Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Средний человек за всю жизнь проводит две недели в ожидании смены сигнала светофора

Еще   [X]

 0 

Все женщины немного Афродиты (Агранянц Олег)

Драма для чтения – особый вид литературного искусства, который требует от автора максимум мастерства. С задачей написания таких произведений Олег Агранянц справился весьма успешно: его книга «Все женщины немного Афродиты» представляет собой четыре пьесы, в которых гармонично соединились острота сюжета, напряженность интриг и философские размышления. Оригинальным авторским жанром «глупость в двух действиях» названа пьеса «Вода и скелет», ее герои втянуты в череду интриг, из которых не так просто выпутаться. Легкая юмористическая завязка пьесы «Все женщины немного Афродиты» интригует и веселит одновременно: каким образом молодой парень Борис оказывается голым на улице и почему он вдруг понадобился министру культуры? Две следующие пьесы книги – это остросюжетные детективные истории. Будничные посиделки героев в кафе прерываются вторжением террористов в пьесе «Еще одна точка над і», а действие пьесы «Отель Гермес» разворачивается в одноименном отеле одной из Африканских стран, где отдыхает некто Ростислав Романович Ржавцев – человек хитрый и расчетливый, подозреваемый в угоне машины своего товарища. Книга заинтересует любителей интриг и остросюжетных детективов.

Год издания: 0000

Цена: 99.9 руб.



С книгой «Все женщины немного Афродиты» также читают:

Предпросмотр книги «Все женщины немного Афродиты»

Все женщины немного Афродиты

   Драма для чтения – особый вид литературного искусства, который требует от автора максимум мастерства. С задачей написания таких произведений Олег Агранянц справился весьма успешно: его книга «Все женщины немного Афродиты» представляет собой четыре пьесы, в которых гармонично соединились острота сюжета, напряженность интриг и философские размышления. Оригинальным авторским жанром «глупость в двух действиях» названа пьеса «Вода и скелет», ее герои втянуты в череду интриг, из которых не так просто выпутаться. Легкая юмористическая завязка пьесы «Все женщины немного Афродиты» интригует и веселит одновременно: каким образом молодой парень Борис оказывается голым на улице и почему он вдруг понадобился министру культуры? Две следующие пьесы книги – это остросюжетные детективные истории. Будничные посиделки героев в кафе прерываются вторжением террористов в пьесе «Еще одна точка над і», а действие пьесы «Отель Гермес» разворачивается в одноименном отеле одной из Африканских стран, где отдыхает некто Ростислав Романович Ржавцев – человек хитрый и расчетливый, подозреваемый в угоне машины своего товарища. Книга заинтересует любителей интриг и остросюжетных детективов.


Олег Агранянц ВСЕ ЖЕНЩИНЫ НЕМНОГО АФРОДИТЫ

ВОДА И СКЕЛЕТ

Глупость в двух действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

   САША, его жена
   ВЕЕРОВ, сотрудник спецслужб
   БЕГУНОВ, третий секретарь
   ШОЛОХОВ, вновь приехавший дипломат
   СВЕТА, заведующая канцелярией посольства
   БУХГАЛТЕРША
   ЗАВХОЗ
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ, доктор
   ТОНЯ ЛОВЧЕВА
   ТОНЯ ЛЕКАРЕВА
   МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ
   АНИТА, секретарь министра
   ПОЖАРСКИЙ, атташе Второго африканского одела
   ШЕФ ПОЖАРСКОГО
   ЛИДОЧКА, секретарша Второго африканского отдела

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

   ПОСЛАННИК (старый) сидит в кресле.
   ПОСЛАННИК. Это необычное происшествие произошло почти тридцать лет назад в маленькой островной африканской республике Сан-Антонио, где я служил в советском посольстве.
   К началу этих событий я уже почти год исполнял обязанности поверенного в делах, то есть замещал посла в его отсутствие. А отсутствие это возникло из-за довольно печального инцидента. Узнав, что на острове растет хлебное дерево, посол распорядился сделать из его плодов квас. Он рассуждал так: раз это дерево хлебное, значит, из его плодов можно сделать квас. А получился напиток не только не похожий на квас, но и обладающий одурманивающим действием. Первым отведал этого напитка повар, потом посол. Повар надел фуражку, взял подзорную трубу, залез на пальму и стал кричать: «Вижу большую землю!» Его сняли и первым самолетом отправили на Большую землю. А посол направил в Москву телеграмму с предложением построить мост, соединяющий остров с материком. Его срочно отозвали для консультаций. Назад не вернули и нового посла назначать не торопились.
   Входит САША (старая)
   САША. Звонила Наташа. Она на даче. Николай Николаевич приступил к работе, но пока сделать ничего не может. Напор воды по-прежнему очень слабый.
   САША уходит. ПОСЛАННИК снова один.
   ПОСЛАННИК. Собственно говоря, и началась вся эта история много лет назад как раз из-за слабого напора воды. Это был обычный рабочий день посольства.

Картина первая

   СВЕТА. Сергей Иванович, а кто-нибудь читает наши бумаги?
   ПОСЛАННИК. Никто.
   СВЕТА. А зачем стараться?
   ПОСЛАННИК. А мы и не стараемся. Нам, главное, ответить, или, как у нас говорят: не оставить без ответа. Скажем, пришлют нам указание довести до сведения местного руководства, что земля круглая, что, кстати, соответствует действительности. Мы доведем и вовремя ответим: довели, министр иностранных дел выразил благодарность советскому правительству за полезную информацию.
   СВЕТА. А если дадут указание довести до сведения местного руководства, что земля плоская?
   ПОСЛАННИК. Доведем. Они удивятся. Но поблагодарят.
   СВЕТА. И все?
   ПОСЛАННИК. Все. (Продолжает диктовать.) Решения съезда накладывают на нас, работников посольства, особую ответственность…
   Появляется ВЕЕРОВ.
   ВЕЕРОВ. У меня есть кое-что тебе сообщить. Только не падай в обморок.
   ПОСЛАННИК. Приученный.
   ВЕЕРОВ смотрит на СВЕТУ. Та понимающе удаляется.
   ВЕЕРОВ. Всего мог ожидать от наших специалистов, но такого… Как тебе наш специалист по печатному делу?
   ПОСЛАННИК. Ловчев?
   ВЕЕРОВ. Ловчев. Что ты о нем знаешь?
   ПОСЛАННИК. Знаю, что помогает местной типографии налаживать печатные станки. Знаю, что все зовут его первопечатником.
   ВЕЕРОВ. Этот первопечатник в свободное от работы время печатает… никогда не догадаешься, что.
   ПОСЛАННИК. Что?
   ВЕЕРОВ. Местные денежные купюры.
   ПОСЛАННИК. Лихо! И что, купюры хорошие?
   ВЕЕРОВ. От настоящих не отличишь.
   ПОСЛАННИК. Местные еще не догадались?
   ВЕЕРОВ. Пока нет.
   ПОСЛАННИК. Ты с ним беседовал?
   ВЕЕРОВ. Нет.
   ПОСЛАННИК. Ты у нас по вопросам безопасности. Тебе и беседовать. Сначала спроси, в какой тюрьме он предпочитает сидеть: в местной или в Москве. Если в Москве, пусть печатает рубли… Все в моей практике было, но чтобы фальшивомонетчик…
   ВЕЕРОВ. Что будешь делать? Напишешь в Москву?
   ПОСЛАННИК. Что напишу? О том, что наш умелец научился печатать местную валюту, а посему не присылайте нам зарплату, сами напечатаем…
   ВЕЕРОВ. И фамилия у него как раз, Ловчев. Людей с такой фамилий нельзя пускать за границу.
   Открывается дверь. Входит ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Он в белом халате с врачебным саквояжем.
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Извините. Был рядом. Решил заглянуть.
   ВЕЕРОВ. Послушайте его. Больной посланник нам не нужен.
   ВЕЕРОВ уходит. ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ достает из чемоданчика стетоскоп. ПОСЛАННИК снимает пиджак.
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ (слушает Посланника). За здоровьем надо следить. И пить меньше кофе. Сколько чашек кофе в день вы пьете?
   ПОСЛАННИК. Много. Но маленькие.
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Надо уменьшить количество. Когда я работал в посольстве в Каире, у меня был пациент. Тоже пил много кофе. А потом сразу…
   ПОСЛАННИК (подсказывает). Помер?
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ (понял, что сказал не то). Что вы! Что вы! Стал просыпаться по ночам и кричать.
   ПОСЛАННИК. Просыпаться – это куда ни шло. Но кричать – это плохо. С политической точки зрения. Местные могли подумать, что в нашем посольстве по ночам пытают.
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ (слушает). Глубже дышите. Не дышите. Все в порядке. (Складывает инструмент в чемодан.) Сергей Иванович, вам нужно больше гулять. Особенно перед сном. Полчаса. Лучше час. Вдоль океана. Вы со мной согласны?
   ПОСЛАННИК. Конечно. Придешь после приема в два часа ночи, ложишься, а сна нет. Тут самое время погулять часок-другой вдоль океана. Туда-сюда. Глядишь, уже рассветает. Восход над океаном. Айвазовский!
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ (мнется). Тут вот какое дело! Раз уж я здесь… Я все время хочу поговорить с вами по одному вопросу и не решаюсь… Вам это может показаться немного странным…
   ПОСЛАННИК. Меня трудно чем-нибудь удивить.
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Мне кажется, что по ночам кто-то бывает у меня в кабинете.
   ПОСЛАННИК. Там есть лекарства? Наркотические средства?
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Нет. Лекарства я держу в сейфе.
   ПОСЛАННИК. И как вы замечаете присутствие постороннего?
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Вы только не удивляйтесь, но мне кажется, кто-то ночью переставляет скелет.
   ПОСЛАННИК. Поменяйте замок.
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Я поменял замок. Но скелет все равно перемещается. По направлению к двери. Как будто хочет уйти. Я привык иметь дело с вещами реальными, а тут…
   Появляется САША.
   САША. Здравствуйте, доктор. Как мой супруг?
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Рад вас видеть, Александра Михайловна. Супруг – великолепно, но ему надо больше бывать на свежем воздухе!
   САША. Все время говорю ему об этом. Но разве он послушается!
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Сами-то как? Ни на что не жалуетесь?
   САША. Жалуюсь. На душ. После девяти утра только холодная вода. Сергей Иванович решил сделать из меня спартанку. Скоро я так закалюсь, что запишусь на марафонский бег.
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Душ каждый день обязательно. А в условиях тропического климата лучше два раза в день.
   САША. На первом этаже вода бьет фонтаном, а у нас – маленькая струйка. Такая маленькая, что выключается аппарат для нагревания воды. Африка, она, конечно Африка, но теплая вода в душе нужна.
   Осторожно входит ТОНЯ ЛЕКАРЕВА.
   ТОНЯ ЛЕКАРЕВА (Эрнесту Эрнестовичу). Папа, к тебе пациент приходил. Жаловался на головную боль. Я ему дала тройчатку.
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Правильно.
   САША (Эрнесту Эрнестовичу, показывая на дочку). Что-то она у вас бледненькая.
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. На улицу не вытащишь. У меня в кабинете стоит скелет. Еще от португальцев остался. Другие девчонки – на пляж, а моя кости считает. Весь скелет по косточкам разобрала. Врачом хочет стать.
   САША. В отца.
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. И в деда. Фамилия у нас самая что ни на есть медицинская: Лекаревы. А то, что, бледненькая, это верно.
   Появляется СВЕТА.
   СВЕТА (Посланнику). К вам бухгалтерша. Нужно подписать какие-то бумаги.
   ПОСЛАННИК. Пусть заходит.
   СВЕТА уходит. Появляется БУХГАЛТЕРША с кипой бумаг. ПОСЛАННИК молча берет бумаги, начинает подписывать.
   ТОНЯ ЛЕКАРЕВА (Саше). А у нас скелет начал по ночам ходить.
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Прекрати.
   ТОНЯ ЛЕКАРЕВА. Правда, ходит.
   САША. Сам?
   ТОНЯ ЛЕКАРЕВА. Сам!
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ (Тоне). Идем. (Идет к двери.)
   ТОНЯ ЛЕКАРЕВА (в дверях, отцу). Я и давление померила. Сто двадцать пять на восемьдесят два.
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ И ТОНЯ ЛЕКАРЕВА уходят. ПОСЛАННИК продолжает подписывать бумаги.
   БУХГАЛТЕРША (Саше). Извините, Александра Михайловна. Пока Сергей Иванович занят, я хотела бы с вами посоветоваться. Я хочу связать себе платье на зиму. Из мохера. Это очень теплая шерсть, а я мерзлячка.
   ПОСЛАННИК (отрывается от бумаг). Для здешней зимы вам понадобится только набедренная повязка. А вот если вы перерасходуете смету, вас пошлют туда, где вам выдадут спецодежду… и пилу.
   БУХГАЛТЕРША. Вы все шутите, а я в нерешительности. (Саше.) Как вы считаете, оранжевый мне подойдет?
   ПОСЛАННИК (не отрываясь от бумаг). Вам подойдет фиолетовый.
   БУХГАЛТЕРША. Почему?
   ПОСЛАННИК. Вы начали с этой стороны радуги. Я бы начал с другой. «Как однажды Жак звонарь городской сломал фонарь».
   БУХГАЛТЕРША (не поняла). Какой фонарь? Если перегорела лампочка в фонаре на улице, то лампочку должны менять не мы, а местные власти. Наша смета не предусматривает замену лампочек на территории вне посольства.
   САША. Смета. Смета. Как смету составлять: «Посланник и так живет в роскоши». Ну, в какой роскоши мы живем! (Бухгалтерше). Вы знаете, как пьяниц обрабатывают в вытрезвителе?
   БУХГАЛТЕРША (растерялась). Не приходилось.
   САША. Их поливают сначала холодной водой, потом горячей, потом холодной. У нас в душе такое же. То кипяток, ошпариться можно, то вода ледяная.
   БУХГАЛТЕРША. (Посланнику). Сергей Иванович, вам надо нажать на завхоза. (Саше.) Наш завхоз окончил Бауманский институт, но скрывает, потому что в завхозы запрещено брать лиц с высшим образованием. Вы только об этом никому не рассказывайте. Знаете, какие люди! Им ничего не стоит написать бумажку, и его отправят в Москву. Он хоть и бездельник, но временами очень трудолюбивый.
   САША. Но горячей воды у нас нет. Теперь еще и скелеты ходить начали!
   САША уходит. Возвращается СВЕТА.
   СВЕТА. К вам завхоз.
   ПОСЛАННИК. Пусть заходит.
   СВЕТА уходит. Появляется ЗАВХОЗ.
   БУХГАЛТЕРША (бросается к Завхозу). Скажите, Николай Николаевич, пойдет мне однотонное платье или лучше в полосочку?
   ЗАВХОЗ. Вам пойдет в пятнах. Желтое в черных пятнах.
   БУХГАЛТЕРША. В пятнах я не хочу. А вот желтый цвет – это интересно.
   ПОСЛАННИК (продолжает подписывать бумаги. Завхозу). Где вы пропадали?
   ЗАВХОЗ. Показывал новому дипломату город. Посадил за руль. Посмотрел, как он за рулем.
   ПОСЛАННИК. И как?
   ЗАВХОЗ. Плохо. Туповатый какой-то. Два квартала проехал – и в столб.
   ПОСЛАННИК. Помял машину?
   ЗАВХОЗ. Не очень. Выправлю.
   ПОСЛАННИК подписал бумаги. Забрав бумаги, БУХГАЛТЕРША уходит.
   ПОСЛАННИК (Завхозу). Когда почините душ?
   ЗАВХОЗ. Дело в том, что если…
   ПОСЛАННИК. Вы знаете, что общего между вами и святым Иеронимом Тосканским? Нет? Я вам расскажу. Святой Иероним Тосканский пошел на костер, но не признался, что учился во францисканском аббатстве. Судя по всему, вы готовитесь повторить его подвиг и скрываете, что окончили Бауманский институт. Это первое, что вас объединяет. Есть и второе. Вы оба совершенно не разбираетесь в гидравлике. Но святому это простительно, он – богослов, а вы – завхоз.
   ЗАВХОЗ. Где-то есть кран, который закрывает доступ воды.
   ПОСЛАННИК. Вот поезжайте и проверьте, в чем дело.
   ЗАВХОЗ. Придется ломать стену.
   ПОСЛАННИК. Хоть весь дом снесите. И работайте быстрее. Учтите, немытый начальник – грязен не только телом, но и душой.
   ЗАВХОЗ удаляется. Появляется СВЕТА.
   СВЕТА. Сергей Иванович, к вам новый дипломат. Вы знаете, как его зовут?
   ПОСЛАННИК. Знаю.
   СВЕТА. Антон Павлович Шолохов. Ведь надо же! Родители у него точно с приветом. Назвать сына Антоном! Антон Павлович Шолохов. Алексей Максимович Пушкин. Федор Михайлович Маяковский. Идиотизм.
   ПОСЛАННИК. Главное, Света, не фамилия, а человек. У меня в школе был одноклассник, его звали Степа, а фамилия у него была Рембрандт. Степа Рембрандт. Так вот этот Степа Рембрандт рисовать не умел совсем, а его все время назначали редактором стенной газеты. Пусть заходит.
   СВЕТА уходит. Появляется ШОЛОХОВ.
   ПОСЛАННИК. Давайте знакомиться. Рюмин Сергей Иванович, посланник, шарже д'аффер.
   ШОЛОХОВ. Шолохов Антон Павлович. Легко запомнить.
   ПОСЛАННИК. Совершенно с вами согласен. Какой институт оканчивали?
   ШОЛОХОВ. Бауманский.
   ПОСЛАННИК. У нас уже есть один сотрудник с Бауманским институтом. К нам посылают инженеров, будто у нас промышленный объект. Место вашей последней работы?
   ШОЛОХОВ. Лужники. Я руководил компрессором по заливке льда.
   ПОСЛАННИК. Заливка льда… В Африку. Не очень-то востребованная профессия для Африки. Я думаю, с учетом ваших знаний и опыта, вам лучше всего заняться координацией работы наших специалистов. Всего на острове сорок пять специалистов. Самая большая группа – строители. Строят ГЭС. В нашем понимании небольшую, так, колхозного масштаба. Поезжайте. Посмотрите. Если надо, посоветуйте. Есть ли какие вопросы?
   ШОЛОХОВ. Вот пожалуй. (Мнется.) Есть ли здесь жирафы?
   ПОСЛАННИК (не удивился, привык и не к такому). Жирафы? На острове? Нет. Если и были, то их еще неандертальцы съели. Ни жирафов, ни слонов.
   ШОЛОХОВ. А какие есть… звери?
   ПОСЛАННИК. Коровы. Свиньи.
   ШОЛОХОВ (разочарованно). А тропики?
   ПОСЛАННИК. Тропики? Тропическая флора. Бананы. Авокадо. Вы любите авокадо?
   ШОЛОХОВ. Я предпочитаю редьку со сметаной. Жена добавляет туда немного хрена…
   ПОСЛАННИК. Посоветуйте ей добавлять смородиновый сок.
   ШОЛОХОВ. Посоветую.
   ПОСЛАННИК. Только вам придется подождать, когда вернетесь домой. Потому как смородины у нас на острове нет. Будут еще вопросы – прямо ко мне. Дел у меня много, но для вас я всегда время найду.
   ШОЛОХОВ. Я человек любознательный.
   ПОСЛАННИК. Это я уже заметил. Осваивайтесь. (Шолохов уходит. Посланник один.) И редьки на острове тоже нет.
   Появляется СВЕТА. Приносит почту. Кладет на стол ПОСЛАННИКУ.
   ПОСЛАННИК. Ты знаешь, какая разница между идиотом и дураком?
   СВЕТА. По-моему, это одно и то же.
   ПОСЛАННИК. Не совсем. Дурак дает глупые ответы, а идиот задает глупые вопросы.
   Появляется ВЕЕРОВ. СВЕТА уходит.
   ВЕЕРОВ. Мне донесли, у тебя конфликт с женой по поводу душа.
   ПОСЛАННИК. Кто донес?
   ВЕЕРОВ. Бухгалтерша.
   ПОСЛАННИК. В доносчики рвется. Не хочешь взять на полставки?
   ВЕЕРОВ. Она дура.
   ПОСЛАННИК. Наблюдательная дура опасней снайпера. Снайпер может промахнуться, а дура никогда…
   ВЕЕРОВ. Как тебе новый дипломат?
   ПОСЛАННИК. Техническое образование. Специалист по заливке катков.
   ВЕЕРОВ. Даже так! Как к нам попал?
   ПОСЛАННИК. Ума не приложу. Вроде бы к МИДу никакого отношения не имеет.
   ВЕЕРОВ. Чей-то родственник?
   ПОСЛАННИК. Не без этого. Но уж больно несерьезный родственник. Чтобы к нам в дыру! Ты его вчера вез из аэропорта. Какое впечатление?
   ВЕЕРОВ. Со странностями. Пристал ко мне, не знаю ли я, сколько будет километров от нашего острова до Москвы по прямой.
   ПОСЛАННИК. Может, задумал улететь на воздушном шаре? (Смотрит в окно.) Что там за шум?!
   В кабинет влетает ЗАВХОЗ. В руках у него лом. По его лицу можно понять, что произошло нечто неожиданное. Привлеченные шумом в кабинет вбегают СВЕТА, БЕГУНОВ, ШОЛОХОВ и БУХГАЛТЕРША.
   ЗАВХОЗ. Я расковырял стену, а там… Там дверь.
   ПОСЛАННИК. Понятно. Только зачем лом? Надеюсь, вы никого не успели убить?!
   ЗАВХОЗ. Я искал в чулане кран, который закрывает воду. Обратил внимание, там одна стена обклеена какими-то старинными обоями, и в одном месте обои отходят от стены. Я оторвал кусок… А там дверь. Открыл. Там еще дверь, а на ней висячий замок. Я хотел было сбить замок, но потом…
   ПОСЛАННИК. Значит, никого не убили?
   ЗАВХОЗ. Никого.
   ПОСЛАННИК. Уже хорошо.
   ЗАВХОЗ. Сбивать замок или не сбивать?
   ПОСЛАННИК. Вы как Гамлет: сбивать или не сбивать. Куда нам до Гамлета! У нас дверь в стене, как в сказке про Буратино и золотой ключик.
   ЗАВХОЗ. (почему-то обрадовался). А я и есть Буратино. Только ключика у меня нет. Придется ломом.
   ВЕЕРОВ. Может быть, сначала поставить в известность Министерство иностранных дел?
   ПОСЛАННИК. Нельзя недооценивать лом как орудие дипломатической практики. А сообщить Министерству можно и потом… когда узнаем, что в комнате.
   БЕГУНОВ. Вдруг там клад?! На острове живем. Вокруг океан. Вдруг какой-нибудь Флинт…
   ПОСЛАННИК. Очень завалящий Флинт. Порядочные флинты клады зарывают, а не запирают в кладовке на висячий замок.
   ШОЛОХОВ (очень важно). Надо срочно послать телеграмму в Москву. Доложить о случившемся.
   ПОСЛАННИК. Телеграмму? Лучше молнию. «Нашли клад, подробности письмом».
   СВЕТА. Там алмазы, изумруды…
   ПОСЛАННИК. Которые мы должны будем отдать местным.
   ВЕЕРОВ. Там могут быть документы, письма.
   СВЕТА. А если там скелеты?
   БЕГУНОВ. Может быть, там была пыточная комната…
   ЗАВХОЗ. Опробуем на бухгалтерше. (Оглянулся, увидел, что бухгалтерша в кабинете.) Извините, Клавдия Ильинична, я вас не заметил.
   ПОСЛАННИК. Вольтер говорил: «Прежде чем начинать бороться с неприятностями, нужно удостовериться, существуют ли они на самом деле». (Веерову). Володя, поезжай с завхозом. Как я понял, золотого ключика у нас нет. А коли так, то придется открывать ломом, ибо лом всегда надежней золотого ключика.
   ВЕЕРОВ (Посланнику). Ты поедешь?
   ПОСЛАННИК. Я остаюсь в посольстве. Я лицо официальное. Мне нужно принимать решения. А ты – карающая рука правосудия… с ломом.
   Все уходят. Остаются только ПОСЛАННИК и СВЕТА. ПОСЛАННИК готовится диктовать.
   СВЕТА. Сергей Иванович, почему вы отказались посылать телеграмму в Москву?
   ПОСЛАННИК. Начальство нельзя удивлять. Начальство можно расстроить, можно испугать, можно даже обидеть, но удивлять нельзя. Перед отъездом в отпуск в прошлом году здешний министр иностранных дел сказал мне, что они собираются поставить памятник кому-нибудь из современных государственных деятелей. В Москве я рассказал об этом заместителю министра. Он меня спросил, кого я предлагаю. Я ответил: «Брежнева». Он подумал и сказал: «Убедил. Продлю отпуск на неделю. Лечись». (Начинает диктовать.) Вооруженные историческими решениями двадцать пятого съезда партии…
   Входит БЕГУНОВ.
   БЕГУНОВ. Я по делу. Мой приятель из Второго Африканского отдела Аркашка Пожарский пишет, они получили сборник из двух брошюр «Ленин о неминуемом кризисе капитализма». На португальском языке. Он спрашивает, сколько нам прислать экземпляров каждой.
   ПОСЛАННИК. А нам нужны эти брошюры? Догадываешься, кому их придется распространять? Правильно. Тебе.
   БЕГУНОВ. Аркашка просил. Он мой приятель. Потом, знаешь, брошюра для местных полезная.
   ПОСЛАННИК. О неминуемом кризисе капитализма? Если он неминуем, то чего стараться.
   БЕГУНОВ. В Москве не поймут наш отказ.
   ПОСЛАННИК. Убедил. Сколько будем заказывать?
   БЕГУНОВ. Думаю, двести экземпляров.
   ПОСЛАННИК. Сто хватит.
   БЕГУНОВ. Может быть, все-таки двести? Брошюрки, он говорит, тоненькие.
   ПОСЛАННИК. Сколько грамотных на острове?
   БЕГУНОВ. Две тысячи шестьсот душ.
   ПОСЛАННИК. Ладно, сто тридцать, по одной на двадцать человек. Остальным пускай расскажут.
   БЕГУНОВ. Давай двести. Надо Аркашку поддержать.
   ПОСЛАННИК. Ладно, двести. С капитализмом надо кончать.
   В кабинет врываются ВЕЕРОВ и ЗАВХОЗ. У них в руках книги и плакаты с обнаженными девицами.
   ПОСЛАННИК. Что это?
   ВЕЕРОВ. Литература порнографического характера.
   ПОСЛАННИК. Вы ограбили публичный дом?
   ВЕЕРОВ. Мы сбили замок, открыли дверь. А там комната. А в комнате шкафы и стеллажи, уставленные книгами. И какими! Порнография во всех видах. Смотри. (Протягивает несколько книг.) Книги разные. Толстые, художественно изданные. Есть в мягком переплете, их много. Эти вообще…
   ПОСЛАННИК. Что еще кроме книг?
   ВЕЕРОВ. Только книги. Наверное, это был склад порнографических книг.
   ПОСЛАННИК. Хорошо, что не склад взрывчатки. А то раз… и портрет в черной рамке.
   БЕГУНОВ (Посланнику). Если там был склад порнографии, то твоя квартира, скорее всего, предназначалась для свиданий.
   ПОСЛАННИК. Не рекомендовал бы тебе, Женя, посещать эту квартиру.
   БЕГУНОВ. Но я…
   ПОСЛАННИК. Не рекомендовал бы с гигиенической точки зрения. Тайная любовь в квартире, где нет воды! Не рекомендовал бы. И зачем тебе! Ищи на месте. (Показывает на Свету.) Смотри, какие у нас красавицы!
   СВЕТА. Сергей Иванович!
   ПОСЛАННИК. И у всех прекрасно работает душ.
   СВЕТА. Сергей Иванович!
   ВЕЕРОВ. Некоторые книги, судя по всему, ценные. Понятно, почему прятали за семью замками. Что будем делать?
   ПОСЛАННИК. Сообщим о находке в Министерство иностранных дел. Но сначала… (Завхозу). Вернитесь и поставьте новый замок. Все свободны. Света, останься.
   ВЕЕРОВ, БЕГУНОВ и ЗАВХОЗ уходят.
   ПОСЛАННИК. (Свете). Запросись на прием к министру иностранных дел.
   СВЕТА. Укажете конкретную дату?
   ПОСЛАННИК. Нет. Все равно выберет сам. Он, Светочка, известный португальский поэт, переводит «Божественную комедию» Данте на португальский. А когда у него выдается немного свободного времени, занимается иностранными делами.
   СВЕТА. Как он попал в дипломаты?
   ПОСЛАННИК. Имел счастье родиться на этом благословенном острове. Когда в борьбе с колонизаторами была завоевана независимость, он откликнулся на просьбу президента войти в правительство.
   СВЕТА. Зачем?
   ПОСЛАННИК. Для придания правительству солидности.
   СВЕТА. А они воевали за независимость?
   ПОСЛАННИК. Конечно.
   СВЕТА. Как?
   ПОСЛАННИК. Героически. В ООН.

Картина вторая

   Огромный кабинет с видом на океан. Стены увешаны эстампами, репродукциями гравюр из дантова ада. На одной стороне портрет Данте и панно с текстом: «Все плутают в сумрачном лесу заблуждений», на другой панно с текстом: «Я хочу вывести людей из их бедственного состояния к состоянию блаженства».
   МИНИСТР, лучезарно улыбающийся мулат, скорее белый, чем черный, в светлом костюме, с бабочкой, стоит у окна и мечтательно смотрит вдаль. Входит АНИТА, стройная девица с внушительным бюстом и глупой мордашкой, похожая на Барби негритянку.
   МИНИСТР (очнулся). Какой чудный день! Океан прекрасен. Но он прекрасен всегда. А сегодня трава имеет какой-то изумительный цвет. Какой-то неповторимый цвет. Анита, когда мы с тобой бываем на природе, ты когда-нибудь обращала внимание на цвет травы?
   АНИТА. Когда я с вами на природе, мне приходится больше смотреть на небо.
   МИНИСТР. Небо тоже прекрасно.
   АНИТА. К вам русский посланник.
   МИНИСТР. Проси. Проси.
   АНИТА уходит. Входит ПОСЛАННИК.
   МИНИСТР. Извините, заставил вас ждать. Дела, бумаги… Такое замечательное утро… Время творить, а не писать бумаги.
   ПОСЛАННИК. Вольтер сказал, что работа избавляет нас от трех великих зол: скуки, порока, нужды.
   МИНИСТР. Это не про меня. Ни от одного из этих зол я, увы, не спасся.
   ПОСЛАННИК. Господин министр, я осмелился отвлечь вас от полезного дела, которым вы занимаетесь, по сущему пустяку.
   МИНИСТР. «Скорбящих теней сокрушенный зритель, я голову в тоске склонил на грудь».
   ПОСЛАННИК. «Божественная комедия». Четвертая песнь?
   МИНИСТР. Пятая. Я застрял на пятой. А всего, как вы знаете, сто. (Смотрит на портрет Данте, вздыхает.) Так какому же пустяку я обязан приятной встрече с вами, господин посланник?
   ПОСЛАННИК ставит на стол атташе-кейс и начинает вытаскивать книги с эротическими обложками.
   МИНИСТР (остолбенел). Бог мой, что это?!
   ПОСЛАННИК. Мы случайно нашли это в подвале виллы, которую ваше правительство мне предоставило.
   МИНИСТР (рассматривает книги). Так прекрасно и так отвратительно. Не поймешь сразу: ад или рай.
   ПОСЛАННИК. Мы готовы передать всю коллекцию вашему правительству. Коллекция большая – около ста книг.
   МИНИСТР. И вы хотите, чтобы я разместил это в зале Министерства иностранных дел?!
   ПОСЛАННИК. Тем не менее, это принадлежит вашему государству.
   МИНИСТР. Постойте! Вы живете на вилле, которая принадлежала Алфреду душ Рибаш да Силва?
   ПОСЛАННИК. Компания на первом этаже до независимости принадлежала какому-то португальцу.
   МИНИСТР. Конечно, конечно. Алфреду душ Рибаш да Силва. Я его знал. Его и двух его дам: жену и любовницу. Обе страшные и свирепые, просто эринии. Но на любовном ложе обе холодны, как могильные плиты. Обе. Я это знаю. А Алфреду – проказник. Вот тайком от обеих он и утешался этим. Он мне рассказывал про коллекцию. Так, значит, он ее не смог вывезти. Бедняга!
   ПОСЛАННИК. Мы вам привезем коллекцию завтра.
   МИНИСТР (машет руками). Нет, нет, нет.
   МИНИСТР нажимает кнопку, появляется АНИТА.
   МИНИСТР. Анита, милая моя, пиши. (Показывает на Аниту.) Стенографировать не умеет, печатает кое-как. Но держу за внешность. Посмотрите, посмотрите. Это же Франческа да Римини из Пятой песни «Ада». А вот из «Рая»… она мне никого не напоминает. Только из «Ада». Пиши, Анита.
   АНИТА замерла в картинной позе с блокнотом в руке.
   МИНИСТР. Правительство Демократической Республики Сан-Антонио передает Посольству СССР в полную собственность и безвозмездно… скажем так… технические чертежи и прочую литературу, найденную в доме бежавшего в Португалию бывшего владельца национализированной транспортной компании Алфреду душ Рибаш да Силва. Все. Всегда рад сделать что-либо приятное для вас, господин посланник.
   ПОСЛАННИК. «Когда бы не был этот путь покат, погибло бы небесных сил немало». «Рай». Песнь десятая.
   МИНИСТР. Верно. Верно.
   ПОСЛАННИК. Спасибо, господин министр.
   МИНИСТР. Могу ли я еще чем-то быть вам полезен?
   ПОСЛАННИК. Не смею отвлекать вас и разрешите откланяться. До свидания, господин министр.
   МИНИСТР. До свидания. Всегда рад встрече с вами.
   ПОСЛАННИК уходит.
   МИНИСТР (Аните). Не могла бы ты еще немного остаться в такой позе? (Мечтательно). «Окаменевшей похоти прелестное дитя».

Картина третья

   Появляется БУХГАЛТЕРША с бумагами.
   БУХГАЛТЕРША. Подпишите, пожалуйста.
   ПОСЛАННИК берет бумаги, просматривает их, начинает подписывать.
   БУХГАЛТЕРША (Свете, пока посланник подписывает). Я решила связать платье и шапочку. Из мохера. Желтого цвета. Мне все говорят, что желтый цвет…
   СВЕТА. Если хватит шерсти, можете связать еще носки и тапочки.
   БУХГАЛТЕРША. Наш новый дипломат – очень умный человек, он мне посоветовал кардиган.
   СВЕТА. Сергей Иванович говорит, что не всегда можно доверять умному, иногда глупый может дать правильный совет.
   ПОСЛАННИК. Это не я говорю, а Вольтер.
   БУХГАЛТЕРША. Наш новый дипломат – не Вольтер, ему можно доверять. (Посланник передает ей подписанные документы.) Сергей Иванович, вам никогда не приходилось заниматься анальной любовью в тиши кипарисов?
   ПОСЛАННИК (обалдел). Анальной любовью? В тиши кипарисов? Вы с ума сошли, Клавдия Ильинична!
   БУХГАЛТЕРША. Должно быть, это очень романтично.
   ПОСЛАННИК. Не уверен.
   СВЕТА. Откуда у вас такие познания? Как-то даже неожиданно!
   БУХГАЛТЕРША. Женя Бегунов переводит названия книг, и я увидела одну с кипарисами на обложке.
   ПОСЛАННИК. Что переводит?
   БУХГАЛТЕРША. Названия книг. Я попросила завхоза, чтобы он привез первую партию книг в посольство.
   ПОСЛАННИК. Зачем?
   БУХГАЛТЕРША. Переписать названия.
   ПОСЛАННИК. Зачем?!
   БУХГАЛТЕРША. Надо их поставить на учет, присвоить инвентарный номер.
   ПОСЛАННИК (мрачно, Свете). Позови ко мне Бегунова.
   СВЕТА и БУХГАЛТЕРША уходят. Появляется БЕГУНОВ с книгой в руках.
   ПОСЛАННИК. Что ты там переводишь?
   БЕГУНОВ. Эта дура потребовала описать все книги и на каждой проставить инвентарный номер. Я начал с перевода названий книг на русский язык. Перевел уже с десяток. Эта следующая. (Показывает книгу, которую держит в руках.) «Игры с куртизанкой Линдой в овощной лавке».
   ПОСЛАННИК. Я сейчас вас всех перепишу. Тебя, твою потаскуху Линду, бухгалтершу, овощную лавку. И всем поставлю инвентарный номер, догадайся куда.
   БЕГУНОВ (оправдывается). Знаешь, какие там названия! Я переводил щадяще. «Пенис графа Калиостро» я перевел «Примус графа Калиостро». «Была ли Офелия лесбиянкой» перевел «Посещала ли Офелия остров Лесбос».
   ПОСЛАННИК. Офелия с примусом графа Калиостро… Бедный Гамлет! А что такое «Анальная любовь в тиши кипарисов»?
   БЕГУНОВ. Пристала ко мне, что такое «анальная любовь». Ну, я и объяснил: «любовь по воспоминаниям».
   ПОСЛАННИК. Немедленно разорви список. И никаких воспоминаний.
   БЕГУНОВ. Но…
   ПОСЛАННИК. Если мы пошлем в Москву такие воспоминания, нас ожидает анальная любовь в тиши кабинетов.
   БЕГУНОВ. И что будем делать?
   ПОСЛАННИК. Вольтер говорил: «Когда сомневаешься, что делать, не делай ничего».
   ПОСЛАННИК нажимает кнопку. Появляется СВЕТА.
   ПОСЛАННИК. Попытайся найти завхоза.
   СВЕТА. Он в бухгалтерии.
   ПОСЛАННИК. Что делает?
   СВЕТА. Он вместе с бухгалтершей знакомится с книгами.
   ПОСЛАННИК. Как знакомится?
   СВЕТА. Усердно.
   ПОСЛАННИК. Тяга к печатным изданиям характерна для выпускников технических вузов.
   ПОСЛАННИК вынимает из папки письмо, подписанное министром, и прячет в сейф.
   ПОСЛАННИК. Москве напишем, что местный МИД потребовал возвратить найденное хозяину, а министр просил нас на словах временно подержать книги в комнате, где они находятся.
   Появляется ЗАВХОЗ.
   ЗАВХОЗ. Комнату опечатал. Книги частично перевез в посольство.
   ПОСЛАННИК. Все печати снять. Книги вернуть в комнату, где их нашли. Дверь открыть настежь. Если мой жизненный опыт меня не обманывает, через пару недель все книги разворуют.
   Появляется ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ.
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Был тут рядом. Решил на секундочку. Александра Михайловна говорит, вы плохо спите.
   ПОСЛАННИК. Нормально сплю.
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. На всякий случай вам таблеточки. (Кладет пачку с таблетками на стол.) Я вас послушаю. (Слушает посланника.) Все в порядке. У вас все в порядке… А у меня… Дело в том, что… Я вам как-то рассказывал про скелет…
   ПОСЛАННИК. Все ходит по комнате?
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Хуже. Начал ходить по кабинетам. Двери я закрываю на замок. А он ходит. Сегодня перешел из биологического кабинета в химический. Я никому не сообщал. Боялся, примут за ненормального.
   ПОСЛАННИК. Дело серьезное. Пора подключать спецслужбы. (Звонит по телефону.) Володя, зайди.
   Появляется ВЕЕРОВ.
   ПОСЛАННИК. Эрнест Эрнестович рассказал мне об очень странном случае. У него в биологическом кабинете стоит скелет. Сегодня ночью этот скелет переместился в соседний химический кабинет.
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ (поправляет). Нет, не в соседний. Химический кабинет находится в конце коридора.
   ВЕЕРОВ. Что за скелет? Откуда он у вас?
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Остался от португальцев. В ведомости написано, что это скелет какого-то грабителя, которого церковь прокляла, и он повесился в камере. Ориентировочно, ему лет двадцать пять-двадцать восемь, европеец. Определить, кто он и когда умер, сложно, но по рассказам португальских преподавателей, это был преступник, повесившийся в камере лет двадцать назад. Изучение скелета не опровергает эти сведения.
   ВЕЕРОВ. И часто он у вас ходит?
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Второй раз.
   ПОСЛАННИК. Может быть, он ходит не сам, кто-то ему помогает? Эта версия кажется мне более правдоподобной.
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Я закрываю кабинет на замок.
   ВЕЕРОВ. Я знаю, какие у вас замки. Кто-то над вами шутит.
   ПОСЛАННИК. Или пугает вас.
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Я понимаю, что это так, но мне это не нравится.
   ВЕЕРОВ. Не обращайте внимания. Криминала пока здесь я не вижу. Вот если у вас украдут медикаменты, особенно наркотические средства, тогда, пожалуйста, ко мне. Вас кто-то хочет попугать. А вы не бойтесь. Не нервничайте.
   ПОСЛАННИК. Действительно не надо нервничать.
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Я-то ничего, но дочка очень волнуется. Оба раза он переходил именно в химический кабинет.
   ПОСЛАННИК. Химией интересуется.
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Дело не в химии… Дело в том, что в биологическом кабинете нет окон, а в химическом – окна на океан.
   ПОСЛАННИК. Ну и что?
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Местные рассказывают, что у этого грабителя была возлюбленная. Его несколько раз сажали в тюрьму, но она таинственным образом вытаскивала его оттуда. Однажды она уехала на континент, а его арестовали. Всю ночь перед казнью он смотрел в окно на океан, ждал, что она придет. Но она не пришла, и он повесился. Вот он и переходит из кабинета, где нет окна, в кабинет, где есть окно, смотреть на океан.
   ПОСЛАННИК (подумав). Сами-то вы гуляете по вечерам?
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Редко.
   ПОСЛАННИК. Кофе много пьете?
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Очень много.
   ПОСЛАННИК. Зарядкой занимаетесь?
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Нет.
   ПОСЛАННИК. По ночам не кричите?
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Да вроде бы пока нет.
   ПОСЛАННИК. Гуляйте по вечерам, пейте меньше кофе, делайте зарядку. И скелет перестанет бегать. Я в этом уверен.
   ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ уходит.
   ПОСЛАННИК. Навел порядок с купюрами?
   ВЕЕРОВ. Удалось изъять не все. Дочурка первопечатника три дня расплачивалась ими в баре.
   ПОСЛАННИК. Несовершеннолетняя в баре расплачивается фальшивыми купюрами! Москва узнает, обрадуется. Ты с ней говорил?
   ВЕЕРОВ. А что я ей скажу?! Не надо воровать деньги у папы, потому что твой папа – фальшивомонетчик?
   ПОСЛАННИК. А как местные?
   ВЕЕРОВ. Не знаю. Не приду же я в банк и скажу: тут вот на днях наша девочка расплатилась фальшивыми деньгами, которые делает ее папа.
   ПОСЛАННИК. Лолита-фальшивомонетчица. Набокову такое и не снилось.
   ВЕЕРОВ. А Лолита – это точно. В девятом классе, а по мужскому полу… Ходит в юбке, не поймешь юбка или плавки…
   ПОСЛАННИК. Купюры хорошего качества?
   ВЕЕРОВ. Хорошего.
   ПОСЛАННИК. Я что боюсь… Вдруг нам банк зарплату этими купюрами выдаст!
   Появляется САША.
   САША. Все носятся с неприличными книгами. А воды у нас по-прежнему нет. Министру бы такой душ!
   ПОСЛАННИК. Ты еще не знаешь, у нас начали бегать скелеты.
   САША. А здесь не то еще будет. Я посмотрела одну такую книгу. Голые девки. Ну ладно, что голые. Стоят мерзавки под душем. А струя, как водопад.
   ПОСЛАННИК. Скелет бегает. Не к добру это. Просто так скелеты бегать не будут.

Картина четвертая

   В отсутствии Посланника в кабинете расположилась СВЕТА и две Тони: ТОНЯ ЛОВЧЕВА и ТОНЯ ЛЕКАРЕВА. ТОНЯ ЛОВЧЕВА держит в руках зонт, на котором нарисованы черепа.
   ТОНЯ ЛОВЧЕВА (подошла к столу). А эти календарики мой папа напечатал в своей типографии. Правда, красивые?
   ТОНЯ ЛЕКАРЕВА (обратила внимание на таблетки на столе). А эти таблетки оставил мой папа.
   СВЕТА (продолжает читать). Потом Назар Тимофеевич возьмет девочек за руки, и все выйдут из воды. (Девочкам.) Вот и все, что от вас требуется. Понятно?
   ТОНЯ ЛЕКАРЕВА. Не волнуйтесь, тетя Света. Мы с Тоней в прошлом году участвовали в таком празднике.
   СВЕТА. Есть вопросы?
   ТОНЯ ЛОВЧЕВА. Есть. Как мы будем одеты? Одинаково или, как в прошлый раз, каждая по-своему?
   СВЕТА. Каждая по-своему.
   ТОНЯ ЛОВЧЕВА. У меня есть такой купальник, все обалдеют. Когда выйду из воды, все решат, что я голая. У него телесный цвет, и он прозрачный.
   СВЕТА. Поищи что-нибудь другое.
   ТОНЯ ЛОВЧЕВА. У меня есть синий. Он все время расстегивается.
   СВЕТА. Сделай новую петлю.
   ТОНЯ ЛОВЧЕВА (Тоне Лекаревой). А ты приходи в том же купальнике, что в прошлый раз. Он такой скромный. Серый. Но прилегает… А мужчины таких скромных и любят. Просто на них падают. Особенно, если прилегает…
   ТОНЯ ЛЕКАРЕВА (обиделась). Давненько что-то мой папа тебе уколы не делал.
   ТОНЯ ЛОВЧЕВА. Знаете, тетя Света, солдаты автомат разбирают, потом собирают, а она скелет разобрала, начала собирать, одной кости не досчиталась. Пришлось свою добавлять. Поэтому такая злая.
   СВЕТА. Девочки, прекратите.
   ТОНЯ ЛЕКАРЕВА (Тоне Ловчевой.). Одолжи мне свой зонт.
   ТОНЯ ЛОВЧЕВА. Бери насовсем. Мне его подарил один человек. А теперь у меня с ним ничего нет.
   СВЕТА. Ужасный зонт. Черепа.
   ТОНЯ ЛЕКАРЕВА (берет зонт). Интересный зонт. Тут черепа совершенно разные, и некоторые неправильно нарисованы. Вот это череп питекантропа. Это неандертальца. А это твой, Тонечка.
   ТОНЯ ЛЕКАРЕВА убегает. ТОНЯ ЛОВЧЕВА за ней. СВЕТА тоже уходит. Появляются ПОСЛАННИК и БУХГАЛТЕРША. Она показывает ПОСЛАННИКУ какие-то бумаги. Он кивает головой, демонстрируя согласие. Появляется БЕГУНОВ.
   БЕГУНОВ. У меня проблема.
   ПОСЛАННИК. Срочно?
   БЕГУНОВ. Могу подождать.
   БУХГАЛТЕРША начинает собирать свои бумаги.
   БУХГАЛТЕРША (доносит). Сергей Иванович, книги, которые мы так и не описали, разворовали.
   ПОСЛАННИК. Вы меня пугаете.
   БУХГАЛТЕРША. Завхоз поставил несерьезный замок.
   ПОСЛАННИК нажимает кнопку. Появляется СВЕТА.
   ПОСЛАННИК. Светочка, что с книгами, которые мы обнаружили в кладовке под моей квартирой?
   СВЕТА. Их украли, Сергей Иванович.
   ПОСЛАННИК. Все?
   СВЕТА. Все. А зачем они нам?
   БУХГАЛТЕРША (недовольна). Их можно было использовать для изучения португальского языка. Самостоятельно или в кружке.
   ПОСЛАННИК. Верно. Лучше всего в кружке из двух человек.
   БЕГУНОВ. Там и для одного человека была литература. Но больше для двоих и для групп. Для больших групп.
   ПОСЛАННИК (Бухгалтерше). Скажите лучше, как ваш желтый мохер.
   БУХГАЛТЕРША. Через пару дней должен прибыть.
   ПОСЛАННИК. Не откажите в любезности показать.
   БУХГАЛТЕРША величественно удаляется. СВЕТА тоже уходит.
   ПОСЛАННИК. Что случилось? Потерял ключ от сейфа?
   БЕГУНОВ. Если бы! Помнишь, мы заказывали брошюры «Ленин о неминуемом крахе капитализма»?
   ПОСЛАННИК. Помню. Ну и что? Неужели отказали? Не поверю.
   БЕГУНОВ. Нет, не отказали. Прислали. Только в количестве ошиблись. Немного. Мы просили двести штук, а они прислали две тысячи. Через неделю поступит вторая партия. Еще две тысячи.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →