надо очень постараться, чтобы выбрать настолько предсказуемый вариант.
   – Я предпочитаю орхидеи, но даже букетик васильков вызвал бы у меня большее умиление, чем тривиальные красные розы.
   – И что же ты сделала с бедными цветочками? Растоптала прямо на глазах у Кощея?
   – Надо было так и сделать, чтоб на всю жизнь запомнил. Но на первый раз его пожалела, закинула «букет» на заднее сиденье.
   – Прямо закинула?
   – Ну, небрежно положила.
   – Ты хоть намекнула сухарю, что с розами он лоханулся?
   – Он сам поинтересовался, какие цветы мне нравятся.
   – Дай-ка угадаю. Неужели жёлтые орхидеи?
   – Да, я храню верность однажды восхитившей меня безупречности этих великолепных цветов.
   – Это после прогулки по Константиновскому дворцу ты стала изъясняться такими верчёными фразами?
   – Нет, я всегда умела витиевато выражать свои мысли, если ты раньше не замечала. А во дворец, кстати, мы так и не попали.
   – Куда же он тебя завёз?
   – Представь себе, в этот день все дороги на Петергоф были перекрыты гаишниками.
   – Неужели сам президент соскучился по фонтанам?
   – Видимо, да. Причём не пропускали даже маршрутки. Бедные жители Петродворца! Едут с работы, уставшие, а их разворачивают: «Извините, сегодня не судьба вам домой попасть».
   – Ну и какой же дворец вынужден был вас принять вместо Константиновского? Екатерининский?
   – Почти угадала. Поехали в Павловск. Там сейчас в парке такая красота! Словами не описать, это надо видеть. Часть листвы на деревьях уже жёлтая, есть красные листочки, а остальные кроны ещё зелёные. Получается изумительных оттенков картина: величественный дворец, жемчужно-полусонное озеро и вокруг жёлто-красно-зелёный лес в ещё тёплых лучах солнца. Просто мечта художника-пейзажиста.
   – Есть в осени первоначальной короткая, но дивная пора… Ты, наверное, кучу фотографий нащёлкала своим длиннофаллосным объективом, эстетка?
   – Представляешь, забыла фотик. Так обидно.
   – И мольберт не взяла? Могла бы написать что-нибудь в духе «Золотой осени» Остроухова, повесили бы рядом в Третьяковке.
   – Очень умно. В общем, налюбовались мы красотой природы и отправились во дворец на экскурсию.
   – Ну и как впечатление от апартаментов Марии Фёдоровны?
   – Я не первый раз там была. Кстати, в школе ездили туда всем классом, помнишь?
   – Конечно. Самое яркое воспоминание юных отроков от посещения дворца – катание наперегонки по паркету в безразмерных войлочных тапках.
   – Динка, представь себе, тапки всё те же. Их не меняли, наверное, со времён постройки дворца. Несмотря на всемирный прогресс, ничего нового взамен скользких музейных тапок в Павловске ещё не изобрели.
   – А как же бахилы? Или это кощунственно – созерцать мировые шедевры искусства в ярко-синих пакетах на ногах?
   – Хранители прекрасного, видимо, так и считают, раз предлагают только эти смешные неснашивающиеся тапки.
   – А ты на каблуках была?
   – Да! Насколько виртуозно надо владеть своим телом, чтобы идти одновременно на десятисантиметровых шпильках и в громадных тапках по скользкому паркету. Я несколько раз чуть не навернулась.
   – Вот где пригодились твои многолетние занятия хореографией! Наверняка ни один мужчина не способен повторить подобный эквилибристический подвиг.
   – Куда им до нас! Они и без каблуков с трудом передвигаются по музею в этих чудо-чешках.
   – Интересно, ведётся ли во дворце статистика, насколько часто созерцание шедевров искусства приводит к травмам?
   – Вывихи и ушибы уж точно случаются. Слишком велика нагрузка на наши бедные ножки. Но я выстояла! Мужественно обошла все хитросплетенья галерей и даже задавала вопросы экскурсоводу.
   – Пятёрка по искусствоведению, Александра! А как твой сухарь? Нормально перенёс это нелёгкое испытание?
   – Заметно было, что живопись – не его стихия. Но сбежать не пытался.
   – Наверное, хотел произвести на тебя впечатление своей преданностью.
   – Я старалась вообще на него не смотреть. Но, как назло, повсюду висели зеркала, и меня просто преследовало его тощее отражение.
   – Значит, созерцание шедевров искусства было подпорчено наличием чахоточного поклонника.
   – Представь себе, впереди меня ждало ещё одно событие, испортившее все мои предыдущие впечатления.
   – Я просто теряюсь в догадках. Что же это, перевёрнутая статуя Аполлона с отбитым пенисом?
   – Рядом с дворцом стояла карета с откидным верхом, запряжённая двумя белыми лошадьми. Приглашали на экскурсию по парку в сопровождении гида. Я, конечно, не могла пройти мимо. Ощущения непередаваемые! Чувствуешь себя королевой, объезжающей свои владения.
   – А говоришь, осталась недовольна.
   – Подожди, чтобы почувствовать всю горечь испытанного мною разочарования, надо представить, насколько я была восхищена вначале: благодатно светит солнышко, вокруг великолепный парк, сверкающая поверхность озера. Едва уловимый аромат разноцветных падающих листьев окутывает своей чистотой. Я сижу в открытой царской карете, люди с завистью смотрят нам вслед, даже фотографируют. Мы выезжаем на аллею дивной красоты, вдруг лошади резко останавливаются. Одна поднимает хвост и внезапно выдаёт такую кучу понимаешь чего, что я просто теряю дар речи. Это не опишешь словами, надо самому увидеть, чтобы понять всю прелесть происходящего. А какое амбре! Было ощущение, что весь запах в парке испорчен и не подлежит восстановлению. Я никогда не задумывалась, как и сколько это делают лошади, но увиденное зрелище меня потрясло!
   – Вот тебе и королевская прогулка!
   – Интересно, особы царских кровей также реагировали на подобные остановки?
   – Нет, перед прогулками коронованных особ лошадям заклеивали попы пластырем.
   – Ну, правда, как они терпели столь неэстетичные проявления потребностей конского организма? Кстати, только я стала потихоньку приходить в себя от увиденного, пытаясь переключить мысли на увлекательный рассказ экскурсовода, делавшей вид, что ничего не произошло, как карета снова остановилась.
   – Потому что лошадей было две!
   – Точно. Теперь вторая подняла хвост, и ароматное священнодейство повторилось.
   – Дубль два – для тех, кто не успел вдоволь насладиться этим незабываемым процессом.
   – Все накопленные приятные впечатления дня просто померкли перед этим бесподобным представлением. Но самое ужасное – пока выходила наружу вторая куча, меня стало подташнивать. Прямо комок к горлу подступил, я за шарфик схватилась, будто поправляю, а сама приготовилась блевануть в него. Как назло, с обеих сторон от меня сидели, и за борт кареты сделать это не получилось бы.
   – Выдала бы порцию тошниловки на коленки чахоточному.
   – Я представляю его физиономию! Вытянулась бы ещё больше! К счастью, с большим трудом, но мне удалось-таки сдержать спазм. Зато на ипподром теперь меня под дулом пистолета не затащишь!
   – Шурик, ты же раньше любила лошадей.
   – Ага, пока не увидела, как они гадят. Больше не люблю.
   – Надеюсь, твой сухощавый ухажёр смог тебя утешить?
   – Ну, именно это событие, а точнее два, мы не обсуждали. Думаю, он тоже видел это впервые, изумление и растерянность на его впалых щеках ещё те были. Поехали потом в ресторан «Подворье», знаешь?
   – Конечно. Довольно оригинальное заведение.
   – За целый день так проголодались, назаказывали всего. И почти половину я не доела. Если б ты видела лицо сухаря, когда принесли счёт, а съедено не всё. Ценник там не маленький.
   – Что, тоже жадиной оказался?
   – Скорее, из тех, кто привык разумно тратить деньги. Заплатил, конечно, но по дороге сокрушался, что столько еды оставили.
   – На чём расстались?
   – Позволила поцеловать себя в щёчку, большее я бы не пережила. Он, конечно, настаивает на следующем свидании, я уклончиво сказала: «Созвонимся». От нечего делать можно встретиться, но, откровенно говоря, особо не хочется.
   – Так и не сумел тебя заинтересовать?
   – Абсолютно не цепляет. Наоборот, отвращение вызывает. Помнишь железного дровосека из сказки про волшебника Изумрудного города? Этот такой же «красавец».
   – На очередном свидании в другой парк поедете в карете кататься?
   – Нет уж, с лошадьми покончено. Я тебе говорила, он заядлый охотник?
   – Первый раз слышу.
   – Все разговоры об этом. Причём его больше волнует не результат, а сам процесс. У него два загородных дома, построенных по собственным проектам, специально недалеко от леса, чтобы добычу близко было тащить.
   – Значит, в следующий раз он пригласит тебя на охоту?
   – Ну, из меня, убеждённой вегетарианки, охотник сама понимаешь какой. Он мне все уши прожужжал своими кабанчиками да медведями. Кстати о здоровом питании, твой не в меру стройный кавалер ещё не сел на диету?
   – Наоборот, у нас был банкет в честь получения дипломов, аппетит у него о-ё-ёй! Представляешь, наш главный препод заявляет: «Пусть каждый расскажет, какие эмоции и переживания испытывал во время учёбы, помимо получения новых знаний».
   – Типа «у меня возникло чувство полёта и ощущение трёхмерности цветовых потоков в процессе работы над учебным проектом»?
   – Да, примерно такое народ и сочинял после пятого-то бокала. Дошла очередь до толстяка. Встал, объявляет: «А я вот пока учился – влюбился! Диана, я люблю тебя!» Взоры всех присутствующих, конечно же, устремились в мою сторону. Если бы я умела краснеть, то, наверное, стала пунцовой. Настолько неожиданно это прозвучало.
   – А до этого он тебе не признавался в любви?
   – Как-то мы ехали в машине с занятий, и он так между прочим: «Я вот тебя люблю, а ты непонятно себя ведёшь».
   – Что ты ответила?
   – Ничего. Это не было вопросом. И первый раз, и на банкете я промолчала. Для меня как-то удивительно слышать подобное. Ну, любишь, люби дальше – так, что ли, отвечать?
   – Да-а, дурацкая ситуация. Сразу чувствуешь себя обязанной что-то сказать, вести себя как-то подобающе.
   – Вот именно. Все сразу стали обращать на нас внимание. Медленный танец, он приглашает Анастасию Петровну, преподавателя зонального планирования, даму за сорок. Видимо, есть что обсудить в профессиональном плане, у него же большой дачный участок. Народ сразу на меня поглядывать – не сойду ли с ума от ревности? Один мальчик из группы меня пригласил танцевать и сочувственно так говорит: «Вот Павел странный: предложение тебе сделал, а сам с другой танцует».
   – Почему предложение? Разве «люблю» означает «отныне ты стираешь мои носки»?
   – Видимо, большинство людей воспринимает публичное признание в любви как объявление «свадьба назначена на такое-то число». Тусоваться пришлось до утра – мосты развели, и всё это время я чувствовала на себе пристальные взгляды и перешёптывание за спиной.
   – А ушли вы вместе?
   – К счастью, с нами по пути было ехать ещё паре человек, я выходила первая, так что в сожительстве нас пока не упрекнуть!
   – Так ты всё ещё целомудрие хранишь?
   – А как же? Пока держусь. Завтра в театр идём на «Марию Стюарт».
   – О! Смотри, как бы королевские страсти не возбудили темперамент твоего Мустанга!
   – Ты хотела сказать Бегемотика! Ладно, позвоню.
   – Гуд-бай, театралка.

6


   – Привет, подруга!
   – Здорово, богиня охоты. Кем угостишь – лосём или кабанчиком?
   – Смейся, смейся. Мне достаточно было один раз сходить в лес, чтобы понять: охота – не моё.
   – Кто кого испугался? Ты зверей или звери тебя?
   – Конечно, они меня. Попрятались так далеко, что пришлось уйти ни с чем.
   – Представляю, как расстроился твой сухарик. Давай с самого начала расскажи, как прошла встреча.
   – Позвонил в четверг, мол, в выходные поедет охотиться, а сегодня нужно отвезти прикорм, чтобы звери наелись и в субботу за добавкой пришли, а тут он – пиф-паф, и ужин готов.
   – Оригинальная тактика. А тебя позвал побыть в качестве прикорма?
   – Не угадала. Оказывается, продаются специальные огромные мешки с какой-то бурдой, которую очень любят лесные жители.
   – Да? Интересно, домашние животные стали бы это есть? Ну-ну, продолжай.
   – Пригласил съездить с ним прикормить зверей. Ладно, думаю, посмотрю, что за дом он там спроектировал. Приехал за мной, открывает дверцу машины, на сиденье букет. Угадай, какие цветы?
   – Неужели исправился? Жёлтые орхидеи.
   – Нет. Три красные розы.
   – Да ладно! Не может быть.
   – Я тоже глазам не поверила. В прошлый раз мы потратили полчаса на то, чтобы выяснить, какие цветы мне нравятся, и среди них не было злополучных роз.
   – Подстава. Либо он так наслаждался мелодией твоего голоса, что, собственно, пропустил содержание сказанного, либо он полный идиот. Совершая подобные поступки, можно ведь потерять твою благосклонность.
   – Считай, уже потерял. Так и хотелось швырнуть этот куцый веник в его тощую физиономию.
   – Ой, Санька, вспомнила цветочную историю ещё повеселей твоей. Летела в Акабу отдыхать, через проход в самолёте с надменным видом сидела фифа, унаследовавшая рецепт сжигания волос пергидролем, видимо, ещё от бабушки. При нынешнем многообразии средств по уходу за причёской надо очень постараться, чтоб так её испортить! А бирюзовые тени какие уникальные нашла, в тон к морковного цвета помаде и слою штукатурки с эффектом загара. Вела она себя так, будто летит в гости как минимум к наследному иорданскому принцу, окидывая презрительным взглядом ничтожных пассажиров и стюардесс. На выходе из аэропорта маячила одинокая фигурка невысокого местного мачо. Фифа победоносно навострила свои упитанные коленки в его сторону, но с каждой секундой её энтузиазм таял – поклонник держал в руках бумажные цветы!
   – Которые на кладбищах оставляют?
   – Они самые! Если б ты видела метаморфозы, творившиеся с её напудренной миной! Под улюлюканье толпы соотечественников, на протяжении всего полёта дегустировавших трофеи дьюти-фри, коза-дереза вынуждена была, стиснув зубы, принять от сияющего араба дорогое восточное подношение, пусть и помято-бумажное.
   – Да уж, оказывается, мне ещё повезло, спасибо, что натуральные! Понимаю, в первый раз можно не угадать с цветами, но когда тебе прямо сказано, какие нравятся, можно подготовиться! Лучше бы сухарь вообще никаких не покупал.
   – Второй раз ненавистные розы! Чувствую, эти цветы отправились в прикорм разгуливающим по лесу кабанчикам.
   – Почти угадала. Сначала мы поехали в его охотничий домик, и я их там «случайно» забыла.
   – Ну и как дом?
   – Прикольный. Оригинальный двухэтажный теремок, довольно уютный, с камином. Действительно, необычная планировка и дизайн. Обильно декорирован шкурами и головами убитых животных.
   – Всех он поубивал?
   – Они с братом. Разумеется, на каждую голову своя история, как долго он кого выслеживал, куда выстрелил и как тащил в домик.
   – Не самое безобидное хобби. Бедные зверюшки.
   – Я ему так и сказала. Сухарь прямо обиделся. Типа вовсе не живодёр, и столько корма покупает, что пол-леса питается за его счёт. Кроме того, есть негласные законы охоты: не убивать кормящих самок, детёнышей. Якобы ему сам процесс интересен: выслеживать, наблюдать, вести зверя. А какой будет результат – не важно. Наоборот, если попадёшь – больше хлопот. Надо притащить эту стокилограммовую тушу, потом разделывать, думать, кому скормить столько мяса.
   – Кстати, а что он с ним делает?
   – Ну, не на рынке же продаёт, разумеется. Угощает знакомых, остальное собака съедает.
   – Получается, от этого хобби никакой прибыли, одни расходы.
   – Если бы ты знала, какие! Он постоянно покупает ружья. Одно другого дороже. Грузил меня всю дорогу: вот это эксклюзив, последняя модель с супероптическим прицелом. Стоит, как новый автомобиль. Кстати, он приобретает исключительно внедорожники, чтобы по лесу можно кататься.
   – Так вы всё-таки охотились или только еду привезли потенциальным жертвам?
   – Вообще, поехали подкормить зверей, но он, конечно же, взял пару стволов, вдруг нас кто-нибудь поджидает. Причём одно ружьё досталось мне. Весит оно не намного меньше, чем я.
   – А в чём же ты была одета?
   – Выдал мне какую-то куртку гигантскую, а на ногах – мои туфли. Обуви-то у него для меня не нашлось.
   – Надеюсь, не на каблуках? Охотничье ружьё и шпильки Baldinini – оригинальное сочетание. Может, предложить идею новой рекламной кампании какому-нибудь обувному бренду?
   – Каблук небольшой, но туфли так промокли, что я пожалела, что вообще вышла из дома. Дождь как из сита сыпал, земля была влажная. Короче, я прокляла и моего тощего ухажёра, и тяжёлое ружьё, и голодных зверей, из-за которых пришлось топать в глубь леса.
   – Так никого и не встретили?
   – Да все нормальные звери в такую погоду сидят в своих норах и носа оттуда не высовывают. Бросил бы этот мешок с прикормом в лесу да шёл бы в машину. Но нет: надо было обязательно дойти до опушки, на которой у него специально выстроена вышка, чтобы следить: вдруг зверь учует прикорм и придёт подкрепиться. Идти нужно, конечно, бесшумно, лишний раз не дышать, можно ведь спугнуть потенциальную добычу. Как я сдержалась, чтоб не послать этого горе-охотника, сама удивляюсь.
   – И долго вы на вышке торчали?
   – Минут двадцать. Её же со всех сторон обдувает, я так замёрзла. Ноги мокрые. В конце концов сжалился надо мной этот Кощей Бессмертный, не дождавшись кабанов, пошли в авто.
   – А погреть тебя ему в голову не пришло?
   – Были попытки на вышке, но я отчаянно сопротивлялась. Если мои ноги срочно не сунуть в печку, говорю, заболею воспалением лёгких.
   – И он на руках понёс тебя в машину?
   – Обойдётся. Я еле добежала до неё, включила печку на максимум и всю дорогу не выключала.
   – Ну, на этот раз вы поцеловались на прощанье?
   – Да вот ещё! Пытался, конечно, приблизиться, но он такой противный, меня чуть не стошнило. Пришлось изворачиваться. Сказала, что ещё рано переходить на такой уровень отношений.
   – Конечно, рано. Третье свидание всего лишь. Можно только за руку подержать десять секунд. Неужели он тебя отпустил?
   – А что ему оставалось делать?
   – Будешь ещё с этим Кощеем встречаться?
   – Надеюсь, нет. Он в Москву уезжает на следующей неделе. Может, забудет о моём существовании.
   – Да уж, тебя забудешь, Александра. Скажи, чтобы привёз что-нибудь интересное, чего у нас нет. Кстати, вспомнила невероятную историю вековой давности о моих столичных гастролях и охоте на плюшевых зверей.
   – А ну, поведай.
   – Тогда ещё Интернет мало у кого был, зато в газетах с объявлениями об аренде и купле недвижимости на последней полосе была рубрика «Познакомлюсь». И вот я, наивная девица лет двадцати, решила проверить, кто откликнется на призыв «Симпатичная стройная голубоглазая студентка познакомится с незаурядным молодым человеком». И отправила это объявление в московскую версию рекламного вестника.
   – Неужели на факультете искусствоведения так туго было с креативными созданиями мужского пола?
   – Можешь себе представить, какой они были ориентации, если их понесло поступать на такую специальность. Объявление моё опубликовали – пришло несколько писем. И это притом, что фотографии-то не было, только текст!
   – Наверное, твои флюиды сексапильности умудрились просочиться сквозь типографскую краску.
   – Один мальчик более-менее оказался на фото: улыбчивый блондин, фигура подтянутая, правда, в тёмных очках. Я позвонила – голос воркующий, дружелюбный. Уговорил меня приехать на денёк по Москве погулять, а я как раз собирала материал для курсовой по музею имени Пушкина, решила убить двух зайцев сразу.
   – Неужели потащила малознакомого человека по бесконечным музейным залам?
   – Нет, полдня я посвятила изучению экспонатов и картин, собранных профессором Цветаевым, а вторую половину вплоть до «Красной стрелы» романтической прогулке по парку развлечений с катанием на американских горках и катамаране. Кстати, два раза в тире я выбивала десять из десяти и в награду получила трофеи: жёлтого зайца и щекастого дельфина Тарасика.
   – А твоего московского ухажёра такая прицельность хрупкой нимфы не насторожила?
   – Он такой счастливый был! Как будто десять лет не ходил на свидания, а тут хоп – юное меткое создание с пушистыми ресницами. Кстати, голубого дельфина пришлось ему подарить – больно уж умилялся его пухлым щёчкам.
   – Такая щедрость заправского стрелка сразила твоего кавалера наповал. Почему же ты не переехала в столицу, снайпер?
   – Ха, парень действительно влюбился и начал названивать, уговаривая меня погостить хотя бы «пару дней». Оказалось, что живёт он в далёком посёлке в Московской области, да не один, а с громадным ротвейлером.
   – И пёсик невзлюбил принцессу-путешественницу?
   – Нет, гавкал недолго. Но когда мы начали заниматься сама понимаешь чем, глупая собака стала поскуливать и совать нам свои скользкие лапы.
   – Мол, я тоже хочу поиграть с вами в эту весёлую чехарду! Фу-у!
   – Вся романтика вечера при свечах превратилась в крики «Морган, отвяжись!», запирание бестолкового животного на кухне, его душераздирающий лай, выпуск на волю, и снова по кругу.
   – Неужели у всех зверолюбов такие проблемы с личной жизнью?
   – Самое ужасное, утром я проснулась от того, что чешусь. Гляжу – всё постельное бельё в чёрной шерсти этого гнусного пса.
   – Значит, по будням собачка спит под одеялом в обнимку с хозяином! Бе!
   – Теперь понятно, почему я не решилась нарушить идиллию этой влюблённой парочки?
   – Да уж, Динка, наверное, мало кто из собаководов предпочтёт какие-то там отношения с двуногими своему питомцу. Вот почему среди них так много одиноких! Кстати, у моего охотника дом охраняет громадный овчар, он чуть меня не изнасиловал, так я ему понравилась!
   – Может, сухарь специально кобелька натренировал, чтобы потом предстать благородным спасителем напуганной гостьи?
   – Может. Но только ещё раз уворачиваться от приступов любвеобильности его четвероногого сторожа мне точно не захочется. Кстати, забыла тебе рассказать: виртуальный роман моей коллеги с белорусом воплотился в реальности. Он приехал на несколько дней в Петербург, и у них всё сложилась. Теперь Юлиана ждёт не дождётся отпуска, чтобы поехать в Брест.
   – Круто! Значит, и у нас есть шанс! Ладно, Шурик, мне надо идти, созвонимся.
   – Ты так и не рассказала, как прошло свидание заядлых театралов.
   – Паша явился какой-то загадочный, мало улыбался, рот прикрывал. Присмотрелась – а у него дыра исчезла, зубы вставил!
   – Всё для того, чтоб понравиться принцессе, даже в стоматологию решил пойти! Только зачем прикрываться? Наоборот, теперь во весь рот надо улыбаться!
   – Прикол в том, что протезист вместо двух выбитых зубов слепил три! Павел решил, что люди, глядя на него, будут зубы пересчитывать, и очень смущался.
   – А годами с дырой в оскале ходить не стеснялся? Лучше уж тридцать три зуба, чем прореха в передних!
   – Он ещё и нарядился, как клоун: костюм в полоску а-ля «в нашем техникуме выпускной», лаковые штиблеты и клетчатая кепка-аэродром!
   – И рядом ты в платье «лучшие годы Греты Гарбо» и винтажной шляпке!
   – Ага. Почему российские мужчины так скверно одеваются? По большинству из них плачет программа «Модный приговор»!
   – Да, с парнями не соскучишься, можно и в театр не ходить, и смех и грех. Как спектакль, кстати?
   – В антракте сбежали: один из актёров напился так, что едва стоял на ногах, а уж что пытался сказать, мы с Павлом так и не поняли. Пока шли из театра – поругались и разъехались по домам. Он квартиру снял двухкомнатную на год, а я, видите ли, не хочу немедленно её заценить. Потом зубастик Жир прислал сообщение с извинениями и признанием в любви.
   – И ты растаяла! Ладно, привет толстяку. Чао!
   – Бай!

7


   – Здорово, Динка!
   – Хай, Шурик. Что новенького?
   – Звоню пожаловаться.
   – Кто посмел тебя обидеть?
   – Помнишь сухаря-охотника?
   – Конечно. Неужели решился тебя обнять на пятом свидании?
   – Не суждено ему этого сделать никогда.
   – Интересно, почему? Из Москвы-то вернулся?
   – Да, куда он денется. Звонил, ещё когда там был, спрашивает: «Чего тебе привезти?» Отвечаю: «Что-нибудь необычное, чего у нас нет».
   – Так, и что же он притащил, открытки с видами Спасской башни?
   – Коробку конфет! И тройку красных роз.
   – Вот кретин! Ну, розами он подписал себе приговор, понимаю тебя. Какие конфеты?
   – Большая коробка зелёная, латвийские, у нас в магазине продаются.
   – Да, стоило ехать в столицу за ними. Лоханулся сухарик.
   – Всё, даю ему отставку. Что у тебя?
   – У меня… медовый месяц. Переехала к нему.
   – Вау! Наконец-то ты перестала ломаться, Динка. Поздравляю!
   – Спасибо. Настойчивость, оказывается, может творить чудеса. Сама не верю, что это произошло.
   – Не мытьём так катаньем толстун добился своего! Ну и как первая «брачная» ночь?
   – Будешь смеяться, но первая чуть не оказалась последней.
   – Он уснул?
   – Почти. У него уснул.
   – Не может быть! Вообще не встал?
   – Ага.
   – Разве так бывает? Он же молодой, ему ведь и тридцати ещё нет.
   – Оказывается, бывает и так. Видимо коньяка перебрал перед таким великим событием.
   – Ну вы даёте! Восемь месяцев дружили-терпели, и в первую ночь такой облом. Как ты отреагировала?
   – Как-как. Сделала вид, что всё нормально. Что надо было вскочить и заорать: «Караул! Импотент!»?
   – Вообще-то, да. Совершенно непонятно, как себя вести в подобной ситуации. А он что?
   – Свёл всё к шутке. Типа «ждал-ждал приятель и заснул, не дождался».
   – Как же он тебе потом в глаза смотрел?
   – Да я не успела их открыть с утра, как он начал приставать. И на этот раз всё получилось.
   – Выспался его дружок и реабилитировал хозяина?
   – Ага. И не раз реабилитировал.
   – Даже так! Везёт тебе, Динка, я уже забыла, что такое секс. Ты как, со всеми вещами переехала?
   – Нет, но практически всё время проводим с ним вместе.
   – Я же говорила – это любовь, а ты – дружба-дружба.
   – Оказывается, преданные друзья могут быть ещё и неплохими любовниками. Если честно, Санька, я сама не могу поверить, что Павел таки меня околдовал. Сказали бы мне полгода назад, что я буду трепетать от счастья в его объятьях, рассмеялась бы и покрутила пальцем у виска. А сейчас словно наваждение какое-то: сердце одержало победу над разумом. Я прихожу в восторг от самой нелепой его шутки и прямо растекаюсь от блаженства, чувствуя на себе Пашин влюблённый взгляд. Мы будто улетаем вдвоём на седьмое небо, просто сидя рядом. Впервые после окончания музыкальной школы мне захотелось поднять крышку фортепиано и сыграть что-нибудь лирическое.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →