Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Ни один лист бумаги невозможно сложить пополам больше семи раз.

Еще   [X]

 0 

Национализация рубля – путь к свободе России (Стариков Николай)

Ничем не ограниченный выпуск ничем не обеспеченных денег был вековой мечтой банкиров и ростовщиков. Это кратчайший путь к мировому господству. Сегодня все это стало реальностью. Вся денежная масса в мире привязана к доллару, который не кончится никогда. Россия в результате поражения в холодной войне лишена значительной части своего суверенитета. Российский рубль больше не принадлежит ее народу. Выход из тупика для нашей страны – изменение существующей модели выпуска денег.

Год издания: 2011

Цена: 198 руб.



С книгой «Национализация рубля – путь к свободе России» также читают:

Предпросмотр книги «Национализация рубля – путь к свободе России»

Национализация рубля – путь к свободе России

   Ничем не ограниченный выпуск ничем не обеспеченных денег был вековой мечтой банкиров и ростовщиков. Это кратчайший путь к мировому господству. Сегодня все это стало реальностью. Вся денежная масса в мире привязана к доллару, который не кончится никогда. Россия в результате поражения в холодной войне лишена значительной части своего суверенитета. Российский рубль больше не принадлежит ее народу. Выход из тупика для нашей страны – изменение существующей модели выпуска денег.
   Прочитав эту книгу, вы узнаете, что такое золотовалютные резервы России и почему они не принадлежат российскому государству; кто был у Сталина "Чубайсом" и как с ним поступал вождь народов; как смерть американских президентов связана с различными видами одинаковых американских долларов; как Бенито Муссолини сотрудничал с английской разведкой и что из этого вышло; почему СССР отказался вступить в МВФ и подписать Бреттон-Вудское соглашение; кто и почему получил рыцарский титул за смерть Сталина; какую конституцию предлагал своей стране академик Сахаров?
   История создания Банка Англии, причины убийства Иосифа Сталина, неизвестные снайперы на крышах Москвы в октябре 93-го, Центральный Банк России, независимый от России – все это части одного целого. Корни одного дерева.
   Пора народу России возвращать себе подлинный и полный суверенитет.
   Путь к свободе России лежит через Национализацию российского рубля.


Николай Стариков Национализация рубля – путь к свободе России

1
О потерянном государственном суверенитете

Наполеон Бонапарт
Вольтер
   А что определяет движение того или иного человека по жизни? Можно назвать множество факторов: родители и воспитание, отношение к делу и стремление к знаниям. Важно здоровье, даже место рождения играет роль. Не все же могут отправиться в столицу пешком, как Ломоносов. Нельзя сбрасывать со счетов друзей, вредные привычки и простое везение. Играет роль в жизни удачный или неудачный брак. Одним словом, целая мозаика случайностей направляет жизнь человека в ту или иную сторону. И, повинуясь волнам судьбы, человек живет, растет, работает. Добивается поставленных целей. А бывает, и опускается на самое дно.
   Но есть один обязательный атрибут того, что называется человеческим счастьем. Ведь именно счастье, а не успех, разными культурами трактуемый по-разному, должен быть мерилом человеческого существования.
   Для человеческого счастья нужна самостоятельность. Самому принимать решения, самому отвечать за их последствия. Точно так же и для «счастливой» жизни государства необходима самостоятельность. Ее принято называть государственным суверенитетом.
   Государственный суверенитет – это верховенство государства в пределах собственных границ и его самостоятельность в международных делах. Государственный суверенитет не допускает постороннего вмешательства.[1] Суверенное государство само принимает решения и само пожинает их плоды. Страна сама определяет свой путь развития, ее глава делает то, что принесет ей пользу и процветание. У державы есть суверенитет только в том случае, когда этот критерий является основополагающим в определении государственной политики – точно так же, как взрослый независимый человек сам принимает решения, касающиеся своей семьи. Возможно, польза от этого решения будет не моментальна и не всегда очевидна, но критерий «сделать лучше» всегда направляет действия нормального человека в отношении своей семьи. Родители отправят ребенка учиться в музыкальную школу, усадят учить иностранный язык, отдадут в спортивную школу. Пока другие дети будут гулять во дворе и смотреть телевизор, «несчастные» занимаются и занимаются, видя простые детские удовольствия реже своих сверстников. А через десять лет именно из таких детей вырастают знаменитые хоккеисты, великие пианисты и дипломаты, в совершенстве знающие пять языков.
   А разве сегодня государства поступают не аналогично? Разве государственные мужи разных стран не стремятся изо всех сил принести пользу своей стране? Разве при взгляде на политическую карту мира мы не видим массу независимых стран, что самостоятельно движутся в сложном море политики и экономики?
   Увы, реальность совершенно другая. Диаметрально противоположная. Почти все страны мира сегодня вынуждены вести вовсе не ту политику, что соответствует их национальным интересам. За примерами далеко ходить не надо, вы легко их найдете на страницах сегодняшних газет. Зачем Польше, Чехии или Болгарии размещение элементов американской противоракетной обороны на своей территории? Защищаться от ракет? Тут хочется отметить два момента. Первый: эти страны являются членами блока НАТО, и этот блок, в котором верховодят США и Великобритания, согласно своему уставу обязан защищать их от любого военного нападения. Второй: не очень понятно, от чьих ракет они собираются защищаться. Говорят, что от иранских. Но ПРО почему-то ставится недалеко от границ России, а вовсе не Ирана, хотя логика подсказывает, что для защиты от опасности нужно размещать средства противодействия рядом с этой опасностью, а вовсе не в другой части планеты. К тому же у сегодняшнего Ирана просто нет ракет, которые способны долететь до Польши или Чехии, и когда они появятся – совершенно непонятно. Может быть, ПРО в Европе ставят на всякий случай? Вдруг изобретут, соберут и запустят иранцы новейшую ракету? Допустим – изобретут. Даже сделают пару десятков. Но вопросы возникают и в таком случае – отчего Иран должен эти ракеты немедленно в кого-нибудь запустить? Почему его целью должна стать Польша? Почему Чехия? Что плохого сделали иранцам другие европейцы – вроде румын или болгар?
   Ответов нет, а то, что говорится по этому поводу политиками США, очень похоже на дымовую завесу. Ведь если следовать логике их рассуждений, то российские противоракетные комплексы надо размещать на Кубе или в Венесуэле. При этом США должны этому факту радоваться. Почему? Очень просто – у Ирана межконтинентальных баллистических ракет нет, нет и разработок таких ракет. И вот на этом «фоне» американцы развертывают средства противодействия таким ракетам у границ России. А есть ли у современных ученых убедительные доказательства отсутствия или присутствия жизни на других планетах? Нет, таких доказательств не существует. Могут ли лучшие умы человечества, положа руку на сердце, гарантировать невозможность инопланетной атаки Земли? Нет, не могут. А раз так, то ведь обязательно нужно от нее защищаться. Вот и давайте поставим российские ракеты на Кубе и в Венесуэле. Но эти действия вовсе не «против» США, а «за» них. Вдруг инопланетяне решат атаковать нашу планету? Мы же знаем из голливудских фильмов, что высаживаются они исключительно на территории «Империи добра». А тут наши ракеты помогут в трудный час американцам! Почему нет? Могут же инопланетяне тоже посмотреть голливудские фильмы, выбирая место высадки?
   На сегодняшний день вероятность атаки Запада иранскими ракетами равна вероятности высадки инопланетян в Калифорнии. Но что-то мне подсказывает, что не будут Соединенные Штаты рады размещению наших ракет у своих границ. Стоит вспомнить историю – размещение советских ракет на Кубе во время так называемого Карибского кризиса поставило человечество на грань войны между СССР и США в 1962 году. И готовы были начать войну именно американцы, требуя вывода ракет. Но сегодня они нам предлагают не беспокоиться в аналогичной ситуации, когда их ракеты встают у наших границ.
   Польза для восточноевропейских стран от таких действий очень сомнительна. Безопасности этот шаг им не добавляет, а вот новые неприятности приносит. Дело в том, что на места дислокации американских ракет сразу же нацеливаются российские ракеты с ядерными боеголовками.
   Ведь и проследить, что за ракеты прячут американцы в шахты, невозможно. Действительно ли они будут строго зенитными? Не окажется ли на них тех же ядерных боеголовок? Ведь размещение ракет у наших границ делает подлетное время к российским городам и стратегическим объектам катастрофически малым. Именно этот резон во время Карибского кризиса и придавал американцам напора – с Кубы ракете лететь всего несколько минут. Так и сегодня Россия не может не реагировать. В итоге жители Польши или Чехии, ничего не получив от размещения американского ПРО в плане повышения своей безопасности, попадают в перекрестие российского ядерного прицела. Так в чем польза для этих стран, вы можете объяснить? В том, чтобы их руководителей похлопали по плечу на очередном саммите, а правозащитники назвали их демократами? Сомнительная плата за постоянную жизнь страны под прицелом ядерных ракет. Вот вы бы согласились разместить в своей квартире бочку с бензином, получая за это скидку на квартплату и табличку «Квартира высокой культуры быта» на дверь? Значит, дело вовсе не в этом.
   Вопросы возникают один за другим. Так ли самостоятельны руководители стран, которые ставят свои народы под удар, ничего важного, по сути, за это не получая? Так ли они – прикрывающие свои неблаговидные дела разговорами о несуществующих в реальности угрозах – самостоятельны? Ответ вполне очевиден: нет, они не самостоятельны. А это значит, что так странно поступающая страна вовсе не суверенна. В современном мире очень малое количество государств может гордо заявлять о наличии у него Полного Государственного Суверенитета. Впрочем, так было всегда – всегда были ведущие и ведомые. Метрополия и сателлиты, синьоры и вассалы, рабовладельцы и рабы. Ничего не меняется, кроме стиля и узора того занавеса, который прикрывает эту неблаговидную правду от большей части населения нашей планеты. Государства, обладающие всей полнотой суверенитета, по пальцам можно пересчитать. Обычная ситуация такова – есть флаг, есть президент. И все – на этом суверенитет какой-нибудь «гордой и независимой» страны и заканчивается. Поступки, слова и действия этой державы навязываются ей ее «партнерами».
   В 1985 году суверенными странами были СССР, США, Великобритания и Китай. Все остальные в той или иной степени были вынуждены оглядываться на «старших товарищей», борьба между которыми и составляла суть тогдашней мировой политики. Прошло совсем немного времени, и реальность выглядит для нас куда менее радостной. Сегодня Полным Государственным Суверенитетом обладают Великобритания и США, составляющие костяк управленцев сегодняшнего мира, Китай, занявший место СССР, и растущий экономически быстрее всех прочих стран. Кто еще? Пожалуй, на этом все. Сегодняшней России нет в списке стран, обладающих Полным Государственным Суверенитетом. Наша страна на сегодняшний день обладает лишь ограниченным суверенитетом, а за обретение полного идет невидимая борьба. Подчас она выплескивается на экраны телевизоров и страницы газет в виде известий об очередном теракте или «судьбоносной» международной встрече.
   Сегодняшние внутренние проблемы России (впрочем, как и вчерашние) являются прямым следствием потери нашей страной Полного Государственного Суверенитета. Прежде чем выяснить, когда же мы его потеряли, нужно разобраться с терминами. Итак, что же такое Полный Государственный Суверенитет?
   Он состоит из пяти суверенитетов:
   1. Признание международным сообществом территории страны; наличие флага, герба и гимна.
   2. Дипломатический суверенитет – возможность проводить независимую международную политику. Дружить с кем считаешь необходимым, враждовать с кем считаешь нужным. Дружишь с Ираном, и наплевать, что у власти в этой стране стоят аятоллы, которые не нравятся Соединенным Штатам Америки. Дать по морде зарвавшемуся агрессору, и не важно, что это демократически избранный президент Грузии.
   При наличии дипломатического суверенитета включаются объективные процессы, которые диктуют необходимость получения двух следующих суверенитетов. Ведь дипломаты в своей деятельности всегда считаются только с реальными фактами, а именно – с военной силой и сильной экономикой.
   Поэтому третьим и четвертым будут:
   3. Военный суверенитет – возможность отразить агрессора и обеспечить безопасность себе и своим союзникам.
   4. Экономический суверенитет – развитие экономики и производства, достаточное для обеспечения своими силами дальнейшего развития страны.
   Все? Нет, не все. Есть еще и пятый суверенитет, и, как показывает наша история, он является самым важным. С его отсутствия и начинается путь в пропасть.
   5. Культурный суверенитет.
   Подведем итог. Только при наличии всех пяти суверенитетов можно говорить о наличии Полного Государственного Суверенитета. Когда под этим углом смотришь на все современные страны мира (либо вспоминаешь историю), легко заметить, что практически у каждой из них отсутствует один или несколько вышеперечисленных пунктов. К примеру, сегодняшняя Германия не обладает военным суверенитетом. Германская армия сегодня составляет примерно 250 тыс. человек.[2] Напомню, что армия Веймарской республики в 1933 году, когда к власти пришел Гитлер, была размером в 100 тыс. человек. И при этом Германия считалась совершенно разоруженной, просто не имеющей армии. Когда же страна пива и сосисок была полной сил и активно развивалась, то ее вооруженные силы составляли совсем другие цифры. Накануне начала Первой мировой войны в 1914 году Германия имела армию мирного времени 801 тыс. человек. Говорит ли это об агрессивности немцев? Нет. В том же году Франция имела армию мирного времени 766 тыс. человек.[3] Сегодня население Германии – 83 млн человек, то есть выросло на 20%, а ее армия уменьшилась по сравнению с 1914 годом почти в четыре раза.[4] Что это значит? Что военного суверенитета у сегодняшней Германии нет.
   Ну, а если кто скажет, что большая армия в нынешнем мире анахронизм, то его стоит направить к статье министра обороны США Дональда Рамсфелда, просто для ознакомления с размером армии США: «В настоящее время вооруженные силы США составляют примерно 2,6 млн мужчин и женщин, из которых 1,4 млн находятся на действительной службе, 876 000 гвардейцев и резервистов находятся в частях, и 287 000 – это отдельный подготовленный резерв».[5] Отчего же США не спешат сокращать свою огромную армию, имея колоссальный ежегодный бюджетный дефицит?[6]
   Потому, что сильная армия – это необходимое условие наличия у страны Полного Государственного Суверенитета. И что не менее важно – наличие возможности лишать этого суверенитета другие страны. По своему произвольному выбору. Как США сделали с Ираком, как они сделали с Югославией.
   В политике ничего не меняется, как не меняется желание мальчишек во дворе быть сильными и мускулистыми, чтобы никто не сумел их обидеть. Германия имеет маленькую армию, потому что часть своего суверенитета она «делегировала» блоку НАТО и «персонально» Соединенным Штатам. Нет у немцев военного суверенитета, поэтому нет и суверенитета дипломатического. Хотя налицо суверенитет экономический. Германская экономика крупнейшая в Европе, а ВВП страны самый крупный в еврозоне. Так почему Берлин отправляет своих солдат в Афганистан? Потому, что не может этого не делать. Что там забыли немецкие солдаты? Талибы угрожают безопасности Германии? Нет, причина другая. США и Великобритания под очередным надуманным предлогом вторглись в страну, имеющую очень важное стратегическое положение. Афганистан граничит с Пакистаном, со Средней Азией (читай – с Россией), с Ираном, с Китаем, а через небольшой кусочек пакистанской территории – и с Индией. Находясь там, американцы имеют возможность создавать сложности сразу нескольким своим геополитическим противникам. Именно поэтому сразу после прихода в Афганистан американцев и британцев производство наркотиков, искорененное было талибами, вновь началось и к тому же в совершенно новых, поистине промышленных масштабах.[7]
   Это не случайность. Наркотики – это возможность убивать молодежь России, Ирана, Китая. Наркотики – это отличный повод для установления влияния в данных странах. Это коррупция, от которой один шаг к предательству своей страны. Это налаживание связей с подонками общества, с его отбросами, готовыми за деньги не только продавать и завозить смертельное зелье, но и организовать теракт или убийство.
   Интересы США нам понятны. А немецкие солдаты, что они делают в Афганистане? А итальянские? А эстонские и латвийские?
   «В Афганистане погибли четверо немецких солдат».[8]
   «В Афганистане погибли два итальянских солдата, еще четверо ранены».[9]
   «Церемония прощания с погибшими в Афганистане эстонскими солдатами в субботу прошла в церкви Каарли в Таллине».[10]
   «Руководители Латвийского государства выразили соболезнования близким погибших в Афганистане солдат».[11]
   Про эстонских и латвийских солдат спрашивать не буду – тут все предельно ясно. У наших прибалтийских друзей настоящего суверенитета никогда не было и не будет. А что же Италия и Германия? Со стороны эти страны кажутся вполне самодостаточными и суверенными. Но не отправлять своих парней на бессмысленную войну, увы, они тоже не могут. Изучая историю и политику, запомните одну простую истину: наличие флага и герба ровно ничего не значит. Если какая-либо страна поступает вопреки своим интересам – удивляться не нужно. У нее просто нет Полного Государственного Суверенитета.
   А теперь проведем маленький экскурс в нашу историю, чтобы понять, когда же и как мы подрастеряли наш Государственный Суверенитет. В истории России было лишь четыре реальные попытки нас его лишить. Три из них закончились провалом. Был лишь один случай, когда суверенитет мы все же утратили: монголо-татарское иго привело к потере дипломатического и военного суверенитета. А международное признание осуществлялось путем получения ярлыка на княжение, который выдавался ордынским ханом. Признал тебя хан – ты князь, не признал, решил другого князем сделать – все, конец власти. Ограничен был и экономический суверенитет. Платили в Орду дань, хотя часть страны лежала в руинах. На культурный суверенитет ордынцы не покушались – в душу не лезли, голову перепрограммировать не собирались. Можно было оставаться русскими. Что было делать в такой ситуации? Потихоньку восстанавливать экономический и военный суверенитет. Платить дань, развивать страну, войско усиливать. Попутно давая в зубы всем прочим, кто тоже желал «откусить» себе часть нашей земли и независимости. Так продолжалось вплоть до 1480 года, когда во время стояния на реке Угре Россия вернула себе Полный Государственный Суверенитет.
   Вторая попытка лишить нас суверенитета случилась во время Смутного времени. Тогда Польша и Швеция, воспользовавшись неустройством русского государства и появлением самозванцев, попытались не просто пограбить и пожечь, а посадить на русский трон иноземного монарха. Только ценой огромных усилий удалось устоять, поставив у руля государства компромиссную фигуру Михаила Романова, которая в тот момент устроила все противоборствующие группировки.[12]
   Третью попытку решил осуществить Наполеон.[13] Этот любитель «кроить» карту Европы постоянно «нарезал» из нее новые угодья для своих родственников и послушных германских монархов. В случае победы Наполеона сложно предсказать, каким было бы будущее России и какие территории Бонапарт пожаловал бы шведам, полякам и туркам.[14]
   Четвертый поход для «изъятия» российского суверенитета провел Адольф Гитлер. Тут речь шла о полном уничтожении истории, страны и народа. О полной зачистке территории с последующим ее заселением.
   Итак, как же у нас обстояло дело со всеми составляющими Полного Государственного Суверенитета в разные годы жизни страны?
   Что у нас есть в 1952 году? В этом году налицо все пять суверенитетов:
   • признание, флаг, герб и гимн есть;
   • дипломатический суверенитет – возможность проводить независимую международную политику мы отстояли в Великой Отечественной войне;
   • военный суверенитет есть – СССР не отстает от противников, огромные усилия прикладываются для создания атомного оружия;
   • экономический суверенитет есть – отменяются карточки, страна восстанавливается;
   • культурный суверенитет есть; песни, ценности и кумиры все родом из России.
   В 1980 году в наличии уже только четыре суверенитета:
   • признание, флаг, герб и гимн есть;
   • дипломатический суверенитет – возможность проводить независимую международную политику есть;
   • военный суверенитет есть – СССР по-прежнему не отстает от противников, включаясь в гонку вооружений по принципу «зуб за зуб» и не придерживаясь принципа разумной достаточности;[15]
   • экономический суверенитет есть – перебои с продуктами случаются, но никто не голодает.
   А вот культурного суверенитета уже нет: все гоняются за импортными шмотками, жвачкой. Запад – властитель дум. Он считается передовым, а своя страна – отсталым «совком».
   Именно с потери культурного суверенитета и начинается трагедия России – СССР. Сначала мы потеряли культурный суверенитет при Хрущеве – Брежневе, потом военный суверенитет при Горбачеве. Односторонние сокращения новейших ракет, вывод войск отовсюду, прекращение действия Варшавского договора.[16] Как следствие этого сразу, буквально моментально, испарился и экономический суверенитет. Карточки, талоны, жизнь на западные кредиты. В неизвестном направлении растворился и золотой запас СССР. Золото партии демократы искать пытались, а вот «золото СССР» даже не думали. Потому что уйти это золото могло только на Запад. Больше просто некуда.
   И наконец, последним мы потеряли дипломатический суверенитет, когда судьба треугольника Ельцин – Горбачев – ГКЧП решалась не внутри страны, а за ее пределами. Но и на этом процесс разрушения не остановился. Последовавший за этим позорный роспуск СССР в нарушение всех мыслимых законов, сговор в Беловежской пуще – вот рубеж потери дипломатического суверенитета. Это дно. Когда Борис Ельцин сразу после совещания, где три политика, нарушив итоги референдума о сохранении Союза, решили его распустить, звонит и докладывает о случившемся в Вашингтон.[17] Прямо как в игре «Как стать миллионером» – первый звонок другу!
   А когда ты потерял все – зачем тебе жить? И СССР исчезает буквально через несколько дней после того, как окончательно теряет остатки своей суверенности…
   К 1992 году у нас не осталось ничего, в наличии только международное признание:
   • красивый флаг, герб и признание новых – сильно урезанных – границ нашей страны со стороны Запада;
   • дипломатического суверенитета нет – Россия сдает всех своих друзей за просто так – за спасибо и слова о ее неуклонном движении к демократии;
   • нет военного суверенитета, мы разоружаемся в одностороннем порядке;
   • экономического суверенитета нет и в помине – страна не может обеспечить себя ничем, за сущие копейки продается вся промышленность;
   • культурного суверенитета нет: мы активно перенимаем чужие ценности.
   Но ведь Карфаген должен быть разрушен, не так ли? Полностью разрушен. Вот и процесс демонтажа нашего суверенитета должен был быть доведен до логического конца, коим является распад страны. К концу девяностых это стало страшной реальностью: Уральская республика во главе с Эдуардом Росселем, с совершенно готовым отдельным государственным устройством; многочисленные президенты автономных республик и областей. К 1999 году у России от суверенной страны оставались только флаг, герб и признанная миром территория. Именно этот пятый суверенитет и должен был быть отобран у нас. Это распад России на мелкие государства, война и хаос. Сигнал для этого сценария – вторжение Басаева в Дагестан. Страна была полностью готова к сдаче. Но ее не сдали…
   Рубеж 1999–2000 года – это начало поэтапного восстановления Полного Государственного Суверенитета. Процесс пошел в обратную сторону. То, что потеряли последним, возвращали в первую очередь. Все началось с восстановления дипломатического суверенитета, то есть со второй чеченской кампании. Право распоряжаться на своей территории самим, невзирая на мнение мирового сообщества. Это дружба с теми государствами, с которыми России выгодно дружить. Это отпор агрессору в Южной Осетии. Будем откровенны – это не грузинскому президенту дали по зубам российские войска, а стоявшим за ним Соединенным Штатам. Я своими глазами видел в репортажах с улиц Цхинвала… труп негра в натовской форме. Его показали пару раз – потом эти кадры исчезли из эфира. Военный советник, погибший в бою. Танкист. Неслучайно в советских танках, имевшихся на вооружении грузинской армии и захваченных в Цхинвале, надписи внутри машин были сделаны на английском языке...
   К 2011 году у нас есть:
   • признание, флаг, герб и гимн;
   • частичный дипломатический суверенитет – мы вынуждены торговаться и оглядываться на США;
   • военный суверенитет восстанавливается – медленно, но восстанавливается;
   • экономического суверенитета по-прежнему нет.
   Культурного суверенитета нет, но он восстанавливается. Словно после тяжелой болезни возвращается память и приходит понимание, как жестоко нас всех обманули «прорабы перестройки». Молодежь опять начинает гордиться своей страной. Патриотизма заметно больше, чем десять–пятнадцать лет назад, когда наши туристы стыдились признаться, что они из России. Мало? Да, мало. До обидного мало. Но это движение в правильном направлении, хотя оно и крайне медленно.
   Нашей целью должен являться Полный Государственный Суверенитет России.
   Как избавиться от Дефицита Государственного Суверенитета? Как же восстановить Полный Государственный Суверенитет? Выход всегда находится там же, где и вход. Мы видим, что восстановление Полного Суверенитета составляет все пять пунктов. У нас сегодня в наличии первый и (почти) второй, третий и пятый. Теперь дело за четвертым суверенитетом – экономическим. Чтобы чего-то добиться, нам нужно понять, что это такое. Нынешний мир имеет финансовую организацию. Сегодняшние цепи состоят не из железа и оков, а из цифр, валют и долгов. Поэтому путь к свободе для России, как это ни странно, лежит в финансовой сфере. Сегодня нас держат за самое болезненное место – за рубль. Как раньше зримым показателем неполного суверенитета были вражеские солдаты в наших городах, так теперь показателем поражения в них является вражеская, ничем не обеспеченная валюта. Когда нашему суверенитету угрожали вражеские солдаты, мы противопоставляли им свою русскую армию. Сегодня мы чужой, ничем не обеспеченной валюте должны противопоставить собственную русскую валюту.
   Тут резонно спросить: а разве она и так не наша? Разве рубль не является нашим? Как бы помягче сказать… рубль сегодня… не вполне наш. И такое положение является главным тормозом развития нашей страны.
   Давайте разбираться.

2
О ФРС и Центральном банке не России

Дэвид Кортен
Генрих Гейне
   Что каждый из нас знает об окружающем мире? Только то, что он видит, слышит и читает. Знания приходят вместе с информацией. А вместе со знаниями приходит и понимание. Каждый из нас неплохо разбирается в общежитейских проблемах. Все знают, что если на небе собрались тучи, то скоро прольется дождь. А значит, нужно взять с собой зонтик или вообще остаться дома. Любой взрослый понимает, что если продукты не убрать в холодильник, а в квартире жарко, то они испортятся. Что нельзя совать пальцы в розетку или, подобно героям голливудского боевика, прыгать с большой высоты на движущиеся машины. Но есть сферы человеческой деятельности, где существующий порядок вещей не понимает практически никто. Речь идет не о ядерной физике или устройстве Вселенной. Мы говорим о сфере, которой пользуется почти каждый – знает о ее существовании, но тем не менее не сумеет ответить на простейшие вопросы о том, как она устроена.
   Может быть, это понимание обычному человеку и не нужно? Зачем оно ему? Ведь пользуемся мы телевизором, микроволновой печью и цифровыми фотоаппаратами. А спроси, как с помощью цифр можно передать картинку, или что за волны бушуют в ящике и заставляют продукты нагреваться, мало кто сможет ответить полноценно и исчерпывающе. Польза от предметов при незнании принципов их устройства ведь не становится ощутимее, не так ли?
   Да. Бутерброд разогреть, не зная принципов работы микроволновой печи, можно.
   А вот построить процветающую страну, не понимая принципов современного мироустройства, невозможно. Точно так же замками на песке будут и попытки строить личное благосостояние в мире, где все подчинено четким, логичным, но тщательно скрываемым законам, если вы не знаете базовых принципов сегодняшнего бытия. Правила сформулированы, игра давно идет. Но эти правила никто не озвучивает. И даже наоборот – нас пытаются убедить, что идут соревнования по балету, а вовсе не по боям без правил. Представьте себе следующую картину: теннисист выходит на соревнование. В руках ракетка, на голове бейсболка, в карманах мячи. И только оказавшись на корте, он понимает, что вышел не на газон, а на ледяную поверхность катка. Да и его противник выглядит как-то странно: на ногах коньки, в руках клюшка, на голове шлем. Сколько времени сможет теннисист противостоять хоккеисту, если игра и на самом деле идет в хоккей?
   Это каким надо быть… чтобы сокращать свою армию и свои вооружения в обмен на красивые обещания?![19] И все это под красивым соусом «мира во всем мире», «разоружения» и «устранения ядерной угрозы». Сдали все и вся. Сдали союзников, армию, базы, потом свою страну, своих граждан, оказавшихся в одночасье за границей. И что в итоге? Стал ли мир безопаснее? Разоружился ли наш главный «оппонент» США и блок НАТО? Сколько крови пролилось в войнах с той поры?
   Вот к чему приводит безграмотность и наивность политических лидеров. Их благие намерения по построению всеобщего мира оборачиваются войнами и катаклизмами. Потому что соперничество и политическую борьбу никто не отменял. И по этой причине существует сфера, в которой должен разбираться каждый. Даже если сложно, даже если лениво. Даже если не хочется думать, даже если страшно поверить. Потому что всеобщее незнание этого в итоге коснется каждого. А если не его самого, то его детей. В любой форме. В лучшем случае рядовой человек вновь купит доллары на волне их подорожания, а продавать евро начнет на волне их дешевизны. Для своей будущей «пенсии» приобретет акции, которые к моменту его старости не будут стоить ничего. В худшем варианте – танковый 1выстрел в щепки разнесет дом, взорвавшаяся в метро бомба отнимет жизнь или здоровье…
   Политика и финансы. Это и есть те сферы человеческой деятельности, незнание принципов работы которых способно нанести реальный вред человеческой жизни. Сегодня финансы подчинили себе политику, подменили ее собой и сами стали политикой. Непонимание этой сферы может уничтожить целые народы и страны. Наш сегодняшний мир стоит на финансах, живет ради финансов и финансами управляется. Поэтому придется, уважаемый читатель, разбираться и в «устройстве» современных валют. Без этого никуда нам сегодня не продвинуться.
   Финансовый мир – это не группа очкариков у компьютеров, это не вежливые клерки в банке и даже не трейдеры на бирже. Финансовый мир – это авианосцы, атомные подводные лодки, танки, самолеты и вертолеты. Это диверсанты и наемные убийцы, снайперы и шпионы, политики и общественные деятели. И все это нужно лишь для того, чтобы сохранить существующий финансовый уклад планеты. Сохранить свое господство, упрочить свое доминирование. Самое любопытное во всем этом то, что, несмотря на явные «физические» признаки такого мироустройства, подавляющее большинство человечества даже примерно не представляет, как все устроено и работает. А тем, кто доминирует, тем, кто придумал и создал этот театр абсурда, именно это и нужно.
   Для того чтобы понять, что происходит вокруг нас сегодня, необходимо понимать три вещи. Причем понимать их в совокупности.
   1. Краеугольным камнем современной финансовой системы является доминирующая роль доллара. Это значит, что все цены в мировой экономике определяются только в долларах. Только за доллары продается нефть, газ, золото, алюминий и т. д. Все полезные ископаемые, все металлы и их производные. Это значит, что именно в долларах определяются цены на все продовольствие на мировом рынке. Это значит, что все оружие на мировом рынке продается за доллары. Короче говоря – все, почти все, что продается на мировом рынке, продается там только за доллары. Именно так устроена мировая экономика. Хотите купить газ или никель – готовьте доллары. За евро или норвежские кроны их купить невозможно. Нужно поменять свою валюту на доллары. А значит – создать дополнительный спрос на них.
   Но и это еще не все.
   2. Сегодня доллар является не только основным средством платежа в международной торговле, но и основным средством накопления. Имеется в виду не накопления граждан разных стран, а накопления самих этих стран. Так называемые золотовалютные резервы. Какую бы страну вы ни взяли – золота в ее резервах будет меньше, чем валюты.[20] Поэтому правильно было бы называть такие резервы валютнозолотыми.[21] Но привыкайте – в финансовом зазеркалье все термины призваны вовсе не прояснять ситуацию, а наоборот – как можно сильнее ее затуманивать.
   3. Выпускает, то есть эмитирует главную валюту мира не государство Соединенные Штаты Америки, а частная структура под названием Федеральная резервная система США.[22] Частная инициатива тут ни при чем. Доллар США просто не принадлежит США. О том, что доллар выпускает частная структура, свидетельствует даже надпись на зеленой купюре. Но кто в это вчитывается? Между тем, все открыто написано. Никто ничего не прячет. На американских деньгах сегодня написано: Federal Reserve Note. Банкнота Федерального резерва.
   Перед вами не доллар США, а доллар Федеральной резервной системы.[23] Но такая странная ситуация была в США не всегда. Скоро исполнится сто лет, как американское государство решило отдать эмиссию доллара в частные руки. ФРС была создана в декабре 1913 года, когда президент США Вильсон подписал акт о Федеральном резерве.[24] Когда деньги эмитировало правительство, а не частная «контора», на долларах было написано совсем другое: United States Note. Банкнота Соединенных Штатов. Разницу чувствуете? Раньше были деньги (банкноты) государства, а теперь стали деньги (банкноты) организации. Но, увы, государственных денег в США более не эмитируют…
   Даже на официальном сайте Федерального резерва вы открыто найдете информацию о его частном характере: ФРС является смесью общественных и частных элементов.[25] Надпись лукавая – прямо как про смесь орешков и изюма. Разве такая надпись может присутствовать на сайте государственной структуры? Например, на сайте ВМФ США? Или ВВС США? Даже Национальная гвардия не может сказать, что она «является смесью общественных и частных элементов». Потому что армия и флот, как и полиция в США и во всем мире, государственные. А организация, эмитирующая американские деньги, – нет. В странном мире мы живем, однако. Хотя что тут странного – тот, кто контролирует кошелек, контролирует все.
   Очень часто можно столкнуться с утверждениями, что ФРС подчиняется правительству США, а значит – является государственной.[26] Опровергнуть этот тезис очень просто. Достаточно посмотреть, кто создал «лавочку». ФРС создали двенадцать Федеральных резервных банков, разбросанных по США. Казалось бы, ФРС – государственная структура, раз ее образуют федеральные банки. Но это только видимость, мимикрия. В США нет ни одного государственного банка! Все эти банки, в чьем названии присутствует слово «федеральный», учреждены самыми обычными коммерческими банками, которые были сгруппированы по территориальному признаку. А кто учредитель коммерческих банков в Штатах? Через цепочку фирм, акций, трестов и фондов ВСЕГДА ЧАСТНЫЕ ЛИЦА. Следовательно – владельцами двенадцати Федеральных резервных банков, составляющих ФРС, являются неизвестные нам физические лица, а вовсе не американское государство. При этом каждый из двенадцати Федеральных резервных банков обладает правом эмиссии долларовых банкнот.[27] Если интересно, вы прямо на имеющейся у вас купюре можете прочесть, откуда она родом.[28]
   Внешне, для постороннего наблюдателя, соблюдаются приличия. Создается иллюзия, что государство контролирует Федрезерв, хотя он и является независимым. Именно про «независимость» Федерального резерва вы и прочитаете во всех справочниках. Причем это будет подаваться как его великое достоинство. ФРС – это «независимый финансовый орган, созданный для выполнения функций центрального банка и осуществления централизованного контроля над коммерческой банковской системой США».[29]
   Так от кого независима Федеральная резервная система? От правительства. Это значит, что президент США не влияет на политику Федрезерва. А иначе – какая, к черту, независимость? Если глава корпорации может назначить или снять главу одного из предприятий своего концерна, то вряд ли стоит говорить о «независимости» этого предприятия. А если глава концерна не имеет права его уволить или заставить проводить нужную концерну политику – то какой же он тогда глава концерна? Это уже не власть, а профанация. Так и разговор, с одной стороны, про независимость ФРС, а с другой – про контроль государства над ней – это от лукавого. Нельзя быть немного беременной. Или – или.
   Суть проста: в капиталистическом мире все решают акционеры, то есть владельцы предприятия. Хотят – назначают директора, хотят – его снимают. Никакой президент США не может заставить акционеров «Кока-Колы» или «Пепси-Колы» снять или назначить руководителя этих компаний. Потому что ни он лично, ни американское государство не владеют контрольным пакетом акций данной структуры. Аналогична ситуация и с ФРС. Сколько процентов акций Федеральной резервной системы принадлежит американскому государству? Ноль. Как президент может назначить или снять руководителя ФРС? Никак.
   Хотя с виду все благопристойно. Федеральные резервные банки создают управляющий орган ФРС – Совет управляющих (Board of Governors), делегируя в него по одному члену.[30] Каждый член Совета управляющих ФРС назначается сроком на четырнадцать лет.[31] И потом эти управляющие выбирают председателя ФРС. Он выбирается на четыре года, а президент США утверждает его на этом посту.
   Что же перед нами? Перед нами имитация подчиненности. В книге, написанной главой ФРС Аланом Гринспеном, именно это вы и прочитаете: «Федеральная резервная система, формально не зависящая от Белого дома».[32] А что значит неформальная зависимость? В мире, где вся управленческая структура имеет жесткую вертикальную форму, просто не существует таковой зависимости. Нигде, ни в одной структуре. Всегда есть начальники и есть подчиненные, которые выстроены согласно штатному расписанию, закону или воровским понятиям.
   Перед нами имитация. Имитация формального подчинения. В случае с «Кока-Колой» ее акционеры могут записать в уставе компании, что каждого руководителя концерна должен утвердить президент США. Сам глава Белого дома акций не имеет, голосовать не может. Но почетное право расписаться на утверждении главы концерна мы ему дадим. С ФРС – такая же ситуация. Потому что назначение главы ФРС – это важнейшее назначение в нынешней мировой экономике и иерархии. Куда важнее поста президента США…
   Еще вы прочитаете, что Федрезерв подотчетен американскому парламенту. Но и это имитация. Это как если бы глава «Кока-Колы» выступал в Конгрессе, а конгрессмены его жестко критиковали за повышенное содержание сахара в напитке и использование вредной пластиковой упаковки. Покритиковали, и что дальше? А ничего – «Кока-Кола» и дальше штампует свою продукцию с тем же содержанием сахара и в той же таре. Так вот и ФРС отчитывается о проделанной работе перед американскими парламентариями. И конгрессмены могут критиковать и топать ногами, ругать за организацию кризиса и плохое выполнение своих обязанностей, но никаких юридических последствий это не имеет.
   Получается очень любопытная картинка.
   Главные деньги для торговли и главные деньги для накопления в мировом масштабе выпускает организация, принадлежащая неизвестной группе частных банкиров. Но что нам США и весь мир – нас в первую очередь интересует собственная страна. Теперь самое время поговорить о рубле. Взглянуть на него. Почитать, что на нем написано. Обычный человек в обычной жизни никогда этого не делает. Нам ведь, что греха таить, интересен лишь номинал купюры, а вовсе не надписи на ней. Достаем, читаем. «Билет Банка России». Это значит, что наш рубль сделан в России? Географически – да. А юридически – нет. Как так? А вспомните Федеральную резервную систему, что выпускает зеленые доллары с портретами американских президентов. Независимый Центральный банк. Не зависимый от государства. Неужели в России сегодня построена такая же система?
   Чтобы разобраться, почитаем закон о Центральном банке России (Банке России). Начнем с самого простого вопроса – кто выпускает наши рубли? Тут разобраться несложно – эмитирует нашу национальную валюту монопольно Центральный банк России – он же Банк России. Статья 4 закона так прямо и говорит: «Монопольно осуществляет эмиссию наличных денег и организует их обращение».[33] Разумно? Да – эмиссионный центр должен быть один. Вот только кому он подчиняется? Чтобы выяснить это, читаем дальше. Пожалуй, самой интересной статьей закона о нашем ЦБ является статья 2. В нее вложено столько смысла, что читать ее нужно как минимум дважды. Сначала целиком, а потом по частям.
   «Статья 2. Уставный капитал и иное имущество Банка России являются федеральной собственностью. В соответствии с целями и в порядке, которые установлены настоящим Федеральным законом, Банк России осуществляет полномочия по владению,пользованию и распоряжению имуществом Банка России, включая золотовалютные резервы Банка России. Изъятие и обременение обязательствами указанного имущества без согласия Банка России не допускаются, если иное не предусмотрено федеральным законом. Государство не отвечает по обязательствам Банка России, а Банк России – по обязательствам государства, если они не приняли на себя такие обязательства или если иное не предусмотрено федеральными законами. Банк России осуществляет свои расходы за счет собственных доходов».
   Так что принадлежит государству? Имущество Банка России. То есть – недвижимость. Ну, мебель там, стулья. Обои на стенах. Ручки в подставках, мышки на ковриках. Тарелки в микроволновках. Все? Нет, не все. Еще – «уставной капитал» Центрального банка в размере 3 млрд рублей.[34] Много ли это? Сами ответьте на этот вопрос. Сначала посмотрите на размер золотовалютных запасов ЦБ.[35] Эти цифры публикуют каждый день. Сегодня запасы составляют порядка 465 млрд долларов. Вот и скажите, 3 млрд РУБЛЕЙ при 465 млрд ДОЛЛАРОВ – это много или мало? Это очень мало. Главное – это не уставный капитал, а активы ЦБ, его ЗВР, то есть золотовалютные резервы. Это, так сказать, «главный приз». Очень странно, что ЗВР проходят в законе как «иное имущество». Но дальше начинается самое интересное.
   Золотовалютные резервы Банка России самой России не принадлежат.
   А иначе как понять следующее: «Изъятие и обременение обязательствами указанного имущества без согласия Банка России не допускаются». Если собственник имущества – государство, то ему для действий с этим имуществом не нужно согласие того, кто ОТ ИМЕНИ ГОСУДАРСТВА этим имуществом пользуется. Если государству принадлежит участок земли, то для того, чтобы на нем что-то строить или продавать эту землю, согласия нынешнего пользователя не требуется. В случае с ЦБ получается странная картина – граждане России, избиратели, народ, выбрав в стране власть, посредством этой власти дали ЦБ России полномочия в финансовой сфере. Доверили ему золотовалютные запасы страны. И теперь без согласия Центрального банка не могут эти ценности использовать. Это как если бы, будучи владельцем, вы бы сдали свою квартиру кому-нибудь на время, а потом без его согласия не могли ею распоряжаться.
   «Государство не отвечает по обязательствам Банка России, а Банк России – по обязательствам государства».
   Если государство является владельцам имущества Центрального банка, его ЗВР, то как же может быть, чтобы оно не могло отвечать этим имуществом по своим обязательствам? Если деньги и золото государственные, то государство может оставить их в залог, то есть отвечать этими активами по своим обязательствам. А так выходит, что деньги у страны вроде бы есть, но тратить их нельзя. Нельзя оставить в залог. Ничего нельзя сделать – без согласия ЦБ России. Мы снова видим правовой нонсенс – пользователь может запретить собственнику распоряжаться своим имуществом. Или собственник ЗВР вовсе не государство?
   «Банк России осуществляет полномочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом Банка России, включая золотовалютные резервы Банка России».
   Обратите внимание: полномочия по владению. Это как понимать? Когда в государственном учреждении, в пожарной части или в налоговой инспекции пожарного или налогового инспектора направляют выполнять служебные обязанности, его снабжают соответствующими инструментами. Пожарному дают шланг, каску и машину, а налоговику – компьютер, калькулятор и бумагу. Но при этом полномочия этих государственных служащих исчерпываются, говоря языком закона о ЦБ, «пользованием и распоряжением имуществом». Никакого владения быть не может. Пожарный не является собственником пожарной машины и пожарного шланга, а налоговый инспектор не становится собственником компьютера и калькулятора. Равно как военный не становится собственником танка или самолета, на котором ему доверили защищать страну, а полицейский не станет собственником пистолета и бронежилета, без которых сложно ловить преступников.
   Владение – нет такого слова в лексиконе государевых слуг. Есть служение, есть долг, есть присяга. А владение – это совсем из другого словаря. И закралось оно в статью закона о ЦБ вовсе не случайно…
   Есть в вашей семье кошелек, в нем лежит много денег. Вы их заработали честным многолетним трудом. Но тратить их вам нельзя. Ни при каких обстоятельствах, без разрешения совершенно независимого от вас дяденьки, живущего, кстати, в вашей же квартире. То есть формально – он работает у вас. Как бы. Потому что в реальности он от вас совершенно независим. Он сам назначает себе зарплату, сам себе ее выплачивает.[36] А вот вы-то от него зависите, и даже очень. Ведь только он может дать вам разрешение потратить ВАМИ заработанные деньги. А без его разрешения вы этого сделать не можете. И чтобы избежать искушения, ваша зарплата и все сбережения теперь идут не вам, а дядьке. Он бережет золотовалютные резервы вашей семьи. Несправедливо? Неудобно? Странно? Что вы! Справедливо! Удобно! Современно! И, главное, иначе нельзя – если доверить деньги вам, вы же можете их истратить. Ведь именно так объясняют нам правильность и мудрость этой странной ситуации. Но в семье вы бы с дядькой разобрались быстро – взяли бы, да и выгнали его. Так? А дядька-то хитрый! И чуть собираетесь вы турнуть его, сердечного, как он начинает верещать на весь подъезд. А у входа в вашу квартиру «на всякий случай» стоят три других дяденьки. Написано на них: «Правозащитные организации», «Независимая пресса», «Цивилизованные страны». И слушаются они не вас, а вашего непрошеного финансового помощника. Зорко стоят на страже порядка и справедливости. То есть следят, чтобы вы своего дядьку не обижали. И вежливо так у него разрешения спрашивали на все свои финансовые траты. Почему? Потому что вы подписали закон о Центральном банке своей квартиры и теперь обязаны его соблюдать. Иначе во всех стенгазетах района и многотиражке вашего предприятия появится ваш портрет с нехорошей надписью. В школе вашим детям прочитают лекцию о «правовом нигилизме» их родителя. И еще повесят большой портрет из серии «Их разыскивает милиция» прямо на двери вашего дома.
   Так что нужно соблюдать закон, выполнять взятые на себя обязательства. Ведь весь цивилизованный мир так живет. Самому тратить свои деньги – это дремучий лес, это вчерашний день. Оглянитесь вокруг – в соседней квартире такая же картина. Там тоже свой независимый дядька живет, и так по всей лестнице. Все живут тяжело. Но у всех жителей есть к чему стремиться. На самом последнем этаже живет начальник всех дядек. Он свои деньги тратит как хочет. Более того, он имеет возможность командовать всеми дядьками дома. Ездит он на мерседесе, а вся парадная – на старых автомобилях. Но причину его благосостояния не рассказывают – говорят, что престижный автомобиль у него от правильной выборной системы. От того, что все семейные вопросы строго решаются голосованием…
   Достала вас такая ситуация, решили вы наплевать на троицу у дверей, что орет благим матом о нарушении прав, и дальше тащите своего дядьку на выход. Решили не слушать сладкие песни, что свои деньги самому тратить несовременно и неэффективно. Не убедили вас и слова о том, что независимый от вас дядька – залог вашего процветания и благополучия. Словом, решили вы выкинуть паразита из квартиры раз и навсегда. И что видите? У лифта еще троица. Здоровые накачанные лбы, лица угрюмые. «Армия США», «Армия Великобритании», «НАТО» – написано на рукавах. Не передумали гнать дяденьку взашей? Тогда готовьтесь к драке…
   Закон о ЦБ полон противоречий. Формально являясь федеральной собственностью, Центральный банк, тем не менее, не несет каких-либо обязательств по отношению к государству. Более того – реши мы, то есть государство, выкинуть паразита из квартиры, то есть использовать золотовалютные резервы ЦБ на строительство новых заводов и дорог, ждет нас печальная участь. Троица у лифта нас не побьет, пока у нас есть русская армия и ядерный «зонтик». Но очень скоро в квартиру придет четвертый молодчик. «Независимый международный суд» – написано у него на спине. Вы уже поняли, что шансов на правосудие ровно ноль. Центральный банк России, если государство российское захочет использовать то, что ему, российскому государству, якобы принадлежит… пожалуется в международный суд!
   «Статья 6. Банк России вправе обращаться с исками в суды в порядке, определенном законодательством Российской Федерации. Банк России вправе обращаться за защитой своих интересов в международные суды, суды иностранных государств и третейские суды».
   Банк России и наше государство сами решить свой спор не могут. Будет решать Стокгольмский арбитраж. Или независимый суд штата Нью-Йорк. Это все равно, как если бы при Сталине Центральный комитет партии и Народные комиссары финансов решали бы свои споры не в Кремле или на заседании правительства, а в суде Третьего рейха. Он же одинаково независим, что от ЦК ВКП(б), что от правительства СССР. Так ведь? Так. Вот пусть и решает, кто прав, а кто неправ в СССР, суд нацистской Германии. Честно и непредвзято. И, разумеется, без всякой задней мысли, руководствуясь только интересами России и буквой закона. Но самое смешное то, что обратись ЦБ в какой-нибудь «гаагский суд», то он этот процесс неизбежно выиграет. А Россия, то есть все мы, неизбежно проиграет. Почему? Потому что ЦБ вписан в целую систему подобных центральных банков, которые, в свою очередь, включены в целостную паутину под названием Международный валютный фонд (МВФ). И главное: ЗВР Центрального банка России лежат не в России. За исключением небольшого процента золота, хранящегося в России, все остальные «резервы» нашего ЦБ представляют собой вовсе не пачки перетянутых резинками банкнот разных государств, а компьютерные «нолики». Лежащие, между прочим, в компьютерах других государств. Ведь золотовалютные резервы нашего ЦБ вкладываются в государственные облигации других стран. В основном в облигации правительства США: «Больше 30% золотовалютных запасов потратила Россия на покупку ценных бумаг казначейства США… по данным американского Минфина, наша страна за минувший год увеличила инвестиции в американские гособлигации в 3,5 раза – с 32,6 млрд до 116,4 млрд долларов. И теперь Россия занимает седьмое место в рейтинге стран-кредиторов Соединенных Штатов».[37]
   Вы можете себе представить Госбанк СССР, вложивший 30% своих резервов в гособлигации США? Не в золото, а в облигации?
   Но будем справедливы – средства ЗВР вкладываются Центральным банком не только в американские «ценные» бумаги. Получателем средств является и Международный валютный фонд: «Россия в ближайшее время разместит 10 млрд долларов из золотовалютных резервов в облигации Международного валютного фонда (МВФ). Об этом вице-премьер правительства РФ Алексей Кудрин сообщил на встрече с президентом РФ Дмитрием Медведевым. По словам министра финансов, размещать эти средства будет Центральный банк».[38]
   О МВФ, полностью контролируемом англосаксами, и о других детищах Бреттон-Вудса мы поговорим несколько позже. Сейчас просто отметим, что покупка всевозможных облигаций Центральным банком России происходит в то время, когда кредитные ресурсы очень нужны родной российской экономике. Но давать их внутрь России нельзя. Почему, спросите вы? Нельзя по закону.
   «Статья 22. Банк России не вправе предоставлять кредиты Правительству Российской Федерации для финансирования дефицита федерального бюджета, покупать государственные ценные бумаги при их первичном размещении, за исключением тех случаев, когда это предусматривается федеральным законом о федеральном бюджете».
   Центральные банки так называемых «развитых стран» кредитуют бюджет именно путем покупки гособлигаций. А наш ЦБ российские облигации покупать не может. А вот американские государственные облигации и ценные бумаги некоторых других стран – может. Это важный момент: Центральный банк России имеет право покупать облигации только ЧУЖИХ стран, а значит, по закону обязан кредитовать экономики других стран. Причем вполне конкретных.
   Эмиссию рубля, согласно закону, осуществляет только Банк России. И он же, согласно тому же закону, не может давать кредиты государству. Как же осуществляется эмиссия, как рубли вводятся в обращение? Очень просто – путем покупки иностранной валюты на бирже.
   Работает эта система так:
   • Россия продала на мировом рынке некий товар;
   • в страну поступило 100 долларов;
   • Центральный банк покупает эти доллары на бирже;
   • доллары попадают в золотовалютные запасы ЦБ РФ;
   • в экономику попадает 3000 рублей.
   Иными словами, иностранная валюта попадает в страну только через биржу. А там ее продают, и соответствующее количество рублей «впрыскивается» в российскую экономику. Соблюдается некий негласный для населения паритет. Паритет между количеством долларов в ЗВР и количеством рублей в экономике. Вот цена на нефть пошла вверх. За тот же товар Россия получает уже не 100, а 110 долларов. Паритет нарушен, и ЦБ его исправляет. Он снижает курс доллара, покупает их дешевле и впрыскивает в экономику страны меньшее количество рублей за один пришедший в страну доллар. При снижении цены на нефть происходит обратный процесс: ЦБ увеличивает курс доллара. Теперь за один пришедший доллар эмитируется меньшее количество нашей валюты. Внимательно следит за общим объемом рублевой массы именно Центральный банк. Ведь согласно закону о ЦБ именно руководящий орган Центрального банка – Совет директоров – принимает решение «об общем объеме выпуска наличных денег».[39]
   Иными словами, существует зависимость и жесткая привязка денежной массы внутри России и долларовой массы, которую Россия получает извне. А это значит, что мы уязвимы. Мы не до конца самостоятельны. Почему же ЦБ сохраняет паритет между количеством долларов в ЗВР и общим объемом эмиссии рублей? Потому что Центральный банк осуществляет управление эмиссией рубля в режиме «currency board».[40]
   Это нужно потому, что любая страна – член МВФ обязана обеспечить одномоментный обмен всего объема своей национальной валюты на доллары и фунты из собственных золотовалютных резервов. В любой момент времени это правило должно соблюдаться. Без этого не берут в МВФ. Без этого не возьмут в «цивилизованное человечество».
   А в итоге денег в экономике России не столько, сколько необходимо для ее нормального функционирования, а столько, сколько долларов лежит в кубышке Центрального банка. Сколько долларов выручили за проданные нефть и газ, столько можно напечатать собственных российских рублей. То есть вся экономика России искусственно поставлена в прямую зависимость от экспорта природных ресурсов. Вот почему при падении цен на нефть рушится все и вся. Дело вовсе не в недоборе налогов от продажи самой нефти. Дело в том, что в экономике исчезают рубли. А уже потом падает торговля, строительство, урезаются зарплаты, и останавливается весь производственный процесс.
   Важно понимать, что золотовалютные резервы страны не являются «резервом» государства. Эти деньги нельзя тратить. Они должны лежать в «кубышке» ЦБ просто для того, чтобы ЦБ мог печатать рубли. Золотовалютные резервы не приносят государству и народу никакой пользы. Их функция совершенно другая – это гарантии, которые нельзя тратить, чтобы можно было эмитировать рубли. Почему нельзя тратить ЗВР, тоже понятно – завтра продадим доллары для покрытия внешнего долга страны, а напечатанные под них рубли останутся. Баланс нарушен. Это не по правилам. Так нельзя.
   Наглядный пример: Путин выплатил внешний долг России. За это ему огромное спасибо – обрезал одну финансовую веревочку, за которую дергали мировые кукловоды. Пока только одну – другая осталась. Причем сделал все «по правилам». Внешний долг был выплачен из Стабилизационного фонда, который на самом деле является собственностью государства.[41] Золотовалютные резервы ЦБ на выплату внешнего долга не тратили. Почему? Нельзя! Почему нельзя? Потому что в 1944 году в городе Бреттон-Вуд были подписаны международные соглашения, определившие дальнейшее развитие человечества. О бреттон-вудских договоренностях и обо всем, что произошло в финансовом зазеркалье с той поры, мы поговорим в другой главе.
   Сейчас же давайте поудивляемся дальше, читая закон о Центральном банке. Там есть много другого, куда более важного. Мы вновь подходим к главному вопросу: кто же управляет Центральным банком России? Кому он подчиняется? Похоже, что никому. По крайней мере, никому в России. Статья 1 закона вполне однозначна:
   «Функции и полномочия, предусмотренные Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным законом, Банк России осуществляет независимо от других федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления». Последняя надежда на обнаружение «государственности» нашего ЦБ – посмотреть порядок формирования органов его управления. Глава III так и называется: «Органы управления Банка России».
   «Статья 12. Председатель Банка России назначается на должность Государственной Думой сроком на четыре года большинством голосов от общего числа депутатов. Кандидатуру для назначения на должность Председателя Банка России представляет Президент Российской Федерации… Государственная Дума вправе освободить от должности Председателя Банка России по представлению Президента Российской Федерации».
   Разобрались? Президент РФ представляет, Дума назначает. Она же снимает главу ЦБ с должности. Нет, все еще только начинается. Закон написан так хитро, что возможность уволить председателя Банка России со своего поста для президента и Думы чисто теоретическая. Чтобы в этом убедиться, надо лишь дочитать статью 12 до конца.
   «Председатель Банка России может быть освобожден от должности только в следующих случаях: 1) истечения срока полномочий; 2) невозможности исполнения служебных обязанностей, подтвержденной заключением государственной медицинской комиссии; 3) личного заявления об отставке; 4) совершения уголовно наказуемого деяния, установленного вступившим в законную силу приговором суда; 5) нарушения федеральных законов, которые регулируют вопросы, связанные с деятельностью Банка России».
   Выходит, что если председатель ЦБ: 1) здоров как бык, 2) его полномочия еще не истекли, 3) уходить сам не собирается, 4) кошельки у старушек не ворует, 5) соблюдает федеральное законодательство (то есть не дает кредиты своей стране) – то снять голубчика совершенно невозможно. Он может даже и кошельки у старушек воровать – пока нет приговора суда, не уволить его Государственной Думе. И президент России что-либо сделать бессилен.
   Любопытно, правда? Разве глава предприятия, назначивший финансового директора, не может снять его простым приказом и назначить нового? Или обязан ждать четыре года? Или приговора суда? Или медкомиссию создавать? Нет, в реальной жизни руководитель компании волен как назначать, так и снимать с должностей своих подчиненных. Глава государства в России – это президент. Все остальные госслужащие являются его подчиненными, которыми он руководит не напрямую, а посредством министров, губернаторов, мэров, генералов и адмиралов. И только руководитель Центрального банка вне пространства и времени. Президенту его не снять и не уволить. А в случае чего, банкир пожалуется на президента в международный суд. И ведь должность главы Центрального банка действительно ключевая!
   «Статья 23. Средства федерального бюджета и государственных внебюджетных фондов хранятся в Банке России, если иное не установлено федеральными законами».
   Там, кроме ЗВР, лежит… и весь российский бюджет. И на счетах ЦБ находится и то, что раньше составляло единый Стабилизационный фонд. «Резервный фонд и Фонд национального благосостояния размещаются на счетах ЦБ РФ по учету средств этих фондов в иностранной валюте в Москве».[42] Вы не ошибетесь, если скажете, что Центральный банк – это наше все. В том смысле, что все средства страны сосредоточены именно в нем. И вот этот ключевой «департамент» не подотчетен государству?! Вы понимаете, что это означает?
   Присмотревшись, мы увидим в схеме контроля российских финансов следы компромисса, достигнутого российской властью и всевластными банкирами. Напомню, что Стабилизационный фонд, о котором столько говорили, был поделен на две части: их назвали Резервным фондом и Фондом национального благосостояния. Так вот, средствами первого управляет ЦБ, то есть «не государство», а средствами второго – Минфин, то есть правительство, то есть государство…[43]
   «Статья 5. Банк России подотчетен Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации. Подотчетность Банка России Государственной Думе означает: назначение на должность и освобождение от должности Государственной Думой по представлению Президента Российской Федерации Председателя Банка России».
   И это вся подотчетность? Но мы же только что разобрали, что она мнимая, что главу ЦБ не уволить без его согласия и желания. Не снять, кстати, и других добрых банкиров-молодцев из ЦБ.
   «Статья 13. Члены Совета директоров назначаются на должность сроком на четыре года Государственной Думой по представлению Председателя Банка России, согласованному с Президентом Российской Федерации. Члены Совета директоров освобождаются от должности: по истечении указанного в настоящей статье срока полномочий – Председателем Банка России; до истечения указанного в настоящей статье срока полномочий – Государственной Думой по представлению Председателя Банка России».
   То есть досрочно уволить строптивого коллегу может только председатель ЦБ. Ведь для досрочного увольнения банкира – члена Совета директоров ЦБ – нужно представление председателя. Сама Госдума не может уволить банкиров, если председатель ЦБ этого не хочет. Так как же можно говорить, что ЦБ подотчетен Госдуме?..
   Когда читаешь закон о Центральном банке, в голове постоянно крутится один вопрос: когда же и кто принял такой очевидно кабальный для России документ? Путин в 2002 году, если судить по названию (Федеральный закон от 10.07.2002 № 86-ФЗ)? Нет. Закон видоизменялся и дополнялся. А его самая первая версия была принята еще в 1990 году, когда на кремлевских башнях реял алый флаг СССР с серпом и молотом. Борис Ельцин с огромным перевесом выиграл выборы лета 1990 года и стал первым президентом России. А затем, через полгода своего президентства, 2 декабря 1990 года, он подписал закон «О Центральном банке РСФСР (Банке России)» (Федеральный закон от 02.12.1990 № 394-1).[44]
   Если вам лет сорок или больше, то вы помните те выборы. Помните лето 1990 года? Радость, надежда на перемены. Помните свой тогдашний энтузиазм? «Мы ждем перемен», – пел тогда Виктор Цой. И мы все этих перемен ждали. И они настали. Еще единая страна жила и надеялась, а задел для ее распада и перехода под контроль мировой банковской верхушки уже готовился. Борис Ельцин при «живом» Советском Союзе подписал документ, создававший неподконтрольный государству эмиссионный центр. Включая третью часть статьи № 1 той первой редакции этого вреднейшего для России закона: «Банк России независим от распорядительных и исполнительных органов государственной власти».
   До этого в СССР система финансов была построена на принципах здравого смысла. Финансовой сферой заведовал Совет министров СССР – то есть Правительство. Органом, выполняющим все указания Правительства СССР по руководству денежной системой, являлся Государственный банк, наделенный правом совершения эмиссионных операций. Это был прямой антипод нынешнего ЦБ. Он выполнял распоряжения Правительства, разрешения Государственного банка не нужно было спрашивать, его руководителей назначали решением Совета министров и снимали аналогичным образом. Госбанк не имел права подавать в иностранный суд. Количество, сумму необходимых для экономики страны денег определял Совет министров, а Госбанк их только эмитировал.
   Деньги в СССР выпускались трех видов: билеты Государственного банка СССР, государственные казначейские билеты и металлическая монета. Между банковскими и казначейскими билетами существовало различие юридического характера. Только банковские билеты обеспечивались золотом, драгоценными металлами и прочими активами Государственного банка, о чем гласила надпись на купюрах достоинством от десяти рублей и выше. Рубль, три и пять (казначейские билеты) имели другую надпись, они обеспечивались «всем достоянием государства», то есть не имели золотого содержания. В реальной жизни граждане СССР об этих нюансах понятия не имели, никакой разницы между двумя видами советских денег не было. Денежные знаки всех видов выпускал в обращение Государственный банк СССР.
   Понимал ли Ельцин в 1990 году, что делает? Уверен, что нет. Безграмотность населения СССР в вопросах финансов была поразительна. Но тогда это было нестрашно – ничего сложнее облигации государственного займа и вклада в сберкассе советским людям в финансовой сфере видеть не приходилось. Беда в том, что не менее безграмотной была элита. И закончилось это катастрофой. Троянским конем – через «советников», через тех, кто стажировался в Колумбийском университете, кто был завербован или просто предал свою страну, – в «живой» еще Советский Союз незаметно притащили идею «независимого» от государства банка. То есть как в голливудском блокбастере «Чужие» – в живой организм имплантировали инопланетный организм. Я не преувеличиваю – частный Центральный банк для СССР стал действительно явлением с другой планеты.
   Стоит ли удивляться дальнейшим событиям? Не думаю. Они логичны. Вот только хочется спросить Горбачева: Михаил Сергеевич, а как же, будучи президентом СССР, вы такое допустили? Это что за независимые от народной власти банки появились в еще народном многонациональном государстве? Так ведь не ответит. Или заведет свою обычную шарманку про человечество, новое мышление с ударением на «ы», шанс на разоружение. Надежда тут у меня только одна – на чертей и на большую сковородку с горячим маслом…
   Знает ли о «странной» ситуации с Центральным банком российская власть?
   Разумеется, знает. Вспомним нашу недавнюю историю. С 31 декабря 1999 года, после «новогоднего подарка» Бориса Ельцина, по 7 мая 2000 года Владимир Путин был и. о. президента России. 7 мая 2000 года он стал полноправным главой Российской Федерации. Не прошло и нескольких месяцев после инаугурации, как в газетах запестрели заголовки, в которых начали обсуждать… национализацию ЦБ.
   11 октября 2000 года: «Вокруг нового закона о ЦБ страсти кипят давно. Но до недавнего времени президент в них не вмешивался. В конце сентября Владимир Путин внес свои поправки – спустя, кстати, полтора месяца после того, как официальный срок их внесения истек; банковскому комитету Думы пришлось специально его продлевать, иначе их нельзя было бы легализовать. Смысл президентских поправок – национализация ЦБ».[45]
   18 октября 2000 года: «Национализация ЦБ откладывается. Рабочая группа Госдумы постановила не менять статус Банка России».[46] На волне эйфории новая власть попыталась решить сложнейшую задачу с разбега. Сходу бросилась к «кощееву яйцу». Кавалерийский наскок не удался. Ведь это ключевое звено не российского, а мирового «кощея». И поэтому партии Думы, которые все наперебой поддерживали Путина при его первом избрании президентом, «вдруг» отказались принимать его поправки к закону о ЦБ. Почему Путин, придя к власти, сразу попытался поставить вопрос об изменении статуса Центрального банка? Надеюсь, теперь, уважаемый читатель, этот вопрос стал для вас яснее. Пока ЦБ «независим» от страны, пока его ЗВР всего лишь «гарантия» для печати рублей, никакого развития в России не будет.
   Может быть, Путин случайно попытался национализировать ЦБ? Не думаю, что случайность в таких вопросах вообще возможна. Став президентом, можно очень долго входить в курс происходящего – дел в разваливающейся державе невпроворот. Идет война в Чечне. Но новый президент почему-то проявляет интерес именно к Центральному банку. Возможно, Путин шел к президентству, УЖЕ имея в виду национализацию ЦБ? Уже понимая ключевое значение статуса Банка России? Этого мы не знаем.
   Что следует делать, если есть понимание важности задачи, но нет сил для ее решения? Приступать к планомерной осаде. Разбить одну задачу на несколько более мелких. Чтобы изменить законодательство о ЦБ, нужно голосование в Думе. Создатели Банка России отлично понимали его ключевое значение. И поэтому постарались поставить несколько степеней защиты. Первая степень – это закон о ЦБ. Есть в нем, например, такие забавные моменты, как статья 7: «Проекты федеральных законов, а также нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, касающихся выполнения Банком России своих функций, направляются на заключение Банка России».[47] Хотите снять и уволить банкиров, изменив законы, – извольте направить им проект заранее. А то они подадут на ваш правовой беспредел в суд штата Делавэр…
   Вторая степень защиты – Конституция. Ведь, чтобы подстраховаться, «младореформаторы» засунули слова о ЦБ и его статусе даже в нее. Статья 75 (пункты 1 и 2) гласит, что «денежной единицей в Российской Федерации является рубль», а «денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации», «которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти».[48] Хотите удивиться – почитайте советские конституции. Прочитайте Конституцию США. Нигде вы не найдете упоминания о банке, который независимо выпускает деньги. Потому что таким статьям нечего делать в основном законе. Кто эмитирует валюту – вопрос технический, а не основополагающий для народа и страны. Для народа, конечно, так, но для закабаления страны вопрос ключевой. Поэтому его торопливо протащили в Конституцию. И теперь этот технический вопрос соседствует там с фундаментальными правами российских граждан.
   Все последующие шаги российской власти станут логичными, если вести свой отсчет от неудавшейся кавалерийской атаки на ЦБ.
   1. Нужно менять законы. Значит, необходимо взять Думу под контроль. Создать думское большинство. А значит, требуется создать партию и выиграть думские выборы. Начинается процесс создания весьма популярной ныне политической структуры.
   2. Победа на выборах невозможна без контроля над средствами массовой информации. Начинается процесс установления контроля над СМИ.
   3. Но еще более важным является взятие под контроль Газпрома. Весной 2001 года туда приходит новая команда во главе с Алексеем Миллером. Газпром – это не только газовые вышки и трубопроводы. Это деньги, которые нужны для покупки лояльности элиты.
   4. Жестокая правда в России того времени в среде политиков была такова: если не заплатить за преданность, предадут тебя самого. Ведь лишь немногие люди способны служить «за идею», ставя материальные блага в конец списка своих приоритетов. Таких нужно поискать. Где? Среди своих знакомых и друзей. Именно в это время в политику и экономику и начинается приход «питерских». Необходимо расставлять своих людей на ключевые посты и гарантировать их верность и преданность высокой газпромовской зарплатой, врученным «конвертом» или закрыванием глаз на их «мелкие шалости». Близких друзей, кого знаешь лично, мало. Когда они «кончаются», в ход идут знакомые знакомых. Эти не предадут в условиях, когда предательство стало нормой, только имея солидный доход.
   5. Важнейшее звено подготовки – силовые структуры. Иначе можно просто не дожить до «победы». Необходимо занять ключевые посты. Сначала врача, главы охраны и повара. Потом министра обороны, министра внутренних дел, директора ФСБ, руководителя ФСО. Посмотрите динамику смены руководителей в этих сферах – многое станет понятнее.
   А если вы еще не до конца уверены, что «смерть кощеева» лежит в коридорах Центрального банка России, то специально для вас на сайте ЦБ есть любопытная табличка.[49] Называется она – «Ставка рефинансирования Центрального банка Российской Федерации». Грубо говоря, это размер процента, под который ЦБ дает в долг банкам, а через них и всей российской экономике. Ведь, напомню, кроме Центрального банка никто не имеет права этого делать по закону. Рубли ведь эмитирует ЦБ, и именно их он потом дает коммерческим банкам.
   Глядя в табличку, легко убедиться, что с 1 июня 2010 года ставка рефинансирования составляет 7,75%. Это написано в самом верху. А теперь промотайте ее вниз. У вас еще есть вопросы, почему экономика России умирала в начале девяностых? Да просто потому, что единственный эмитент рублей выдавал их под 210% годовых.[50] Мы это просто забыли, но все было именно так. Это, конечно, рекордный процент, но в целом с 1993 по 1996 год, практически три года, ставка выражалась трехзначным числом. Попробуйте взять в долг под 210% годовых. Не хотите открыть свое дело и взять кредит?
   Это же не цифры, это космос! И, что самое интересное, не надо путать следствие с причиной. Это Центральный банк должен регулировать денежное обращение так, чтобы страна свободно дышала и развивалась. И уже от его действий во многом зависит уровень инфляции.
   То есть инфляция была колоссальной, а цены росли как сумасшедшие именно потому, что ЦБ кредитовал российскую экономику под грабительский процент. А вовсе не наоборот! Нет желания под 210%, может, захотите взять деньги под 55% годовых? Опять нет? А ведь именно такой была ставка рефинансирования, когда Путин стал главой страны в 2000 году. И после этого процент неуклонно снижался, пока с 55% не дошел до сегодняшних 7,5%. Экономика смогла хоть как-то дышать. Ведь Центральный банк сознательно ее удушал, абсолютно сознательно и целенаправленно. Свидетельство тому – те негативные процессы, которые переживала совершенно рыночная и очень капиталистическая американская экономика, когда Федеральная резервная система США как-то раз подержала ставку рефинансирования на уровне не 210%, и даже не 55%, а всего лишь 20%.
   «В апреле 1980 года основные процентные ставки в США перевалили за 20%. Автомобили перестали продаваться, дома остались недостроенными, миллионы людей потеряли работу – к середине 1980 года уровень безработицы возрос до 9% и продолжал повышаться вплоть до конца 1982, чуть не дотянув до 11%».[51] Рассказал нам об этом не кто иной, как бывший глава ФРС Алан Гринспен. А если вы не поленитесь и заглянете в вышеуказанную табличку, то убедитесь, что российская экономика жила при такой «гробовой» ставке в 21% в период с 7 августа 2002 года по 16 февраля 2003 года. И еще около десяти лет при космических ставках, доходящих до 210%. Что бы стало с «эффективной» экономикой США, если бы ФРС подняла процентную ставку до 45% и подержала бы ее такой годков пять?
   Чтобы окончательно разобраться в том, к каким гибельным последствиям сознательно приводили нашу экономику банкиры из ЦБ и их зарубежные руководители, просто посмотрите на следующую таблицу. Денег в российской экономике гораздо меньше, чем в экономиках западных стран. Плохо работает Россия? Чушь. Это все равно, что объяснять малокровие тем, что больной мало и плохо работает, забывая о том, что доктора его просто забывают как следует кормить. Центральный банк сознательно провел демонетизацию российской экономики. Как для нормальной жизни человеческого организма требуется определенное количество литров крови, так и для нормального функционирования экономики нужна определенная денежная масса. Количество денег в российской экономике было резко сокращено, что немедленно привело к отсутствию «длинных» денег для роста экономики и торможению экономического роста. А объем выпущенной из экономики «кровушки» составляет от 1,3 до 2 трлн долларов.[52] За такую политику ЦБ России справедливо будет называть Центральным банком не России.

   Демонетизация российской экономики произведена с начала 1990-х годов в период активной имплементации в российскую макроэкономическую и финансовую политику разработок американских экспертов. До сих пор монетизация не восстановлена[53]

   Кто еще верит в «случайность» действий ЦБ, почитайте интервью его руководителей. Заодно можете присмотреться к их биографиям. Все сплошь «птенцы гнезда Гайдара»:
   «России нужна бюджетная революция, считает первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев. Следует отказаться от индексаций пенсий сверх уровня инфляции, сократить бюджетников и предоставить регионы самим себе, пишет он в свежем номере журнала “Вопросы экономики”, называя предлагаемые меры “фискальным таргетированием”».[54]
   За очередным непонятным термином вполне понятные предложения: пенсионерам пенсию не увеличивать, уволить людей, не давать дотации в регионы. А как это? Кто эти регионы будет кормить, если сами они этого по разным причинам сделать не способны? Там всем умирать, что ли? Или с кистенем на большую дорогу выходить? Почему наши банкиры никогда не предлагают своим американским коллегам сокращать расходы, увольнять бюджетников и переставать давать деньги депрессивным Штатам? Потому что государство, которое не будет содержать территорию, неизбежно ее потеряет. Но замглаву Банка России это ничуть не волнует. Он предлагает своей Родине «предоставить регионы самим себе, в результате чего две трети страны будут жить за чертой бедности. А чтобы не было соблазнов увеличивать социальные расходы, предельный размер расходов федеральной казны нужно закрепить законодательно либо в рублевом выражении, либо в процентах от ВВП».[55]
   Это – распад страны. Это ее гибель безо всякого вражеского вторжения. Просто с помощью «фискального таргетирования». Особенно пикантными такие предложения выглядят на фоне того, что руководство Банка России, согласно закону о ЦБ, само «устанавливает формы и размеры оплаты труда Председателя Банка России, членов Совета директоров, заместителей Председателя Банка России и других служащих Банка России».[56] И размеры «пенсионного обеспечения», кстати, тоже банкиры из Банка России сами себе определяют.
   Что же заставило таких вот упакованных «патриотов», как Алексей Улюкаев, постепенно опускать высокую процентную ставку? А может быть, не что, а КТО заставил их ослабить процентную удавку, затянутую на шее нашей экономики?
   Что делать, если ЦБ под контроль не взять, а экономику поднимать надо? Не можешь взять под контроль структуру – создай ее дублера. То есть банк развития и внешнеэкономической деятельности. Широкой публике эта организация известна под названием Внешэкономбанк.[57] По сути, это наследник еще советского «Банка внешнеэкономической деятельности СССР» (Внешэкономбанк СССР). С крушением СССР этот банк, ранее финансировавший всю внешнюю торговлю в Советском Союзе, потерял свое значение и уступил место под финансовым солнцем Центральному банку России. Потому что первый был государственным, а второй под государственный только мимикрирует. Занимался Внешэкономбанк в первые годы после гибели СССР практически исключительно переговорами о принципах и сроках выплаты его внешнего долга, который полностью лег на плечи одной России. И вот в 2001 году «вдруг» начинается возрождение: «В период с 2001 по 2003 год Внешэкономбанк по поручению Правительства обеспечивает финансирование ряда социальных проектов».[58] А потом и еще интереснее: «2002, Реорганизация деятельности Внешэкономбанка, усиление его роли как государственного финансового института. В соответствии с решением Правительства проведен комплекс мероприятий по реорганизации деятельности Внешэкономбанка».[59] В том же году Внешэкономбанк начинает заниматься деньгами Пенсионного фонда. А в 2003 году постановлением правительства ВЭБ назначен Государственной управляющей компанией по инвестированию пенсионных накоплений граждан.
   Не можешь взять под контроль структуру – создай дублера. Именно этим и вызвано неожиданное «возрождение» Внешэкономбанка. В 2007 году меняется форма – создается государственная корпорация Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк). В следующем, 2008 году ВЭБ участвует в финансировании более семидесяти инвестиционных проектов общей стоимостью около 750 млрд рублей.[60] Он дает долгосрочные кредиты юридическим лицам на сроки более пяти–десяти лет. То есть делает то, чего никак не хочет делать Центральный банк.
   «С октября 2008 года… Внешэкономбанк осуществляет дополнительные функции, которые включают в себя рефинансирование задолженности российских компаний и банков перед иностранными кредиторами, выделение субординированных кредитов, а также поддержку фондового рынка».[61]
   «Возьмем, например, ВТБ – контролируемую государством универсальную банковскую группу, занимающую по активам второе место в России. Под управлением команды Андрея Костина, который возглавил ВТБ в 2002 году, банк стремительно развивается <…> ошеломляющие результаты, которые показало подразделение инвестиционного бизнеса, стартовавшее фактически с нуля в 2008 году и всего за два года добившееся лидерства на российском рынке…», – пишет о ВТБ газета «Te Financial Times».[62]
   Контроль над ВТБ крепко держит в своих руках государство – 85,5% акций даже после успешного публичного размещения в 2007 году находятся в его руках. Второй по величине активов банк в России – точно государственный.[63] Если наша догадка о создании «дублера» верна, остается только посмотреть, кого ВТБ дублирует. Вернее говоря, кого он дублировать способен? Второй – это всегда дублер первого. А кто занимает первое место по активам среди банков России? Сбербанк. У кого контрольный пакет этого банка? У государства? Нет. Контрольный пакет (более 60%) акций «Сбербанка» принадлежит Центральному банку России!
   То есть первый банк России находится, как и ЗВР, «не совсем» в руках у государства. А значит, ему нужно создать дублера, что и делает Путин. Ну а для полезного использования «Сбербанка» в интересах страны необходимо найти компромисс – компромисс между властью и Центральным банком, а вернее говоря – между Россией и международным банкирским закулисьем. Поэтому главой «Сбербанка» нужно сделать человека, который, с одной стороны, из команды Путина, а с другой – имеет репутацию либерала. И нашим, и вашим. Кого назначили? Германа Грефа...[64]
   2009 год – ВЭБ кредитует строительство олимпийских объектов в Сочи, он самый настоящий банк развития: «Внешэкономбанк реализует государственную программу финансовой поддержки малого и среднего предпринимательства через дочерний банк ОАО «РосБР». Объем финансовой поддержки, оказанной Внешэкономбанком для реализации данной программы, увеличился на 40 млрд рублей и на конец года составил 49 млрд рублей».[65] В августе 2009 года вступил в силу федеральный закон, наделяющий Внешэкономбанк правом инвестировать в корпоративные, субфедеральные, ипотечные облигации, облигации международных финансовых организаций и депозиты в кредитных организациях. То есть покупать не только государственные облигации США, но и облигации своей собственной страны и ее компаний. Обратите внимание: Внешэкономбанк МОЖЕТ покупать ипотечные облигации не пресловутых «Фани Мей» и «Фредди Мэк», а самые что ни на есть российские ипотечные облигации.[66] Есть и еще одна особенность – банк развития, в отличие от других банков, не подчиняется Центробанку, будучи агентом правительства, которое единственное может его контролировать.
   Наконец, совсем недавно – в октябре 2010 года – начался новый виток теневого сражения за российские финансы. «Министерство финансов разработало законопроект о создании новой госкорпорации – Государственного финансового агентства (ГФА), – которая получит в свое распоряжение средства Фонда национального благосостояния (ФНБ) и другие государственные финансовые активы. Законопроект может быть внесен в правительство в течение двух месяцев. В настоящее время средствами Резервного фонда и ФНБ управляют Минфин и Центробанк».[67] Российская власть пытается всеми возможными способами забрать у Центрального банка контроль над финансовыми кладовыми страны, стараясь и здесь создать структуру-дублера и передать ему управление средствами Резервного фонда и Фонда национального благосостояния. Противостояние идет за кулисами, битва за финансовый суверенитет ведется в тиши кабинетов. Что остается в такой ситуации ЦБ? Снижать ставку рефинансирования и прислушиваться к российской власти.
   А если у вас еще остались сомнения в том, что огромные золотовалютные резервы Центрального банка не принадлежат России, просто спросите себя: зачем правительство собирается продавать пакеты разных компаний? Зачем, имея более 450 млрд долларов в ЗВР, продавать акции «Роснефти» и ВТБ? Чтобы получить деньги. А зачем продавать ликвидное имущество, чтобы получить деньги, если этих денег и так полно?
   Ответ один – если эти миллиарды вам не принадлежат. А для проектов нужны средства, для развития нужны средства. Даже для борьбы с террористами необходимы не только спецслужбы, но и деньги. Деньги требуются для всего и всегда. Но когда впервые «печатная машинка» стала не государственной? Откуда же началось это сумасшествие?
   Наш путь лежит в историю.

3
О Банке Англии и болезненных родственниках «короля-солнца»

   Могу ответить: перестанем сражаться – тогда узнаете.
Уинстон Черчилль
   В истории есть факты, о которых знает практически каждый. Существуют исторические персонажи, которые знакомы любому школьнику. Но спроси что-либо о таком известном человеке или факте «чуть в сторону», и ответить уже не сможет никто. Вот неоспоримый факт – в истории Франции монархи наследовали один другому. Очень долгое время всех их звали Людовиками. Имя не менялось – менялся лишь порядковый номер короля. Самым известным Людовиком (да и вообще самым знаменитым французским королем) был Людовик XIV. Он и есть тот самый «король-солнце», что построил великолепный дворцово-парковый ансамбль Версаля. Именно его Дюма описал в своих романах, надев на его брата-близнеца железную маску. Этого короля, еще мальчика, защищали от козней кардинала Мазарини д’Артаньян и три мушкетера. А до этого они защищали от другого кардинала – Ришелье – мать этого Людовика, королеву Анну Австрийскую.
   Говоря современным языком шоу-бизнеса, Людовик XIV был и остается самым «раскрученным» французским монархом. О нем пишут книги и снимают фильмы, делают передачи о его любовницах-фаворитках. Между тем действительная жизнь «короля-солнца» была такой захватывающей и невероятной, что сюжеты Дюма по сравнению с ней – пресные и скучные рассказы. И вот об этом, самом загадочном и удивительном, романисты и историки молчат как рыбы.
   Зато экскурсоводы много рассказывают о «короле-солнце» туристам. Всем, кто приезжает в прекрасный Версаль и красавец Париж. Что говорят? Король купался в роскоши и вел захватнические войны. Впрочем, его это никак не характеризует, потому что воевали в те времена все, и все старались хоть немного искупаться в роскоши. Кто из экскурсоводов поначитаннее да поумнее, тот обязательно скажет, что правил Людовик XIV очень долго – более семидесяти лет. Так что даже правление товарища Сталина по сравнению с этим царствованием было небольшой короткометражкой.[68] Получалось, что менялись поколения, дети становились родителями, рождались внуки, а король все был и был, словно вечный и несменяемый символ власти. Можно вспомнить его крылатый афоризм: «Государство – это я».
   А вот теперь вам вопрос, уважаемые читатели. Кем приходился Людовику XIV сменивший его на престоле Людовик XV? В каких родственных отношениях состояли «король-солнце» и его наследник?[69] Этот вопрос я задавал многим. Правильно не смог ответить никто. Хотя, казалось бы, что может быть проще? Мы же все знаем этого короля, знаем Версаль, знаем в общих чертах историю Франции. Обычный ответ – «сын». Тот, кто понимает, что вопрос должен быть с подвохом, пытается нащупать правильную нить и отвечает «внук». Неправильно. Тогда обычно говорят – «племянник». Снова неверно. Тогда последняя попытка и ответ «отчаяния» – «никем не приходится». И опять ошибка.
   После Людовика XIV, политика, построившего сильнейшую державу, государственного деятеля, стоявшего у руля страны семьдесят два года, трон унаследовал его правнук. И это при том, что «король-солнце» не страдал от отсутствия детей. И его дети имели детей. Но на трон вступил лишь правнук. Куда же они все подевались? Почему никто не задумывается о причинах столь странных событий?
   Я очень часто удивляюсь тому, что историки отчего-то упорно не желают понять истинные пружины изучаемой ими дисциплины. И совершенно не хотят сравнивать даты одних событий с датами других. Наложить их друг на друга, как делают следователи, раскрывая преступления. Мотив, совпадения, косвенные улики. Именно на этих трех китах базируется следствие. Вот такое расследование проведем и мы. Попробуем понять, изучая историю тех лет, что же случилось с семейством «короля-солнца». Потому что закат его семьи совпал с первым, пока еще робким расцветом действий «печатной машинки», которая сегодня подмяла под себя почти весь земной шар. А тогда это были ее первые шаги по установлению мировой гегемонии. Чудовище еще только вылупилось на свет. И семья Людовика XIV была одной из ее первых жертв…
   Деньги – это власть. Можно относиться к ним по-разному, но отрицать это невозможно. И кому этот факт был лучше всего виден, как не тем, кто по роду своей деятельности погружался в мир драгоценностей и золота? В различные времена банкиры назывались по-разному: в античности менялами, потом ювелирами и купцами. Мы же будем называть их банкирами. Как и у всякого человека, была у банкиров мечта. Желание получить безграничный источник власти и богатства. Аналогичные мечты увлекали алхимиков и чернокнижников, желавших открыть тайны превращения простых металлов в золото. Но ничего у них в итоге не вышло: наука алхимия была «закрыта» за отсутствием результатов, открыв дорогу современной химии. Чернокнижников сожгли на кострах, банкиры же оказались более удачливыми. Они смогли найти правильный рецепт получения золота из ничего. Поскольку законы природы нельзя отменить, то нужно было не создавать само золото, а наделить его ценностными качествами что-то другое. Сделать валютой не только золото и серебро, превратить деньги в отдельную от металла ценность. А в итоге – заменить золото бумажными деньгами, которые бы сами банкиры и выпускали.
   Идея эта витала в воздухе. В Средние века банкиры хранили золото одних и ссужали его другим. Кроме того, они за небольшое вознаграждение брали на себя и еще одну банковскую функцию: платежную. Золото не обязательно таскать с места на место. Можно ограничиться векселем, то есть бумагой, где будет написано, что предъявитель сего гарантированно получит в любой момент определенное количество золота от выдавшего вексель банкира. А ведь с бумагой было легче путешествовать по неспокойному миру, чем с мешком золота. По этой бумаге, не рискуя драгоценным металлом, можно было получить золото у банкира в другом городе. Отдаешь банкиру свое золото, получаешь расписку, предъявляешь ее в другом городе как средство оплаты за нужный тебе товар. Удобно и безопасно.
   А для самого банкира появлялась уникальная возможность выдавать больше «золотых расписок», чем он имел реального золота в хранилищах.
   Кто знает, сколько у него всего желтого металла? Кто знает, сколько вкладчиков сдало свои ценности банкиру, сколько у него собственных средств? Кто знает, сколько заемщиков взяло золота в долг? Сколько еще осталось? Открывались удивительные перспективы. Нужно было только избегать одной неприятной ситуации, которая и сегодня является катастрофой для любого банка. Это когда за своими деньгами приходят все вкладчики разом. Банкротство в таком случае неминуемо. Ведь сразу станет понятно, что банкир выдал расписок больше, чем имел реального золота. То есть что он попросту жульничал.
   Чем больше бумажных расписок раздавал банкир, тем выше был риск. Риск того, что он будет раскрыт. Существовала и еще одна опасность – уж больно проста и элегантна была сама идея. До этого легко мог додуматься кто-то еще. И этот умник мог сам начать «жульничать», или же, будучи «святым», просто отрубить головы банкирам-хитрецам и прикрыть их лавочку раз и навсегда. Требовалось серьезное прикрытие той гениально простой аферы, которую изобрел неизвестный нам банкир. Требовалась сила, которая защитит и не даст в обиду. Ведь, придумав столь простой способ создавать ценности из ничего, банкир покусился не только на тысячелетние устои экономики, в которой все ценности всегда были реальными. Он покусился на душу человечества. Он стал давать в долг веру. Веру в то, что у банкира под расписку забронировано золото, что он всегда оплатит вексель желтым металлом. В реальности и вправду оказалось, что веры достаточно, что на самом деле не нужно иметь так много золота – достаточно веры в то, что оно действительно есть. Ровно таким же образом организована и сегодняшняя экономика. Вы же слышали от ведущих телевизионных и радионовостей слова «инвесторы поверили в экономику США» или «трейдеры верят в скорое оздоровление еврозоны»? Что это? Это вера, и ничто иное. Современная экономика с легкой банкирской руки превратилась в религию, а не в науку. А в Средние века шутить с верой было весьма опасно…
   Итак, «изобретателям» получения денег из ничего требовалось силовое прикрытие. Уж больно серьезные барыши здесь были замешаны, больно манящие перспективы открывались перед банкирами. Без государственной поддержки одним «менялам» было уже не устоять. И они поделились своей идеей. С кем? Чтобы разобраться в этом вопросе, достаточно посмотреть, где и когда идея банкиров была впервые воплощена на государственном уровне.
   Первой конторой «делания денег из ничего» стал Банк Англии. Отдадим должное англичанам – именно на своей территории они создали первый частный эмиссионный центр. Это произошло почти на триста лет раньше возникновения американской Федеральной резервной системы. Своей идеей банкиры поделились с королевским домом Англии. Однако при сопоставлении фактов и дат складывается впечатление, что Туманный Альбион стал колыбелью частной эмиссии денег… не совсем добровольно.
   «Банк Англии был основан в 1694 году с целью представления интересов и управления долгами Правительства»[70] – можем прочитать мы на официальном сайте Банка Англии. Произошло это, согласно официальной версии, следующим образом. Из-за многочисленных войн к 1690 году королевская казна оказалась пуста. В 1693 году был образован комитет палаты общин, имевший целью поиск способов получить деньги. Тогда же «вдруг» появился некий шотландский финансист Вильям Питерсон, предложивший англичанам решение проблем финансового дефицита.[71] За это банкир потребовал не душу, как Мефистофель, а создание Банка Англии. То есть первого в мире частного эмиссионного центра, выпускающего не «расписки банкиров», а фактические деньги государства.
   Как видите, мимикрию и маскировку банкиры применяли с самого начала. Уже первая «контора» по деланию денег из ничего носила гордое название, которое явно намекало на государственный характер учреждения. Но Банк Англии был частным – его акционерами стали банкиры и король.[72] Дефицит британского бюджета погасили выпуском бумажных, а не золотых фунтов стерлингов. «Была открыта общественная подписка на заем в 1 200 000 фунтов; подписчики на него составили привилегированную компанию, в руки которой были отданы переговоры обо всех последующих займах. Список подписчиков заполнился в десять дней».[73] Эта «привилегированная компания» и составила ту таинственную группу людей, которая, шаг за шагом в течение столетий, смогла навязать всему миру свои условия игры. А ведь ничего могло и не получиться. Но для начала они гарантировали надежность новых бумажных билетов Банка Англии, возможность получения по ним золота. Хотя, если присмотреться к датам и обстоятельствам создания Банка, то могут закрасться сомнения, что все произошло так уж гладко и полюбовно.
   Короля, давшего согласие на создание Банка Англии, звали Вильгельм III, принц Оранский. Дело в том, что он занял английский престол в результате государственного переворота,[74] за шесть лет до создания Банка. Будучи правителем Нидерландов, Вильгельм в 1688 году получил из Англии секретное письмо (!) с предложением свергнуть короля Якова II и занять трон.[75] 5 ноября того же 1688 года он высадился с войском в Англии и двинулся на Лондон.[76] Войско было наемным и состояло сплошь из иностранцев, лишь для ассортимента в нем присутствовало несколько эмигрантов-англичан. Вильгельм III стал королем практически без борьбы. Свергнутый Яков II бежал во Францию. А новый король начал договариваться с теми, кто, вполне возможно, дал ему денег на оплату армии наемников.
   И на оплату неожиданно возникшей лояльности руководителей английской армии. Потому что на сторону высадившихся войск сразу перешел господин, командовавший армией Якова II. Далекий потомок этого человека стал одним из выдающихся политиков в мировой истории – его профиль с сигарой в зубах известен каждому. Этого «наследника и потомка» зовут сэр Уинстон Черчилль.[77] Сегодня никто не говорит о том, что гордо носимый современными Черчиллями титул – герцог Мальборо – был получен за предательство. Оказывается, командовавший войсками короля Якова II товарищ Джон Черчилль перешел на сторону высадившегося Вильгельма Оранского и тем решил судьбу страны. От нового короля он и получил титул – герцог Мальборо. Вы можете быть уверены в том, что кроме титула он ничего больше не приобрел?[78]
   С новым королем в Англии начался экономический подъем. Тут мы должны задать себе вопрос: почему же именно при новом монархе-путчисте начался расцвет британского народного хозяйства? Ведь и ранее англичане работали как проклятые, но уровень их жизни ничем не отличался от уровня остальной Европы. Например, к середине XVII века в Англии производилось 4/5 всего добывавшегося в то время в Европе каменного угля. Получило широкое развитие железоплавильное дело. Активно развивалось кораблестроение, гончарное ремесло и производство металлических изделий. Но настоящим национальным промыслом для англичан стало сукноделие. Вывоз сукна составлял примерно 80% английского экспорта.[79] При этом британцы не постеснялись запретить вывоз необработанной шерсти, которую ранее экспортировали из страны, и таким образом быстро превратились в страну, которая поставляла на внешний рынок готовые шерстяные изделия.[80]
   Однако эти изделия не сделали англичан богатыми. Экономика страны была «одной из» тогдашних экономик. И вдруг наступило процветание. Сегодняшние британские историки и политики очень любят Вильгельма III. И говорят нам, что при нем был принят Билль о правах, который создал основы нового политического устройства страны. Тут мы видим обычный прием демагогов и манипуляторов – чтобы доказать некий тезис, просто опускается часть фактов. Нужно показать, что именно наличие парламента и выборов, а не что-то другое привело к процветанию Альбиона. У нынешнего человека современное понятие о выборах, он по-другому их представить не может. И когда слышит, что уже в 1690 году в Англии существовал демократически избранный парламент, то понимает, что Россия отставала от Англии на целые столетия. На самом деле, нам абсолютно нечего переживать. Манипуляторы нашим мнением не говорят, что никаких всеобщих выборов в «демократический» парламент не было и в помине – право голоса имели только те, у кого было не менее 200 фунтов деньгами или в недвижимости.[81] Таких в двадцатипятимиллионной стране нашлось всего 250 тысяч. Вот эти джентльмены и голосовали, при этом многие из них сколотили состояние на работорговле и сами являлись владельцами «говорящего скота». Женщины в голосовании вообще не участвовали.[82]
   Что еще хорошего обычно говорят про короля Вильгельма? При нем была создана объединенная Ост-Индская компания, ставшая в дальнейшем инструментом покорения и разграбления колоний. Но колонии англичане будут грабить потом, золото и бриллианты из подвластных земель потекут в Туманный Альбион позже. А процветание бюджета и страны наступило до всего этого. Что за экономическое чудо случилось в Британии?
   Темна история восхождения Вильгельма Оранского на английский престол. Ему помогли деньги и купленное на них предательство. Кто мог дать ему нужную сумму? В то время короли брали в долг у тех, кого мы сегодня называем банкирами. И вот, придя к власти, король подписал Билль о правах, то есть законодательный акт, главной целью которого явилось вовсе не всеобщее и равное избирательное право, а ограничение королевской власти. Речь шла не о свободе и демократии для всех людей планеты. Британские банкиры-рабовладельцы думали только о себе. Это была защита от возможности «король передумал». Ведь, покопавшись, мы можем найти информацию, сколько именно банкиров участвовало в проекте под названием «Банк Англии». «В 1694 году сорок купцов создают Английский банк».[83] Число концессионеров минимально – а соблазн велик. В истории Англии людей казнили часто и помногу. Сорок «купцов» плюс родственники – это не проблема. Заговор раскрыли – головы отрубили, имущество конфисковали. А если никакого заговора в помине не было, так это несущественные мелочи. Пройдет триста лет, и историки напишут – время, мол, было сложное. Кругом происки врагов. Вот и организаторы нового Банка были подосланы католической партией и французским королем с целью ослабить Англию во время борьбы с соперниками.[84] И король был вынужден принять жесткие меры…
   Историю ведь пишут победители. А «печатная машинка» вот уже триста лет, с момента своего первого воплощения, победно движется по миру. И герои у нее свои собственные. Например, президент США Вильсон, подписавший акт о создании Федеральной резервной системы, изображен на самой крупной в истории денежной купюре в 10 000 долларов. Вот и современная британская историография очень любит Вильгельма III за то, что именно при нем банкиры достигли договоренности с королевской властью. Ему – финансирование борьбы за престол и долю в «печатной машинке», им – частный эмиссионный центр в Великобритании. Первая в истории человечества частная «печатная машинка», с помощью которой, используя ее чудесные свойства, появилась возможность покорять мир. А потом, победив, писать историю и делать ее героями тех, кто помогал созданию «печатной машинки». А мертвые герои всегда удобнее живых: за них можно говорить, за них можно объяснять, они все стерпят и будут молчать. Вот и король Англии Вильгельм III, помимо темной истории восхождения к власти, имеет темную историю смерти. Уж очень вовремя он умер…
   Но об этом чуть позже. Хочется обратить ваше внимание, уважаемые читатели, на один момент. Великобритания являлась морской державой номер один на протяжении веков, пока пальму первенства не перехватила другая англосаксонская держава – США. А между прочим, в момент создания Банка Англии военные возможности Британии были меньше, чем у главного соперника Альбиона того времени: «...морская сила Франции в 1689 и 1690 годах была сильнее, чем у Англии и Голландии вместе».[85] То есть Великобритания вовсе не являлась в тот момент грозой морей, таковой в конце XVII века была Франция. Французские каперы, базировавшиеся в Дюнкерке, полностью разрушили английскую торговлю.[86] Их английские коллеги таких успехов не добились. В 1690 году в сражении при Бичи-Хэд французы разгромили английский флот, потопив двенадцать кораблей. Еще двадцать взорвали сами британские команды. Кто помнит сегодня это поражение британского флота? Зато всем известна величайшая победа адмирала Нельсона под Трафальгаром. Сколько кораблей потопили героические британцы в том эпическом сражении? Всего один![87] И еще семнадцать – во главе с французским адмиралом Вильневом – сдались. Историю пишут победители…
   Но тем не менее англичане все же забрали пальму первенства в размере и силе флота. И произошло это как раз в начале XVIII века. Что же им помогло? Давайте вспомним, что необходимо было в то время для строительства большого числа новейших кораблей. Как и сегодня, главное – это деньги. Как известно, флот – это очень дорогое удовольствие. Его строительство многократно превосходит затраты на развитие сухопутных вооруженных сил. У обескровленной английской экономики «вдруг» нашлись огромные средства на строительство флота. Откуда? Средства, полученные от выпуска бумажных денег, от использования тайного ноу-хау банкиров, были брошены на получение военного превосходства для страны, где «печатная машинка» пустила корни.
   Именно в эти годы выковывались основные принципы британской политики: не допускать создания сильной державы в Европе, стараться воевать чужими руками.[88] Об этом много пишут. Главного принципа британской политики вы в справочниках не найдете: нигде не допускать создания сильного эмиссионного центра. Всегда следовать неизменному правилу – твоя валюта должна быть крепче, надежнее, удобнее, востребованнее, нужнее, чем все прочие деньги мира. Потому что уже в конце XVII века основатели Банка Англии поняли то, в правильности чего все человечество окончательно убедилось только сегодня. Не крепкая экономика делает валюту страны сильнейшей в мире, а наоборот – крепкая валюта делает экономику страны сильнейшей на планете. Сделайте свои деньги главными деньгами мира, и все остальное перетечет к вам само. Вывод напрашивается простой – ослабление конкурирующих стран необходимо для ослабления конкурирующих валют.
   Так рождался симбиоз умных и изворотливых финансистов и британского государства. Только после создания Банка Англии Вильгельмом III Оранским из тумана острова на политическую сцену явилась та Великобритания, которую мы знаем. «Великая Британия» – так правильно переводится название этой страны.[89] Ее величие и раньше достигалось путем английского «ноу-хау» – разжигания смуты внутри сил противника. Так обрушили Испанию, а морские партизаны из Голландии – гезы – базировались в английских гаванях. Затем французские гугеноты получали оружие и деньги из Англии, о чем прекрасно рассказывал в своих романах Дюма. И вот к этой политической изворотливости добавилось еще одно изобретение, рожденное пронырливым умом банкира, – печатание денег из ниоткуда. Финансовая смекалка и банкирская хитрость очень удачно вписались в английскую политическую традицию. Все вместе дало поистине гремучую смесь того англосаксонского политического искусства, которое Великобритания применяла к своим врагам. И к своим друзьям, впрочем, тоже. С той поры англосаксы действуют в политике, следуя одному незыблемому правилу: правил не существует.
   Вот теперь стоит вспомнить: кто же был главным противником англичан на рубеже XVII–XVIII веков? Ответ однозначен – Франция. Не будем углубляться в описание поистине бесконечного количества англо-французских войн на разных континентах и по разнообразным поводам. В качестве примера возьмем лишь одну из них – Войну за испанское наследство. Именно в ходе этого конфликта Англия сломила мощь Франции и вышла на первое место по силе и размеру своего флота: «Это превосходство прочно устанавливается и резко выделяется со времени Войны за испанское наследство. До этой войны Англия была одною из морских держав; после нее она сделалась морской державой, не имеющей соперника».[90]
   1702 год. Война за испанское наследство. Это было крупнейшее военное столкновение в Европе со времен Крестовых походов. «Король-солнце» решил посадить на трон Испании своего внука, что могло привести к созданию европейской мегаимперии – путем слияния в одном королевстве двух стран.[91] А союз Испании и Франции был не просто опасен для англичан. Могло получиться слияние старого врага Англии, у которого британцы забирали и забирали колонии и золото, – Испании, и нового противника бриттов на мировой арене – Франции. Первой целью нового мощнейшего государства обязано было стать уничтожение Великобритании как колониальной державы. «Печатная машинка» оказывалась в величайшей опасности, едва появившись на свет. Чтобы спасти «новорожденного», нужно было использовать весь арсенал средств, которые только можно купить за деньги. И Англия тут же объявила войну Франции. Как мы помним, пустота казны была, якобы, одной из причин создания Банка Англии в 1694 году. А вот в 1702 году проблема отсутствия денег перед англичанами уже не стоит. Помимо несения собственных расходов на войну англичане субсидируют военные расходы Германии, Дании и Австрии.
   «Почему Франция была угнетена и истощена, тогда как Англия ликовала и процветала? – пишет классик морской геополитики адмирал А. Т. Мэхэн. – Почему Англия продиктовала, а Франция приняла условия мира? Причина, очевидно, заключалась в различии богатства и кредита. Франция сопротивлялась одна против многих врагов, поднятых и ободрявшихся английскими субсидиями».[92]
   Но откуда у англичан взялись эти деньги и возможность подрядить на войну с Людовиком почти всю Европу? Деньги просто нашлись. Сами собой. Из ниоткуда. Из воздуха. «Несмотря на то, что мы вышли из тяжелой войны в 1697 году обремененными долгом, слишком значительным для погашения его в течение кратковременного мира, мы все-таки уже около 1706 года, вместо того, чтобы видеть флот Франции у наших берегов, ежегодно посылали сами сильный флот для наступательных действий против неприятельского».[93] Экономические чудеса? Нет, чудес не бывает. Деньги обанкротившейся Британии дал (создал) Банк Англии. Вот у Франции нет средств на покупку лояльности других стран. Поэтому Савойя, начав войну на стороне Парижа, заканчивала ее уже на стороне Лондона.[94] Ее просто перекупили. У англичан «вдруг» появляется очень много денег. И они могут не только платить, чтобы за них воевали другие. Теперь средства щедро выделяются на финансирование пятой колонны. Нет, тогда неправительственные некоммерческие организации (НКО) еще не были изобретены, не существовало «правозащитных организаций» и «независимых журналистов». Приходилось пользоваться тем, что есть. А в начале XVIII века во Франции из «несогласных» в наличии были только гугеноты. Несогласные с правительством Франции по религиозным мотивам, самые настоящие узники совести. И вот именно в 1702 году, когда началась Война за испанское наследство, во Франции в провинции Лангедок вспыхивает восстание гугенотов. В историю оно войдет под названием восстания камизаров.[95]
   Франция не отставала. Через год после своего свержения Вильгельмом король Яков высадился в Ирландии, где все было наоборот: протестанты-англичане угнетали католиков-ирландцев.[96] Людовик – «король-солнце» – направил в Ирландию 7 тыс. солдат ему на помощь. Но военное счастье оказалось на стороне Лондона, а не Парижа. Борьба Франции и Англии не затихала ни на день. Когда США начали Войну за независимость, из Франции в Америку немедленно направился отряд «добровольцев» во главе с маркизом Лафайетом. Это были военные советники, а вовсе не восхищенные юнцы или восторженные поклонники свободы. В борьбе с главным врагом своей родины французы активно помогали восставшим североамериканским колониям. Например, писатель Бомарше в это время возглавлял подставную фирму «Родриго Горталес», через которую в Америку поставлялось оружие и боеприпасы.[97] При первой возможности, в 1778 году, Франция признала независимость США и заключила с Вашингтоном союзный договор. И только ответный удар англичан в 1789 году, вызвавший революцию в самой Франции, поставил окончательную точку в этом вековом споре…
   А вот теперь самое время вспомнить про загадочные происшествия в семье короля Людовика XIV. Начались они к концу той самой Войны за испанское наследство, которая началась через семь лет после создания Банка Англии. Не разбив «короля-солнце», «печатной машинке» не сделать было дальнейших шагов к мировой гегемонии. И тогда в ход пошли совсем другие методы…
   Людовику XIV было семьдесят три года. Ничто не предвещало беды. Первым, 13 апреля 1711 года, скончался сын короля и наследник престола, Великий дофин Людовик. В качестве причины его смерти называется оспа. Это точь-в-точь напоминает историю российского императора Петра II, который во время охоты якобы зашел в крестьянскую хижину выпить воды и заразился от больной девочки.[98] Эта страшная болезнь тогда действительно часто «гостила» в Европе. Одно только но – дофин болел оспой в детстве,[99] а на момент смерти ему было уже пятьдесят лет. А, как известно, дважды этим недугом не болеют. Однако наследник французского престола сгорел в несколько дней.
   Так все же оспа? Или мышьяк? Окись мышьяка, белый мышьяк (As2O3), отлично подходит для преступлений: при растворении в воде не дает окраски и запаха. Есть и минусы – плохо растворяется. Но большого количества и не требуется: 60 мг – смертельная доза. И, что самое важное, симптомы отравления мышьяком очень схожи с симптомами многих болезней.[100] Отравление мышьяком очень сложно распознать: кроме желудочно-кишечного тракта он поражает нервную систему и кровь, вызывает заболевания слизистых оболочек и кожи. В то время некоторые умные люди так готовили себя к долгой жизни – лизали кусок мышьяка, постепенно увеличивая дозу, и становились нечувствительны к «любимому» яду того времени.
   Фактов отравлений в истории существует масса. Есть и такие, которые до самого последнего времени считались естественной смертью – среди них и истории очень известных и влиятельных особ. Например – Наполеона Бонапарта. Для справки – один из поклонников французского императора уже в наши дни решил разобраться с причинами смерти французского императора. Как известно, Бонапарт после Ватерлоо сдался англичанам и был отправлен на остров Святой Елены, где и умер от рака желудка. Однако имелись подозрения, что его отравили. Чтобы разобраться, провели анализ сохранившихся волос Наполеона. Мышьяк откладывается в тканях, и этот факт, сопутствующий отравлениям, хотели установить или опровергнуть. Результаты свидетельствуют: великого сына Франции действительно отравили мышьяком. Количество яда в волосах Наполеона в тридцать восемь раз выше того предела, который способен выдержать человеческий организм.[101] На сегодня факт отравления Бонапарта доказан с абсолютной точностью, но в книгах об этом человеке еще, наверное, столетия будут писать, что он умер от естественных причин. Кто же его отравил? Травили систематически – Наполеон умер не скоропостижно. Яд давался многократно. Напомню – охраняли Бонапарта исключительно англичане, и в тот момент он был главным врагом Альбиона, который реально поколебал мировую гегемонию Великобритании вместе с мировой гегемонией Банка Англии.
   А до этого место главного мирового злодея в списке англосаксов с большим отрывом занимал Людовик XIV. И «бактериологические несчастья» стали преследовать его семью с удивительной частотой. После смерти сына «короля-солнца» от оспы наследником престола стал его внук, герцог Бургундский. Но пробыл он в этой роли совсем недолго. В начале февраля 1712 года при странных обстоятельствах умерла его молодая жена. Несколько дней ее лихорадило. Принцесса не могла уснуть, а врачи не отходили от нее ни на шаг. Что происходило с несчастной Марией-Аделаидой, было непонятно. Ничего не помогало – ни популярные тогда кровопускания, ни опиум.[102] Толком диагноз ей так и не поставили. Бедняжка так страдала, что наследника к ней просто не пускали, чтобы он не слышал ее крики. А позже даже попросили переехать в другие апартаменты, так как принцесса умирала прямо над комнатой мужа. 12 февраля 1712 года герцогиня скончалась. А через несколько дней пятнами покрылся и ее безутешный супруг, наследник престола герцог Бургундский. Боль во всем теле дофина быстро сделалась невыносимой. По словам больного, ему казалось, будто все внутри него горит.[103] Через шесть дней, 18 февраля 1712 года, герцог Бургундский умер. Отчего – совершенно неясно.
   Сиротами остались двое малолетних детей, один из которых стал наследником французского престола. И тут странную избирательность в очередной раз продемонстрировали микробы, бактерии и вирусы. Они отчего-то стремились поразить исключительно наследников французского трона. Герцог Бретонский пяти лет и его трехлетний брат герцог Анжуйский заболели всего через две недели после смерти своего отца и матери. Заразились от родителей? Нет. Потому что детям был поставлен диагноз «скарлатина», а родители умерли от непонятной лихорадки, похожей на корь.[104] Вы уже улавливаете логику? Только стал наследником престола – и сразу смертельно заболел. И моментально умер. Побыв в роли наследника всего семнадцать дней, 8 марта 1712 года ребенок-герцог скончался.
   Это был уже третий наследник семидесятичетырехлетнего «короля-солнца», умерший в короткое время. Трехлетний брат, заболевший вместе с наследником, долго находился между жизнью и смертью, считался безнадежным. Говорят, что по приказу короля было найдено какое-то противоядие, и ребенок выжил.[105]
   Математика – точная наука. История ей в этом уступает. Для решения математической задачки нам выдают точные данные, иначе ведь ничего не получится. В случае с историей мы имеем причесанные пересказы и полное отсутствие важнейших данных. Были ли отравлены близкие «короля-солнца»? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно знать, сколько слуг в то время «случайно» выпало из окна, скоропостижно уволилось или утонуло в ближайшем пруду. Сколько поваров было повешено или умерло в расцвете сил на своем боевом посту. Кто из придворных и приближенных неожиданно решил все свои финансовые проблемы неведомым образом. Сколько лейб-медиков подавилось за обедом куском мяса или замерзло в лесу, случайно упав с лошади. Нужно знать, умер ли еще хоть кто-то в королевском дворце, или эпидемия всегда «ограничивалась» только наследником престола. Но таких данных у нас нет…
   Как бы вы вели себя на месте старого короля, у которого наследники стали умирать одним за другим? Стали бы сговорчивее за столом переговоров? Вопрос сложный, и каждый решает его по-своему. «Король-солнце» пошел на переговоры. В 1713 году был заключен Утрехтский мир, который обесценил одиннадцать лет борьбы Франции.[106] И тогда наследники французского престола умирать перестали. Наследником стал пятилетний малыш, правнук «короля-солнца», будущий Людовик XV. Ребенок-дофин при семидесятичетырехлетнем короле, который мог умереть от старости в любой момент. Умри король – кто поможет, кто охранит ребенка? Французское государство оказалось бы в очень уязвимом положении, если бы не красавец двадцати восьми лет – герцог Беррийский, второй внук Людовика XIV, дядя наследника. На него престарелый король возложил ответственность за судьбу страны и малолетнего короля. И… Да, все верно. Герцог Беррийский тоже вскорости умер. «...получил травму во время охоты. Он со всей силы ударился о луку седла».[107] Обычно пишут: упал с лошади и разбился. Получается вроде как сломал себе шею или позвоночник. Но это не так. Несчастный герцог Беррийский умер 4 мая 1714 года после «четырехдневной болезни». Теперь пишут, что причина смерти – «внутренние повреждения после падения с лошади».[108] Могло такое случиться? Вполне могло, если бы еще один участник бурной политики того времени не умер аналогичным образом, тоже упав с лошади…
   После несчастного случая с внуком Людовик XIV потерял интерес к жизни. Опасаясь дальнейших «случайностей», он даже изменил закон. До тех пор наследниками трона являлись только дети, рожденные от королевы. У Людовика XIV было несколько внебрачных детей. Король их узаконил и поставил в иерархии королевского дома после принцев крови. Еще через пару месяцев Людовик XIV специально оговорил следующее: в случае пресечения законного рода трон могут занять новоявленные принцы. Он знал, кто уничтожает его род, и понимал: череда смертей не случайна, и она может продолжиться.
   В 1715 году «король-солнце» скончался. Казалось бы – конец истории. Но на самом деле она только начиналась. Не прошло и года после смерти старого короля, как акционеры Банка Англии убедились в оправданности своих опасений. Их ноу-хау, их изобретение попытались нагло украсть. Скопировать, как сегодня ушлые китайские производители копируют форму автомобилей известных марок. Сохранить тайну «печатной машинки» оказалось невозможно. Преимущества и гениальная простота были налицо. Вместо сложной процедуры добычи золота и серебра – простой процесс печатания денег. Франция, потерпевшая поражение в войне из-за «недостаточности кредита», решила открыть свою «печатную машинку». В 1716 году шотландец Джон Лоу получил патент на открытие частного банка с правом выпуска обмениваемых на металл банковских билетов.[109]
   Король Франции Людовик XV в тот момент был малышом и, понятное дело, вопросами финансирования не интересовался. Зато регент, герцог Филипп Орлеанский, с радостью ухватился за прекрасную идею. Он повелевает, чтобы банковские билеты стали приниматься в уплату податей наравне со звонкой монетой. В 1718 году банк Лоу был переименован в Государственный банк.[110] Хотя по сути это было такое же «совместное предприятие», где доли между собой поделили хитрые банкиры и королевская власть. Теперь военное и дипломатическое соперничество Англии и Франции приняло и тайный финансовый оборот. Две группы банкиров, получившие две разные государственные «крыши», сражались между собой за право бесконтрольно печатать пустые деньги. И тем самым получить власть над миром.
   Но мы немного отвлеклись. Вернемся к клонированию французами «английской» идеи бумажных денег. История быстрого расцвета Англии под скипетром Вильгельма начала повторяться во Франции. Ничего удивительного в этом нет – ваша персональная экономика тоже разом расцветет, если вы найдете на улице чемодан с деньгами. Государственный банк Франции был очень успешен. Джон Лоу, словно добрый волшебник, разом решает финансовые проблемы королевской власти: он дает правительству в долг 100 млн ливров под 3% годовых. Для сравнения: на момент смерти «короля-солнца» в казне имелось лишь 700 тыс. ливров.[111] А в конце 1716 года, когда Джон Лоу включил свою «печатную машинку», дефицит бюджета достиг 140 млн ливров.[112] И теперь Франция может продолжать мировую экспансию, потому что у нее появляются деньги.
   Французы копируют систему англичан не только в главном, но и в частных моментах. Власть отдает Джону Лоу на откуп разработку золотых месторождений в Луизиане и всю заморскую торговлю. Заниматься всем этим будет Индская компания, полный аналог британской Ост-Индской компании. Акции нового предприятия продаются поначалу всем желающим, а потом только тем, кто расплачивается банковскими билетами, которые можно было получить в обмен на свои золотые монеты. «Это превратилось в соревнование, кто быстрее освободится от своего золота».[113] Но успехи будут недолги, просто удивительно недолги. Кредитно-денежный базис расширения Французской империи будет уничтожен буквально за несколько месяцев.
   Вот хронология расцвета и моментальной гибели дублера Банка Англии на французской земле. В январе 1720 года банкир Джон Лоу на волне феноменального успеха «лавочки» становится генеральным контролером финансов Франции,[114] ведь только что руководимый им Банк ссудил Франции 100 млн ливров. И в этот момент происходит нечто страшное. «Тут же с невероятной быстротой распространились тревожные слухи, и весь Париж оказался во власти чудовищной паники» – пишет французский писатель Ги Бретон в своей книге «Истории любви в истории Франции».[115] И уже в начале 1720 года начался массовый напор на банк тех, кто желал обменять бумажные банковские билеты на монеты. Обмен сначала был замедлен, а потом и вовсе приостановлен.[116] Когда это случилось? В феврале-марте 1720 года.
   За давностью лет сложно проследить, как была организована «паника вкладчиков», но думаю, что технологии ничуть не отличаются от сегодняшних. Обратите внимание, что произошло это через три года работы Государственного банка Франции. Значит, поначалу его дела шли в гору. И вдруг резко покатились вниз – после «рекордного» займа в 100 млн ливров, полученного правительством. Совпадение? Судите сами – удар был нанесен быстрый и безжалостный. Банк, выпустивший 3 млрд бумажных денег под гарантию 700 млн наличных монет, оказался не в состоянии платить. Но правительство Франции не хотело сдаваться без борьбы. И нашло очень «оригинальный» выход из ситуации. Раз население не хочет пользоваться бумажными банкнотами, а предпочитает монеты, значит, нужно… запретить хождение монет. «Декретом от 11 марта 1720 года было объявлено о запрете после 1 мая употреблять звонкую монету; найденная у кого-либо, она подлежала конфискации».[117]
   Вы можете представить, какую реакцию это решение вызвало во Франции. Конечно – всеобщее ликование и полный энтузиазм масс. После такого декрета популярность бумажных билетов и вовсе упала, как и популярность королевской власти. Все начали гоняться за запретной монетой и бежать от разрешенных ассигнаций. И это очень быстро закончилось катастрофой. Следующим декретом от 22 мая 1720 года было объявлено о снижении номинального курса банковских билетов вдвое.[118] То есть те, кто законопослушно выполнил предыдущий указ короля и пользовался бумажными деньгами, стал разом вдвое беднее. Затем 10 октября 1720 года был издан третий декрет о прекращении хождения билетов после 1 ноября 1720 года. Мелкие билеты было постановлено обменять на государственные облигации с уменьшением номинального курса еще в два раза.[119]
   В итоге произошел очень быстрый двойной грабеж законопослушных граждан. Ясно, что королевское правительство, совершившее во Франции такие трюки (прямо «списанные» с наших российских реформ), стало крайне непопулярным. Именно в это время и был заложен тот заряд ненависти к французской монархии и стране, который в 1789 году приведет к революции и разнесет в щепки королевскую власть. В ноябре 1720 года Государственный банк обанкротился, а его основатель через месяц был вынужден бежать из Франции. Интересно только узнать – КУДА? Это многое бы прояснило…
   Дальнейшая судьба основателя «печатной машинки» во Франции мне неизвестна. Зато известна судьба основателя Банка Англии. Как мы помним, Вильгельм III Оранский, король Англии, договорился с банкирами. И договоренностей не нарушил. Возможно потому, что тоже очень вовремя умер. В марте 1702 года он скончался в Кенсингтонском дворце от… (опять?!) последствий падения с лошади.[120] Могло такое случиться? Могло. Вызывают подозрение только два факта: аналогичная кончина герцога Беррийского и официально озвученная причина смерти основоположника «печатной машинки». Отчего конкретно он умер? Вильгельм скончался от воспаления легких, явившегося осложнением после перелома плеча. Которое, в свою очередь, король сломал при падении с лошади.[121] Кто бы мог подумать, что воспаление легких начинается с перелома? Какая связь между переломом и воспалением легких? Согласитесь, все это крайне любопытно. И очень подозрительно…
   Основатель чего бы то ни было необходим для иконостаса. Ведь именно этот король подписал все нужные банкирам законы: он дал все, что мог и что им было нужно на тот момент. Следующие короли получат систему уже как данность. А тайну своих договоренностей Вильгельм III Оранский унесет с собой в могилу и будет строго смотреть на наследников трона с парадного портрета. Банк Англии для новых монархов станет данностью. Заветом и наказом. Не подлежащим изменению решением предка.[122]
   Пора было начать думать о дальнейших шагах по установлению мировой гегемонии. Способ для этого всегда имелся один – война. Ведомая банкирами британская элита добавит в мировую геополитическую копилку еще один – специальные операции. И то и другое обильно «смазывается» деньгами – благо теперь они появляются из воздуха. Война за испанское наследство – это начало долгого пути «печатной машинки» к июльскому утру 1944 года в Бреттон-Вудсе, когда фунт передаст первенство доллару. Придет время менять дислокацию, и «печатная машинка» переедет за океан, где она будет в большей безопасности.
   Но сначала будет Первая мировая война, которая уничтожит золотой рубль и золотую германскую марку. Уйдет в небытие валюта Австро-Венгерской и Османской империй. До мирового господства останется только один шаг, только одна глобальная война. И сценарий Второй мировой, который писался в Лондоне, будет отличатся от того, что случится в реальности.
   …И главное правило – правил не существует.

4
Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России

Адольф Гитлер
   Анализируя исходы военных баталий, невольно пришел к выводу, что не столько храбрость пехоты или отвага кавалерии и артиллерии решали судьбы многих сражений, сколько это проклятое и невидимое оружие, называемое шпионами.
Наполеон Бонапарт
   Воевать чужими руками всегда приятно. Преимуществ масса: потери несет чужая экономика, преступления совершает чужая армия. Деньги тратит другая держава, экономику истощает другой народ. А можно ли воевать и не напрягать этим экономику? Нет, так не бывает. Военные расходы тянут на дно любую успешную страну. Именно по этой причине всегда было важно вступать в войну последним. Посему, как ни крути, хорошо, когда воюет кто-то другой. Он закупает у тебя оружие и амуницию, продовольствие и товары. В условиях войны растут цены, загружены заводы, экономика развивается – у невоюющей страны, разумеется.
   Но главное вовсе не это. Главное – золото плывет в нужном направлении. Для того чтобы запустить «печатную машинку» в мировом масштабе, чтобы наладить невиданный доселе выпуск ничем не обеспеченных денег, нужно было исключить возможность создания обеспеченной золотом валюты. Для этого необходимо было «выкачать» почти весь мировой запас желтого металла. Такую возможность давала мировая война – ее и готовили. Новая гегемония мировой валюты должна была увенчать эту невиданную войну, в которой всякая мощь, способная сопротивляться, будет перемолота. Миллионы европейцев должны погибнуть, чтобы все страны согласились отказаться от своего национального суверенитета.
   Но есть одна проблема. Преимущества стояния в сторонке и вступления в борьбу в последний момент слишком очевидны. Так же, как и минусы тяжелой изнурительной войны. Потому дураков воевать «первыми» нет. Все хотят быть «вторыми». Что же делать в такой ситуации? Помогать становиться «первыми»…
   …О пакте Молотова – Риббентропа слышал практически каждый. Вы не задумывались, почему все другие договоры называются договорами, а договор о ненападении между Германией и Советским Союзом упорно называют пактом Молотова – Риббентропа? И почему западные историки и наши либералы так упорно стараются замазать этот документ и историю его подписания черной краской? Потому, что этот договор перечеркнул сценарий глобальной войны, написанный в Лондоне. События пошли в совершенно другом направлении. Англосаксонский мир практически чудом сохранил свою гегемонию над планетой. И этим чудом оказалась безудержная англофилия германского фюрера…
   Но давайте перейдем к фактам. Когда в очередной раз заголосят о вине Сталина за развязывание Второй мировой – о том, что именно пакт с Гитлером помог ей начаться, – вспомните, что все это ложь.[124] А факты таковы, что, изучая их добросовестно, просто невозможно обвинить СССР в развязывании Второй мировой. Так можно утверждать либо от незнания, либо от злонамеренности.
   Лишь 1 апреля 1939 года Гитлер, не имевший до этого дня никаких планов войны против Польши, отдал приказ их разработать.[125] В принятом через десять дней плане «Вайс» была указана дата удара на Польшу – 26 августа 1939 года. То есть уже в апреле, когда между СССР и Германией не было проведено еще никаких переговоров, Гитлер собирался громить поляков, и собирался делать это в августе. В тексте гитлеровского плана есть такая фраза: «Вмешательство России, если бы она была на него способна, по всей вероятности, не помогло бы Польше…».[126] То есть в апреле 1939 года Гитлер прямо считал СССР потенциальным противником. Что это значит? Назначая дату начала войны, фюрер руководствовался вовсе не подписанием пакта с русскими, о котором в апреле 1939 года еще никто в Германии не мог и мечтать. СССР подписал договор о ненападении с Германией 23 августа 1939 года. Казалось бы, вот теперь Сталин развязал руки Гитлеру и тот начнет выполнять свой план удара по Польше. Нет, не так. Через два дня после подписания договора с СССР фюрер изменил планы, поменяв сроки намеченного нападения на Польшу. 25 августа 1939 года Гитлер перенес дату удара на 1 сентября 1939 года. После подписания договора в Москве фюрер изменил дату начала войны. ПОСЛЕ! Мы видим, что в определении сроков начала войны Гитлер постоянно руководствовался не договоренностями с СССР, а совсем другими резонами.
   А теперь постараемся расставить все точки над «і». Зададим себе один прямой вопрос: облегчил ли Германии договор о ненападении, который заключил с Гитлером Сталин, задачу разгрома Польши?
   пакта Молотова – Риббентропа, а существовал договор о ненападении между СССР и Германией. Честный ответ таков: разумеется, да. А теперь зададим себе еще один прямой вопрос: начал бы Гитлер войну с Польшей без договора о ненападении с СССР? Факты говорят также однозначно – начал бы. Подготовка к войне шла полным ходом и не зависела от переговоров с Кремлем.[127]
   Теперь еще пара вопросов. Какова главная задача государственного руководителя любой страны: благополучие собственной страны и народа или благополучие другой страны и народа? Что важнее для него: неучастие собственного народа в войне и ненападение на собственную страну или «мир во всем мире»? Честный ответ однозначен – глава государства обязан использовать все возможности, чтобы на его страну не напали. И так обязан поступать глава каждой державы.
   Так о безопасности какой страны должен был думать и заботиться Иосиф Виссарионович Сталин? СССР, Польши или какой-то еще?
   Сталин был обязан оберегать от нападения только СССР. Судьба Польши, которая была откровенно антирусским государством и до апреля 1939 года даже собиралась вместе с Германией воевать против России, не должна была его беспокоить. Для беспокойства о судьбе Польши у этой страны имелось собственное руководство. Которое поверило обещаниям Англии и Франции и сделало все, чтобы польско-германская война произошла.[128]
   Договор о ненападении СССР и Германии стал блестящим маневром русской дипломатии, которая сумела полностью спутать карты англосаксов и отменить нападение на Россию-СССР. То, что Гитлер позже на нас напал, объясняется не ошибкой или просчетом советского руководства, а иррациональным, непросчитываемым, просто невероятно глупым поступком фюрера.[129] Война нашей страны на два фронта против Японии и Германии, как ее планировали в Лондоне, вообще не состоялась. Сталин сумел изменить написанный англосаксами сценарий будущего и не стать «первым», кто начнет воевать и истекать кровью. Это и есть главная причина того, что договор, подписанный Молотовым и Риббентропом, стал самым ненавидимым дипломатическим документом в западной историографии.
   Раз уж заговорили, то за компанию разрушим пару самых зловредных мифов об этом договоре.
   Миф первый: заключение договора с гитлеровской Германией было чем-то из ряда вон выходящим. Это неправда. Пакты – договоры с Гитлером – к августу 1939 года заключили Англия, Франция, Эстония, Латвия. Список этот можно продолжать и продолжать. Первой, кстати, стала… Польша. В 1934 году она подписала договор о ненападении с германским канцлером Адольфом Гитлером. Так вот, если наши польские соседи были первыми, то последней страной в этом списке стоит СССР. Ничего особенного в подписании договора с Германией не было. В 1939 году эта страна была признанным мировым сообществом государством, а ее руководитель – одним из ведущих мировых политиков. Вывод: СССР имел полное моральное и юридическое право подписывать договор о ненападении с Германией.
   Миф второй: существование «секретных протоколов» к договору, которые подписали Москва и Берлин. Во-первых, наличие тайных статей договора или секретных договоров – нормальная дипломатическая практика всех времен. Их подписывали законные монархи и президенты, а не только злодеи или диктаторы. К примеру, русско-французский договор 1894 года, который подписали император Александр III и президент Франции, был полностью секретным. Его содержание было известно русским царям и президентам Франции, а парламент Франции не был знаком с его статьями. Секретным было соглашение 1905 года между США и Японией, которые по итогам Русско-японской войны поделили между собой сферы влияния в Азии. Япония отказывалась от агрессивных намерений в отношении Филиппин, а Штаты соглашались на право японцев присоединить к себе Корею.[130]
   Во-вторых, секретные протоколы к договорам в 1939 году имели и другие государства, а не только СССР или Германия. Например, гарантии Польше в апреле этого года, которые дала Великобритания, сопровождались секретным протоколом.[131] Германские договоры с Эстонией и Литвой также содержали секретную статью. Она обязывала прибалтийские страны «по согласованию с Германией и в соответствии с ее советами осуществлять по отношению к Советской России все военные меры безопасности».[132]
   В-третьих, до сих пор нет убедительных доказательств того, что секретные протоколы к договору о ненападении с Германией вообще существовали. СССР признал их существование на II Съезде народных депутатов СССР,[133] после доклада комиссии во главе с «прорабом перестройки» Александром Яковлевым. Так вот ни в наших, ни в зарубежных архивах нет оригиналов этих пресловутых секретных протоколов.[134] Были продемонстрированы лишь «ксерокопии с ксерокопий». Однако твердый курс на разрушение страны уже тогда был взят Горбачевым и его подручными. Уничтожение истории России, ее очернение и фальсификация – важнейший элемент разрушения страны. Поэтому не нужно удивляться тому, что, несмотря на отсутствие оригиналов, комиссия посчитала «возможным признать, что секретный протокол от 23 августа 1939 года существовал».[135]
   Вывод: существование протоколов не доказано. Но даже если они реально подписывались, это было нормальным политическим и дипломатическим явлением.
   Советский Союз не виновен в развязывании Второй мировой войны. В этом виновно руководство Германии, а также руководство Великобритании и США, которые на протяжении шести лет вкладывали в немецкую промышленность колоссальные суммы. Тут нужно сделать небольшое пояснение. Адольф Гитлер был поставлен во главу Германии Лондоном и Вашингтоном, иначе говоря – владельцами «печатной машинки».[136] Задача – война с СССР, покорение колоссального пространства, огромных кладовых полезных ископаемых. И ликвидация опасного альтернативного варианта развития экономики. За это Германию обещали сделать равным партнером англосаксов за большим «мировым столом». Для того чтобы фюрер мог выполнить поставленную задачу, в Германию были влиты колоссальные средства, осуществлена поставка новейшего промышленного оборудования. Запад «боялся» и «не замечал» милитаризации Германии, которая за шесть лет (1933–1939) создала армию с нуля и вооружила ее новейшими системами. Для создания большой армии Гитлеру сдали Австрию и Чехословакию, а это миллионы призывников и огромные чешские военные заводы «Шкода».[137] Даже Польша была верным союзником Гитлера и готовилась вместе с ним напасть на Россию.
   И в тот момент, когда нужно было выполнять задуманное, Гитлер начал свою игру. Вместо создания конфликта с СССР по поводу Украины он его разрешил.[138] Ситуация была такова – получив все, что возможно, от Запада, Гитлер «свернул» с намеченного сценария, по которому в 1939 году обязательно должна была начаться война. Недаром американский журнал «Тайм» назвал Адольфа Гитлера человеком года в 1938 году.
   Тогда Лондон решил чуть изменить стратегию. Англичане прекрасно знали, что Гитлер намеревается напасть на Польшу. И они вовсе не старались предотвратить это нападение. Идея была другая: немецкая армия, разгромив поляков, выкатывалась на границы СССР. Накал отношений, взаимная пропаганда между коммунистами и нацистами были гарантией того, что война между СССР и Германией обязательно начнется. Для того чтобы все получилось, необходимо было:
   • полякам обещать помощь, чтобы они стали неуступчивыми, а потом ее не дать;
   • Гитлеру дать обещания, что помощи полякам не будет, а он сможет получить «прощение», если после этого начнет воевать с русскими;
   • русским морочить голову и тянуть переговоры до того дня, пока Германия не нападет на Польшу.
   Вот эти три линии английская дипломатия и гнула всю весну и лето 1939 года. Была еще и четвертая задача – приглядывать, чтобы русские вдруг не договорились с немцами. Поэтому при каждом усилении контактов Берлина с Москвой британцы немедленно активизировались…
   А теперь перейдем непосредственно к истории подписания договора о ненападении между СССР и Германией. Есть в ней весьма колоритные детали, о которых нечасто говорят вслух – а то и не говорят вовсе. Эти маленькие, просто крохотные подробности способны сказать о том времени и истинном накале борьбы куда больше толстых фолиантов. Для начала неопровержимый исторический факт: инициатором улучшения германо-советских отношений был не Сталин, а Гитлер. Еще 22 декабря 1938 года в торгпредство СССР в Берлине поступило предложение заключить соглашение. После нескольких зондажей и «обмена мнениями» контакты прекратились. Поскольку эта книга не об истории дипломатии, то позволим себе пропустить несколько месяцев и сразу перейдем к кульминации.
   2 августа 1939 года Полпреда СССР Астахова вызвал к себе глава германского МИДа Иоахим фон Риббентроп. Главная идея его слов – нерешаемых проблем между Берлином и Москвой не существует.
   5 августа 1939 года британская и французская делегации отправляются в Москву на переговоры. Англичане не спешат. Они не летят, а... плывут. И не на военном быстроходном корабле, а на тихоходном пароходе «City of Exeter». В итоге вместо нескольких часов дорога до Москвы занимает семь дней (10 августа 1939 года делегация союзников прибывает в Ленинград).
   11 августа 1939 года Гитлер приглашает к себе комиссара Лиги Наций К. Буркхардта и просит его «о доброй услуге» – помочь разъяснить Западу, что все, что он делает, направлено против России. И если Запад будет слеп и глух, то ему, Гитлеру, придется сговориться с русскими.
   12 августа 1939 года в Москве состоялось первое официальное заседание миссий Великобритании, Франции и СССР. Тут же выяснилось, что глава британской делегации адмирал Дрэкс не имеет никаких письменных полномочий. Глава французской делегации генерал Думенк имеет полномочия «договориться», но не полномочия подписи итоговых документов. На вопрос главы советской делегации Ворошилова, пропустит ли Польша и Румыния советские войска на свою территорию, чтобы они могли бороться против немецких агрессоров, напавших на эти страны, точного ответа не получено. Идет та самая затяжка времени. Ведь продержаться и «прозаседать» англичанам нужно недолго – до запланированного нападения Гитлера на Польшу остается всего две недели.
   15 августа 1939 года посол Германии Шуленбург на встрече с Молотовым зачитал текст записки, в которой выражалась мысль о «возможности восстановления доброго взаимного сотрудничества» между двумя странами и ставился вопрос о приезде в Москву «крупного руководителя Германии». Прочитанный текст ему, кстати, нельзя было отдавать русским, чтобы не оставлять «улик».[139]
   О том, что Гитлер назначил на 26 августа 1939 года удар по Польше, знают не только в Лондоне, но и в Москве. И решают потянуть время, поиграть на нервах у немцев. А заодно проверить серьезность их намерений. Поэтому в итоге приятной беседы с германским послом, понимая, что немцы оказались в цейтноте, Молотов сказал, что с визитом не надо торопиться, чтобы все не ограничилось просто беседами, проведенными в Москве, а были приняты конкретные решения.
   17 августа 1939 года посол Шуленбург вновь посетил Молотова. Глава советского МИДа сказал, что Москве понятно действительное желание немцев улучшить отношения с СССР. Но дальше последовал перечень старых обид. Но «раз уж теперь германское правительство меняет свою прежнюю политику», то оно должно доказать серьезность своих намерений и заключить экономические договоры. То есть выделить СССР кредит в 200 млн марок на семь лет и на эту сумму поставить ценное оборудование. Сначала этот договор, а вот дальше уже возможен и договор о ненападении.[140]
   19 августа 1939 года Гитлер и Риббентроп вновь отправляют Шуленбурга к Молотову. Он передает предложение заключить с СССР договор, состоящий из двух пунктов:
   1. Германия и СССР обязываются ни при каких условиях не прибегать к насилию друг против друга.
   2. Договор предлагается сроком на двадцать пять лет.
   Дополнительно Германия обязалась использовать свое влияние для улучшения отношений Москвы и Токио. Последний пункт был крайне важным. Выходило, что подписание договора с Германией помогало решить и вторую проблему СССР – постоянную агрессию со стороны Японии. Это был серьезный аргумент. Япония, подстрекаемая Великобританией и США, еще в начале 30-х годов вторглась в Китай.[141] И потихоньку, «отгрызая» кусок за куском китайской территории, неуклонно приближалась к границам России. Удар по СССР по английскому сценарию должен был наноситься японцами с востока, а немцами с запада. Это была война на два фронта – для России, а не для Германии. И один фронт уже был открыт. 11 мая 1939 года регулярная японская армия напала на монгольские погранзаставы. В момент, когда германский посол предлагал Сталину заключить договор о ненападении, Токио считался союзником Берлина. А вокруг озера Халхин-Гол в Монголии шли тяжелые бои. На 24 августа 1939 года японцы планировали наступление. Вместо этого 20 августа 1939 года в наступление пошла Красная армия – то есть на следующий день после того, как немцы предложили свое посредничество в замирении с Японией. Чтобы японцы охотнее начали «переговариваться», нужно было им сначала хорошенько наподдавать.
   Для правильной оценки действий советского руководства нужно понять, что переговоры с немцами и бои с японцами происходили в одно и то же время. И при этом Берлин обещал не просто свою дружбу – немцы действительно могли склонить японцев к миру. Ведь воевать против России в одиночку – задача для Японии крайне сложная и практически непосильная.[142] Договор о ненападении Берлина и Москвы – отличный повод для Токио остановиться. Тут впору задать вопрос: а можно ли было еще каким-то другим образом повлиять на Японию? Может быть, другие страны, а не Третий рейх, могли оказать на нее давление? Нет. Потому, что для этого было необходимо желание остановить войну СССР и Японии, а этого как раз и не было. Даже наоборот, англичане в то же время пытались организовать восстание в китайской провинции Синьцзянь.[143] Зачем это британцам? А затем, что именно через эту провинцию СССР отправлял помощь Китаю. Наше оружие и советники помогали усилить борьбу с японцами и тем самым ослабить японские войска, противостоящие Красной армии. Перекрывая путь доставки русского оружия и амуниции, англичане срывали борьбу китайцев и усиливали японцев, помогая им усугублять конфликт с Россией…
   Надо отдать должное Сталину. Прекрасно понимая серьезность намерений немцев и причины их спешки, он решил (несмотря на проблемы с японцами) воспользоваться ситуацией с максимальной пользой для СССР. Немцы просили принять в Москве министра. Англичане присылали неизвестно кого и без полномочий. Ситуация была очень наглядной…
   Во время визита в Москву посол Германии Шуленбург получил от Молотова вполне конкретный ответ. Если экономические соглашения будут подписаны сегодня, 19 августа, то Риббентроп может приезжать через неделю, 26 или 27 августа. На предложение принять Риббентропа пораньше Молотов возразил, что говорить об этом рано, пока не завершена даже первая ступень – экономические переговоры. На часах было около 15.00, 19 августа 1939 года.[144] В Берлине должны были схватиться за голову – время неумолимо истекало. Русские были любезны, но никакой ясности в ситуацию не вносили. И вдруг они прямо сказали, что без кредита в 200 млн марок никакого прогресса в отношениях быть не может. Что оставалось делать Берлину? Хотел ли Гитлер кредитовать Сталина? Конечно нет. Он сам нуждался в средствах, готовясь к войне с Польшей. Но выбора у него не было. Ведь Сталин, ведя переговоры, использовал старый добрый англосаксонский прием: создание проблемы, а потом «продажа» путей ее решения. США сегодня финансируют «международный терроризм», а потом сами с ним и борются.[145] Кремль тянул время, потом вдруг предложил через предоставление кредита СССР до 1946 года резко ускорить переговоры. И для этого после «кнута» пустил в ход «пряник». Через полчаса после ответа, что приезжать нужно «через недельку», германского посла вновь вызвали к Молотову.
   Ему вручили советский проект договора о ненападении, составленный по всем правилам. Именно этот вариант (с незначительными правками) будет потом подписан. Договор как договор – ничего в нем необычного не было. Кроме одного: в проекте договора не было указания, что документ теряет силу в случае агрессии одной из сторон против третьего государства.[146] Просто запомним этот момент и двинемся дальше. Чуть позже эта информация нам очень пригодится.
   20 августа (в 2 часа ночи) срочно подписано торгово-кредитное соглашение. СССР получал кредит на 200 млн марок, на которые мог покупать германское оборудование, а долги гасить поставками сырья и продовольствия.[147]
   Итак, Германия сделала то, что от нее просил Кремль, – экономическое соглашение подписано. Совершенно изможденный Гитлер рухнул спать в 7 часов утра 20 августа. Но от русских нет никакой конкретики, и пока единственная озвученная ими дата прибытия германской делегации по-прежнему 26–27 августа 1939 года. Это для Берлина слишком поздно. И тогда Адольф Гитлер решил ускорить события. Днем 20 августа 1939 года он садится и пишет личное письмо Сталину. Ранее они никогда не переписывались и не разговаривали. Но соблюдать процедуры Гитлеру уже некогда: удар по Польше запланирован на 26 августа, и время идет неумолимо. «Тем не менее я повторяю свое предложение о том, чтобы Вы приняли моего министра иностранных дел 22 или, в крайнем случае, 23 августа»,[148] – пишет Гитлер в своем письме. 21 августа 1939 года в 15:00 германский посол граф Шуленбург в Москве вручает текст послания Гитлера. Через два часа (!), в 17:00, Вячеслав Михайлович Молотов отдает немецкому послу ответ главы СССР.[149] Сталин отвечает почти мгновенно.
   «21 августа 1939 г.
   Рейхсканцлеру Германии господину А. Гитлеру
   Благодарю за письмо.
   Надеюсь, что германо-советское соглашение о ненападении создаст поворот к серьезному улучшению политических отношений между нашими странами.
   Народы наших стран нуждаются в мирных отношениях между собою. Согласие германского правительства на заключение пакта ненападения создает базу для ликвидации политической напряженности и установления мира и сотрудничества между нашими странами.
   Советское правительство поручило мне сообщить Вам, что оно согласно на приезд в Москву г. Риббентропа 23 августа.
   И. Сталин»[150]
   Нужное СССР экономическое соглашение уже подписано, кредит будет получен. Теперь можно подписать с немцами договор о ненападении, нужный СССР для предотвращения и возможной войны с Германией, и окончания идущей войны с японцами. Ответ Сталина Вячеслав Михайлович Молотов передает германскому послу и… И вот наступил момент, ради которого, уважаемые читатели, мы делали это весьма длинное вступление в жаркий август 1939 года. Теперь начинается самое любопытное и самое малоизученное в истории договора о ненападении. Начинаются настоящие чудеса…

История первая
О нерасторопных немцах и сталинском письме

   Представим себе картину. Адольф Гитлер поставил на карту свой престиж – вопреки дипломатическому этикету обратился к главе другого государства, минуя своего министра иностранных дел. Такого во взаимоотношениях СССР и Германии еще не было. Написав письмо, Гитлер сделал свою позицию крайне уязвимой. Он показал, насколько важно ему договориться. Он дал козыри в руки другой стороны. Он подставился еще до начала переговоров. И он ждет ответа. Нет в Третьем рейхе 21 августа 1939 года более важной новости, нет более важной депеши, чем ответ Сталина.
   Вот вам и вопрос: сколько времени заняла передача ответа руководства СССР? Как мы знаем, в 17:00 конверт с текстом попал в руки германского посла. А во сколько текст попал в руки Гитлера?
   Попробуем подсчитать. Пятнадцать минут даем послу Шуленбургу на поклоны с Молотовым, проход до машины, еще минут двадцать положим на проезд до посольства. Минут десять на «снимание пиджака», минут двадцать на шифровку. Еще десять на передачу текста в Берлин – строк-то всего четырнадцать, документ крохотный. Итого получается семьдесят пять минут. Пусть будет девяносто, ведь германский посол немолодой, ходит медленно. Итого – полтора часа. Какие затраты времени на прохождение этой информации в Берлине? Дешифровка двадцать минут, доставка текста фюреру еще двадцать. Пусть час. Час в Берлине, полтора в Москве. Выходит, что передача ответа Сталина от Кремля до Адольфа Гитлера могла занять два с половиной часа максимум. И это так, не спеша, вразвалочку. А ведь Гитлер должен был дать четкое указание первоочередности этого материала. Его срочности и важности. Бегать все должны! Что же на самом деле?
   Как могло быть, что самый ожидаемый в Германии документ оказался передан Гитлеру с таким огромным опозданием? Куда он завалился? Сравните: два с половиной и девять часов. Кто его так задержал? Согласитесь, вопросов возникает много. Должны они были возникнуть и у Гитлера, ведь он очень ждал сталинского ответа. «В крайнем беспокойстве, почти не владея своими нервами, Гитлер ждал ответа. Заснуть он не мог, поэтому посреди ночи позвонил Герингу, поделился своими тревогами и излил свое раздражение по поводу флегматичности русских».[152] А ведь обида фюрера на тугодума Сталина была напрасной, глава СССР ответил молниеносно. Куда же подевался этот ответ? Кто не давал его Гитлеру? Когда же письмо Сталина все же «пробилось» к адресату, то реакция фюрера оказалась весьма своеобразной. «За ужином Гитлеру подали какую-то записку. Он быстро пробежал ее глазами, заливаясь краской, смотрел какое-то время прямо перед собой, ударил по столу так, что зазвенели рюмки, и срывающимся голосом воскликнул: «Все в порядке! Все в порядке!»[153] Есть и еще свидетельства. Когда Гитлер получил известие, что Риббентроп может лететь в Москву 23 августа, он воскликнул: «Это стопроцентная победа! И хотя я никогда этого не делаю, теперь я выпью бутылку шампанского».[154]
   Мог ли Адольф Гитлер от прилива радости, что Сталин ответил и согласился перенести переговоры на ближайшее время, не заметить странной задержки в поступлении этой важнейшей информации? Гитлер мог и не заметить. А вот руководители его спецслужб были обязаны в этой ситуации разобраться. Почему? Да потому, что когда глава государства бегает по своей резиденции в нетерпении и обрывает телефонные трубки с вопросами «Где ответ Сталина?», то задержка информации на шесть-семь часов (!) называется коротко и емко: саботаж. Или даже чуть громче – диверсия. Ведь итогом такой «задержки» могло стать иное течение мировой истории, вся она могла сложиться совсем по-другому.
   Поэтому давайте подойдем к этому вопросу с другой стороны. Казалось бы, совершенно скрыть факт сталинского ответа от Гитлера невозможно. Так какая разница, через два часа его получит адресат или через девять? Разница огромная. Такая же, как между миром 10 и 11 сентября 2001 года. Зададим еще один вопрос: а кому было выгодно представить дело так, что никакого ответа Сталина не поступало? Кому было выгодно довести Гитлера до бешенства отсутствием ответа Сталина НА ЕГО ЛИЧНОЕ ПИСЬМО? Что это давало? Что мог предпринять Адольф Гитлер, не получив сталинского послания? Что получилось бы, лопни его терпение раньше?
   Как ни странно, ответить на эти вопросы очень просто. Фюрер был азартным игроком. И играл он сразу на двух досках – с Западом и с Востоком. Когда шесть лет спустя Адольф Гитлер застрелится у себя в бункере, Сталин скажет об этом предельно ясно: «Доигрался, подлец!» В этих словах вся правда трагедии Второй мировой войны. Доигрался, играя со всеми сразу. Гитлер неоднократно говорил и писал, что война на два фронта для Германии гибельна и невозможна, что такой сценарий войны был главной ошибкой кайзера. И что он, Гитлер, этой роковой ошибки не повторит. Поэтому в ситуации августа 1939 года Гитлер должен был договориться либо с Западом, либо с Востоком. А еще лучше, сначала договорившись с одним, потом договориться и с другим центром силы. Если предложение англичан окажется выгоднее, то о «дружбе» с Кремлем снова можно забыть.[155]
   Но вернемся к вопросу, что бы делал Гитлер, если бы сталинский ответ «запоздал» еще часиков на пять. Ответ – он бы договаривался в любом случае. Только не с русскими. А с кем? Вариант ответа есть только один – с англичанами. Исторический факт – 21 августа 1939 года глава Германии попросил Лондон принять Геринга 23 августа и получил согласие.[156] В те судьбоносные августовские дни на берлинском аэродроме рядышком стояли два самолета. Один из них – личный «юнкерс» фюрера – ждал рейхсминистра Риббентропа для полета в Москву. А вторым воздушным судном был локхид-12А британских спецслужб.[157] Герман Геринг готовился полететь на нем в Лондон. Оба полета и визита планировались на один день – 23 августа 1939 года. Организацией полета Геринга во избежание огласки лично занимался шеф британской разведки. Лететь «толстый Герман» должен был на встречу не с кем-нибудь, а с премьером Невиллом Чемберленом. Завеса секретности была полнейшей. Лететь собирались не прямо в Лондон, а сначала на небольшой аэродром у городка Бовингтона, в графстве Херефордшир. Оттуда Геринга бы доставили прямо в Чекерс, официальную резиденцию премьер-министра. Штат сотрудников Чемберлена для соблюдения секретности планировалось распустить, а заменить их должны были сотрудники британских спецслужб. Планировалось даже отключить все телефоны…[158]
   И это был не первый случай, когда в ключевые политические моменты один из руководителей Третьего рейха летел «на ковер» в Лондон, чтобы договариваться в режиме реального времени и личного присутствия. Например, в момент введения немецких войск в Австрию весной 1938 года Риббентроп находился в британской столице. А чтобы визит не был официальным, предлог придумали на ходу. Риббентроп был послом Германии в Лондоне, теперь стал главой МИДа. И в новом ранге он просто прилетел к старым друзьям устраивать что-то типа «отвальной».[159] Итогом стало признание Англией аншлюса (присоединения) Австрии к Германии, несмотря на имевшийся договор с австрийцами, в котором британцы обещали защищать их независимость.
   В августе 1939 года состояться мог только один полет. Вот за то, куда полетит посланец Гитлера, с кем фюрер решит договориться, и шла борьба.[160] Отсутствие ответа Сталина должно было подтолкнуть Гитлера договариваться с англичанами. Других вариантов у главы Германии просто не было. Поэтому можно смело утверждать, что мнимое отсутствие сталинского письма могло направить историю Европы по совершенно другому сценарию. Куда более трагическому для России – потому что после разгрома Польши немецкие войска выкатились бы на наши границы. И воевать с вермахтом Красной армии пришлось бы в одиночку, на два года раньше. А Франция и Англия не имели бы никаких обязательств по оказанию России помощи.
   Кому было выгодно, чтобы вместо германо-русского мира в сентябре 1939 года началась германо-русская война? Англии. Кому было выгодно стравить между собой два народа, чтобы потом вступить в схватку «вторыми», когда соперники будут взаимно обескровлены? Англии. Да и девятичасовая задержка передачи срочнейшего и важнейшего письма – это исторический факт, от которого никуда не деться. Так кто мог попытаться сорвать договоренности между Германией и Россией путем задержки послания главы одной страны главе другой? Ответ очевиден. Одного не понимаю: почему никто не пытался до сих пор разобраться в этом интереснейшем вопросе? Ведь тогда многое становится понятным. И даже – чересчур понятным. Ведь это была задача государственной важности, и Великобритания помимо всех дипломатических и околодипломатических источников пустила в ход спецслужбы…
   Кто мог обеспечить «лишние» шесть часов прохождения сталинского письма? Английские агенты в немецких службах. В каких конкретно – для нас неважно. МИД, разведка, шифровальщики, заместители Риббентропа. Хотите знать, кто персонально, – поднимите немецкие архивы, там должен быть ответ. Такая оплошность не могла остаться безнаказанной. Ни германские спецслужбы, ни министр Риббентроп не могли не отреагировать на такую явную диверсию. Реакция обязана была быть – жесткая, но скрытая. В течение месяца кто-то должен был утонуть, разбиться в автокатастрофе или умереть от внезапной остановки сердца. Без лишнего шума. Без огласки. Портрет на работе с черной ленточкой. Плачущие товарищи. Истинный ариец. Слепая смерть вырвала его из наших рядов. Пенсия безутешной вдове.
   Я не знаю, что случилось с тем британским агентом, что рискнул всем по заданию своих лондонских шефов, потому мне неведомы его имя и фамилия. Но я знаю фамилии и имена других реальных иностранных агентов, находившихся в Германии.

История вторая
О русском агенте

   Этот человек считался не просто агентом, а самым ценным агентом СССР в фашистской Германии. Рассказывающая о нем книга так и называется: «Его Величество Агент».[161] С прописной буквы, как пишут о королевских особах. И это не просто так: Вилли Леман действительно был ценнейшим агентом. Под псевдонимом «Брайтенбах» он целых двенадцать лет снабжал Москву секретной информацией. При этом работая не где-нибудь, а в гестапо. «Вилли Леман был инициативщик и сам предложил свои услуги… Леман двенадцать лет работал на советскую разведку. За это время он не сделал ни одной профессиональной ошибки, ничего, что могло навести на него хоть какое-то подозрение»,[162] – рассказывает автор книги Теодор Гладков об этом агенте. Начав сотрудничать с советской разведкой еще до прихода нацистов к власти, последнюю ценную информацию он передал 19 июня 1941 года. В этот день Леман совершенно верно назвал дату германского нападения на СССР.[163] После чего связь с ним прервалась.
   Получилась странная ситуация: ценнейший агент есть, а связи с ним нет: «К весне 1942 года Центр так и не сумел восстановить связь ни с одним своим агентом в Берлине».[164] То есть физически просто некому было выйти на связь с Леманом. Тогда было принято решение перебросить связных через линию фронта. Два агента были переправлены в Берлин, и оба были арестованы «коллегами» Вилли Лемана из гестапо. Один держался до конца и погиб в застенках, второй пошел на сотрудничество с нацистами. Началась радиоигра. Позднее арестованный советский агент утверждал, что подал кодовый знак, что работает под контролем, но его якобы не заметили радисты Центра. 4 декабря 1942 года на передатчик, работающий под контролем гестапо, были высланы пароль и условия связи с Брайтенбахом… «...В декабре, после 11-го числа, в квартире Лемана раздался телефонный звонок. Поздней ночью. Ничего необычного для сотрудника спецслужб. Срочный вызов. За многие годы такое случалось не раз... Его уже поджидал служебный “Хорьх”. Распахнул дверцу, нырнул в кабину, и тут же на запястьях щелкнули наручники... Ордера на арест не было. Доставили, и все... О деле Лемана кроме самого шефа гестапо Мюллера могли знать всего несколько человек. Леман был обречен. Ему было заведомо отказано даже в фарсе суда, пусть и с предрешенным смертным приговором. ...И было только коротенькое сообщение в закрытом нацистском “Бюллетене” от 29 января 1943 года, в котором сообщалось, что “Вилли Леман отдал жизнь за фюрера и рейх”. Истинным в этом сообщении, похоже, был лишь месяц смерти – декабрь 1942 года...».[165]
   Все тихо, мирно, по-семейному. Отдал жизнь за фюрера и рейх. А зачем будоражить общественность? Вносить смущение и беспокойство. Ничего не случилось и с женой Лемана. А как же иначе – ведь ее муж погиб за Великую Германию: «Маргарет Леман никаким репрессиям и притеснениям не подвергалась. Отнюдь не из соображений гуманности, но лишь для сохранения тайны. Поначалу ей сообщили, что Вилли погиб в “секретной” командировке».[166]
   Правда редко, крайне редко всплывает на поверхность. Разведки и контрразведки свято берегут свои тайны.

История третья
Об английском агенте

   Особенный интерес данная история вызывает потому, что ее герой был кадровым немецким дипломатом, что, однако, не помешало ему работать на английскую разведку. Звали нашего героя Вольфганг фон Путлиц. Выходец из древнего знатного рода, он служил в кайзеровской гвардии, а после поражения Германии в Первой мировой пошел в дипломаты. Громкая фамилия и связи помогли ему занять в 1936 году пост заведующего консульским отделом в немецком посольстве в Лондоне.[167] И, видимо, там он и был завербован. Почему «видимо»? Потому что в своих мемуарах фон Путлиц, как разумный человек, ничего прямо не пишет о своих связях с английской разведкой.[168] Он рассказывает читателю о «дружбе» с англичанами. Однако результаты этой «дружбы» столь красноречивы, что сомнений о характере взаимоотношений нет никаких.
   Много интересного пишет немецкий дипломат. Например, накануне начала Второй мировой он работает в германском представительстве в Голландии. Он (как немецкий дипломат) получает задачу… протолкнуть в Рейх большую партию нефти и другого стратегического сырья. Оно не успело проскочить после начала нападения Гитлера на Польшу через германо-голландскую границу и блокировано. Откуда сырье? Из Англии.[169] Как английский разведчик, Путлиц, наоборот, старается поставить дело так, чтобы ни одна капля нефти не попала нацистам. И он пишет письмо… в английский разведывательный центр (в книге ведь он не признается, что был агентом, и поэтому просто пишет туда письмо!) Откуда знает адрес? «В Гааге каждый знал, что английский разведывательный центр находился в паспортном бюро британского консульства в Шевенингене и что его руководителем являлся некий капитан Стивенс»,[170] – пишет мемуарист Путлиц.
   Правда, прелестно? Каждый знал. Все мальчишки, любая старушка. Вон он, там, – английский разведывательный центр. Может, еще и вывеска была? Для удобства. Но шутки в сторону. Как вы уже догадались, итогом этой истории стало благополучное прохождение груза нефти на территорию Германии – с помощью сотрудников компании «Шелл». А самого фон Путлица, чтобы не мешал снабжать немцев стратегическим сырьем, англичане «вдруг» решают вывезти в Британию. При том что, по словам Путлица, он никакой не агент, а просто «друг» некоторых англичан. Обратите внимание и на то, как собираются вывезти. «Друг» Путлица лорд Ванситтарт говорит:[171] «Если это будет совсем необходимо, то я пошлю в Шевенинген британский миноносец, чтобы забрать Путлица. Но было бы лучше, если бы Стивенс смог раздобыть в Голландии самолет».[172]
   Началась Вторая мировая война. Британский флот приведен в боевую готовность и вот-вот начнет боевые действия. А лорд Ванситтарт готов отправить миноносец за своим другом. Неужели боевым кораблям нечего делать? Неужели так много у англичан миноносцев, что всякий лорд может отправить таковой во время войны куда ему угодно «за своим другом»? Да и у руководителя английского разведывательного центра Стивенса нет никаких других дел, чтобы искать самолет для человека, просто написавшего ему записку?
   Все вопросы отпадут, когда мы прочитаем сцену встречи Путлица в Англии. Более того, появляется стойкое убеждение, что фон Путлиц давал англичанам весьма ценную информацию. Какую – мы не знаем, но определенно ценную. Судите сами. Путлиц прилетает в Британию на самолете, который подыскала английская разведка в Голландии. Встречающий господин жмет ему руку и говорит: «Ваше прибытие является пока что наиболее обнадеживающим фактом во всей войне». Высокая оценка, что сказать. «Никаких таможенных формальностей не соблюдалось; у нас даже не посмотрели паспорта»,[173] – рассказывает о встрече фон Путлиц. И действительно, зачем какие-то формальности, пустое это дело. Зачем вообще проверять паспорта у пассажиров, прилетевших из Голландии на самолете? Что с того, что Великобритания вступила в мировую войну? Что с того, что Голландия граничит с Германией? Что с того, что страна тюльпанов нейтральна и немцы свободно по ней перемещаются?
   После распивания шампанского за благополучное прибытие англичане предлагают беглому германскому дипломату… получить британское подданство.[174] А ведь, согласно законам военного времени, каждый гражданин воюющей с Британией страны должен быть интернирован до окончания войны. Проще говоря – граждан противника сажают на всю войну в концлагерь.[175] Это неприятно, но необходимо, чтобы предотвратить шпионаж и диверсии. А тут немцу предлагают стать англичанином. Разумеется, из чисто человеческой доброты, по дружбе. Но благородный фон Путлиц отказывается стать гражданином Великобритании. После этого его опять-таки никуда не сажают, и он свободно перемещается внутри Англии. Лорд Ванситтарт даже приглашает его на свою виллу.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

   Знаменитый подвиг Ивана Сусанина значил для России куда больше, чем можно себе представить. Отряд поляков, который он завел в чащобу, собирался убить нового царя Михаила Романова. Поняв, что задумали поляки, крестьянин Сусанин и решил спасти жизнь государя. Неслучайно в оригинале опера Глинки называлась «Жизнь за царя». В советское время ее переименовали в «Иван Сусанин», и она потеряла смысловую нагрузку. А ведь убей тогда поляки Михаила Романова, это могло означать новую смуту с действительно непредсказуемыми последствиями. Надо сказать, что русские цари прекрасно понимали важность подвига Сусанина. Он и его потомки были освобождены царским указом на вечные времена от всех податей.

13

14

   Королем Швеции в тот момент стал революционный французский маршал Бернадот. Его потомки и по сей день правят Швецией, потому что основатель династии вовремя предал Наполеона. Сделал он это потому, что Бонапарт начал проигрывать. Если бы он победил в России, Швеция не преминула бы вернуть себе Финляндию и Прибалтику. Поляки воевали в войске Наполеона, он даже создал буферное герцогство Варшавское, к которому можно было присоединять что угодно. Турки воевали с Россией и подписали мирный договор за два дня (!) до нашествия Наполеона. Спасибо за отсутствие войны на два фронта в этот сложнейший момент мы должны говорить Кутузову. Понятное дело, что при нашем поражении Турция постаралась бы вновь забрать себе все, что было отвоевано у нее Россией.

15

16

   Он был распущен 1 июля 1991 года. Когда Горбачеву говорили о том, что никаких гарантий роспуска НАТО не существует и необходимо сначала их получить, он говорил: «А зачем нужен будет НАТО, если мы распустим Варшавский договор?» Запад же охотно ему подыгрывал. 19–21 ноября на пленарном заседании глав стран ОБСЕ в Париже была принята «Декларация о безблоковой Европе»: «Конец эры конфронтации. Нет больше противников… Будет построено новое партнерство… Безопасность неделима» (Уткин А. Измена Генсека. М.: Алгоритм, 2010. С. 96). Где теперь эта декларация? Кто ее выполняет? Кто соблюдает?
   Раз уж заговорили о Восточной Европе – обратите внимание, что никто из бывших союзников СССР не стал нейтральным, то есть независимым. Все вступили в НАТО. Это подтверждает старую истину: если ты не контролируешь что-то, это контролирует кто-то другой. И никакого нейтралитета у этого «кого-то» быть не может. Если отказаться от своего контроля, то он просто перейдет под контроль соперника. Только и всего.

17

18

   Заслуга Горбачева в воссоединении Германии несомненна и огромна. Недаром ему присвоили там «титул» лучшего немца. Дело в том, что именно он настоял на том развитии событий, которое в реальности и произошло. Союзники Германии по НАТО – Великобритания и США – были… категорически против восстановления единства немцев. Предлагался некий переходный период. Англосаксы всегда боялись независимой и сильной Германии, и этот резон в их политике будет присутствовать столько, сколько просуществует мощная Германия. А сделав так много хорошего для немцев, для русских Горбачев сделал столько же плохого. На сегодняшний день русский народ – самый многочисленный разделенный народ не только в Европе, но и в мире! Тут и русские, оставшиеся за пределами России, и украинцы, и белорусы, которые составляют не три «братских», а один народ. Единую страну разрезали на куски, единый народ разделили. И отчего это Горбачева так не любят на родине?

19

   Ошалевшие и не верившие в свое счастье немцы были готовы подписать любые условия воссоединения. В том числе даже выход объединенной ФРГ из НАТО. Горбачев поверил на слово. Когда чуть позже зашла речь о выводе наших войск из бывшей ГДР, Германия была готова заплатить любую сумму в качестве компенсации. И это понятно – сколько стоит воссоединение народа? Тут любая цифра не покажется чрезмерной. Горбачев денег не взял, хотя в тот период брал кредиты на Западе. В итоге войска выводили в чисто поле. А куда спешить? Нужно было уходить медленно, убедившись, что объединенная Германия нейтральна и выполняет свои обязательства по выходу из НАТО. Ничего лучше для контроля над выполнением обещаний политиков, чем стотысячная группировка войск, мир еще не придумал.

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

43

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

58

59

60

61

62

63

64

65

66

67

68

   Ленин умер в 1924 году. Значит, полагают историки, к власти тут же пришел Сталин. Они считают его правление с 1924-го по 1953 год, то есть двадцать девять лет. Это в корне неверно. Реально Сталин взял власть в свои руки значительно позже – в 1929 году, выслав Троцкого сначала в Алма-Ату, а потом за пределы СССР. И потом почти десять лет каленым железом выжигал инспирируемые западными разведками реальные заговоры в НКВД, армии и партийной верхушке. Полностью же контроль над СССР Сталин получил лишь 3 мая 1939 года. Что он для этого сделал, вы прочитаете в одной из последующих глав. Таким образом, годы безоговорочного правления Иосифа Виссарионовича правильнее всего можно обозначить как 1939–1953, то есть четырнадцать лет.

69

70

71

72

73

74

75

   Еще штрих – в тот момент Нидерланды, где правил Вильгельм Оранский, стали центром мировой торговли и банковского дела. Не оттуда ли родом «шотландские» банкиры? О национальности банкиров, придумавших и впервые воплотивших «печатную машинку», есть различные сведения. Они могут быть шотландцами, англичанами, голландцами, евреями – информация сильно разнится. Несомненно одно – через очень короткий промежуток времени банкиры вошли в элиту английского общества и теснейшим образом переплелись с королевской властью Великобритании.

76

77

78

79

80

81

82

83

84

85

86

87

88

89

90

91

92

93

94

95

96

97

98

99

100

101

102

103

104

105

106

   Англичане добились всех своих целей: ослабили Францию, не дали усилиться Австрии. И, согласившись с французским кандидатом на престол Испании Филиппом V, добились для него формального запрета стать в будущем королем Франции. Значит, Испания и Франция не могли слиться в одну сверхдержаву. Кстати, именно с этого момента Англия получила важный кусок испанской территории – Гибралтар. А помимо этого – остров Менорку и французские владения в Северной Америке (земли вокруг Гудзонова залива, остров Ньюфаундленд). Но самое важное – англичане получили «ассиенто». Так называлось монопольное право на поставку рабов из Африки в испанские владения. Теперь работорговлей по праву могла заниматься только Англия. И она старалась на славу – принеся рабство за океан. Всюду, куда приходил англичанин, работать начинали невольники. Отдельная тема, остающаяся за рамками темы данной книги, – белые рабы англичан. Они были в основном ирландцами. Убийство англичанином ирландца вообще не каралось по английским законам. Потому что ирландец, живущий в оккупированной англичанами Ирландии, был человеком второго сорта даже будучи свободным. Он ведь был католиком, а церковь в Англии протестантская, да еще особого рода – англиканская. Не забыли англичане и о России: английские деньги и дипломатическая поддержка помогли Швеции, заставляя ее воевать с Россией до 1721 года. А желавший мира Карл XII, вернувшийся в 1718 году в Швецию, «вдруг» скоропостижно скончался. Знакомый почерк, не правда ли? Его сестра, королева Ульрика Элеонора, прервала мирные переговоры и воевала еще три года.

107

108

109

110

111

112

113

114

115

116

117

118

119

120

121

122

   Знаете, кто был наследником Вильгельма III? Это весьма любопытно. Оказывается, Вильгельм III, свергнувший Якова II, был женат на дочери этого самого Якова, которую звали Мария Стюарт. Всего у потерпевшего поражение короля было две дочери, вторая – Анна. Это милое создание публично предало отца и перешло на сторону мужа своей сестры под «влиянием» Джона Черчилля, который позже станет ее фаворитом. У Вильгельма Оранского и Марии детей не было, так и получилось, что наследницей престола стала Анна Стюарт. Прямо как в математике – от перемены слагаемых престолонаследия (короля) сумма (права на престол) у этой девушки не поменялась.

123

124

125

126

127

   Я не случайно дал небольшой экскурс стремительного сближения Германии и СССР в августе 1939 года. Даты тут очень важны. Вот что записал в дневник начальник германского Генштаба генерал Франц Гальдер 15.08.1939: «До вечера 19 августа не предполагается никаких изменений. Изменения в работе транспорта не ранее 22 августа… Отмену партийного съезда следует хранить в тайне… Время и место нанесения ударов, дата сюрпризов остаются без изменений». (Гальдер Ф. Оккупация Европы. Военный дневник начальника Генерального Штаба 1939–1941. М.: Центрполиграф, 2007. С. 23). То есть подготовка к нападению на Польшу идет полным ходом. А ведь на 15 августа 1939 года никакого пакта с русскими еще нет – не существует даже его проекта, не ведется никаких переговоров об этом. Нет ничего – а немецкая военная машина четко и планомерно готовится к войне. Да что там 15 августа, даже 4 августа не было ни малейшей уверенности, что Сталин способен изменить свое отношение к Германии. Об этом нам говорит телеграмма немецкого посла Шуленбурга из Москвы: «…Советское правительство фактически более склонно к улучшению германо-советских отношений, но что прежнее недоверие к Германии еще не изжито. Мое общее впечатление таково, что Советское правительство в настоящее время полно решимости подписать соглашение с Англией и Францией…» Об этом можно прочитать… у Черчилля. (Черчилль У. Вторая мировая война, Т. 1–2. М.: Воениздат, 1991. С. 178). Но современные фальсификаторы истории лгут и клевещут, стараясь быть правдоподобными только для непосвященного человека. Давят на эмоции. Но стоит открыть книгу даже такого «друга» России, как Черчилль, как все обвинения против СССР растают, словно утренний туман. Не верьте лжецам от истории. Почитайте и разберитесь самостоятельно.

128

129

130

131

132

133

134

135

136

137

138

   Поводом к войне России и Германии должна была стать Закарпатская Русь (она же Закарпатская Украина). Эта территория входила в Австро-Венгрию, потом вошла в состав Чехословакии, далее в состав Словакии. Гитлер должен был включить ее в состав Рейха, и повод для войны был бы создан. Части Украины есть у СССР и есть у Германии. Вместо этого фюрер отдал Закарпатье венграм в марте 1939 года. И тут же Запад решил его наказать, а Польша забыла о дружбе с Рейхом. Буквально за сутки забыла.

139

140

141

   Вот лишь некоторые факты. Великобритания была союзником Японии во время Русско-японской войны 1904–1905 годов. По ее итогам Япония аннексировала Корею – англосаксы этого «не заметили». После вторжения Японии в Китай, несмотря на огромные жертвы китайцев, Великобритания в Лиге Наций блокировала все обвинения Японии в агрессии. Всего в Китае с 1931 по 1945 год в результате японской агрессии погибло 35 млн человек (Нарочницкая Н. А., Фалин В. М. Партитура Второй мировой. Кто и когда начал войну? М.: Вече, 2009. С. 54). Наконец, пока делегация Англии и Франции собиралась на переговоры в Москву, 24 июля 1939 года Лондон и Токио подписали соглашение Арита – Крейги, которое полностью признавало «существующее положение в Китае». Это было благословение на войну с Россией. На полномасштабную войну…

142

   Войну 1905 года Россия Японии не проиграла. Нас заставили подписать мирный договор! Заставили революционными выступлениями, стачками, терактами и «восстаниями» на флоте. Вся эта «революция» была плодом отличной работы иностранных спецслужб. К примеру, бунт на броненосце «Потемкин» начался с супа, в котором матросы нашли шевелящихся червей. Возмущение было справедливым – вы нас кормите гнилью и тухлятиной! И никто не подумал о том, что после варки супа черви обязательно бы погибли и шевелиться никак не могли. Кто-то специально бросил живых червей в котел ПОСЛЕ приготовления пищи. И это лишь один, самый показательный, пример. Инициатором мирных переговоров выступала… Япония. Через два дня после Цусимы японцы предложили мир. Потому что понимали: длительную войну выиграть у России невозможно. Подробности о том, как руками революционеров (и главное – зачем) англичане подталкивали Николая II к заключению мира, см.: Стариков Н. Кто финансирует развал России. От декабристов до моджахедов. СПб.: Питер, 2010.

143

144

145

146

147

   Очень часто для демонстрации сталинской глупости, скудоумия или трусости говорят об эшелонах зерна, вплоть до 22 июня пересекавших советско-германскую границу. Но это была не дань трусости или ошибка от страха, а возврат кредита. Или осуждающие Сталина люди сами кредиты не отдают? Это Германия сначала поставила нам станки, оружие и многое другое, а лишь потом СССР отдавал этот долг в течение нескольких лет. Сделка была очень выгодной. Это не мы кредитовали Гитлера, а он кредитовал нас. Сталин выжал из Гитлера все, что было возможно. Кто может точно сказать, какую часть кредита мы погасили, а какую так и не успели до начала войны? Кто вспомнил о нашем долге в 1946 году, когда истек срок кредитного договора? Если это не победа русской дипломатии, то что тогда дипломатическая победа?!

148

149

150

151

152

153

154

155

   Почему-то пишущие о пакте Молотова – Риббентропа представляют дело так, будто Гитлер, если уж подписал его, был готов «дружить» с Россией вечно. А ведь для такого циника, как он, договор был простой бумажкой. И соблюдать его вечно Гитлер изначально не собирался. Он мог легко променять и проторговать его на новые преференции от милой его сердцу Великобритании. И в реальности так и получилось. Уже 25 августа Гитлер отправил в Лондон Далеруса – шведского промышленника, родственника и друга Геринга. И до 1 сентября 1939 года шла активнейшая работа по дипломатическим каналам. Но англичане решили, что верить Гитлеру на слово больше нельзя и потому объявили ему войну – фактически ее не ведя, обусловливая ее формальное прекращение выполнением им взятых обязательств и нападением на Россию. Так и тыкали Гитлера мордой о стол, пока он все-таки не выполнил «просьбу» Лондона 22 июня 1941 года.

156

157

158

159

160

   Тот, кто хоть немного знаком с принципами английской политики, безусловно, знает, что главный из них – воевать чужими руками. Британия всегда старалась «убирать» своих противников с помощью других стран. Испанию ослабило восстание в Нидерландах, потом Голландию на суше разбили французы. Когда Франция стала главным противником англосаксов, то уничтожение французского государства произошло русскими руками в 1812–1814 годах. Далее принцип не менялся. В Первой мировой два противника Англии – Германия и Россия – взаимно истребили друг друга. Такой же сценарий британцы готовили и для Второй мировой. Показателен следующий факт: 27 апреля 1939 года в Великобритании был принят закон о всеобщей воинской повинности. Но он оставался на бумаге даже после начала мирового конфликта. Достаточно сказать, что двадцатичетырехлетних британцев попросили явиться на призывные пункты только в марте 1940 года, то есть через шесть месяцев (!) после объявления Лондоном войны Германии (3 сентября 1939 года). (Майский И. М. Воспоминания советского дипломата. Ташкент, 1980. С. 387). Когда Гитлер громил Польшу, англичане сбрасывали над территорией Германии… листовки. За первый месяц войны – 18 млн штук. Это и была британская помощь Польше. Англичане снова хотели остаться «вторыми» и не воевать сами.

161

162

163

164

165

166

167

   Мимоходом заметим, что автор мемуаров говорит об отношении Англии к Рейху: «…В Англии отнюдь не создалось неприязненной или, тем более, враждебной атмосферы по отношению к Третьей империи. Наоборот, печать старательно избегала всего, что нацисты называли “травлей”. Исключением являлась только коммунистическая газета «Дейли уоркер», которую, однако, нельзя было купить ни в одном киоске… «Коричневая книга» о поджоге рейхстага и другая антифашистская литература продавалась, как правило, только из-под полы, и ее нельзя было увидеть в витринах больших книжных магазинов». (Путлиц В. По пути в Германию. М.: Издательство иностранной литературы, 1957. С. 188–189). В тот момент Гитлер – любимый и перспективный проект англичан, который должен в будущем напасть на Россию. Поэтому ничего плохого писать о нацистах не надо. И не пишут, и не продают. Свобода слова в действии. Книг о преступлениях гитлеровцев нет, зато в том же 1936 году в Лондоне основывается Англо-германское товарищество (Anglo-German Fellowship). Его единственная задача – распространение среди английской общественности идей дружбы и сотрудничества с Третьим рейхом. Такие организации без санкции государств сами собой не возникают. Смотрите, как любопытно: не было Гитлера – не было и распространения идей дружбы с Германией, появился Гитлер у власти – и британские власти хотят с ней дружить и сотрудничать.

168

169

170

171

172

173

174

175

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →