Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Торговыми автоматами людей убито в два с лишним раза больше, чем акулами.

Еще   [X]

 0 

Власть (Стариков Николай)

Власть. Что такое власть? Как ее получить и как ее можно потерять? Из чего она состоит и как она исчезает? Почему одного политика люди уважают и слушают, а другого презирают и выгоняют?

Ответы на эти и многие другие вопросы – в новой книге Николая Старикова, автора 14 бестселлеров (в том числе «Геополитика. Как это делается», «Национализация рубля – путь к свободе России», «Шерше ля нефть» и др.).

• Что такое Физика, Химия и Метафизика власти.

• Почему, имея внешние признаки власти, ее регалии, можно не иметь реальной власти.

• Нарушая какие правила, Хрущев и Горбачев свою власть разрушали и размывали.

• Понимая какие правила, Путин свою власть приобретал и укреплял.

В книге масса исторических примеров. Неизвестные факты.

Но главное не это.

Главное – власть. И понимание того, как она устроена.

Это нужно знать всем, ведь от власти зависит жизнь каждого.

Сомневаетесь? Посмотрите на Украину…

Год издания: 2015

Цена: 225 руб.



С книгой «Власть» также читают:

Предпросмотр книги «Власть»

Власть

   Власть. Что такое власть? Как ее получить и как ее можно потерять? Из чего она состоит и как она исчезает? Почему одного политика люди уважают и слушают, а другого презирают и выгоняют?
   Ответы на эти и многие другие вопросы – в новой книге Николая Старикова, автора 14 бестселлеров (в том числе «Геополитика. Как это делается», «Национализация рубля – путь к свободе России», «Шерше ля нефть» и др.).
   • Что такое Физика, Химия и Метафизика власти.
   • Почему, имея внешние признаки власти, ее регалии, можно не иметь реальной власти.
   • Нарушая какие правила, Хрущев и Горбачев свою власть разрушали и размывали.
   • Понимая какие правила, Путин свою власть приобретал и укреплял.
   В книге масса исторических примеров. Неизвестные факты.
   Но главное не это.
   Главное – власть. И понимание того, как она устроена.
   Это нужно знать всем, ведь от власти зависит жизнь каждого.
   Сомневаетесь? Посмотрите на Украину…


Николай Стариков Власть

Глава 1. Что такое власть

Поль Валери
   Столетиями философы и политики бьются над разгадкой феномена устройства человеческого общества. Пульсирует мысль, поиск не прекращается ни на минуту. Веками ученые мужи изучают социальное устройство общества, размышляют, как сделать его гармоничным, устойчивым и справедливым. Ответы постепенно приходят, но окончательной ясности пока нет. Что такое власть? Как она устроена и как функционирует? Казалось бы, все это давно известно. Но почему у одного президента и монарха власти много, его уважают, ему подчиняются, а у другого власти меньше и он становится предметом насмешек и героем анекдотов? Почему одного царя помнят в истории как великого правителя, а против другого вступают в заговоры с разной степенью успешности?
   В многочисленных сочинениях политологов и историков рассуждения всегда идут о форме власти: монархия, демократия, тирания или олигархия. Об этом повествуют объемные тома, об этом говорится в многочисленных диссертациях. В книгах и размышлениях на тему власти также рассматриваются внешние итоги ее осуществления. Мы можем прочитать огромные трактаты о власти в истории, но нам негде узнать о механизме ее реализации на практике. А ведь это важнейшая деталь для понимания человеческого феномена под названием «власть». Почему при схожих условиях люди, облеченные ею, получают порой диаметрально противоположный результат? Что заставляет людей соблюдать определенные правила и действовать в едином порыве во имя достижения каких-либо целей? Что это за таинство, какова природа свойства людей объединяться вокруг личности лидера для решения общих задач – от освоения новых земель до отражения вражеского вторжения?
   Как правило, этому даются самые простые объяснения: его поддержал народ, за ним стояли влиятельные силы, так сложились объективные обстоятельства. Но подобные ответы не вносят никакой ясности, а, наоборот, порождают новые вопросы. Почему народ поддержал именно его? Почему у одного политика «объективные обстоятельства» сложились, а у другого нет? Ведь история буквально переполнена примерами, когда политик и государственный деятель, имеющий все для победы, проигрывает тому, у кого, казалось бы, для успеха ничего нет. При этом победитель обзаводится всем необходимым за счет конкурента, отчего-то ставшего неудачником.
   Тот, кто возьмет на себя смелость разобраться в том, что же такое власть, рискует утонуть в море различной информации. При этом он ни на йоту не продвинется вперед. Давайте попробуем узнать, какие составные части есть у власти. Как она возникает, какими действиями и поступками ее можно усилить и укрепить, а какие гарантируют ее потерю в относительно близкой перспективе.
   Первое, что приходит на ум человеку, который задается вопросом «Что такое власть?», – это ее символы. Шапка Мономаха, корона. Скипетр и держава. Ядерный чемоданчик. Печать и подпись. Одним словом, все вышеуказанное называется регалиями власти. Ее внешними проявлениями. Вроде автомобиля и просторного кабинета у директора компании.
   Подавляющее большинство людей на всех континентах скажут именно так: «Власть – это регалии». «Власть – это… президент» – ответит среднестатистический гражданин нашей страны. Это парламент, это правительство. А если спросить у жителя Северной Кореи? Ответ будет дан с северокорейской спецификой. Но он будет схож с мнением гражданина США. Будут названы должности, обязательно в связи с фамилиями, и перечислены несколько органов власти. Однако от такого ответа ситуация не проясняется. В истории были цари и короли, практически не обладавшие властью, и сегодня на работу ходят президенты, власти у которых на самом деле нет.
   Все просто и понятно только тем, кто не имеет к власти отношения, кто не знает настоящих и глубинных принципов ее функционирования. Многие из нас забывают о своем жизненном опыте. Ведь власть существует не только на уровне государства или корпорации. Возьмем типичную семью. Муж, жена, дети. Еще есть теща. Кто глава семьи? Конечно, муж. Он прилично зарабатывает, заботится обо всех, души не чает в детях, любит супругу. Глава семьи он, и это бесспорно. Если смотреть лишь на внешние признаки. А если заглянуть в суть? Разве не было в вашем личном опыте случая, когда мужчиной управляла, как хотела, его супруга? Когда ни один вопрос не решался без одобрения «мамы»? Причем как мамы мужа, так и «мамы» по «тещиной линии»? Наверняка каждый из нас хотя бы раз сталкивался с такой семьей. Потому что власть в семье принадлежит не самому сильному физически и не тому, кто больше всех зарабатывает. Власть принадлежит тому, кто к ней более приспособлен. Всегда и везде. Тому, кто ее берет и кто осуществляет властные функции. Даже поговорка на сей счет имеется: «Муж в семье – голова, а жена – шея». Куда шея повернется, туда голова и смотрит. И умная «шея» свою властную функцию осуществляет незаметно для «головы». Так, чтобы не ущемлять ее самолюбие и не создавать лишних конфликтов. А ведь есть семьи, где «шея» такими политесами себя не утруждает, и мужчины, которые руководят на службе сотнями людей, но дома превращаются в тихих подкаблучников. Однако формально глава семьи он. А как же иначе? Ведь он – двухметровый директор, а она – хрупкая домохозяйка.
   Почему же один человек, не имея никаких официальных регалий, получает власть, а другой, имеющий все регалии, никакой власти не имеет или быстро ее теряет?
   Буквально за считанные дни в феврале 2014 года полностью рухнули власть и государство на Украине. Глядя на жуткие кадры из горящего и окутанного черным «покрышечным» дымом Киева – матери городов русских, миллионы людей задавались простым вопросом. Как же могло получиться, что сегодня власть была, был президент Янукович, была вертикаль этой власти. Была милиция, были спецслужбы, была армия, были главы регионов и другие местные власти. Была даже правящая тогда Партия регионов. И вдруг буквально за один день всего этого не стало? Власть исчезла как дым. Чтобы через несколько часов вновь появиться. Только себя этой властью назвали те, кто вчера к ней рвался по трупам демонстрантов и служителей порядка.
   Так значит, власть – это место? Власть – это должность? Власть – это печать и подпись? На первый взгляд так и есть. Но только на первый. На Украине, после того как «властное место» заняли представители вчерашней «оппозиции», в обществе немедленно наметился раскол, приведший к кровавому конфликту. Вернее, раскол этот и ранее существовал, но именно крушение власти в феврале 2014 года поставило на повестку дня вопрос о единстве общества и страны, что называется, ребром. Тут же начались процессы, которых никто не мог ожидать всего за несколько недель до украинской «февральской революции». Персоны, захватившие власть с нарушением Конституции Украины, заняли ставшее вакантным «место власти» Януковича, но их по-разному встретили в регионах еще вчера единого государства. Новую власть не признали в Крыму, протесты прокатились по многим областям Украины. В западных же районах страны новая власть, наоборот, была воспринята на «ура». Почему так по-разному реагировали люди из разных частей Украины на одни и те же процессы? Ведь и печать, и подпись были на старом месте – в Киеве. Но признавать старую печать в этих новых руках значительная часть граждан Украины категорически отказалась. Равно как и исполнять выпущенные киевскими путчистами законы. Почему это произошло? При смене власти Януковича была нарушена Конституция – скажет юрист и будет совершенно прав.[1] Но давайте спросим себя: сколько людей при определении своего отношения к новой власти Киева, Донецка, Луганска или Симферополя реально руководствовались соблюдением правовой процедуры и Конституции? Сколько граждан взяли в руки основной закон и прочитали главу о том, как проходит процедура импичмента главы государства? Очевидно, что единицы. Вообще, сколько людей смогут ответить на вопрос: что такое импичмент? И наконец, многие ли способны правильно произнести это весьма сложное для русского языка и уха слово? Свое отношение к происходящим политическим переменам сформировали десятки миллионов, а законы страны изучили лишь сотни человек. Что же оказало воздействие на мнение остальных?
   Средства массовой информации – скажет умный аналитик. Телевидение, газеты, интернет – вот инструменты формирования отношения людей к происходящим событиям. Но это сегодня в мире есть мощная информационная среда. А ведь когда-то ее не существовало, или она была гораздо менее насыщенной, и значит, манипулировать мнением населения было значительно сложнее. Любая борьба за власть всегда подразумевает наличие действующих лиц: двух (или более) претендентов на эту власть. Сегодня за власть борются политики и партии, а вчера и позавчера боролись короли и принцы. Каждый из них доказывал, что именно он является законным наследником престола, единственной легитимной властью. При этом оппонент говорил то же самое. Причем теми же словами, претендуя на тот же престол и апеллируя к Господу Богу. Как же во всем этом разбирались жители средневековой Европы? Как дворяне, не говоря уже о простых солдатах или крестьянах, могли понять, кто из двух властителей должен занять престол? У кого права есть, а у кого их нет. Ведь в те времена власть считалась данной от Бога, а не от избирателя, и ошибка в поддержке незаконной власти грозила вечными муками после окончания бренного земного существования. В довершение всего европейские монархи давно были связаны родственными узами, и потому законными можно было признать права многих властителей. А интернета, «совестливых блогеров», «независимых журналистов», социологических опросов и прочих атрибутов современного манипулирования общественным мнением еще никто не изобрел.
   Наиболее яркий пример – события Столетней войны, когда монархи Франции и Англии оспаривали друг у друга французский престол. Война эта длилась очень долго (1337–1453), отсюда и ее название. Не вдаваясь в излишние подробности, смысл происходившего тогда конфликта можно свести к нескольким предложениям. Король Англии в средневековом варианте права имел возможность предъявить свои претензии на трон Франции. Подкрепленные вооруженной силой и умелым руководством, эти притязания были практически реализованы. Поскольку война была весьма продолжительной, то за время борьбы за французский трон изменилось не только имя английского претендента, но и правящая в Англии династия.[2] Изменилось многое, если не все, постоянной была лишь решимость островной элиты соединить два королевства под одним скипетром. Тем более что в те времена Франция была богаче Острова и имела большую численность населения.
   Английский король Генрих V разбил куда более сильное французское войско в битве при Азенкуре и вместе со своими союзниками бургундцами получил контроль почти над всей территорией Франции. Сумасшедший (в буквальном смысле слова) французский король Карл VI был посажен под домашний арест, а от его имени стала править «сладкая парочка», состоящая из жены безумца Изабеллы Баварской и бургундского герцога Иоанна Бесстрашного. Вскоре в наследовании французского престола была поставлена точка – во всяком случае, участникам процесса тогда так казалось. В 1420 году в местечке Труа был заключен договор, согласно которому легитимный французский наследник престола, сын безумного короля, дофин (наследник) Карл объявлялся лишенным прав на корону. Говоря языком современной американской дипломатии, он «потерял легитимность». Почему? Да потому что его корона потребовалась английскому королю. Точно так же было в ситуации Виктора Януковича – его президентское кресло понадобилось «американским партнерам», чтобы усадить в него свою очередную марионетку и начать систематическую ликвидацию украинской промышленности. После чего попытаться втянуть Россию в военный конфликт у ее границ. Когда США захотели получить ливийскую нефть и плацдарм для дестабилизации всего Ближневосточного региона, то «доведенные до отчаяния» жители города Бенгази начали мятеж против Муаммара Каддафи. Ливийского лидера таким же образом объявили потерявшим легитимность, а потом и убили. Ну как тут не воскликнуть, что история повторяется! Все разговоры о «потере легитимности» ведутся, когда юридически эту «потерю» доказать невозможно. Вот тогда вместо документов и конституций в ход идут эмоции и газетные статьи. Или в дело вступают убийцы – для надежности…
   Но вернемся к чуду, случившемуся в истории Франции. Казалось, все решено: королем после смерти сумасшедшего Карла VI уже объявили английского государя, который для полной «законности» женился на дочери заточенного в крепость монарха Франции, сестре «потерявшего легитимность» дофина – принцессе Екатерине. Далее трон наследовал бы сын от этого брака, и Англия гарантированно подминала бы под себя Францию, беря своеобразный реванш за поход Вильгельма Завоевателя.[3] И все шло именно к этому: у английского короля даже родился сын – будущий король Генрих VI. Для полной оккупации страны и победы англичанам оставалось совсем немного – взять город Орлеан.[4]
   И тут случилось невероятное – простая девушка по имени Жанна д’Арк смогла изменить ход истории. Весьма сложно понять, кто прав, а кто нет, в династических войнах Средневековья. В описываемой нами ситуации престол у своего дяди французского дофина Карла оспаривал его малолетний племянник – английский король Генрих VI. Оценку законности и в те времена, и сегодня простой человек дает не с кодексом и конституцией в руках, а на основании эмоций и ощущений. Власть или нравится, или не нравится. Поскольку целью данной книги мы поставили изучение власти, то и феномен Жанны нас интересует не с точки зрения военной или дипломатической, а именно с точки зрения власти. Нет, сама Орлеанская дева не собиралась восходить на престол и никогда не предъявляла на него прав. Но ее власть над людьми невозможно отрицать. Ее слушали, ей подчинялись, ее боготворили. Не только простые жители, крестьяне или рядовые солдаты, но и гордые рыцари из самых знатных родов Франции. Они делали то, что она им сказала, шли туда, куда она их направляла. В итоге французское войско совершило то, что само от себя никак не ожидало: англичане были разбиты, осада Орлеана снята. А потерявший всякую надежду дофин Карл короновался в Реймсе.[5]
   Почему рыцари и остальное войско слушали Жанну? Ведь всего за каких-то четыре дня под ее руководством они сделали то, что ранее вообще считали невозможным. Солдаты отправились туда, куда идти было нельзя, генералы решились на то, что являлось гибельным. Почему они ее послушались? Только потому, что Жанна была назначена главнокомандующим? Нет, такой ответ не подходит. Ведь вариантов могла быть масса – вплоть до перехода французского войска на сторону англо-бургундцев. Причем это было куда более вероятным, чем то, что случилось в реальности. Просто представьте: в ситуации, когда два монарха претендуют на престол, тот, чье положение близко к поражению, вдруг назначает главнокомандующим… 18-летнюю крестьянскую девушку. Что скажут дворяне и солдаты? Король-дофин лишился рассудка вслед за своим отцом! Назначил командовать войском простую крестьянку и подчинил ей принца Алансонского, графов и баронов. Семейка сумасшедших, за чьи больные фантазии нам платить кровью и жизнями! Вообразите, что сегодня девушку такого возраста назначат командовать генералами в войне, очень напоминающей гражданскую. Будут ли военные безропотно ее слушать? Или с ней при первом же боестолкновении что-нибудь случится? Не забывайте и то, что Жанна была простой крестьянкой, а командовала знатными феодалами, с чьей точки зрения она и человеком-то была не на все 100 %. Но за ней шли на смерть и на победу. Почему? Потому что она имела власть, но эта власть не выражалась в приказе короля о назначении ее главнокомандующим. У нее была иная власть над французскими умами…
   Власть – весьма странная вещь. Большинство людей стремятся к власти, даже если сами этого не осознают, политикой не занимаются и в органах власти не работают. Почти все люди, продвигаясь по карьерной лестнице, получают новую порцию власти на каждой следующей ступени.[6] Но что мы знаем о власти? Нам кажется, что все. Мы видим ее представителей – сегодня власть открыта как никогда в истории. Все публично, все на людях.
   Казалось бы…
   Власть – как густое варево под крышкой огромного котла. Огонь горит, в котле булькает, иногда из-под крышки вырывается пар. Но рецепт готовящегося блюда знает только шеф-повар, а остальные видят лишь внешнюю сторону.
   Котел, огонь, шеф-повар…
   На властную кухню пускают всех: журналистов, правозащитников, гражданских активистов, общественных деятелей. Кухня большая и светлая.
   Кто у нас шеф-повар? Почему котел так сильно забулькал?
   Конечно, хороший политик подобен цирковому артисту. Только в цирке ведь артисты бывают разные. Есть акробаты, кто-то под куполом делает сальто-мортале. Есть дрессировщики, есть атлеты. Но есть и клоуны. Так и в политике – разные амплуа, разные позиции, разные имиджи и идеи. Однако никто из нас всерьез не считает, что клоуны управляют цирком и власть на его территории принадлежит им. И вот тот атлет, что жонглирует пудовыми гирями как детскими шариками, – тоже не главный под этим шатром. Его дело – отыграть номер, занять публику, заполнить часть времени, отведенного на представление. Чтобы зрители были довольны, чтобы ушли с ощущением не зря потраченных денег и были готовы прийти снова. А кто в цирке главный? Директор? Конечно, его слово – закон. Но ведь бывает, что над директором есть еще ВЛАДЕЛЬЦЫ. И их слово – более важный закон. Договорившись с директором, но не договорившись с владельцем, мало чего можно добиться. И в реальности все сложнее, чем на простой схеме.
   Политик похож и на повара. У хорошего повара ничего через крышку не переливается, ничто не выплескивается. Так и таинство создания власти происходит за закрытыми дверями, а «ингредиенты», которые повар перемешал для получения нужного результата, известны только ему. У плохого повара содержимое котла растекается по плите, подгорает на огне. И в итоге получается весьма неприглядным. Такой повар проиграет своему более «аккуратному» коллеге. Никто его блюдо кушать не захочет – и повар потеряет свою власть над кухней. А в реальной жизни политик потеряет власть над страной, иногда вместе с самой жизнью. Такова уж природа власти: теряешь власть – теряешь все.
   Президент Египта Хосни Мубарак стоял во главе страны три десятка лет. Боевой летчик еще в сталинском СССР учился сбивать других так, чтобы не быть сбитым самому. Но ведь не удержался, когда США, которым он служил верой и правдой, решили превратить весь Ближний Восток в зону хаоса и войны. И власть потерял. Оказался арестован, попал под суд с самыми серьезными обвинениями:
   «Уголовный суд Каира в субботу признал экс-президента Египта Хосни Мубарака виновным в причастности к гибели мирных демонстрантов в дни январского народного восстания 2011 года. Мубарак приговорен к пожизненному заключению».[7]
   Случилось это с Мубараком 2 июня 2012 года. Он потерял власть и следом потерял все, включая свободу. В этот момент ему было 84 года. Никто на его седины и заслуги перед страной не посмотрел. И самое интересное: государственного переворота вроде бы не произошло. У власти формально остались все те же военные – соратники Мубарака. А военные в Египте – это особая каста. Сплоченная и гордая, считающая себя опорой страны. Ее стрежнем. Но внешнее давление на Египет было столь сильным, что окружение сочло для себя за благо «сдать» Мубарака и осудить его на пожизненное заключение. Одно хорошо: когда получаешь в 84 года пожизненное, ясно, что долгим оно не будет…
   Далее в Египте началось «торжество демократии» – несмотря на сопротивление военных и их попытки оттянуть и отложить этот процесс, в стране прошли выборы президента, на которых победил Мухаммед Мурси, лидер «Братьев-мусульман».[8] Его в качестве легитимного президента в июле 2012 года признал весь мир. Никто его победу не оспаривал. Равно как чуть ранее никто в мире не говорил о незаконности занятия Мубараком поста президента Египта.
   Все было понятно: Мубарак в тюрьме, Мурси во власти. И вдруг всего через год правления – 3 июля 2013 года – президент Мурси смещен военными, а в стране произошел классический военный переворот. Почему египетские военные решились в 2013 году взять власть обратно, но не осмелились сделать это в 2012 году и в 2011 году отдали ее «Братьям-мусульманам»? Потому что военные увидели, что Штаты, не дрогнув, сделают в Египте то, что сделали в Ливии и Сирии. То есть ввергнут страну в хаос и кровь, не достигнув своей цели в Сирии, где им сопротивляются при внешней поддержке, и достигнув целей в Ливии, где поддержки извне не было никакой. Египетские военные решили рискнуть и попытаться спасти страну. Они арестовали законного и признанного президента Мурси сначала… на 15 суток, словно хулигана или дебошира.[9]
   Значит, есть в функционировании власти не только внутренний, но и внешний фактор, который для понимания механизмов ее работы невозможно не учитывать. Иначе нам не понять, почему в 2011 году, когда на улицах Каира бесчинствовали демонстранты, выступавшие за отставку Мубарака, США решительно требовали не применять к ним силу. Когда же летом 2013 года военные вновь взяли власть, они спокойно стреляли по тем же демонстрантам из пулеметов, но никто в США не объявил египетскую власть «кровавым режимом». По какой причине изменилась ситуация, и военные получили карт-бланш от США и «мирового сообщества»? Мурси не только потерял власть, но моментально из законного правителя стал государственным преступником, которому предъявили обвинение в разглашении государственных военных тайн иностранным государствам, подстрекательстве к массовым беспорядкам, участии в террористических актах, побеге из тюрьмы. А всего два года назад это называлось торжеством демократии и победой свободы. Арабской весной. Теперь оказалось, что это государственная измена и побег из тюрьмы. Хосни Мубарака выпустили из тюрьмы и отправили под домашний арест, а бывшего президента Мурси, наоборот, взяли под стражу и отдали под суд. Прокурор требовал осудить Мубарака, прокурор освободил Мубарака. Что изменилось? Поменялась власть. И вот уже бывший президент Мурси приговорен в 2015 году к 20 годам тюрьмы, а потом и к смертной казни. А бывший президент Мубарак оправдан.
   Власть окружает наше прошлое, наше настоящее. От нее зависит и наше будущее. Кто, будучи в здравом уме, скажет, что от руководителя государства не зависит его персональное завтра? Благополучие и здоровье его детей? Можно быть сколь угодно талантливым бизнесменом или конструктором, перспективным ученым или слесарем с золотыми руками, но реализовать все свои таланты окажется очень непросто, а то и вообще невозможно, если во главе страны встанет тот, кто впутает народ в большую войну, разрушит и ослабит государство. Тогда вместо бизнеса или уборки хлеба придется рыть окопы, а главным навыком для выживания станет не способность к организации бизнеса или биржевой игре, а умение вжаться в землю, метко стрелять и далеко кидать гранаты. Ведь за каждой революцией неизбежно следует война – в истории из этого правила нет исключений. Разнится только масштаб войны и количество ее жертв.
   Многое в жизни человека зависит от него самого, но фактор власти играет в ней доминирующую роль. Мы предполагаем, но события, происходящие вокруг, иногда направляют нашу жизнь в совершенно другую сторону. Мать юного Сосо Джугашвили мечтала о карьере священника для сына и потому отдала его в семинарию. В тот момент революционное движение в Закавказье начало набирать обороты, и молодой человек оказался вовлечен в пропагандистскую деятельность. Чтобы в итоге быть исключенным из семинарии на пятом курсе и в перспективе стать государственным деятелем Сталиным, сначала став революционером Кобой.
   Власть влияет на жизнь каждого человека. А на саму власть воздействуют внешние и внутренние факторы, и жизнь делает стремительный поворот. Яркий пример – судьба Михаила Тимофеевича Калашникова. Конструктор лучшего в мире автомата, будучи 17-м (!) ребенком в семье, мог пойти по стопам предков-хлеборобов, но, родившись в разгар борьбы за власть, во время Гражданской войны, в 1919 году на Алтае, он в 11 лет вместе с семьей оказался в Томской области. Семья Калашниковых вряд ли планировала такое «путешествие», но в 1930 году власть берет курс на индустриализацию и коллективизацию. Вслед за строительством заводов, производящих технику и машины (тяжелое машиностроение), должны были быть созданы крупные сельхозхозяйства, где новые трактора и другую технику можно было бы применять. Но у крестьян, только что получивших землю, большого желания объединяться не было, зато ожесточения Гражданской войны было, хоть отбавляй. К тому же в СССР началась реальная борьба за власть между сторонниками Сталина и Троцкого. Все это и привело к тому, что многодетная семья Калашниковых оказалась сослана как семья кулаков в Сибирь.
   Вопреки мифам о том, что «все умирали» всего через шесть лет после ссылки, в 1936 году, будущий великий конструктор приезжает в родное алтайское село Курья, где устраивается на машинно-тракторную станцию. Первое знакомство с техникой у него происходит именно благодаря тому, что та же самая власть открыла по всей стране сеть МТС[10] – и молодой человек, сосланный как член семьи кулака, принимается туда на работу. В 1938 году Калашникова призывают в армию – знающего технику парня определяют в танковые войска. Еще в начале 1930-х годов в СССР не было ни производства танков, ни линий по выпуску современных самолетов. Видя явное желание «демократий» Запада натравить на Советский Союз Японию и Германию вместе с Польшей, власть организует изготовление на построенных в индустриализацию заводах не только тракторов, но и танков. Именно здесь Михаил Калашников начнет изобретать.
   «Он разработал инерционный счетчик для учета фактического количества выстрелов из танковой пушки, изготовил специальное приспособление к пистолету ТТ для повышения эффективности стрельбы из него через щели в башне танка, создал прибор для учета моторесурса танка. В начале 1941 года он впервые встретился с командующим войсками Киевского Особого военного округа Георгием Жуковым, который вручил талантливому юноше именные часы».[11]
   Однако все это могло так и закончиться несколькими рационализаторскими предложениями, если бы власть не приняла самоубийственное решение напасть на СССР. Только власть другой, не нашей страны – гитлеровской Германии. Действия Гитлера изменили жизнь сотен миллионов людей и коренным образом повлияли на судьбу Михаила Калашникова. Будучи танкистом, еще во время войны он пытается разработать новое стрелковое оружие. Гибель друзей и желание дать русскому солдату отличное оружие, чтобы он еще лучше бил врага, определяют жизнь молодого человека. И после Великой Отечественной на свет появится его знаменитый АК-47…
   Наша жизнь, хотим мы этого или нет, зависит от власти. Причем от власти не только нашей страны. И если на власть в своем государстве граждане имеют право и возможность влиять, то на руководство другой страны россияне воздействовать никак не могут. Между тем от властей США или Евросоюза, Китая или Японии благополучие простых людей, живущих на бескрайних просторах России, также зависит. Превышение лимита госдолга США, санкции, падение цены на нефть, экономические и политические катаклизмы в приграничных с Россией государствах, изменение стратегии развития китайской экономики, желание Японии вооруженным путем вернуть себе Курильские острова – все эти факторы могут радикально изменить жизнь каждого из нас.
   А это значит, что мы должны понимать устройство власти не только в России, но устройство власти вообще. В принципе.
   Изучению власти, пониманию власти, способов ее существования, ее смысла, а также функций и посвящена эта книга.

   Давайте приступать.
   Ведь на самом деле все совсем не так, как мы привыкли думать…
   Власть – это не регалии. Власть – это не только регалии. Власть – это совсем другое.
   А что?

Глава 2. Химия власти

Махатма Ганди
   У любого человека есть собственное отношение к власти. Оно бывает самым разным как к самому слову «власть», так и к институтам власти, к персонам, власть олицетворяющим. И это мнение, будучи уважительным, презрительным или каким-либо еще, мешает понять суть явления. Но чтобы разобраться в том, как власть устроена, мы должны, отложив в сторону свои предпочтения или антипатии, «препарировать» этот институт. С холодным рассудком. Как студент медицинского института препарирует лягушку, узнавая строение живого организма, так и тот, кто хочет построить для своей страны сильную властную структуру, должен разобраться во власти. Ведь власть – это не только герб, гимн и руководитель страны. Это то, что обеспечивает приемлемое и желаемое будущее, но именно власть может в итоге погубить и народ, и страну.
   С чего же начать исследование того, что для всех нас очевидно, но в то же время подавляющему большинству совершенно незнакомо? Лучше всего вернуться к вопросу о регалиях власти. Что делает власть президента, царя, императора или ротного командира властью? Почему рядовой рабочий слушает своего прораба, полковник – генерала, а светлейший князь Меншиков – императора Петра Великого? Что дает нам основания считать кого-то в какой-то сфере выше нас? Ответ напрашивается такой: регалии власти. Генерал по воинскому званию выше полковника, прораб назначен директором компании для руководства строительной бригадой, а царь Петр I, которого благодарные современники назвали Великим, а потом стали величать императором, был помазанником Божьим, законно занявшим трон нашего государства.
   Регалии власти – это законное и признаваемое людьми право отдавать им распоряжения и приказы. Именно так и воспринимает власть подавляющее большинство из нас. Есть право отдавать приказы – это и есть власть. Стал законным государем по праву рождения, избран легитимным президентом на свободных и честных выборах, назначен руководить цехом по приказу директора завода – значит, облечен полномочиями и властью в разной степени. Глава страны, являющийся Верховным Главнокомандующим, волен объявлять войну и определять развитие державы. Он может назначать или увольнять главу правительства и министров, губернаторов и своих полномочных представителей.[12] Начальник цеха увольняет нерадивых работников и премирует отличившихся, неся ответственность за результат перед теми, кто назначил именно его на эту должность. Но ведь вокруг много директоров, немало монархов, президентов, премьер-министров, которые руководят странами. А вот результаты деятельности всех этих, безусловно облеченных регалиями персон, совершенно различны.
   Но почему при одинаковых стартовых возможностях у тех, кто находится у власти, при равных регалиях итоги их деятельности зачастую бывают диаметрально противоположными?
   Потому что власть – это не регалии власти. Имея все атрибуты власти в избытке, Адольф Гитлер отдает приказ взять Москву в октябре 1941 года. Будучи канцлером, главнокомандующим, фюрером нации, главой НСДАП, то есть сосредоточив в своих руках всю мыслимую и немыслимую власть, он отдает приказ. Но его не исполняют, Москва не была взята. Регалий власти для достижения цели оказалось недостаточно. Скажете, не хватило военных сил, приказ оказался неосуществимым для немецкой армии? Между тем Сталин летом 1942 года отдает приказ, который был еще куда менее выполнимым с военной точки зрения. Ни шагу назад. И ведь сопротивлялись, чуть-чуть попятились и выстояли. И больше практически ничего Германия у нас захватить не смогла. Регалий власти у Сталина было также вполне достаточно: Верховный Главнокомандующий, глава комитета обороны, генеральный секретарь ВКП(б), глава правительства. И его регалий власти хватило для решения задач. Как мы видим, полнота регалий власти отнюдь не гарантирует достижения всех поставленных целей. Глава Ливийской Джамахирии Муаммар Каддафи, бессменный лидер этой страны на протяжении многих лет, призывал мятежников в Бенгази прекратить бунтовать. Сначала словами, а потом и силой пытался их к этому принудить. Не послушались. Чем все закончилось – думаю, напоминать не нужно.
   Чтобы нам было легче понять, что такое регалии и насколько они отличаются от реальной власти, стоит представить себе автомобиль. Красивый, кузов отполирован, внутри мягкая и белая кожа, великолепная стереосистема. Хромированные диски. Одним словом – произведение искусства. В этом автомобиле удобно сидеть, двери бесшумно закрываются. Музыка играет. Красота. А теперь давайте вспомним, для чего все-таки нужна вся эта красота. Чтобы слушать музыку и удобно сидеть? Нет, чтобы ехать, чтобы двигаться вперед и гораздо реже – назад. Ведь никто не покупает машину, чтобы в ней друзей принимать. Машина должна ездить. И вот есть автомобиль – все в нем красиво, мягко и эстетично. Но ехать невозможно, не едет, не заводится…
   В качестве другой иллюстрации соотношения регалий и реальной власти возьмем нескольких российских монархов. Может быть, именно полнота монарших регалий власти гарантирует выполнение любых приказов и задач? В нашей истории царей было немало, поэтому и вариантов для анализа можно найти в достатке без погружения в менее важную для нас историю других государств. Наилучшим примером является вторая половина ХVIII века. В это время на российском престоле происходили столь частые перемены, что часть этого «галантного» века известна в истории России как эпоха дворцовых переворотов. Начался этот период после смерти Петра Великого, а закончился с воцарением Екатерины II, по совокупности деяний которой к ее имени также был добавлен эпитет «Великая».
   Что значит эпоха переворотов? А это значит, что самодержцы российские «переворачивали» друг друга при помощи гвардейских офицеров, высших кругов знати и иностранных держав, которые старались выловить свою геополитическую рыбку, сознательно «мутя» престолонаследие Российской империи.[13] Но и в этой весьма запутанной ситуации наступали просветления, когда регалии того или иного монарха ни у кого не вызывали сомнения, когда центров власти в России было не более одного и когда угрозы трону со стороны каких-либо претендентов в обозримом будущем не имелось. Именно такой момент пришел в период правления дочери Петра I Елизаветы Петровны. Она сама получила власть в результате переворота, отстранив от трона младенца-императора Иоанна Антоновича и его мать Анну Леопольдовну.[14] Поскольку «дщерь Петра» детей не имела, она назначила наследником престола сына своей сестры Анны, старшей дочери Петра I, которая вышла замуж за герцога Голштинского. Надо отдать должное Елизавете Петровне, которую в нашей историографии обычно представляют этакой легкомысленной любительницей балов и платьев. О наследовании престола она озаботилась сразу после воцарения. В 1742 году Елизавета привезла в Россию своего племянника, который затем войдет в историю под именем императора Петра III. История подчас имеет специфическое чувство юмора: этот будущий глава Российской империи был внуком Петра Великого, но по совместительству… внучатым племянником шведского короля Карла XII! Как бы примиряя в самом себе не только две страны, но и двух великих монархов и полководцев, воевавших между собой около двух десятилетий…
   Почти сразу после приезда в Россию Петра Федоровича женили – супругу ему нашла сама Елизавета Петровна. Выбор пал на ничем не примечательную 16-летнюю принцессу Софию Августу Фредерику из мелкого немецкого княжества Ангальт-Цербст. После принятия православия принцессе дали имя Екатерина Алексеевна. Потом у молодых родится наследник престола Павел Петрович, и тем самым императорская фамилия получит практически законченные очертания. Вместе с тем, будучи членами одной императорской семьи, полномочия они имели разные. Регалии власти императрицы Елизаветы Петровны несомненны – она родная дочь Петра I. Ее племянник, будущий Петр III – внук Петра Великого. Его права на трон никем не оспаривались и также были бесспорны, а вот супруга подбиралась ему лишь для продолжения императорского рода, и в отдельности от мужа она не имела никаких законных прав на престол.
   Семейная жизнь Петра и Екатерины оказалась неудачной и нас интересует лишь потому, что она коснулась вопроса о власти. О регалиях власти, о ее законности и легитимности. «Итогом» этого несчастного в человеческом понимании брака стал будущий император Павел Петрович. Но стоит нам проанализировать дальнейшие события, как мы заметим удивительную вещь.
   Петр III и его сын Павел I, обладавшие безупречной легитимностью, то есть бесспорными регалиями власти, были свергнуты в результате государственных переворотов. Жена Петра и мать Павла Екатерина II, имевшая весьма сомнительные регалии власти, стала одним из величайших правителей в истории России.
   С формальной точки зрения логика в этих событиях отсутствует напрочь. Безусловно законные правители свергаются своими офицерами и сановниками, а немка-принцесса, абсолютно чужая для России, возглавит империю. И не только возглавит. Хотя в истории бывали ситуации, когда случайные люди возносились на самый верх власти, но не удерживались там надолго и очень больно падали вниз. А немка Екатерина сохранит трон в течение 34 лет, чрезвычайно усилит влияние России в мире и поднимет его на новый уровень. И самое главное – со своими сановниками и дворянами она всегда будет находить общий язык. Именно поэтому никаких дворцовых переворотов в ее правление не случится.[15] А ведь отца и сына – Петра и Павла – не только свергли, но и убили не какие-то там «агенты» или неизвестные убийцы, а лица из ближайшего окружения императорской семьи. Сама русская знать отвергла и убила двоих императоров, но почему-то приняла в качестве русской императрицы немку, в жилах которой не текло ни одной капли крови Великого Петра?! Да что там – вообще ни одной капли русской крови. Отчего же так получилось?
   Вот еще пример, еще одна пара. Императоры Александр III и Николай II. Еще один отец и сын. Первый взошел на престол в 1881 году, второй – в 1894-м. Первый был у власти 13 лет, второй – почти на десять лет больше – 23 года. Регалии власти обоих были безупречны – законные государи, вне всяких сомнений. А итог их царствования диаметрально противоположный. При этом убитый летом 1918 года вместе со всей своей семьей государь Николай Александрович принял в 1894 году страну в полном порядке. Кризиса в экономике не было, как не было и революционных партий. Они были ликвидировали еще в царствование его отца Александра III, а их новая ядовитая поросль появится именно при Николае II.[16]
   Может быть, в это последнее в российской истории царствование потрясений в стране было больше, чем обычно? Действительно, потрясения были, но они случались в нашей истории всегда. Ничего исключительного не произошло. А ведь внешний враг как-то даже Москву брал. Но никто при этом не свергал «царя-неудачника», никто не кричал в 1812 году «о преступной и бездарной власти» Александра I и «предателе» генерале Кутузове, который отдал столицу французам. И на отсутствие опыта управления государством сослаться не получится. Во время революции, а вернее говоря, смуты 1905 года, молодой Николай II стоял у руля уже девять лет, и у него явно имелся опыт руководства страной. А вот его отец Александр Александрович, который передал ему страну в полном порядке, принимал ее в сложнейший момент и в тяжелейшей ситуации. Такого периода Российская империя еще не знала. 1 марта 1881 года государь-освободитель Александр II был убит самым зверским образом бандой террористов. Бомбисты-революционеры кинули две бомбы. Первая взорвалась перед царским кортежем, убив нескольких прохожих, в том числе мальчика-посыльного и казаков охраны. Царь остался невредимым и вышел из экипажа, чтобы посмотреть в глаза несостоявшемуся убийце. В этот момент другой террорист, находившийся в толпе, Игнатий Гриневицкий, бросил вторую бомбу. Взрывом государю практически оторвало обе ноги, и он вскоре скончался, так и не придя в сознание.
   Смерть от рук убийц является профессиональным риском государственных деятелей, вне зависимости от формы государственного устройства. Русских царей убивали и ранее, но до этого страшного мартовского утра все это происходило в рамках борьбы за власть внутри «благородного семейства». И вот впервые православного царя лишили жизни не в ходе дворцового переворота, убийцами стали совершенно посторонние силы. Это было неслыханно, и от взрыва двух бомб в центре Петербурга власть действительно дрогнула. Многие в тот момент потеряли присутствие духа. Террористы казались всемогущими и неуловимыми. Представители тогдашней общественности даже обратились к царю с предложением… простить убийц. Таких нашлось только двое – но кто это был! Крупнейший русский религиозный философ и публицист Владимир Сергеевич Соловьев во время чтения лекции «Критика современного просвещения и кризис мирового процесса» выступил за помилование убийц:
   «В настоящее время над шестью цареубийцами висит смертный приговор. Общество и народ верят, что приговор не будет приведен в исполнение. Это так и должно быть. Царь, как представитель народа, исповедующего религию милосердия, может и должен их помиловать».[17]
   При этом назвать Соловьева либералом или революционером совершенно невозможно – на другой лекции он, к примеру, сказал следующее:
   Если человеку не суждено возвратиться в зверское состояние, то революция, основанная на насилии, лишена будущности.[18]
   Вторым, кто потребовал помилования, стал Лев Николаевич Толстой: «Простите, воздайте добром за зло…» И ведь великий писатель советует царю не только простить убийц его отца, но и выпустить вообще всех сидящих в тюрьмах революционеров.[19] Психологическое давление на царя было большим, но он сумел удержать ситуацию под контролем.[20] Убийц-террористов нашли и повесили. Страна вздохнула спокойно, а эпоха правления Александра III вошла в советские учебники истории как период «наступления реакции». Однако никаких заговоров элиты, окружения или членов царской семьи в это время не было, несмотря на то что Александр II имел либеральные взгляды, а его наследник начал с репрессий. А ведь было с чего тогдашним властным либералам взвыть: новый царь взял курс, диаметрально противоположный «евроинтеграции». Поддержка национального производителя – пошлины на ввоз готовых товаров при сокращении пошлин на ввоз оборудования. Размещение оборонного заказа в основном на русских предприятиях. Национальная самобытность во всем, начиная от внешнего вида (формы) армии и заканчивая внешним видом элиты. Если Петр Великий брил бороды, чтобы сделать русских более похожими на европейцев, то Александр III сам отпустил окладистую бороду. А вслед за ним ее отпустили и придворные, чиновники да офицеры.
   Зато Февраль 1917 года, свергший Николая II и нанесший русской государственности колоссальный урон, являлся не чем иным, как итогом сразу нескольких заговоров. Заговоров военной элиты, членов семьи Романовых, помноженных на общую координацию британской разведки.[21] Николай II потерял власть потому, что его ближайшее окружение страстно желало его от власти отстранить. Однако ничего особенно катастрофического на фронтах не происходило, впрочем, как и в тылу. Реальное поражение нашей армии во второй половине 1917-го и в 1918 году, когда немцы взяли Прибалтику, вошли в Крым и стояли под Псковом, наступило гораздо позже.[22] Оно случилось после свержения императора и произошло из-за разложения русской армии, которое быстро осуществили революционеры. При «проклятом» самодержавии шла упорная борьба с сильным противником на фронтах, а в тылу не было ни голода, ни реальных беспорядков. Именно поэтому Февраля 1917 года никто не ожидал.[23] Не было чрезмерного ухудшения жизни, военных катастроф или каких-то катаклизмов. Но были заговоры. Причем заговоры в среде элиты – ни большевики, ни эсеры, ни революционеры к свержению царя в Феврале отношения не имели. Поэтому еще в январе 1917 года умный и проницательный Ленин, в тот момент находившийся в швейцарской эмиграции, выступая перед социал-демократической молодежью, заявил, что ему до революции в России не дожить.
   В Феврале 1917 года, словно змеи, переплелись сразу несколько заговоров. Во главе военного заговора стоял начальник Генерального штаба генерал Алексеев, будущая икона Белого движения. Активный участник – генерал Рузский, фактически арестовавший царя, который поехал выручать семью, оказавшуюся в опасной близости от охваченного беспорядками Петрограда. А ведь Николай II в тот момент был не просто главой страны и самодержавным монархом, но и Верховным Главнокомандующим. И генерал Рузский арестовывает главу русской армии, да еще во время войны. Как можно назвать такие действия? Предательство. Запланированное и хорошо подготовленное. То есть заговор. Но давайте спросим себя: почему во время войны русские военные выступают против главы собственной страны и своего непосредственного начальника? Что плохого сделал им Николай II? Может, беспощадно снимал с должностей, расстреливал за отступление? Нет, этого не было. Может, торговал интересами России, как когда-то Петр III, который за прусский орден и похвалу от короля Фридриха вернул ему все завоевания нашей армии во время Семилетней войны? Не было и этого. Николай II являлся патриотом, исходя из своего понимания блага России, не сопротивлялся заговорщикам и передал под их давлением престол брату Михаилу Александровичу. Может быть, царь кричал на военных и фамильярничал с ними? Нет, такого тоже не было. Это Адольф Гитлер взял себе в привычку орать на генералов и фельдмаршалов, снимать их с должностей за малейшие неудачи. И при этом никаких военных заговоров против Гитлера так и не произошло до самого лета 1944 года, когда однорукий полковник Штауффенберг подложил фюреру портфель с бомбой под стол. Но тот заговор имел под собой совсем другой фундамент – русская армия неудержимо продвигалась в Европу, и остановить ее было невозможно. Если, конечно, Германия продолжит воевать и на Западе, и на Востоке. А вот если на Западе наступит мир, то германская армия попытается остановить русских на подходе к европейским просторам. А если еще и Англия, и США ей помогут, то «кровавых большевиков» и вовсе можно постараться загнать обратно в «азиатские степи». Но всему этому мешала фигура Гитлера, который не хотел договариваться с Западом, а вот с другим, новым главой Рейха достичь взаимопонимания было возможно. Желание этого обновления кадров у руля немецкого государства и привело к неудавшемуся покушению на Гитлера и попытке государственного переворота в Берлине. Не иди Красная армия в Европу – Гитлер мог бы еще спокойно орать на своих военных без каких-либо последствий.
   Но вернемся к Февралю 1917-го. Ведь кроме заговора военных произошел и заговор в семье Романовых. Идея была колоссальной по своей наивности и глупости. Во время войны поменять «плохого» Николая на «хорошего» наследника цесаревича Алексея или другого представителя династии. Разве можно менять главу страны во время войны? Ведь даже в ходе футбольного матча никто не меняет тренера. Но эта простая мысль в голову Романовым не приходит, некоторые члены семьи ведут себя странно и после свержения монархии. Они радуются отречению царя, прикрепляют к одежде красные банты и волнуются о том, хорошо ли охраняют арестованную царскую семью. Как будто не понимая, что только при монархии они могут занимать привилегированное положение. Осознание этого придет к Романовым позже – вместе с расстрельной командой. За что же так не любили своего царственного родственника другие члены семьи? Мы вновь не найдем однозначного ответа. Почему одну власть поддерживают, а другую хотят свергнуть, даже в ущерб своему собственному положению и благополучию? Русская смута 1917 года дает нам массу примеров. Генерал Лавр Георгиевич Корнилов, который возглавит на первом этапе борьбу с большевиками, погибнет от артиллерийского снаряда при штурме Екатеринодара и станет иконой Белого движения. Именно он, и никто другой, лично арестовал царскую семью 5 марта 1917 года.[24] Не революционные матросы или комиссары, а самый что ни на есть «контрреволюционный» генерал сделал то, за что теперь по прошествии лет стыдно. Причем стыдно всему народу, за редким исключением. Во время войны арестовать главу России, Верховного Главнокомандующего, который за неделю до этого направлял на борьбу с врагом всю русскую армию. Убийство же царской семьи – вообще страшное злодеяние, за которое его авторам и исполнителям нет и не может быть никакого прощения…
   Александра III никто свергать из окружения не собирался. Не думал и не планировал арестовывать. Почему такая разница в итогах и сути царствования, хотя исходные регалии абсолютно одинаковы, а ситуация восхождения на престол у Николая II была даже лучше? Конечно, – скажет вдумчивый читатель, – потому, что один был удачливым и толковым государственным деятелем, а другой – менее толковым и менее удачливым. Это не ответ. Вас же не устроит ответ на вопрос о причине успеха: «великий хоккеист» или «великий футболист». А тренировки? А методика их проведения? А какое количество их должно быть в неделю или в день? А кто был тренером? Наша задача и состоит в том, чтобы, отбросив в сторону стереотипы и пустые фразы, «препарировав» власть, понять: почему один государственный деятель власть теряет, а другой ее передает, наращивает и преумножает. В этом случае оценка «великий деятель» – это не ответ, а итог. Нам же нужно решение. Нам нужно «дважды два», а не сразу «четыре». Нам нужно уравнение, а не готовый ответ. Потому что готовый ответ всегда присутствует в учебниках истории. Но смысла в нем, как правило, нет, ведь пишется он для того, чтобы у обычного человека всегда был простой ответ на сложнейшие вопросы бытия. Почему началась война, отчего рухнула держава, как получилось, что глава страны потерял власть? Ответы не стоит искать в учебниках истории – там лишь констатация случившегося. Там подведен итог. Данная же книга посвящена поиску ответов на эти вопросы…
   И все же почему элита жаждала свержения Николая II и не собиралась лишать трона Александра III? Может, потому, что государь-миротворец был огромной физической силы и мог разорвать колоду карт или закрутить в бараний рог вилку, а его сын имел обычные габариты?[25] Но тогда как объяснить свержение Петра III и Павла I и «несвержение» Екатерины II? Даму-то отлучить от престола проще, если принимать во внимание только физические характеристики. А почему свергли Анну Леопольдовну, но не свергли Елизавету Петровну? Обе дамы, и обе с характером. Снова наше предположение неверно. Но мы не отчаиваемся, ищем еще варианты. Может, свергают того, кто более слаб характером или менее крут нравом? Но тогда уж точно должны были отстранить от власти Екатерину Великую, но никак не ее сына. Он имел весьма крутой характер – за плохое прохождение на параде мог парадным шагом отправить прямо в Сибирь все подразделение или как минимум его командира. Екатерина Великая такого никогда не делала. Так, может, против самодуров и тиранов плетут заговоры, не обращая внимания на их регалии власти?
   Для наглядности можем сравнить двух Николаев – Первого и Второго, царствование которых разделяют почти сто лет. При этом, как мы уже говорили, вхождение Николая II на трон было мирным, а сам он известен в истории как образец корректности и благовоспитанности.[26] Никого из элиты не ссылал, ни к чему не принуждал, не тиранил. Но заговор против него в 1916–1917 годах вызрел и привел к краху Российской империи. Николай I вступил на престол в 1825 году после смерти одного брата (Александра I) и отречения второго (Константина), не имея за собой отрицательного шлейфа. Третий сын императора Павла, он вообще не собирался быть царем и шансов на это практически не имел. Как покажет его дальнейшее царствование, он был мужиком крутым, с характером. Мог один выйти к разъяренной толпе, как случилось в Петербурге во время холерного бунта. Кто и почему решил, что доктора специально заражают людей холерой, – сейчас сказать сложно.[27] Но факт таков, что в столице начались погромы, жертвами которых становились медицинские работники, и все это происходило за добрую сотню лет до передовиц послевоенных советских газет об «убийцах в белых халатах». Царь Николай I вышел к толпе, в одиночку пристыдил ее и успокоил. Люди разошлись, и волнения закончились. В первый день (!) своего царствования ему пришлось решать еще более сложную задачу – стрелять по своим же гвардейцам, одурманенным враньем декабристов-заговорщиков. Никто не знал, что делать, а Николай I – знал.[28] Хотя и тянул с принятием решения, которое повлекло пролитие крови. Только после убийства парламентеров, когда ситуация грозила выйти из-под контроля, царь отдал приказ стрелять из орудий, и мятеж был подавлен.[29]
   Выходит, что и степень твердости характера носителя регалий власти не имеет решающего значения? Выходит, что так. Это легко проверить, вспомнив уже не нашу отечественную историю, а историю революционной Франции. Кто обладал более жестким нравом: Робеспьер или Наполеон? Небольшая справка: если великий французский полководец после смерти стал самым знаменитым французом, имя которого увековечено в названии лучших коньяков, то его соотечественник Максимилиан Робеспьер прославился совсем другими вещами. Его называли «национальная бритва», а еще «неподкупный».[30] В нашей истории Робеспьеру, конечно, отдаленно соответствует… глава НКВД Николай Иванович Ежов. «Кровавый карлик», главный виновник репрессий 1937–1938 годов. Впоследствии Ежов был снят со своего поста, осужден за свои преступления и расстрелян. Примерно такая же судьба ждала и Робеспьера. С той лишь разницей, что, будучи главой якобинской партии, товарищ Робеспьер некоторое время был фактическим правителем революционной Франции. Добился он этого простым и понятным путем – отправил на гильотину других ярких революционеров и разгромил их группировки в революционном парламенте – Конвенте.
   Ежов развязал такой террор, что в его ходе Сталин вполне мог сам стать «невинной жертвой репрессий». Для понимания морального облика Максимилиана Робеспьера стоит привести один исторический факт. Уже после его казни кто-то сочинил эпитафию для его могилы: «Прохожий, не печалься над моей судьбой. Ты был бы мертв, когда б я был живой».[31] Руки Робеспьера были по локоть в крови. Может, даже по самые плечи. Он был одним из первых, кто предложил без суда казнить Людовика XVI. Но его не послушали – суд был, и короля приговорили к смерти. Робеспьер пошел дальше и вместе с «коллегами» добился принятия закона, вводившего смертную казнь за преступления против республиканской морали.[32] После этого начался настоящий террор, а сам «неподкупный» громогласно заявлял: «Во Франции остались лишь две партии: народ и его враги». Появился революционный трибунал. В документе о его создании значится, что учрежден он для того, «чтобы наказывать врагов народа». При этом одна из статей гласила: «Наказанием, установленным за все преступления, подлежащие ведению революционного трибунала, является смертная казнь». Полное равенство и братство в действии! Но продлилось оно недолго. В результате 27 июля (по революционному календарю – 9 термидора) 1794 года состоялся переворот, палача «неподкупного» и его кровавую команду арестовали и уже на следующий день казнили. Террор пошел на спад, на смену власти Робеспьера пришла Директория, а ее сменил уже Наполеон, разогнавший «директоров» и назначивший себя императором.[33]
   Как известно, и Бонапарт был готов на решительные поступки. Речь идет не только о его действиях в качестве главы Франции. Будучи генералом, он схватил знамя и бросился вперед на знаменитом Аркольском мосту, когда солдаты дрогнули. Увидев это, все устремились за Бонапартом под ураганным огнем. И победили. Итак, два руководителя Франции: Бонапарт и Робеспьер – оба жесткие, смелые, твердые. Обоих любил народ. И обоих потом разлюбил, и оба потом потеряли власть. Заговор против Робеспьера, его арест и казнь стали возможны только потому, что популярность и влияние этого государственного деятеля на простых санкюлотов резко упали. Когда «неподкупный» обладал властью над массами парижской черни, никто не решался его свергать. Почему? Народ смел бы противников Робеспьера, как гигантская волна разрушает прибрежные постройки. С Наполеоном – та же история. Почти два десятилетия он был у власти. Солдаты его обожали, народ боготворил. Но в итоге Бонапарт все же отрекся от престола и отбыл в изгнание. Чтобы вновь вернуться с кучкой соратников и в течение знаменитых «Ста дней» полностью восстановить свою власть. Далее – новая война, битва при Ватерлоо, главной причиной поражения в которой станет вполне настоящий «заговор».[34] А народ, который приветствовал Бонапарта всего три месяца назад, равнодушно отнесется к его окончательному поражению и свержению. Почему?
   Два твердых руководителя. Любовь народа. Все регалии власти. Должность. Возможность для уничтожения заговорщиков и противников. У Робеспьера в руках – трибунал и гильотина. Ему практически не нужно было доказывать вину своих врагов. Достаточно назвать их врагами – приговор всегда один. У Наполеона регалий власти было еще больше – ведь он являлся императором. Во главе полиции – министр внутренних дел Фуше, прославившийся своим афоризмом: «Это не преступление, это хуже. Это ошибка». У Бонапарта – огромные денежные средства, печать, агенты, европейские короли трясутся от одного его имени. Почему не удалось сохранить власть? По причине военного поражения? А какое военное поражение потерпели войска русского императора Павла I? Здесь не о поражениях, а о триумфальных победах нужно говорить. В сентябре 1799 года Суворов совершает беспримерный переход через Альпы. Армия спасена, русские выводят с собой несколько тысяч пленных французов. Чудо-богатыри, чудо-полководец. Русский боевой дух высок, как никогда. Может, «самодур» Павел должным образом не оценил подвиг своих солдат и великого Суворова? Оценил, и по достоинству. Император присвоил полководцу высшее воинское звание генералиссимуса и приказал поставить ему памятник в Санкт-Петербурге. «Побеждая повсюду и во всю жизнь нашу врагов отечества, недоставало вам одного рода славы – преодолеть и самую природу. Но вы и над нею одержали ныне верх… Награждая вас по мере признательности Моей и ставя на высший степень, чести и геройству предоставленный, уверен, что возвожу на оный знаменитейшего полководца сего и других веков»,[35] – напишет он в письме к Суворову. Здоровье 70-летнего Александра Васильевича оказалось окончательно подорванным, и в мае 1800 года он умирает. Но слава побед Русского оружия живет. Император Павел разрывает союз с Англией и Австрией и готовится к совместным действиям с Наполеоном. Но в марте 1801 года царя убивают его приближенные. Никаких военных поражений, никаких солдат противника на территории России. И «апоплексический удар табакеркой в висок» на английские деньги. Так что версия военных поражений в качестве причины потери власти не выдерживает никакой критики. Не потерял же власть Сталин, когда немецкие войска в октябре 1941 года чуть не зашли в Москву. Не свергли и Александра I, когда французы в Москву все же попали. Значит, дело не в этом.
   Регалии власти – корона, звание, должность. Сколько крови за них пролито, сколько преступлений совершено, чтобы их заполучить. Однако, имея всю полноту власти, можно ее потерять. Яркие примеры из современности – Янукович, Муаммар Каддафи. Но когда холодильник заполнен продуктами, разве можно умереть от голода? А как можно потерять власть, обладая всей ее полнотой? Запретите бунтовать, создайте сильные спецслужбы. Делайте все, что необходимо, для ее удержания. Вы же власть! Но реальность нам говорит, что один теряет власть вместе с жизнью, другой, сохраняя жизнь, теряет власть точно так же.
   Слово «власть» имеет магическое, весьма убедительное звучание. Автомобиль регалий власти блестит своим кузовом, ослепляет дорогими дисками. Как этот автомобиль может не поехать? Но история пестрит примерами обратного. Страницы учебников истории просто заполнены красивыми и дорогими машинами власти, которые перестали ездить и оказались на свалке истории.
   Так значит, кроме регалий власти есть что-то еще? Что-то очень важное, чтобы власть действительно была и оставалась ею. Той властью, которую уважают, которой подчиняются, против которой не собираются бороться или плести заговоры. Но никто нам об этом не рассказывает – подразумеваются именно регалии власти. Главное остается в тени. И это странно. Ведь если бы кто-то действительно умер от голода, находясь в квартире с полным холодильником, следователи наверняка бы стали искать причину этого. И причина не в том, что умершему не нравится еда, что лежит внутри. Голод не тетка, начнет есть, как миленький. Но факт остается – холодильник, продукты и смерть от голода. Значит, дело в голове, девушка страдала анорексией.[36] Болезненно истощала себя, стараясь быть стройной. И умерла от голода. Но в случае с властью, с ее потерей, со «смертью» у заполненного регалиями властного «холодильника» никто следствие не ведет. Наоборот, его сразу прекращают. И в прямом, и в переносном смысле. Уж больно деликатная вещь – власть. Еще деликатнее – ее потеря. Секретов много, а все шкафы буквально завалены скелетами…
   Что же играет столь важную роль в получении и удержании власти? Что мы не смогли учесть в нашем анализе?
   История из обычной жизни поможет нам это понять. Вернемся к автомобилю. Есть предметы, устройство которых знают все, практически каждый. Но одновременно их конструкцию не знает никто. Разумеется, кроме тонкого слоя узких специалистов, тонкого настолько, что на «общественном хлебе» он даже не выглядит «слоем масла». Любому известно, что такое современный автомобиль. Почти каждый не только видел его издалека, но и в нем перемещался, а огромное количество людей сами умеют водить эту «самодвижущуюся коляску», как называли авто наши привыкшие к лошадям прадеды. Их он пугал необычным грохотом и чадом, но зато вполне радовал полным отсутствием навоза, которым были завалены все тогдашние крупные города. Сегодня объяснить устройство автомобиля сможет даже самая далекая от автомобилестроения «блондинка». Современная машина – это куча металла, пластика, микросхем и сложных датчиков, поставленная на колеса. Верно ли такое утверждение? Верно. Но достаточно ли оно, чтобы правильно понять устройство и принцип функционирования автомобиля? Очевидно, что нет. Одна из моих знакомых, дама умная и начитанная, рассказала историю, как, будучи начинающим водителем, она оказалась в очень неудобной ситуации. Ее новенький автомобиль вдруг неожиданно заглох прямо в центре родного Питера, на перекрестке Невского и Садовой. При этом перекрыв движение сразу по двум полосам, так как девушка собиралась поворачивать именно в тот злополучный момент. Поскольку знания нашей дамы в области устройства автомобиля не были особенно глубоки, то самостоятельно разбираться в причинах случившегося она не стала. Уверен, что так поступило бы большинство современных водителей, избалованных автосервисом и испытывающих недостаток времени для познания подробностей функционирования машин. Девушка набрала номер телефона своего кавалера и призвала его на помощь, а от внешнего, ставшего агрессивным мира отгородилась закрытыми дверями. Когда молодой человек примчался, пробка была уже очень большой. Повернув ключ зажигания, он взглянул на приборы и… обомлел. Оказывается, у дамы просто-напросто закончился бензин. Она ездила за рулем всего второй день. Ужас и стресс от вождения в большом городе были столь велики, что в результате постоянного наблюдения в зеркала, за сигналом светофора и знаками дорожного движения девушка напрочь забыла о бензине. Ей и в голову не пришло заправляться или следить за датчиком топлива. Потому что и инструктор, и молодой человек, которые «подтягивали» ее водительские навыки, ни слова не сказали ей об этом. Ведь для них это было очевидно. В итоге в центре Санкт-Петербурга образовалась огромная пробка…
   Власть – это автомобиль. Большой, удобный и, что самое важное, крайне престижный. Вот честолюбцы и угоняют его друг у друга. Кто более труслив, старается этот «автомобиль» себе купить. Но человек, не понимающий устройства и принципа функционирования власти, усевшись в него, уподобится даме из вышеприведенного рассказа. Его автомобиль никуда не поедет. Почему? Потому что в нем нет бензина. А те, кто купил или украл властные регалии, редко знают, что за «бензин» нужен для движения машины власти.
   Для понимания принципов функционирования власти нам непременно понадобятся новые термины. В истории, политологии и других «околополитических» науках не хватает слов, которые бы точно описывали суть вещей. Разъясняли, а не запутывали.
   Поэтому нужно ввести новый термин – «Химия власти». В нашем автомобильном примере бензин – это и есть Химия власти. Нечто «маловажное» и незаметное, по сравнению с самим автомобилем. Но без него никакой езды не получится, а ведь в машине нужно передвигаться. Более того, если автомобиль не ездит, а стоит в гараже, то он (и это подтвердит любой автомеханик) начинает приходить в негодность. Вроде бы никаких нагрузок, никакого трения, но после нескольких лет покоя машина превратится в хлам. Так происходит и с государством, в котором исчезает Химия власти. При этом ничего страшного не случается, нет ни войны, ни катаклизмов. Покой. А пройдет несколько десятилетий такого спокойствия – и нет государства. Не «заводится» более народ, проржавел механизм, коррозией покрылись культурные и семейные ценности…
   Знаете ли вы, что такое катализатор? Это такое химическое вещество, которое, будучи добавленным к другим, резко ускоряет ход химической реакции. Или замедляет его. Классическое определение катализаторов звучит так: вещества, изменяющие скорость химической реакции, которые могут участвовать в реакции, входить в состав промежуточных продуктов, но не входят в состав конечных продуктов реакции и после окончания реакции остаются неизменными. Не думаю, что составители учебников химии прекрасно разбираются в политике. Но суть Химии власти они передали великолепно. Равно как катализатор, добавленный к другим веществам, приводит к ускорению химической реакции, Химия власти приводит к тому, что какой-то человек или целое движение получают реальную власть над людьми. Химия власти есть нечто, на первый взгляд незаметное, без чего, однако, реальная власть невозможна. Так же как и катализатор, Химия власти не входит в конечную формулу власти. Она остается за ее скобками, являясь при этом обязательным условием для существования этой власти. Именно ее присутствие или отсутствие и приводит к победе одного политика над другим, именно ее наличие заставляет миллионы слушаться своего руководителя, доверять ему и быть готовыми отдать за него жизнь. Но проходит время, и те же миллионы презирают и даже ненавидят того, кем они еще вчера восхищались. Что случилось? Исчезла Химия власти.
   Самое время задаться вопросом: а что такое Химия власти? В чем она заключается? Что является ее смыслом и стержнем? Какие молекулы ее составляют?
   Химия власти означает, что чье-либо видение будущего становится желательным и обязательным для большинства людей. Химия власти – это проекция будущего.
   В мире всегда идет борьба за будущее. Политика, как и экономика, – это борьба за будущее. Вся наша жизнь – это борьба за завтрашний день. Детей, страны, народа. Тут уж кто какие цели ставит, кто какими категориями мыслит. Таких проекций будущего, соперничающих между собой, всегда много. Еще совсем недавно главными конкурирующими проекциями будущего были социализм и капитализм. Каждая из них старалась удержать собственное население и нарисовать привлекательную перспективу в своей парадигме для него и населения противника. Чтобы заменить своей проекцией будущего чужую проекцию и тем самым получить власть над сотнями миллионов людей.
   Чтобы получить власть над людьми, нужно предложить им проекцию будущего. В этом состоит суть Химии власти. Когда проекция будущего принимается большинством, тот, кто ее олицетворяет, получает власть. Настоящую власть, а не пустые властные регалии. Вот почему Максимилиан Робеспьер был кумиром парижской толпы вначале революции – его проекция будущего охватила массы. Смерть ненавистного короля, общество справедливости. Неясные очертания общества «свободы, равенства и братства». На самом деле через некоторое время проекция будущего Робеспьера стала выглядеть как смерть на гильотине без какого-либо шанса оправдаться. Придут, заберут, осудят, отрубят. И когда такая проекция будущего перестала удовлетворять народ, Робеспьер был арестован. Интересная деталь: при аресте – то ли случайно, то ли намеренно – «неподкупному» прострелили челюсть. Думаю, что намеренно: чтобы не мог говорить, не мог изменить ход событий. Вероятно, подобная предусмотрительность была излишней. Химия власти уже ушла от Робеспьера – его проекция будущего людей не устраивала. Бесконечный кровавый карнавал, когда с гильотины катились головы вчерашних соратников и даже друзей Робеспьера (Дантон, Камиль Демулен). Парижская академия наук, гильотинированная почти в полном составе. «Революция пожирает своих детей».[37] Вакханалия террора приняла такой размах, что никто уже не мог быть спокоен за свою жизнь. Раньше любому революционно настроенному парижанину было понятно: он бедный и он за революцию, поэтому его все это не касается. Но начали рубить головы и революционерам, и бедным. Вообще – кому угодно. Такого будущего не хотел никто. И «неподкупный» потерял Химию власти, а следом и саму власть вместе с жизнью…[38]
   А вот проекция будущего, которую рисовала Екатерина Великая, когда она еще не была Великой, вполне устраивала честолюбивых молодых гвардейских офицеров и старую знать Российской империи. Великая держава с мощной армией и флотом, крепостные в дар от императрицы, бегущие в панике турки. Суворов, берущий неприступный Измаил. Слава. Стремление к подвигу, которое четко совпало с ментальностью России. Вот из чего состояла екатерининская проекция будущего, ее Химия власти. В ХХ веке на такой же ноте построит свою Химию власти Иосиф Сталин. И держалась эта проекция будущего вовсе не на страхе или репрессиях, которые были остановлены с ликвидацией «кровавого карлика» Николая Ежова. Это вновь была проекция построения Великой страны. Огромные стройки, заводы и фабрики. Самолеты и танки, трактора и троллейбусы. Мороженое и лимонады на улицах городов. Полная ликвидация беспризорности и безработицы, которые исчезли вместе с НЭПом. Справедливая страна, справедливая империя, в которой все равны, вне зависимости от происхождения и цвета кожи. В которой суровое наказание настигает преступника, вне зависимости от его былых заслуг и занимаемой должности. Вот та проекция будущего, вот та Химия власти, благодаря которой Сталин удержал власть в сложнейший период Великой Отечественной войны.
   У Сталина были победы, но были и поражения. Именно Химия власти, принимаемая подавляющим большинством проекция будущего придают устойчивость властной конструкции, помогают пережить сложные моменты. Химия власти приводила к тому, что люди умирали за Сталина, гвардейские офицеры карабкались на стены осаждаемых крепостей по приказу Екатерины Великой. Ее Химия власти способствовала тому, что молодой Михаил Кутузов во время атаки в Крыму не щадил себя настолько, что получил тяжелое ранение и потерял глаз от турецкой пули. Химия власти Сталина толкнула Александра Матросова закрыть собой амбразуру, а летчика Виктора Талалихина – протаранить немецкий бомбардировщик, рискуя своей жизнью.[39] Проекция будущего, нарисованная Жанной д’Арк в виде свободной от англичан Франции, без насилия предателей бургундцев, настолько вдохновила солдат и, самое главное, феодалов, служивших во французской армии, что они выполнили ее «нелепые приказы» и победили англичан.
   А вот Павел I рисовал проекцию будущего, которую его окружение не желало. После екатерининской вольницы он ввел обязательную службу для дворян, вступал в союз с крушителем монархий Бонапартом. При этом начинал военное противостояние с сильнейшей державой того времени – Великобританией. Зачем это было нужно Бонапарту – очевидно, а вот необходимость похода русских войск в Индию вместе с гренадерами Наполеона для русской элиты была сомнительна и опасна. Химия власти отсутствовала – и власть рухнула при попытке тех же англичан свергнуть Павла I. Его сын Александр Павлович вернул эту Химию власти одной фразой: «При мне все будет, как при бабушке Екатерине». И когда после Тильзитского мира 1807 года Россия и Франция совместно выступали против англичан, заговора против него не было и, как отца, его шарфом не задушили.
   Можно идти от победы к победе, и все последуют за этим везунчиком, но если он не проецирует будущего, если не имеет Химии власти, все рухнет при первом же поражении. В крайнем случае – при втором. Яркий пример – древнеримский соперник Гая Юлия Цезаря по имени Гней Помпей. Будучи старше Цезаря, Помпей был номером один в их отношениях.[40] Однако всего несколько поражений привели к тому, что он был предательски убит и Цезарю в подарок привезли его голову. Химия власти Цезаря была столь сильной, что заложенный им принцип власти пережил его и Римская республика, формально оставаясь республикой, превратилась в империю. А все слова, означающие монархов – кесарь, царь, кайзер, – есть производные от его имени.[41]
   Химия власти в февральском Киеве была на стороне тех, кто на американские деньги захватывал власть и свергал Януковича. Проекция будущего была нарисована и рисовалась уже много лет. Сытая европейская страна. Україна – це Європа! Без виз. Высокие зарплаты. Все это будет, нужно только быть подальше от России. И Партия регионов и сам Янукович эти сказки и мифы всячески поддерживали, потому что такая эрзац-химия власти помогала ему удерживать власть. Но дело в том, что украинские политики рисовали своему народу химеры. И когда настала пора их воплощать – подписывать соглашение о «евроинтеграции», которое Запад ни к чему не принуждало, а Украину обязывало отдать в Брюссель свой суверенитет, – Янукович отказался это делать. И начался Майдан, страшные последствия которого теперь очевидны. Часть украинцев приняла переворот именно потому, что Химия власти была на стороне путчистов, а Янукович выставил себя препятствием для движения в невозможное светлое завтра.
   Регалии власти без Химии власти мертвы; это автомобиль, который не заправили бензином. Такая машина никуда не поедет, ее оттащат на обочину истории. Оттащат очень быстро, а вскоре и вообще разберут на запчасти. И затем от народа, от великой страны останется только ржавый остов, мимо которого будут проноситься автомобили чужой государственности…
   Почему нам никто не рассказывает о Химии власти? Потому что, зная, что она существует, легко сделать дальнейшие выводы.
   Борьба за власть – это всегда борьба за проекцию будущего.
   Это очень важное знание. Но нам необходимо двигаться дальше.

Иллюстрация первая
О товарище Хрущеве, бедном Павле и товарище Петерсе

Н. С. Хрущев
   Что советский человек знал о власти в позднем СССР? Ленинский центральный комитет. Товарищи Зайков, Воротников, Слюньков и другие официальные лица. Это устойчивое словосочетание, будучи ребенком, я столько раз слышал по радио и телевидению, что запомнил его на всю жизнь. Так заканчивались сообщения о визитах в Советский Союз иностранных политиков и делегаций. Был протокол, была очередность перечисления деятелей Политбюро. Строгая иерархия, в которой все эти деятели были совершенно одинаковыми, верными соратниками, большевиками-коммунистами ленинской принципиальности. А потом настал 1985 год, и один из них – товарищ Горбачев – очень быстро и эффективно – всего за шесть лет (то есть за один сегодняшний президентский срок!) – угробил великую державу. Анализ деяний Горбачева мы проведем в другом месте этой книги, пока же отметим, что осуществить задуманное он смог, ловко выдавая себя за честного коммуниста, сторонника идей Ленина и Маркса. А ведь таковым он явно не был, но… казался таким. Потому что власть всегда кажется стороннему наблюдателю монолитной и сплоченной. Ведь ее представители заседают на одних собраниях, говорят либо одинаковые, либо лишь немного различающиеся слова. Жмут друг другу руки, улыбаются.
   На самом деле монолитного единства во власти практически никогда не бывает. Разумеется, если мы говорим о ситуации, когда идет настоящая борьба за власть. Когда власть реальна, когда она решает вопросы развития страны. Такое уточнение необходимо, потому что сегодняшняя западная политическая система устроена так, что видимые народу фигуры являются по большей части лишь зиц-председателями. Решения принимаются за кулисами, людьми, сторонящимися публичности. Владельцами ФРС, Банка Англии, Европейского Центробанка – частных эмиссионных структур, не подчиняющихся государству, наоборот, государство под себя подмявших. А там, где есть власть, всегда есть борьба за нее. Бескомпромиссная, с жертвами, с убитыми и ранеными. При этом список государственных мужей и властителей, которые «пали на боевом посту», поистине бесконечен. Равно как и список свергнутых глав государств, а также тех, кто хотел взять власть, но с этой задачей не справился. Общее правило таково: в подавляющем большинстве переворотов, революций, заговоров и мятежей власть у ее держателя собираются отнять люди из его ближайшего окружения.[42] Почему так случается? Потому что Химия власти руководителя ослабевает. Это может произойти по трем причинам:
   ✓ его собственные неправильные действия, которые размывают Химию власти;
   ✓ сознательные внешние действия по размыванию Химии власти;
   ✓ руководитель делает все, чтобы Химия власти перестала создавать приемлемую для народа проекцию будущего.
   Если сказать иначе, то вариант первый – это неумные действия недальновидного политика, вариант второй – сознательные действия врага (возможно, даже замаскированного под друга), а вариант третий – это вариант Горбачева. И Керенского. Сложно назвать еще кого-либо, кто бы так быстро и так сознательно похоронил свою Химию власти. Поскольку действия Горбачева мы договорились разобрать далее, то рассмотрим два первых варианта.
   Кто сам разрушил свою Химию власти? Французский революционер Робеспьер. Из более близких к нам политиков (по времени, не по духу!) – Никита Сергеевич Хрущев. Его плавно отстранила от власти целая группа высокопоставленных «товарищей». Это случилось в 1964 году, после фактически 10-летнего правления группы хрущевских заговорщиков, которые, отравив в марте 1953 года Сталина, летом устранили Лаврентия Берию и развязали самые настоящие репрессии в среде сотрудников специальных органов. Лишь один пример – Наум Эйтингон и Павел Судоплатов. Два героя, два организатора ликвидации Троцкого и многих других спецопераций разведки НКВД.[43] В 1969 году они оба провожали своего бывшего сотрудника Героя Советского Союза Рамона Меркадера на Кубу. Встреча была теплой, но немного грустной. Дело в том, что Рамон Меркадер, он же Фрэнк Джексон, он же Жак Морнар отсидел в мексиканской тюрьме 20 лет за убийство Троцкого.[44] А Эйтингон и Судоплатов к тому моменту уже отбыли сроки в тюрьме хрущевского СССР. Получилось странно: вместе задумали и осуществили ликвидацию злейшего врага Советского Союза, чьи руки были даже не по локоть, а по самые плечи в крови жителей СССР. В итоге все отсидели сроки – только Рамон Меркадер в тюрьме врагов, а его руководители – у себя на родине. Генерал-майор Н.И. Эйтингон первоначально был арестован еще при Сталине в 1951 году. Но довольно быстро его выпустили, чтобы арестовать уже в 1953 году при Хрущеве «по делу Берии». Следствие шло четыре года. В 1957 году он получил 12 лет, но был освобожден в 1964-м. Почему? Да потому что в этом году Хрущев отправился в политическое небытие. Генерал-лейтенант П.А. Судоплатов был арестован хрущевцами в тот же год, по тому же поводу, в 1958-м приговорен к 15 годам и вышел на свободу лишь в 1968 году. Вот вам и «оттепель», вот вам и «отсутствие репрессий»…
   Как вы думаете, насколько привлекательной была проекция будущего, которую создавал Хрущев, для подобных героев Советского Союза? А насколько привлекательной была эта проекция для простых советских людей? Ведь поначалу, сразу после смерти Сталина, внешне ничего не поменялось. Фигуры на политической доске остались прежние. Только летом «ушел» с нее товарищ Берия. Но советские люди привыкли, что при Сталине людей убирали и наказывали так, что никакие заслуги и посты их не спасали в случае их виновности. Проекция будущего, Химия ранней хрущевской власти покоилась на достижениях Сталина. Народ строит общество справедливости, во главе его – те, кто вывел страну из тяжелой войны победителем. Во главе армии – маршалы-герои, громившие врага на Западе и Востоке. Затем Хрущев предпринял целый ряд шагов во внутренней (в том числе внутрипартийной) и внешней политике, которые стали разбавлять его Химию власти. К концу правления им были недовольны все. Простые граждане не хотели хрущевского будущего, в котором СССР после ХХ съезда виделся страной преступлений вождей, а не моральным авторитетом мира. Им не нравился отказ Хрущева от ежегодного сталинского понижения цен, не нравилась денежная реформа 1961 года, больше похожая на жульничество. Не нравилось уменьшение расценок при одновременном росте цен. В итоге возмущение народа вылилось в волнения в Новочеркасске, где хрущевская власть применила силу.
   Руководству страны, как партийному, так и военному, не нравилась цепь постоянных «ошибок» Хрущева во внешней политике, благодаря которой СССР шел не от победы к победе, а от одной искусственно созданной проблемы к другой, такой же рукотворной. Вред, который за время своего руководства он нанес СССР, необходимо оценивать точно так же, как и вред от деяний Горбачева. Масса вредоносных действий во внешней политике: вывод безо всякой необходимости наших войск из Австрии, ссора с Китаем и Албанией, сначала допущение возникновения, а потом и ликвидация вооруженным путем мятежа в Венгрии, Карибский кризис 1963 года. Добавим к этому уничтожение океанского сталинского флота; сокращение армии, проведенное бесчеловечно и по живому, когда тех, кто воевал в Великую Отечественную, буквально выбрасывали из Вооруженных сил; подавление с помощью армии волнений в Новочеркасске. В итоге Химия власти Хрущева постоянно размывалась, наряду с постоянным разрушением Химии власти советского государства в целом. В итоге большая часть советской элиты посчитала за благо убрать Хрущева от власти, пока он не превратил положительный рейтинг руководства страны в отрицательный.
   Впервые Хрущева пытались сменить еще в июне 1957 года. Причина была понятна: «разоблачение» им Сталина в 1956 году на ХХ съезде партии. Лживость доклада Хрущева очевидна сегодня на 100 %, еще более его лживость и вредоносность была очевидна для опытных сталинских соратников. В политическом мире подобные разоблачения не делаются, и сор из избы никогда не выносится. Почему? Потому что это бьет по привлекательности власти, бьет по ее Химии. Не только советские люди почувствовали себя обманутыми и дезориентированными после ушата помоев, вылитых Хрущевым на Сталина. Это был страшный удар. Во всем мире прокатилась волна выхода из компартий, международный престиж СССР, поднявшийся на недосягаемую высоту, был подорван. Спорить было невозможно, ведь обо всем этом в докладе рассказал не директор ЦРУ, а генеральный секретарь КПСС. По словам Хрущева выходило, что в Советском Союзе не строили общество будущего, справедливое и уникальное, а убивали, пытали, сводили счеты и боролись за власть. Если кто-то в руководстве партии и питал иллюзии относительно целей Хрущева, то после ХХ съезда стало ясно: его нужно убирать, и делать это следует как можно скорее. Когда он старался нанести удар по Химии власти Сталина, тем самым – вольно или невольно (думаю, что кто-то подсказал!) – наносил удар по Химии власти всей советской системы, всего государства. На пленуме в июне 1957 года сталинские соратники неудачно попытались прекратить антисталинскую вакханалию и отодвинуть Хрущева от власти. Выступая на этом пленуме, товарищ Каганович сказал следующее: «Мы развенчали Сталина и незаметно для себя развенчиваем 30 лет нашей работы, не желая этого, перед всем миром. Теперь стыдливо говорим о наших достижениях, великой борьбе нашей партии, нашего народа. Мы не должны этого делать. Мы должны добиться равновесия в этом деле». Другой высокопоставленный соратник Сталина товарищ Маленков заявил: «После Ленина главная заслуга в деле сплочения советского народа, а также главная заслуга в развитии идей марксизма-ленинизма за этот период принадлежит И.В. Сталину. Но если это, товарищи, правильно, а это невозможно отрицать, – тогда мы должны сделать соответствующий вывод. Разве теперь наша печать… когда-нибудь упоминает имя Сталина?»[45]
   Убрать Хрущева в тот раз не получилось, и в итоге те, кто осмелился на это пойти, были отправлены на пенсию. В июне 1957 года Никита Сергеевич сумел устоять, выбросив за борт «антипартийную группу» Молотова, Маленкова, Кагановича и примкнувшего к ним Шепилова.[46] Возможно, вожди партии, старые соратники Кобы, не знали, что такое Химия власти, но они чувствовали ее. Что советники говорят каждому американскому президенту? Предыдущего президента США критиковать можно – в рамках предвыборной гонки. Но более старых – уже нет. Нельзя критиковать отцов-основателей США. Они должны быть непогрешимы, идеальны, звать в светлое будущее, создавать его проекцию – строить демократию во всем мире. Цель недостижима, уходит за горизонт – это то, что надо. Главное, ни в коем случае не называть точных дат наступления всеобщей мировой демократии. Потому что если в назначенный час этого не произойдет (а произойти этого просто не может), то по Химии власти США будет нанесен сильнейший удар. А вот Хрущев таких тонких материй не понимал. И потому указал… точный год наступления коммунизма в СССР. Это то же самое, что назвать день и час всеобщей победы демократии. А кого тогда будут бомбить США, если во всем мире победят демократы? Какие страны будет грабить Запад, обвиняя их в нарушении прав человека и тоталитаризме? Демократические? Установление демократии во всем мире США совершенно не нужно, поэтому умные американские политики никогда не говорят даже о самой приблизительной дате победы «свободы» в мировом масштабе. А вот в хрущевской программе КПСС было черным по белому написано:
   «В ближайшее десятилетие (1961–1970) Советский Союз, создавая материально-техническую базу коммунизма, превзойдет по производству продукции на душу населения наиболее мощную и богатую страну капитализма – США; значительно поднимется материальное благосостояние и культурно-технический уровень трудящихся, всем будет обеспечен материальный достаток; все колхозы и совхозы превратятся в высокопроизводительные и высокодоходные хозяйства; в основном будут удовлетворены потребности советских людей в благоустроенных жилищах; исчезнет тяжелый физический труд; СССР станет страной самого короткого рабочего дня.
   Во втором десятилетии (1971–1980) будет создана материально-техническая база коммунизма, для всего населения обеспечено изобилие материальных и культурных благ; советское общество вплотную подойдет к осуществлению принципа распределения по потребностям, произойдет постепенный переход к единой общественной собственности. Таким образом, в СССР будет, в основном, построено коммунистическое общество. Полностью построение коммунистического общества завершится в последующий период… Партия торжественно провозглашает: нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!»[47]
   Так из великой идеи, создавшей сильнейшую Химию власти, за которую люди ложились под танки и закрывали грудью амбразуры, сделали анекдот и посмешище…
   Весьма поучительна история о том, кто помог Хрущеву устоять на том памятном пленуме. Не менее поучителен и ее конец. В роли спасителя Хрущева тогда выступил министр обороны Георгий Константинович Жуков, который, к удивлению присутствующих, сказал об отставке генсека следующее: «Армия против этого решения, и ни один танк не сдвинется с места без моего приказа». Вопрос об отставке Никиты Сергеевича был перенесен на пленум ЦК КПСС. Жуков, будучи членом ЦК, к нему хорошо подготовился, с помощью военно-транспортной авиации вовремя доставив в столицу нужных членов ЦК. В итоге они и поддержали Хрущева, удалив из руководящих органов партии тех, кто хотел его убрать.
   Благодарность «дорогого Никиты Сергеевича» не заставила себя ждать. Не прошло и четырех (!) месяцев с момента спасения, как Жукова сняли с поста министра обороны в результате весьма хитроумной операции. Сначала маршала отправили морем в Югославию «для налаживания отношений». Потом отключили крейсер «Куйбышев», на котором отплыл министр, от связи и собрали внеочередное заседание Президиума ЦК КПСС. Поняв, что что-то происходит, Жуков немедленно вылетел в Москву. И попал прямо на заседание Президиума ЦК, который рассматривал его персональное дело. Обвинений было много. В том числе в нескромности и попытке поставить себя над партией.[48] Одним из «тревожных» фактов стало создание Жуковым без ведома ЦК школы армейского спецназа, что было расценено как попытка создания собственных военных структур. Напомнили Жукову и о его знаменитой фразе о танках. Анастас Микоян, один из ближайших соратников Хрущева, язвительно сказал: «Оказывается, танки пойдут не тогда, когда скажет ЦК, а когда скажет министр обороны».[49]
   Вместо Жукова министром обороны стал Родион Яковлевич Малиновский, который при очередной попытке сместить Хрущева ошибок Жукова повторять не стал. Ведь спасая Хрущева, Жуков нанес удар собственной Химии власти и поплатился за это карьерой. Но, убрав Жукова, сам Хрущев проявил себя неблагодарным, что, в свою очередь, еще сильнее разбавило его Химию власти в глазах ближайшего окружения. Стало очевидно: этот тоже пойдет по головам и слово признательности ему незнакомо. Новая проекция будущего в глазах партийных функционеров – полный произвол от желаний Хрущева, который может в любой момент убрать даже тех, кто оказал ему неоценимые услуги. Стоит ли удивляться, что постоянно наносивший удары по своей Химии власти Никита Сергеевич был смещен своим самым близким окружением. Можно сказать, его выдвиженцами. Одного из них звали Леонид Ильич Брежнев. Именно он стал инициатором отстранения «первого». В 32 года Леонид Ильич возглавил Днепропетровский обком партии.[50] И помог ему в этом продвижении Хрущев. Следующая ступенька карьеры Брежнева – пост главы коммунистов Молдавии. Его он также получил не только по причине успешной работы в Днепропетровске. Сейчас сложно отделить организаторские таланты Брежнева от протекции, но доподлинно известно, что Хрущев последовательно вел его наверх. Ведь еще при живом Сталине на последнем съезде партии, где присутствовал вождь (октябрь 1952 года, XIX съезд), Брежнева избрали в состав ЦК КПСС.[51]
   Далее в карьере Брежнева – руководство освоением целины и тяжелой промышленностью. Потом Брежнев становится председателем Президиума Верховного Совета СССР, а на июньском пленуме ЦК КПСС 1963 года получает поручение вместе с Н.В. Подгорным вдвоем исполнять обязанности второго секретаря ЦК.[52] На любом посту Леонид Ильич был совершенно лояльным Хрущеву, пока не возглавил заговор против своего патрона. Любопытно, что накануне смещения (за два месяца до него) Хрущев начал оценивать Брежнева более адекватно и на июльской сессии Верховного Совета СССР 1964 года убрал Леонида Ильича с должности главы парламента СССР, назначив на данное место самого верного человека – Микояна. Действия Никиты Сергеевича подрывали его Химию власти ударными темпами, даже когда он пытался обезопасить свои позиции. Мало того что опять был отодвинут тот, кто, казалось, являлся фаворитом Хрущева, так еще и решение проводилось в унизительной для высокопоставленных партийцев манере. Так разговаривать с партией и окружением даже Сталин не позволял себе никогда. Что же сказал 15 июня 1964 года товарищ Хрущев?
   «Товарищи депутаты! Вы знаете, что товарищ Брежнев Леонид Ильич на пленуме ЦК в июне 1963 года был избран Секретарем ЦК партии. ЦК считает целесообразным, чтобы товарищ Брежнев сосредоточил свою деятельность в ЦК, как Секретарь ЦК КПСС. В связи с этим ЦК вносит предложение освободить товарища Брежнева от обязанностей Председателя Президиума Верховного Совета СССР. На пост Председателя Президиума Верховного Совета СССР ЦК рекомендует товарища Микояна Анастаса Ивановича. Я позволю себе до голосования (выделено мной. – Н.С.) выразить сердечную благодарность товарищу Брежневу за его плодотворную работу на посту Председателя Президиума Верховного Совета, а товарищу Микояну от всей души пожелать больших успехов в его деятельности на посту Председателя Президиума Верховного Совета».[53]
   Голосование еще только будет, а товарищ Хрущев «позволяет себе» говорить о его результатах как уже о вполне решенном деле. И в своей речи поздравляет людей, за изменение статуса которых депутаты Верховного совета СССР пока не голосовали. Ведь это был не единичный случай, это была система. Хрущев вел себя все более непредсказуемо и все более развязно. Не уважал никого. Интересная деталь: за несколько месяцев до этого, в апреле 1964 года, отмечалось 70-летие Хрущева. «Приветствие ЦК, фотографии в газетах и журналах, присвоение звания Героя Советского Союза. Торжественный обед в зале для приемов Кремлевского дворца съездов… Славословия в адрес Хрущева становились почти нормой. Было, пожалуй, только одно отличие: без прежних эпитетов – “великий”, “мудрый”, на “гениальный” не решались даже сверхподхалимы. Портреты появляются не сами по себе, а только по определенной команде. Вырабатывалась, укоренялась установка на возвеличение должности Первого секретаря и его имени. В газетах тоже шло непрестанное цитирование», – напишет об этом времени зять Никиты Сергеевича Алексей Аджубей.[54]
   Окончательное решение действовать – убирать Никиту Сергеевича от руля – было принято во время его отдыха на море, а реализовано в Москве. Официальная версия гласила, что произошло это на пленуме ЦК КПСС по просьбе самого Хрущева «в связи с преклонным возрастом и ухудшением состояния здоровья» после коллективного обсуждения вопроса о его «стиле и методах руководства».[55] 13 октября 1964 года в Кремле началось заседание Президиума ЦК КПСС. Прилетевший из Пицунды в сопровождении Микояна Хрущев занял место председателя. Слово взял Брежнев. Следом за ним и другие высокопоставленные товарищи начали обвинять «первого» и перечислять его прегрешения. 14 октября ситуация продолжилась. Обвинения, с которыми выступали высшие руководители партии, говорили о том, что своим поведением, заносчивостью и хамством Хрущев полностью «убил» их уважение и любовь. Химии его власти больше не было.
   «О планировании – коллективно надо решать, а не единолично решать. Последнее заседание о плане, мы ничего не поняли. Ответственность и права республик: ответственность есть, а прав нет», – высказался товарищ Шелест.[56]
   «За 3,5 года [я] не имел возможности высказать свое мнение; окрики, оскорбления», – говорил товарищ Воронов.
   «Самомнение непомерное… “Правда” – это семейный листок т. Хрущева… Резкостью – оттолкнули от себя», – заявил товарищ Шелепин.
   «Мнение других т[оварищей] ничего не значит. Грубые оскорбления. Вы пытаетесь нейтрализовать замечания», – не сдержался товарищ Кириленко.
   «Вы грубите с кадрами», – сказал товарищ Ефремов.
   «Практически невозможно высказать иное мнение. Оскорбительно относитесь к работникам», – критиковал товарищ Суслов.
   «Все берет на себя, нетерпимость к мнению других», – негодовал товарищ Гришин.
   «Надоели реорганизации… Товарищей унижаете», – покачивал головой товарищ Рашидов.
   «В последнее время захотел возвыситься над партией, стал груб… Сталина поносите до неприличия», – обижался товарищ Полянский.
   Против Хрущева выступили все присутствующие, кроме одного – Анастаса Микояна, предложившего оставить Никиту Сергеевича во главе партии. В итоге Хрущев согласился уйти по-хорошему, без обвинений в «антипартийной деятельности» и сказал: «Не прошу милости – вопрос решен. Я сказал т. Микояну – бороться не буду… Радуюсь – наконец партия выросла и может контролировать любого человека. Собрались и мажете г**ном, а я не могу возразить».[57] В итоге в СССР появился еще один пенсионер союзного значения.[58] Вот так в нашей стране произошла смена руководства.[59] Брежнев, которого многие рассматривали как некую компромиссную и проходную фигуру, встал у руля государства на долгие 18 лет. Его Химия власти устраивала народ, который был доволен повышающимся уровнем жизни, отсутствием хрущевских метаний и поиском договоренностей с США. Ею была удовлетворена и элита – период брежневского правления стал золотым временем для партийных функционеров. Никакой ответственности при полноте власти…
   Чтобы соблюсти историческую справедливость, помимо примера из советской истории, приведем пример из царского периода. Наиболее громкий государственный переворот этой эпохи – убийство государя Павла Петровича с последующим воцарением его сына Александра. Леониду Ильичу Брежневу не нужно было ничего придумывать: Хрущев разбавлял свою Химию власти собственными же действиями. Заговорщикам против императора Павла также не было нужды клеветать: взбалмошный император то награждал, то карал, и понять, когда произойдет первое, а когда второе – не было никакой возможности. Свой норов будущий «бедный Павел» продемонстрировал в первые дни царствования. Сразу после смерти матери-императрицы он повелел достать из могилы гроб отца императора Петра III и, возложив на его череп корону, заставил тогдашнюю элиту двинуться за траурной процессией в Петропавловский собор, где произошли похороны и Петра и Екатерины (то есть мужа и жены).[60] Бывшие фавориты немедленно оказались в опале. Новая элита также не была спокойна за свое положение. В этом смысле показателен пример одного из главных заговорщиков против Павла I – графа фон Палена. Он был назначен еще при Екатерине II курляндским генерал-губернатором и произведен в генерал-поручики. Помощь ему в этом оказал любовник императрицы Платон Зубов. Когда уже при Павле Пален демонстрировал знаки внимания бывшему благодетелю при его проезде через Курляндию, он попал под опалу нового императора и был отправлен в отставку. Через полгода его вновь призвали на службу, при этом вышло так, что немилость стала стартовой точкой нового витка карьеры Палена. Император неожиданно назначил его командиром Конной гвардии и инспектором кавалерии. Всего через несколько недель после этого Палену жалуют чин генерала и назначают на должность петербургского генерал-губернатора, возводя в графское достоинство. Это продвижение и позволит ему в дальнейшем осуществить заговор против царя. Перемещения вверх при взбалмошном руководителе приводят не к безусловной верности протеже, а к опасениям за смену их приоритетов. Что может произойти в любую минуту. Проекция будущего становится расплывчатой. Химия власти улетучивается, а вместе с ней – и преданность первому лицу…
   Памятник погибшему от рук убийц императору Павлу Петровичу был поставлен в 1851 году в пригороде Петербурга Гатчине – там, где долгое время жил государь и его семья. Произошло это в царствование императора Николая I, который заплакал на церемонии открытия монумента, хотя в историю он вошел вовсе не как сентиментальный романтик, а как весьма жесткий политик. Государь Николай Павлович не смог сдержаться, когда с памятника сняли покрывающую его материю. На шее статуи убитого императора осталась… веревка.
   Если бы памятник Павла мог бы плакать, он бы обязательно это сделал. Потому что император был предан и убит не только фаворитом Паленом, но и членами своей семьи. Сразу после убийства Павла I генерал-губернатор граф фон Пален войдет в покои наследника цесаревича Александра Павловича и скажет: «Будет ребячиться! Идите царствовать, покажитесь гвардии». Об этом пишут в романах, эту сцену включают в художественные фильмы. Между тем другой сопутствующий эпизод упоминается редко. Но для нашей книги он более чем необходим. Дело в том, что женой императора Павла I, которого душили и убивали табакеркой купленные на английские деньги заговорщики,[61] была немецкая принцесса. Звали ее Мария Федоровна (София Мария Доротея Августа Луиза Вюртембергская). Будучи на 100 % немкой, как и Екатерина II, она тоже изъявила «острое желание» царствовать. И это было вполне логично. А что, если супруге одного русского царя можно стать правительницей, почему нельзя сделать то же самое другой немецкой супруге другого русского самодержца? Мария Федоровна попыталась потребовать себе всю полноту власти, благо исторический пример матери ее супруга был прямо перед глазами. В момент объявления о смерти супруга она немедленно заявила на родном немецком языке: «Я хочу царствовать!» И наотрез отказалась признать своего сына императором, несмотря на то что порядок наследования престола был вновь сделан Павлом четким и понятным и не оставлял ей никаких законных прав на трон. Долгие четыре часа она не соглашалась подчиниться сыну, но ничего из этого не вышло, хотя регалии Екатерины II и ее были совершенно одинаковы. А вот результат получился абсолютно разный: Марию Федоровну просто заперли в покоях, и, немного покричав, она успокоилась.[62] На трон же отправился ее сын Александр Павлович, хотя в подобной ситуации почти 40 лет назад Павлу Петровичу престол никто не отдал, и его заняла Екатерина, которой еще только предстояло стать Великой.[63]
   Младший сын императора, будущий государь Николай I, в момент убийства отца был пятилетним малышом, поэтому о его роли в трагедии говорить не приходится. По этой причине он и зарыдал на открытии памятника безвременно ушедшему отцу. Второй сын императора Константин Павлович, который в будущем променяет российскую корону на любовь прекрасной польской графини Иоанны Грудзинской, вероятнее всего, в заговоре против отца не участвовал. Но его поведение после случившейся трагедии не является эталоном сыновней любви, преданности главе государства и образцом морали и нравственности.[64] Всю дальнейшую жизнь Константин не страдал угрызениями совести. Уж больно легко этот представитель семьи Романовых вспоминал об отце. А вскоре после убийства в одном из писем Константин сказал: «Моего отца нет в живых. Мой обожаемый брат – император… Весь Петербург как бы снова родился, а Россия, мое дорогое отечество, свободно дышит грудью».[65]
   Что касается старшего сына – ставшего царем Александра Павловича, хоть и «отмазываемого» историками с самого дня переворота 1801 года, – то он не мог не знать о готовящемся преступлении. Заговорщики, будучи в здравом уме, никогда бы не отважились осуществлять государственный переворот, не заручившись поддержкой того, кто должен был стать главой страны. Иначе после успешной «замены» царствующей особы можно было бы отправиться прямиком на виселицу. Помимо прочего, передача власти даже таким способом, как устранение первого лица, требует соблюдения процедуры и определенных формальностей для публичной сферы. Это значит, что к моменту убийства императора Павла уже должен был быть готов документ, который объявлял о причинах перехода власти. Будущий император Александр I знал о заговоре, согласился на него и стал главным «бенефициаром» от переворота. И тот непреложный факт, что он, в отличие от своего брата Константина, всю жизнь мучился угрызениями совести, является косвенным доказательством его участия в отцеубийстве. Император Александр I сам считал себя виновным.
   С теми, кто организовал и исполнил убийство его отца, новый молодой царь очень быстро расстался. Реальные убийцы императора гвардейские полковники Яшвиль и Татаринов были отправлены в отставку уже через семь месяцев после злодеяния – 1 ноября 1801 года. В 1802 году были отстранены от дел и братья Зубовы – последний фаворит Екатерины Великой Платон Зубов и его брат Николай, который также собственноручно убивал главу Российской империи. На лишении жизни своего императора-благодетеля закончилась карьера и графа фон Палена – отставленный со всех постов, он провел остаток жизни в имении. Так происходит всегда: тех, кто думает, что он может менять королей, всегда убирают от дел. Любопытная деталь: вдовствующая императрица Мария Федоровна стала одним из активнейших инициаторов удаления заговорщиков от престола. Только, на мой взгляд, не обида за убитого мужа двигала ею, а непреходящая злость за то, что ей не позволили занять трон…
   Весьма поучительна судьба еще одного из деятельных участников заговора – графини Ольги Александровны Жеребцовой. Ее девичья фамилия – Зубова, она была родной сестрой заговорщиков-фаворитов Екатерины II братьев Зубовых. Эта дама сыграла в заговоре против русского царя роль недостающего звена между британским посольством (заказчик) и недовольной элитой (исполнитель). Организатором и генеральным спонсором убийства русского царя действительно являлся посол Великобритании Чарльз Уитворт, любовницей которого как раз и была красавица графиня Жеребцова-Зубова.[66]
   У графини Ольги Жеребцовой было два мотива для участия в заговоре: любимый англичанин-посол и опала семейства Зубовых, которых Павел открыто не любил, хотя никак и не «репрессировал».[67] Именно Жеребцова-Зубова связала Уитворта и генерал-губернатора фон Палена. Английское золото соединилось с ближайшим окружением Павла. В 1800 году Россия прервала торговлю с Англией, британским судам запретили заходить в русские порты. Английские корабли, находящиеся в России, были арестованы, а их команды высланы. Дело шло к войне с Британией, к совместному походу в Индию с солдатами Наполеона. Когда на стол Павла положили письмо Уитворта со словами «Император не в своем уме», посол Англии был немедленно выдворен из страны. Влюбленная графиня уехала вместе с ним. Заговор и его британское финансирование остались…
   А дальше началось отрезвление. Сразу после отъезда из России выяснилось, что влюбленная графиня вовсе не пользуется такой же взаимностью лорда Уитворта. Оставив Жеребцову под благовидным предлогом в Берлине, лорд отбыл в Лондон и не спешил «воссоединять сердца»: Павел уже был убит, а значит, надобность в графине для британской разведки отпала. Если помнить, что официально 35-летняя дама была замужем за графом Жеребцовым, то ее поведение для того времени являлось совершенно неприличным. Находясь в столице Пруссии, она засыпала Уитворта посланиями, упреками и признаниями в любви. Пока не получила известия, что 40-летний лорд, награжденный за блестящие успехи на дипломатическом поприще (то есть за разрушение путем организации заговора и убийства смертельного для Лондона тандема Наполеон – Павел) званием пэра Англии… женился на герцогине Дорсет на родине. Это был страшный удар. Ольга бросается в Париж, куда ее теперь уже женатый любовник направлен послом. Русский же посол во Франции граф Воронцов, получив указания из Петербурга, отказывается представить ее к французскому двору. Александру I совершенно не нужны были скандалы и присутствие в Париже при дворе Бонапарта непредсказуемой вспыльчивой женщины, которая помешала планам Наполеона по походу в Индию. Итог этой истории неожиданный: месть Жеребцовой была весьма оригинальна. Она соблазнила… наследника английского престола принца Уэльского.[68] Но счастья и настоящей любви – того, к чему она стремилась всей своей пылкой натурой, так и не случилось. Судьба отмерила Ольге Жеребцовой долгую жизнь – она умерла в возрасте 83 лет. В Россию она уже не вернулась, и любовь свою потеряла. Что является наглядным уроком для всех, кто искренне верит улыбкам и обещаниям иностранных дипломатов. И готов, потеряв голову (или совесть), начать вместе с ними рискованную игру против России…
   Сама Жеребцова к власти не стремилась, поэтому в нашу книгу она вошла лишь в качестве примера того, как манипулируют другими для достижения своих целей. Другой пример, из более свежей истории нашей страны, интересен с нескольких сторон. Снова заговор, снова попытка убрать правящую верхушку. Только на этот раз неудачная. И потому сегодня показываемая нам прозападными историками как «выдумка НКВД». Речь идет о заговоре Тухачевского и его подельников с целью захвата власти, который был запланирован на май 1937 года. Но он был разоблачен, заговорщики арестованы. Уголовное дело рассматривалось на закрытом судебном заседании Специальным присутствием Верховного суда СССР 11 июня 1937 года.
   Полная стенограмма судебного заседания и материалы дела засекречены до сих пор. Почему? Потому что это был необычный заговор. Словно во времена Павла I, власть решили захватить высокопоставленные военные. Поэтому заговорщиков судила верхушка армии. В состав суда входили маршалы Буденный и Блюхер, командармы Алкснис, Шапошников, Дыбенко, Белов, Каширин, комкор Горячев. На скамье подсудимых тоже были не менее известные в РККА лица: маршал Тухачевский, командармы Уборевич, Якир, Корк, комкоры Эйдеман, Фельдман, Примаков, Путна. Приговор – высшая мера наказания для всех. Сомнений в виновности подсудимых не было. Изобличающие доказательства имелись в избытке и были продемонстрированы еще до суда. Сам Сталин, выступая на расширенном заседании Военного совета при наркоме обороны 2 июня 1937 года, сказал следующее:
   «Товарищи, в том, что военно-политический заговор существовал против Советской власти, теперь, я надеюсь, никто не сомневается. Факт, такая уйма показаний самих преступников и наблюдения со стороны товарищей, которые работают на местах, такая масса их, что несомненно здесь имеет место военно-политический заговор против Советской власти, стимулировавшийся и финансировавшийся германскими фашистами».[69]
   Однако гораздо любопытнее то, что сказал товарищ Сталин о методе вербовки, который был применен к Тухачевскому:
   «Он оперативный план наш, оперативный план – наше святое святых передал немецкому рейхсверу. Имел свидание с представителями немецкого рейхсвера. Шпион? Шпион. Для благовидности на Западе этих жуликов из западноевропейских цивилизованных стран называют информаторами, а мы-то по-русски знаем, что это просто шпион… Есть одна разведчица опытная в Германии, в Берлине. Вот когда вам, может быть, придется побывать в Берлине, Жозефина Гензи, может быть, кто-нибудь из вас знает. Она красивая женщина. Разведчица старая. Она завербовала Карахана. Завербовала на базе бабской части. Она завербовала Енукидзе. Она помогла завербовать Тухачевского. Она же держит в руках Рудзутака. Это очень опытная разведчица, Жозефина Гензи. Будто бы она сама датчанка на службе у немецкого рейхсвера. Красивая, очень охотно на всякие предложения мужчин идет, а потом гробит. Вы, может быть, читали статью в «Правде» о некоторых коварных приемах вербовщиков. Вот она одна из отличившихся на этом поприще разведчиц германского рейхсвера».[70]
   Оказывается, красный маршал товарищ Тухачевский был завербован тем же способом, что использовался при организации заговора против императора Павла I, то есть упомянутой Сталиным Жозефиной Гензи. Дама – весьма засекреченная, судя по всему. Информации о ней практически нет.[71] Ее существование не отвергается исследователями, но про нее никто ничего сказать не может.
   А при чем тут Химия власти? При том, что товарищ Тухачевский, ставивший перед собой такие высокие цели, как осуществление государственного переворота, мягко говоря, не старался вызвать симпатии военной верхушки, которая его с подельниками в итоге и осудила. Не поддержала. Отчасти потому, что товарищ Сталин всегда был внимателен и вежлив, а товарищ Тухачевский свою Химию власти разбавлял высокомерным поведением. Он не имел и не стремился получить безоговорочной поддержки в армии и спецслужбах. Тухачевского не любили.[72] Об одной выходке Тухачевского рассказывал маршал Жуков. Во время разработки нового устава РККА он как председатель комиссии по уставу докладывал о ходе работы наркому Ворошилову. Тот по одному из пунктов сделал какое-то замечание. И Тухачевский спокойно, не повышая голоса, ответил:
   – Товарищ нарком, комиссия не может принять ваших поправок.
   – Почему?
   – Потому что ваши поправки являются некомпетентными, товарищ нарком.[73]
   А ведь Ворошилов был не только начальником Тухачевского, но и большим авторитетом в военной среде, и его хорошее отношение дорогого стоило. Но высокомерный, нагло ведущий себя с начальниками, Тухачевский надеялся взять власть, не имея Химии власти. Закончил он плохо…
   Итак, случаи нанесения вреда Химии власти самим ее носителем мы уже рассмотрели. Теперь пришло время изучить другой вариант – сознательных ударов со стороны. Другим лицом, действующим преднамеренно. Делать это «герой» будет так, чтобы под видом укрепления власти происходило разбавление ее Химии. Есть в нашей недавней истории примеры и таких действий. И речь идет не о Хрущеве, который, скорее всего, действовал по чьей-то подсказке, будучи манипулируемым. При этом, как и договорились, действия Горбачева мы обсудим в другой главе…
   И в случае с Брежневым, и в случае с императором Александром Павловичем хочется отметить одну общую деталь. Оба они пришли во власть как люди самой власти. Не было смены команды, новый руководитель не оказывается на пепелище. Он не занимает пустое место. Везде есть люди, везде трудятся те, кто пришел во властные структуры до этого момента. Да и что такое «смена команды»? Появился новый президент, новый царь, новый генеральный секретарь. Он же не увольняет сразу тех, кто находится на разных уровнях власти. Это тысячи людей – если говорить о значимых постах. Их заменить сразу невозможно, да и не нужно. Ведь новый руководитель, вероятнее всего, уже находился во власти. В том смысле, что Брежнев пришел из окружения Хрущева, а тот, в свою очередь, – из ближнего круга Сталина. Не с улицы. Новый глава страны многих знает, многих может и не знать. Такая ситуация, в которой оказался Владимир Путин, занявший высший должностной пост в государстве, минуя множество промежуточных ступеней, – штучная. Чаще всего новая команда на поверку оказывается состоящей большей частью из тех, кто уже ранее работал на руководящих должностях, пусть и не столь значимых. Вот тут и встает вопрос: а те, кто находится в своих кабинетах ДО прихода нового главы, являются его единомышленниками или нет? Можно ли им верить? Раз оставил их на посту – значит, единомышленники. Но так ли это? Процесс формирования команды очень долгий, даже бесконечный. И очень часто новый глава страны просто не знает, что за персонажи занимают высокие посты. Они ведь могут не проявлять себя в должной мере, маскироваться, действовать осторожно. Не выдавать тот факт, что целью их поступков и работы является не «сделать как лучше», а «сделать как можно хуже, принимая вид, что делаешь лучше».
   Одно из наиболее распространенных обвинений в адрес Сталина звучит так: «Уничтожил верных ленинцев, честных большевиков-революционеров, в ходе чистки были арестованы и осуждены старые революционеры». Сталин якобы очищал себе место для личной власти, убирая всех принципиальных и честных. Но стоит посмотреть внимательнее, как вся эта эмоциональная конструкция рассыплется в прах. Растает как снег на ярком мартовском солнце. Ведь вместе с простыми, рядовыми большевиками, честными и неподкупными, вроде Ворошилова или Кирова, во властные структуры мутным потоком крушения Российской империи нанесло всяческого чужеродного «ила». Цель которого – внедриться, а дальше действовать по обстановке. Или по приказу кураторов…
   Был такой пламенный чекист товарищ Петерс Яков Христофорович. Латыш. Сегодня не слишком известный, хотя являлся одним из главных чекистов. Чтобы вы могли получить о нем полное представление, приведу информацию из двух, что называется, диаметрально противоположных источников – книги, выпущенной англосаксонским исследователем сталинского времени, и советской энциклопедии Великого Октября.
   «Латышский большевик Яков Петерс после революции был назначен заместителем начальника ЧК. В 1909–1917 годах жил в эмиграции, работал в пригороде Лондона. Женился на англичанке Мэй Фримен, был членом Лейбористской партии. После 1917 года играл в Советской России большую роль в политическом терроре и массовых расправах. По приказу Сталина арестован и расстрелян в 1938 году. Его дочь также была арестована после войны как “английская шпионка”».[74]
   «Петерс Яков Христофорович (1886–1938), участник Окт. Революции в Петрограде. Чл. Ком. Партии с 1904. Участник Революции 1905–1907. В 1917 член ЦК С-д-тии Латыш. Края, один из ред. газ. «Циня» («Борьба»). В Окт. Дни чл. Петрогр. ВРК, дел. 2-го Всероссийского съезда Советов, чл. ВЦИИК. С дек. 1917 чл. Коллегии и зам. Пред. ВЧК, пред. Ревтрибунала. Один из рук. Ликвидации левоэсеровского мятежа в Москве (1918). Участник Гражд. Войны. С 1920 чл. Туркест. Бюро ЦК РКП (б), полномочный представитель ВЧК в Туркестане, в органах ОГПУ, на парт. работе. В 1923–34 чл. ЦКК ВКП(б). Чл. ВЦИК и ЦИК СССР».[75]
   Поскольку оба источника не слишком многословны и полны сокращений или недомолвок, попробуем разобраться в биографии этого «латышского стрелка» по другим источникам. Накануне большевистского переворота Яков Петерс, член Петроградского военно-революционного комитета, затем член ВЦИК, делегат 2-го Съезда Советов, был ответственным за подготовку Красной гвардии.[76] После Октябрьской революции член коллегии и помощник (по существу – заместитель) председателя ВЧК Феликса Эдмундовича Дзержинского и даже казначей этой вовсе не финансовой организации.[77] То есть персона, обличенная максимальным доверием. Именно с товарищем Петерсом связана «оккупация» ЧК выходцами из Латвии. Совестливые правозащитники и западные дипломаты вкупе с прибалтийскими журналистами бесконечно твердят нам про «оккупацию» Прибалтики со стороны СССР. А вот о том факте, что Советский Союз был создан после оккупации территории России «организованной группой» латышей в кожанках и без оных, они говорить не любят. Так вот именно наш герой призвал в ряды чекистов товарищей и земляков, которые активно участвовали в смуте в России в начале ХХ века.[78] На счету Петерса много заслуг перед новой властью. Он ликвидировал сеть подпольной организации Бориса Савинкова «Союз защиты родины и свободы» в Москве и Казани. Участвовал в ликвидации левоэсеровского мятежа в Москве в июле 1918 года. Яков Петерс раскрывал «заговор послов», то есть государственный переворот, подготовленный британским консулом Брюсом Локхартом с помощью дипломатов других стран. Одним из элементов заговора было покушение на Ленина, которое якобы осуществила полуслепая Фанни Каплан. И следователем по делу Каплан был именно товарищ Яков Петерс.
   ИЗ СООБЩЕНИЯ ВСЕРОССИЙСКОЙ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ КОМИССИИ ПО ДЕЛУ ПОКУШЕНИЯ НА ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СНК В.И. УЛЬЯНОВА /ЛЕНИНА/
   «Из предварительного следствия выяснено, что арестованная, которая стреляла в товарища Ленина, состоит членом партии правых социалистов-революционеров черновской группы… Упорно отказывается давать сведения о своих соучастниках и скрывает, откуда получила найденные у нее деньги… Из ее показаний видно, что она недавно приехала из Крыма и последнее время жила в Москве… Принимаются все меры к выяснению всех обстоятельств дела. Задержано несколько человек. Следствие ведется по всем районам Москвы.
   Зам. председателя следственной комиссии Петерс»[79]
   Как известно, Фанни Каплан подозрительно быстро расстреляли. Есть все основания полагать, что стрелял в Ленина кто-то другой, но именно ее следователи ЧК – то есть товарищ Петерс – зачем-то сделали крайней. Что они скрывали? Истинных организаторов покушения, не состоявшихся убийц Ильича…[80]
   В январе 1919 года пролетарская совесть товарища Петерса подсказала ему решение о бессудном расстреле членов семьи Романовых в Петрограде. Причем в жестком тоне: «Приговор ВЧК к лицам бывшей императорской своры – утвердить, сообщив об этом в ЦИК».[81] Обратите внимание: не исполнить приказ Москвы и ленинской власти, а поставить их в известность. Сообщить о своем решении Владимиру Ильичу, и не более того. Итог: в Петропавловской крепости были расстреляны великие князья Николай Михайлович, Георгий Михайлович, Павел Александрович и Дмитрий Константинович Романовы.
   Товарищ Петерс был некоторое время и председателем трибунала в Москве, работал с присущим ему размахом. Во время сложной ситуации в Петрограде, направленный туда весной 1919 года, он стал его комендантом. Начались аресты и расстрелы. В июне Петерс издал приказ о поголовном обыске во всех жилых помещениях города для «изъятия» всех «подозрительных лиц», а также «бывших» и лиц, не имеющих выданных большевиками соответствующих документов. По сути, чекисты чистили город, опасаясь восстания в Петрограде во время наступления Северо-Западной армии, которой позже будет командовать генерал Юденич. Главная цель – поиск оружия. Задержанных в лучшем случае высылали, а большинство расстреливали по распоряжению Якова Петерса. После чего решительного чекиста перевели в Киев, на который наступали Деникин и Петлюра. За первый день пребывания Петерса в городе там было казнено 127 человек. Далее террор лишь возрастал, а перед отходом большевиков были расстреляны все заключенные Киевской ЧК. По приказу товарища Петерса, разумеется.[82]
   Много «славных» дел было на совести Якова Петерса: он лил кровь русских подданных, как воду. В Туле расстреливал железнодорожных рабочих-«саботажников», участвовал в подавлении восстания атамана Антонова на Тамбовщине. Делал карьеру, набирал очки, выслуживался перед новой властью.[83] «Работал» Петерс в Грузии, Тифлисе, Туркестане. Ликвидировал крестьян, казаков атамана Дутова и Анненкова. В 1921 году в Ташкенте Петерс арестовал всех врачей одной известной клиники. Что побудило его к этому – достоверно сказать сложно. Но известно, что товарищ Петерс в этом случае лично выступал общественным обвинителем, и в итоге все «врачи-вредители» были приговорены к расстрелу.
   Далее в его послужном списке – уже работа на внешнем направлении: Иран, Афганистан, Турция. С февраля 1922 года он член Коллегии и начальник Восточного отдела ОГПУ. В 1925 году Петерс становится главным инспектором погранвойск ОГПУ. К 10-летию ВЧК в декабре 1927 года его наградили орденом Красного Знамени. 31 октября 1929 года Я.X. Петерс был освобожден от обязанностей члена Коллегии и начальника Восточного отдела ОГПУ. Его карьера разведчика и диверсанта на этом завершилась, так в полной мере и не состоявшись.[84] А вот карьера палача продолжилась. В том же 1929 году его направили «чистить» Академию наук СССР. Петерс изгнал 71 академика, часть из которых потом аккуратно собрал в «академическое дело», являвшееся неким ответвлением имевшего под собой реальные факты «процесса Промпартии».[85] После этого Якова Петерса отстранили от реальных процессов. С 1930 года он работает в комиссиях партийного контроля. В ноябре 1937 года пламенный большевик, старый чекист Яков Христофорович Петерс был арестован, а 25 апреля 1938 года расстрелян «кровавым сталинским режимом» по «абсурдному» обвинению в троцкизме и шпионаже в пользу Англии. В 1956 году, при Хрущеве, товарищ Петерс был реабилитирован, и с тех пор числится одной из «невинных жертв сталинского режима».
   Пришло время остановиться, перевести дух от кровавых событий русской революции и Гражданской войны и немного задуматься. О чем? О соратниках, о преданных людях, которые окружают руководителей. Петерс подается сегодня как «верный соратник, убитый злодеем-руководителем», то есть Сталиным. Нет ничего более далекого от истинного положения вещей, нежели такое умопостроение. Во-первых, даже без истории, изложенной ниже, Якова Христофоровича Петерса сложно отнести к людям, безвинно пострадавшим в вихре кровавого хаоса тех лет. Загубленных душ на совести этого латышского сторонника революции очень много. Как и много свидетельств о том, что он людей не жалел, приговаривал к смертной казни, не испытывая при этом никакого сожаления. Все ли казненные по приказу Петерса подходят под категорию врагов революции? Конечно, нет. Значит, он осуждал на казнь невинных. Так виновен ли Петерс сам, или он – все-таки «невинная жертва сталинских репрессий»? Жертва и палач в сегодняшней трактовке истории тех лет вместе называются невиновными, обоих записывают в статистику и ставят в вину лично Сталину. Да еще и умножают эту цифру на 100. Вот лишь один штрих, который оставил в память о «пламенном большевике» Петерсе русский писатель Аркадий Аверченко:
   «Именно, по сообщениям газет, когда к нему, как к главе города, явились представители ростовских-на-Дону трудящихся и заявили, что рабочие голодают, – Петерс сказал:
   – Это вы называете голодом?! Разве это голод, когда ваши ростовские помойные ямы битком набиты разными отбросами и остатками? Вот в Москве, где помойные ямы совершенно пусты и чисты – будто вылизаны – вот там голод!
   Итак, ростовские рабочие могут воскликнуть, как запорожские казаки:
   – Есть еще порох в пороховницах! Есть еще помойные ямы – эти продовольственные склады советской власти!
   Почему-то фраза Петерса промелькнула в газетах совершенно незаметно: никто не остановил на ней пристального внимания. Это несправедливо! Такие изречения не должны забываться… Моя бы власть – да я бы всюду выпустил огромные афиши с этим изречением, высек бы его на мраморных плитах, впечатал бы его в виде отдельного листа во все детские учебники, мои глашатаи громко возвещали бы его на всех площадях и перекрестках:
   – Пока в городе помойные ямы полны – почему рабочие говорят о голоде?..»[86]
   Так был ли товарищ Петерс «верным соратником» товарища Сталина? Какие цели он на самом деле преследовал? В чьих интересах горел на работе? И пусть при ответе на этот вопрос одинаковый партбилет, лежавший в карманах Якова Христофоровича и Иосифа Виссарионовича, вас не смущает. Были же на Украине почти все чиновники членами Партии регионов. А потом одни предали других. Причем очень быстро. Пример этот хрестоматийный, и он войдет в историю. В последней Раде, легитимность которой не вызывала сомнения ни у кого в мире, Партия регионов имела большинство. Во время беспорядков (Майдана) в Киеве это большинство было устойчивым, гарантируя принятие ЛЮБЫХ нужных президенту Украины (то есть легитимной власти) законов. Но после вооруженного переворота в феврале 2014 года в той же Раде, при тех же депутатах Партия регионов… оказалась уже в меньшинстве. А большинство получила бывшая оппозиция. Буквально за несколько дней «верные партийцы» Партии регионов разбежались как тараканы. Кто в беспартийность, а кто примкнул к другим партийным группировкам.[87]
   Но вернемся из века двадцать первого в век двадцатый. Потому что ответ на вопрос «ху из мистер Петерс?» находится в той части его жизни, о которой в его биографии не пишут. То есть в период до 1917 года. Рассказывая о Якове Петерсе, мы сознательно пошли тем же путем, начав повествование с октября 1917 года. Теперь заглянем поглубже. Сразу скажу, что сведения о биографии правой руки Дзержинского очень скудные, хотя и более развернутые, чем о прелестной вербовщице Тухачевского и Рудзутака. Родился он в Латвии в семье батрака. Рабочий. В 1904 году вступил в Латышскую социал-демократическую рабочую партию (ЛСДРП). Был боевиком. В марте 1907 года был арестован. Обвинялся в покушении на жизнь директора завода во время забастовки, но в конце 1908 года был оправдан Рижским военным судом. После этого, в 1910 году, товарищ Петерс отправился туда, куда во все времена отправляются борцы с российской государственностью. То есть в Великобританию. Далее обычно идут скупые слова: «жил в Лондоне». Там Петерс был членом Лондонской группы Социал-демократии Латышского края (СДЛК), Британской социалистической партии и латышского Коммунистического клуба.
   Что нам приходит на ум, когда мы читаем о революционерах, которые убежали после поражения восстания за границу? Честные люди, которых преследуют. Денег нет. Идут работать, пишут прокламации и статьи в революционные газеты. Спорят до хрипоты над программными пунктами за кружкой пива или чашкой чая. Ждут своего часа, мечтают о возвращении, ностальгируя под лондонскими туманами и дождями. Так или примерно так мы представляем эмигрантов-революционеров начала ХХ века. Это сегодняшние «революционеры» бегут в Лондон, украв крупную сумму денег, и покупают там шикарные поместья, отнюдь не бедствуя. И нигде не работая в качестве наемной силы.
   Так и было. Товарищ Петерс приехал в Лондон, не имея денег. Об этом написал некий персонаж по имени Федор Аронович Ротштейн, который помогал русским революционным беглецам устраиваться в Великобритании.[88] Но то, что будущий чекист с товарищами сделал для решения финансовых проблем, и стало, судя по всему, трамплином для его будущей головокружительной карьеры в Советской России…
   

notes

Примечания

1

   Согласно Конституции Украины, отрешить главу страны от власти в случае совершения им преступления можно только в результате импичмента. Процедура эта подробно описана в Конституции. Но она даже не была начата, не то что соблюдена. Предполагает ли украинское законодательство какие-либо еще варианты для отрешения президента? Нет. Только импичмент, заявление об отставке или смерть – вот три возможности, из которых оставалась только первая. Янукович заявления не писал и был вполне здоров в момент, когда его свергли вооруженным путем. Именно поэтому, кстати, его так активно и пытались убить сразу после переворота в Киеве.

2

3

4

5

   Этот период истории Франции запутан более других и потому крайне интересен. Однако все, что мы знаем по фильмам и большинству книг о данном времени, связано с именем Жанны д’Арк. Она действительно совершила невероятное. Поэтому рекомендую изучить указанную эпоху самостоятельно. Вот еще один факт: герцог Бургундский, который вместе с матерью дофина Изабеллой Баварской правил от имени короля, получил «вознаграждение» от наследника Карла. 10 сентября 1419 года он был убит дворянами из свиты дофина. Изабелла Баварская осудила сына и полностью отвернулась от него, встав на сторону англичан и нового герцога Бургундии Филиппа Доброго. После этого был заключен пресловутый договор в Труа, согласно которому дофина лишали престола. Позже его вернула ему Жанна.

6

7

8

9

10

   МТС – машинно-тракторная станция. Сеть МТС (не путать с сотовой) должна была дать возможность колхозам широко использовать технику, при этом не получая ее себе на баланс. Не нужно было обучать колхозников тонкостям управления машинами, так как они обслуживались и содержались на МТС, где работали специалисты. В некотором смысле это был «прокат» крупной техники для колхозов, ведь уровень образования крестьян не позволял им самостоятельно ее использовать.

11

12

   Для построения сильного и адекватного внешним угрозам государства глава страны должен иметь возможность назначать губернаторов по своему выбору, неся ответственность перед всеми избирателями страны, которые оказали ему доверие и избрали президентом. Выборы губернаторов для России вредны. Для огромной страны, раскинувшейся на двух континентах, необходима четкая и ясная вертикаль власти. И глава региона должен иметь власть, но должен нести и ответственность. В случае выборов он получает власть и от президента, и от избирателей, следовательно, его ответственность размыта. Кроме того, отмена ненужных выборов губернаторов помогает нам экономить бюджетные средства.

13

14

15

   Было всего две попытки поставить ее власть под сомнение, и обе были инспирированы внешними силами. Первая попытка: княжна Тараканова, самозванка, выдавала себя за дочь императрицы Елизаветы Петровны и графа Алексея Разумовского. Граф Орлов заманил ее в ловушку и вывез в Россию, где она умерла в заключении. Во втором случае подпоручик смоленского пехотного полка Василий Мирович попытался освободить заключенного в Шлиссельбурге императора-подростка Иоанна Антоновича (свергнутого Елизаветой) и провозгласить его главой страны. В итоге Иоанн был убит офицерами, согласно инструкции, а Мирович позднее казнен.

16

17

18

19

20

   Ситуация была столь морально тяжелой, что ближайший соратник царя Константин Победоносцев опасался за решительность действий монарха. Он мог дрогнуть по причине реальной угрозы покушения на него и, исходя из этого, попытаться «замириться» с террористами. Кроме того, в среде тогдашних западников мысли об амнистии, которые вслух высказали Соловьев и Толстой, были распространены относительно широко. И Победоносцев пишет царю: «Сегодня пущена в ход мысль, которая приводит меня в ужас. Люди так развратились в мыслях, что иные считают возможным избавление осужденных преступников от смертной казни. Уже распространяется между русскими людьми страх, что могут представить Вашему величеству извращенные мысли и убедить Вас к помилованию преступников… Может ли это случиться? Нет, нет, и тысячу раз нет – этого быть не может, чтобы Вы перед лицом всего народа русского в такую минуту простили убийц отца Вашего, русского государя, за кровь которого вся земля (кроме немногих, ослабевших умом и сердцем) требует мщения и громко ропщет, что оно замедляется…» На письме Победоносцева Александр III собственноручно напишет: «Будьте покойны, с подобными предложениями ко мне не посмеют прийти никто, и что все шестеро будут повешены, за это я ручаюсь» (К. П. Победоносцев и его корреспонденты: письма и записки». Т.I. – М., 1923. С. 47–48).

21

22

23

24

   К.Н. Кологривов, будучи дежурным офицером, присутствовал при объявлении генералом Л.Г. Корниловым императрице решения о помещении под арест императорской семьи: «Согласно свидетельству К.Н. Кологривова, состоявшего на тот момент в Сводно-Гвардейском полку… “арест” был произведен Корниловым в крайне дерзкой, нарочито вызывающей манере. Генерал, с красным бантом на груди, в сопровождении А.И. Гучкова, только что ставшего военным министром, потребовал немедленно разбудить “бывшую царицу”. Подойдя к Корнилову и не подавая руки, Императрица спросила: “Что Вам нужно, генерал?” Корнилов вытянулся и в почтительном тоне, что резко контрастировало с его предшествующей манерой держать себя, сказал: “Ваше Императорское Величество… Вам неизвестно, что происходит в Петрограде и в Царском… Мне очень тяжело и неприятно Вам докладывать, но для Вашей же безопасности я принужден Вас…” и замялся. Императрица перебила его: “Мне все очень хорошо известно. Вы пришли меня арестовать?” – “Так точно”, – ответил Корнилов. “Больше ничего?” – “Ничего”. Не говоря более ни слова, Императрица повернулась и ушла в свои покои. Через несколько минут Дворец покинула и делегация». (См.: http://www.dk1868.ru/statii/kornilov2.htm)

25

26

27

28

29

   После 1917 года из декабристов сделали героев, между тем это были предатели и заговорщики, которые вывели солдат обманом. Знаменитый историк Николай Михайлович Карамзин, присутствовавший на Сенатской площади, видевший все своими глазами, писал: «14 декабря я был во дворце, выходил и на Исаакиевскую площадь, видел ужасные лица, слышал ужасные слова, и камней пять-шесть упало к моим ногам. Новый император показал неустрашимость и твердость. Первые два выстрела рассеяли безумцев с Полярною Звездою, Бестужевым, Рылеевым и достойными их клевретами. Я, мирный историограф, алкал пушечного грома, будучи уверен, что не было иного способа прекратить мятеж. Ни крест, ни митрополит не действовали!» Карамзин простудился в этот день, его болезнь перешла в чахотку, и он умер весной 1826 года (См.: Минаков А.Ю. Защитник «мудрости хранительной» // Историк. Журнал об актуальном прошлом. № 6, июнь 2015 года).

30

31

32

33

34

35

36

37

38

   Для тех, кто по молодости лет или незнанию исторических фактов мечтает устроить революцию. Почти всегда ее вожди затем уничтожаются своими же соратниками. Так было в Великую французскую революцию, когда из всех революционных вожаков не уцелел ни один. Все перебили друг друга на гильотине, а Жана Поля Марата постигла еще более позорная судьба. Этот кровавый маньяк, сам давший себе прозвище «друг народа», призывавший к безудержному террору, принимал у себя дома посетителей… лежа в ванной. Он вообще значительное время проводил, лежа в воде, якобы получая облегчение от экземы и переутомления. 13 июля 1793 года 18-летняя девушка по имени Шарлотта Корде, которую «друг народа» также принимал, лежа в ванной, всадила ему в живот кухонный нож. Она была схвачена и казнена на гильотине. Ее последними словами палачу были: «Что! Уже?» С ее смертью связан и еще один интересный факт. «Голова осужденной уже длительное время была отделена от тела, палач держал ее в руках, и тут один из помощников ударил ее по щеке. На лице отобразилось негодование, которое ни с чем другим перепутать невозможно» (См.: http://www.torturesru.com/dle/execution/page,5,2614-gilotina.html). Для справки: последняя казнь на гильотине была произведена в Марселе 10 сентября 1977 года.

39

   Именно летчики являются наиболее ярким подтверждением того, что антисталинские мифы наполнены ложью. Либералы любят говорить нам, что люди воевали, так как за их спиной стоял сотрудник НКВД с пистолетом. А в кабине летчиков он тоже сидел? Нет. Многие самолеты были рассчитаны вообще на одного пилота. И сколько пилотов улетело к немцам? Почему все истребители не перелетели куда-нибудь подальше от «кровавого режима»? Семьи были в заложниках? Так ведь нет, доказательств их бегства не будет. Просто самолет не вернулся. Обычная на войне история. Но летчики, вопреки требованиям и логике современных либералов, сражались насмерть и били врага. Еще более яркий пример – герой Советского Союза Эндель Карлович Пусэп. Этнический эстонец, один из лучших летчиков нашей страны. Во время войны ему доверяли важнейшее задания. 10 августа 1941 года он летел бомбить Берлин во время первого налета нашей авиации на нацистскую столицу. Именно он пилотировал самолет, на котором в 1942 году Молотов прилетел в Лондон, а потом слетал в США на переговоры к Рузвельту. Почему-то Пусэп не убежал в Штаты, а всю войну выполнял сложные миссии. Написал мемуары, жил в родной Эстонии и только благодаря предателю Горбачеву узнал, что она, оказывается, была «оккупирована». Эндель Карлович умер в 1996 году, оставил прекрасные воспоминания и до конца своих дней был советским патриотом.

40

   Поначалу Римом управлял союз трех политиков – триумвират. Цезарь был самым младшим и наименее влиятельным, Помпей – наиболее именитым и опытным, а Марк Лициний Красс – богатейшим человеком республики. Позже Красс захотел полководческой славы, которая была у Помпея и которую Цезарь получил в Галлии, и отправился в поход на Парфянское царство. Но он погиб сам и погубил свои легионы. А «коллег-соперников» осталось двое. Кроме того, Помпей был женат на дочери Цезаря, но она умерла при родах. Это отдалило политиков. В итоге – противостояние и гражданская война, в которой победил Цезарь.

41

42

43

44

45

46

   Вот эти «семеро смелых»: Молотов, Маленков, Каганович, Ворошилов, Булганин, Первухин, Сабуров. И затем так и вошедший в историю как «примкнувший к ним» Шепилов. Любопытно, что все тогдашние оппоненты Хрущева его пережили. Сам Хрущев умер в 1971 году в возрасте 77 лет. Каганович умер в 1991 году, когда ему было 98 лет, Маленков – в 1988 году (86 лет), Молотов – в 1986 году (96 лет), Булганин – в 1975 году (80 лет), Шепилов – в 1995 году (90 лет). Ныне действующим политикам остается только позавидовать такому политическому и человеческому долголетию.

47

48

   Помогая Хрущеву в сложный момент, Жуков создал проекцию будущего, которая в Политбюро никого не устраивала. Партия, подмятая жестким министром обороны. Заговор Тухачевского был еще свеж в памяти, а окончание жесткого руководства Сталина дало возможность хоть немного расслабиться и «пожить по-человечески». И вот опять замаячила перспектива прямо-таки военного режима. Но Жуков не знал, что такое Химия власти, и потому своими руками выкопал себе политическую могилу, оказав содействие Хрущеву. Не помоги он Никите Сергеевичу – оставался бы в политике и на посту министра обороны еще очень долго.

49

50

51

52

53

54

55

56

57

58

59

   Накануне отъезда в Пицунду в отпуск Хрущев уже имел информацию о готовящемся против него заговоре. Поэтому он поручил Микояну встретиться с одним информатором, тот и привез экземпляр показаний источника с собой, когда навещал Никиту Сергеевича на отдыхе. Микоян выступал за Хрущева, но когда центр силы переместился на другую сторону баррикад, Анастас Иванович благоразумно решил «не уходить» вместе с Никитой Сергеевичем. Принципиальности не проявил, и вряд ли потому, что был на год моложе Хрущева (Хрущев был 1894 года рождения, а Микоян – 1895-го). Его вскоре сняли с поста главы парламента СССР, но из политики он уйдет ровно через десять лет – в 1974 году.

60

   Нужно отметить, что поведение императора Павла I не является самым «оригинальным» в истории. Португальский король Педру I известен еще более экстравагантным поступком, поводом для которого послужила его безграничная любовь к своей супруге Иниш ди Каштру (Инес де Кастро). Дама прибыла ко двору португальского короля в свите испанской принцессы Констансы, невесты Педру. Очень быстро после бракосочетания молодая жена заболела и умерла, а Педру, являвшийся наследником престола, влюбился во фрейлину умершей Иниш. Он немедленно захотел на ней жениться, но его отец король Афонсу IV был против такого брака. Влюбленный инфант обвенчался тайно, у пары появились дети. А дальше в жизнь ворвалась политика. От умершей жены Констансы Мануэль Кастильской у Педру был сын, который впоследствии стал королем Португалии Фернанду I. При этом от Иниш у него тоже было три сына и одна дочь. Король Португалии, опасаясь будущей междоусобицы и борьбы за трон, решил женить сына, а его жену от двора удалить. Но Педру категорически отказывался так поступить. Тогда король стал действовать твердо и, отослав сына из резиденции, направил к его жене и детям убийц. Далее информация противоречива. По одной версии, во время прогулки в саду супруга дона Педру была убита, согласно другой – убийца пожалел ее и детей, когда они упали ему в ноги, а позже Иниш была обезглавлена. Узнав о трагедии, инфант собрался идти на отца войной, но тот вскоре скончался (в 1357 году). Едва получив трон, Педру I приказал найти убийц жены и жестоко их наказал. Король лично вырвал им сердца – одному из груди, а другому со спины. Решая вопросы престолонаследия, новый монарх столкнулся с препятствием. Представители знати заупрямились и отказались признавать детей Педру от Иниш наследниками престола. Правоведы заявили, что если бы они в свое время принесли присягу Иниш как супруге наследника, детей можно было бы назвать наследниками трона. В ответ Педру I приказал извлечь труп жены из гроба и короновать его. Останки Иниш в королевском облачении поместили на трон, и все до единого придворные присягнули мертвой королеве, подтверждая свою верность целованием ее руки. После этого тело Иниш было вновь захоронено в монастыре Алкобаса. Перед своей смертью Педру I отдал приказ расположить саркофаг супруги и собственный напротив друг друга. Так, чтобы восстав в день Страшного суда, он бы сразу увидел любимую женщину (См.: Португалия. – М., Вокруг света. С. 151).

61

62

   Мария Федоровна может быть прекрасным примером. Только не политика, облеченного властью, а хранительницы семейного очага, многодетной матери. Она родила мужу и Империи десять детей. У Павла I было четыре сына: Александр, Константин, Николай и Михаил. Двое из них стали императорами – Александром I и Николаем I. Константин отрекся от престола ради любви, что привело к попытке декабристов захватить власть. Михаил Павлович едва не был убит во время этого восстания. Пять дочерей императорской четы звали: Александра, Елена, Мария, Екатерина, Анна и Ольга (умершая ребенком).

63

64

   Для своего второго внука русская императрица готовила великое будущее. Константин Павлович предназначался для осуществления «Греческого проекта» и должен был стать новым византийским императором. Отсюда, кстати, и его имя. Все готовилось с екатерининской тщательностью. «На рождение Константина была выбита медаль, на которой, между прочим, представлен в отдалении храм Св. Софии в Константинополе и над ним восходящая звезда. Кн. Потемкин устроил по случаю его рождения блестящий праздник на даче; во время фейерверка и иллюминации пел хор песни на новогреческом языке; первой кормилицей великого князя была гречанка Елена; потом к нему приставлен был грек Дмитрий Kурута, который остался при великом князе всю его жизнь. По свидетельству Мальмсбюри, императрица по рождении второго внука несколько раз говорила в кругу приближенных о возможности ему царствовать на престоле греческих императоров; Храповицкий тоже записал разговор в таком духе; наконец, в одной заметке Екатерины читаем: “буде успехи войны подали бы способ и случай России к совершенному выгнанию врага имени Христова из пределов европейских, то Россия за таковую всему христианству и роду человеческому заслугу выговаривает себе восстановление на развалинах варварской державы древней греческой империи. Россия обещает оную империю в совершенной независимости оставить, вручить и отдать младшему российскому великому князю Константину Павловичу, который тогда имеет дать обещание, да не учинить ни в каком случае наследственное или иное притязание на всероссийское наследие, равно и брат его на греческое”» (См.: http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_biography/87416/Константин). Проект не осуществился – помешала Британия. Вернулся к его воплощению лишь третий внук Екатерины Николай I. Что касается Константина, то он, женившись на полячке, сам настолько ополячился, что довел в Польше дело до восстания, не попытавшись подавить его в зародыше. Достаточно сказать, что Польша по решению императора Александра I имела собственную армию, которая являлась частью Русской императорской армии. Командовал польской армией Великий князь Константин Павлович. Когда началось восстание, он, имея под рукой польскую регулярную армию, просто уехал, тем самым отдав ее в руки восставших. Таким образом, русская армия воевала не с «мирными» повстанцами, а с регулярной армией, в которой часть офицеров и солдат была из армии Наполеона. В нашу историю Константин вошел как безвольная личность, не принесшая России никакой пользы.

65

66

   Сегодня российские либералы громко хлопают ресницами, говоря: «А что плохого в хождении в американское посольство?» На самом деле все очень просто. Это создание связей, нитей, посредством которых опытный дипломат создает целую паутину своего влияния на процессы внутри страны. В ход идут деньги, посулы, лесть. А если надо – и обольщение. Не любят либералы Россию, не знают ее, не уважают историю «этой страны». Иначе бы не задавали таких глупых вопросов.

67

68

69

70

71

72

73

   «Снобизм Тухачевского замечали не только его недруги, но и те, кто искренне уважал его: “Он казался всегда несколько самоуверенным, надменным, но то было сознание силы, привычка молниеносно решать, отвечая за других, предельная собранность и организованность… Маршал не убегал от встречного взгляда и отвечал собеседнику резко, прямо, как бы скрещивая с ним шпаги на бой или мир”, – вспоминала Галина Серебрякова, которую связывало с Тухачевским чувство нежнейшей симпатии» (См.: Кантор Ю.З. Война и мир Михаила Тухачевского. – М., Огонек, Время. С. 339.

74

75

76

77

78

79

80

81

82

83

84

85

   Именно по «академическому делу» отправился в ссылку академик С.Ф. Платонов, автор учебника истории России из серии книг, которые я рекомендую прочитать. Сослали и академика Е.В. Тарле, умницу и эрудита, автора восхитительных книг о Наполеоне и Петре Великом. Оказался в заключении и будущий авторитет современной российской интеллигенции академик Н.П. Лихачев. А ведь горячий латышский товарищ Петерс собирался их всех расстрелять, и лишь вмешательство Сталина спасло цвет нашей науки.

86

87

88

   Ф.А. Ротштейн – фигура крайне подозрительная и… удивительная. Чего стоит краткая характеристика этой персоны: «русский революционер, политэмигрант, деятель левого движения Великобритании, англо-советский дипломат, ученый, первый посол Советской России в Персии, первый директор Института мирового хозяйства и мировой политики… В 1901 вступил также в РСДРП. После раскола в РСДРП поддерживал большевиков. Сотрудничал в марксистской прессе Великобритании, России, Германии, США. После создания в 1911 Британской социалистической партии возглавил ее левое крыло. В 1909 году участвовал в съезде египетской молодежи в Женеве, был лондонским корреспондентом органа египетского национального движения “Египетское знамя”» (См.: Федор Аронович Ротштейн: Биография // http://www.people.su/95133).

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →