Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

На Луне есть Океан Бурь, Болото Гниения и Озеро Смерти.

Еще   [X]

 0 

Противодействие полиграфу и пути их нейтрализации (Варламов Валерий)

В книге ведущих полиграфологов России впервые затрагиваются проблемы противодействия полиграфу («детектору лжи») и методов их нейтрализации.

Авторы рассматривают все известные способы искажения результатов полиграфных проверок: физические, психические, фармакологические, поведенческие методы, приемы их выявления и нейтрализации.

Книга рассчитана на круг читателей, интересующихся проблемой полиграфных проверок.

Год издания: 2005

Цена: 300 руб.



С книгой «Противодействие полиграфу и пути их нейтрализации» также читают:

Предпросмотр книги «Противодействие полиграфу и пути их нейтрализации»

Противодействие полиграфу и пути их нейтрализации

   В книге ведущих полиграфологов России впервые затрагиваются проблемы противодействия полиграфу («детектору лжи») и методов их нейтрализации.
   Авторы рассматривают все известные способы искажения результатов полиграфных проверок: физические, психические, фармакологические, поведенческие методы, приемы их выявления и нейтрализации.
   Книга рассчитана на круг читателей, интересующихся проблемой полиграфных проверок.


Валерий Варламов, Георгий Варламов Противодействие полиграфу и пути их нейтрализации

   © В. А. Варламов, 2005
   © Г. В. Варламов, 2005
   © ООО «ПЕР СЭ-Пресс», 2005
* * *

Предисловие

   Вместе с тем, когда говорится о результативности использования полиграфа, до сих пор возникает вопрос: «А можно ли обмануть полиграф?» Такой же вопрос задавался и задается не только психофизиологам, но и психологам и психиатрам в отношении их методов работы. И любой из этих специалистов, имея достаточный опыт и квалификацию, ответит: «Да, можно, но после соответствующей подготовки».
   В нашей стране до середины 60‑х годов прошлого века полиграф рассматривался исключительно как прибор, использующийся в медицине, биологии и психологии. Но вскоре стало угрожающим число зарубежных агентов, завербованных разведкой и контрразведкой СССР и расшифрованных с помощью «детектора лжи» – так иногда называют полиграф, когда он используется для спецпроверок. Например, устанавливалась неискренность при ответах на вопрос: «Вы лично знакомы с кем-либо из руководящих сотрудников разведки одной из стран Восточного блока?»
   Соответственно, была поставлена задача изучить проблему противодействия полиграфу и разработать меры противодействия ему. После предварительного изучения в КГБ СССР в 1975 году было создано подразделение, которое наряду с решением указанной задачи занималось и внедрением метода «детекции лжи» в оперативную практику. В начале 90‑х годов соответствующее подразделение создается в МВД СССР. Профильные подразделения появляются и в других правоохранительных органах и спецслужбах.
   В 1996–97 гг. услуги по проведению психофизиологических исследований с использованием полиграфа в России начинают оказываться негосударственными структурами. Развитие рынка таких услуг привело к тому, что специалисты-полиграфологи все чаще стали сталкиваться с противодействием полиграфу.
   За рубежом эта проблема встала перед полиграфологами еще до внедрения метода «детекции лжи» в практику (до начала 50‑х годов) – когда метод и сопутствующая аппаратура только разрабатывались. Первые публикации по проблеме были немногочисленными. Что само по себе оправдано: а вдруг правонарушитель узнает, как можно обмануть полиграф. Со временем острота проблемы вызвала рост публикаций. Хотя следует отметить, что ряд публикаций по приемам противодействия полиграфу был направлен на дезориентацию потенциальных правонарушителей.
   В СССР вопросы противодействия психофизиологическим исследованиям с использованием полиграфа не обсуждались в литературе широкого доступа. В России в конце прошлого века появилось лишь несколько публикаций в периодической печати, поверхностно и некомпетентно затрагивающих эту проблематику.
   Пожалуй, в нашей стране единственным серьезным и общедоступным сообщением по теме стал доклад Андрея Викторовича Алексеева «Обзор и классификация способов противодействия полиграфу», сделанный в 2002 году на 5‑й международной научно-практической конференции ГУВД Краснодарского края «Теория и практика применения полиграфа в правоохранительной деятельности».
   Вышесказанное определяет актуальность издания книги «Противодействия полиграфу и пути их нейтрализации» и несомненную полезность книги для практикующих специалистов-полиграфологов.
   Книга В. А. Варламова и Г. В. Варламова включает в себя шесть глав, четыре главы посвящены основным видам противодействия полиграфу: механическим и психическим способам, способам с использованием фармакологических и химических средств и способам поведенческого противодействия.
   Цель, которую ставили перед собой авторы книги – не только описать эти основные виды противодействия. Изложение материала указывает на то, что им хотелось бы представить то многое, с чем полиграфолог может встретиться непосредственно в своей работе – со многими способами и приемами по каждому из видов противодействия.
   Существенно, что авторы в начале книги, в ее первой главе, сочли возможным рассмотреть влияние на точность проведения полиграфных проверок факторов, которые не находятся под влиянием умышленного противодействия полиграфу. Это касается возрастных характеристик, функционального состояния, характеристик адаптации, внимания и утомления, суточного времени и продолжительности проведения исследования. К сожалению, не рассмотрены личностные, типологические и национальные особенности обследуемых лиц, а также другие значимые факторы, которые полиграфолог так или иначе учитывает в своей работе (помещение, его обустройство, выбор места для обследуемого лица и пр.). Тем не менее, эта глава является важной вводной к основному содержанию книги.
   Рассматривая различные способы противодействия полиграфу, авторы основное внимание уделили механическим способам и способам, когда используются фармакологические и химические средства. По-видимому, это правильно, так как именно эти виды противодействия наиболее часто встречаются в практике. Положительно то, что многое из изложенного является обобщением личного опыта авторов.
   В книге представлено детальное изложение опыта по изучению противодействия полиграфу путем управления различными группами мышц скелетной мускулатуры. Опыт же по изучению влияния наркотических средств и психотропных веществ мог бы явиться основой для отдельного узкоспециализированного издания. Авторы нашли возможность обсудить не только вопрос искажения сознания под влиянием этих средств и веществ в ходе полиграфных исследований, но и вопрос их влияния на память лиц во время совершения преступления. Здесь также следует отметить новизну российских исследований, выполненных авторами при работе с лицами, имеющими различные степень и виды наркотической зависимости.
   Относительно менее глубоко проанализированы психические и поведенческие способы противодействия. В основном, в соответствующих главах книги (главах III и V) приводятся материалы публикаций специалистов США.
   Хотелось бы сделать несколько замечаний.
   В частности, касаясь использования приемов и техники так называемой «биологической обратной связи» (БОС) как способа подготовки противодействию полиграфу, авторы относят его к чему-то устаревшему. Тем не менее метод БОС являлся и остается во многом помощником в отработке приемов психофизиологической саморегуляции.
   В отношении использования гипнотических процедур можно было бы обратиться к отечественному опыту, имеющемуся у специалистов, которые авторам книги известны: полиграфологам В. В. Коровину, В. Н. Федоренко и гипнологам И. И. Разыграеву и Б. И. Хватову. Представляли бы интерес и результаты исследований по коррекции содержания памяти школы академика И. В. Смирнова.
   Также в книге при изложении поведенческих способов противодействия системно не выделены вопросы поведения обследуемого лица при прохождении предтестовой и посттестовой беседы. Эти этапы являются неотъемлемой частью психофизиологических исследований с использованием полиграфа. С другой стороны, многое по существу проведения таких бесед можно найти в специальной литературе по вопросам ведения дознания и следствия.
   Безусловный интерес представляет последняя, шестая глава книги, в которой приводятся примеры реального противодействия исследованию с использованием полиграфа и способы нейтрализации их.
   Существенно, что в книге «Противодействия полиграфу и пути их нейтрализации» имеется подтекст, понятный только специалистам. Полностью раскрыть вопросы противодействия полиграфу, а тем более обучения приемам противодействия не представляется возможным, и вряд ли когда-нибудь это можно будет сделать.
   Цель работы – дать дополнительные знания тем, кто уже работает в области полиграфологии. В книге четко прослеживается мнение авторов: любые противодействия в конечном счете не эффективны, если специалист-полиграфолог их заметил вовремя и принял соответствующие меры.
   Книга, безусловно, нова, имеет научно-практический интерес и, по-видимому, будет по достоинству положительно оценена специалистами.
Кандидат биологических наук
В. Н. Федоренко

Введение

   Их поведение вполне понятно. Знание противодействий полиграфным обследованиям ставят в неравные условия опрашиваемого и специалиста, тестирующего его. Противодействия, вовремя не замеченные, вынуждают делать неверные заключения по материалам полиграфных проверок, что дает шанс преступнику уйти от ответственности. Деликатность этого вопроса и являлась причиной, вызывающей нежелание зарубежных коллег обсуждать эту тему. Тем более непонятны мотивы публикации в России в массовой печати основных способов противодействия полиграфным проверкам. В марте 1996 года было опубликовано интервью в одной из самых массовых газет «Московский комсомолец» с броским названием «Как обмануть детектор лжи».
   В статье сообщалось, что «обычно умельцы», соревнуясь с полиграфом, жуют собственный язык, давят в пол большим пальцем ног и отчаянно кашляют». Эти способы противодействия стали все чаще встречаться при проверке подозреваемых на полиграфе. Не обошел вниманием автор и функцию внешнего дыхания «обманывать полиграф путем особой дыхательной гимнастики». На ненужные с его точки зрения вопросы он вообще чуть ли не прекращал дыхательный процесс. Не был забыт и «…прием специальных фармакологических средств».
   Даже только этот набор противодействий дает большие возможности преступнику «обманывать» полиграф, нередко сводя эффективность его работы практически до нуля. В связи с этим, возникла необходимость разрабатывать способы нейтрализации основных, известных способов противодействия, включая и те из них, которые рассматривались в опубликованной статье.
   В нашей работе подзаголовки по отдельным направлениям противодействия выделены условно – с учетом не научного обоснования, а бытового сленга. Так, механические способы противодействия в основе своей имеют психическую составляющую (тактика противодействия, выявление необходимого стимула, на который будут проведены соответствующие мышечные действия и т. д.). С позиции большой науки в основе принятия и реализации любых способов противодействия лежат психические процессы. Для простоты понимания противодействия условно разделены. Например, на лекарственные препараты, наркотические вещества, химические способы противодействия. Но те же наркотические вещества используются как медицинские препараты и т. д. Мы просим читателя не относиться строго к этому упрощению.
   В мировой литературе по противодействию полиграфным процедурам в основном используется та же схема изложения материалов, которую и мы использовали при подготовке данной публикации. На сегодняшний день наиболее часто встречаемые способы противодействия можно свести к четырем группам:
   1. Механические.
   2. Психологические.
   3. Фармацевтические.
   4. Поведенческие.

   Разделение на способы противодействия: механические, психические, фармакологические и химические, поведенческие весьма условно. В основе всех четырех видов лежат, безусловно, психические процессы. Эта градация сделана, чтобы читателям было проще воспринимать информацию по формам и методам противодействия. В данной работе авторами сделана попытка в едином издании рассмотреть все основные способы противодействия методик, их выявления. В России не было аналогичных публикаций. В проблеме борьбы с противодействием полиграфным процедурам специалисты полиграфа вынуждены решать две основные проблемы:
   – фиксация сигнала противодействия;
   – дифференциация его от полезного сигнала.
   В книге рассматриваются все эти проблемы в комплексе. Предлагаются и новые системы съема информации о механических способах противодействия.
   Проблема повышения точности полиграфных прогнозов возникла параллельно с созданием этого направления. В 1885 году итальянский врач-психиатор Л. Ломброзо, создав первый прибор для детекции лжи, не очень беспокоился о возможных целенаправленных действиях обследуемых для искажения информации. В будущее полиграфа верили единицы, и не было необходимости в разработке методик целенаправленного искажения полиграмм.
   Анализ американских работ показывает, что в основе желания исказить результаты тестирования лежат криминальные проблемы расследуемого преступления, которые боится выдать подозреваемый. В данных случаях наблюдается взаимоисключающее явление. С одной стороны, по всем инструкциям, регулирующим проведение полиграфных проверок, отказ от прохождения тестирования не является основанием негативного отношения к субъекту, с другой – вероятность его причастности к расследуемому преступлению в случае отказа близка к 100 процентам.
   Противодействие полиграфным проверкам в России из явления экзотического постепенно переходит в массовое. Лица, совершившие преступления, идут на все, чтобы исказить реальную информацию, «увести» полиграфолога на ложный след. В нашей практике был случай, когда подозреваемый в совершении нескольких разбойных нападений пытался имитировать на полиграфе реакцию на изнасилование. Логика преступника была предельно проста. Изнасилование он никогда не совершал, пусть «оперативники» сколько угодно ищут доказательную базу, никогда ничего не найдут. Техника противодействия до недавнего времени была сокровенной тайной полиграфологов. В результате возникла ситуация, когда специалист знает об этом поверхностно, а преступник в совершенстве. Преступные элементы располагают большими суммами денег, что позволило подкупить чиновников и получить практически любую информацию. Эта проблема в той или иной степени касается не только России, но и всех стран, использующих полиграфные технологии. Однонаправленность информации является основной причиной определяющей, что преступник иногда лучше подготовлен, чем полиграфолог.
   Проблема противодействия полиграфу не нова. Первое сообщение о попытке повлиять на ход тестирования относится к началу 1940 годов. Вполне возможно, что попытки исказить информацию были и ранее, но они не фиксировались оператором. Не вызывает сомнения, что желание исказить информацию появилось одновременно с появлением полиграфа. Как правило, субъект, совершивший преступление, пытается скрыть информацию о нем, прибегая к различным уловкам. В последние годы в связи с развитием информационного бума, содержание технологии противодействия стало доступным для всех слоев населения. Это послужило причиной резкого возрастания случаев противодействия при проведении полиграфных проверок. Этому способствовало появление целых школ, деятельность которых посвящена методам противодействия.
   Дело дошло до того, что доктор Дэвид Ликкен, бывший руководитель «Общества психофизических исследований», проводит индивидуальную подготовку всех желающих обмануть полиграф. В Интернете появилось несколько сайтов, посвященных методам противодействия полиграфу. Проблеме искажения результатов тестирования посвящены сотни публикаций. Созданы учебные пособия, функционируют специальные школы, обучающие методам противодействия и тактике их использования. Разработка новых способов противодействия ведет к созданию систем их нейтрализации. Процесс соревнования кто кого бесконечен, и в этом диалектика проблемы.
   Поэтому авторы при подготовке книги попытались обобщить основной материал данной проблемы и активно включили материалы собственных исследований. Через несколько лет, может, появятся новые способы противодействия и методы их нейтрализации, что в свою очередь вызовет необходимость возврата к рассмотрению данной темы.
   При подготовке рукописи большую научно-практическую помощь нам оказали опытные специалисты полиграфа: Зубрилова И., Коровин В., Николаева И. Н., Федоренко В., и Яковцова С., за что авторы искренне им благодарны.

Глава I
Факторы, влияющие на точность полиграфных проверок

   «Кто недооценивает противника, становится его жертвой».
Швебель
   В данном разделе рассматриваются проблемы, которые косвенно, а некоторые и напрямую, используются обследуемыми при создании различных систем, приемов искажения информации. В мире существуют школы, активная задача которых – научить обманывать полиграф. Уровень «подготовки к обману» непрерывно растет. Если 15–20 лет назад, в основном, использовался один из способов, то сейчас, как правило, для искажения информации используют комплекс приемов. Обследуемый знает, что повторение процедуры тестирования – это дополнительный шанс избежать наказания за совершенное преступление. Создаются целые направления в противодействиях процедуре тестирования, в их основе лежат процессы адаптации, нелинейность регуляторных процессов и т. д.
   Все это вынудило нас рассмотреть некоторые теоретические проблемы, которые должны помочь специалисту четко оценивать способы противодействия, применяемые обследуемым при проведении процедуры тестирования, а следовательно, уметь эффективно с ними бороться.

1. Явление адаптации к процедуре полиграфных проверок

   Адаптация – сложный процесс приспособления организма к различным, в том числе и неблагоприятным, условиям окружающей среды. Это непрерывно происходящий процесс, не прекращающийся ни на одно мгновение от момента зарождения организма до его смерти. Формирование адаптационной реакции – сложный процесс, в котором принимают участие, практически, все отделы мозга. На первых этапах адаптации стоящая перед организмом задача, как правило, обеспечивается мобилизацией всех возможных регуляторных механизмов, что ведет к дополнительному включению биологических систем, часто не имеющих никакого отношения к решению поставленной задачи. Например, у ребенка, впервые взявшего в руки карандаш для того, чтобы написать первые в своей жизни палочки и крючочки, наблюдается включение мышц не только непосредственно участвующих в этом процессе, но и мимических, не имеющих никакого отношения к получению конечного результата.
   «Приспособления к изменившимся внешним условиям должны обеспечиться как адекватностью реакции, так и минимизацией платы за это» (Ю. Н. Медведев, 1982).
   Адаптация процесс многофазный. Так неожиданный сигнал на первом этапе активизирует соответствующие нервные клетки, а затем наступает резкое снижение их активности. Такой процесс наблюдается даже на уровне единичной клетки (рис. 1). Если рассматривать эту проблему на уровне физиологических реакций, то привыкание к раздражителю в первую очередь наблюдается в показателях дыхания и сердечно-сосудистых реакций, а последней затухает реакция КР (Костандов).
   Индивидуальные особенности степени адаптации к отрицательным эмоциям зависят от ряда факторов (рис. 2), социальная значимость эмоционального раздражителя является основным из них. Чем весомее этот фактор, тем сложнее и дольше формируется адаптационная реакция целостного организма. При определенной величине социального фактора полная адаптация человека к отрицательным эмоциям может вообще стать невозможной. Надо заметить, что порог этот весьма динамичен и во многом индивидуален. Солдат в условиях боевых действий никогда полностью не привыкнет к свисту пуль, разрывам снарядов, то есть ко всему тому, что грозит гибелью. Вопрос жизни и смерти слишком значим для человека. Не все и не всегда могут справиться с этими эмоциогенными факторами. И все же высокие социальные мотивы могут победить и заставить человека идти на смерть ради блага других.

   Рис. 1. Быстрота затухания активности нервной клетки при продолжительной ее стимуляции (Houk и др., 1962).

   Рис. 2. Некоторые факторы, влияющие на адаптацию к отрицательным эмоциям.

   Вероятность неблагоприятного исхода тестирования для клиента – это второй фактор, корригирующий величину эмоционального напряжения при получении информации, несущей негативные последствия. Чем больше вероятность прогноза положительного исхода тестирования, тем меньше эмоциональное напряжение, и тем проще происходит адаптация к нему. Десятки тысяч людей в мире ежегодно гибнут под колесами автомобиля, но вероятность попасть в дорожно-транспортную катастрофу для каждого из нас очень мала и составляет тысячные доли процента. Знание этого дает нам возможность спокойно передвигаться по улицам, хотя в начале нашего века автомобили были весьма существенным эмоциогенным фактором, поскольку у людей не было достаточного индивидуального опыта общения с этим новым видом транспорта.
   Частота встречаемости эмоциогенного фактора обратно пропорциональна его силе воздействия:
Эф. = 1 / F,
   где: Эф – величина эмоционального напряжения, вызываемого эмоциогенным фактором; F – частоты встречаемости эмоциогенного фактора для субъекта. Описывая значимость отдельных факторов для индивидуальных особенностей адаптации к отрицательным эмоциям, мы сознательно пошли на упрощения, рассматривая каждый из них изолированно. Вполне понятно, что в реальных условиях они взаимосвязаны и усиливают или ослабляют друг друга. Степень адаптации к отрицательным эмоциям проявляется с учетом ряда индивидуальных, в том числе и социально-психофизических, особенностей человека.
   Психофизическое обеспечение адаптации, наличие функциональных резервов занимают особое место в этой сложной социально-биологической проблеме. Если социальные факторы практически определяют мощность эмоциогенного фактора, то психофизиологические обеспечивают необходимую перестройку уровней регуляции с учетом изменившихся условий. Надежность психофизического блока обеспечивается необходимыми функциональными резервами человека. В экстремальных условиях она определяется такими показателями, как баланс нервных процессов, сила нервных процессов, эмоциональная реактивность, истощаемость при длительных эмоциональных напряжениях, возможным диапазоном перестройки компенсаторных механизмов.
   Баланс нервных процессов является одной из ведущих характеристик при формировании адаптационных реакций на эмоциогенный раздражитель. Если преобладают активизирующие процессы, а дезактивирующие – их антиподы относительно невелики, то переход от состояния покоя к сильному эмоциональному напряжению возможен даже при незначительной силе раздражителя. Эти явления иногда используются обследуемыми, которые перед проведением тестирования принимают возбуждающие препараты (антидепрессанты). В норме, в состоянии покоя, наблюдается некоторое преобладание дезактивирующих процессов. Значительный их дисбаланс, как правило, явление клиническое и является объектом наблюдения в психоневрологических клиниках. Но даже при достаточном балансе активизирующих и дезактивирующих процессов, если структуры, обеспечивающие их, слишком малы, адаптационные возможности системы будут сильно ограничены и возможны лишь при незначительных эмоциональных напряжениях.
   Истощаемость нервной системы в норме во многом определяется характером обменных процессов в нервных клетках. При частых или продолжительных напряжениях она является фактором, определяющим уровень функциональных резервов, а, следовательно, и возможностью адаптации или дезадаптации к отрицательным эмоциям.
   Эмоциональная лабильность оказывает существенное влияние на функциональные резервы. Она определяется достигаемой величиной эмоционального возбуждения на раздражитель. Чем больше эмоциональная лабильность, тем мощнее происходит процесс возбуждения в ЦНС (при прочих равных условиях), тем быстрее регуляторные механизмы достигнут своего функционального предела и перейдут его, и тем быстрее наступит дезорганизация в системе обеспечения эмоций. Большая эмоциональная лабильность плоха еще и потому, что диапазон перестройки компенсаторных механизмов не безграничен и при неблагоприятных сочетаниях внешних и внутренних факторов может очень быстро достигнуть своего предела. Медведев Ю. М. доказал, что признаком быстроты адаптации является стабильность регуляторных программ, сформированных ранее. По его утверждениям, она наступает быстрее у людей с большей нестабильностью физиологических реакций.
   Показатель разброса физиологических реакций, полученных в фоне или при незначительных нагрузках, может быть основанием для оценки степени адаптации тестируемого к процедуре полиграфных проверок. Большие индивидуальные различия в адаптационных возможностях человека значительно осложняют процесс получения достоверных результатов.
   В процедуре полиграфных проверок в процессе адаптации прослеживаются два этапа.
   Отличительной чертой первого этапа адаптации является резкое усиление физиологических реакций организма при почти полной мобилизации функциональных резервов. Они возникают тогда, когда подозреваемому неожиданно предъявляется такая информация, которой, по его представлению, правоохранительные органы располагать не могут. В этом случае ответные реакции на значимый вопрос по сравнению с фоном могут увеличиться на 100 и более процентов.
   На втором этапе процесса адаптации наблюдается снижение уровня ответных реакций почти до полного их исчезновения. Продолжительность, как первого, так и второго этапов определяется типом нервной системы обследуемого, его функциональным состоянием, жизненным и профессиональным (криминальным) опытом, а также социальной значимостью для него возможных негативных последствий полиграфной проверки.
   Процессы адаптации являются очень важным фактором, позволяющим человеку выживать в экстремальных условиях. За несколько тысяч лет до Новой эры в Индии был создан манускрипт «как быть здоровым», в котором уже упоминалось, что одной из предпосылок для этого является способность человека к адаптации. При полиграфных проверках явление адаптации можно рассматривать как защитный процесс от воздействия на тестируемого негативных социальных последствий, возникающих при правонарушениях. В процессе адаптации человек может менять свое отношение к фактору, провоцирующему возникновение эмоционального напряжения. Если на начальной стадии сам факт ареста и проверка на полиграфе вызывают сильное эмоциональное напряжение, то впоследствии наблюдается своего рода привыкание к сложившейся обстановке. В процедуре тестирования это явление нежелательно, так как снижает точность полиграфного прогноза.

   Рис. 3. Особенности адаптации испытуемого «М» к вопросам в процессе проведения «поискового» теста. V – амплитуда КР; N – номер предъявляемого запроса.

   При предъявлении вопросов в процессе тестирования мы не имеем права выделять их интонацией голоса, изменять громкость звука, тембр, ритм (все это создает условия монотонности проведения процедуры и вызывает ускорение процесса привыкания).
   Специальная проверка, проведенная в реальных условиях, показала, что адаптация может наступить даже после 6–8 вопросов, хотя возможны случаи отсутствия этих процессов и после предъявления 16–20 вопросов. На диаграмме, приведенной нами (рис. 3), снижение амплитуды КР четко прослеживается после восьмого вопроса, хотя чаще это явление наблюдается после 10–12. Это необходимо учитывать при тестировании и по возможности ограничиваться 6–8 вопросами. Советы по ограничению количества задаваемых вопросов в основном, относятся к группе так называемых непрямых тестов.
   При проведении прямых тестов период адаптации затягивается и наступает после 14–15 вопросов теста. Это связано с тем, что значимые вопросы, чередуясь с нейтральными, резко меняют монотонность в восприятии их человеком. И, как следствие, время привыкания к процедуре тестирования увеличивается.
   Время адаптации зависит не только от социальной значимости стимула, функционального состояния организма в период тестирования, но и от врожденных способностей нервной системы человека. Если мы не можем оперативно оценить эти факты, то возможно появление грубейшей ошибки. Возможно, что тревожно-мнительный человек даже после 10‑го предъявления будет бурно реагировать на каждый последующий вопрос теста. В этой категории людей встречается даже эффект так называемого накопления эмоционального напряжения. Людей, нервная система которых «накапливает» эмоции, не так уж много, и они чаще всего становятся пациентами нервных клиник. В то же время обследуемые с уравновешенной нервной системой, с сильно выраженными волевыми качествами могут очень быстро адаптироваться к процедуре тестирования.
   Существует так называемое явление зомбирования, когда в результате многократного предъявления одного и того же вопроса в центральной нервной системе человека образуются устойчивые связи между вопросом и некоторыми физиологическими реакциями, например величиной артериального давления. Они могут сохраняться в течение нескольких дней и недель. В этот период предъявление аналогичных вопросов всегда будет вызывать мощную психофизиологическую реакцию (даже если тестируемый не совершал преступления) и, как следствие, повышение АД.
   Какие внешние признаки кривых свидетельствуют об адаптации и позволяют определить ее степень?
   Первый – «уплощение» кривой КР.
   Обычно при настройке полиграфа, изменяя коэффициент усиления, добиваются того, чтобы линия, характеризующая КР в фоне, представляла кривую с пиками величиной 0,2–0,5 см. Тогда при адаптации обследуемого при том же усилении она будет представлять практически прямую линию. Специалисты полиграфа определяют это явление как успокоение тестируемого. Но «успокоение» – это обратная сторона медали. Если спокойствие обследуемого выходит за необходимые нам рамки, то мы вынуждены применять стимуляцию. Технически она легко реализуется в период между тестами. Внутри теста этого делать нельзя.
   Второй – негативное влияние адаптации на результаты тестирования связаны не столько со снижением уровня ответных физиологических реакций на предъявляемые стимулы, сколько с уменьшением разницы между физиологическими реакциями обследуемого на значимый и нейтральный вопрос. Появляется как бы внутренняя уверенность в себе, некоторое безразличие к процедуре тестирования, содержанию вопросов (рис. 4; А, Б). В этот момент резко снижается достоверность получаемых результатов.
   Привыкание к процедуре тестирования нельзя отождествлять с временными параметрами, характеризующими давность совершенного преступления. Практика показывает, что даже если преступления было совершено 10 лет тому назад, то первая же встреча лица, совершившего это преступление, с правоохранительными органами вызовет начальную фазу адаптации с бурной реакцией на значимый вопрос и последующую адаптацию во второй фазе. При этом возможно реальное забывание подозреваемым некоторых «мелких» деталей преступления. Поэтому при тестировании непрямым методом в отдельных случаях можно не получить адекватные реакции на значимые вопросы.
   Эта же закономерность прослеживается и при развитии утомления испытуемого, при котором происходят такие же «сглаживания» кривой и снижение различных ответных реакций на значимые и нейтральные вопросы. Несмотря на общие негативные последствия для результативности обследования процессов адаптации и утомления, психофизические механизмы, лежащие в их основе, разные. Если при адаптации смена тактики проведения тестов, как правило, восстанавливает активность физиологических уровней, то утомление – явление стойкое. Оно вызвано продолжительным напряжением человека, приведшим к снижению его функциональных резервов.

   Рис. 4А. Кривые дыхания, КГР и ФПГ при первом тестировании гр. Иванова И. И. (Тест № 1). 1 – дыхание; 2 – КГР; 3 – ФПГ.

   Рис. 4Б. Кривые дыхания, КГР и ФПГ при первом тестировании гр. Иванова И. И. (Тест № 11). 1 – дыхание; 2 – КГР; 3 – ФПГ.

   На начальной стадии утомления кратковременное прерывание процедуры тестирования, как правило, восстанавливает функциональные резервы, и на дисплее наблюдается прежняя активность реакций, которая затем снова снижается. Следует иметь в виду, что отдыхать лучше не пассивно, сидя на стуле, а активно. Беседа на отвлекающие нейтральные темы активизирует другие участки мозга и дает возможность частично восстановить свои ресурсы, израсходованные в ходе тестирования. Пассивный отдых не позволит исключить из сознания подозреваемого этапы совершенного им преступления или особенности тестирования. В результате отделы мозга, связанные с хранением и переработкой именно этой информации, как работали интенсивно в процессе полиграфной проверки, так и будут оставаться в напряжении в период пассивного отдыха. Если есть возможность, то показана легкая физическая нагрузка, то есть переключение с одного вида деятельности на другой.
   Проведенные исследования показали, что если в процессе тестирования использовать блоки, включающие в себя 10–12 тестов, с последующим перерывом для отдыха, то возможность развития серьезного утомления будет ничтожно мала. Причем первый блок тестов должен быть направлен на выяснение причастности к расследуемому преступлению, а последующие – на уточнение его деталей. Такой порядок позволит специалисту при минимальных временных затратах решить основную задачу – уменьшить вероятность необъективного заключения. Длительность проверки будет сведена к минимуму, снизятся время нахождения человека под подозрением и, соответственно, негативные социальные последствия для него.

2. Время тестирования

   Биоритмы являются своеобразным механизмом управления в организме (В. С. Русинов и др., 1978 г., М. И. Ливанов и др., 1974 г.), усиливая как процессы мышления, так и обеспечивающие их физиологические механизмы (частота пульса и дыхания, артериальное давление и др.).
   В результате воздействия внешней среды в организме человека могут происходить как непредсказуемые, так и вполне закономерные процессы: от состояния депрессии до оптимизма. Для того чтобы организм на конкретные изменения условий ответил оптимальным решением, он должен обладать способностью быстро выбрать из множества существующих вариантов приспособления единственный, более всего подходящий к данной ситуации. В обеспечении такой комплексной перестройки организма большая роль принадлежит биоритмам. Они могут как усиливать регуляторные процессы, так и ослаблять их при участии так называемых, активизирующих (усиливающих) и дезактивирующих (тормозящих) ритмов.
   Все это, в конечно итоге, возможно лишь потому, что организм насыщен большим количеством ритмов, из которых в экстремальных условиях он как бы выбирает оптимальные для решения возникшей перед ним проблемы.
   Некоторые специалисты считают, что если создан эмоциональный фактор (контрольный, значимый вопрос), то он постоянен хотя бы в пределах одного теста. В организме существуют ритмы, активирующие (повышающие) нервное напряжение и дезактивирующие (снижающие) нервное напряжение.
   Сущность биологических ритмов, их связь с функциональным состоянием человека известны с глубокой древности.
   Биологические ритмы формируются в организме в процессе его развития, начиная с внутриутробного периода. Замечено, что чем стабильнее они проявляются, тем больше возможностей у организма приспособиться к изменениям внешней среды. Биоритмы образуют сложную взаимосвязанную систему и различаются как по амплитуде изменения, так и по длительности действия.
   Самый продолжительный биоритм – время жизни от рождения до смерти. На его фоне существуют относительно более быстрые (короткие) ритмы, значительно влияющие на состояние организма человека. К ним относятся годичные ритмы, со сменой времен года, каждый из которых оставляет своеобразный след в организме человека. Известен факт, что ряд психических заболеваний активизируется весной, например депрессия и учащающиеся на ее фоне случаи самоубийства. Существуют месячные ритмы, особенно наглядно они проявляются у женщин. Большое значение в нашей жизни имеют суточные ритмы сна и бодрствования. Нарушение биоритмов может привести организм к серьезным функциональным расстройствам, вплоть до его гибели.

   Рис. 5. Распределение во времени суток случаев смерти после операции.

   Влияние суточных биоритмов на организм человека настолько сильно, что они заметно определяют время рождаемости и частоту смертей в течение суток. На ослабленном организме суточная зависимость от биоритмов прослеживается особенно четко (рис. 5). Из рисунка видно, что наиболее благоприятный период для больного человека находится в интервале от 6 до 18 часов. Минимальная смертность приходится на 12 часов дня. Суточные биоритмы сильно влияют на проявление психических заболеваний. Закономерность во времени та же, что и по смертности. Так, минимальное количество припадков у эпилептиков наблюдается в утренние часы. Организм человека – сложная, многоуровневая система, состоящая из множества частей, сонастроенность работы которых во многом обязана биологическим ритмам.
   Существуют еще более быстрые ритмы: часовые, минутные и секундные, которые тоже вносят свою лепту в функциональное состояние человека.
   По существу, биоритмы можно классифицировать на высокочастотные – с периодом до 30 минут, среднечастотные – от 30 минут до 6 дней – и низкочастотные – с периодом от 6 дней и более (Halerd, 1969 г.).
   Было установлено (В. А. Варламов, 1974 г.), что высокочастотные биоритмы с периодом 10–25 секунд оказывают положительное влияние на общее состояние человека, усиливая его мыслительные процессы, слуховую чувствительность, остроту зрения. Резко повышают качество и скорость переработки информации. Этот ритм дает дополнительные возможности наиболее эффективно реагировать на предсказуемые воздействия (например, реакция на значимый вопрос при проведении тестирования). Особенно сильно их влияние на психические функции человека. Биоритмы изменяют уровень эмоционального состояния. Эта одна из основных причин «невозможности» подобрать контрольный вопрос. На один и тот же раздражитель ответная психофизиологическая реакция будет больше во время пика, т. е. максимального воздействия и значительно снижена в другой период (рис. 6). Их влияние изменяет уровень памяти человека, способность к логическому мышлению, возможность реальной оценки окружающей обстановки. В определенный период пика биоритмов обследуемый быстрее реагирует на изменяющиеся условия, поступающую информацию и более четко воспроизводит в памяти детали совершенного ранее преступления.
   В норме у человека два благоприятных ритма, обусловленных суточной периодикой. Первый и основной – около восьми часов утра и второй, несколько меньший – в 12 часов дня. В эти часовые интервалы психофизиологические реакции человека оптимальны, поэтому и рекомендуется проведение полиграфных проверок в первой половине дня. Хотя у некоторых людей возможны смещения пиков биоритмов по времени.
   В процессе многочисленных исследований было установлено четкое влияние биоритмов на:
   • скорость протекания крови в организме;
   • энергию активации;
   • обменные процессы на клеточном уровне;
   • возбудимость нервной системы человека;
   • ритм сердечных сокращений;

   Рис. 6. Динамика эмоционального напряжения обследуемого на стимул. ЭН – эмоциональное напряжение; С – время включения стимула; А – ожидаемая величина стресса на стимул; t1 – период максимального напряжения; t2 – период минимального напряжения; t3 – время развертывания реакции.

   • артериальное давление;
   • кожно-гальваническую реакцию, как постоянную, так и переменную составляющие (Н. И. Моисеева, В. М. Сысоев, 1981 г.).

   На практике учитывать эту сложную мозаику не всегда возможно.
   И все же при проведении полиграфных проверок практически нереально учитывать так называемые критические фазы физического, эмоционального и интеллектуального состояния с периодами 23, 28 и 33 дня. При тестировании время, отведенное специалисту, как правило, сильно ограничено. Поэтому все, к чему мы можем стремиться, – это соблюдать хотя бы суточные ритмы и проводить проверки в первой половине дня (рис. 7). Если экстремальные условия все же заставляют проводить тестирование вечером или ночью, то необходимо руководствоваться следующим правилом. Если вы получили результаты, подтверждающие причастность подозреваемого к расследуемому событию, то это действительно так. Если нет, то, возможно, произошла ошибка, вызванная суточным ритмом, и необходима повторная проверка в оптимальных условиях.

   Рис. 7. Возможная реакция на стимулы, полученные в различные фазы (периоды) суточного ритма. Незаштрихованные столбики – реакции, полученные в оптимальных биоритмологических условиях. Заштрихованные столбики – реакции, полученные в неблагоприятных биоритмологических условиях (например, вечер или ночь).

   Утверждение специалистов, что полиграфные проверки надо проводить на свежую (сразу после задержания) голову, основываются на трех составляющих:
   а) камера предварительного заключения не санаторий. Длительное пребывание приводит к усталости обследуемого, у него снижается физиологическая реакция;
   б) чем больше в ней находится задержанный, тем больше будет проведено с ним различных следственных действий, в результате которых он получит определенный объем о деталях преступления, известных правоохранительным органам, и тем сложнее будет составлять опросник для специалиста полиграфолога;
   г) чем больше пройдет время от задержания до полиграфной проверки, тем больше уверенности у опрашиваемого, что против него ничего существенного нет в доказательной базе, а полиграф как последняя панацея спасти «дело».
   Тестирование подозреваемого лучше проводить до начала его бесед с лицом, проводящим расследование. В процессе таких бесед опрашиваемый непреднамеренно может получить такую информацию, которая с успехом могла бы быть использована оператором в процессе тестирования, при составлении непрямых тестов. Например, во время допроса следователь спросил подозреваемого: «Вы вчера вечером зарезали старика в квартире на улице Павлова?» Такой фразой он исключил для оператора полиграфа возможность использовать в непрямом тексте вопросы о времени совершения убийства, месте и орудии убийства. Поскольку погибший был зарезан, значит, на 99 процентов орудием убийства был нож, хотя в принципе можно было зарезать и куском острого стекла. Если окажется, что подозреваемый – законопослушный гражданин, но тревожно-мнительный, то после такой фразы следователя он, хотя и не совершал этого преступления, может давать бурную реакцию просто на слова «смерть», «нож», «старик».

3. Сильная усталость

   Сильная усталость притупляет физиологические реакции на предъявляемые вопросы, как бы сглаживая кривые. В состоянии сильного утомления человек может быть безразличен к содержанию вопросов, связанных в какой-то степени с решением его судьбы. Этим и пользовались в свое время следователи некоторых тоталитарных государств, проводя беспрерывные допросы в течение нескольких суток. Они доводили подозреваемого до состояния, когда смерть становилась для них желаннее жизни и очередного допроса.

4. Возраст, здоровье и сложность диагностики


   Таблица № 1. Возраст обследуемого и трудности диагностики (по Akihiro Suzuki,1978 г.)

   В обратной зависимости находится сложность диагностики от образования обследуемого.

   Таблица № 2. Образование обследуемого и трудность диагностики (по Akihiro Suzuki, 1978 г.)

   Существенное значение на сложность диагностики имеет и состояние здоровья диагностируемого.

   Таблица № 3. Состояние здоровья обследуемых и трудность диагностики (по Akihiro Suzuki, 1978 г.)

5. Влияние месячных на полиграфные обследования

   Исследования в этом направлении были проведены сотрудниками университета Pullmap штата Вашингтон (Bod. R. Frisby, 1977), а также авторами этой книги. В качестве испытуемых были женщины в возрасте от 18 до 28 лет. С помощью анкет была выявлена субъективная оценка состояния дискомфорта обследуемых в критические дни. Они делились на четыре градации дискомфорта: «сильный», «умеренный», «незначительный» и «никакого». Полиграфологи выясняли даты начала месячных опосредственно, не задавая вопросы, связанные с самим циклом. Обследуемые женщины не догадывались об истинной цели полиграфных проверок. Результаты исследований показали, что по характеру полиграмм в 65 % случаев специалисты полиграфа точно диагностировали даты начала цикла. В 35 процентах была допущена ошибка. Следует отметить, что в группу диагностируемых попали женщины определившие дискомфорт на уровне «незначительный». В менструальный период повышался уровень беспокойства, снижался порог терпимости к дискомфорту, вызванному манжеткой канала артериального давления, понижался порог чувствительности к боли, появлялось чувство общего недомогания. Все это, в конечном итоге, оказывало влияние на кривые полиграмм.

6. Линейность и нелинейность в регуляции физиологических реакций

   Это положение имеет прямое отношение при противодействии тестированию с использованием медикаментозных или наркотических средств, а также при использовании поведенческих способов искажения полиграмм. В первом случае обследуемый воздействует на свою нервную систему и усложняет процедуру тестирования, приняв соответствующие корректирующие препараты. Во втором случае он применяет различные способы воздействия непосредственно на специалиста-полиграфолога, надеясь, что где-нибудь да что-то сработает. Определив «внешнее состояние» полиграфолога противодействующее лицо рассчитывает своим специальным поведением снизить эффективность деятельности специалиста, который, находясь в перенапряженном состоянии, в конце концов, не станет анализировать еле заметные признаки противодействия и с мыслями: «Он достал меня. Ну его», – прекратит обследование и, возможно, даст положительное заключение.
   При проведении полиграфных проверок каждый специалист старается создать условия, позволяющие повысить эффективность проводимых обследований. Если обследуемый вял, сидит в полудреме, иногда зевает, то для получения достоверной реакции необходимо вывести его из этого состояния. Для этих целей и используется тест стимуляции. Специалисты знают, что после его проведения значительно возрастет информативность показателей, характеризующих уровень эмоциональной напряженности (стресса) на предъявление значимых вопросов. С другой стороны, очень сильное эмоциональное напряжение тоже не способствует повышению надежности результатов проверки. Поэтому в предтестовой беседе, если обследуемый сильно возбужден, специалист старается несколько успокоить его.
   Крайности в состоянии обследуемого (покой, сверхвозбуждение) одинаково не способствуют результативности проверок. Существует как бы некая золотая середина, т. е. зона уровня напряжения обследуемого, при которой полиграфные проверки наиболее эффективны. Причина этого явления кроется в особенностях регуляции психофизиологических реакций нашего организма, сформировавшихся в процессе развития человека.
   Изменение состояния человека проходит две фазы. В неактивном полудремном состоянии функциональный уровень человека довольно низок (рис. 8; отрезок А – Б). Если обследуемого протестировать в это время, то изменения в психофизиологических показателях на значимый вопрос могут быть ничтожно малы, и их не всегда возможно зафиксировать полиграфом. Представим, что в процессе обследования за счет значимого вопроса эмоциональное напряжение возросло с условного 0 до 0,5 или даже до 1. В этом случае функциональный уровень практически остается постоянным, а, следовательно, не будет изменения и в психофизиологических реакциях, обеспечивающих его.

   Рис. 8. Изменение уровня функционального состояния человека от величины его эмоционального напряжения. ФУ – функциональный уровень; ЭН – эмоциональное напряжение. А, Б, В, Г, Д, Е, Ж, З – точки кривой, характеризующие функциональный уровень организма человека: А – Б – человек в полусонном состоянии; Б – В – состояние бодрствования; В – Г – оптимальные условия для тестирования; Д – Е – плато; Е – Ж – начало падения функционального уровня; З – точка нулевого функционального уровня, т. е. практически гибели человека.

   На практике возможно состояние, когда введение дополнительной эмоциональной нагрузки практически не изменит регистрируемые полиграфом физиологические показатели (дремотное состояние и состояние сильного напряжения). Эта же зависимость сохраняется, если исходный уровень эмоционального напряжения составляет 8 условных единиц, а значимый вопрос вызвал увеличение эмоционального напряжение до 9, т. е. на 18,5 процента (отрезок Е кривой). В случае перенапряжения может быть обратный процесс – снижение показателей. Если при предъявлении нейтральных вопросов функциональный уровень соответствовал кривой точке Е, то дополнительное эмоциональное напряжение, вызванное предъявлением «значимого» вопроса, может привести к его снижению (отрезок Е – Ж), а, следовательно, и величины регистрируемых физиологических показателей. Дальнейшее увеличение эмоционального напряжения может привести к нулевому функциональному уровню, т. е. гибели человека (точка 3). Биологическая система, обеспечивающая жизнедеятельность организма, нелинейна. На первом этапе реагирования с ростом эмоционального напряжения возрастает уровень ее организации. Достигая своего предела, он переходит во вторую фазу, то есть происходит снижение функциональных возможностей организма, вплоть до его гибели. Пример возможности падения кривой функционального уровня до нуля описал А. Моссо (1887) в своем произведении «Страх». Студенты одного из университетов на новогоднем празднике решили подшутить над своим преподавателем, сильно досаждавшим им на экзаменах. Переодевшись в «палачей», они завязали ему глаза, голову положили на плаху, затем прочитали ему все свои претензии и вынесли смертный приговор. По команде: «приговор привести в исполнение!» – «палач» мокрым полотенцем провел преподавателю по горлу. Когда студенты сняли повязку с его глаз, то увидели, что он мертв.
   Наиболее благоприятное функциональное состояние обследуемого для проведения тестирования отображено на участке кривой, отрезок В – Г. В данном диапазоне любое увеличение или снижение эмоционального напряжения приведет к соответствующему изменению физиологических показателей, и, что самое главное, с предельной точностью. Эти особенности регуляторных механизмов необходимо учитывать при проведении полиграфных проверок.
   При продолжительном тестировании, особенно когда обследуемый измотан предшествующими событиями, возможен довольно быстрый переход функционального состояния из одной фазы в другую. Нередко это является причиной снижения ответной реакции организма на значимый вопрос, по сравнению с нейтральным. Один из специалистов полиграфа, любитель использовать до 40 и более тестов наблюдал после определенного количества предъявленных тестов, что прибор начинал фиксировать меньшие показатели реакции на значимый вопрос. Такое функциональное состояние обследуемого должно служить сигналом к немедленному прекращению тестирования и организации отдыха для опрашиваемого.
   Двухфазность ответных реакций на значимый вопрос (увеличение или снижение) – явление достаточно изученное, которое характерно практически для всех систем организма человека. Исследования коры головного мозга также подтверждают двухфазную зависимость ее активности от силы раздражения (Бернс, 1969 г.). С нарастанием силы воздействия растет ответная реакция мозга, достигая определенной величины, дальнейшее увеличение силы раздражения ведет к снижению его активности. Это еще одно подтверждение того, что и центральная нервная система наиболее эффективно воспринимает внешние и внутренние сигналы в определенной зоне при оптимальной их силе, сопровождая этот процесс возникновением реакции, адекватной раздражению.
   По состоянию на конец 2004 года в мире выпускалось только три типа полиграфов, имеющих блоки, позволяющие оценивать функциональное состояние обследуемого. Полиграфы типов «Барьер», «Крис», «Риф» имеют в своей программе систему автоматической оценки состояния обследуемого, что дает возможность своевременно принимать меры к регуляции уровня его эмоционального напряжения.

7. Противодействия полиграфным проверкам

(Шутка специалистов США)
   Доктор Борланд, посвятивший этой проблеме более 10 лет, определял эту процедуру противодействия полиграфу как «Специальные технические приемы, использование которых позволяет обманщику оказаться правдивым». Более широкое определение противодействия было сделано Маром в 1995 году. Он считал: «Любое намеренное поведение обследуемого в процессе тестирования, призванное помочь в течение продолжительного времени скрывать вербальную ложь в отношении какого-либо аспекта рассматриваемой в ходе обследования проблемы». Более кратко противодействие можно охарактеризовать как «преднамеренное искажение кривых на полиграмме». Первое противодействие полиграфным процедурам было описано Ракмик в 1938 году. Проведя тестирование 98 студентов при помощи измерителя кожного сопротивления при проведении теста «Пики напряжения», по утверждению автора, удалось довести точность прогноза до 83 процентов. Им было отмечено, что 6 студентов, которые специально «волновались» на назначенные вопросы, обманули его. Это первое, найденное нами в доступной литературе официальное упоминание о противодействии полиграфной процедуре.
   Берлонд (1994 г.) определил три основных группы противодействия:
   • физические (контроль дыхания, движения, причинение себе боли;
   • умственные (расслабление, гипноз);
   • фармакологические, включая прозрачный клей, лосьон и т. д.;
   • «Коммуникационное противодействие» или манипуляция поведением оператора, процессом тестирования, предложенное Кропулом в 1996 году – четвертый вид противодействия. Данный вид противодействия заключается в искажении эмоциональной составляющей вербальных реакций. В избытке информация (вместо «нет» он говорит, что не знает).

   Наиболее комплексный анализ противодействий процедуре полиграфного обследования дается в публикации «Систематика полиграфного противодействия» Дональд Д. Карпул (1996 г.) Автор основные проблемы противодействия выделил в четыре класса:
   1. Физические способы.
   2. Психические способы.
   3. Фармакологические (химические способы).
   4. Поведенческие способы.

   Класс 1. Физические способы противодействия. В основе его лежат любые целенаправленные мышечные сокращения, ведущие к изменению психофизиологических показателей обследуемого. Действие мышечного сокращения на характер полиграммы может быть прямым (изменение параметров дыхания) или опосредственным (за счет создания болевого эффекта). По данным зарубежных авторов (Рейд, 1945, Хонс, Раскин, Киргер и Хоудес, 1988) от 25 до 60 % «лгущих» обследуемых используют физические методы противодействия, чтобы исказить кривые полиграмм. В то же время большинство практикующих специалистов полиграфа считают, что физические способы противодействия слишком примитивны и легко диагностируются (Абрамс, 1977; Хоудес, 1983; Хоудес и Раскин, 1985; Раувнер, Раскин и Киргер, 1979). Однако если обследуемые предварительно прошли профессиональную подготовку по физическим методам противодействия и имеют соответствующую практику, сложность диагностики значительно возрастает.
   Класс 2. Психические способы противодействия. В их основе лежат различные психологические приемы: самоконтроль, самовнушение, релаксация, селективное внимание и др. Психические способы А. В. Алексеев (2002 г.) условно делит на две группы требующие специальной тренировки и могущие проводится без предварительной подготовки. Автор выделяет несколько основных направлений противодействия:
   • представление волнующих образов;
   • гипноз;
   • биологическая обратная связь;
   • плацебо;
   • уменьшение восприимчивости;
   • рационализация;
   • диссоциация;
   • умственное напряжение.
   Каждое направление имеет свою специфику, как в реализации таких способов, так и их выявления.
   Представление волнующих образов может вызвать активацию физиологических процессов, регистрируемых полиграфом. Но, в Целом, оно мало эффективно (Доусон, 1980; Канзендорф и Брэдбери, 1983; Мор, 1966). Во многом это связано с тем, что многократное предъявление ведет к снижению эффективности в связи с процессом адаптации.
   Гипноз – это метод введения человека в измененное состояние сознания. Теоретически в гипнотическом состоянии возможно внушить человеку, что он не совершил преступление, а выполнял эти преступные действия по чьему-то приказу.
   Но на практике эффективность гипноза в системе противодействия очень мала (Уэнстен и Гиббонс, 1970).
   Биологическая обратная связь – может использоваться только в случае, если тестируемый видит кривые полиграмм. Это было возможно при использовании черно-пишущих полиграфов старого образца.
   Плацебо – использование нейтральных предметов, приемов для искажения реакций. Были случаи, когда тестируемые для этих целей использовали: талисман, заклинания, четки, Библии, магические формулы и т. д. Если обследуемые верят в эти приемы, то теоретически возможно ослабление реакции на вопросы теста. На практике это выявить не удалось как в лабораторных исследованиях (Тимм, 1982; Уэйд, Орне И. К, Кук и Орне М. Т., 1981), так и при расследовании вымышленных преступлений (Хонтс, Раскин и Кирчер, 1985).
   Уменьшение восприимчивости – привыкание к стимулу, процедуре тестирования. Повторные полиграфные обследования, если первое полиграфное обследование проводилось другим специалистом, всегда вызывает дополнительные трудности. Они связаны с привыканием к процедуре. Если при этом первый специалист не установил причастности обследуемого к совершенному преступлению, то у него появляется уверенность, что при повторном обследовании он не будет правильно диагностирован.
   Рационализация – процесс убеждения тестируемого в том, что он правдив, а, например, убийство, которое он совершил, стало результатом его самообороны. Прием рационализации готовится заранее, до полиграфного обследования. Эффективность его в противодействии мала.
   Диссоциация – методика противодействия с переключением внимания на какие либо второстепенные действия. В результате применения этого приема обследуемый слышит вопрос, но не воспринимает его содержание. Следовательно, значимый и контрольные вопросы для обследуемого – единый звуковой сигнал, не несущий социальной значимости.
   Умственное напряжение по механизму противодействия сходное с диссоциацией. Однако умственное напряжение повышает уровень физиологических реакций на проблемы не связанные с процедурой тестирования. В качестве стимула может быть решение сложных математических задач.
   Как при диссоциации, так и при умственном напряжении оценка содержательной части вопросов снижается.
   Класс 3. Фармакологические и химические способы противодействия. Он включает в себя специальный прием лекарств, обработки кожи специальными дезодорантами, клеевыми растворами, кремами на жировой основе. Все эти негативные моменты легко диагностируются при использовании полиграфов, имеющих специальные шкалы («Барьер‑14»; «Крис»; «Риф»).
   Класс 4. Поведенческие способы противодействия. А. В. Алексеев относит их к социальной психологии. В их основе лежит убеждение, что специалист полиграфа – человек и «ничто человеческое ему не чуждо». Поведенческие способы противодействия в основном направлены на специалиста полиграфа и преследует одну цель – изменить реальную оценку тестируемого.
   По механизму реализации противодействие тестированию можно разделить на два основных типа, хотя конкретная реализация их может иметь десятки вариантов.
   1. Влияние на общее состояние обследуемого.
   2. Вызывающие программируемое изменение реакции на стимул.
   Этот класс противодействия готовится и реализуется на всех этапах контакта с тестируемым лицом.
   Процедура тестирования основной массой западных специалистов делится на три части.
   Первая – предтестовая беседа.
   Вторая часть – сама процедура сбора психофизиологических данных.
   Третья часть – послетестовая беседа.
   Противодействие охватывает все три части. «Убедительное» искажение информации о себе может привести к неправильному подбору вопросов, особенно контрольных, что в свою очередь может привести к искажению информации в пользу преступника. На втором этапе искажение ответных физиологических реакций может привести к ошибочному заключению, когда «обман» со стороны опрашиваемого будет определен как убедительный правдивый ответ. Самая серьезная проблема в практике применения полиграфа заключается в том, что существует много приемов, когда испытуемые используют специальные способы для искажения информации. В то же время были противоположные мнения. Так Спараговский и Риттер (1977 г.) были уверены, что «… любая попытка исказить результаты теста очевидна, и опытный оператор легко диагностирует ее». Таким же оптимистом был и Абрамс (1977 г.), который утверждал: «Большинство мер противодействия… довольно очевидны, их легко выявить».
   Полиграфолог Крапоул в 1996 году попытался систематизировать основные виды противодействия. Они включают в себя: наркотики и алкоголь, которые «смягчают» реакции при полиграфном обследовании. Мыслительные виды противодействия, например: расслабление, представление волнующих образов, мыслительная дисассоциация, обратный счет, гипноз, методика концентрации внимания. Физические приемы: контроль дыхания, причинение себе боли, повышенные мышечные напряжения за счет каких-либо мышц тела или сильного давления пяткой на пол и т. п. Особенно эти приемы могут быть эффективны, если используются тесты контрольных вопросов. Тестируемый понимает, что усилить реакцию на контрольный вопрос – значит избежать разоблачения его во лжи.
   В своих исследованиях Якичи Суцуки показал, что частота противодействий полиграфу сильно зависит от предыдущего контакта с полиграфом, т. е. от числа пройденных ранее полиграфных проверок. Те, кто ранее не проходит полиграфные проверки, противодействуют полиграфным процедурам в Японии в 8,1 % от общего числа обследованных. Кто имел один контакт с полиграфом – 22,6 %. Кто проходил дважды и более раз – 23,6 %. В России нет такой статистики. Но если бы она и была, эти цифры были бы значительно меньше. Но это не дает повода для успокоения. Мы почти на 40 лет позже начали массово использовать полиграф. Пройдет несколько лет, и мы приблизимся к этим показателям.
   Большинство специалистов, изучавших противодействия полиграфным проверкам, основное внимание уделяли их влиянию на точность прогноза и практически не затрагивали проблему влияния противодействия на отдельные физиологические реакции. (Хонст, Ходес и Раскин, 1985; Хонст, Раскин и Кирчер, 1987). Только немногие из специалистов (Кубис, 1962) пытались определить влияние отдельных видов противодействия на точность прогноза через отдельные каналы регистрируемых показателей.
   К первым исследованиям влияния противодействия на результаты полиграфных проверок следует отнести работы Ликкена, когда в 1960 году в лабораторных условиях группе студентов и сотрудников медицинского факультета Университета Минисоты было предложено обмануть полиграф. В качестве поощрения при удачном противодействии полагалось денежное вознаграждение в размере 10 долларов. Предварительно всем участникам была объяснена методика КР, ее механизмы. Была проведена тренировка по его искажению. В качестве теста был выбран наиболее защищенный вариант от противодействия. Тест на «знание виновного». Участники эксперимента были ознакомлены с вопросами. В процессе подготовки участникам испытаний было рекомендовано искажать информацию за счет амплитуды КР.
   Тест на «Знание виновного» был разработан Ликкеном как единственный высоко надежный тест для проведения полиграфных проверок. В результате обследования Ликкен пришел к выводу, что тест на «Знание виновного» – очень устойчив к целенаправленному искусственному искажению.
   Раскин и др. в 1985 году показали, что грамотное противодействие снижает точность прогноза до 22 процентов. Авторы утверждали, «что, к сожалению, полиграфологи полагают, что знают, как выявлять подобные вещи. В своих публикациях и заявлениях они утверждают, что, если обследуемый пытается противодействовать полиграфу, это отражается на кривых. Это абсолютно не верно».
   Существуют совершенно противоположные мнения об эффективности визуальной диагностики физических противодействий. Сотрудники Политехнического института и Университета штата Вирджиния Чарьз Роберт Хонта и Роберт Л. Ходес опубликовали материалы своих исследований по точности выявления механических противодействий. Болевое воздействие (прикусывание языка) было выявлено в 33 % случаев. При использовании других мышечных групп точность прогноза составляет 42 %, причем специалисту было заранее известно, что из 48 обследуемых – 24 человека будут искажать информацию. При анализе «вслепую», когда действия обследуемого для специалиста были неожиданными, противодействие тестированию было выявлено в 17 % случаев. Авторы пришли к выводу, что «ни один из экспериментов не подтвердил заявлений операторов, что физическое противодействие легко диагностировать. Это тем более важно, что операторам заранее было известно – сколько человек будут противодействовать тестированию и как. В реальных же условиях такие «оптимальные» ситуации, к сожалению, – невозможны.
   Дальнейшие исследования Стефенсона и Бэрри (1986 г.) показали, что оператор полиграфа в среднем выявляет около 10 процентов противодействий. Человек свободный от процедуры тестирования, наблюдающий только за возможным противодействием может выявить 43 процента случаев противодействия. Использование технических средств (система Лафайет» повысила точность выявления противодействия процедуре тестирования до 81 процента.
   Позже, в 1996 году, К. Б. Хонтс, М. К. Дэвитт, М. Вилбум и Д. К. Крчерг, проводя исследования при различных видах противодействия (механических и умственных) на точность прогноза теста на «Знание виновного» показали, что при механических способах противодействия точность прогноза достигала 10 процентов, при умственном до 50 процентов. Для повышения точности прогноза был использован дискременантный анализ, позволивший повысить прогноз до 80 процентов при диагностике «виновных» и столько же невиновных. Использование специально оборудованных кресел, фиксирующие возможность различных видов механических противодействий, позволило повысить точность до 85 процентов (Абрамс и Девидсон. 1988 г.). Все эти исследования были проведены в лабораторных условиях. Для фиксации механических способов противодействия было разработано специальное кресло Рэйда. Несмотря на свою уникальность, оно не могло фиксировать все виды механических противодействий, например, прикусывание языка.
   Майк Стивенсон и др. в 1988 году установили, что точность выявления механического противодействия может достигать 85 процентов. Без кресла прогноз снижался до 9 процентов. В случае, если перед обследуемым сидит специальный наблюдатель, то точность прогноза противодействия повышалась до 36 процентов. Для фиксации «механических» противодействий было разработано несколько вариантов устройств. Лафайет создал приставку, выполненную в виде пластины, устанавливаемой под передние или задние ножки кресла. Фирма-производитель полиграфов в США «Столтинг» изготовила кресло, в котором специальная система фиксировала изменение давления создаваемого движениями испытуемого. В качестве преобразователя использовались тензодатчики. Исследование эффективности данной системы было проведено на базе специальной лаборатории Канадского полицейского колледжа. В качестве испытуемых использовались 12 человек, прошедших 10–12 недельный курс подготовки специалистов полиграфа. В ходе обучения они были ознакомлены с различными методами противодействия. В качестве теста использовался числовой ряд от 1 до 10. Обследуемым ставилась задача во время тестирования трижды противодействовать процедуре проверки, используя любые приемы физического противодействия, кроме прикусывания языка. Оператор должен был наблюдать за тестируемыми и отмечать моменты противодействия, замеченные им. Обследуемые использовали любой из вариантов:
   1. Надавливание ногой на пол.
   2. Надавливание на пол пальцами ног.
   3. Сжатие мышцы бедра.
   4. Надавливание локтем.
   5. Сжатие сфинктера.
   6. Надавливание ладонью.
   7. Надавливание пяткой на пол.
   8. Надавливание на электроды КР.

   Результаты 12 обследований приведены в таблице № 4 (цитируется по Стивенсону и Бэри, 1990 г.)
   Из 36 случаев противодействия система не позволила выявить 8, из них 6 случаев сокращение сфинктера и по одному нажатие пяткой на пол и надавливание электродов КР. Ошибка составляла около 22 процентов.
   Не всегда экспериментальные исследования по эффективности противодействия имели в своей основе научное обоснование. Доусон (1981 г.) представил результаты проверки эффективности противодействия тесту контрольных вопросов с помощью активизации различных образований, событий. По его заключению данный способ малоэффективен. К сожалению, «эффективность» напрямую зависит от способности человека входить в образ. Если бы в качестве испытуемых были студенты театрального училища, то оценка была бы противоположной.
   

notes

Сноски

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →