Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Коровы являются носителями коровьей оспы, а вот куры ветрянку не переносят.

Еще   [X]

 0 

Голубая целительница глина (Травинка Валентина)

Тысячи читателей книг Валентины Травинки, пользуясь ее рекомендациями, смогли поправить свое здоровье, излечиться даже от тех недугов, перед которыми врачи давно опустили руки. Особенно много поразительных результатов лечения глиной: «Представляете, у меня прошли шпоры!..», «Я ставила по Вашему совету аппликации, и у меня исчезли высыпания на коже!», «Всего один сеанс, и у меня перестал болеть зуб!..»

Год издания: 2013

Цена: 48 руб.



С книгой «Голубая целительница глина» также читают:

Предпросмотр книги «Голубая целительница глина»

Голубая целительница глина

   Тысячи читателей книг Валентины Травинки, пользуясь ее рекомендациями, смогли поправить свое здоровье, излечиться даже от тех недугов, перед которыми врачи давно опустили руки. Особенно много поразительных результатов лечения глиной: «Представляете, у меня прошли шпоры!..», «Я ставила по Вашему совету аппликации, и у меня исчезли высыпания на коже!», «Всего один сеанс, и у меня перестал болеть зуб!..»
   Накопив огромный опыт лечения глиной, Валентина Михайловна посвятила глинотерапии отдельную книгу. Раскройте ее, и добрые знания «бабушки Травинки» помогут вам:
   – избавиться от подагры и суставных болей;
   – исцелить псориаз и кожные высыпания;
   – разгладить морщинки и сделать кожу нежной и гладкой;
   – очистить организм от гадости, которая в нем накопилась;
   – вылечить многие недуги, которые вам мешают.


Валентина Михайловна Травинка Голубая целительница глина

   Посвящаю моим читателям, тем, кто любит меня, кто помнит, кто рядом со мной, когда меня предают…

Отрывки из писем, которые я писала из испании моим читателям (вместо предисловия)

   Господи, позвоночник-то мой многострадальный стал не по дням, а по часам словно бы тяжелеть, будто на него кирпичи накладывать начали… Складки «железобетонные» возле наросли, не ущипнешь, и до того болезненные…
   Создавалось такое впечатление, что как раз туда, в эти отвисающие по бокам довольно некрасивые бурдюки, и направлялись те куски мяса, что я поедала, наслаждаясь широко известным в мире шведским столом. Их же не было до отъезда в Испанию, я прекрасно помню, потому что примеряла купальник и в кои веки посмотрела на себя в зеркало, проверяя, не слишком ли он оголяет тело. Неужели поджарые, сверххудощавые шведы смогли такое придумать?
   Просто погибель пришла! Я, надо сказать, всегда терпеть не могла свое временное прибавление в весе, сразу чувствуется тяжесть в желудке, да и в других местах дискомфорт…
   Про цвет лица умолчу, не стану говорить, как и о морщинах, которые, вопреки законам физики, стали этак нахально прорезать мое изрядно пополневшее лицо. Одним словом, никакого натягивания кожи вовсе и не произошло, потому как обжорство никому красоты и свежести еще не приносило.
   Под занавес сообщу вам этакое, что кое-кто и вздрогнет, те, которые мучаются годами от одной довольно распространенной болячки. Так вот, милые мои дамы и господа, поутру не смогла встать на пятки, такая резкая боль пронзила их при первом же моем шаге.
   Начала их самосильно растирать, чтобы преодолеть боль и добраться до заведения, которое посещают люди, как проснутся. Да, да, шпорочки выросли как на дрожжах тесто, словно по щучьему велению, на обеих моих пяточках и стали меня терзать каждодневно. А ведь, как вы помните, я их давненько еще изъяла при помощи глины, дополнительно делала примочки из старой урины.
   Мало того, и на свой третий этаж я теперь едва-едва дошагиваю. Это уже бедствие, потому что приходится раз по десять подниматься в свой номер, то с пляжа, то с завтрака, то с прогулки, то посушить купальник, то еще что. Так вот, мне это дается теперь с трудом. Но вы же прекрасно знаете мое отношение к подъемным механизмам типа лифта. Я считаю, что они придуманы нам во вред, потому как лестницы и марши для нас наилучшие спортснаряды, для них не надо строить спортзалы и изыскивать время среди нашей глобальной занятости.
   Никогда прежде меня не удручала неисправность лифтов, а теперь я нет-нет да и встаю в очередь, чтобы проехаться в кабиночке. Стыдоба какая!
   Как же быстро откликается наш организм на все, на хорошее и на плохое, думаю я в тоске. Я едва-едва переставляю ноги, потому что коленки напрочь задубели и не желают, вняв команде, идущей из головы, сгибаться и разгибаться как положено! Одним словом, откликнулись и коленки на вышеупомянутый столик, пришедший на землю Андалусии из Скандинавской страны.
   Исходя из вышесказанного, если предложить ему (организму, стало быть) нечто совсем обратное перееданию, то и это он воспримет с неменьшей готовностью и незамедлительно приступит к действию, то бишь к очищению. Возьмите-ка на заметочку, дорогие мои, данные сведения и не забывайте о величайших наших возможностях восстанавливать баланс в теле.
   Конечно, обратный ход всегда более труден и иной раз опасен. Видели, как машина идет задом, да? Очень осторожно и медленно, а то ведь и наткнуться на что-то можно. Будьте потому повнимательнее при исправлении ошибок, хорошо?!
   Кажется мне, что и сами болезни начинаются оттого и по той причине, что мы порой не в состоянии уловить предельный момент, не слышим голоса подкорки, которая кричит нам «караул!»…
   Одним словом, постараюсь выдюжить, выдержать до конца испытание, чтобы результаты его (испытания, эксперимента) были наилучшими. Как вы знаете, все относительно в нашем мире, и тут более уместно слово «наихудшими», критическими то есть…
   Конечно, я по утрам прислушиваюсь, чтобы не пропустить словечко, возникшее внутри («караул», значит), потому что уверена: недослышишь разок-другой-третий, и баста, диабет схватит тебя за белы рученьки, как говорится.
   Не знаю, не знаю, что имеет сказать медицина по этому поводу, но мои наблюдения за публикой, которая валяется-загорает здесь на лежаках, сдвоенных из-за недостатка площади для тела, которое возлежит на них, на подстилках и просто на песке кверху брюхом, свидетельствуют о том, что я близка к истине в своих предположениях о возникновении данной хвори, а упомянутая публика – к появлению у определенной части ее именно данного недуга…
   Я бабушка дотошная, как вы знаете, и частенько беру свою железку-помощницу (ту, что на ниточке, значит), чтобы проверить свои подозрения и еще раз убедиться в их достоверности, то есть какой именно орган у отдыхающего пребывает в глубокой хандре, не справился, стало быть, с возложенной на него задачей – переваривать обилие съеденного и раскладывать все на полагающиеся по физиологии места, а не в бока, скажем, которые из-за того и обвисли зримо.
   И что же? Мои визуальные (на глазок, значит) наблюдения вполне подтверждает маятничек. Точно, точно, поджелудочная железа пыхтит, из сил выбивается. Многое она уже сумела отложить в окорока, в талию бывшую, в зад (простите меня за не особенно культурное выражение), который едва-едва вмещается на легкий пластмассовый стульчик, где вечером сидит испытуемый – ну тот, кому на одинарном лежаке было не поместиться.
   Да, да, железа очень устала, ей и не хочется вовсе кидать непереваренную пищу на сердце, но выхода нет. Конечно, она старается помочь человеку, принимается ныть-болеть, но, увы, не слышит разумное существо… Оно деньги считает-подсчитывает и, выяснив, что их хватит, снова стремится приобрести и поглотить что-нибудь вкусненькое. Подумаешь, натоптыши мешают ходить, размышляет гомо сапиенс, зато какая выпечка в здешних краях! Зашибись!
   Чего только не придумывают испанские кулинары!
   Масла не жалеют, пряностей тоже, миндаля у них леса и перелески, земли не видать из-за деревьев, на которых созревают орешки. Вкуснота!
   Кого же мне так здорово напоминает тот, кто едва поместился в кресле?.. Особенно могучей, вернее, невиданных объемов шеей, вон и подбородок даже не двойной, а чуть ли не тройной…
   Ба! Конечно же, именно такими и были разжиревшие не в меру римские патриции, стало быть, сливки те самые, которые всерьез считали (о том имеются исторические записи!), что массаж, скажем, – привилегия богачей, а презренные рабы не имеют на то права. Странно, странно, а нужно ли было вообще такое право тощим, работой изнуренным рабам? Зачем им, спрашивается, массаж, когда у них кожа да кости от непосильного труда? Как раз богатеям с обильными телесами он только и нужен, просто необходим был…
   И с чего они так увлеклись-занялись едой-пищей безмерно? Почему осели на широченных ложах-тахтах и до того долежались на оных, что стали не способны обеспечивать физиологические потребности красивых голых рабынь, которых им предлагали для услады утром и к вечеру?! Вот чудаки-то…
   Однако что-то я сильно закивала на Ивана да Петра, а бревно-то ведь завелось в моем собственном глазу. Расписываю красочно окорока на боках древних римлян, хотя мне экстренно надо свои тереть-растирать!
   Если вы не забыли, читая мои претензии к излишне располневшим патрициям, то я все еще нахожусь в эксперименте, и поскольку затрагиваю довольно веселые темы, вы догадываетесь: пока что я не стала жертвой его (эксперимента). Конечно, рядом нет римлян, зато, как я уже упоминала, сколько угодно весьма ожиревших господ обоего пола, так что во все века, и в теперешний в одинаковой степени, человек поддается соблазну вкусить чего-либо пожирнее-посытнее. Особенно детишек жаль. Я, признаться, не думала, что и в этих местах люди столь опрометчиво относятся к своему чаду, к его здоровью то есть.
   Сейчас давайте устроим небольшой экскурс в медицинскую науку. Хотя еще наш поэт-демократ Николай Алексеевич Некрасов в своей поэме «Кому на Руси жить хорошо» получше всяких научных светил установил, отчего есть-пошла подагра та самая, которая, как я уже чувствую, начинает сковывать мои кости и мышцы. Итак, он определил и поэтически отразил истоки данной хворобы. Главной же его заслугой было установление факта, какая именно часть населения земли склонна страдать этой самой хворобой. Помните поэму? Напомню. Оказывается, подагра – болезнь богатеев. Представляете?
   Правда, по последним научным изысканиям на данную тему сделано заключение, что оная подагра – болезнь творческих людей. Каково? Причем приводятся сногсшибательные примеры, перечислять их нет смысла, потому как чуть ли не у всех великих людей нашего и других континентов была констатирована эта злостная болячка. И с таким заключением можно согласиться. Творческие люди мало бегают, на месте больше сидят… И все же пора вернуться к моим собственным органам и частям тела, потраченным этой самой хворью, поскольку проявление ее на руках-ногах можно считать главным ущербом, который мне нанес знаменитый шведский стол. Снова приглашаю читателя несколько часов побыть со мною, так сказать, в моей шкуре, в тот самый момент, который назовем критическим. Как вы знаете, мне хотелось довести эксперимент до логического конца. Опишем итоги первой недели, поскольку они уже имелись в наличии.
   В последнюю ночь первой недели начался тяжелый приступ колита. Я проснулась в холодном липком поту и поняла, что вот-вот наступит решительный поворот в моей биографии, то есть если сказать проще, то чертить-писать будет уже не о чем, поскольку первая часть слова, «био», близка к исчезновению из обихода. Потом стало сводить судорогой ноги, что в данном случае подтвердило обычное пищевое отравление на почве объедания.
   Да, удар по желудку, печени и всему тракту был чрезвычайно сильным, и потому-то во вторую неделю стали одно за другим появляться следствия, то в одной части тела, то в другой. Сто лет у меня не болел желудок, теперь и он хандрил. Я уже забыла, как ноет печень, но принялась и она напоминать мне о себе каждую ночь (в три часа!). Лет десять, как кончились запоры, теперь и они снова стали портить цвет лица. Одним словом, все что могло, разбалансировалось-возбудилось.
   Ну вот, дорогие мои, мы вместе разыскали причины и следствия. Приеду домой, – дала я себе зарок, – сажусь на голодный паек. Сухарики диетические и чаек утром, вечером и днем, и ничего более. Тем самым я изыму причину, а что касается следствий, застрявших во всех органах и объявившихся, как я уже писала выше, на многих частях тела наружно, то их надо было срочно ликвидировать. И тут мои надежды были только на врачевательницу волшебной силы – глину.
   Поэтому-то я и отложила книгу о детях, а принялась за написание данной, поскольку много фактического материала для создания рукописи (хворей, стало быть) гнездилось внутри моего собственного организма. Да и вообще я обычно рассказываю о том, что сама пережила либо чего сама добилась, помогая другим.
   Только не думайте, пожалуйста, что мои страдания не имеют никакого отношения к вам. Отнюдь! Как раз невольное вхождение в небезопасный, как оказалось, эксперимент имело подспудной целью (по наитию, значит) доказать, сколь небезвреден для здоровья прием пищи сверх того, что нашему организму требуется. Да, у меня получился ускоренный во времени процесс, но и замедленный, каждодневное в течение нескольких лет, а то и десятилетий превышение нормы еды в конце концов приводит к тому же результату, друзья мои, к болезням.
   Так, так, чувствую издали, как накаляются страсти в груди у кого-то. Что же она придумывает, лапшу нам на уши вешает наша Травинка, а?! Да сейчас денег у многих на эту самую еду вовсе нет, а она о переедании.
   Однако умерьте пыл, мои милые оппоненты. У моей мамы во время блокады прошли сверхсерьезные заболевания, и они более не возвращались! Я уверена, что не только с нею, но и со многими другими мамами, папами, тетями и дядями произошло подобное…
   Как-то в разгар перестройки я попросила у одного известного в Питере доктора в долг энную сумму, сказав при этом, что я, видите ли, за чертой бедности в данный момент. И знаете, что он ответил (дав мне в долг): «Вы за чертой глупости, Валентина Михайловна. Извините, но это факт!»
   Да, он был прав, и я вполне с ним согласна, и если вернуться к нашим рассуждениям, что есть превышение, то можно утверждать: организму для жизнедеятельности и для жизнерадостности нужны микродозы, а мы употребляем не то что макродозы, а килограммы, вот это и является превышением в тысячу и более раз!
   Сейчас же мы приступим к восстановлению того, что мы сами, собственноручно по своей неразумности и рушим в организме (читайте предыдущие страницы об испанском эксперименте). Естественно, не только превышение норм еды ведет к хворям, но и любое другое превышение. Как только мы заметно удаляемся от золотой середины, меры во всем: в еде, в развлечениях, в наслаждениях, в беге либо в отдыхе, так сразу же, в иных случаях, правда, постепенно, и нарушается баланс, тот самый, что держит нас на плаву в реке жизни.
   Итак, в путь, мои дорогие, ведущий нас к избавлению от хвороб, поскольку, как писал Поль Брэгг, болеть – это не значит жить. Прекрасные слова! Одно можно добавить к ним, вернее, продолжить мысль: жить – это значит радоваться!

Глава 1
Целительница российская глинушка

   Одним словом, вы из моих писем многое узнали, а кое-кто с моих знакомцев просто портрет может списывать свой собственный, это касается толстяков, к примеру. Каким-то читателям мои басни о других тетях и дядях внесли тревогу в сердце: права, мол, бабушка наша Травинка на 100 процентов. И точно, мы неразумно действуем, ведь она на опыте своем, войдя в эксперимент, показала, как губит человек сам себя, когда разгораются его аппетиты при наступивших благоприятных условиях…
   Однако что тут печалиться-горевать, если я вам сейчас стану рассказывать о том, как выйти из кризисной ситуации, ежели кто-то из вас переступил черту разумного, по отношению к еде, скажем. Конечно, вам, когда вы еще только познакомились с оглавлением-содержанием, показалось странным, неужто снова эта голубая глина, неужели она еще что-то смогла починить в организме человека. Да, да, мои милые, все она, та же голубая волшебница принялась лечить-вылечивать такие хвори, что у меня самой мурашки по спине бегают, когда я итоги-результаты вижу от ее воздействия. Вот уж точно подмечено: все гениальное просто. Чего уж проще: берем из земли некую часть под названием глина, и она ни с того ни с сего становится просто-таки панацеей от заболеваний, над которыми ломают голову – и копья тоже – многочисленные отряды отечественных и зарубежных эскулапов, но, увы… Конечно, я тут могу добавить, перед тем как начать описывать ее борьбу с болячками всяческого рода и вида, что и сама я стала довольно творчески и, я сказала бы, с предельным уважением относиться к ее возможностям, почему и добилась некоторых успехов в глинотерапии, я думаю.
   Действительно, каждый раз, когда появлялись какие-то видимые успехи в лечении, я начинала раздумывать, почему же мне это удалось. И пришла к выводу, немало меня поразившему.
   Глиночка то, пролежавшая в земле тысячи, а то и более лет невостребованной, не замеченною теми, кто ходит-бродит по ней либо рядом с нею, видимо, была польщена таким вниманием с моей стороны, а посему и стала мне открывать один секрет за другим.
   Конечно, вам показался данный вывод несколько абсурдным, да? Но я ничем иным не могу объяснить тот непреложный факт, что загадки стали отгадываться сходу, во всяком случае, я начала оперировать свойствами глины как-то запросто, будто заранее знала, что именно она мне еще хочет подсказать.
   Ну, все, мои дорогие, я вас напрочь заинтриговала, а поэтому уже со следующей странички начну вам сообщать о случайностях, которые стали превращаться в случаи, то есть в фактический статистический материал на тему «Использование отечественных глин в борьбе за здоровье человека», – выразимся научно и солидно, потому как свойства целительницы-глинушки вполне того заслуживают.
   А сейчас мне хочется дать вам несколько практических советов, чтобы потом вы не сетовали: ах, мы не знали, ох мы не успели, увы, все замерзло, не отколешь ни кусочка, а глины надобно много… Наш главный редактор несказанно обрадовался, когда я пообещала, что поднапрягусь, но сдам рукопись задолго до заморозков, чтобы люди сумели почитать, принять к сведению, а главное, запастись исходным материалом для глинотерапии на дому.
   Так что скажем ему большое спасибо за то, что сразу усмотрел он в бабушке полезного для народа автора и взялся печатать-издавать ее книжечки ну просто молниеносно. Он, конечно, уже понял ваши чаяния, поскольку многие звонят в издательство, хотят встретиться со мною, интересуются, когда выйдет следующая моя книга. Итак, совет первый и самый необходимый. Ищитенаходите голубые пласты, запасайтесь вышеупомянутым материалом впрок, на всю зиму, чтобы от многих болячек заблаговременно избавиться, чтобы они не переходили в опасную форму, чтобы изымали вы сами то, что вам совершенно не нужно, то есть всякие опухоли, воспаления, кисты и тому подобное.
   Повнимательнее перечитайте, как усилить глину при помощи солнышка, сделайте ее еще более действенной и могучей, чтобы, когда вы станете разыскивать в моих описаниях свои собственные симптомы, вы бы уже были во всеоружии, сразу бы и принялись за изничтожение «минусов», тогда они у вас превратятся в свою полную противоположность, то есть в плюсики, поначалу всего скорее неуверенные, а затем и в настоящие, четкие, в те самые, которые вам скажут: все в порядке, ушла грязь, то есть болезнь (помните, что болезнь есть не что иное, как грязь, попавшая в организм, да?).
   Не забудьте проверить глины, которые вы решили набрать, чтобы зря не тратить силы на перевозку их. Снова гаечкою. Навели на пласт, стала она к вам весело приближаться вместе с ниточкою, и чем дальше вы отходите от пласта, тем все круче. Отсчитали метров восемь-девять, и баста. Годится! Прекрасный лечебный материал нашли. Только тогда и везите ее на тележке или на машине к себе домой.
   Последний совет такой. Он тоже из практики. Своим опытом поделилась моя хорошая знакомая. Помещение у нее маленькое («хрущевка»), куда глину деть – проблема. И тут она обследовала свой подвал, куда вход с лестницы, и обнаружила, что там места хватит не на одну грузовую машину. Расчистила уголочек, что рядом с лестницей, которая ведет в тот подвал, постелила досок, и все, – готово хранилище.
   Было бы неплохо, чтобы соседи не заинтересовались вашими действиями, злых людей немало, как знаете. А так, как-нибудь вечерком и внесите первую порцию в ваши запасы, потом в другой день… Она позвала однажды друзей, и меня в том числе, мы посидели допоздна, попели-побеседовали, а когда народ угомонился, улегся отдыхать, мы и принялись за работу. Конечно, неплохо бы открыть тайну своих помыслов самому низкому чину из начальников, то бишь дворнику. Подарите мою книжечку, расскажите о чудесной помощнице, которую вы хотите упрятать в подведомственное ей помещение. Я считаю, что вариант не из плохих. Впрочем, проявите максимум находчивости во имя своего собственного здоровья и хорошего самочувствия домочадцев. Вы уже знаете, что надо запастись марлей или широкими бинтами, множеством простых и шерстяных тряпочек, чтобы они всегда были под рукой, если вы решили сделать в какой-то день аппликацию.
   Все эти подсобные материалы надо всегда простирывать после использования, просушивать и держать в мешочке, чтобы не суетиться, не нервничать, чтобы понапрасну не тратить время, которого и без того постоянно недостает.
   Почему я так подробно вам все это объясняю? Не догадываетесь? Я ведь прекрасно изучила вашу психологию, друзья мои. Не сразу разыскали тряпицу, ушло время? Лучше завтра… правильно, лучше завтра, чем сегодня. Тут к вам подкрадывается наша давняя приятельница, неряшливая дамочка средних лет по имени
   Лень, которая сразу же и начинает вам нашептывать: «Ложись-ка, голубушка моя, в постельку, вон и муженек тебя поджидает!»
   Вы тут же разомлели, сразу же и из головы выскочило, что у вас давно что-то в низу живота побаливает, да и в груди нечто вроде шарика кататься начало. Назавтра дел невпроворот, и вот вы уже и запустили свою хворобу, которая вам не раз говорила: «Болею-болею, полечи же меня, милочка моя, помоги мне и себе заодно!..»
   Да, родные мои люди, все наши неприятности, а то и хворобы начинаются как раз по той самой причине, что мы не умеем себя слушать. Дядю, тетю, подругу, колдунью – пожалуйста, сколько угодно. Молока надо выпивать в день по полтора литра – с удовольствием, лавровый лист заваривать и принимать – морщимся, но пьем, подорожник по три раза перед обедом – не забудем.
   Одним словом, советов, которые нам дают «знающие» люди, не перечесть, и мы бегом стремимся их выполнить; неважно, что с первой ложки какого-либо якобы сверхполезного настоя наша печень просто кулаками стучит в правое подреберье, поскольку сказать выразить свое возмущение иначе она не в состоянии.
   Но мы стойко продолжаем все делать по указанной схеме, исполнять, не отступая ни на шаг. И никакие сигналы наших органов изнутри зачастую не способны нас остановить. Вот, скажем, все знаем, что переедание вредно, что любой лишний кусок обернется настоящим ядом, но, увы, – «пузо лопни, но добро не пропади». К данной теме мы еще вернемся в связи с испанским экспериментом (вы уже читали о моем приобщении к шведскому столу и о том, что из того вышло).
   Не думайте, что мои первые усилия по излечению собственной хвори не связаны с тем, о чем я только что писала. Отнюдь. Это, можно сказать, вхождение в тему. Конечно, в данном конкретном случае я сама себя и корю, словами разными малокультурными называю, поскольку и на старуху бывает проруха. Итак, сразу же начнем с той моей болячки, которую я, как приехала из Испании, так буквально на третий день и принялась изничтожать, поскольку сильно заболела. Итак…

Глава 2
Как я расправилась с воспалением легких

   Вижу, вижу, усмехаетесь и размышляете примерно так, прочитав заголовок: как это бабушка Травинка сумела схватить воспаление легких, да еще в Испании, о которой она ведет речь, там ведь люди в обморок от жары падают; вот недавно сообщали, что и совсем худое с ними приключается на том солнцепеке… Правильно и очень грамотно рассуждаете, милые мои сограждане. Но коль скоро удивились вы (как сумела схватить…), то все опишу более подробно. Читайте-читайте, очень даже полезно узнать, как я «дошла до жизни такой»: в том солнечном краю, в котором даже ночью народ в отелях включает кондиционеры, воды без кусочков льда не в силах выпить.
   В первый же день, как вышла на пляж, так сразу же и ринулась в морские просторы, поскольку люблю воду и глубину, конечно же. Плыву это я, голова под водою, ножками мельтешу… И вдруг пронзительно ощущаю: течение-то холоднющее! Через минуту-другую (вынула голову и снова ее в воду погрузила) разумная мысль меня посетила: надобно грести к берегу, а то в такой холодюге и менингит можно заработать… Вылезла, зуб на зуб не попадает, сделала пробежечку и вижу, что купающихся-то раз, два и обчелся.
   Странно… Детишек мамаши прямо в махровые полотенца преогромные сразу прячут, как только те поплескаются возле берега. Губешки у них синие, однако…
   Казалось бы, картина ясная, можно было бы сделать определенный однозначный вывод, правда? Но, увы. Завтра, послезавтра и в последующие дни я снова ныряю в студеную, без преувеличения, морскую глубину, и опять же с головкой, поскольку именно так люблю плавать где бы то ни было.
   Купаюсь и выводов разумных не делаю, выводов не делаю и купаюсь… Частенько меня берет озноб, и не только при выходе из моря. Но снова мозговые клетки, как говорится, ни с места долой: видимо, застыли от этакой прохлады, думать здраво потеряли способность.
   Теперь я, перед тем как окунуться, долго хожу по мокрому песку, что нелегко. Делаю километров пять, от мола до мола и обратно, но, как ни удивительно, дойдя до края морской полосы у мола, что слева от нашего отеля, я не горю желанием освежиться. Хотя устала, разогрелась от быстрой ходьбы, да и светило высоко поднялось.
   Стою и смотрю вдаль, в сторону Гибралтара, как я позже установила, за которым начинается Африка, а чуть правее – Атлантический мировой океан. Да, так вот стою и стою, якобы любуясь морской далью, а на самом деле готовлю себя психологически к очередному омовению.
   Влезать в воду категорически не хочется, чувствую всеми фибрами своей души, как говорится. Но я упорно ожидаю момента, когда глупый разум даст команду: купнись же! Неужто отойдешь? Далее мысли работают в таком направлении. Тебе путевку родное издательство подарило в такую поистине экзотическую страну, на такое (Средиземное, между прочим) море, а ты дрейфишь. Да это же целебная вода, в ней на каждый кубический метр до пуда всяческих солей… Лезь немедленно, трусиха! И трусиха рассекает волну своей глупой головою и плывет. Плывет до тех пор, пока не только вышеуказанная часть тела, но и все оно в целом начинает заметно холодеть. Снова где-то в глубине подсознания кто-то едва внятно – верно, охрип оравши, – шепчет о возможности воспаления важнейших органов. Но, увы, упрямая мысль, засевшая над подкоркой, видимо, перебивает слабый голос: ничего, перетерпишь, надобно использовать подарок на всю катушку (вроде того шведского стола, от которого у меня чуть было совсем не отказал желудок, если вы припоминаете).
   Таким образом, все десять дней (четыре, слава богу, не купалась, поскольку ездила на экскурсии) побеждал он, настырный, тот самый, от которого одно горе, во всяком случае, неприятностей не оберешься, если будешь только ему, уму, стало быть, подчиняться.
   Наконец прибыла в родные места, а тут приятельница в Воейково позвала: озеро теплое, коричневое, вода ласковая, дна не достать. Как глянула я на мои милые березки, что оторачивали лесной водоемчик, которых не видела ни единой целых две недели, так сразу и стала одежку скидывать с себя.
   Чуть ли не час плавала на середину и обратно. В это время скрылось солнышко, поднялся ветер, так что на берегу меня встретила совсем иная атмосфера, нежели в Испании, как вы понимаете. Едва-едва в брючки дрожащие ноги засунула, о костре стала мечтать, которого и зажечь нечем было…
   Теперь вы поняли, почему у меня началось воспаление легких, и притом двустороннее, да? Можно сказать, в одном легком отразился холод атлантической волны, а в другом – северный ветер. Хорошенькая история! И ведь если разобраться как следует в данной ситуации, то иначе как дуростью и не назовешь причину заболевания, вам не кажется?
   А стоило хоть разочек внять сигналу наития, когда трясло все мои члены на том горячем как огонь песке, и повернула бы я свои стопы к голубому бассейну, что размещался во дворе нашего отеля под именем «Амарагуа», причем не один, а целых три с достаточной глубиною – от двух до трех метров! И удовольствия получила бы не меньше от водных процедур, а болезнь уж точно бы не заработала.
   Отдых закончился не совсем весело: уже на третий день по приезде я сотрясала свою «хрущевку» приступами кашля, а из носа текло невесть что, сгущаясь по мере борьбы, все четырнадцать дней. Где тонко, там и рвется. Последнюю порцию глины отдала для лечения глазок одной малышки, которая пришла со своей мамой на второй день после приезда моего из дальних стран, так что осталась я с хворью один на один, поскольку таблеток и уколов не признаю.
   Знакомая врач прослушала, где именно развилось воспаление, сделала мне горчичную накладку на спину, но, увы… Брожу как тень, а больше лежу, полотенцем утираюсь ежеминутно. Температура, которая у меня бывает в десять лет один раз, каждый день стала подпрыгивать, а вечерами появлялась постоянно, как штык. В общем, симптомы весьма и весьма грустные…
   И вот как-то днем раздается звонок: Валентина Михайловна, мы сейчас вам глины привезем целый мешок. Голубой, просто как масло. И притащили! Залили ее водою, а наутро я пригласила приятельницу: помоги, мол, лепешку на спину поставить, поскольку сама уже сил никаких не имею – дошла старушка.
   И представьте себе, через два часа ровно тяжесть со спины словно бы спала, дышать стало легче. Вот это помощница прибыла в дом! Без всяких таблеток, без единого шприца пошла в бой на мою хворь и… Во всяком случае, наутро у меня появились силы, чтобы проверить, что же там оказалось на голубом пласте, на котором я накануне пару часов отлежала.
   Диагноз моей приятельницы полностью подтвердился: да, в нижней части одного и другого легкого минусовала глинка. Еще разок поставили, еще – и все! Исчез минус, побежала гаечка мне навстречу, рассказывая о том, что прекрасно справилась голубая волшебница с порученным ей делом.
   Теперь надо было приниматься за носик, к тому времени изрядно подпухший. Не только он, но и все лицо заметно округлилось. Конечно, носоглотке тоже немало досталось, потому что горло отказывалось принимать даже любое питье, будь то горячее или холодное, о еде и говорить не приходится. Правда, все две недели ела я предельно мало. Это всегда меня спасало, отсутствие аппетита. Кроме того, еще был великолепный помощник – сон, спала по 15–16 часов. Итак, теперь я аппликации ставила на лоб, потому что пазухи болели – не дотронуться, а гундосила я так, что никто не узнавал моего голоса.
   Тут пришлось повозиться. Четыре, пять, шесть раз залепляю толстым слоем эти пазухи, но выкачать то, что там накопилось, было трудно даже чудной целительнице-глинке большой силы. Снова мелькнула у меня мысль о менингите, от которой на этот раз как-то похолодало не только в голове, но и в сердце. И чем же я буду думать в остатние дни, ежели… Ой, ой!
   Что уж говорить, взвоешь от такой перспективы, тем более, что чувствую, неладно с головушкою садовою дурною. И снова она меня выручила, голубушка моя голубая. Привезли мне ребятки еще преогромный мешок глины, сочинила я себе нечто вроде шлемика, завязалась, одна носопырка видна, и лежу.
   И стала у меня вся голова ныть-болеть неимоверно! Я, конечно, терплю, уговариваю себя: молчи, мол, сама виновата, да и не мешай волшебнице работать, она там каждый сантиметрик просматривает, разыскивает в самой глубине воспаление. И надо сказать великое спасибо ей, волшебнице, потому как глиняный шлемик довольно быстро все подправил, всю нечисть извлек из моей глупой головушки, и перестала она вскоре болеть.
   Сопли, которые нескончаемой рекой лились, как из водопроводного крана, тоже поунялись, причем довольно заметно, после использования того шлемика, о котором я только что рассказала.
   Одним словом, постепенно-постепенно все симптомы отошли, даже слабость струхнула перед глинкою, и стала я выздоравливать, выходить из кризиса, что называется. Однако дней через десять снова сделала контрольную аппликацию. С легкими все уладилось, а вот с пазухами пришлось еще повозиться.
   Тут уж я должна вам подчеркнуть-напомнить, что говорят американцы по этому поводу: от соплей даже рак бывает… Так что, дорогие мои, непременно повторите процедуры именно с носоглоткой, чтобы там все было чисто-пречисто, пусть врачевательница голубенькая все словно метелочкой оттуда выметет, чтобы потом никаких осложнений не получилось при небольшом ослаблении организма, как это часто бывает.
   Подумать только, сколько хлопот-забот зряшных доставляет сам себе человек, этот умный-разумный гомо сапиенс. И зачем ему только Господь разум подарил?! Совершенно он не умеет им разумно пользоваться, если совершает поступки крайне алогичные. И все норовит во вред себе сделать, заметили? Я уверена, что подробно изложенная мною история о том, как я застудила себе легкие и глупую старую головушку в водах всемирно известного моря, многим напомнит кое-какие ситуации, имевшие место, как говорится, и в их жизни. Дорогие мои, очень вас прошу, слушайте свой внутренний голос. Он как ангел-хранитель, данный вам от рождения для радости, для помощи в делах, для удачи, в конце концов, а вы часто никакого внимания не обращаете на его предупреждения. Считаете, что Травинка ставит перед вами непосильную задачу, да?
   Ничуть! Давайте еще разок пройдемся по данной теме, хорошо? Не возражайте, пожалуйста. Вон я о глине столько писала, столько подробностей привела, а мои читатели звонят и говорят: очень прошу, приезжайте ко мне (дорогу оплачу!), поставьте один разочек сами, а то я не поняла, как именно ее, эту аппликацию, наложить на больное место.
   ?!?
   Казалось бы, все растолковала, разжевала, проглоти, моя милая читательница… Но, увы, надо, оказывается, еще и показать.
   Другая особа пошла намного дальше в своих пожеланиях: вот когда вы (я, значит) своими руками мне на спину положите, тогда и пройдет… Родная моя читательница, если я начну самолично ставить глиняные лепешки на животик, скажем, то ведь у меня уже не останется времени для того, чтобы написать следующую книгу, для вас в том числе.
   Что же касается моих ручек, якобы особенных, по вашему мнению, то тут вы недооцениваете, прежде всего, себя. Сколько раз я вам говорила, что сами вы и есть волшебники и феи, потому как «своя рубашка ближе к телу». Это позже люди придали данной пословице несколько иной смысл, а первоначальный же как раз о том и говорил, что люди давным-давно приметили: лишь сам себе человек может помочь, а не дядя. Недаром теперь целую серию книг выпускают под таким именно грифом: «Исцели себя сам», потому что в этом изречении содержится глубочайшая мудрость.
   Возвращаясь к сказанному выше, продолжу. Утром, как проснетесь, закиньте себе в головку мысль. Она несложна, примитивна, можно сказать, она, может быть, покажется вам абсурдной, поскольку вы не верите в себя, не привыкли этого делать (да вам многие годы это и не разрешалось, потому как другие думали за вас, а вы слепо подчинялись тому, что они там придумают). Итак, вы говорите себе: Я все смогу. У меня все сегодня выйдет. Все удастся мне! Такие приблизительно словечки закидываете себе в подкорку разика два-три и снова засыпаете минут на десять.
   Заверяю вас, в одно прекрасное утро вы проснетесь без звонка будильника, и уже не вы сами, а кто-то внутри вас повторит те заветные, поистине магические фразы. И приметесь за дела, которые пойдут-побегут у вас теперь полегонечку, но не потихонечку, а по-быстрому. Уйму их переделаете. Запишите для первого раза, что именно вам удалось сделать в такой день, и к вечеру непременно удивитесь: неужели это я все успела?! В такой ставший для вас удачливым денек и глиночку поставьте на то место, что засвербело, и справится она с худом, а ваши собственные ручки будут ей помощницами!
   Важно, чтобы вы поскорее услышали то, что закинули в свое подсознание, чтобы оно откликнулось, как говорится, и принялось бы работать-трудиться на вас. К сожалению, давно мы с вами несколько оглохли, живем, как поет чудная наша Маша Распутина:
И в обычной суете по течению плывем…
Кто устал, а кто ленив,
Кто единым взглядом жив…

   Подчиняемся тому, что тетя Клава по радио сообщила либо о чем дядя Федя, новоиспеченный колдун, по телевизору оповестил. Кстати сказать, могли бы и поведать в своей рекламе о лучших курортах Испании, что там водица дюже холодная бывает, но, увы… И если вернуться еще разок на то побережье, о котором я вам рассказывала на нескольких страницах подряд, то примем во внимание такой факт. Я себе плаваю, замерзаю, разум мой говорит, терпи, мол, понапрасну что ли ты прибыла в такую даль, пять часов добиралась в теплые края на «Ту-154».
   А подсознание-то вперед побежало, поглощая временные километры молниеносно. Я, скажем, еще в июле ковыляю по берегу, а наитие пробежало вперед три недели, увидело там непорядок в голове, что-то вроде менингита, и кричит мне в самое ухо: вылезай, мол, из воды, а то заработаешь болезнь, менингит, стало быть. Да, удивительные свойства даны нашей подкорке – просматривать намного вперед до прожитых дней, так и пользуйся вроде бы господним подарком. Но мы свои дурацкие (иначе и не скажешь) доводы приводим.
   Недаром я снова про подкорку речь завела. Когда я хворала, она меня и надоумила, про осинку-то мне напомнила. Привезла мне приятельница по моей просьбе несколько тоненьких полешек загадочного этого деревца с будто железными листочками, и положила я их на пол как раз под область своих дыхательных органов. А одно оставила, положу, думаю, над порогом, на карниз, потому как предыдущие у меня давнишние, засохшие; верно, силу свою потеряли.
   Проходит несколько дней, вынула я осинку из-под кровати, стала проверять гаечкою. Вот тебе и раз! Такой минус пошел ни с того, ни с сего. А над тем, что на карнизе лежало, ни-ни! Качается этак весело-радостно гаечка от меня и обратно, указывая на то, что в данной древесине полным-полно биосил.
   Так что имейте в виду: осинка тоже умеет убирать плохое, хотя у нее роль – зло изничтожать. В общем, работает по совместительству, выходит: и хвори берет, и злобу снимает. Наверное, и на носовые пазухи можно бы ее поставить на часок-другой. Правда, хорошую плашечку приятельнице отдала (тяжелая у нее болячка, не приведи Господь!), пусть, думаю, ей поможет.
   Все, запрос сделаю, чтобы еще привезли осинки, тем более, что, чувствую, накапливается снова в пазухах что-то весьма препротивное. Примусь-ка я изымать совместным способом: и глинами, и осиною, и монетками. Надо сказать, что одно другому ничуть не мешает, каждому хватает дел, если болячка серьезная и затягивается.
   К объединенному воздействию мы еще вернемся, а сейчас начнем следующий этап по поправке здоровьишка бабушки Травинки, которая действовала весьма и весьма неразумно там, в Испании. Правда, прочитав заголовок, вы сразу поймете, что дело касается не только ее, но и других людей, которых очень даже немало в СНГ и других странах.

Глава 3
Берегись, подагра!

   Об исторических корнях этой хвори мы больше не станем беседовать. Теперь примемся выравнивать наши изрядно покривившиеся пальчики на руках, восстанавливать плохо действующие суставы (локоточки, коленки и т. д.). Конечно, если бы я не объедалась за этим злосчастным шведским столом, придуманным для нашей погибели, особенно для тех, кто любит поесть, то мои обрамленные солями наподобие стен в сталактитовых пещерах косточки-суставчики еще бы жили-поживали и не беспокоили бабушку лет этак пять, а то и более, тем паче что штангой она не занимается, в пинг-понг не может устроиться играть, то есть двигает ручками предельно редко и мало. Но недаром говорится: нет худа без добра! Вот уж точно! Давненько я чувствовала скованность в плечевом суставе, особенно в левом. Иной раз ночью так заноет, что уснуть не в силах. В связи с тем, однако, что гром не грянул, то и я, как и многие из вас, в ус не дула, что пора, мол, приниматься за скрытые внутри те самые подагрические утолщения, которые у других, к примеру, появились на руках, и в довольно значительных размерах. И, как вы читали в самом начале книги, гром грянул, все обострилось, и даже мои сравнительно ровненькие персты (пальцы, значит) выглядели довольно «молодыми», так что и визуально, и по болезненным ощущениям пора было приниматься за дело… Но как же приниматься, если врачи, известные всему, а не только медицинскому, миру, не раз попытки делали справиться с этим жутким артрозом, артритом и тому подобными мучительными болячками, которые портят не только настроение, но и жизнь довольно значительной части человечества?!
   Профессор Залманов, скажем, обещает нам умерить боли горячей водой, господин Кнейп тоже утверждает, что страдания можно значительно облегчить, но уже при помощи холода. О других эскулапах говорить не будем, потому как наши отечественные просто предлагают инвалидность и отправляют восвояси людей, которые пришли с жалобами на нестерпимые боли в области всех имеющихся в наличии суставов, чтобы они не мешали им работать. Представляете себе, какая нелегкая задача передо мною стояла? Если учесть, что мое заболевание – одна из худших форм (окостенение всех хрящей, которые известны анатомам, процесс, безостановочно ведущий организм к погибели), то я поначалу струхнула. А позднее, так как нытье, которое продолжалось и днем, а не только ночью, столь меня утомило, что я была на все согласна, обратилась к своей давней спасительнице, с которой вы уже хорошо знакомы.
   – Милая моя глиночка, – взмолилась как-то поутру я, – помоги ты мне, кудесница, а я потом другим обо всем поведаю!
   Тут уж я стала прислушиваться к своему внутреннему голосу повнимательнее, ушки на макушке. И что же? Он-то и подсказал, куда что именно поставить-приложить, поскольку болело повсюду.
   Положила я в марлечку целебного снадобья толщиною сантиметра три и перекинула как бы через плечо, как полотенце, закрепила как следует, укутала свитером и забралась под ватное одеяло, с тем чтобы разогреться побыстрее. Посплю, думаю, два часа, как положено, а затем проверю, взялась ли врачевательница за мою хворь.
   Однако не тут-то было, поспать не удалось, ибо уже минут через десять появились в плечевом суставе такие боли, что захотелось тут же сбросить аппликацию. Лежу и терплю, терплю и лежу, а самой выть хочется от того, что там стала выделывать глинка.
   Ощущение было такое, что она принялась словно острым ножом отрезать от косточек все эти наслоения стогодовалой давности.
   Вы же понимаете, раз отрезают, так все в ход идет, и сосудам кровеносным, и нервам, и мышечной ткани ой как достается! «До каких же пор экзекуция будет продолжаться?» – мысленно вопию я и просто теряю терпение, поскольку боль становится невыносимой. Тут спас меня телефонный звонок.
   Звонит моя читательница-почитательница, что называется. Сначала дифирамбы стала моей книжечке распевать, а потом перешла к конкретному вопросу: расписывает чудодейственные способности той самой глины, которая мое плечико грызет несусветно, рассказывает, как ей удалось пальчики свои поправить. Глиночка, уриночка да массаж совместно помогли.
   Конечно, огромное спасибо ей, что она меня от собственных страданий напрочь отвлекла, внимаю и внимаю. Думаю, как встану, все подробненько и запишу, тем более, что мне за свои собственные пальчики пора приниматься. А они (пальчики) словно бы догадались о моих намерениях, да так заныли, что я едва стон уняла, готовый вырваться. Неудобно же выть-стонать, что скажет моя собеседница. Что это, мол, бабушка наша, никак сама приболела, если такие возгласы издает…
   И вдруг… Кончились мои муки, будто по команде. Отошли боли! Конечно же, совсем не вдруг! Взглянула я на часики и все поняла: прошло два часа. Так, так, выходит, понабрала в себя врачевательница полным-полно грязи и угомонилась, хватит, мол, держать меня возле тела своего, давай выкидывай, иссякли к данному сроку мои силы.
   Чудеса и все тут! Встала, сбросила с себя аппликацию, отнесла ее к порогу. А сама еще полчасика полежала, сразу же и уснула, намаявшись, значит. Хочу заметить по своему опыту, что просто непременно после такой процедуры надо в тепле побыть. Да, да, разгорячила глина не только плечо, но и лопатку и всю руку. Надо поостыть чуток. К вечеру пошла и закопала грязную глину, предварительно проверив ее гаечкою, естественно. Как вы уже догадались, минус был такой, что гаечка стала буквально вырываться у меня из рук. Еще бы! Столько там всего накопилось, да еще слой свеженький в Испании приобрела. А назавтра снова решилась на муки. Раз глинка-то этак храбро и бесстрашно принялась за дело, то надобно довериться ей. «Христос терпел и нам велел», – сказала я, чтобы морально подготовить себя к экзекуции, и приступила к делу.
   А дела пошли вот какие. Да что уж говорить, на первой аппликации был крутой минус, а на второй гаечка уже не вырывалась из рук, как бы обнадеживая меня: старайся-старайся, терпи, сумею помочь.
   Конечно, снова боль была невыносимая, сняла аппликацию раньше положенного времени. Какие там два часа, полутора не прошло, как я сдернула повязку. Отошли ощущения, будто зверь какой выгрызает нечто из косточек моих, а тут мадам Лень подкралась, нашептывает настырно: «Хватит, не мучайся зазря, отдохни». Ясное дело, никакого «зазря» не было, поскольку ежику понятно: всякое излечение приходит через обострение. Отпихнула я гражданочку эту и дала честное слово самой себе, что непременно проделаю еще одну процедуру, а может быть, и еще две-три, пока не уймутся боли.
   Третье наступление на соли оказалось менее болезненным, но главное, принесло долгожданные результаты: ничего худого на данный вечер в суставе не осталось. Моя дорогая гаечка спокойненько разгуливала над использованной глиной, и мне послышалось, что она даже распевала: нету-нет, есть да-да! Появился-таки плюсик! Безусловно, я знала, что надо еще сделать контроль через неделю, а потом через месяц, но коль скоро волшебница и сама решила отдохнуть, то я тоже могла временно прекратить изничтожение залежей на своих костях в области плеча и лопатки. И тут, анализируя предыдущие события, я задаю
   себе вопрос: почему же рука болела вся, до кончиков пальцев?! Аппликация лежит на плече, а боли пронизывают абсолютно всю руку. С чего бы это?
Давайте выровняем пальчики!
   Взглянула я повнимательнее на свою ладошку. С одной стороны, где еще всякие линии находятся, по которым свою судьбу можно определить (помните, да?), вижу некие тяжи жесткие светятся под кожею. Нажала – больновато. Конечно, все совершенно ясно: данные линии обозначают болезнь. И зачем они тут явились-поселились?
   Перевернула ладонь, стала рассматривать пальчики. И что же вы думаете, я на них увидела? То же самое, что вы на своих перстах давно заметили. Да, да, утолщения, которых у меня и не было еще совсем недавно. Ничего себе последствия от шведского стола! Еще не легче!
   Даже до мизинчика не дотронуться, а указательный палец аж слегка деформировался. Чувствую, с каждым днем все дороже для моего здоровья обходится мне недавняя прогулочка по Испании. Неутолщенных суставчиков обнаружилось раз-два и обчелся, поэтому я принялась сразу за все пять.
   Возьму-ка я и упакую всю ладошку в этакую глиняную подушечку, пусть она поближе познакомится с глиною, а глина, естественно, – с нею. Сказано – сделано. Укутала ладонь хорошенько большим шарфом поверх глины и с мыслью вздремнуть часок-другой улеглась. Но, увы! Очень я удивилась, когда чуть ли не с первой минуты страшные боли начали терзать мою длань! Ничего себе! Выходит, во всех суставчиках, которых уйма на нашей руке, а не только в пальцах, полным-полно еще этих нехороших солей-отложений, коль стала так яростно срывать-отрывать их моя строгая волшебница, которая, как вам уже известно, просто терпеть не может всякой грязи, воспаления-нагноения, в общем всего того, что человеку вовсе не нужно для нормальной жизни. Если вы помните, как рассказывал мне Иван Йотов, она без труда проникает в святое святых, в сосуды сердца, и изничтожает в них холестерин. Как вы понимаете, суставы на пальцах – это вам не сосуды, о которых мы выше упомянули, и потому, очевидно, она не стала особенно церемониться с моими перстами, да и с ладошкой в целом. Это я сейчас вам все так весело и с шуточками расписываю, а когда я лежала целый час с закупоренной без единого просвета рукой, так мне, поверьте, не до юмора было. Можно сказать, что как раз наоборот, плакать мне хотелось от того очищения-выгрызания, которое устроила моя помощница-глиночка в живом теле. Иной раз казалось, что она довольно острой пилкой отхватывает кусок за куском от кости.
   Одним словом, едва-едва отлежала положенные два часа, хотя ввиду близости расположения упомянутых солей-отложений можно было бы полежать всего часок, и за этот час вполне бы утомилась наша труженица милая. Ну, думаю, видимо, что-то со стрелкой стряслось, ползет она как черепаха, а бабушкино, то бишь мое, терпение иссякло напрочь. Мужество ее и стойкость отступать начали.
   В данный момент, когда моя рука отдыхает от принятых страданий, а на сердце наступила благодать, порассуждаю-ка я немного с вами, побеседую. Нет, не пугайтесь и не перелистывайте страничку, ибо речь пойдет поначалу о делах земных, повседневных, очень близких вам.
   Недавно звонит мне читательница, которая в глины уверовала, запасла их несколько ведер, пользуется ими (так она начала свой разговор), но, увы…
   – Ах, Валентина Михайловна, так заболел правый бок после трех аппликаций, что я перепугалась и перестала их ставить. Что же вы мне посоветуете?
   И что же мы с вами, друзья мои, ей ответим? Правильно! Пусть она перелистнет страничку-другую назад и там самолично, своими широко раскрытыми от страха глазами и прочитает. Да, наша милая подружка по несчастью, надо терпеть, в связи с тем, что уже сто лет практикой народною и наукой установлено: оздоровление-излечение всегда идет через обострение.
   Казалось бы, не раз мы на данную тему беседовали, а воз и ныне там, как говорится. Для чего же понадобилось это сильное обострение? А вот для чего. Привыкает организм наш к болячке, мирится с нею, и она как бы тлеет и тлеет, точит и точит человека вроде той капли, которая вполне может проделать дырку в самом крепком камне (вспомнили выражение: вода и камень точит?).
   Так спрашивается, зачем нам обязательно доходить до крайностей, до дырки то есть? Конечно, незачем! Вот почему врачи иной раз вызывают-провоцируют заболевание, чтобы, стало быть, от печки его лечить-вылечивать. Разве вы забыли, как грубо хирург срывает повязку, которая прилипла к ране? Вы еще ему замечание делаете, коновалом его про себя, а то и вслух, называете, обвиняете в жестокости. Слышала я сама не раз такие речи, особенно мужички наши, которые просто не способны вынести ни малейшей боли, этакие нежные создания, они-то уж не стесняются в выражениях, направленных в адрес врача!
   Хороший последователь Гиппократа вам попался, мои милые, если именно таким резким движением скинул вашу повязку, что аж кровь алая брызнула из почти зажившей раны. Прекрасно, что кровушка прибежала на помощь, она лучше всякой мази прочистит края раны с запекшимся гноем.
   Но главный-то смысл не в том. Резкая боль кинет сигнал в вашу подкорку, а та тут же мгновенно передаст его по назначению. По науке адрес сигнала – это ваша иммунная система, защищаться станет ваше тело. А если проще, то проснется ваша энергетика от такого удара по нервной системе и примется сама вас лечить, изгонять микробы из раны или из какого-то другого места.
   Так что, милая моя последовательница, у которой заболел правый бок невыносимо, не ставьте палки в колеса самой себе, приготовьте-ка свеженькой глинки и вперед! До полного жизнерадостного плюса над нею (глиною, стало быть)! Отбивайте же хлеб, как говорится, собственными руками госпожи Хроники, которая, как известно, сводная сестра старухи с косою, той самой, костлявой и без выражения на лице, если помните. Не давайте ей возможности изничтожать ваше тело медленно и верно!
   Ведь и глина, если вдуматься, доводит вашу болячку до экстремального состояния, с тем чтобы легче стало ее ухватить и изничтожить. Печалиться-горевать надо только в том случае, ежели и на третий раз молчит-помалкивает глина, не появляется на ней даже самого маленького минуса.
   Значит, не глина вам нужна. Помните такое выражение: как мертвому припарка? Правильно, не то снадобье вы выбрали для лечения своего заболевания, если оно не смогло вытащить за ушко да на солнышко ни долечки вашей хвори. Выходит, не в состоянии глина вам помочь, не под силу ей ваша немочь.
   Поняли, мои дорогие, да? Ну кто же не знает из вас, что боль – это благо, боль – это сигнал для принятия мер. Вот и принимайте меры, поскольку нашей врачевательнице многое под силу!
   А незадачливой пациентке посоветуем: не надо дрейфить перед болями, ставьте глиняные пластины на свою напрочь прохудившуюся печень по три-четыре раза в день и ожидайте результатов. Они будут положительными, заверяю вас! Прихватите еще и поджелудочную зону, которая, как я определила гаечкою по вашему голосу, тоже в лечении нуждается. Да, без всяких придумок, в голосе недомогание наше всегда слышится! Терпите и напевайте такую примерно песенку:
   «Спасибо, моя фея Глиночка, благодарю за внимание к себе и расположение, за то, что вызволяешь меня из хвори страшенной. Господи, как же ты кстати дал нам такую помощницу!»
   И еще прибавьте: верю, верю, что именно так и будет, уйдут боли, а с ними и болезнь! Может быть, кто и другие слова придумает, в сто раз получше этих, так пожалуйста, было бы желание обратиться к Всемогущему, к Разуму Вселенной, как теперь принято говорить.
   …Ухмыляются-улыбаются многие из вас, читая эти строки, а кто и порицать-корить меня принялся. Не торопитесь, однако… Слышу-слышу издалека, как вы сердитесь на меня.
   Разговорилась-разболталась бабушка, остановиться, мол, не может, а пора бы и про что-нибудь дельное нам поведать! Уговаривает нас, будто детей малых, неразумных, а мы век прожили, всего повидали, а уж пережили столько, что и на телеге не вывезешь, если придется.
   И все-таки снова прошу: не торопитесь, не перелистывайте страницу. Мы решили побеседовать, и дальнейшие наши рассуждения только на первый взгляд кое-кому покажутся далекими от их тела и здоровьишка, вконец испорченного. А если…
   А если призадумаетесь да поразмыслите, то сразу и поймете, что вовсе не понапрасну столько слов я пишу-трачу. Родненькие мои, вспомните-ка, как много говорит-рассуждает о здоровье удивительный наш соотечественник доктор профессор Георгий Николаевич Сытин.
   Некоторые, и их немало, купили его труды (в четырех томах) и поставили на полку, забыв напрочь, что имеется в доме чудо-чудесное, слово доброе да теплое, обращенное к вашей подкорке непосредственно. Привыкли к таблеточкам: закинешь в рот и водицей запьешь…
   Так вот, мои милые дорогие сограждане, по той причине я в своих книжечках соловьем разливаюсь, что мечтаю лишь об одном: как бы мои слова да речи ласковые достучались до сердца вашего, как бы услышали их ушки ваши, порою заткнутые-закупоренные ватой-непониманием.
   Да, именно мечтаю. О том, что преобразуются в душе вашей словечки мои поначалу в уверенность, а чуть позднее – в веру. В свои собственные силы. И прелестная женщина по имени Вера возьмется за ваши болезни и победит их.
   И не подумайте, что данные романтические размышления не имеют под собою никакой почвы. Отнюдь! Не надо напоминать о том, что, мол, мечтать не вредно. К этому выражению я смело могу добавить: мечтать весьма полезно!
   А что касается «почвы», о которой мы только что сказали, так вот, пожалуйста, почитайте-ка письмо, над которым я недавно лила слезы. Оно пришло из Москвы от Галины Григорьевны Васильевой.
   Милая, добрая Валентина Михайловна! Благодарю Вас за Ваши чудные книги. В них есть все: тепло души, мечты, печаль и радость, мудрые советы. Вы подсказываете нам, как поступить в разных ситуациях жизни, дарите нам молодость своей души, открываете глаза на добро и сострадание…
   Читая Ваши книги, я заряжаюсь энергией, улучшается настроение, мне хочется творить добро, петь, танцевать, бегать, словно вырастают крылья и облегчают мои движения. А стихи Ваши… Это же чудо, как они созвучны с нашей жизнью, самые современные. Ваши книги – это мое утешение! Где можно их купить? Ох, как они мне нужны! Я купила бы их много-много и подарила бы моим близким и подругам. Низкий поклон Вам за труд и радость, которую Вы дарите простым людям.

   Да, вот она – обратная связь. Проклюнулось, дошло, поверилось, и все в человеке заиграло-запело, а от такого душевного настроя все немощи сбегут, потому как их задача одна – тоску-печаль забросить в наше тело, чтобы оно ныло да болело, а они, болячки-хвори, размножались бы всечасно.
   Однако не пора ли нам вернуться в мою квартирку и посмотреть, что же сталось с моими изрядно распухшими перстами? Если вы не забыли, я снова укутала всю ладошку, погрузив ее предварительно в глиняную подушку.
   А происходить стали просто-таки чудеса в решете. Острая боль наподобие бешеной собаки кидалась от суставчиков, которых на каждом пальце по три штуки, к запястью, прорезала пилою подушечку на большом пальце (как вы поняли, аппликации я ставила пока что на одну руку), а затем мчалась в локтевую кость.
   По ее маршрутам я с точностью до одного сантиметра, что называется, улавливала, где именно трудится на данном отрезке времени моя строгая чудесница-глина. Вскоре я поняла, что вполне можно приступать к составлению картограммы, показывающей, в каких местах гнездятся залежи солей в моей длани.
   Надо же! На таком маленьком участке и столько всякого «добра» накопилось, а сколько же тогда его во всем теле?! Выходит, лопатами грести-выгребать надобно! И когда я повела свою мысль чуть вдаль от сегодняшних событий, то поняла с полной очевидностью, что же меня ожидало в ближайшем обозримом будущем. От такой картинки, что предстала перед моим внутренним взором, мне стало нехорошо. Ничего себе! Значит, вовсе не за горизонтом был тот денек, в который моя ладошка, напрочь окостеневшая, насквозь пропитанная плохо растворимыми солями, перестала бы функционировать, а если выразиться еще более научно, то потеряла свободу движений?!
   И как всегда бывает, страх вытаскивает из памяти самые грустные подробности. Сидела как-то, лет сто назад, как я люблю выражаться, в столовой, а рядом со мною старушка питается. Протянула она руку к тарелке с хлебом, а взять кусок не может, потому как мешали ей это сделать огромные распухшие суставы.
   Свалила она, помню, этот кусок с тарелки и принялась таранить к себе. Я аж есть перестала, смотрю и думаю, как же она все-таки возьмет его в руки, чтобы поднести ко рту. Оказалось, что другая рука, правая, которая держала ложку, была не столь страшно деформирована, поэтому вскоре сумела старушка ухватить ею хлеб. Зрелище, скажу вам, жуткое. Господи, пишу вот эти строки и снова все перед глазами, холод по спине идет от тех воспоминаний… Сомнения меня стали разбирать. Неужели наша добрая феюшка возьмется за такое дело, сумеет помочь тем, уже многим, у кого и движения нарушены в той или иной степени, утеряна, стало быть, свобода движений?.. Тогда не напрасно пишу я эти строки, тогда пригодятся мои советы, станут полезной информацией, зовущей к действию, а оно (действие) приведет к избавлению от беды, от хворобы, мучающей людей…
   Что же касается меня лично, моих персональных, как говорится, косточек-суставчиков, то я уже и план наступления разработала, чтобы победить врага, который засел внутри меня и не дает мне жить спокойно и радостно. Справилась, думаю, сумела победить-одолеть соли в левом плече, перейду затем к другому и стану изничтожать накопления-мусор в правом.
   Параллельно с данными действиями нет-нет да и ложусь на глиняную подушечку толщиной сантиметра два-три, с тем чтобы и сегменты моего остова тоже высвобождались из плена. Как вам известно, наша костная система едина, поэтому я решила начать оккупацию, захват противника с двух сторон, что и должно
   привести к полной и скорейшей победе. Я в этом уверена. И вы, мои милые, не забывайте почаще говорить сами себе: сумею, добьюсь, одолею!
   Еще и еще раз (в который уже!) я хочу напомнить вам: в любой болезни и в любом выздоровлении главный фактор – психологический! Влюбитесь в голубую врачевательницу, поверьте в ее силы, тогда она обязательно, всенепременно поможет. И, прошу вас, ни тени сомнения!
   Недавно рассказывала мне приятельница о том, что только принялась сестру свою лечить, а ей стало хуже, застудили якобы ее глиняные аппликации. Быть такого не может, мои дорогие. Все воздействия нашей помощницы направлены на изъятие, и только на него, она вытягивает худое, очищает – это ее основная функция. Конечно, нельзя ее приносить с мороза и тут же приниматься за лечение. Если же вы ее храните при комнатной температуре, она никогда вас не охладит, и тем более не застудит. Все происходит как раз наоборот: глина разогревает ваше тело. И вы в этом сами вскоре убедитесь.
   Естественно, если вы поставили аппликацию, скажем, на грудь и пошли в магазин, как сообщила мне по телефону одна моя слушательница, то ваши действия можно квалифицировать как неразумные (выразимся мягко).
   Заканчивая разговор о распухших пальчиках, хочу сказать вам еще кое-что. Не успокаивайтесь на первом «плюсе». Обязательно через неделю снова примитесь за дело. Поставили? И что там? Снова «плюс», довольно весело ваш маятничек ходит от использованной глины к вам? Прекрасно!
   Не надо ее выбрасывать-зарывать, поставьте ее тут же на другое место, она годится к использованию. Да вы и сами почувствуете при появлении резких болей, что помощница работает-лечит. Вон как она принялась тянуть-вытягивать!
   Второе добавление вот какое. Оно уже не о самой глинотерапии. Кто-то давным-давно о нем знает, но повториться, ежели к месту да к слову, очень полезно, так ведь? Я тоже об этом средстве вспомнила, когда стала с подагрой своей злосчастной бороться. Не было дня, чтобы я не заварила чай прямо в молоко. Выпивала по две-три чашки данного напитка вместо простого чая.
   Ну вот, пока что все о суставчиках, в которых появились боли, поскольку нас ждут другие болячки, чтобы мы и с ними расправились…

Глава 4
Господин рак пасует

   Конечно же, вы не поверили тому, что написано в заголовке, да? И тем не менее… «Осмелела, расхрабрилась бабушка», – подумали некоторые из вас, прочитав заголовок. А кто-то довольно резко сказал: «Нахальной, однако, сделалась Травинка, а мы-то ее считали старушкой доброй да скромной…» Дорогие мои, точно такие же чувства в течение прошедшего полугодия одолевали и меня. И что интересно, именно такие определения внезапно появившихся черт характера адресовала я сама себе: расхрабрилась, осмелела, стала донельзя нахальной. Да, дорогие друзья мои, сомнения одолевали меня, побуждая пойти в библиотеку, почитать-поизучать литературу о заболевании, о котором мы повели речь. Не будем его часто упоминать и тем паче называть своим именем, хорошо? Почему же? Во-первых, страшно. Во-вторых, грех упоминать дьявола, а именно он, я в том уверена, наслал такую хворь. В-третьих, вы же знаете, не надо часто говорить о болячках, потому как худые слова-мысли бегом бегут к нашей хвори и, словно ветер, усиливают огонь, то бишь нашу хворобу. Как вы поняли, речь все о том же психологическом факторе идет. Давайте сразу и договоримся, станем его в нашей главе, коль речь о нем идет и даже уже пошла-полилась, называть, допустим, «Г». На данную букву алфавита в русском языке имеется немало слов, и, надо сказать, иные как нельзя лучше и точнее определяют саму суть данного вида заболевания. Не стану перечислять, сами вспомните-догадаетесь и будете держать в уме самое подходящее, хорошо?
   Итак, начнем беседовать о нем, об этом самом «Г». Раздается однажды, месяца три назад, телефонный звонок. Я в то время статистику не завела еще об этом господине черном, поэтому не могу сказать точно, какого числа, дня и месяца произошел разговор, оказавшийся затем столь значительным, что пришлось начать целую главу по данной тематике.
   – У меня он в груди, причем в одной и другой, и еще с ответвлениями (!) в лимфатические узлы. Я прочитала вашу книгу и…
   Далее довольно пространно молодой голос на том конце провода поет мне дифирамбы о моей книге «Разыщи в себе радость», затем о «Тропинке к здоровью», потом пошли «песенки» обо мне… Я ее, конечно, тут уж прерываю, ибо как-то устала от похвал и излиянии такого рода, да к тому же я просто теряюсь от большого количества эпитетов в свой адрес…
   – Но я не врач и не менее вас боюсь даже упоминания о всемирно известной хворобе, – отвечаю ей, но… – А я не боюсь, я знаю, что у меня. Я просто не хочу идти на операцию, хотя доктор меня всячески ругает за промедление. Я верю вам, понимаете?!
   Не скрою, на последние ее слова: «Я верю вам» словно волной тепла отозвалось мое сердце. Нет, я не возгордилась. Ничуть. У меня где-то в самых сокровенных глубинах вдруг возникла от этих ее слов надежда. Ведь можно помочь молодой жизни не погибнуть, ежели в душе ее не угасла вера…
   Как вы читали ранее, и не единожды, вполне возможно, что упомянутая выше фея способна исправить-поправить в человеке абсолютно все!
   Еще в самых древних фолиантах упоминалось о ее дивных, исполненных чудес, способностях. Она, мол, все переворошит в организме, до самой последней клеточки доберется-докопается, она уговорит эту малюсенькую, не видимую простым глазом частичку нашего тела, клеточку ту самую, стать более сознательной и не портить изъянами и без того коротенькую дорожку человека.
   Вероятно, вы осведомлены, что в новейших исследованиях (а ведь новое есть хорошо забытое старое, да?) ученые всего мира теперь как раз к ней, к клеточке нашей, и апеллируют, просят, стало быть, защиты против язв в нашем теле. Далее обратимся к сведениям более близким и доступным.
   Кто же, как не она, госпожа распрекрасная Вера, потрудилась и – пожалуйста – починила сломанный позвоночник Валентина Дикуля. Ведь если бы она не поселилась в его поникшей душе, то его энергосознание (выразимся научно) не сумело бы справиться, не одолело бы этакую злостную болячку, от которой чуть было не погас огонек на пульте главного нашего диспетчера – остова.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →