Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Большинство женщин почему-то считают, что они говорят глупости только тогда, когда пьяные

Еще   [X]

 0 

Отель «Старый замок» (Романова Людмила)

Продолжение приключений, начатых в книге «Ресторан "У Крокодила"».

Год издания: 0000

Цена: 49.9 руб.



С книгой «Отель «Старый замок»» также читают:

Предпросмотр книги «Отель «Старый замок»»

Отель «Старый замок»

   Продолжение приключений, начатых в книге «Ресторан "У Крокодила"».
   Благополучно выбравшись из загадочного ресторана, наши герои попадают в не менее странное место, в отель, расположенный в старом замке, в день, когда в нем устраивается званый вечер с переодеванием в костюмы эпохи Наполеона, и где им предложено принять участие. Коротая время до вечера, наши герои изучают закоулки замка, о которых им с удовольствием рассказывает их новый знакомый, остановившийся тут же. Желая удивить их своим мастерством, он предлагает разгадать его коронный фокус, связанный с оживлением картин. Вот тут-то все и начинается. А когда друзья поняли, чем для них закончился триумф фокусника, бежать было уже поздно.


Людмила Романова Отель «Старый замок»

   "Я, Джузеппе Калиостро – магистр, а также высший иерарх всего сущего, взываю к мощам бесплотным, к большим таинствам пламени, воды а также кремня, для которых мир наш есть только игрище теней. Я отдаюсь их власти, а также заклинаю вынести мою бестелесную субстанцию из медли сегодняшнего в будущее, чтобы узрел я лики отпрысков, живущих немало лет тому вперед"
(Заклинание Калиостро)

Глава первая
Не было бы счастья, да несчастье помогло

   Мадам Доктор, женщина лет сорока, с лицом, напоминающим хитрую лисичку, взяв в руки какую– то квитанцию, и сделав знак рукой туристам следовать за ней, быстро зашла в двери отеля. Пьер и Мишель, подстроившись под шарканье Мадлен, которая по пути задирала голову и смотрела вокруг, и под плавное раскачивание бедер Полет, которая и в лучших случаях не любила ходить быстро, приблизились к дверям только через три минуты, и остановились около них, ожидая дальнейших указаний врача.
   – Не дурно! – сказал Пьер, еще раз оглядев крепостные стены, для чего ему пришлось задрать голову, и сощурить глаза от яркого солнца, настолько высоко в небо они уходили.
   – Всегда мечтала пожить в таком замке! – воскликнула Мишель, заглядывая в виднеющийся свод крепостных ворот. А еще лучше попасть в старые времена и походить в кринолине, потанцевать на балу, покататься на лошадях…
   – Конечно, в сопровождении принца! – засмеялся Пьер. Представляешь, сколько здесь стоят апартаменты!? – перешел он на реалии. – Если больше ста евро, я пас. Полет удавится, оплачивая такое проживание, – посмотрел он на жену, ожидая ее поддержки.
   – Какая необходимость жить в таком дорогом отеле. Мне и «Формула-1» подойдет, – спокойно ответила Полет. – Можем здесь только пообедать, а к вечеру найдем что-нибудь более подходящее.
   – Господа проходите! – вернулась к ним врач. Я надеюсь, что за день два, вы снова окажетесь в форме. Не пренебрегайте моим советом. Два дня отдыха. Затем я приеду посмотреть на вас, и продолжайте путешествие.
   – Но… – хотела возразить Полет, предполагая, что стоимость апартаментов такого класса на троих, даже на одну ночь, будет слишком тяжелым для них испытанием.
   – Оплата отеля входит в вашу страховку, – понимающе улыбнулась доктор, сощурив и так хитренький разрез глаз. Вы можете быть здесь столько, сколько требует для этого ваше здоровье. Когда я вернусь, мы подпишем с вами чек расходов, и я сообщу в вашу страховую службу, чтобы они перевели деньги на счет отеля. Питание также входит в оплату. Медикаменты, а это всего лишь успокоительные, я вам оставлю в расчете на курс лечения. Так что отдыхайте, будем надеяться, что никаких рецидивов не предвидеться, – еще умильнее улыбнулась врач, – старый граф, как его здесь все называют, оплачивает львиную долю расходов.
   – Но с какой стати?! – воскликнул Пьер, прикинув кругленькую сумму по их пребыванию.
   – Он был очень влиятельный человек, сказала доктор. И, естественно, очень богатый.
   – Был? – удивился Пьер. Он что, уже умер?
   – Да, – кивнула головой доктор, он жил в прошлом, или даже, в позапрошлом веке. И по каким– то причинам выделил огромную сумму для помощи господам, путешествующим по этим местам и попавшим в трудное положение. Говорят, что это также было связано с родовым завещанием. Эх! Сказать по правде, я и сама мечтала бы пожить здесь, хотя бы дня два. При исключении некоторых деталей, конечно! – засмеялась доктор, изящно спрятав свои худенькие руки в карманы халата. И Пьеру показалось, что глаза у нее сверкнули зелеными огоньками.
   Пьер не совсем понял, почему этот ее смех прозвучал еще и с каким-то тайным злорадством. Он объяснил это оттенком зависти, возникшей у мадам, при виде кусочка лакомого сыра, и невозможности его съесть. Мало того, еще и своими руками вручить его другим!
   – Аревуар, мосье, мадам. У меня служба, извините, – доктор скрылась за дверями, и путешественники услышали шум отъезжающего автомобиля.
* * *
   Оглянувшись на свой автомобиль, который благополучно был доставлен сюда же, путешественники вошли в двери, и оказались в помещении, похожем на грот, с овальным потолком, который, как и стены, был выложен из красного кирпича. От тусклого света горящих ламп, имитирующих старые подсвечники, помещение показалось им немного жутковатым и таинственным, чему способствовала чернота уходящего в глубину узкого коридора.
   – Уф! – надула щеки Мадлен, и, опершись о подлокотник дивана, огляделась вокруг.
   Полет плюхнулась в кресло, и закурила сигарету, увидев здесь пепельницу. Мишель села рядом. Пьер подошел к администратору, и ради интереса, взял в руки рекламу отеля.
   – Вот вам ключи. Номер 13 и 31, -сообщила им мадам администратор, вполне еще соблазнительного вида пятидесятилетняя блондинка, сохраняющая в противовес легкомысленному шаблону непроницаемо жесткое выражение лица.
   – Пойдемте господа, я провожу вас. Здесь не мудрено запутаться, если вы новички. Ваши вещи доставят в апартаменты через несколько минут, не беспокойтесь.
   Администратор, ловко провела путешественников к оригинальному лифту, который представлял собой открытую со стороны входа кабинку. Она нажала на кнопку, и лифт двинулся вверх. Мишель высунула немного голову, удивленно разглядывая, как кабинка поднимается выше и выше. Мадлен и Полет судорожно вцепились в ручки, вмонтированные в стены кабинки, но лифт двигался так плавно, что страхи их скоро улетучились. Лифт остановился и администратор, предложив выйти гостям, последней покинула кабину опустив какой-то рычаг, вмонтированный в стене.
   – Пройдемте мосье мадам, – также вежливо, но бесстрастно показала им рукой администратор.
   И к восхищению путешественников, дальнейший путь их прошел по крепостной стене, окруженной каменным резным барьером. Мишель и Пьер выглянули в промежутки между вырезами камней и увидели тот самый, уже знакомый двор и свою машину, стоящую около стены..
   – Смотри, – Пьер дернул за руку Мишель, увидев внизу снова автомобиль с красным крестом, – сюда привезли еще кого-то. Он увидел, как из машины вышли двое.
   – Кому то не повезло, как нам! – скривила губы Мишель, которая успела увидеть быстро прошедших в двери путников. Что-то здесь это происходит слишком часто, бермудский треугольник какой-то. Жертва на жертве! Еще парочка пострадавших, не прошло и полчаса!
   – А может быть наоборот! За чужой счет пожить в таком месте! – шепнул Пьер. Слава Богу, идут своими ногами, значит, живы еще. А ты знаешь, сколько здесь стоит номер! Я посмотрел, три тысячи евро за сутки! Не слабо! Мадам доктор, вся от зависти тряслась, когда везла нас сюда, вы заметили? Я, говорит, сама бы с удовольствием…
   – Доктора можно понять. Я только не пойму, какой смысл для страховой компании, селить пострадавших в таком дорогом отеле? – прошептала Мишель. Могли бы послать нас и в три звезды! К чему такая роскошь и такие расходы для случайных людей, тем более, что они то в нашем случае нисколько не виноваты..
   – Сейчас увидим, может быть, для таких, как мы, здесь номера эконом класса. Например, в комнате бывшей кухарки, – шепнул Пьер. Может быть, рано радуемся!
   – Все равно, даже, если это простенькие номера, но где?! – возразила Мишель. Это же замок, и уже одно это стоит денег! А если наши номера не соответствуют категории замка, то тогда еще более непонятно, зачем им такие странные жесты щедрости, при их скупости!
   – Просто, какой-то чудак оставил фонд для помощи туристам, попавшим в беду, – хотел сообщить Пьер Мишель, и не успел докончить мысль, как…
   – Ого! – чуть не выдохнул Пьер, когда двери номера распахнулись и взору путешественников предстал огромный зал, в котором на полу лежали ковры, стояла мягкая мебель, стилизованная под эпоху 18 века, и несколько огромных зеркал. В середине стоял лакированный овальный стол и шесть кресел. Все возможные места для зелени, были уставлены пышными букетами роз.
   – Вот эта комната для вас мосье и мадам Бенуа. А эта для вас! – показала администратор комнаты Мишель, и Мадлен, соединенные между собой. Обед в два часа, вас известит об этом гонг. Ужин в девять. Напитки и фрукты у вас в комнатах.
   – Скажите и много здесь посетителей? – спросил Пьер, уже начинающий входить во вкус статуса почетного больного, обратив внимание, что в зал выходят еще две двери.
   – Достаточно, ровно столько сколько это позволяет наше гостеприимство, – холодно ответила администратор.
   – Мадам! Мы бы хотели прогуляться по замку, вы не подскажете, где здесь можно взять путеводитель? – спросил Пьер, еще не понимая, что администратор не была расположена к ответам на лишние вопросы.
   – Кажется, доктор прописал вам покой! – с каменным лицом ответила мадам.
   – Да, да, – поспешно ответила Мишель. – У меня немного кружится голова. Я даже не хочу обедать. Я останусь в комнате.
   – Я тоже полежу, мне хватит фруктов, – также холодно сказала Полет.
   – Вы что?! А я, совсем не против пообедать, – хотел воскликнуть Пьер, удивленный таким безразличием окружающих.
   – Обед обязателен, – опередила его администратор. Вы уже включены в список, и старания наших поваров не должны быть напрасны. Ждем вас к обеду в зале, который вы найдете, пройдя по коридору и свернув направо. Затем спуститесь по винтовой лестнице. Схема висит у вас над кроватью, – не стала объяснять весь путь мадам. Надеюсь, мосье разберется в смысле чертежа? – повернулась она к Пьеру. – Ну а в противном случае, если у вас возникнут трудности любого порядка, нажмите на эту кнопку, я пришлю вам гарсона, – администратор удалилась, сохраняя даже во время движения, натянутую стрелу туловища с приподнятой вверх головой.
   – Вы как хотите, можете худеть, но я обедать пойду, – категорично сказала Мадлен. Фигура у меня и так безупречная, за модой я не гонюсь, а потом, у меня не так много времени осталось, чтобы я кидалась обедами во дворце. Может, больше и не получится, не каждый же раз мы будем попадать в аварию, – надула она щеки и сказала – уф.
   – Тьфу, тьфу, Мадлен, – воскликнула Полет.
   – Лучше быть здоровым и богатым, – засмеялся Пьер. И обед нам не помешает, я уже мечтаю о куске говядины с кровью! Как ты, Полет?
   – Я бы не отказалась от хорошей рыбы, – неопределенно пожала плечами Полет. Но сейчас я пожалуй немного прилягу. До обеда еще часа полтора?
   – Нет, нет. И не мечтай! Ложиться не будем, а то потом расслабимся, – возразил Пьер. – Давайте лучше посмотрим, что нам здесь оставили в качестве аперитива. Ведь уже половина первого, обед скоро, поэтому посидим за столиком в гостиной, поболтаем, выпьем чего-нибудь. Здесь премило. Час пробежит, и не заметишь! Ну, несите фрукты, а я выберу напитки.
   – Мишель с любопытством заглянула в комнаты Мадлен и Полет, и, потом, подхватив поднос с фруктами, вынесла их в гостиную.
   – Мадлен, Полет, вы что будете пить? – спросил Пьер, неся к столу несколько бутылок.
   – Я мартини, – гордо сказала Мадлен. И немного абрикосов.
   – А я хочу шампанского, – сказала Полет.
   – Мы все будем шампанское! – провозгласила Мишель. Выпьем за продолжение нашего путешествия, и удачную развязку кошмара на дороге. Ведь мы чудом остались живы. Это сейчас все так просто и однозначно, а могли уже…
   – Не надо, лучше о чем-нибудь другом! – воскликнула Мадлен.
   – А может быть нам вредно спиртное? – спросила Полет.
   – Если бы было вредно, то врач, предупредила бы администратора. А если здесь все поставлено, значит можно. По крайней мере, у меня никаких последствий от аварии, – рассудительно сказал Пьер, откупоривая бутылку с мартини.
   – Да и у меня все нормально. Легкий испуг, да и только! – воскликнула Мишель.
   – А я, вообще, ничего не поняла! – сделав серьезное лицо, и строго глянув из под очков, сказала Мадлен.
   – Ну, мама, ты как всегда. Ты и про кукол ничего.. – Пьер поежился, потому что понял, что несет что-то не то. – Какие к черту куклы! Галлюцинации во время обморока!
   – Кстати, а вы что-нибудь видели, пока были в обмороке? – спросил он, наливая бокалы. Какой-нибудь сон? Или темный коридор?
   – Я видела Арманда! – петушиным голосом, как будто удивившись самой себе, сказала Мадлен. – Мы были молодые… Он меня так целовал!
   – А я видела драгоценности, – сказала Полет, целый сундук. Она мечтательно закатила глаза, как бы примеривая это все на себя. И даже успела надеть один огромный браслет.
   – А я танцевала с таким красавчиком! – улыбнулась мечтательной улыбкой Мишель. – Таким приятным, что у меня даже голова закружилась. Это, наверное, то, о чем я всегда мечтала. Я даже помню, как его звали… Сейчас, сейчас… – напряглась Мишель. А Филипп! Точно! Филипп!
   – А ты что видел? – спросила Мадлен Пьера.
   – Да так, мне снилось, что мы сидим пьем и едим, в одном прекрасном ресторане, – небрежно ответил Пьер, постаравшись проконтролировать выражение своего лица, которое откликнулось на воспоминания о трех красотках.
   – Постой, мне тоже снился ресторан! – удивленно воскликнула Мишель. У меня даже крутится в голове его название. Он назывался… Как же… – Мишель потерла лоб, и стала усиленно вспоминать. – Нет, не помню. Помню, что сон был очень интересный и такой длинный. Только сюжет полностью не помню. Одни ощущения и отдельные картинки.
   – А что, мы разве не были в ресторане! – снова возмутилась Мадлен. – Мы же обедали сегодня в Крокодиле! Или вчера…Я старая, путаюсь, – махнула она рукой. – Но вы то!
   Пьер настороженно посмотрел на мать.
   – Крокодил! Точно, в моем сне он назывался именно так, – удивилась Полет.
   – И в моем, я начинаю вспоминать. Мне снилось, что мы все сидели в ресторане. Ох, и здорово там было! Только остался какой-то осадок, тянущий и приторный, – призадумалась Мишель.
   – Ничего мне не снилось, мы же поехали туда по совету того мосье, с которым вы с Пьером разговаривали на развалинах! – сказала Мадлен, надув от возмущения щеки.
   – Как это? – переглянулись трое, начиная понимать, что сны у всех четверых были почти одинаковые.
   – А, я понимаю! – воскликнула Мишель. – Когда человек находится в таком состоянии, полуобморочном, то он слышит, как разговаривают окружающие, и в его голове рождаются картины похожие на эти слова, и кажется, что ты видишь свой сон, на самом деле он навязан. Так даже иностранные языки учат. Здорово получается Быстро! Мы хотели найти ресторан и пообедать, вот он нам всем и приснился.
   – А почему крокодил? – удивилась Мадлен. Причем здесь крокодил?
   – Правда, почему в наших снах ресторан назывался одинаково? Я например никогда не слышала о таком названии, – попробовала возразить Полет.
   – Может быть, меня так назвали сестрички. – Огромный придурок, с раскрытым ртом, лежит на сидении без чувств. Наверное, сказали, – сейчас мы этого крокодила приведем в чувства, – хихикнул Пьер. Вот вы и услышали.
   – Да какой ты крокодил, – возмутилась Полет. – Скорее блудливый кот с усами. А я думаю, что в полуобморочном состоянии, мы были способны обмениваться своими мыслями, вот и получилось, что нам приснилось, что– то одинаковое.
   – Вам налить еще? – спросил Пьер, откупоривая еще одну бутылку, проглотив высказывание жены.-. Сколько у нас в запасе? – посмотрел он на часы. Ага, сорок минут. Я, пожалуй пойду, выгляну, посмотрю что здесь есть рядом. Кто со мной?
   – Я устала, – сказала Полет. – А вы можете идти куда хотите. Но минут через тридцать я вас жду, потому что к обеду лучше спуститься вместе.
   – Да, у такой мадам не побалуешь! – засмеялся Пьер, представляя, какую бурю вызовет их не корректный приход к столу.
* * *
   Пьер и Мишель, почти что, уже вышли из двери, как на пути у них снова возникла мадам администратор.
   – Я вас забыла предупредить, – сказала она. – К обеду вы можете придти в своей одежде, но к ужину, вам придется переодеться. Ужин у нас по завещанию графа, должен проходить также как и в его дни. Наряды, этикет, еда и музыка. Все должно соответствовать эпохе.
   – Это примерно так, как на этой картине? – задала вопрос Мишель, повернув голову в сторону картины, изображающей роскошный стол и вельмож в пышных одеяниях.
   – Не примерно! – повысила голос дама. – Точно до каждой мелочи. Платье вам принесут позже.
   Дама победно удалилась, и Пьер передразнил ее неврастеническое выражение лица.
   Мишель и Полет посмотрели на картину. Лица присутствующих было трудно разглядеть. Но общий дух картина передавала.
   – Я бы хотела одеться вот так, – показала Мишель на женщину в белом, подпоясанную золотым поясом. Мне кажется, что я на нее похожа. У меня такая же фигура.
   – А я вот так, – показала Полет на даму с пышными формами, в красном.
   – А я хочу, как вот эта мадам, – показала Мадлен, на девушку лет двадцати с рыжими волосами, в голубом платье. Для меня здесь нет подружки по возрасту, значит, я беру эту мадемуазель.
   – Мадлен, ты будешь смотреться очаровательно! – засмеялся Пьер. Так ты и вон того толстенького окрутишь. Смотри, как он смотрит на эту девушку.
   – А это ты! – ткнула Мадлен в сторону портрета мужчины. Это будешь ты!
   – Смотрите-ка, да он и правда на него похож. Одень его в такой костюм, это же вылитый Пьер, только старше, – изумилась Мишель.
   Полет посмотрела критически на мужчину, и скривила лицо. Тогда бы я за такого не вышла. Мне больше нравится вон тот, с голубыми глазами.
   – Так это лакей! А ты на картине, наверное, маркиза, – засмеялась Мишель.
   – Ну ладно, разобрали себе и любовников и костюмы, пора спускаться к обеду, – сказал Пьер.
   Звуки гонга подтвердили его слова.

Глава вторая
Друзья по несчастью

   – Ресторан, – прочли гости, и, с любопытством, вошли в дверь, за которой они надеялись увидеть, что-то подобное их апартаментам, но не увидели ничего необычного. Ресторан больше напоминал просторную гостиную, со столом, на человек двенадцать, посередине. По стенам помещения висели карты местности, план замка и его территории, и несколько афиш, рекламирующих концерты классической музыки. Все это было оформлено в современном виде, как и мебель, которая присутствовала здесь, как и столовые приборы и все остальные мелочи. Они, совершенно, не напоминали о том, что здесь представлено помещение, являющееся частью замка. Пьер попробовал выглянуть в окно, и обнаружил, что это современная пристройка, с надписью на двери-«Бюро туризма города Шимей».
   Он скривил улыбку, и развел руки, – а что мы хотели за бесплатно!
   – Да ладно! Обычный туристический ресторан, не короли, поедим и здесь, – сказала Полет, устраиваясь поудобнее.
   – Ну! – недовольно задрала носик Мадлен.
   – Дамы и господа, – сказала, вошедшая в зал, администратор. – Как видите, гостей у нас сегодня не так много, поэтому особого выбора блюд на обед не будет. Но я надеюсь, вы останетесь довольны нашим поваром.
   – Все согласно закивали головами, сохраняя в душе частичку лицемерия.
   – Я хочу вам представить еще двоих потерпевших, которые, по воле случая, попали в наш замок, – сказала она, представляя вошедшего в зал мужчину лет семидесяти и женщину намного моложе его. – Присаживайтесь вот здесь, показала она место за столом.
   – Алекс, – представился мужчина. – А это моя дочь Лорен.
   – А вы тоже попали в аварию? – воскликнула Мадлен, кокетливо приподняв брови.
   – Нет, нет! – поднял руку Алекс. – В нашем случае все гораздо проще. У меня немного прихватило сердце. Уверяю тебя, Лорен, это было не страшно, – обратился он к дочери, которая, хотела вставить свое слово по этому поводу. Ты излишне беспокоилась! Лорен вызвала скорую, – продолжил он, и вот результат! Мы здесь! Доктор посоветовала не продолжать путешествия, и передохнуть в местном отеле, – улыбнулся мосье. – Хотя, я чувствую себя превосходно! А сердце результат слишком крепкого кофе. Я бы не послушал доктора, но, когда нам сказали, что предлагаемый отель находится в этом замке, я тут– же согласился. Побыть здесь несколько дней за счет страховки… – мосье доверчиво улыбнулся и потер руки. И не только пару часов, а несколько дней! Это просто удача! Редкая!
   – Я здесь первый раз, но папа уже был здесь и не раз, – постаралась объяснить слова отца Лорен. Я же, наслышалась с детства про все эти стены, вид с крепости, праздники турниров… дело в том, что это любимое место папы, среди замков Бельгии, которые он изучает. Мы с мамой слишком долго жили в Америке, а так папа давно затащил бы меня сюда. Как только мы перебрались в дом, оставленный нам тетушкой недалеко от Метца, он сразу же повез меня по этим местам.
   Пьер с удовольствием слушал лепет мосье и его дочери. Теперь пребывание в замке обещало быть преинтересным! Петит мадам была очень недурна. От нее исходило какое-то магическое очарование. До сих пор женщины на Пьера производили совсем не похожее на сегодняшнее знакомство ощущение. Пьер поймал себя на том, что боится прямо смотреть на девушку, потому что при взгляде на нее у него сразу бежали по спине мурашки, и появлялся холодок в коленках. Он посматривал на нее мгновениями и не мог уловить, что в этой даме особенное.
   – Глаза, губы, бледный цвет лица, может быть…улыбка? – гадал Пьер. Да, именно! Улыбка!
   Пьер понял, что когда женщина улыбалась, именно тогда лицо ее приобретало какое-то совершенно незнакомый ему стереотип.
   – Может быть, она не француженка? – задал он сам себе вопрос. Тогда кто? Русская, итальянка? Украинка?
   Лицо женщины привлекало, как и ее голос, как и весь ее облик, с манерами, жестами, взглядом… Пьер забыл, что не ест, а только держит в руках вилку и уже слишком неприлично долго смотрит в сторону новых посетителей. Оторвавшись от своих размышлений, которые прервала Полет, толкнув его в бок, Пьер поспешно принялся, есть салат, показывая всем своим видом, что он весьма не плох! Только сейчас он с удовольствием отметил, что мадам администратор за стол не села, ограничившись представлением гостей друг другу. Это развеселило его, и сняло невидимый камень с плеч. Он представил, сколько нравоучительных фраз услышал бы он от нее, если бы начал разговор с Лорен в ее присутствии.
   – Как ты думаешь, что дает такой приятный привкус салату? – спросил Пьер Полет, желая переключить внимание жены, заметившей его интерес к Лорен.
   – А мы сейчас спросим у официанта, – ответила она, и сама заинтересованная рецептом, потому что салат действительно был необычного вкуса, хотя на первый взгляд состоял из привычных компонентов.
   Официант охотно выслушал похвалы обедающих. По всей видимости, этот вопрос задавали ему не раз.
   – Здесь специальный винегро, настоянный на местных травах, выжимка из грецкого ореха и еще один маленький секрет, который не знаю даже я, – как по шпаргалке, с готовностью ответил он. – Моя жена пробовала делать такой же, но на сто процентов не получилось, – закончил он.
   – Ну что ж, это право повара, хранить свои секреты– не настаивая, сказала Полет, надеясь прочувствовать оставшуюся составляющую самостоятельно. Она гордилась своим фирменным соусом, который обожал Пьер, и рецепт которого, она не сообщала даже Мишель, к тому же, Полет считала себя опытным и искусным кулинаром, поэтому разгадать неизвестный компонент, посчитала своей профессиональной задачей.
   – Не дурно! – снова воскликнул Пьер, доедая салат. – Мама, тебе понравилось? – участливо спросил он Мадлен, уже усмехнувшись в душе на пустую ее тарелку.
   Обычно Мадлен была капризна в еде, и чаще демонстративно оставляла большую часть заказанного блюда не тронутым. При этом она имела обыкновение заказывать самое дорогое блюдо, и это ее нисколько не смущало. По всей видимости, ей нравилось играть роль, богатой, избалованной вдовы.
   – Мосье Алекс, но если вы будете любезны, то подскажете нам, куда здесь пройтись и на что обратить внимание, – спросила Мишель, когда с салатом было покончено, и все ждали следующего блюда. Она совершенно очаровательно улыбнулась мосье Алексу. – Если это ваш любимый замок, то вероятно в нем есть что-то особенное, отличающее его от других? Если не секрет, что? Может быть, теперь и для нас он станет любимым местом, после того, когда мы погуляем по нему и послушаем ваши рассказы.
   – Да, я с удовольствием покажу вам его, и расскажу много любопытных вещей, – поднял бокал вина месье Алекс и многозначительно посмотрел в глаза Мишель. – Я, в свое время, заглянул здесь во множество уголков, но думаю, что их осталось неизведанными еще больше. Шутка ли, замку более тысячи лет! И сейчас мне кажется, что я из него и не уезжал! Так все близко и знакомо.
   – Папа прочел столько литературы! Он знает всех владельцев замка, знает их судьбы, – поддакнула Лорен. Вы знаете, что сейчас его владельцами являются потомки самой Терезы Тальен! Богиня Термидора, так называли ее в свое время! Я надеюсь, вы помните ее имя. Здесь в замке много ее портретов и вы их еще увидите.
   – Тереза Тальен?! О! – воскликнула Мишель. Это же близкая подруга Жозефины! Я совсем недавно читала роман о Наполеоне, так что этот замок для меня становится все интереснее. Страницы оживают. Как все кстати!
   – Тогда почему здесь туристический центр? – спросила Полет.
   – Но, содержание замка требует больших расходов, – объяснила Лорен. – поэтому здесь организован туристический центр, проводятся фестивали музыки и экскурсии. Это вносит свою лепту.
   – Ну что ж, продолжим наши познания после обеда, а сейчас давайте отведаем этого петуха по Бургундски, – улыбнулся мосье Лорен и, увидев, как официант принес гостям поднос с блюдом, издающим манящий аромат.
   Пьер удивился, насколько быстро этот мосье влился в их компанию, и насколько легко им общаться с ним.
   – Интересный старикашка, и такая прелестная дочка, наверное, он родил ее лет в сорок, – подумал Пьер, прикидывая разницу в возрасте. И вообще этот трухлявый гриб не промах, уже и Мишель с ним кокетничает, мне она так ни разу не улыбалась! Пьер вспомнил свои потуги по ее обольщению, и понял, что его ликование по поводу результата было поспешным.
   Потом его мысли поглотило удачно подобранное меню, и на время он забыл об этой своей маленькой неприязни, или если быть честным, небольшой зависти к новому гостю, и о своем поражении тоже.
* * *
   После обеда все направились в свои апартаменты, и к удовольствию Пьера, эти двое заняли комнаты, за двумя соседними дверями, которые он заметил в гостиной. Пьер уже представил, какой чудный ужин может получиться в этом составе, и прикидывал, как уютно можно будет собраться в гостиной за этим столом и болтать за рюмкой коньяка или рома, а может быть, ему удастся прогуляться по ночному замку. День был прекрасный, и вечер обещал быть теплым.
   – И потом карнавал! Лорен в вечернем платье, декольте, ручки… – Пьер уже предвкушал, как все будет необычно, и его чувства все больше поднимались вверх, к мечтам, к тайным фантазиям, которых у него было множество. Мадам в кринолине он еще не соблазнял! – Моя «курица», конечно, освоит диван, Мадлен бросится в бридж, сосватаю ей компанию старикашки. Мишель?! Вот Мишель деть некуда. Впрочем, прогулка с двумя девами… – Пьер мечтательно вздохнул, и прошел за Полет в свою комнату, усмехнувшись своим новым фантазиям.
   – Ты пойдешь на экскурсию по замку? – спросил он жену, уже уверенный, что она откажется.
   – Нет, я полежу, – сказала Полет, расстегивая кофточку, и снимая брюки.
   – Тогда я позову мемер и Мишель.
   – Иди куда хочешь, – сказала Полет и, глотнув сока из бокала, взбила подушку и блаженно растянулась на кровати.
   – Балдеж. И какое белье! – блаженно сказала она.
   – Ну что ж я оценю его вечером, – ответил Пьер. – Я пошел, мой маленький бандит, – Пьер чмокнул жену в щеку, и, тщательно скрывая свое удовлетворение, вышел из спальни.
* * *
   Потолкавшись немного в гостиной, пока Мишель и Мадлен переодевались, сделав вид, что он изучает висящие там картины, Пьер надеялся, что вскоре выйдет Лорен, и он увидится с ней без присутствия остальных. Он уже приготовил парочку невинных фраз, которые любили женщины… Но за дверями ничего слышно не было, Пьер сгорал от нетерпения, но все же, не решился постучаться в двери соседей. Не дождавшись, он решил не надолго выйти, посмотреть еще раз окрестности с крепостной стены. Он вышел из зала и направился в знакомую уже сторону, где была открытая галерея по стене. Дойдя до двери, за которой был лифт, он удивлением отметил, что она закрыта.
   Подергав дверь, и ничего не понимая, Пьер медленной походкой вернулся в гостиную, на ходу рассмотрев внутренности каменного двора, где он заметил несколько лестниц, поднимающихся вверх и две представляющие из себя спуск во внутренности старого замка, это видно было по резко спускающейся вниз дорожке и темноте, которая возникала в продолжении ее. Он остановился посередине перехода и, поднявшись на выступающий камень, попытался разглядеть пространство немного дальше, за извилиной крепостной стены. В небольшой просвет он отметил, наличие зеленых деревьев, вернее их верхушек. Во дворе намечалось место, где вероятно устанавливали вертел с животными, потому что там торчали два основания с ручкой и пол был усыпан угольками. Рядом стоял грубо сколоченный монументальный стол и скамейки. По виду свой машины, багажник которой он увидел за углом, Пьер предположил, где находятся въездные ворота. Территория замка простиралась довольно далеко, и Пьер даже увидел кусочек голубого озера, и поляну с цветами, хотя основной вид высокие стены все же скрывали.
   – Ну, правильно, скорая появилась вон оттуда, – подумал Пьер. Примерное расположение двора относительно их комнат Пьер определил, и поймал себя на мысли, что готовит возможность устроить отсюда побег. – Да глупости! – остановил он себя. Что может угрожать обычным людям в обычном туристическом центре. Здесь, слишком много персонала, да и причина? – Но быть в курсе всего, не помешает – подумал Пьер, ведь он был жандарм и сталкивался по службе и не с такими опасностями. Он посмотрел на небо, на котором была лишь прозрачная синь, режущая своей яркостью глаза, и получив порцию вялого ветерка, совсем успокоился..
   Вернувшись через пять минут в гостиную, Пьер увидел, Мадлен и Мишель ожидавших его.
   – И что ты видел? – спросила Мадлен. Ты уже успел прогуляться?!
   – Да так прошелся по стене, посмотрел вид сверху, – неопределенно ответил Пьер.
   – Здесь, наверное, много интересного, пошли, скорее спустимся во двор, – воскликнула Мишель.
   – А как же Мосье и мадемуазель? – спросил Пьер, делая вид, что ему это не так уж и надо. – Мы будем их звать?
   – Конечно! – Мишель подошла к комнате и осторожно постучалась. – Их нет?! – удивилась она. Так быстро исчезли. Даже не позвали нас! А ведь мосье Алекс обещал!
   – Ну и ладно. Нам тоже интересно будет, и без них! А слушать я не люблю, я люблю гулять и смотреть, – казала Мадлен.
   – Ну… – пожала плечами Мишель, разочарованная таким безразличием нового знакомого. Ей показалось, что ему было ее общество приятно!
   Мишель направилась в сторону уже знакомого выхода, но Пьер остановил ее, сообщив, что он закрыт.
   – А тогда как же? – удивилась Мадлен. Как же мы прогуляемся, и что мы увидим?
   – Пойдем в сторону ресторана, – сказал Пьер. Там должен быть кто-то из персонала. А они подскажут нам, как выйти на прогулку.
   Спустившись по винтовой лестнице, и пройдя по коридору в сторону ресторана, они не встретили ни одного человека. Дверь, ведущая в зал обедов, тоже была закрыта.
   – Странно! – снова подумал Пьер, подергав дверь.
   – А они, наверное, боятся, что мы чего-нибудь унесем! – воскликнула Мадлен.
   – Зачем тогда селить в такие апартаменты. Никто их и не просил об этом! – с раздражением сказал Пьер. – У меня вообще ни в одном глазу от этой аварии. Могли бы спокойно ехать куда хотели.
   – А прямо такая вся правильная эта мадам администратор, – возмутилась Мишель. И ни слова, что нас запрут! И вообще, какое право она имеет так про нас думать!
   – Ну как же, ни слова! Она же намекнула, что нам прописан покой, это и обозначало, что сидите в своей комнате, и дальше нее не высовывайтесь! – вставила Мадлен. Я то, это заметила, только вам не сказала.
   – Конечно, не все так страшно, – поежилась Мишель от осознанной ситуации, в которой было что-то странное. Заточение наше ненадолго! Нам же обещали карнавал вечером. Значит, стоит только полежать, как они нам советовали, а потом принесут костюмы… – А может быть, они не хотят, чтобы кто-то видел приготовление к карнавалу? Ну конечно! Это логично! – с облегчением воскликнула Мишель.
   – Логично, если бы они нас предупредили, а это больше похоже на заточение! – возразил Пьер. Мы узники! – развел он руки.
   – А вдруг они задумали что-то не хорошее? – съежилась Мадлен.
   – Да ладно! Махнул Пьер рукой. – Кому мы нужны! Пойдем, позвоним администратору. Алекс и Лорен, наверное, все-таки успели выйти из спальной зоны. Повезло! Гуляют по замку, а мы…мы их сейчас догоним! В конце– концов мы взрослые люди, и никто не имеет права лишать нас свободы перемещения. Я сейчас поставлю мадам администратора на место!
   – А в нашем номере нет телефо– о – нов?! – сказала, еще не совсем уверенная в этом, Мишель.
   – Тогда я попробую покричать со стены, – сказал Пьер… Кто-нибудь да выйдет во двор. Или, привезут еще одного пострадавшего… Должны же они сказать нам хоть что-то.
   – Уф, – надула щеки Мадлен. Столько спускались, теперь подниматься. Полет правильно сделала. Она лежит, а я на этих ступеньках тоже лягу, через пять шагов.
   – Ладно! – сказал Пьер, – вы здесь посидите, слава богу, хоть диван есть. Посмотрите рекламки, а я слетаю наверх, попробую кого-нибудь найти, может быть, встречусь с Алексом, и скоро вернусь. Что-нибудь придумаем!
   – Вот вы где! – услышал Пьер голос мосье Алекса, который уже спускался вниз. Мы ненадолго отлучились для разговора с администратором, – объяснил он Я так понимаю, вы в отчаянии! Я и сам удивился, когда наткнулся на закрытые двери. Но администратор, объяснила, что мы здесь в роли больных, и поэтому наше местонахождение строго ограничено. Наши апартаменты, ресторан и кусочек замкнутого пространства.
   – Но, это же насилие, – воскликнул Пьер и подошедшие к нему Мадлен и Мишель в один голос.
   – Больные, а костюмы навязала, и этот карнавал! А вдруг нам от этой суеты будет хуже, и мы ей испортим вечер! В таком случае, как больные, мы можем не выполнять ее требования, – возмутилась Мишель.
   – Я, так же, как и вы, возмутился, что на такое заточение мы согласие не давали. На что мадам ответила, что конечно это шутка, и все эти предосторожности, во– первых, из-за того, что на территории замка сейчас ведутся раскопки, и поэтому им не хочется нести ответственность за упавших нечаянно в котлованы больных, и второе, готовится интересный вечер, и чтобы не нарушать и заранее не видеть приготовлений, нам придется немного потерпеть. Сюрприз! В семь часов, мы начнем примерять костюмы, а в десять начнется воспроизведение исторических событий, в которых и нам придется поучаствовать как актерам.
   – Так задумано, – пробормотала Мадлен. Ну, тогда ладно. Потерпим. Только я спать не хочу, а что же нам делать почти пять часов?
   – Да мы с тоски помрем, сидеть в такую погоду в номере, – возмутилась Мишель.
   – Я же вам обещал, – сказал Алекс. Я свое обещание исполню. Только вы должны точно соблюдать мои инструкции. Здесь и, правда, ведутся раскопки, и из статей я узнал, что во время них, найдены очень интересные объекты.
   – Какие объекты? – спросила Мадлен.
   – Еще более старые постройки, относящиеся к пятому веку, захоронения, масса оружия, доспехов, и самое главное множество таинственных ходов, в один из которых по неосторожности провалился рабочий. И к его счастью, пострадал он не очень, но зато нашел еще один неизвестный коридор. А коридор, то есть подземелье, всегда куда-нибудь ведут, и по ним любят летать приведения! – сделал Алекс эффектное лицо.
   – Вот бы посмотреть… – мечтательно сказала Мишель. Я верю, что в замках они есть.
   – Попробуем уговорить мадам администратора и выпросим у нее ключ. Мы пообещаем, что будем осторожны, и не будем лезть туда куда нельзя! Согласны? – заговорщически спросил Алекс.
   – Я не собираюсь рисковать. – возразил Пьер. Мало вам рабочего. Провалимся, никто и не вспомнит, а когда вспомнят, будет поздно. Кстати, в более благоприятном исходе, если мы выживем, но поломаем кости, страховку уже вряд ли получим. Сами нарвались, скажут. И сиди полгода в гипсе, забесплатно. Нет я пас… К стати, а где ваша Лорен?
   – Она в своей комнате, – ответил Алекс. Это она послала меня за вами. Ей тоже не терпится пройтись по замку. Но, если вы против, то мы готовы составить вам компанию в бридж. Предлагаю вернуться и поболтать за столом. За разговорами время проходит быстрее. К тому же, в гостиной есть любопытные экземпляры картин. Я могу вам рассказать много интересного о них.
   – О боже, – подумал Пьер. – Что может быть интересного? Посмотрите направо, посмотрите налево. Здесь игра полутеней, здесь особенный взгляд. Картина она и есть картина.
   Пьер не понимал, чем можно было восхищаться до слез, глядя на портрет какой-нибудь средневековой женщины или еще лучше старика… – Так атрибут для комнат. Хоть ей сто лет, хоть двести.
   Пьер заметил, как Алекс хмыкнул, повернувшись к нему, как будто он говорил о своем невежестве вслух.
   – Пошли, – твердо сказала Мадлен. Я уже отдохнула, и хочу поиграть в карты. Позову Полет, может и Лорен согласится.
   – Мадам, нас с вами еще в пример этим молодым ставить. Посмотрите на их недовольные лица. Улыбайтесь! – обратился он к Мишель и Пьеру. – Ведь вы живете, вы дышите воздухом, вы можете любить, и наслаждаться многими вещами. А маленькие неприятности это только маленькие неприятности, не идущие в счет по сравнению с тем, что мы имеем. Когда-нибудь они поймут это, – да мадам? – обратился Алекс к Мадлен.
   Мишель и Пьер хмыкнули и направились вслед за Алексом и Мадлен вверх по лестнице.

Глава третья
Прогулка по замку

   – Я сейчас посоветуюсь с Полет, – сказала Мишель. – Но, лично мне бы, больше хотелось посмотреть замок. Как ты Мадлен? Если нет, тогда я как все.
   – Конечно, прогуляться по комнатам я еще способна, но если там опять будут лестницы, то я лучше посижу здесь, – недовольно ответила Мадлен. А вы можете идти куда хотите, гуляйте.
   – Ну, как же, как же, мадам, мы вас не бросим, а с ногами и бодростью мы сейчас разберемся. У вас ведь болят коленки? Так это легко поправить.
   – Да! – удивилась Мадлен. Но я ведь уже старая, – кокетливо, нарываясь на комплемент, сощурила глаза Мадлен.
   – До старости вам еще далеко, мадам, – ласково ответил Алекс и посмотрел на нее, как бы подыгрывая ее кокетству. Я вам обещаю еще много лет активной жизни. Садитесь, я вас взбодрю, при помощи некоторых тибетских приемов. Вам нужно только немного вспомнить времена вашей юности.
   Алекс сделал знак рукой. Мадлен послушно села и оглянулась на него, ожидая дальнейших действий.
   – Смотрите внутрь себя! – начал он, положив свои руки на ее голову.
   – Как это внутрь? – не поняла Мадлен.
   – Вспомните, как хорошо было вам в ваши восемнадцать. Вспомните какой-нибудь приятный для вас день, любимый кусочек природы, себя и свои чувства например приятным майским днем. Вспоминайте летний дождь, запах тополей, прогулку с любимым мужчиной…Первый поцелуй!
   – Нет! Лучше не первый! – возразила Мадлен. Я вспомню как мы с подругой жили в Альпах и… – Мадлен умолкла и закрыла глаза, лицо ее отображало радость.
   Я уверен, что любви в вашей жизни было достаточно. – Алекс стоя за спиной Мадлен, и держа ладони на небольшом расстоянии от головы, стал делать движения, лепящие колобок.
   – Ну как мадам? – спросил он.
   – Я бегу с горы, это Альпы. Дом моей подруги, зеленая трава, сиреневая герань, ветер летит со мной, мне двадцать пять… – звенящим голосом произнесла Мадлен.
   – Посмотри, да она даже помолодела, – Пьер дернул за руку Мишель.
   – Я хочу тоже, – сказала Мишель, увидев такое преображение. Мне тоже хочется взбодриться. Она встала рядом с Мадлен и стала ждать удобного случая, чтобы попросить мосье о продолжении сеанса.
   – Папа делает свои опыты, – улыбнулась Лорен, выходя из своей комнаты.
   – Как это у него получается, у нее даже морщины разгладились, – постаралась польстить Мишель.
   – Папа долго жил в Тибете, и вообще наряду с историей он интересуется секретами древних целителей, гипнозом, ясновидением, парапсихологией, у него много и своих работ.
   – И вы считаете, что все эти сказки стоит изучать, – криво усмехнулся Пьер.
   – Вот вам пример… – улыбнулась Лорен, ничуть не смутившись от не совсем тактичного восклицания Пьера, показав на помолодевшую Мадлен. – Садитесь тоже, я могу проделать то же самое с вами не хуже папы, – сказала она и махнула рукой входящей в зал Полет.
   – Что здесь происходит? – спросила та, увидев расслабленных на креслах друзей, и мужа, голову которого, взяла в свои руки Лорен.
   – Мосье Алекс и мадемуазель Лорен нас оздоравливают, – сказал Пьер, стараясь придать своему голосу нормальное звучание, чтобы Полет не заметила его блаженного состояния, вызванного прикасанием к его голове нежных ручек Лорен.
   Полет, сделав грозное выражение лица, какое бывает у строгих мамочек, желающих прочитать нравоучение своим детишкам, разбившим чашку, или съевшим все конфеты без спроса. Она посмотрела на Мадлен, потом на размякшее лицо Пьера, и послушно села рядом с остальными.
   Вскоре она купалась в озере и посылала брызги Пьеру. А Мишель катилась на велосипеде вдоль поля с цветущими маками, и длинные волосы ее развивались и искрились на солнышке.
   – Ну как? – спросил Алекс, вы полны сил, и уже не критикуете мое хобби?
   – Я словно помолодела на лет сорок, – вздохнула Мадлен.
   – А я как будто сбросила сорок килограммов, – сказала Полет.
   – А я так счастлива, как будто это самые счастливые минуты из моей жизни. Мосье вы волшебник! – восхищенно посмотрела на Алекса Мишель. Можно я вас поцелую?
   – Вот тут вы в самую точку, – потер руки Алекс. Я великий волшебник! И ваш поцелуй, самый дорогой для меня подарок. Алекс подставил свою щеку, и изловчился, что-то шепнуть на ушко Мишель, поцеловав ей ручку.
   – Пьер, придя в себя, постепенно пропитывался неприязнью к самодовольному старику, который привлек внимание уже всей женской части их группы.
   – Так может быть, вы откроете нам двери в замок? – съязвил Пьер. Махнете волшебной палочкой и…
   – Нет ничего проще! – сказал взгляд Алекса. – Сейчас появится мадам администратор и мы начнем действовать, – сказал он. Волшебной палочкой будет ее согласие.
   – Господа, – тут же услышали они голос администратора, вкатывающей в зал каскад вешалок, на которых висели несколько видов старинной одежды. – Выбирайте, примеряйте. Парики приедут минут через двадцать, обувь и украшения вместе с ними.
   – Уф! – надула щеки Мадлен. И стала тщательно рассматривать подслеповатыми глазами материю, вертя ее в руках, совсем рядом с очками.
   – Мадам, – обратился к администратору Алекс. – Не позволите ли нам прогуляться по некоторым залам замка. Для вхождения в роль. В виде исключения, – умильно улыбнулся он, взяв ее руки в свои и прижав их к своей груди.
   – Да– да, ухмыльнулся в душе Пьер, удивляясь фамильярности Алекса… Прямо для тебя старый пень. Сейчас…..
   – Хорошо мосье Алекс. Само собой разумеется. Только осторожнее, не слишком рискуйте, – на удивление Пьера, томно ответила она.
   – О мадам, не беспокойтесь, – прошелся за ней до двери Алекс, предварительно поцеловав ей обе ручки.
   – Мосье Алекс, вам я могу доверить все! – вильнула обтянутой юбкой мадам, и улыбнулась Алексу многообещающей улыбкой, протянув ему ключи.
   – Ну и старикан, – подумал Пьер. Даже эта сковородка размякла. Хотя сколько ему? Лет семьдесят не так уж и много. По крайней мере, себе старости в таком возрасте он не желал.
   – Хотя мне уже и больше тысячи лети, я еще имею успех у дам, – услышал он хвастовство старикана, как будто бы специально предназначенное для ушей Пьера.
   В этих словах, Пьер уловил подкол, ведь ему-то никто здесь так не улыбался.
   – Ну что ж, планы наши таковы. В оставшееся до вечера время, мы с вами прогуляемся по замку. А костюмами займемся позже, – довольно сказал Алекс.
   – Мы будем готовы через пять минут, – поспешили удалиться в свои комнаты Полет и Мадлен. – Мы только поменяем обувь.
   – Кто эта дама? – спросила Мишель, оставшаяся в зале и разглядывая даму в белом, изображенную на одной из картин.
   – Это графиня Шарлотта. Она умерла на гильотине. После написания портрета прожила только месяц, бедняжка. И то в тюрьме, – вздохнул Пьер.
   – Шарлотта! – мечтательно сказала Мишель. – Красивое имя. Но мне кажется, что дамы в то время были не очень привлекательные. Неестественный румянец, парики, глаза без ресниц…наверное, это, их портит?
   – Это всего лишь манера, в которой писался портрет. И естественно каноны красоты, которые были в то время. На самом деле, передать энергию объекта, его я, вот что самое главное, и я думаю, художнику это удалось! – нравоучительно сказал Алекс. Если бы вы видели эту даму живой, вы бы по достоинству оценили ее прелести. Хотя, что я?! Это лучше бы сделал, например, ваш спутник. Пьер, как вам она? – обратился он к нему, встав в позу художника, оценивающего свой последний мазок.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →