Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Большинство людей лжет 3 раза за 10 минут беседы.

Еще   [X]

 0 

Царство мертвых: обряды и культы древних египтян (Бадж Эрнест Альфред Уоллис)

Уоллис Бадж представляет величественную эпопею духовной эволюции древних египтян, в основе которой лежит неистребимая вера в вечную жизнь. Основываясь на религиозных текстах разных эпох, проводя сравнительный анализ гимнов и плачей, разбирая погребальные церемонии, поминальные обряды и таинства, автор раскрывает значение древних мифов о самопорожденном и самосущем Боге и его видимом воплощении – светозарном Ра. Рассказывает о культе Осириса, так много страдавшего после загробного суда и обещавшего бессмертие в преображенном теле каждому умершему праведнику.

Год издания: 2010

Цена: 69.9 руб.



С книгой «Царство мертвых: обряды и культы древних египтян» также читают:

Предпросмотр книги «Царство мертвых: обряды и культы древних египтян»

Царство мертвых: обряды и культы древних египтян

   Уоллис Бадж представляет величественную эпопею духовной эволюции древних египтян, в основе которой лежит неистребимая вера в вечную жизнь. Основываясь на религиозных текстах разных эпох, проводя сравнительный анализ гимнов и плачей, разбирая погребальные церемонии, поминальные обряды и таинства, автор раскрывает значение древних мифов о самопорожденном и самосущем Боге и его видимом воплощении – светозарном Ра. Рассказывает о культе Осириса, так много страдавшего после загробного суда и обещавшего бессмертие в преображенном теле каждому умершему праведнику.


Уоллис Бадж Царство мертвых: обряды и культы древних египтян

Предисловие

   Египетская литература, в которой говорится об этом, очень обширна и, что неудивительно, создавалась в разные периоды истории страны, составляющие в целом огромную эпоху протяженностью в несколько тысячелетий. Порой бывает крайне сложно привести в соответствие утверждения и представления автора, жившего в один период, с мнением того, кто писал в другое время. Вплоть до настоящего момента в распоряжении исследователей нет систематизированного источника, в котором излагалась бы доктрина воскресения и загробной жизни. Вряд ли стоит надеяться, что когда-либо удастся его обнаружить, так как египтяне не считали написание подобного текста необходимым.
   Из-за сложности предмета и невозможности того, чтобы люди, живущие в разных местах и в разное время, думали одинаково о предмете, относящемся к сфере религии, ни одна коллегия жрецов, какой бы могущественной она ни была, не могла сформулировать систему верований, которую могли бы принять как египетское духовенство, так и простые верующие, живущие по всей территории Египта, и копировать многочисленные писцы, создав таким образом окончательный и авторитетный труд по древнеегипетской эсхатологии. Помимо этого сами строение и структура египетского языка не позволяют создать работу философского или метафизического характера в полном смысле слова.
   Однако, несмотря на все эти трудности, огромное количество важной информации можно получить, проанализировав сохранившиеся погребальные и религиозные тексты, особенно те, в которых речь идет об идее бессмертия, сохранявшейся неизменной на протяжении тысячелетий и ставшей основой для религиозной и мирской жизни древних египтян. С рождения и до самой смерти египтяне задумывались о загробной жизни и о необходимости высечь в скале свою гробницу, обставить ее мебелью, каждый элемент которой соответствовал бы обычаям страны. Эти мысли занимали большую часть времени жителей долины Нила, а для их воплощения требовалась значительная часть нажитых последними земных благ. Каждый египтянин постоянно представлял себе тот момент, когда его мумифицированное тело будет перенесено в его «дом вечности», расположенный на известняковом плато или холме.
   Основным источником сведений о представлениях египтян о воскресении и загробной жизни, несомненно, служит огромное собрание религиозных текстов, известное под общим названием Книга мертвых. Различные редакции этого потрясающегося сочинения создавались на протяжении более чем пятитысячелетнего периода. В нем отразились не только возвышенные представления, высокие идеалы и благородные стремления образованных египтян, но и различные предрассудки, детская вера в силу амулетов, магические обряды и ритуалы, которые этот народ, очевидно, унаследовал от своих предков, живших в додинастическую эпоху, и считал необходимым условием своего спасения.
   Важно отчетливо представлять себе, что многие отрывки и указания, содержащиеся в Книге мертвых, до сих пор остаются непонятными. Каждый исследователь, решивший перевести текст на любой из современных европейских языков, вынужден столкнуться с трудностью передачи некоторых важных слов и понятий. Однако не следует утверждать, что текст Книги мертвых полностью бессмыслен, так как царские особы, жрецы и писцы (к сожалению, в этот список не могут быть включены представители простого образованного египетского населения) не стали бы заказывать дорогостоящие копии длинного текста и платить умелым художникам за изготовление иллюстраций к ним, если бы сама эта работа не имела для них никакого значения и не была крайне необходима для того, чтобы они могли обрести достойное загробное существование.
   Благодаря недавним археологическим находкам, сделанным в Египте, исследователям удалось восстановить ценные тексты, разрешив многочисленные трудности. Так что мы вполне можем надеяться, что те ошибки, которые допускают современные переводчики, в недалеком будущем будут также исправлены. Несмотря на все сложности как текстового, так и грамматического характера, мы в настоящее время располагаем знаниями о древнеегипетской религии, которых достаточно для того, чтобы с полной уверенностью доказать: египтяне около шести тысячелетий назад сумели разработать религию и систему моральных норм, которая, если ее освободить от более поздних влияний, является величайшей из всех когда-либо созданных наиболее развитыми народами мира.
   Э.А. Уоллис Бадж

Глава 1
Вера во всемогущего бога

   Благодаря изучению древнеегипетских религиозных текстов читатель может убедиться в том, что египтяне верили в единого самосущего, бессмертного, невидимого, вечного, всеведущего, всемогущего и непостижимого Бога. Он создал небо, землю, загробный мир и море, мужчин и женщин, животных и птиц, рыб и ползучих гадов, деревья и растения, а также бестелесных существ, являвшихся посредниками, исполнявшими любое Его желание и повеление. Очень важно поговорить об этой составляющей представлений египтян именно в самом начале первой главы данного краткого обзора их основных религиозных воззрений, так как на ней основывалась вся древнеегипетская теология и религия. Однако необходимо добавить и то, что, как пристально мы ни изучали бы литературные произведения того времени, нам не удастся встретить ни одного источника, в котором не прослеживалась бы эта идея.
   Не может быть никаких сомнений в том, что для египтян также были характерны политеистические взгляды и что в определенные периоды своей истории жители долины Нила неукоснительно придерживались их, причем делали это с таким усердием, что обитатели соседних стран оказывались сбитыми с толку и порой описывали их как идолопоклонников. Но, несмотря на все подобные отступления от обрядов, которые должны были соблюдать те, кто верил в Бога и Его единственность, эту выдающуюся идею никогда не забывали. Наоборот – она прослеживается в религиозной литературе, написанной в различные периоды истории страны.
   Никто не может точно сказать, каким образом появилась эта примечательная черта египетской религии. К тому же в нашем распоряжении нет источников, благодаря которым исследователи могли бы определить, была ли она принесена в Египет переселенцами с Востока, как считают некоторые ученые, или создана автохтонным населением страны, появившимся в долине Нила где-то около десяти тысячелетий назад, как доказывают другие авторы. Нам известно одно: она уже существовала там в столь далекую эпоху, что нет никакого смысла пытаться вычислить, сколько времени прошло с того момента, как она сформировалась и укоренилась в сознании людей. Вряд ли мы когда-либо сможем с полной уверенностью ответить на этот вопрос.
   Но, несмотря на то что мы ничего не знаем о времени возникновения в Египте веры в существование единого и всемогущего Бога, нам известно, что в надписях это высшее существо названо словом, которое звучало примерно как «нечер»[1] и изображалось в виде обуха топора, сделанного, очевидно, из камня и прикрепленного к длинной деревянной ручке. Судя по цветному изображению этого знака, головка топора была привязана к рукояти кожаными ремнями или веревкой. Вероятно, в сильных умелых руках это приспособление было опасным оружием.
   Недавно появилась теория, согласно которой при помощи данного иероглифа изображалась палка с привязанным к ее верхушке куском ткани, но вряд ли она найдет поддержку у кого-либо из археологов. Линии, пересекающие сбоку обух топора, – не что иное, как веревка или полоски кожи, и свидетельствуют о том, что он был сделан из камня, который из-за своей ломкости мог расколоться. Судя по тому, как изображался этот знак в более поздние времена, место каменных заняли металлические обухи – новый, более прочный материал не нуждался в дополнительном укреплении.
   Человек, живший в доисторические времена, был воистину могучим героем. У него было лучшее оружие, пользоваться которым он умел непревзойденно. Когда доисторический победитель множества битв покидал этот мир, вместе с ним хоронили его собственное или похожее оружие, благодаря которому он мог успешно продолжать сражаться в потустороннем мире.
   У самого сильного человека был самый большой топор, из-за чего впоследствии этот предмет стал символизировать могущество. По вечерам у костра, разведенного посреди стоянки доисторических людей, из уст в уста передавались рассказы о его подвигах, и постепенно из героя этот человек превращался в бога. Тот же путь – от символа героя до символа бога – прошел и его топор. На заре древнеегипетской цивилизации предмет, который я идентифицировал как топор, возможно, имел какое-то другое значение. Однако, если это действительно так, уже в династический период истории этой страны оно было забыто.
   Теперь необходимо обратиться к значению наименования Бога – слова «нечер». Следует сразу отметить, что у египтологов на этот счет существует множество предположений. Некоторые из них, учитывая, что в коптском языке, являющемся диалектом древнеегипетского, имеется похожее слово, которое читается как «нути», пытаются определить его значение по корню, от которого могло быть образовано это слово. Но все подобные попытки не увенчались успехом, потому что слово «нути» само по себе является эквивалентом древнеегипетского слова «нечер»[2]. Именно его переводчики Библии позаимствовали из этого языка, чтобы выразить слова «Бог» и «Господь». В любом случае коптский корень «номти» не может быть связан с «нути», и все попытки доказать обратное делались лишь для того, чтобы попытаться объяснить основы египетской религии при помощи проведения аналогий с санскритскими и другими арийскими текстами.
   Вполне возможно, что слово «нечер» можно перевести как «сила», «мощь» и т. п., но это лишь некоторые из его вторичных значений, и нам необходимо изучить иероглифические надписи, чтобы определить его более точный смысл.
   Выдающийся французский египтолог Э. де Руж связывал обозначение Бога, «нечер», с другим аналогичным словом, переводящимся как «обновление», «восстановление». По его мнению, основная суть древнеегипетских представлений о Боге заключается в том, что Его мыслили как существо, которое может вечно обновлять себя, то есть самосущее.
   В своих поздних работах доктор Г. Бругш частично принял эту точку зрения, определяя «нечер» как «активную силу, постоянно повторяясь, производящую и создающую вещи; она вдыхает в них жизнь и возвращает им энергию молодости». Не может быть никаких сомнений в том, что, так как мы не в состоянии подобрать одно слово, которое адекватно передавало бы значение понятия «нечер», суть этого термина можно передать одновременно такими категориями нашего языка, как «самосущность» и «обладание способностью бесконечно обновлять жизнь».
   Месье Масперо сделал вполне оправданную попытку перевести слово «нечер» (мужской род) и «нечерет» (женский род) как «сильный» и «сильная», утверждая, что «судя по таким выражениям, как «город нечерти» и «рука нечери», можно с полной уверенностью утверждать, что под этими словосочетаниями могли изначально пониматься «сильный город» и «сильная рука». В словосочетаниях «божественная музыка», «божественное стихотворение», «божественный вкус персика», «божественная красота женщины» это прилагательное представляет собой не что иное, как гиперболу. Однако было бы ошибкой считать, будто их изначальное значение «изысканный» появилось только потому, что человек, произнесший перечисленные выше фразы, мог с тем же успехом сказать «изысканная музыка», «изысканное стихотворение», «изысканный вкус персика», «изысканная красота женщины».
   В египетском языке сложилась аналогичная ситуация: «город нечерит» – это «священный город», а «рука нечери» – это «священная рука». Слово «нечери» здесь употребляется в качестве метафоры, так же как и прилагательное «божественный» – в русском языке. При этом у нас нет никаких оснований утверждать, будто изначально слово «нечери» имело значение «сильный», так же как мы не полагаем, что понятие «божественный» первоначально имело значение «изысканный».
   Конечно, вполне возможно, что у слова «нечер» некогда было другое значение, восстановить которое в настоящее время не представляется возможным. Но, судя по всему, основное отличие Бога от Его посланников и созданных Им вещей заключается в том, что Он является самосущим бессмертным существом, в то время как все остальные не могут похвастаться ни одним из этих качеств.
   Против этих предположений могут выступить те, кто считает, будто древние египтяне в своих представлениях о Боге не ушли дальше народов и племен, уровень развития которых лишь едва превышает тот, на котором находятся очень умные животные, будто такие сложные построения, как самосущность и бессмертие, могут быть созданы только людьми, достигшими высокой стадии развития цивилизации. Именно на ней находились египтяне, жившие в самый ранний из изученных нами периодов. В сущности, нам не известно ничего о тех представлениях о Боге, которые были распространены среди них до того времени, когда они достигли степени развития, достаточной для того, чтобы сооружать приписываемые им нами памятники, создать религиозную систему, цивилизацию и сложную социальную структуру, известную нам по письменным источникам.
   Вполне возможно, что религиозные взгляды и представления о загробной жизни далеких предков обитателей долины Нила, живших в доисторические времена, мало отличались от тех, которых придерживаются самые дикие из ныне живущих племен. Первобытных египтян с ними действительно часто сравнивают. Древних богов почитала каждая семья, и от их благорасположения зависело благосостояние людей. Бог города, в котором жил тот или иной человек, считался правителем этого поселения, и местные жители не мешкали, предоставляя ему все, что, по их мнению, соответствовало его высокому положению, даже если для этого им приходилось жертвовать собственными интересами. Божество – покровитель города фактически находилось в центре его социальной структуры, в связи с чем на каждого горожанина автоматически накладывались определенные обязанности, невыполнение которых могло привести к применению к нему физических или материальных наказаний.
   Одной из любопытных особенностей древнеегипетской религии является то, что для нее всегда были характерны примитивные представления о боге – покровителе города. Вероятно, именно по этой причине полупервобытные верования соседствовали в ней с более развитыми религиозными взглядами. Именно этот факт лежит в основе египетских легенд о богах, обладающих всеми качествами обычных мужчин и женщин. Полупервобытный египтянин не хуже и не лучше любого другого человека, находящегося на сходной стадии развития, но он заметно выделяется на фоне себе подобных благодаря своей способности развивать представления о загробной жизни и Боге, которая считается неотъемлемой частью культуры современных развитых народов.
   Далее нам следует обратить внимание на то, каким образом слово, обозначающее Бога, «нечер», используется в религиозных текстах и сборниках моральных наставлений. В надписи, вырезанной в пирамиде Униса, царя, правившего около 3300 г. до н. э. (в современной науке считается, что даты его правления – 2367/2317– 2347/2297. – Примеч. пер.), содержатся следующие слова: «Посланное твоим ка приходит к тебе, посланное твоим отцом приходит к тебе, посланное Ра приходит к тебе, и оно пребывает в свите твоего Ра. Ты чист, твои кости – боги и богини небес, ты существуешь рядом с Богом, ты не расчленен, ты выходишь к своей душе, ибо каждое злое слово (или вещь), написанное про Униса, уничтожено». В отрывке текста, найденного в пирамиде Тети, в котором описывается место, расположенное в восточной части неба, «где боги рождают сами себя, где то, что они порождают, появляется на свет, где они восстанавливают свою молодость», об этом царе говорится: «Тети встает в виде звезды… он взвешивает слова (или судит по поступкам), и вот Бог прислушивается к тому, что он говорит». В других фрагментах этого текста содержатся следующие слова: «Смотри, Тети прибыл на небеса, и существа хенмемет видели его. Ладья Семкетет[3] знает его, и именно Тети плывет на ней, и ладья Манчет[4] призывает его, и именно Тети останавливает ее. Тети видел свое тело в ладье Семкетет, он знает урея, находящегося в ладье Манчет, и Бог назвал его по имени… и забрал его к Ра». Вот еще один отрывок: «Ты приобрел облик (или атрибуты) Бога и вслед за тем стал великим перед богами». В тексте пирамиды Пепи I, правившего около 3000 г. до н. э. (в современной науке годами правления Пепи I принято считать 2335/2285—2285/2235. – Примеч. пер.), говорится: «Этот Пепи Бог, сын Бога».
   В этих отрывках упоминается верховное существо, правящее в загробном мире, существо, достаточно могущественное для того, чтобы призвать Ра, бога солнца, являвшегося олицетворением и символом Бога, и обеспечить умершему царю его благосклонный прием. Можно, конечно, утверждать, что слово «нечер» здесь употребляется по отношению к Осирису, но в текстах не было принято говорить об этом боге таким образом. Даже если принять данную точку зрения, это свидетельствует лишь о том, что Осирис обладал силами, приписываемыми Богу, и что он занимал по отношению к Ра и умершему то положение, которое свойственно верховному существу. В двух последних отрывках, приведенных выше, под словом «Бог» подразумевается «(какой-либо) бог», но в том, что царь принимал облик и атрибуты безымянного бога, нет никакого смысла. Если Пепи не становился сыном Бога, то почтение к нему, подчеркиваемое автором данного текста, умаляется и даже кажется нелепым.
   Отвлечемся от религиозных сочинений и обратимся к сборникам моральных наставлений, в которых древнейшие египетские мудрецы пролили свет на представления о Боге. В первую очередь следует назвать «Поучения для Кагемни» и «Поучения Птаххотепа», составленные не позднее 3000 г. до н. э. (считается, что Птаххотеп был визирем царя V династии Джедкара Исеси, правившего приблизительно в 2414–2375 гг. до н. э., а «Поучение для Кагемни» было составлено, вероятно, для Кагемни – визиря одного из первых фараонов VI династии (примерно 2563–2423 гг. до н. э. или около 2504/2454—2347/2297 гг. до н. э.), хотя некоторые издатели относят этот текст к эпохе правления III династии. – Примеч. пер.). Самый ранний список этих текстов, находящийся в нашем распоряжении, к сожалению, был создан не ранее 2500 г. до н. э., однако этот факт никоим образом не повлияет на ход наших рассуждений. Благодаря этим «поучениям» молодые люди должны были научиться выполнять свой долг по отношению к обществу, в котором они жили, и Богу. Следует отметить, что читатель не сумеет найти в них советы, содержащиеся в аналогичных трудах, относящихся к более позднему периоду. Но они примечательны тем, что в них молодым людям, жившим в то время, когда большая пирамида была еще относительно новым сооружением, разъясняются обязанности достойного мужа.
   То, каким образом Птаххотеп представлял себе Бога, можно понять, прочитав приведенные ниже отрывки из его «Поучения».
   1. Ты не должен заставлять бояться ни мужчину, ни женщину, потому что Бог против этого. И если какой-либо человек скажет, что будет жить таким образом, Он заставит его желать хлеба.
   2. Что же касается знатного человека, обладающего множеством добра, он может вести себя по своему усмотрению и может делать с собой все, что ему нравится. Если он вообще ничего не будет делать, это тоже ему нравится. Знатный человек, просто вытянув руку, делает то, чего человечество (или человек) не может достичь, но, так как вкушение хлеба согласно замыслу Бога, этому нельзя противоречить.
   3. Если у тебя есть земля для обработки, работай на поле, которое Бог дал тебе, а не наполняй свой рот тем, что принадлежит твоим соседям, лучше устрашить того, кто имеет владения [чтобы он отдал их тебе].
   4. Если ты унижаешься, служа достойному человеку, твое поведение будет угодным Богу.
   5. Если ты хочешь стать мудрым, сделай так, чтобы твой сын был угоден Богу.
   6. Удовлетворяй тех, кто зависит от тебя, настолько, насколько сможешь. Так должны поступать те, к кому Бог благосклонен.
   7. Если с тобой не считались, а ты стал великим; если ты был беден, а стал богатым, и если ты стал правителем города, не ожесточайся из-за своего успеха, потому что ты стал всего лишь хранителем вещей, которые дал тебе Бог.
   8. Бог любит послушание, Бог ненавидит непослушание.
   9. Воистину хороший сын – дар Бога.
   Те же представления о Боге, хотя и в некоторых отношениях значительно более развитые, можно проследить в «Изречениях Хонсухотепа», составленных в период правления XVIII династии. Изучением этого источника занимались многие выдающиеся египтологи. Несмотря на то что среди них существовало множество различных точек зрения на детали и грамматические тонкости, в целом общий смысл изречений вполне понятен. Я отобрал из них приведенные ниже отрывки, при помощи которых можно определить, каким образом использовалось слово «нечер».
   1. Бог возвеличивает свое имя.
   2. Дом Бога ненавидит многословие. Со всеми просьбами, скрытыми в тайне, обращайся с любящим сердцем. Он выполнит твои дела, Он услышит то, что ты говоришь, и примет твои подношения.
   3. Бог решает правильно.
   4. Когда ты делаешь подношения своему Богу, воздержись от вещей, неприятных ему. Смотри на Его замыслы своими глазами и посвяти себя прославлению Его имени. Он дает души миллионам форм, и того, кто восхваляет Его, Он превознесет.
   5. Если твоя мать протягивает руки к Богу, Он услышит ее молитвы [и осудит тебя].
   6. Отдай себя Богу и ежедневно храни себя для Бога.
   Хотя в приведенных выше отрывках содержится доказательство наличия у египтян возвышенных представлений о высшем существе, в них не приводятся ни Его титулы, ни эпитеты. Из-за этого мы вынуждены обратиться к гимнам и другим религиозным текстам, составляющим важнейшую часть Книги мертвых. Но прежде чем цитировать их, необходимо упомянуть нечеру, существ, разделяющих в некотором смысле природу и качества Бога, которых часто называют «богами».
   Древние народы, общавшиеся с египтянами, как и некоторые современные западные авторы, обычно неправильно трактовали природу этих существ. Взглянув на этих «богов» более внимательно, мы поймем, что они не более чем формы, или олицетворения, или аспекты, или атрибуты единого солярного божества Ра, который (о чем не следует забывать) являлся воплощением и символом Бога. Тем не менее именно тот факт, что египтяне поклонялись нечеру, стал основанием для обвинения их в «вопиющем идолопоклонстве». Из-за этого некоторые авторы даже стали говорить о них как о людях, находящихся на том же низком уровне развития, что и первобытные племена.
   Не может быть никаких сомнений в том, что с древнейших времен египетская религия развивалась по направлению к монотеизму. Данная тенденция прослеживается во всех важных источниках вплоть до позднего периода. Однако мы также совершенно уверены в том, что наряду с монотеизмом в Египте с самых ранних периодов истории существовала определенная разновидность политеизма. На нынешнем уровне развития египтологии невозможно определить, что возникло раньше – политеизм или монотеизм. По мнению Тайла (Тайл Корнелиус Петрус (1830–1902) – специалист по религиям Востока. – Примеч. пер.), изначально древнеегипетская религия была политеистической, но затем стала развиваться в двух различных направлениях – с одной стороны, число богов увеличивалось благодаря добавлению в пантеон местных божеств, а с другой – египтяне все более приближались к единобожию.
   Доктор Видеманн считает, что египетская религиозная система состоит из трех основных элементов: солярного монотеизма, который предполагает наличие одного Бога, творца Вселенной, проявляющего свою силу через солнце и все с ним связанное; культа возрождающейся силы природы, проявившегося в поклонении итифаллическим божествам, богиням плодородия, а также различным животным и божествам растительности; представлений об антропоморфном божестве, жизнь которого в этом и загробном мирах соответствовала бы той, которая характерна для идеального человека (здесь, несомненно, имеется в виду Осирис). Но и в данном случае, как отмечает Виде-манн, нам приходится столкнуться с тем, что все тексты, находящиеся в нашем распоряжении, к сожалению, были написаны намного позже того времени, когда возникла египетская религия. Из-за этого перечисленные выше три элемента тесно переплетены и сочетаются с последствиями иноземного влияния, в результате чего мы не можем определить, какой из них возник раньше.
   Лучшим примером того, как различные представления о Боге могут быть перемешаны в одном источнике, является «Отрицательная исповедь», приведенная в 125-й главе Книги мертвых. В древнейших списках этого текста умерший говорит: «Я не богохульствовал» (I. 38), а несколькими строчками ниже добавляет: «Я не думал с презрением о боге, живущем в моем городе» (I. 42). Судя по всему, здесь мы сталкиваемся с двумя слоями религиозных воззрений, древнейший из которых связан с упоминанием «бога города» и возник в те времена, когда египтяне вели еще очень примитивный образ жизни. Если предположить, что бог, упоминаемый в строке 38, не кто иной, как Осирис, нам придется признать: его считали существом, совершенно непохожим на «бога города», причем достаточно важным для того, чтобы посвятить ему отдельную строку «Исповеди».
   Египтяне не видели противоречия в том, чтобы одновременно говорить как о «богах», так и о Боге, которого можно отождествить с высшим существом, создателем Вселенной. К несчастью, их представления и верования впоследствии были искажены, а для некоторых авторов они даже стали объектами насмешек. Что, например, может быть глупее такого описания египетской религии: «Друг мои Вифинский Волузий! Известно ведь, что за чудовищ в глупом Египте чтут: обожают одни крокодилов; трепет других вызывает тот ибис, что змей поедает; образ сияет златой почитаемого павиана там, где стовратных развалины Фив и где раздаются из раздвоенной фигуры Мемнона волшебные звуки; здесь поклоняются кошкам, там – рыбе речной; города есть с культом собаки; никто не почтит лишь богиню Диану. Лук и порей там нельзя осквернять, укусивши зубами. Что за святые народы, в садах у которых родятся этакие божества! Не берут там в пищу животных с шерстью: зарезать козленка грехом почитают в Египте. Вот человечину можно там есть» (Децим Юний Ювенал. Сатиры / Пер. Ф.А. Петровского. М., 1937. Сатира XV, 1—13. – Примеч. пер.).
   Проанализировав эпитеты, которыми египтяне награждали своих богов, также можно сделать некоторые важные выводы о представлениях этих людей о Боге. Мы уже говорили о том, что «боги» – всего лишь формы, проявления и аспекты бога солнца Ра, воплощения и символа Бога. Судя по природе этих эпитетов, их добавляли к именам «богов» только потому, что они олицетворяют какое-либо качество или атрибут, принадлежащий, по мнению египтян, Богу и упоминаемый при обращении к Нему. В качестве примера можно привести эпитеты Хапи, бога Нила. Прекрасный гимн, адресованный этому божеству, начинается следующим образом: «Славься, Хапи! Ты приходишь в эту землю, приходишь с миром, чтобы жил Египет. О сокрытый, ты несешь мрак, когда считаешь это необходимым. Ты орошаешь поля, созданные Ра, благодаря тебе живут все животные, благодаря тебе земля пьет без конца. Ты спускаешься по небесной тропе, ты друг пищи и питья, ты даруешь зерно и делаешь так, чтобы каждое обработанное место процветало, о Птах!.. Если бы ты истощился на небе, боги низверглись бы головами вниз, а человечество исчезло бы. Ты делаешь так, чтобы вся земля была открыта (или вспахана) скотом, а правитель и крестьянин могли прилечь и отдохнуть… Его характер (или облик) те же, что и у Хнума. Когда он сияет над землей, там радость, ибо все люди счастливы, и могучий человек (?) получает свою пищу, и у каждого зуба есть пища, чтобы поглощать ее».
   Обратившись к нему с благодарностью за то, что он совершил для человечества и животных, и за то, что благодаря ему для блага всех людей растут травы, автор текста продолжает:
   «Его невозможно изобразить в камне, он невидим в скульптурных изображениях, на которые люди возлагают объединенные короны Юга и Севера, украшенные уреями. Для него нельзя делать ни работу, ни подношения, и его невозможно заставить выйти из его сокрытого места. Место, где он живет, неизвестно. Его нельзя найти в покрытых надписями святилищах. Не существует жилище, способное вместить его, и ты не можешь постичь его форму в своем сердце».
   Во-первых, следует отметить, что Хапи в тексте назван именами Птаха и Хнума. Это произошло не из-за того, что автор считал, что все эти три бога едины, а потому, что Хапи, обеспечивающий весь Египет водой, стал, подобно Птаху и Хнуму, божеством-демиургом. Далее в гимне говорится о том, что его невозможно изобразить или даже представить себе его облик, так как он неизвестен, и нельзя найти его жилище, и нет такого места, в котором он мог бы находиться. Однако на самом деле сохранились несколько изображений и скульптур Хапи. К тому же нам известно, что он, как правило, изображался в виде двух божеств: на голове одного высится стебель папируса, а другого – цветок лотоса. Первый из них был божеством – покровителем Нила Юга, а второй – Нила Севера. На других памятниках он изображался в виде мужчины с женской грудью.
   Таким образом, становится вполне понятно: процитированные нами выше эпитеты отнесены к нему лишь потому, что он является одним из образов Бога. В другом гимне, пользовавшемся популярностью в эпоху правления XVIII и XIX династий, Хапи назван «единственным», причем в тексте говорится о том, что он создал себя сам. В связи с тем, что дальше в тексте он отождествлен с Ра, к нему относятся и эпитеты, принадлежащие богу солнца. В одной из своих поздних работ доктор Г. Бругш из текстов различных периодов составил список эпитетов, относящихся к богам. Благодаря этой работе становится понятно, что представления египтян о Боге практически неотличимы от свойственных иудеям или мусульманам. Приведем небольшой перечень этих эпитетов:
   «Бог – единый и единственный, и никто другой не существует вместе с Ним. Бог единственный, единственный, кто создал все вещи».
   «Бог – это дух, сокрытый дух, дух духов, великий дух египтян, священный дух».
   «Бог изначален, он существовал с самого начала. Он существовал издревле и был уже тогда, когда ничего другого еще не было. Он существовал тогда, когда ничего другого не существовало, и все сущее Он создал после того, как появился. Он отец начинаний».
   «Бог вечен, Он вечен и бесконечен и будет существовать веки вечные. Он существовал на протяжении бесчисленных веков и будет существовать вечно».
   «Бог сокрыт, и никто не знает его облик. Ни один человек не может искать его подобие. Он сокрыт от богов и людей, и Он тайна для своих творений».
   «Никто не знает, как познать Его. Его имя остается сокрытым. Его имя – загадка для Его детей. Его имена бесчисленны и различны, и никто не знает их число».
   «Бог – это истина, Он живет истиной и питается ею. Он царь истины, он покоится на истине. Он создает истину и вершит истину по всему миру».
   «Бог – это жизнь, и только благодаря Ему живет человек. Он дает жизнь человеку и вдыхает дыхание жизни в его ноздри».
   «Бог – отец и мать, отец отцов и мать матерей. Он порождает, но никогда не был порожден. Он производит, но никогда не был произведен – Он порождает и производит себя сам. Он творит, но никогда не был сотворен. Он творец собственной формы, и он создал свое собственное тело».
   «Бог сам есть существование, Он живет во всех вещах и живет надо всеми вещами. Он пребывает, не увеличиваясь и не уменьшаясь, Он умножает себя миллионы раз и обладает множеством форм и множеством членов».
   «Бог создал Вселенную и все, что находится в ней. Он создатель всего в этом мире, всего, что было, что есть и что будет. Он творец мира, именно Он создал его своими руками до того, как что-либо появилось. И он утвердил его тем, что из него вышло. Он творец небес и земли, глубин, вод и гор. Бог распростер небеса и создал землю. То, что замыслило его сердце, тотчас же сбывается, и, когда он говорит, его слова сбываются, и так будет всегда».
   «Бог – отец богов и отец отца всех божеств. Он заставил своей голос звучать – и появились божества, и боги возникли после того, как он заговорил своими устами. Он создал человечество и сотворил богов. Он великий Творец, изначальный Гончар, который извлек людей и богов из своих рук, и он создал людей и богов на гончарном круге».
   «Небеса покоятся над Его головой, и земля лежит под Его ногами. Небеса прячут Его дух, земля скрывает Его форму, подземный мир заключает в себе Его тайну. Его тело подобно воздуху, небеса покоятся над Его головой, и в новом разливе [Нила] заключена Его форма».
   «Бог милостив к тем, кто оказывает Ему почтение. Он слышит того, кто взывает к Нему. Он защищает слабого от сильного и слышит плач закованного в цепи. Он может рассудить могущественного и слабого. Бог знает того, кто знает Его, Он награждает того, кто служит ему, и защищает того, кто следует за Ним».
   Далее следует поговорить о видимом воплощении, облике и символе Бога, а именно о солярном божестве Ра, которому поклонялись в Египте с доисторических времен. Согласно древнеегипетским текстам, некогда было время, когда не существовали ни небо, ни земля. Тогда не было ничего, кроме безграничного первобытного океана, окутанного густым мраком. В таком состоянии первобытный океан пребывал на протяжении довольно долгого времени, хотя в нем находились зачатки всего, что впоследствии появилось в мире, да и сам мир. В конце концов, дух первобытного океана ощутил желание творить и, произнеся слово, сделал так, чтобы появился мир, возникший в том виде, который уже был запечатлен в сознании духа до того, как он произнес слово, создавшее его. Следующим этапом творения было создание зародыша, или яйца, из которого появился бог солнца Ра, в чьем сверкающем облике воплотилась вся бесконечная сила духа-творца.
   Такой рассказ об акте творения приводит в своих поздних работах доктор Г. Бругш. Любопытно отметить, что его представления об этом событии очень похожи на описание возникновения мира, содержащееся в папирусе Несмина (другое название этого текста – папирус Бремнер-Ринд; он был найден в 1861 г. недалеко от Фив и датируется приблизительно IV в. до н. э. – Примеч. пер.), хранящемся в Британском музее. В третьей части этого текста содержится отрывок, полностью посвященный свержению Апопа, величайшего врага Ра. В источнике приводятся две версии описания создания земли и всего находящегося на ней. Бог Неб-эр-джер говорит:
   «Я развил развитие развитий. Я развился в облике развитий бога Хепри, которые развивались в начале времен. Я развился с развитиями бога Хепри. Я развился при помощи развития развитий, то есть я развился из первозданной материи, созданной мною, я развил себя из изначальной материи. Мое имя – Аусарес (Осирис), зародыш первозданной материи. Я полностью воплотил волю мою на этой земле, я распростерся повсюду и заполнил все, я укрепил ее своей рукой. Я был один, ибо ничего еще не было создано. Я не испустил из себя ни Шу, ни Тефнут. Я произнес свое имя, слово силы, своими устами и тотчас же развил себя. Я развил себя в облике развитий бога Хепри, и я развил себя из изначальной материи, которая с начала времен претерпела множество развитий. Тогда ничего не существовало на этой земле, и я создал все вещи. В то время не было никого, кто работал бы со мной. Я совершил все развития там посредством божественной Души, которую я создал там и которая оставалась бездеятельной в водной бездне. Я не нашел там места, где мог бы встать. Но я был силен сердцем, создал опору для себя и сотворил все, что было сделано. Я был один. Я сделал основу для своего сердца (или воли) и создал множество вещей, развивавшихся, подобно развитиям Хепри. И их потомки появились из развитий их рождений. Я выпустил из себя богов Шу и Тефнут и вместо единственного стал тремя. Они вышли из меня и стали существовать на этой земле… Шу и Тефнут произвели Геба и Нут, а Нут единовременно родила Осириса, Хора-хент-эн-маа, Сета, Исиду и Нефтиду».
   Факт существования двух версий этой примечательной главы свидетельствует о том, что сам сюжет, описываемый в ней, возник гораздо раньше, чем папирус, на котором он был записан[5]. При этом присутствующие в нем разночтения являются доказательством того, что египетские писцы не очень хорошо понимали смысл записываемого. Следует отметить, что этот текст, содержащий один из вариантов древнеегипетского космогонического мифа, неполон, так как в нем ничего не говорится о происхождении богов, не принадлежащих к кругу Осириса. Но в данном случае необходимо обратить внимание в первую очередь на то, что солнечный бог Ра произошел из первозданной водной пучины благодаря богу Хепри, который совершил это, произнеся свое имя. Великие космические божества, такие как Птах и Хнум, о которых речь пойдет ниже, связаны с другим пластом религиозных представлений, и космогония, в которой они играют главную роль, совершенно иная.
   Попутно следует отметить, что бог, чьи слова процитированы выше, заявил, будто развился в облике Хепри и что зовут его Осирис, «изначальная материя изначальной материи». Таким образом, Осириса благодаря его развитию и новым рождениям можно отождествить с Хепри. Слово, переведенное понятием «развитие», на древнеегипетском языке могло звучать как «хеперу», дословно «вращение», а термин, обозначающий «первозданную материю», – как «паут», изначальное вещество, из которого все было сделано. В обоих случаях в тексте говорится о том, что и мужчины, и женщины произошли из слез, упавших из «ока» Хепри, то есть из солнца, которое, по словам бога, «я (т. е. Хепри. – Примеч. пер.) заставил занять свое место на моем лице, и после этого оно стало править всей землей».

   Творение. Бог Нун поднимается из первобытного океана и держит в руках ладью бога солнца Ра, которого сопровождают несколько божеств. В верхней части сцены помещено изображение области загробного мира, ограниченной телом Осириса, на голове которого стоит богиня Нут, протягивающая руки, чтобы принять солнечный диск

   Мы уже говорили о том, каким образом Ра стал видимым воплощением и символом Бога, творцом мира и всего того, что находится в нем. Затем нам следует определить, какую роль он играл в судьбе умерших. Уже в эпоху правления IV династии, то есть около 3700 г. до н. э. (2723–2563 или 2639/2589– 2504/2454 гг. до н. э. – Примеч. пер.), он считался великим богом неба, царем всех богов и божественных существ, а также причисленных блаженных покойных, обитавших там. То положение, которое блаженный умерший занимал на небе, определялось самим Ра, и из всех пребывавших там богов, очевидно, только Осирис имел право защищать своих последователей. Подношения, которые покойные делали Ра, в действительности преподносил ему Осирис. Вероятно, когда-то каждый египтянин надеялся в первую очередь на то, что не просто станет посредством усыновления «Богом, сыном Бога», а превратится в кровного сына Ра. В качестве доказательства этого предположения можно привести текст, сохранившийся в пирамиде Пепи I, в котором говорится: «Пепи – сын Ра, любящего его. Он выходит и возносится на небо. Ра породил Пепи, и он выходит и поднимается на небо. Ра зачал Пепи, и он выходит и поднимается на небо. Ра дал рождение Пепи, и он выходит и поднимается на небо».
   В целом эти представления оставались неизменными с древнейших времен и вплоть до позднего периода, и Ра сохранил свое положение великого главы богов, даже несмотря на возвышение Амона и попытки так называемых солнцепоклонников сделать верховным богом Египта Атона. Ниже приведены типичные примеры гимнов Ра, взятые из древнейших списков фиванской версии Книги мертвых.

I. Из папируса Ани

   Поклоняюсь тебе, о пришедший как Хепри, Хепри, создатель богов. Ты восходишь, ты сияешь и зажигаешь свет в твоей матери Нут (т. е. в небе). Ты коронованный царь богов. Твоя мать Нут почитает тебя обеими своими руками. Страна Ману (земля, где заходит солнце) с удовольствием получает тебя, и богиня Маат обнимает тебя и утром, и вечером[6]. Приветствую вас, боги Храма Души, взвешивающие небеса и землю на весах и приносящие божественную пищу в изобилии. Привет тебе, Татенен, ты единственный, ты создатель человечества и творец сущности богов юга и севера, запада и востока! Придите и приветствуйте Ра, владыку небес и творца богов, и поклонитесь ему в его прекрасном облике, в котором он появляется утром в своей священной ладье.
   О Ра, те, кто живет на вершинах, и те, кто обитает в безднах, поклоняются тебе. Бог Тот и богиня Маат определили для тебя [твой путь] на любой и каждый день. Твой враг Змей был брошен в огонь, змей-демон Себау низвергнут головой вниз. Его руки скованы цепями, и ты отрубил его ноги, и дети бесполезного мятежа никогда больше не восстанут против тебя. В храме Старого (т. е. Ра) праздник, и в могущественном жилище раздаются голоса тех, кто радуется. Боги ликуют, когда видят, как ты восходишь, о Ра, и когда твои лучи заливают мир светом. Выходит величество священного бога и достигает даже страны Ману. Рождаясь каждый день, он делает землю блестящей, он путешествует к тому месту, где был вчера.

II. Из папируса Хунефера

   Поклоняюсь тебе, о тот, кого называют Ра, когда ты поднимаешься, и Атумом, когда ты заходишь. Ты восходишь, ты восходишь, ты светишь, ты светишь, о коронованный царь богов. Ты владыка небес, ты владыка земли, ты создатель тех, кто живет на вершинах, и тех, кто обитает в бездне. Ты единственный бог, появившийся в начале времен. Ты создал землю, ты сотворил человека, ты сделал водную пучину неба, ты создал Хапи (т. е. Нил), ты создал великую бездну и дал жизнь всему находящемуся в ней. Ты связал вместе горы, ты сделал так, чтобы появились человечество и звери, живущие в полях, ты создал небо и землю. Славься, тот, кого богиня Маат обнимает утром и вечером. Ты путешествуешь по небу, сердце твое исполнено радости, и глубина небес полна там. Змей-демон Нак[7] пал, его руки отрублены. Ладья Сектет[8] получает благоприятные ветры, и сердце того, кто находится в святилище, радуется этому.
   Ты коронованный правитель небес, и ты единственный, [кто наделен всей властью] и появляется на небе. Ра правогласный[9]. Привет тебе, божественный юноша, владыка бесконечности, самопорожденный! Привет тебе, тот, кто сам себя родил! Привет тебе, могущественный, обладающий миллиардом обликов и аспектов, царь мира, правитель Иуну (Гелиополя), владыка вечности и правитель бесконечности! Боги радуются, когда ты восходишь и плывешь по небу, о ты, тот, кто поднимается в ладье Сектет.
   Поклоняюсь тебе, Амон-Ра, опирающийся на Маат[10]. Ты проходишь по небу, и каждое лицо видит тебя. Ты становишься великим, когда твое Величество возрастает, и твои лучи падают на все лица. Ты непознаваем, и ни один язык не может выразить твое подобие, только ты сам можешь [сделать это]. Ты единственный… Люди восхваляют тебя твоим именем и клянутся тобой, потому что ты правишь ими. Ты слышишь своими ушами и видишь своими глазами. Миллионы лет прошли над миром. Я не могу назвать количество тех, через которые ты прошел. Сердце твое установило день радости в честь твоего имени как «Путешественника». Ты проходишь через и путешествуешь по невыразимым пространствам, [требуются] миллионы, сотни и тысячи лет, [чтобы пройти через них]. Ты проходишь мимо них в мире и прокладываешь свой путь через водную пучину к месту, которое ты любишь. Это ты делаешь за один короткий миг, а затем ты опускаешься и заканчиваешь часы.

III. Из папируса Ани

   «Привет тебе, диск, владыка лучей, день за днем поднимающийся на горизонте. Освети своими лучами света лицо Осириса Ани, правогласного, ибо он воспевает тебе хвалебные гимны на заре и делает так, чтобы ты опускался вечером со словами поклонения. Пусть душа Ани взойдет с тобой на небо, пусть он поднимется на ладью Матет. Пусть он придет в гавань в ладье Сектет и проложит себе путь на небе, среди незаходящих звезд (принято называть ладьи Ра Манджет (на ней он передвигался днем) и Месектет (ночная ладья). – Примеч. пер.).
   Осирис Ани, пребывая в мире и славе, поклоняется своему повелителю, владыке вечности, говоря: «Поклоняюсь тебе, о Херу-хути (Хармахис) (Хорахти, или Хор-эм-ахет, то есть Хор-на-горизонте, – одна из ипостасей бога Хора, связанная с «молодым» солнцем. – Примеч. пер.), который есть Хепри, бог, сотворивший себя сам. Когда ты восходишь на горизонте и роняешь свои лучи света на земли Севера и Юга, ты прекрасен, воистину прекрасен, и все боги радуются, когда видят тебя, царя неба. Богиня Небет-Унет находится на твоей голове, и ее уреи Юга и Севера расположены над твоими бровями. Она занимает свое место впереди тебя. Бог Тот стоит на носу твоей ладьи и уничтожает всех твоих врагов полностью. Те, кто в Дуате (загробном мире), выходят, чтобы встретить тебя, чтобы увидеть твой прекрасный облик. И я предстал перед тобой, чтобы быть с тобой, чтобы каждый день лицезреть твой диск. Да не буду я заперт [в гробнице], да не буду я повернут назад. Пусть члены моего тела опять станут новыми, когда я увижу твою красоту, как это [происходит] со всеми любимыми тобой, потому что я один из тех, кто поклонялся тебе на земле. Пусть я войду в землю вечности, пусть я войду в вечную землю, ибо я вижу, о господин мой, что ты уготовил это для меня.
   Поклоняюсь тебе, о тот, кто восходит на горизонте, как Ра, который опирается на Маат. Ты проходишь по небу, и каждое лицо смотрит на тебя и твой путь, потому что ты скрыт от их взоров. Ты показываешься на заре и вечером день ото дня. Ладья Сектет, в которой находится твое Величество, движется вперед с мощью. Лучи на [всех] лицах, твои красные и желтые лучи не могут быть познаны, яркие лучи твои не могут быть описаны словами. Земли богов и восточные земли Пунта[11] увидеть проще, чем измерить сокрытое [в тебе][12]. Ты один и сам проявляешь себя, [когда] появляешься над Нуном. Пусть я выйду вперед, когда ты выйдешь вперед. Пусть я никогда не перестану [идти вперед], как и твое Величество не перестает [идти вперед] даже на мгновение, потому что шагами своими ты за короткий миг проходишь расстояния, чтобы пройти которые [человеку] потребовались бы сотни и тысячи, воистину миллионы лет. Вот что ты делаешь, а затем ты заходишь, чтобы отдохнуть. Ты заканчиваешь часы ночи и считаешь их, именно ты. Ты заканчиваешь их в определенное тобой время, и земля становится светлой. Ты устанавливаешь себя перед своим творением в подобии Ра, ты восходишь на горизонте».
   Осирис, писец Ани обращается со своей молитвой к тебе, когда ты светишь, а когда поднимаешься на заре, он кричит, радуясь твоему рождению, и говорит:
   «Ты коронован величием своей красоты. Проходя вперед, ты создаешь свои члены и рождаешь их безболезненно в виде Ра, когда поднимаешься в небесные высоты. Разреши мне подняться на вечное небо и на гору, где живут твои любимцы. Пусть я присоединюсь к этим сияющим существам, божественным и совершенным, пребывающим в загробном мире, и пусть я буду выходить с ними, чтобы лицезреть твою красоту, когда ты сверкаешь вечером и отправляешься к матери своей Нут. Ты размещаешься на западе, и мои руки поклоняются [тебе], когда ты заходишь как живое существо[13]. Смотри, ты вечный создатель, и тебе поклоняются [как таковому, когда] ты заходишь на небеса. Я отдал тебе мое сердце без колебаний, о тот, кто могущественнее любого из богов.
   Гимн восхваления тебе, о тот, кто поднимается, как в золоте, и наполняет мир светом со дня своего рождения. Твоя мать рождает тебя, и ты тотчас же озаряешь светом путь своего диска, о великий свет, сияющий на небесах. Благодаря тебе поколения людей процветают из-за разливов Нила, а во всех землях, во всех городах и во всех храмах радость. Ты прекрасен сиянием своим и делаешь сильным свое Ка (т. е. двойника) священной едой, о могучий победами, ты сила сил, которая делает твой трон сильным против злых демонов. Ты славен своим величием в ладье Сектет, а наиболее могуществен – в ладье Атет»[14].
   Эти тексты очень похожи на другой короткий гимн[15], в котором, несмотря на то что он был сочинен гораздо позднее, в сокращенном виде сохранились все основные характерные черты гимнов XVIII династии (примерно 1700–1400 гг. до н. э.) (1580–1314 или 1550–1292 гг. до н. э. – Примеч. пер.).
   «Поклоняюсь тебе, о блистательный, наделенный [всей властью]. О Атум-Хармахис[16], когда ты восходишь на горизонте неба, крик радости восходит к тебе из уст всех людей. О прекрасный, ты обновляешься в положенный срок в виде диска внутри своей матери Хатхор[17], поэтому в каждом месте каждое сердце всегда наполняется радостью во время твоего восхода. И Север, и Юг приходят к тебе с почтением и с радостными криками взывают к тебе, когда ты восходишь на горизонте неба. Ты освещаешь Обе Земли лучами бирюзового света. Привет тебе, Ра, который есть Хармахис, ты божественный мужчина-дитя, владыка вечности, самопорожденный и саморожденный, царь земли, владыка загробного мира, правитель областей Аукерт (т. е. загробного мира)! Ты вышел из воды, ты появился из бога Нуна, лелеющего тебя и управляющего твоими членами. Привет тебе, бог жизни, владыка любви. Все люди живут, когда ты сверкаешь. Ты коронованный царь богов. Богиня Нут поклоняется тебе, и богиня Маат обнимает тебя во все времена. Следующие за тобой воспевают тебя с радостью и склоняют свои лбы к земле, встречая тебя. Ты владыка неба, повелитель земли, ты царь правды и истины, повелитель вечности, правитель бесконечности, ты повелитель всех богов, бог жизни, создатель вечности, творец неба, на котором ты прочно утвердился. Боги радуются, когда ты восходишь, земля счастлива, когда видит твои лучи. Люди, которые долго были мертвы, каждый день выходят с криками радости, чтобы увидеть твою красоту. Каждый день ты проходишь по небу и земле, и каждый день твоя мать Нут делает тебя сильным. Ты проходишь по небесной выси, твое сердце исполнено радости, глубины неба довольны этим. Змей-демон пал, его руки отрублены, и нож рассек его суставы. Ра живет в Маат прекрасной. Ладья Сектет приближается и входит в гавань. Юг и Север, Запад и Восток обращаются к тебе с молитвой, о первозданная сущность земли, воссуществовавшая благодаря самой себе. Исида и Нефтида приветствуют тебя, они поют тебе песни радости, когда ты поднимаешься в ладью, они защищают тебя своими руками. Души Востока следуют за тобой, души Запада молятся тебе. Ты правитель всех богов, и сердце твое радуется в твоем святилище, потому что змей-демон Нак был приговорен к сожжению, и твое сердце будет радоваться вечно».
   Проанализировав представленные выше точки зрения, отрывки из религиозных текстов, принадлежащих к различным периодам, и процитированные гимны, читатель сможет самостоятельно составить мнение о том, как представляли себе древние египтяне Всемогущего Бога, а также его видимое воплощение и символ солярное божество Ра. Египтологи по-разному интерпретируют некоторые фрагменты, но в целом придерживаются сходных взглядов. Даже изучив факты, нельзя уверенно говорить о том, что религиозные представления египтян, живших в доисторические времена, сильно отличались от тех, которых придерживались образованные жрецы, служившие в эпоху II династии, или почитатели Атума, бога заходящего солнца, периода правления IV династии.
   Составители религиозных текстов, жившие во все времена, сохранили в них множество диких суеверий и примитивных верований, хотя знали: все это не что иное, как плоды воображения их грубых, полудиких предков, – не потому, что сами верили в них или считали, будто миряне, для которых предназначались эти сочинения, уверуют в них, а из-за того, что уважали унаследованные ими традиции. Последователи любой религии никогда не изживают все суеверия, полученные ими от предков. То, что было истиной для людей прошлого, остается, хотя бы отчасти, таковым для ныне живущих. На Востоке считается, что чем древнее идеи, верования и традиции, тем они более священны. Но это не помешало живущим там людям разработать сложные моральные и духовные концепции и сохранить веру в них. Почетное место среди них заняло представление о едином самопорожденном и самосущем Боге, которому поклонялись египтяне.

Глава 2
Осирис – бог воскресения

   Во все времена, по крайней мере в те, о которых нам что-либо известно, египтяне верили, будто Осирис обладал божественным происхождением, был убит и расчленен силами зла, снова воскрес после великой битвы против этих сил и с тех пор стал царем загробного мира и судьей мертвых. Считалось, что, так как он сумел победить смерть, его судьбу смогут повторить и праведники. Благодаря этому Осирис стал занимать на небе столь высокое положение, что мог считаться равным, а в некоторых случаях даже превосходить бога солнца Ра – ему стали приписываться атрибуты Всемогущего Бога.
   Можно не сомневаться в том, что, насколько древними ни были бы изучаемые нами тексты, такие представления об Осирисе на протяжении всей истории Египта были известны читателям религиозной литературы и соответствовали их личным взглядам на это божество. В ранних погребальных текстах Осирис по отношению к другим богам занимает то же положение, что и в позднейших копиях Книги мертвых. Первые авторы древнеегипетских погребальных сочинений и их позднейшие редакторы были совершенно уверены в том, что история Осириса известна всем, поэтому никто из них, насколько мы знаем, не посчитал необходимым записать связное изложение жизни и земных страданий этого бога. Если когда-либо такое сочинение и существовало, то оно просто не дошло до нас. Уже в период V династии Осирис и божества его круга занимали особое положение в литературе, предназначенной для умерших.
   Судя по вырезанным на камне и другим памятникам, принадлежащим к более ранним периодам, в те времена в Египте проводились обряды, во время которых в точности воспроизводилась история Осириса, переданная нам впоследствии более поздними авторами. Однако в нашем распоряжении имеется связный рассказ об Осирисе, в котором, хотя он и не написан на египетском языке, содержится столько египетских представлений, что можно без всякого сомнения утверждать – сведения для своей работы автор черпал из египетских источников. Речь здесь идет о трактате «Об Исиде и Осирисе», написанном греческим автором Плутархом, жившим в середине I в. н. э. К несчастью, в этом произведении Плутарх отождествил определенных египетских богов с эллинскими. К тому же он добавил в текст ряд утверждений, являющихся плодами его собственного воображения или следствием дезинформации. Перевод этого сочинения, выполненный Сквайром, выглядит следующим образом (ниже приведен перевод трактата, сделанный Н.Н. Трухиной и опубликованный в издании: Вестник древней истории. 1977. № 3–4. – Примеч. пер.):
   «Говорят, что, когда Гелиос узнал о том, что Рея тайно сочеталась с Кроном, он изрек ей проклятие, гласящее, что она не родит ни в какой месяц и ни в какой год. Но Гермес, влюбленный в богиню, сошелся с нею, а потом, играя с луной в шашки, отыграл семнадцатую часть каждого из ее циклов, сложил из них пять дней и приставил их к тремстам шестидесяти; и до сих пор египтяне называют их «вставленными» и «днями рождения богов». Рассказывают, что в первый день родился Осирис, и в момент его рождения некий голос изрек: владыка всего сущего является на свет. Иные же говорят, что некто Памил, черпавший воду в Фивах, услышал из святилища Зевса голос, приказавший ему громко провозгласить, что родился великий царь и благодетель Осирис; за это якобы он стал воспитателем Осириса, которого ему вручил Крон, и в честь него справляют праздник Памилий, напоминающий фаллические процессии. На второй день родился Аруэрис, которого называют Аполлоном, а некоторые также старшим Гором. На третий день на свет явился Тифон, но не вовремя и не должным образом: он выскочил из бока матери, пробив его ударом. На четвертый день во влаге родилась Исида; на пятый Нефтида, которую называют Концом и Афродитой, а некоторые Победой. Миф гласит, что Осирис и Аруэрис произошли от Гелиоса, Исида от Гермеса, а Тифон и Нефтида от Крона. Поэтому цари считали третий из вставленных дней несчастливым, не занимались в это время общественными делами и не заботились о себе до ночи. И рассказывают, что Нефтида стала женою Тифона, а Исида и Осирис, полюбив друг друга, соединились во мраке чрева до рождения. Некоторые говорят, что от этого брака и произошел Аруэрис, которого египтяне называют старшим Гором, а эллины Аполлоном.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →