Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

В компьютерной игре "PacMan" (если кто еще помнит такую) цветных привидений зовут: Инки, Блинки, Пинки и Клайд.

Еще   [X]

 0 

Древний Индостан. Раннеиндийская цивилизация (Уилер Мортимер)

В этой книге рассказывается о самых значительных археологических открытиях, касающихся жизни и культуры народов Индостана на ранних этапах развития начиная с III тысячелетия до нашей эры – первых следов человеческой деятельности – до эпохи великого царя Ашоки, жившего в III веке до нашей эры. Вы узнаете о знаменитых мегалитических сооружениях Южной Индии, структуре старейших священных городов Хараппа и Мохенджо-Даро, архитектуре зданий, их внутреннем убранстве и предметах быта.

Год издания: 2005

Цена: 69.9 руб.



С книгой «Древний Индостан. Раннеиндийская цивилизация» также читают:

Предпросмотр книги «Древний Индостан. Раннеиндийская цивилизация»

Древний Индостан. Раннеиндийская цивилизация

   В этой книге рассказывается о самых значительных археологических открытиях, касающихся жизни и культуры народов Индостана на ранних этапах развития начиная с III тысячелетия до нашей эры – первых следов человеческой деятельности – до эпохи великого царя Ашоки, жившего в III веке до нашей эры. Вы узнаете о знаменитых мегалитических сооружениях Южной Индии, структуре старейших священных городов Хараппа и Мохенджо-Даро, архитектуре зданий, их внутреннем убранстве и предметах быта.


Уилер Мортимер Древний Индостан. Раннеиндийская цивилизация

   Охраняется Законом РФ об авторском праве. Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

ПРЕДИСЛОВИЕ

   Факты, приведенные в книге, главным образом должны проиллюстрировать тенденции развития культуры в основных очагах древнеиндийской цивилизации, располагавшихся в долинах рек, на равнинах и плоскогорьях.
   В книге лишь вскользь упомянуты общины, до наших дней сохранившие первобытно-общинный уклад жизни. Сегодня их немало в горах и глухих лесах Индии. Археологу хотелось бы больше узнать об этих первобытных племенах, но на сегодня он гораздо меньше знаком с ними, нежели антрополог: время для этого еще не настало.
   Я закончил свои изыскания эпохой Ашоки с той целью, чтобы связать доисторический период с временем, о котором имеются первые точные документальные свидетельства. Жесткое деление жизни человечества на «доисторический» и «исторический» периоды является не самым удачным: эти периоды находятся в живой взаимосвязи, так что эпоха Ашоки, как мне представляется, проливает свет на многое, что было до нее.
   Я не придерживался какой-либо системы в написании индийских имен. С 1947 года многое изменилось, как, к примеру, Джобсон мог быть заменен на Хобсон, – иногда это делалось для того, чтобы быть педантично точным, иногда – чтобы просто исправить явно искаженное английским произношением индийское имя или название. Я придерживался «золотой середины», которая, возможно, мало кого устроит. Так, вместо Ямуна и Ганга я использовал более привычно звучащие названия этих рек – Джамна и Ганг. С другой стороны, я использовал название Матхура в отношении города, который раньше называли Мутра. Старое название города Бенарес я поменял на Банарас, но отказался от старинного названия Варанаси[1].

Глава 1
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ

   Многое разделяет Западный и Восточный Пакистан[2]; множество разделительных барьеров существует сегодня и на территории расположенной между ними современной Индии. Адамов Мост[3] уже давно не самый короткий путь из Индии на Цейлон. В Катманду, как и на Цейлон, сейчас можно добраться самолетом, правда, здесь со стороны таможенников и пограничников вы встретите навряд ли менее чопорный и строгий прием, чем в старом Непале. Афганский часовой бдительно дежурит на пропускном пункте перед Хайберским проходом, что мало заботит кочевников, которые пользовались этим маршрутом задолго до того, как был открыт Хайберский проход.
   Термин «Индия», который я использую в этой книге, никоим образом не охватывает всю эту яркую и постоянно развивающуюся многоцветную мозаику ни сейчас, ни в исторической перспективе, поэтому его использование даже в контексте данной работы следует считать достаточно условным.
   Индия занимала территорию, прилегающую к великой реке Синдху[4] или Инд, большая часть которой, как это ни парадоксально, протекает сейчас по территории современного государства Пакистан. «Индией» или тем, что подразумевалось под этим словом, именовался, причем весьма вольно, весь субконтинент[5] и даже за пределами Хайберского прохода до горной системы Гиндукуш к северу от Кабула. Название «Индия» употребляется, таким образом, в расширенном географическом смысле и не имеет никакого отношения к современной политической карте мира. Речь идет, повторяю, о целом субконтиненте, расположенном южнее Гималаев и Гиндукуша, восточнее южной части Большой Соляной пустыни[6] и западнее гор Чин[7].
   Я понимаю, что могу вызвать вполне понятное возмущение тем, что игнорирую обнесенную колючей проволокой границу между Индией и Пакистаном. Однако термин «Индопакистанский субконтинент» представляется мне неуклюжим и неудачным, по этой причине я решил продолжать пользоваться традиционным «Индия», хоть и в расширительном смысле. У меня много хороших друзей в Пакистане, Индии и Афганистане, и я думаю, они не обидятся, поскольку моя единственная цель – обозначение географических названий времен, предшествовавших II в. до н. э.
   Теперь о некоторых чертах этой огромной территории площадью более 4 миллионов квадратных километров.
   На первый взгляд крупные горные массивы на севере должны были привести к определенной изолированности ее от остального мира. Но это не совсем так. Так, например, существуют несколько маршрутов, ведущих из Китая в долину Брахмапутры в Ассаме; из Сиккима можно попасть в Тибет; несколько западнее проходят маршруты, правда довольно сложные, соединяющие Кашмир со Средней Азией. Наиболее известным путем в Кашмир из горных районов Центральной Азии является Каракорумский проход[8], если можно так выразиться, своего рода скрытая скоростная магистраль. Но ни один из этих маршрутов не сыграл какой-либо заметной роли в формировании индийской цивилизации. Наоборот, они стали каналами распространения буддизма и некоторых аспектов буддийской культуры в Центральную Азию и Китай в 1-е тысячелетие н. э.
   На северо-западе и юге Индии картина иная. Здесь проходят несколько постоянных, хотя и непростых, путей, по которым можно попасть на субконтинент, и два или три являются основными. Эти маршруты могут быть разделены на северные и южные.
   Группа северных маршрутов соединяет Северный Иран с долиной реки Окс[9] и горным Афганистаном, включая Кабул с окрестностями и центральные районы долины Инда.
   Группа южных маршрутов соединяет центральные и южные районы Ирана с Кандагаром[10], севером Белуджистана и южными районами течения Инда, включая горы Мекран на юго-западе Белуджистана вплоть до дельты реки. Эти две группы маршрутов сыграли важную роль во взаимодействии культур Ирана и Месопотамии с индийской, дополняя собой морские пути подхода к субконтиненту[11].
   Маршруты северной группы сходятся у Хайберского прохода, который стал главным торговым путем с момента возникновения Пешавара в 100 г. н. э. (древнее название города – Пурушапура). Ранее пользовались маршрутом, идущим от Гиндукуша, – в районе к северо-востоку от древних Бактр[12] и сегодняшнего Мазари-Шарифа[13] по нижнему течению реки Кабул с выходом на город Чарсадда[14], расположенный в 30 километрах к северо-востоку от Пешавара.
   Южная группа маршрутов, используемых и поныне, проходит южнее Хайберского прохода: через долину реки Куррам и Пейварский проход и далее на юг по долинам рек Точи, Гумал и др., а затем «разбегаются» по всей Индской равнине.
   Через долину реки Жоб проходил важный путь, главными пунктами которого были Кветта[15], а также расположенные южнее Калат[16] и Лас-Бела[17]. От Кветты маршрут шел на север и северо-восток, а также на юг и юго-запад через город Сиби[18]. На запад от Кветты через Керман[19] проходил караванный путь, соединявший Индию с южными и западными районами Ирана.
   Наконец, самый южный пункт южной группы маршрутов – Лас-Бела, ныне неприметный город в Белуджистане, через который, скорее всего, на протяжении столетий проходили миграционные потоки в Индию. Это – настоящие ворота в Индию[20].
   Таким образом, с севера субконтинент был малодоступен, но с северо-запада, хотя и с трудом, туда можно было попасть в течение всего года; по этим маршрутам осуществлялись торговля, миграция и нашествия, причем как в рассматриваемые нами времена, так и позднее.
   Далее к югу расположен район Великих индийских равнин, по форме напоминающий архитектурный конек, упирающийся «головой» в Сиалкот, севернее Лахора[21], при этом сама «голова» расположена в долине Инда, «туловище» – в долине Ганга, а «грива» проходит через Амбалу и Симлу[22].
   Средняя его высота над уровнем моря – около 300 метров, средняя протяженность долин, «разбросанных» во множестве вдоль Инда и Ганга, с севера на юг, – около 350 километров.
   Несмотря на, казалось бы, естественную природную целостность долин Инда и Ганга, являющихся частями Индо-Гангской равнины, цивилизации на этих территориях существенно отличались друг от друга. Хотелось бы рассмотреть некоторые причины данного феномена.
   Территория, прилегающая к Инду в его среднем и нижнем течении, а также к системе рек Сарасвати или Гхаггар – возможно, одного из притоков Инда, впоследствии пересохшем, была «зажата» между пустыней Тар на юго-востоке и горными районами Белуджистана на западе. И хотя в начале рассматриваемого нами периода пустыня Тар была не столь велика, как сейчас, однако по крайней мере в своей восточной части, в районе горного хребта Аравали, она являлась серьезным препятствием для сообщения между древними культурами. Только по северной части этого хребта в эпоху бронзового века (первая половина 1-го тысячелетия до н. э.) осуществлялась взаимосвязь между Биканером[23] и долинами Джамны и Ганга, о чем подробнее будет говориться в главе, посвященной распространению «серой расписной керамики». Индийская цивилизация распространялась в обход хребта и пустыни с юга, через район впадения Инда в Аравийское море, на полуостров Катхиявар и далее.
   В то же время Ганг, соединяющийся со своим могучим притоком Джамной на западе, в свою очередь питаемый множеством притоков по всей своей необъятной длине и имеющий общую дельту с Брахмапутрой, протекает по более благоприятному для жизни природному ландшафту, богатому плодородными почвами и окаймленному в одно время чрезвычайно густыми, обширными и труднопроходимыми джунглями, что нашло отражение в сюжетах индийского эпоса[24].
   Через северо-западную границу в долину Инда, в ту часть Индо-Гангской равнины, где проходит верхнее течение Джамны и Ганга, проникали завоеватели. В окрестностях Панипата к северу от Дели проход между Джамной и рекой Гхаггар сужался максимально, но в случае преодоления этого барьера путь в долину Ганга в направлении Бихара и Бенгала[25] оказывался открытым, хотя обширная территория и густые джунгли являлись естественными препятствиями на пути дальнейшего продвижения.
   Северные равнины отделены от Гуджарата[26], Декана и Южной Индии Виндхийскими хребтами (простирающимися от гор Аравали на западе до хребта Каймур на востоке). Параллельно Виндхийским хребтам протекает река Нарбада, или Нармада[27], которая также может рассматриваться как водная граница между упомянутыми территориями, хотя в то же время она является частью Центральной Индии – района со своим собственным культурным своеобразием.
   Большую часть самого полуострова Индостан занимает огромное плоскогорье[28]. Хотя средняя высота плоскогорья не превышает 700 метров, попадаются вершины высотой до 3000 метров. Его приподнятый западный край образует горы, называемые Западные Гаты[29], подверженные воздействию летних муссонов[30].
   В районе Восточных Гат важную роль играют как долины рек, текущих с Декана, так и сами реки: соединяясь на юге с реками западной части полуострова, они образовывали важную сквозную водную магистраль с запада полуострова на восток, позволявшую не совершать рискованные морские путешествия, огибающие полуостров у мыса Камари (Коморин).
   Этот маршрут активно использовался в торговле между Римом и Индией в начале нашей эры: так, по нему поступало большое количество римских монет.
   Согласно легенде, именно этим путем пришел в Мадрас апостол Фома.
   В настоящее время вдоль этого маршрута проходит железная дорога с северо-запада на юго-восток полуострова.
   Итак, хотелось бы выделить следующие основные составляющие географии Индии, представляющие интерес для нашего исследования: бассейн Инда, выходящий на юге на Гуджарат; бассейн Ганга, окаймленный на востоке покрытыми джунглями Бенгало-Ассамскими горами; Центральная Индия, выходящая на северо-западе на Гуджарат, и, наконец, южное плоскогорье, с двух сторон окруженное побережьем. К другим особенностям географии Индии мы будем обращаться по мере необходимости, а сейчас хотелось бы обратить внимание на следующее.
   Изучать субконтинент в целом следует на основе тщательного и всестороннего изучения гораздо меньших по территории районов, чем это делается сегодня. Важный почин в этом направлении был положен профессором Б. Суббарао, изучавшим Гуджарат, нам же следует продолжать начатую им работу.
   Изучение развития всех аспектов человеческой жизни от прошлого до наших дней на любом участке территории площадью от 300 до 1500 квадратных километров имело бы неоценимое значение для понимания жизни Индостана, населяющих его народов и их взаимоотношений.
   Такое изучение было бы важнейшим условием прогресса в той области, которой посвящена эта скромная работа, предлагаемая вниманию читателей.

Глава 2
ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЯ

   Как считается, жизнь на Земле зародилась три миллиарда лет назад. Но лишь двадцать миллионов лет назад появились существа, чем-то напоминающие людей, обладающие потенциальными способностями созидательно мыслить и творить. Со временем они контролировали окружающий мир, но это происходило очень медленно: только двенадцать тысячелетий назад они стали способными к экономическому (хозяйственному) созиданию и поэтому независимыми, способными к самостоятельной, особой форме жизни на планете. Появление же тех, кого можно считать более или менее цивилизованными людьми, произошло около пяти-шести тысячелетий назад. Конечно, наука может внести в вышесказанное какие-то временные уточнения, что, однако, принципиально картину не изменит.
   Однако внутри этой общей картины существует множество тонкостей и нюансов. Важность изучения сделанного человеком – как бы к этому сделанному ни относиться – и является главным мотивом написания этой книги, для чего необходимо накопление и тщательное изучение фактов. Сегодня в Индии накопление нового исторического материала идет быстрее, чем где бы то ни было в мире, и крайне важно тщательно изучить этот материал, сравнивая его с уже имеющимся. Без четкой исторической хронологии, без определения последовательности событий и их взаимосвязи нельзя понять до конца значение сделанного человеком. Знание примерных временных рамок, несомненно, полезно, но только точные даты происходивших событий имеют действительно важное значение. Поскольку предметом нашего изучения является древнейшая история, сделать такое вводное замечание представляется мне необходимым.
   Самый простой способ определения даты археологического материала – это найти его упоминание в соответствующем историческом источнике. В Индии таковым, с известными оговорками, служат тексты «Ригведы»[31], где описывается междоусобная борьба вторгнувшихся на северо-запад Индостана говорящих на арийских языках чужеземцев, в которых весьма красочно и подробно описаны детали их социально-культурного быта. Но эпос не дает более или менее полного описания того времени. Один индийский писатель, проиллюстрировав мысль Мегасфена[32] относительно достоверности тех или иных событий составлением списка несуществовавших правителей, назвал арийское нашествие 6777 г. до н. э. таким же вымыслом, как и определение даты сотворения мира, данное архиепископом Ашерским. Более исторически достоверным представляется описанный в эпосе эпизод, происходивший после 1500 г. до н. э., когда арийские племена с их религией и культурой продвигались в Западную Азию и дальше на восток. Именно как продвижение на восток и следует понимать описанное в «Ригведе» пришествие чужеземцев, а о его воздействии на развитие великой индийской цивилизации мы поговорим позже.
   В индийской литературе нет произведений, охватывающих более ранний период. В этом смысле нам на помощь приходит Месопотамия. Для нас как одна из точек отсчета является общепризнанная дата правления Саргона в Аккаде – он правил около 2350 г. до н. э. Именно к этому времени относятся подтвержденные контакты городов Месопотамии и долины Инда времен индской цивилизации, при изучении которых мы можем использовать месопотамскую историческую хронологию того времени.
   До второй половины 3-го тысячелетия до н. э. нет какой-либо достоверной информации о событии или эпохе, на которую могла бы опереться индийская археология. Попытки сравнения индийской керамики из северо-западных районов Индостана с древнеиранской и древнеиракской носили весьма условный и приблизительный характер и не позволяли строить каких-то соответствий во времени. Различий не меньше, чем сходств, и, чтобы установить время производства данной керамики на северо-западе Индостана и в приграничных районах, нужны дополнительные, более точные сведения. Например, керамика, называемая «Кветта», согласно типологическому анализу, относится к более раннему периоду, а согласно стратографическому[33], в той малой степени, в какой он мог быть здесь применен, – к более позднему. В настоящее время типология изделия не дает возможность точно определить временную последовательность возникновения пограничных культур в IV и III вв. до н. э.
   Что же касается геологии, то еще не найден способ определения датировки изделий из камня, сделанных в Индии в древнейшие времена, также нет возможности использовать для этого геохронологический метод, выработанный применительно к Европе. Он состоит в том, что возраст изделия соотносится с изменениями климата в прошлом, – это делается при помощи изучения лессовых наслоений, как и речного гравия, а также колебаний в уровне солнечной радиации. Также для установления датировки глиняных наслоений применяется радиоуглеродный метод. Использовать часть данных, полученных в Европе, применительно к Индии можно, лишь если есть уверенность в наличии аналогий в характере ледниковых отложений Альп и Гималаев. Пока на этот счет существуют лишь предположения; даже на территории самой Индии до сих пор не выявлена точная взаимосвязь между муссонными дождями в тропических районах и ледниковыми явлениями в Гималаях.
   В последние годы радиоуглеродный метод определения датировки все активнее используется в Индии, несмотря на некоторые трудности. Согласно этому, теперь хорошо известному, открытому в 1949 г. методу, по остатку радиоактивного вещества на останках древнего органического материала устанавливалось время «смерти» этого материала, и это позволяло определить возраст найденного предмета в пределах 40 тысяч лет от сегодняшнего дня[34].
   Этот метод хоть и находится на стадии разработки, может произвести революцию в нашем понимании истории человечества и человеческих достижений; как темпов этих достижений, так и их воздействия друг на друга, в какой бы части планеты они ни совершались.
   Разработкой этого метода для его дальнейшего применения в Индии занимаются Институт фундаментальных научных исследований в Бомбее (финансируемый промышленно-финансовой группой Тата) и другие научные заведения, и крайне важно, чтобы эта работа продолжалась и впредь.
   Что касается второй половины I в. до н. э., то история и археология здесь дополняют друг друга в установлении исторических датировок, не прибегая к услугам естественных наук. Отправным пунктом явилось почти что историческое описание жизни Будды, который, как нам кажется, явился примером и символом расцвета созидательной и творческой человеческой мысли, происходившего во всем мире от Греции до Китая около 500 г. до н. э. Отталкиваясь от этого, можно считать, что влияние управляемой династией Ахеменидов в Персии, с ее сформировавшейся государственностью, ориентированной на внешние захваты, и богатой культурой, достигло Индостана около 518 г. до н. э. (Гандхара, расположенная на Пешаварской равнине и ее окрестностях, была уже под властью персов, когда в 520 – 518 гг. до н. э. по приказу Дария I была высечена наскальная Бехистунская надпись[35]. Гандхара была захвачена Дарием в начале его правления или, возможно, еще раньше Киром. Дарий таким образом распространил свою империю на долину Инда, однако точно неизвестно, насколько ему удалось продвинуться на восток.)
   В то же время на территории тогдашних княжеств в долине Ганга закладывались основы великой империи, которая возникла два века спустя. От Персии здесь были восприняты не только государственный опыт империи, но и новые навыки жизнедеятельности: развитие путей сообщения, использование металлических денег, становление и развитие торговли. С развитием торговли развивался и обмен идеями. В северных районах железо стало основным металлом, хотя, согласно последним исследованиям, оно было известно на субконтиненте и ранее (говорить об отсталости Индии того времени можно лишь с серьезными оговорками). Развивались также и домашние ремесла. Вслед за распространением железных изделий гангские ремесленники изобрели уникальный вид керамики, называемый «северной чернолощеной керамикой» (в сокращении СЧК), – настоящая находка для археолога. Об этих изделиях, обладавших свойствами металла, мы расскажем в следующих главах; сейчас отметим лишь, что этот вид керамики был распространен по всему бассейну Ганга в V – II вв. до н. э. (что установлено радиоуглеродным методом определения датировки), от северо-западных районов до Бенгала на востоке и Декана на юге.
   Не менее характерная «серая расписная керамика», или СРК, была распространена примерно в первой половине 1-го тысячелетия до н. э. Об этих и других ремеслах мы будем говорить позднее; сейчас они упоминаются как точки отсчета, при помощи которых мы пытаемся выстроить историко-хронологическую последовательность событий.
   Затем настало время Александра Великого[36]. Назвать его появление в Пенджабе в 326 г. до н. э. с разграбленной Азией в обозе и в сопровождении свиты историков и философов «важной отправной точкой археологических исследований» значит мало что добавить к образу того, кто в Средние века считался одним из девяти величайших героев, носивших звание достойнейших, причем именно об Александре Македонском дошло больше всего сведений, являющихся исторической правдой, а не вымыслом.
   Следует признать, что его завоевания открыли путь в Индию многим ремесленникам и умельцам, прибывшим сюда из поверженной Персии, и таким образом косвенно способствовали внедрению того, что оказалось устойчивым и жизнеспособным и в течение долгих лет используется в индийской скульптуре и архитектуре. Сарнатские львы, изображенные на государственном гербе Индии, можно считать в такой же степени его наследием, как и наследием Ашоки. Эти львы являются одним из краеугольных камней археологических исследований эпохи династий Маурьев и Шунга, ровно как и найденные во время раскопок драгоценности и украшения, могущие быть отнесенными к той же культурной традиции.
   Однако больше всего античный Запад помог тем, кто изучает археологические памятники Индии рубежа I в. до н. э. и I в. н. э. Усиление Римской империи при императоре Августе содействовало укреплению ее торговых связей с Индией и появлению здесь греко-римских монет и ремесел. Запад интересовали покупка специй, драгоценных камней и налаживание посреднической торговли с Китаем. Торговый обмен подкреплялся обменом литературным, причем речь идет о широком спектре греческой, римской, индийской и китайской литературы. То, что эта литература имела точную датировку, помогло установить датировку и различных произведений индийской культуры в других областях. Так, можно без преувеличения сказать, что в последние годы благодаря этому был воссоздан исторический контекст, соответствующий ряду найденных в Центральной и Южной Индии материалов. Это касается, в частности, «круглой (италийской) керамики»; благодаря схожести изделий этого типа с аретинскими вазами[37], а также найденным при раскопках монетам с изображением римских императоров, удалось установить, что этот вид керамики был распространен в первой половине I в. н. э.
   Таковы некоторые способы обработки постоянно поступающего нового археологического материала для установления примерной, а иногда и абсолютно точной датировки исторических событий и их последовательности. Эта работа активно проводится по инициативе Департаментов археологии Индии и Пакистана и при поддержке со стороны ряда университетов (в частности, Калькуттского, в Пуне, Аллахабаде и Бароде). Однако еще многое предстоит сделать.

О НЕКОТОРЫХ ВИДАХ КЕРАМИКИ, ИМЕЮЩИХ ВАЖНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ УСТАНОВЛЕНИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ ХРОНОЛОГИИ

   СРК – это керамика серого или, иногда, коричнево-красного цвета, с узором, нанесенным обычно черной, иногда красной краской, имевшая распространение в эпоху бронзы. Изделия выполнялись из глины на гончарном круге, реже – вручную. Орнамент мог быть весьма различным: от простой полоски по венчику и узора из косых или перекрещивающихся линий по тулову до весьма характерного, такого, как ряд сигм, пояски из коротких спиралей, концентрические и пересекающиеся окружности, полуокружности, мальтийские квадраты, свастики. Наиболее распространенной формой для СРК считалось блюдо, которое обычно имело выпуклые стенки и полукруглое или даже плоское основание.
   Основной район распространения СРК – междуречье Ганга и Джамны; она также встречается в районе Биканера на западе и Удджайна на юге. Образцы СРК были первоначально обнаружены в Атранджикхере (штат Утар-Прадеш); и хотя они были обнаружены непосредственно под слоем грунта с образцами «северной чернолощеной керамики» – СЧК, остается вероятность того, что в ряде мест они могут находиться вперемешку.
   Во время более тщательных раскопок в Хастинапуре на берегу Ганга было обнаружено, что между слоями с СРК и СЧК существует интервал. Такой же результат дали раскопки в Каушамби на берегу Джамны. Раскопки в других местах подтвердили изначально установленную последовательность: СРК характерна для более раннего этапа развития. Если культура СЧК[38] ассоциируется с использованием железа, то культура СРК – в основном, хотя и не исключительно, с использованием меди и бронзы; каменные изделия, использовавшиеся в Индии одновременно с медными, в слоях с образцами СРК отсутствуют.

   Рис. 1. Образцы «серой расписной керамики»: 1 – 4 – из Ахиччатры; 5 – 9 – из Панипата; 10 – 12 – из Хастинапуры

   Если появление культуры СЧК в бассейне Ганга можно датировать V в. до н. э., то СРК, безусловно, появилась здесь ранее. Толщина слоя с образцами СРК в Хастинапуре равняется 2,5 метра, и можно предположить, что это соответствует 2 – 3 столетиям, то есть что СРК появилась в VIII в. до н. э.; искушенный археолог, участвовавший в раскопках, назвал бы более раннюю дату – 1100 г. до н. э., а возможно, и еще более раннюю[39]. Эта точка зрения подтверждается и тем, что ряд поселений, в том числе и Хастинапура, являвшихся центрами керамического производства, названы в «Махабхарате»[40] как уже существовавшие до описанного в эпосе сражения[41], которое Ф.Е. Пергитер датирует 950 г. до н. э. Это предположение, возможно, справедливо, что подтверждают и раскопки в Атранджикхере (штат Уттар-Прадеш). К сожалению, о степени исторической точности описываемых в «Махабхарате» событий можно лишь делать предположения.
   Что же касается окончания периода культуры СРК, то материалы раскопок в Рупаре (штат Пенджабат) и других местах северо-западной части Индии показывают «археологический разрыв» между концом индской цивилизации (1700 г. до н. э.?) и началом периода культуры СРК. Однако, проделывая «путь назад», как и положено археологу, мы увидим, что чаши, обнаруженные внутри захоронений в Шахи-Тамп в Белуджистане, схожи с аналогичными изделиями, найденными в бассейне Ганга, а захоронения в Шахи-Тамп были сделаны уже после индской цивилизации. Очевидно, что неожиданное появление высококачественных изделий СРК в гангском бассейне предполагает, а точнее, доказывает, что техника их изготовления уже была ранее где-то отточена. Если связать это с продвижением арийских племен в Индию, то можно увидеть, что период распространения культуры СРК совпадает со второй волной арийского проникновения в Индию, когда они проникли в долину Ганга и междуречье Ганга и Джамны, неся с собой идеи и умельцев из долины Инда и Белуджистана.

   Рис. 2. Образцы «северной чернолощеной керамики»: 1, 3, 5, 8, 10, 17 – из Рупара; 2, 16 – из Райгира; 4, 9, 12, 18 – из Трипури; 6 – из Бахала; 7 – из Таксилы (Бхир-Маунд); 11, 13 – из Хастинапуры; 14, 15, 19 – из Ахиччатры

   В целом можно примерно определить временные рамки распространения СРК как VIII – V вв. до н. э.
   2. «Северная чернолощеная керамика» (СЧК).
   СЧК является характерной чертой эпохи железа и была распространена в Северной и Центральной Индии и вплоть до реки Амаравати на юге. Она столь же характерна для субконтинента, как и схожие изделия для Европы (однако, как говорила мне сотрудница Британского музея мисс Бимсон, не надо отождествлять СЧК с греческой чернолощеной керамикой: во-первых, греческая имеет более гладкую поверхность, по которой лишь скользит даже лезвие бритвы, а в СЧК оно врезается; во-вторых, в отличие от СЧК она обладает магнитными свойствами и, в-третьих, большей температурной устойчивостью по сравнению с СЧК, выдерживая, в частности, температуру до 1000 °С). Изделия тонкостенные, с отполированной поверхностью; цвет от серого до черно-коричневого; свойства близкие к металлическим. Делались на гончарном круге из специально подготовленной глины.
   Отполированный вид – результат термической обработки: изделие помещалось в «чехол» из железосодержащей красной глины; температура в обжигающей печи доводилась до 800 °С, затем печь запечатывалась глиной и изделие постепенно остывало, впитывая в себя частицы железа, в результате чего становилось особо отполированным и прочным.
   Основные формы СЧК – чаши, горшки и блюда с выпуклыми стенками – схожие с СРК, но более высокого качества. Новая техника была открыта мастерами бассейна Ганга, где СЧК была наиболее распространена.
   Можно предположить, что распространение СЧК связано с распространением железа, появившимся незадолго до СЧК. Этим объясняется пристрастие персидских мастеров к использованию тщательно обработанных металлических деталей при строительстве и отделке домов.
   Датировка СЧК была проведена на основе тщательно проведенных раскопок в Таксиле в Западном Пакистане. Были исследованы 20 различных образцов, 18 из которых были обнаружены в Бхир-Маунд[42], построенном на рубеже VI и V вв. до н. э. и просуществовавшем до 180 г. до н. э. Город в 326 г. до н. э. посетил Александр Македонский, тогда он был на 2,5 метра ниже по отношению к уровню моря, чем сейчас. 16 образцов были найдены в промежутке 2,5 – 4,5 метра и только два – выше уровня 2,5 метра (один – на глубине 1,3, другой – около 2 метров). Хотя раскопки велись не по самой современной методике и результаты не могут считаться точными на все 100 процентов, но раскопки в другом месте – в Сиркапе – позволили обнаружить образцы СЧК на глубине 6 метров, что соответствует первой половине II в. до н. э. Поэтому период СЧК можно ограничить следующими временными рамками: V – II вв. до н. э. Вполне вероятно, что СЧК существовала и позже. Так, в Шишупалгархе (штат Орисса) найдены три образца СЧК вместе с образцами «круглой (италийской) керамики», которые никак не старше I в. н. э.
   Тем не менее желательно получить дополнительный материал из бассейна Ганга и не ограничиваться раскопками в Таксиле.

   Рис. 3. Распространение «серой расписной керамики» и «северной чернолощеной керамики»

   Мне кажется, что образцы СЧК, найденные на северо-западе в Чарсадде (в р-не Пешавара), где в 1958 г. были обнаружены несколько слоев, содержащих более дюжины образцов СЧК; в Уддергаме, Сват (где экспедиция профессора Дж. Туччи обнаружила несколько образцов в слое, относящемся к III в. до н. э.) и даже в Таксиле, можно соотнести по времени с распространением влияния Маурьев за пределы гангского бассейна после 323 г. до н. э. Другими словами, можно предположить, что период распространения СЧК на северо-западе Индии – 320 – 150 гг. до н. э., не исключая возможность ее более раннего появления в различных частях бассейна Ганга. В Хастинапуре, в долине Ганга, найдено более 100 образцов СЧК на глубине 2,7 метра. В слое, относящемся к более позднему периоду, в котором были найдены монеты из Матхуры, образцов СЧК уже не было.
   3. «Круглая (италийская) керамика».
   Впервые найдена в 1945 г. в Арикмеду, рядом с Пондичерри в Южной Индии. Напоминала аретинскую вазу, привезенную из Рима в начале I в. н. э. Эта дата подтверждается найденными в Чандравалли, к северу от Майсура монетами с изображением римского императора Тиверия, датированные 26 – 37 гг. до н. э., которые были обнаружены вместе с образцами «круглой керамики». Основная форма – блюдо, иногда более 35 сантиметров в диаметре с незагнутыми, чуть выдвинутыми вверх краями и двумя-тремя кольцами на плоском основании. Керамика явно не индийского происхождения – ее родина Ареццо в Средиземноморье. Материал черного или серого цвета, очень гладкая поверхность, хрупкий, окружность посередине – почти металлического свойства. Лучшие образцы, безусловно, завезены из Италии, те, что похуже по качеству, – местного происхождения.
   Распространена в Южной Индии в местах, связанных торговлей с Римом, в I – II вв. н. э., а также северо-восточнее Тамлука, в древности Тармалипти, или Тамалипты Птолемея, в Бенгале. Случайный образец обнаружен в Джухкаре в Синде.
   Изучение распространения этого вида керамики лежит за пределами настоящей работы; она лишь используется как одна из хронологических точек отсчета истории Южной Индии в начале нашей эры.

Глава 3
ОРУДИЯ КАМЕННОГО ВЕКА

   Орудия периода каменного века в Индии, как хронологически, так и типологически, делятся на три основные категории: орудия нижнего палеолита; орудия верхнего палеолита и орудия, характерные для микролитических индустрий[43], причем исследователи пока не определились лишь с типологической и временной оценкой орудий второй категории. В настоящей главе речь пойдет в основном об орудиях, относящихся к первой категории.
   Очень трудно себе представить, в Индии в особенности, как выглядел человек времен палеолита. То, что его развитие проходило постепенно, в течение многих тысячелетий, подтверждают найденные многочисленные каменные орудия, относящиеся к различным геологическим периодам. Но о его физическом облике практически ничего не известно. Возможно, костные остатки, относящиеся к позднему миоцену или раннему плиоцену[44], обнаруженные в 1923 г. Е.Г. Льюисом из Йельского университета в районе Сиваликских холмов в Пакистане, хоть в какой-то степени восполнят этот пробел; возможно, новые поиски и дадут результат, но главным свидетельством о том времени остаются каменные орудия.
   Человек того времени жил в геологическую эпоху, называемую плейстоценом[45], которая непосредственно предшествует голоцену[46] – эпохе, в которой мы живем сейчас, – что подтверждают найденные остатки фауны: кости слона, лошади и быка. Если говорить более точно, в настоящей главе рассматриваются каменные орудия, относящиеся к среднему плейстоцену, то есть периоду между 400 и 100 тысячами лет назад, хотя некоторые орудия могут быть отнесены и к более позднему периоду. В целом их можно разделить на три вида.
   1. Галечные оружия.
   Это грубо отесанные камни, в основном галька кварцита, которые носят следы нескольких сколов с одной поверхности. Камни могут быть отесаны и естественным путем – некоторые осколки (отщепы), имеющие хорошо выраженную ударную поверхность без следов предварительной обработки, могли образоваться без вмешательства рук человека. Заостренный в результате стесывания камень использовался в качестве рубящего орудия (рубила) или скребла. Овальная или округлая галька, оббитая и уплощенная с одной стороны, в результате чего формировалось лезвие (иногда – остроконечник), напоминала ручной топор – в Индии принято считать, что настоящий ручной топор произошел от галечного рубила, хотя, может, это просто случайное сходство. Производство галечных орудий в Индии обычно называют производством орудий типа «соан» (или «сохан») по месту их первых находок в отложениях реки Соан (Западный Пенджаб на территории современного Пакистана).
   2. Орудия на отщепах.
   В основном существует два типа таких орудий (хоть и со множеством вариаций). Техника выполнения первых напоминает клектонскую и состоит в том, что отщеп образуется либо в результате удара по камню деревянным молотом или каменным отбойником, либо в результате удара камня о специально закрепленный другой камень (техника «лоб в лоб»). В последнем случае отщеп имеет предварительно необработанную, естественную, специально не подготовленную ударную площадку, расположенную под тупым углом (110 – 125 градусов) к нижней поверхности отщепа и сравнительно плоский, имеющий форму полуконуса ударный бугорок, в области которого и происходил ударный контакт.
   Техника же выполнения другого типа орудий, называемая техникой левалуа, состоит в том, что предварительно из камня вытесывается черепаховидный отщеп, а от него затем откалывается большой отщеп (одним из описанных выше ударных способов), который называется «пластина левалуа» и за счет плоской и острой нижней поверхности может быть использован в качестве ножа, скребла или остроконечника без дальнейшего отесывания и затачивания; лишь иногда может потребоваться небольшая вторичная обработка.
   3. Ручной топор (рубило).
   Это грушевидные или овальные по форме, иногда довольно крупные по размерам, более 30 сантиметров в длину, с двух сторон оббитые орудия. Наиболее примитивные образцы выполнены по технике, напоминающей клектонскую или аббевильско-ашельскую. Но поскольку ручные рубила в Индии делались посредством довольно тщательного формирования отщепов при помощи костяного или деревянного молота, можно говорить об «ашельской» культуре производства подобных орудий, представляющей собой более высокую ступень развития культуры производства. К ашельской культуре ручных рубил относятся и кливеры – топоровидные двусторонне оббитые орудия с поперечным лезвием, которые выполнены подобным же способом. Хотя «пластины левалуа» были распространены частично в то же время, что и ашельские ручные рубила, они оказались более долговечными. Индийские ручные рубила, независимо от того, относить к этой категории кливеры или нет, более известны как орудия «мадрасской техники» или «мадрасские рубила» – по названию места, где они были впервые обнаружены (не путать с районом их действительного применения).

   Первая палеолитическая стоянка и орудие были обнаружены в Паллавараме, недалеко от Мадраса, в 1863 г. Р. Брюсом Футом, работавшим в Геологической службе Индии. Можно сказать, что именно с этого момента в Индии началось изучение каменного века, хотя действительно серьезные усилия со стороны специалистов были предприняты лишь за последние 25 лет. Не претендуя на исчерпывающий обзор или хотя бы краткое изложение проделываемой в этом направлении работы, я привожу в качестве иллюстрации несколько примеров, касающихся предметов, обнаруженных на палеолитических стоянках в Северной, Центральной и Южной Индии. Рассказ может показаться монотонным, но это говорит лишь о застое в развитии человеческого мышления и общества при некотором, хотя и трудно идущем, техническом прогрессе, наблюдающемся в последнее тысячелетие.
   В Индии не в меньшей степени, чем в других странах, человек не торопится в своем развитии.

СЕВЕРНАЯ ИНДИЯ

   Район, занимаемый Северной Индией (куда входят Кашмир и Пенджаб), как и территория Европы, в эпоху плейстоцена был охвачен сменявшими друг друга периодами оледенения, причем, опять же как и в Европе, здесь выделены четыре таких основных периода. Вполне вероятно, хотя это и не доказано, что оледенения в Альпах и Гималаях совпадали по времени и что они могут быть соотнесены с так называемыми плювиальными периодами в тропических районах Индии, то есть периодами, характеризующимися выпадением чрезвычайных обильных дождей.

   Рис. 4. Раннесоанские орудия: 1 – 4 – галечные орудия; 5 – 9 – дисковидные нуклеусы; 10 – 14 – «клектонские» отщепы

   В результате второго гималайского оледенения, произошедшего в начале среднего плейстоцена, большие валуны были снесены на Потварское плато в долину реки Соан в районе Равалпинди, именно в этом валунном конгломерате и были обнаружены палеолитические стоянки человека с древнейшими каменными орудиями (такой последовательности и взаимосвязи событий придерживаются Де Терра и Патерсон; несколько отличная точка зрения, высказанная Ф.Е. Цейнером, не подтверждена убедительными свидетельствами). Вместе с орудиями были обнаружены и остатки фауны – кости древнего слона (Elephas namadicus), которые позволили связать эти местонахождения с другими, обнаруженными в бассейнах рек Нармады и Годавари в Центральной Индии.
   Эти древнейшие орудия, именуемые «пресоанскими»[47], располагаются в самом низу шкалы человеческого развития. Обычно это большие отщепы или расколотые гальки кварцита с широкой, необработанной ударной площадкой, расположенной под углом 100 – 125 градусов к поверхности отщепа, с большими плоскими, но хорошо видными ударными бугорками. Верхняя поверхность отщепа не оббита; вторичная оббивка по краям отсутствует. Примитивное качество изделий компенсируется природной твердостью материала, из которого они изготовлены; изделия очень изношены и окатаны – либо человеком, либо природными факторами. Определить, что это орудия, а не просто куски камня, может только наметанный глаз специалиста, да и то не всегда.
   Во время второго межледникового периода в Гималаях отложившийся на Потварском плато валунный конгломерат был глубоко рассечен водными потоками[48]; в результате врезания в валунный конгломерат образовалась первая, верхняя терраса Соана. В ее отложениях были обнаружены каменные орудия, отнесенные к двум новым видам: «раннесоанские», представленные чоппингами[49] и скреблами, и «мадрасские», представленные ручными рубилами овальной формы, также двусторонней обработки. Найденные образцы обоих видов орудий очень изношенные и окатанные; их полное отсутствие в недеформированной части валунного конгломерата говорит о том, что они соответствуют разным стадиям второго межледникового периода.
   Среди раннесоанских отщепов есть образцы с гладкой ударной платформой, расположенной под тупым углом к нижней поверхности отщепа, что характерно для клектонской техники выполнения, в то же время существуют образцы с заранее подготовленной ударной платформой, расположенной под острым углом к нижней поверхности отщепа, что напоминает пластины раннего левалуа. Ретушь отсутствует. Процесс производства рубящих орудий и скребел непосредственно из гальки аналогичен описанному в начале главы. Остатки фауны этого периода не обнаружены.
   Во время третьего оледенения Гималаев образовалась вторая терраса реки Соан. Вследствие движения ледников и поднятия гор в Гималаях на этой террасе оказалось большое количество речных базальтных галечников[50] и перекрывающего их лесса или ила, иногда называемого «потварский лесс». В слое этого лесса были обнаружены зубы лошади и собаки (или волка); являются или нет другие обнаруженные останки верблюда и буйвола – требует подтверждения.
   Образцы «позднесоанской» техники, найденные в различных слоях отложений на данной террасе, можно отнести к двум различным фазам. Изделия «фазы А», обнаруженные в базальтном галечнике, в значительной степени являются продолжением «раннего соана» – это грубые галечные орудия овальной формы, оббитые с одной, реже с обеих поверхностей, с прямым или выпуклым волнистым лезвием на конце. Поздний соан «Б» представлен изделиями из обнаруженной в лессовом слое мастерской по обработке камня. Они в основном напоминают технику позднего левалуа, хотя встречаются и рубящие орудия, характерные для «фазы А». Было отмечено, что совершенствование орудий шло по пути производства более мелких по размеру, но тщательнее изготовленных изделий. В позднем соане все чаще встречаются орудия, сделанные из отщепов, и отщепы с фасетированной ударной площадкой.
   В целом принято считать, что для позднего соана характерно отсутствие рубил. Возможно, эту точку зрения придется пересмотреть. В Чаунтре (около 30 километров южнее Равалпинди) были обнаружены «мадрасские» рубила вместе с соанскими орудиями; но необходимы дополнительные данные, позволяющие сказать, относится ли эта находка к третьему межледниковому периоду и третьей террасе. В четвертой и пятой террасах сколь-нибудь важного материала не обнаружено; правда, пятая терраса выходит за рамки эпохи плейстоцена.
   В последние годы (1951 – 1955) был обнаружен ряд соанских местонахождений в предгорьях Гималаев в Пенджабе: в долине реки Сирсе, впадающей в Сатледж, в 50 километрах западнее Симлы, и в окрестностях Даулатпура, район Хошиярпура, в 40 километрах от Джаландхара. Более важными являются открытия и исследования, произведенные Б.Б. Лалом в долине реки Биас, впадающей в Сатледж, а также притока Биаса – реки Банганги в округе Кангра, в 370 километрах северо-западнее Дели. Названия местонахождений – Гулер, Дехру, Дхалиару и Кангру. В Гулере было выявлено пять речных террас, правда, не было установлено, в какой степени их можно соотносить с системой террас на Потварском плато. Образцы каменных орудий были обнаружены на трех самых ранних террасах; все орудия были сделаны из кварцита. На первой террасе были найдены чопперы, чоппинги, клектонские отщепы, но не были обнаружены рубила. Изделия выполнены грубо и весьма примитивно; чопперы сделаны из грубо отесанных уплощенных галек; орудия, напоминающие рубила, отсутствуют.
   На второй террасе чопперы обнаружены вместе с галечными орудиями, напоминающими рубило, кроме того, были обнаружены клектонские отщепы, а также два отщепа, которые, ввиду сложности выполнения, можно отнести к технике левалуа. Галечные орудия, напоминающие рубило, и отщепы, похожие на левалуа, говорят о том, что на второй террасе, по сравнению с первой террасой, находились более современные орудия.
   На третьей террасе были обнаружены по меньшей мере семь чопперов с односторонней обработкой и два клектонских отщепа. На второй или третьей террасе были также обнаружены отщепы левалуа, галечное рубиловидное орудие и два орудия двусторонней обработки, которые, хоть и с долей сомнения, можно назвать настоящими ручными рубилами и отнести по качеству исполнения к аббевильской[51] и ашельской[52] культуре соответственно. Оба эти орудия сильно изношены и окатаны.

   Рис. 5. Позднесоанские орудия: 1 – 6 – нуклеусы; 7 – чоппер; 8 – 12 – нуклеусы; 13 – 15 – отщепы левалуа

   В целом можно сказать, что обнаруженная на этих террасах последовательность расположения каменных орудий не противоречит той, что была обнаружена на Потварском плато.
   Южнее, в Раджастхане и на плато Малва в бассейне реки Чамбал, особенно в районе Читоргарха, был также обнаружен ряд палеолитических местонахождений, которые можно разделить на две группы в соответствии с «возрастом» пластов, в которых они были найдены.
   В более «старшем» пласте были обнаружены рубила и кливеры мадрасской техники, причем вместе с ними находились клектонские отщепы и соанские чопперы. В более «молодом» слое галечника обнаружены отщепы левалуа с подготовленными ударными площадками и скребла с выпуклыми и вогнутыми лезвиями, но не было чопперов и рубил. То, что в более раннем пласте были найдены орудия, характерные для более позднего слоя, говорит о непрерывности заселения людьми этого места и о более или менее постоянном роде занятий и образе жизни людей по мере изменения их потребностей и обеспечивающих их орудий.
   Сходная последовательность была обнаружена и в более восточных районах, в частности в долине Джамны, районе Банда в штате Утар-Прадеш: распространение рубил предшествовало отщепам левалуа, правда, здесь не были обнаружены соанские чопперы.

ЦЕНТРАЛЬНАЯ ИНДИЯ

   Следующий район, являющийся предметом нашего изучения, расположен в бассейне трех рек, впадающих в Камбейский залив: Сабармати, Махи и Нармады, а также пересекающей полуостров в верхнем течении пополам Годавари. Восточная граница района – хребты Виндхья-Каймур к югу от Банараса[53]. Во всем этом районе был обнаружен разрыв между комплексами галечных орудий и отщепов, с одной стороны, и кливеров и рубил – с другой. Правда, были обнаружены орудия, которые, возможно, относятся к позднему палеолиту, но точные оценки и этих орудий, и этого периода пока еще не даны. Здесь, как и в других районах, предстоит еще установить взаимосвязь сезонов дождей с ледниковыми явлениями в Гималаях – для этого потребуется много усилий со стороны геологов и археологов, и эта работа в Индии уже ведется.
   Долина Нармады – в равной мере прекрасное место как для жизни и охоты человека времен палеолита, так и для работы современного исследователя. Здесь расположены два интересующих нас геологических слоя: нижний и верхний, состоящие из сцементированного глиной и песком галечника, покрывающего толстый слой латерита, в свою очередь, сверху покрытого черными почвами «регур», хорошо известными путешественникам, побывавшим в Центральной и Южной Индии. Места перехода одного слоя в другой хорошо видны, и именно там были обнаружены останки животных: быка (Bos namadicus), слона (Elephas namadicus) и буйвола (Bubalus palaeindicus). Здесь следует вспомнить, что остатки Elephas nomadicus были обнаружены на Потварском плато вместе с образцами пресоанских каменных орудий, что позволяет установить важную палеонтологическую связь между двумя регионами. Важно отметить, что древнейшие следы человеческой жизни в долине Нармады весьма схожи с более поздними, обнаруженными в нижнем слое, причем используемые орудия напоминают досоанские.
   Однако, в отличие от Потварского валунного конгломерата, в нижнем слое в долине Нармады вместе с досоанскими орудиями были обнаружены рубила, представленные как хорошо окатанными образцами аббевильского типа, так и ашельского – окатанными и неизношенными. В верхнем слое есть орудия, лишь отдаленно напоминающие рубила, – это в основном окатанные орудия ашельского типа, выполненные из гальки и обнаруженные в слое базальтового галечника. В более позднем слое были обнаружены дисковидные нуклеусы, галечные нуклеусы, галечные чопперы и выемчатые орудия[54], в целом они напоминают позднесоанские.
   Различия и сходства археологического материала в Северной и Центральной Индии с трудом поддаются оценке. Не облегчают задачу и наблюдения в долине Сабармати. Согласно д-ру Санкалиа, в главном местонахождении наряду с грубыми галечными орудиями обнаружены и более совершенные, напоминающие рубила ашельского типа. Также было обнаружено множество отщепов. Хотя они не имеют фасетированную ударную площадку, по аналогии с найденными в Северной Индии их можно отнести к типу левалуа. Типологически изделия, найденные в этом местонахождении, можно выстроить во временной последовательности, начиная с аббевильского типа, но для этого нет археологических подтверждений. Скорее следует признать, что различные культуры существовали одновременно.
   Очередной иллюстрацией, однако, отнюдь не решением проблемы является местонахождение, обнаруженное в окрестностях Мирзапура на р. Сон южнее Банараса. В галечном слое времен плейстоцена, расположенном между 1,5-метровым слоем аллювиального ила и гумуса и слоем песка, лежащим на валунном конгломерате, были обнаружены каменные орудия, 43 процента которых составляли рубила и кливеры и около 15 процентов – чоппинги, выполненные из гальки и ядрищ, 26 процентов всего материала местонахождения представляют отщепы с фасетированными ударными площадками, относящиеся скорее к раннему левалуа.
   Обнаруженные галечные орудия можно отнести к раннесоанским чопперам. Двусторонне обработанные рубила могут быть отнесены к раннесоанским чопперам. Рубила с двусторонней обработкой могут быть отнесены к аббевильско-ашельскому или мадрасскому типу; некоторые оббиты по всей поверхности и имеют стесанное основание. Кливеры имеют прямоугольное очертание и округлое лезвие, скошенное на конце.
   Стратиграфического различия между галечными орудиями и бифасами в этом местонахождении не обнаружено. Галечные орудия по внешнему виду выглядели менее изношенными; этого единственного различия недостаточно для определения хронологической последовательности. На сегодняшний день можно предположить, что они существовали одновременно. Никаких останков животных в местонахождении не обнаружено.

ЮЖНАЯ ИНДИЯ

   К югу от Нармады галечные орудия встречаются реже, но не исчезают совсем. При этом надо оговориться, что к менее совершенным орудиям существует известное предубеждение – охотнее ищут и изучают кливеры и рубила, чем простые и грубые орудия. На сегодняшний день самое южное местонахождение галечных орудий было обнаружено в окрестностях Майюрбханджа, штат Орисса, в бассейне нескольких рек рядом с Камарпалом. Галечные орудия обнаружены здесь вместе с рубилами, причем первые – в меньшинстве. Найденные орудия напоминают раннесоанские. Еще дальше к югу галечные изделия встречаются в очень небольших комплексах, в то время как другие виды орудий представлены мадрасскими рубилами и кливерами, доминировавшими на полуострове в те времена.
   Казалось бы, связующей нитью между северными и южными районами являются найденные останки животных, которые уверенно можно отнести к среднему плейстоцену. Так, в окрестностях Невасы, округ Ахмаднагар на реке Правара, притоке Годавари, в 240 километрах северо-восточнее Бомбея в слое сцементированного галечника (первый слой), покрытого двумя другими галечными слоями (второй и третий) и толстым слоем желто-коричневого ила, были обнаружены остатки челюсти быка (Bos namadicus); а в схожем слое галечника самой Годавари были обнаружены кости слона (Elephas namadicus) и гиппопотама. Если мы можем соотносить фауну реки Соан и Нармады, то делать то же самое относительно фауны Соан и Правари на сегодняшний день сложнее. Так, в первом слое базальтового галечника Правары вместе с останками Bos namadicus были обнаружены рубила и кливеры ранне-и среднеашельского типа, выполненные из оливинового долерита[55], в то время как в слое на валунном конгломерате р. Соан вместе с останками Elephas namadicus были обнаружены досоанские орудия. Это говорит о том, что подход к исследовательской работе в каждом из этих районов должен быть различным; возможно, сказывается разница между предгорьями и тропиками, однако в любом случае не следует делать поспешных прямолинейных выводов.
   В проварских местонахождениях ашельские образцы встречаются, хотя и ранее, во втором и третьем галечных слоях. Так, во втором слое в 2,5 метра над первым слоем было найдено неокатанное рубило, выполненное из халцедона; а в верхней части третьего слоя, расположенного под последним слоем ила, было обнаружено грушевидное базальтовое рубило, тщательно обработанное, со ступенчатой оббивкой с двух сторон, и следами значительной ретуши на рабочем крае, а также следами выветривания на одной из сторон. Однако в основном эти слои богаты орудиями другого типа: скреблами, пластинами, ядрищами, резцами, а также остроконечниками, выполненными из агата, известняка, халцедона и яшмы. Эти орудия вполне характерны для верхнего палеолита, по которому в Индии собрано еще недостаточно материала, и мы будем ссылаться на это местонахождение в следующей главе.

   Рис. 6. Из орудий группы 1, найденных в Невасе, в долине р. Правары: базальтовое рубило со ступенчатой оббивкой и следами ретуши

   Несколько южнее, на материковой береговой равнине, в Гиддалуре, севернее Мадраса, было обнаружено значительное количество орудий, подробно описанных и классифицированных в 1930 г. Л. Каммиадом и М. Баркиттом. Латерит – это глинистая масса красного цвета, содержащая запасы железной руды и бокситов; она образовалась в результате как выветривания каменных пород, так и чередования дождливых и сухих сезонов. Именно в латеритном слое равнины, образовавшейся на месте прежних болот и лесов, были обнаружены первые следы человеческой жизни. Самая ранняя группа орудий (группа 1) была представлена в основном рубилами – неокатанными, со следами от латерита. Изделия этой группы представляют архаичные, грубо оббитые гальки кварцита с неоформленным краем, и их значение для типологической классификации каменных орудий не следует переоценивать. Среди них находился один нетипичный экземпляр оригинальной формы: плоская нижняя часть его была сформирована в результате скола большого отщепа, а килеобразная «спинка» представляет собой первоначальную поверхность гальки. Такого типа орудия были обнаружены в Западной Виктории[56] в Южной Африке и Олдувайском ущелье – в Восточной.
   В глинистом слое, расположенном над латеритизированным галечником, были обнаружены отщепы (группа 2), что характерно и для других местонахождений в данном регионе. Рубила почти не встречаются. Одни отщепы имеют подготовленную ударную площадку, другие же нет. Некоторые экземпляры можно с уверенностью охарактеризовать как резцы; был найден и «двойной резец, напоминающий орудие верхнего палеолита». И хотя орудия этой группы должны представлять время позднего палеолита Индии, в лучшем случае они могут быть названы «сырыми», уступающими по сложности исполнения как лучшим образцам рубил и кливеров из группы 1, так и более утонченным лезвиям, пластинам, скреблам, наконечникам и резцам, сделанным из более твердого материала, которые образуют группу 3. Эти последние обнаружены на поверхности глинистого слоя и непосредственно предшествуют орудиям четвертой группы – наиболее поздним, которые можно отнести к микролитам (выполненным из агата и кварцита). Их мы рассмотрим в следующей главе.
   Говоря о хронологической последовательности культур производства каменных орудий, сегодня можно лишь утверждать, что формирование и развитие человеческой жизни проходило одновременно с тремя плювиальными периодами[57] и довольно длительными межплювиальными периодами. В то же время соотносить их с тремя оледенениями в Гималаях и обнаруженными на Потварском плато орудиями на сегодняшний день представляется преждевременным.

   Рис. 7. Образцы орудий «мадрасской техники», обнаруженных в Аттирампаккаме: 1 – рубило со ступенчатой оббивкой вдоль всей поверхности; 2 – рубило со ступенчатой оббивкой вдоль части поверхности с нижним краем из необработанной гальки; 3 – кливер; 4 – рубило

   Параллельно с вышеупомянутыми были обнаружены группы орудий в районе Красных Холмов недалеко от Мадраса – на выявленных здесь четырех геологических террасах; их классифицировал Т.Т. Патерсон. Здесь на валунном конгломерате в результате эрозии слоя переотложенного латерита возникла первая терраса, на которой образовались слои песка и галечника. После эрозии первой террасы образовалась вторая терраса с толстым слоем галечника, впоследствии покрытым слоем аллювия. Найденные в этом районе местонахождения характеризуются именно такой стратиграфией.
   В Вадамадураи, к северо-западу от Мадраса, в валунном конгломерате были найдены рубила и нуклеусы, относящиеся к первой группе орудий, которые, в свою очередь, типологически и по степени патинизированности разделяются на более ранние и более поздние. Более ранние – это аббевильские рубила, сохранившие на конце участок, покрытый коркой, оббиты грубо, неправильно. Нуклеусы этого плана большие по размеру, также характерны неправильной, грубой оббивкой. Изделия покрыты густой желтовато-белой патиной. Более позднюю группу составляют менее латинизированные и более технически совершенные изделия. Среди них рубила раннеашельского типа, с уже используемой ступенчатой оббивкой, хотя встречается и грубая оббивка со сколом крупных отщепов. Обнаруженные нуклеусы в основном дисковидные, оббитые довольно тщательно.
   Вторую группу составляют изделия, покрытые красными пятнами от латеритизированного галечника, но непатинизированные. Это тщательно обработанные среднеашельские рубила; появляются овальные и грушевидные экземпляры; все больше экземпляров со ступенчатой оббивкой, хотя попадаются и простые отщепы с нефасетированной ударной площадкой.

   Рис. 8. Образцы орудий «мадрасской техники», обнаруженные в Аттирампаккаме: 1 – овальное рубило; 2 – нуклеус со вторичной ступенчатой оббивкой вдоль рабочего края

   Изделия третьей группы не имеют пятен латерита и незначительно латинизированы. В нее входят верхне-ашельские рубила, овальные, с плоской ступенчатой оббивкой; есть экземпляры удлиненной формы с заостренным массивным окончанием с достаточно тщательной оббивкой. Нуклеусы – дисковидные; отщепы – по-прежнему с нефасетированной ударной площадкой, но многие обработаны для использования в качестве скребел. Обнаружен один кливер. Изделия третьей группы располагались в слое галечника на первой террасе.
   Очень важным является местонахождение Аттирампаккам, рядом с Мадрасом; работа на нем должна быть продолжена. Профессор Цейнер сообщил мне, что самые древние из обнаруженных здесь изделий – галечные орудия, отщепы и рубила – относятся к долатеритному слою. Именно в слое латеритизированного галечника, образовавшегося вследствие размывания латерита, были обнаружены ашельские орудия, в основном представленные отщепами. Так называемая «аттирампаккамская» группа изделий (позднеашельского типа) была найдена недавно на самой нижней, то есть позднее других сформировавшейся, террасе.
   В последние годы проводились раскопки в районе Карнулу, в окрестностях Гиддалура. Была подтверждена данная Каммиадом и Баркиттом классификация орудий группы 1 и группы 2, внутри которых была проведена дополнительная классификация от простых к более сложным по степени окатанности орудий. Так, аббевильскоашельские рубила и связанные с ними килевидные рубила, схожие с южноафриканским из Западной Виктории, выполненные из гальки и покрытые в некоторых местах коркой, отщепы и изделия довольно высокой степени окатанности. То же можно сказать о клектонских отщепах и нуклеусах, а также рубилах, сделанных из отщепов. Более совершенные овальные ашельские рубила самой разной формы и размеров – от узких до широких, почти дисковидных – выглядят менее изношенными, однако ясная геологическая стратификация здесь отсутствует.
   В большом количестве представлены кливеры; попадаются и отщепы левалуа с подготовленной ударной площадкой, но они в явном меньшинстве по сравнению с другими орудиями. Несколько скребел, включая двойное скребло с мелкой ретушью, напоминают изделия верхнего палеолита, обнаруженные в Западной Индии, но в целом обе группы орудий могут быть отнесены к среднему палеолиту. Частые сравнения с африканскими орудиями выглядят убедительно, но насколько это важно для исследования – это еще предстоит выяснить. Можно сказать, что проблема взаимодействия африканского и индийского палеолита здесь только обозначена и требует дальнейшего изучения.

   Рис. 9. Образцы орудий группы 1, найденных в Гиддалуре: 1 – килевидные рубила из кварцита; 2 – 4 – галечные орудия и рубила, сделанные из кварцита

   Если отложить в сторону группу орудий, состоящую из пластин и скребел, которую называют «верхнеправарской», которая, однако, вполне может оказаться группой широко распространенных нуклеусов верхнего палеолита, то обнаруженные орудия верхнего и среднего палеолита можно разделить на три основные категории:
   а) досоанские крупные отщепы;
   б) галечные острия и чопперы, представляющие культуру производства каменных орудий, идущую непосредственно за соанской;
   в) мадрасские рубила и кливеры.
   Из указанных орудия первой категории на настоящий момент достаточно обособленны. Валунный конгломерат, в котором они были обнаружены, считался идентичным валунному конгломерату района Красных Холмов в окрестностях Мадраса, где галечные орудия и галечные рубила были найдены вместе с бифасами и отщепами; но для признания такой идентичности не были собраны все необходимые доказательства, что не дает оснований утверждать, что галечные изделия появились на юге Индии раньше, чем на севере. Можно признать, что на севере (в Пенджабе) преобладали галечные чопперы, хотя в ряде мест вместе с ними были обнаружены и рубила. В Центральной Индии наоборот – преобладали рубила, а галечные чопперы южнее Нармады и Ориссы встречаются редко.
   Разница в географии распространения этих орудий говорит о том, что они, скорее всего, не связаны между собой и лишь дополняют друг друга, причем одни в основном распространены на севере, а другие – на юге. Эту точку зрения в некоторой степени подтверждает и тот факт, что если относящиеся к раннесоанскому периоду рубила и галечные орудия встречаются в одном местонахождении, то в позднесоанских местонахождениях рубила почти полностью отсутствуют, хотя поздний соан является прямым продолжением раннего; примерно эту же картину можно наблюдать и в долине Нармады. Это можно объяснить изменениями, касавшимися климата или жизнедеятельности людей; но даже в этом случае то, с какой легкостью эти две основные категории раннесоанской или нижненармадской группы каменных орудий впоследствии расходятся, говорит о том, что они изначально возникли независимо друг от друга. В долине Сабарамати ашельские рубила высокого качества встречаются вместе с грубыми галечными орудиями и отщепами, причем связь между ними не просматривается. Похожее несоответствие обнаружилось и среди орудий группы 2 на юге Индии, где высококачественные, отлично выполненные рубила из группы 1 сменились грубыми галечными орудиями и отщепами; это нельзя «с ходу» объяснить естественным регрессом; возможно, причина кроется в изменениях в среде обитания, но об этом мы знаем очень мало. Вопрос о независимом друг от друга происхождении галечных чопперов и рубил следует оставить открытым; в пользу данной точки зрения говорит наличие некоторых географических факторов. Перед тем как их проанализировать, рассмотрим некоторые аналогии, обнаружившиеся в Африке.
   Мы уже упоминали о схожести килеобразных рубил, найденных в районе Западной Виктории в Южной Африке, с аналогичными изделиями мадрасской техники. Однако схожесть африканского и индийского палеолита представляется более глубокой и важной, нежели просто схожесть между отдельными орудиями. В Восточной и Южной Африке древнейшие галечные орудия представляют собой камни, в которых за счет скола одного-двух отщепов образовывались режущие лезвия неопределенной формы. Подобная культура изготовления каменных орудий относится к нижнему плейстоцену; существует точка зрения, что это восточноафриканская, точнее, кафуанская (по названию р. Кафу в Уганде) культура производства, существовавшая в течение довольно длительного времени. Однако здесь следует сделать серьезную оговорку, касающуюся как Африки, так и Индии. Древнейшие орудия – как в Европе, так и в Африке, да и вообще где бы то ни было, возникшие на раннем этапе развития человечества, – очень часто принимают за естественные продукты природы, и наоборот. Для определения того, является ли найденный предмет действительно творением человеческих рук, учитываются и другие факторы, в частности наличие в том же месте останков человека или следов его деятельности – лишь тогда принимается окончательное решение, хотя и оно является весьма субъективным. Именно поэтому кафуанские образцы не являются общепризнанными как продукты человеческой деятельности; то же можно сказать и о древнейших архаичных находках в Индии – требуются серьезные всесторонние подтверждения для того, чтобы считать их орудиями, сделанными человеком. Я не сомневаюсь, что в Индии значительно чаще, чем кажется нашим археологам, за сделанные человеком орудия принимаются просто отколотые куски гальки и разбитые камни.

   Рис. 10. Образцы орудий группы 1, найденных в Гиддалуре: 1 – 3 – кливеры; 4 – дисковидный «клектонский» нуклеус; 5 – галечный чоппер; 6 – маленькое рубило с двусторонней оббивкой

   Есть большие основания говорить об «олдувайской» технике орудий в Восточной Африке[58], которая относится к среднему плейстоцену, а возможно, и более раннему времени. Причем совершенствование орудий происходит посредством постепенного превращения грубых чопперов односторонней обработки, сделанных посредством скола отщепов в различном направлении, в простые галечные рубила со ступенчатой оббивкой и заостренным с двух сторон рабочим лезвием. Что же касается Западной Виктории, то в результате взаимодействия килевидных рубил с плоской брюшной частью и киле видной спинкой, о которых писалось выше, и двояковыпуклых рубил возникли орудия настоящего ашельского типа, выполненные на основе нуклеусов или больших отщепов. В данном случае процесс эволюции от галечных орудий до орудий ашельского типа представляется достаточно органичным. Вместе с ашельскими рубилами картину дополняют и другие орудия, правда не имеющие такой ясной «родословной», – кливеры с прямым лезвием, черепаховидные нуклеусы и отщепы левалуа. Важно подчеркнуть, что галечные орудия продолжали применяться и тогда, когда весь комплекс рубил уже сформировался.
   Если же вновь обратиться к Индии, то волей-неволей приходишь к мысли, возможно, вероятности наличия связи между производством галечных чопперов и производством рубил. Гальки, подобно гигантским карандашам, «заточенные» с двух сторон и именуемые «галечными рубилами», в свою очередь, вместе с большими отщепами, используемыми в качестве нуклеусов, могли содействовать развитию орудий аббевильско-ашельского типа. Как и в Африке, кливер ашельского типа трудно поставить в какой-то эволюционный ряд, однако, возможно, он «происходит» от клектонского отщепа с вторичной оббивкой. Какая-то связь, пусть и отчасти, между этими культурами (галечными орудиями и отщепами, с одной стороны, и комплексом рубил – с другой), возможно, существует; родство ли это или просто взаимодействие – это другой вопрос. Однако вопрос о географическом распространении различных культур по всей территории Земли по-прежнему очень важен. В общих чертах он был затронут X. Мовиусом, который считает, что культура рубиловидных орудий о. Ява и Малайзии не может быть выделена в отдельную разновидность культуры рубил, а весь Дальний Восток должен быть вообще исключен из сферы распространения как аббевильско-ашельской культуры ручных рубил, так и культуры отщепов левалуа[59]. По его классификации здесь преобладает культура галечных орудий и чопперов, в то время как в Индии, Западной Азии, Африке, Центральной, Южной и Западной Европе преобладает культура ашельских рубил и орудий, сделанных из отщепов с подготовленной ударной площадкой и при помощи образования черепаховидного нуклеуса[60]. Однако, как мы видели, рубила сосуществовали наряду с другими орудиями. В Северной, Восточной и Южной Африке, как и во многих районах Индии, культура обработки галечных орудий была изначально хорошо развита, а возможно, даже здесь и зародилась; то, что эта культура сохранилась в нетронутом виде в странах Юго-Восточной Азии, вызвано, возможно, тем, что вооруженные рубилами пришельцы не продвинулись дальше восточных районов Индии. Наличие районов распространения культур чопперов и рубил как в Индии, так и в мире может говорить как о различии этих культур, так и о культурном многообразии в целом. Если исходить из этого тезиса, то, возможно, родиной культуры рубил является Африка, и мы являемся свидетелями широкого распространения идей и культур.
   Хотелось бы отметить два момента, которые следует иметь в виду как сейчас, так и в дальнейшем. Во-первых, это известная общность культур стран бассейна Индийского океана. Мы привычно говорим об общности и взаимозависимости стран Средиземноморья; равным образом то же самое мы можем говорить о странах Восточной Африки, Аравийского полуострова и Индостана как в доисторические, так и в более поздние времена. Сегодня для интересов стран восточноафриканского побережья отношения со странами Среднего Востока и Южной Азии не менее важны, чем отношения с африканскими и европейскими странами. В Средние века также наблюдалась известная общность: так, главная средневековая мечеть Африки, расположенная на острове Килва[61], недалеко от Танганьики, очень напоминает великую мечеть в Гулбарге на плоскогорье Декан; весь этот район находился под арабским влиянием, в том числе и торгово-экономическим; в то же время и позднее опять же на всей территории этого гигантского региона были распространены изделия китайской культуры и ремесел. В древнегреческих описаниях морских путешествий говорится о многочисленных торговых связях, соединявших Восточную Африку с Египтом, Аравийским полуостровом и Индией еще в I в. н. э. Так же как и в отношении Средиземноморья, мы можем говорить об очаге культурного взаимодействия на побережье Индийского океана, начавшем складываться еще во времена среднего плейстоцена.

   Рис. 11. Сравнительные данные по местонахождениям чопперов и чоппингов, а также рубил и кливеров. Чопперы и кливеры отмечены черным цветом, рубила и кливеры – белым

   Во-вторых, следует иметь в виду, что для распространения технологий и взаимодействия культур необязательна массовая миграция населения. Носителями идеи, тем более революционной идеи, совсем необязательно должна быть тысяча человек. Мне на самом деле кажется, что идеи имеют крылья и летают, как бабочки. По крайней мере, нет никакой необходимости пытаться представить себе, как вооруженные ручными рубилами отряды африканцев продвигались на север и на восток, колонизируя местное население, использовавшее галечные орудия. Одно можно сказать с уверенностью – культура производства менялась чрезвычайно медленно; между периодами смены различных культур проходили тысячи и сотни тысяч лет. Изменения происходили, вероятно, довольно неожиданно и являлись следствием изменений окружающей среды, эпидемий болезней и других чрезвычайных событий, а также всегда непредсказуемого озарения человеческого гения. Простого ответа на этот вопрос нет, и навряд ли он когда-нибудь появится.
   Обобщим изложенное в данной главе.
   Для нас каменный век в Индии – это монотонный и унылый перечень где-либо найденных каменных орудий, при том что нам практически ничего не известно о человеке того времени. Не найдено ни остатков челюстей, по которой мы могли бы дорисовать в воображении его облик, ни черепов, позволяющих предположить наличие внутри мозга, при помощи которого совершенствовались галечные орудия. Незадолго до 1881 г. В. Теобальдом были обнаружены остатки черепа в одном из районов Центральной Индии, что могло бы в некоторой степени заполнить этот пробел, будь их возраст точно установлен. Однако эта находка после ее помещения в музей Азиатского общества в Бенгале была утеряна, и нам остается только с нетерпением ждать новых изысканий индийских антропологов.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

   Воздействие на атомы азота космических лучей влечет за собой непрерывное образование в земной атмосфере радиоактивного изотопа углерода 14 – C14. Пропорциональное соотношение этого изотопа с остальной массой содержащегося в атмосфере углерода, по-видимому, остается неизменным независимо от времени и места. Атмосферный углерод усваивается живыми организмами, в том числе растениями и животными, но это усвоение прекращается со смертью. Поскольку известно, что период полураспада углерода 14C, который равен 5730 годам, установив процентное содержание изотопа в общем количестве углерода в том или ином образце, можно с относительно небольшой степенью погрешности определить возраст данного образца.

35

36

37

38

39

40

41

42

43

44

   Геологические эпохи, являющиеся двумя отделами, на которые делится неогеновая система – толща слоев горных пород, отложившихся в предпоследнем периоде геологической истории Земли, предшествующая антропогеновой системе. Начало миоцена, определенное посредством радиологических методов, – 25 миллионов лет назад, а продолжительность – 18 миллионов лет. Начало плиоцена – 7 миллионов лет назад, его продолжительность – 5 миллионов лет.

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

58

59

60

   Согласно концепции Мовиуса, сформулированной в 1943 г., две основные раннепалеолитические культуры – аббевильско-ашельская культура ручных рубил и соанская культура чопперов и чоппингов – были распространены следующим образом: культура рубил – в Европе, Африке, Юго-Западной Азии, частично Индии (мадрасская культура); культура чопперов-чоппингов – в Пакистане, Индии, Китае и всех странах Юго-Восточной Азии; позднее не раз доказывалось, что различные культуры взаимодействовали друг с другом во многих районах мира, в том числе и в Европе.

61

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →