Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

У муравья самый большой из всех живых существ мозг, по отношению к телу.

Еще   [X]

 0 

Ионы водорода лечат рак (Гарбузов Геннадий)

автор: Гарбузов Геннадий категория: Здоровье

Геннадий Алексеевич Гарбузов – известный ученый из Сочи, биолог, давний последователь академика Болотова, специалист в области нетрадиционного лечения онкологических заболеваний. Многолетние исследования и целительская практика позволили Геннадию Гарбузову утверждать: «Рак может быть побежден!» У организма есть свои механизмы борьбы, надо только уметь их задействовать. Раньше ученые полагали, что для уничтожения онкоклеток необходим кислород. Автор убедительно доказывает, что для излечения онкологии в большей степени нужен водород, и предлагает комплексную методику лечения рака.

Год издания: 2013

Цена: 87 руб.



С книгой «Ионы водорода лечат рак» также читают:

Предпросмотр книги «Ионы водорода лечат рак»

Ионы водорода лечат рак

   Геннадий Алексеевич Гарбузов – известный ученый из Сочи, биолог, давний последователь академика Болотова, специалист в области нетрадиционного лечения онкологических заболеваний. Многолетние исследования и целительская практика позволили Геннадию Гарбузову утверждать: «Рак может быть побежден!» У организма есть свои механизмы борьбы, надо только уметь их задействовать. Раньше ученые полагали, что для уничтожения онкоклеток необходим кислород. Автор убедительно доказывает, что для излечения онкологии в большей степени нужен водород, и предлагает комплексную методику лечения рака.
   Водород – не только строительный элемент всего живого, но и основной поставщик энергии, клеточное топливо и клеточный активатор, в том числе и для пластического метаболизма и дыхательных процессов. Кислород же, наоборот, отбирает энергию у клетки. Если усилить водородную составляющую внутри клетки, изменится ее энергетика и организм встанет на путь оздоровления. Геннадий Гарбузов спас жизнь многих людей, благодарные письма которых вы можете найти в газете «Вестник ЗОЖ». Пусть эта книга и вам подарит НАДЕЖДУ и СПАСЕНИЕ!


Геннадий Алексеевич Гарбузов Ионы водорода лечат рак

   Посвящается моему сыну Александру

Кислород и водород в «дыхательной топке» организма

   Считается, что особенность онкоклеток в том, что у них «сломаны» какие-то ферменты в цепочке цикла Кребса[1] и кислород из-за этого не утилизируется в митохондриях. Именно такой взгляд на проблему надолго загнал в тупик все дальнейшие поиски. По моему мнению, за основу следовало положить другое утверждение: недостаточная водородная напряженность в больных клетках вторично обусловливает слабую утилизацию кислорода. Усеченный процесс получения энергии клетки происходит не в митохондриях, а во внутриклеточной жидкости из-за ограниченного количества ферментов и снижения энергетической эффективности клетки в 18 раз. В норме усвоение кислорода и его сжигание полностью определяются противоположным процессом поставки протонов водорода.
   Уровень насыщения водородом обусловливает степень потребления и активности кислорода. Без достаточного поступления из буферных систем водорода процесс усвоения кислорода будет неполноценным. Поэтому бессмысленно односторонне насыщать онкологические клетки кислородом. Любые методы увеличения его поступления к онкоклеткам не смогут усилить в них дыхательные процессы и завести механизмы «дыхательной топки».
   Степень заряженности мембран клеток прямо пропорциональна мощности буферной системы. Степень заряда мембран клеток в первую очередь связана с «протонной помпой» мембран клеток или с так называемым натриево-калиевым насосом.
   Заряд мембран обусловливается энергетикой клетки или активностью митохондрий. Активность последних регулируется на уровне ДНК митохондрий. Нарушение всей этой цепочки взаимоотношений, то есть переход на новый уровень гомеостаза клетки, возможен при нарушении программ регулирования, то есть из-за нарушений в ДНК митохондрий.
   В то же время весь проанализированный мною информационный материал по усилению различными методами щелочной фазы свидетельствует о многочисленных случаях излечения онкологии. Казалось бы, что общего в многочисленных описанных методиках по ощелачиванию организма? Общее у всех – усиление водородного показателя внутри клетки (через увеличение емкости и мощности буферной системы), а значит, и усиление водородно-кислородной топки.
   До сих пор многие ошибочно считают, что горение обусловлено кислородом. Но главную роль тут играет водород – именно он дает энергию горению, а не кислород.
   К сожалению, этим неверным пониманием значения кислорода в дыхании и определяются неверные принципы понимания сути гликолиза онкоклеток. Первичную роль здесь играет не недостаточное потребление кислорода онкоклетками, а слабая накачка системы «топки» анионами водорода из-за слабого заряда мембран, а также недостаточной мощи буферной системы по воспроизводству анионов водорода. Последнее означает истощение резервов буферной системы и недостаточное противостояние всем экстремальным напорам на клеточном уровне.
   При определенных ситуациях это может привести к переразряду мембран некоторых групп клеток, особенно находящихся в зонах риска, в связи с нагрузкой на них. Как результат создаются электрофизические предсостояния – предрасположенность клеток к проявлению патологий на самом нижнем иерархическом уровне пирамиды организма, то есть на уровне клеток, а не систем. В одном из диапазонов этих предсостояний на клеточном уровне появляется возможность онкологизации некоторых клеток.
   В принципе, если бы этих предсостояний не было, то и не было бы возможным проявление онкологии. Именно это направление и является областью поисков в предотвращении онкологических заболеваний.
   Следует признать, что первичные механизмы появления первых опухолевых клеток лежат в изменении заряда именно мембран митохондрий. В дальнейшем происходит устойчивое закрепление данного заряда на уровне вторичных перестроек в составе генетических трансформаций в митохондриях с последующим изменением ферментного состава. Митохондрии заводят энергетические процессы, а активность митохондрий запускает электрозаряд на их мембранах. В свою очередь заряд на мембранах определяет степень активности митохондрий. Оказалось, что первый эшелон регулировки деятельности митохондрий проходит не на химическом уровне, а на электрическом, затем на электрохимическом и химическом. Поэтому мы признаем, что на корректировку функций митохондрий, разблокировку их зацикленного состояния можно повлиять в первую очередь через электрофизические воздействия. Для этого ниже приведены соответствующие методики.

Значение анионов водорода в онкоклетках

   Только практика служит критерием истины. Поэтому начну с описания эксперимента, который наглядно покажет значение анионов водорода в лечении раковых заболеваний, в чем я неоднократно убеждался в собственной лечебной деятельности.
   Итак, перед нами два стеклянных ящика с одинаковой вентиляцией. В каждом уже целые сутки находится по тридцать белых мышей. Их поведение в ящиках разное. В контрольном, где циркулирует комнатный воздух, мыши чувствуют себя превосходно. В другом ящике, где комнатный воздух проходит через специальный электрический фильтр, задерживающий и нейтрализующий все электрозаряженные частицы воздуха (ионы и аэрозоли), мыши находятся в предсмертном состоянии – они задыхаются, мечутся, падают на спину и умирают от кислородного голодания. После вскрытия кислорода в их крови не обнаруживалось. Как же это может быть? Ведь в ящик подавалось большое количество воздуха. Мыши интенсивно дышали. Почему же они умерли от кислородного голодания? Неужели нейтрализация ничтожных по величине и количеству электрозарядов может остановить газообмен в легких? Как бы неправдоподобно ни звучал ответ, опыт подтверждает этот вывод. Да, может!
   Для проверки этого явления ставились многократные дополнительные опыты. И каждый раз животные умирали в том ящике, где в воздухе были нейтрализованы все элекрозаряды ионов и аэрозолей. Значит, эксперименты позволяют сделать вывод: жизнь возможна только в ионизированной внешней среде.
   В другом лабораторном опыте проверялось влияние искусственной ионизации кислорода воздуха на самочувствие животных. Мыши помещались в герметичные стеклянные ящики с достаточным количеством корма и воды. Таким образом выяснялось, сколько времени они могут прожить, используя только кислород воздуха, имеющийся в ящике.
   По истечении нескольких часов количество кислорода воздуха, необходимое для нормальной жизни мышей, понижалось, после чего они впадали в состояние гипоксии со слабыми признаками жизни. Однако последующая аэроионизация оставшегося в ящике кислорода радикально меняла общее состояние и поведение животных. Проводивший опыты Л. Л. Васильев пишет:
   «Животные, уже близкие к смерти от удушья, лежавшие неподвижно, с редким и неправильным дыханием, тотчас же после включения (в ящике) прибора для ионизации воздуха оправлялись, садились, нюхали воздух, принимались бегать по камере, причем дыхание у них вновь учащалось. Выключение ионизатора снова приводило мышей в состояние асфиксии. Вторичное включение (ионизации) опять поднимало их на ноги».
   В результате проведенной серии опытов подтвердилось предположение, что отсутствие отрицательных электрозарядов в воздухе нарушает газообмен. Увеличение зарядов кислорода его усиливает. Вывод: жизнь в неионизированной среде невозможна.
   Следует признать, что при онкологии наблюдается такой же эффект недостатка ионов водорода, как и в эксперименте с мышами, которым ограничили подачу анионов, но происходит это локально, лишь в пределах онкоклеток. Они тоже недополучают кислород, но не гибнут, а переходят на анаэробный (происходящий без участия кислорода) тип энергетики – гликолиз. Поэтому наша задача – доказать и показать, что существуют реальные пути лечения онкологических заболеваний.
   Показано, что онкоклетки, даже в окружении кислорода, не употребляют его, а используют гликолиз, то есть поддерживают свою энергетику, обходясь без кислорода. В то же время становится очевидным, что процессы его усвоения в клеточных топках – это величина, определяемая показателями насыщенности их ионами водорода. При этом кислород в дыхательных процессах ведет к окислению, распаду субстрата, а водород – к его ощелачиванию и восстановлению.
   Водород – это не только строительный элемент всего живого, но и основной поставщик (донатор) энергии, клеточное топливо и клеточный активатор, в том числе и для пластического метаболизма и дыхательных процессов. Кислород, наоборот, в своих реакциях является акцептором – отбирателем энергии. Поэтому кислотная фаза процессов метаболизма не может стимулировать энергодыхательные процессы. Заводить дыхательно-энергетические процессы может только водородно-щелочная фаза. При недостатке водорода процессы горения кислородом сдерживаются. Водород в качестве первичного вещества может усваиваться практически всеми органическими веществами и образовывать с ними структурные важнейшие элементы жизни – углеводороды, белки, жиры, кислоты и самое первое вещество – воду. Особенно высокая концентрация водорода с дополнительными электронами встречается в тех клетках, у которых наблюдается высокая потребность в энергии: это наши мускулы и органы.
   Итак, именно благодаря электрону, который имеется на отрицательно заряженном ионе водорода, он и становится важнейшей единицей топлива в организме. Согласно физическим законам термодинамики, электрон располагает энергетической единицей в 1,3 электрон-вольта. По природе он обладает очень высоким энергетическим потенциалом.

Последствия недостатка ионов водорода

   При недостаточном обеспечении отрицательно заряженным водородом организму начинает не хватать энергии – топлива внутри клетки, отрицательного потенциала, который побуждает ионный обмен, а значит, инициирует и клеточный обмен. Мы вместе со всем ученым миром слепо считаем, что причиной многих хронических заболеваний является плохое поступление кислорода в клетки, для чего разрабатываются многочисленные методики насыщения им организма. Теперь оказывается, что был проделан титанический сизифов труд – это ошибочный подход, поиск в неверном направлении, так как причина – в недостатке анионов водорода, провоцирующей ослабление энергетики клетки. Кислород нужен клеткам только для утилизации использованных и разряженных в митохондриях протонов водорода. Но мы знаем, что митохондрии у онкоклеток не работают. Поэтому энергетические процессы идут вне них и иным, усеченным путем, где кислород необязателен. Кислорода в среде достаточно, но он не нужен.
   В таких условиях следует подозревать, что в онкоклетках количество протонов водорода повышено, так как он хоть и в меньших количествах (в 18 раз), но вырабатывается в цитозоле[2]. Однако здесь механизмы его гашения (нейтрализации) кислородом практически отсутствуют, и он вынужден накапливаться. Поэтому заряд мембран онкоклеток разряжен, а вокруг этих клеток создается кислая среда. Уместно задуматься о целесообразности активного отвода избытка протонов водорода от онкоклеток. В противном случае эти клетки будут находиться постоянно, как в мертвом болоте; при избытке мертвого заряда он будет накапливаться на клетках крови и лимфы и отводиться ими, поражая указанным зарядом весь организм и создавая условия для метастазов. В результате перенасыщения этим зарядом страдают иммунитет, клетки крови, печени и многие ткани, где он может оседать, нанося колоссальный вторичный вред организму. У больных начинается хроническая слабость и истощение всех защитных сил, в том числе и буферной системы. При этом могут создаваться условия, когда организм больше страдает не от основного опухолевого заболевания, а от вторичных его последствий.
   Для этих целей нами и предложена методика «мостиков» из фольги, которые размещаются полосками как над областью опухоли с выходом полосок фольги за ее пределы, так и поодаль вдоль опухоли. Отведенные из региона опухоли протоны водорода рассеиваются по коже и утилизируются в здоровых тканях или рассеиваются в воздух. Заземление этих мостиков поможет более активно отводить эти протоны. Очень важно, чтобы они не скапливались и в квартире, где живут пациенты, так как в замкнутом пространстве могут быстро откачивать из нас анионы. Скапливаться они могут на всем, особенно на линолеуме, пластмассах, шторах, приборах и даже на лакированной мебели, то есть везде, где нет отвода их через заземление. Вся наша современная жилищная среда обитания (продукт достижения цивилизации) тотально предрасполагает к онкологизации. Конечно, оптимально было бы проживание в максимально естественных условиях, а еще лучше – где-то на природе. Будет уместным напомнить народные рекомендации онкобольным ходить рано утром босиком по росе по траве, ведь это способ максимального отвода из организма протонов и подзарядки его анионами.
   Другие последствия недостатка ионов водорода: ослабление иммунной системы и повышенная восприимчивость к инфекционным заболеваниям, особенно простудным, таким как грипп, инфекции мочевых путей и болезни дыхательных путей. Если речь идет о длительном недостатке анионов водорода, а также витаминов и минеральных веществ, то болезни цивилизации начинают постепенно подавлять сопротивление организма, что приводит к риску возникновения атеросклероза, артрита, астмы, диабета и рака.

Пути доставки анионов водорода в клетки

   В-первых, он вырабатывается клетками в процессе метаболизма и упаковывается в виде кофермента[3] NADH, который является переносчиком отрицательно заряженного иона водорода. На нем находится дополнительный электрон, который доставляет часть энергии. Таким образом, этот дополнительный электрон можно рассматривать как важнейшую единицу топлива в организме. Но очевидно, что упакованный в NADH анион водорода не способен утилизировать кислород для гашения протонов в результате энергетической реакции. Напомню эксперимент с мышами, которые находились в камере с достаточным количеством кислорода, но не могли его использовать и задохнулись. При этом эндогенные анионы им не помогли, а для восстановления дыхания нужны были только анионы, полученные извне. Очевидно, что и при онкологии свои внутриклеточные анионы тоже не помогут, и проблему можно будет решать только за счет усиления поступления внешних анионов, чтобы вернуть онкоклеткам способность использовать кислород.
   Во-вторых, водород появляется в период любого электролитного ощелачивания субстрата буферной системы минералами, что автоматически приводит к повышению водородного показателя за счет амфотерности[4] системы. При любом изменении рН среды происходит мгновенная корректировка с целью сохранения гомеостаза и, при переощелачивании системы, отдачи ею ионов водорода. Но очевидно, что этого количества в норме недостаточно, чтобы влиять на общее дыхание, а тем более – на клеточное дыхание.
   В-третьих, поставщиками ионов водорода являются антиоксиданты. В то же время водород имеет большое значение в антиоксидантных механизмах лечения. Крошечные, почти не имеющие массы анионы водорода могут беспрепятственно проникать во все биологические системы и там без проблем предлагать свои электроны свободным радикалам, насыщать мощь буферной системы жидких сред, поднимать в ней водородную напряженность. Все органы омываются достаточным количеством жидкости, содержащей сильную амфотерную буферную среду, состоящую в первую очередь из уравновешенного и автоматически регулируемого соотношения бикарбонатов и углекислот, переходящих динамически из одного состояния в другое. Только это и может обеспечивать требуемый уровень водорода с дополнительным электроном, которые позволяют выводить все выделения и освобождать организм от ядов. Ощелачивание и наполнение через «буферные меха» водородом облегчает любую интоксикацию организма, в том числе и онкологическую.
   Во-четвертых, подача ионов водорода возможна напрямую через все ткани и клетки из воздуха. Причем наша задача – показать возможность поставки ионов водорода в организм не только в виде аэронов через легкие, где они облегчают усвоение кислорода из воздуха, но и напрямую трансдермально (через кожу), наполнять ими все ткани организма, и прежде всего онкологические. Проникая из воздуха, ионы заряжают мембраны клеток и легко переносятся по всему организму, насыщая в первую очередь те ткани, которые имеют недостаточный соответствующий заряд. А таковыми в первую очередь являются онкологические клетки.
   Электрон ни в коем случае свободно не парит и не блуждает, как призрак, по организму. Напротив, его «носит на своей спине» водород. Это соединение возникает из-за того, что атомарный водород принимает свободный электрон с отрицательным зарядом и превращается, таким образом, в отрицательно заряженный водород Н—. Упрощенно можно говорить только об отрицательно заряженном водороде, если имеется в виду собственно энергия дополнительного электрона. Так как именно эта суперкомбинация из водорода и дополнительного электрона доставляет нашему организму клеточное топливо.
   Поэтому заряжать буферы можно не только с помощью насыщения электролитной системы легко водорастворимыми солями, лучше всего в виде бикарбонатов, но также с помощью прямой поставки ионов водорода, например благодаря электрогальваническому душу. Кстати, потенциальные и еще не разработанные возможности последнего метода намного шире всех остальных путей. Поэтому я вижу именно на этом направлении максимальные перспективы в лечении рака.

Какое значение имеет кислород в онкологических клетках?

История вопроса

   Точнее говоря, особенность онкоклеток заключается в повышении скорости гликолиза (как аэробного, так и анаэробного) и увеличении продукции лактата[6]. Характерная для многих опухолей повышенная секреция лактата получила название «эффект Варбурга». Анаэробный гликолитический способ энергообразования в здоровом организме человека применяется ограниченно, как резервный выход, всегда сопровождается перерасходом энергетического сырья и смертельно опасным закислением нашего организма.
   Затем появились данные профессора Поппа, который показал, что злокачественные клетки, как и анаэробные патогенные бактерии и вирусы, не могут жить в присутствии кислорода. Это обнадеживало и предполагало пути поиска усиления подачи кислорода в онкоклетки в лечебных целях. Однако это было ошибкой лауреата Нобелевской премии. В дальнейшем появились работы, показывающие, что онкологические клетки даже в присутствии кислорода не способны им воспользоваться (аэробный гликолиз). Изменение энергетики в раковых клетках по-иному называют нарушением «эффекта Пастера». Все живые ткани, являющиеся метаболически активными, способны к анаэробному гликолизу, однако большинство их не гликолизирует в аэробных условиях. Эффект блокирования гликолиза со стороны дыхания и получил название «эффект Пастера».
   Однако и это не давало объяснения сути проблемы. Оказалось, что для опухолевой клетки характерно отсутствие эффекта Пастера: анаэробное расщепление глюкозы не только идет в присутствии кислорода, но и тормозит тканевое дыхание. Это так называемый обратный пастеровский эффект (эффект Кребтри). Именно Кребтри окончательно подтвердил, что для онкоклеток проблемы с кислородом вообще не имеют никакого значения. Они свободно существуют в его присутствии.
   Следовательно, нарушенная энергетика онкоклетки связана не с кислородом, а с водородом. Вернее, с неспособностью пропускать его через энергетическую топку цикла Кребса. Это может
   произойти, когда электрозаряд на мембранах митохондрий настолько слаб, что становится невозможным запускать стартерные электрические механизмы работы митохондрий. Проблема, оказывается, в неверном заряде их мембран, связанном с нарушением в голограмме всего зарядомагнитного каркаса клетки. Энергоинформационная матрица онкоклетки нарушена, а это имеет значение для поддержания парциального давления ионов водорода, входящих через мембраны в митохондрии. Они попросту разряжены.
   Вторично происходит слом сенсорных механизмов и разрыв ферментных цепочек, то есть имеет место отсутствие неких ферментов в цепочке и утрата чувствительности генома митохондриальной ДНК на определенный состав субстратного поля в цитозоле.
   Однако парциальное давление анионов водорода в жидкой среде можно увеличивать в разы, если не на порядок. Такое увеличение насыщенности субстрата водородом в жидком цитозоле клетки позволяет запустить те же механизмы затягивания кислорода внутрь клетки и его использования в ней, которые в данном случае действуют обходным путем, то есть непосредственно в цитозоле клетки, даже при условии отсутствия надлежащих для этого ферментов в митохондриях. Таким образом, в клетке запускаются иные дыхательные процессы, что автоматически отключает гликолизные. Меняется субстратное поле цитозоля. При отключении гликолизных процессов в клетке подключаются многочисленные программы нормальных клеток, в том числе программы их апоптоза[7] и постепенной репарации разорванной ферментной цепи, а также сенсорных механизмов мембран, чувствительности митохондрий к составу их субстратного поля.
   Высокодифференциальная активность клеток невозможна в условиях недостаточного вывода продуктов жизнедеятельности клетки. Особенность онкоклеток в том, что их межклеточная жидкость чрезмерно токсична и окислена, что только способствует процветанию болезни. Подвод щелочных минералов в виде бикарбонатов буферной системы, а значит, и водорода расчищает ее и облегчает возможность восстановления среды онкоклеток и репаративных процессов в них.
   Также это позволяет восстановить недостаточный заряд мембран онкоклеток, что сдерживает их склонность к метастазированию и делает видимыми для иммунитета.
   Дыхательный процесс возможен и в отсутствие кислорода (гликолиз), но в отсутствие анионов водорода энергетические процессы невозможны. Чем сильнее буферная насыщена емкость анионами водорода, тем сильнее задействуются каталитические процессы дыхания. Если слабый кремень не может зажечь огонь, то мощной искре сделать это легче. Так же и в онкоклетках – механизмы зажигания ослаблены и огонь тухнет, рост зажигающего потенциала усиливает возгорание, а также и дыхательные процессы.
   Поэтому важнейшей задачей становится добиться любыми путями резкого усиления насыщенности всей системы анионами водорода и восстановления зарядомагнитного каркаса клеток.
   В свою очередь, накопление анионов водорода равноценно ощелачиванию среды, а накопление протонов водорода равноценно окислению среды. Это два крыла единого процесса баланса электрозарядов среды и их обмена. Можно провести аналогию с заряженностью автомобильного аккумулятора. Но при онкологии необходимо не просто зарядить пластины аккумулятора, а создать в нем некое превышение заряда, чтобы вернуть в норму «пробитые» пластины и привести его в рабочее положение. Повышение в системе анионов водорода приведет к ускорению энергетических процессов, в том числе и в онкоклетках, а значит, автоматически повысится количество отработанных протонов и усилится их утилизация кислородом. Приостановленные электрические процессы в онкоклетках опять восстановятся, а за ними вслед и многие химические и ферментные процессы. Разорвется порочный замкнутый круг, и создадутся условия для репарации онкоклеток.
   Случай исцеления от саркомы
   С. Скаков описывает излечение девушки, которая была больна крупной саркомой сустава. Фотографии рентгенограммы показали, что кость буквально растворилась в опухоли, ее практически не было. До этого больная прошла ряд курсов химической и лучевой терапии, оставался последний шанс – полная ампутация конечности, так как остальные способы лечения считались бесполезными, но пациентка отказалась.
   Впервые в медицинской практике был поставлен эксперимент, в котором предполагалось, что раковые клетки «не любят кислород», но для этого нужны особо завышенные его количества. В течение нескольких месяцев применение ВЛГД не приводило к видимому эффекту. Тогда было решено увеличить время задержки дыхания до 3 минут. (Дыхательный цикл: пауза, 10 вдохов-выдохов и снова пауза.)
   Чтобы достичь необходимой длительности задержки дыхания, больная целый месяц занималась с утра до вечера, спала по 4–5 часов, делала перерывы лишь на прием пищи.
   В результате этих нечеловеческих усилий через несколько месяцев стало заметно уменьшение саркомы. Затем произошло чудо – то, что не могло произойти, по мнению врачей, вообще: через 3 месяца не только опухоль исчезла, но и каким-то образом восстановилась полностью разрушенная кость, вернулась подвижность сустава и руки. Рентгенограмма подтвердила эти факты, излечение было полным! Проанализировав суть этого эксперимента, мы все же считаем, что механизмы исцеления в данном случае были задействованы совершенно не те, какими их пытались объяснить. Нами впервые предложена иная концепция, объясняющая лечебный эффект через механизм накачки онкоклеток анионами водорода.
   Все жидкие системы организма содержат большое количество бикарбонатов натрия, которые при определенных изменениях рН среды могут интенсивно диссоциировать. В одних случаях распадаться с преобладанием кислой фазы, то есть закислять жидкую среду, а в других, при повышении рН среды в кислую сторону, образовывать в противовес им большее количество щелочной фазы, то есть ее ощелачивать (принцип амфотерности). Буферная система призвана нейтрализовать все колебания рН среды.
   Важнейшей стороной этой методики лечебного дыхания является изменение концентрации СО2 (гиперкапния) с целью «закисления» крови. Накапливаясь в больших количествах в жидкости, СО2 образует углекислоту Н2СО3, которая диссоциирует при определенной рН среды на анионы водорода.
   Насыщение в буферной системе концентрации бикарбонатов резко повышает степень их диссоциации и электрозарядность. Именно эта электрозарядность – среда для повышенного образования анионов водорода. В одних случаях в среде накапливаются то анионы (кислоты), то катионы (щелочи). Чем более мощно насыщена буферная система, тем больше в ней образуется анионов водорода. Это одновременно и неиссякаемый поток антиоксидантов, которыми являются эти анионы, и мощный приток энергетического субстрата.
   Чем здоровее организм, тем мощнее в нем буферная система и тем легче он справляется с предупреждением хронических заболеваний. У многих эта буферная система крайне истощена, не имеет достаточных резервов, что, однако, внешне может никак не проявляться годами. Оказывается, многие химические и энергетические процессы в организме определяются не только наличием необходимых для этого ферментов, но и наличием электропотоков, степени электрозаряженности системы. И эти заряды могут образовываться не только в энергетических топках клетки – митохондриях, которые тут же и гасятся кислородом, но и вне клеток в их буферных системах. Электрозаряженность – спусковой механизм мгновенного ответа системы на любые внешние изменения. Она определяет работоспособность мембран клеток, а также нахождение жидкой фазы среды внутри клеток в виде состояния золя или геля («болото», в котором замедляются процессы метаболизма, присущее стареющим и больным клеткам). Чтобы усилить мощь буферной системы, я всегда предлагаю своим пациентам принимать дополнительно максимально возможное количество пищевой соды до еды (бикарбонат натрия).

Кислотно-щелочной потенциал

   Причем при завышенных дозах анионов усиливается потребление кислорода. Для онкоклеток возникает новый коридор парциального давления, на котором заново становится возможно утилизировать кислород, создается новый порог чувствительности субстратного поля, в котором «вырубленные» митохондрии могут возобновить свою активность.
   Следует отметить, что больная с саркомой в примере выше долго не могла найти необходимое время задержки дыхания, чтобы соответственно добиться нужного уровня углекислоты (гиперкапнии). Достичь его таким путем невыносимо сложно. Но когда необходимый уровень углекислоты был достигнут, лечебный процесс пошел быстро. Следовательно, новый порог чувствительности открывается с достаточно высокой новой планки. Тем не менее можно отметить, что даже саркома, которая практически не поддается лечению, в данном случае была излечена. Очевидно, следует признать, что у разных типов опухолей будет различная чувствительность как к химиотерапии, так и к нашим методам.
   В другой моей методике для повышения КЩП и вызова каскада катаболических процессов в опухоли предложено применение большого количества органических кислот и одновременно комплекса минералов на фоне атаковых курсов полуголодания. Это означает, что предлагаемые дозы употребления кислот и щелочной фазы минералов в каждом конкретном случае зависят от многих факторов, но в первую очередь от типа опухоли, степени глубины ее гликолиза, дифференцированности, типа ткани, из которой она произошла. Поэтому предлагаемая методика имеет ограниченные возможности по насыщению онкоткани анионами водорода при некоторых видах опухолей, то есть они к ней будут нечувствительны. Порог соответствующей потребности в них окажется намного выше. Но тем не менее сочетание этой методики с основным моим методом насыщения анионами должно резко повысить их совместную эффективность.
   Поскольку основной механизм онкогенизации клеток единый, но присутствует разная степень чувствительности клеток к предлагаемому оксигенаторному методу, значит, не существует типов опухолей, которые бы, в принципе, не поддавались этому лечебному направлению. Здесь не следует искать под каждый тип опухоли свою химиотерапию. Задача такова – уметь маневрировать в пределах одного метода в зависимости от ситуации.
   В унисон с нашим подходом идет и метод эндогенного дыхания на тренажере В. Фролова, который повышает энергетику клеток в 2–4 раза. Повышение уровня энергетики онкоклеток – вот цель лечения. Фролов описывает, как вылечил себя от опухоли кишечника с кровотечениями с помощью своего метода дыхания. Очевидно, в данном случае тоже произошел запуск неработающих митохондрий в онкоклетках.
   «Закисления» крови достичь невозможно, если учесть, что уровень кислот в крови составляет всего лишь 20 % от уровня щелочей и что мгновенно подключатся буферные и гомеостазные механизмы. Да, кислоты могут стимулировать катаболизм в клетке, но одновременно и быть кирпичиком для синтеза. Здесь они работают на метаболизм. Однако могут быть продуктами «сгорания» органики, а значит, «выхлопом» дыхания.
   В приведенных примерах механизм излечения пошел явно через маховик дыхания, а не маховик метаболизма. Если это так, тогда катаболизм и анаболизм здесь следует рассматривать как вторичные ведомые процессы, которые, в свою очередь, тоже могут «заводить» дыхание. Но при онкологии при определенных коридорах субстратного поля эти два механизма разобщены. Секрет заключается в том, что онкоклетки имеют иные константы гомеостаза, чем обычные, то есть они работают в ином режиме. Чтобы нарушить их гомеостаз или вернуть в обычный режим работы, необходимо изменить градиент их субстратного поля. В новых параметрах существующего коридора снижается их толерантность (устойчивость) и повышается чувствительность неработающих мембран митохондрий. Это заводит их на новый режим работы, аналогичный обычным клеткам. Не справляющиеся с новыми условиями клетки легче поддаются выбраковке различными автоматическими механизмами то ли за счет аутолиза, то ли за счет иммунизации на них.
   Становится очевидным, что в предлагаемом нами методе мы действуем одновременно на оба процесса, то есть на форсаж дыхания и на катаболическую сторону метаболизма, которые идут параллельно: подключение дыхательных механизмов в митохондриях и процесс фокусирования катаболизма в опухолях. Оксигенация подключает вялые митохондрии, переводя их на обычный дыхательный режим работы, а катаболизм разрушает опухолевые клетки через аутолиз изнутри. Ущербные онкоклетки могут или репарировать, или погибнуть, или быть подвергнуты механизму апоптозной выбраковки.
   Можно предполагать не только путь аутолиза, то есть активизации ферментов, растворяющих клетку, но и путь аутофагии – самопереваривания из-за недостатка питательных веществ, который мы предлагаем создавать периодическими атаковыми циклами ограничению приема пищи, но при этом перегружая организм органическими кислотами и минералами.
   Гибель их может пойти через некролиз или аутолиз, а затем фагоцитоз. Некролиз отличается от апоптоза тем, что он осуществляется без обязательного наличия АТФ. Если апоптоз энергозатратный и считается активной формой клеточной гибели, то некролиз таковым не является. Ясно, что апоптоз – для онкоклеток «роскошь» из-за слабой энергетики и поэтому у них преобладает некроз – и то только на последних стадиях. Рост энергетики клетки с повышением уровня АТФ может определить переход направления гибели клетки с некротического пути на апоптический.
   Анализ приведенного случая исцеления от саркомы, да и многих других аналогичных, показывает отсутствие процесса некроза, что очень важно! Это указывает на то, что процесс пошел по пути возврата клеток на рельсы аэробизма. В таких клетках включились аэробные механизмы, то есть дыхательные линии. Последние в принципе возможны только в митохондриях, а как результат – стало вырабатываться достаточно энергетической «валюты» АТФ.
   Сейчас считается общепризнанным, что митохондрия играет одну из ключевых ролей в развитии и регуляции апоптотической программы в клетке. Отсутствие апоптоза в онкоклетках определяется нарушением митохондрий в них.
   У онкоклеток количество митохондрий снижается, а также имеются их структурные изменения. Очевидно, в условиях онкоклеток они не могут репарировать, для чего используется их механизм слияния, но в условиях перевода на новый режим работы способность к репарации возвращается.
   Это подтверждает правильность нашего подхода в создании комплексного лечебного метода онкологии с помощью одновременного перенасыщения организма также и щелочными минералами.
   В свою очередь, при одностороннем перенасыщении крови легкорастворимым бикарбонатом кальция тоже происходят автоматическая корректировка и повышение состава кислот в крови. Этому же способствует и минерал натрий, и другие. Таким образом, появляется теоретическая платформа для объяснения разрозненных фактов, отмеченных врачами и другими специалистами, положительного действия высоких доз минералов, да и метода «катионидов» при онкологии. Следовательно, предлагаемые нами высокие дозы минералов в активной форме не только повышают количество кислот в крови и содействуют катаболическим процессам, но и усиливают степень оксигенации, то есть дыхательных и энергетических процессов клеток.
   Если бы пациентка с саркомой подключила и наши методы оксигенации, то лечебный эффект был бы достигнут намного раньше.

Способ насыщения анионами водорода клеточных мембран по методу Гарбузова

   Ранее в моей книге «Рак можно победить. Ловушка для раковых клеток» был проведен анализ многочисленных естественных методов лечения рака путем коррекции кислотно-щелочного потенциала, способных существенно повышать потенциал анионов водорода в онкоклетках. Во всех экспериментах отмечается возможность естественного излечения организма от рака, что подтверждено конкретными примерами. В одних случаях эффективность несколько выше, чем в других. Анализируя все эти методы, можно отметить, что общим знаменателем в них является повышение в онкоклетках водородного потенциала! Но все они не могут решить проблему радикально по той простой причине, что применять их без перерыва практически невозможно, тогда как воздействие их должно быть длительным, а лучше постоянным до конца курса лечения. Это и заставило нас пойти по пути целенаправленного поиска метода максимального насыщения онкоклеток этим водородным потенциалом, то есть вести дальнейший поиск не вслепую, а осознанно видя цель. Максимально подходит этим требованиям метод люстры Чижевского, которая может без проблем воздействовать длительно, особенно во время сна пациента. В дальнейшем можно усовершенствовать эту возможность, разработав переносную люстру с применением портативного аккумулятора.
   В своей практике я обычно применяю две люстры Чижевского одновременно – одну, поменьше размером, для ионизации воздуха над больным и другую, помощнее, для устройства лечебной «простыни» под шерстяным одеялом на кровати. Снимаю с мощной люстры насадку для ионов и через провод креплю к фольге. Какой именно тип люстры купить, я вам подсказать не могу, так как их очень много. У меня лично для этих целей используется аппарат аэроионопрофилактики «ЭЛИОН-132» на 220 V, 50 Hz и 15 W. Провода лучше всего взять потоньше, например с елочной гирлянды.

   Основная цель при разработке метода и физиологические механизмы излечения
   Лечение должно эффективно обращать биологическую среду раковых клеток – кислую, анаэробную, с присутствием свободных радикалов и низким окислительно-восстановительным потенциалом (ОВП) – в среду здоровых клеток – щелочную, аэробную и с высоким ОВП.
   Обязательным условием при разработке метода лечения рака должно быть изменение значения редокс-статуса клетки, то есть необходимо перевести мембраны клеток в более высокий потенциал.
   Действие нацелено на «сниженный электрический потенциал клеток». Каждая клетка в организме работает как аккумулятор, и во время болезни этот аккумулятор заряжен слабо. Работа мембран полностью сопряжена с активностью митохондрий. Разблокирование мембран должно запустить процессы репарации и работы митохондрий.
   Анализ возможностей люстры Чижевского и других электрофизических методов показал, что они, в принципе, могут воздействовать на саму суть болезни, но не решают кардинально проблему лечения онкологии. При этом они не являются эффективными настолько, чтобы можно было внедрять их в практику. Тем не менее только специалист, знакомый с сутью этой проблемы, способен увидеть скрытые возможности указанных методик, так как они действуют в соответствии с нашей гипотезой о механизме положительного воздействия анионно-водородного потенциала на опухолевые клетки.
   Я считаю, что недостаточно выраженный противо-онкологический эффект люстры связан со слишком малым водородным потенциалом, передаваемым от нее, и кратковременностью ее экспозиции. Из-за этого накопленный заряд быстро теряется. Недостатком метода является, очевидно, и то, что он накапливает заряд преимущественно на наружных мембранах клеток, но слабо передает его на мембраны митохондрий. Следовательно, на этом пути необходимо искать возможность в разы повысить эффективность и в соединении с другими методами повышения водородного потенциала в опухоли решить проблему радикально – возможно, довести положительный эффект до 100 %. Это и вдохновило нас на дальнейшие поиски.
   Для целенаправленного повышения уровня анионов водорода в больном органе мною предложены методы «Плаща», «Простыни» и «Одеяла».

   Метод «Плаща»
   Применяется преимущественно для поверхностно расположенных и локализованных опухолей, лимфоузлов и метастазов, например опухоли груди, меланомы, саркомы, раковых язв и др. Причем больше подходит для опухолей малого и среднего размеров. Для крупных его явно будет недостаточно. В этом случае его целесообразно объединять с более общим методом «Простыни».
   Необходимо использовать аппарат люстры Чижевского. Он должен быть большой мощности, а не маломощный бытовой. Причем сама насадка, откуда стекают электроны в воздух, снимается, а к концу провода прикрепляется специальный зажим типа «крокодил». С него будет подаваться заряд на специальную алюминиевую фольгу. Из этой фольги обычно делают «плащ» размером больше опухоли. Больному на место опухоли надевают (по типу чепчика) шапку из фольги.
   Длительность процедуры обычно 15–30 минут и перерыв 30 минут. Повторять так надо и день. Все прикрепляется по возможности скотчем так, чтобы держалось длительно. Продолжать проводить эти процедуры можно и в ночное время. Но для этого хорошо бы иметь реле времени для автоматического управления. Между «плащом» из фольги и кожей размещают натуральную шерстяную ткань в один слой. Фольгу можно пришить к шерстяной ткани. Особенно хороши собачья и верблюжья шерсть, которые не накапливают статическое электричество, а, наоборот, снимают его.
   Считаю целесообразным просыпать над верхним слоем ткани слой порошка из пищевой соды – бикарбонат натрия. Под воздействием тепла начнет проступать пот, который будет постепенно растворять соду и впитывать ее через кожу в область опухоли. Это должно значительно повысить общий лечебный эффект за счет выделения из соды дополнительных ионов водорода.
   Длительность применения. Желательно стремиться к максимально длительному применению этого метода как в дневное, так и в ночное время. Процедура может длиться месяц, два, а иногда и более, вплоть до исчезновения опухолевого конгломерата.

   Метод «Простыни»
   Предложен в первую очередь для глубоко залегающих и множественных опухолей, а также опухолей, имеющих особо крупные размеры и диссеминированных (рассеянных). В этом случае тоже используют алюминиевую рулонную фольгу, которую продают в магазине. Рулон расстилают на кровати по длине всего тела, можно в несколько рядов параллельно друг другу, но не разрывая их последовательность. К концу фольги прикрепляют зажим типа «крокодил». Через провод он должен быть подсоединен к проводу люстры: на его конце снята заводская насадка, с которой стекают аэроионы. Поверх фольги кладут шерстяное одеяло. Неплохо присыпать его порошком бикарбоната натрия. Желательно ложиться на это одеяло обнаженным или в трусах. Одновременно на коже делают систему заземления, в первую очередь в области опухоли или рубца. Самый простой способ – присоединение заземления к ноге.

   Метод «Одеяла»
   В этом случае фольгу пришивают поверх к одеялу. Можно и спать на «Простыне», и укрываться «Одеялом». Последний метод максимально быстро позволяет насытить организм ионами водорода.

   Эффективность всей моей комплексной методики держится на трех ее столбовых элементах:
   1. Провоцирование в опухолевых тканях катаболической доминанты. Об этом подробно в моей книге: «Рак можно победить».
   2. Стимулирование оксигенаторных процессов в онкоклетках, то есть форсирование аэробной энергетики (с потреблением кислорода). Об этом подробно в моей книге: «Антиоксидантное лечение рака».
   3. Восстановление степени электрополяризации в онкоклетках. Об этом подробно в данной книге.

   Поэтому считаю важным и обязательным применение метода «Простыни». Это существенно поможет всем остальным методикам максимально ускорить процесс исчезновения опухолей и эффективно перевести онкологические клетки в режим здоровых, а впоследствии резко снизит степень рецидивирования болезни. Это тоже не менее важно! Ведь напомню, что основной проблемой до сих пор остается проблема метастазов и рецидивов. Существенную помощь должна оказать медицина ремитирующих поддержек, то есть удерживающая состояние ремиссий. Для этого вам обязательно надо будет заказать люстру Чижевского, которая активно выделяет необходимые ионы водорода для перезарядки потенциала мембран онкоклеток, что и является важнейшим отличием онкоклеток от здоровых.
   Перезаряженные на мембранах онкоклетки теряют свою злокачественность. Открываются возможности репарации онкоклеток изнутри и перевод опухоли в целом на рельсы элиминации. Очевидно, это позволяет длительно поддерживать латентную, то есть скрытую, фазу опухоли с последующим ее естественным исчезновением благодаря срабатыванию онкоиммунитета. Практика показывает, что при ряде типов опухолей без подключения метода лечения ионами водорода остальные методики могут и не сработать!
   О сочетаемости химиотерапии с лечением ионами водорода. Эксперименты подтверждают, что такое сочетание не только не мешает разным методам, а наоборот, повышает общую эффективность. Так, использование отрицательных аэро-ионов кислорода на фоне химиотерапии рубомицином способствовало снижению уровня эндогенной интоксикации, уменьшению накопления вторичных продуктов перекисного окисления липидов, росту антиокислительной защиты ткани печени и сердца на фоне роста холангиоцеллюлярного рака РС-1 по сравнению с монотерапией рубомицином. Дополнительное применение отрицательных аэроионов кислорода повышало противоопухолевую активность рубомицина, что проявлялось в уменьшении массы опухоли, повышении индекса торможения ее роста, снижении количества патологических митозов.

   Отрицательная роль положительных зарядов
   Согласно опытам М. А. Острякова, если человек, ложась в постель, натянул на себя одеяло, то он заряжается вредным, противоестественным статическим положительным зарядом с напряжением около 600–700 вольт. При ходьбе по полу, покрытому линолеумом, положительные заряды достигают 1000 вольт. Иные люди настолько заряжены вредным положительным электричеством, что с ними опасно здороваться: искры обжигают руки. Электрические приборы способны регистрировать появление в изолированном от земли человеке вредных, положительных электрозарядов, возникающих в процессе его труда и в обыденной жизни.
   Поэтому целесообразно, с одной стороны, подавать отрицательный заряд, несомый анионами водорода, а с другой – снимать положительный заряд, несущий протоны водорода Н+.
   Чтобы активно снять такой заряд, необходимо проводить заземление. Такое снятие негативного заряда тоже может положительно влиять на работоспособность организма. Для этого нужно устроить заземления полов, кроватей, создать токопроводящие подошвы для обуви.
   Опыты показали, что любая умственная или физическая работа, выполняемая человеком, который изолирован от земли, сопровождается уменьшением его отрицательного природного заряда. Однако ни одно из описанных изменений электрического потенциала не наблюдается и не замеряется даже самыми точными приборами, если тело человека соприкасается с землей или связано с ней проводником. Недостаток электронов тотчас же ликвидируется.

   Метод заземления и «мостиков». Для усиления эффекта нами предложено дополнительно воспользоваться методом «мостиков», сделанных из полосок фольги шириной 1–3 см, которые прикрепляют сверху скотчем вдоль оси тела человека (параллельно позвоночнику), то есть вдоль его меридианов. В ряде случаев можно устанавливать целую сеть полосок заземления, чтобы максимально помочь организму вывести отработанный мертвый заряд. Особенно это важно при диссеминированных опухолях и множественных метастазах, когда вокруг них образуются эндогенные мертвые электрические зоны, зарядное «болото», в которое не очень-то легко проникнуть многим клеткам иммунитета и лимфоцитам.
   Обычно их прикрепляют над областью опухоли и уводят вдоль тела далеко за ее пределы. В случае применения электрогальванического насыщения анионами водорода с помощью «плаща», например при опухоли груди и т. п., их прикрепляют поодаль в область здоровой части кожи параллельно прикрепленному «плащу», который размещается над областью опухоли. Через «шапку» или «плащ» стекает положительный (+) заряд. Можно дополнительно, но не обязательно воспользоваться и полосками из фольги или пластинками для снятия избыточного заряда, то есть заземления. Простейшим средством заземления является любой голый или изолированный металлический провод, одним концом прикрепленный к крану, трубе водопровода или батарее отопления, а другим, голым концом – к концу фольги от «мостика» или через пластинку, прижатую к телу человека (проще всего это делать к ступням). Если опухоль расположена в легких или брюшине, то, лежа спиной на лечебной «простыне», человек насыщается анионами, но в этом случае его можно и заземлять с помощью «мостиков», которые ставятся с противоположной стороны, то есть сверху над легкими и животом. В последнем случае они снимают заряд протонов водорода, то есть мертвый заряд. Считается, что такая система будет эффективнее, чем применение по отдельности методов заземления и накачки через «душ» анионов водорода.
   Ни в коем случае к опухоли нельзя подключать отрицательный (—) заряд.
   Как сочетается применение метода заземления «мостиков» с методом «Плаща»? Казалось бы, эти два метода будут противоречить друг другу и один ослаблять действие другого. Но напомню, что при методе «Плаща» происходит накачка ткани анионами водорода. Естественно, что в первую очередь они будут накачивать те области, где заряд мембран недостаточен (онкоклетки). Тогда не будет ли метод заземления откачивать наружу эти анионы? Как известно, земля имеет отрицательный заряд, а ток идет от минуса к плюсу. Следовательно, избыточное поступление анионов (Н—) на кожу здесь не будет откачиваться в землю. Но заземление должно активно откачивать протоны (Н+). Поэтому эти два метода совместимы и их можно применять одновременно.

   Важнейшей задачей всех предлагаемых нами методик является повысить водородный показатель крови и снять отрицательный заряд с мембран онкоклеток. Особенность онкоклеток в том, что они не чувствительны к водородному показателю, существующему в норме. Только поднятие водородного показателя хотя бы на несколько единиц позволяет сломать защитные механизмы опухоли, сделать их в новых условиях чувствительными к употреблению кислорода и заменить их извращенные генетические программы на прежний режим работы. Из-за отрицательного заряда мембран онкоклетки становятся невидимыми для иммунитета и не заводят кислород в митохондрии клеток. Их митохондрии переходят с аэробного (кислородного) режима работы на гликолизный путь (бескислородный). Весь перечисленный перечень различных методик направлен именно на эту цель – усилить водородный показатель субстратов среды вокруг клеток, их мембран, подключение утраченных энергетических и дыхательных возможностей клеток. Все методики только повышают эффективность друг друга, помогают усилить эффект.
   Усиление емкости системы низкомолекулярными органическими кислотами позволяет вызвать катаболизм в опухолевых клетках (саморазрушение), а минерально-щелочная фаза – «запустить» в них отключенные дыхательные процессы.

   Как повысить эффективность метода Гарбузова?
   Выше мы уже говорили, что указанный метод лечения, сутью которого является накачка опухолевых тканей анионами водорода, вполне реален, так как имеет доказуемую базу. Тем не менее радикально проблему он тоже не решает. Привлечь внимание медиков к нему пока не удалось. Естественно, возникает вопрос, можно ли существенно повысить эффективность метода? Что препятствует проявлению более мощного и постоянно выраженного эффекта?
   Есть основания утверждать, что ограниченные возможности метода связаны с перезарядкой разных слоев мембран – как самих клеток, так и мембран митохондрий. Создается новая устойчивая комбинация зарядов на наружных мембранах и на зависимых от них митохондриях. Появились данные о том, что ядра раковых клеток в отличие от нормальных не имеют электрического потенциала и соответственно поля. Причем заряды на всех клеточных органеллах в норме настолько велики, что становится очевидным – они не вторичны, а специально предусмотрены с такой огромной мощью, чтобы подчинить себе, своему полю действия регулировку общих для всех клеток процессов жизнедеятельности. Именно от их баланса и отталкивается вся внутриклеточная регулировка, они первичны, а все остальное – последующие эшелоны, этажи внутриклеточного хозяйства. Баланс регулировки здесь настолько тонкий и универсальный, что даже генетические базисные программы подчинены им. Поэтому все основные базисные виды жизнедеятельности клетки, в том числе и их митозы, как уже доказано, определяются именно на этом биоэлектрическом уровне, а не на уровне химизма, гормонов. А значит, и методы регулировки базисных основ жизнедеятельности больных или онкоклеток надо искать на электрофизических путях воздействия на клетки.

Энергетическая проблема раковых клеток

Основы биоэнергетики клеток

   Любое живое существо нуждается в постоянном притоке энергии извне. Биоэнергетика изучает одну из основных функций любого живого организма – способность обеспечить себя энергией за счет каких-либо внешних энергетических источников. Биоэнергетика позволяет нам заглянуть внутрь энергетических процессов, происходящих в организме, и понять, каким образом мы можем ими управлять.
   В организме человека биополимеры пищи распадаются в желудочно-кишечном тракте на жирные кислоты и глицерин, полисахариды – на моносахариды. Мономеры превращаются в организме в небольшие по величине моно-, ди– и трикарбоновые кислоты, которые уже способны окисляться с выделением определенного количества энергии.
   Биологическое окисление происходит в митохондриях – особых внутриклеточных образованиях, которые являются энергетическими станциями клетки. Митохондрии имеют вид шарообразных или вытянутых пузырьков размером от одного до нескольких десятков микрон. Именно в них происходят окислительно-восстановительные реакции. В результате этих реакций высвобождается энергия. Самое большое количество митохондрий можно увидеть в печеночных и мышечных клетках – там, где энергия наиболее интенсивно синтезируется и потребляется. В клетках печени, например, митохондрии могут занимать до 22 % всего объема, и в каждой клетке их можно насчитать больше тысячи.

Аэробная энергетика, или Дыхание клетки

   Суть окислительно-восстановительных реакций, протекающих в митохондриях с выходом энергии, кратко можно выразить следующим образом: карбоновые кислоты окисляются кислородом воздуха до углерода с водородом, отщепленным от карбоновых кислот.
   Карбоновые кислоты могут образовываться в клетке за счет метаболизма, катаболических процессов клетки, а также поступать извне через кровь в качестве конечных продуктов распада.
   Окисление водорода кислородом – это реакция гремучего газа: О2 + 2Н2О. В лабораторных условиях она сопровождается взрывом. Если бы такая реакция происходила в живой клетке одномоментно, клетка погибла бы в результате выделения слишком большого количества энергии. Она бы попросту сгорела. Процесс выделения энергии в клетке происходит поэтапно. Высвобождающаяся в процессе биологического окисления энергия откладывается впрок и особым образом консервируется.

Митохондрии – биоэнергостанции клеток

   У всех эвкариот генетическая информация содержится не только в хромосомах клеточного ядра, но и в митохондриях – самовоспроизводящихся полуавтономных органеллах клетки, имеющих собственный геном. Если рассмотреть отдельно взятую митохондрию под электронным микроскопом, то можно увидеть две полупроницаемые оболочки, две мембраны: наружную и внутреннюю. Наружная мембрана гладкая, а вот внутренняя образует большое количество складок – крист. Эти кристы служат для увеличения поверхности мембраны, ведь именно в ней идет непосредственное образование энергии.
   В них встроены белковые компоненты дыхательной цепи – ферменты, участвующие в преобразовании энергии химических связей окисляемых питательных веществ в энергию молекул аденозинтрифосфорной кислоты (АТФ). Такой «конвертируемой валютой» клетка оплачивает все свои энергетические потребности.

Анаэробная энергетика, или Гликолиз в здоровых клетках

Аэробная энергетика (аэробизм)

   АТФ – универсальное топливо всех живых клеток. Аккумуляция энергии в виде АТФ просто необходима, так как энергия выделяется в одно время, а используется в другое, вырабатывается в одном месте, а потребляется в другом. АТФ как аккумулятор позволяет организму использовать полученную энергию в различных органах и в любое время вне зависимости от создавшейся ситуации. При больших и сверхмаксимальных нагрузках выработка энергии осуществляется уже с помощью кислорода. Глюкоза распадается на более простые, чем молочная кислота, части и вступает в цикл Кребса.
   Цикл Кребса – целая цепь химических реакций. В этих реакциях водород постепенно, маленькими порциями отщепляется от одного окисляемого вещества и передается другому, от другого третьему и т. д. до тех пор, пока не соединится с кислородом воздуха с образованием воды. Энергия при этом высвобождается тоже не сразу, а постепенно, частями, аккумулируясь в виде АТФ. При кислородном окислении одной молекулы глюкозы образуются уже не 2, а целых 38 молекул АТФ.
   Как образуется АТФ? При переносе атомов водорода (и соответствующих ему электронов) от одного вещества к другому возникает перепад ионов водорода. В результате такого перепада концентраций электронов наружная мембрана митохондрий заряжается положительно, а внутренняя – отрицательно. Образуется энергетический мембранный потенциал. Энергия возникшей разницы потенциалов и затрачивается на синтез АТФ.
   Если окисление происходит во внешней мембране митохондрий, то АТФ синтезируется во внутренней.
   Митохондрия – одно из самых поразительных изобретений природы. Если вдуматься, то митохондрии есть не что иное, как живые молекулярные электростанции! Внутренняя мембрана митохондрий содержит так называемые дыхательные ферменты. Одни дыхательные ферменты присоединяют и отсоединяют атом водорода, передавая его с вещества на вещество. Другие отвечают за передачу электронов. В результате работы дыхательных ферментов и происходит генерация электрического мембранного потенциала, который запускает синтез АТФ. В процессе совершения химической, осмотической и механической работы, как оказалось, расходуется не только энергия, запасенная в виде АТФ. Все виды работ могут совершаться и непосредственно за счет использования электрического мембранного потенциала без участия АТФ. Такой электрический потенциал между двумя мембранами митохондрий наряду с АТФ есть конвертируемая форма энергии в живой клетке. АТФ растворима в воде и хорошо подходит для использования в водной среде. Мембранный потенциал используется для совершения работы внутри липидных клеточных мембран, которые обладают водоотталкивающими свойствами.
   Совокупность окислительно-восстановительных реакций, протекающих в клетке с использованием кислорода, и называется дыханием. Дыхание – это длинная цепь окислительно-восстановительных реакций, где водород, а также электроны переносятся с окисляемых веществ на кислород воздуха. Путь прохождения водорода и электронов с окисляющего вещества на кислород является довольно длинным. Он имеет большое физиологическое значение, так как позволяет постепенно использовать энергию, освобождающуюся в результате переноса водорода и электронов от одних веществ к другим.
   Кислород – самый эффективный конечный присоединитель электронов (акцептор). Наиболее эффективным он является потому, что позволяет добиться наибольшего выхода энергии по сравнению с другими веществами, способными присоединять электроны.
   Основное количество энергии все ткани и органы получают за счет кислородного окисления веществ. Бескислородное окисление в обычных условиях является второстепенным как менее эффективное в энергетическом отношении. Кислородное и бескислородное окисление в нормальных тканях сосуществуют, дополняя друг друга.
   Энергетически малоэффективное бескислородное окисление является в организме тем резервным механизмом, который может очень сильно активизироваться в экстремальных условиях. Бескислородное окисление может стать тем спасательным кругом, который позволяет клеткам выжить даже в условиях тяжелого, чрезмерно выраженного кислородного голодания.
   Классическим примером здесь может послужить работа скелетной мышцы. При очень большой нагрузке (интенсивный бег, тяжелое базовое упражнение и т. д.) мышца оказывается в экстремальных условиях. Возникает опасный для мышечных клеток энергетический дефицит. Тут же срабатывает защитный механизм: интенсивность бескислородного окисления, например в поперечно-полосатой мышце, возрастает в 100–1000 раз по сравнению со спокойным состоянием. Чем выше уровень тренированности, тем большая интенсивность бескислородного окисления может быть достигнута при больших нагрузках.

Электрогомеостаз и онкология

   Чтобы получить полноценный ответ на все глубинные вопросы онкологии, возникла необходимость разработать и признать новую теорию электрогомеостаза клетки, основанную на управлении основными жизненными процессами клетки путем поддержания и сохранения оптимального соотношения электрозарядов в ее органеллах.
   Онкология – в первую очередь изменение гомеостаза электрозарядов во внутреннем хозяйстве клетки и между органеллами. Именно этот электрогомеостаз и определяет статус базисных генетических программ, а изменения в электробалансе переопределяет их статус. Причем все начинается именно с поддержания баланса на различных структурах клетки. Все заряды в клетках на различных слоях мембран в разных органеллах строго взаимоувязаны. Поэтому, действуя на одну область заряда мембран клеток, мы можем одновременно рассчитывать на мгновенную корректировку потенциала или соответствующей поляризации на остальных частях клетки, где имеется свой определенный заряд. Но это в норме, а, например, в случае патологического нарушения заряда на митохондриях корректировка его со стороны других мембран клетки, в том числе и внешних, не происходит. Очевидно, в этом случае произойдет вторичная переполяризация внешних мембран клеток. Одно обусловливает состояние активности другого. В свою очередь, первичное патологическое изменение заряда внешних мембран тоже может вторично привести к изменению заряда митохондрий.

Норма заряда клеток

Деполяризация мембраны клетки и рак

   В онкоклетках происходит деполяризация или переполяризация мембран различных слоев и органелл. Исследования показали, что раковые клетки относительно деполяризованы по сравнению с непреобразованными клетками. Cone предложил «объединенную теорию» митогенного контроля, в которой устойчивая деполяризация мембраны клетки связывалась с непрерывной клеточной пролиферацией. Было принято за постулат, что при злокачественных изменениях после деления клетки происходит устойчивая деполяризация; теперь клетка не способна поляризоваться. В поддержку этого представления можно привести такой пример: чувствительный к температуре вирус саркомы Moloney при использовании его для инфицирования и изменения почечных клеток в культуре приводит к деполяризации мембраны клетки, при этом деполяризация предшествует другим специфическим явлениям трансформации.

Роль мембран клеток в качестве электрокон-денсаторов

   Мембраны клетки представляют собой полупроницаемые, липопротеиновые, двухслойные оболочки, которые ведут себя как негерметичные электрические конденсаторы (внутренний и внешний слои мембраны являются аналогами пластин конденсатора, на которых накапливаются заряды). Посмотрим на мембраны как на двуслойные конденсаторы: если на одной пластине будет накапливаться отрицательный заряд, то на другой – положительный. Выше мы рассматривали вопрос о заземлении, то есть отводе вовне избыточного положительного и вредного заряда. Но с другой стороны, он должен присутствовать на одной из пластин, то есть быть на внутренней стороне, но не на наружных слоях. Онкоклетки, как известно, имеют не совсем вредный заряд снаружи, а всего лишь недосток отрицательного, то есть слабую заряженность снаружи и сильную противоположную заряженность изнутри. Как бы то ни было, любое происходящее накопление положительного заряда протонов на несоответствующих лепестках конденсатора или чрезмерное его скапливание на внутренней стороне ограничивает возможности доступа избыточного количества анионов водорода внутрь клеток к митохондриям. Это и является препятствием, для устранения которого требуется дозарядка недостаточного потенциала мембран митохондрий, что и является нашей целью. Вообще-то, для онкоклеток надо будет не просто зарядить до нормы этот потенциал, а значительно его превысить, что должно стать запускающим стартером, «пускачем» для остановленных механизмов. Переполнение клетки протонами предотвращает дополнительный доступ анионов на конденсаторные лепестки мембран, которыми, по сути, они и являются. Протоны могут скапливаться из-за того, что «энергетическая топка» не работает: в ней в норме они должны гаситься кислородом. Ток вглубь в достаточных количествах не проникает.

Токопроводность и сопротивление в онкоклетках

   Электрофизические процессы первичны в клетке при патологиях на клеточном уровне, в том числе связанных и со сбоем генетических программ. Создавая свою электрохимическую гипотезу онкологии и разрабатывая собственные методы лечения, мы понимаем, что идем вразрез с общепринятым подходом, где на передний причинный план выходят проблемы химические, обменные нарушения, которые, в свою очередь, признаются вторичными из-за нарушения генетических программ. Нами же на передний план выводятся электрические процессы клеток, которые уже вторично могут обусловливать изменения химических и ферментных процессов. В свою очередь, изменяя в них процессы через коррекцию электропроцессов, мы можем добиться такого нового состояния субстратного поля, которое уже способно переключить и генетические программы в хромосомах митохондрий. То есть данный подход намного глубже всех существующих до него методов коррекции и воздействия на природу онкологических клеток.

Зарядомагнитный каркас клеток

   Каждая живая клетка обладает на всех своих органеллах, структурах строго обозначенным зарядом (напряженностью) и магнитным полем (намагниченностью). В совокупности они определяют энергетическое «лицо» клетки, ее состояние и здоровье. Взаимоотношение величин этих зарядов и намагниченности между различными органеллами строго предопределено. Если абстрагироваться от всех материальных носителей, мембран и жидких субстратов, на которых они находятся, то их можно представить как некую сферу, довлеющую над клеткой и обусловливающую все ее материальные процессы. Каждая клетка, чтобы сохранять здоровье, стремится поддерживать свой электрогомеостаз. Но электрогомеостаз – это сохранение констант электропотоков между органеллами клеток. Он, в свою очередь, полностью определяется внешним состоянием электромагнитного каркаса клеток, или, по-другому, электромагнитного скелета клеток или их «сферы».
   Именно эта энергетическая «сфера», каркас клеток и является первичной информационной матрицей для всех остальных химических и физических процессов. Все от него отталкивается и корректируется. Вся предшествующая история биологической науки не придавала должного значения этой энергетической матрице, ошибочно считая ее вторичной, производной от всех остальных материальных процессов клетки. Из-за неверных посылок делались и неправильные выводы о том, что материальную основу процесса онкогенеза надо искать на генетическом уровне и поиск путей воздействия на онкоклетки тоже был соответствующим имеющейся доктрине. Это и привело в тупик всю онкологическую науку с ее бесплодными теориями и методами лечения.
   Оказывается, энергетическая матрица клетки и определяет все базисные константы других показателей гомеостаза. Чтобы решить эту сложную теоретическую проблему, все надо было перевернуть с головы на ноги. Воздействуя на матрицу, можно изменить многие физико-химические показатели клетки и тем самым провести активное лечение на клеточном уровне. И это действительно так! Ортодоксальный научный взгляд так и не смог преодолеть это препятствие, то есть выйти за пределы, из плена генетических и химических теорий.
   Оказывается, можно влиять на базисные первичные процессы клеток опосредовано, а именно через физические воздействия на общую энергоинформационную матрицу, тем самым меняя патологический портрет до нормы. Этого можно достичь комплексным воздействием на клетки через подзарядку их мембран электрогальваническими методами, методами восстановления намагниченности с помощью магнитов и затем методами повышения кислотно-щелочного потенциала (КЩП) клеток изнутри через воздействие на их метаболизм, то есть поднимая ОВП (окислительно-восстановительный потенциал) с помощью активированных жидкостей, катионидов (минералов) или «живой» воды. Однако применение этих методов по отдельности не дает устойчивых выраженных результатов, так как они не могут воссоздать весь нужный портрет зарядомагнитной сферы клетки. Это и обусловливало слабость всех рассмотренных электрофизических разрозненных методов, которые можно считать по сути запчастями единого общего механизма воссоздания в клетке ее нормального облика. Вместе, в принципе, они и должны запустить вырубленные механизмы саморепарации клеток, которые в случае онкологии не работают.
   Итак, регенерируя зарядомагнитный каркас онкоклеток, мы можем вызвать процесс репарации и ожидать, что в течение нескольких циклов генераций, митозов они выйдут на режим работы обычных клеток.

Гипотеза об особенностях заряда мембран у различных типов опухолей

   Чтобы попытаться ответить на вопрос, почему наши методы накачки недостаточно влияют на митохондрии, мною предложено воспользоваться гипотезой Д. Б. Давидяна об особенностях мембран онкоклеток. При этом хочу отметить совпадение его взглядов с моими на то, что мембраны онкоклеток имеют положительный заряд (катионы водорода). Если это так, то, в принципе, возможно подобрать физические адресные методики перезарядки мембран онкоклеток. А это означает, что в первую очередь их надо будет не столько зарядить отрицательным зарядом, сколько восстановить нужную комбинацию зарядов на различных лепестках конденсатора и суметь снять с них этот несоответствующий электростатический заряд. Очевидно, в помощь этому могли бы быть разработки методик откачки протонов водорода с мембран, возможно с помощью особой методики заземления. Но еще лучше не пассивный отвод, а активное их откачивание. Для этого нужны будут какие-то активные конденсаторы, которые способны под напряжением снимать недостаточный внутренний заряд и тем самым разряжать другие системы. Только после этого можно говорить о накачке, зарядке этих мембран отрицательным зарядом. Очевидно, это и есть причина того, что без откачки, отвода катионов из-за особенности конденсаторной структуры мембран невозможно подать достаточный заряд внутрь клеток и в их митохондрии.

Мембранно-митохондриальная теория канцерогенеза Г. А. Гарбузова

Новое понимание процессов образования опухолей

   Мембраны клеток – сложные сенсорные механизмы, автоматически контролирующие внешние условия, в которых живет клетка, и корректирующие ее работу соответственно различным изменениям. Эти сенсорные механизмы и определяют состояние митохондрий и ядра. Нарушения их работы приводит к сбою в функционировании ядра и его генома. Таким образом, проблема образования раковых опухолей видится нам как нарушение (аберрация) взаимоотношений митохондрий и клеточных мембран, а не как простая мутация митохондрий. Без наличия предше ствующего длительного повреждения клеточных мембран цитоплазмы и митохондрий нельзя объяснить начальные этапы зарождения опухоли.
   Рост опухоли начинается не из одной клетки (как это предполагается в теории мутации), а из определенной части ткани. Следовательно, перерождения в мембранах и неполно ценность антиоксидантных систем являются первичны ми, а в ДНК митохондрий последствия вторичны. Цикл развития клеток становится усеченным, работают только примитивные древние генные программы. Все это сбивает с толку исследователей и заставляет искать причину нарушений на генетическом уровне – в геноме ядра клетки. И там действительно «находят» такие онкогены, например р53 и другие. Они описаны, изучены, но являются отражением, вторичной перестройкой, экспрессией, результатом устойчивых изменений на митохондриально-мембранном уровне. Митохондрии имеют свои ДНК, но их предназначение заключается в регулировании энергетического процесса в цикле Кребса. ДНК митохондрий существенно отличается от ДНК в ядре.
   Мембраны – это ахиллесова пята клеток, в первую очередь повреждающаяся под влиянием различных факторов. Возможности самозащиты и восстановления у таких клеток намного ограничены. Они-то и являются базой, на которой может развиваться процесс малигнизации (перерождения здоровых клеток в раковые, злокачественные).
   Предложенный нами двойственный митохондриально-мембранный подход к решению теоретических и практических проблем онкологии позволяет увязать в единое целое многие разрозненные ранее результаты. Впервые стало возможным об основание и решение практических сторон лечения с максимально возможным эффектом при полной его безвредности.
   В свете предложенной теории становится понятным, почему решения проблемы онкологии только с помощью восстановления энергетики клеток и их митохондрий недостаточно. Дело в том, что, даже в случае достижения положительного результата по рассасыванию опухоли и исчезновению метастазов, остается большая угроза рецидива заболевания в сроки от 1 до 5 лет. Крупные опухоли вообще плохо поддаются лечению, и нужно дополнительно подключать к терапии другие механизмы, в том числе повышающие иммунизацию и иммуногенность.
   К сожалению, врачи пока не признают эти методы лечения ни в качестве основных, ни в качестве вспомогательных.

Роль митохондрий в образовании опухолей

   Ранее мембранно-митохондриальный под ход к объяснению канцерогенеза уже выдвигал ряд авторов. Ниже я приведу их теории. В них есть большие преимущества в решении задачи по срав нению с предшествующими теориями, одному выбранному авторами подходу к объяснению механизмов канцерогенеза присущ и ряд недостатков, так как он не может объяснить многие стороны первичных процессов зарождения малигнизации – перерождения обычных клеток в злокачественные. Часть звеньев этого процесса исследователями упущены.

Энергетическая концепция онкологического процесса О. Варбурга (1927 г.)

   Согласно его концепции, причина малигнизации состоит в нарушении дыхания и компенсаторного усиления гликолиза в тех клетках, которые выживают после повреждения дыхания. Способность получать энергию за счет «молочнокислой ферментации» гликолиза и расти за счет энергии этого процесса является главной биохимической характеристикой опухолевых клеток. Он пришел к заключению, что раковые клетки отличаются от нераковых, включая растущие эмбриональные, неспособностью подавлять гликолиз в присутствии кислорода.
   Понимая, что энергетика клетки связана с митохондрия ми, он впервые высказал предположение о возможных нарушениях именно в них. Но это его высказывание было надолго оставлено без внимания.

Мембранная теория рака С. А. Нейфаха (1961 г.)

Изозимная гипотеза B. C. Шапот (1968, 1975 гг.)

   Биохимические особенности опухоли зависят не от появления новых ферментов в клетках, а от расстройства последовательности синтеза изоферментов (или изоэнзимов – это различные формы одного и того же фермента, существующие в одном организме, но, как правило, в разных его клетках, тканях или органах), которые присутствуют и в нормальных клетках. В результате изменяется соотношение некоторых изоферментов, что при водит к усилению скорости гликолиза и изменению его взаимодействия с другими процессами метаболизма. Показано, что различие в изоферментном составе нормальных и опухолевых клеток касается таких ферментов, как гексокиназа, альдолаза, пируваткиназа, лактатдегидрогеназа, аденилаткиназа и другие. Но это лишь частично объясняет образование опухоли, являясь только звеном механизма канцерогенеза.

Митохондриальная теория рака Зотина (1991 г.)

   Как отмечает автор, дело не в полном нарушении дыхания клеток, а лишь в нарушении воспроизводства и строения митохондрий, повреждении их наружной мембраны, увеличении проницаемости последней и как следствие нарушении регуляторных механизмов дыхания и гликолиза. Как видим, внимание здесь обращено только на внешнюю сторону мембран митохондрий и нет взаимоувязывания с мембранами клетки в целом. А именно этот мембранный комплекс может определять многие внутренние процессы как митохондрий, так и ядра клеток.
   Для того чтобы создать свою теорию, ученому необходимо было объяснить, как изменения митохондрий, приводящие к возникновению энергетического метаболизма ракового типа, связаны с активацией онкогенов трансформированных клеток? Иными словами, какова связь между теорией Варбурга и теорией онкогена? По признанию самого автора, «в митохондриальной теории еще много неясного как в деталях, так и в целом».
   И самое главное, что эта теория описывает лишь часть более глобальных перестроек в клетке. В такой концепции не укладываются многие научные факты. Например, борьба иммунитета с онкоклетками и выбраковка их, что на сегодняшний день доказано. Такое объяснение воз можно только с учетом факта перерождения наружных мембран онкоклеток. Также эта теория не учитывает провоспалительную начальную сторону канцерогенеза, что, в свою очередь, тоже можно связать с наружными мембранами клеток. Следовательно, вышеуказанная теория является лишь узкоспецифическим взглядом на механизмы проявления онкологии на клеточном уровне и не способна связать воедино все разрозненные факты, охватить всю сложность проблемы. В то же время рассматриваемая концепция может объяснить только уже проявленный онкологический процесс, но никак не объясняет первичные этапы онкологизации, которые в большей степени вероятности могут определяться наружными мембранами клеток, тогда как внутриклеточные перестройки могут быть вторичными подстройками, перенапряжением энергетических процессов в определенных группах клеток с последующим закольцеванием процесса.

Регулирование энергетических процессов

   Определенные гены митохондрий могут быть выключены или включены в зависимости от изменений в элементном составе субстрата. Митохондрии работают всегда, даже когда организм голодает, ведь дыхательно-энергетические процессы и выделение тепла идут непрерывно. Гены определяют работу ферментов цикла Кребса. Известно, что многие гены иногда дублируются в геноме сотни раз. Многих такие излишества сбивают с толку.
   Есть основание считать, что каждый генопродукт регулируется в митохондриях не одним геном и не только за счет последующей транскрипции РНК на рибосомах, с многократным считыванием и образованием копий белков и ферментов, но также и целым блоком генов-дублей, которые запараллелены в батареи. Активность генов, ответственных за энергетику, здесь регулируется, очевидно, каким-то другим образом. Но ясно то, что они реагируют на состояние окружающей их среды. Очевидно, митохондрии могут существовать автономно и вне клеток, при этом клонируя себя. Видимо, у них есть набор генов самосборки, а значит, есть ДНК, ответственная не только за энергетические процессы. Особенность ДНК-регуляции в области энергетики позволяет системе управляться не просто путем «включено – выключено», а более тонко реагировать на разные уровни состояния среды.
   Кроме того, такая особенность работы ДНК митохондрий объясняет большую вероятность их повреждений. В то же время становится возможным при необходимости корректировать работу генов. При этом подключается большее или меньшее количественно ферментов, отвечающих за определенное звено цепи Кребса. Энергогенных продуктов в ходе работы митохондрий образуется многократно больше, чем при обычных строи тельных процессах в клетке. А для этих целей нужны специальные органеллы, подключение же программы возможно только при преодолении некоего порога. Такая сложная генетическая программа действует как датчик чувствительности, релейная сеть, реагирующая на порог концентрации. При такой ситуации в митохондриях нарушаются обычно не все ответственные за этот процесс гены, а лишь часть из них.
   Правомочен вопрос: возможно ли от таких работающих митохондрий добиться их репарации?
   Вывести онкологические клетки на уровень здоровых, в принципе, можно путем повышения их энергетики. Этому есть подтверждающие данные по применению меди и янтарной кислоты.
   Известно, что устойчивый гликолиз, кроме онкоклеток могут про являть и эмбриональные клетки. Дифференциальные гены у них тоже заблокированы.
   Следует понимать, что митохондрий в клетках бывает много, от 5 до сотен. Число их, очевидно, зависит от энергетических потребностей клетки. Поломка одной митохондрии не должна сказываться на общем состоянии клетки. В норме, если нарушается работа многих митохондрий, то запускаются механизмы апоптоза – самоуничтожения. Но у онкоклеток этого не происходит. Почему?
   Энергетические процессы в них происходят преимущественно не в митохондриях, а в цитоплазме клеток. Того совершенного цикла Кребса с гибко управляемой цепью ферментных звеньев, которые имеются в митохондриях, здесь нет. Кстати, тут и находится ахиллесова пята – слабое место опухоли.
   У таких аберрантных клеток из-за нарушений порога чувствительности происходит извращенная реакция включения программ на репарацию, воспроизведение, что сопряжено с механизмами воспаления на клеточном уровне. Воспаление усиливает репарацию. Очевидно, этим можно объяснить определенную взаимосвязь сдерживания роста онкоклеток, например, такими противовоспалительными средствами, как аспирин.
   Теперь становится понятным, почему антиоксиданты и предложенные мною оксигенаторы имеют определенный эффект при лечении онкологических заболеваний, в частности выборочно способствуют апоптозу (естественной клеточной смертности) раковых клеток, не затрагивая здоровые клетки, ослабляют онкоангиогенез (прорастание сосудов в опухоли) и метастатическое развитие.
   Изучая, например, механизм воздействия цианидин-3-рутинозида (C-3-R), полученного из ежевики, на злокачественные клетки, исследователи установили, что данное вещество приводит к аккумуляции в митохондриях клеток активных соединений кислорода, что, в свою очередь, запускает процесс запрограммированной гибели клеток – апоптоза. Преимущественно такой эффект дают антиоксиданты полифенольной группы, содержащиеся больше в ягодах черного цвета, например в черном винограде, ирге, бузине, красящем веществе бетаине из свеклы и др. Но имеют определенное значение и другие группы антиоксидантов, в том числе минеральных, таких как селен, жирорастворимых, таких как ликопин, вита мин А и др.

Обратимость онкоклеток

   Впечатляющие результаты были получены в работах по изучению морфобластических возможностей клеток тератокарциномы[8] мыши (Mintz, 1978). Было продемонстрировано, что раковые клетки тератокарцином способны к полной утрате признаков злокачественности и включению в гистогенез – восстановление здоровых тканей[9]. Такими же свойствами обладали клетки неэмбриональных опухолей – аденокарциномы молочной железы, плоскоклеточного ороговевающего рака, хондросаркомы (Pierce, Speers, 1988).
   Степень злокачественности опухоли стало возможным объяснять не нарушением специфической группы генов, а глубиной нарушения гликолизного процесса – объема поражения генома митохондриальных тел. Это означает, что энергетическая функция определенной геногомеостатной единицы может отключаться не в пол ном объеме, а только частично, что и ограничивает в разной степени энергетику.

О целесообразности объединения теорий канцерогенеза

   Автономность онкоклеток легко объясняется с позиции их аберрантной неполноценности. Стало возможным объяснять данную аберрантность как результат сбоя энергостанций. Известно, что все клетки могут существовать и без митохондрий. Митохондрии – позднее приобретение эволюции. Считается, что это произошло вследствие слияния, симбиоза простейших эукариотных клеток с некими автономными структурами. Такой симбиоз позволил перейти клеткам на новые этапы эволюции. Митохондрии в клетках – относительно самостоятельные структуры со своим генетическим аппаратом.
   Репарация (восстановление) в клетках при онкологии все-таки возможна, но для этого уже нужно создавать определенные условия, в которых будет протекать метаболизм (обмен веществ) клеток, чтобы подключились заблокированные программы генома митохондрий.
   Некоторые авторы утверждают, что фактором роста для онкоклеток могут быть выделения от цистовой формы глистов или грибов, обитающих в крови. Все это огромное количество факторов может способствовать проявлению болезни, но без внутриклеточной предрасположенности они не способны сами по себе ее начать.
   Общую картину эти авторы пытаются представить таким образом: при повышенном режиме пролиферации нарушение структуры тканевого гомеостаза определяет сдвиг в сторону эмбрионализации, что меняет соотношение между стимуляторами и ингибиторами митоза (деления клеток), в результате возникает «сверхстимуляция» и опухоль разрастается. Таким образом, в тканевой модели связываются канцерогенный профиль, режим пролиферации, степень омоложения, искажение структуры и функции гомеостаза, неконтролируемый рост клоногенных клеток.
   Согласно теории онкогена, в нормальных клетках имеются неактивные протоонкогены, которые в процессе трансформации патологически активизируются, в итоге провоцируя образование опухоли. Но эту активацию следует объяснять вторичной реакцией на нарушение энергетического гомеостаза клетки.
   Последние данные показывают, что малигнизируются (озлокачествляются) стволовые и коммитированные клетки, так как они не нуждаются в генетических изменениях, поскольку уже обладают набором «злокачественных» свойств. Поэтому в раковые клетки могут переходить только активно митирующие (делящиеся) клетки. Именно в них возможны энергетические сбои.
   Эмбрионализацию онкологических клеток можно объяснить отключением программ митохондрий. Эмбриональные клетки тоже могут существовать в бескислородной энергетике, то есть без митохондрий.
   Можно предполагать, что раковые клетки происходят не из любых, а из стволовых, клоногенных клеток. Причем особенность в том, что именно в них происходит нарушение внутриклеточного энергетического гомеостаза за счет вырождения митохондрий и мембран. Онкология – это, очевидно, наложение аберрантных процессов на клоногенные клетки.
   Аналогичное повышение устойчивости к апоптозу происходит и в стареющих клетках. Снижение темпов выбраковки старых и больных клеток – проблема старости. Таким образом, отсутствие апоптоза – проблема не чисто онкологическая, а вторичный универсальный процесс, связанный с уровнем аэробных дыхательно-энергетических процессов. Там, где есть снижение активности митохондрий, ослабляется и апоптоз независимо от митотической активности. Следовательно, апоптоз – функция, регулируемая сильным аэробическим процессом. Старые линии клеток, не способные к отмиранию, перекрывают дорогу к росту стволовым клеткам. Как результат – соотношение старых клеток к вновь образующимся молодым падает в пользу старых и идет старение на клеточном уровне всей ткани, а затем и организма в целом. Задача в гериатрии – ускорить выбраковку старых клеток и усилить активность роста клоновых молодых клеток.
   Наложение аберрантных (генных нарушений) процессов на неклоногенные клетки, очевидно, может приводить преимущественно к дистрофическим процессам, то есть к простому их перерождению. Это уже фундамент для всяких атрофических и инволюционных процессов, замедлению процессов метаболизма с возрастом и естественно для стареющих тканей, да и старения всего организма в целом.
   Хорошо известны эксперименты по пересадке ядер опухолевых клеток в предварительно энуклеированные (искусственно лишенные ядра) зародышевые клетки. В этом случае развивается здоровый организм, а не пораженный раком, что еще раз говорит о том, что механизмы онкологии лежат за пределами ядра клетки.
   Но это уже тема для отдельной книги, над которой я сейчас работаю.

Причины повреждения мембран

   При определенных ситуациях и нагрузках на ткани может образовываться большое число высокотоксичных свободных радикалов: оксидов, гидроксидов и перекисей. Эти соединения химически очень агрессивны. Они способны повреждать клеточные мембраны и вызывать самые различные нарушения жизнедеятельности организма. Но сами по себе они не являются первичным механизмом новообразования, а служат лишь фоном, на котором могут произойти последующие роковые изменения. Они всего лишь один из факторов образования в организме большого количества ущербных клеток, из части которых в дальнейшем под влиянием других факторов может произойти их перерождение и малигнизация.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →