Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Рекорд на самое долгое отсутствие сна составляет 18 дней, 21 час и 40 минут.

Еще   [X]

 0 

Покер & ложь (Селиверстов Олег)

Анатолию необходимо выиграть деньги и спасти брата, но тут появляется она…

Год издания: 2015

Цена: 69.9 руб.



С книгой «Покер & ложь» также читают:

Предпросмотр книги «Покер & ложь»

Покер & ложь

   Анатолию необходимо выиграть деньги и спасти брата, но тут появляется она…


Олег Селиверстов Покер & ложь

   © Селиверстов О., 2015
   Самая большая хитрость состоит в том, чтобы никто не заметил твою хитрость.
   Прошлым летом я отдыхал в Ницце, и как-то вечером, прогуливаясь по набережной Promenade Des Anglais, встретил своего давнего знакомого г-на Д., с которым пять лет назад мы сдружились за игрой в покер.
   Г-н Д. искреннее обрадовался встрече и после обмена любезностями поинтересовался, не бросил ли я писательское ремесло. Узнав, что к изданию готовится мой новый авантюрный роман, г-н Д. пригласил меня на ужин, заявив, что я непременно должен познакомиться с его приятелем – комиссаром местной полиции из отдела по расследованию убийств – и услышать одну любопытную историю.
   На следующий день я пришел в условленный ресторан, где меня ждали г-н Д. с женой и высокий француз лет сорока пяти: он был представлен как комиссар Ле Брет.
   В папке лежал десяток ксерокопий с русскоязычным текстом и флешка. На мой вопрос, что это такое, комиссар любезно пояснил, что записи на флешке (нечто вроде дневника) являлись косвенными уликами убийства, которое он расследовал, а ксерокопии – это протоколы допроса свидетелей. Если меня заинтересуют предоставленные сведения и получится книга, он скромно просит упомянуть о его помощи.
   Вот таким образом ко мне попал материал об этой необычной истории.
* * *
   Покер, пистолет и девушка – кто бы знал, что судьба подкинет такой расклад, а на кону будет сто тысяч евро и жизнь моего старшего брата.
   Когда-то он приучил меня записывать и анализировать сыгранные покерные партии. Не важно, выиграл или проиграл, – главное, увидеть ситуацию отвлеченно, словно чужими глазами. И так раз за разом, от раздачи к раздаче чувствовать себя не игроком, а сторонним наблюдателем. Развивать интуицию, шестое чувство. Именно оно сейчас и подсказывает, что восьмизарядный «Макаров», Техасский Холдем[2] и странная девушка – смертельно опасное сочетание. Ошибка, промах, неверная ставка – и кто знает, чем все закончится…

   Ницца. Пятое июня.
   Вчера вечером я прилетел в Ниццу и поселился в отеле Westminster. Именно здесь останавливался Руслан перед тем как исчез. Брат – неисправимый щеголь, умеет жить красиво. Дорогой четырехзвездный отель на первой линии. Терраса с видом на море. Роскошный холл, мраморные статуи, старинная мебель. Надменная консервативность – так называет это брат. Спокойная комфортная обстановка, чтобы ничто не мешало думать и отдыхать. Игра требует сосредоточенности и собранности.
   При всей своей любвеобильной натуре, Руслан никогда не приглашал к себе в отель женщин. Подружки, развлечения и прочее – в другом месте, на стороне. Отель – зона отдыха. Игра превыше всего.
   Мой номер располагался на четвертом этаже. Окно во двор. Я взял самый дешевый номер. Можно было сэкономить, поселившись где-нибудь на окраине, но я решил начать поиск с того места, где проживал брат: вдруг удастся отыскать какой-нибудь след.
   Наскоро приняв душ и надев свежую футболку, я отправился в казино Rhul разведать обстановку – именно там играл брат. Проходя мимо стойки консьержа, хотел было расспросить его, но передумал. Не стоит сразу раскрывать карты.
   Набережная Promenade Des Anglais. Шум прибоя, ласковый вечерний бриз, фланирующие туристы. Праздник жизни! Но не для меня. Я шел, невольно всматриваясь в лица прохожих, словно кто-то из них мог подсказать, что же случилось с Русланом… Жив ли он?
   Перед казино заглянул в «Макдоналдс» по соседству. Съел большой чизбургер, запил капучино. Ночь предстояла долгая.
* * *
   Казино Rhul.
   Пока девушка-администратор заносила в компьютер паспортные данные, я с достоинством игнорировал угрюмого охранника, разглядывающего синяк под моим левым глазом. В конце концов он меня достал, пришлось одарить его кривой улыбкой из разряда «да пошел ты…» Охранник отвернулся.
   Регистрация закончилась, и я прошел в зал.
   За двумя покерными столами шла кэш-игра. Техасский Холдем. Ставки без ограничений. Моя любимая игра. Жесткая и динамичная. Можно хитрить, высчитывать вероятности комбинаций и изображать из себя Мэверика.[3] Но если под тебя на флопе объявили «олл-ин» и двинули все деньги, то наступает момент истины – принять вызов или бросить карты. Алчность и страх раздирают на части. Хочется заглянуть в мысли соперника: блефует или нет? Собрал комбинацию или нагло врет?
   Для разминки я выбрал стол с небольшими ставками. Играл осторожно, восстанавливая утраченные за три года навыки и приглядываясь к противникам. За мной тоже наблюдали: что за птица – профи или скучающий турист, возомнивший, что он неплохо играет в покер? Я всеми силами изображал туриста. Пару раз глупо и бестолково блефанул, пару раз проявил «неразумное» любопытство. Делал ходы, как советуют в учебниках. Старался выглядеть искренним. Люди часто принимают искренность за честность и не замечают обмана у себя за спиной. А покер – это игра лжецов.
   Несколько раз за вечер подходил к столу, где играли по-крупному. Наблюдал. Стеки – от пяти до двадцати тысяч евро. Игра умеренная, без фанатизма и скандалов. Прожорливых профессионалов-«акул» не видно.
   В два часа ночи покинул казино, унося скромный выигрыш – двести евро. После длительного перерыва не такой уж плохой результат. Но чтобы выиграть сто тысяч, необходимых для спасения Руслана, придется рисковать, играть агрессивно и уверенно. А вот именно уверенности пока не было. С того времени как я «завязал» с картами, прошло больше трех лет. Интуиция притупилась. Да и полностью сконцентрироваться на игре не получалось. Я отвлекался на каждого высокого худощавого парня, вошедшего в зал, – вдруг Руслан? И только к концу игры перестал глазеть по сторонам. Ясно же, что брата держат где-то под охраной. Еще меня не отпускало ощущение чужого взгляда на собственном затылке. Вертел головой, перемещался по залу, пару раз выходил – но так и не смог вычислить, кто за мной следит. Полагаю это не враг, а просто кто-то очень любопытный. Дай-то Бог, чтобы я не ошибся…
   Перед сном искупался в море.
   Утром обнаружил, что забыл электробритву. Двухдневная небритость – это, конечно, ерунда, но в совокупности с лиловым синяком под глазом привлекает излишнее внимание. Придется носить темные очки.
   Завтракал на террасе отеля. Круассаны, кофе, конфитюр. Самолеты то и дело взмывали ввысь в безоблачном небе, делая прощальный вираж над бухтой. Хотелось забыть о деньгах, об игре, стать беспечным, вечно пьяным туристом… И тут появилась она – шерше ля фам! Небрежно кинув на стул пляжную сумку, устроилась за столиком напротив. Сделала заказ на беглом французском и начала что-то обеспокоенно выискивать в своем айфоне. Симпатичная, хоть и худенькая. На вид лет двадцать пять – двадцать семь. Темно-русые волосы подстрижены в короткое каре с челкой на левую сторону. Крупные сапфировые бусы на шее. Голубые серьги-подвески в ушах. Шорты. Шлепки. Светлая блузка. Ни капли загара. Значит, туристка и приехала в Ниццу вчера вечером или сегодня утром. Возможно, из России. Судя по тому, как хмурит лоб, похоже, у девушки проблемы.
   Рассчитываясь с официантом, я нарочито громко произнес «спасибо». Сработало. Девушка бросила удивленный взгляд в мою сторону. Озабоченные морщинки на ее лице разгладились, она одарила меня приветливой улыбкой.
   Я улыбнулся в ответ и отвернулся. Вот незадача. Зачем привлекал внимание? Хотел всего лишь проверить догадку – похоже, получил проблему: девушка встала и направилась в мою сторону. А мне сейчас курортные романчики совсем ни к чему. Тем более с побитой и небритой физиономией. Про одежду вообще молчу – на голове какая-то идиотская дешевая бейсболка, купленная в соседнем магазинчике.
   – Добрый день, вы из России?
   Девушка стояла передо мной, поправляя солнцезащитные очки, сдвинутые на макушку.
   Кивнув в подтверждение, я продолжал сидеть, всем видом показывая, что не намерен знакомиться.
   – Как здорово! – проигнорировала она мое откровенное невнимание. – Я из Москвы. Представляете, никак не могу дозвониться подруге. Что-то случилось с телефоном. Она должна сегодня прилететь. Позвольте сделать короткий звонок с вашего? Пожалуйста, – она кивнула на мобильный, который я вертел в руках.
   – Звоните, только скорее, мне пора уходить, – ответил я.
   Девушка взяла телефон, набрала номер. Все это она проделала с какой-то цирковой ловкостью одной рукой, не вынимая другую, левую, из кармана шорт.
   Сказала в трубку «привет», отошла в сторону и негромко заговорила. Вблизи незнакомка выглядела совсем хрупкой, как девочка-подросток. Примерно моего роста (свои «невысокие» метр шестьдесят девять с половиной сантиметров я терпеть не могу). И явно не такая простая, какой хочет казаться. Ловко развела меня «на позвонить», хоть я и сопротивлялся.
   Девушка закончила разговор, вернулась к столу.
   – Огромное спасибо, вы меня очень выручили, – она положила телефон на стол и как-то снисходительно посмотрела (похоже, заметила, что я ее разглядывал). – У подруги проблемы, она не приедет. Придется скучать одной. Возьмите, надеюсь, этого хватит.
   На ее ладони лежали два евро.
   – Не нужно! – возмутился я.
   – Возьмите, пожалуйста. Мне неловко.
   – У меня дешевый тариф, – буркнул я первое, что пришло на ум.
   – Тогда позвольте вас угостить чем-нибудь.
   – Простите, но я должен идти, – довольно грубо ответил я, вставая. – Нет времени пить.
   – Куда-то опаздываете? – не отставала девушка.
   – На свидание.
   – На свидание?
   – С невестой, – нагло соврал я, глядя в голубые глаза.
   Ее губы тронула ироничная улыбка.
   – Когда мужчины говорят женщине правду, они опускают взгляд, а когда врут, наоборот – смотрят в упор.
   Понимая, что оказался в дурацком положении, я пробормотал «до свидания» и ретировался с террасы.
   – Меня зовут Елена! – донеслось вслед.
   Я не обернулся и прибавил шаг. Странная девушка. Точнее, странно, что она так откровенно пыталась завязать знакомство. Как правило, девушки знакомятся со мной, когда нуждаются в помощи или в деньгах. И еще: что-то в ее поведении было необычным, но я не мог сообразить, что именно. И, возможно, зря нагрубил. Надо было согласиться на коктейль. И глаза у этой странной девушки – голубые, с озорной искоркой, как у Марины. Вот только последний раз, когда я смотрел в ее глаза, они были полны ужаса и слез.
   Четыре дня назад вечером Марина – жена брата – позвонила, умоляя срочно приехать к ней. Я попытался выяснить, что случилось, но она постоянно всхлипывала и повторяла: «Анатолий, приезжай… Скорее приезжай… Тут хотят с тобой поговорить».
   Когда я, теряясь в догадках, примчался к дому на Фонтанке, дверь открыл незнакомый здоровяк. Не успел я опомниться, как он схватил меня за грудки и буквально втащил в квартиру. Где уже поджидал второй, такой же – машина для убийств. Удар коленом в пах, затем по шее – и через пару минут, полусогнутый, я сидел на стуле, скованный сзади наручниками.
   Первое, что пришло на ум, – парни из каких-то органов безопасности. Уж очень профессионально действовали. Крутые, сволочи! Хотя кляп в рот не запихали. Но звать на помощь было бесполезно. На диване ссутулилась Марина, обнимая сына. Одиннадцатилетний Сашка выглядел испуганным, но держался прямо и гордо, успокаивая маму.
   Напротив дивана за столом сидел невысокий смуглый мужчина лет тридцати. Он не сводил с меня глаз, при этом зачем-то делая небольшим ножом зарубки на полированной крышке стола. Один из парней (назвав смуглого мужчину Мустафой) что-то спросил у него на французском языке. Тот в ответ утвердительно кивнул.
   Я догадался, что к нам пожаловал «блатной» гость из Франции, как пить дать, из-за Руслана.
   Парень, получив разрешение, объяснил мне, что Руслан проиграл в покер сто тысяч евро, взятые в долг у некоего господина в Ницце. Руслан занял деньги под залог питерской квартиры. И если через две недели этих денег не будет, квартиру продадут. Соответственно, Марина и Сашка окажутся на улице. А я должен стать гарантом сделки, на случай каких-либо недоразумений.
   Парни показали расписку и видеозапись на телефоне, где Руслан подтверждает условия сделки. При этом Мустафа, молчавший и, видимо, не говоривший по-русски, вытащил из кармана паспорт и швырнул мне под ноги с каким-то презрительным возгласом. Я догадался, что это паспорт Руслана.
   Удивительно, но в этот момент я испытал облегчение. Брат доигрался, но главное, он жив. Точнее, появилась надежда на то, что его пока не убили: почти неделю от него не приходило никаких известий. На звонки и сообщения он не отвечал.
   В конце мая брат уехал на покерный турнир в Ниццу, «стричь лохов». В турнирах он, как правило, не участвовал, считая это скучным и малоприбыльным занятием. Но он был профессионалом, а крупные турниры привлекают таких, как он, не столько призовым фондом, сколько участием в Side games – проходящих параллельно играх на реальные деньги и собирающих множество слабых игроков, вылетевших из турнира. Люди дураки – жаждут отыграться.
   Последние три года, после того как закрыли казино в России, брат стал зарабатывать за границей, регулярно выезжая на всевозможные турниры. Иногда занимал у меня пару-тройку тысяч евро. Я не жадничал – Руслан практически всегда возвращался с выигрышем и платил процент.
   Но в этот раз, судя по всему, ему крупно не повезло.

   Незваные гости потребовали, чтобы я подписал гарантийное обязательство. Все по закону, не придерешься. Делать нечего – брат за брата. Вот только отдуваться почему-то приходится всегда мне. Если в юности дрались на дискотеке в поселке, то я непременно был впереди: Руслан «прикрывал» тылы. А однажды он стырил у отца пиво, а банку подкинул под мою кровать. Пришлось взять вину на себя – и получить кучу тумаков и подзатыльников. Эх, Руслан…
   Наручники расстегнули. Я взял ручку и уже хотел расписаться, как Марина вскочила и закричала, чтобы я ничего не подписывал пока не вернут мужа. Араб одним движением сбил ее с ног. Сашка кинулся на обидчика, но получил удар кулаком по лицу и упал рядом с матерью. Я резко дернулся, забыв про наручники, и в ту же секунду на мою спину и голову обрушился град ударов. Когда меня снова усадили на стул, я увидел кровь, капающую на пол из разбитой брови мальчика. Женщины, женщины… Надо сдерживать эмоции – особенно в таких ситуациях. У нас с самого начала не было ни единого шанса.
   Через минуту моя подпись появилась на документе.
   Получив свое, парни ушли, предупредив, что если полиция узнает о случившемся – Руслана убьют. Араб показал жестом, как именно: ножом по горлу.
   Марина вызвала «скорую помощь» и поехала с Сашкой накладывать швы на рассеченную бровь. Я в раздумьях ждал их возвращения на кухне, прикладывая пакет со льдом к левому глазу. Когда они вернулись, я заявил, что завтра вылетаю в Ниццу искать брата. Марина была категорически против поездки и упрашивала обратиться в полицию. Но я настоял на своем. Какой толк от полиции в Питере, если брат во Франции? Бумаги оформлены и подписаны по всем правилам. Денег взять неоткуда: моя квартира в ипотеке, продажа машины не покроет и десятой части долга. Зная репутацию Руслана, друзья и знакомые денег не дадут. Остается одно – ехать в Ниццу и на месте во всем разобраться. Что-то не верилось, что Руслан, отличный игрок, мог так запросто проиграть такую крупную сумму. Что-то здесь не складывается.
   Я не стал говорить Марине, что мной овладела безумная мысль снова сесть за покерный стол. Играл я когда-то очень даже неплохо.
   Я оставил Марину в слезах, похвалил Сашку за храбрость и уехал.
* * *
   Итак. В моем распоряжении почти две недели и двадцать тысяч евро – часть моих, часть – занял у приятелей на работе. Маловато, конечно, но если играть аккуратно и не лезть на рожон, то можно превратить их в сто, а может, и больше. Брат говорил, что на Ривьере в сезон полно богатых «фишей».[4] Только успевай закидывать приманку и остерегайся «акул» – не то самого сожрут вместе с удочкой.
   Богатые самоуверенные «фиши» – легкая добыча. Начитавшись умных книжек и статеек в Интернете, обыгрывая пару лет друзей за бокалом вина, они в конце концов садятся за стол с профессионалами. Одни из любопытства, другие – из куража, третьи – чтобы выше подняться в собственных глазах. Стать еще круче. А за столом их с нетерпением ждут «акулы». Ведь самая «жирная» для них добыча – это рыба, возомнившая себя акулой.
   Как говорится, хочешь победить – понимай, с кем имеешь дело. Повстречал в лесу разбойника с ножом – не стоит заговаривать ему зубы, хватай дубину или уноси ноги. А если навстречу попалась Красная Шапочка с пирожками, то тут стихи будут в самый раз. Это присказка Руслана. Он любитель всяких «мудростей» и побасенок.
   Но мне не до мудростей. Придется и рыбу ловить, и с профи сражаться.
   Раньше мне приходилось «поднимать» пару-тройку тысяч за вечер. Но по-крупному, когда за столом ходят десятки тысяч, я еще не играл. Что ж, сыграем, выбора нет. Надеюсь, госпожа Удача не оставит в трудную минуту.
* * *
   Я не врал Елене, сказав, что у меня свидание, – если, конечно, можно назвать свиданием встречу с подружкой брата, которую никогда не видел. Знал лишь, что она – хозяйка обувного магазинчика недалеко от площади Гарибальди в районе Старого города. Бывшая украинка, Лиза (теперь – Люси) несколько лет назад вышла замуж за француза. Он был немолод и болел, а когда умер, оставил ей щедрое наследство. Руслан рассказывал про Лизу и ее магазинчик несколько раз.
   Брат не любил скучать без женщин – ни дома в Питере, ни в своих частых поездках по миру. Иногда мне приходилось выступать для него чем-то вроде алиби, когда Марина подозревала его в амурных похождениях.
   До площади Гарибальди я добрался на трамвае: во Франции ездить на них одно удовольствие. Вагоны – настоящий хай-тек, не то что в России – громоздкие железные бандуры. Быстро отыскал обувной магазинчик – он оказался практически напротив трамвайной остановки. Люси я застал на месте. Стройная, привлекательная блондинка лет тридцати пяти. Элегантный костюм, прическа, неброское украшение на загорелой шее.
   Люси повесила на дверь табличку «fermé» – «закрыто», сварила кофе.
   – Анатолий, попробуйте, пожалуйста, домашнего печенья, – она подвинула блюдце. – Сама пеку! Руслану очень нравится.
   Голос у Люси оказался низкий и какой-то обволакивающий. Хотелось слушать, как она говорит, не вникая в смысл слов. И не обращать внимания на стройные ноги и шикарную грудь. И где братец находит таких очаровательных и преданных женщин…
   Я с удовольствием ел печенье, рассказывая о цели своего визита, естественно, без подробностей, касающихся семьи брата и событий в Питере. Люси слушала, отрешенно глядя в окно. Пальцы теребили серьгу.
   – Да, да. Я сердцем чувствовала, что происходит что-то ужасное, – со вздохом произнесла она, когда я закончил рассказ. – Руслан приехал весь такой взвинченный, беспокойный. Даже не поцеловал.
   Люси предположила, что Руслан занял деньги у некоего Алжирца – игрока в покер и довольно темной личности. Она слышала, как брат разговаривал с ним по телефону, когда был у нее в последний раз. Речь как раз шла о долгах. А потом Руслан уехал и пропал. Ни слуха, ни духа.
   – Я думала, он срочно улетел домой, – она смахнула слезу. – Мог бы хоть позвонить и попрощаться.
   Я попытался успокоить женщину, но она только сильнее расстроилась: ее руки дрожали.
   – Хотела зайти в отель и попробовать разузнать что-нибудь о нем, но не решилась. Знаете – родственники покойного мужа, их знакомые… Хотите еще кофе?
   Я отказался и спросил, не знает ли она, как найти Алжирца. Люси отрицательно покачала головой, а затем неожиданно воскликнула: «Батюшки, совсем забыла!» и поспешила в подсобку. Вернувшись, она протянула мне коробку из-под обуви.
   – Руслан оставил это перед тем как исчез. Попросил спрятать понадежнее. Я на складе запихала в дальний угол. Там полно всякого хлама. Надо бы разобрать давно, да руки не доходят, я ж тут и за хозяйку, и за продавца… Ну так вот, а вчера не удержалась и достала коробку, заглянула. А там – мелкие камешки. Может, Руслан их для сына насобирал? В подарок?
   Я открыл коробку. Обычная галька с пляжа. Странный подарок для Сашки. А если это не подарок – значит, послание или посылка, адресованная не иначе как мне. Больше некому.
   Я попросил разрешения забрать коробку.
   – Берите, конечно, вы же его брат. – Люси печально улыбнулась. – И найдите его, пожалуйста. И прошу, сразу звоните. Обязательно. Я вам тоже позвоню, если что-то разузнаю.
   – Не волнуйтесь, все будет хорошо, – пообещал я, искренне жалея эту очаровательную женщину, с виду строгую бизнес-леди, а по сути – добрую и сентиментальную.
   – Хотите еще печенья? Я вам сейчас с собой заверну, – предложила Люси.
   – С удовольствием.
   Засунув тяжелую коробку и печенье в пакет, я попрощался и отправился на пляж. Искупался. Вода освежила и как будто придала уверенности. Я открыл картонный «ларчик» и осмотрел его содержимое. На первый взгляд, ничего подозрительного или необычного. Галька с пляжа, вокруг все на такой загорают. Выложил камешки. И сразу понял, что коробка – с двойным дном: она осталась тяжелой. Аккуратно вскрыл картон с одного края. Внутри лежал пистолет и обойма боевых патронов. Я почувствовал, как на лбу выступает испарина и ветер холодит кожу. Сомнений не осталось – брат серьезно влип, а пистолет, вероятно, приготовил для меня – знал, что приеду.
   Я еще раз отогнул картон. Пистолет «Макаров». Из такого мне пару раз приходилось стрелять в армии. Калибр девять миллиметров. Характеризуется надежностью и практичностью в боевом применении.
   Стараясь выглядеть спокойным, я медленно собрал камешки назад в коробку. Огляделся. Веселенькое дельце! Многолюдный пляж, море, солнце, дети барахтаются у кромки воды, а ты – с пистолетом. Как профессиональный киллер. Интересно, зачем Руслан раздобыл пушку и где? Он и в армии-то не был. И никакого оружия, кроме ножа в ресторане, в руках не держал. Может, собирался ограбить казино?
   Со стороны набережной донесся веселый трезвон экскурсионного паровозика. Дцинь, дцинь – расступись! Вездесущие велосипедисты шли на обгон. В голубом небе гудел огромный самолет, поднимаясь все выше и выше. Кто-то уже отдохнул. Будет теперь неделю или две надоедать знакомым и родственникам фотографиями и рассказами о том, как замечательно провел время.
   Я быстро оделся, взял пакет с коробкой и покинул пляж. Надо было срочно решить, что делать с оружием. В номере отеля хранить нельзя. Таскать с собой тоже опасно. Не дай Бог остановит полиция – обвинят в терроризме и упекут за решетку. Мелькнула мысль: выбросить в море, но брат явно был уверен, что его «подарочек» мне пригодится.
   После недолгих раздумий я решил спрятать пистолет недалеко от отеля. Подходящее место нашлось под кустом в сквере. Чтобы зарыть опасный клад по всем правилам, купил машинное масло и полотенце. Оставалось дождаться вечера. Несколько часов я провел в парке, сидя на скамейке в тени деревьев, но все равно, изнывая от жары. Если мимо проходили полицейские, я сосредоточенно жевал печенье. Хорошо, что за темными стеклами очков они не видели моего фингала, – а то как пить дать устроили бы обыск.
   Когда стемнело, я пошел в сквер, обернул пистолет промасленным полотенцем – чтобы не учуяли собаки, упаковал в полиэтиленовый пакет и закопал неглубоко под кустом, присыпав сухими листьями. Сверху положил камень, довольно крупный, чтобы можно было заметить с прогулочной дорожки. Если однажды его не окажется на месте, буду знать, что тайник раскрыт.
   Избавившись от опасного груза, я вернулся в отель. Переоделся, взял деньги из сейфа и спустился на террасу. Заказал чай и стал высматривать, не появится ли моя новая знакомая. Что-то мне подсказывало, что наше утреннее знакомство будет иметь продолжение.
   Ночь выдалась звездная и романтическая. Я просидел на террасе почти два часа, но Елена так и не появилась. Решив, что интуиция меня подвела, я отправился в казино.
* * *
   Казино Rhul.
   Заняв свободное место за столом с крупными ставками, я отошел к бару выпить рюмку конька.
   Порция коньяка перед игрой никогда не повредит. Сразу возникает раскованность, обостряется восприятие… Но всего одна порция. Вторая – через два часа: снять усталость и напряжение.
   Где-то читал, что люди – и мужчины, и женщины – выглядят симпатичнее в глазах выпившего в среднем на десять процентов. Но некоторые почти не меняются – будь ты хоть пьян, хоть трезв, потому что они объективно красивы. Как тот француз лет сорока пяти, который сидел рядом со мной за стойкой бара с бокалом красного вина. На шее мудрено завязанный сиреневый платок. На белом льняном костюме – ни морщинки. И лицо как с картины: аристократическое, чуть смуглое от загара, в обрамлении вьющихся черных волос, ниспадающих до плеч. Глаза скрыты за темными очками в дорогой оправе. Длинные холеные пальцы играют монетой. Одним словом – благородный шевалье. Хотел бы я стать таким лет через двадцать! Вот только мой плюшковатый нос испортит все впечатление. Какое уж тут благородство…
   Увлеченный своими мыслями, я не заметил, как задел ногой прислоненную к стойке бара трость – черную, увенчанную серебристым набалдашником с изваянием герба. Явно дорогую. Я поднял ее и с извинениями протянул французу. Мужчина легким кивком поблагодарил и как-то наугад протянул руку, словно не видел вещь, которую ему подают. Он был слепым!
   Смутившись, я глотком допил коньяк. Затем вынул из кармана фотографию брата и спросил бармена, не встречал ли он в последнее время этого человека. Бармен, мельком взглянув на снимок, отрицательно помотал головой. «А где можно найти игрока по прозвищу Алжирец?» – не отставал я. Пришлось повторить трижды – бармен как-то внезапно «оглох» и скривился, видимо, приняв меня за полицейскую ищейку. Но все-таки снизошел до ответа: «Мешаете работать!», демонстративно отвернулся и начал переставлять бутылки. И дураку было ясно, что он знает нужного мне человека, но не желает говорить.
   Я заметил, что слепой француз прислушивается к нашей беседе. Его пальцы перестали крутить монету. А когда прозвучало имя «Алжирец», он повернул голову и буквально уставился на меня, будто хотел разглядеть невидящими газами.
   Похоже, все вокруг знают Алжирца. Значит, найти его будет нетрудно. Или он сам меня найдет.
   Решив покончить с расспросами, я поспешил за карточный стол.

   Игра была в самом разгаре. Стопки разноцветных фишек скользили по синему сукну в неведомом танце, то образуя в центре замысловатый узор, то вновь разлетаясь к изгибам стола, где несколько пар рук встречали их с жадной радостью.
   Меня охватил знакомый трепет. Азарт предвкушения добычи. Я – охотник, напавший на след крупного зверя.
   Техасский холдем. Безлимитный. Шесть человек за столом.
   Полчаса я играл крайне осмотрительно, часто уходя в пас.
   Брат постоянно твердил: первое и самое главное – не торопиться. Твои денежки никуда от тебя не убегут. Играть в покер – просто, выигрывать – сложно. Сначала нужно понаблюдать за игроками, привыкнуть к обстановке за столом и дождаться, пока проснется интуиция – пресловутая «чуйка». Именно она в критический момент спасает, если логика не успевает включиться или по какой-то причине отказывает. Брат называет этот период кажущегося бездействия за столом – «кошачий час». Так кошка, попадая в незнакомое место, некоторое время изучает окружающую среду, осторожно приглядываясь и принюхиваясь.
   Я не принюхивался, я – наблюдал.
   Мотивация – вот ключ к поступкам людей. Страх. Алчность. Месть. Зависть. Тщеславие. Скука. Что движет каждым из этих мужчин за столом? Ищи, разгадывай, затаившись в засаде. Чувствуй.
   Вскоре все стало ясно.
   Два молодых пижона, играющих на пару, пришли быстро «срубить капусты». Сидят, ждут крутую карту. Ловят «натс» – лучшую комбинацию. Один все время поглядывает на часы. Похоже, торопятся к девчонкам. Выиграют тысячу и слиняют. С этих много не возьмешь. Мелочевщики, щипачи.
   Парень в куртке с капюшоном и бейсболке с надписью «Poker star» – явно восходящая звезда игр онлайн. Интернетчик. Расчетливо-математический, типа «гений». Вероятно, вернулся с турнира, где проигрался, и теперь зарабатывает новый банкролл. Сосредоточен, задумчив. Пьет колу со льдом. С «математиками» осторожность не помешает.
   Рядом со «звездой» отчаянно пыжился какой-то блондин-скандинав – финн или швед. Вид усталый и понурый. Круги под глазами. Нервничает, ругается вполголоса. Пьет увесистыми глотками разбавленный виски. Пришел отыгрываться, но денег всего около трех тысяч. Долго не протянет. Глупец, не ведает, что участь его предрешена. Или полагается на удачу: в нее безответно влюблены все неудачники! А она, избалованная дамочка предпочитает делить ложе с чемпионами и «акулами», иначе они бы давно стали клошарами – бомжами. Финна было все-таки жаль. Мы одновременно входили в казино, и я видел, как на улице он что-то напряженно втолковывал высокой блондинке, державшей за руку мальчугана лет шести с надувным дельфином в руках. Я решил, что не буду против него играть, или, по крайней мере, постараюсь пощадить.
   Слева от меня «по-домашнему» расположился упитанный дядя в клетчатой кепке. Похоже, завсегдатай, местный буржуа, регулярно посещающий казино. Жует бутерброды, пьет какой-то травяной чай из термоса. С персоналом на короткой ноге. Играет по-книжному. Овер пары, позиция, стиллинг. Зря не рискует. Стек около десяти тысяч. Не бедный, но деньги бережет. Скупердяй.
   В общем, с такой публикой можно играть агрессивно, атакующе, яростно.
   Но не тут-то было. Стол уже «захватил» агрессор – плечистый азиат лет тридцати. За раскосые монголоидные глаза я тут же мысленно прозвал его «Чингисхан». Стек, больше двадцатки. Перед тем как сыграть ва-банк, он целовал амулет, висящий на шее под потертой кожаной курткой. Вот она – безжалостная коварная «акула». Я решил охотиться на него. Затаиться и ждать. Рано или поздно он захлебнется в собственной слюне, пытаясь проглотить слишком жирный кусок.
   Итак, Чингисхан нападал, остальные отбивались, иногда откусывая немного фишек друг у друга. Я действовал осторожно, стараясь сохранить деньги для решающего кона. Но мой стек медленно, но неумолимо уменьшался. Это начинало действовать на нервы. Вдруг шанса поймать «акулу» так и не представится?
   Около полуночи, проиграв все Чингисхану, из игры вылетел финн. Устало выполз из-за стола с видом побитой собаки. Что он теперь скажет жене? На прощание финн грустно улыбнулся мне и сказал: «Lucky you». Я кивнул в ответ: «И тебе удачи». Вслед за финном слиняли «пижоны», так ничего и не выиграв. Нас осталось четверо. Мое любимое число игроков. Все позиции атакующие.
   Время поджимало, деньги таяли. Пора было приниматься за Чингисхана, как вдруг…
   – Вы позволите, господа?
   К нашему столу приблизился незрячий француз, тот самый, которого я встретил в баре. Его локтя почтительно касался высокий мускулистый негр в ослепительно белой рубашке – слуга или вроде того. Гость просил разрешения посмотреть игру, что из уст слепого звучало довольно странно, даже цинично. Но никто, кроме меня, похоже, этого не заметил. Все присутствующие уважительно поздоровались с аристократом.
   – Присаживайтесь, мсье Жан Пьер, – дядя в клетчатой кепке гостеприимно показал на пару пустующих стульев, как будто слепец мог его видеть. Глазами Жан Пьера был негр: тот помог сориентироваться своему господину и сам устроился рядом, тихо комментируя ему, что происходит и какие карты ложатся на стол. Игроков это нисколько не смущало. Видимо, подобное происходило не в первый раз.
   Я тоже вскоре забыл о присутствии слепого и полностью погрузился в игру.
   Моей целью был Чингисхан. Его фишки, его «награбленное» богатство.
   Наконец долгожданный момент настал. Госпожа Удача не просто улыбнулась мне, а даже расстегнула верхнюю пуговку блузки. Крупье сдал два туза!
   Отсчитывая фишки и собираясь сделать ставку, я незаметно покосился на дядю в кепке. (Всегда смотри налево!). Он потянулся за фишками – значит, будет добивать ставку или поднимать. Отлично! Бросил быстрый взгляд на «звезду»: губы плотно сжаты. Тоже что-то пришло. Супер: вот она, «хлебная» ситуация! Я объявил «бет» в полбанка – немного, чтобы не спугнуть главного противника и запутать остальных. Пусть думают, что у меня какая-то средняя карта – валеты или десятки. Ход удался. Все заколлировали, а Чингисхан сделал рейз – удвоил банк. Я скромно уравнял, изображая нерешительность. Дядя в кепке и «звезда» сбросили карты. Мы остались вдвоем.
   На флопе из трех карт старшей выпал король. Прекрасно – и опасно. Госпожа Удача расстегнула для меня еще одну пуговку. Я поставил рейз, изображая, будто у меня король.
   Чингисхан заколлировал. Поверил в мой блеф. Испугался. Значит, короля у него нет.
   Четвертой картой вышла восьмерка. Ничего не изменилось. Я немного помедлил, делая вид, что размышляю, затем объявил «банк». Чингисхан неожиданно удвоил – «ре-рейз». Ах, хитрец, король у него все-таки был, но он таился. Но мне только это и было нужно. Я уже хотел объявить долгожданный «олл-инн» и поставить десяток оставшихся тысячных фишек, как громкий голос за спиной заставил меня вздрогнуть:
   – Дорогой, не ставь, у него два короля на руках. Эй, парень, правда, у тебя два короля?
   На мое плечо опустилась женская рука.
   Я обернулся. Это была Елена – незнакомка с террасы! Стоит, хитро улыбаясь, и смотрит на Чингисхана, ожидая от него ответа.
   Вопрос «какого черта?» уже готов был сорваться с языка, но интуиция подсказала промолчать. А Елена, так ласково, будто я ее муж, чмокнула меня в щеку, не сводя при этом глаз с Чингисхана. И тут я понял: она пытается отследить его реакцию.
   – Правда, у тебя два короля? – повторила Елена свою провокацию.
   – Да. У меня два короля, – невозмутимо ответил Чингисхан.
   Чем окончательно сбил меня с толку.
   Крупье что-то заговорил про правила. Слепой Жан Пьер прекратил крутить в пальцах монету и весь обратился в слух.
   Ну и дела! Я готовлюсь взять банк, предвкушая, как поперхнется слюной самодовольный монгол, а эта девчонка ломает весь кайф. Очень вовремя появилась, нечего сказать. Да откуда она может знать, что я пролечу? И вообще, кто она такая?
   Во мне все кипело. Я опять потянулся к фишкам, чтобы поставить олл-инн.
   – Не дури, – тихо, но властно сказала Елена, сжав мое плечо.
   Клянусь, я поставил бы на кон все деньги: любой игрок в покер подтвердит, что я прав. А уж если «переедут» и у противника окажется три короля, значит, не повезло. Но меня смутил еле заметный отрицательный кивок слепого. Он будто поддерживал Елену. Возможно, мне это лишь показалось – мало ли что привидится в адреналиновом угаре, но я все-таки не поставил. И не просто сбросил карты, а показал, что сбрасываю (вот дурак!) двух тузов. Среди игроков пронесся возглас изумления. Чингисхан громко заявил, что посторонние не имеют права вмешиваться в игру.
   У стола тут же появился менеджер казино. Его сердитый вид и раздраженно-повелительный тон не сулил ничего хорошего. Однако Елена, ничуть не смутившись, объяснила, что у нас «свадебная» поездка, и она не желает, чтобы я – ее жених – проиграл все деньги. Я в подтверждение расплылся в глупой улыбке. Толстяк в кепке хихикнул, а слепой Жан Пьер что-то негромко сказал менеджеру. Тот окинул нас недоверчивым взглядом, но не стал раздувать скандал и отошел. А моя «невеста» как ни в чем не бывало продолжила «пытать» Чингисхана. Елена делала это будто из женского любопытства, кокетничая, но я чувствовал, что она напряжена:
   – Ведь правда же, два короля? Я угадала, покажи?
   Чингисхан снисходительно усмехнулся – как и подобает повелителю Азии, и вскрыл одну карту. Король. Все замерли. Неужели девушка права? Ситуация такая, что впору заключать пари. Но всей правды мы так и не узнали: вторую карту «монгол» показывать не стал, предоставив публике строить догадки.
   Крупье подвинул Чингисхану выигрыш.
   Я больше не мог оставаться в игре. Сгреб оставшиеся фишки, запихнул в карман и, не оборачиваясь, пошел к бару. Идиот, зачем послушался какую-то незнакомую девушку! Не было у него второго короля на руках!
   Когда я заказывал коньяк, к стойке подошла Елена, попросила мартини.
   – Злишься? – спросила, присаживаясь рядом. – А зря. Мог бы поблагодарить за то, что спасла твои деньги.
   – У меня было два туза! – огрызнулся я.
   – А у него три короля, – спокойно ответила она.
   – Сомневаюсь, он же показал только одного.
   – Именно поэтому я на сто процентов уверена, что у него было два короля на руках. И один – на столе. Итого три.
   Я махнул рукой – да идите вы все… Какой смысл спорить, если шанс все равно упущен. Как и деньги. Был третий король, или его не было – теперь это лишь стертое временем предположение. А вот то, что у меня осталось чуть больше десяти тысяч евро, – непреложный факт, означающий, что задача выиграть сто тысяч чертовски усложняется. И как объяснить это моей «спасительнице», потягивающей мартини?
   – Знаю, в это трудно поверить, но ты бы точно проиграл, – произнесла Елена, ловко поддев шпажку с наколотой оливкой.
   – Ты ведьма, что ли, видишь все насквозь? – спросил я с сарказмом. – Или гадаешь на кофейной гуще?
   «Ведьма» пожала плечами.
   – Этот парень – профессионал. Ты ловил его, а он ловил тебя. Двойной обман. Видел, как снисходительно расплылись уголки его губ, когда ты уровнял его ставку? Он ждал этого, ждал твой олл-ин. Ты, вероятно, все время до этого играл осторожно, в засаде. Да?
   (Мистика какая-то. Она не могла этого знать.)
   – Ничего подобного, – я пытался возражать, но девушка поняла, что угадала.
   – Так я тебе и поверила, – насмешливо сказала Елена, отпивая мартини. – А этот азиат – молодец. Прекрасно контролирует эмоции. Думаю, любой детектор лжи обманет. Заметил, как ловко он ответил, когда я спросила про двух королей? «Да, – говорит, – есть». У него действительно были два короля, но вот где… Или карманная пара, или один на руках плюс тот, что на столе. Он лгал и не лгал одновременно, потому что скрывать ложь не так-то легко. А уж выявлять – еще сложнее. Интонации голоса, движения тела, улыбка, глаза – хорошего лжеца выдает лишь совокупность факторов. Особенно надбровные дуги.
   – Ты психолог? Или насмотрелась сериала Lie to Me?[5]
   – Ага, – как-то очень буднично ответила она. – Пишу научную работу на тему «Обмани меня». Распознавание лжи. Одна из глав моей диссертации как раз посвящена блефу в покере – в него же играют отпетые мошенники и великие лгуны… Ну что ты так смотришь, опять не веришь? Это твое дело. Сам-то чем занимаешься?
   – Работаю на железной дороге.
   – Рельсоукладчиком? По фигуре заметно.
   Она рассмеялась, затем, бросив взгляд на покерный стол, порывисто обняла меня и чмокнула в щеку.
   – Ты же мой жених, не забыл? Сделай влюбленное лицо – иначе нас примут за аферистов. И, думаю, нам пора уходить. Надеюсь, ты заплатишь за мой мартини?
   Я не возражал.
   – Теперь возьми меня под руку и пошли отсюда.
   Она вела себя так, будто и впрямь имела на меня какие-то права!
   – И скажи наконец как тебя зовут. Суженый, ряженый…
   – Анатолий.
   Я взял ее под правую руку. Левую она держала в кармане широких брюк. Между нами оказалась сумка, но Елена и не подумала перехватить ее в левую руку. Ну ладно, раз ей не мешает, мне-то что… Плохой из меня жених.
   Мы вышли из казино, улыбаясь персоналу, как настоящие влюбленные.
* * *
   – Куда идем? – казино уже давно осталось позади, когда я решился привлечь внимание Елены, погруженной в свои мысли.
   Мы неторопливо брели по набережной.
   – Гуляем, дышим воздухом, – весело откликнулась девушка, будто и не было этих десяти минут молчания. – Проводишь меня до отеля?
   Я кивнул. В отель так в отель – возвращаться в казино все равно не имело смысла. Как говорит Руслан, «смирись с тем, что произошло, сделай выводы и завтра играй лучше». Гнев, злость, раздражение – плохие попутчики в жизни и особенно в игре. Ты всего лишь проиграл деньги. А в мире ничто не изменилось. Море осталось морем. Звезды все так же блестят на небе. День сменит ночь. И люди вновь будут играть завтра, послезавтра и даже тогда, когда тебя не станет. Да уж. Пути Господни неисповедимы, а выкрутасы госпожи Удачи – непредсказуемы. Хрен с ними, с деньгами. Завтра выиграем. Сегодня просто не повезло.
   Я глубоко вдохнул. Воздух, пропитанный запахом соли и водорослей, приятно освежал. Пояс огней набережной Promenade Des Anglais уходил вдаль изящной золотой дугой. А на небе, словно ее отражение, висел Млечный путь.
   – Значит, ты не женат, – Елена вернула меня на землю.
   – Нет. И никогда не был. И мне тридцать два года.
   – И … – она вопросительно взглянула на меня.
   – Что «и»? – не понял я.
   – Продолжай, продолжай. Про невесту, которая томится в отеле в одиночестве. Что брови нахмурил? Или уже забыл, как врал утром про свидание?
   – Ничего я не врал. Свидание состоялась. Но невеста не моя. Так, одна знакомая. И вообще – она не невеста. Твой отель далеко?
   – Почти пришли. Я остановилась в Westminster.
   – Что, здесь? – я удивленно кивнул на показавшийся впереди отель. И засмеялся. Вот дурак, мог бы еще утром догадаться, что она тоже из Westminster. Обычно все завтракают в своих отелях, а мы как раз сидели за соседними столиками.
   – Ну что, войдем вместе, или стесняешься? – Елена мягко высвободила руку.
   Я пожал плечами и направился в холл первым.
   Через пару минут мы встретились у лифта. Ждали, не глядя друг на друга, поигрывая ключами.
   Приехал лифт. Мы поднялись на третий этаж. Девушка вышла, я последовал за ней. Она не оборачивалась, а лишь тихо посмеивалась. Около двери с номером триста двенадцать Елена остановилась, повернулась ко мне. На губах хитрая улыбка.
   – Спокойной ночи?
   Я притянул ее к себе. Не настойчиво, не грубо. Но поцелуй не удался. Она отстранилась.
   – Решил, что я снимаю тебя? Устроил проверку?
   – Нет, просто влюбился….
   – Неужели?
   Она как-то странно посмотрела на меня, затем отступила на шаг.
   – Надо достать ключ, – она вытащила левую руку, на локте которой висела сумка, из кармана брюк.
   Мелькнуло что-то непонятное. Белые выпуклые рубцы на кисти, бугры выпирающих косточек, какая-то птичья лапа вместо пальцев – все скрюченное, маленькое… Так вот почему Елена постоянно держит левую руку в кармане – скрывает увечье. От неожиданности я отпрянул и начал бормотать сбивчивые извинения.
   – Значит, до завтра? – Голубые глаза смотрели с какой-то отстраненностью, словно ей было все равно, отвечу я «да» или «нет», но мне показалось, что в глубине плескалась хрупкая надежда. Готов поспорить.
   – Угу. Увидимся.
   Не дожидаясь лифта, я взлетел по лестнице на четвертый этаж в свой номер. Чувствовал себя полным дураком. Она же калека! Зачем в наглую полез целоваться. Мог бы, кстати, и по физиономии получить. Хотя какого еще поведения можно ожидать от мужчины, когда девушка так настойчиво липнет… Или мне показалось?
   И что если представление в казино – вовсе не продуманная игра, цель которой – завладеть моим вниманием, а искреннее желание помочь? И Елена в самом деле обладает феноменальной способностью распознавать ложь? Это же классно, круто! Надо подумать, поразмыслить.
   А сейчас, пожалуй, пора поспать. Уже почти два часа ночи. День и так выдался скверным. Продул половину денег. Про брата ничего не узнал, про Алжирца – тоже. Еще эта чертова «пушка». Зачем ее оставил Руслан? И выбор-то странный, бестолковый – девятимиллиметровый пистолет Макарова. В обойме восемь боевых патронов. Надежная, но устаревшая модель. Отдача большая, максимальная убойная сила до пятидесяти метров. Заводской номер сбит. Похоже, пистолет попал сюда по криминальным каналам. Хорошо, что, перед тем как его спрятать, я тщательно стер все отпечатки пальцев. Если найдут, пойди докажи, чье это оружие.
   … Слепой шевалье Жан Пьер. Как ни крути – загадочная личность. Явно играл в покер, когда был зрячим. И определенно что-то знает про Алжирца. Надо приглядеться к нему и быть начеку. Как и с Еленой. Странная девушка. Спасла меня от разорения (или не дала обыграть эту зубастую азиатскую «акулу»). То бесцеремонная, то робкая. Угловатая, как подросток. И словно в душу смотрит своими голубыми глазищами. Девушка-ребенок. Вундеркинд. Об умении распознавать лжецов много написано и даже снят сериал, но в реальности отличать ложь от правды умеют единицы. Талант Елены – на вес золота. Играя в карты, можно сделать состояние… А она выглядит скромно, одета бедновато. Не пользуется своим преимуществом, гордая бедняжка. Точнее, бедная гордячка, ей это больше подходит. Тяжело, наверное, жить с искалеченной кистью.
   Интересно, что она подумала обо мне? Подозреваю, ничего хорошего. Мешковатая рубашка с коротким рукавом, куртка, джинсы, дешевая бейсболка… И до кучи синяк под глазом – правда, уже не такой заметный, как вчера. Ладно, загорю – буду парень что надо. Пусть короткая стрижка, нос картошкой, зато есть во мне что-то от Мэтт Деймона.[6]
   Главное, держать себя в форме. Завтра утром – пробежка.
* * *
   Ницца. Шестое июня.
   Сегодня точно будет жара – в небе ни облачка. Море спокойное. На горизонте, похожий на гигантский айсберг, белеет круизный лайнер.
   Спалось на удивление хорошо, один раз только разбудил рев мотоциклов за окном. Проснулся в девять утра. Сделал пробежку по набережной. Прекрасно! Бежишь себе, любуешься узором теней от раскидистых пальм. Море то тут, то там приветливо бросит солнечный блик. Вокруг полно таких же физкультурников. Кто бегом, кто на роликах, кто на велосипеде. Когда вокруг такая красота, хочется быть здоровым и жить долго. Это тебе не в сыром промозглом Питере, где короткое лето, а остальное время полузима-полуосень. Но я все равно люблю Санкт-Петербург и не променяю его ни на что.
   Во время пробежки меня осенило, зачем судьба послала девушку с искалеченной рукой. Родился план, точнее, деловое предложение к новой знакомой. Если она согласится, то я быстро решу все проблемы. Всего-то пару дней за покерным столом – и выигранных денег хватит, чтобы вернуть долги брата.
   Перед завтраком прогулялся до сквера – проверить, на месте ли пистолет. Все о'кей: камень не сдвинут, «клад» в сохранности.
   Вернулся в отель, устроился на террасе и стал ждать Елену, уверенный, что она непременно скоро выйдет завтракать. Заказал чай, достал iPad, чтобы просмотреть сделанные записи.

   … Полчаса назад звонила Марина. Опять уговаривала написать заявление в полицию. Я сменил тему – перевел разговор на Сашку. Я волновался, как его разбитая бровь. Мои переживания оказались напрасными: бровь заживает, швы снимут на следующей неделе. Мальчику крупно повезло: если бы удар пришелся чуть ниже, скорее всего, было бы косоглазие. Я слушал Марину и думал о том, что ей бы надо еще одного ребенка родить. Такой в ней запас нерастраченной любви, заботы… Хотя, может, и к лучшему, что Сашка один. Руслан, честно говоря, отец – никакой. Для него жизнь – игра.
   Пока Марина делилась своими тревогами, я наблюдал за туристическим паровозиком, бегущим по набережной. Вспомнил, как однажды, во время испытаний тепловоза после капремонта, брал Сашку прокатиться в кабине. Мальчишка был в восторге, и я радовался вместе с ним – будто сам в первый раз сел за пульт машиниста. Железная махина мощью в тысячи лошадиных сил неудержимо несется вперед, и ты управляешь ею… Фантастика! «А что если сойдем с рельсов и начнем все крушить, как бронепоезд?» – кричал племянник.
   Я успокоил Марину, как мог, и строго приказал, чтобы никакой полиции. Только в крайнем случае, если опять придут крутые парни с угрозами.
* * *
   Елена появилась на террасе отеля около одиннадцати. Я поспешил ей навстречу, пригласил за свой столик, отодвинул стул – в общем, старался быть галантным кавалером. Но мои усилия были напрасны: девушка лишь сухо улыбнулась.
   – Елена, если я обидел тебя вчера, прости, пожалуйста, – сказал я, когда принесли кофе.
   – Бывает, – она подняла глаза от чашки. Я спокойно выдержал ее рентгеновский взгляд: мое раскаяние было абсолютно искренним.
   – И спасибо за то, что спасла в казино мои последние деньги.
   – Будем считать, это плата за телефонный звонок, – усмехнулась девушка. Голос ее потеплел. – Что пишешь? Ведешь дневник, или ты блоггер? – она кивнула на мой iPad.
   – Упаси Боже! Конспектирую вчерашний покер. Привычка, – я убрал планшет со стола. – А у тебя классные очки.
   Елена сняла свои Versace с дымчатыми линзами и положила на стол.
   – С чего это ты вдруг расточаешь любезности? На влюбленного не похож. На джентльмена – тоже. Тебе что-то от меня понадобилось?
   – Нет! – возразил я, но вовремя спохватился: врать ей бессмысленно. – Вообще-то, да, угадала. Тебя не проведешь.
   – Обмануть можно любого. Особенно легко одурачить простака или самоуверенного эгоиста. И самый простой способ – скрыть ложь за полуправдой. Как это сделал твой вчерашний противник. Так что тебе от меня нужно?
   – Нужна помощь. Для тебя – ничего сложного. Но для меня это будет неоценимая услуга.
   Я хотел сразу посвятить Елену в свой план, но потом передумал. Начинать лучше с малого. Людям нравится помогать другим. А помощь стирает границы недоверия. А там, глядишь, и до дружбы недалеко.
   Поскольку мой французский действительно очень плох – как и английский, я попросил Елену разузнать у консьержа про русского парня по имени Руслан: вдруг что всплывет? Объяснил, что Руслан – мой приятель, который жил в этом отеле и должен был встретить меня в Ницце. Но когда я приехал, оказалось, что он исчез и отключил телефон. Я безбоязненно назвал фамилию Руслана, поскольку у нас разные отцы и разные фамилии. Он – от первого брака, а я – от второго. И мы с ним совсем не похожи. Руслан высокий, поджарый и чернявый. Его отец – осетин, по заверениям мамы, из дворянского рода. У меня средний рост, русые волосы и крепкое сложение. Мой папа – простой русский пролетарий.
   Дослушав, Елена коротко кивнула и направилась к стойке ресепшен. Пока она разговаривала с консьержем, я любовался яхтой, застывшей, как на картинке, посреди бухты.
   Руслан обожает яхты и всегда старается попасть на покерные турниры, проходящие в приморских городах: Ницца, Монте-Карло, Барселона… Я вдруг отчетливо представил, как Руслан сидит на такой же террасе, как я сейчас. На столике фрукты, вино. Он рассматривает в подзорную трубу (подаренную мной на день рождения) яхту, скользящую по морской глади. Рядом с братом, закинув ногу на ногу, развалилась в плетеном кресле загорелая красотка, боготворящая этого вечно странствующего Д'Артаньяна. Веселого, щедрого, с густой черной шевелюрой и носом с горбинкой. Игрока и ловеласа.
   Своего родного отца Руслан не помнил – брату было всего четыре года, когда тот ушел из семьи. Мой отец, за которого вскоре вышла мама, Руслана недолюбливал. Брат платил отчиму той же монетой, называя за глаза «батраком». Отец работал электриком, а дома постоянно возился по хозяйству и в огороде, заставляя нас помогать ему. Иногда отец нас поколачивал «для воспитания». Руслану доставалось чаще. Однажды осенью, когда брату исполнилось пятнадцать, он отказался копать картошку. Отец собрался «повоспитывать» его в своей обычной манере, но Руслан схватил полено и с ненавистью заорал: «Только дотронься, башку разобью! Батрак убогий!» Ростом Руслан был уже с отчима. Драки не случилось, но стало понятно, что примирение невозможно. В довершение ко всему брат заявил, что не собирается всю жизнь торчать в этой дыре (мы жили в поселке недалеко от Питера), тем же вечером собрал вещи и умотал в город. Поступил в техническое училище, получил комнату в общежитии. Дома он больше не появился. И виделся с отчимом с тех пор лишь однажды. На похоронах мамы.
   Вернулась Елена, села за столик.
   – Интересный у тебя приятель, – проговорила она.
   – Что значит «интересный»? – спросил я.
   – Десять дней назад кто-то украл из машины на подземной парковке золотые часы Cartier. Владелец заявил в полицию. Часы обнаружили в номере твоего приятеля. Его, правда, там не оказалось. Полиция устроила засаду, но Руслан так и не вернулся. Полагают, заметил слежку, или его кто-то предупредил. Сейчас он в розыске. Удивлен?
   – Да.
   Я отвернулся, чтобы скрыть нахлынувшие эмоции. Час от часу не легче. Вчера – пистолет, сегодня – кража. Зачем брат украл часы? На него это совсем не похоже. Руслан, конечно, тот еще пройдоха, но раньше не был замечен в воровстве.
   Несколько минут мы сидели молча. Елена пила кофе, устремив взор к далекому горизонту. Я же лихорадочно искал ответ, зачем брату понадобились чужие часы, но не нашел ни одного логичного объяснения.
   – Твой друг вор и карточный шулер? – спросила Елена.
   – Нет.
   – Ты давно с ним знаком?
   – Очень давно. С детства.
   – Кем он работает?
   Я задумался, говорить правду или нет. Решил, что лучше не врать: этот ходячий детектор лжи все равно догадается. В итоге честно рассказал, что Руслан зарабатывает на жизнь игрой в покер. Участвует в турнирах и прочее. И зачем такому, как он, воровать какие-то часы? Сколько они могут стоить – пусть пять, десять тысяч евро… Мелочь для профи. Глупый, ничем не обоснованный поступок.
   – Консьерж ничего не мог перепутать? – я с надеждой взглянул на Елену.
   – Вряд ли. Тем более, он начал выспрашивать: кто, что, с какой целью интересуетесь… Пришлось сказать правду, – она хитро прищурилась, но, заметив мое замешательство, весело рассмеялась. – Не бойся, друзей не выдаю. Сказала, что знакома с приятелем Руслана, который позвонил из России и просил выяснить, куда запропастился его кореш. Не звонит, не пишет. А полуправда, как ты уже знаешь, лучше всего скрывает ложь.
   – Спасибо, – я выдержал небольшую паузу, будто задумался, и перешел к главному. – А ты действительно сразу видишь, врет человек или нет?
   – Не всегда. Если человек подготовлен, как, например, преступник, ожидающий допроса, то это очень сложно. А вот такого самоуверенного типа, как ты, насквозь видно. Давай поспорим, что угадаю, в какой руке у тебя будет монетка.
   – Это – один к двум, – хмыкнул я обиженно. – Случайность. Не по шансам.
   – Ты прав, давай тогда по-другому. Положи монетку под одну из трех чашек. Это будет уже вероятность один к трем. Устраивает?
   Я кивнул.
   – Спорим на сто евро против двухсот.
   – Принимаю ставку, – согласилась Елена. – Деньги на стол!
   Она отвернулась. Взяв со стола три пустые чашки, я спрятал монету под одной из них.
   – Готово.
   Елена повернулась, оглядела чашки, затем попросила:
   – Сними очки.
   – Все для тебя.
   Она хихикнула и прикрыла рот ладошкой, видимо, заметив радужные переливы у меня под глазом.
   – Да уж, синяк будет сбивать меня. Вся правда в глазах, они – предатели души. Хотя, это полная чушь. Как разглядеть, сужается зрачок или увеличивается, – в микроскоп, что ли? Ладно, итак, чашки. Монета может быть здесь, а может и не быть. Быть или не быть…
   Я невольно улыбнулся, наблюдая, как она гипнотизирует взглядом чашки. Колдунья, прорицательница, ведьма! Официант с подносом застыл невдалеке, с интересом глядя на нас. И даже подмигнул мне. Я развел руками: девушка развлекается. Елена что-то бормотала себе под нос, тихо спорила сама с собой – как вдруг ее голубые глаза буквально впились в мое лицо. Я вздрогнул от неожиданности.
   – Под этой нет? – требовательно спросила она, указывая на первую чашку. – Отвечай!
   – Нет.
   – И под этой нет?
   – Нет.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →