Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

«Kummerspeck» («сало печали») называется по-немецки лишний вес, который человек набирает, когда от переживаний ест лишнее.

Еще   [X]

 0 

Сказкотерапия. Воспитываем, развиваем, освобождаем ребенка от психологических проблем (Ломакина Гульнара)

С помощью сказки – волшебной тропинки в детство – можно отыскать и осознать психологические проблемы, а также увидеть пути их решения. Причем это применимо как к пятилетнему крохе, так и к зрелому человеку, ведь в каждом взрослом живет «внутренний ребенок»… С помощью сказочных образов вы поможете малышу найти выход из сложных ситуаций, избавите от психологических проблем, поддержите и укрепите его веру в себя.

Год издания: 2010

Цена: 59.9 руб.



С книгой «Сказкотерапия. Воспитываем, развиваем, освобождаем ребенка от психологических проблем» также читают:

Предпросмотр книги «Сказкотерапия. Воспитываем, развиваем, освобождаем ребенка от психологических проблем»

Сказкотерапия. Воспитываем, развиваем, освобождаем ребенка от психологических проблем

   С помощью сказки – волшебной тропинки в детство – можно отыскать и осознать психологические проблемы, а также увидеть пути их решения. Причем это применимо как к пятилетнему крохе, так и к зрелому человеку, ведь в каждом взрослом живет «внутренний ребенок»… С помощью сказочных образов вы поможете малышу найти выход из сложных ситуаций, избавите от психологических проблем, поддержите и укрепите его веру в себя.
   Книга адресована родителям, стремящимся понять своего ребенка и помочь ему, психологам, педагогам, воспитателям и всем взрослым, которым небезразличны нужды и чаяния маленьких людей.


Гульнара Рашидовна Ломакина Сказкотерапия. Воспитываем, развиваем, освобождаем ребенка от психологических проблем

   В пять лет – гений, в семнадцать – солдат…
   Какую грань мы перешли посредине…
Дмитрий Соколов

Вместо предисловия

   Маленький ребенок полон неистребимого любопытства, жажды познания и, что самое удивительное, жизнерадостности и оптимизма.
   Маленького ребенка легко обидеть – достаточно отобрать игрушку, не дать вовремя поесть, не поменять пеленки или памперс.
   Маленький ребенок полностью зависим от взрослых и очень уязвим, он еще не может противостоять окружающему его миру, во всем он надеется только на свою маму или человека, который ее заменил…
   Между тем у маленького ребенка есть несколько замечательных качеств, которые, к сожалению, куда-то пропадают с возрастом и «воспитанием».

   Во-первых, все маленькие дети очень красивы.
   Очень трудно найти малыша, который, некоторое время спустя после рождения, когда разгладились складки, ушли краснота, желтушность и отечность новорожденных, не привлекал бы взоры прохожих и не вызывал бы умиления со стороны любой проходящей тетушки, да и вообще со стороны любого, не слишком замученного жизнью современного мегаполиса человека. Природа настолько мудра, что сделала так, чтобы в самый уязвимый период своей жизни, период полной беззащитности и зависимости от других, человеческий детеныш вызывал у взрослых особей желание позаботиться, пригреть, накормить, погладить, пожалеть… Конечно, это желание во многом мимолетно и вовсе не обозначает, что тетушка, улыбнувшаяся вашему чаду, готова проводить бессонные ночи, баюкая малыша, пока у него режутся зубки или болит животик. Скорее всего, ее умиления хватит только на добрую улыбку и оно очень быстро сменится раздражением, если в силу каких-либо причин ей навяжут постоянную заботу об этом малыше. Тем не менее обидеть маленького человечка гораздо труднее, чем взрослого, для этого нужно чуть больше душевной черствости, чем для того, чтобы обидеть равного себе.

   Во-вторых, маленькие дети излучают оптимизм.
   Особенно это касается детей в том возрасте, когда они еще не успели ощутить на себе влияния общей для всех системы образования и воспитания. Они не просто излучают оптимизм, они еще и полны уверенности в своих силах и в том, что мир хорош и создан только для того, чтобы они жили в нем и наслаждались им…

   В-третьих, душа маленького ребенка еще не потеряла своей целостности.
   Ребенок еще видит мир таким, какой он есть, – разноцветным, жутко притягательным и полным неисследованного, хотя порой и очень опасного. Любопытство маленького ребенка безгранично, равно как и безгранична его страсть к исследованиям и постоянной проверке собственных сил. Он еще не умудрен грузом отрицательного опыта, не боится экспериментировать и воспринимает любые трудности как занимательные приключения.
   Ребенок обладает потрясающим воображением, позволяющим ему использовать в качестве игрушек самые немыслимые предметы – палочки, пожелтевшие листья, обертки от конфет, баночки из-под йогуртов… Самочувствие ребенка не зависит ни от стоимости его игрушек, ни от фирмы, изготовившей для него штанишки.
   Мир ребенка еще не вписан в мир взрослых ценностей, для него еще не все в этой жизни измеряется в цифрах. Помните, у Сент-Экзюпери в «Маленьком принце»:
   «Взрослые любят всякие цифры. Если вы говорите им, что завели нового друга, они никогда не спрашивают о том, что действительно важно: какой у него голос, какие игры он считает самыми увлекательными, собирает ли он бабочек. Вместо этого они вопрошают: сколько ему лет, сколько у него братьев, сколько он весит и сколько зарабатывает его отец. Они думают, что только из этих цифр можно что-то узнать о человеке.
   А если вы скажете взрослым: «Я видел красивый домик из розового кирпича, с геранью на подоконниках и голубями на крыше», они так и не поймут, что это был за домик. Вам придется сказать: «Я видел дом, который стоит сто тысяч франков». Вот тогда взрослые воскликнут: «О, какой славный домик!»
   Мир ребенка отличается от мира взрослых еще и тем, что в детском мире любое приключение, любое происшествие заканчивается хорошо, вне зависимости от того, как его воспринимают взрослые. Солнце – это хорошо потому, что будет весело и приятно играть, дождь – это хорошо потому, что можно бегать по лужам и вымокнуть с ног до головы, грязь – это просто замечательно, ибо что может быть лучше хорошей, свежезамешенной грязи… Именно этим (хорошим завершением любой истории) мир ребенка и напоминает сказку, в которой всё всегда заканчивается хорошо: все плохие герои обязательно должны быть побеждены, лягушка непременно превратится в принцессу, а страшилище обернется прекрасным принцем…
   • Когда и куда пропадают в ребенке его красота, его безграничный оптимизм, его целостность восприятия мира и умение ему удивляться и радоваться?
   • Почему нередко именно детские воспоминания взрослого человека – самые болезненные?
   • Что должно произойти в жизни столь жизнерадостного и непосредственного создания, каким является от природы ребенок, чтобы потом, уже во взрослом возрасте, приходилось прибегать к помощи психотерапевтов для того, чтобы решить проблемы, развязать узлы, не дающие спокойно и радостно жить, строить нормальные отношения с людьми, адекватно воспринимать и оценивать свои возможности, действительность, происходящие события…
   • Когда бабочка превращается в гусеницу, а лебедь оборачивается гадким утенком?
   • Когда и где теряется в ребенке вера в сказку, врожденная вера в чудо?..
   Самое грустное заключается в том, что зачастую именно мы с вами – любящие родители, дорогие мамы и папы, – совершаем подобное со своими детьми. Из самых благих побуждений и исключительно в воспитательных целях мы формируем в своих детях безмерное количество комплексов, учим их бояться, «семь раз отмерить и ни разу не отрезать», «подумать и лучше промолчать» и прочим «полезным» истинам, которые мы постигли на собственном горьком опыте.
   Желая предостеречь своих детей, мы невольно подрезаем им крылья. Преисполненные доброго желания подготовить своих детей к реальной жизни, к жизни во взрослом мире, мы, сами не замечая когда и как, лишаем их главного – умения наслаждаться жизнью, приспосабливаться к обстоятельствам, находить себе занятие и удовольствие в любых условиях, имея в наличии минимальный «инвентарь».
   Поэтому мне бы очень хотелось, чтобы, читая эту книгу, мы попытались понять, когда и как сказка исчезла из нашей собственной жизни, и попытались бы сохранить ее в жизни нашего собственного ребенка. Ведь, в конце концов, нет ничего плохого в том, чтобы наш ребенок как можно дольше сохранял веру в людей, веру в чудо, веру в то, что рано или поздно, но все закончится хорошо и «наши обязательно победят!».
   Хорошо было бы, если бы сказкотерапия не превратилась для вашего ребенка в лечение, в средство и попытку вернуть утраченное, но стала бы одной из возможностей имеющееся – не разрушить, а данное Богом и природой – сохранить.

Почему важно быть счастливым самому, если хочешь, чтобы твой ребенок был счастлив…

   Каждый родитель иногда втайне, а иногда – вполне сознательно, но желает, чтобы его ребенок реализовал в своей жизни то, что не удалось сделать самому. «Моя дочь обязательно побывает в Париже, которого так и не удалось увидеть мне», «мой сын никогда не женится и не заведет детей так рано и ему не придется работать на пяти работах, чтобы прокормить жену и ребенка, как это пришлось делать мне» – так мы полагаем в своей неискоренимой наивности…
   Мы надеемся, что наши дети смогут избежать наших трудностей, мы верим в то, что любимое и ненаглядное чадо никогда не повторит в своей жизни наших ошибок, что дорога его будет и легче, и проще, и радостнее. Более того, мы, несмотря на всю нашу мудрость и жизненный опыт, искренне полагаем, что именно благодаря опыту и мудрости мы сможем уберечь наших детей от падений, вовремя и в достаточном количестве подстелить соломки, всегда иметь в запасе небольшую перинку, которая убережет их от ушибов.
   Между тем не нужно быть большим ученым для того, чтобы понять правильность двух простых истин:
   1. Яблоко от яблони недалеко падает.
   2. Благими намерениями дорога в ад вымощена. Правильность и первой и второй легче всего увидеть на
   примере семей наших родственников и знакомых. Думаю, что у каждого из нас найдется пара-тройка наглядных примеров того, как дочь невольно повторяет не совсем счастливую судьбу своей матери или как сын идет по стопам своего не совсем путевого отца.
   С несколько большим трудом, но все-таки можно найти в своей семье или семьях знакомых и обратные примеры. При желании можно пронаблюдать то, как в семье, где, возможно, и не всегда был достаток и лишний кусок хлеба, но где родители умели радоваться и благодарить судьбу за то, что имеется, и дети относятся к жизни легче и веселее, и жизнь их складывается как-то более ладно, что ли…
   Несомненно, что любой нормальный родитель хочет своему ребенку только всего самого лучшего. Желает ему и успеха, и счастья, и здоровья. Все свои силы тратит на то, чтобы все это у ребенка было и чтобы он как можно меньше сил для этого прикладывал, как можно меньше шишек по дороге набил. Мы хотим этого, мы стремимся к этому, мы делаем все возможное и невозможное для наших детей… И между тем как часто нам приходится слышать из уст старших – мам и особенно бабушек: «Я посвятила ей (ему, им) свою жизнь, а она (он, они) даже и не позвонит и, как дела, не спросит»… Но и это не самое печальное. Самое печальное, что если в минуту откровенности спросить эту маму или бабушку, удалось ли ее детям (внукам) избежать их ошибок, то как часто ответом будет: «Нет, доченька, не удалось. Мой опыт не впрок оказался…»
   В чем причина данного парадокса? Почему, желая своему ребенку только самого лучшего, пытаясь оградить его от того негативного опыта, который во многом мешает нам быть счастливыми и беззаботными, мы обрекаем его на судьбу едва ли не худшую, чем наша собственная?
   Ответ можно попытаться найти в современной психологии, которая считает, что человек практически в любой ситуации действует, как правило, в соответствии со своими внутренними сценариями. Для каждой гипотетически возможной ситуации в человеческом подсознании уже существует тот или иной вариант «ответа» на нее, типичная для данного человека реакция. Данные реакции определяются многими факторами: темпераментом человека, его внутренней конституцией, воспитанием, социальной средой и социальным положением, физическим, психическим и эмоциональным состоянием и многим другим.
   Однако основы причинно-следственных отношений, определяющих поведение человека в течение всей его жизни, закладываются в самом раннем детском возрасте – до трех – пяти лет. Данные сценарии «записаны» на подсознательном уровне, они передаются малышу «по наследству» от его родителей – не зря же мудрые педагоги говорят, что нельзя научить ребенка тому, чего не умеешь сам. Родители передают эти сценарии, а малыши – воспринимают бессознательно. Просто ребенок живет, смотрит на то, как говорят, двигаются, поступают его родители в той или иной ситуации, и вся эта информация непроизвольно «записывается» в его памяти для того, чтобы потом быть использованной в качестве основы для тех или иных реакций.
   В течение всей своей жизни человек, если он только не задумывается однажды над глубинными истинными причинами своих действий и своего ощущения мира, подсознательно реализует «программу», уже «заложенную» в него родителями. Мы сами исподволь, бессознательно учим наших детей всему тому, от чего мы хотели бы их оградить.
   Иногда, при наличии сильной воли, некотором везении и хороших учителях, человеку удается преодолеть заложенные родителями сценарии и действительно «переломить» свою судьбу. Глагол «переломить» в данном контексте очень точен, так как преодоление подсознательных установок на самом деле требует огромных усилий, большой силы воли и целенаправленной работы.
   Однако даже достигнутый результат не гарантирует того, что твои внуки не повторят судьбы бабушек и дедушек. Для этого уже требуется гораздо больше, чем просто нежелание повторить судьбу родителей, требуются осознание проблемы и сознательное решение справиться с ней. Не зря мудрый Екклесиаст говорил: «Слава стариков – дети детей…» Непросто вырастить своего ребенка настоящим человеком, но еще сложнее – воспитать его так, чтобы и его дети выросли настоящими, достойными уважения людьми…
   Очень важно понять и осознать, что данная жизненная информация передается не словами, не посредством мудрых книг и добрых мультиков, она передается только жизнью – поведением и отношением родителей к самим себе, друг к другу и к миру. Очень трудно добиться того, чтобы ребенок стал счастливее, чем ты сам, проще – вначале стать счастливым самому. Думаю, что это – самый главный вывод, который родители могут сделать для себя. Нельзя научить тому, чему сам не научился. Нельзя научить ребенка быть спокойным и уравновешенным, если сам загораешься быстрее спички. Нельзя научить ребенка наслаждаться жизнью, правильно расставлять приоритеты, отличать главное от мелочей и суеты, если сам всего этого не делаешь.
   Никакая психотерапия не даст достойных результатов, все наши благие намерения пойдут прахом, до тех пор, пока мы не поймем: желая блага своему ребенку, мы должны прежде всего научиться желать и иметь благо для самих себя. Хочешь, чтобы твой ребенок был счастлив, – сумей стать счастливым сам. Как это ни парадоксально, но это единственное, что действительно работает…
   И еще один очень важный момент. Доктор Евгений Олегович Комаровский в своей книге «Здоровье ребенка и здравый смысл его родственников» высказал одну очень интересную мысль. Касается она закаливания и поддержания иммунитета ребенка. Так вот, он считает, что закаливать ребенка не нужно. Нужно не испортить то, что дано ему от природы.
   Закаливание, по его мнению, – это своего рода работа над ошибками, которую приходится выполнять, после того как ребенку подорвут иммунитет неправильным режимом, чрезмерной опекой, стараниями уберечь от любого сквозняка, перекармливанием, «выращиванием» в стерильной среде, лишенной естественных микробов и бактерий.
   Тот же самый принцип может быть применен и к психологическому и эмоциональному здоровью и воспитанию ребенка. Нам просто не придется прибегать к услугам специалистов, «испытывать» на своем чаде различные методики психологического воздействия и коррекции, если мы не испортим того, что в избытке дано нашему ребенку от рождения – его физического, психологического и эмоционального здоровья.
   Уже ради одного этого – ради того, чтобы не испортить то, что дано Богом и природой, можно попытаться научиться быть счастливым и довольным своей жизнью. А мир и покой, которые воцаряются вследствие того, что человек учится быть «благочестивым и всем довольным», будут лишь дополнительными «бонусами» за наше правильное, взрослое и ответственное восприятие мира и себя самого в этом мире.

Глава первая
Сказка… О сказке… Про сказку…

Сказка, кто ты? Сказка, где ты?

Анастасия Самойлова
   В нашей книге мы встретимся с двумя основными понятиями – это «сказка» и «сказкотерапия».
   Прежде чем дать определения данных терминов, мне бы хотелось, чтобы вы остановились на минуточку, отложили книгу, отвлеклись от всех повседневных проблем и забот и попробовали ответить для самого себя на такой вопрос: «А что такое сказка?» Попробуйте сформулировать или хотя бы понять, что возникает перед вашим внутренним взором, когда вы слышите слово «сказка»? Чем сказка отличается от обычной истории, от того, что вам утром рассказала соседка, от того, что вы вчера вечером услышали в новостях, от того, что вы прочитали в последней книге Дарьи Донцовой или Татьяны Устиновой?
   Ну что, убедились? На первый взгляд слово «сказка» – такое знакомое и родное с самого детства. Кто не любил в детстве сказки?! Да и, по правде говоря (ведь нас же сейчас никто не слышит), кто не любит сказки и по сей день? А вот попробуй определи, что такое сказка и чем она отличается от полицейского романа или программы передач.
   Поэтому давайте сейчас ненадолго остановимся на значении слова «сказка», а также на значении самой сказки в жизни человека и в культуре народа. Вы можете совершенно спокойно пропустить эту главу, особенно если вы читаете эту книгу просто из любопытства (хотя я как раз только из любопытства и прочитала бы) или из желания понять – куда пропадает сказка, когда мы взрослеем, и как вернуть ее обратно.
   Эта информация пригодится вам, когда вы сами начнете использовать сказку в качестве средства воздействия на вашего ребенка – это своего рода инструкция или пояснение о составе и действии препарата. В любом случае, читая эту книгу, вы спокойно можете перескакивать главы, безвозвратно пропускать какие-то и по нескольку раз перечитывать другие…
   Итак, немного истории и чуть-чуть теории.
   Как это ни странно, но первоначально слово «сказка» вовсе не обозначало того, что не имеет никакого отношения или связи с реальностью. Ничего такого «сказочного» или волшебного в значении этого слова не было. Даже наоборот, до XVII века в русском языке слово «сказка» означало нечто достоверное, чаще всего – письменное или устное свидетельство, имеющее юридическую силу. Когда говорили «нужно записать сказку», подразумевали «нужно снять показания со свидетеля» или «нужно составить просьбу или ходатайство».
   Однако постепенно значение слова «сказка» менялось, но все равно еще было далеким от привычного сегодняшнего значения. «Сказка» стала словом нарицательным, выражающим крайне негативное отношение говорящего. Сказкой стали называть ложь, злую сплетню или навет.
   Интересны, хотя и не имеют особого отношения к нашей теме, причины такого изменения значения. Замечательный русский лингвист, филолог, ученый, посвятивший свою жизнь исследованию русских народных сказок, Владимир Яковлевич Пропп, объясняет это тем, что в документах, попадавших и исходивших из юридической машины того времени, было так мало правды, что существительное, употребляемое для обозначения юридических документов, постепенно стало синонимом лжи и навета (что лишь подтверждает тот факт, что ни человек, ни принципы действия государственной машины не меняются из века в век…).
   Однако вернемся к нашей теме – определению значения слова «сказка». Постепенно сказками стали называть устные истории, передававшиеся из поколения в поколения. Людей, рассказывающих данные истории, называли сказителями. Сказки могли быть самими разными – повествующими о неведомых краях или рассказывающие о вещах простых и понятных каждому; сказки о животных, сказки об оживших предметах, сказки веселые, поучительные или грустные; сказки, от которых хотелось плакать; сказки, от которых хотелось «шапку об пол – и в пляс»… Но у всех сказок была одна общая черта – сказка всегда имела хороший конец. Именно этим сказка и отличается от любой другой истории.
   В сказке (народной, а не авторской, придуманной конкретным человеком) добро всегда побеждает зло. В сказке герои всегда делают все возможное, но в конечном итоге им помогает и спасает всех чудо – что-то, что не зависит ни от доброй воли героя положительного, ни от злой воли героя отрицательного.
   Вера в чудо и хороший конец – это не единственное, что объединяет сказки в единый литературный жанр. Если прочесть сразу несколько сказок подряд, то невольно возникнет ощущение, что, несмотря на различие в сюжетах, есть в них что-то похожее друг на друга. Что-то еще, кроме хорошего конца. Чтобы понять, что же это за «что-то еще», нужно снова обратиться к работам Владимира Яковлевича Проппа. Он считает, что это «что-то» – это структура сказки и ее персонажи.
   Для того чтобы определить структуру сказки, им было проанализировано огромное количество так называемых волшебных сказок. Он обратил внимание на то, что почти всякая русская сказка начинается с того, что перед героем встает какая-то проблема или его постигает какое-то горе. В процессе развития сюжетной линии герой борется с этой проблемой, получает помощь порой из самых неожиданных источников, на его пути возникают дополнительные непредвиденные трудности, но в конце концов он с честью выходит из всех испытаний, женится на царевне и получает обещанные полцарства, которые у него постоянно пытались отнять.
   Уроки, которые преподаются в сказке, различаются, но функции, которые выполняют герои, – неизменны. Более того, неизменен и порядок следования этих функций. Именно он и определяет сходство сюжетных линий сказки. Разобравшись в данных функциях, можно попробовать и самим сочинять сказки, которые смогут неявно передать нашему ребенку все то важное, что так трудно облечь в форму более конкретных и ясных слов.
   Всего Владимир Яковлевич выделил тридцать одну функцию, которые могут выполнять сказочные персонажи. Часть из них «отвечает» за то, что сказка так похожа на реальную жизнь, а часть – помогает сказке отличаться от обычной суеты сует.
   Что же это за функции? Перечислим их.
   Первые восемь функций «готовят благодатную почву» для всех сказочных событий. Это еще не сказка, но условия, выполнение (или наоборот – невыполнение) которых делают возможным все действие сказки.
   Итак:
   1. Отлучка – «Уезжают родители; царь отправляется на войну».
   2. Запрет – «Не заходи только в десятую комнату»; «Не ходи со двора».
   3. Нарушение – «Побежала Алёнушка с подружками, заигралась».
   4. Выведывание – «Стала ведьма вызнавать, выспрашивать».
   5. Выдача – «Но царевна все ж милее…».
   6. Подвох – волк подражает голосу мамы-козы.
   7. Пособничество – царевна ест предложенное старухой яблочко.
   8. Вредительство (или недостача) – «Схватили гуси-лебеди Иванушку»; «Заболел царь тяжкой болезнью».
   Данные функции очень напоминают препятствия, встречающиеся нам в обычной жизни, или правила и запреты, нарушая которые мы, с одной стороны, подвергаем себя определенной опасности, а с другой стороны, учимся брать ответственность на себя и отвечать за свои решения и поступки.
   Следующие три функции выполняют роль завязки. Добровольно или по чьему-либо повелению главный герой принимает решение и совершает действие: отправляется в путь.
   Эти три функции сформулированы В.Я. Проппом следующим образом:
   9. Посредничество – «Иди, Марьюшка, братца искать…».
   10. Начинающееся противодействие – «Позволь мне, царь, попытать счастья…».
   11. Отправка – царевич отправился в путь. Следующие одиннадцать функций описывают действие героев сказки, направленные на выполнение поставленных перед ними задач. Главный герой должен с помощью сказочных существ, помогающих ему, выполнить задачу, а отрицательные герои – направить все свои усилия на то, чтобы помешать ему (эти функции ну очень уж напоминают внутреннюю борьбу человека, когда он, полный благих намерений, при благословении и помощи окружающих решает, что «Ну вот точно, абсолютно точно, без всяких отговорок, прямо с завтрашнего дня, а лучше с понедельника – новая жизнь! Решено! Железно!..», и поэтому «Сегодня – ну в последний раз…»).
   Итак, эти функции следующие:

   Функции, выполняемые героями в основной части сказки:
   12. Первая функция дарителя – «Стала Баба-яга вопросы спрашивать».
   13. Реакция героя – «Ты б меня сперва накормила, напоила…».
   14. Получение волшебного средства – «Дал старичок Ивану коня»; «Только скажи: по щучьему велению, по моему хотению…».
   15. Перемещение в иное царство – «Долго ли шла Марьюшка, коротко, уже три пары башмаков истоптала».
   16. Борьба – «Стал Иван биться со Змеем Горынычем».
   17. Клеймение – «Расцарапал ему Змей всю щеку».
   18. Победа – «Завертелся Кощей волчком и сгинул».
   19. Начальная беда или недостача ликвидируется – «Вышла к Ивану из подземелья Царь-девица».
   20. Возвращение – «Сели они на ковер-самолет, поднялись в воздух и полетели домой».
   21. Погоня – «Бросились гуси-лебеди вдогонку».
   22. Спасение – «Бросила она зеркальце – разлилось море; ведьма море пила-пила, да и лопнула».
   Иногда сказка на этом и заканчивается. Но чаще всего, подобно тому как это и происходит в жизни, в самый последний момент обнаруживаются какие-то дополнительные препятствия, обстоятельства или трудности, исходящие, как правило, от людей близких, от тех, кому главный герой доверяет (ну это уже совсем как в жизни…). Тогда сюжет сказки развивается далее, и ее герои выполняют следующие функции:

   Функции нового вредительства (аналогичны функциям 8—15):
   8 bis[3]. Братья похищают добычу.
   10—11 bis. Герой снова отправляется на поиски.
   12—14 bis. Герой снова находит волшебное средство.
   15 bis. Возвращение с новым средством домой.
   Но главное – хороший конец – остается неизменной характеристикой любой сказки, а поэтому основные герои выполняют следующие функции, приводящие сказку к счастливому завершению (даже несмотря на трудности, которые встречаются главному герою после того, как он выполнил свою задачу и вернулся домой).

   Новые функции основных героев:
   23. Неузнанное прибытие – приехал в родной город, но домой не пошел, стал учеником у портного.
   24. Необоснованные притязания – «Генерал заявляет царю: «Я – Змеев победитель».
   25. Трудная задача – «Кто поднимет змеиную голову – тому и царевна достанется».
   26. Решение – «Подошел Иван, только тронул…».
   27. Узнавание – «Показал он заветное колечко, узнала его царевна».
   28. Обличение – «Рассказала все царевна, как было».
   29. Трансфигурация – «Искупался Иван в молоке, вышел молодцем лучше прежнего».
   30. Наказание – «Посадили служанку в бочку, скатили с горы».
   31. Свадьба, воцарение – «Получил Иван царевну и полцарства».
   Не во всякой сказке персонажи выполняют все функции, но тем не менее их набор и, что самое главное, порядок следования остаются неизменными. Не верите? Возьмите любую книжку русских народных сказок и попробуйте «разложить» действия персонажей в соответствии с вышеприведенным списком функций. После некоторой путаницы с классификацией и решением, какое действие какой функцией определить, вы убедитесь, что это действительно так…
   Именно ограниченный набор и неизменность порядка следования функций одна за другой и производят впечатление похожести сказок одна на другую. Это и еще то, что, согласно выводам В.Я. Проппа, разнообразие действующих лиц в сказках также ограниченно. В.Я. Пропп определяет семь основных ролей, выполняемых действующими лицами. Это следующие роли:
   1. Роль царевны (главного женского персонажа).
   2. Роль отправителя (то есть того, кто ставит перед главным героем невыполнимую задачу, всячески, на протяжении всей сказки, стараясь помешать его счастью с царевной).
   3. Роль главного героя (собственно Иванушка-дурачок).
   4. Роль дарителя (то есть того, кто помогает выполнить задание отправителя, завоевать царевну и вообще остаться целым и невредимым).
   5. Роль помощника (например, Конек-Горбунок, или верные пес и кот, или двое из ларца – одинаковых с лица и т. п.).
   6. Роль антагониста (отрицательный герой: Кощей Бессмертный, Змей Горыныч, одним словом, тот, кто охраняет то, за чем послали героя, мешает ему завоевать царевну и частенько пытается сделать это сам).
   7. Роль ложного героя (неверные братья, мачеха и сводные сестры и т. п.).
   Подводя итог всему вышесказанному, можно сделать вывод, что сказка отличается от спортивных новостей (или любого другого устного или печатного текста) тем, что в ней герой обязательно сталкивается с проблемой или бедой, справиться с которой самостоятельно не может, но очень хочет и делает для этого все возможное. По мере развития событий герой всегда получает помощь, порой из самых неожиданных источников (от Бабы-яги, например). Сталкиваясь с нечестностью, обманом или завистью, он всегда выходит победителем благодаря целостности своей души и твердой решимости достичь желаемого. В конце концов он неизменно побеждает все злые силы, получает в награду принцессу и «полцарства в придачу».
   Волшебные сказки объединяет и то, что их структура и персонажи переходят из одной в другую и остаются неизменными, несмотря на различия в испытаниях, которые приходится претерпевать главному герою.
   Хороший конец, образное изложение событий, неизменность внутренней структуры – все это делает сказку органичным приемом работы с детьми, позволяет использовать ее не только в педагогических, но и в терапевтических целях. Впрочем, подробнее об этом мы поговорим в следующей главе данной книги.

Глава вторая
Лечение сказкой – возможно ли это?

Что такое сказкотерапия

   Если мы попробуем применить первый способ к термину «сказкотерапия», то мы увидим, что он (термин) состоит из двух понятий: сказка и терапия. По поводу значения слова «сказка» мы уже поговорили с вами выше, слово же «терапия» довольно распространенно и обозначает лечение какого-то недуга. То есть сказкотерапия подразумевает, что у человека (ребенка или взрослого), по отношению к которому ее применяют, есть какая-то болезнь или какой-то недуг, и лечить их предполагается при помощи сказки.
   Получается немного странно – не находите? Лечить при помощи сказки?.. Что это за болезнь такая должна быть? Само выражение «лечение сказкой» немного эклектично, слова, составляющие его, как правило, не встречаются вместе. Сказка ассоциируется в нашем сознании с бабушкой, ее теплыми домашними булочками, ватным одеялом и доброй сказкой на ночь… Лечить сказкой – это все равно как если бы кто-то предложил нам лечить нашего ребенка с помощью карамелек или шоколадных конфет. Ну, или мороженого, например. Сказка – это удовольствие, а разве удовольствие может быть лекарством? Конечно, современная фармацевтическая промышленность уже давно начала выпускать лекарства, особенно детские, в виде сладких сиропчиков с приятным вкусом, так что дети считают их скорее сладостями, а не лекарством, но все равно воспринимать серьезно сказку как лекарство как-то не очень получается.
   Тем не менее значение самого термина совершенно и абсолютно точно определяется из его анализа. Действительно, сказкотерапия подразумевает наличие какого-то недуга и его лечение при помощи сказки. Как это может выглядеть на практике – рассмотрим чуть позже, а сейчас попробуем использовать второй метод установления значения незнакомого слова – обратимся к словарю.
   Итак, выбираем самый простой способ – выходим в Интернет, открываем «свободную энциклопедию» Википедия, набираем слово «сказкотерапия», жмем на кнопочку «Найти» и находим довольно пространную статью, рассматривающую значение данного термина с различных точек зрения. Попробуем прочитать некоторые отрывки (вся статья довольно длинная, полностью можно найти ее самостоятельно в Интернете) и разобраться со значением того, что написано в энциклопедии[4].
   Сказкотерапия как метод психотерапии известен человечеству тысячи лет, а как течение современной психотерапии возник совсем недавно.
   Общая информация
   Если попытаться найти в информационных источниках определение сказкотерапии, то возникнут определенные сложности. Это будет связано с тем, что в различных контекстах этот термин используют по-разному. Сказкотера-пию используют и в воспитании, и в образовании, и в развитии, и в тренинговом воздействии, и как инструмент психотерапии.
   Итак, делаем вывод, что сказкотерапия – это не только метод лечения (с помощью сказки действительно можно лечить проблемы психологического характера), сказка может быть использована и в качестве воспитательного средства, и в процессе обучения какому-то предмету (так называемые дидактические (учебные) сказки), и для развития каких-либо качеств у ребенка.

Сказкотерапия как инструмент передачи опыта «из уст в уста»

   Именно через сказку наименее безболезненно и наиболее эффективно передаются основные моральные и этические нормы, характерные для того или иного народа.
   Именно через сказку можно узнать об обычаях и обрядах, когда-то существовавших в культуре народа, но на сегодняшний день не столь распространенных.
   Именно сказка может наглядно продемонстрировать нам, что такое мужество, упорный труд, преодоление всех препятствий, вера в победу, преданность и верность.
   И самое главное, именно сказка на подсознательном уровне передает нам уверенность в том, что все рано или поздно, но закончится свадьбой, празднеством, гуляньем, что все плохие герои будут побеждены, а истина все равно восторжествует. Эта функция сказки особенно важна, так как на уровне сознания человеку часто свойственно достаточно критическое восприятие и своей жизни в целом, и конкретной жизненной ситуации в частности. Человеку свойственно во всем видеть вначале негативные стороны и последствия. Для того чтобы признать, что «всё, что ни делается, – к лучшему», необходимо время и состояние некоторой отстраненности от происходящих событий. Через сказку же передается опыт многих поколений наших предков, который говорит нам, что жизнь все равно побеждает и продолжается, несмотря ни на что.
   Сказка учит нас обращать внимание на то, что истинно важно, а именно – не пренебрегать ценностью человеческих взаимоотношений, ценностью жизни как таковой. И одновременно она учит меньше внимания, сил и нервов уделять тому, что преходяще, учит радоваться сегодняшнему дню и с верой встречать день завтрашний. Сказка помогает нам активизировать многовековую мудрость поколений, преодолеть «сознательный» подход к проблемам и дать нашей невероятной живучести и стремлению к жизни возможность победить пессимизм нашего сознания.
   Однако продолжим читать словарь.

Сказкотерапия как инструмент развития

   Если с развитием фантазии и творческого мышления все более или менее понятно, то неясно, каким это образом сказка может помочь ребенку усвоить механизмы поиска и принятия решений?..
   Сказка, особенно сочиняемая ребенком или вместе с ребенком, дает ребенку две удивительные возможности.
   Во-первых, сказка помогает взглянуть на одну и ту же ситуацию глазами разных персонажей. Особенно эффективно использовать для этого приемы драматизации сказки с последующим обсуждением с детьми того, как они чувствовали себя «в шкуре» того или иного персонажа. Таким образом, с помощью сказки можно оценить ситуацию не только со своей точки зрения, но и попытаться понять, что думают по этому поводу другие.
   Во-вторых, сказка дает возможность спрогнозировать и «проиграть» различные варианты возможного развития событий и выбрать наиболее оптимальный (более подробно мы поговорим об этом чуть позже).

Сказкотерапия как психотерапия

   Сказкотерапия позволяет затронуть сразу несколько уровней личности человека.
   Во-первых, в сказке клиент проявляет свои архетипы и социальные установки, они ярко отображаются и могут оказывать ключевое влияние на сюжет.
   Во-вторых, сказка затрагивает ранние детские переживания, и в сюжете можно проследить генезис (то есть этапы становления, развития) личности клиента.
   В-третьих, клиент наполняет сказку своим актуальным содержанием. В содержании сказки можно рассмотреть, чем сейчас живет клиент, какие у него основные переживания.
   Сочиняя, заканчивая или обсуждая сказку, человек невольно останавливается на тех проблемах, которые волнуют его самого.
   Как правило, самым трудным при решении любой психологической проблемы является то, что ее (проблему) нужно признать. Без признания нет решения, и именно признание и формулировка проблемы может оказаться наиболее болезненным этапом при работе со взрослыми и наиболее сложным при работе с детьми. Взрослым мешают сложившиеся с детства представления о том, что успешный и самодостаточный человек не может чувствовать то, что чувствует сейчас он. Детям мешает то, что их способности вербального (словесного) выражения и формулирования собственных ощущений и мыслей еще недостаточно развиты. Ребенок часто может лишь чувствовать, что ему что-то мешает, и быть не в состоянии сформулировать это словами. Сказка же помогает:
   – взрослым и подросткам, «прикрываясь» личностями ее героев, рассказать о том, что их волнует, беспокоит, тревожит, мешает, не испытывая при этом ложных угрызений совести;
   – детям более младшего возраста через действия и поведение героев указать на то, что доставляет им дискомфорт, избавляя таким образом от необходимости формулировать проблему вербально, словами.

   В энциклопедии перечисляются и наиболее распространенные методы работы со сказкой в психотерапии.
   Самые распространенные способы работы со сказкой – это:
   обсуждение уже существующей сказки;
   самостоятельное написание клиентом сказки, так называемая клиентская сказка;
   инсценировка, драматизация уже написанной сказки (это может быть как актерская игра, так и кукольный театр);
   арт-терапевтическая работа по мотивам сказки и др.
   Эти же самые приемы вы можете использовать и при рассказывании сказок своим собственным детям (причем это может быть самое обычное чтение сказки на ночь, а вовсе даже и никакая и не терапия). Не нужно упускать такой уникальной возможности пообщаться с собственным ребенком, как после прочтения или во время сочинения сказки.
   Обсуждение сказки после того, как вы ее прочитали, дает вам не только возможность ненавязчиво узнать то, что думает ваш ребенок по поводу той или иной проблемы, но и высказать свое собственное мнение, причем не в форме нотации или «воспитательной пятиминутки», а во время обычного «нормального» разговора. Кроме того, обсуждение, пересказывание и инсценирование сказки – это замечательные упражнения для развития речи, способности к анализу и переработке информации.

   Сказкотерапия отмечает два важных факта. Первый – все люди умеют сочинять сказки. То есть этот навык является частью человеческой природы. И второй факт говорит о том, что уже просто написание самой сказки является мощным терапевтическим воздействием.
   Таким образом, нам, как родителям, можно сделать следующие выводы:
   1. Нет родителя, который не мог бы сочинить сказку для своего ребенка и в этой сказке поговорить с ним о том, о чем в обычной беседе не вдруг и не всегда можно поговорить. И поэтому, во-первых, оставляем сомнения и сочиняем для своего самого родного и самого любимого.
   2. Сказка – это не только монолог любящих родителей со своим чадом, но это еще и диалог ребенка со своими родителями. Это попытка ребенка донести до нас то, что обычными словами и в простом разговоре он сказать не решится. И поэтому, во-вторых, не только сами сочиняем сказки, но и даем такую возможность ребенку и – самое главное – внимательно его при этом слушаем, пытаясь понять: что же он хочет нам сказать.

Как «работает» сказкотерапия?

   Почему и каким образом это становится возможным? Давайте попробуем разобраться – каким образом сказкотерапия помогает разрешать психологические проблемы, существующие в жизни как маленького человечка, так и вполне взрослой, состоявшейся и самостоятельной личности.

   Во-первых:
   Психотерапевты называют сказку метафорой[6], которая позволяет заглянуть во внутренний мир человека.
   Любая сказка – это прежде всего аллегория: «Сказка ложь, да в ней – намек, добрым молодцам урок». В сказке каждый образ имеет свое переносное значение. Подсознательно любой человек так или иначе ассоциирует или ставит себя на место главного героя истории, которую он рассказывает или слушает. Особенно легко данные ассоциации происходят в том случае, если жизненные обстоятельства персонажа хоть в чем-то напоминают обстоятельства, в которых находится человек (сходство же между сказкой и реальной жизнью – не такая уж редкая вещь, как это кажется на первый взгляд. Как правило, и в жизни, и в сказке главному герою приходится преодолевать всевозможные трудности, противостоять интригам злопыхателей, завистников и просто нехороших людей, рассчитывать больше на свою смекалку и изворотливость, чем на помощь со стороны).
   Данная ассоциация с главным героем происходит вне зависимости от желания человека. И не важно, придумывает ли он свою собственную сказку, обсуждает ли со сказкотерапевтом услышанную или просто раздумывает над тем, что только что прочитал. Невольно у него всегда возникают мысли наподобие: «На его месте я бы…» или «Хорошо ему быть всегда веселым, если у него ковер-самолет и скатерть-самобранка, а вот попробовал бы он оказаться на моем месте, мы бы посмотрели, как бы он полетал…». Размышляя таким образом, человек незаметно переключается на проблемы, существующие в настоящий момент в его жизни, начинает рассматривать их с разных точек зрения.
   Иногда сказка может послужить своего рода толчком для того, чтобы человек просто признал существование той или иной проблемы в своей жизни, а ведь известно, что для того, чтобы проблему решить, ее нужно вначале признать[7].
   Таким образом, сказка может помочь человеку погрузиться в свой внутренний мир, задуматься над тем, что, почему и каким образом там происходит, что мешает, а что – помогает, от чего нужно избавляться, а что нужно воспитывать и развивать.

   Во-вторых:
   «Осознать проблему и решить ее» – это, конечно, замечательно и здорово, особенно когда данная фраза произносится нами в качестве совета кому-то другому. Но вот когда дело касается нашей собственной жизни, то все становится далеко не так просто.
   Мы зачастую не хотим сами себе ни в чем признаваться не потому, что столь глупы и недальновидны, что не понимаем очевидных вещей. Вовсе нет. Просто когда что-то четко формулируешь для себя, то сразу возникает необходимость как-то реагировать, принимать и исполнять какие-то решения. Что-то делать иногда нужно даже не столько из-за желания действительно раз и навсегда разобраться с проблемой, сколько ради того, чтобы не чувствовать себя слабым, бесхарактерным и никчемным человеком. А этого (принимать решения и что-то делать) – ну просто жутко не хочется.
   Именно поэтому любой человек является настоящим виртуозом в деле запудривания мозгов самому себе (на самом деле это не более чем один из защитных механизмов психики, но нам лучше этого не знать, так как тогда появится «официальная» причина, чтобы дурачить самого себя и дальше…).
   Процесс принятия и реализации решения осложняется еще тем обстоятельством, что, как правило, человек в большинстве случаев действует в рамках свойственных ему жизненных сценариев (привычек, установок – называйте как хотите), сложившихся еще в раннем детстве. Набор данных сценариев ограничен (именно поэтому некоторые люди становятся столь предсказуемы с возрастом). Решение же проблемной ситуации требует от него изменения привычных для него способов действия.
   Чтобы эффективно решить проблему, нужно немного от нее отстраниться, посмотреть на нее объективно, взглядом незаинтересованного человека, и принять правильное, а не привычное решение. Дать совет отстраниться – очень легко, наверняка мы сами не раз советовали своим друзьям, близким или просто знакомым: «Да взгляни ты на ситуацию поспокойнее, будь выше, посмотри со стороны…» и т. п. Однако когда дело касается тебя самого, то выполнить его становится ох как непросто…
   Сказка в данном случае предоставляет несколько неоценимых возможностей.
   Первая заключается в том, что в ситуацию, схожую с нашей собственной, попадаем не мы, а главный герой. Мы сами в данном случае оказываемся абсолютно не заинтересованы и объективны, а значит, можем совершенно спокойно дать ему (главному герою) парочку-тройку полезных советов, совсем даже не думая о том, что те же самые советы можно было бы дать и самому себе. Это уже потом, размышляя над сказкой, над ситуацией, в которой оказались герои, над их поведением, мы можем вдруг прийти к мысли: «А ведь я так похож на него (на нее)! И поступаю так же поспешно и неразумно…»
   Вторая возможность связана с тем, что сказка по своей природе может выполнять функцию своего рода «времяворота» – волшебного приспособления, позволяющего поворачивать время вспять. Ничто не мешает нам дать главному герою несколько совершенно противоположных советов. В нашей воле посмотреть, как он будет реализовывать каждый из них и что из этого может получиться. То есть сказка позволяет проиграть несколько гипотетических финалов и выбрать именно тот, который нам наиболее желателен, и уже потом, в реальной жизни, действовать в соответствии с тем, что мы «проиграли».
   Третья и самая главная возможность, предоставляемая сказкой, связана с некоторыми особенностями нашей психики. Как утверждает гештальтпсихология[8], многие психологические проблемы человека связаны с так называемой «незавершенностью» или «открытостью» проблемы. Легче всего пояснить данное положение можно на примере кошмара.
   Представьте себе, что вам изо дня в день снится один и тот же кошмарный сон. Каждый раз вы просыпаетесь от ужаса в самом страшном месте, но как только вы засыпаете – все начинается сначала. Незавершенность данного сна и неизвестность того, что будет дальше, мучает вас даже больше, чем сам кошмар. Теперь представьте себе, что однажды вам удалось усилием воли не дать себе проснуться и досмотреть сон до конца – можно быть уверенным, что закончился он далеко не так плохо, как вы себе представляли. Более или менее благополучный конец лишает кошмар своей силы, он перестает быть кошмаром и перестает вам сниться.
   Примерно нечто подобное происходит и с человеческой психикой. Если бы мы набрались мужества и решили проблему до конца, то она перестала бы нас мучить, потеряла бы свою актуальность. Однако совет «будь мужественным и иди до конца» еще более бесполезен, чем «будь выше этого», особенно если человек подсознательно по той или иной причине не хочет разбираться до конца и освободиться от этого груза. И здесь сказка тоже может прийти на помощь – можно поставить главного героя перед проблемой или дилеммой, которая напоминала бы нашу собственную, и с интересом понаблюдать, каким же образом он сможет выкрутиться и что он сможет придумать, чтобы решить ее.
   Можно не сомневаться, правильный ответ обязательно «выскочит» в нужный момент из нашего подсознания, особенно если мы на время ослабим свою защиту и будем находиться в состоянии покоя и безопасности. Не зря же мудрец говорил, что нельзя задать вопрос, ответа на который ты сам не знаешь.
   Таким образом, сказка помогает установить связь между реальностью и тем, как мы эту реальность воспринимаем и интерпретируем. Сказка – это «шанс связать сказочные события с событиями и поведением человека, а значит, усвоить и применить на практике всю мудрость, скрытую в сказках» и таким образом – найти решение проблемы, которая мучает и не дает возможности идти дальше.

   В-третьих:
   Сказка – это удивительный мир. С одной стороны, в сказке все полно противостояния, борьбы, нелегких испытаний, с другой стороны, сказка – поразительно гармоничный мир, мир, в котором все всегда кончается хорошо, если только главный герой сделал все возможное и невозможное – с его точки зрения – для того, чтобы все закончилось хорошо. Эта гармония и эта уверенность (даже не столько в том, что все закончится хорошо, а в том, что можно сделать и невозможное) невольно передаются человеку. Сказкотерапия «дает возможность преобразить внутренний и внешний мир, увидеть и принять его красоту и уникальность».

   И наконец, в-четвертых:
   Сказка может примирить российского человека с существованием психотерапевтов.
   Любая сказка практически всегда ассоциируется у нас с какими-то приятными воспоминаниями. Даже само предложение «А давайте послушаем сказку» расслабляет, настраивает на мирный и созерцательный лад, помогает забыть дневную суету и усталость.
   Между тем всякое посещение психотерапевта у нормального российского человека, пока еще не привыкшего уделять внимание не только своему внешнему виду, но и внутреннему состоянию, вызывает некоторый дискомфорт, скованность, настороженность. И вообще слово «психотерапевт», а тем паче «психиатр» вызывает какое-то смутное подсознательное опасение того, что вот сейчас поставят какой-нибудь страшный диагноз, а потом придется с этим жить и людям в глаза смотреть…
   Поэтому когда общение с психотерапевтом начинается не с предложения «А теперь расскажите, какие проблемы вас волнуют, с чем вы сюда пришли и что конкретно не в порядке в вашей жизни», а со сказки и с какой-то последующей работы с этой сказкой, то это помогает расслабиться, снять внутреннее напряжение, смириться с неизбежным («И мне пришлось посидеть в этом кресле»).
   Кроме того, с детства мы привыкли, что сказки нам рассказывали, как правило, люди для нас близкие и родные, и поэтому подсознательно человек, рассказывающий сказку, идентифицируется не как потенциально опасный, а как желающий нам добра, заботящийся о нас, любящий нас. Таким образом, кроме снятия напряжения, сказка позволяет достигнуть главного – установить доверительные отношения между психотерапевтом и человеком, пришедшим к нему за помощью. А именно доверие к своему доктору всегда являлось основным элементом, необходимым для достижения положительного эффекта любой терапии. Психотерапия не является исключением: только доверие между участниками сеанса психотерапии может сделать его эффективным.

   Итак, мы видим, что сказкотерапия – это «одни сплошные плюсы и никаких минусов». Если же быть серьезным, то сказка – это наименее травматичный и один из наиболее эффективных способов обрести утраченную целостность и вернуть себе чистый и незамутненный отрицательным жизненным опытом взгляд на мир, взгляд, свойственный детям…

Глава третья
Сказкотерапия – попробуем применить

Сказкотерапия для самых маленьких

Дмитрий Соколов
   Дошкольный период важен не только для физического и интеллектуального развития ребенка, но и прежде всего – психологического. Установки, или «сценарии» (по Эрику Берну), сложившиеся в раннем детстве, определяют стратегии поведения человека на всю оставшуюся жизнь. Мы уже говорили о том, что теоретически изменить сложившиеся сценарии поведения можно, но это требует от человека большой внутренней работы и наличия рядом мудрого и опытного наставника.
   Великий древнегреческий философ Платон считал, что ребенок рождается подобным «чистой доске», на которой воля воспитателя может написать все, что угодно. Наблюдая за своей маленькой дочкой, я невольно засомневалась в этой теории – она еще не умела толком сидеть и ползать, но характер был уже однозначно сформирован. Однако опыт работы с детьми в школе и со студентами в институте убеждает меня в следующем: Платон был прав как минимум в одном – все негативное, что появляется в характере ребенка, является результатом воспитательных и невоспитательных воздействий со стороны окружающих его людей.
   Любой ребенок рождается с огромными запасами оптимизма, легкого и непосредственного отношения к событиям, происходящим в жизни, потрясающей способностью к адаптации – все это помогает ему выживать в тех условиях, в которых он, волею судьбы и окружающих людей, оказался.
   С возрастом пропадает и неиссякаемый оптимизм и неутолимое любопытство и фантастическая способность приспосабливаться ко всему. Куда? По каким причинам? Трудно ответить однозначно, но, несомненно, наше участие в этом тоже есть. Поэтому девизом взрослых, имеющих дело с детьми, особенно с детьми младшего школьного возраста, должен быть призыв Гиппократа, обращенный к настоящему врачу: «Не навреди!» Навредить маленькому человечку очень легко – он податлив любому влиянию, а исправлять вред потом придется усилиями, возможно, не одного психотерапевта, очень и очень долгое время.
   В дошкольный период происходит формирование личности человека, «отделение ребенка от взрослого, превращение беспомощного младенца в относительно самостоятельную, активную личность» (О. Хухлаева), поэтому и отношение со стороны взрослых должно быть очень бережным, трепетным.
   Главной целью родителей должно быть стремление максимально долго сохранить у ребенка это позитивное восприятие мира. Конечно, мы не можем, да и не должны постоянно оберегать своих детей от всех жизненных трудностей, но веру в чудо, веру в людей[10], веру в собственные силы можно, и нужно, и должно воспитывать и сохранять в ребенке. Это – то немногое и то все, что мы можем сделать для того, чтобы впоследствии он с честью и наименьшими потерями выходил из сложных ситуаций, которые, несомненно, будут в его жизни.
   Поскольку сказка в этом возрасте близка и понятна ребенку, то многие сложные для его понимания вещи, многие психологические проблемы (например: страх темноты, одиночества, смерти, разлуки и т. п.) можно и нужно разрешать с помощью сказок – придуманных или прочитанных в книжках и адаптированных под вашего ребенка и вашу ситуацию.
   Сказку можно использовать в качестве средства диагностики проблем[11] и в качестве средства воздействия на ребенка.
   При использовании сказки в качестве средства воздействия желательно соблюдать следующие несложные правила.
   Прежде всего, никогда не стоит забывать, что рассказать или прочитать ребенку сказку – это не только элемент терапии, но и возможность пообщаться с ребенком, которую не стоит упускать. Возможно, регулярно рассказывая ребенку сказки на ночь или читая и обсуждая с ним сказки и детские книжки, вы вообще избежите необходимости использовать сказку в качестве лекарства.
   Далее, какую бы сказку вы ни сочиняли или читали, никогда не забывайте, что маленький ребенок всегда ассоциирует себя со сказочными персонажами, что он не просто слушает, он «живет» сказкой. Поэтому сказка не должна быть слишком страшной, а степень выразительности рассказчика должна соответствовать ситуации. Если вы читаете или рассказываете сказку на ночь, то и сама сказка, и ваша манера чтения не должны быть слишком эмоционально насыщенными, иначе вы рискуете достичь обратного эффекта – вместо того чтобы успокоить ребенка, перевозбудить его.
   Рассказывая ребенку сказки, не забывайте простого правила дидактики «от простого к сложному» – начинать всегда следует с простых сказок, имеющих одну сюжетную линию, небольшое количество персонажей, не очень длинных и не перенасыщенных незнакомыми для ребенка понятиями.
   Чуть выше мы уже говорили о том, что маленькому ребенку необходимы ритуалы, традиции. Поэтому вы можете придумать определенный ритуал, предшествующий собственно сказке, и повторять его изо дня в день. Например, если речь идет о сказке перед сном, то тогда можно использовать сказку и как стимул для выполнения вечерних процедур: пьем молоко, чистим зубы и умываемся, складываем игрушки, переодеваемся на ночь, ложимся, даем маме (или папе) ладошку и слушаем сказку. После сказки – закрываем глазки и сладко спим до утра.
   Не забывайте и о том, что мышление у маленького ребенка – образное. Поэтому, по мере возможности, иллюстрируйте сказки – выбирайте книжки с качественными картинками, рассказывайте с выражением, в лицах.
   Помните, что в сказке ребенок – не только пассивный слушатель, но и активный участник. Гораздо более активный, чем даже главный герой – ведь ребенок проживает сказку за каждого персонажа. Поэтому давайте малышу возможность быть активным слушателем, а со временем – и рассказчиком и сказителем (сочинителем собственных сказок).
   Если какую-то сказку вы читали вместе уже много раз и ребенок знает ее практически наизусть, то попросите его исполнить роль одного из персонажей. Здесь тоже не забывайте принцип «от простого к сложному»: начните с очень коротких, но достаточно выразительных ролей, например, роль охотника, который убивает Волка в «Красной Шапочке», а затем уже давайте ребенку возможность исполнять более сложные роли.
   Сказку можно и нужно обсуждать, пересказывать и инсценировать. Все это поможет не только решить существующие психологические проблемы и создать атмосферу взаимного доверия между ребенком и родителем, но и является хорошим методом развития навыков свободной речи малыша, развивает его фантазию, воображение. Активизируя воображение ребенка и развивая навыки свободной речи, можно для начала использовать прием неожиданных ролей и попросить исполнить роль, например, корзиночки, в которой Красная Шапочка несла угощение для своей бабушки. Пусть ребенок попытается представить себе:
   • как тяжело было корзинке нести груз;
   • как ей было больно, когда Красная Шапочка, весело напевая, махала ею из стороны в сторону и задевала деревья;
   • какими горячими были пирожки и каким холодным было масло в кувшинчике;
   • как старалась корзиночка, чтобы по дороге ничего из нее не выпало, пирожки не помялись, масло не растаяло и все угощение в целости и сохранности попало на стол к бабушке.
   Опишите ребенку роль, которую ему придется исполнять. Используйте для этого не только рассказ, но и наводящие вопросы (например, «как ты думаешь, что чувствовала корзиночка, когда Красная Шапочка нечаянно стукала ею об дерево или камень?). Затем дайте ему какое-то время на то, чтобы он мог сконцентрироваться и «войти в роль», и начинайте читать сказку. По мере чтения делайте иногда паузы, давая малышу возможность вставить реплики своего персонажа.
   Затем задание можно усложнить: например, попросить придумать для сказки альтернативный конец, ответить на вопрос «А что было после того, как охотник спас бабушку и ее внучку?», постепенно переходя к сочинению ребенком собственных сказок.
   И еще один совет. Если вы хотите использовать сказкотерапию для того, чтобы поговорить с ребенком о какой-то тяжелой ситуации или событии, произошедшем в его жизни (смерть близкого человека, обида, развод и т. п.), то не забывайте золотого правила: время – лучший лекарь. Прежде чем касаться сложной темы, дайте возможность чувствам ребенка немного «отстояться», пусть самые острые переживания и эмоции утихнут, сам ребенок – отдохнет и выспится. Разговор на трудную тему начинайте, когда он хорошо чувствует себя не только физически, но и психологически (конечно, при наличии такой возможности).
   Итак, мы попытались дать вам несколько советов, которые смогут пригодиться вам при выборе, чтении и обсуждении сказки с вашим малышом. Далее нам хотелось бы привести несколько примеров сказок, сочиненных замечательными педагогами, психологами и сказкотерапевтами для своих маленьких пациентов.

Сказки для самых маленьких

   В этом разделе вы найдете примеры «адресных» сказок, то есть сказок, которые можно рассказывать ребенку по тому или иному случаю (например, для того, чтобы поговорить с ним о проблеме страха темноты, подготовить к маминому отъезду и т. п.). Естественно, что в рамках небольшой по объему книжки невозможно рассмотреть все проблемные ситуации, которые могут возникнуть в жизни маленького человечка и его родителей, поэтому приведены сказки, интерпретирующие наиболее стандартные и распространенные ситуации. Возможно, что та или иная сказка не подойдет вам, тогда вы можете сочинить свою, используя имеющиеся в качестве примера.
   Чтобы разобраться с примерами было проще, каждой ситуации дано название. Пояснения к сказкам напечатаны обычным шрифтом, сами сказки – курсивом. Некоторые сказки для книги взяты у современных сказкотерапевтов, педагогов или психологов – в таком случае после названия сказки указан ее автор, некоторые сказки были рассказаны нами детям или студентам или написаны специально для этой книги (в таком случае автор сказки не указывается, он указан на обложке книги).

   Ситуация первая: маме нужно отлучиться (уехать, лечь в больницу) на несколько дней
   В жизни любой мамы рано или поздно настает момент, когда перед ней стоит необходимость временной разлуки с ребенком. Это может быть расставание на период отлучения от груди, или необходимость лечь в больницу, или командировка, или просто непреодолимое желание ну хоть ненадолго вновь почувствовать себя свободным человеком, отдохнуть от маеты ежедневной рутины и на несколько дней уехать на море, в деревню, впрочем, куда угодно…
   Как правило, маленький ребенок очень трудно воспринимает расставание с мамой, особенно если до этого она практически все свое время посвящала только ему. Естественной реакцией на расставание могут стать обида на маму за то, что она его бросила, и страх перед последующими мамиными уходами: подсознательно ребенок понимает, что если один раз мама ушла так надолго, то это может повториться в любой момент, и поэтому он может начать болезненно воспринимать любые мамины отлучки.
   Можно ли избежать возникновения подобных негативных чувств и подобных страхов? Замечательный психолог Анна Бердникова предлагает перед необходимым отъездом попробовать рассказать своего рода «Сказку про командировку». Она советует начать рассказывать сказку за несколько дней до даты отъезда, поскольку ребенку свойственно искать повторения любой заинтересовавшей его ситуации (а уж сколько раз ваш ребенок может слушать любимую сказку или смотреть полюбившийся мультфильм, вы знаете сами – наверняка вы уже давно ругаете себя за то, что одним дождливым днем поставили малышу любимого вами в детстве Винни-Пуха, а теперь вам становится плохо уже при виде титров замечательного мультика).
   Сказку про командировку можно сочинить самим. Главное, что ребенок должен понять из этой сказки, это то, что
   – во-первых, мама сама очень не хочет оставлять малыша и она будет очень грустить в разлуке с ним;
   – во-вторых, несмотря на то что ей приходится его оставить на какое-то время, она все равно о нем постоянно помнит и очень любит;
   – и, наконец, в-третьих и в-главных, – это то, что она обязательно вернется. Обязательно-обязательно. Потому что мама всегда возвращается к своим малышам.
   Ниже приводится один из возможных вариантов сказки про командировку.

   Сказка про Мишку, который не любил оставаться без мамы
   В некотором царстве, некотором государстве, в большом-пребольшом лесу жила-была одна семья, семья мишек-топтыжек. Семья была небольшая, но очень дружная: папа-медведь, мама-медведица и маленький Мишенька.
   Мишенька, хоть и был бурым медведем, но сильно напоминал обычного мальчишку, разве что только очень лохматого. Больше всего на свете Мишенька любил гулять. Каждое утро мама-медведица кормила его вкусной кашей с медом, орехами и лесными ягодами, давала с собой бутерброд с маслом-сыром и отпускала гулять.
   Положив бутерброд в карман своих штанишек, Мишенька отправлялся навстречу приключениям. Он забирался на самое высокое дерево и оттуда наблюдал за всем, что происходило в его лесу. Он наблюдал, по каким тропинкам ходят на водопой олени, под каким кустом живет семейство заек, а где устроили себе жилище колючие ежики. Мишеньке было интересно все, что происходило в лесу. Он мог просидеть целый день, наблюдая, как маленькие муравьишки снуют туда-сюда у него под ногами и тащат в свой муравейник веточки, листики, кусочки коры. Мог долго-долго ходить вокруг дупла, в котором поселились пчелы, пытаясь понять, как же можно забрать хоть немного меда у таких сердитых и кусачих созданий, которые к тому же еще и очень быстро летают. Он нюхал все ягодки и грибочки, которые находил у себя под ногами, и осторожно пробовал их – сладкие и вкусные он потом собирал и ел, а кислые или непонятные выплевывал и больше не брал в рот.
   В лесу было очень интересно и никогда не становилось скучно. Жизнь у медвежонка была интересная и веселая. Расстраивало его только то, что иногда мама-медведица уходила по каким-то своим медвежьим делам и оставляла его с бабушкой-медведицей.
   Мишенька очень любил свою бабушку. Она довольно редко приходила к ним в гости, но каждый раз приносила с собой что-нибудь вкусненькое и сладенькое. Когда они оставались вдвоем, ему разрешалось целый день смотреть мультики, играть на мамином компьютере и разговаривать хоть с кем по телефону. Бабушка пекла вкуснючие пирожки, которые почему-то очень быстро кончались, но которыми потом еще целую неделю пахло в кухне и детской. Бабушка знала множество интересных историй и всегда рассказывала их, стоило только попросить. Бабушка вообще была свой человек, и с ней было гораздо веселее и интереснее, чем с мамой, которая часто была занята непонятными и неинтересными делами.
   Но все равно медвежонок очень скучал по своей маме. Иногда он даже забирался в уголок за большим столом и тихонько плакал, вспоминая мамин запах и мамины лапы. Когда мама возвращалась домой, он забывал о том, что он большой и сильный медведь, уцеплялся за мамину юбку и всюду ходил за ней, как маленький бурый хвостик. Мама иногда смеялась, иногда сердилась, но никогда не прогоняла медвежонка.
   Однажды папа-медведь увидел, что Мишенька потихоньку плачет в своем уголке и грустит оттого, что мама снова ушла. Папа-медведь почесал затылок, вышел на улицу, несколько раз задумчиво обошел вокруг берлоги, а потом вернулся обратно.
   – Грустишь, сынок, соскучился по маме? – спросил он у медвежонка. – Я тоже очень соскучился, плохо, когда мамы нет дома.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

   «Язык – это материальное выражение культуры» (Ушинский К. Д. Родное слово). Имеется в виду тот факт, что культура – понятие более философского плана, нежели материального. Передача культуры народа из поколения в поколение возможна только благодаря существованию языка («Пока жив язык – жив народ». К. Д. Ушинский). Сказка – это один из наглядных примеров того, каким образом знания об обычаях, понятиях «хорошо» и «плохо», «можно» и «нельзя» могут в устной форме передаваться от одного поколения другому.

6

   Метафора – это перенос значения слова, использование его в необычном, чаще всего – образном значении. Подобно слову, в сказке в переносном смысле могут найти отражение беды и тревоги, мучающие человека в данный момент. Сказка – это своего рода образ внутреннего мира человека. Конечно, это касается не любой сказки. Для каждого эмоционального состояния, для каждой проблемы можно подобрать или сочинить сказку, которая будет «зеркалом» проблемы и которая поможет в иносказательной манере разобраться в том, что терзает ребенка или взрослого человека. Примеры сказок для взрослых и детей вы сможете найти в третьей главе данной книги.

7

8

9

   Нужно заметить, что уверенность в этом складывается благодаря уверенности ребенка в том, что родители всегда контролируют ситуацию и оберегают его не только от внешнего мира, но и ему самому не разрешат сделать ничего, что могло бы нанести вред. Именно поэтому для маленького ребенка так важны четко очерченные и твердо соблюдаемые границы, надежность которых он периодически проверяет немотивированными капризами. Именно поэтому дошкольнику нужны ритуалы и строгий распорядок дня – это созидает в нем чувство безопасности и является свидетельством того, что в этом непонятном, огромном, немного пугающем мире есть что-то незыблемое, постоянное, что-то, что всегда будет. Поэтому можно сделать попутный вывод о том, что дисциплина в воспитании ребенка не только облегчает жизнь родителям, дисциплина нужна и самому ребенку – она помогает ему чувствовать себя в безопасности.

10

11

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →