Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Smellsmock (англ., букв, «вонючая ряса») – священник, позволяющий себе аморальные отношения с паствой.

Еще   [X]

 0 

Маринеско Александр Иванович (Бойко Владимир)

В книге рассказано о жизненном пути подводника-легенды, командира Краснознамённой подводной лодки С-13 Александра Ивановича Маринеско. Книга отвечает на вопросы:

Как сын румынского рабочего дослужился от матроса до второго помощника капитана на пароходах, а в годы ВОВ стал командиром подводной лодки?. За что он был награжден золотыми часами и повышен в звании до капитан-лейтенанта?

Почему Маринеско А.И. в 1941 году исключили из кандидатов в члены ВКП(б), а через год снова приняли? Каким образом подводная лодка С-13 стала единственной «штрафной» подлодкой советского флота? За что командиру ПЛ С-13 Маринеско А.И. не только простили прежние прегрешения, но и представили к званию Героя Советского Союза. И почему вышестоящее командование Золотую Звезду заменило орденом Красного Знамени?

Есть ли правда о Маринеско А.И., на страницах советского фундаментального труда «Истории Великой Отечественной войны» где говорится – «

Как жил Маринеско А.И. после войны и за что в 1949 году был осужден на три года лишения свободы ? Кто добился справедливости и почему Маринеско присвоили звание Героя Советского Союза (посмертно 5 мая 1990 года)?

Многие материалы и фотографии в книге издаются впервые. Книга посвящена «100 лет со дня рождения Александра Ивановича Маринеско» предназначена для подводников и ветеранов Военно-морского флота, широкого круга читателей.

Год издания: 2015

Цена: 48 руб.



С книгой «Маринеско Александр Иванович» также читают:

Предпросмотр книги «Маринеско Александр Иванович»

Маринеско Александр Иванович

   В книге рассказано о жизненном пути подводника-легенды, командира Краснознамённой подводной лодки С-13 Александра Ивановича Маринеско. Книга отвечает на вопросы:
   Как сын румынского рабочего дослужился от матроса до второго помощника капитана на пароходах, а в годы ВОВ стал командиром подводной лодки?. За что он был награжден золотыми часами и повышен в звании до капитан-лейтенанта?
   Почему Маринеско А.И. в 1941 году исключили из кандидатов в члены ВКП(б), а через год снова приняли? Каким образом подводная лодка С-13 стала единственной «штрафной» подлодкой советского флота? За что командиру ПЛ С-13 Маринеско А.И. не только простили прежние прегрешения, но и представили к званию Героя Советского Союза. И почему вышестоящее командование Золотую Звезду заменило орденом Красного Знамени?
   Есть ли правда о Маринеско А.И., на страницах советского фундаментального труда «Истории Великой Отечественной войны» где говорится – «В жестокий шторм подводная лодка С-13 под командованием А. Маринеско потопила чудо-корабль Вильгельм Густлов, на борту которого из Кёнигсберга уходил цвет фашистского подводного флота: 3 700 офицеров, экипажи для 70-80 подводных лодок, высокопоставленные чиновники, генералы и высшее командование, а также вспомогательный женский батальон (надзирательницы в лагерях, эсэсовки) – 400 человек. Подвиг моряков-подводников был назван «атакой века». В Германии объявили трёхдневный траур. Командира конвоя расстреляли по личному приказу Гитлера. Капитан Маринеско был объявлен его личным врагом».
   Как жил Маринеско А.И. после войны и за что в 1949 году был осужден на три года лишения свободы ? Кто добился справедливости и почему Маринеско присвоили звание Героя Советского Союза (посмертно 5 мая 1990 года)?
   Многие материалы и фотографии в книге издаются впервые. Книга посвящена «100 лет со дня рождения Александра Ивановича Маринеско» предназначена для подводников и ветеранов Военно-морского флота, широкого круга читателей.


Владимир Бойко Маринеско Александр Иванович

   Кто умер, но не забыт, тот бессмертен
   Книга «100 лет со дня рождения А.И. Маринеско» посвящена светлой памяти легендарного подводника Второй мировой войны – Александра Ивановича Маринеско. В книге рассказано о жизненном пути подводника-легенды Военно-морского флота, показана память народа в мемориалах и памятниках, посвященных А.И. Маринеско. Книга о Герое способствует увековечиванию памяти моряков-подво-дников, отдавших свои жизни за свободу Отечества. Многие материалы и фотографии в книге издаются впервые.
   Книга «100 лет со дня рождения Александра Ивановича Маринеско» предназначена для подводников и ветеранов Военно-морского флота, широкого круга читателей.

Помнить вечно


   30 января 1945 года ушел на дно Балтийского моря на выходе из Данцигского залива военный лайнер «Wilhelm Gustloff», водоизмещением 25 484 тонн, торпедированный тремя торпедами, который быстро затонул, унеся на дно около 6 000 немцев (на борту «Wilhelm Gustloff» находилось, согласно судовым спискам 918 офицеров и матросов ВМФ, 173 члена экипажа, 373 члена женской вспомогательной организации ВМФ, 162 раненых и 4 424 беженца, итого – 6 050 человек). Но это были официальные записи, не учитывающие сотни и тысячи человек, правдами и неправдами ухитрившимися попасть на борт. Согласно последним исследованиям, общее их число было 10 852 человека), бежавших от наступающей Красной Армии, в том числе особенно ценных для рейха 918 подготовленных специалистов – подводников, необходимых для укомплектования экипажей новых подводных лодок XXI и XXIII серий в портах районе Киля и Гамбурга. Потопила лайнер «Wilhelm Gustloff» подводная лодка Балтийского флота С-13 под командованием капитана III ранга Александра Ивановича Маринеско. Ушел на дно последний боевой резерв гитлеровского подводного флота, последняя надежда Гитлера и Деница. Германские подводные лодки XXI и XXIII серий были новыми и ждали свои экипажи, которые выйдя в море, смогли бы изрядно испортить нервы У. Черчиллю, который однажды сказал: «Единственное, что по-настоящему пугало во время войны – это угроза полной блокады, со стороны немецких подводных лодок».
   4-10 февраля 1945 года в Ялте английский адмирал Э. Канингхем в своем докладе остановился на трудностях борьбы с немецкими подводными лодками и высказал просьбу о помощи Англии в этой борьбе, в частности, пожелал, чтобы русские поскорее заняли Гдыню, где готовили кадры для подводных лодок в школе подводного плавания
   Германии. Лайнер «Wilhelm Gustloff» был особенно памятен Гитлеру, который лично принимал участие в его спуске на воду в Гамбурге в 1938 году, и поднимал на банкете тост «За великую Германию!». По словам Военно-морского Министра Советского Союза адмирала флота СССР Н.Г. Кузнецова «…из всех вооруженных сил Германии лишь один подводный флот до самого конца войны, продолжал представлять угрозу, размеры, которой нельзя было точно установить». Гибель лайнера была величайшей катастрофой, лишившей фюрера Германии и адмирала Деница надежды добиться перелома в войне на море и возможного перемирия. Когда доложили Гитлеру о потоплении лайнера он сказал: «Это крах Германии!».
   9 февраля 1945 года в 23 часа 15 минут С-13 на выходе из Данцигского залива пустила на дно военный транспорт «General fon Shtoiben» (1922 года постройки, 14 660 брт) с 5 400 танкистами на борту. Германия потеряла подготовленных танкистов, направлявшихся за новыми танками.
   Это был второй удар по военному потенциалу Германии все тем же командиром советской подводной лодки капитаном III ранга А.И. Маринеско!
   Прошло чуть более 67 лет от описываемых событий, не прекращаются споры о военной и моральной стороне потопления кораблей противника, издано много монографий и написано книг, их историей занимаются историки, исследуют молодые дайверы, рассказывают молодежи ветераны-подводники на всем постсоветском пространстве. Не утихают споры вокруг потопления лайнера «Wilhelm Gustloff», кого было больше на корабле: детей, женщин и стариков или военных специалистов? Надо ли было торпедировать его? Но стоит лишь задуматься на минуту, что было бы с Англией, если бы подводники второй дивизии, шедшие на лайнере, дошли бы до своих подводных лодок и вскоре сто двадцать три новейшие подводные лодки XXI и XXIII серий вышли бы в Атлантику на блокаду Великобритании? Сколько новых танков встали бы в оборону против наступающих частей Советской Армии, не потопив бы Маринеско военный транспорт «General Steuben» с 5 400 танкистами на борту? Ведь не зря говорят, что Уинстон Черчилль сказал по поводу потопления ««Wilhelm Gustloff», что «..Англия должна поставить командиру советской подводной лодки золотой памятник…»». Вот так высоко был оценен подвиг А.И. Маринеско премьером Великобритании! К глубокому сожалению у нас подвиг Александра Ивановича был признан лишь после его ухода из жизни. Подводники всех стран мира всегда подчеркивают исключительность подвига подводной лодки С-13 и ее командира А.И. Маринеско. И потому не утихают споры вокруг имени А.И. Маринеско и его подвига, которым пора положить конец.
   По потопленному тоннажу судов противника А.И. Маринеско является первым среди подводников отечественного подводного флота времен Великой Отечественной войны. Однако из-за истории, случившейся с ним перед самым выходом в героический поход, ни он, ни его экипаж не получили ожидаемых высших наград.


   Вопиющая несправедливость надломила офицера. Последний, шестой, поход подводной лодки С-13 в апреле-мае 1945 года был охарактеризован начальником отдела подводного плавания КБФ как мало результативный, действия командира признаны неудовлетворительными. Вскоре последовали приказ Наркома ВМФ о снижении Маринеско в воинском звании на две ступени и понижении в должности. Всего месяц А.И. Маринеско служил командиром тральщика Т-34 в Таллиннском морском оборонительном районе. 20 ноября 1945 года по приказу наркома ВМФ №-02521 старший лейтенант А.И. Маринеско был уволен в запас. После войны в 1946-1949 годах Александр Иванович работал старшим помощником капитана на судах Балтийского государственного торгового пароходства, ходил в порты Бельгии, Голландии, Англии. В 1949-1950 годах он – заместитель директора института переливания крови. Во время работы А.И. Маринеско в институте возникший конфликт с директором института привел к тому, что против него было возбуждено уголовное дело, финалом которого стал суд с вынесением приговора – три года исправительных работ в лагере порта Ванино. Досрочное освобождение состоялось в 1952 году. В ноябре 1960 года Приказом Министра Обороны СССР Маршала Р.Я. Малиновского А.И. Маринеско был восстановлен в воинском звании, ему была определена пенсия. Перипетии жизненного пути отразились на здоровье, что привело к тяжелому заболеванию пищевода. 25 ноября 1963 года Александра Ивановича не стало. При пересмотре его дела в Ленинградском городском суде подсудимый посмертно был полностью оправдан.
   5 мая 1990 года за мужество и героизм, проявленный в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., капитану III ранга А.И. Маринеско Указом Президиума Верховного Совета СССР присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно). 25 ноября 2001 имя командира Краснознаменной подводной лодки С-13 занесено в Листы Памяти Золотой Книги Санкт-Петербурга.
   До сих пор не умолкают споры, кто же он – герой или разгильдяй, жертва обстоятельств или преступник? Не нам его судить… Да и в год 100-летия со дня рождения А.И. Маринеско пора прекращать все эти никому не нужные споры, обычно затеваемые людьми, далекими от подводного флота. С окончания Великой Отечественной войны и до смерти имя Маринеско было под запретом. Но в неписаной истории отечественного флота он был и остаётся самым известным подводником-легендой! Ведь в истории нет черно-белых красок. И уникальность Александра Ивановича в том, что его личность не оставляет никого равнодушным. Его легендарной личности уготовано бессмертие. Он стал человеком-легендой и останется ею…


   В честь Александра Ивановича Маринеско стоит в Херсонском сквере в Одессе памятник великому одесситу -командиру подводной лодки С-13 Александру Маринеско, существует Музей Подводных Сил России им. А.И. Маринеско – в настоящее время единственный в России музей Подводных Сил. Создан в 1997 году распоряжением губернатора Санкт-Петербурга, был расположен на первом этаже жилого дома по адресу Кондратьевский проспект, дом 83. Постоянная экспозиция размещена в трех залах и на открытой площадке около музея. Фонды музея содержат около 17 000 экспонатов. Ранее, в 80-е годы, в Ленинграде существовал музей «Действия подводных лодок тип «С» на Балтике в 1941-1945 гг. имени А.И. Маринеско», который располагался в доме №-24 по Литейному проспекту. Музей размещался в переоборудованной квартире на третьем этаже дома, с окнами во двор. Несмотря на то, что это был школьный музей, в нем были выставлены подлинные экспонаты, связанные с С-13, проводились частые экскурсии, в которых принимали участие в том числе ветераны -члены экипажа С-13. После распада СССР музей был расформирован, коллекция передана в созданный в 1997 году Музей подводных сил России имени А.И. Маринеско). Памятники А.И. Маринеско установлены в Калининграде, Кронштадте и Одессе.
   На здании Одесского мореходного училища и в городе Кронштадте на доме №-2 по ул. Коммунистической, в котором жил командир подводной лодки С-13 Герой Советского Союза А.И. Маринеско, установлены мемориальные доски.


   А.И. Маринеско посвящены фильмы «О возвращении забыть» (1985) и «Первый после Бога» (2005). Потопление «Wilhelm Gustloff», описывается в романе Нобелевского лауреата Г. Грасса «Траектория краба». Именем А.И. Маринеско названы набережная в Калининграде и центральная улица одного из районов города в Севастополе. Улица Строителей в Ленинграде, на которой Александр Иванович жил в последние годы жизни, переименована в его честь в улицу Маринеско. В центральном музее Воружённных Сил, в Москве, экспонируется флаг подводной лодки C-13. В Одессе установлен памятник
   Александру Маринеско, на здании Одесского мореходного училища, на улице Софиевской дом №-11, где А.И. Маринеско жил в детстве, установлена мемориальная доска, также мемориальная доска установлена на здании трудовой школы, где он учился. В 1983 году силами учащихся одесской школы №-105 (поисковая группа «Память сердца») был создан музей имени А.И. Маринеско, существует в Одессе спуск Маринеско (ранее Софиевский спуск), имя А.И. Маринеско носит Одесское мореходное училище по ул. Канатной, 8, на Одесской железной дороге – электропоезд ЭР9 М-537 имени Александра Маринеско, в филателии была выпущена почтовая марка и конверт с изображением подводной лодки С-13 и А.И. Маринеско.
   Александр Иванович Маринеско – одна из самых противоречивых фигур Великой Отечественной войны, вокруг которого до сих пор не стихают споры. Человек, овеянный многими мифами и легендами. Незаслуженно забытый, а затем возвращенный из небытия. Сегодня мы гордимся им, воспринимаем как национального героя, отдавая дань памяти его подвигу!
   В годы Великой Отечественной войны и войны с Японией боевых успехов добились сто двадцать восемь командиров подводных лодок Военно-морского флота СССР. Если составить их список в зависимости от суммарного тоннажа потопленных каждым кораблей и судов противника, то его откроет Александр Иванович Маринеско: на его счету четыре транспортных судна общей вместимостью 42 557 брутто – регистровых тонн. Ни об одном из подводников не написано столько правды и вымысла, как о командире подводных лодок М-96 и С-13 Краснознаменного Балтийского флота. К сожалению, мало кто из пишущих об А.И. Маринеско в своей работе использовал подлинные документы, поэтому и существуют в различных публикациях расхождения в датах и недостоверная информация. В созданной книге к 100-летию со дня рождения и посвященной памяти Александра Ивановича впервые публикуются копии подлинных документов, в том числе копия автобиографии, написанная им собственноручно.
   История знает немало случаев, когда геройские подвиги, совершенные на поле боя, долгое время остаются в тени и только потомки оценивают их по заслугам. Бывает и так, что в годы войны крупным по масштабам событиям не придается должного значения, донесения о них подвергаются сомнению и приводят людей в удивление и восхищение значительно позже. Такая судьба постигла подводника А.И. Маринеско. Александра Ивановича уже нет в живых. Но подвиг его навеки останется в нашей памяти. Даже сегодня, когда отошли в мир иной почти все его именитые недруги, а те, некогда молодые и борзые, что травили и унижали его по указке именитых, ныне полысели да пополнели, пообломали некогда бойкие перья, когда стараниями неутомимых исследователей и поддержкой верных боевых соратников, завеса тайн, наветов и запретов вокруг его имени была сдернута, -говорить и писать о нем все равно непросто. Слишком неординарный он был человек. Александр Маринеско – одна из самых противоречивых фигур Великой Отечественной войны, вокруг которого до сих пор не стихают споры. Человек, овеянный многими мифами и легендами. Незаслуженно забытый, а затем возвращенный из небытия. Сегодня им гордятся, воспринимают как национального героя.


   Есть выражение: «Человека известным делают обстоятельства, в стремнину которых он заметным образом попал». Скорее всего, это так. Но и сам человек, будучи личностью, должен не уповать на счастливый случай, не дожидаться неординарных обстоятельств, а идти им навстречу, при этом постоянно проявлять себе в будничном и вроде бы малом. Таким, по-моему, и был Александр Иванович. Отношение к нему никогда не было однозначным. Официальные власти в лице командующих Балтийским флотом и политорганов не то, чтобы недолюбливали – завидовали его славе. У А.И. Маринеско был непростой характер, он всегда говорил правду в глаза, был принципиален и неудобен тогда, когда кому-то хотелось извернуться на протяжении всей своей жизни.


   Давайте вспомним, как служил и работал Александр Иванович…
   От первых производственных премий и отреза на костюм, которым его отмечали как штурмана гражданского флота, до награждения всего экипажа подводной лодки, им возглавляемой – денежным фондом, а его лично золотыми часами от имени Народного Комиссара Военно-морского флота. Это была еще не легендарная С-13, а подводная лодка М-96. И происходило все до войны. Его отмечали как командира думающего, инициативного, решительного. Всегда спокойный, уверенный, он был очень настойчив и исскусен в достижении своих целей. Командуя подводной лодкой, он никогда не повышал голоса, не кричал на подчиненных. Все это создало ему непоколебимый авторитет, он заслужил любовь и уважение матросов, старшин и офицеров.
   Переход А.И. Маринеско с подводной лодки Л-1 (подводного минного заградителя), где он был помощником командира, на подводную лодку М-96 (тип «М», «малютка») расценивался его товарищами, командирами подводных лодок, как понижение. Александр Иванович же видел в должности командира М-96 возможность быть самостоятельным и инициативным. Отсюда и выводы в его предвоенной командирской аттестации: «Должности командира подводной лодки соответствует. Достоин назначения на подводную лодку тип «С». После кампании 1941 года может быть назначен командиром дивизиона подводных лодок тип «М» XII серии».
   А.И. Маринеско очень мало рассказывал о войне. Выступал редко, чаще за него это делали другие. Но тем дороже для нас сегодня подлинные слова Александра Ивановича о том, первом, Боевом походе. В этих словах весь Маринеско – немногословный, ироничный, уверенный в себе и экипаже: «Прошло десять суток. Топливо на исходе. Противник не обнаружен. 14 августа утром начали обратный переход с прорывом противоположного барража. Когда прошил барраж у берега Парккала-Уд, акустик доложил, что слышит частые взрывы. Что это было? Поднимаю перископ, осматриваюсь. Вижу транспорт водоизмещением около 7 тысяч тонн и две шхуны, идущие в охранении трех катеров. Это они в порядке профилактики бросают глубинки. Лег на боевой курс, определив предварительно элементы, движения транспорта. Дал залп из правого аппарата. После взрыва увидел в перископ поднятую корму с вращающимся гребным винтом: транспорт тонул. Катера сначала сбились в кучу, а потом ринулись бомбить район. Опустив перископ, оторвался». И ни слова о том, что противник бомбил подводную лодку глубинными бомбами, вышел из строя гирокомпас, о том, что увел поврежденную подводную лодку не на те курсы, где его ждал противник, а почти к его берегам, как раз в обратную сторону. Четверо суток ремонтировали, рискуя ежечасно. Вели разведку. Наскоро устранив повреждения, подводная лодка погрузилась и пошла к своей базе. Двадцать линий подводных минных заграждений преодолела, трижды минреп скрежетал по корпусу подводной лодки. В завершение похода свои катера чуть не утопили ее, приняв ее за вражескую. Опять же А.И. Маринеско нашелся: стремительно всплыл между заходившими на очередную бомбежку катерами, и полным набором русского языка остановил устремления катерников. За этот поход орденами Красного Знамени были награждены четверо членов экипажа, орденом Красной Звезды – восемь старшин и матросов, все остальные боевыми медалями. А.И. Маринеско был награжден орденом Ленина.
   Нельзя не рассказать еще об одном походе М-96, который стал для Александра Ивановича строгой наукой и, как ни парадоксально, еще одним подтверждением его личной истины: «Командир подводной лодки всегда прав!». В начале ноября 1941 года, высаживая группу разведчиков в тыл врага, А.И. Маринеско предложил свой вариант приема на борт подводной лодки группы после выполнения ею задания. Находившийся на М-96 офицер штаба навязал свой план встречи разведчиков… В итоге – штормовые волны зимнего моря перевернули одну из шлюпок, и захваченный в плен штабной офицер и несколько разведчиков погибли. Ответственность за это понес штабной командир, находившийся на подводной лодке и навязавший свой план, но и А.И. Маринеско долго корил себя за то, что не настоял на своем, более безопасном решении. Больше подобных ошибок Александр Иванович не повторял и никогда, никому не позволял на подводной лодке вмешиваться в принятые им планы и решения. Это, как известно, приводило к конфликтам с начальством…


   В разгар Советско-финского вооружённого конфликта 1939-1940 годов на подводных лодках КБФ возникла фронтовая «мода»: офицеры подводных лодок стали отращивать себе бороды, демонстративно заваливать свои каюты грудами ненужных навигационных карт, и в нарушение всех инструкций по технике безопасности, курить внутри подводной лодки… 4 февраля 1940 года внезапно возник пожар в каюте командира подводной лодки М-97 капитан-лейтенанта А.И. Мыльникова. Его причиной стал незатушенный окурок, машинально брошенный командиром М-96 капитан-лейтенантом А.И. Маринеско в заваленный бумажным хламом угол каюты. После чего командиры покинули каюту, даже не заметив, как за их спиной огонь охватывает помещение. Командир Бригады подводных лодок Н.И. Виноградов по этому поводу в приказе заметил, что некоторые командиры превратили свои каюты в «свалки мусора и вообще потеряли навыки культурного отношения к жилым помещениям», прекрасно понимая, что эти же командиры, уходя в Боевой поход, могут из него и не вернуться…
   Об «Атаке века» написано много и подробно, правды и неправды. Но лучше и правдивее всего о ней сказано в представлении на звание Героя Советского Союза, подписанном командиром 1-го Дивизиона подводных лодок Краснознаменного Балтийского флота капитаном I ранга А. Орлом от 20 февраля 1945 года: «…30 января 1945 года, находясь на подходах к Данцигской бухте, командир ПЛ С-13 обнаружил, преследовал и тремя торпедами потопил шедший из Данцига немецкий лайнер «Wilhelm Gustloff» водоизмещением в 25 484 тонны. Лайнер «Wilhelm Gustloff» имел длину 208 метров, ширину 23,5 метра, ход 15 узлов. В момент потопления на борту лайнера находилось свыше 8 тысяч человек, из которых 3 700 человек – обученных специалистов-подводников, которые следовали к месту назначения для использования в предстоящих операциях немецкого подводного флота. Спасти удалось только 988 человек. Потоплением лайнера нанесен непоправимый удар по подводному флоту фашистской Германии, так как при потоплении погибло такое количество подводников, которого было бы достаточно для укомплектования 70 подводных лодок среднего тоннажа. Этим ударом С-13 под командованием капитана III ранга Маринеско сорвала планы фашистских захватчиков на море».


   Далее в представлении говорилось о еще одной мастерской атаке и потоплении военного транспорта «General Steuben», водоизмещением около 15 000 тонн. Транспорт перевозил танкистов, которых хватило бы на укомплектование нескольких танковых дивизий. И это все в том же походе. Так что командир дивизиона на полном основании, суммировав к этим двум огромным потопленным кораблям еще два ранее пущенных на дно транспорта общим водоизмещением 12 000 тонн (причем, один из них был потоплен артиллерийским огнем подводной лодки), ходатайствовал о присвоении капитану III ранга А.И. Маринеско звания Героя Советского Союза.
   Но были и другие «мнения» все тех же завистников -командующих разных степеней и политорганов по оценке действиям А.И. Маринеско и экипажа С-13. Да и сейчас эти оценки подвига пишущего люда (к сожалению, подводников среди них нет, которые могли бы выложить в печати профессиональный рассказ о герое) сильно разнятся, от чрезвычайно положительных до осуждающих. Думаю, пора положить конец различным разглагольствиям на эту тему (герой или не герой Александр Иванович, служил и жил правильно или нет и т. д.), и рассказывать о нем, действуя по старому правилу «…или ничего или только хорошее…».
   Находившийся на борту лайнера и оставшийся в живых офицер Kriegsmarine Г. Шен, в своей книге «Гибель «Wilhelm Gustloff», изданной в Западной Германии, подтверждает, что 30 января 1945 года недалеко от Данцига «Wilhelm Gustloff» был торпедирован советской подводной лодкой, в результате чего погибло более пяти тысяч человек. «Если этот случай можно считать катастрофой, – пишет автор, – то это несомненно была самая большая катастрофа в истории мореплавания, по сравнению с которой даже гибель «Титаника», столкнувшегося в 1913 году с айсбергом, – ничто».
   В некоторых немецких публикациях в годы холодной войны, потопление «Wilhelm Gustloff» называется военным преступлением, таким же, как бомбардировка Дрездена союзниками. Однако исследователь катастрофы Г. Шён заключает, что лайнер представлял собой военную цель и его потопление не являлось военным преступлением, так как суда, предназначенные для перевозки беженцев, госпитальные суда должны были быть обозначены соответствующими знаками – красным крестом, не могли носить камуфляжную окраску, не могли идти в одном конвое вместе с военными судами. На их борту не могли находиться какие-либо военные грузы, стационарные и временно размещённые орудия ПВО, артиллерийские орудия или иные аналогичные средства. Юридическим языком говоря, «Wilhelm Gustloff» был вспомогательным кораблём ВМС, на который позволили подняться шести тысячам беженцев. Вся ответственность за их жизнь, с того момента как они поднялись на боевой корабль, лежала на соответствующих должностных лицах немецкого военного флота. Таким образом, являлся законной военной целью советских подводников, ввиду следующих фактов:
   – «Wilhelm Gustloff» не являлся безоружным гражданским судном: на его борту имелось вооружение, которым можно было бороться с кораблями и авиацией противника;
   – «Wilhelm Gustloff» являлся учебной плавучей базой для подводного флота Германии;
   – «Wilhelm Gustloff» шёл в сопровождении боевого корабля флота Германии (миноносец «Leve»);
   – советские транспорты с беженцами и ранеными в годы войны неоднократно становились целями для германских подлодок и авиации (в частности, теплоход «Армения», потопленный в 1941 году в Чёрном море, вёз на своём борту более 5 000 беженцев и раненых. Спаслось только 8 человек. Впрочем, «Армения», как и «Wilhelm Gustloff», нарушала статус санитарного судна и являлась законной военной целью).
   Высоко был оценен подвиг А.И. Маринеско лищь за рубежом, но не у нас. С отстаиванием и борьбой за то, чтобы его подчиненных отмечали по заслугам, Александр Иванович только в этом вопросе нажил себе много неприятностей, заимел немало недругов. Когда спорил – в дипломатию не ударялся, после спора и даже ссоры вскоре о ней тотчас забывал. Но его слова и вроде бы обычные в таких случаях выражения его оппоненты помнили ему почему-то долго. Да, были у него личные недостатки. А у кого их нет? Да и эти недостатки не мешали А.И. Маринеско Родину защищать.
   С годами все сплелось в один клубок – неприязнь начальства, сплетни и дрязги бытового плана, плохо скрываемая зависть некоторых из вчерашних соратников-командиров подводных лодок. Один дозавидовался до того, что в своей книге поставил под сомнение значение подвига С-13 и ее командира, написав, что потопление лайнера «Wilhelm Gustloff» не имело ровно никакого значения – война-то, мол, все равно шла к концу!.. Выходит, что по такой логике вообще не следовало штурмовать Рейхстаг!


   По заключению командира Бригады подводных лодок капитана 1 ранга А.Е. Орла действия командира С-13 А.И. Маринеско в последнем Боевом походе были признаны неудовлетворительными:
   1. За период нахождения в море, на позиции, в зоне интенсивного движения противника с 23.04.45 г. 7 раз обнаруживал цели, но атаковать не мог…
   2. 24.04. в 23.38. по ШП обнаружил конвой, но, всплыв в надводное положение, не смог открыть люка… Атака сорвалась, так как в перископ ничего видеть в это время было нельзя.
   3.26.04 в 01.35 обнаружил работу поискового прибораВозможность атаковать упущена из-за неправильных действий командира.
   4. 27.04. в 22.46. по ШП обнаружила шум ТР и работу двух УЗПН. Через 7 мин в расстоянии 35 кбт визуально обнаружил ТР в охранении двух СКР и двух СКА. Командир от атаки отказался, ввиду большой видимости. Действия командира неправильные: до этого он вывел ПЛ в светлую часть горизонта, а потом не пошел за противником, не перешел в темную часть горизонта
   5.28.04. в 16.41., находясь под водой, по ШП обнаружил шум ТР и работу двух УЗПН. Командир увеличил ход до 4 узлов и через 14 мин от атаки отказался, считая себя вне предельного угла атаки. Возможность атаки упущена по вине командира, который не стремился сблизиться с противником, а берег батарею, боясь что ее придется заряжать несколько ночей подряд.
   6. 28.04. в 19.23. обнаружили шум ТР… В перископ противника не видел. Через девять минут командир якобы установил, не меняя трехузлового хода, что находится вне предельного угла атаки.
   7. 02.05. по ШП обнаружили шум ТР… По-видимому, командир неправильно определил сторону движения и потому с противником не сблизился.
   8. 03.05. в 10.45. в перископ обнаружил ТР в охранении двух СКР, но атаковать не сумел из-за неправильного маневрирования.
   Вывод: Боевую задачу ПЛ не выполнила. Действия командира неудовлетворительные…».
   14 сентября 1945 года в соответствии с приказом Наркома ВМФ Н.Г. Кузнецова №-01979 «…За халатное отношение к служебным обязанностям, систематическое пьянство и бытовую распущенность командира Краснознаменной подводной лодки С-13 Краснознаменной Бригады подводных лодок Краснознаменного Балтийского флота капитана 3 ранга Маринеско Александра Ивановича отстранить от занимаемой должности, снизить в воинском звании до старшего лейтенанта и зачислить в распоряжение Военного Совета этого же флота…». 18 октября А.И. Маринеско приказом командующего Балтийским флотом №-0708 назначен командиром тральщика Т-34, а 20 ноября 1945 года приказом №-02521 был уволен в запас.
   После войны в 1946-1949 годах А.И. Маринеско работал старшим помощником капитана на судах Балтийского государственного торгового пароходства «Сева» и «Ялта», списан на берег по ухудшению здоровья. В 1949-1950 годах работал заместителем директора Ленинградского НИИ переливания крови, но был осужден (по сфабрикованному обвинению) 14 декабря 1949 года на три года лишения свободы по статье 109 УК РСФСР (злоупотребление служебным положением) и Указу Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 года «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений». А.И. Маринеско вменили в вину хищение торфяных брикетов, присвоение принадлежащей институту кровати стоимостью 543 рубля и три прогула без уважительных причин, допущенные в ноябре 1949 года. Наказание Александр Иванович отбывал на рыбопромыслах в Находке, а с 8 февраля по 10 октября 1951 года – в Ванинском исправительно-трудовом лагере Дальстроя. 10 октября 1951 года Маринеско досрочно освобождён из мест лишения свободы, а на основании акта амнистии от 27 марта 1953 года судимость с него была снята. Через 25 лет, постановлением Президиума Ленинградского городского суда от 27 апреля 1988 года, приговор народного суда 2-го участка Смольнинского района города Ленинграда от 14 декабря 1949 года и определение судебной коллегии Ленинградского городского суда от 29 декабря 1949 года были отменены и дело в отношении А.И. Маринеско прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления. В 1960 году, когда на чаши весов беспристрастно были положены его заслуги и ошибки, А.И. Маринеско восстановили воинское звание «капитан III ранга» и увеличили пенсию. Друзья-подводники называли его Героем. 9 октября 1963 года в Кронштадте А.И. Маринеско, как лучшему из лучших, был вручен традиционный поросенок в знак призвания его прошлых побед.
   Вот что писал А.И. Маринеско незадолго до смерти: «После выступления писателя С. Смирнова живу как во сне. Удивляюсь, как я выдерживал все эти дни. Начиная с прошлой субботы – атаки школьников. Пионеры стояли в очереди и целыми отрядами, один за другим, входили ко мне в комнату. Жутко утомлялся, но отказать не мог».
   Во второй половине восьмидесятых годов в Лиепае на деньги моряков был поставлен памятник Александру Ивановичу. По распоряжению политуправления ВМФ фамилию Маринеско с памятника сорвали – ночью, по-воровски! Тогда-то газета «Известия» и ввязалась в двухлетнюю борьбу, не просто неравную – безнадежную, за имя легендарного подводника, за присвоение ему звания Героя. Против «Известий» обрушилось не только ГШ ВМФ, но и Главное политуправление армии, Министерство обороны СССР – лично Министр Обороны писал на «Известия» жалобу в ЦК КПСС.


   После окончания войны прошло более полувека, настала пора по достоинству оценить подвиг А.И. Маринеско. Мы должны, пусть с опозданием, прямо заявить, что в борьбе за Родину он проявил себя настоящим Героем. Всегда спокойный, уверенный, он был очень настойчив и исскусен в достижении своих целей. Все было в жизни этого непростого человека: и взлеты, и падения. Награды и забвение. И полтора года тюрьмы, и годы крайней бедности… Сколько лет он неприметно и тихо работал в разных коллективах, и никто не знал, какая у него была боевая, героическая биография. Он и умер от смертельно неизлечимой болезни всего в пятьдесят лет.
   Сегодня есть ему памятники, есть корабли его имени.
   Памятники А.И. Маринеско установлены в Калининграде,
   Кронштадте и Одессе, новый памятник должен появиться в Санкт-Петербурге к 100-летию со дня рождения Александра Ивановича. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 мая 1990 года Александру Ивановичу Маринеско присвоено (посмертно) звание Героя Советского Союза.
   Писать о нем трудно – так много событий вместилось в одну его жизнь, поэтому книга создавалась по правилу: «Нет большей жертвы, чем лишиться памяти».


   Создание книги «100 лет со дня рождения А.И. Маринеско» было бы невозможно без помощи сотрудников архивных, библиотечных и музейных учреждений: Российского государственного архива военно-морского флота, Российского государственного военного архива, Центрального военно-морского музея, музея истории Подводных Сил России им. А.И. Маринеско в Санкт-Петербурге, музея им. А.И. Маринеско школы №-105 г. Одессы. Я искренне благодарен дочери подводника-легенды Татьяне Маринеско и внучке командира подводной лодки С-13 Елене Маринеску, за предоставленные материалы и фотографии, опубликованные в настоящей книге.


   Владимир Бойко
   капитан I ранга
   ветеран-подводник ВМФ РФ

Действия подводных лодок Краснознаменного балтийского флота во Второй мировой войне

1941 год


   На Балтийском море коммуникации противника проходили в основном по двум трассам. Первая, протяженностью около 900 миль, связывала германские порты южного побережья Балтийского моря со шведскими портами. По ней перевозилась основная масса стратегического сырья. Из Швеции, Норвегии и Финляндии в Германию транспортировались лесоматериалы, до 80% всей ввозимой железной руды, никель, кобальт, медь и другие важные стратегические материалы. Германия поставляла в Швецию и Финляндию в основном уголь и кокс. Вторая трасса ответвлялась от первой у северной оконечности о. Рюген. По ней транспорты шли вдоль побережья и, пересекая Померанскую бухту, направлялись далее к порту Мемель. Общая протяженность трассы составляла около 600 миль. Важное значение имела также линия паромного сообщения между Германией и Швецией, проходившая западнее о. Борнхольм.
   Мелководность Балтики позволяла широко использовать минное оружие. Учитывая это, противник еще за несколько дней до начала войны в ряде районов моря выставил минные заграждения, а с началом боевых действий начал активно осуществлять постановки мин в Финском заливе. Этим он преследовал цель закрыть советским подводным лодкам выход в Балтийское море. В зимний период, когда на несколько месяцев залив замерзал, лодки не могли действовать из-за тяжелой ледовой обстановки. Серьезная минная опасность и сложные навигационные условия, особенно в районах шхерных фарватеров, в значительной мере осложняли действия подводных лодок Балтийского флота. Полагая, что ликвидация нашего флота на Балтике – дело нескольких недель, противник счел выгодным задержать развертывание морских перевозок, с тем чтобы интенсифицировать их в последующем в более выгодных для себя условиях. В результате этого шага вероятность встречи подводных лодок с неприятельскими кораблями и судами стала незначительной.

   Состав соединений подводных лодок КБФ (на 22 июня 1941 г.)

   Подводные силы Балтийского флота были сведены в две боевые и одну учебную бригады и один отдельный учебный дивизион. 1-я Бригада (командир бригады Герой Советского Союза капитан 1 ранга Н.П. Египко, начальник штаба капитан 2 ранга Л.А. Курников) имела в своем составе 23 подводные лодки. 2-я Бригада (командир капитан 2 ранга А.Е. Орел, начальник штаба капитан 1 ранга Н.С. Ивановский) состояла из 19 подводных лодок. В Учебной бригаде (командир капитан 1 ранга А.Т. Заостровцев) насчитывалось 15 подводных лодок (около 30 подводных лодок было в постройке). В Отдельном учебном дивизионе (командир капитан 2 ранга Н.Э. Эйхбаум) было 10 подводных лодок.
   Развертывание подводных лодок для борьбы с кораблями и судами противника началось в первый же день войны, а к 25 июня на вражеских коммуникациях находилось уже 15 подводных лодок. Основные районы для действий подводных лодок были назначены в Балтийском море, некоторые лодки развертывались в Финском заливе. Был выбран позиционный метод использования подводных лодок. Отдельные позиции имели довольно большие размеры. В первоначальном варианте коммуникации к западу от о. Борнхольм, у банки Штольпе, к востоку от о. Эланд, остались вне зоны действий наших подводных лодок, однако уже в июле в нарезку позиций были внесены необходимые изменения.


   Первой боевого успеха на Балтике добилась подводная лодка С-11 (командир капитан-лейтенант А.М. Середа, на борту командир дивизиона капитан 3 ранга И.Н. Тузов), которая 19 июля 1941 года торпедировала и потопила в районе Паланги вражеский сетепрорыватель №-11. 10 августа в том же районе подводная лодка С-4 (командир капитан-лейтенант Д.С. Абросимов) потопила танкер противника «Kaiy».
   После захвата противником Либавы, Риги, Таллинна и выхода его частей на южное побережье Финского залива подводные лодки стали базироваться на Ленинград и Кронштадт. Теперь, чтобы выйти на основные морские коммуникации в Балтийском море, им надо было пройти узкий и мелководный Финский залив, контролируемый неприятельскими береговыми наблюдательными постами и корабельными дозорами. Наши подводные силы понесли потери, многие подводные лодки получили серьезные повреждения и стали на ремонт, число боевых выходов резко сократилось. С 28 августа 1941 года в действиях подводных лодок наступил перерыв.
   Противник не ослаблял усилий в своем стремлении прорваться к Ленинграду. Для ускорения продвижения на восток ему нужно было новое пополнение, требовалось усиленное снабжение войск оружием, боеприпасами, продовольствием. Ограниченные возможности шоссейных и железных дорог Прибалтики сдерживали решение этой задачи, и в сентябре враг активизировал морские перевозки. Еще более актуальной стала задача поиска и уничтожения вражеских судов в Балтийском море. Для улучшения управления боевой деятельностью подводных лодок все они были объединены в одну бригаду, состоявшую из семи дивизионов. Командиром бригады был назначен Герой Советского Союза капитан 1 ранга Н.П. Египко (вскоре его сменил Герой Советского Союза капитан 2 ранга А.В. Трипольский, а в марте 1942 года командиром бригады стал капитан 1 ранга А.М. Стеценко). Нарезка районов боевых действий подводных лодок была изменена: упразднены позиции в Финском заливе, уменьшено число позиций в Рижском заливе (оставлена одна позиция), в Балтийском море вместо 12 позиций стало семь. Размеры позиций были увеличены, что приблизило действия подводных лодок к методу крейсерства в ограниченных районах.
   На втором этапе боевых действий было решено направить в Балтийское море четыре подводные лодки: Щ-320, Щ-322, Щ-323, С-8. Первой 20 сентября вышла Щ-320 (командир капитан-лейтенант И.М. Вишневский). Она должна была определить возможность форсирования Финского залива и, решив эту задачу, действовать в Данцигской бухте. Выйдя в Балтийское море, Щ-320 донесла об этом по радио в штаб. Однако радиограмма не была принята, и остальные подводные лодки вышли в море только через две недели. За это время Щ-320 успела потопить транспорт «Holland» (990 брт).
   Из трех подводных лодок в район боевых действий удалось дойти лишь Щ-323, подводные лодки Щ-322 и С-8 погибли, подорвавшись на минах в Финском заливе. 10 ноября после месячного пребывания в море Щ-323 благополучно вернулась в Кронштадт. За успешные боевые действия Президиум Верховного Совета СССР наградил подводную лодку Щ-323 орденом Красного Знамени.
   Для минных постановок на Балтийском флоте в начале войны могли быть использованы лишь три подводные лодки: Л-3, «Калев» и «Лембит». Подводные лодки Л-1 и Л-2 находились в капитальном ремонте. В ноябре 1941 года Л-1 затонула на Неве от повреждений, полученных при артиллерийском обстреле Ленинграда. Подводные лодки «Калев» и «Лембит» могли ставить только мины «Motala» английского производства.
   Подводная лодка Л-3 (командир капитан 3 ранга П.Д. Грищенко) вышла в море в первый же день войны. Вначале ей была поставлена задача нести дозор в районе маяка Стейнорт. Однако 26 июня она получила по радио приказание перейти в район Мемеля для постановки мин. Прибыв в назначенный район, командир подводной лодки обнаружил транспорт, следовавший из Мемеля, и вскоре еще один, шедший навстречу первому. Движение транспортов свидетельствовало о наличии фарватера, которым пользовались суда противника, а место постановки мин, указанное в радиограмме, находилось в стороне от него. Выполняя боевой приказ, командир лодки поставил мины в указанном ему месте. В довоенные годы минные постановки предполагалось производить централизованно, по заранее составленным планам. Однако опыт Л-3 убедительно показал, что это не всегда целесообразно.
   В июле 1941 года Л-3 вышла на минную постановку в район Данцигской бухты. С прибытием в район Л-3 в течение двух суток вела разведку района. 19 июля в 08.00 были обнаружены два тральщика противника, осуществляшие контрольное траление. После ухода тральщиков Л-3 выставила на протраленном фарватере минное заграждение, после чего отошла в сторону. В 19.00, когда подводная лодка находилась в семи милях от района минной постановки, в отсеках услышали сильный взрыв. В направлении поставленных мин в перископ был виден столб черного дыма. Спустя час после взрыва в том же направлении были слышны взрывы глубинных бомб: противник решил, что в районе фарватера действует советская подводная лодка. Второй поход Л-3 подтвердил целесообразность предоставления командирам подводных лодок инициативы в выборе мест постановки мин. В октябре-ноябре на минах, поставленных Л-3, подорвались транспорты противника «Henni», «Polluks», «Egeray» и траулер «Gunter».


   В августе 1941 года в поход вышла подводная лодка «Лембит» (командир капитан-лейтенант В.А. Полещук), которая должна была поставить мины в южной части Балтийского моря. Прибыв в назначенный район, командир произвел разведку к западу от о. Борнхольм и, воспользовавшись предоставленным ему правом, поставил мины на выявленных путях движения транспортов противника. Было выставлено пять минных банок с интервалом 8-12 кабельтов, по четыре мины в каждой банке. На минах, поставленных подводной лодкой, подорвались три судна: транспорт с 9 000 тонн железной руды, учебное судно «Deutchland» и морской железнодорожный паром «Shtarke».
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →